Вечернее размышление о божием величестве при случае северного сияния тема – Вечернее размышление о Божием величестве

Содержание

Вечернее размышление о Божием величестве

Ода «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» принадлежит перу Ломоносова.

Михаил Ломоносов – это один из самых выдающихся ученых в истории России. Он был всесторонне развит, и внес огромный вклад в науку. Все интересные факты о Ломоносове читайте здесь.

Однако Ломоносов был не только великим физиком и химиком, но еще и поэтом. Он написал много стихотворений и поэм, ставших шедеврами мировой литературы.

«Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» – это одно из самых известных произведений великого ученого. Приведем его не краткое содержание, а полный оригинал, так как он совсем не большой.

Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния

Лице свое скрывает день,
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень,
Лучи от нас склонились прочь.
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Уста премудрых нам гласят:
«Там разных множество светов,
Несчетны солнца там горят,
Пароды там и круг веков;
Для общей славы божества
Там равна сила естества».

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак
Пронзает в книгу вечных прав,
Которым малый вещи знак
Являет естества устав,
Вам путь известен всех планет;
Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;
Иль солнечны лучи блестят,
Склонясь сквозь воздух к нам густой;
Иль тучных гор верьхи горят;
Иль в море дуть престал зефир,
И гладки волны бьют в ефир.

Сомнений полон ваш ответ

О том, что окрест ближних мест.
Скажите ж, коль пространен свет?
И что малейших дале звезд?
Несведом тварей вам конец?
Скажите ж, коль велик Творец?

Анализ «Вечернего размышления о Божием величестве»

Теперь давайте проведем краткий анализ «Вечернего размышления о Божием величестве».

Как известно, Михаил Ломоносов был вспыльчивым и эмоциональным человеком. Так вот его однажды арестовали из-за конфликта с иностранными профессорами, работающими в Санкт-Петербургской академии наук и художеств.

Именно находясь в тюрьме, он пишет величественную оду «Вечернее размышление о Божием величестве».

Исследователи считают, что упоминание Бога в названии произведений было в те времена попыткой угодить царской цензуре. Таким образом, Ломоносов мог скорее выйти на свободу.

При этом церковным властям все равно сначала не понравилась данная ода, так как Михаил Васильевич хоть и сравнивает человека с «песчинкой» и «тонким прахом», но все же говорит о человеке, как о великом венце творения.

Проводя анализ «Вечернего размышления о Божием величестве», можно заметить некоторые научные взгляды автора.

Говоря о «множестве светов», он указывает на то, что где-то в космосе существуют миры, населенные подобными нам разумными существами.

Одним словом, «Вечернее размышление о Божием величестве» – это уникальная смесь гениального ученого и талантливого поэта.

Сама ода сыграла большую роль в истории русской литературы. Державин, Пушкин, Гоголь и многие другие обращались к ней, как к великому произведению.

Если вам понравилась ода «Вечернее размышление о Божием величестве» и ее краткий анализ, поделитесь ею в социальных сетях и подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

interesnyefakty.org

Темы и идеи од Ломоносова

Темы и идеи од Ломоносова

Тему «Вечернего размышления о Божием величестве при случае, великого северного сияния» можно определить как вос­торженное преклонение перед могуществом Творца, сумевшего создать тысячи обитаемых миров, создать пространство настоль­ко бескрайнее и насытить его настолько неисчерпаемыми загад­ками, что ум отказывается воспринимать и вмещать в себя такое разнообразие.

Так, смысл строчек «Открылась бездна, звезд полна; // Звез­дам числа нет, бездне — дна» в том, что при проявлении не­большой наблюдательности можно обратить внимание на неис­черпаемость мира, свидетельства которой находятся совсем близко. Вселенная тогда предстаёт настолько безграничной и не­понятной в своей сложности, что её можно сравнить только с бездной, наполненной бесчисленными звёздами. Сама мысль об этом будоражит ум и воображение, вызывает невольные размыш­ления о необыкновенной сложности божеского творения.

Тем не менее главная мысль произведения состоит в том, что разум для того и дан человеку, чтобы тот сумел постичь законы мира, научился задавать «натуре» вопросы, искать и находить на них ответы.

Тему «Оды на день восшествия на всероссийский престол Ея Величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года» можно определить как возвеличение преобразований Петра I, утверждение национальной самодостаточности и само­бытности русского государства, огромных природных богатств страны и великих способностей русского народа.

Двадцатилетнее царствование Елизаветы Петровны началось в ноябре 1741 года. Ода написана к шестой годовщине царство­вания дочери Петра, за шесть лет уже проявились основные тен­денции правления Елизаветы, и можно было подводить промежу­точные итоги.

Главной заслугой Елизаветы Ломоносов считает установле­ние «возлюбленной тишины», которая даёт спокойствие «рос­сам» и которой не нужен «крови ток» (Елизавета в первые 15 лет правления не вела войн).

Вторая заслуга — возвращение к политике Петра (были вос­становлены полномочия Сената, воссозданы коллегии, ликвиди­рован созданный Анной Иоанновной Кабинет министров): «…Когда от радостной премены / Петровы возвышали стены / До звёзд плескание и клик!» Эту же мысль подчёркивает обширное прославление Петровых деяний и резюме: «…Великая Петрова дщерь / Щедроты отчи превышает, / Довольство муз усугубляет / И к счастью отверзает дверь».

Третья заслуга — покровительство наукам: «…Здесь в мире расширять науки / Изволила Елисавет». На самом деле Елизавета наукам уделяла немного внимания. Но её фаворитом был И. И. Шувалов, известный покровитель наук и искусств, дру­живший с Ломоносовым, переписывавшийся с Вольтером и Гельвецием, который способствовал открытию Московского университета и Академии художеств.

Важнейшее достижение Ломоносова состоит в том, что он не только восхвалял Елизавету, но учил её тому, что она должна де­лать как императрица: если Всевышний поручил в «счастливое подданство» такое «земель пространство» и открыл сокровища, то надо знать, что

…требует к тому Россия Искусством утверждённых рук.

Сие злату очистит жилу;

Почувствуют и камни силу Тобой восставленных наук.

Право поэта учить царей проявилось в том же веке в творче­стве Державина.

Темы и идеи од Ломоносова

2.2 (43.33%) 6 votes
На этой странице искали :
  • ломоносов фильм стихзвездам числа нет бездне дна
  • какая тема од ломоносова
  • какая тема од м в ломоносова
  • тема од ломоносова
  • тема оды вечернее размышление о божием величестве

Сохрани к себе на стену!

vsesochineniya.ru

Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния

 

 

Лице свое скрывает день,

Поля покрыла мрачна ночь;

Взошла на горы черна тень,

Лучи от нас склонились прочь.

Открылась бездна звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна.

 

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

 

Уста премудрых нам гласят:

«Там разных множество светов,

Несчетны солнца там горят,

Народы там и круг веков;

Для общей славы Божества

Там равна сила естества».

 

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Не льдисты ль мещут огнь моря?

Се хладный пламень нас покрыл!

Се в ночь на землю день вступил!

 

О вы, которых быстрый зрак

Пронзает в книгу вечных прав,

Которым малый вещи знак

Являет естества устав,

Вам путь известен всех планет;

Скажите, что нас так мятет?

 

Что зыблет ясный ночью луч?

Что тонкий пламень в твердь разит?

Как молния без грозных туч

Стремится от земли в зенит?

Как может быть, чтоб мерзлый пар

Среди зимы рождал пожар?

 

Там спорит жирна мгла с водой;

Иль солнечны лучи блестят,

Склонясь сквозь воздух к нам густой;

Иль тучных гор верхи горят;

Иль в море дуть престал зефир,

И гладки волны бьют в эфир.

 

Сомнений полон ваш ответ

О том, что окрест ближних мест.

Скажите ж, коль пространен свет?

И что малейших дале звезд?

Несведом тварей вам конец?

Скажите ж, коль велик Творец?

 

1743

 

 

Оды похвальные

 

Ода блаженныя памяти государыне императрице анне иоанновне на победу над турками и татарами и на взятие хотина 1739 года

 

 

Восторг внезапный ум пленил,

Ведет на верх горы высокой,

Где ветр в лесах шуметь забыл;

В долине тишина глубокой.

Внимая нечто, ключ молчит,

Который завсегда журчит

И с шумом вниз с холмов стремится.

Лавровы вьются там венцы,

Там слух спешит во все концы;

Далече дым в полях курится.

 

Не Пинд ли под ногами зрю?

Я слышу чистых сестр музыку!

Пермесским жаром я горю,

Теку поспешно к оных лику.

Врачебной дали мне воды:

Испей и все забудь труды;

Умой росой Кастальской очи,

Чрез степь и горы взор простри

И дух свой к тем странам впери,

Где всходит день по темной ночи.

 

Корабль как ярых волн среди,

Которые хотят покрыти,

Бежит, срывая с них верхи,

Претит с пути себя склонити;

Седая пена вкруг шумит,

В пучине след его горит, —

К российской силе так стремятся,

Кругом объехав, тьмы татар;

Скрывает небо конский пар!

Что ж в том? стремглав без душ валятся.

 

Крепит отечества любовь

Сынов российских дух и руку;

Желает всяк пролить всю кровь,

От грозного бодрится звуку.

Как сильный лев стада волков,

Что кажут острых яд зубов,

Очей горящих гонит страхом?

От реву лес и брег дрожит,

И хвост песок и пыль мутит,

Разит извившись сильным махом.

 

Не медь ли в чреве Этны ржет

И, с серою кипя, клокочет?

Не ад ли тяжки узы рвет

И челюсти разинуть хочет?

То род отверженной рабы,

В горах огнем наполнив рвы,

Металл и пламень в дол бросает,

Где в труд избранный наш народ

Среди врагов, среди болот

Чрез быстрый ток на огнь дерзает.

 

За холмы, где паляща хлябь

Дым, пепел, пламень, смерть рыгает,

За Тигр, Стамбул, своих заграбь,

Что камни с берегов сдирает;

Но чтоб орлов сдержать полет,

Таких препон на свете нет.

Им воды, лес, бугры, стремнины,

Глухие степи – равен путь.

Где только ветры могут дуть,

Доступят там полки орлины.

 

Пускай земля, как Понт, трясет,

Пускай везде громады стонут,

Премрачный дым покроет свет,

В крови Молдавски горы тонут;

Но вам не может то вредить,

О россы, вас сам рок покрыть

Желает для счастливой Анны.

Уже ваш к ней усердный жар

Быстро проходит сквозь татар,

И путь отворен вам пространный.

 

Скрывает луч свой в волны день,

Оставив бой ночным пожарам;

Мурза упал на долгу тень;

Взят купно свет и дух татарам.

Из лыв густых выходит волк

На бледный труп в турецкий полк.

Иной, в последни видя зорю:

«Закрой, – кричит, – багряный вид

И купно с ним Магметов стыд,

Спустись поспешно с солнцем к морю».

 

Что так теснит боязнь мой дух?

Хладнеют жилы, сердце ноет!

Что бьет за странный шум в мой слух?

Пустыня, лес и воздух воет!

В пещеру скрыл свирепство зверь;

Небесная отверзлась дверь;

Над войском облак вдруг развился;

Блеснул горящим вдруг лицем,

Умытым кровию мечем

Гоня врагов, Герой открылся.

 

Не сей ли при Донских струях

Рассыпал вредны россам стены?

И персы в жаждущих степях

Не сим ли пали пораженны?

Он так к своим взирал врагам,

Как к готским приплывал брегам,

Так сильну возносил десницу;

Так быстрый конь его скакал,

Когда он те поля топтал,

Где зрим всходящу к нам денницу.

 

Кругом его из облаков

Гремящие перуны блещут,

И, чувствуя приход Петров,

Дубравы и поля трепещут.

Кто с ним толь грозно зрит на юг,

Одеян страшным громом вкруг?

Никак, Смиритель стран Казанских?

Каспийски воды, сей при вас

Селима гордого потряс,

Наполнил степь голов поганских.

 

Герою молвил тут Герой:

«Не тщетно я с тобой трудился,

Не тщетен подвиг мой и твой,

Чтоб россов целый свет страшился.

Чрез нас предел наш стал широк

На север, запад и восток.

На юге Анна торжествует,

Покрыв своих победой сей».

Свилася мгла, Герои в ней;

Не зрит их око, слух не чует.

 

Крутит река татарску кровь,

Что протекала между ними;

Не смея в бой пуститься вновь,

Местами враг бежит пустыми,

Забыв и меч, и стан, и стыд,

И представляет страшный вид

В крови другов своих лежащих.

Уже, тряхнувшись, легкий лист

Страшит его, как ярый свист

Быстро сквозь воздух ядр летящих.

 

Шумит с ручьями бор и дол:

«Победа, росская победа!»

Но враг, что от меча ушел,

Боится собственного следа.

Тогда увидев бег своих,

Луна стыдилась сраму их

И в мрак лице зардевшись скрыла.

Летает слава в тьме ночной,

Звучит во всех землях трубой,

Коль росская ужасна сила.

 

Вливаясь в Понт, Дунай ревет

И россов плеску отвещает;

Ярясь, волнами турка льет,

Что стыд свой за него скрывает.

Он рыщет, как пронзенный зверь,

И чает, что уже теперь

В последний раз заносит ногу.

И что земля его носить

Не хочет, что не мог покрыть.

Смущает мрак и страх дорогу.

 

Где ныне похвальба твоя?

Где дерзость? где в бою упорство?

Где злость на северны края?

Стамбул, где наших войск презорство?

Ты, лишь своим велел ступить,

Нас тотчас чаял победить;

Янычар твой свирепо злился,

Как тигр на росский полк скакал.

Но что? внезапно мертв упал,

В крови своей пронзен залился.

 

Целуйте ногу ту в слезах,

Что вас, агаряне, попрала,

Целуйте руку, что вам страх

Мечем кровавым показала.

Великой Анны грозный взор

Отраду дать просящим скор;

По страшной туче воссияет,

К себе повинность вашу зря,

К своим любовию горя,

Вам казнь и милость обещает.

 

Златой уже денницы перст

Завесу света вскрыл с звездами;

От встока скачет по сту верст,

Пуская искры конь ноздрями.

Лицем сияет Феб на том.

Он пламенным потряс верхом,

Преславно дело зря, дивится:

«Я мало таковых видал

Побед, коль долго я блистал,

Коль долго круг веков катится».

 

Как в клуб змия себя крутит,

Шипит, под камень жало кроет,

Орел когда шумя летит

И там парит, где ветр не воет;

Превыше молний, бурь, снегов

Зверей он видит, рыб, гадов;

Пред росской так дрожит Орлицей,

Стесняет внутрь Хотин своих.

Но что? в стенах ли может сих

Пред сильной устоять царицей?

 

Кто скоро толь тебя, Калчак,

Учит российской вдаться власти,

Ключи вручить в подданства знак

И большей избежать напасти?

Правдивый Аннин гнев велит,

Что падших перед ней щадит.

Ее взошли и там оливы,

Где Вислы ток, где славный Рен,

Мечем противник где смирен,

Извергли дух сердца кичливы.

 

О как красуются места,

Что иго лютое сбросили

И что на турках тягота,

Которую от них носили;

И варварские руки те,

Что их держали в тесноте,

В полон уже несут оковы;

Что ноги узами звучат,

Которы для отгнанья стад

Чужи поля топтать готовы.

 

Не вся твоя тут, Порта, казнь,

Не так тебя смирять достойно,

Но большу нанести боязнь,

Что жить нам не дала спокойно.

Еще высоких мыслей страсть

Претит тебе пред Анной пасть?

Где можешь ты от ней укрыться?

Дамаск, Каир, Алепп сгорит,

Обставят росским флотом Крит;

Евфрат в твоей крови смутится.

 

Чинит премену что во всем?

Что очи блеском проницает?

Чистейшим с неба что лучем

И дневну ясность превышает?

Героев слышу весел клик!

Одеян в славу Аннин лик

Над звездны вечность взносит круги,

И правда, взяв перо злато,

В нетленной книге пишет то,

Велики коль ея заслуги.

 

Витийство, Пиндар, уст твоих

Тяжчае б Фивы обвинили,

Затем что о победах сих

Они б громчае возгласили,

Как прежде о красе Афин.

Россия как прекрасный крин

Цветет под Анниной державой.

В Китайских чтут ее стенах,

И свет во всех своих концах

Исполнен храбрых россов славой.

 

Россия, коль счастлива ты

Под сильным Анниным покровом!

Какие видишь красоты

При сем торжествованьи новом!

Военных не страшися бед:

Бежит оттуда бранный вред,

Народ где Анну прославляет.

Пусть злобна зависть яд свой льет,

Пусть свой язык ярясь грызет;

То наша радость презирает.

 

Козацких поль заднестрский тать

Разбит, прогнан, как прах развеян,

Не смеет больше уж топтать,

С пшеницей где покой насеян.

Безбедно едет в путь купец,

И видит край волнам пловец,

Нигде не знал, плывя, препятства.

Красуется велик и мал;

Жить хочет век, кто в гроб желал:

Влекут к тому торжеств изрядства.

 

Пастух стада гоняет в луг

И лесом без боязни ходит;

Пришед, овец пасет где друг,

С ним песню новую заводит.

Солдатску храбрость хвалит в ней,

И жизни часть блажит своей,

И вечно тишины желает

Местам, где толь спокойно спит;

И ту, что от врагов хранит,

Простым усердьем прославляет.

 

Любовь России, страх врагов,

Страны полночной Героиня,

Седми пространных морь брегов

Надежда, радость и богиня,

Велика Анна, ты доброт

Сияешь светом и щедрот:

Прости, что раб твой к громкой славе,

Звучит что крепость сил твоих,

Придать дерзнул некрасный стих

В подданства знак твоей державе.

 

1739, <1751>

 

studopedia.net

Анализ произведения Ломоносова «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния»

О личности Михаила Ломоносова можно говорить бесконечно. Он обладал редким талантом мыслить рационально, и в то же время ему не была чуждой лирика. Ломоносов считал, что не только научные труды, но и поэзия должна служить отечеству, приносить пользу.

Однако в 1743 году приключился досадный случай, вследствие которого великого ученого заключили под стражу. Ломоносов был известен своим крутым нравом и принципиальностью. Из-за спора с иностранными учеными ему пришлось провести 8 месяцев за решеткой. Но даже этот сложный период он проводит с пользой: пишет научные труды и стихотворения. Именно тогда было написано произведение «Вечернее размышление о Божием величестве». Несмотря на упоминание Господа в названии, церковь высказывала негодование по поводу этого произведения. Так как многие размышления Ломоносова об устройстве Вселенной носили материалистический характер.

Поэт не отрицает существование Бога, но также верит и в науку. Можно предположить, что Ломоносову была близка философия деизма. Он не признавал религиозный догматизм, но восторгался природой, которая не могла возникнуть ниоткуда.

Ода начинается с образного описания наступления ночи: «лице свое скрывает день». Вечернее небо поразительно: открывается бездна, полная звезд. Поэт говорит, что звездам нет числа, а бездне – дна. Лирический герой не просто так размышляет о Вселенной именно вечером. Ведь в это время человек не так обременен делами, и может задуматься о чем-то по-настоящему Великом.

Повествователь сравнивает себя с песчинкой в море, малой искрой. Он всего лишь частичка мироздания, но хочет узнать ее тайны, поэтому углублен в бездну. В попытке найти ответы, он теряется и утомляется от мыслей.

Авторские размышления о существовании разных миров видны в строке: «Там разных множество светов». Михаил Ломоносов ссылается на мнение «премудрых» людей, которые полагают, что во Вселенной не одно Солнце горит, а несчетное количество.

Много внимания в оде уделяется размышлениям о природе северных сияний. Это необычное, даже парадоксальное, явление не давало покоя Михаилу Ломоносову. Он изучал труды разных ученых по этому поводу. В произведении мы видим отсылку к теории Христиану фон Вульфа, который полагал, что явление происходит из-за «тонких испарений»: «солнечны лучи блестят, склонясь сквозь воздух к нам густой».

А строка «Иль тучных гор верхи горят» касается теории ученых Бреславля. Они связывали северные сияния с огнями вулкана, которые отражаются в морских льдах.

Автор так же предлагает и свою теорию. Ломоносов полагал, что природа такого необычного явления кроется в электричестве: «И гладки волны бьют в эфир».

Ода была включена в сборник «Риторика» в 1748 году. Поэт не раз вносил правки в стихотворение, пытаясь достичь стройности научной мысли. В итоге он создал замечательную оду, в которой гармонично соединяются размышления ученого и лирика.

Понравилось школьное сочинение? А вот еще:
Анализ произведения Ломоносова «К статуе Петра Великого»
Анализ произведения Ломоносова «Случились вместе два Астронома в пиру...»
Анализ произведения Ломоносова «Ода на день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года»
Анализ стихотворения Ломоносова «Памятник»

my-soch.ru

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

М. В. ЛОМОНОСОВ

ВЕЧЕРНЕЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ О БОЖИЕМ ВЕЛИЧЕСТВЕ ПРИ СЛУЧАЕ ВЕЛИКОГО СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

1

Лице свое скрывает день;

Поля покрыла мрачна ночь;

Взошла на горы черна тень;

Лучи от нас склонились прочь;

Открылась бездна, звезд полна;

Звездам числа нет, бездне – дна.

2

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

3

Уста премудрых нам гласят:

“Там разных

множество светов,

Несчетны солнца там горят,

Народы там и круг веков;

Для общей славы божества

Там равна сила естества”.

4

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встает заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Не льдисты ль мещут огнь моря?

Се хладный пламень нас покрыл!

Се в ночь на землю день вступил!

5

О вы, которых быстрый зрак

Пронзает в книгу вечных прав,

Которым малый вещи знак

Являет естества устав,

Вам путь известен всех планет, –

Скажите, что нас так мятет?

6

Что зыблет ясный ночью луч?

Что тонкий пламень в твердь разит?

Как

молния без грозных туч

Стремится от земли в зенит?

Как может быть, чтоб мерзлый пар

Среди зимы рождал пожар?

7

Там спорит жирна мгла с водой;

Иль солнечны лучи блестят,

Склонясь сквозь воздух к нам густой;

Иль тучных гор верьхи горят;

Иль в море дуть престал зефир,

И гладки волны бьют в эфир.

8

Сомнений полон ваш ответ

О том, что окрест ближних мест.

Скажите ж, коль пространен свет?

И что малейших дале звезд?

Несведом тварей вам конец?

Скажите ж, коль велик Творец?

Комментарий. Уже в самом начале этого стихотворения привлекает не только четкая ритмическая организованность строфы, ударение на последнем слоге (мужская рифма), но и более близкая к народной речи лексика.

Ломоносов считал, что нельзя искажать слова путем неестественного переноса ударений в угоду силлабическому строю стиха.

Тоническое стихосложение дало возможность привести естественную форму слова в соответствие с ритмом. Кроме того, поэта вдохновила совершенно новая для поэзии того времени тема – научное познание беспредельного мира. Созерцая потрясающее величием Божье творение – Вселенную, поэт чувствует себя не ничтожным в своем непонимании, а мыслящим и способным понять законы сотворения мира.

В стихотворении делается вывод, утверждающий возможность познания человеком высших законов мироздания: “Скажите ж, коль велик Творец?” То есть поэт уравнивает величие и гармонию созданного Творцом мира и всепроникающую мысль человека.

goldsoch.info

Анализ «Утреннее размышление о Божием величестве», «Вечернее размышление о Божием величестве, при случае великого северного сияния» Ломоносов

Анализ

«Утреннее размышление о Божием величестве»,

«Вечернее размышление о Божием величестве, при случае великого северного сияния»

Ломоносов

История создания и жанр. В XVIII веке духовными одами назывались стихотворные переложения псалмов — лирических текстов молитвенного характера, составляющих одну из книг Библии — Псалтирь. Для русского читателя XVIII в. Псалтирь была особенной книгой: любой грамотный человек знал Псалтирь наизусть, потому что по текстам этой книги учили читать. Поэтому переложения псалмов (стихотворный русский перевод старославянских текстов) как лирический жанр были весьма популярны.

В творчестве выдающегося ученого, мыслителя, поэта М.В. Ломоносова жанр духовной оды получает распространение не только в своей традиционной форме, но и как особый жанр научно-философской лирики. В этих произведениях он выражает веру в науку и человеческий разум, восхищается природой как Божественным творением.

Хотя духовная тематика не была самой распространенной в литературном творчестве Ломоносова, однако целый ряд его поэтических произведений посвящен именно этим вопросам. К жанру духовной оды в творчестве Ломоносова принято относить следующие произведения: «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния», «Утреннее размышление о Божием величестве», а также стихотворные переложения из текстов Священного Писания (фрагменты из книги Иова; переложения псалмов 3,14, 26, 34, 70, 116, 143, 145). Все духовные оды Ломоносова написаны в промежутке между 1743 и 1751 гг. Ученый-энциклопедист в эти годы интенсивно занимается научными изысканиями. Это время, когда Ломоносов стремится всеми силами способствовать развитию отечественной науки, утверждая свои научные взгляды в Петербургской Академии Наук, где большинство ученых и административных постов тогда занимали ученые из европейских стран, главным образом немцы. Его духовные оды стали философской декларацией писателя-ученого, отстаивающего свой взгляд на устройство мироздания, значение науки и определяющего сферу ее приложения в условиях своего отечества.

Тематика и проблематика. Для духовных од Ломоносова характерен широчайший диапазон проблем. Писатель задается разнообразными нравственно-философскими вопросами, размышляет о роли и месте человека и науки в мироздании, о совершенстве природы как Божественного творения. При этом Ломоносов отличается от православных писателей прошлого тем, что он не чуждается «свободного философствования». Будучи глубоко верующим человеком, он отвергает «стеснение сферы науки религией». «Неверно рассуждает математик, — замечает М.В. Ломоносов, — если хочет циркулем измерить Божью волю, но неправ и богослов, если он думает, что на Псалтири можно научиться астрономии и химии». Известна ломоносовская формула: «Испытание натуры трудно, однако приятно, полезно, свято»1. Святость научного знания в понимании Ломоносова обозначала необходимость всецело посвятить себя науке. Универсализм его дарования проявлялся в нерасчленимости для него науки и литературы, религии и науки.

Две рассматриваемые оригинальные оды Ломоносова не имеют библейского источника, как остальные, они навеяны научными занятиями поэта астрономией и физикой. «Утреннее размышление о Божием величестве» и «Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния» представляют собой опыты создания научной картины мира поэтическими средствами. В «Вечернем размышлении...» поэт-ученый выдвигает научную гипотезу об электрической природе северного сияния. В «Утреннем размышлении...» рисуется научно достоверная, как ее себе представляли в XVIII в., картина солнечной поверхности:

Тогда б со всех открылся стран 
Горящий вечно Океан.
Там огненны валы стремятся 
И не находят берегов;
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.

В этих одах появляется образ человека-исследователя, он подобен титану-первооткрывателю, который вопрошает Творца: 

Творец, покрытому мне тьмою 
Простри премудрости лучи,
И, что угодно пред Тобою,
Всегда творити научи.
(«Утреннее размышление...»)

Лирический герой этих стихотворений стремится проникнуть в тайны мироздания, познать законы природы:

Но где ж, натура, твой закон?
С полночных стран встает заря!
Не солнце ль ставит там свой трон?
Не льдисты ль мещут огнь моря?
Се хладный пламень нас покрыл!
Се в ночь на землю день вступил!

 

При этом он говорит о смятении человека перед непознаваемостью законов мироздания:

Открылась бездна, звезд полна,
Звездам числа нет, бездне дна.
Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!

Вера в человеческий разум, стремление познать «тайны множества миров» сочетаются в этих духовных одах с преклонением перед безграничной созидательной силой Творца, неизмеримое величие которого являет себя в устройстве мира, картинах грандиозной природы, ее могуществе и силе. Это приводит поэта в благоговейный восторг, подобный духовному состоянию автора библейских псалмов, и облекается в насыщенную мощными образами поэтическую картину;

От мрачной ночи свободились 
Поля, бугры, моря и лес,
И взору нашему открылись,
Исполнены твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
«Велик Зиждитель наш Господь!»

Идея и пафос. В духовных одах Ломоносова выразились не только его важнейшие идеи, но и нашла отражение творческая индивидуальность писателя. Ломоносов во всю мощь своего энциклопедического научного мышления создает грандиозные космические картины, в описании которых сливаются лирические эмоции человеческого восторга перед стройностью божественного творения, а также ощущение неисповедимого божественного Промысла и непознаваемости глубинных связей, конечных причин, лежащих в основе мироздания.

Поэт выражает в этих духовных одах чувство потерянности и религиозный энтузиазм человека, охватывающие его ум при созерцании величественных картин природы. У человека, выросшего среди сурово-величественной природы. Севера и ставшего ее исследователем и певцом, картина первозданной природы вызывает особое отношение:

Сия ужасная громада 
Как искра пред Тобой одна!
О, коль пресветлая лампада 
Тобою, Боже, возжена,
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!

(«Утреннее размышление о Божием величестве») ,

Именно этот эмоциональный диссонанс — с одной стороны, восторг, вызванный ощущением божественной гармонии и взаимосвязи всех элементов мироздания, с другой — смятение перед непознаваемостью мира — порождает в духовных одах Ломоносова сложную двойную интонацию. Они являются гимном и элегией одновременно.

Значение произведения. Духовные оды Ломоносова по праву признаются наиболее совершенными в художественном отношении поэтическими произведениями писателя. Медная крепость их стиля удивительно гармонирует с грандиозностью рисуемых образов. В дальнейшем не раз русская литература вновь и вновь обращалась к духовным проблемам, создавая высочайшие художественные творения, которые принесли ей мировую славу. В конце XVIII века дело Ломоносова продолжил Державин, а затем в поэзии XIX века натурфилософская поэзия Тютчева наследует традиции ломоносовских духовных од, особенно в создании картин ночного пейзажа. Конечно, классицизм с его строгим делением на стили и жанры безвозвратно ушел в прошлое, оды, столь популярные среди писателей этого литературного направления, сменились другими стихотворными жанрами. Но сам накал духовного искания, выраженный в возвышенных художественных образах, связанных с библейской первоосновой, не мог исчерпать себя. В русской литературе он отразился в той ее пророческой ветви, которая дала нам незабываемых «Пророков» Пушкина и Лермонтова, навсегда связавших воедино в русской литературе имя Поэта с высокой миссией Пророка.

libaid.ru

Вопросы и задания к тексту:

  1. Что вы можете сказать об авторе произведения?

  2. Какое место в его творчестве занимает данное стихотворение?

  3. Каковы тема и идея текста?

  4. В каком жанре он создан?

  5. Охарактеризуйте лирического героя произведения.

  6. Какие исторические события, детали национального быта и т.п. отражены в тексте?

  7. Какой образ Елизаветы Петровны создаёт М. Ломоносов? Какие похвалы ей воздаёт одописец?

  8. Что вы можете сказать о стилистике произведения.

  9. Проанализируйте стихотворение в единстве формы и содержания. Выделите черты, которые характеризуют принадлежность творчества поэта к одному их основных литературных направлений XVIII в. (укажите к какому).

  10. Прочитайте приведённые ниже оды М. Ломоносова.

Утреннее размышление о Божием величестве

Уже прекрасное светило

Простёрло блеск свой по земли

И божия дела открыло:

Мой дух, с веселием внемли;

Чудяся ясным толь лучам,

Представь, каков зиждитель сам!

Когда бы смертным толь высоко

Возможно было возлететь,

Чтоб к солнцу бренно наше око

Могло, приближившись, воззреть,

Тогда б со всех открылся стран

Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся

И не находят берегов;

Там вихри пламенны крутятся,

Борющись множество веков;

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят.

Сия ужасная громада

Как искра пред тобой одна.

О коль пресветлая лампада

Тобою, боже, возжжена

Для наших повседневных дел,

Что ты творить нам повелел!

От мрачной ночи свободились

Поля, бугры, моря и лес

И взору нашему открылись,

Исполненны твоих чудес.

Там всякая взывает плоть:

Велик зиждитель наш господь!

Светило дневное блистает

Лишь только на поверхность тел;

Но взор твой в бездну проницает,

Не зная никаких предел.

От светлости твоих очей

Лиётся радость твари всей.

Творец! покрытому мне тьмою

Простри премудрости лучи

  • что угодно пред тобою

  • всегда творити научи,

  • на твою взирая тварь,

Хвалить тебя, бессмертный царь.

1743(?)

Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния

Лице своё скрывает день;

Поля покрыла мрачна ночь;

Взошла на горы чорна тень;

Лучи от нас склонились прочь;

Открылась бездна звёзд полна;

Звездам числа нет, бездне дна.

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкой прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублён,

Теряюсь, мысльми утомлён!

Уста премудрых нам гласят

Там разных множество светов;

Несчётны солнца там горят,

Народы там и круг веков:

Для общей славы божества

Там равна сила естества.

Но где ж, натура, твой закон?

С полночных стран встаёт заря!

Не солнце ль ставит там свой трон?

Не льдисты ль мещут огнь моря?

Се хладный пламень нас покрыл!

Се в ночь на землю день вступил!

О вы, которых быстрый зрак

Пронзает в книгу вечных прав,

Которым малый вещи знак

Являет естества устав,

Вам путь известен всех планет;

Скажите, что нас так мятет?

Что зыблет ясный ночью луч?

Что тонкий пламень в твердь разит?

Как молния без грозных туч

Стремится от земли в зенит?

Как может быть, чтоб мёрзлый пар

Среди зимы рождал пожар?

Там спорит жирна мгла с водой;

Иль солнечны лучи блестят,

Склонясь сквозь воздух к нам густой;

Иль тучных гор верьхи горят;

Иль в море дуть престал зефир,

И гладки волны бьют в эфир.

Сомнений полон ваш ответ

О том, что окрест ближних мест.

Скажите ж, коль пространен свет?

И что малейших дале звезд?

Несведом тварей вам конец?

Скажите ж, коль велик творец?

1743.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о