Валерий лермонтов стихотворение: Книга: «Выхожу один я на дорогу…» — Михаил Лермонтов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-699-59085-8

Содержание

Лермонтов или нет написал стихотворение о "немытой России" — Российская газета

Споры вокруг стихотворения "Прощай, немытая Россия...", вновь вспыхнувшие в связи с тем, что его процитировал президент Украины, "отпуская свой народ" в Евросоюз, на моей памяти в последний раз с таким же ожесточением велись в 2014 году, в 200-летний юбилей Лермонтова.

Предмет спора известен. Лермонтов или нет написал эту инвективу по поводу России, где ей достается в каждой строчке? Она и "немытая", и "страна рабов, страна господ", и правят в ней "мундиры голубые" (читай: жандармы), которым народ "преданный", здесь у власти "всевидящие" глаза и "всеслышащие" уши, и скрыться от них можно разве что "за стеной Кавказа", но и то под вопросом.

Между прочим, "инвективу" не я придумал. Так определяет эти стихи авторитетное издание "Лермонтовская энциклопедия", где стихи описываются в восторженном тоне: "одно из самых острых политических выступлений поэта... является вместе с тем глубоким выражением его социально-философских взглядов... Высокий накал мысли и чувства..." Однако "инвектива". Но "инвектива" в переводе с английского означает "брань". Словари определяют это как "феномен дискредитации субъекта посредством текста".

В советское время обсуждать принадлежность этих стихов Лермонтову было нельзя. Филологи, текстологи занимались лишь выявлением самого приемлемого варианта восьмистишия для его воспроизведения в изданиях Лермонтова. При этом, уверен, они прекрасно понимали, что печатать стихи нужно в разделе Dubia (от лат. "сомнительное"), как произведение, "приписываемое" Лермонтову. Но печатали его как стихотворение, стопроцентно ему принадлежащее.

Проговорим отчетливо. Стихотворения "Прощай, немытая Россия..." среди произведений, написанных рукой Лермонтова, не существует. Нет ни одного оригинала, черновика. Нет и ни одного письменного свидетельства Лермонтова или хотя бы его современника о том, что похожие стихи были поэтом когда-либо написаны. При этом в раздел Dubia помещаются, скажем, лермонтовские экспромты по поводу самолюбивого Мартынова.

Лермонтов или нет написал эту инвективу по поводу России, где ей достается в каждой строчке?

Единственным "гарантом" принадлежности этого стихотворения Лермонтову является архивист П.И. Бартенев, более чем тридцать лет спустя после смерти Лермонтова, в 1873 году, отправивший издателю П.А. Ефремову "списанные с подлинника" якобы лермонтовские строки о "немытой России". В это время Ефремов выпускал собрание сочинений Лермонтова, но эти стихи, присланные Бартеневым, возможно, из цензурных соображений в него не включил, как, впрочем, не включил и в последующие переиздания.

Любопытно, что сам Бартенев, будучи редактором журнала "Русский архив", стихи якобы Лермонтова сразу не опубликовал. Появились они впервые в 1887 году в журнале "Русская старина" в публикации П.А. Висковатова. Но это был не тот список, который Бартенев посылал Ефремову. У Бартенева поэт бежал на Кавказ "укрыться" от "царей", а у Висковатова - от "вождей". Вероятно, здесь тоже были цензурные соображения. Но почему "послушный им (жандармам. - П.Б.) народ" в публикации "Русской старины" превратился в "преданный" (это, согласитесь, куда обиднее!), цензурой не объяснишь. Не объяснишь и того, какие такие "цари" или "вожди" гнались за поэтом весной 1841 года, когда после дуэли с Барантом его вторично сослали на Кавказ. Да и рифма хромала: "царей (вождей) - ушей".

Возможно, понимая это, Бартенев в 1890 году публикует в "Русском архиве" новый вариант стихотворения, но уже с оговоркой "Записано со слов поэта современником", где появляется каноническое "Сокроюсь от твоих пашей". Паши - крупнейшие сановники в Османской империи, вроде губернаторов или генералов, которых назначал лично султан. Так в стихотворении появилась какая-то образная игра, ирония, да и рифма стала точной: "пашей - ушей". Но вопрос: почему Бартенев, имевший якобы оригинал или хотя бы список с оригинала, печатает стихи как "записанные" (кем?) "со слов современника" (какого?)?

Есть стихотворение, приписываемое Лермонтову Бартеневым. Не больше, но и не меньше

А спустя более чем полвека, в 1955 году, когда советские текстологи уже сошлись на втором бартеневском варианте, с "пашами" и "преданным" народом (в этом виде стихотворение вышло в Полном собрании сочинений Лермонтова 1954 года как безусловно поэту принадлежащее), грянула новая архивная сенсация. В ЦГАЛИ был обнаружен еще один список этого стихотворения, сделанный рукой того же Бартенева, но с пометой "С подлинника руки Лермонтова", и отправленный им мемуаристу и историку Н.В. Путяте. Он почти не отличался от варианта, отправленного Ефремову, только народ из "послушного" стал "покорным". А "цари" как были, так и остались. Тогда крупный советский филолог, правнук и биограф Ф.И. Тютчева, К.В. Пигарев справедливо предложил, что если уж печатать стихи как лермонтовские, то придерживаться этого бартеневского списка. Ведь сказано определенно: "С подлинника руки Лермонтова", а не "со слов современника".

Правда, подлинника этого никто никогда не видел. Кроме Бартенева. Да и видел ли он?

Так что в этой истории все очень запутано. Между тем текстология - дисциплина точная. Это я к тому, что пора успокоиться и не устраивать вокруг авторства этих стихов идеологические битвы. Есть стихотворение, приписываемое Лермонтову Бартеневым. Не больше, но и не меньше. А то, что кто-то вкладывает в него какие-то свои смыслы, руководствуясь своими комплексами и фобиями, это его личные проблемы.

Михаил Юрьевич Лермонтов. Издания в фонде абонемента

Михаил Юрьевич Лермонтов. Издания в фонде абонемента - Тихоокеанский государственный университет
Обычная версия сайта Размер шрифта А А А Цветовая схема А А А А А Изображения Отключить

Произведения

  1. Лермонтов Михаил Юрьевич.  Собрание сочинений. В 4т. Т.1 : Стихотворения / Лермонтов Михаил Юрьевич; Под общ. ред. Г.П. Макогоненко. - М.: Правда, 1986. - 384с.: ил.
  2. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы 1837-1841 / Лермонтов Михаил Юрьевич; Под общ. ред. Г.П. Макогоненко. - М.: Правда, 1986. - 512с.: ил.
  3. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы 1830-1836 / Лермонтов Михаил Юрьевич; Под общ. ред. Г.П. Макогоненко. - М.: Правда, 1986. - 544с.: ил.
  4. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Драмы 1830-1836 / Лермонтов Михаил Юрьевич; Под общ. ред. Г.П. Макогоненко. - М.: Правда, 1986. - 464с.: ил.
  5. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.1 : Стихотворения / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1983. - 446с.
  6. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы, повести в стихах / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1983. - 542с.
  7. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1984. - 543с.: ил.
  8. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Проза, письма / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1984. - 527с.: ил.
  9. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.1 : Стихотворения. 1828-1841 / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Л.: Наука, 1979. - 654с.
  10.  Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Л.: Наука, 1980. - 572с.
  11. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Л.: Наука, 1980. - 620с.
  12. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Проза, письма / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Л.: Наука, 1981. - 590с.
  13. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.1 : Стихотворения / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1964. - 966с.: ил.
  14. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы, повести в стихах / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1964. - 606с.: ил.
  15. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1965. - 566с.: ил.
  16. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Проза, письма / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1965. - 518с.: ил.
  17. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.1 : Стихотворения 1828-1841 / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1961. - 756с.: ил.
  18. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - 704с.: ил.
  19. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - 788с.: ил.
  20. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Проза, письма / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1962. - 826с.: ил.
  21. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы и повести в стихах / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Гослитиздат, 1958. - 528с.: ил.
  22. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.3 : Драмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Гослитиздат, 1958. - 504с.: ил.
  23. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.4 : Проза; Письма / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Гослитиздат, 1958. - 596с.: ил.
  24. Лермонтов Михаил Юрьевич. Собрание сочинений. В 4т. Т.2 : Поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1959. - 704с.: ил.
  25. Лермонтов Михаил Юрьевич. Сочинения. В 2т. Т.1 : Стихотворения и поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Правда, 1988. - 720с.: ил.
  26. Лермонтов Михаил Юрьевич. Сочинения. В 2т. Т.2 : Драмы; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Правда, 1990. - 704с.: ил.
  27. Лермонтов Михаил Юрьевич. Сочинения. В 2т. Т.1 : Стихотворения; Поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1970. - 767с.
  28. Лермонтов Михаил Юрьевич.  Сочинения. В 2т. Т.2 : Драмы; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1970. - 744с.
  29. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные произведения. В 2т. Т.1 : Стихотворения и поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1973. - 624с.
  30. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные произведения. В 2т. Т.2 : "Маскарад"; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1973. - 480с.
  31. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные произведения. В 2т. Т.2 : Драмы; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1963. - 512с.: ил.
  32.  Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные произведения: Стихотворения; Поэмы; Драмы; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Самара: Самар. Дом печати, 1996. - 656с.: ил. - (Классика).
  33. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные сочинения: Стихотворения; Поэмы; Драмы; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич; сост.: В. Вацуро, И. Чистовой. - М.: Худож.лит., 1983. - 832с.: ил. - (Библиотека классики. Русская литература).
  34. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранные произведения / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Москва: Московский рабочий, 1957. - 704с.: ил. - (Библиотека для юношества).
  35. Лермонтов Михаил Юрьевич. Избранное / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Гослитиздат, 1953. - 364с.
  36. Лермонтов Михаил Юрьевич. Во всем дойти до совершенства: сборник / Лермонтов Михаил Юрьевич; сост. А. Марченко. - М.: Молодая гвардия, 1984. - 398с.: ил. - (Библиотека юношества).
  37. Лермонтов Михаил Юрьевич. Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Киев: Изд-во худож.лит. "Днипро", 1978. - 182с.
  38. Лермонтов Михаил Юрьевич. Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Хабаровск: Книжное изд-во, 1974. - 168с. - (Школьная библиотека).
  39. Лермонтов Михаил Юрьевич. Демон: Восточная повесть / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1964. - 80с.: ил.
  40. Лермонтов Михаил Юрьевич. Поэзия; Драматургия; Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Слово/SLOVO, 2000. - 638с. - (Пушкинская библиотека).
  41. Лермонтов Михаил Юрьевич.  Проза: избранное / Лермонтов Михаил Юрьевич; сост. В.И. Гусева. - Моска: Советская Россия, 1989. - 336с.: ил.
  42. Лермонтов Михаил Юрьевич. Проза / Лермонтов Михаил Юрьевич; сост. В.А. Еремина. - Москва: Московский рабочий, 1980. - 288с.
  43. Лермонтов Михаил Юрьевич. Проза: избранное / Лермонтов Михаил Юрьевич; сост. В.И. Гусева. - Москва: Советская Россия, 1979. - 352с.
  44. Лермонтов Михаил Юрьевич. Сильней страданий роковых: стихотворения, поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Воениздат, 1992. - 560с.
  45. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения; Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Дет.лит., 1978. - 192с. - (Школьная библиотека).
  46. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения и проза / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Просвещение, 1987. - 176с.
  47. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения. Поэмы / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Л.: Лениздат, 1972.
  48. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения. Поэмы. Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: АСТ: Олимп, 1996. - 480с. - (Школа классики).
  49. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения. Поэмы. Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - Мурманск: Книжное изд-во, 1972. - 320с.
  50. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения. Поэмы."Маскарад" / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1974. - 384с.
  51. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения; Поэмы; "Маскарад" / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1969. - 336с.
  52. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения; Поэмы; "Маскарад"; Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1989. - 479с. - (Классики и современники. Русская класическая литература).
  53. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения; Поэмы; "Маскарад"; Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1984. - 493с. - (Классики и современники. Русская классическая литература).
  54. Лермонтов Михаил Юрьевич. Стихотворения; Поэмы; Маскарад; Герой нашего времени / Лермонтов Михаил Юрьевич. - М.: Худож.лит., 1972. - 768с.: ил. - (Библиотека всемирной литературы, Т.93. Серия 2-я ).

Литература о жизни и творчестве

  1. Айхенвальд Юлий Исаевич. Силуэты русских писателей. В 2т. Т.1 / Айхенвальд Юлий Исаевич. - М.: ТЕРРА-Книжный клуб: Республика, 1998. - 304с.: ил. 
  2. Андреев-Кривич Сергей Александрович. Всеведенье поэта / Андреев-Кривич Сергей Александрович. - 2-е изд. - Москва: Советская Россия, 1978. - 272с.: ил.
  3. Андреев-Кривич Сергей Алексеевич. Тарханская пора / Андреев-Кривич Сергей Алексеевич. - М.: Детская лит., 1963. - 191с.
  4. Андроников И. Лермонтов. Исследования и находки. / И. Андроников. - 2-е изд.; испр. - М.: Худож.лит., 1967. - 607с.: ил.
  5. Андроников Ираклий Луарсабович. Рассказы литературоведа / Андроников Ираклий Луарсабович. - М.: Дет.лит., 1962. - 143с.: ил. - (Школьная библиотека).
  6. Архипов В.А. М.Ю. Лермонтов. Поэзия познания и действия / В. А. Архипов. - Москва: Московский рабочий, 1965. - 472с.
  7. Афанасьев Виктор Васильевич. Лермонтов / Афанасьев Виктор Васильевич. - Москва: Молодая гвардия, 1991. - 560с.: ил. - (Жизнь замечательных людей: Серия биографий; Вып.719).
  8. Большаков Константин Аристархович. Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова: роман; Стихотворения / Большаков Константин Аристархович. - М.: Худож.лит., 1991. - 334с. - (Забытая книга).
  9. Висковатов Павел Александрович. Михаил Юрьевич Лермонтов: Жизнь и творчество / Висковатов Павел Александрович. - М.: Современник, 1987. - 493с. - (Б-ка "Любителям рос. словесности. Исслед. о классике").
  10. Воскобойников Валерий Михайлович. Жизнь замечательных детей: Для детей мл. шк. возраста / Воскобойников Валерий Михайлович. - 2-е изд. - СПб.: Образование-Культура, 1999. - 176с.: ил. - (Жизнь замечательных детей).
  11. Герштейн Эмма Григорьевна. Судьба Лермонтова / Герштейн Эмма Григорьевна. - 2-е изл.испр.и доп. - М.: Худож. лит., 1986. - 351с.
  12. Живые страницы. А.С. Пушкин. H.В. Гоголь. М.Ю. Лермонтов. В.Г. Белинский. В воспоминаниях, письмах, дневниках, автобиографических произведениях и документах. - Москва: Детская лит., 1970. - 544с. - (Школьная библиотека).
  13. Иванова Татьяна Александровна. Лермонтов на Кавказе / Иванова Татьяна Александровна. - Москва: Детская лит., 1968. - 216с.
  14. Иванова Татьяна Александровна. Четыре лета. Лермонтов в Середникове / Иванова Татьяна Александровна. - Москва: Детская лит., 1959. - 91с.
  15. Кирпотин Валерий Яковлевич. Избранные работы. В 3т. Т.1. : Пушкин.Лермонтов. Салтыков - Щедрин / Кирпотин Валерий Яковлевич. - М.: Худож.лит., 1978. - 492с. - Библиогр.
  16. Лермонтов М.Ю. в воспоминаниях современников / Сост. М. Гиллельсон. - М.: Худож.лит., 1989. - 672с. - (Литературные мемуары).
  17. Лермонтов: картины и рисунки поэта / авт.-сост. Е.А. Ковалевская. - Москва: Советский художник, 1964. - 126с.
  18. Лермонтовская энциклопедия / гл. ред. В.А. Мануйлов. - Москва: Большая Российская энциклопедия, 1999. - 784с.: ил.
  19. Лермонтовская энциклопедия / гл. ред. В.А. Мануйлов. - Москва: Советская энциклопедия, 1981. - 784с.: ил.
  20. Логиновская Елена Васильевна. Поэма М.Ю. Лермонтова "Демон" / Логиновская Елена Васильевна. - М.: Худож.лит., 1977. - 118с.
  21. Люблю отчизну я...: Лермонтовские места. Фотоальбом / Авт.-сост.В.В. Афанасьев. - М.: Советская Россия, 1989. - 264с. 
  22. Макогоненко Георгий Пантелеймонович. Избранные работы: о Пушкине, его предшествен. и наследниках / Макогоненко Георгий Пантелеймонович. - Л.: Худож.лит., 1987. - 640с.: [1] л. портр.
  23. Манн Юрий Владимирович. Динамика русского романтизма (В. Жуковский, К. Батюшков, А.Пушкин, К.Рылеев и др.): Пособие / Манн Юрий Владимирович. - М.: Аспект Пресс, 1995. - 383с. - (Программа"Обновление гуманитарного образования в России"). 
  24. Манн Юрий Владимирович. Русская литература 19 века: Эпоха романтизма : Пособие для вузов / Манн Юрий Владимирович. - М.: Аспект-пресс, 2001. - 448с.
  25. Мануйлов Виктор Андроникович. Лермонтов в Петербурге / Мануйлов Виктор Андроникович. - Л.: Лениздат, 1984. - 224с. - (Выдающиеся деятели науки и культуры в Петербурге-Петрограде-Ленинграде).
  26. Мануйлов Виктор Андроникович. Роман М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени": Комментарий / Мануйлов Виктор Андроникович. - М.-Л.: Просвещение, 1966. - 276с.
  27. Марченко Алла Максимовна. С подорожной по казенной надобности / Марченко Алла Максимовна. - М.: Книга, 1984. - 335с. - (Писатели о писателях). 
  28. Мильдон Валерий Ильич. Вершины русской драмы / Мильдон Валерий Ильич. - М.: Изд-во МГУ, 2002. - 256с. - (Классика жанра).
  29. Михайловский Николай Константинович. Литературная критика: Статьи о русской литературе 19-начала 20 века / Михайловский Николай Константинович. - Л.: Худож.лит., 1989. - 608с.: ил.
  30. Мочульский Константин Васильевич. Великие русские писатели XIX в. / Мочульский Константин Васильевич. - СПб.: Алатейя, 2000. - 160с.
  31. Наровчатов Сергей Сергеевич. Лирика Лермонтова / Наровчатов Сергей Сергеевич. - М.: Худож.лит., 1970. - 104с.
  32. Наровчатов Сергей. Лирика Лермонтова: заметки поэта / Наровчатов Сергей. - М.: Худож.лит., 1964. - 132с.
  33. Обухова Лидия Алексеевна. Избранник: роман-этюд о Лермонтове / Обухова Лидия Алексеевна. - Алма-Ата: Жазушы, 1989. - 320с.
  34. Паустовский Константин. Близкие и далекие / Паустовский Константин; сост. Л. Левицкий. - Москва: Молодая гвардия, 1967. - 400с.с. - (Жизнь замечательных людей: Серия биографий, Вып.13(439)).
  35. По лермонтовским местам: Путеводитель / Сост. О.В. Миллер. - М.: Профиздат, 1985. - 304с.
  36. Раков Юрий Абрамович. Петербург-город литературных героев: учеб. пособие / Раков Юрий Абрамович. - 2-е изд. - СПб.: Химиздат, 1999. - 136с.: ил.
  37. Русская литература. XIX век. От Крылова до Чехова: Учеб. пособие / Сост.Н. Г. Михновец. - СПб.: ПАРИТЕТ, 2001. - 416с. 
  38. Турбин Владимир Николаевич.  Пушкин. Гоголь. Лермонтов: Об изучении лит.жанров / Турбин Владимир Николаевич. - М.: Просвещение, 1978. - 240с.: ил.
  39. Фохт Ульрих Ричардович. Лермонтов. Логика творчества / Фохт Ульрих Ричардович. - М.: Наука, 1975. - 190с.
  40. Чекалин Сергей Васильевич. Лермонтов. Знакомясь с биографией поэта... / Чекалин Сергей Васильевич. - М.: Знание, 1991. - 256с. 
  41. Щеголев Павел Елисеевич. Лермонтов: Воспоминания. Письма. Дневники... / Щеголев Павел Елисеевич. - М.: Аграф, 1999. - 528с. - (Литературная мастерская). 
  42. Эйхенбаум Борис Михайлович. Статьи о Лермонтове / Эйхенбаум Борис Михайлович. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.-Л.: Изд-во Акад.наук СССР, 1961. - 372с.
  43. Яковкина Ел. Последний приют поэта: домик М.Ю. Лермонтова / Яковкина Ел. - 3-е изд., перераб. и доп. - Ставрополь: Книжное изд-во, 1968. - 192с.
     

Извините, ваш Интернет-браузер не поддерживается.

Пожалуйста, установите один из следующих браузеров:

Google Chrome (версия 21 и выше)

Mozilla Firefox (версия 4 и выше)

Opera (версия 9.62 и выше)

Internet Explorer (версия 7 и выше)

С вопросами обращайтесь в управление информатизации ТОГУ, [email protected]

«Стихотворения и поэмы» Лермонтов Михаил Юрьевич - описание книги | Эксклюзив: Русская классика

Алтайский край

Альметьевск

Ангарск

Астрахань

Белгород

Благовещенск

Братск

Брянск

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Грозный

Екатеринбург

Забайкальский край

Зима

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижнеудинск

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Новосибирск

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермь

Поворино

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Тыва

Республика Хакасия

Россошь

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Саянск

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Тверь

Томск

Тула

Тулун

Тульская область

Тюмень

Удмуртская Республика

Улан‑Удэ

Ульяновск

Ульяновская область

Усолье‑Сибирское

Усть‑Илимск

Хабаровск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Черемхово

Чита

Чувашская Республика

Шелехов

Энгельс

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославль

Ярославская область

Парус привередливый – Огонек № 41 (5586) от 21.

10.2019

205 лет назад родился Михаил Лермонтов; его литературная слава — в разные времена — всегда оказывается в тени других современников. Почему так случилось? И какое место в поэзии он занимает сегодня?

Наталья Иванова, литературный критик

«Когда я начал марать стихи» — так мог бы написать или сказать Бродский, но это Лермонтов.

«Кто мне поверит, что я знал уже любовь, имея 10 лет от роду? Мы были большим семейством на водах: бабушка, тетушка, кузины. К моим кузинам приходила одна дама с дочерью, девочкой лет девяти. Я ее видел там. Я не помню, хороша она была или нет. Но ее образ и теперь еще хранится в голове моей». Так мог бы написать Набоков, но это записал Лермонтов.

Жизнь, как известно, несправедлива, литературная жизнь — тем более. Речь не только о незамеченных талантах, порой весьма крупных, известность к которым приходила после смерти. Или вообще не приходила.

Речь о великом таланте, который неизбежно находится в тени гения, исторически близкого.

В мифологическом пространстве русской литературы, где обязательно кто-то кого-то роди (Пушкин роди Гоголя, Гоголь — Достоевского и т.д.), Лермонтов — младший брат Пушкина. «Наедине с тобою, брат, / Хотел бы я побыть: / На свете мало, говорят, / Мне остается жить!». Обращено не к нему, но сейчас читается как обращенное и к нему, Пушкину.

Всего четыре года отделяют гибель Лермонтова от смерти Пушкина, а младше его Лермонтов был на пятнадцать лет. Сжатое время жизни. Еще более сжатое, чем у Пушкина.

Однако имя Лермонтова отлилось в каноне, считай, на три литературных века: золотой, серебряный и советский. На постсоветском веку его подзабыли. У нас же литературного добра навалом — собрания сочинений библиотеки не берут.

В советское время имя Лермонтова приваривали идеологической арматурой к патриотизму и гражданской поэзии (но и тут он попадал в тень еще более приваренного Некрасова). Конечно, «Валерик»! «Бородино»! «Скажи-ка, дядя…». Дядя в «Онегине» — источник богатого наследства, то есть благополучия, для Евгения. Дядя в «Бородине» — источник патриотической памяти, которую к тому же можно при случае применить и направить.

Но Лермонтов всегда был неудобен. Начиная с голоса, нарушающего приличия в светском и околосветском обществе. «Смерть поэта» распространялась, как пожар, в тысячах экземпляров, на что последовал немедленный арест поэта (помещен в одной из верхних комнат Генштаба, там, где сейчас располагаются выставочные залы Эрмитажа), а также резолюция Николая I — «старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он». С тех пор Лермонтов стяжал не только славу, но и крайнюю неприязнь, если не ненависть императора. Может, Николай и не говорил «собаке — собачья смерть», как приписывает молва, но уж точно следил, это задокументировано, чтобы бунтарь Лермонтов был на первой линии фронта, где пуля поскорей его бы догнала. Да и в новом патриотическом размышлении — не мог поэт-патриот, поэт-офицер написать «Прощай, немытая Россия, / Страна рабов, страна господ, / И вы, мундиры голубые, / И ты, послушный им народ» — Лермонтов как автор ставится под сомнение. А ведь написал. Нет заверенной авторской рукописи? Перечитайте текст и представьте теперь его «хранителя». С росписью «Подлинно. Лермонтов».

В тени, да. Но «Демон», «Мцыри», «Дума»? Одиночка и бунтарь. Резкий полемист. Прямая речь. Напор и гнев. Совсем не Пушкин. Его «Пророк» сравните с «Пророком» лермонтовским — пушкинскому пророку (после операции шестикрылого серафима на открытом сердце) все в мире внятно; у нашего героя пророк — это пустыня, каменья, одиночество. А Печорин — в диалоге с «Онегиным» выбрано Лермонтовым это имя!

Русский роман (не в стихах) и растет от «Героя нашего времени» — не только как специфический «русский роман» Толстого и Достоевского, Битова и Маканина. Опередившая на целый век литературное развитие композиция, дерзко перетасовавшая пять повестей; прозрачный язык, сущностные вопросы к бытию и Богу, изящный слог… Так выходит к нам из тени писатель, погибший в неполных двадцать семь — возраст, когда нынешние «молодые литераторы» еще ходят в детский сад на форумах, которые для них устраиваем мы, заботливые «взрослые».

Перефразируя название книги Абрама Терца, он же Синявский, «В тени Гоголя», в случае Лермонтова можно сказать: «В тени Пушкина».

Но не случайно Борис Пастернак посвящает «Сестру мою жизнь» Лермонтову, даже не «памяти Лермонтова», как мог бы, — нет, Лермонтову живому. Лермонтову как собеседнику — с его Демоном, Тамарой, всем лермонтовским Кавказом в придачу. Для Пастернака Лермонтов вообще стал «ролевой моделью» — именно отсюда растет преследовавшая всю жизнь Пастернака мысль, что без романа писательской, да и поэтической судьбы не получится, что лермонтовский бунтарский дух надо продолжить не только «Сестрой» — отсюда «Доктор Живаго» и судьба этого романа как авторская провокация, как вызов на дуэль всей системы, союзписательской — это минимум. Что и было почувствовано властью.

Но вернемся к Лермонтову-поэту, наследство которого приняли ранний Пастернак и ранний Мандельштам с его «Впереди густой туман клубится…», этот туман долетел с «Выхожу один я на дорогу. Сквозь туман / Кремнистый путь блестит» — стихов, которые знает наизусть и поет в застолье, когда душа требует, каждый русский человек вне зависимости от сословия и образования.

Удивительны независимость оскорбленного гражданского чувства, достоинство, внутренняя свобода («я б хотел свободы и покоя…») в совсем юном человеке, но и пророчество знаменитое: «Настанет год, России черный год, / Когда царей корона упадет». После смерти Пушкина он вернул поэзии обостренное общественное сознание, не пожертвовав гармонией стиха, как будто младший брат был вынужден в силу этих трагических обстоятельств внезапно и резко повзрослеть после всех своих шуток и шуточек, «Юнкерских поэм» порой на грани пристойности. Взял на себя груз наследства. Всего на четыре, повторяю, года. Видимо, предчувствуя короткость отпущенного времени, он торопится, работает много, плодотворно, концентрированно, обнимая прощальным взглядом и ландыш, и спелую сливу, и желтеющую ниву, — рядом с трагическим присутствием смерти «в полдневный жар, в долине Дагестана». Он постоянно помнит о смерти и видит себя после смерти, отлетев. И «она» его видит. Самые таинственные стихи в русской поэзии.

Не забудем и о драме «Маскарад», заворожившей наш театр на полтора столетия и по сей день не сходящей со сцены не только русской — напомню, что Римас Туминас еще до знаменитого вахтанговского спектакля поставил «Маскарад» у себя в Литве. Абсолютно не случайно мистическое совпадение — премьера мейерхольдовского «Маскарада» в Александринке (восстановленного Валерием Фокиным) и февральская революция. Когда Василий Васильевич Розанов пишет с отчаянием, что Россия «слиняла в три дня», я почему-то вижу публику, выходящую в гардероб после «Маскарада». Розанов продолжает: «Ни шапок, ни шуб не оказалось».

31 декабря 1831 года, по воспоминаниям современников, Лермонтов появился на маскараде в Благородном собрании в костюме астролога. С «Книгою судеб» под мышкой.

Что же вынул из «Книги судеб» этот астролог? Про революцию мы уже сказали. Есть и другие судьбоносные события.

Год 1914-й, столетие Лермонтова,— начало Первой мировой.

Год 1941-й, столетие смерти Лермонтова,— начало Великой Отечественной.

Страна должна испытывать трепет, когда стрелки часов истории приближаются к датам его рождения и смерти.

Впрочем, с Лермонтовым всегда так.

Иногда спрашивают: а есть ли гражданская лирика сегодня? Ну если речь о рифмованной публицистике, то она ушла со сцены еще до ухода условного Евгения Евтушенко.

Но лермонтовское бунтарство, независимость и принципиальный нонконформизм безусловно присутствуют у поэтов разных поколений — Елены Фанайловой и Галины Рымбу, Андрея Родионова и Всеволода Емелина.

Не забудем о Борисе Рыжем — его нет, ушел в лермонтовские двадцать семь, но он есть.

Чем труднее человеку в обществе быть собой, чем мельче решетка — тем больше вероятности для появления гражданской поэзии, прозы, спектаклей, фильмов.

Такая вот у нас в России обратная перспектива.

Валерий Сухов удостоен Лермонтовской премии

Доценту кафедры «Литература и методика преподавания литературы» ПГУ Валерию Сухову присуждена Всероссийская литературная премия имени Михаила Юрьевича Лермонтова за поэтический сборник «Холмы земные» и культурно-просветительскую деятельность.

4 июля в связи с ограничением проведения массовых мероприятий в онлайн-формате прошел 49-й Всероссийский Лермонтовский праздник. Основной информационной площадкой стал официальный сайт Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы» tarhany.ru. В рамках праздника были объявлены лауреаты Всероссийской литературной премии имени Михаила Юрьевича Лермонтова.

За поэтический сборник «Холмы земные» и культурно-просветительскую деятельность награжден доцент кафедры «Литература и методика преподавания литературы» Пензенского государственного университета Валерий Сухов. Книгу «Холмы земные» автор посвятил 75-летию Великой Победы и представил ее в феврале этого года. Всего в сборнике — более полутора сотен стихотворений. В него также вошли рецензии известных критиков, статьи и фотографии Валерия Сухова разных лет.

Это уже вторая премия имени М. Ю. Лермонтова для В. А. Сухова. Он награждался в 2009 году за сборник стихов «Архангельский мой собор».

Также премии-2020 были удостоены главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев (Москва) за книгу «Концертмейстер» и пензенский русский народный хор имени Октября Гришина за творческий проект «В Пензе вся история России». Лауреатов объявила министр культуры и туризма Пензенской области Татьяна Курдова во время видеотрансляции.

Всероссийская литературная премия имени М. Ю. Лермонтова учреждена Союзом писателей России, губернатором Пензенской области, Пензенской областной организацией Союза писателей России и Государственным Лермонтовским музеем-заповедником «Тарханы» в 2000 году. В разные годы за достижения в литературном творчестве, получившем широкое общественное признание, за вклад в культурно-просветительскую деятельность и формирование единого культурного пространства Пензенского края ее удостаивались Петр Фролов, Тамара Мельникова, Андрей Дементьев, Иосиф Кобзон, Захар Прилепин и другие.

Валерий Сухов — поэт, литературовед, член Союза писателей России. Лауреат премии губернатора Пензенской области за достижения в литературе; дважды лауреат Всероссийской премии имени М. Ю. Лермонтова; лауреат Международной премии имени Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами…»; лауреат премии Всероссийского конкурса «Гранатовый браслет». Кандидат филологических наук, доцент кафедры «Литература и методика преподавания литературы» ПГУ.

Родился в селе Архангельское Городищенского района 1 января 1959 года. Уже в 1975 году он опубликовал в районной газете в Городище свои первые произведения. В 1980 году Валерий Сухов окончил историко-филологический факультет ПГПИ имени В.Г. Белинского (ныне Педагогический институт имени В.Г. Белинского), после чего работал учителем в селе Павло-Куракино и Городищенском педагогическом училище. Свою педагогическую деятельность он совмещал с активной творческой работой, овладевая секретами поэтического мастерства под руководством своего наставника, поэта Николая Куленко, в литературном объединении «Поиск». С 1988 года Валерий Сухов работает в Педагогическом институте имени В. Г. Белинского ПГУ. С этого времени его стихотворения часто публикуются на страницах пензенских газет «Молодой ленинец», «Пензенская правда», «Пензенские вести», «Наша Пенза». Поэт выступает с чтением своих произведений на пензенском радио и телевидении, на Лермонтовском празднике поэзии. В 1996 году Валерий Сухов окончил аспирантуру при Московском педагогическом университете, а в 1997 году получил ученую степень кандидата филологических наук. Его работа стала первой диссертацией, посвящённой русскому имажинизму в России. Кроме литературного творчества Валерий Сухов активно занимается научной деятельностью. Он неоднократно участвовал в международных научных конференциях, посвящённых изучению поэзии Сергея Есенина. В настоящее время Валерий Сухов изучает проблемы современного есениноведения. Валерий Сухов — автор нескольких сборников стихов: «Вербное воскресенье» (Москва, 1995), «Благословение» (Пенза, 2000), «Неопалимая полынь» (Пенза, 2003), «Родное Архангельское» (Пенза, 2005) и др. Тема большой и малой Родины — главная в творчестве поэта.

Играем с начала | Статьи

Идея именно так отметить день рождения Лермонтова возникла у А. Кнайфеля и В. Ивченко еще в начале года. С Лермонтовым у Кнайфеля сложились особые отношения. В 1964 году к 150-летию со дня рождения поэта двадцатилетний композитор написал 6 хоров a cappella на стихи Михаила Юрьевича, ставшие первой серьезной заявкой молодого автора. Пять хоров («Ответ», «Утро на Кавказе», «Метель шумит», «Посреди небесных тел», «Волны и люди») составили цикл, названный «Пять стихотворений М.Ю. Лермонтова» для смешанного хора, а хор «Ангел» встал особняком и чаще других исполнялся на концертах. Теперь, спустя 50 лет (почти две жизни Лермонтова!) «Ангел» в качестве финальной части вошел во вторую редакцию цикла, который получил новое название – «Капелла ангела». По словам композитора, внесшего в новую версию ряд существенных изменений, «все вещи выстраивались вместе, потом я ощутил, что «Ангел» идет отдельно. И когда ткань преобразилась, стала единой, он вернулся: тогда выяснилось, что это все одного происхождения».

Лермонтовские хоры А. Кнайфеля – абсолютно зрелые вещи, в которых уже в полной мере проявился особый стиль работы композитора со словом: глубокое вникание в его смысл и вслушивание в ту вибрацию, которую этот смысл производит. Композитор в данном случае подобен струне, которая усиливает резонанс поэтических или священных строк, помогая им глубже проникать в сознание слушателя. По собственному признанию А. Кнайфеля, закончив эти хоровые миниатюры, он получил потрясение, пронзительно остро ощутив тот ад, который Лермонтов нес в себе на протяжении своей короткой жизни. И открывая прошедший в консерватории вечер, Валерий Ивченко прочел фрагмент из стихотворения шестнадцатилетнего Лермонтова «1831-го июня, 11 дня», заканчивающийся строками «О нет! Все было ад иль небо в них». Полюсы «ада» и «неба» создавали то поле особого напряжения, в котором прошла вся программа, где слово декларируемое сменялось словом пропетым. Читающие стихи слева на авансцене Валерий Ивченко и Полина Толстун по драматургии должны были олицетворять разные сферы лермонтовской лирики и уравновешивать друг друга. Однако на деле получилось так, что «темный» полюс в лице Ивченко взял верх, прочитанное им знаменитое «Предсказание» («Настанет год, России черный год») погрузило зал в тревожную тишину, а инфернальный холод, веющий от поэтических строк, заставил публику серьезно задуматься.

В этой ситуации услышанная Кнайфелем и пропетая консерваторским хором музыка лермонтовских стихов вывела драматургию вечера к катарсису. В прозвучавшем хоровом цикле стихотворения были выстроены по принципу контраста: наполненный серьезными рассуждениями «Ответ» сменяла светлая жанровая зарисовка «Утро на Кавказе», а после трагически-темного хора «Метель шумит» шел хор «Посреди небесных тел», написанный на единственное найденное у Лермонтова юмористическое стихотворение. Предшествующий «Ангелу» хор «Волны и люди» - философское размышление о бренности человеческого бытия («непрерывное мерцание стихийных столбов, очень бередящих») и заключительный номер как итог цикла, тоска об «отечестве небесном». Во время концерта демонстрировались слайды с картинами и рисунками Лермонтова. И перед репризой внешне безоблачного хора «Посреди небесных тел» с его кружением «вечной мельницы», происходящим на небесах, на несколько секунд промелькнули кадры дуэли, собственноручно нарисованной поэтом, и грустный взгляд с его автопортрета.

Во время концерта чувствовалось, как хор постепенно входил в тот внутренний тон, в ту особую вибрацию, заданную композитором. Давнишний друг Кнайфеля дирижер А. Штейнлухт всячески этому способствовал, еще на репетициях заставляя хор, прежде всего, вслушиваться в каждое созвучие, пребывать в каждом аккорде и визуально представлять каждую мелодическую линию. И даже при несовершенстве дикции и отдельных небольших огрехах присутствовал посылаемый эмоциональный заряд и ощущался внутренний путь, пройденный от первого к последнему хору.

В финале концерта хор спел очень известное сочинение А. Кнайфеля - молитву Святому Духу «Царю Небесный». В творчестве композитора это одна из «явленных», «услышанных извне» вещей, существующая в разных вокальных и инструментальных вариантах: для солирующего голоса, скрипки, виолончели. В православной традиции молитва «Царю Небесный» читается перед началом каждой службы и началом каждого благого дела как призвание небесной помощи. Звучание этих слов в финале концерта было по-своему символично - как переход лермонтовской поэзии в иное, «вневременное» измерение, в котором преображаются человеческие страсти, отчаяние и скорбь переплавляются в тихую радость. 

«Стихотворение “Прощай, немытая Россия…” – пропагандистская подделка» — Молодая Гвардия

– Валерий Федорович, вы – автор книги о Лермонтове в серии «ЖЗЛ». А почему именно Лермонтов? Почему не Пушкин, скажем, не Гоголь?

– Лермонтов – один из моих любимых поэтов. И «Героя нашего времени» люблю с детства; как ни возьмешься читать, с любого места, так и не оторвешься, пока не прочтешь полностью. Но гений – всегда тайна, и Лермонтов – какая-то особенная тайна. Пушкина, как я считал, за два века поняли, а Лермонтова, мне казалось, все-таки нет. По крайней мере мне он чудился загадочней всех других русских поэтов. Что до Гоголя, памятуя ваш вопрос, то он хорошо растолкован, особенно в последнее время – благодаря замечательным работам Владимира Воропаева. Не знаю, как у других, но у меня так: пока не начнешь определять в словах то мыслечувство, что внутри тебя, до тех пор ясно не понимаешь, что же ты на самом деле думаешь о том или ином писателе. Вот почему, незадолго до книги о Лермонтове, я написал эссе о духовном пути Юрия Кузнецова и затем о поэзии Павла Васильева. А потом взялся за самое трудное – за Лермонтова.

– В последнее время много споров об авторстве стихотворения «Прощай, немытая Россия…». Нет оригинала, нет черновиков, нет вообще никакого упоминания об этом тексте раньше конца 70-х годов ХIХ века. Да и само стихотворение было опубликовано почти через сорок лет после гибели поэта. Кто же все-таки автор?

– Существуют версии, и довольно убедительные, что это ловкая пропагандистская подделка. В самом деле, стихотворение появилось в печати именно тогда, когда на Руси вовсю развернулись нигилисты, описанные в известных романах Лескова и Достоевского. Ненавистникам России надо было убить двух зайцев – назвать Россию немытой, то бишь грязной, а заодно оболгать Лермонтова. Поэт гневно клеймил сатрапов, «жадной толпой стоящих у трона», но где же у него – во всем наследии – найдешь хоть слово осуждения своей Родины? Этого нет. В отличие от Пушкина у него нет даже эпиграмм на царя. Да, Лермонтов любил родину странною любовью, но в этом чувстве нет ничего сомнительного: столь глубоко, с рождения, оно жило в нем, что даже рассудок не мог достать до корней. Мемуарист Филипп Вигель назвал Лермонтова руссоманом. Василий Розанов утверждал, что в «Бородине» «уже взят полный аккорд нашего народничества и этнографии 60-х годов». Сам Лермонтов в одной из своих поздних дневниковых записей сказал, что Россия «вся в настоящем и будущем», и назвал родину сказочным Ерусланом Лазаревичем, который после долгого сна проснулся, побил врагов и «сел царствовать над ними»… Кроме того, стихотворение «Прощай, немытая Россия…», которое обозначают 1841 годом, выпадает из контекста лирических шедевров Лермонтова последнего года его жизни. Как-то не вяжется «злободневность» с высоким духовным созерцанием смысла жизни и вечности, присущим концу его творчества. Заметим еще деталь. Один из публикаторов стихотворения, П. И. Бартенев, сначала, в 1873 году, пишет о нем: «Вот еще стихи Лермонтова, списанные с подлинника», а в публикации 1890 года ставит примечание: «Записано со слов поэта современником». Этот никому не известный современник вполне мог что-то запамятовать и перепутать. Да и существовал ли он? Так, по-моему, уж никак не мог Лермонтов назвать Россию – «немытой», это совсем не в его духе.

– Мы говорим в канун 200-летия великого поэта. На ваш взгляд, дата отмечается достойно? Или можно было бы предусмотреть какие-то дополнительные мероприятия?

– Мне трудно судить об этом, я не слишком хорошо знаком со всем комплексом мероприятий, предусмотренным к юбилею. Радует то, что дата широко отмечается всеми без исключения лермонтовскими музеями, что уникальная – всероссийская, межмузейная – выставка, посвященная Лермонтову, открыта в Москве, в Государственном музее имени А.С. Пушкина, что РГАЛИ подготовлен превосходный альбом рисунков поэта и иллюстраций к его произведениям, что повсюду проводятся научные конференции. Конечно, жаль, что телевидению, кажется, совсем не до этой славной даты. Может быть, хотя бы праздничный концерт в Большом театре покажут? Впрочем, не уверен.

– А в Казахстане дата как-то отмечается? Местные власти что-то делают?

– Знаю, что в Астане Евразийский госуниверситет имени Л. Н. Гумилева вместе с казахстанским филиалом МГУ проводит «Осеннюю школу русистики» в рамках повышения квалификации учителей. Они пригласили Тульский университет и совместно с ним проводят литературный семинар по творчеству Лермонтова, а также конкурс чтецов: школьники Астаны и столичной области будут читать произведения поэта. В Алма-Ате, в большом зале Национальной библиотеки, в конце октября пройдет вечер, посвященный 200-летию Лермонтова. Вот все, что мне известно.

– Современные казахи, молодежь – они знают, кто такой Лермонтов? Все-таки во многих странах бывшего СССР уровень интереса к русской культуре (да и культуре вообще) заметно снизился после распада нашей общей страны…

– В советское время Лермонтов почти весь был переведен на казахский язык. А еще до революции основоположник казахской литературы Абай Кунанбаев перевел около 30 произведений поэта. Можно надеяться, что те из молодых казахов, что внимательно читают Абая, знают и Лермонтова. А другие… тут большой вопрос.

– Вас как автора книги о Лермонтове пригласили на празднование в Россию?

– В начале июля я был приглашен на ежегодный праздник в Тарханах, там мне за мою книгу в серии «ЖЗЛ» вручили Лермонтовскую премию. А недавно, в конце сентября, по приглашению Минкультуры РФ побывал в Петербурге на очень интересном и содержательном международном конгрессе «Лермонтов. Россия. Мир» – он проходил в Пушкинском Доме (ИРЛИ РАН). Приглашали к себе на конференцию в МГУ московские филологи-лермонтоведы, но, к сожалению, за недостатком времени я не смог поехать.

Игорь Чернышев, «Литературная газета» от 15.10.2014

Анализ стихотворения «Кинжал» Брюсов В.Я. «Кинжал», анализ стихотворения Валерия Брюсова

Поэма представляет собой поэтический монолог, призванный убедить слушателя в верности, избранной лирическим героем пути. Это своеобразная поэтическая декларация, раскрывающая понимание Брюсовым сущности и задач поэзии. В отличие от смутной многогранности лирического героя Бальмонта лирическое «я» Брюсова наделено ясностью, конкретностью позиции.Это уверенный в себе человек, который не доверяет чужим звонкам, полагаясь на собственное мнение. Он гордо отстраняется от мелочности окружающей его жизни, оставляя свои мысли на безграничную дистанцию ​​истории. Вернуть свою музу в современность способна только настоящий взрыв социальных элементов, буря борьбы, сила страсти. Мелкобуржуазной робости противопоставляется высокий героизм, борьба до предела.

Но как только жизнь начинает наполняться героизмом борьбы, Брюс продолжает свое провозглашение в четвертой строфе, поскольку певец возвращается к бурной современности.И снова поэзия сродни крушению стали - поэт с максимальной энергией использует символизм в заключительной строфе. Доказан тезис о близости поэзии и оружия; теперь он превращается в афористический финал. Кольцо доказательств замыкается на той же линии, с которой начался процесс поэтической рефлексии - на образе «кинжала поэзии». Убедительность безупречной работы подчеркивается напоминаниями «как прежде», «снова». Завершает дело двойное повторение соединения «потом» - как будто последние удары молотка по шляпке гвоздя вбивают в доску.

Мышление - ведущее начало в поэзии Брюсова. Логика композиционного построения стихотворения - это логика обоснования исходного тезиса. Своеобразным дополнительным аргументом является даже эпиграф. Используя строки из поэмы Лермонтова «Поэт», Брюсов тем самым опирается на освященную веками традицию отношения искусства к жизни. Оттолкнувшись от лермонтовского образа и провозгласив близость поэтического и социального творчества («песня со штормом навеки сестрой»), лирический герой Брюсов во второй и третьей строфах анализирует причины собственной социальной индифферентности, разрыва. между творчеством и современной жизнью.Уход в «загадочно прошедшие века», ориентация на прошлое вызваны недостатком творчества в современной жизни - страсти, энергии, борьбы.

Современники отмечали резкую, «лающую» манеру исполнения Брюсовым своих произведений. Ритмические ассоциации при чтении Брюсова - это размеренное, уверенное движение, четкие, выверенные шаги, неуклонный подъем по шагам стихов. Уже чтение вслух стихотворения «Кинжал» поможет настроиться на восприятие системы стиля Брюсова.

В полном соответствии с пафосом монолитно-твердых, героических принципов человеческого духа - стилем стиха Брюса, его лексикой, ритмом и фонетикой (звукозапись). Лексика «Кинжала» звучна, торжественно поднята, близка к высокому ораторскому искусству. Брюсов в символизме выделялся обращением не столько к подсознанию читателя, сколько к его уму. В этом плане его творчество наследует принципы традиционного. риторическая поэтика В период творческой зрелости Брюсову было чуждо искусство полутонов, оттенков и преуменьшений, в отличие, например, от Анненского.

При этом важно, чтобы звукозапись никоим образом не размывала смысловую определенность слов. Напротив, звуковое сопровождение делает утвержденный тезис более выпуклым, ровным. В целом фонетика стихотворения наделяет его звучностью, вынужденной объемностью - теми «попсовыми» качествами, которые необходимы для привлечения внимания публики.

Риторический стиль Брюсова полностью соответствует ритму его стихов. Высшими достоинствами поэзии он считал компактность и силу, придававшие, по его признанию, Бальмонту нежность и мелодичность. Это связано с пристрастием Брюсова к классическим силлаботоническим измерениям. В «Кинжале» шестиступенчатый ямб первых трех стихов каждой строфы придает стихотворению эластичность и ясность. В финале - четвертом куплете строфы - фраза сгущается до афоризма за счет уменьшения количества футов до четырех.

Стилистические приемы, которые он использовал, должны были гарантировать ясное понимание мысли, выражаемой читателем. Поэтому его любимый инструмент - не ассоциативная метафора, а украшение Перифры.Брюсов не говорит, например, «все смирились с насилием», а использует аллегорию украшения «все под игом молча кланялись»; вместо «Я обратился к истории» он скажет «Я пошел в страну тишины и могил». Характерно влечение поэта к архаизмам и абстрактным словесным формулам: «старина», «уклад жизни», «песенник борьбы».

Саундтрек Брюса намного осмотрительнее и злее, чем у Бальмонта. Он не находит чарующего потока звуковых перекличек.При этом используемые им ассонансы и аллитерации всегда выверены, всегда соответствуют решаемой риторической задаче. Яркие примеры такого инструментария можно найти в двух заключительных строфах стихотворения. Строка «Но я едва слышал заветный зов трубы» включает эффектную аллитерацию на «z», подкрепленную в связанных стихах словами «знамена» и «вспоминать». В свою очередь, линия «Как и прежде, сквозь эту верную сталь» дает хорошо сбалансированное сочетание ассонансов (на «е» и «а») с пунктирной линией «грохочущих» согласных.

В стихотворении «Кинжал» В. Брюсов обращается к теме судьбы поэта и поэзии. Эту тему часто поднимали великие русские классики в своих произведениях. Об этом писали и Пушкин, и Лермонтов ... Но, несмотря на это, рассуждения Брюсова нельзя назвать заурядными и заурядными. Предположим, он не первый, кто спорит на эту тему, но его рассуждения оригинальны, а не «регулярны» в общем потоке.

Взгляды Брюсова на роль поэта в обществе отличаются от взглядов его предшественников.Основная идея стихотворения такова: творец должен вынуть «кинжал поэзии» из ножен и призывать людей к борьбе только тогда, когда сам народ полностью готов к переменам. В противном случае борьба будет лишена всякого смысла. Ранее авторы выражали в своих стихах мысль о необходимом бунте поэта, его бунте против большинства. В их понимании поэт противостоит обществу, и именно из этого противостояния вытекает прогресс, движущая сила.Совершенно иное видение у Брюсова. Напротив, он придерживается мнения, что поэт и общество - это одна сила, части которой не могут существовать отдельно.

Линейная композиция стихотворения выстроена очень четко. Автор последовательно развивает свою мысль на протяжении всех 5 строф. В первой строфе Брюсов призывает поэта к борьбе, формулируя тезис: «Поэт всегда с людьми, когда гроза,

А песня с бурей - навсегда сестра.

Однако во второй строфе автор делает резкое замечание, восстанавливая смысл первой строфы. По его словам, когда у людей «нет ни дерзости, ни сил», лучше не поднимать людей на борьбу, а уйти с головой в собственный поэтический мир, потому что реальный мир не готов к изменениям.

В третьей строфе он продолжает развивать идею о том, что поэт не может сопротивляться общественным настроениям, потому что именно они строят будущий путь развития, а не отдельные личности.Брюсов «ненавидит всю систему жизни», которую считает постыдно мелкой, неправильной, некрасивой. «Но он ничего не может сделать, потому что поэт и общество едины и противостояние между ними обречено на провал, который повлечет за собой неизбежные последствия, а именно крушение идей борьбы и падение прежних идеалов.

In В четвертой строфе автор описывает иную ситуацию - ту, в которой поэт и общество уже преисполнены радикальных настроений и настроены на активную борьбу.Брюсов пишет: «Я отзову гром с горизонта», подчеркивая свою готовность разделять моральный дух общества, направлять его в нужное русло.

Пятая строфа подводит итог всему стихотворению. В нем Брюсов обобщает идею о том, что имеет смысл только совместная борьба поэта и общества. Невозможно двигаться, чтобы измениться, если люди опустили голову и не хотят смотреть на предстоящий путь.

Поэма до краев наполнена художественными средствами. Обратимся к ним.

Сразу бросается в глаза обилие пафосной лексики. Думаю, автор вводит его для того, чтобы придать стихотворению должную торжественность. Ведь это, по сути, своего рода манифест, выражающий отношение Брюсова к роли поэта и поэзии в обществе. Хотя Брюсов - поэт-символист, все строки стихотворения четко структурированы, нет места неоднозначным образам, это произведение с концепцией классицизма.

Ритм стихотворения также работает над основным идейным содержанием.В первых трех строках каждой строфы поэт использовал шестифутовый ямб, а в последней - четырехфутовый. Такой ритмичный дизайн придает двусмысленному кинжалу афоризм, объем и необходимую эмоциональную напряженность.

Что касается звукозаписи, то в четвертой строфе можно заметить аллитерацию («Заветный зов трубы», «Я вторит грому» и т. Д.). Причем в той или иной форме это прослеживается по всей работе. В свою очередь, линия «Как и прежде, сквозь эту верную сталь» дает хорошо сбалансированное сочетание ассонансов (на «е» и «а») с пунктирной линией «грохочущих» согласных.Он не так ярко выражен, как, например, у Бальмонта, но Брюсов все же его использует, а она, как и ритмика, подчеркивает идейное содержание произведения. Борьба, напряжение, мощь ... Все это чувствуется через линии.

Говоря о синтаксисе, нельзя не обратить внимание на обильное использование однородных членов в предложениях («постыдный, мелкий, неправильный, уродливый»; «отточенный и резкий»; «ни дерзости, ни силы и т. Д.). Мне кажется, они делают стихотворение более выразительным, образным.

Поэма Брюсова «Кинжал» отсылает сразу к двум классическим стихотворениям - «Кинжалу» Пушкина и поэме Лермонтова «Поэт». Поэма Брюсова наследует от них метрику, ритм, образность.

Поэма Пушкина менее важна для понимания «Кинжала» Брюса: Пушкин поет кинжал как орудие возмездия, как символ освобождения от тирании. Образ кинжала никак не связан с идеей поэта, поэзии, как в стихотворении Брюсова. Однако поэтическая традиция, принадлежащая «Кинжалу» Брюсова, началась именно со стихотворения Пушкина.Об этом свидетельствует и метрика стихотворения: стихотворение Брюсова, как и пушкинское, написано ямбическим универсалом. Правда, у Пушкина чередование четырех-, пяти-, шести- и семифутовых строк свободно и не повторяется в разных строфах, а у Брюсова все строфы имеют схему 6-7-6-5; Но стихотворение Пушкина, проникнутое духом свободы, видимо, не могло иметь строгого порядка в чередовании разноплановых строк. Брюсов же делает упор не на свободу, а на изысканность, безупречность своего подарочного оружия.

Лермонтовский «Кинжал» гораздо активнее использовал Брюсов. Само уподобление поэта кинжалу, противопоставление поэта толпе, строгое чередование шестифутовых строк с мужскими рифмами и пятифутовых строк с женскими (у Брюсова тоже все строки шести футов нечетные и непонятные). имеют мужские окончания, а строки 5 и 7 футов женские) - все это объединяет стихи Лермонтова и Брюсова. Но на этом общем фоне особенно отчетливо видны различия.

Лермонтов говорит о поэте, который забыл о своей судьбе и потому подобен украшенному, но бесполезному кинжалу, забавляющему праздную толпу.В Брюсове сам поэт отказывался служить людям, пока не почувствовал голос бури, он не услышал зов истории; он считает, что его песня созвучна грядущим потрясениям, а потому готов снова быть «с людьми».

Вообще Брюсов скорее строит традицию, чем следует ей. «Поэт» Лермонтова построен как аллегория: изображение кинжала, его судьба интерпретируется во второй половине стихотворения. Стихотворение Брюсова начинается даже не с рассказа о кинжале, а с краткого упоминания «него» - не прочитав имени, сразу не угадаешь, о чем идет речь - кинжал, сабля, нож? И тут появляется фигура поэта - фигура абстрактная; только во второй строфе автор говорит, что поэт - это он сам (другое отличие от стихотворения Лермонтова: там автор постоянно обращается к поэту «ты», и мы можем только догадываться, подразумевает ли сам Лермонтов).

В трех из пяти строф дело вовсе не в кинжале, а в том, как поэт относится к другим; а в строфах, обрамляющих стихотворение, кинжал - вспомогательный образ. Брюсов использует стихи из учебников, чтобы нарисовать на их фоне собственный рисунок.

В то же время Брюсов как бы реализует пророчества, содержащиеся в стихотворениях Пушкина и Лермонтова. Орудие возмездия наконец востребовано; «осмеянный пророк» не только проснулся, но и встал во главе начавшегося движения.

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал»

Поэма Брюсова «Кинжал» отсылает сразу к двум классическим стихотворениям - «Кинжалу» Пушкина и поэме Лермонтова «Поэт». Поэма Брюсова наследует от них метрику, ритм, образность.

Поэма Пушкина менее важна для понимания «Кинжала» Брюса: Пушкин поет кинжал как орудие возмездия, как символ освобождения от тирании. Образ кинжала никак не связан с идеей поэта, поэзии, как в стихотворении Брюсова.Однако поэтическая традиция, принадлежащая «Кинжалу» Брюсова, началась именно со стихотворения Пушкина. Об этом свидетельствует и метрика стихотворения: стихотворение Брюсова, как и пушкинское, написано ямбическим универсалом. Правда, у Пушкина чередование четырех-, пяти-, шести- и семифутовых строк свободно и не повторяется в разных строфах, а у Брюсова все строфы имеют схему 6-7-6-5; Но стихотворение Пушкина, проникнутое духом свободы, видимо, не могло иметь строгого порядка в чередовании разноплановых строк.Брюсов же делает упор не на свободу, а на изысканность, безупречность своего подарочного оружия.

Лермонтовский «Кинжал» гораздо активнее использовал Брюсов. Само уподобление поэта кинжалу, противопоставление поэта толпе, строгое чередование шестифутовых строк с мужскими рифмами и пятифутовых строк с женскими (у Брюсова тоже все строки шести футов нечетные и непонятные). имеют мужские окончания, а строки 5 и 7 футов женские) - все это объединяет стихи Лермонтова и Брюсова.Но на этом общем фоне особенно отчетливо видны различия.

Лермонтов говорит о поэте, который забыл о своей судьбе и потому подобен украшенному, но бесполезному кинжалу, забавляющему праздную толпу. В Брюсове сам поэт отказывался служить людям, пока не почувствовал голос бури, он не услышал зов истории; он считает, что его песня созвучна грядущим потрясениям, а потому готов снова быть «с людьми».

В целом Брюсов скорее опирается на традицию, чем следует ей.«Поэт» Лермонтова построен как аллегория: изображение кинжала, его судьба интерпретируется во второй половине стихотворения. Стихотворение Брюсова начинается даже не с рассказа о кинжале, а с краткого упоминания «него» - не прочитав имени, сразу не угадаешь, о чем идет речь - кинжал, сабля, нож? И тут появляется фигура поэта - фигура абстрактная; только во второй строфе автор говорит, что поэт - это он сам (другое отличие от стихотворения Лермонтова: там автор постоянно обращается к поэту «ты», и мы можем только догадываться, подразумевает ли сам Лермонтов).

В трех из пяти строф дело вовсе не в кинжале, а в том, как поэт относится к другим; а в строфах, обрамляющих стихотворение, кинжал - вспомогательный образ. Брюсов использует стихи из учебников, чтобы нарисовать на их фоне собственный рисунок.

В то же время Брюсов как бы реализует пророчества, содержащиеся в стихотворениях Пушкина и Лермонтова. Орудие возмездия наконец востребовано; «осмеянный пророк» не только проснулся, но и встал во главе начавшегося движения.

Несмотря на то, что Валерий Брюсов имел прямое отношение к символизму, одно из его гениальных творений относится к поэме «Кинжал», написанной в 1903 году, оно посвящено Михаилу Юрьевичу Лермонтову и Александру Сергеевичу Пушкину - двум великим писателям, отдавшим свою жизнь борьба с самодержавием, поднимавшим в своих произведениях вопросы свободы, а также роли поэта в обществе.

Брюсовский «Кинжал» позволяет провести параллель с одноименным произведением Лермонтова.Валерий Яковлевич в своем творчестве использовал только одну метафору, сравнив клинок с поэтическим даром. По его мнению, каждый должен в совершенстве владеть острым орудием возмездия. Брюсов считает, что слово имеет очень большое влияние, вопрос только в том, хочет ли сам поэт отточить свое мастерство и донести до общества скрытый смысл стихов, чтобы они были понятны и понятны.

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» позволяет увидеть отличия мировоззрения автора от его предшественников - Пушкина и Лермонтова.Александр Сергеевич и Михаил Юрьевич считали, что поэт должен писать стихи для людей, не обращая внимания на преграды и непонимание. Но Валерий Яковлевич считает, что бессмысленно говорить о высоких делах, если люди находятся в плену. Поэт не может ничего изменить, пока люди сами не попытаются избавиться от бремени. Писатель должен подчиняться мнению публики, а не наоборот.

Валерий Яковлевич понимает, что он один ничего не может сделать.Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» показывает, что автор отводит поэту роль стороннего наблюдателя и сводит к нулю всякую значимость литературы. Писателя нужно включить в борьбу, когда начнутся волнения. Валерий Брюсов «Кинжал» писал с верой в изменение политической ситуации в стране. Многие считают, что он обладал даром предвидения, так как через два года после написания стихотворения произошла революция.

Валерий Яковлевич предсказал изменение публичной информации, он четко определил для себя, на чьей стороне встанет.Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» позволяет понять, что автор восхищается творчеством Лермонтова и Пушкина, понимая, что их произведения для общества значительнее его творчества. Валерий Яковлевич выбирает сторону народа, но сам не может объяснить, зачем он это делает. Михаил Юрьевич и Александр Сергеевич когда-то были связующим звеном между разными слоями общества, но сам Брюсов не такой.

Поэт не гордится своим творчеством, потому что не может ничего изменить.Произведения не слышат призыва к действию, царский режим не обращает на них внимания. Стих Брюсова «Кинжал» еще раз подчеркивает, что он «автор песен борьбы», а поэт понимает, что ему не хватает лермонтовского вольнодумства и пушкинской дерзости. Валерий Яковлевич не способен возглавить толпу, стать ее идейным лидером, его судьба - принять волю публики и раствориться в серой массе.

Михаил Лермонтов - Я выхожу на тропу один ...

27 июля 1841 года на дуэли в Пятигорске был убит великий русский поэт-романтик Михаил Лермонтов.За свою короткую жизнь, наполненную романтикой, военной службой и горечью, он сочинил множество стихов, несколько длинных стихов (Демон, Валерик) и баллад, пьес (Маскарад), рассказов и романа Герой нашего времени, в котором есть давно в русской школьной программе.

Поэма « Выхожу на путь один, » написана в 1841 году - году смерти Лермонтова и пророчески несет в себе мрак предопределения. В нем удачно сочетается русская меланхолия с романтическим боевым духом.Разочарованный главный герой предвидит свою смерть, но желает, чтобы она привела к вечной жизни, в которой он мог бы присоединиться к Природе и наслаждаться ею.

Стихотворение положено на музыку и давно стало популярным романсом. В нем также фигурирует фильм «Жизнь Клима Самгина », ставший воплощением духовных поисков и разочарования всех героев Горького, оказавшихся в постоянно меняющейся русской жизни на рубеже 19-20 веков.

Песню в отрывке исполняют Марина (Наталья Гундарева) и Кутузов (Андрейс Загарс).Поэма была переведена на английский язык в 1995 году Евгением Бонвером.

Я выхожу на тропу один,
Ночь и дикость обращены к Богу,
Сквозь туман дорога камнями сияет,
Звезды говорят на сияющей стоянке.

На небесах есть могила и чудо;
Земля спит в бледно-голубом свете…
Почему же мое сердце такое тоскливое и тяжелое?
Ждет или сожалеет о тяжелом положении?

Я жду, что больше ничего не уйдет,
И о прошлом не жалею,
Желаю только свободы и покоя,
Засну и все забудут…

Хочу уснуть навсегда,
Но без холодного сна смерти:
Пусть моя грудь будет полна дремлющего рвения
Для жизни, и вздохните нежным дыханием;

Чтобы этот чарующий голос готов
День и ночь петь мне любви,
И дуб, вечнозеленый и тенистый,
Наклонился бы ко мне и шелестел бы наверху.

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал». Яркий образец русского классицизма

Несмотря на то, что Валерий Брюсов имел прямое отношение к символизму, все же одно из его гениальных творений относится к русскому классицизму. Поэма «Кинжал» написана в 1903 году, она посвящена Михаилу Юрьевичу Лермонтову и Александру Сергеевичу Пушкину - двум великим писателям, отдавшим свою жизнь борьбе с самодержавием, поднявшим в своих произведениях вопросы свободы, а также роли поэта в обществе.

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» позволяет провести некоторую параллель с одноименным произведением Лермонтова. Валерий Яковлевич использовал в своем творчестве только одну метафору, сравнив клинок с поэтическим даром. По его мнению, все должны в совершенстве овладеть острым орудием возмездия. Брюсов считает, что слово имеет очень большое влияние, вопрос только в том, хочет ли сам поэт отточить свое мастерство и донести до публики скрытый смысл стихов, чтобы они были ясными и понятными.

Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» позволяет увидеть отличия мировоззрения автора от его предшественников - Пушкина и Лермонтова. Александр Сергеевич и Михаил Юрьевич считали, что поэт должен писать стихи для людей, не обращая внимания на препятствия и недопонимания. Но Валерий Яковлевич считает, что бессмысленно говорить о высоких делах, если люди находятся в плену. Поэт не может ничего изменить, пока люди сами не попытаются избавиться от груза.Писатель должен подчиняться мнению публики, а не наоборот.

Валерий Яковлевич понимает, что в одиночку он ничего не может. Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» показывает, что автор берет на себя роль постороннего по отношению к поэту и сводит на нет всякий смысл литературы. Писателя нужно включить в борьбу, когда начнутся народные волнения. Валерий Брюсов «Кинжал» писал с верой в меняющуюся политическую ситуацию в стране. Многие считают, что он обладал даром предвидения, ведь через два года после написания стихотворения произошла революция.

Валерий Яковлевич предсказал смену публичной информации, он для себя четко определился, на чьей стороне выступит. Анализ стихотворения Брюсова «Кинжал» позволяет понять, что автор восхищается творчеством Лермонтова и Пушкина, понимая, что их произведения были более значимыми для общества, чем его произведения. Валерий Яковлевич выбирает сторону народа, но сам не может объяснить, зачем он это делает. Михаил Юрьевич и Александр Сергеевич в свое время были связующим звеном между разными слоями общества, а сам Брюсов - нет.

Поэт не гордится своим творчеством, потому что ничего не может изменить. В произведениях нет призыва к действию, царский режим не обращает на них внимания. В стихотворении Брюсова «Кинжал» еще раз подчеркивается, что он «автор песен борьбы», а поэт понимает, что ему не хватает вольнодумства Лермонтова и дерзости Пушкина. Валерий Яковлевич не в состоянии возглавить толпу, стать ее идейным лидером, его судьба - подчинить волю публики и раствориться в серой массе.

валерий брюсов в приговоре

SentencesMobile
  • Картина получила высокую оценку современных поэтов-символистов Валерия Брюсова и Андрея Белого.
  • Валерий Брюсов объединил работы Павловой в два тома, которые он опубликовал в 1915 году.
  • Он также был членом Литературного художественного кружка Валерия Брюсова (а также Федора Шехтеля.
  • Вместе с русским писателем Валерием Брюсовым он стал первым переводить древнеармянские рукописи на современный армянский язык.
  • Агриппа - персонаж романа Валерия Брюсова 1908 года «Опера Сергея Прокофьева по роману».
  • Только когда проявился новый талант Валерия Брюсова, символистская поэзия стала главным движением в русской литературе.
  • Валерий Брюсов хвалил «непреодолимая откровенность, с которой она документировала эмоциональный прогресс своей порабощенной души».
  • Русский поэт-символист Валерий Брюсов часто упоминал Арарат в своих стихах и посвятил горе два стихотворения, которые были опубликованы в 1917 году.
  • Некоторые (в том числе и Александрова) считают причастность Валерия Брюсова, близкого соперника / друга Бальмонта, самым разрушительным фактором.
  • Познакомилась с Зинаидой Гиппиус, Александром Блоком и Валерием Брюсовым. Она рассказывает хорошую историю, но, похоже, не говорит правды.
  • Валерия Брюсова в предложении сложно увидеть.
  • Он перевел на польский язык многие русские и советские тексты, в том числе произведения Михаила Лермонтова, Валерия Брюсова, Осипа Мандельштама и Владимира Маяковского.
  • Она также посещала писательскую школу в Москве под руководством Валерия Брюсова и писала для его газеты «Печать и революция».
  • Стихами Цветаевой восхищались такие поэты, как Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин, Осип Мандельштам, Борис Пастернак, Райнер Мария Рильке и Анна Ахматова.
  • Валерий Брюсов родился 13 декабря 1873 года (1 декабря по старому юлианскому календарю) в купеческой семье в Москве.
  • Поэзия в основном представлена ​​символистами: Константином Бальмонтом, Федором Сологубом, Юргисом Балтруаайтисом, Николаем Минским, Валерием Брюсовым, Александром Блоком, Мережковским и Гиппиусом.
  • Его музыку исполняли или использовали Кристапор Кара-Мурза, Комитас, Арам Хачатурян и многие другие, его стихами интересовались Максим Горький и Валерий Брюсов.
  • Атлантида должна была стать темой в России после 1890-х годов, поднятых в незаконченных стихах Валерия Брюсова и Константина Бальмонта, а также в драме школьницы Ларисы Рейснер.
  • Способствовал публикации представитель Скорпиона, поэт Валерий Брюсов, с которым Гиппиус регулярно переписывался с 1902 года, составляя сборник, добавляя новые стихотворения и постоянно меняя их порядок.
  • Александр Блок и особенно Вячеслав Иванов были сторонниками новой доктрины, тогда как редактор ведущего журнала-символистов «Весы» Валерий Брюсов и Андрей Белый были против нее.
  • В 1894 году, привлеченный своими новыми друзьями, Валерием Брюсовым, Дмитрием Мережковским и Федором Сологубом, он начал работать над «Северным вестником», одним из первых трибун движения русских символистов.
  • Другие предложения : 1 2

Лермонтова в Сакраменто - Международная жизнь

В год 200-летия со дня рождения Михаила Лермонтова, бесспорного гения русской литературы, наши соотечественники в Калифорнии выразили признание его большого таланта в исполнении театра «Поэт печали и любви.«Мероприятие прошло при поддержке Генерального консульства России в Сан-Франциско, Почетного консульства Российской Федерации в Сакраменто (столица Калифорнии), а стихотворные строки из стихов Лермонтова были воспроизведены в спектакле самодеятельных артистов. состояли из профессиональных юристов, дипломатов, музыкантов, библиотекарей и финансистов, которые воссоздали атмосферу в стиле шумного бала 19 -го века, где среди праздника и веселья прогремела новость: Лермонтов убит на дуэли , всего в 27 лет!

Итак.… «Не было необходимости в бессмысленных пустых похвалах и ненужных стенаниях», - последовал ответ. Его стихи взволновали сердца и умы, приведя их к выводу: Лермонтов еще жив, пока еще хотя бы один поэт не будет жить под луной, как недавно сказал другой поэт Борис Ахунин из «Раба чести». С тех пор спектакли, посвященные «Смерти поэта» Лермонтова, стали ставить самодеятельная театральная студия в Сакраменто, в исполнении наших соотечественников с любовью и признательностью поэту скорби и любви.Зритель на премьере Таисия Суворова поделилась своими впечатлениями с редакцией журнала "Международная жизнь". Наши читатели смогут посмотреть спектакль по следующей ссылке:

http: // youtube / q4_ve-RQyJM

«Поэт печали и любви ...»

С первых минут литературно-музыкального спектакля , мы почувствовали волнующее чувство единства, которое никогда не покидало нас. Союз между нами и связь с великой русской литературой связали нас с бессмертным именем юного гения.Театральная студия «Крылья» посвятила свой новый спектакль 200-летию со дня рождения Михаила Лермонтова. Режиссер Наталья Шемрок, проделавшая всю кропотливую работу, она написала сценарий на основе известного эссе Ираклия Андроникова «Певица печали и любви». Строгая, лаконичная атмосфера была перенесена в атмосферу бала, во время которого была объявлена ​​потрясающая новость: Лермонтов убит на дуэли ... Сергей Виноградов, один из исполнителей, сразу же мастерски привлек внимание публики. исполнение стихотворения Лермонтова, посвященного Пушкину, как бы предвещающее судьбу самого автора: «Умер поэт, раб чести... »

О том, кем был на самом деле Михаил Лермонтов, в кого он влюбился, в кого дружили и что самое главное для его сердца, исполнители рассказывали один за другим, словно листая страницы своего жизнь, оборвавшаяся так рано. Сергей Немоляев вспоминал свои современные впечатления от встречи с ним. «Он был чрезвычайно чувствителен к пошлости и не терпел ее в других, но был прямолинеен и добр к простым и порядочным людям ...» Артем Туровский размышлял о своем трагическом детстве без родителей и мучениях безответной любви в ранней юности, а затем о своей жизни в изгнании в последние годы своей жизни.Андрей Ковалев напомнил нам страницы из записных книжек своей юности, полные размышлений о жизни и смерти, о вечности и добре, о смысле жизни:
«Тускнеет бледный туман,
Над ним висит скала верной смерти. пропасть.
И снова передо мной гиганты прошлых веков… »

Гости на балу также отметили, что, несмотря на всю его пылкость, нетерпимость и склонность к страданиям, он не верил в то, что жизнь была сплошной гибелью и унынием, а напротив, он был вдохновляющим и страстным поэтом.
«Я люблю свою Родину, но это странная любовь ...» - повторила теплая и задушевная речь Наташи Оуэн. Вероятно, вы не найдете в комнате никого, кто не находил бы эту вневременную напряженную линию близкой своему сердцу. Настоящей жемчужиной спектакля стали песни на стихи Лермонтова: «Один, я в дорогу», «Парус», «Не тебя люблю я всей страстью» и другие. в совершенстве исполнены Тамарой Белой и Алексеем Белым, талантливыми братом и сестрой, которые впервые представили в этом театре свой спектакль.

Музыкальное сопровождение осуществляли опытные музыканты Татьяна Скотт (фортепиано) и Анатолий Евсуков (гитара). Мелодии печали и любви, столь характерные для жизни и поэзии Лермонтова, сделали все действо увлекательным и одухотворенным. Стоит отметить, что каждый из исполнителей сыграл свою роль очень естественно, добавив атмосферы на балу, который продолжал быть веселым, несмотря на печальные известия извне ... Танцовщицы Ирина Тичкова, Мила Удодик, Валерий Ротарь и Дмитрий Левко был великолепен, но это не было сюрпризом! Их инструктировал известный танцевальный тренер Сергей Малько.Нелегко передать страсть, боль, отчаяние, надежду и все эти оттенки чувств одним движением ... Но художники справились со своими задачами, причем очень успешно!

Каждый член экипажа внес творческий вклад в общую производительность. Тарас Сердюк и Олег Клюшник обеспечили звук и визуализацию, Александр Полоцк отвечал за освещение, построение декораций, а все участники спектакля сшили свои костюмы. Ничего из этого не было бы возможным без неустанных усилий директора театра-студии Натальи Шемрок и вклада режиссера Наташи Оуэн.

Нельзя отдать должное фонду «Крылья», по инициативе которого был поставлен спектакль, и всем меценатам, которые поддерживают театральную студию. Среди многих из них: Генеральное консульство Российской Федерации в Сан-Франциско, Почетное консульство Российской Федерации в Сакраменто, Славяно-американская торговая палата, Издательство плакатов, Advance Printing, Moda Fashion, Сергей и Светлана Кибич, Михаил и Елена Обутковы, Роман Олиевский, Игорь Кравченко, охранное агентство Alex и вся особая публика в Сакраменто! Они всегда с радостью откликаются на творческие инициативы соотечественников.Они всегда от души аплодируют исполнителям, вдохновляя их на новые постановки.


Поговорок других поэтов о Лермонтове. Высказывания великих людей о Лермонтове

Михаила Юрьевича Лермонтова со всей уверенностью можно назвать великим русским писателем. Его незаурядный талант не дал полноценной жизни короткой, трагически оборванной жизни. К наиболее интересным фактам о Лермонтове можно отнести свидетельства несчастных случаев со смертельным исходом, преследующих поэта до могилы. Оставшиеся после его смерти произведения в жанре поэзии, прозы и драмы, самые ранние из которых были написаны в четырнадцатилетнем возрасте, дают представление о том, сколько гения было потеряно для отечественной и мировой литературы.

Явление нового гения

Необычайный талант Лермонтова стал известен широкой публике в 1837 году после стихотворения, посвященного Александру Сергеевичу Пушкину и его роковой смерти. С тех пор почти ни один очерк о Лермонтове не обходится без упоминания имени Пушкина, и многие критики начинают считать молодого поэта его преемником.

Известно, что на похоронах Пушкина друг умершего гения, писатель и общественный деятель В.Ф. Одоевский в отчаянии сказал: «Солнце русской поэзии зашло!» Впоследствии эти слова появились и в его некрологе. Казалось, что нет и не будет второго такого мастера русского слова, как Пушкин. Но вскоре стало очевидно, что это далеко не так.

Луна русская поэзия

Появление трагического и гневного стихотворения, написанного малоизвестным корнетом Михаилом Лермонтовым, не только вызвало недовольство в высших кругах, но и продемонстрировало, что на литературном небосводе поднимается новая звезда.Если Пушкин был солнцем русской поэзии, которое безвременно ушло, то сменивший его Лермонтов стал восходящей луной. В этом аллегорическом сравнении двух великих поэтов смысла даже больше, чем кажется на первый взгляд. Произведения Пушкина, будь то поэзия или проза, пронизаны солнечным светом и переливаются ярким золотом. А произведения Лермонтова излучают свой неповторимый, яркий и чистый свет, наполненный таинственной, мистической красотой и благородным серебряным блеском.

Оценка стихов Белинского и прозы Лермонтова

Для всех, кто изучает творчество поэта, высказывания великих людей о Лермонтове могут представлять особый интерес.Вернувшись из первой кавказской ссылки, отправленной на смерть Пушкина за стихи, молодой поэт Михаил Лермонтов представил читателям и критикам огромное количество новых стихотворений, а также стихи «Демон» и «Мцыри». Произведения нового автора были тепло встречены не только читающей публикой, но и видными представителями литературной критики тех лет. Особо стоит отметить мнение Виссариона Григорьевича Белинского, которого называли «властителем помыслов молодежи» середины XIX века.

Тем ценнее заявление Белинского о Лермонтове, что знаменитый критик одним из первых заметил необычайный природный дар молодого поэта. «Молодой могучий талант Лермонтова нашел не только ревностных поклонников, но и жестоких врагов, что бывает только с истинным талантом», - подчеркивал Белинский в статье «Стихи Михаила Лермонтова», опубликованной в 1840 году в журнале «Русские записки». В той же рецензии влиятельный критик отметил огромный творческий потенциал молодого писателя, поскольку «уже первые опыты Лермонтова предсказывают в будущем нечто безмерно великое.При этом Белинский справедливо отмечает: «Талант Лермонтова удивляет всех, кто обладает эстетическим вкусом».

Великий писатель и цельный человек

В переписке 1839 года Белинский восхищается поэмой «Три пальмы» и отмечает, что автор этого произведения - «новый мощный талант». Белинский пишет, что у молодого русского поэта «великолепный» и даже «дьявольский» талант, «в котором таится нечто великое». Таким образом, публицист еще раз подчеркивает высшую степень литературного таланта Лермонтова, его постепенно проявляющуюся гениальность.

После прочтения романа «Герой нашего времени» Белинский ответил не менее восторженно: «Слог рассказа - либо сияние молнии, либо удар меча, либо жемчужина, рассыпающаяся на бархате! Основная идея так близка к сердце каждого, кто думает и чувствует, что каждый… увидит в ней признание своего сердца ».

И хотя первая встреча известного критика с преемником Пушкина оказалась неудачной, тем не менее их второй личный разговор прошел нормально.Белинский восхищался не только творчеством Лермонтова, но и эстетическими вкусами и жизненными взглядами поэта. По словам Виссариона Григорьевича, Лермонтов как человек был «полон и целостен в натуре», был «духом глубоким и сильным». Описывая личность поэта, критик отмечает, что ему «было приятно видеть в своем холодном, гневном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство обоих».

Знаменитые люди о Лермонтове

Ф.Боденштедт, один из переводчиков Михаила Юрьевича, заметил, что, хотя он был «субъективным поэтом, он умел в то же время быть объективным» и, следовательно, «имеет то общее с великими писателями всех времен, что его произведения действительно отражают его творчество. время со всеми его хорошими и дрянными особенностями. ”

Михаил Лермонтов был не только литературным гением, но и представителем общества, к которому он принадлежал. Итак, тем ценнее для изучения творческого наследия поэта различные высказывания великих людей о Лермонтове.Примечательно, что не все эти люди были близко знакомы с поэтом, и многие воспоминания были написаны спустя годы после его смерти, поскольку биография Лермонтова была запрещена царской цензурой. Однако в имеющихся письменных источниках от известных современников Лермонтова можно найти много интересного и познавательного материала.

Не так широко известны, как критические статьи Виссариона Белинского, но не менее интересны высказывания о Лермонтове других поэтов, которые можно найти в стихах, письмах современников, мемуарах, статьях и т. Д.посвящен ему.

Аполлон Григорьев о Лермонтове

Известный поэт, переводчик и литературный критик XIX века. Аполлон Григорьев писал, что Михаил Лермонтов «занимает видное место в истории нашего духовного брожения как истинный поэт печали своего поколения». Григорьев также отметил революционные мотивы многих стихотворений Лермонтова, поскольку в них «человек достиг крайних пределов своего протеста». По мнению критика, стремление к переменам, выраженное в стихах, и дух свободы стали причиной того, что «противостояние застоя… сразу поняло в Лермонтове то великое, что в нем было».

Поэтическое посвящение

Определения «великий», «цельный», «глубокий» сопровождают многие высказывания о Лермонтове. Другие поэты также отмечали необычайно сильный творческий дар, породивший произведения Лермонтова. «Его строчки, как удар кинжалом, вошли в самое сердце», - утверждает поэт советской эпохи Ярослав Смеляков. «В своем непрерывном анализе окружающего социального климата Лермонтов« никогда не мог оставаться равнодушным », - пишет Валерий Брюсов, основоположник русского символизма, и, отмечая многогранность, а порой даже противоречивость лиризма Лермонтова, добавляет, что« из гимны… к проклятиям торопился.

Константин Бальмонт о Михаиле Юрьевиче

Своеобразные впечатления и высказывания о Лермонтове других поэтов отражены во многих стихотворениях о нем. Например, Константин Бальмонт, самый известный поэт конца XIX - начала XX веков, посвятил памяти Михаила Юрьевича следующие строки:

В том же стихотворении Бальмонт с восхищением признает, что Лермонтов - «суверенный гений» и даже «бесчеловечный, был». Многочисленные высказывания о Лермонтове других поэтов, некоторые из которых были его современниками, а другие жили десятилетиями позже, в своих произведениях. Тотальность дает понимание того, что мощная сила, заключенная в поэзии Лермонтова, может связывать разные эпохи и поколения.

Цитаты Лермонтова, афоризмы, поговорки, фразы

Михаил Юрьевич Лермонтов оставил после себя хоть и незаконченное, но богатое художественное наследие. Многие из его строк стали крылатыми фразами, эпиграфами и даже названиями других литературных произведений. Например, роман В. Катаева назван строчкой из стихотворения Лермонтова: «Белеет одинокий парус».

Цитаты из прозы Михаила Юрьевича

Знаменитый русский поэт владеет множеством мудрых афоризмов, цитат и поговорок.Лермонтов умел поэтически выражать свою мысль в прозе. Н. В. Гоголь как-то даже заметил, что «такой правильной, красивой и ароматной прозой с нами еще никто не писал».

Цитаты из стихов Лермонтова

Сам поэт говорил об искусстве стихосложения: «Если поэзия - это не простое сочетание звуков, то, несомненно, это самая великолепная форма, в которую может быть облечена человеческая мысль». Такие стихи и созданы Михаилом Юрьевичем Лермонтовым.Цитаты, поговорки и афоризмы, которые за последние два столетия стали строчками многих его произведений, поражают богатством языка и точностью мысли.

Необычное о поэте

К наиболее интересным фактам о Лермонтове относятся свидетельства несчастных случаев со смертельным исходом, преследовавших его до могилы. Суеверность Михаила Юрьевича проявлялась и в твердом убеждении, что проклятие лежит над всей его семьей. Некоторые современники поэта передали рассказанную им историю так, будто в день рождения Лермонтова цыган предсказал его смерть в молодом возрасте, а не от естественных причин.Незадолго до смерти поэт решил довериться судьбе, бросив монетку: если орел упадет, нужно идти в полк, а если решка выпадет, то поехать отдыхать в Пятигорск. Монета упала решкой вверх. Через две недели Лермонтов был убит на дуэли под Пятигорском.

Еще один примечательный факт о поэте - это то, что из всех пятнадцати прижизненных портретов ни один не дает полного представления о его внешности. Описания современников тоже лишены однозначности: одни пишут, что у Лермонтова были большие глаза и высокий лоб, а другие - наоборот, что глаза были маленькие и узкие, а лоб низкий.

Многие из этих двусмысленностей кроются в обстоятельствах смерти поэта и в особенностях его личности. Что уж говорить, ведь даже друзья литературного гения не могли точно ответить на вопрос, каким человеком был Михаил Лермонтов. Сходится только один из его современников: мало кто с первой встречи проникся к нему добрыми чувствами, ведь свою ранимую и глубокую натуру поэт обычно скрывал под искусной маской злого издевательства.

Наконец

Михаил Юрьевич Лермонтов - «поэт поколения», как называл его Аполлон Григорьев.Своими стихами и особенно прозой он написал реалистичный психологический портрет молодежи своего времени. Однако несомненная гениальность произведений Лермонтова в том, что они звучат актуально и спустя века.

Поэзия и проза Лермонтова так близки читателю, потому что многие люди оказались в похожей социальной среде, решали одни и те же сложные дилеммы и прошли через одни и те же испытания. Однако только у Лермонтова хватило таланта, чтобы передать такое отношение.

Литературный митинг общественности открывает Лермонтовский фестиваль поэзии в Пензе :: PenzaNews

Пенза, 3 июля 2015 г.PenzaNews. Официальное мероприятие «Вечный гений Лермонтова» прошло в Лермонтовском сквере Пензы в пятницу, 3 июля, накануне основной программы посвященного ему 44-го поэтического фестиваля.

© PenzaNewsКупить фото

В своем обращении к собравшимся и.о. начальника Управления культуры и архива Пензенской области Евгений Шилов отметил, что образ поэта сформировался на пензенской земле, хотя человек родился в Москве.

«В чем гений [Михаила] Лермонтова? Мы понимаем, что его мысли были впереди в будущем России, как и все великие художники.И он увидел, что, несмотря на все трудности, несмотря на порой трагическую судьбу, которая постигает нашу страну, у нее большое будущее », - сказал он.

Начальник Пензенского управления культуры Вера Фейгина поздравила его с открытием 44-го Лермонтовского поэтического фестиваля и процитировала поэта.

«« Я хочу жить; Я жажду печали / Против моего блаженства и любви, по правде говоря, «И Бога я свидетельствую в небесах». Каждая строчка - прикосновение к вечности. Наша любовь к стихам Лермонтова - тоже тяга к вечности.Пока живет Россия, живет русская культура, и наша память о великом русском поэте тому доказательство », - сказала Вера Фейгина.

Затем возложили цветы и венки к памятнику Михаилу Лермонтову и провели траурный митинг.

Певцы в сопровождении городского оркестра русской этнической музыки «Пенза» и ансамбля «Старгород» исполнили весенние романсы на его стихи, а воспитанники музыкальных и художественных школ Пензы красные отрывки из произведений писателя.

Гостями мероприятия также были пензенские поэты, члены Союза писателей России.

Одна из них, Лидия Терехина, трехкратный лауреат Лермонтовской премии, отметила, что в потоке писем в литературный журнал «Сура», где она работает, есть письма, посвященные гениальному поэту «почти со всех уголков мира, кроме Африки. возможно."

«И я не удивлена, а скорее обрадована, потому что у каждого из нас есть свой Лермонтов», - сказала она.

В свою очередь, лауреат губернаторской премии Пензенской области Валерий Сухов особо подчеркнул пророческую судьбу художника.

«Даты рождения и смерти Лермонтова совпадают с трагическими событиями. Возможно, мы этого еще не осознали, но над нами нависла большая угроза. И поэтому мы снова и снова обращаемся к произведениям Лермонтова. И он помогает нам быть уверенными в себе, поверить в нашу великую Родину », - пояснил он.

Лариса Яшина, дважды лауреат Лермонтовской премии, выразила уверенность, что только жители Пензенской области могут написать о поэте «так тепло и точно».

Каждый выступающий также прочитал свои стихи, посвященные великому русскому классику, а главный редактор литературного журнала «Сура» Борис Шигин пригласил собравшихся на презентацию третьего номера, в котором была опубликована статья «Тарханская легенда. Лермонтовское происхождение »Петра Фролова, старшего пензенского исследователя Михаила Лермонтова.

Атмосферу поэтического возраста дополнили артисты исторической студии народного танца «Комплимент», одетые в костюмы XIX века.

Еще одним событием, которое произошло в тот день в сквере, стала презентация книжной композиции, разработанной сотрудниками Белинской городской центральной публичной библиотеки: в плетеной беседке была размещена аранжировка произведений, посвященных жизни и искусству Михаила Лермонтова, его творчества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *