Вероисповедание гитлера – Религиозные взгляды Адольфа Гитлера — Википедия

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера. Был ли Гитлер противником христианства

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера — достаточно исследованная тема. И если бы только ссылались на авторитетные источники по этому вопросу, то, вероятно, никто бы и не стал особо дискутировать по поводу религиозных взглядах лидера нацистской Германии.

Но поскольку в обществе до сих пор выдвигаются тезисы, что Гитлер был язычником или атеистом, приходится все же данную тему затрагивать. С точки зрения христианской идеологии выгодно представлять Гитлера как неоязычника или атеиста, то есть выставить его маргиналом, который не сможет дискредитировать «самую правильную религию» — христианство.

Однако проблема: факты свидетельствуют — Гитлер был христианином, а не кем-то еще. Причем ничего удивительного в этом нет, так как христианская идеология времен Гитлера уж очень сильно отличалась от того, что принято в современности или, по крайней мере, до конца Второй мировой войны.

Гитлер как антихристианин

Представлять Гитлера как антихристианина выгодно с той точки зрения, что таким образом Гитлер не может собой дискредитировать массовую религию. Сторонников версии, что Гитлер был противником христианства, достаточно много.

Это положение высказывают как обыватели, так и историки. Например, позиция историка Егора Яковлева: «никаким другом Православия, и вообще христианства, Адольф Гитлер не был»[1].

Приведем самые типичные примеры, которые показывают, каким Гитлер был антихристианином. Во-первых, рассмотрим популярный ресурс «Русская семерка», где автор, похоже, не знаком с азами логики и способен всего в нескольких абзацах себе же противоречить:

Адольф не отходил от католичества, но и практически не имел к последнему прямого отношения. С другой стороны, многие исторические факты указывают на то, что фюрер был заядлым сторонником антихристианства. Тому подтверждения всемирно известные застольные речи Гитлера, в которых он высказывался, что христианство способно уничтожить всё благородное в людях. При этом большинство историков сходятся во мнении, что фюрер стремился категорически запретить любую религию в Германии, установив вместо нее культ поклонения древним языческим богам.

Публичное отношение фюрера ко всей религии можно определить как оппортунистический прагматизм. В открытую Гитлер никогда не отстаивал идею атеизма, но при этом стремился как можно сильнее уменьшить влияние христианства на граждан Германии. При этом, он не однократно заявлял, что нацизм – это светская идеология, которая основана исключительно на научных исследованиях, и для которой в перспективе не приемлемо сосуществование с любой религией.

При всем этом деятельность фашистов под руководством Адольфа Гитлера была во многом направлена на пропаганду неоязыческих оккультных идей. Тому подтверждение экспедиции за знаниями в Тибет, создание специального подразделении «Аненербе», работники которого изучали оккультизм, попытки в нордическом направлении переписать Библию, выбор свастики с индийскими корнями и пр. [2]

Такое ощущение, что автор ставил знак равенства между язычеством и атеизмом, а вместе с тем позволяет себе говорить, что Гитлер от католичества не отходил, но затем не имел к нему никакого отношения.

И главное здесь то, что нет никакой ссылки. Подробно разбирать этот поток сознания смысла не имеет. Потому что есть более интересный источник, который уже все-таки пытается как-то подкреплять свою мысль ссылкой.

Это апологет православия «Успокоитель», который довольно долгий период в «Живой журнале» отстаивал ценности православия. Итак, его аргументация:

«Высказывания же Гитлера в зрелом возрасте чрезвычайно противоречивы. Однако бросается в глаза то, что его добрые слова в адрес церкви и христианства имели место в основном на раннем этапе становления фашизма с целью обеспечения политической поддержки, либо нейтралитета со стороны верующих. Но на самом деле саму церковь и ее служителей — презирал.
С одной стороны: «Правительство Рейха видит в христианстве непоколебимый фундамент морали и нравственности народа.» «(1)(1933 год — год победы Гитлера на выборах)
С другой стороны: «»Величайший ущерб народу наносят священники обеих конфессий. Я не могу им теперь ответить, но все заносится в мою большую записную книжку. Придет час, и я без долгих церемоний рассчитаюсь с ними.
Если бы не опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании: там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.
Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого.» «(Эта фраза была сказана уже в 1941 году)»[3]
.

Вот это мы и должны подробнее рассмотреть, потому что здесь имеет место основная аргументация в пользу того, что Гитлер не был христианином, а был принципиальным противником христианской религии.

Собственно в чем проблема цитат? Первая цитата из публичного выступления Гитлера, к ней претензий быть не может. Однако вторая цитата — не публично выступление. Эта цитата взята из книги «Застольные беседы Гитлера». Собственно книга написана после Второй мировой войны Генри Пиккером, который был заключенным в Великобритании. Это книга «по воспоминаниям», где задним числом человек мог от себя что угодно сказать. Но христианами, которые хотят доказать «антихристианство» Гитлера, конечно, выгодно использовать данный источник.

Как могла выйти данная книга? А вот какая там легенда: Пиккер якобы записывал монологи Гитлера в Верховной ставке в период войны с СССР. Что тут примечательно? А то, что якобы после окончания работы Гитлер лично разрешил Пиккеру все эти записки забрать с собой. Нигде, кроме как у самого Пиккера, их почему-то не оказалось.

Отметим, что Пиккер в послевоенные годы нуждался в деньгах, и книга изначально издавалась как потенциальный «бестселлер», где нужно было показать, что Гитлер был демоном из преисподней. Скажем то, что первоисточников у Пиккера не было. Он «по памяти» писал то, что якобы слышал 10 лет назад. Доверять этому или нет — вопрос открытый.

Но нужно отметить, что антихристианские высказывания Гитлера имеются только у Пиккера, который никогда не входил в круг ближайших соратников Гитлера. Пиккер по факту был юристом, занимался бумажкой работой. Несомненно, что с Гитлером он пересекался, но сомнительно, что Гитлер перед ним начал бы так сильно откровенничать. Это было явно невыгодно Гитлеру, который в публичной политике выставлял себя как сторонник христианства, причем активным. Любая утечка информации подобного рода могла бы стать для Гитлера не очень приятной.

Также отметим, что Гитлер как антихристианин есть не во всех «застольных беседах», а исключительно в нескольких переводах. Особенно это заметно в переводе Хью Тревора-Ропера, чей перевод историки считают некорректным, так как, по их мнению, в перевод Тревор-Ропер внес много своего[4]. И если другие переводы еще вызывают споры, то перевод Тревора-Ропера, безусловно, относят в основном к фальшивке[5].

Почему это игнорируют сторонники христианства? Главный источник информации о том, что Гитлер был антихристианином — это книга весьма сомнительного автора, который некоторое время в Верховной ставке был юристом, причем даже не единственным. Никто, кроме него, из этой ставки о подобном же не свидетельствовал.

Ричард Докинз по поводу Гитлера отмечал следующее:

«В 1920 году близкий соратник Гитлера, впоследствии ставший заместителем фюрера, Рудольф Гесс написал о нём в письме премьер-министру Баварии: «Я очень близко и хорошо знаком с герром Гитлером. Это — необычайно благородный человек, исполненный бесконечной доброты, религиозных чувств, хороший католик». Мне, конечно, могут возразить, что, поскольку Гесс так отчаянно промахнулся с «благородством» и «бесконечной добротой», возможно, и «хорошего католика» не следует принимать слишком всерьёз! Вряд ли к Гитлеру можно без иронии применить эпитет «хороший» в его прямом значении; кстати, последнее замечание приводит на ум уморительный, самый нелепый из слышанных мною аргумент, почему Гитлер должен был быть атеистом. Много раз в разных вариантах повторялся следующий довод: Гитлер был дурным человеком, христианство учит добру, следовательно, Гитлер не мог быть христианином! Замечание Геринга о Гитлере «только католик может объединить Германию», следовательно, имело в виду просто воспитанного в католической вере человека, а не верующего католика?»[6].

Вот этот вопрос и рассмотрим подробнее. А также сравним, в пользу какой версии аргументов больше — в пользу того, что Гитлер был христианином или в пользу того, что Гитлер был язычником или атеистом.

Гитлер как христианин

Теперь рассмотрим версию, что Гитлер был христианином. Вначале об отношении Гитлера к язычникам и атеистам. Благо, Гитлер по этому поводу все же высказывался однозначно.

Вот позиция Гитлера по поводу язычников:

«Большинство же [язычников] пробиралось в наши ряды для того, чтобы продолжать тянуть свою собственную волынку и получить возможность проповедовать свои прежние старинные идеи. Ну, а что это были за идеи, это даже трудно пером описать.

Самым характерным для этих натур является то, что у них всегда на устах примеры из эпохи старогерманского героизма, что они постоянно болтают о седой старине, о мечах и панцирях, каменных топорах и т. п., а на деле являются самыми отъявленными трусами, каких только можно себе представить. Размахивая в воздухе зазубренными жестяными мечами, натягивая на себя страшную шкуру медведя и напяливая на голову самый страшный головной убор, они для текущего дня проповедуют борьбу посредством так называемого «духовного оружия» и разбегаются как зайцы при появлении первой же группки коммунистов с резиновыми палками в руках. Будущие поколения никак не смогут увековечить образа этих людей в новом героическом эпосе.

Я слишком хорошо изучил этих господ, чтобы испытывать к их фокусничеству что-либо другое, кроме чувства презрения. В народной массе они вызывали только смех. Появление таких «вождей» было только на руку евреям. Для евреев это были подходящие защитники идеи нового германского государства. К тому же претензии этих господ совершенно чрезмерны. Они считают себя умнее всех, несмотря на то, что все их прошлое красноречиво опровергает такую претензию. Наплыв подобных людей становится настоящей карой божией для честных прямодушных борцов, которые не любят болтать о героизме прошлых веков, а хотят в наш нынешний грешный век на деле выказать хоть немножко собственного практического героизма»[7].

Это не слова какого-нибудь юриста, который работал в ставке, а это слова самого Гитлера, его жизненная позиция, от которой он никогда не отказывался. Если тактические союзы со сторонниками эзотерики были возможны до победы полной, то после победы эти тактические союзы исчезали.

Например, Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф был создателем «Общества познания бога» и союза «Германский народ», часто негативно высказывался против официальных религиозных культов — католичества в особенности. После победы Гитлера его эзотерические структуры были запрещены, как и многие религиозные секты[8].

Еще один пример: Рудольф фон Зеботтендорф, неоязычник, который в 1933 году издал книгу «До прихода Гитлера: документы раннего периода национал-социалистического движения». Книга моментально была запрещена, а Зеботтендорф бежал из Германии. Причем это был сторонник нацизма с языческими взглядами[9].

Теперь по поводу атеистов. Гитлер говорил прямо:

«У нас не было сомнений, что людям нужна, необходима эта вера. Поэтому мы повели борьбу с атеистическим движением, и не только путём теоретических дискуссий: мы вырвали его с корнем»[10].

Под борьбой имеется в виду запрет атеистических обществ, потому что для Гитлера атеизм — практически синоним марксизма. Также Гитлер высказывался о светских школах:

«Светские школы недопустимы, так как в таких школах нет религиозного обучения, а общее нравственное обучение без религиозного основания зиждится на пустоте; следовательно, воспитание личности и религия должны основываться на Вере. Нам нужные верующие люди»[11].

Когда нацистская партия стала правящей партией, по инициативе Гитлера было закрыта организация Deutscher Freidenkerbund[27] (Немецкий союз свободомыслящих), где преимущественно находились атеисты, но не коммунисты. То есть нетерпимость Гитлера к атеизму очевидна.

Теперь же к вопросу о вере Гитлера. Во-первых, Гитлер состоял в нацистской партии, а там было 25 пунктов. В 24 пункте указано следующее:

«Мы требуем свободы для всех религиозных вероисповеданий в государстве, до тех пор, пока они не представляют угрозы для него и не выступают против нравственных и моральных чувств германской расы. Партия, как таковая, стоит на позициях позитивного христианства, но при этом не связана убеждениями с какой-либо определённой конфессией. Она борется с еврейско-материалистическим духом внутри и вне нас и убеждена, что дальнейшее выздоровление нашего народного организма может быть достигнуто путём постоянного оздоровления внутри себя. Последнее возможно осуществить, реализуя принцип приоритета общественных интересов над своими личными»[12].

Гитлер выступал за единство католиков и протестантов ради «высшей цели». Но, однако, партия однозначно называла себя христианской, и никогда от этого не отказывалась. В сети мы можем увидеть много фотографий с молебнов, где присутствуют члены партии НСДАП[13].

В 3 рейхе постоянно возводились новые храмы и почти любые общественные мероприятия не обходились без присутствия представителей культов. Выше приводилась цитата от христианского апологета «Успокоителя», где указывалось, что Гитлер якобы негативно был настроен к служителям культа.

А вот цитата Гитлера настоящая по поводу служителей культа:

«Надо признать, что на одного недостойного священника приходятся тысячи и тысячи честных пастырей, сознающих все величие своей миссии. В нашу лживую развращенную эпоху люди эти являются зачастую цветущими оазисами в пустыне»[7].

Однозначное высказывание Гитлера о том, что собой представляет нацизм как движение:
«Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское»[14].

Подобное Гитлер озвучивал лично и публично. Он всегда представлялся как сторонник христианского учения. Просто из-за того, что в Германии была специфическая ситуация (католиков и протестов было примерно одинаковое количество), НСДАП не выбирал конфессию конкретную, так как это могло бы расколоть движение. Гитлер прямо агитировал за то, чтобы ради нацистских идей объединялись католики и протесты.

В 1936 году с Гитлером беседовал кардинал Михаэль фон Фаульхабер, который после беседы докладывал Ватикану:

«Канцлер Рейха несомненно живёт с верой в Бога. Он признаёт христианство строителем западной культуры»[15].

Касательно 1941-45 гг., когда якобы и были написаны эти «застольные беседы Гитлера», адъютант Гитлера Герхард Энгель в своем дневнике писал, что Гитлер утверждал:

«Сейчас, как и раньше, я католик и навсегда останусь им»[16].

Заметим, что, конечно, считать это абсолютно достоверным свидетельством невозможно, однако это записано именно в 1941 году, а не в 1951, то есть это никакие не конъюнктурные соображения, а личная запись, которая соответствовала высказываниям Гитлера, как публичным, так и в узком кругу.

Период войны

Отметим, что в период нацистской Германии существовало отдельно движение «Немецкие христиане»[17], которое поддерживало идеи Гитлера и призывало в свои ряды всех христиан-протестов. Это движение не подвергалось никаким гонениям и до последнего дня поддерживалось нацистским режимом. Исчезло движение с самим режимом (лидер, как и Гитлер, застрелился).

Есть версия, что якобы в годы войны Гитлер резко стал негативно относиться к религии. Эта версия «подкрепляется» при помощи «застольных бесед Гитлера». Ссылаясь на «застольные беседы», отдельные западные историки считают, что Гитлер во время войны уж точно был «антиклерикалом»[18].

Эрих Редер писал, что после того, как Гитлер стал главой Германии, в армии в плане «духовного окормления» ничего не изменилось:

«Нацистская партия провозгласила „позитивное христианство“ в качестве составной части своей программы. Военные капелланы продолжали отправлять свои службы, как и до этого… Я старался поощрять возможно более тесное общение офицеров и слуг Божьих»[19].

Возможно, это касается лишь простой армии, но в том же СС были язычники? Так вот, в СС была брошюра «Тебя зовут СС», где было написано следующее:

«Вера — священное слово. Поэтому его не стоит употреблять всуе… Вера создает человека, безверие губит его…

Мы не верим в слепую судьбу, управляющую людьми. Однако мы верим в Божественное Провидение, вдохнувшее осмысленность в каждую жизнь, избравшее нас орудием Божественной Воли… Вы сами вольны решать, каким путем пойдете в этой жизни. Вами не управляет слепой рок. Вы выбираете по собственной воле — следуйте наставлению совести, ибо это путь к Богу. Это путь из вечности в вечность…

Никогда не проси награды — трудись во исполнение долга. Тот, кто требует от нас быть добрыми и набожными за серебряники, искушает нас и уводит от Бога. Он посланник дьявола, даже если сулит нам рай».

С СС все интереснее потому, что там была статистика. И вот: В 1940 году 54,2 % личного состава СС называли себя протестантами и 23,7 % — католиками[7]. Естественно, надпись Gott mit uns (бог с нами) на пряжках солдат третьего рейха символизирует не какого-то языческого бога, а именно бога христианского.

В годы войны активно использовалась тема «богоборчества» большевиков: изображались плакаты, где большевики разрушают церкви и кресты, а нацисты — оберегают их. Вместе с тем особо нужно сказать о православном культе.

Незадолго до войны в Германии появился православный кафедральный собор, причем построен был за государственный счет. Представители православной церкви в эмиграции писали Гитлеру:

Ваше Высокопревосходительство! Высокочтимый Господин Рейхсканцлер!

Когда мы взираем на наш Берлинский соборный храм, ныне нами освящаемый и воздвигнутый благодаря готовности и щедрости Вашего Правительства после предоставления нашей Святой Церкви прав юридического лица, наша мысль обращается с искренней и сердечной благодарностью прежде всего к Вам, как к действительному его создателю.

Мы видим особое действие Божьего Промысла в том, что именно теперь, когда на нашей Родине храмы и народные святыни попираются и разрушаются, в деле Вашего строительства имеет место и создание сего храма. Наряду со многими другими предзнаменованиями этот храм укрепляет нашу надежду на то, что и для нашей многострадальной Родины еще не наступил конец истории, что Повелевающий историей пошлет и нам вождя, и этот вождь, воскресив нашу Родину, возвратит ей вновь национальное величие, подобно тому, как Он послал Вас германскому народу… лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду [20].

Православная церковь за рубежом в целом разделяла взгляды Гитлера и поддерживала его. К православной церкви на территории СССР белогвардейская церковь относилась негативно, причем постоянно данная церковь подчеркивала свой антисемитизм:

«Давнее тесное сближение с коммунистическим правительством, во главе которого стоит кровавый тиран Сталин и в котором участвует достаточное количество евреев, фанатически ненавидящих христианство и беспощадно истребляющих русский народ, набрасывает мрачную тень на облик нового патриарха»[21].

После начала войны многие православные деятели за рубежом открыто поддержали Гитлера. И это использовалось нацистской пропагандой активно. Чего стоят, например, слова Митрополита Серафима (Лукьянова):

«Да благословит Всевышний великого Вождя Германского народа, поднявшего меч на врагов самого Бога… Да исчезнут с лица земли масонская звезда, серп и молот»[7].

Религиозная политика на оккупированных территория была очевидна:

«представители германской администрации и офицеры вермахта помогали открытию храмов и даже приказывали делать это»[22].

Общая статистика по открытию храмов поражает:

Общая статистика открытых в оккупированных районах РСФСР храмов такова: на северо-западе — 470, в Курской области — 332, в Ростовской — 243, в Краснодарском крае — 229, Ставропольском — 127, в Орловской области — 108, Воронежской — 116, Крымской — 70, Смоленской — 60, Тульской — 8 и около 500 в Орджоникидзевском крае, Московской, Калужской, Сталинградской, Брянской и Белгородской областях, то есть всего примерно 2150 храмов. В Белоруссии было открыто не менее 600 храмов, а на Украине — не менее 5400 православных церквей[7].

Ну и официальную позицию нацизма изложил К. Розенфельдер в письме министру А. Розенбергу:

«Использование всех сил на Востоке в борьбе против большевизма также требует привлечения Православной церкви. Поэтому следует разрешить Православным церквам или православным церковным группам созвать всеобщий Синод или Поместный собор против большевизма. Эта уступка может в большей мере способствовать использованию Церкви в германских интересах и создать благоприятное впечатление у верующего населения»[23].

Нельзя сказать, что православная церковь всегда вставала на сторону нацистской Германии. Нет, тут все в основном зависело от того, кто контролировал территорию. Собственно на оккупированных территориях попы в основном молились за победу Германии в войне, а на территориях, которые контролировались СССР, молились за победу СССР. Ничего необычного тут нет.

Некоторые выводы

Какие выводы по поводу религиозных взглядов Гитлера можно сделать, исходя из имеющихся фактов? Во-первых, публично Гитлер всегда был сторонником христианства. Он всегда был противником как язычества, так и атеизма. Атеизм у него ассоциировался с коммунизмом, если судить по речам.

Даже если предположить, что тайно Гитлер негативно относился к христианству, то едва ли это что-то меняет. Тем более никаких оснований считать, что Гитлер был настроен против христианства, нет. В действительности большинство ультраправых движений в странах, где христианство являлось доминирующей религией, были христианскими.

Это и движения вроде Ку-клукс-клана, и фашистское движение в Италии, и движение фалангистов в Испании, а также в прошлом какие-нибудь черносотенские банды. Почему из этого списка «выпадает» Адольф Гитлер с нацисткой партией — понять сложно.

Тем более мы должны понимать, что антисемитизм в рамках христианской религии долгие годы считался нормой. Полно антисемитских высказываний и со стороны католиков, и со стороны протестантов. Например, Мартин Лютер был явным противником иудаизма и еврейского народа в целом. Вот что писал Лютер по поводу евреев:

«Я зарекся более не писать о евреях или против них. Однако когда я узнал, что эти жалкие, проклятые люди не устают заманивать к себе даже нас, христиан, я напечатал эту маленькую книжицу, чтобы находиться среди тех, кто противостоит действиям евреев, полным яда, и кто советует христианам быть настороже. Я бы ни за что не поверил, что христианин может быть втянут евреями в их изгнание и жалкое существование. Но бог этого мира — дьявол, и где бы ни отсутствовало слово Божие, задача дьявола упрощается, причем не только в отношении слабых, но и сильных. Да поможет нам Бог. Аминь»[24].

Если кто-то полагает, что католики терпимо относились к евреям, то стоит помнить про изгнание евреев из Испании[25]. Ну и в православной традиции было нечто схожее. Во-первых, евреи жили за чертой оседлости, то есть отдельно от всего общества, а также периодически имели место еврейские погромы.

Да и задолго до этой традиции антисемитизм присутствовал в христианстве. Например, святой Иоанн Златоуст писал:

«Если ты уважаешь все иудейское, то что у тебя общего с нами?.. Если бы кто убил твоего сына, скажи мне, ужели ты мог бы смотреть на такого человека, слушать его разговор?.. Иудеи умертвили Сына твоего Владыки, а ты осмеливаешься сходиться с ними в одном и том же месте? Когда узнаешь, что кто-нибудь иудействует, — останови, объяви о нём, чтобы тебе и самому не подвергнуться вместе с ним опасности»[26].

В принципе, нужно понимать, что более-менее терпимое отношение к евреям началось в лучшем случае с конца XIX века, причем со стороны далеко не всех христиан. До окончания Второй мировой войны антисемитизм внутри христианских групп был достаточно распространенным явлением. Он имеет место и сейчас, только в меньшей мере. И не является, естественно, официальной позицией ведущих церквей.

Поэтому делать вид, что никаким образом невозможно представить Гитлера христианином — это просто воспринимать историю как нечто механическое с «абсолютными законами», причем судить события по временам современным, игнорируя принцип историзма.

Источники

Источники

  1. Цифровая история: 5 мифов, оправдывающих Гитлера. URL: https://oper.ru/video/view.php?t=2080
  2. К какой религии относил себя Адольф Гитлер. URL: https://russian7.ru/post/k-kakoy-religii-otnosil-sebya-adolf-gi/
  3. Был ли Гитлер христианином? URL: https://ycnokoutellb.livejournal.com/36396.html
  4. Carrier, R.C. (2003). «‘Hitler’s Table Talk’: Troubling Finds» German Studies Review 26 (3): 561-576.
  5. Prowe, Diethelm (2013). «Review Hitler by A. N. Wilson.» Central European History 46 (02): 437.
  6. Докинз Р. Бог как иллюзия, 2016.
  7. Жуков. Д. «Оккультный Рейх». Главный миф XX века, 2009.
  8. David Nicholls, Adolf Hitler: A Biographical Companion, ABC-CLIO, 1 January 2000, p.159.
  9. Mark Sedgwick, Against the Modern World, p. 97.
  10. Baynes, 1942, p. 378.
  11. Мартин Лютер и Гитлер о боге, религии, морали и еврейском вопросе. URL: http://www.atheism.ru/library/Heimdall_1.phtml
  12. 25 Punkte Programm der Nationalsozialistischen Deutschen Arbeiterpartei. URL: http://www.documentarchiv.de/wr/1920/nsdap-programm.html
  13. https://imgprx.livejournal.net/fe3d252e99fde64913b7220885eefeb45f925c77/C_VvtWUOOQuT8jbBZxgMUu2TtCgrm-ZqCfcVuAwkuqfbKGj2GL8CfyiPEeBznXtraLfTAd-JqvY3QsC2mOntVlQm7VMIAxxQEmgI3efY_1wrKEH8VTISIfWHP-fdMz92cynIvoU4_Ypu5cX3MEAfFFA9rFfJ4SoFi8yrm5Npn2Y
  14. Речь в Пассау, 27 октября 1928
  15. Kershaw, Ian. Hitler a Biography. — W. W. Norton & Company., 2008.
  16. Toland, John . Adolf Hitler: The Definitive Biography. — New York: Anchor, 1992.
  17. 17. Эванс Р. Третий рейх. Дни триумфа: 1933—1939 — Астрель, У-Фактория, 2010.
  18. Burleigh, Michael (2001). The Third Reich — A New History.
  19. Редер Э. Гросс-адмирал. Воспоминания командующего ВМФ Третьего рейха. М., 2004.
  20. Церковная жизнь, 1938. № 5-6.
  21. Шкаровский М.В. Русская православная церковь при Сталине и Хрущеве. М., 2000. С. 328.
  22. Там же. С. 144.
  23. Одинцов М.И. «Власть и религия в годы войны. (Государство и религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.)», М., 2005. 540с.
  24. Почему Мартин Лютер был антисемитом? URL: https://inosmi.ru/history/20170422/239183161.html
  25. Цур Й, Евреи в эпоху перемен, с. 140, 2006.
  26. http://www.magister.msk.ru/library/babilon/greek/zlatoust/zlato037.htm
  27. https://de.wikipedia.org/wiki/Deutscher_Freidenker-Verband

kritix.ru

Религия Гитлера — это… Что такое Религия Гитлера?

Религия Гитлера

Адольф Гитлер родился на границе двух областей, население которых традиционно исповедовало католицизм. Он был крещен и конфирмован, однако впоследствии католическая религия не занимала большого места в его жизни. Вместе с тем он не стал атеистом, но продолжал называть себя христианином и во многих выступлениях высказывался в поддержку религии и христианства в частности[1].

Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское. Адольф Гитлер. Речь в Пассау, 27 октября 1928[2]

10 глава первой части «Mein Kampf» посвящена, кроме всего прочего, вопросу важности религии для сохранения морали и единства немецкой нации.

Гитлер в качестве почетного гостя принимал муфтия Иерусалима Мохаммада Амина аль-Хусейни.[3]. В ходе встречи аль-Хусейни называл Гитлера «защитником ислама»[4] По свидетельству сестры Евы Браун Ильзы, Гитлера многое привлекало в исламе: отрицательное отношение к иудаизму, требования постоянной готовности к войне и отказ от догм.

Сразу после прихода к власти Гитлер запретил организации, поддерживающие свободу вероисповедания (такие как немецкая Лига Вольнодумцев)[5] и организовал «движение против безбожников». В 1933 году он заявил: «Мы начали борьбу против атеистического движения, и она не ограничилась несколькими теоретическими декларациями: мы его искореняли»[6]

Гитлер называл себя христианином и во многих выступлениях высказывался в поддержку религии и христианства в частности[7]. Однако эти высказывания имели публичный характер и служили средством зарабатывания политического авторитета среди верующего населения. В тесном кругу, Гитлер отзывался крайне негативно о христианстве в общем, и о церкви, в частности. [8]

11.11.1941 «Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше – сказал я себе – меня на какое‑то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого. Ибо, если я достиг чего‑либо, мне придется во всеуслышание объявить: я добился этого только с благословения церкви. Так я лучше сделаю это без ее благословения, и мне никто не предъявит счет.» «В наши дни человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть божественного происхождения и господь, если пожелает, поразит молнией также и церковь.» «Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь. » 3.12.1941 Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу. Нужно довести до того, что с амвона будут вещать сплошь дураки, а слушать их будут одни старухи. «Христианство же стремится заставить уверовать нас в «чудо преображения», ничего более нелепого человеческий мозг в своем безумии и выдумать не мог; чистейшей воды издевательство над любым божественным началом.» «Наша религиозность – это вообще наш позор. У японцев‑христиан религия преобразована применительно к их миру. Но им легче. Религия японцев возвращает их назад к природе. Христианский тезис о загробном мире я ничем не могу заменить, поскольку он совершенно несостоятелен. » 19.02.1942 «Если бы не опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании, там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.» 05.06.1942 «Немец, наделенный разумом, должен был просто за голову схватиться, видя, как еврейский сброд и попы с их болтовней побудили немцев вести себя наподобие высмеиваемых нами завывающих турецких дервишей и негров. И особенно злит то, что – когда в других частях света такие религиозные учения, как конфуцианство, буддизм и мусульманство, бесспорно, представляли прочную духовную основу для верующих – немцы попались на удочку теологии, которая воистину лишена какой бы то ни было глубины.»

10 глава первой части «Mein Kampf» посвящена, кроме всего прочего, вопросу важности религии для сохранения морали и единства немецкой нации. В пользу принадлежности Гитлера к христианскому вероисповеданию свидетельствуют такие факты: он был крещен в католичестве и даже учился в приходской школе бенедиктинского монастыря.

Данные обстоятельства не помешали Гитлеру провести своеобразную реформу христианского вероучения на территории Германии. Институт, основанный по приказу Гитлера, переписывал библейские тексты, уничтожая все упоминания об особой роли еврейского народа. По версии Гитлера, Христос был проповедником арийских идей. В мае 1939 года по приказу фюрера в Айзенахе был основан теологической институт по вопросам «деевреизации». Его сотрудники редактировали церковные тексты, вычеркивая «неарийские» пассажи. Десятки печатных трудов института были опубликованы огромными тиражами. Немецкий церковный архивариус Хансйорг Бусс обобщил для газеты эти сомнительные достижения гитлеровских приспешников. «Немцы с Господом — немецкая книга веры»: обновленная версия священного писания содержала 12 заповедей вместо десяти. Два дополнительных предписания: «Содержи кровь свою в чистоте» и «Чти вождя и учителя твоего». В новом издании псалмов еврейское имя Бога было заменено на «спаситель страждущих». В издании 1940 года сказано: «Евангелический Иисус может стать спасителем только нашего немецкого народа, потому что он не воплощает идеи еврейства, а беспощадно борется с ними». «Немецкий народ боролся против разрушения своей жизни и сущности евреями», — пишет директор института Вальтер Грундманн. Гитлер лично подписывает указ о присвоении ему профессорского звания. И наконец, предки Иисуса, по мнению нацистов, пришли с Кавказа, следовательно спаситель никак не мог быть евреем.

Примечания

  1. http://www.nobeliefs.com/speeches.htm
  2. http://www.amazon.com/exec/obidos/ASIN/0521823714/freethinkers
  3. http://www.voanews.com/russian/2008-04-25-voa9.cfm
  4. И. Лосин, «Огненный столп», Иерусалим, 1982, с. 335
  5. The Encyclopedia of Unbelief By Gordon Stein Contributor Gordon Stein, Paul Edwards Published by Prometheus Books, 1985. Page 290
  6. The Speeches of Adolf Hitler, April 1922-August 1939 By Adolf Hitler, Norman Hepburn Baynes, Royal Institute of International Affairs Published by H. Fertig, 1969. Page 378.
  7. http://www.nobeliefs.com/speeches.htm
  8. http://ateismy.net/content/spravochnik/citati/hitler_church.php Генри Пикер «Застольные разговоры Гитлера»: Пер. с нем. И. В. Розанова — Смоленск: Фирма «Русич, 1993. — 496с.»

dic.academic.ru

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера — это… Что такое Религиозные взгляды Адольфа Гитлера?

Адольф Гитлер, 1933 год

Адольф Гитлер родился на границе двух областей, население которых традиционно исповедовало католицизм. Он был крещен и конфирмован, однако впоследствии католическая религия не занимала большого места в его жизни. Вместе с тем он не стал атеистом, но продолжал называть себя христианином и во многих выступлениях высказывался в поддержку религии и христианства в частности[1].

Мы не потерпим никого в наших рядах, кто нападает на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское. Адольф Гитлер. Речь в Пассау, 27 октября 1928[2]

10 глава первой части «Mein Kampf» посвящена, кроме всего прочего, вопросу важности религии для сохранения морали и единства немецкой нации. При этом сам Гитлер, похоже, считал христианство лишь удобным способом влияния на массы и ненавидел и церковь и христианство:

Война идет к концу. Последняя великая задача нашей эпохи заключается в том, чтобы решить проблему церкви. Только тогда германская нация может быть совершенно спокойна за свое будущее. Догматы веры меня совершенно не интересуют, но я не потерплю, чтобы поп вмешивался в земные дела. Сделав государство полным хозяином, мы положим конец организованной лжи. В юности я признавал лишь одно средство: динамит. Лишь позднее я понял: в этом деле нельзя ломать через колено. Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу. Нужно довести до того, что с амвона будут вещать сплошь дураки, а слушать их будут одни старухи. Здоровая, крепкая молодежь уйдет к нам. Я ничего не имею против целиком государственной церкви, как у англичан. Но мир просто не может так долго держаться на лжи. Только в VII, VIII и IX веках князья, которые были заодно с попами, навязали нашим народам христианство. Раньше они жили без этой религии. У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть

Гитлер в качестве почетного гостя принимал муфтия Иерусалима Мохаммада Амина аль-Хусейни.[3]. В ходе встречи аль-Хусейни называл Гитлера «защитником ислама»[4]

Сразу после прихода к власти Гитлер запретил организации, поддерживающие свободу вероисповедания (такие как немецкая Лига Вольнодумцев)[5] и организовал «движение против безбожников». В 1933 году он заявил: «Мы начали борьбу против атеистического движения, и она не ограничилась несколькими теоретическими декларациями: мы его искореняли»[6]

Адольф Гитлер. «Мать Мария», (1913), холст, масло.[7]

Данные обстоятельства не помешали Гитлеру провести своеобразную реформу христианского вероучения на территории Германии. Институт, основанный по приказу Гитлера, переписывал библейские тексты, уничтожая все упоминания об особой роли еврейского народа. По версии Гитлера, Христос был проповедником арийских идей.

В мае 1939 года по приказу фюрера в Айзенахе был основан теологической институт по вопросам «деевреизации». Его сотрудники редактировали церковные тексты, вычеркивая «неарийские» пассажи. Десятки печатных трудов института были опубликованы огромными тиражами. Немецкий церковный архивариус Хансйорг Бусс обобщил для газеты эти сомнительные достижения гитлеровских приспешников. «Немцы с Господом — немецкая книга веры»: обновленная версия священного писания содержала 12 заповедей вместо десяти. Два дополнительных предписания: «Содержи кровь свою в чистоте» и «Чти вождя и учителя твоего». В новом издании псалмов еврейское имя Бога было заменено на «спаситель страждущих». В издании 1940 года сказано: «Евангелический Иисус может стать спасителем только нашего немецкого народа, потому что он не воплощает идеи еврейства, а беспощадно борется с ними». «Немецкий народ боролся против разрушения своей жизни и сущности евреями», — пишет директор института Вальтер Грундманн. Гитлер лично подписывает указ о присвоении ему профессорского звания.

Высказывания Гитлера, связанные с христианством

24.10.1941 «Церковь ищет выход, утверждая, что библейские сюжеты не следует понимать буквально. Скажи это кто‑нибудь 400 лет тому назад, его бы точно сожгли на костре под молебны.»
11.11.1941 «Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого. Ибо, если я достиг чего-либо, мне придется во всеуслышание объявить: я добился этого только с благословения церкви. Так я лучше сделаю это без ее благословения, и мне никто не предъявит счет.» «В наши дни человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть божественного происхождения и господь, если пожелает, поразит молнией также и церковь.» «Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь».
3.12.1941 «Война идет к концу. Последняя великая задача нашей эпохи заключается в том, чтобы решить проблему церкви. Только тогда германская нация может быть совершенно спокойна за свое будущее. Догматы веры меня совершенно не интересуют, но я не потерплю, чтобы поп вмешивался в земные дела. Сделав государство полным хозяином, мы положим конец организованной лжи. В юности я признавал лишь одно средство: динамит. Лишь позднее я понял: в этом деле нельзя ломать через колено. Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу. Нужно довести до того, что с амвона будут вещать сплошь дураки, а слушать их будут одни старухи. Здоровая, крепкая молодежь уйдет к нам. Я ничего не имею против целиком государственной церкви, как у англичан. Но мир просто не может так долго держаться на лжи. Только в VII, VIII и IX веках князья, которые были заодно с попами, навязали нашим народам христианство. Раньше они жили без этой религии. У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть.» «Христианство же стремится заставить уверовать нас в „чудо преображения“, ничего более нелепого человеческий мозг в своем безумии и выдумать не мог; чистейшей воды издевательство над любым божественным началом.»
«Наша религиозность — это вообще наш позор. У японцев-христиан религия преобразована применительно к их миру. Но им легче. Религия японцев возвращает их назад к природе. Христианский тезис о загробном мире я ничем не могу заменить, поскольку он совершенно несостоятелен. «
«Очень хорошо, что я не пустил попов в партию. 21 марта 1933 года — в Потсдаме — встал вопрос: идти или не идти в церковь? Я завоевал государство, не испугавшись проклятий обеих конфессий.»
26.01.1942 «Кровожадность, подлость и ложь — вот что было характерно для этой эпохи Я вовсе не считаю, что все должно оставаться так, как оно было. Провидение дало человеку разум, чтобы он поступил разумно. Именно разум говорит мне, что следует положить конец власти лжи. Но он же подсказывает, что в данный момент это сделать невозможно. Не желая способствовать распространению лжи, я не пустил попов в партию. И я не побоюсь вступить в борьбу и стану сразу действовать, если проверка покажет, что время настало.»
27.01.1942 «Если бы не христианство, кто знает, какой была бы история Европы. Рим завоевал бы всю Европу, и его легионы отразили бы натиск гуннов. Именно христианство погубило Рим, а не германцы и гунны.»
19.02.1942 «Если бы не опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании, там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.»
27.02.1942 «Я иду в церковь не для того, чтобы слушать службу. Я только любуюсь красотой здания.» «21 марта 1933 года мы должны были идти в церковь, но я отказался. В партии меня никогда не интересовало, кто из моего окружения какой веры придерживается. Но я бы хотел, чтобы в радиусе 10 километров от моей могилы не было ни одного попа. Если подобные субъекты сумели бы мне помочь, я бы усомнился в Провидении. Я действую в соответствии с моими убеждениями и мыслями. Я не могу помешать кому-либо молиться; но я не потерплю проклятий с амвона.»
09.04.1942 За ужином фюрер заметил: собственно говоря, удивительное дело, но такие христианские народы, как англичане и американцы, несмотря на все их молитвы, получили столь мощные удары от японцев, этих отъявленных язычников. Очевидно, бог стоит не за святош в Англии и США, а за героев-японцев.
05.06.1942 «Немец, наделенный разумом, должен был просто за голову схватиться, видя, как еврейский сброд и попы с их болтовней побудили немцев вести себя наподобие высмеиваемых нами завывающих турецких дервишей и негров. И особенно злит то, что — когда в других частях света такие религиозные учения, как конфуцианство, буддизм и мусульманство, бесспорно, представляли прочную духовную основу для верующих — немцы попались на удочку теологии, которая воистину лишена какой бы то ни было глубины.»
04.07.1942, «Но в одном мы обязаны быть непреклонны: любые петиции церкви, выражающие ее намерение вмешаться в мирские дела, должны быть безоговорочно отвергнуты государством, которое даже не должно их рассматривать.»[8]

См. также

Примечания

  1. Hitler’s Christianity
  2. Amazon.com: The Holy Reich: Nazi Conceptions of Christianity
  3. Истоки ненависти | Новости | Русская Служба «Голоса Америки»
  4. И. Лосин, «Огненный столп», Иерусалим, 1982, с. 335
  5. The Encyclopedia of Unbelief By Gordon Stein Contributor Gordon Stein, Paul Edwards Published by Prometheus Books, 1985. Page 290
  6. The Speeches of Adolf Hitler, April 1922-August 1939 By Adolf Hitler, Norman Hepburn Baynes, Royal Institute of International Affairs Published by H. Fertig, 1969. Page 378.
  7. Price, Billy F. Adolf Hitler als Maler und Zeichner : Ein Werkkatalog der Ölgemälde, Aquarelle, Zeichnungen und Architekturskizzen. — Gallant Verlag, 1983. — P. 65. — ISBN 978-3-277-00103-1
  8. Пикер Г.Застольные разговоры Гитлера. — Смоленск: Русич, 1998

dic.academic.ru

Верил ли Гитлер в Бога?. Адольф Гитлер. Жизнь под свастикой

Верил ли Гитлер в Бога?

Гражданская религия национал-социализма с ее Ветхим и Новым Заветом — книгой «Моя борьба», с ее символом веры — «одна страна, один народ, один фюрер», с ее пантеоном мучеников после прихода Гитлера к власти довольно быстро оттеснила все традиционные религии на второй план.

Сам Гитлер не был атеистом, но его веру никак нельзя назвать христианской. Фюрер скорее тяготел к языческому мистицизму и ветхозаветным жестоким заповедям, хотя к собственно иудейской религии питал патологическую ненависть. Он утверждал в книге «Моя борьба»: «Протестантизм лучше выражает нужды немецкого самосознания. Но он непригоден там, где защита национальных интересов осуществляется в сфере, которая либо отсутствует в его системе понятий, либо отрицается им по каким-либо причинам… Протестантизм всегда выступал за развитие германского самосознания… поскольку дело касалось внутренней чистоты, углубления национального духа и немецкой свободы… но он встречает в штыки любую попытку вырвать нацию из удушающих объятий ее смертельного врага, так как его позиция по отношению к еврейству более или менее определена его догмами. А между тем речь здесь идет о вопросе, без решения которого любые попытки немецкого возрождения были и останутся абсолютно бессмысленными и невозможными».

Гитлер, однако, совсем не восхищался протестантизмом, хотя как национальную немецкую религию ставил гораздо выше более космополитического католицизма. При нацистах была даже попытка основать «немецкую национальную церковь». Под давлением национал-социалистов и при активном участии симпатизировавшей им фракции «немецких христиан» синод евангелической церкви в Германии избрал 27 сентября 1933 года пастора Кенигсбергского военного округа Людвига Мюллера «епископом Рейха». Гитлер потребовал от него создать евангелическую автокефальную «церковь Рейха», но эта затея провалилась, встретив противодействие большинства германских лютеран.

Уже в 1941 году фюрер сожалел: «Нам не повезло, что наша религия убивает радость красоты. Протестантское ханжество еще хуже, чем католическая церковь». Но тут же добавил: «Я не занимаюсь догматами веры, но и не потерплю, чтобы священник занимался земными делами. Надо так сломать организованную ложь (так Гитлер именовал церковное христианство. — Б. С.), чтобы государство стало абсолютным властелином». А 13 декабря 1941 года, выразив неосновательную надежду, что «война идет к концу», Гитлер с гордостью добавил: «У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть». Поэтому-то на ременных пряжках эсэсовцев было выгравировано, не: «С нами Бог», как у солдат вермахта, а: «Моя честь — верность». Гитлер возмущался германскими министрами и генералами, которые убеждены, что «нам не победить без благословения церкви». Между тем эсэсовцы умирали с именем Гитлера на устах, а не с именем Бога.

Объективно национал-социалистической партии и государству никакая церковь не была нужна. Католическую церковь, более склонную к вмешательству в земные дела и следованию принципам гуманизма независимо от позиции светских властей, нацисты всячески принижали, к протестантским, как в большей мере «национально мыслящим», относились более терпимо. Впрочем, и католики под гнетом диктатуры и в условиях победоносного шествия вермахта довольно быстро присмирели. Так, Ватикан даже не рискнул публично осудить истребление евреев. В будущем же, в случае победы Германии в войне, и протестантам, и католикам была уготована не слишком завидная участь: слиться в полностью огосударствленной единой церкви. Как говорил Гитлер в узком кругу соратников, «война когда-нибудь кончится. Последней великой задачей нашего времени станет тогда решение проблемы церкви. Лишь тогда немецкая нация может считать свое будущее обеспеченным».

24 октября 1941 года, когда германские танковые колонны рвались к Москве, фюрер утверждал: «Большевики полагают, будто могут одержать триумф над Всевышним… Но мы, откуда бы мы ни черпали свои силы, будь то из катехизиса или философии, имеем возможность сделать шаг назад, в то время как они со своим материалистическим мировоззрением в конце концов съедят друг друга». В действительности Гитлер и его соратники верили, что творят волю Бога, и хотели продиктовать судьбу всему человечеству, для большинства — страшную. Но настоящим ужасом она обернулась для самих немцев.

В книге «Моя борьба» Гитлер провозглашал себя философом, чья вера в Бога носит внецерковный характер. В то же время он признавал для масс необходимость церковных догматов. Фюрер писал: «В нашем мире религиозные люди не могут обойтись без догматических обрядностей. Широкие слои народа состоят не из философов: для массы людей вера зачастую является единственной основой морально-нравственного миросозерцания… Если мы хотим, чтобы религиозные учения и вера действительно господствовали над умами широких масс народа, мы должны добиваться того, чтобы религия пользовалась безусловным авторитетом… Сотни тысяч более высоко развитых в умственном отношении людей отлично проживут и без этих условностей. Для миллионов же людей эти условности совершенно необходимы… Только благодаря догмату религиозная идея, вообще говоря, поддающаяся самым различным истолкованиям, приобретает определенную форму, без которой нет веры… Политику приходится прежде всего думать не о том, что данная религия имеет тот или другой недостаток, а о том, есть ли чем заменить существующую, пусть и не вполне совершенную, религию. И пока у нас нет лучшей замены, только дурак и преступник станет разрушать старую веру». После прихода нацистов к власти в качестве религиозной альтернативы стала все больше выступать расовая доктрина НСДАП, пропагандирующая борьбу за «жизненное пространство для наиболее полноценной германской расы».

Гитлер демагогически призывал к объединению всех сторонников христианских конфессий для борьбы с «еврейской опасностью»: «Сотни тысяч членов нашего народа гибнут в результате отравления крови, а мы проходим мимо всего этого, будто совершенно слепые. Эту свою гнусную работу евреи проводят совершенно планомерно. Эти черноволосые паразиты совершенно сознательно губят наших неопытных молодых светловолосых девушек, в результате чего мы теряем невосстановимые ценности. И что же?.. И католический, и протестантский лагери относятся совершенно равнодушно к этим преступлениям евреев и не замечают, как эти паразиты народов преступно уничтожают самые ценные, самые благородные дары Божий на земле. Судьбы мира решаются не тем, победят ли католики протестантов или протестанты католиков, а тем, сохранится ли арийское человечество на нашей земле или оно вымрет.

И при таком положении вещей католические и протестантские лагери не умеют соединиться против врагов человечества, а вместо этого подумывают, как бы уничтожить друг друга! Мы считаем, что обязанность подлинных патриотов — позаботиться о том, чтобы верующие обоих лагерей перестали всуе поминать имя Божие, а стали бы на деле выполнять волю Божию и сумели бы помешать евреям позорить дело Божие. Разве не Божья воля создала человека по образу и подобию Творца Всевышнего. Кто разрушает дело Божие, тот ополчается против воли Божией…

Национальное единство нельзя укрепить тем, чтобы разжечь войну между католиками и протестантами. Только при взаимной уступчивости, только при одинаковой терпимости с обеих сторон можно изменить нынешнее положение вещей и добиться того, чтобы в будущем нация действительно стала единой и великой».

В этом была трагедия германского народа. Национальное единство и взаимную терпимость немцев разных христианских вероисповеданий Гитлер цементировал неприкрытой расовой ненавистью.

Христианские церкви Гитлер до поры до времени готов был терпеть как необходимый массам институт. Но он не намерен был вступать в какие-либо устойчивые отношения с ними. И не скрывал своего презрения к людям, глубоко и искренне верующим в христианского Бога. В «застольных разговорах» в ставке фюрер настаивал, что «партия хорошо делает, что не вступает ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого. Ибо, если я достиг чего-либо, мне придется во всеуслышание объявить: я добился этого только с благословения церкви. Так я лучше сделаю это без ее благословения, и мне никто не предъявит счет…

Если бы не националисты-добровольцы, то в 1918 —  1920 годах священники у нас стали бы жертвой большевизма. Попы опасны, когда рушится государство. Тогда они собирают вокруг себя темные силы и вносят смуту: какие только трудности не создавали римские папы германским императорам! Я бы с удовольствием выстроил всех попов в одну шеренгу и заставил побеспокоиться о том, чтобы в небе не появились английские или русские самолеты. В данный момент (осенью 1941 года. — Б. С.) больше пользы государству приносит тот, кто изготавливает противотанковые орудия, чем тот, кто машет кропилом…»

Тогда же Гитлер высказал сомнения в христианских Догматах с рационалистической точки зрения и подчеркнул значение языческих элементов культуры, которые ничуть не ниже христианских, хотя и не имеют уже сегодня прежнего религиозного значения: «В наши дни человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть Божественного происхождения, и Господь, если пожелает, поразит молнией также и церковь. Целиком основывающаяся на взглядах античных мыслителей, религиозная философия отстает от современного уровня развития науки. В Италии и Испании это закончилось резней (Гитлер имел в виду процессы инквизиции. — Б. С.).

Я не хочу, чтобы у нас случилось то же самое. Мы счастливы, что сохранились Парфенон, Пантеон и другие святыни, хотя с религиозной стороной этих сооружений мы уже давно не имеем ничего общего. Будь их у нас еще больше, это было бы просто великолепно. Мы ведь все равно не будем поклоняться в них Зевсу…

Я ничего не знаю о загробном мире и достаточно честен, чтобы открыто признаться в этом. Другие же утверждают, что кое-что знают о нем, а я не могу представить доказательства, что это не так.

Крестьянке я бы не хотел навязывать свою философию. Учение церкви тоже своего рода философия, пусть даже и не стремящаяся отыскать истину. Но поскольку людям крупномасштабные материи недоступны, это не страшно. В итоге все в общем-то сводится к признанию беспомощности человека перед вечным законом природы. Не повредит также, если мы придем только лишь к выводу, что спасение человека — в его стремлении постичь волю Божественного провидения, а не в вере в свою способность восстать против закона. Это же просто замечательно, когда человек безропотно чтит законы.

Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь. Самыми последними на очереди были бы, видимо, женские монастыри».

Сам Гитлер христианство и церковь отвергал, в существование загробного мира не верил, а верил только в существование Бога в виде Божественного провидения, чью волю, как полагал, и должен исполнять истинный фюрер. Он ощущал себя сверхчеловеком, которому позволено вершить законы Божеские и человеческие. Но масса — это другое дело. Массе необходима церковь, хотя бы для того, чтобы удержать людей от нарушения государственных законов. И церковная организация должна сохраниться до того времени, когда возникнет идеальное национал-социалистическое государство, основанное на расовых законах и состоящее только из расово и социально полноценных членов. А такое возможно лишь после установления мирового господства Германской империи. До этого времени придется терпеть противоестественное сосуществование антихристианского государства и церкви, которая необходима для сохранения стабильности государственных институтов, а также институтов семьи и собственности. Но никакая непосредственная связь ни с одной из церквей не должна осквернять национал-социалистической партии.

Гитлер вопрошал: «Сделали ли научные открытия людей счастливыми? Не знаю. Но они счастливы, имея возможность придерживаться самых различных вероисповеданий. Значит, нужно быть терпимее в этом вопросе». Но при этом он считал, что «человек, придерживающийся ложной веры, выше того, кто вообще ни во что не верит. Так, профессор-большевик воображает, что одержал победу над Божьим промыслом. Этим людям с нами не совладать. Неважно, черпаем ли мы свои идеи из катехизиса или из философских трактатов, у нас всегда есть возможности для отступления, они же с их сугубо материалистическими взглядами в конце концов просто сожрут друг друга». Но в войне победили как раз большевики-материалисты.

Гитлер прямо провозгласил отказ от принципов христианского гуманизма и утверждал, что человеческая жизнь не имеет абсолютной ценности: «Не следует так уж высоко ценить жизнь каждого живого существа. Если эта жизнь необходима, она не погибнет».

Таким образом, фюрер допускал существование вечной жизни, которая лишь меняет форму своего бытия. Вот только загробного мира, как считал Гитлер, не существует, поскольку душа, покинув бренное тело, тотчас находит для своего воплощения другую оболочку. Он утверждал: «Наша религиозность — это вообще наш позор… Христианский тезис о загробном мире я ничем не могу заменить, поскольку он совершенно несостоятелен. Но вера в вечную жизнь имеет под собой определенные основания. Ум и душа возвращаются в общее хранилище, как, впрочем, и тело. Мы ляжем удобрениями в почву, на которой появится новая жизнь. Я не хочу ломать голову в поисках ответов на вопросы «почему?» и «отчего?». Все равно нам не дано проникнуть в глубину души.

Если и есть Бог, он дает не только жизнь, но и способность познания. И если я с помощью данного мне Богом разума регулирую свою жизнь, то могу ошибаться, но не солгу.

Переселение тел в загробный мир невозможно хотя бы уже потому, что каждый, кто был бы вынужден взирать сверху на нас, испытывал бы страшные муки: он просто бы бесился от ярости, видя те ошибки, которые непрерывно совершают люди…

Я стремлюсь к такому порядку вещей, когда каждый твердо бы знал о себе: он живет и умирает во имя сохранения своей расы (по всей видимости, фюрер был убежден, что «истинный ариец», ставящий интересы германской расы превыше всего, и после смерти найдет себе новое воплощение только в представителях своей расы, а не в каких-нибудь евреях, и тем более — не в свиньях, коровах или лягушках. — Б. С.). Задача состоит в том, чтобы воспитать в людях высочайшее уважение к тем, кто особенно отличился в борьбе за выживание расы. Очень хорошо, что я не пустил попов в партию. 21 марта 1933 года—в Потсдаме — встал вопрос: идти или не идти в церковь? Я завоевал государство, не испугавшись проклятий обеих конфессий. Если бы я тогда в самом начале прибег к услугам церкви — мы пошли к могилам королей, а государственные деятели отправились в церковь, — то меня постигла бы судьба дуче» (Муссолини заключил конкордат с Ватиканом).

Когда в осажденном Берлине фюрер пустил в себя пулю, он, быть может, верил, что все равно не умрет, а его душа перейдет в бездну космоса, чтобы потом воскреснуть в новой реинкарнации. Как и всякому мистику, ему был близок этот пункт буддизма и ряда других восточных религий, в том числе «арийских» (информация о перевоплощении душ содержится в древней «Книге Коляды» и других дохристианских источниках славянской культуры. — Ред.).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Религиозные взгляды Адольфа Гитлера: во что веровал Рейхсканцлер Германии?: wowavostok — LiveJournal

В оценке религиозных воззрений фюрера существуют несколько типичных ошибок: одни исследователи голословно утверждают, что Гитлер был «язычником», «сатанистом» или «безбожником», наполняя эти термины положительным или отрицательным содержанием, другие, преимущественно симпатизирующие национал-социализму христиане, настаивают на христианстве Гитлера, не желая признать того факта, что взгляды фюрера на религию колебались между лютеранством, маркионизмом (отвержением Ветхого Завета), прагматизмом, агностицизмом и внеконфессиональным монотеизмом. Дабы обрисовать всю сложность вопроса, мы обратились к трём застольным разговорам Гитлера за июль, ноябрь и декабрь 1941 года (стенограммы Генри Пикера), во время которых фюрер охотно размышляет о судьбе христианства.

Из анализа этих речей можно сделать следующие наблюдения:
  
1) В речи 21 июля 1941 года Гитлер показывает своё положительное отношение к Мартину Лютеру, первому переводчику Библии с латинского на немецкий язык и «создателю «общепризнанного канона немецкого языка«, воздавая ему должное за то, что тот «осмелился восстать против Папы и всей церковной системы». По мысли Гитлера, Данте и Лютер «объединили нации вопреки Папе». Под «церковной системой» Гитлер, разумеется, понимал Римо-католическую церковь, «князья» которой «погрязли в мирских делах». Гитлер называет Библию «Святым Писанием«, словно признавая её божественный авторитет, однако тут же указывает на то, что Лютеру далеко не всё нравилось в Писании. В этой речи Гитлер предстаёт, безусловно, не в образе католика, каковым он был по факту крещения в младенчестве, а в качестве последователя Лютера, однако больше не в религиозном, а в культурном плане (Гитлер демонстрирует пренебрежение к Писанию).
   
2) В речи 11 ноября 1941 года Гитлер показывает себя в качестве прагматика в области религии: «В данный момент больше пользы государству приносит тот, кто изготавливает противотанковые орудия, чем тот, кто машет кропилом». Он указывает на то, что именно его товарищи и единомышленники в 1918-1920 годах спасли немецкое духовенство от большевизма: «если бы не националисты-добровольцы, то в 1918— 1920 годах священники у нас стали бы жертвой большевизма». Общий принцип Гитлера виден из речи от 13 декабря 1941 года: религиозные деятели не должны вмешиваться в государственную политику. «Догматы веры меня совершенно не интересуют, но я не потерплю, чтобы поп вмешивался в земные дела».
 
  В этой же речи Гитлер наиболее полно раскрывает свои взгляды относительно католицизма. Он полагает, что «нельзя ломать через колено. Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу». В речи от 11 ноября 1941 года Гитлер уточняет свою позицию – церковная система отомрёт без всякого насилия, через плоды просвещения: «Поскольку любые потрясения суть зло, лучше всего будет, если нам удастся, просвещая умы, постепенно и безболезненно преодолеть такой институт, как церковь. Самыми последними на очереди были бы, видимо, женские монастыри. Прекрасно, когда люди предаются самоуглублению. Нужно только удалить ядовитое жало. В этом отношении за последние столетия было многое сделано. Им, церковникам, нужно просто втолковать, что царство их не от мира сего».

    Из этого отрывка становится совершенно ясным, что Гитлер опасность видит именно в Римо-католической церкви, ибо протестантские конфессии не имели монастырей, а православные церкви были в Германии представлены слабо. При этом фюрер высоко оценивает духовную работу над собой – «самоуглубление». Под «ядовитым жалом», которое необходимо «вырвать», понимаются попытки Ватикана управлять другими государствами, которые берут своё начало ещё с I тысячелетия от Р.Х. («какие только трудности не создавали римские папы германским императорам!»).

    Понимая под «церковью» прежде всего могущественный Ватикан, постоянно использующий религию в политических целях, Гитлер идёт намного дальше Лютера. Он высказывает сомнения в адрес принципиальных положений христианской веры – например, переселение тел в загробный мир, преображение личности под влиянием Бога («чистейшей воды издевательство над любым божественным началом, негр с его фетишем в тысячу раз выше того, кто верит в чудесное преображение!»).

    Отвергая христианские догматы, Гитлер предстаёт в качестве внеконфессионального монотеиста, симпатизирующего скорее исламу, который, в отличие от христианства, довольно беден догматикой («ислам, пожалуй, еще мог бы побудить меня вперить восторженный взор в небо»).

    В речи за 11 ноября 1941 года фюрер поясняет причину своего отвержения христианских догматов: «в наши дни человек, знакомый с открытиями в области естествознания, уже не сможет всерьез воспринимать учение церкви: то, что противоречит законам природы, не может быть божественного происхождения и Господь, если пожелает, поразит молнией также и церковь. Целиком основывающаяся на взглядах античных мыслителей, религиозная философия отстает от современного уровня развития науки».

    Таким образом, Гитлер, с одной стороны, выражает веру в личностного Господа, который способен «поразить молнией церковь«, а, с другой стороны, он отвергает веру в церковь как в Тело Христово. По сути, Гитлер отождествляет Бога с «законами природы», то есть, высказывает взгляды, близкие к пантеизму. При этом Гитлеру «религиозная философия» интересна только тем, что она основана «на взглядах античных мыслителей», а потому ещё может преодолеть «отставание от науки».

  3) Отношение Гитлера к Иисусу Христа довольно специфично: он настаивает на «арийском» (очевидно, нееврейском) происхождении Христа. Такая версия фюреру приходится по душе, в отличие от библейской родословной Христа. В тоже время Гитлер нигде прямо не отрицает Божественное достоинство Назарянина. Формируя свою версию Евангелия, Гитлер вслед за Альфредом Розенбергом («Миф 20 века») обвиняет Апостола Павла в искажении заветов Иисуса. «Павел использовал его учение для того, чтобы мобилизовать преступные элементы и заложить фундамент предбольшевизма. С его победой античный мир утратил красоту и ясность. Что это за Бог, которому нравится, как люди перед его ликом умерщвляют свою плоть?»

    Смысл претензий к Апостолу Павлу заключается в следующем: Гитлеру представляется, что Павел разработал антихристианскую концепцию, согласно которой Господь сам создал условия для грехопадения человека, совместно с дьяволом осуществил свой план, дабы затем испытывать наслаждение при виде того, «как люди перед его ликом умерщвляют свою плоть». Очевидно, что Гитлер, являясь сторонником эллинского культа здорового тела, весьма поверхностно разобрался в основах христианского вероучения, которое под «плотью» понимает падшую душевно-телесную природу человека, а не сам человеческий организм как таковой. Гитлеру не доступно понимание смысла грехопадения, искупления и т.д.

    Критикуя Апостола Павла, Гитлер становится на позиции зрелого эллинизма, представители которого, не будучи глубоко знакомы с учением Христа и Апостолов, обвиняли христиан в человеконенавистничестве и презрении к человеческому телу. В дальнейшем Гитлер ещё с большей ясностью покажет себя сторонником дохристианской цивилизации. Даже независимая от Ватикана национальная церковь, например, Английская, по мысли Гитлера, распространяет ложь. Ложь сама по себе не плоха, но мир на ней долго держаться не может, — даёт понять фюрер. Возможно, фюрер намекает на то, что христианство необходимо очистить от ветхозаветной еврейской традиции.

    Из речи за 13 декабря 1941 года: «Я ничего не имею против целиком государственной церкви, как у англичан. Но мир просто не может так долго держаться на лжи. Только в VII, VIII и IX веках князья, которые были заодно с попами, навязали нашим народам христианство. Раньше они жили без этой религии. У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть».

    Очевидно, что Гитлер здесь критикует западную «римскую» модель христианства, которое было «навязано» германским племенам в 7-9 веках от Р.Х., ибо восточной формы христианства, допускающей перевод Библии и богослужебных текстов на национальные языки, средневековая Германия не знала. Гитлер даёт понять, что германским племенам было лучше вовсе не знать христианства, чем познать его в уже «испорченном» Апостолом Павлом и ещё не улучшенном Лютером виде. Рассуждая как прагматик, он не видит принципиальной разницы между воцерковлёнными и невоцерковлёнными солдатами.

    Однако можно ли на основании подобных высказываний назвать Гитлера «язычником», как это делают и сторонники, и противники национал-социализма, преследуя противоположные цели: или оправдать Гитлера, или, напротив, его опорочить через обвинение в идолопоклонстве? Из речи следует, что Гитлер положительно относится лишь к культурной части языческой цивилизации, но не к религиозной.

    Из речи за 11 ноября 1941 года: «Мы счастливы, что сохранились Парфенон, Пантеон и другие святыни, хотя с религиозной стороной этих сооружений мы уже не имеем ничего общего. Будь их у нас еще больше, это было бы просто великолепно. Мы ведь все равно не будем поклоняться в них Зевсу».

    Язычество в чистом виде – это поклонение богам, связанное с определёнными религиозными церемониями. Однако мы видим, что Гитлер был свободен от подобных вещей. Оценивая положительно культурную сторону античного язычества, Гитлер, одновременно, высоко оценивает способность церкви (очевидно, Ватикана) хранить «свидетельства о средневековье». Фюреру ясно, что исчезновение памятников христианской культуры тоже приведёт к «обеднению мира».

    Из речи за 11 ноября 1941 года: «У нас такая же ситуация: лишь церковь сохранила весомые свидетельства о средневековье. Теперь представьте себе, я становлюсь ярым иконоборцем и одним махом уничтожаю все, что у нас было создано в V—XVII веках. На этом месте возникает дыра. И как из-за этого обеднеет мир!»

    Отвергая догматы христианства, в тоже время Гитлер нетвёрдо стоит и на позициях внеконфессионального монотеизма, допуская сомнения в существовании Всевышнего, то есть, выставляя себя в качестве агностика.

    Из речи за 13 декабря 1941 года: « Если и есть Бог, он дает не только жизнь, но и способность познания. И если я с помощью данного мне Богом разума регулирую свою жизнь, то могу ошибаться, но не солгу». В то же время Гитлер осознаёт католичество и лютеранство как «нашу религию», как основную веру Германии. Себя он не отделяет от основной массы немцев, будучи готовым вместе со всеми нести этот общий «позор».

    Из речи за 13 декабря 1941 года: «Наша религиозность — это вообще наш позор. У японцев-христиан религия преобразована применительно к их миру. Но им легче». Очевидно, что Гитлер мечтает о глубокой реформации западного христианства, которая сделает его более приближенным к природе («религия японцев возвращает их назад к природе»), а также освободит от еврейского прошлого и выявит его «арийскую» суть («Христос был арийцем«).

    В другом месте Гитлер прямо называет кайзеровскую Германию христианским государством, отказывая при этом президенту США Рузвельту в праве именоваться христианином.

    Из речи за 11 ноября 1941 года: «в ходе мировой войны мы убедились: единственным подлинно христианским государством была Германия; она-то и потерпела поражение. Это — отвратительное лицемерие, когда такой архимасон, как Рузвельт, говорит о христианстве: все церкви должны возвысить свой голос и потребовать запретить это, поскольку его поступки диаметрально противоположны христианской вере». Очевидно, что под «христианской верой» Гитлер разумеет «подлинное» учение «арийца» и «борца с евреями» Иисуса Христа.

    При этом Гитлер явно не настаивает, чтобы его приближённые отказывались от веры предков и изменяли традиционному западному христианству, которое сам фюрер оценивает крайне невысоко.

    Из речи от 13 декабря 1941 года выясняется, что даже среди членов министров Рейха – членов партии и генералов – немало тех, кто полагает, что «нам не победить без благословения церкви!»

    Интересно, что Гитлер демонстрирует неуважение к таким проявлениям религиозности элиты («подчас теряешь всякое уважение к человечеству. Не к массе: ее ничему другому никогда и не учили»), однако сам ничего не делает для того, чтобы очистить руководство Рейха от католиков. Он предоставляет возможность Римо-католической церкви уйти в небытие естественным путём. И все же он не хочет, чтобы итальянцы или испанцы отвергли «христианство» (очевидно, римо-католицизм; Италия и Испания — католические страны, в отличие от преимущественно протестантской Германии): «тот, кто его исповедует, всегда носит в своем теле бациллы» (из речи за 13 декабря 1941 года).

    Любопытна и оценка Гитлером царской России. «Второго такого ханжеского государства, как Россия, не найти. Там все построено на церковных обрядах. И тем не менее русские получили крепкую взбучку.

    К примеру, молитвы 140 миллионов русских во время войны с японцами (1904—1905) принесли, совершенно очевидно, меньше пользы, чем молитвы гораздо меньшей по численности японской нации. Точно так же во время мировой войны наши молитвы оказались весомее, чем их. Но даже внутри страны попы не смогли обеспечить прочную опору существующему строю. Появился большевизм. Разумеется, этому способствовали также реакционные круги: они устранили Распутина, то есть единственную силу, способную привить славянскому элементу здоровое миропонимание» (из речи за 11 ноября 1941 года). Из данного фрагмента видно, что Гитлер указывал на силу японских и немецких молитв, которые оказались «действеннее«, чем русские.

    Кроме того, Гитлер критикует деятельность русского духовенства, которое в годы Первой мировой войны не обеспечило прочную поддержку царскому правительству, а также высоко оценивает деятельность Григория Распутина, который, среди прочего, пытался в 1914 году убедить императора Николая II не начинать войну с Германией.

    Так верил ли Гитлер в Бога? Очевидно, что верил, но мало, попутно отвергая большинство христианских догматов при сохранении уважения к самому основателю христианства.

    Из речи за 11 ноября 1941 года: «Я ничего не знаю о загробном мире и достаточно честен, чтобы открыто признаться в этом… Я не хочу ломать голову в поисках ответов на вопросы «почему?» и «отчего?». Все равно нам не дано проникнуть в глубину души».

    Для Гитлера Провидение (Бог) «создало каждого человека с неотъемлемыми расовыми признаками». Фюрер стремится к тому, чтобы «каждый твердо знал бы о себе: он живет и умирает во имя сохранения своей расы». Таким образом, вера в Творца для Гитлера уходит на второй план. Жить и умирать следует не во имя Господа Иисуса Христа, а во имя «сохранения своей расы».

    Итак, исходя из анализа «Застольных речей», религиозные взгляды Гитлера вполне можно определить как внеконфессиональное христианство, временами переходящее в маркионитство, гностицизм, лютеранство, агностицизм и пантеизм.

    Гитлер, рассуждая о Ватикане с позиции главы государства, разделяет весьма специфичное отношение к христианской вере. При этом надо понимать, что застольные разговоры тем и отличаются от официальных речей, что на них можно болтать всё, что угодно, наутро совершенно забывая о сказанном.

    Возможно, если бы подобным образом велись стенограммы застольных бесед У.Черчилля и «архимасона» Ф.Рузвельта, то мы бы убедились в том, что лидеры Великобритании и США, подобно Гитлеру, тоже нетвёрдо следуют догматам христианской веры. Но такого рода тексты не опубликованы, поэтому исследователям приходится ориентироваться на официальные речи этих политиков. Но в официальных публичных речах и печатных работах и Гитлер предстаёт в качестве верующего христианина.
    Несомненно, что к «Застольным разговорам» необходимо относится с некоторой долей сомнения, учитывая, что сам Генри Пикер опубликовал эти стенограммы уже после войны, когда на разоблачении Гитлера можно было неплохо заработать.

    Однако общий тон стенограмм бесед Гитлера, касающихся религиозных вопросов, вполне соответствует той оценке, которую дал религиозности Гитлера его сподвижник бельгийский католик и монархист Леон Дегрелль: »Его (Гитлера) отношение к религии было своеобычным (своебразным)… с его точки зрения , борьба против религий не имела смысла, научные открытия… и повышение уровня жизни — всё это, по его мнению, должно было постоянно снижать влияние религий»; «религиозная практика его не волновала» и т.д. (Леон Дегрелль, «Воспоминания и размышления», перевод с французского В.Ванюшкиной, Москва, 2011 г.)

    В завершение, для того, чтобы дать христианскую оценку Гитлера, уместно окончить исследование его речей цитатой из послания Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Анастасия (Грибановского).

    Известно, что в 1938 году Митрополит Анастасий крайне высоко оценил деятельность Гитлера на посту главы Рейха:
«Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности. Ибо и эти последние находят в нашей Церкви свое освящение и увековечение«. (Благодарственный Адрес Митрополита Анастасия А. Гитлеру от 12 июня 1938 года).

    Однако в 1945 году, подводя итоги неудачной для Германии войны, на исход которой, добавим от себя, во многом повлияли религиозные и культурные взгляды Гитлера (например, разжигание войны против ведущих христианских стран — США и Великобритании, ненужная конфронтация с Ватиканом и протестантами, ошибочная политика на восточных оккупированных территориях, которая помешала сделать русский народ союзником Германии и невольно толкнула колеблющихся людей обратно под кровопийцу Сталина), Митрополит Анастасий отметил: «….Тогда всем стало ясно, что Хитлер не только не несет миру новой эры мира и социального и хозяйственного благополучия, как он обещал в своих речах, но готовит гибель себе и своему народу и всем, кто связывал с ним свою судьбу, что и случилось на самом деле. Утвержденное на безрелигиозном и часто аморальном основании, все его дело рушилось с шумом, похоронив под его развалинами его самого и его ближайших сотрудников. Этот грозный урок нужен был для всего современного человечества, дабы все увидели, что кто хочет строить жизнь без Бога, тот строит свое здание на песке и заранее обрекает его на полное крушение».

    Источник Комментарий к картинке: 12-13 мая 1938 года Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Анастасий (Грибановский) при участии Епископа Серафима (Ляде) освятил в Берлине новый русский кафедральный собор Воскресения Христова. Собор, заложенный 31 августа 1936 года, был построен на Гогенцоллерндамм, 166 в берлинском районе Вильмерсдорф.

    Он был спроектирован министерским советником Карлом Шелльбергом по образцу Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. Строительство собора профинансировала казна Рейха, выделившая вдобавок к этому средства на ремонт 19 русских православных храмов в Германии.

*   *   *

Для объективности картины приведем выдержки из официальных выступлений Адольфа Гитлера, которые характеризуют его как защитника и покровителя христианских исповеданий:

    «Мы не потерпим никого  в наших рядах, кто нападает  на идеи христианства… фактически, наше движение — христианское».

Речь в Пассау, 27 октября 1928 года.

    «Мои чувства христианина указывают  мне на моего Господа и Спасителя, как на Борца… который, Боже праведный, был величайшим не как Мученик, а как Воин. В безграничной любви, и как христианин и как человек, я читал главу, которая рассказывает нам, как Господь наконец поднялся в своем могуществе и взялся за плеть, чтобы изгнать из Храма змеиное племя… (речь идёт о евреях — ред.) Сегодня, после двух тысяч лет, с самой глубокой эмоцией я признаю более глубоко чем когда-либо прежде факт, что именно для этого Он должен был терять Свою кровь на Кресте…»

    12 апреля 1922 года.

«Это, во всяком случае, будет моя  высшая задача проследить, чтобы в  недавно пробужденном NSDAP, сторонники обоих вероисповеданий могли  жить мирно вместе рядом, чтобы они  могли принять общую точку  зрения в общей борьбе против власти, которая является смертным противником  любого Истинного Христианства».

    26 февраля 1925 года.

«Правительство Рейха расценивает  христианство как непоколебимый  фундамент нравственности и морального кодекса Нации, прилагает самую  большую ценность к дружественным  отношениям с Папским престолом  и пытается развить их».

    Речь к  Рейхстагу от 23 марта 1933 года.

«Факт, что Ватикан заключает  соглашение с новой Германией, означает подтверждение национал-социалистического  государства Католической церковью. Это соглашение на целый мир показывает ясно и недвусмысленно, что утверждение, будто национал-социализм является враждебным по отношению к религии, является ложью».

    22 июля 1933 года.

«Национал-социалистическое государство  выражает свою преданность позитивному христианству…»

26 июня 1934 года.

«Чем мы являемся, мы стали не против, а по желанию Провидения. И пока мы верны и благородны, храбры в борьбе, пока мы верим в наше великое дело и не сдаемся, мы продолжим наслаждаться и в будущем благословением Провидения».

11 августа 1935 года.

Мы, национальные социалисты, также, имеем глубоко в наших сердцах  нашу собственную веру. Мы не можем  сделать иначе…»

2 июня 1937 года.

«Национальное социалистическое движение вызвало это чудо. Если Всемогущий Бог предоставил успех этой работе, то партия была Его инструментом».

1 января 1939 года.

«Если идентичное христианство означает любовь к ближнему, то есть ухаживание за больным, дать одежду для бедных, дать пищу голодному, дать воды тому, кто хочет пить, то мы — идентичные христиане. Поскольку в этих сферах братство национал-социалистов Германии выполнила потрясающую работу».

24 февраля 1939 года.

http://zarenreich.com/763/

wowavostok.livejournal.com

Гитлер и религия — Нельзя часто думать о будущем, ибо вы в нём разочаруетесь — LiveJournal

У нацизма были свой вождь, свой исторический миф, свой административный аппарат, своя армия, свои законы. Чего ему не хватало еще? Правильно! Религии.

Гитлер ненавидел христианство. Он считал его побочным ребенком иудаизма, этой низменной еврейской религии, вооружившись которой евреи задумали покорить весь мир.Современная церковь потворствует этим грязным устремлениям – она впитала в себя слишком много иудейского, в ней нет ничего арийского. Следовательно, подводит итог Гитлер, с такой церковью надо покончить. А на ее место поставить новую, истинно германскую.
Эти взгляды Гитлера поддерживал и питал Дитрих Эккарт. Один из создателей национал социализма, он предпочитал оставаться в тени, являясь одним из главных учителей Гитлера. «Он будет танцевать, но это я создал ему музыку», – скажет Эккарт на смертном одре (скончался он в 1923 году). Дитрих Эккарт начал закладывать основы религии, которая должна была расцвести в победившем национал социалистическом государстве. Его дело продолжили другие – те, кто позднее войдет в состав коллектива «Аненэрбе».
Действительно, кому, как не им, изучавшим древнюю германскую историю, культуру и дух арийских предков, было возрождать их изначальную религию? Ту самую ирминистическую веру, которую, по преданию, вытеснило христианство? В самом деле, ирминизм стал лишь одной из религиозных концепций, которые обсуждались в рамках института, Ведь их было несколько – похожих по форме, но всё же, довольно сильно отличающихся друг от друга. Именно эти разногласия послужили причиной того, что мир так и не увидел новую, нацистскую религию, которая должна была стать антиподом христианства.
Однако это не помешало уже на ранних этапах придать религиозные черты самому нацизму. Массовые шествия, торжественные клятвы, «соборы» из направленных в ночное небо лучей прожекторов – все это взывало к религиозным чувствам немцев, заставляя их верить в своего фюрера, как в Бога. Были подготовлены сложные церемониалы с псевдоцерковными песнопениями, ритмичным скандированием, специально подобранной цветовой символикой. Участники этих церемониалов доводили себя до экстаза, подобного религиозному, а возглас «Хайль!» становился аналогом не то христианского «Аминь», не то буддийской мантры.
Как и церковь, специалисты «Аненэрбе» умели использовать психологическое воздействие на человеческое сознание сумрака, полумрака, который неизменно связывается с чем то таинственным, пугающим, священным. Сам Гитлер в своей книге «Майн Кампф» писал: «Во всех таких случаях приходится сталкиваться с проблемой влияния на свободу воли человека. Это в особенности относится к массовым митингам, где всегда есть люди, воля которых противится воле оратора и которым необходимо навязать новый образ мыслей.
Утром и в дневное время сила человеческой воли с наиболее мощной энергией сопротивляется любым попыткам чужой воли и мнений повлиять на нее. Напротив, вечером она легко подчиняется напору твердой воли… Таинственный искусственный полумрак, царящий в католических храмах, тоже служит этой цели, как и горящие свечи, ладан…».
Многие исследователи считают, что Третий рейх стремился стать государством церковью, заменить своей идеологией религию. В какой то степени это верно: обожествление самого Гитлера перешло все мыслимые пределы. Однако это было не совсем того, чего хотел он сам. Национал социализм, как его ни модифицируй, все таки оставался светской идеологией. Нужна была еще и церковь – церковь, при которой фюрер мог быть верховным жрецом. Ведь он не бессмертен, как боги, но должен даровать бессмертие своему «тысячелетнему рейху». Стоять на двух ногах – идеологии и религии – новому государству было бы гораздо проще.
В конечном счёте, в 1934 году Гитлер отдает специалистам «Аненэрбе» прямой приказ: заняться разработкой основ новой религии. После долгих споров эксперты пришли все таки к общему мнению и выработали достаточно пространный документ, автором которого стал бывший профессор богословия Э. Бергман. Документ имел скорее компромиссный и временный характер. Бергман не замахивался на создание вероучения гигантского масштаба. Перед ним стояла гораздо более скромная задача: выполнить приказ фюрера.
Что же предложил институт «Аненэрбе»? Ничего особенно оригинального. Еврейский Ветхий Завет не годится для новой Германии. Он искажает образ исторического Христа, который, естественно был арийцем. Призванный спасти мир от еврейской заразы, он был распят своими подлыми противниками. Но поскольку его образ стал очень популярен среди простого народа, евреи поспешили присвоить себе этого героя. Почти две тысячи лет им это удавалось, но теперь на Землю послан новый мессия – Адольф Гитлер, которому предстоит завершить дело, с которым не справился Христос, – очистить и спасти мир от евреев.
Истинное, германское христианство, по мысли Бергмана, существовало задолго до прихода Христа. Оно почти угасло, но его вполне можно возродить к новой жизни. Вместо еврейского креста знаком новой веры должна стать свастика. Священная земля истинных христиан – не Палестина, а Германия. Германская земля, кровь, душа, искусство священны. Именно на этой земле должно произойти возрождение истинного, арийского христианства, которое должно отсюда распространиться по всей Земле… конечно же, вместе с самими арийцами. Миссионерская деятельность среди других народов не предполагалась – церковь должна была оставаться сугубо национальной. Именно попытка создать универсальную церковь – одна из главных претензий, которые предъявляли к христианству Бергман со товарищи.
Какие же еще претензии выдвигали эти ученые мужи? В общем то, в своей критике христианства «Наследие предков» опиралось на идеи Ницше. Во первых, христианство защищает слабых и униженных, а значит, препятствует естественному отбору в обществе, делает его больным. Во вторых, христианские догматы прощения греха, воскрешения и спасения души являются полной бессмыслицей. Сострадание и милосердие вредны, потому что они – проявление слабости, недостойной и опасной для сильного арийского духа.
Здесь же предлагался план конкретных действий по введению в стране новой религии. Позволю себе немного его процитировать:

«1. Национальная церковь требует немедленно прекратить издание и распространение в стране Библии.
2. Национальная церковь уберет из своих алтарей все распятия, Библии и изображения святых.
3. В алтарях не должно быть ничего, кроме «Майн Кампф» и меча.
4. В день основания национальной церкви христианский крест должен быть снят со всех церквей, соборов и часовен и заменен единственным непобедимым символом – свастикой».

Гитлеру проект понравился, однако он, будучи довольно здравомыслящим человеком, понимал, какую бурю возмущения он вызовет у немецких христиан. Раскол общества накануне большой войны был ему совершенно не нужен. Поэтому христианская церковь, пусть и ущемленная во многих правах, продолжала вполне легально и почти беспрепятственно функционировать. Более того католические и протестантские священники не стыдились поддерживать режим и использовать труд русских рабов, пригнанных с востока.
Введение новой религии Гитлер решил производить постепенно. Начать с ордена СС, с партии, и лишь потом распространить ее на весь народ. И вскоре партийные ритуалы действительно стали постепенно преобразовываться в священнодействие – такими были, например, церемонии, связанные с уже упоминавшимся выше «Знаменем крови».
Кровь вообще играла центральную роль в идеологии и расовой доктрине нацистов. Такую же роль она должна была сыграть и в их религии. После прихода нацистов к власти в стенах «Аненэрбе» был разработан специальный ритуал «освящения знамен», который проходили все партийные и эсэсовские стяги. Французский исследователь Мишель Турнье так описывает этот обычай.
«Пивной путч». Прогремел залп, от которого погибли шестнадцать человек из окружения Гитлера. Геринг был серьезно ранен, Гитлера придавил к земле умирающий Шейбнер Рихтер, и фюрер сумел освободиться, вывихнул плечо. За этим последовало заключение фюрера в крепости Ландсберг, где он и написал «Майн Кампф». Но все это не имело никакого отзвука. Что касается Германии, то люди отнеслись к этому вполне безразлично. Единственное, чем запомнился этот день, 9 ноября 1923 года, в Мюнхене, было знамя мятежников, украшенное свастикой, – знамя, лежавшее на земле среди тел шестнадцати жертв мятежа и обагренное их кровью. Поэтому окровавленное знамя – знаменитое Blutfahne – считалось самой священной реликвией нацистской партии. Начиная с 1933 года, оно публично демонстрировалось два раза в год: 9 ноября, когда оно выносилось во время марша у Фельхеррхалле в Мюнхене, когда разыгрывалось театрализованное зрелище, напоминающее средневековые пассии. Главным событием был вынос знамени на ежегодных партийных съездах, проходивших в сентябре в Нюрнберге и являвших собой кульминацию нацистских ритуалов. В эти дни Окровавленное Знамя, словно бык производитель, готовый оплодотворить бесконечное число женщин, соприкасалось с новыми и новыми штандартами, стремящимися зачать от него… Затем перед ним парадным маршем проходили целые армии, каждый солдат которых, был знаменосцем и, которые представляли собой целые полчища знамен. О, это было целое море колеблемых ветром флагов, штандартов, стягов, полотнищ, инсигний и орифламм. Эти сборища достигали своей кульминации ночью, когда свет множества факелов озарял флагштоки, транспаранты и бронзовые статуи, погружая в тень огромные массы людей. Наконец наступал момент, когда фюрер восходил на монументальный алтарь, в небо одновременно и внезапно направлялись лучи ста пятидесяти прожекторов, образуя настоящий собор из столпов света, взметнувшихся на высоту тысячи футов, подчеркивая совершенно фантастический характер происходившей там мистерии».
После возведения замка Вевельсбург церемония «освящения знамен» проходила именно там. Со временем в стенах «Аненэрбе» были разработаны и другие ритуалы, которые по возможности приурочили к традиционным праздникам. При этом активно использовалось языческое наследство. Так, в рамках СС отмечались праздники Солнца и сбора урожая. При этом воскресили даже ритуал «Непобедимого Солнца», разработанный более полутора тысячелетий назад императором Константином. Этот праздник в честь молодого бога солнца, воскресшего из пепла, отмечали в первую очередь мальчики из специальных эсэсовских интернатов.
Специальный церемониал был разработан для свадеб и похорон офицеров СС. На их могилах, например, никто не ставил крестов. Вместо них устанавливались рунические знаки.
Последняя попытка введения «новой религии» относится к 1944 году. Один из видных экспертов института «Наследие предков» доктор Кремер предложил, по сути дела, полный отказ от всяких параллелей с христианством и возврат к древним германским корням – языческой религии с арийскими богами. Представленный им проект, один из экземпляров которого чудом дожил до наших дней, поражает своей простотой и логичностью. В сопроводительном письме Кремер убеждал Гиммлера:
«В условиях, когда рейх переживает тотальную мобилизацию, когда все мы должны сплотиться вокруг нашего фюрера, абсолютно необходимым представляется мне создание новой религии, с которой мы сможем достичь победы. Нам необходим полный разрыв со всей христианской традицией, и чем радикальнее он будет, тем лучше. Немец должен почувствовать, что он не имеет ничего общего со своими врагами, что он отличается от них верой, что он выше их, поскольку защищает гораздо более древнюю и чистую традицию. Считаю, что введение новой религии абсолютно необходимо для нашей победы в войне».
Однако ни Гиммлеру, ни другим вождям рейха было уже не до религии. Они старались отчаянно спасти гибнущий фронт. Новая религия, которой, возможно, суждено было стать самым необычным культурным явлением Европы XX века, так и не увидела свет.

Автор Ганс Ульрих фон Кранц Мистические тайны Третьего рейха

iov75.livejournal.com

Кем был Гитлер: христианином или атеистом

Был ли Гитлер христианином?
Успокоитель

Личность Адольфа Гитлера в последнее время стала своего рода разменной монетой в противостоянии атеистов и верующих. Для обоих лагерей это лишний повод «наехать» друг на друга. Атеисты, с одной стороны, утверждают, что фюрер был добропорядочным католиком, христиане, с другой стороны, видят в нем стопроцентного атеиста.

    
Действительно в бесчеловечности Гитлера и созданного им режима не сомневается почти никто. Отсюда и обоюдное желание спихнуть Гитлера своим оппонентам.

    
Попробуем разобраться в этой проблеме.

    
Итак, аргументы атеистов вкратце звучат так:
    
1. Гитлер был католиком и неоднократно высказывался доброжелательно о христианстве.
    
2. Имеются фотографии, на которых фюрер запечатлен молящимся в католическом храме, а также раздает автографы монахиням.
    
    

Да действительно Адольф Гитлер был крещен в католичестве и даже учился в приходской школе бенедиктинского монастыря , откуда был выгнан за курение. Но это, конечно, не значит, что он был христианином в зрелом возрасте. До боли знакомый нам В.И.Ленин тоже был крещен в детстве, что совсем не помешало ему стать атеистом впоследствии. Да и многие современные атеисты также были крещены, но уж себя то они не считают христианами, наверняка.
     Высказывания же Гитлера в зрелом возрасте чрезвычайно противоречивы. Однако бросается в глаза то, что его добрые слова в адрес церкви и христианства имели место в основном на раннем этапе становления фашизма с целью обеспечения политической поддержки, либо нейтралитета со стороны верующих. Но на самом деле саму церковь и ее служителей — презирал.
    
С одной стороны: «Правительство Рейха видит в христианстве непоколебимый фундамент морали и нравственности народа.» (1)(1933 год — год победы Гитлера на выборах)
    
С другой стороны: «Величайший ущерб народу наносят священники обеих конфессий. Я не могу им теперь ответить, но все заносится в мою большую записную книжку. Придет час, и я без долгих церемоний рассчитаюсь с ними.
    
Если бы не опасность распространения большевизма по всей Европе, я бы не стал препятствовать революции в Испании: там бы истребили всех попов. Если у нас попы придут к власти, то в Европу вернутся самые мрачные времена средневековья.
    
Партия хорошо делает, не вступая ни в какие отношения с церковью. У нас никогда не устраивались молебны в войсках. Пусть уж лучше — сказал я себе — меня на какое-то время отлучат от церкви или предадут проклятию. Дружба с церковью может обойтись очень дорого.»
(Эта фраза была сказана уже в 1941 году)
    

Нужно заметить что те же самые атеисты, которые возмущаются лицемерием наших чиновников, стоящих на службе в церкви со свечками, совсем по-другому оценивают действия Гитлера. Значит, по логике атеистов, наши чиновники с президентом во главе, на самом деле никакие не верующие, а лишь лицемерят и набирают политические очки, когда стоят в храме.
    
А вот Гитлер, стоящий в храме — это самый что ни на есть верующий христианин…
    
Конечно, ведь тут атеистам надо доказывать совершенно обратное. В который раз убеждаемся в любимом атеистическом принципе: против христиан любая палка хороша.
    

Даже казалось бы в хвалебных словах Христу Гитлер дистанцируется от исторического христианства. Гитлер имеет свое понимание Христа отличное от понимания Его христианами.
    
«Мы — первые, кто эксгумирует подлинное учение Христа! Только через нас оно отпразднует свое возрождение. Мария и Магдалина стояли у пустой гробницы, ибо они искали мертвого человека. Но мы намерены раскопать сокровища живого Христа!
    
Христос был арийцем. Hо Павел использовал его учение для того, чтобы мобилизовать преступные элементы и заложить фундамент предбольшевизма. С его победой античный мир утратил красоту и ясность. Что это за бог, которому нравится, как люди перед его ликом умерщвляют свою плоть?»

    
Да, как бы это ни было прискорбно для атеистов, но почитание самого имени Христа совсем не означает приверженности самому Христу.
Римский император Септимий Север тоже поставил статую Христа в храме среди других языческих богов, но он был язычником.
Экстрасенсы тоже увешивают себя иконами Христа и читают православные молитвы, но на деле они — оккультисты.
Отношение Гитлера к христианству очень хорошо иллюстрирует следующее выражение:
    
«Античность была куда лучше нынешних времен, поскольку не знала ни христианства, ни сифилиса».
Хотя надо признать, что и стопроцентным атеистом Гитлер не был: Так, например он говорил:
    
«Русские имеют право выступать против своих попов, но они не смеют использовать их в борьбе против высших сил. Мы жалкие, безвольные создания, это факт, но есть также созидательная сила….они же с их сугубо материалистическими взглядами в конце концов просто сожрут друг друга.»
    
Но все-таки убеждения фюрера были более близки к убеждениям атеистов, чем верующих. Неоднократно Гитлер подчеркивает преимущества поверхностной религиозности над глубокой верой.
    
«Hаша религиозность — это вообще наш позор. У японцев- христиан религия преобразована применительно к их миру. Hо им легче. Религия японцев возвращает их назад к природе. Христианский тезис о загробном мире я ничем не могу заменить, поскольку он совершенно несостоятелен.» «Только в VII, VIII и IX веках князья, которые были заодно с попами, навязали нашим народам христианство. Раньше они жили без этой религии. У меня шесть дивизий СС, ни один из этих солдат не ходит в церковь, и тем не менее они со спокойной душой идут на смерть.»
    Итак, как мы видим, Гитлер не был христианином, равно как и сам нацизм не был порождением христианской религии. Основная догма фашизма о превосходстве одной нации или расы над другой в корне противоречит христианской космополитичности, «где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос».(Кол 3:11) Нацизм Гитлера — это синтез всевозможных оккультных, языческих идей сдобренных атеистическими разработками: учением о «сверхчеловеке» Ф.Ницше и социальным дарвинизмом.
    
Исследователь нацизма Николас Гудрик-Кларк в своей работе «Оккультные корни нацизма» (2 )убедительно показал «откуда есть пошел фашизм». Именно неоязыческое возрождение 19-го века вкупе с секулярными тенденциями породило то чудовище, которое стало нарицательным именем бессмысленной жестокости. Как пишет ученый:
    «Ариософы, начавшие свою деятельность в Вене, незадолго до Первой
мировой войны, соединили народнический (volkisch) немецкий национализм и
расизм с оккультными идеями, заимствованными из теософии Елены Петровны
Блаватской — с целью предсказания и оправдания грядущей эры немецкого
мирового порядка. «
    

«мода на
социальный дарвинизм и его расистские выводы также существенно определяли
мышление ариософов. Оккультизм в их доктринах играл весьма существенную роль
сакрального оправдания их крайних политических позиций и глубокого неприятия
действительности. Фантазии ариософов фокусировались в идеях элитарности и
чистоты, в тысячелетних образах золотого будущего нации.»
    
«Задача
оккультизма состояла в том, чтобы подтвердить живые смыслы устаревшего и
хрупкого социального порядка. Идеи и символы античной теократии, тайные
общества, мистическое знание розенкрейцеров, каббализм и франкмасонство были
втянуты в орбиту народнической идеологии, с целью доказать, что современный
мир основывается на ложных принципах зла, и описать ценности и законы
идеального мира.»

    
В популяризации и распространений расистках идей социал-дарвинизма , кстати большую роль сыграл зоолог Эрнст Геккель (прославившийся рисованием эмбрионов) который основал с этой целью в 1906 году Монистическую Лигу.
    

У атеистов правда есть еще один «сногсшибательный» аргумент, заключающийся в том, что солдаты Вермахта носили на пряжках надпись: «Бог с нами».
    
Но это опять таки это ничего не доказывает. Тут, во-первых, не говорится «какой бог был с фашистами»: Зевс, Юпитер или ацтекский Уицилопочтли.
    
Во-вторых, например, надпись на долларе: «In God we trust» (мы верим в Бога) тоже мирно соседствует с масонским символом глазастой пирамиды и не делает каждого счастливого обладателя зеленой купюры христианином.
    
В-третьих, данный девиз является не нововведением нацистов, а вообще старинным прусским девизом, который, например, присутствовал на Ордене Короны Пруссии 1-й степени.
    
И наконец, в-четвертых , элита нацистских войск — эсэсовцы носили знаки различия в виде языческих рун.
    

Вообще вся деятельность фашистов была направлена на пропаганду именно неоязыческих оккультных идей:
    
Факельные шествия с языческими символами, экспедиции за «тайными знаниями в Тибет», создание «Анэнербе», сотрудники которого исследовали оккультизм, попытки переписать Библию с нордических позиций, членство Гитлера в тайном обществе «Туле», выбор свастики имеющей индийские корни — всё это говорит о языческой сути нацизма, но никак не христианской.
    
А атеистические идеи социального дарвинизма и атеиста Ницше послужили детонатором для этой гремучей смеси, которая поглотила десятки миллионов человеческих жизней.

    
    
    

Ссылки:
    
(1 ) — ( Все цитаты Гитлера ) — » ГИТЛЕР: Информация к размышлению.
    
(Даты. События. Мнения. 1889-2000) «
    
(http://new-history.narod.ru/alter_01.htm)
    
(2) — Николас Гудрик-Кларк «Оккультные корни нацизма» http://ftp.bspu.unibel.by/pub/Entertain/texts/mo_uru/clark/oglavl.html

www.ateismy.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о