Войны после окончания холодной войны влияние россии в мире – Холодная война — Википедия

Характеристика международных отношений после окончания холодной войны

Сурова Екатерина Александровна,Студентка НГУ  им. П.Ф. Лесгафта, Санкт-Петербург, E-mail: [email protected]Россия, Санкт-Петербург

Аннотация

В данной статье рассмотрено влияние «Холодной войны» на характеристику международных отношений. Проведен анализ и выведена специфика, причины, а также данного события, что позволило сделать более точные выводы по данной теме.  Описано влияние данного события на геополитическую карту мира. Выявлена и обоснована необходимость поисков компромиссов между странами во избежание нарастания конфронтации.

 Ключевые слова:  война, «холодная война», конфронтация, характеристика международных отношений

Характеристика международных отношений после окончания холодной войны

Введение

История человечества – это во многом история войн. Войны были «спутниками» человечества на протяжении тысячелетий с древнейших времен до современности. Были войны за обладание новыми территориями, за рынки сбыта и сферы влияний, за мировое господство и во имя достижений других целей.

Окончание любой войны меняет как политическую картину мира, так и характеристику международных отношений.

В любом военном конфликте есть победители, есть проигравшие. Главы государств стоят перед решением больших проблем, исход которых неизбежно предопределит картину международных отношений на долгие годы. Однако проигравшим странам не предоставляется возможность выбирать политический курс послевоенного времени, и их мнение не учитывается. Решающее влияние оказывают страны-победители, и «холодная война» не стала исключением.  Каким же образом решения сверхдержав могут повлиять на развитие международных отношений?

«Холодная война»: своеобразие, причины, итоги.

«Холодная война» - это глобальная политическая, экономическая, военная, и информационная конфронтация между СССР и его союзниками с одной стороны, и США и его союзниками с другой, длившаяся с 1946 по 1992 годы. Специфика данного противостояния заключается в том, что между странами не существовало открытых столкновений с применением оружия. Также необходимо отметить еще один важный аспект уникальности этой войны, который выражается в том, что победителем стало только одно государство. Это довольно опасно, так как США стали единственным мировым лидером, и им  не приходится учитывать мнения других стран.     

Можно утверждать, что в «холодной войне» нет победителей, потому что, если одна страна берет на себя право вершить судьбы других государств, это приводит к негативным последствиям: возникнет  риск развязывания нового конфликта. Необходимо понимать и учитывать национальную специфику, исторический опыт стран, которые могут быть не готовы к переменам или смене режима.

Данная проблема  актуальна, так как многие ученые и политики в последнее время говорят о возрождении «холодной войны», и с этим нельзя не согласиться. Расширение НАТО на Восток, размещение ПРОв Восточной Европе, санкции Евросоюза против России.  Эти факты  говорят о нарастании конфронтации в мире.

Как ранее было сказано, «холодная война» - это период времени, когда между двух сверхдержав было противостояние и оба государства не вели оружейной войны. Казалось бы между странами поддерживались дипломатические отношения, и иногда пики конфронтации спадали, но между тем постоянно велась тихая борьба  во всех сферах и направлениях.

Политика данного противостояния охватывала не только территории государств, между которыми были противоречия, но также и те страны, чьей поддержкой пытались заручиться лидеры держав. США поддерживали все страны Западной Европы, когда СССР поддерживали страны Восточной Европы и  большинство стран  Азии, Африки и Латинской Америки. По сути, в период «холодной войны» мир разделился на два конфронтационных лагеря.

Во избежание  открытых столкновений «холодная война» проходила на чужой территории. При накале обстановки обе страны устанавливали ракеты дальнего действия в странах, соседствующих с врагом. Для США это была Турция и страны Западной Европы, когда для СССР это были страны Латинской Америки. Причем военные действия проходили тогда, когда решат государства-победители, а не страны, на чьих территориях будут проходить столкновения. Существует точка зрения профессора политических наук Дэвида Лэйка: «Сверхдержавы обладают глобальной военной мощью. Они способны распространять свое влияние во всем мире, и, как результат, могут вторгаться в любое региональное образование, когда это будет в их интересах» [1, с. 61-62]

Наибольшее обострение обстановки вызвали конфликты «холодной войны», в частности Карибский кризис. Именно он стал катализатором ухудшения ситуации.  Мир  реально находился на грани ядерной войны, которую к огромному счастью удалось предотвратить и разрядить обстановку благодаря способности Н.С. Хрущева и Д. Кеннеди прийти к компромиссу, осознавая всю опасность и ужас надвигающейся угрозы. Эта разрядка повлекла за собой возникновение множества антивоенных движений, которые призывали к ограничению гонки вооружений и усилению роли общества в принятии политических решений.

Постоянная гонка  была  частью «холодной войны».  Во-первых, была гонка вооружений. Обе страны разрабатывали различные виды оружия: новую военную технику, оружие  (в большей части массового поражения), ракеты, шпионскую технику, используя все это при проведении военных действий на территориях других государств, тем самым демонстрируя свое превосходство в той или иной области инженерной мысли. Во-вторых, шла пропагандистская борьба по телевидению и в других СМИ, беспрерывно велась ожесточённая пропаганда против противника. Гонка была и не только в военной сфере, но и в науке, культуре и спорте. Каждая страна стремилась обогнать другую.

Влияние «холодной войны» на изменение политической картины мира.

В чем причины победы Запада? Политологи считают, что дело не только в крахе Организации Варшавского договора и СССР. Задолго до этого, в 80-е гг. ХХ века Запад ощутил новый подъем – экономический, идейный, моральный. СССР начал явно отставать, привлекательность его общественной модели ослабела.

Збигнев  Бжезинский  выделяет четыре фактора, которые обеспечили победу США и ее союзников в «холодной войне» и нынешнее ее доминирование в мире. Это: военная мощь, экономическое могущество, научно-технологическое лидерство и привлекательность массовой культуры Запада (особенно среди молодежи). [2, c. 200]

Система биполярного мира была разрушена окончанием «холодной войны», в 1992 году. Западом  были обретены исключительно благоприятные результаты – прежний противник сдал свои позиции в его пользу, давая ему возможность политической и экономической гегемонии в современном мире.

Главным  итогом «холодной войны» стало формирование мировой системы, в которой Запад и, прежде всего США, претендуют на глобальное господство в политической, экономической и культурной сфере. Гегемония Запада насаждается при помощи широкого набора инструментов, среди которых: экономическое и военное давление, подкуп элит других государств, информационно-психологическая война. Россия, как и многие другие страны, которые еще претендуют на самостоятельную роль в глобальной политике и экономике, и на свое особое место в мировой истории, сталкиваются со все большей угрозой потери собственного суверенитета, а также права на свою культуру и свой образ жизни.

Фактически, в этой конфронтации не было победителей, так как отсутствовало открытое  противостояние, однако США взяли на себя право объявить себя страной-победителем, тем самым определяя ход мировой политики.

Итоги этого события противоречивы. С одной стороны, после развала СССР Россия занимает его место во всех международных организациях, но   происходит развал социалистического лагеря. Согласно этому, Россия – проигравшая страна, так как СССР прекратил свое существование, в то время, как США сохранили свою целостность.

С другой стороны, если мы будем говорить об итогах для обоих государств, то ни США, ни СССР данное противостояние не принесло никакой пользы. Несмотря на большой потенциал этих держав, они так и не смогли направить его в мирное русло, что было бы более плодотворно как для внутреннего развития государств, так и для укрепления связей во всем мировом сообществе.

Условия мирных договоров, которые закрепляли господство в послевоенном мире Западных демократий (Англии и США), не могли не вызвать глубокого кризиса и роста реваншистских настроений в побеждённых странах. Это способствовало приходу к власти в Германии радикально настроенных политических сил. Территориальные изменения в Европе (особенно для Германии) провоцировали территориальные споры и стремлению пересмотра границ, что во многом и спровоцировало начало новой крупной войны в Европе, охватившей весь мир.

Необходимо учитывать и тот факт, что война приносит огромные доходы. Так, например, проводя политику ленд-лиза, в Первую мировую войну Америка превратилась из должника Европы в ее кредитора и нажила на крови народов 35 млрд долларов. За шесть лет Второй мировой войны прибыли американских корпораций достигли 116,8 млрд долларов. Не считаясь ни с чем, они усиленно рвутся к этой «прибыльной вещи» и теперь, тем более, что им еще не довелось по-настоящему испытать на себе разрушительные последствия современной войны.

БританскийпрофессорГэриШеффилдговорил: «Перваямироваявойна – ключевоесобытиеXXстолетия, из которого все последовало». Это действительно так, потому что политику реваншизма проводили многие страны, которые однажды проиграли в войне, и Германия не была исключением. Постепенно восстановив территории, расширив военно-промышленный комплекс, разработав новые виды и модели оружия, Германия втянула весь мир во Вторую мировую войну.

Профессормеждународнойполитикиистратегическихисследований, КолинГрейговорил: « Итоги войны изменили общества и принудили их к смене режимов, нанося и стирая государства с геополитической карты, и запуская долгий глобальный процесс деколонизации» [4, c. 124]

Нельзя не согласиться с мнением Колина Грея, так как после Второй мировой войны мир был подвергнут очередному переделу стран-победителей по правилам новой системы международных отношений - Ялтинско-Потсдамской. Германия была поделена на зоны влияния и не существовала как самостоятельная единица. Шла активная пропаганда политических режимов. Страны, заинтересованные в союзниках делали все, чтобы расширить свою сферу влияния. Образовавшийся биполярный мир и нарастающее противостояние СССР и США, повлеки за собой ряд вопросов по созданию международных организации, например ООН (1945г). 

Кроме того, как указывал английский военный теоретик Лиддел Гарт, «нередко после окончания войны, когда устранена противостоящая сила, исчезают препятствия и для противоречий во взглядах и интересах бывших союзников. Очень часто разногласия становятся настолько острыми, что дружба, которая была необходима во время общей опасности, превращается во вражду после устранения этой опасности так, что союзники в одной войне легко становятся врагами в другой». [6, c. 270]. Данную точку зрения доказывает тот факт, что после окончания Второй мировой войны, подавления агрессора, СССР и США не нуждались больше в союзничестве, тем самым начав соперничество за мировое господство.

Как нам известно, США объявили себя победителями в «холодной войне», решая самостоятельно, что им делать, и какой политический курс выбирать, включая интервенции в другие страны под предлогом распространения демократии и ее защиты.

Рассмотрим теперь эту проблему через сирийско-ливийский вопрос. Правительство Америки под предлогом распространения демократических режимов вместо, как они считали, диктатуры, развязали гражданскую войну в Сирии и Ливии. Логичным исходом военных действий становится увеличение числа беженцев, которые вынуждены покинуть свои жилища, иммигрируя в Европу. Евросоюз вынужден решать проблемы граждан третьего мира, закрывая глаза на то, что военные действия начались из-за американского вмешательства.

Джордж ФорестКеннан отмечал: «Пути, которыми народы достигают достойного и просвещенного государственного строя, представляют собою глубочайшие и интимнейшие процессы национальной жизни. Иностранцам эти пути часто непонятны, и иностранное вмешательство в эти процессы не может принести ничего, кроме вреда». [3]

Однако, установление власти исламистов в Сирии не соответствует ни интересам Евросоюза во главе с США, ни интересам России. Анализируя развитие событий в Ливии и учитывая усиление разногласий в вопросах ПРО, Россия заявила, что ни под каким видом не допустит повторения ливийского беспредела, когда Североатлантический альянс инициировал бомбежку страны в течение нескольких месяцев.

Я считаю, что данный вооруженный конфликт исключен по ряду причин. Во-первых, это взбудоражит общественность не только воюющих государств, но и стран, которые не принимают участия в столкновении. Это усугубит ситуацию, порождая новые противоречия и коалиции. Также, данная региональная конфронтация перерастет в военные действия глобального масштаба, что повлечет за собой невосполнимые потери.

Подводя черту, я хочу сказать, что США не стремятся рассмотреть Россию как своего стратегического партнёра. Исходя из объективного положения как США, так и России в мировой экономике и политике,  можно сказать, что Россия не претендует на занятие позиций США на международной арене, но сохраняя свой "вес" в мировом сообществе, имея и свои глобальные интересы. РФ в какой-то мере препятствует реализации американской внешней политики, выступает неким противовесом, в котором так нуждается современное мировое сообщество.

XX век породил новый тип войн - мировые, в которых участвовали десятки стран и десятки миллионов людей.  За последние 50 лет на нашей планете вспыхнуло более 200 войн и вооруженных конфликтов.  XXвек с его двумя разрушительными и кровопролитными войнами привел человечество к мысли о принципиальной невозможности ведения войны в современную эпоху.

В таком исходе противостояния виноваты все страны, так как политические лидеры не сумели найти должных компромиссов между собой.  ГэриШеффилдсказал: «Неостаетсяникакихсомнений, чтоВтораямироваявойнасделалаXXвекопределеннополитизированнымивоенизированным, иответственностьзато, чтопроисходилопоследующие 80 летсправедливобывзыскать именно с этой войны». [5, c. 221]

Действительно, за 80 лет прошли еще две войны: Вторая мировая война и «холодная война», и ученые вновь говорят о возрождении конфронтации двух сверхдержав, так как в наше время ведется активная санкционная политика против России, тем самым США пытаются ослабить наш потенциал,если не с военной точки зрения, то с экономической.

Таким образом, в современном мире могут выжить лишь те нации, которые ведут войну, а не готовятся к ней, так как война уже идет, война смыслов, война идеологий. И в этой войне основным средством спасения является борьба нации за сохранение своих ценностей и святынь.

Хочется верить, что, после стольких кровопролитных и масштабных войн, человечество одумается, прежде чем ставить под угрозу весь мир, ведь государства обладают огромным комплексом оружия, применение которого может привести к необратимым последствиям.

Библиографический список

1. [1] David A.Lake, Patrick M. Morgan «Regional Orders: Building a security in a new World»,-p.61-62

2. З.Бзежинский, Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 2010.-256 с.

3.Джордж Ф. Кеннан: Америка и русское будущее [Электронный ресурс].-Режим доступа: http://www.istpravda.ru/digest/3016/ (дата обращения: 16.04.2013)

4. Colin S. Gray War, Peace and International Relations.  2007.- p. 124

5.Dr. Gary Sheffield , Forgotten Victory: The First World War: Myths and Realities. Review, 2002. -p. 221

6.Liddell Hart, The strategy Of Indirect Approach, Meridian/Plume, 1991.- 448

 

journalpro.ru

4. Последствия «Холодной войны»

«Холодная война» будучи по преимуществу явлением мировой политики, тем не менее серьезно повлияла и на внутреннюю жизнь. Черно-белое видение мира порождало чувство настороженности по отношению к внешнему миру и создавало тягу к искусственной внутренней сплоченности перед лицом внешнего врага. Инакомыслие стало рассматриваться как подрывная деятельности. В США это породило в итоге массовые нарушения гражданских прав и свобод, а в СССР - способствовало укреплению тоталитарных черт режима. Вместе с тем в странах Запада «холодная война» стала стимулом для завершения социальных реформ с целью создания «государства благоденствия» - оно рассматривалось как барьер для проникновения идей коммунизма.

«Холодная война» заставила направить колоссальные средства на вооружение, лучшие инженеры и рабочие трудились над все новыми системами оружия, каждая из которых обесценивала предыдущую. Но эта гонка породила и невиданные научные открытия. Она стимулировала развитие ядерной физики и космических исследований, создала условия для мощного роста электроники и создания уникальных материалов. Гонка вооружений в конечном счете обескровила советскую экономику и снизила конкурентоспособность американской экономики. Вместе с тем советско-американское соперничество благоприятно сказалось на восстановлении экономических и политических позиций Западной Германии и Японии, ставших передовой линией борьбы с коммунизмом для США. Соперничество СССР и США облегчило народам колониальных и зависимых стран борьбу за независимость, но и превратило этот зарождающийся «третий мир» в арену бесконечных региональных и локальных конфликтов за сферы влияния.

Иначе говоря, «холодная война» оказала глубокое и многогранное воздействие на послевоенную мировую историю. Это воздействие трудно переоценить. Но можно ли было избежать «холодной войны»?

Ее возникновение во многом связано с особенностями итогов Второй мировой войны. Она привела к тому, что в мире остались только две державы, мощь которых оказалась достаточной для начала и длительного ведения глобального соперничества. Остальные великие державы в силу разных причин оказались неспособны к этому. СССР и США в этом смысле стали не просто великими державами, а сверхдержавами. Эта биполярность, двухполюсность мира, таким образом, стала итогом войны, а она не могла не породить соперничества. Участие же в этом соперничестве не просто разных государств по их историческому опыту, географическому положению, экономическому, социальному и политическому строю, но и разных мировоззрений не могло не придать ему особо острые формы, формы идеологического конфликта, напоминающего религиозные войны в средние века.

Так что трудно себе представить ситуацию, когда можно было бы избежать «холодной войны».

Заключение

Рассмотрев причины «холодной войны», ход ее событий и итоги, я достигла поставленных мной целей и задач.

Анализируя события, послужившие прологом "холодной войны", для себя я выяснила причины биополярности и нарастание конфронтации между Советским Союзом и Соединёнными Штатами.

Дипломатическая история создания и использования атомного оружия, если брать её в контексте межсоюзнических отношений, являлась прелюдией к длительному противостоянию двух держав, оказавшихся во власти стран перед взаимным истреблением и обнаруживших средства борьбы с ним в накоплении сверх всяких разумных пределов запасов оружия массового поражения.

Биполярность, которая является главной характеристикой «холодной войны» возникла не только из-за того, что Европа была обескровлена войной, а СССР и США были наиболее мощными державами, но и из-за того ядерного оружия. То есть технология в первый раз радикально вмешивалась в ход истории. На мой взгляд, если бы не появилась атомная бомба, «холодной войны» могло и не быть.

Атомная бомба давала уверенность Соединённым Штатам. СССР же до 1949 года проводил в политике мероприятия, в которых наблюдались две линии:

  1. сосредоточивались усилия на создании советского атомного оружия, ликвидировать монополию США.

  2. другая линия партийно-государственного аппарата СССР в вопросе ядерного оружия носила пропагандистский характер. Не обладая ядерным оружием СССР начал вести пропаганду против применения этого смертельного оружия. Но после 1949 года ситуация изменилась, Сталин стал рассматривать атомную бомбу, как главное оружие в возможной третьей мировой войне.

Речь У. Черчилля в Фултоне, «доктрина Трумэна», а в последствие и «план Маршалла», свидетельствуют о том, что политика Запада была направлена на конфронтацию с СССР. Черчилль заявил о создании претендующего на мировое господство англо-американского военного союза.

«Доктрина Трумэна» была создана для реализации гегемонистских планов США. Внимание к Турции и Греции объяснялось их важным стратегическим положением у границ СССР. США стремились к созданию здесь своих военных баз. Одновременно Белый дом приобретал опыт в делах навязывания европейским государством антисоветской позиции в обмен на предоставление американской экономической помощи.

Основной целью «плана Маршалла» была стабилизация социально-политической ситуации в Западной Европе, вовлечение Западной Германии в западный блок и уменьшение советского влияния в Восточной Европе. Сам «план Маршалла» и резко отрицательная реакция на этот план со стороны СССР были важным шагом на пути к расколу Европы, на противостояние социально-политические коалиции, и затем этот раскол уже был оформлен и в военно-политические блока, таким образом, всё более отчётливо приобретала свои очертания биполярность.

Психологическая атмосфера, создавшаяся в результате берлинского кризиса, послужила созданию западного альянса направленного против СССР. В мае 1949 года была принята конституция сепаратного западногерманского государства – Федеративной Республики Германии. В ответ СССР в октябре 1949 года создал в своей зоне второе государство – Германскую Демократическую Республику. Два враждебных блока противостояли друг другу на одном континенте; каждой из этих двух сил принадлежала теперь одна из частей побеждённой Германии.

Берлинский кризис был в целом неудачной политикой СССР воспрепятствовать осуществлению сепаратных действий западных держав в германском вопросе. Конечно, те меры, которые летом 1948 года были приняты СССР, создала очень опасную ситуацию в центре Европы. Но тогдашнее руководство СССР рассматривало эти меры как оборонительные.

Восточная Европа была основным полем, на котором шла «холодная война», которая была результатом не какого-то решения, а результатом дилеммы, перед которой оказались стороны. Каждая сторона испытывала неодолимое желание проводить именно ту политику, которую другая никак не могла рассматривать иначе, как угрозу принципам установленного мира. Затем каждая сторона почувствовала потребность предпринять оборонительные меры. Так, русские не видели другого выбора, кроме укрепления своей безопасности в Восточной Европе. Американцы, считавшие, что это всего лишь предлог и первый шаг по направлению к Западной Европе, прореагировали заявлением о своих интересах в зоне, которую русские полагали очень важной для своей безопасности. Русские пришли к заключению, что Запад возобновляет свой прежние курс на создание кольца капиталистических государств вокруг России, на землях, являющихся, как показал многовековой опыт важнейших для выживания России. Каждая сторона страстно верила, что будущая международная стабильность зависит от успеха её собственной концепции мирового порядка. Каждая сторона, преследуя свои собственные, чётко обозначенные для неё принципы, лишь подогревала страх другой стороны.

Я, автор данной работы, поняла, что холодная война в тот период была неизбежна не только в силу геополитических и идеологических факторов, но и в связи с тем, что менталитет лидеров того времени в США и в СССР не был готов воспринять те реальности послевоенного мира, с которым столкнулись две державы. И именно эта неготовность принять реальности послевоенного периода и адаптироваться к ним обусловила ту форму острой и жёсткой военно-политической конфронтации, которую приняла «холодная война».

Итак, я выяснила, что причинами «холодной войны» являлось:

  1. существование двух сверхдержав;

  2. борьба за раздел мира между ними;

  3. наличие атомного оружия.

Существование двух центров силы инициировало одновременно два глобальных процесса: борьбу сверхдержав за раздел мира на сферы влияния и стремление всех прочих стран, за редким исключением, самим присоединиться к одной из сверхдержав, использовать её экономическое и политическое могущество для обеспечения собственных интересов.

Результатом этого явилось неизбежное формирование биполярной геополитической системы, в основе которой лежал непреодолимый антагонизм между сверхдержавами. Подобный антагонизм предполагает использование силы, в том числе военной. Но в случае советско-американского противостояния мощным сдерживающим фактором с самого начала стало атомное оружие.

Чем больше я размышляю о «Холодной войне», тем более бессмысленными кажутся мне попытки оценить степень виновности сторон. Вторая мировая война привела международное сообщество в страшный хаос. В условиях, когда страны были разгромлены, европейские союзники истощены, колониальные империи пребывали в волнении и процессе распада, в мировой властной структуре появились зияющие дыры. Война оставила только два государства – Америку и Советскую Россию – в состоянии политического, идеологического и военного динамизма, сделав их способными заполнить этот вакуум. Более того, оба эти государства были основаны на противоположных, антагонистических идеях. Ни одно из них в точности не знало, что намерено предпринять другое. Именно по этому Трумэн не собирался делиться секретами создания атомной бомбы, а наоборот хотел использовать атомную монополию в целях влияния на СССР. Советский Союз во главе со Сталиным, выйдя из войны победителем, не хотел мириться с ролью второстепенной державы, Сталин хотел заставить США считаться с кем, с этой целью был затеян берлинский кризис. И все последующие события, послужившие прологом «холодной войны», и с той, и с другой стороны возникали как реакция самозащиты. В сложившейся ситуации никому из нас не следует удивляться полученным результатам. По настоящему удивительному для меня было бы то, если бы никакой «холодной войны» не возникло.

studfiles.net

Причины, Истоки и Суть Кратко, Даты, Ход Событий, Развитие и Этапы Конфликты, Окончание, Последствия и Итоги

29.04.2019

Война невероятна,
мир невозможен.
Реймон Арон

Современные взаимоотношения России с коллективным Западом трудно назвать конструктивными или тем более партнерскими. Взаимные обвинения, громкие заявления, нарастающее бряцанье оружием и яростный накал пропаганды – все это создает стойкое впечатление дежавю. Все это когда-то было и повторяется сейчас — но уже в виде фарса. Сегодня новостная лента словно возвращает в прошлое, во времена эпического противостояния двух могущественных супердержав: СССР и США, длившегося более полстолетия и неоднократно приводившего человечество на грань глобального военного конфликта. В истории эта многолетняя конфронтация получила название «холодной войны». Ее началом историки считают знаменитую речь британского премьер-министра (на тот момент уже бывшего) Черчилля, произнесенную в Фултоне в марте 1946 года.

Эпоха холодной войны длилась с 1946 по 1989 год и закончилась тем, что нынешний российский президент Путин назвал «самой большой геополитической катастрофой XX века», — Советский Союз исчез с карты мира, а вместе с ним канула в Лету и вся коммунистическая система. Противостояние двух систем не было войной в прямом смысле этого слова, явного столкновения между вооруженными силами двух сверхдержав удалось избежать, но многочисленные военные конфликты холодной войны, которые она породила в разных регионах планеты, унесли миллионы человеческих жизней.

Во времена холодной войны борьба между СССР и США велась не только в военной или политической сфере. Не менее острой была конкуренция и в экономической, научной, культурной и других областях. Но главной все же была идеология: суть холодной войны – это острейшее противостояние двух моделей государственного строя: коммунистической и капиталистической.

Кстати, сам термин «холодная война» ввел в оборот культовый писатель XX века Джордж Оруэлл. Он употребил его еще до начала самого противостояния в своей статье «Ты и атомная бомба». Статья увидела свет в 1945 году. Сам Оруэлл в молодости был ярым приверженцем коммунистической идеологии, но в зрелые годы он полностью разочаровался в ней, поэтому, наверное, он лучше многих разбирался в вопросе. Официально термин «холодная война» впервые употребили американцы двумя годами позже.

В холодной войне принимали участие не только Советский Союз и Соединенные Штаты. Это было глобальное состязание, в которое были вовлечены десятки стран по всему миру. Некоторые из них были ближайшими союзниками (или сателлитами) супердержав, а другие оказались втянутыми в противостояние случайно, иногда даже помимо их воли. Логика процессов требовала от сторон конфликта создание собственных зон влияния в разных регионах мира. Иногда их закрепляли с помощью военно-политических блоков, главными союзами Холодной войны стали НАТО и Организация Варшавского договора. На их периферии, в переделе сфер влияния и происходили основные военные конфликты Холодной войны.

Описываемый исторический период неразрывно связан с созданием и развитием ядерного оружия. Главным образом именно наличие у противников этого мощнейшего средства сдерживания не позволило конфликту перейти в горячую фазу. Холодная война между СССР и США породила неслыханную гонку вооружений: уже в 70-е годы противники имели столько ядерных боеголовок, что их хватило бы несколько раз уничтожить весь земной шар. И это не считая огромных арсеналов обычных вооружений.

На протяжении десятилетий противостояния были как периоды нормализации отношений между США и СССР (разрядка), так и времена жесткой конфронтации. Кризисы холодной войны несколько раз приводили мир на грань глобальной катастрофы. Самым известным из них является Карибский кризис, который произошел в 1962 году.

Окончание холодной войны было стремительным и для многих неожиданным. Советский Союз проиграл экономическую гонку со странами Запада. Отставание было заметным уже в конце 60-х годов, а к 80-м ситуация стала катастрофической. Мощнейший удар по народному хозяйству СССР нанесло падение цен на нефть.

В середине 80-х советскому руководству стало понятно, что в стране нужно что-то немедленно менять, иначе наступит катастрофа. Прекращение холодной войны и гонки вооружений были для СССР жизненно необходимы. Но перестройка, затеянная Горбачевым, привела к демонтажу всего государственного устройства СССР, а затем и к распаду социалистического государства. Причем США, похоже, даже не ожидали такой развязки: еще в 1990 году американские эксперты-советологи подготавливали для своего руководства прогноз развития советской экономики до 2000 года.

В конце 1989 года Горбачев и Буш во время саммита на острове Мальта официально объявили о том, что мировая холодная война окончена.

Тема холодной войны сегодня очень популярна в российских СМИ. Говоря о нынешнем внешнеполитическом кризисе, комментаторы нередко используют термин «новая холодная война». Так ли это? В чем схожесть и отличие нынешней ситуации и событий сорокалетней давности?

Холодная война: причины и предпосылки

Окончание Второй мировой войны подарило миру новую геополитическую реальность. И она не выглядела успокаивающей. Было очевидно, что начало нового конфликта, теперь уже между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, – вопрос времени.

После войны Советский Союз и Германия лежали в руинах, в ходе боевых действий сильно досталось и Восточной Европе. Экономика Старого Света находилась в упадке.

Напротив, территория США в ходе войны практически не пострадала , а человеческие потери Соединенных Штатов не шли ни в какое сравнение с Советским Союзом или восточноевропейскими странами. Еще до начала войны США превратились в ведущую мировую индустриальную державу мира, а военные поставки союзникам еще более усилили американскую экономику. К 1945 году Америке удалось создать новое оружие неслыханной мощи – ядерную бомбу. Все вышеперечисленное позволяло США уверенно рассчитывать на роль нового гегемона в послевоенном мире. Однако вскоре стало понятно, что на пути к планетарному лидерству у Соединенных Штатов появился новый опасный соперник – Советский Союз.

СССР практически в одиночку разбил сильнейшую сухопутную германскую армию, но заплатил за это колоссальную цену – миллионы советских граждан погибли на фронте или в оккупации, десятки тысяч городов и деревень лежали в руинах. Несмотря на это, Красная армия заняла всю территорию Восточной Европы, включая большую часть Германии. В 1945 году СССР, без сомнения, располагал сильнейшими вооруженными силами на европейском континенте. Не менее сильны были позиции Советского Союза и в Азии. Буквально через несколько лет после окончания Второй мировой войны к власти в Китае пришли коммунисты, что сделало это огромную страну союзником СССР в регионе.

Коммунистическое руководство СССР никогда не отказывалось от планов дальнейшей экспансии и распространения своей идеологии на новые регионы планеты. Можно сказать, что на протяжении практически всей своей истории внешняя политика СССР была довольно жесткой и агрессивной. В 1945 году для продвижения коммунистической идеологии в новые страны сложились особенно благоприятные условия.

Следует понимать, что Советский Союз был малопонятен большинству американских, да и вообще западных политиков. Страна, где нет частной собственности и рыночных отношений, взрывают церкви, а общество находится под полным контролем спецслужб и партии, казалась им какой-то параллельной реальностью. Даже гитлеровская Германия была в чем-то более понятной рядовому американцу. В целом же к СССР западные политики относились скорее негативно еще до начала войны, а после ее завершения к этому отношению прибавился еще и страх.

В 1945 году состоялась Ялтинская конференция, в ходе которой Сталин, Черчилль и Рузвельт попытались поделить мир на сферы влияния и создать новые правила будущего мирового порядка. Многие современные исследователи видят истоки холодной войны в этой конференции.

Резюмируя вышесказанное, можно сказать: холодная война между СССР и США была неизбежна. Слишком уж разными были эти страны, чтобы мирно сосуществовать. Советский Союз хотел расширить социалистический лагерь за счет включения в него новых государств, а США стремились перестроить мир, чтобы создать более благоприятные условия для своих крупных корпораций. Тем не менее, главные причины холодной войны все-таки находятся в области идеологии.

Первые признаки будущей холодной войны появились еще до окончательной победы над нацизмом. Весной 1945 года СССР предъявил территориальные претензии к Турции и потребовал изменить статус черноморских проливов. Сталина интересовала возможность создания военно-морской базы в Дарданеллах.

Немного позже (в апреле 1945 года) премьер-министр Великобритании Черчилль дал указание готовить планы возможной войны с Советским Союзом. Об этом он позже сам написал в своих мемуарах. В конце войны англичане и американцы держали нерасформированными несколько дивизий вермахта на случай конфликта с СССР.

В марте 1946 года Черчилль произнес свою знаменитую речь в Фултоне, которую многие историки считают «спусковым крючком» холодной войны. В этой речи политик призывал Великобританию укреплять отношения с США, чтобы совместно дать отпор экспансии Советского Союза. Черчиллю казался опасным рост влияния коммунистических партий в государствах Европы. Он призывал не повторять ошибок 30-х годов и не идти на поводу у агрессора, а жестко и последовательно отстаивать западные ценности.

«… От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент был опущен «железный занавес». За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы. (…) Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль. (…) Полицейские правительства преобладают почти повсеместно, и пока кроме Чехословакии нигде нет никакой подлинной демократии. Факты таковы: это, конечно, не та освобождённая Европа, за которую мы боролись. Это не то, что необходимо для постоянного мира…», – так описывал новую послевоенную реальность в Европе Черчилль – несомненно, самый опытный и проницательный политик Запада. В СССР эта речь очень не понравилась, Сталин сравнил Черчилля с Гитлером и обвинил его в разжигании новой войны.

Следует понимать, что в этот период фронт противостояния Холодной войны нередко пролегал не по внешним границам стран, а внутри них. Бедность европейцев, разоренных войной, сделало их боле восприимчивыми к левой идеологии. После войны в Италии и Франции коммунистов поддерживало около трети населения. Советский Союз, в свою очередь, делал все возможное, чтобы поддержать национальные компартии.

В 1946 году активизировались греческие повстанцы, которыми руководили местные коммунисты, а оружием снабжал Советский Союз через Болгарию, Албанию и Югославию. Подавить восстание удалось только к 1949 году. После окончания войны СССР долгое время отказывался выводить свои войска из Ирана и требовал предоставить ему право на протекторат над Ливией.

В 1947 году американцы разработали так называемый план Маршалла, в котором предусматривалась значительная финансовая помощь государствам Центральной и Западной Европы. В эту программу вошли 17 стран, общая сумма перечислений составляла 17 млрд долларов. В обмен на деньги американцы требовали политических уступок: страны-получатели помощи должны были исключить коммунистов из своих правительств. Естественно, что ни СССР, ни страны «народных демократий» Восточной Европы никакой помощи не получили.

Одним из настоящих «архитекторов» Холодной войны можно назвать заместителя американского посла в СССР Джорджа Кеннана, который в феврале 1946 года отправил на родину телеграмму № 511. В историю она вошла под названием «Длинной телеграммы». В этом документе дипломат признал невозможность сотрудничества с СССР и призвал свое правительство жестко противостоять коммунистам, ибо, по мнению Кеннана, руководство Советского Союза уважает только силу. Позже этот документ во многом определил позицию США в отношении Советского Союза на многие десятилетия.

В том же году президент Трумэн объявил о «политике сдерживания» СССР во всем мире, позже она получила название «Доктрина Трумэна».

В 1949 году был образован крупнейший военно-политический блок – «Организация Североатлантического договора», или НАТО. В него вошло большинство стран Западной Европы, Канада и США. Основной задачей новой структуры была защита Европы от советского вторжения. В 1955 году коммунистические страны Восточной Европы и СССР создали свой военный союз, получивший название «Организация Варшавского договора».

Этапы холодной войны

Выделяют следующие этапы холодной войны:

  • 1946 г. – 1953 г. Начальный этап, стартом которого обычно считают речь Черчилля в Фултоне. В этот период запускается план Маршалла для Европы, создается Североатлантический альянс и Организация Варшавского договора, то есть, определяются основные участники Холодной войны. В это время усилия советской разведки и военно-промышленного комплекса были направлены на создание собственного ядерного оружия, в августе 1949 года СССР провел испытания своей первой ядерной бомбы. Но США еще долго сохраняли значительное превосходство как по количеству зарядов, так и по числу нос

militaryarms.ru

обретение смысла. " / "Россия в глобальной политике". Фонд исследований мировой политики

Окончание холодной войны застало врасплох многих по обе стороны пресловутого «железного занавеса». Сразу же последовала эйфория, которая не могла служить заменой трезвому анализу, а тот, похоже, просто не был востребован. Лишь со временем пришло осознание того, что мир вступил в беспрецедентный переходный этап своего развития, исход которого представлялся все большим интеллектуальным вызовом. Эти настроения суммировались в призыве выработать общее видение современной исторической эпохи.

Сигналом тревоги стал внешнеполитический кризис Соединенных Штатов, который наиболее ярко высветила «война по выбору» в Ираке. Казалось, что у страны, «победившей в холодной войне», кризиса быть не должно. Теперь же мы являемся свидетелями глобального финансово-экономического спада, истоки которого уходят в идеологию и практику функционирования финансового сектора Америки в последние два десятилетия. Он не менее убедительно говорит в пользу того, что односторонние решения и действия не обеспечивают международному сообществу так называемых «общественных услуг» (public goods). Наоборот, не решаются существующие проблемы и создаются новые.

Возникает ощущение, что загадку содержания современного этапа мирового развития не разрешить без уяснения смысла того, что произошло на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века. Не станет большим допущением предположение, что ключевое значение при этом будет иметь ответ на вопрос о будущем США, ставших олицетворением исторического Запада.

АМЕРИКА: КАКАЯ АМЕРИКА?

Итоги президентских выборов в Соединенных Штатах 4 ноября 2008 года однозначно свидетельствуют о том, что американцы признают необходимость перемен. Вопросом остается, какими станут эти перемены и каковы будут темпы их реализации. Есть все основания полагать, что англосаксонско-протестантский фактор в Северной Америке достиг критического пункта в своей поступательной эволюции, насчитывающей четыре столетия. США, как и Россия, могут измениться только самостоятельно, то есть по собственной воле, но, разумеется, во взаимодействии с остальным миром. Всем международным партнерам Соединенных Штатов придется признать данную реальность, проявляя должное понимание всей сложности и болезненности трансформации этой великой страны.

Существуют разные взгляды на то, какая Америка нужна миру. Например, Доминик Моиси считает, что в виду имеется «старая Америка, которая была потеряна». Более убедителен профессор Университета Бостона Эндрю Бацевич, который предлагает исходить из того, что Америке «легче преобразиться самой, чем преобразовать мир». Другими словами, речь идет о том, чтобы США со всеми остальными странами вписались в качественно новый этап мирового развития, подготовленный холодной войной и ее окончанием.

В отсутствие серьезных международных дебатов после окончания холодной войны, которые и помогли бы выйти на общее понимание значения произошедших перемен, политический класс Соединенных Штатов пришел к неверным выводам не только в международных делах, но и в сфере экономики и финансов. Тут также возобладала инерция – стремление к обобщению в мировом масштабе. В частности, была предпринята попытка, в том числе через лиссабонскую повестку дня Европейского союза, заставить европейцев двигаться в направлении более жесткой социально-экономической модели Америки. Получается, что их линия на «социализацию» экономического развития Западной Европы в период холодной войны носила тактический характер, будучи продиктована исключительно геополитическими соображениями, прежде всего необходимостью ответа на «вызов Советского Союза».
Более того, начался демонтаж баланса между действием рыночных сил и государственным вмешательством в экономику, сложившегося в период предшествующей революции в Америке в результате «Нового курса» Франклина Делано Рузвельта. Резко активизировалась политика дерегулирования, которая неизбежно перекинулась на другие западные страны. Собственно, мера устранения препятствий на пути действия рыночной стихии и предопределила во многом степень поражения конкретных стран разразившимся кризисом.

Можно только предположить, что как Советский Союз в середине 1970-х упустил возможность проведения серьезных социально-экономических реформ, так и Соединенные Штаты упустили столь благоприятный момент (в том числе для структурной перестройки экономики) сразу после окончания холодной войны. Трансформационный потенциал в США готовился десятилетиями благодушия, питавшегося возможностью решать проблемы посредством использования своего привилегированного положения в глобальной финансовой системе. Это позволяло жить не по средствам (последние годы – на 8 % ВВП, или 1 трлн дол., составлявших совокупный дефицит федерального бюджета и текущего счета платежного баланса), что в числе прочего вступало в резкое противоречие с основами американской морали, уходящей корнями в пуританскую этику.

Поэтому избрание Барака Обамы президентом Соединенных Штатов не могло быть случайным, как не был случайным приход к власти администрации Джорджа Буша, что резко ускорило комплексный процесс саморазрушения Америки. Шок от потрясений, охвативших наиболее чувствительную для американского самосознания сферу – финансовую, создает условия для быстрого запуска процесса радикального преображения страны. Все будет зависеть от реального революционного потенциала новой администрации, включая решимость идти по пути демилитаризации и деидеологизации внешней политики. Главное – не рассматривать эти болезненные потрясения как поражение Америки. Их надо отнести на счет отжившей системы и экстремистской идеологии, которые исчерпали себя и уже не соответствуют требованиям времени. Именно такой подход позволил России пережить национальную катастрофу распада Советского Союза, осознать причины того, что произошло, сделать из этого соответствующие выводы и снова встать на ноги.

При этом нельзя упускать из виду, что между Советским Союзом и США всегда было много общего в период холодной войны: та же идеологизация внешней политики, тот же упор на официальную пропаганду, конформизм и патриотизм, те же категории политической целесообразности. Думаю, правы те, кто считает, что история поочередно устраняет крайности общественного развития, представленные различными продуктами европейской либеральной мысли. Одну из таких крайностей представлял опыт Советского Союза: отрицание частной собственности, ее обобществление, командная экономика. Другая крайность – безудержная свобода частного предпринимательства – представлена опытом Америки. То есть распад Советского Союза и нынешний кризис Соединенных Штатов – явления одного ряда.

Из процесса глубокой трансформации Америка выйдет такой, какой она, возможно, никогда не была, за исключением разве что гениальных проблесков, отмеченных деятельностью и взглядами таких лидеров, как Франклин Делано Рузвельт, Дуайт Эйзенхауэр и Джон Кеннеди. Они признавали неизбежность многополярной реальности, опасность милитаризации внешней политики и экономики и в этом приближались к мироощущению европейцев, сформировавшемуся на момент окончания холодной войны.

Меньше всего хотелось бы, чтобы возобладало «инстинктивное желание американцев, чтобы их оставили в покое» (Zbigniew Brzezinski, Brent Scowcroft. America and the World. Basic Books: New York, 2008. P. 35). Приемлемым для всех представляется видение Збигневом Бжезинским американского лидерства как «катализатора» действий, которые готово коллективно предпринять международное сообщество. Это действительно потребует существенного преображения американского общества в направлении «большей просвещенности». Из чего можно заключить, что реальные перемены во внешней политике США могут быть следствием только существенной трансформации самой Америки.

РОССИЯ И ЗАПАД

На переломном этапе мирового развития поневоле приходится обращаться к философии истории. Без этого не понять смысл происходящего. Поверхностный анализ приводит к ошибочной стратегии. Пример – призывы к цивилизационной солидарности Запада под лозунгом «защиты западных ценностей и образа жизни», хотя очевидно, что глобальный финансовый кризис – это в первую очередь кризис западного образа жизни, уже не подкрепленного ни интеллектуальными, ни иными ресурсами.

Как считает Бжезинский, «500-летнее глобальное доминирование атлантических держав подходит к концу» (International Herald Tribune. 2008. Dec. 17). И здесь фундаментальной представляется тема «Россия и Запад». Мы, по существу, разделили все трагедии Европы в XX столетии – ее «сумеречном» периоде (Николай Бердяев), когда тон в европейской цивилизации задавала западная часть континента. Теперь, с окончанием холодной войны, в Евро-Атлантике стали возможны подлинно коллективные решения, которые немыслимы без равноправного участия России.

Под «Закатом Европы» Освальд Шпенглер еще в 1918 году понимал завершающий этап существования западноевропейско-американской культуры. Именно с империализмом он связывал этот этап превращения культуры в цивилизацию, выстраивая свой имперский ряд: римлянин – пуританин – пруссак.

История доказала изначальную несостоятельность претензий Большой Пруссии, каковой стала объединенная волей Бисмарка Германия, на имперское лидерство Запада. В действительности же объединенная Германия стала средством разрушения «cтарой» Европы, о чем убедительно свидетельствуют обе мировые войны. А немецкий героизм, противопоставлявшийся английскому меркантилизму, и прусский дух в реальной жизни и в условиях демократии вели к нацизму, в чем смог убедиться и сам Шпенглер.

Собственно, ничего иного и не могло породить ницшеанство, провозгласившее культ «сверхчеловека» и «смерть Бога». Тупик западного антропоцентризма предвидели Фёдор Тютчев и Фёдор Достоевский, причем раньше Шпенглера, анализ которого, видимо, неслучайно полностью оторван от христианских корней европейской цивилизации. О самом же «дереве», наверное, надо будет «судить по плодам его». И если так, то безусловным наследием доминирования Запада в глобальной политике, экономике и финансах на протяжении пяти столетий является весь комплекс мировых проблем современности.

Кстати, «скептицизм» Шпенглера вызывал аллергию и у большевистского руководства Советской России, имевшего свои идеи по части придания европейской цивилизации второго дыхания и ее универсализации – на путях мировой революции. Это, наверное, выдает глубинную – на уровне мироощущения – общность большевизма и исторического Запада. Поэтому и холодную войну вполне можно воспринимать как способ глобального доминирования Европы.

Проблемы исторического Запада наиболее остро проявляются по ту сторону Атлантики потому, что именно там наиболее тяжелым оказался груз политики, основанной на инстинктах и предрассудках прошлого. Не вызывает сомнений само наличие проблемы, вызванной не Россией, а особенностями собственной культурно-цивилизационной эволюции Запада. Трудно уйти от вывода о том, что последние годы мы наблюдаем шпенглеровскую внутреннюю деструкцию несостоявшейся глобальной империи Запада. Хотя однополярный мир существовал на уровне мифологии, он оказывал влияние на международные отношения. Многие находились под впечатлением могущества «единственной сверхдержавы», искренне веря в его реальность, и потому империя существовала пусть даже в эскизе.

Освальд Шпенглер актуален уже потому, что он помогает многое понять в европейской и мировой истории, в частности судьбу христианства в ландшафте западной культуры. Дело не в том, чтобы выставить счет Западу. К издержкам его свободного от нравственных императивов переживания глубины (О. Шпенглер) следует отнести нацизм, две мировые войны и холодную войну, преступления колониализма, а теперь и глобальный финансовый кризис. Последний, как заметил нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц, породили «токсичная смесь корыстных интересов, ошибочной экономической политики и правой идеологии», а также вера инвестиционных банков и рейтинговых агентств в «финансовую алхимию», мало чем отличавшуюся от финансовых пирамид начала XVIII века в Англии и Голландии. Другими словами, либеральный капитализм прошел по кругу. Поэтому трудно поверить в то, что возможен возврат к прежнему положению дел, как если бы ничего не произошло. По крайней мере, уникальность первого мирового кризиса эпохи глобализации побуждает к большей осторожности в прогнозах.

Международное сообщество слишком долго пассивно наблюдало за процессами разбалансировки существующей глобальной системы. В отсутствие общих правил поведения мир будут преследовать кризисные явления и нестабильность. «Мягкая посадка» для всех возможна только через вовлечение всех «игроков/акционеров», обладающих потенциалом и ресурсами, необходимыми для реализации согласованных решений. Легитимность любой системы глобального управления будет определяться ее эффективностью, прежде всего в противодействии новым вызовам и угрозам, общим для всех государств.

Тогда последует не «закат» всей европейской цивилизации, а ее обновление на подлинно коллективной основе. Нельзя не видеть, что в результате трагического опыта XX столетия Западная Европа трансформировалась в нечто совместимое с другими культурами и цивилизациями. Это проявляется в интеграционных процессах в Европе, в явном отсутствии желания воевать за пределами собственных границ (об этом говорят нескончаемые претензии Вашингтона к союзникам по НАТО), в стремлении укреплять международную законность, в идее устойчивого развития. Это неагрессивное, более мягкое мироощущение объединяет Россию с подавляющим большинством европейских государств. На этот путь, надо ожидать, встанут и Соединенные Штаты, когда сделают выводы из своего внешнеполитического опыта последних лет. Любопытно, что даже такой атлантический политик, как Тони Блэр, пришел к пониманию неизбежности «мирного сосуществования в глобальном обществе» на основе более широкого набора ценностей, который помимо демократии и рынка включал бы «общее благо, сострадание и справедливость» (International Herald Tribune. 2008. Dec. 19).

Но главным источником оптимизма служит то, что в «тепличных» условиях холодной войны бЧльшая часть Европы выработала социально ориентированную модель экономического развития и широкопредставительную демократию, опирающиеся на значительный средний класс. Этот путь добровольно избрала новая Россия. Свой средний класс Америка создала в результате демобилизационных программ после окончания Второй мировой войны. В том же направлении работали элементы «Нового курса» Рузвельта. Государственное участие в американской экономике, как подметил The Economist, существовало и до последних антикризисных мер администрации Джорджа Буша – в частности, в форме «спонсируемых правительством» системообразующих ипотечных корпораций «Фэнни Мэй» и «Фредди Мак». И вся опасность нынешнего глобального финансового кризиса видится в том, что он наносит удар по среднему классу, а с ним – по важнейшим завоеваниям европейской цивилизации, которые являлись внутренним основанием мира в Европе в послевоенный период. Только их сохранение может послужить гарантией от реализации шпенглеровского прогноза о «превращении наций в бесформенное население» и «медленном воцарении первобытных состояний в высокоцивилизованных жизненных условиях», элементы чего мы уже наблюдали в европейской истории XX века.

Системный кризис исторического Запада признаёт немецкий философ Юрген Хабермас, полагая, что абсолютизация неолиберального индивидуализма доказала свою историческую тупиковость и что будущее – за развитием «теории демократии» по европейскому пути (см., напр.: Ю. Хабермас. Философский дискурс о модерне. М.: Весь мир, 2003). В любом случае речь идет не о конце пути, а о радикальной трансформации, которая придала бы европейской цивилизации «второе дыхание» на новом этапе исторического развития с сохранением фундаментальных основ рынка и демократии.

Такой сценарий требует возвращения к вестфальским принципам международных отношений. Следует вспомнить, что те, кто уехал в Америку в XVII столетии (а это были пуритане и другие воинственно настроенные протестанты, не захотевшие пойти на компромисс, которым закончилась Английская буржуазная революция), своим исходом дали возможность Европе жить по вестфальским правилам, которые выводили ценностные и религиозные различия за рамки межгосударственных отношений. Возврат США в европейскую политику сопровождался ее крайней идеологизацией в период холодной войны. Сейчас время окончательно отойти от этой аберрации и начать всем жить по европейским правилам толерантности.

История слишком много значит, чтобы не углубиться в нее и в рамках настоящего анализа. В частности, несомненный интерес представляют все документы по мюнхенскому сговору, которому исполнилось 70 лет, – неужели до сих пор есть что скрывать? А они могли бы пролить свет на то, в какой мере действия Лондона и Парижа по умиротворению Гитлера были продиктованы нежеланием воевать, что говорило бы в пользу смягчения фаустовской души Запада уже по итогам Первой мировой войны, а в какой – идеологией, то есть стремлением правящих классов посредством направления германской агрессии на Восток уйти от решения проблемы вызревшей трансформации европейского общества, которая стала возможной лишь после войны, – уже как геополитический императив войны холодной.

ИСТОРИЧЕСКИЕ МИССИИ: ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

У каждой великой страны, а у России и Соединенных Штатов в особенности, есть своя миссия в истории. Национальные кризисы и катастрофы, как правило, свидетельствуют о ее выполнении. И тут важно верно определить не только mission accomplished, но и следующую. И если говорить о вкладе России в европейское строительство, о ее миссии в Европе, то трудно не согласиться с Петром Стегнием в том, что включение России в европейскую систему по Вестфальскому миру (1648) было обусловлено ее возраставшей востребованностью – геополитической, экономической и культурно-цивилизационной – в европейских делах (П.В. Стегний. Постигая совместную историю // Международная жизнь. 2008. № 10). Реформы Петра I подняли эти качества Российского государства на новый уровень. В итоге Россия, в том числе в советский период, выполнила миссию исторического масштаба, как минимум обеспечив формирование политической карты Восточной Европы, все государства которой, включая бывшие республики Советского Союза, обрели современные границы.

И это в дополнение к главному – срыву двух попыток насильственного объединения Европы, предпринятых наполеоновской Францией и гитлеровской Германией, что сделало возможным современное европейское строительство. Кто еще мог с успехом противостоять им на суше? То есть России во все предшествующие века, включая период холодной войны, выпадала задача устанавливать пределы полету фаустовской души в бесконечное пространство на уровне международных отношений.

О завершении геополитической миссии России, наверное, говорить рано – как нельзя говорить и о конце истории. Но в кардинально изменившемся, глобализирующемся мире всем ведущим государствам предстоит переформулировать свою миссию. На России продолжает лежать бремя поддержания стратегической стабильности – остаточная миссия времен холодной войны. Новое прочтение обретает мысль Фёдора Тютчева о том, что «самим фактом своего существования Россия отрицает будущее Запада». Каково бы ни было реальное значение роли России в срыве проекта глобальной империи/мировой революции Запада в период после окончания холодной войны, очевидно, что наша внешнеполитическая независимость делает невозможным любое доминирование в Евро-Атлантике и тем более в глобальном масштабе. Продвигаемые Россией альтернативы – равноправное взаимодействие России, Евросоюза и США, в целом политическое единство европейской цивилизации, а также формирование коллективного лидерства ведущих государств мира – составляют содержание исторической миссии нашей страны на новом этапе. О ее востребованности убедительно говорит Вашингтонский саммит «двадцатки», который не без оснований рассматривают как расширение «финансовой семерки» де-факто.

И дело не в том, как пишет Мартин Гилман, что нынешним странам-кредиторам мировой финансовой системы, включая Россию, надо начать заказывать в ней музыку по примеру Соединенных Штатов в период создания Бреттон-Вудских институтов (Время новостей. 2008. 11 ноября). Хотя и это верно. Но куда важнее подлинно коллективные усилия всех основных «игроков» в целях реформирования нынешней архитектуры таким образом, чтобы гарантировать мир от подобных потрясений в будущем, а не стремление выйти из кризиса раньше других.

Не исчерпаны, а лишь переформулируются миссии других ведущих «игроков», включая США. Если под распространением свободы и демократии понимается историческая миссия, то наиболее эффективный путь ее реализации указывал бы собственный пример. Не помешали бы борьба с глобальной бедностью, разработка альтернативных источников энергии, решение всего спектра глобальных проблем человечества, что создало бы условия для нормального внутреннего развития всех государств. Трудно не согласиться с Фёдором Лукьяновым в том, что идею демократии надо защищать от ее «превращения в орудие геополитики».

Был бы полезен отказ от официальной революционной мифологии – хотя бы потому, что именно она благословляет политическое насилие. И как бороться с терроризмом, если тот берет на вооружение лозунги террора из исторического опыта Европы и Северной Америки? Россия уже это сделала. В разной мере пересматривается революционная мифология в западноевропейских странах. Начать движение в данном направлении медлят Соединенные Штаты. Не потому ли, что вся «исключительность» международной миссии Америки целиком завязана на мифы Войны за независимость в США (1775—1783)?

Как пишет Роджер Коэн, «в Вашингтоне было трудно понять, что те же силы (что вознесли Соединенные Штаты в зенит их могущества в период после окончания холодной войны) демократизировали власть/мощь» (International Herald Tribune. 2008. Dec. 17). Все большее число стран вовлекается в историческое творчество – самостоятельно или в рамках различных форумов и интеграционных объединений, таких, в частности, как «восьмерка», «двадцатка», ЕС, ШОС, БРИК. Объективно складываются условия для нового конвергенционного момента в Евро-Атлантике, причем на основе цивилизационных продуктов, которые не стыдно предложить остальному миру, и ставится задача утверждения коллективного лидерства европейской цивилизации в мировых делах (С.В. Лавров. Лицом к лицу с Америкой: между неконфронтацией и конвергенцией // Профиль. 2008. 13 октября).

На этом пути – урегулирование разногласий по лоскутной европейской архитектуре безопасности. Свести интересы всей евро-атлантической семьи к общему знаменателю позволяет идея Договора о европейской безопасности. Попытки сохранить статус-кво будут вести к образованию в ней зияющих пустот, как это уже имеет место в режиме Договора об обычных вооруженных силах в Европе и как это может случиться, если не удастся восстановить доверие в отношениях Россия – НАТО. Как справедливо писал Сергей Караганов в «Российской газете» 9 декабря 2008 года, надо ли тогда будет России помогать альянсу видимостью поддержания с ним корректных отношений? И что станет с ОБСЕ без заинтересованного участия Москвы? И вообще, не лишатся ли многие европейские структуры большей части своего смысла существования вне тесного контакта с Россией? Процесс, связанный с обсуждением Договора о европейской безопасности, поможет не только уяснить эти вопросы, но и найти общий ответ на главный из них – о смысле нашего времени.

Не думаю, что признание Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии является большим кризисом во взаимоотношениях России с США и Евросоюзом, чем поддержанное ими одностороннее провозглашение независимости Косово. Если речь и идет о кризисе, то, наверное, о продолжении все того же кризиса непонимания, который требует совместного управления обеими сторонами. На него указывает склонность американцев приводить нашей стране в пример «осторожное поведение» Китая. Но дело в том, что, в отличие от России, Китай не является членом евро-атлантического сообщества и не связан с США отношениями в сфере стратегической стабильности, где и сосредоточены все пункты российско-американских противоречий. Там, где Пекин способен промолчать, Москва попросту не может себе этого позволить, поскольку затрагиваются ее жизненно важные интересы.

Реализация открывающихся возможностей для коллективных действий могла бы иметь решающее значение для восстановления управляемости мирового развития на его нынешнем, критическом, этапе, когда глобальный финансово-экономический кризис, о глубине которого еще рано судить, прочистит – как авгиевы конюшни – всю международную систему, унаследованную из прошлого, и сделает неизбежным рождение новой.

globalaffairs.ru

Влияние США на мировой порядок в годы холодной войны и после ее завершения.

Годы холодной войны (1945 – 1991) знаменуются формированием биполярного (две сверх державы регулируют взаимодействие внутри своих сфер влияния) мирового порядка (совокупность отношений, которые структурируются механизмами и акторами с целью обеспечения предсказуемости и управляемости общественно-политических взаимодействий за пределами государственных границ), а также происходит формирование США в качестве гегемона ( доминирующее государство, обеспечивающее определенный уровень общественного порядка, а также способность влиять на формирование предпочтений и интересов других государств.). Но с окончанием холодной войны сложился однополярный мировой порядок ( структура международной системы, при которой возможности одного государства слишком велики, чтобы быть уравновешенными, а также международная система, в которой существует одна сверхдержава, обладающая глобальным влиянием и способная организовывать военно-политические акции в любой точке мира («проецирование мощи»)), в котором сверхдержавой, обладающей глобальным влиянием стали Соединенные Штаты Америки. Под их началом сложился либеральный мировой порядок (дает безопасность и экономическое процветание), принципы которого были воплощены в международных институтах. В данной работе рассматривается влияние США на мировой порядок, начиная с окончания Второй мировой войны и по сегодняшний день.

Факторы повлиявшие на формирование американской гегемонии (доминирующее государство выступает в роли «ядра» международной системы, формирует правила и обеспечивает следование им, а самое главное обеспечивает общественные блага) прослеживаются с окончанием Второй мировой войны и началом холодной войны (Из-за того, что США обладали монополией на ядерное оружие, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль решил укреплять отношения с США и 5 марта 1946 года произнес свою знаменитую речь в Фултоне, что и явилось формальным началом холодной войны. Само выражение «холодная война» появилось в американском политическом лексиконе с апреля 1947 года с подачи политика Бернарда Баруха, вскоре ставшее популярным благодаря статьям американского публициста Уолтера Липпмана. Сам термин употребляется в двух значениях. В широком – как синоним слова «конфронтация» и применяется для характеристики всего периода международных отношений с окончания Второй мировой войны и до распада СССР, в узком – частный вид конфронтации, наиболее острая форма в виде противостояния на грани войны. Например, как в период с первого берлинского кризиса 1948 г. до Карибского кризиса 1962 г. Смысл данного выражения в том, что обе стороны предпринимали враждебные шаги по отношению друг к другу, но в тоже время следили за тем, чтобы не оказаться в состоянии «горячей войны»). Гегемония формируется тогда, когда перестает учитываться равномерное распределение материальной мощи, а также интересы других государств. Во время конфронтации (тип отношений между странами, при которой действия одной стороны систематически противопоставляются действиям другой. Не исключает периодического сотрудничества между противостоящими субъектами по отдельным направлениям отношений) двух сверхдержав США и СССР, Соединенные Штаты начали превосходить своего «конкурента» благодаря правильно выбранной военной и экономической стратегии. Более того, система (совокупность разнородных элементов, объединенных регулярными взаимодействием в соответствии с определенными формами контроля) США оказалась более гибкой по сравнению с СССР — США использовали дипломатию, а СССР нет. Перед коммунизмом стояла цель уничтожения капитализма: догнать и перегнать капитализм, но без рынка. Пока США занимались созданием экономических рычагов для управления мировым сообществом, ученые в СССР бросили все свои усилия на оборонную промышленность. Все усилия СССР были направлены туда, где он мог конкурировать с США, а это и есть показатель недальновидности Советского Союза и создании однополярного мира впоследствии под лидерством США. Но в годы холодной войны страны примыкали к сильнейшим – либо к США, либо к СССР, так как после Второй мировой войны количество государств кардинально увеличилось, но они были еще слабы.

Причины конфронтации двух сверхдержав и формировании биполярного мира кроятся в создании ялтинско-потсдамской системы международных отношений (по названиям двух ключевых международных конференций в Ялте 4-11 и в Потсдаме 17 июля – 2 августа 1945 г.), которая не имела прочной договорно-правовой базы. Были согласованы базовые подходы к послевоенному мироустройству руководителями трех главных держав антинацистской коалиции (СССР, США и Великобритания), но лежавшие в его основе договоренности были либо устными либо закрепленными в декларативной форме. Это и послужило причиной того, что стороны стали использовать не правовые методы в исполнении этих договоренностей, экономические и военные методы давления. Между США и СССР стала возникать конфронтация, которая начала выглядеть как противостояние идеалов и моральных ценностей. «Свободный мир» во главе с США vs «социалистического лагеря» во главе с СССР.

Но США осознали механизмы, благодаря которым они могли начать влиять на мировой порядок и начали это делать, придав им форму и получив поддержку со стороны своих союзников.

После того, как американцы одержали победу над Японией в Тихом океане во Второй мировой войне, они осознали, что ключевое значение в ближайшее десятилетие будут иметь военно-воздушные силы. Поэтому были поставлены следующие задачи: 1. Обширная сеть баз за пределами американской территории, которые могли гарантировать контроль над линиями международных коммуникаций для обеспечения военного транзита в непредвиденных ситуациях. 2. Право пролета военных самолетов в мирное время над территориями иностранных государств.

Также переосмыслив опыт преодоления последствий мирового кризиса 1929-1933 гг. американская сторона стала быть уверенной в том, что с помощью общемировых координирующих механизмов может быть достигнута стабилизация мирового хозяйства. Ими стали три института: Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР) и Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ). Именно перед МВФ была поставлена задача по восстановлению золотодолларового стандарта (регламентирование обмена золота на доллар по официальному курсу и фиксирование твердых обменных паритетов в основных мировых валютах). МБРР стал инструментом содействию развития отстающих стран с помощью предоставления целевых кредитов и поощрения инвестиций через предоставление гарантий инвесторам. ГАТТ предназначалось для содействия либерализации международной торговли через поэтапное снижение таможенных тарифов и отмену внешнеторговых ограничений. Впоследствии Всемирная торговая организация (ВТО) была образована на основе данного соглашения 1 января 1995 года. Конференция по вопросам о создании МВФ и МБРР состоялась в г. Бреттон-Вудсе (США) с 1 по 23 июля 1944 г. и стали частями системы учреждений ООН. Подписание ГАТТ состоялось в Женеве в октябре 1947 года. Так образовалась Бреттон-Вудская система мироэкономических регулирующих механизмов. Мировое сообщество подержало экономическую инициативу США, что в последствии отразилось на лидерстве США.

СССР в 1944-1945 гг. также принял участие в создании МВФ, МБРР, Европейской экономической комиссии, Международной организации гражданской авиации и др., постепенно Сталинское руководство стало осознавать, что США вместе с Великобританией и другими западными странами обладали механическим большинством, а права вето предусмотрено не было. Таким образом, получалось, что свободы СССР во внешнеэкономической сфере ограничены. Также была вероятность проникновения иностранного капитала в советскую зону влияния в Восточной Европе, что могло привести к потере этих территорий. Из-за этих причин СССР отказалось ратифицировать бреттон-вудские соглашения, что послужило причиной того, что Советский Союз оказался вне рамок мировой системы экономического регулирования. Советский Союз не осознавал, что тем самым США выходит на передовую – создание институтов является одним из факторов гегемонии США. Советское руководство не было дальновидным в экономическом отношении. Оно не осознавало в отличие от США роли институтов. Поэтому после того, как ВТО была создана в 1995 году на основе соглашения ГАТТ, которое СССР отказалось ратифицировать, Россия 18 лет вела переговоры, чтобы присоединиться к мировой системе экономического регулирования и стала членом ВТО только 22 августа 2012 года. Вступив в ВТО, Россия, тем самым, вступила в либеральный мировой порядок.

С окончание Второй мировой войны создание Организации Объединенных Наций (ООН) 24 октября 1945 года ( вступление Устава, подписанного 26 июня 1945 года 50 гос-ами, в силу), способствовало тому, что появлялась трибуна для диалога между широким кругом государств. Привилегии Советского Союза в Совете безопасности были надежно закреплены. И еще 4-х стран: США, Великобритании, Франции и Китая. Но ООН столкнулась с невозможностью обеспечить совместимость интересов своих ведущих членов – СССР и США, вот почему главной функцией ООН тогда стало предупреждение вооруженного столкновения между СССР и США.

Еще одним фактором все возрастающего влияния США на мировой арене в годы холодной войны служит вступление в силу «Плана Маршалла» в апреле 1948 г. ( США предоставляли экономическую помощь странам Европы, пострадавшим от войны), делая эти страны зависимыми от Соединенных Штатов, что способствовало росту доминирования США.

4 апреля 1949 года была создана военная организация НАТО, которая взяла на себя обязанность обеспечивать безопасность других государств, а сегодня является институтом международного порядка. В подтверждении тому служит тот факт, что до тех пор пока Германия и Франция не были членами НАТО, они конфликтовали между собой, но после вхождения в 1949 г.(выход в 1966 г., с 2009 г.- снова член НАТО), а Западная Германия с 1955 г. – отношения между странами наладились. Создание НАТО является одним из факторов гегемонии США. Ведь Соединенные Штаты, создав данный институт привнесли в Западный мир безопасность (общественное благо). Поэтому чтобы защититься от Советского Союза в годы холодной войны, государства сплотились и согласились на американское лидерство. Но сосредоточение управления ядерными силами Запада в руках США вызвал усиливающуюся критику ядерной политики США. В связи с этим в 1966 году Франция выходит из НАТО. Союзники начинают осознавать какую роль стали играть Соединенные Штаты.

США осознавали свое преимущество в мире, так как владели ядерным оружием и были монополистами, но военные стратеги США никак не ожидали, что в скором времени они потеряют свою монополию на ядерное оружие, так как Советский Союз начал разработки и добился больших успехов. 29 августа 1949 года были проведены первые испытания ядерной бомбы в СССР. Но проблема была в том, что несмотря на то, что СССР располагал теперь ядерным потенциалом, США были далеко впереди по количеству зарядов и числу бомбардировщиков. США при любом конфликте с легкостью могли нанести бомбовый удар по СССР, в то время как Советский Союз с трудом смог бы ответить на это. Осознавая эту проблему и понимая, что для мирового лидерства необходимо военное превосходство, советское правительство, также как и американское стали наращивать военный потенциал.

С середины 1950-х годов, к США приходит осознание того, что в случае ядерной войны, СССР сумеет нанести ответный удар по американским городам, поэтому военные эксперты признают, что тотальная ядерная война СССР и США становится невозможной. Карибский кризис 1962 года, когда весь мир находится на гране ядерной войны, становится подтверждением этому. Это заставило весь мир одуматься, и с 1962 года – 1979 гг. происходит разрядка международной напряженности.

Но ввод советских войск в Афганистан в 1979 году послужило причиной нового обострения, так как Запад воспринял эти действия со стороны Советского Союза, как нарушение геополитического равновесия и переход СССР к политике экспансии. В этой связи президент США Рональд Рейган 8 марта 1983 года называет СССР «Империей зла» , провозгласив, тем самым, глобальную цель противостояния добра и зла. Ведь в сознание людей они очень быстро входят и дают им возможность понять кто их враг или друг. К.Шмидт «Вам нужно понять кто вы.»

Но в 1985 году президентом СССР становится М.Горбачев, который взял курс на улучшение отношений с США и Западом. Курс на «новое политическое мышление» в СССР способствовал тому, что идеологическое и военно-политическое противостояние начало быстро терять остроту. Р. Рейган и Горбачев подписали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Их партнерство ускорило окончание холодной войны и падение Берлинской стены. Действия СССР, а именно отказ от коммунистической идеологии, зависимость экономики СССР от западных технологий и кредитов в связи с резким падением цен на нефть, привели к тому, что СССР пошел на широкие уступки во внешнеполитической сфере, а это и привело к его краху, и краху биполярного мира.

Капиталовложения США и их западноевропейских союзников стали увеличиваться на развитие научно-исследовательских программ военной ориентации. Война в Персидском заливе в 1991 году ускорила этот процесс. США модифицировали процесс военного планирования на региональном и глобальном уровне, тем самым продемонстрировав новое назначение высоких технологий во всех внешнеполитических операциях и дипломатии за рубежом. Это способствовало тому, что Запад стал приближаться к достижению согласия в том, что именно Соединенные Штаты должны предпринимать основные меры для установления технологического превосходства над возможным противником, показав это в военных действиях по отношению к Ираку.

Тот факт, что США стали усиленно вооружаться и внедрять свой стандарт в практику мировой дипломатии, в действиях США обнаружилась готовность «карать» всех, кто противостоит утверждению «нового мирового порядка». Таким образом, 21 сентября 1993 года они выступают с инициативой расширения свободного мирового сообщества различных демократических государств. Данная инициатива подразумевает, что будет происходить укрепление сообщества крупных рыночных демократических стран, одновременно расширяясь; будет происходить укрепление и консолидация новых демократических государств и рыночных экономических систем; а также будет поступать помощь демократии и рыночной экономике в регионах, вызывающих большую обеспокоенность Запада.

США осознали, что для достижения своих устремлений в глобальном масштабе на современном этапе становится информационная мощь. То, что американцы стали использовать новейшие информационные технологии за счет создания глобальных систем слежения, повышения точности наведения оружия, формирование выгодной информационной среды для США и Запада в целом логически ведет к тому, что США набирает все больший вес в геостратегии не с позиции «жесткой силы», а с позиции «мягкой силы», что означает, в первую очередь, целенаправленный психологический контроль над широкими массами населения и воздействие на умы наибольшей части общества посредством формирования «притягательного» образа демократии и развития свободного рынка исключительно по американской модели.

Теракт 9/11 сентября 2001 года в г.Нью-Йорк дал толчок к усилению притязаний США на роль гегемона в мире и привел к тому, что правительство США максимально сосредоточилось на выработке новых концептуальных основ геостратегии. В результате оформилась «Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов Америки», которая была официальна учреждена в сентябре 2002 г. президентом Дж. Бушем-младшим. При нем военная мощь становится главным оружием США, смещение акцентов в сторону национальной безопасности. Особо подчеркивалось в документе, что возникает необходимость «…позиционирования непараллельной военной мощи, а также высочайшего экономического и политического влияния Соединенных Штатов в мире». Этот документ и данная трактовка означает, что США и впредь должны демонстрировать «интернационализм» для гарантий безопасности человечеству, консолидированному отпору глобального терроризма. Также, американские интересы стали продвигаться под лозунгом свободной торговли. Появилась практика наложений санкций странам, которые не разделяли ценности США. Была разработана «Grand strategy» (пер. «Большая стратегия США»). Смысл заключается в односторонних действиях со стороны США, а именно: сохранение однополярного мира, новое понимание угроз (цена ошибки), снижается роль партнерства и т.д. При Буше мл. (2001-2009 гг.) происходила централизация власти США, сокращались «гражданские» свободы. При нем США отошли от гегемонии к империи («империя» как международная система – иерархическая система политических отношений при наличии только одной доминирующей державы) , так как после теракта необходим был контроль.

Таким образом, создание широкомасштабной коалиции государств для борьбы с международным терроризмом послужило основой осуществления американской стратегии в XXI веке. Смысл данной стратегии заключается в том, что США укрепляет свои позиции как мирового лидера, продвигает свои интересы при наиболее выгодных для нее условий, предотвращению такого хода событий, когда лидерству Соединенным Штатам может быть нанесен ущерб. Постепенно стал осуществляться переход США от «изоляционизма» к «интернационализму». Изоляционизм проявлялся в нежелании США быть связанными какими-либо международными обязательствами. Преимущественен для республиканской администрации. Например, США были против Киотского соглашения о сокращении выбросов газов, способствующих глобальному потеплению. Также изоляционизм проявлялся в принятии протекционистских законов, не пускали к себе на рынок.

Таким образом, с лидерством США сформировался современный мировой порядок, целью которого является распространение либеральной демократии, капитализма и прав человека. Угрозой считается терроризм, ОМУ (оружие массового поражения), нелиберальные режимы. Механизмами поддержания порядка являются многосторонние и коллективные соглашения в области безопасности (НАТО, ОДКБ, ОБСЕ, двусторонние союзы). Легитимные основания для военной интервенции – это нарушение территориальной целостности, гуманитарные катастрофы, терроризм, ОМУ. Агенты легитимации – международные организации.

Таким образом, после завершение холодной войны США добились своей цели. Сложилась однополярность под их доминированием. На сегодняшний день «американская однополярность» стабильна («А.О. — 1. Мощь США является «легитимной», поскольку опирается на демократические и либеральные традиции, а также международные организации и институты. 2. США взяли на себя глобальные обязательства по обеспечению безопасности и финансовой стабильности. 3. Глобализация и нарастание взаимозависимости делает сопротивление доминированию США дорогостоящим и бессмысленными мероприятиями). Факторы, способствующие США обеспечить легитимность своего положения и своих действий в первую очередь заключаются в том, что США способны обеспечить легитимность своего положения и своих действий, сохраняют контроль над ключевыми международными институтами, нейтрализуют ревизионистские настроения на периферии. Но не все так гладко. Украинский кризис стал вызовом американской гегемонии. США должны были мобилизовать своих союзников, что они и сделали. Показали, что гегемония еще жива. В свою очередь, Россия показала, что может менять международный порядок, нарушив одну из основ порядка, а именно территориальный «статус-кво». Наложение санкций со стороны Запада на Российскую Федерацию оказывается бессмысленным, что он и признал. США продемонстрировало, в свою очередь, кризис «мягкой силы», так как не получается сегодня своевременно ставить ситуацию под контроль. В Украине Соединенные Штаты не обеспечили безопасность. Таким образом, можно сделать вывод, что на сегодняшний день американское лидерство находится в кризисе, но США по-прежнему гегемон, так как несет общественные блага (например, безопасность), а также предлагает систему ценностей, которую поддерживает большая часть мирового сообщества. Не так просто представить, что будет, если США перестанет быть гегемонией. Можно только предположить, что если они перестанут сдерживать страны, например, Израиль, то в том регионе вспыхнет война. Если доллар прекратит свое существование в качестве резервной валюты, то что грозит мировой экономикой совершенно непонятно. Кто сможет заменить «шерифа» на его посту невозможно предположить, так как ни одна страна кроме Соединенных Штатов Америки, на сегодняшний день не может гарантировать безопасность и предоставлять экономические блага в таком глобальном масштабе, в каком это делают США, а также предложить такую систему ценностей, которую поддержит большая часть мирового сообщества.

Может еще поучимся? Загляни сюда!

ya-prepod.ru

Новая расстановка политических сил в мире после окончания второй Мировой войны. «Холодная война», её причины, сущность и последствия

Итоги Второй мировой Войны: поражение фашизма, распад колониальной системы, создание биполярной блоковой системы противостояния и начало «холодной войны». В результате Второй мировой войны Европа потеряла доминирующее влияние в западной цивилизации, и на первый план вышли США. Борьба с фашизмом сменилась глобальным противостоянием социалистической и капиталистической систем, Востока и Запада, что явилось главной особенностью и устойчивой тенденцией послевоенного мирового развития. Раскол мира, начавшийся в 1917 г., продолжал углубляться, приобретая новый, биполярный характер с наличием двух центров силы – СССР и США. Победа привела к невиданному росту международного авторитета СССР, признанию его экономической и военной мощи. После победы в войне влияние СССР распространилось на страны Восточной Европы и Юго-Восточной Азии, полностью или частично освобожденных Красной Армией.

Наличие атомного оружия у США (с 1945 г.) и у СССР (с 1949 г.) в определенной степени сдерживало возникновение крупных военных конфликтов между ними, и в то же время становилось крайне опасным. Борьба приняла формы «холодной войны» – идеологического, политического и военно-стратегического противостояния капитализма и социализма, которое, то затихая, то обостряясь, продолжалось около полувека и выражалось в пропагандистских обличениях, региональных конфликтах, гонке вооружений, создании «образа врага».

Ответственность за развязывание «холодной войны», самой длительной из всех войн XX века, лежит на обеих сторонах. У. Черчилль считал ее «третьей мировой войной, которая началась прежде, чем закончилась вторая».

Вопрос 54: Восстановление и развитие народного хозяйства ссср после окончания Великой Отечественной Войны.

Трудности и противоречия послевоенной действительности

Потери СССР в Великой Отечественной войне были огромны. Многие западные политики и экономисты утверждали, что для восстановления разрушенного потребуется не менее 50 лет, и что Советский Союз надолго утратит свою роль великой державы. На мирные рельсы экономика СССР была переведена в 1946 г. После войны была воспроизведена та же модель экономического развития и тот же цикл, что и в 30-х гг. Сталин вновь выдвинул лозунг «завершения строительства социализма и постепенного перехода к коммунизму». К 1948 г. приоритетная тяжелая промышленность достигла довоенного уровня, но в легкую и пищевую промышленность средства почти не вкладывались, жизненный уровень народа был очень низким. В 1947 г. была отменена карточная система, неоднократно снижались розничные цены, проведена денежная реформа. Но население от этого ничего практически не выиграло, его материальное положение не улучшилось, хотя социальная напряженность и была несколько снижена.

Еще в более тяжелом положении была советская деревня. Она продолжала оставаться «болевой точкой» всей экономики страны. Несмотря на то, что к 1950 г. был достигнут довоенный уровень общего объема сельскохозяйственного производства, она влачила жалкое существование. Хронические трудности обострялись продолжавшимся внеэкономическим принуждением колхозников, урожаи были низкие, положение усугубила

засуха 1946 г.

По многим показателям советская деревня жила значительно хуже уровня 1913 г. Это и понятно – на восстановление сельского хозяйства после войны оставалось лишь 8% общего объема бюджетных ассигнований.

studfiles.net

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ РОССИЯ ПОСЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ». Мировая холодная война

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

РОССИЯ ПОСЛЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Чудом эпохи после холодной войны то, что Россия сумела перенести коллапс, который сделал ее стратегически неуместной, без революции и реваншизма.

Ч. Краутхаммер, 2002

Россия в 1997 г., скрепя сердце, согласилась с приемом трех новых членов НАТО и вступила в Совет «Россия-НАТО», который был западными союзникам полностью проигнорирован в процессе принятия решения о первом за историю Североатлантического союза силовом действии за пределами зоны традиционной ответственности НАТО — бомбардировке Югославии весной 1999 г. Государственный секретарь М. Олбрайт объявила, что белградское правительство под давлением массовых налетов авиации Североатлантического союза сдастся на четвертый день — пойдет на условия, ведущие к отделению югославской провинции Косово. Американцы недооценили решимости югославов. На 78-й день бомбардировок, когда Белград был готов стоять и дальше, ельцинский Кремль решил оказать помощь Западу. Посланный в Белград В. С. Черномырдин, спасая США и НАТО от ситуации своего бессилия, в буквальном смысле заставил президента Милошевича (на глазах у всего мира) подписать капитуляцию перед Западом.

Но даже эта помощь не вызвала у американского руководства желания видеть в России партнера. Желание России получить под временный контроль небольшую территорию Косова (чтобы уберечь от репрессий сербское меньшинство Косовского края) было отвергнуто Вашингтоном самым энергичным образом. Узнав о движении российских войск к косовской столице Приштине, американская сторона начала недельные дебаты на Смоленской площади и в соседнем Хельсинки — ровно столько, сколько нужно было для оккупации всего Косово войсками НАТО и полной изоляции здесь небольших российских войск. Запад полностью блокировал единственную просьбу России образовать анклав вокруг исторических православных монастырей и Косова поля — что позволило бы 100-200 тысячам местных косовских сербов найти убежище и избежать насилия албанской Армии освобождения Косова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о