Война 1940: Советско-финская война 1939-1940 — Главная | О регионе | Книга памяти | Советско-финская война 1939-1940

Содержание

Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании

Библиографическое описание

«Зимняя война»: работа над ошибками (апрель-май 1940 г.): Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании / Федер. архив. агентство, Рос. гос. воен. архив; Отв. сост. Н.С. Тархова. — М.; СПб.: Летний сад, 2004. — 560.; ISBN 5-94381-134-6.

Тип материала документальный сборник (1073)
Название издания «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель-май 1940 г.): Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании (1)
Описание

В настоящий сборник включены документы, раскрывающие процесс выработки рекомендаций по вопросам совершенствования Красной Армии на основе опыта советско-финляндской войны 1939—1940 гг. В сборнике публикуются предложения всех специализированных комиссий и подкомиссий Главного военного совета Красной Армии, созданных после совещания в Кремле 14—17 апреля 1940 г.

для обобщения опыта «зимней войны», а также стенограммы, протокольные записи и протоколы за­седаний комиссии Главного военного совета, на которых рассматривались вопросы вооружения Красной Армии, организации войсковых учений и маневров, военной идеологии. Проведенная с учетом опыта «зимней войны» работа в Красной Армии непосредственно сказалась на ее состоянии перед другой войной, начавшейся 22 июня 1941 г. В связи с этим публикуемые впервые документы сборника значительно рас­ширяют источниковую базу научных исследований как по истории «зимней войны», так и по предыстории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Книга рассчитана на специалистов — исследователей отечественной истории и на широкий круг читателей.

Сведения об ответственности Федер. архив. агентство, Рос. гос. воен. архив; Отв. сост. Н.С. Тархова
Место издания Москва (756)
Санкт-Петербург (30)
Издательство Летний сад (4)
Год издания 2004 (39)
Физическая характеристика 560.
ISBN 5-94381-134-6
Исторический период 1939-1940. Зимняя война (Cоветско-финляндская война) (2)
1939-1941. Накануне ВОВ (44)
Тематические коллекции Зимняя война (Cоветско-финляндская война) (1939-1940) (2)
Тематика История России — Советско-финляндская война (Зимняя война) (172)
Кадровая политика — Командный и начальствующий состав Красной Армии (119)
Международные отношения — Финляндия (467)
Коллекции по странам Финляндия (7)
Новые поступления 2020-01 (44)

Как советско-финская война застряла в снегах и лесах

Первые два месяца советско-финляндской войны 1939–1940 гг. оказались неудачными для Красной армии (см. «Как провал дипломатии привел к финской войне», Ведомости, 26.11.2019). Ее соединения не смогли прорвать оборону финской армии на Карельском перешейке и понесли поражение на других направлениях. Провал плана быстрого разгрома Финляндии показал, что для перелома в войне необходимы дополнительные силы и напряженная боевая подготовка.

К концу ноября 1939 г. советское командование сосредоточило на границе с Финляндией и в ближайшем тылу 19 стрелковых дивизий, 5 танковых и 2 мотострелковые бригады, значительные силы авиации. Они насчитывали около 350 000 человек, 2500 орудий и минометов, более 1300 танков и 1700 самолетов. Финская армия насчитывала 180 000 солдат и офицеров, около 700 орудий, 112 самолетов и 25 танков. 

Главный удар предполагалось нанести на Карельском перешейке 7-й армией под командованием комкора Всеволода Яковлева. Она имела 9 стрелковых дивизий, 4 танковые и 2 мотострелковые бригады и насчитывала около 180 000 человек, 850 танков, более 1300 орудий и минометов. Предполагалось ее усиление. Противостоящие финские войска располагали около 100 000 солдат и офицеров, более 350 орудий и 25 танков.

Советское командование предполагало в течение трех недель разгромить главные силы противника, занять Выборг и Кексгольм на Карельском перешейке и выйти к Ботническому заливу в районе Оулу, отрезав Финляндию от Швеции. Однако советское командование переоценило преимущество в технике и возможную неустойчивость финской армии. 

Превосходство РККА в людях компенсировалось лучшей подготовкой финских солдат и младших офицеров. Последующие бои выявили недостаток тяжелых орудий для разрушения укреплений, отсутствие сведений о новых оборонительных сооружениях неприятеля и слабое взаимодействие пехоты с танками.  

Первой к главной полосе укреплений «линии Маннергейма» в устье реки Тайпалеен-йоки (сейчас – Бурная) вышла вечером 2 декабря 49-я стрелковая дивизия 7-й армии. Планировалось высадить в тыл финнов десант с кораблей Ладожской флотилии, но его отменили из-за отсутствия транспортных судов. Дивизия форсировала незамерзающую реку шириной до 180 м, на возвышенном левом берегу которой укрепился противник. 

Для переправы 49-ю дивизию усилили полком 142-й дивизии, артполком большой мощности и двумя понтонными батальонами. Командир дивизии, комбриг Павел Воробьев, приказал использовать дымовую завесу, но комкор Яковлев запретил ее применение.  

Артподготовка 5 декабря не подавила огневые точки противника, из трех занятых плацдармов удалось удержать лишь один. Кроме того, финны уничтожили переправочный парк одного из понтонных батальонов. Захваченный плацдарм в 2 км по фронту и 3,5 км в глубину стал местом кровопролитных боев.

9 декабря вместо 19-го полка на него переправили части выдвинутой из резерва 150-й дивизии. Ее 469-й полк занял деревню Коукканиеми, но из-за потерь его вскоре вывели во второй эшелон. 19 декабря после пополнения частей атаки возобновились до 22 декабря, когда пришел приказ об их прекращении. Части 49-й дивизии только с 3 по 11 декабря потеряли около 3000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести: более 20% личного состава и примерно половину стрелковых рот.

Проблемы обнаружились и в 90-й дивизии. 3 декабря батальоны ее 286-го полка потеряли ориентировку у озера Валк-ярви (сейчас – Мичуринское) и всю ночь блуждали вокруг него. На следующий день заблудились батальоны 588-го полка, что привело к перестрелке с батальоном 286-го полка.  

Вскоре дивизию перебросили в район Кивиниеми. Комкор Яковлев приказал форсировать горловину озера Суванто-ярви (сейчас – Суходольское) с марша без подготовки и отставших на марше артиллерии и саперного батальона. Переправу начали около 16.30 и продолжали ночью. Часть понтонов унесло течение, другие затонули от огня противника, берега достигли только четыре понтона с бойцами и командирами трех рот. Попытка усилить плацдарм плавающими танками Т-37 не увенчалась успехом: пять застряли на подводных камнях и препятствиях, один перевернулся, а два оставшихся не смогли выбраться на левый берег. Высадившиеся, за исключением нескольких бойцов, вернувшихся вплавь, погибли или попали в плен в ходе финских контратак.

Может быть, другие соединения действовали лучше? Возьмем 123-ю дивизию, сыгравшую в феврале 1940 г. ключевую роль в прорыве «линии Маннергейма». 17 декабря части дивизии в районе Сумма-ярви после артподготовки при поддержке танков атаковали высоту 65,5, но танки застряли у надолбов, а стрелки залегли у проволочных заграждений. Подразделения 245-го полка просочились через них и захватили утром 18 декабря несколько огневых точек на высоте. Затем батальоны 245-го и 272-го полков заняли ее западный и южный скаты, и казалось, оборону финнов удастся прорвать. Однако неподавленные пулеметы противника вместе с артиллерией открыли массированный огонь, и подразделения, занявшие высоту, кроме одной роты, укрывшейся в финских укреплениях, отступили. Попытки вернуть высоту успеха не имели. Лишь 22 декабря оставшиеся в живых бойцы и командиры прорвались к главным силам. 24 декабря дивизия предприняла новую неудачную попытку прорыва укрепрайона. 

Не достигли успехов и танкисты. Танковые части 7-й армии потеряли 700 боевых машин, 140 из них – безвозвратно. В 20-й танковой бригаде, единственной оснащенной средними танками Т-28, с начала войны до конца января 1940 г. 25 танков сгорели, 81 был поврежден артогнем, 39 подорвались на минах, 14 утонули, два пропали без вести, 116 вышли из строя из-за неисправностей. С учетом первоначальной численности каждый танк ремонтировался в среднем дважды. Финский генерал Хюго Эквист, командовавший 2-м армейским корпусом, писал: «Легкие танки, применявшиеся русскими в начале войны, не произвели огромного впечатления <…> Погоня за ними превратилась в спорт».

7-я армия, несмотря на усиление тремя стрелковыми дивизиями и двумя танковыми бригадами, не смогла прорвать главную позицию «линии Маннергейма».

Драма в Приладожье

Красная армия не достигла успехов на других направлениях, где ее соединения стремились максимально углубиться на территорию Финляндии.

Дальше других, на 100 км, в первые дни продвинулась 139-я дивизия 8-й армии. Ее командир, комбриг Николай Беляев, сформировал отряды, чтобы обойти оборону противника. Один, как отмечено в журнале боевых действий, «блудил и не выполнил боевой задачи», а второй вернулся по приказу командования. К этому моменту полки дивизии были измотаны длительными маршами и скверным питанием из-за недостатка продовольствия.

Финское командование, надеясь на прочность обороны на перешейке, перебросило подкрепления, чтобы ликвидировать наиболее опасные вклинения. Против дивизии действовали 16-й пехотный полк подполковника Ааро Паяри и отдельные батальоны. В ночь на 13 декабря финны обошли полки 139-й дивизии с флангов, части начали беспорядочный отход. В ходе боев, продолжавшихся до 17 декабря, 139-я и прибывшая на фронт 14–15 декабря 75-я дивизии отошли на 60–70 км. Части 139-й дивизии с 8 по 17 декабря 1939 г. потеряли 1800 бойцов и командиров убитыми и пропавшими без вести и 1570 ранеными – 25% личного состава. Были оставлены 2200 винтовок, около 400 пулеметов и более 20 орудий. За поражение Беляева сняли с должности. Однако 75-я и 139-я дивизии не были окружены и разгромлены. 

Главный удар 8-й армии на Сортавала наносили 18-я и 168-я стрелковые дивизии и 34-я легкотанковая бригада. К 10 декабря они заняли город Питкяранту. 18 декабря один из полков 168-й дивизии продвинулся на 35–40 км северо-западнее города. К этому моменту финское командование сосредоточило против советских дивизий главные силы своих 12-й и 13-й пехотных дивизий. Финны просачивались в разрывы боевых порядков советских войск, прерывали коммуникации и нападали на обозы. 

Им удалось 28 декабря перехватить дорогу Лаваярви – Леметти и затруднить снабжение передовых частей. Попытки выбить противника с дороги не увенчались успехом. Напротив, финны воспользовались пассивностью командования 18-й дивизии и 34-й бригады, не применявшего активно танки (к 5 января они еще имели горючее), и рассечь гарнизон Леметти, имевший более 100 танков и значительные силы пехоты. 

168-я стрелковая дивизия при поддержке извне наладила дорогу по льду Ладожского озера, удержала занятые позиции, сохранив большую часть личного состава и вооружения. 

Трагичнее сложилась судьба попавших в окружение частей 18-й стрелковой дивизии и 34-й легкотанковой бригады, насчитывавших около 12 000 человек. 16–19 января финны разделили окруженных на шесть гарнизонов. Четыре из них финны полностью уничтожили в феврале, один – частично, и только один гарнизон благополучно прорвался к главным силам.

Разгром под Суомуссалми

В первые дни соединения 9-й армии не встречали серьезного сопротивления уступавших им в силах частей прикрытия. Но после занятия 163-й дивизией 17 декабря поселка Суомуссалми финская ставка перебросила на север 9-ю пехотную дивизию и отдельную бригаду.

21 декабря финнам удалось выйти на коммуникации 163-й дивизии, уничтожить часть обозов и создать угрозу окружения ее главных сил. Лишившись подвоза, 163-я начала отход. С начала войны до конца декабря она потеряла 890 человек убитыми, 1415 ранеными, более 450 пленными и пропавшими без вести и около 300 обмороженными, 130 пулеметов, 17 пушек разных калибров и 140 автомашин. 

Нанеся поражение 163-й дивизии, усиленная резервами 9-я дивизия обрушилась на 44-ю дивизию. Первую атаку противника 146-й полк сумел отбить, но в ночь на 2 января финны повторно атаковали его и перерезали в двух местах дорогу, вдоль которой растянулась 44-я дивизия. 3 января ее командир, комбриг Алексей Виноградов, выехал в один из полков и попытался очистить дорогу, но атаки не достигли цели. Действиям стрелков и артиллеристов мешали обозы. Кроме того, саперный и разведывательный батальоны из-за хаотичной выгрузки выгрузились последними и оказались в хвосте колонны. 4 января противник перехватил дорогу еще в двух местах и отрезал ударную группу от главных сил дивизии. Шедшие ей на помощь разведбатальон и 3-й погранполк были также остановлены, а отход измотанного боями и отсутствием горячей пищи батальона 146-го полка открыл левый фланг дивизии. 6 января ее командование пыталось вывести из окружения людей и тяжелое вооружение. Получив в 22.00 6 января разрешение штаба армии «действовать по собственной инициативе», Виноградов приказал выводить людей севернее дороги, приведя в негодность матчасть. Выход из окружения продолжался несколько дней. С 1 по 7 января дивизия потеряла более 3200 бойцов и командиров убитыми и пропавшими без вести и 1430 ранеными. На поле боя остались более 5500 единиц стрелкового оружия, около 350 пулеметов, более 100 орудий и минометов и 37 танков.

Командир 9-й дивизии, генерал Ялмар Сииласвуо, вспоминал: «Мы захватили немыслимое количество военных материалов, о которых не могли мечтать. Досталось нам все вполне исправное, пушки были новые, еще блестели». 

11 января военный трибунал 9-й армии осудил Виноградова, начальника штаба дивизии полковника Онуфрия Волкова и начальника политотдела полкового комиссара Ивана Пахоменко к расстрелу. Приговор привели в исполнение перед строем дивизии.

Вскоре финская ставка пригласила в район боев иностранных журналистов. Ряд газет опубликовали статьи и фотографии, нередко преувеличивавшие масштабы разгрома под Суомуссалми. 

Москва маскировала поражение ложью. «В 44-й дивизии <…> потеряно не более 900 <бойцов>, причем больше из-за морозов, финны же потеряли не менее 2000 и добивали своих раненых, чтобы не оставить языков», – писала «Правда» 14 января 1940 г.

Неудачи преследовали Красную армию не только в снегах и лесах. Советские ВВС, несмотря на подавляющее превосходство, не сумели подавить оборону противника и нарушить работу промышленности и транспорта.  

На фронте 7-й армии в декабре 1939 г. отмечалось шесть случаев бомбардировки и обстрела своих войск. В свою очередь, взвод ПВО 39-го полка 4-й стрелковой дивизии сбил два И-16 68-го истребительного авиаполка.

1 декабря при взлете один из пилотов 1-го минно-торпедного авиаполка Балтийского флота врезался в бомбохранилище. Взрыв вывел из строя большую часть самолетов на две-три недели. 26 декабря три самолета 21-го дальнебомбардировочного полка (ДБАП) потеряли ориентировку и сбросили на станцию Грузино неподалеку от Ленинграда 30 бомб, ни одна из которых не достигла цели. Наконец, 6 января 1940 г. восемь самолетов 6-го ДБАПа получили задачу разрушить радиостанцию в Лахти. Группа сделала пять заходов, один из самолетов был сбит финскими зенитками. Когда ее атаковали истребители, пилоты, вместо построения в оборонительный порядок и отражения противника организованным огнем, попытались уйти от «Фоккеров» за счет скорости. Строй рассыпался, шесть из семи самолетов были сбиты, а дотянувший до аэродрома не подлежал восстановлению.  

Неудачные действия Красной армии на сухопутном фронте и в воздухе вынудили ее командование остановить наступление. Началось накопление дополнительных сил на Карельском перешейке и других участках фронта, велась разведка укреплений противника и интенсивная подготовка войск вне зависимости от наличия боевого опыта. Учитывая горький опыт неудач и поражений, стрелковые части учились штурмовать макеты оборонительных сооружений, взаимодействуя с саперами, танками и артиллерией, вести маневренный бой в лесисто-болотистой местности на лыжах. Время решающих боев приближалось.  

Автор — историк

Виртуальная выставка «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.»

Советско-финляндская война 1939 – 1940 гг.

Российский государственный военный архив представляет историко-документальную виртуальную выставку, рассказывающую о Советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг., которая долгое время оставалась в тени Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

Советско-финляндская война началась 30 ноября 1939 г. Боевые действия развернулись на значительной территории, раскинувшейся от Баренцевого до Балтийского морей. Наиболее активные боевые действия осуществлялись на Карельском перешейке, где протянулась сплошная линия фронта.

С самого начала боевых действий советские войска столкнулись с серьезными проблемами, связанными с недооценкой сил противника. В первые два дня боев его сопротивление оказалось сильнее, чем предполагалось, поэтому командующий войсками Ленинградского военного округа К.А. Мерецков уже 1 декабря приказал частям и соединениям 7-й армии перенести направление главного удара в восточную часть Карельского перешейка. С этой целью была сформирована Правая группа 7-й армии под командованием комкора В.Д. Грендаля. Ей была поставлена задача выйти в тыл главного оборонительного рубежа финнов на Выборгском направлении.

После перегруппировки сил советские войска 6 декабря начали наступление в районе населенного пункта Тайпале, что близ Ладожского озера. Форсировав водные преграды, они заняли два плацдарма на противоположной стороне реки, однако 8 декабря финляндские войска восстановили свой контроль над берегом реки. Красноармейским частям удалось лишь удержать ранее захваченный мыс Коукунниеми. После чего вплоть до 15 декабря каких-либо активных действий на этом участке фронта не происходило. Только 15 – 17 декабря силами двух дивизий РККА удалось прорваться к главному оборонительному рубежу противника, который им так и не удалось преодолеть. Неудачей завершилась и попытка форсирования р. Вуокса. Решение К.А.Мерецкова о переносе главного удара на правый фланг 7-й армии оказалось ошибочным, поэтому было решено перенести направление главного удара на Выборгское направление, на которое были переброшены дополнительные силы. Руководство боевыми действиями взяла на себя Ставка, а К.А. Мерецков был назначен командующим 7-й армией.

10 декабря советские войска подошли к главному оборонительному рубежу. К 13 декабря численность 7-й армии составляла 265456 человек, в том числе 247129 человек в боевых частях. Войска продолжали прибывать, накапливаясь на участках предстоящего прорыва линии Маннергейма с последующим броском на Выборг.

В 12 часов дня 17 декабря после продолжительной артподготовки советские войска перешли в решительное наступление. Но, не смотря на массированную артиллерийскую подготовку и решительные действия частей РККА, финны смогли удержаться на основных оборонительных позициях и стабилизировать линию фронта. 20 – 22 декабря наступление Красной Армии на Выборгском направлении было остановлено.

Последним аккордом, завершившим боевые действия на Карельском перешейке в декабре 1939 г., стала попытка советского командования форсировать р. Вуокса с последующим выходом в тыл Выборгской группировки армии Финляндии. Однако и она закончилась неудачей. Боевые действия, развернувшиеся 24 – 27 декабря, не дали ощутимых результатов.

После неудачных декабрьских боев по прорыву главного оборонительного рубежа противника на Карельском перешейке войска 7-й армии перешли к обороне. Но затишье, наступившее на фронте, было обманчиво. Обе стороны готовились к новым боям, наращивая силы по всему театру боевых действий от Баренцева моря до Финского залива, и прежде всего на линии будущих прорывов.

Новое наступление советское командование наметило на начало февраля 1940 г. Готовясь к нему, оно преобразовало Правую группу 7-й армии в 13-ю армию. Для руководства действиями двух армий на Карельском перешейке Ставка создала Северо-Западный фронт, командующим которым был назначен командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко. Помимо 7-й и 13-й армий в составе фронта была создана Резервная группа, 1-й стрелковый корпус Финской народной армии, 3-й кавалерийский корпус. Изрядно потрепанные части 7-й армии были пополнены личным составом и боевой техникой. Ее численность была доведена до 290317 бойцов.

11 февраля 1940 г. после мощной артиллерийской подготовки советские войска начали наступление и вклинились в оборонительные позиции финнов. Вскоре был захвачен ряд укреплений и опорных пунктов линии Маннергейма. На следующий день, после ввода в бой дополнительных сил, ширина прорыва была увеличена до 5 км, а глубина до 2,5 км. Попытка финского командования «срезать» клин оказалось неудачной. 13 февраля советские стрелковые части при поддержке танков прорвали тыловые рубежи противника, обрезав их коммуникации, и захватили огневые позиции тяжелой артиллерии. Прорыв тылового рубежа означал окончательный прорыв линии Маннергейма. Финское командование было вынуждено отвести свои части на промежуточные оборонительные позиции. Отдельные успехи финской армии на других участках обороны уже не могли изменить ситуацию.

Развивая успех, части Красной Армии 4 марта форсировали по льду Выборгский залив и вышли к старой шоссейной дороге Выборг – Хельсинки, а 13 марта части 28-го корпуса перерезали новую шоссейную дорогу Выборг – Хельсинки, создав реальную угрозу окружения Выборгской группировки противника, что привело к дезорганизации и несогласованности действий финских войск.

11 марта 7-я армия перешла в наступление на Выборг, которое продолжалось и весь следующий день. 12 марта 2-й армейский корпус финской армии, оборонявший Выборг, оставил свои позиции. 13 марта 1940 г. флаг Финляндии над Выборгской крепостью был спущен.

Историко-документальная виртуальная выставка предлагает вниманию посетителей сайта Российского государственного военного архива документы о советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг.

Экспозицию историко-документальной выставки об этой, как сказал поэт, «не знаменитой войне» составляют 122 документа Российского государственного военного архива, из которых 49 документов отражают ход боевых действий, 12 представляют собой листовки, дающие представление об идеологическом противоборстве, развернувшемся между противниками, и 61 фотография, иллюстрирующих боевые действия, фронтовой быт, а также знакомящие посетителей выставки с участниками тех драматических событий.

При подготовке выставки были использованы аудиодокументы, предоставленные Российским государственным архивом фонодокументов (РГАФД). Это отрывок из доклада председателя СНК СССР, наркома иностранных дел СССР В.

М. Молотова от 29 марта 1940 г. о Советско-финляндской войне 1939 — 1940 гг., воспоминания маршалов и рядовых той войны и др.

Представленные на выставке электронные образы сгруппированы по видовому принципу: документы на бумажной основе, фотографии и фонодокументы. Внутри разделов документы расположены в последовательном порядке в соответствии с хронологией событий и датами их создания.

РГВА благодарит за сотрудничество архивистов Российского государственного архива фонодокументов, в частности заместителя начальника научно-информационного отдела – заведующую читальным залом М.Г. Лазареву.
 

 

Европа. Война 1940 года — Берггольц. Полный текст стихотворения — Европа. Война 1940 года

Илье Эренбургу1Забыли о свете
вечерних окон,
задули теплый рыжий очаг,
как крысы, уходят
глубоко-глубоко
в недра земли и там молчат.
А над землею
голодный скрежет
железных крыл,
железных зубов
и визг пилы: не смолкая, режет
доски железные для гробов.
Но всё слышнее,
как плачут дети,
ширится ночь, растут пустыри,
и только вдали на востоке светит
узенькая полоска зари.
И силуэтом на той полоске
круглая, выгнутая земля,
хата, и тоненькая березка,
и меченосные стены Кремля.2Я не видала высоких крыш,
черных от черных дождей.
Но знаю
по смертной тоске своей,
как ты умирал, Париж.Железный лязг и немая тишь,
и день похож на тюрьму.
Я знаю, как ты сдавался, Париж,
по бессилию моему.Тоску не избудешь,
не заговоришь,
но всё верней и верней
я знаю по ненависти своей,
как ты восстанешь, Париж! 3Быть может, близко сроки эти:
не рев сирен, не посвист бомб,
а тишину услышат дети
в бомбоубежище глухом.
И ночью, тихо, вереницей
из-под развалин выходя,
они сперва подставят лица
под струи щедрого дождя.
И, точно в первый день творенья,
горячим будет дождь ночной,
и восклубятся испаренья
над взрытою корой земной.
И будет ветер, ветер, ветер,
как дух, носиться над водой…
…Все перебиты. Только дети
спаслись под выжженной землей.
Они совсем не помнят года,
не знают — кто они и где.
Они, как птицы, ждут восхода
и, греясь, плещутся в воде.
А ночь тиха, тепло и сыро,
поток несет гряду костей…
Вот так настанет детство мира
и царство мудрое детей.4Будет страшный миг
будет тишина.
Шепот, а не крик:
«Кончилась война…»Темно-красных рек
ропот в тишине.
И ряды калек
в розовой волне…5Его найдут
в долине плодородной,
где бурных трав
прекрасно естество,
и удивятся силе благородной
и многослойной ржавчине его.
Его осмотрят
с трепетным вниманьем,
поищут след — и не найдут
следа,
потом по смутным песням
и преданьям
определят:
он создан для труда.
И вот отмоют
ржавчины узоры,
бессмертной крови сгустки
на броне,
прицепят плуги,
заведут моторы
и двинут по цветущей целине.
И древний танк,
забыв о нашей ночи,
победным ревом
сотрясая твердь,
потащит плуги,
точно скот рабочий,
по тем полям, где нес
огонь и смерть. 6Мечи острим и готовим латы
затем, чтоб миру предстала Ты
необоримой, разящей,
крылатой,
в сиянье Возмездия и Мечты.
К тебе взывают сестры и жены,
толпа обезумевших матерей,
и дети,
бродя в городах сожженных,
взывают к тебе:
«Скорей, скорей!»
Они обугленные ручонки
тянут к тебе во тьме, в ночи…
Во имя
счастливейшего ребенка
латы готовим, острим мечи.
Всё шире ползут
кровавые пятна,
в железном прахе земля,
в пыли…
Так будь же готова
на подвиг ратный —
освобожденье всея земли!

Она сжимала кольцо блокады: 80 лет назад Финляндия вступила в войну против СССР

Этот противник Советского Союза был готов воевать на пределе своих сил. Открыв фронт в июне 1941 года, Финляндия поставила под ружье больше, чем кто-либо из государств — участников войны: 17,5% своего населения. 80% от среднего ежегодного призыва (17 тыс. финских солдат) погибли до конца 1941 года, а мобилизация остальных (вплоть до 70% сельских тружеников и 50% рабочих) полностью обескровила экономику.

Неудивительно, что Хельсинки нуждались в быстрой победе и очень рассчитывали на немцев.

После их поражения под Москвой Финляндия вынужденно изменила тактику: перешла к затяжной обороне, продолжая помогать Германии в блокаде Ленинграда, удерживая мирное население в концентрационных лагерях и оккупируя Советскую Карелию. В эти месяцы Хельсинки допускали сепаратные переговоры, отвергая при этом мысль о возвращении к предвоенным границам. Вывело финнов из войны только продвижение советских войск в 1944 году.

Финляндия вооружается

Решая, на чью сторону встать во Второй мировой, финская республика имела перед собой три примера: нейтральную Швецию, позволившую Германии использовать свои железные дороги, сдавшуюся после шести часов сопротивления Данию и навязавшую гитлеровцам многомесячную борьбу Норвегию. Хельсинки выбрали свой собственный путь: активную военную помощь Третьему рейху, оказавшись в рядах его союзников на особом положении — единственной демократической державой. Несходство ценностей не помешало финнам договориться с Гитлером о послевоенном обеспечении своего «жизненного пространства», включавшего советские Карелию, Кольский полуостров и часть Ленинградской области с границей, проведенной по устью Невы. Соглашения заключили уже к декабрю 1940 года, когда фюрер нацистов объявил своим генералам, что те смогут координировать с Хельсинки действия по плану «Барбаросса». С этого времени началось постепенное развертывание немецкой военной инфраструктуры на финской территории, продлившееся до самого нападения на СССР.

На эту тему

Раздражение, толкнувшее Суоми в лагерь нацистов, не оправдывалось, но объяснялось событиями отдаленного прошлого. В 1809 году Финляндия вошла в состав России, а спустя два года к ее административным границам присоединили Выборгскую губернию, завоеванную у Швеции еще Петром Первым в XVIII веке. Добившись независимости в 1917-м, Финляндия отделилась вместе с исторически доставшейся ей территорией. Двумя десятилетиями позже Зимняя война 1939–1940 годов завершилась возвращением Выборга, с чем в Хельсинки мириться не собирались. Финны рассуждали о «войне-продолжении», помощь для ведения которой рассчитывали получить на стороне. После оккупации Германией Дании и Норвегии в 1940 году Финляндия, еще колебавшаяся между немцами и британцами, сделала свой выбор в пользу первых.

Гитлеровцы сполна воспользовались согласием Хельсинки сотрудничать. 22 июня Германия атаковала СССР с расположенных в Финляндии аэродромов, минировала воды Финского залива и организовала на севере отправку диверсантов. Хельсинки участвовали в этом по мере сил: часть подрывников были финнами, подводные лодки Суоми подключились к минированию, а флот финской республики высадился на демилитаризованных Аландских островах, где арестовали советских дипломатов. Удовлетворенный этим содействием Адольф Гитлер 22 июня провозгласил братство по оружию между Финляндией и Третьим рейхом. В СССР потребовали объяснений. Финляндия от них отказалась. В Москве ответили бомбардировками аэродромов, использовавшихся люфтваффе, что в Хельсинки назвали актом агрессии — официальным объявлением войны. Точки над i были стремительно расставлены. Впрочем, для начала боевых действий у Финляндии все уже давно было готово.

Блицкриг по-фински

Первые попытки вторгнуться в Советскую Карелию финская республика предпринимала еще в 1920-е годы, когда 6 тыс. ее добровольцев поддержали сепаратистские волнения, развернувшиеся под занавес Гражданской войны. Идея расширить свои границы на восток продолжила витать в воздухе и между войнами. Ее поддерживал военачальник Карл Маннергейм — в прошлом российский генерал, а затем отец независимой Финляндии, в 1941 году обозначивший свои цели так: «не вкладывать свой меч в ножны, пока Беломорская Карелия не станет свободной».

Этим не ограничилось. После захвата Выборга финское наступление выплеснулось в Южную Карелию, где быстро подошло к Петрозаводску, который пал уже 2 октября 1941 года. Финны рассредотачивались по огромной территории, захватывая один город за другим. После взятия Медвежьегорска им удалось перерезать железнодорожную дорогу Ленинград — Мурманск, использовавшуюся СССР для сообщения с западными союзниками и критически важную для противостояния Гитлеру.  Великобритания посчитала себя задетой и объявила Финляндии войну. А США поступили иначе. В конце июня 1941-го поздравили финнов с восстановлением территориальной целостности, и в дальнейшем стороны официально не воевали, хотя дипломатические отношения до 1944 года оставались на грани разрыва.

Верховный главнокомандующий финской армией Карл Маннергейм, Адольф Гитлер и президент Финляндии Ристо Рюти, Финляндия, 4 июня 1942 года

© New York Times Co./Getty Images

Испортившая отношения с либеральными демократиями Запада Финляндия все дальше продвигалась на восток, где Германия надеялась привлечь ее к блокаде Ленинграда. В мемуарах маршала Маннергейма можно прочитать, что тот, долго живший в Петербурге и жалевший город, принципиально отверг эти планы. Сведения другого военачальника, генерала Талвелы, отличаются: изначально финское командование не исключало штурма. Возможно, на решимость финнов повлияло поражение гитлеровских войск под Москвой. После него стало ясно, что война затягивается, а ставка Финляндии на сверхмобилизацию не оправдывает себя. Хельсинки приходилось искать свой собственный путь в войне.

Лагерь, голод, оккупация

С начала 1942 года Суоми на оккупированных советских территориях переходит к обороне. Фронт остается неподвижным в течение двух с половиной лет до середины 1944 года. В это время Финляндия продолжает помогать Германии: удерживать транспортные артерии, необходимые для снабжения Ленинграда, обеспечивая его блокаду, запирает Беломорско-Балтийский канал, перерезает Волго-Балтийский водный путь и делает невозможным движение по Кировской железной дороге, ведущей в Мурманск. Позже Маннергейм гордился тем, что финские войска не участвовали в артиллерийских обстрелах сжимавшегося кольцом города, но вряд ли это что-то меняло: зато они способствовали смертям тысяч людей от голода из-за того, что мешали поставкам продовольствия. Кроме того, как позже установили военные историки, артиллерии, способной добивать до Ленинграда, на вооружении у Финляндии недоставало.

На эту тему

В эти месяцы Финляндия обнаруживает себя в необычном положении: она одна из редких воюющих стран, довольных своими успехами, но не знающая, как их удержать. В 1942-м Суоми пробует  снять с себя долю военного стресса: вернуть часть призывников к мирной жизни. Для финнов на первый план выходит потенциальная рабочая сила, в том числе и пленные. На занятой территории создается сеть из 11 концентрационных лагерей, куда попадают женщины и дети. Судьба этих людей целиком зависела от этнической принадлежности. Стремясь опереться на карел, финские оккупанты помещали в заточение преимущественно русских. Из приблизительно 100 тыс. славян, остававшихся на оккупированных территориях, узником сделали каждого третьего. Мобилизация финских крестьян в армию вызывала голод, а заключенным хлеб доставался в последнюю очередь. Умерли в застенках рекордно многие — 17% от числа тех, кто в них оказался.

Долгая война завершается

В течение двух лет — с середины 1942 по середину 1944 года — Финляндия давала понять СССР, что готова к переговорам о мире, но на своих условиях, обязательно включавших удержание Выборга. Еще в апреле 1944-го принципиальный отказ вернуться к предвоенным границам получил официальное одобрение в парламенте — Финляндия продолжала оставаться работающей демократией. Тогда же президент республики Ристо Рюти направил послание Гитлеру, в котором торжественно пообещал не заключать сепаратного мира с Советским Союзом. На деле же в эти месяцы Суоми чувствует себя между молотом и наковальней. Резкий разрыв с нацистами мог бы привести к оккупации страны Германией, в то время как переговоры с союзниками стопорились. В Хельсинки вновь не знали, кого выбрать.

Советские военные в Питкяранте, 1944 год

© Георгий Коновалов/ТАСС

Исход затяжной войны решился летом того же года, когда советские войска под командованием генерал-полковника Говорова взяли Выборг. Финляндия продолжила сопротивляться и после этого, опасаясь, что Москва потребует от нее безоговорочной капитуляции. Однако переговоры пошли по благоприятному для финнов сценарию. Финляндию приняли в ряды союзников. Это влияло на многое: например, ей единственной из стран, поддержавших Гитлера, предоставили самой судить своих военных преступников. Одиозного президента Рюти спешно сместили со своего поста, и его место занял Маннергейм. Притом что Советский Союз мог бы предъявить претензии и к этому лидеру, в Кремле от дальнейшей конфронтации предпочли воздержаться.

На эту тему

После выхода Финляндии из войны в стране последовали суды. Основными обвиняемыми на них стали не военные и политики, а сотрудники концентрационных лагерей. С ними финская Фемида обошлась благодушно. Из 1381 фигуранта уголовных дел виновными признали только 723, а 658 оправдали. Оказавшийся в тюрьме президент Рюти (10 лет) отбыл свой срок не до конца. Его амнистию, последовавшую в 1949 году, СССР оставил без внимания.

Возможно, это объяснялось тем, что Кремль принципиально устраивал политический курс, который выбрала для себя послевоенная Финляндия. Далекая от принятия коммунистической модели, северная страна учла опыт двух войн с СССР, включая собственную шоковую сверхмобилизацию 1941 года, — и предпочла никогда больше не следовать этому примеру. С тех пор Хельсинки выступают только за мир — что подтверждает отказ от членства в НАТО. Естественное геополитическое позиционирование, при этом необходимое для того, чтобы следующий русско-финский конфликт никогда не состоялся.

Игорь Гашков​​​​​​

В Финляндии ищут погибших на Советско-финской войне бойцов — Российская газета

В Финляндии российские поисковики ищут останки бойцов, воевавших в составе 9 отдельного лыжного батальона: он был почти полностью уничтожен рядом с городом Кухмо во время советско-финской войны в 1940 году. В экспедиции поисковики из Архангельска, Карелии и Орехово-Зуево. Среди них и корреспондент «Родины».

О судьбе военных лыжников долгое время было почти ничего не известно. По информации председателя совета регионального отделения Российского военно-исторического общества Алексея Буглака, батальон сформировали в Архангельской области в 1939 году. Было подано 1820 заявлений, из которых командование отобрало меньше трети — 601 человек.

В начале 1940 года батальон включили в отдельную лыжную бригаду под командованием полковника Вячеслава Долина. А 11 февраля бросили на деблокирование окруженных частей 54-й стрелковой дивизии в районе Кухмо.

Поначалу наступление шло успешно, позже связь прервалась. Выяснилось, что бригада попала в засаду, полковник Долин убит, ранены комиссар и начальник штаба, командир 9-го лыжного батальона капитан Иван Лутаев.

К 21 февраля из трех тысяч бойцов бригады к своим вышли только 240 человек, еще 50 эвакуировали на самолетах. Из девятого лыжного батальона в живых остались немногие…

Возвращение домой остальных продолжается и сегодня. За последние 20 лет архангельские и карельские поисковики нашли документы батальона в архивах, организовали пять экспедиций, выяснили места захоронений земляков.

В 2015 году останки 145 бойцов Красной Армии, сражавшихся под Кухмо, были похоронены на Ильинском кладбище Архангельска, где сооружен воинский мемориал.

Сейчас ведутся переговоры по перезахоронению останков бойцов и установке обелиска в местечке Палоaxo под Кухмо в Финляндии. В них участвуют представители Российского военно-исторического общества, правительства Архангельской области и мэрии города Кухмо. Перезахоронение советских бойцов поддержала и ветеранская организация Финляндии — оно пройдет 17 июля. Мемориал будет установлен позже.

Его открытия ждут родственники солдат, пропавших без вести на «той войне незнаменитой». Среди них и я — внучка бойца Павла Васильевича Мелкого, корреспондент «Российской газеты» и журнала «Родина».

Экспедиция «По следам 9 отдельного лыжного батальона. Возвращение на Родину» организована на средства президентского гранта, полученного благотворительной организацией «Военно-исторический фонд Русского Севера».

Зимняя война 1939-1940 годов началась 75 лет назад

30 ноября 1939 года началась советско-финляндская война.

Советско-финляндская война 1939-1940 годов, известная как Зимняя война, не только стала трагической страницей в истории СССР, но и оказала большое влияние на положение Карелии. Причиной этого краткого, но кровопролитного конфликта стало упорное стремление СССР отодвинуть государственную границу от Ленинграда (проходившую в 35 км от города) в условиях начавшейся Второй мировой войны и обострения взаимоотношений с Финляндией. Инициатором войны стал СССР, за что был осужден мировым сообществом и исключен из Лиги Наций. 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа пересекли границу и стали продвигаться вглубь Финляндии.

В то время большая часть Приладожья принадлежала Финляндии, которая с момента получения независимости от России в 1918 году укрепляла пограничный рубеж, соорудив знаменитую линию Маннергейма, протянувшуюся на 140 км от берега Финского залива до Ладожского озера. Несмотря на то, что советская армия на порядок превосходила финскую по всем показателям – и численно, и по количеству задействованной техники, с первых дней войны стало очевидно, что военное руководство СССР переоценило свои возможности и недооценило финскую армию. Красная армия страдала от перебоев со снабжением, что показывало неподготовленность к ведению войны в суровых зимних условиях, а ослабленный репрессиями 1937-38 годов командный состав был не в силах обеспечить должное руководство. Тем не менее в феврале 1940 года после 10 дней ожесточенных боев была прорвана первая полоса укреплений линии Маннергейма. К марту противник уже начал отступление по всему фронту, а советские войска взяли Выборг.

12 марта 1940 года был заключен мирный договор на советских условиях: граница отодвигалась от Ленинграда на 150 км в сторону Финляндии, в состав СССР вошли Карельский перешеек и побережье Ладоги, а полуостров Ханко (Гангут) на 30 лет брался в аренду для создания военно-морской базы. Важным итогом Зимней войны стали полученный опыт для Красной армии, улучшение ее вооружения и структуры, усовершенствование управления войсками. Статус приграничной Карельской автономной республики повысили, преобразовав в 16-ю союзную республику – Карело-Финскую ССР. Почти все полученные финские земли, кроме узкой полосы близ Ленинграда, отошли к Карелии.

Хронология Второй мировой войны (Вторая мировая война) 1940



ГИТЛЕР И МУССОЛИНИ В МЮНХЕНЕ, ГЕРМАНИЯ — 1940


Хронология Второй мировой войны — 1940 год


9 апреля 1940 г.
Немецкие войска вторгаются в Данию. и Норвегия.


10 мая 1940 г.
Немцы начинают зачистку Нидерланды (Люксембург, Бельгия и Нидерланды) вторгнуться во Францию, нарушив при этом нейтралитет этих трех государств и застав всех врасплох, что является ключевым компонентом их блицкрига .


18 мая 1940 г.
Новый французский министр Защита Поль Рейно . Он сменяет Эдуарда Даладье .


20 мая 1940 г.
Французский рывок Максим Вейган из выход на пенсию.


Где-то в июне 1940 года
Гайка Адольф и его приятель Бенито Муссолини круиз через город в своем кабриолете.См. рисунок выше.


12 июня 1940 г.
Максим Вейган советует французскому правительству капитулировать.


14 июня 1940 г.
Немцы входят в Париж, Франция.


16 июня 1940 г.
Максим Вейган , уже 73-летний ветеран, становится французом . министр национальной обороны .


18 июня 1940 г.
Шарль де Голль , бежавший в Лондон из-за его несогласия с французским Маршал Петэн перемирие с Германия отдала свою Пламя французского сопротивления Адрес радио Би-би-си.


10 июля — 31 октября, 1940

Битва за Британию


6 сентября 1940 г.
Чарльз Ханцигер становится французом министр вооружений .


 

Больше истории


Военные и послевоенные годы (1940-1960) | Генеральный план кампуса

Вторая мировая война и послевоенный период изменили требования к университетским помещениям.Это была эпоха, когда требовалось количество, а не качество. Клаудер умер в 1938 году после проектирования своего последнего здания CU, Университетского клуба. После его смерти объекты продолжали проектироваться в соответствии с его стилем, но без того творчества, которое Клаудер привнес в свою работу. Во время и после войны фирма-преемница Дэя и Клаудера, Траутвайн и Ховард, построила строгие, урезанные здания в тосканском народном стиле без мелких деталей или тщательной конфигурации, которые можно было увидеть в довоенных зданиях.Примеры зданий этого периода включают Шайенн Арапахо Холл, Медицинский центр Варденбурга и здание Высотной обсерватории (в котором сейчас размещаются науки о речи, языке и слухе).

CU быстро росла после Второй мировой войны. В дополнение к потоку студентов, финансируемых за счет закона о военнослужащих, прибыли семьи и старшеклассники. Хотя первоначальный план Клаудера предусматривал строительство дополнительных зданий вдоль Бродвея, вместо этого рост происходил за счет неоднократного расширения южных и восточных границ университета. Росту кампуса способствовало устранение в 1932 году железнодорожной линии (проходящей через то место, где сейчас находится Ramaley Biology), которая препятствовала расширению на восток. В то же время город Боулдер продолжал расти и в конечном итоге окружил главный кампус.

В 1950-х и 1960-х годах университет приступил к более масштабной программе приобретения земли. Он приобрел 220 акров сельскохозяйственных угодий, теперь известных как Восточный кампус и Университетский исследовательский парк. Он также принял с финансовыми обязательствами собственность в Уильямс-Виллидж в качестве места для проживания студентов.Университет Колорадо в Боулдере превратился в три кампуса — главный кампус, Восточный кампус и Уильямс-Виллидж — в городе Боулдер. В этот период и в 1960-е годы были построены периферийные здания, не соответствующие тосканскому народному стилю. Собственные дизайнеры спроектировали несколько зданий Восточного кампуса, в том числе исследовательскую лабораторию Литмана и исследовательские лаборатории 2 и 3 (RL-2 и RL-3). Становилось все более очевидным, что необходимы изменения, чтобы оживить дизайн здания кампуса.

Война в пустыне 1940-1942 — Игра

Война в пустыне: 1940–1942    – это наземная военная игра на оперативном уровне , в которой воссоздаются эпические танковые сражения между странами Оси и союзниками за обладание Ливией и Египтом. Приспосабливайся или умри, в Войне в Пустыне больше не будет выбора!


 

В фильме Брайана Келли « Война в пустыне: 1940-42 » рассказывается о драме кампании за Северную Африку во время Второй мировой войны. Он состоит из серии исторических сценариев и сценариев «что, если», которые позволяют игрокам исследовать приливы и отливы реального конфликта.

 

В игре используются карты частей Северной Африки, на которые наложена система шестиугольной сетки. Эта сетка используется для регулирования размещения, движения и боя юнитов. Наземные, воздушные и морские силы также могут быть задействованы во время матча, что делает каждый сценарий настоящим испытанием! Воздушные, военно-морские и наземные активы — это возможности вне карты, которые могут быть задействованы в игре, когда владелец сочтет нужным.

Воздушные средства представляют собой эскадрильи, которые могут выполнять задачи по борьбе с воздухом, перехвату, наземной атаке и наземной поддержке.Средства воздушной разведки (разведки) представляют собой полеты от двух до четырех самолетов. Средства воздушной разведки могут собирать информацию о расположении и типе наземных юнитов противника на карте.

Военно-морские активы представляют собой отдельные корабли, способные выполнять задачи по наземной атаке и наземной поддержке.

Наземные активы за пределами карты предоставляют дополнительные возможности, которые могут повлиять на битву на карте. Наземные активы включают в себя средства радиоэлектронной борьбы, командование и управление (C2) и силы специального назначения.

В отличие от многих компьютерных варгеймов, в Desert War 1940-42 используется система WEGO . WEGO по своей сути предполагает способность игрока планировать хаос и управлять им.  Чтобы найти решения предполагаемых проблем для выполнения миссии с помощью подручных средств.

Таким образом, каждое ваше решение должно быть тщательно обдумано. Научитесь думать на три хода вперед и перехитрите противника!

СЦЕНАРИИ

Список сценариев: 2-я битва при Бардии (вводный сценарий), Operazione E: The Reluctant Offensive, 13-20 сентября 1940 г., Into The Blue: Battle of Sidi Barrani, 9-12 декабря 1940 г., Beda Fomm: Death of an Армия, 1–7 февраля 1941 г., Enter Rommel (только сетевой режим — без SP), Битва при Соллуме: Операция «Боевой топор», 15–18 июня 1941 г., Воскресенье мертвых: Битва при Сиди-Резеге, 18–24 ноября 1941 г., Крысы против The Рам: битва при Бир-эль-Губи, 19–21 ноября 1941 г., Газала — первые пять дней, 26–30 мая 1942 г., Газала — Котел, 29 мая — 10 июня 1942 г., Газала — падение Тобрука, 11–21 Июнь 1942 г., прилив в Алам-Халфе, 30 августа — 5 сентября 1942 г., 2-й Аламейн: от легкой ноги к сверхзарядке, 24 октября — 3 ноября 1942 г.

 

© Slitherine Ltd, 2018 г. Все права защищены. Война в пустыне: 1940-1942, Slitherine Ltd. и их логотипы являются товарными знаками Slitherine Ltd. Все другие товарные знаки и товарные знаки являются собственностью соответствующих владельцев.

Откройте для себя неожиданность на поле боя! Игровая система WEGO делает игру увлекательной и реалистичной

12 сценариев, исследующих события от итальянского вторжения в Египет в 1940 г. до поражения Роммеля при Эль-Аламейне в конце 1942 г.

Управление сухопутными, воздушными и военно-морскими силами на уровне батальона, авиагруппы и отдельного корабля

Выделение средств командования, сил специального назначения и радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для оказания влияния на боевые действия

Простой сетевой геймплей с использованием системы PBEM Slitherine

Полнофункциональный редактор игры — создавайте собственные карты, силы и графику. Включает язык сценариев ИИ, который предоставляет сложного противника ИИ, способного «передумать» в зависимости от действий игрока-человека

 

ОС
Windows 7 или выше

Процессор
Pentium 4 или лучше

Память
Оперативная память 1 ГБ

Место на жестком диске
400 МБ без сжатия

Звуковая карта
Звуковая карта, совместимая с DirectX

Видеокарта
Видеокарта 512 МБ, совместимая с DirectX9

Военное и послевоенное развитие: 1940-1960

С приближением Второй мировой войны схема землепользования в общине претерпела лишь незначительные изменения из-за нормирования строительных материалов во время войны.Промышленность и железнодорожные сооружения Пуласки играли важную роль в местной экономике, производя товары и перевозя людей и материалы для военных нужд.

В течение этих лет наиболее заметный рост в этом районе был вызван Рэдфордским армейским заводом по производству боеприпасов и его объектами в соседнем Дублине и округе Монтгомери. Из-за нехватки жилья в этом районе федеральное правительство поручило создать и построить деревню Макгилл, которая в то время находилась за пределами города, для размещения рабочих на новых объектах.

Хотя в этот период в город Пуласки были внесены некоторые незначительные дополнения, крупномасштабная аннексия, а также принятие Постановления о зонировании и карты зонирования в 1957 году показали рост жилых районов, особенно в северо-восточной части города. Этот район простирался от Машберн-авеню на северо-восток вдоль Пепперс-Ферри-роуд до Инглиш-Форест-роуд, а затем на юг до нынешнего района бульвара Боба Уайта. Дополнительный район жилой застройки был расположен между Pepper’s Ferry Road и Route 11.В то время как некоторые части этого района, такие как Кардинал Драйв и Окхерст-авеню, будут развиваться как районы с низкой плотностью населения для одной семьи, большинство из них со временем превратится в небольшие жилые застройки средней плотности. Дополнительные жилые районы были обозначены вдоль Алум-Спринг-роуд, Плезант-Хилл-драйв, Лоумур-авеню и Берд-драйв.

Деловые районы были добавлены вдоль шоссе 11 от Плезант-Хилл-драйв до Пятой улицы, северо-восток. и вдоль 3-й улицы, северо-восток. К востоку от современного бульвара Боба Уайта была добавлена ​​​​дополнительная промышленная зона.

Землепользование в конце этого периода имело тенденцию следовать своему историческому движению на северо-восток вдоль основных дорог Peppers Ferry Road, Newbern Road и Route 11. Земли вдоль этих городских дорог использовались в основном в жилых целях. Маршрут 11 добавил деловые районы, ведущие в центральный коммерческий район и промышленный центр города.

Закон Смита 1940 г. | Энциклопедия Первой поправки

Закон Смита назван в честь У.Представитель S. Howard W. Smith, представивший закон. Новый закон объявил преступлением пропаганду насильственного уничтожения правительства США. Закон Смита поднял конституционные вопросы о свободе слова в соответствии с Первой поправкой. На этой фотографии 1942 года Смит указывает на лозунг «Вы не сможете победить Гитлера с 40-часовой рабочей неделей», который он принял в своей безуспешной борьбе за приостановку 40-часовой рабочей недели и надбавок за сверхурочную работу через законодательство. (Фото AP, использовано с разрешения Associated Press)

В 1940 г. респ.Ховард В. Смит, штат Вирджиния, в ответ на эскалацию вооруженного конфликта в Европе и рост коммунистических и социалистических движений в Соединенных Штатах представил закон, ограничивающий подрывную деятельность.

В широком смысле Закон Смита запрещал любые попытки «пропагандировать, подстрекать, давать советы или учить» насильственному уничтожению правительства США. Тем временем правительство, по-видимому, инициировало судебное преследование многих коммунистов за их политические убеждения, что вызвало озабоченность по поводу Первой поправки.

Закон Смита, используемый для судебного преследования лидеров социалистов и коммунистов

В 1941 году по Закону Смита были проведены первые судебные преследования — лидеров Социалистической рабочей партии в Миннеаполисе.

Работая с местными профсоюзными лидерами водителей грузовиков, социалистические лидеры агитировали за дальнейшее использование рабочих забастовок и беспорядков во время Второй мировой войны для продвижения своих позиций. 23 обвиняемых, признанных виновными в нарушении закона Смита, были приговорены к тюремному заключению.

По иронии судьбы, Коммунистическая партия США поддержала позицию правительства в этом деле.Вторжение Германии в Советский Союз в 1941 году укрепило американо-советский союз и приблизило коммунистические интересы, по крайней мере временно, к внешней политике США. Однако с началом холодной войны лидеры коммунистической партии оказались в центре судебного преследования по Закону Смита.

В 1948 году лидеры национальной исполнительной власти Коммунистической партии США были обвинены в нарушении Закона Смита. Правительство утверждало, что Коммунистическая партия была частью заговора с целью продвижения политической идеологии, конечной целью которой было уничтожение США. С. правительство.

Суд оставил в силе Закон Смита против Первой поправки

11 осужденных подсудимых подали апелляции в Верховный суд, утверждая, что Закон Смита нарушает Первую поправку. Суд не согласился.

В деле Dennis v. которые законодатель имел право предотвратить.

В 1957 году суд в очередной раз вынес решение по делу о привлечении к ответственности руководителей коммунистической партии.

Суд отменил обвинительные приговоры по Закону Смита в 1957 году

В деле

Yates v. United States (1957 г.) основное внимание уделялось разнице между абстрактной защитой и защитой, требующей немедленных действий.

Обвинительные приговоры Деннису и обвинения Йейтсу зависели от доказательств существования заговора с целью свержения правительства. В своем решении по делу Йейтса отменить обвинительные приговоры и вернуть дело в суды низшей инстанции с новыми инструкциями Суд провел различие между политическими позициями, отстаивающими абстрактную точку зрения (например, защита не была связана с какими-либо усилиями по свержению правительства) по сравнению с адвокацией, предполагающей немедленные или будущие действия.

В письме, адресованном большинству, судья Джон Маршалл Харлан II сообщил о намерении Суда использовать критерий баланса при взвешивании соображений свободы слова, а не четкого и реального стандарта опасности. Этот подход позволил защитить свободу слова абстрактных доктрин. Суд также пришел к выводу, что «организующая» цель Закона Смита была ограничена учредителями группы, а не последующими участниками. Это постановление сделало будущие судебные преследования в соответствии с «организационными» положениями закона практически несостоятельными.

Суд указал, что простое членство в коммунистах не будет нарушать Закон Смита

В делах Scales v. United States (1961 г.) и Noto v. United States (1961 г.) Верховный суд пересмотрел положение о членстве в Законе Смита, в соответствии с которым членство в организации, выступавшей за свержение Соединенных Штатов, признавалось уголовным преступлением. .

В деле «Весы» суд рассмотрел вопрос о том, могут ли в соответствии с Законом Смита лица преследоваться в судебном порядке за членство в Коммунистической партии. Суд оставил в силе обвинительный приговор Джулиусу Скейлсу, установив, что его осуждение было основано не на простом членстве в партии, а на его активном участии в группе, что отрицало требование о надлежащей правовой процедуре.Ссылаясь на Денниса, большинство пришло к выводу в Scales, что нарушения свободы слова также не было. Защита интересов с умыслом не охранялась.

В деле Ното, сопутствующем делу Скейлса, суд единогласно отменил обвинительный приговор Джону Ното, постановив, что не было достаточных доказательств того, что коммунистическая партия, к которой принадлежал Ното, выступала за свержение правительства. Защита абстракции была защищена конституцией.

Хотя Закон Смита по-прежнему является частью Закона США.Правовой ландшафт S., дела Весов и Ното — последние серьезные судебные преследования, связанные с законом.

Эта статья была первоначально опубликована в 2009 году. Алек Томсон — профессор политологии и истории в колледже Скулкрафт в Ливонии, штат Мичиган. Он является редактором The Community College Enterprise, рецензируемого журнала, посвященного публикации исследований в области преподавания и обучения в местных колледжах.

Отправить отзыв об этой статье

ВОЕННАЯ ОБСТАНОВКА.(Хансард, 18 июня 1940 г.)

§ Премьер-министр (мистер Черчилль)

Я говорил на днях о колоссальной военной катастрофе, которая произошла, когда французское верховное командование не смогло вывести северные армии из Бельгии в тот момент, когда оно узнало, что французский фронт окончательно прорван у Седана и на Маасе. Эта задержка повлекла за собой потерю 15 или 16 французских дивизий и вывела из строя на критический период весь британский экспедиционный корпус.Наша армия и 120 000 французских солдат действительно были спасены британским флотом из Дюнкерка, но только с потерей их пушек, транспортных средств и современного оборудования. Восполнение этой потери неизбежно заняло несколько недель, и в первые две из этих недель битва во Франции была проиграна. Когда мы примем во внимание героическое сопротивление, оказанное французской армией в этом сражении, огромные потери, понесенные противником, и очевидное истощение противника, то вполне можно подумать, что эти 25 дивизий наиболее подготовленных и лучше всего оснащенных войск может повернуть весы.Однако генералу Вейгану пришлось воевать без них. Только три британские дивизии или их эквивалент смогли выстоять в строю со своими французскими товарищами. Они сильно пострадали, но они хорошо сражались. Мы отправили всех, кого могли, во Францию ​​так быстро, как только могли перевооружить и перевезти их соединения.

Я не перечисляю эти факты с целью взаимных обвинений. Это, я считаю, совершенно бесполезно и даже вредно. Мы не можем себе этого позволить. Я привожу их, чтобы объяснить, почему у нас не было, как могло бы быть, от 12 до 14 британских дивизий, сражавшихся в строю в этом великом сражении, а не только три.Теперь я отложил все это в сторону. Я кладу его на полку, откуда историки, когда у них будет время, выберут свои документы, чтобы рассказать свои истории. Мы должны думать о будущем, а не о прошлом. Это в некоторой степени относится и к нашим домашним делам. Многие хотели бы провести расследование в Палате общин о поведении правительств — и парламентов, поскольку они тоже участвуют в ней, — в те годы, когда 52 привели к этой катастрофе. Они стремятся предъявить обвинения тем, кто отвечал за руководство нашими делами.Это также было бы глупым и пагубным процессом. В нем слишком много. Пусть каждый исследует свою совесть и исследует свои речи. Я часто ищу свой.

Я совершенно уверен в том, что если мы вступим в спор между прошлым и настоящим, то обнаружим, что потеряли будущее. Поэтому я не могу согласиться с проведением каких-либо различий между членами нынешнего правительства. Он был создан в момент кризиса, чтобы объединить все партии и все точки зрения.Он получил почти единодушную поддержку обеих палат парламента. Его члены будут стоять вместе, и, подчиняясь авторитету Палаты общин, мы будем управлять страной и вести войну. В такое время абсолютно необходимо, чтобы каждый министр, который каждый день старается выполнять свой долг, пользовался уважением, а их подчиненные должны знать, что их начальникам не угрожают люди, люди, которые сегодня здесь, а завтра уйдут, но что их указания должны быть пунктуально и добросовестно повиноваться.Без этой концентрированной силы мы не можем встретить то, что лежит перед нами. Я не думаю, что для Палаты представителей было бы очень выгодно продолжать эти дебаты сегодня днем ​​в условиях общественного напряжения. Много неясных фактов, которые прояснятся в скором времени. Мы должны провести секретное заседание в четверг, и я думаю, что это было бы лучшей возможностью для многих серьезных выражений мнений, которые члены захотят сделать, и для обсуждения палатой жизненно важных вопросов, как я сказал ранее, без все, что читали на следующее утро наши опасные враги.

Военные события, произошедшие за последние две недели, не стали для меня неожиданностью. В самом деле, две недели назад я так четко, как только мог, указал Палате представителей, что открываются самые худшие возможности, и тогда я совершенно ясно дал понять, что, что бы ни случилось во Франции, это не повлияет на решимость Британии и Британской империи сражаться на , «если надо годами, если надо в одиночку». За последние несколько дней мы успешно вывели подавляющее большинство войск, находившихся у нас на коммуникациях во Франции, — очень большое количество, десятки тысяч, — и семь восьмых 53 войска, посланные нами во Францию ​​с начала войны, т. е. около 350 000 из 400 000 человек, благополучно вернулись в эту страну.Другие все еще сражаются с французами и весьма успешно сражаются в локальных столкновениях с противником. Мы также вернули большую массу запасов, ружей и боеприпасов всех видов, которые были накоплены во Франции за последние девять месяцев.

Таким образом, мы имеем сегодня на этом острове очень большую и мощную военную силу. Эта сила включает в себя все наши наиболее подготовленные и лучшие войска и включает в себя десятки тысяч тех, кто уже померился силами с немцами и не оказался в невыгодном положении.В настоящее время у нас под ружьем на этом острове более миллиона с четвертью человек. За ними стоят местные добровольцы обороны, насчитывающие полмиллиона человек, однако лишь часть из них вооружена напильниками или другим огнестрельным оружием. Мы включили в состав наших Сил обороны всех, для кого у нас есть оружие. Мы ожидаем очень большое пополнение нашего вооружения в ближайшем будущем, и в рамках подготовки к этому мы намерены одновременно призвать, проучить и обучить дополнительные большие количества. Те, кто не призван или не занят в огромном деле производства боеприпасов во всех его отраслях — а оно охватывает все виды степеней, — лучше всего служат своей стране, оставаясь на своей обычной работе до тех пор, пока они не потребуются.

У нас также есть Армии Доминионов. Канадцы действительно высадились во Франции, но теперь благополучно отступили, сильно разочарованные, но в полном порядке, со всей своей артиллерией и снаряжением. Эти очень высококлассные силы из Доминионов теперь примут участие в защите Родины. Чтобы отчет, который я дал об этих очень больших силах, не вызвал вопроса, почему они не принимали участия в великом сражении во Франции, я должен пояснить, что, не считая дивизий, обученных и организованных дома, было только 12 дивизий. оснащенных для борьбы в масштабах, которые оправдывали их отправку за границу.Это полностью соответствовало тому количеству, которое, как ожидали французы, будет доступно во Франции на девятом месяце войны. Остальные наши силы дома имеют боевую ценность для дома 54 защита, которая, конечно же, будет неуклонно возрастать с каждой проходящей неделей. Таким образом, вторжение в Великобританию в это время потребовало бы переброски через море враждебных армий в очень больших масштабах, и после того, как они были бы переброшены таким образом, их нужно было бы постоянно снабжать всеми массами боеприпасов и припасов, которые требуются для непрерывного боя, поскольку непрерывный бой должен был бы быть.

Вот мы и добрались до флота. Ведь у нас есть флот. Некоторые люди, похоже, забывают об этом. Мы должны им напомнить. В течение последних 30 лет я участвовал в дискуссиях о возможностях морского вторжения, и я взял на себя ответственность от имени Адмиралтейства в начале последней войны разрешить отправку всех регулярных войск из страны. хотя наши Территории только что были призваны и совершенно не обучены. Поэтому этот остров в течение нескольких месяцев был практически лишен боевых войск.Адмиралтейство в то время было уверено в своей способности предотвратить массированное вторжение, хотя в то время немцы располагали великолепным боевым флотом в соотношении 10 к 16, даже несмотря на то, что они были способны вести генеральное сражение каждый день и в любой момент. день, тогда как теперь у них есть только пара тяжелых кораблей, о которых стоит говорить. Нам также сообщают, что итальянский флот должен прийти, чтобы завоевать морское превосходство в этих водах. Если они всерьез намерены это сделать, я только скажу, что мы будем рады предложить синьору Муссолини свободный и безопасный проход через Гибралтарский пролив, чтобы он мог сыграть ту роль, на которую он рассчитывает.В британском флоте есть общее любопытство, чтобы узнать, находятся ли итальянцы на том же уровне, на котором они были в прошлой войне, или они вообще упали.

Поэтому мне кажется, что что касается крупномасштабного морского вторжения, то сегодня мы гораздо более способны противостоять ему, чем во многие периоды прошлой войны и в первые месяцы этой войны, до другие наши войска были обучены, и в то время как БЭФ был уже за границей и до сих пор за границей.Военно-морской флот никогда не претендовал на то, чтобы предотвратить набеги отрядов численностью 5000 или 10000 человек, внезапно перебрасываемых через реку и выбрасываемых на берег в нескольких точках побережья темной ночью или туманным утром. 55 Эффективность морской мощи, особенно в современных условиях, зависит от того, будут ли силы вторжения большими. Он должен быть большого размера, учитывая нашу военную мощь, чтобы быть полезным. Если крупного размера, то у ВМФ есть что найти и встретить и как бы закусить.Теперь надо помнить, что даже пяти дивизиям, пусть и легко оснащенным, потребуется от 200 до 250 кораблей, а при современных средствах воздушной разведки и фотосъемки собрать такую ​​армаду, выстроить ее и провести по морю без какой-либо мощной военно-морские силы для его сопровождения, и с очень большой вероятностью того, что он будет перехвачен задолго до того, как достигнет берега, и все люди утонут в море или, в худшем случае, будут разорваны на куски своим снаряжением, когда они попытаются высадиться. .У нас также есть большая система минных полей, недавно сильно укрепленная, через которую мы одни знаем фарватер. Если противник попытается прострелить проходы через эти минные поля, задачей ВМФ будет уничтожение тральщиков и любых других сил, задействованных для их защиты. В этом не должно быть никаких затруднений благодаря нашему большому превосходству на море.

Это регулярные, проверенные, проверенные доводы, на которые мы опирались в течение многих лет в мирное и военное время.Но вопрос в том, существуют ли какие-либо новые методы, с помощью которых можно обойти эти твердые гарантии. Как это ни странно, Адмиралтейство уделяет этому некоторое внимание, чья главная обязанность и ответственность состоит в том, чтобы уничтожить любую крупную морскую экспедицию до того, как она достигнет или в тот момент, когда она достигнет этих берегов. Было бы бесполезно вдаваться в подробности. Оно может даже подсказать другим людям идеи, о которых они и не подумали, и вряд ли они поделятся с нами своими идеями взамен. Все, что я скажу, это то, что неутомимая бдительность и поиск мыслей должны быть посвящены этому предмету, потому что враг коварен и коварен и полон новых коварств и уловок. Палата может быть уверена в том, что большое количество компетентных офицеров, хорошо обученных тактике и полностью обновленных, проявляют исключительную изобретательность и пробуждают воображение для измерения и противодействия новым возможностям, из которых 56 многие из них предлагаются, некоторые очень абсурдны, а некоторые ни в коем случае не совершенно иррациональны.

Некоторые спросят, почему же тогда британский флот не смог предотвратить переброску большой армии из Германии в Норвегию через Скаггерак? Но условия в Ла-Манше и в Северном море совсем не такие, как в Скаггераке. В Скаггераке из-за удаленности мы не могли оказывать поддержку с воздуха нашим надводным кораблям, и, следовательно, находясь в непосредственной близости от основных сил авиации противника, мы вынуждены были в этих водах пользоваться только нашими подводными лодками. Мы не могли обеспечить решительную блокаду или прерывание, которое возможно с надводных кораблей. Наши подводные лодки понесли тяжелые потери, но сами по себе не смогли предотвратить вторжение в Норвегию. С другой стороны, в Ла-Манше и в Северном море наши превосходящие надводные силы при поддержке наших подводных лодок будут действовать при непосредственной и эффективной поддержке с воздуха.

Это, естественно, подводит меня к важному вопросу о вторжении с воздуха и о надвигающейся борьбе между британскими и немецкими военно-воздушными силами.Кажется совершенно ясным, что никакое вторжение с воздуха, превышающее возможности наших сухопутных войск, вряд ли произойдет до тех пор, пока наши воздушные силы не будут окончательно подавлены. А пока возможны налеты парашютистов и попытки десантирования десантников. Мы должны быть в состоянии оказать этим господам теплый прием как в воздухе, так и, если они достигнут земли в любом состоянии, чтобы продолжить спор. Но главный вопрос в том, сможем ли мы сломать авиационное оружие Гитлера? Теперь, конечно, очень жаль, что у нас нет военно-воздушных сил, по крайней мере равных силам самого сильного врага в пределах досягаемости этих берегов. Но у нас есть очень мощные военно-воздушные силы, которые доказали свое превосходство по качеству как в людях, так и во многих типах машин, по сравнению с тем, что мы встречали до сих пор в многочисленных ожесточенных воздушных боях, которые велись. Во Франции, где мы были в значительном проигрыше и потеряли много машин на земле, мы привыкли наносить потери целых два к двум с половиной к одному. В боях за Дюнкерк, который был чем-то вроде ничейной земли, мы, несомненно, победили немецкую авиацию, и это дало нам преимущество на месте. 57 воздух, и мы нанесли потери три или четыре к одному.Любой, кто взглянет на опубликованные неделю или около того назад фотографии повторной посадки, на которых видны массы солдат, собравшихся на берегу и представляющих собой идеальную мишень в течение нескольких часов, должен понять, что эта повторная посадка не имела бы никакого значения. было бы возможно, если бы противник не отказался от всякой надежды на восстановление господства в воздухе в этот момент.

В обороне этого острова преимущества для защитников будут очень велики. Мы надеемся улучшить соотношение три или четыре к одному, которое было реализовано в Дюнкерке, и, кроме того, все наши поврежденные машины и их экипажи, которые благополучно спускались — и, что удивительно, очень много раненых машин и людей благополучно спускались. в современных воздушных боях — все они при нападении на эти острова падут на дружественную землю и будут жить, чтобы сражаться в другой день, тогда как все поврежденные вражеские машины и их комплекты будут полными потерями в отношении войны.Во время великой битвы во Франции мы оказали очень мощную и постоянную помощь французской армии как истребителями, так и бомбардировщиками, но, несмотря на всяческое давление, мы никогда не позволили бы всей столичной мощи ВВС в истребителях. потребляется. Это решение было болезненным, но в то же время и правильным, потому что на судьбу сражения во Франции нельзя было бы решительно повлиять, даже если бы мы бросили все наши истребительные силы. Битва была проиграна из-за неудачного стратегического открытия, необычайной и непредвиденной мощи бронетанковых колонн и большого численного перевеса немецкой армии.Наши истребительные ВВС легко могли быть истощены просто случайно в этой великой борьбе, и мы должны были оказаться в настоящее время в очень серьезном положении. Но в нынешнем виде я рад сообщить Палате, что наша истребительная авиация в настоящее время сильнее, чем когда-либо, по сравнению с немцами, понесшими ужасные потери, и, следовательно, мы считаем, что обладаем способность продолжать войну в воздухе в лучших условиях, чем когда-либо прежде.Я с уверенностью жду подвигов наших летчиков-истребителей, которым выпадет честь спасти свою родину, свой дом на острове и все, что они любят, от самой смертоносной из всех атак.

58 Остается опасность бомбовых ударов, которые наверняка будут нанесены в ближайшее время по нам бомбардировщиками противника. Верно, что немецкая бомбардировочная авиация превосходит нашу численностью, но у нас также есть очень большая бомбардировочная авиация, которую мы будем использовать для нанесения ударов по военным объектам в Германии без перерыва. Я ничуть не преуменьшаю тяжесть испытания, которое нам предстоит, но я верю, что наши соотечественники окажутся способными выстоять перед ним, подобно барселонским храбрецам, и смогут выстоять и нести на несмотря на это, по крайней мере так же, как и любые другие люди в мире. Многое будет зависеть от этого, и у каждого мужчины и каждой женщины будет шанс проявить лучшие качества своей расы и оказать высшую услугу своему делу. Всем нам в это время, какой бы ни была наша сфера, наше положение, наша профессия, наши обязанности, будет полезно вспомнить известные строки: Он ничего общего не сделал и не имел в виду, После той памятной сцены. В данном случае я счел правильным дать палате представителей и стране некоторое представление о прочных практических основаниях, на которых мы основываем нашу непоколебимую решимость продолжать войну, и я могу заверить их, что наши профессиональные советники трех служб совместно консультируют что мы должны сделать это, и что есть хорошие и разумные надежды на окончательную победу. Мы также полностью проинформировали и проконсультировались со всеми самоуправляющимися доминионами, и я получил от их премьер-министров г-наМаккензи Кинг, мистер Мензис, мистер Фрейзер и генерал Смэтс, послания, изложенные в самых волнующих выражениях, в которых они поддерживают наше решение и заявляют о своей готовности разделить наше состояние и упорствовать до конца.

Теперь мы можем спросить себя, в чем ухудшилось наше положение с началом войны? Она усугубляется тем, что немцы завоевали большую часть побережья Западной Европы, и многие мелкие страны были захвачены ими. Это усугубляет возможности воздушного нападения и увеличивает наши морские заботы.Это ничуть не уменьшает, а, наоборот, определенно увеличивает мощь нашей дальней блокады. Если военное сопротивление во Франции прекратится, что еще не ясно, хотя оно в любом случае будет значительно ослаблено, 59 Немцы могут сосредоточить на нас свои силы, как военные, так и промышленные. Но по причинам, которые я изложил Палате, их будет не так легко применить. Если вторжение станет более неизбежным, мы, освобожденные от задачи содержать большую армию во Франции, будем иметь здесь гораздо более крупные и боеспособные силы, чтобы противостоять им.Если Гитлер сможет поставить под свой деспотический контроль промышленность завоеванных им стран, это значительно увеличит его и без того огромное производство вооружений. С другой стороны, это произойдет не сразу, и теперь мы уверены в огромной, постоянной и растущей поддержке поставок и боеприпасов всех видов из Соединенных Штатов, и особенно самолетов и пилотов из Доминионов и из-за океанов, прибывающих из районов, недоступных для бомбардировщиков противника.

Я не понимаю, как какой-либо из этих факторов может действовать на нас во вред до того, как наступит зима, а зима станет тяжелым бременем для нацистского режима, когда почти вся Европа корчится и голодает под их пятой, которые, при всей своей безжалостности, будет запускать их очень трудно. Мы не должны забывать, что с того момента, как мы объявили войну 3 сентября, у Германии всегда была возможность направить на эту страну всю свою авиацию вместе с любыми другими средствами вторжения, которые она могла придумать, и что Франция мало что могла сделать или ничто не мешает ей это сделать. Таким образом, мы жили под этой опасностью в принципе и в несколько видоизмененной форме все эти месяцы. Между тем, однако, мы чрезвычайно усовершенствовали наши методы обороны и узнали то, чего не имели права предполагать вначале, а именно индивидуальное превосходство наших самолетов и летчиков.

Поэтому, подсчитывая этот ужасный баланс, созерцая наши опасности разочарованным взглядом, я вижу веские причины для усиленной бдительности и напряжения, но ни в коем случае не для паники или отчаяния. В течение первых четырех лет последней войны союзники испытали, как мой достопочтенный. Друг против члена Карнарвон Бороуза (г-н Ллойд Джордж) не помнит ничего, кроме катастрофы и разочарования, и все же в конце их боевой дух был выше, чем у немцев, которые переходили от одного агрессивного триумфа к другому. В течение 60 В ту войну мы неоднократно задавали себе вопрос: «Как мы собираемся победить?» и никто никогда не мог ответить на него с большой точностью, пока в конце совершенно внезапно, совершенно неожиданно наш страшный враг не рухнул перед нами, и мы были настолько пресыщены победой, что в своем безумии отбросили ее прочь.

Мы еще не знаем, что произойдет во Франции и будет ли продолжительным французское сопротивление как во Франции, так и во Французской империи за границей.Французское правительство упустит большие возможности и откажется от своего будущего, если они не будут продолжать войну в соответствии со своими договорными обязательствами, от которых мы не сочли возможным освободить их. Палата зачитала историческую декларацию, в которой по желанию многих французов и от нашего собственного сердца мы провозгласили нашу готовность заключить в самый мрачный час французской истории союз общего гражданства. Как бы ни складывались дела во Франции, с французским правительством или с другим французским правительством, мы на этом острове и в Британской империи никогда не потеряем чувство товарищества с французским народом. Если мы теперь призваны вынести то, что они пережили, мы будем подражать их мужеству, и если окончательная победа вознаградит наши труды, они разделят прибыль, да. И свобода будет восстановлена ​​для всех. Мы не отступаем от наших справедливых требований — чехи, поляки, норвежцы, голландцы, бельгийцы — все, кто объединил свои дела с нашими, должны быть восстановлены.

То, что генерал Вейган назвал «битвой за Францию», закончилось. Я ожидаю, что битва за Британию вот-вот начнется. От этой битвы зависит выживание христианской цивилизации.От этого зависит наша собственная британская жизнь и долгая преемственность наших институтов и нашей империи. Вся ярость и мощь врага очень скоро должны быть обращены против нас. Гитлер знает, что ему придется разбить нас на этом острове или проиграть войну. Если мы сможем противостоять ему, вся Европа может стать свободной, и жизнь мира сможет продвинуться вперед на широкие, залитые солнцем возвышенности; но если мы потерпим неудачу, то весь мир, включая Соединенные Штаты, и все, что мы знали и о чем заботились, погрузится в бездну нового темного века, ставшего еще более зловещим и, возможно, более продолжительным в свете извращенной науки. .Итак, давайте приготовимся к нашему долгу и будем так терпеть, что, если британцы 61 Содружество и Империя просуществуют тысячу лет, и люди еще скажут: «Это был их звездный час».

[Вклад медсестры в празднование 50-летия эпической войны 1940-41 гг.]

Греческая национальная ассоциация медсестер-выпускников представляет участие греческих медсестер в титанических усилиях нации по противостоянию — в течение шести месяцев — двум великим военным, а затем вражеским силам, Италии и Германии, с невероятной храбростью и героизмом. пятидесятилетия славного периода новейшей истории нашей страны.Описывается атмосфера и дух энтузиазма и самоотверженности, а также вера, храбрость и самоотверженность, с которыми греческие солдаты сражались в албанских горах и греческие медсестры на своем поле боя, в медицинских учреждениях Армии. для лечения и помощи храбрым раненым и больным воинам. Приведены статистические данные о количестве дипломированных медсестер и медсестер-добровольцев, которые были мобилизованы в то время армией под флагом и под ответственностью Греческого Красного Креста под руководством и координацией великой греческой медсестры. покойная Афина Месолора, ведущая фигура в истории ухода за больными в Греции.Упоминаются десять медсестер Красного Креста, выпускников и добровольцев, которые пожертвовали своей жизнью ради нашей страны во время этой войны. Также делается ссылка на признание и признательность за большой вклад, самоотверженные услуги и жертвы, которые греческие медсестры принесли своей стране, армией, Афинской академией, Греческим Красным Крестом и Международным комитетом Красного Креста. как и греческое общество. Эта статья, выступления госпожиМ. Элефтериу и миссис Хр. Колетти, а также избранные отчеты медсестер-выпускников и добровольцев об их военном опыте, которые следуют, предлагаются Ассоциацией молодому поколению медсестер и тем, кто придет после них, в качестве большого долга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.