В годы войны большевики выступили за: А) поражение своего правительства в войне Б) победу своего…

Содержание

А) поражение своего правительства в войне Б) победу своего правительства В) увеличение кре

СЕВЕРНЫЙ СОЮЗ 
- антишведская коалиция в Северной войне 1700-21. 

Первые основы С. с. были заложены Равским соглашением 1698 (см. ) Петра I с польским королём и саксонским курфюрстом Августом II. Приехав в Москву, Пётр в глубокой тайне приступил к переговорам с датским посланником. Переговоры завершились заключением договора между Россией и Данией согласно которому в случае нападения на одно из договаривающихся государств другое должно придти на помощь не позднее трёх месяцев. В сепаратных статьях этого договора указывалось, что под "нападателем" и "оскорбителем" имелась в виду Швеция. Пётр потребовал сверх того подписания особого пункта о том, что война будет вестись союзниками совместно до самого её окончания. Датский король ратифицировал этот пункт и подтвердил союз; то же самое сделал Пётр 30. IV 1700. Это был первый случай собственноручного подписания русским государем дипломатического акта, вместо древнего обычая целовать крест. Для переговоров о союзе в Москву приехали представители Августа II - ген. Карлович и Паткуль (см.) . 21. XI 1699 был подписан Преображенский союзный договор (см. ) с Августом II как саксонским курфюрстом (Речь Посполитая присоединилась к С с. только в 1704). Договором устанавливалась "верная и постоянная дружба и соседство" и взаимные обязательства в общей войне против шведов. Договор предусматривал ликвидацию шведского господства над восточной Прибалтикой и передачу Лифляндии и Эстляндии Августу II, Ингрии и Карелии- России. 

К началу Северной войны С. с. представлял собой трёхстороннее соглашение России, Саксонии и Дании. Союзники обязались также стараться привлечь к С. с. бранденбургского курфюрста (будущего прусского короля) . 

С. с. пережил сложную историю. Уже в самом начале Северной войны Дания потерпела поражение и, подписав Травендальский мирный договор 1700 с Швецией, вышла из С. с. Август II после долгой и неудачной борьбы с Карлом XII заключил с ним Альтранштедтский мирный договор 1706 (см.) , и С. с. фактически распался. Россия продолжала войну с Швецией одна. После Полтавской победы 1709 С. с. возобновился; Во время свидания Петра I и Августа II были подписаны 20. X 1709 Торуньские союзные договоры (см.) , которые должны были заменить все прежние договоры. Здесь впервые появилось новое условие: не только Ингерманландия. но и Эстляндия с г. Ревелем должны были в результате войны со шведами перейти к России. В Торуне велись также переговоры с Данией, завершившиеся подписанием Копенгагенского союзного договора 1709 (см.) , которым возобновлялся и подтверждался русско-датский союз. При свидании Петра I с прусским королём Фридрихом I был заключён Мариенвердерский договор 1709 об оборонительном союзе. Позднее (в 1714) Пруссия активно примкнула к С. с. На последующих этапах Северной войны к С. с. временно присоединились и другие государства - Мекленбург и Ганновер. К концу войны отношения между союзниками ухудшились. Дания и Польша приступили к сепаратным переговорам с Швецией. Только Россия непрерывно несла на себе всю тяжесть войны. Распад С. с. не помешал Петру Великому закончить войну блестящим Ништпадтским мирным договором 1721

Ответ:

12 стран

Объяснение:

Да он проводил большую часть  времени проводил в богатейший библиотеке города!!!!

Cвободная пресса, выборность глав городов и судей, участие оппозиции в политической жизни общества, но главное активное участие народа в политической жизни в стране и наличие профессиональной, уважаемой обществом политической оппозиции.

По горизонтали:
1. Марна
2. Киль
4. Сомма
5. Брест
6. Верден
9. Гаврило
11. Шлиффен
12. Фош

По вертикали:
2. Компьен
3. Сараево
7. Ипр
8. Брусилов
10. Вильсон

«Перерастание империалистической войны в войну гражданскую». К юбилею 1917 года

Наступающий 2017 год — год столетия революционных событий 1917 года в России, интерпретация которых остается полем острых политических и идеологических столкновений. Государственная путинская пропаганда склоняется к интерпретации 1917 года как катастрофы, погубившей якобы процветавшую Российскую империю. Либеральный консенсус скорее склонен противопоставлять Февральскую революцию Октябрьской и называть последнюю переворотом. Менее слышные в публичном поле голоса левых разделены: некоторые отстаивают ценность Октября, некоторые, поддерживая социалистические идеи, критически относятся к их реализации большевиками.

Кроме того, 1917 год — год не только напряженных революционных перемен, но и перехлеста двух войн — Первой мировой и Гражданской (развернувшейся всерьез весной 1918-го), и говорить о происходившем тогда без разговора об этих войнах невозможно.

Чтобы обозначить поле дискуссии, нескольким российским историкам с разным академическим и политическим бэкграундом было предложено прокомментировать ряд расхожих тезисов о событиях 1917 года, их причинах и последствиях.

Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

На вопросы отвечали (в алфавитном порядке):

Алексей Гусев
Борис Колоницкий
Павел Кудюкин
Иван Курилла
Игорь Нарский
Андрей Олейников

Тимофей Раков
Кирилл Соловьев

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Алексей Гусев

кандидат исторических наук, доцент МГУ имени М.В. Ломоносова

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Еще до октября 1917 года гражданскую войну провоцировали правые, консервативные силы, враждебные развернувшимся после Февральской революции общественным преобразованиям. Уже летом того же года генерал Корнилов попытался использовать войска для захвата власти, а вскоре генерал Алексеев приступил к созданию нелегальной военной организации, из которой выросла затем белая Добровольческая армия. Однако сами по себе верхушечные социальные классы (помещики, крупная буржуазия, старая бюрократия, офицерство) не обладали достаточными силами для развязывания полномасштабной гражданской войны, т.к. не имели массовой поддержки в обществе, и их выступления до определенного времени легко нейтрализовались. Гражданская война могла стать реальностью только в условиях раскола в широких массах народа. И такой раскол возник в результате политики пришедших к власти большевиков.

Большевики привыкли мыслить в терминах военных кампаний («фронт», «наступление» и т.п.) и стали широко применять соответствующие методы не только в армии, но и в других сферах.

Разгон всенародно избранного Учредительного собрания, ликвидация институтов «формальной» представительной демократии, силовое подчинение Советов господству Коммунистической партии (уже с весны 1918 года), антикрестьянская по существу политика «продовольственной диктатуры» — все это породило массовое недовольство большевистским правлением, а фактическое упразднение легальных возможностей для проявления оппозиционности способствовало превращению социально-политического конфликта в вооруженное противоборство. Раскол в массах резко усилил прежних противников большевиков и создал новых, имевших общественную поддержку. Таким образом, взявшие власть в октябре 1917 года большевики, безусловно, несут ответственность за возникновение Гражданской войны, как и их противники из «белого» лагеря.

Но даже после октябрьского переворота гражданской войны можно было избежать в случае формирования коалиционного правительства большевиков и других социалистических партий, поддерживаемых абсолютным большинством населения, однако этот шанс был упущен — главным образом по вине руководства РСДРП(б), сумевшего преодолеть внутрипартийную оппозицию в лице выступавших за раздел власти «умеренных большевиков».

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Действительно, Первая мировая война являлась одной из важнейших предпосылок российской революции и оказала сильное влияние на ее динамику. Во-первых, война и ее социально-экономические последствия до крайности обострили общественные противоречия, вызвавшие революцию. Во-вторых, массовые антивоенные настроения послужили одним из ключевых факторов, обеспечивших в 1917 году широкую поддержку большевикам и способствовавших их приходу к власти. В-третьих, в то же время война и связанная с ней милитаризация жизни привели к распространению в общественном сознании специфических «милитаристских» установок — представлений о насилии как простом и эффективном средстве разрешения самых разных проблем. Именно война создавала психологические и социальные условия для диктатур — как «красных», так и «белых».

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это? Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— Гражданская война привела к формированию режима, который в документах Х съезда РКП(б) в 1921 году был назван «военно-пролетарской диктатурой». Правящая Коммунистическая партия, по существу, слилась с государством, а в самой партии утвердились командные методы руководства («система боевых приказов»). Большевики привыкли мыслить в терминах военных кампаний («фронт», «наступление» и т.п.) и стали широко применять соответствующие методы не только в армии, но и в других сферах. Среди них утвердилась психология «военного лагеря» и «осажденной крепости». При этом в годы войны изменился состав партии: большевиков с дореволюционным стажем, носителей традиций борьбы с самодержавным авторитаризмом, в РКП осталось лишь 10%.

Даже после октябрьского переворота гражданской войны можно было избежать в случае формирования коалиционного правительства большевиков и других социалистических партий, поддерживаемых абсолютным большинством населения, но этот шанс был упущен.

Политическая культура левой социал-демократии уступила место военно-коммунистической культуре, главными ценностями которой являлись дисциплина и «железное единство». И хотя после завершения Гражданской войны партийные форумы неоднократно выносили постановления о восстановлении в партии «рабочей демократии», на практике в партийно-государственной системе продолжали развиваться прямо противоположные тенденции — бюрократизация, олигархизация, подавление инакомыслия. В конечном итоге это вело к трансформации авторитарного большевистского режима в тоталитарный, что произошло на рубеже 1920-х и 1930-х годов.

Вместе с тем нужно отметить, что утверждение и консолидация однопартийного режима не были связаны исключительно с условиями Гражданской войны. Репрессии против оппозиции начались еще до развертывания широкомасштабных боевых действий и усилились уже после их окончания. Небольшевистские социалистические партии и движения были окончательно вытеснены из легального политического поля в 1922 году. И в самой правящей партии ужесточение внутреннего режима (запрет «фракционности» и «неделовой критики» партруководства) последовало одновременно с отказом в 1921 году от «военного коммунизма» и переходом к НЭПу, «мирному социалистическому строительству». Таким образом, монополизация власти большевистской бюрократией и движение по пути искоренения оппозиционности обуславливались не только императивами Гражданской войны, но и концептуальными представлениями коммунистических вождей о политическом устройстве «диктатуры пролетариата».

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Борис Колоницкий

доктор исторических наук, профессор факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Сперва зададим вопрос: что произошло в октябре 1917-го? Многие книги об этом носят название «Большевистская революция». В некотором отношении это верное название, но в нем уже содержится определенная телеология: знание о том, что потом большевиками было создано партийное государство. Но если мы посмотрим на октябрь, то в революционном процессе вообще-то участвовали не только большевики, и никто не знал, чем это кончится.

В Октябре участвовали и многие люди, которые вскоре стали противниками большевиков, продолжая при этом считать Октябрь своим, — например, левые эсеры. В октябре 1918 года, когда отмечалась первая годовщина Октября, одни левые эсеры участвовали под своими лозунгами в общих демонстрациях вместе с большевиками, а в других городах левые эсеры выпускали подпольные листовки, направленные жестко против большевиков. Отдавать Октябрь большевикам они не были готовы. Среди героев Октября можно назвать также Александра Антонова, будущего руководителя антибольшевистского крестьянского Тамбовского восстания, многих анархистов, многих будущих участников Кронштадтского восстания. Кронштадтское восстание его сторонники нередко называли Третьей революцией, имея в виду под первой Февраль, а под второй — Октябрь. И Октябрь они тоже считали своим, а большевиков — людьми, которые его исказили.

В Октябре участвовали и многие люди, которые вскоре стали противниками большевиков, продолжая при этом считать Октябрь своим, — например, левые эсеры.

Еще одна аберрация — то, что в нашем сегодняшнем восприятии Октябрь — это что-то единое и, в первую очередь, это события в Петрограде. На самом деле произошел комплекс разных конфликтов в разных местах. Конечно, события в Петрограде имели очень большое значение, но и они сами были реакцией на другие, более ранние конфликты. И в некоторых случаях Октябрь начался в сентябре. Например, к этому времени Временное правительство уже фактически не контролировало Финляндию, она, как айсберг, откалывалась от Российской империи и уплывала. А российские гарнизоны и военно-морские базы в Финляндии, одни из важнейших российских вооруженных сил, фактически перестали подчиняться Временному правительству — и прямо об этом заявляли — еще до Октября. И эта ситуация требовала какого-то другого, решающего конфликта. Особые конфигурации конфликтов, например, были в Киеве или в различных казачьих областях. И все вместе очень разные события, иногда очень по-разному направленные, перевели ситуацию в стране в новое качество и создавали Октябрь.

Все это имеет прямое отношение к вопросу об ответственности. Многие участники Октября, в том числе большевики, готовы были пойти на гражданскую войну для достижения своих целей. Например, часть из них (хотя и не все), в первую очередь Ленин, готова была пойти на гражданскую войну для прекращения мировой войны, которую они называли «империалистической». Правда, не все поддерживали этот лозунг, и по тактическим причинам после Февраля его употребляли все меньше или не употребляли вообще, но психологически они готовы были пойти на это. Поэтому какая-то ответственность, безусловно, на них ложится.

Но на гражданскую войну были готовы пойти и другие силы. Например, генерал Корнилов и некоторые другие белые готовы были пойти на нее ради продолжения участия в мировой войне. Корнилов в конце концов выступил против Временного правительства в августе, но у него не хватило поддержки. И это уже была попытка гражданской войны. Начало гражданских войн вообще обычно сложно определить. Какие-то даты и события являются символическими, например, мятеж Франко в Испании, но это не значит, что они были единственным рубежом. Я считаю, что механизм Гражданской войны в Российской империи был запущен со времени Корниловского мятежа. Конфигурация Гражданской войны могла быть иной, расстановка сил могла быть совершенно другой, но в итоге логика Гражданской войны привела к тому, что шансов на развитие демократии было мало. Итак, суммируя свои замечания и отвечая коротко на ваш вопрос, — да, большевики несут, безусловно, ответственность, но не только они.

Механизм Гражданской войны в Российской империи был запущен со времени Корниловского мятежа.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

— Сразу оговорюсь, что это сильное обобщение — говорить о каких-то единых «большевиках». Их видение, ощущение реальности, их происхождение были очень разными. Очевидно, если многие из них находили общий язык с анархистами, то они не воспринимались как державники и государственники. Сознание некоторых большевиков было даже жертвенное: может быть, мы погибнем, но мы должны подтолкнуть мировую революцию. Конечно, было много и оппортунистов самого разного характера, которые в революции не забывали о себе. Но для многих большевиков было удивительно, что они продержались у власти так долго. Это воспринималось как достижение, когда они побили рекорд продолжительности диктатуры пролетариата, то есть продержались дольше, чем Парижская коммуна.

Мне близка книга Питера Холквиста «Making War, Forging Revolution: Russia's Continuum of Crisis, 1914—1921», хотя я не во всем с ним согласен. Эта книга посвящена Дону с 1914-го по начало 1920-х годов. Неверно было бы сказать, что это книжка лишь про Дон: хотя это как бы локальная история, но там есть несколько уровней контекстуализации. Дон для Холквиста — способ разобраться, как все происходило на местах в деталях, и одновременно посмотреть на общероссийскую ситуацию. И не только на общероссийскую: есть еще больший уровень контекстуализации, где Холквист рассматривает тогдашнюю российскую ситуацию в мировом контексте.

Николай Евреинов. Реконструкция взятия Зимнего дворца в октябре 1917 года. 1920

И он доказывает, что такие вещи, как депортация, регистрация, цензура, жесткий контроль над населением, особый контроль государства над экономикой, ограничение рынка, реквизиции продовольствия, мобилизация во всех смыслах этого слова, были присущи в этот период и другим странам. Таким образом, большевики опирались на мировой военный опыт, применяя его к специфическим российским условиям Гражданской войны. Давно уже отмечено, что военный коммунизм большевиков в известном смысле цитировал так называемый военный социализм в Германии в годы Первой мировой войны. Военный социализм — это вмешательство государства в экономику, сотрудничество государственных экономических и профсоюзных организаций для мобилизации германского общества и германской экономики. Большевики и другие социалисты очень внимательно изучали это явление и рассматривали военный социализм не как чрезвычайную меру, а как высшую форму рационализации социально-экономической жизни, которую приспосабливали к Гражданской войне. Но большевики продолжали такую политику и впоследствии, сохраняя мобилизационную систему как базовую, тогда как в других странах от этой чрезвычайщины отказались. И государство, и экономические механизмы, созданные большевиками и их союзниками в годы Гражданской войны, продолжали существовать, неся в себе такое родовое происхождение.

Такова, грубо говоря, схема Холквиста. Но я бы сделал тут как минимум два дополнения.

Первое: очень важный фактор времен революции и Гражданской войны — способность большевиков к импровизации, благодаря которой они выстраивали отличные политические программы, позволившие им выиграть Гражданскую войну. В частности, это проведение особой национальной политики. Они первоначально не были сторонниками федерации, это был эсеровский принцип, а большевики выступали за централизованное государство, потому что считали его более рациональным. Но для победы в Гражданской войне, так же как они импровизировали в области своей аграрной политики, и в политическом плане они, идя на соглашения с местными элитами, создали федерацию. Это завершилось образованием Советского Союза. То есть большевики реформировали империю в условиях Гражданской войны и сделали ее достаточно жизнеспособной. Я понимаю, что тут сразу много возражений вызывает сам термин «империя», но в некоторых смыслах этот термин можно применить и к описанию данной ситуации. Вообще в своей политике большевики тогда были необычайно пластичны и вместе с тем психологически и культурно были более, чем другие, готовы к Гражданской войне и к победе в ней.

Сознание некоторых большевиков было даже жертвенное: может быть, мы погибнем, но мы должны подтолкнуть мировую революцию.

Второе дополнение очень существенно. Одним из главных недооцененных событий революции было появление так называемого комитетского класса. Сотни тысяч мужчин, большей частью отчужденных от политики ранее, были избраны в различные советы и комитеты, обычно заводские советы и войсковые комитеты разного уровня. И этот класс получил власть. Корнилов, кстати, был обречен с самого начала, потому что он пошел против войсковых комитетов, у которых была реальная политическая власть в армии.

И вот этот комитетский класс, который первоначально далеко не весь был с большевиками, постепенно раскалывался, отчасти большевизировался и превращался в протономенклатуру. Если мы посмотрим на видных советских партийных работников в последующие периоды (например, на того же Хрущева), то очень важно, что они политически социализировались и приобретали власть одновременно в эпоху революции и Гражданской войны. Поэтому как политические акторы они впитывали совершенно чрезвычайные, нечеловеческие условия Гражданской войны вне зависимости от их намерений. И потом, когда они сталкивались с какой-то чрезвычайной ситуацией, этот опыт их часто подталкивал к тому, чтобы действовать также чрезвычайно, иногда жестокими и свирепыми средствами.

Итак, новый политический класс будущего Советского Союза складывался в зверских условиях Гражданской войны. И это, подчеркну, не только история самих большевиков.

Николай Евреинов. Реконструкция взятия Зимнего дворца в октябре 1917 года. 1920

— Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— Некоторые элементы прямой демократии, которые были свойственны Советам, не очень-то работали с самого начала. Но Советы служили очень хорошим инструментом политической мобилизации. Обычно наш взгляд на историю телеологичен: например, мы знаем, что в Советском Союзе было атеистическое государство, и поэтому все действия большевиков в 1917—1918 годах прочитываются как атеистические, что неверно; или мы видим дальнейший путь революции к партийному государству, и нам кажется, что все с самого начала программировалось именно так, но это тоже неверно. До середины 1918 года главный центр власти был в советском аппарате. Не хочу сказать, что именно в Советах, но в советском аппарате. И мы должны понимать, что один из очень важных факторов существования большевиков — ограниченность ресурса, в том числе и ограниченность образованных кадров. Поэтому блок с левыми эсерами был очень и очень важным, своих кадров не хватало, все, что было в партии, было брошено в новый государственный аппарат, и некоторые партийные организации просто обезлюдели. Были даже вообще предложения превратить партийные организации в агитационный придаток к Советам. Потом, с середины 1918 года, роль партии как элемента, связывающего внутри это слабое государство, усилилась.

И все равно очень разные политические режимы существовали в разных областях, однако постепенно на протяжении всей Гражданской войны выстраивалась пирамида власти. Может быть, и были изначально какие-то тенденции к созданию партийного государства, но многие участники политического процесса, в том числе и очень важные, не ощущали это так изнутри. Это довольно убедительно показано в книге Александра Рабиновича про большевиков в 1918 году — и не только у него. Рабинович пишет преимущественно про Петроград, но его соображения можно спроецировать и на другие места.

Одним из главных недооцененных событий революции было появление так называемого комитетского класса.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Среди историков, изучающих конец Российской империи, есть «пессимисты», «оптимисты» и «маргиналы».

«Маргиналы» утверждают, что всю революцию сделали конспираторы и заговоры. Революция произошла не из-за заговоров, хотя заговоры и были.

«Оптимисты» считают, что Российская империя накануне Первой мировой войны шла по пути модернизации: рост образования, рост городов, экономическое развитие, опыт Государственной думы, взаимодействие с исполнительной властью... И лишь Первая мировая война подкосила империю.

А «пессимисты» полагают, что и до Первой мировой войны были структурные проблемы, которые делали революцию в России неизбежной.

Лично я считаю, что революция, происшедшая в России и скатившаяся в Гражданскую войну, конечно, несет отпечаток Первой мировой войны. В самом восстании в Петрограде, в свержении монархии конъюнктура Первой мировой очень заметна. Вместе с тем я принадлежу к «пессимистам».

Представим себе какую-то фантастическую ситуацию, где для России нет Первой мировой войны, — а это действительно фантастическая ситуация, потому что сложно себе представить мир без войн или Россию с ее границами, уходящими к таким сложным геополитическим узлам, не ввязывающуюся в войны. Но были страны, которые не участвовали в Первой мировой войне, однако там революции были. Например, Испания — с набором проблем, очень похожим на российский: аграрный вопрос, монархия, которая не может стать конституционной, национальный вопрос, проблемы секуляризации, очень болезненно идущей и провоцирующей очень много конфликтов. Испания от Первой мировой только выиграла как нейтральная страна, работающая на военные заказы: выиграли и предприниматели, и рабочие, появились новые рабочие места и заработки. И все же в межвоенный период, в 1931 году, в Испании произошла революция, а в 1936 году начинается Гражданская война, одна из самых кровавых гражданских войн XX века.

Даже если сейчас нам видится, что все шло к той революции, которая произошла, полезно понимать, что, возможно, были и совершенно другие варианты революции.

Можно посмотреть на это и с другой стороны. Мы рассматриваем период в России после 1905 года и до 1914 года как мирный. Если мы изолированно рассматриваем Россию — да, это верно, но если мы посмотрим на мир, то это не так. 1905 год — это конституционная революция в Персии, вблизи российских границ, которая породила кризис вплоть до начала 1920-х годов. В Османской империи в 1908-м происходит «младотурецкая революция», которая тоже породила кризис и войны до начала 1920-х, изменившие международную обстановку: турецко-итальянскую войну, первую Балканскую войну, вторую Балканскую войну… В 1911-м начинается Синьхайская революция в Китае. В Португалии революция установила республику, а тогда не так уж много было республик в Европе, и это был импульс для антимонархического движения по всей Европе.

Мы привыкли думать, что война порождает революцию, но иногда, напротив, революции порождают войны. Я думаю, мы должны скептично относиться к любой телеологии, и даже если сейчас нам видится, что все шло к той революции, которая произошла, полезно понимать, что, возможно, были и совершенно другие варианты революции.

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Павел Кудюкин

доцент департамента государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Начну с того, что я придерживаюсь концепции единой Великой русской революции 1917—1922 годов, причем задолго до того, как она появилась в «Историко-культурном стандарте». При этом большевистский этап, начатый октябрьским переворотом, был сложным сочетанием революции (решившей в основном капиталистически-модернизационные задачи, такие, например, как уничтожение помещичьего землевладения или правовое оформление ликвидации сословности) и контрреволюции в сфере политики (ликвидировавшей перспективы демократического развития).

Несомненно, что элементы гражданской войны появились еще до Октября. Собственно, и само начало революции в феврале 1917 года можно рассматривать как элемент такой войны, и попытку Корниловского мятежа, и большевистское полувосстание в июле, и крестьянское движение с захватом земель и разгромом помещичьих усадеб.

Концепция партии как жестко централизованной организации, которая лучше самого пролетариата знает, что пролетариату надо, несет в себе зародыш диктатуры и над пролетариатом тоже.

Однако размах Гражданской войне придали, несомненно, такие последствия большевистского переворота, как разгон Учредительного собрания, заключение Брестского мира, а главное — антикрестьянская (да во многом и антирабочая) политика РКП(б) и Совнаркома. Как достаточно убедительно показал историк Владимир Бровкин, «фронтовая» война была не единственной и даже не основной формой Гражданской войны — бóльшую роль играла крестьянская война против всех властей, как «белых», так и «красных».

Не стоит забывать, что большевики вполне сознательно шли на возникновение гражданской войны, что отразилось хотя бы в ленинском лозунге превращения империалистической войны в гражданскую.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Естественно, без Первой мировой войны русской революции в тех формах, в которых она произошла, просто не было бы. В очень большой степени и на февральском, и на октябрьском ее этапах она была солдатской революцией. Марк Алданов не очень сильно преувеличивал, когда писал в «Самоубийстве»: «Подавляющим по значению должен был бы быть один простой, довольно неблагодарный, образ в разных возможных вариантах: солдат, больше не желающий воевать». На значение солдатской стихии указывал и Александр Богданов.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

— Гражданская война усилила авторитарную и милитаристскую тенденцию в политике большевиков, но усилила то, что существовало и раньше. «Милитаристские» нотки звучат, скажем, в работах Ленина как минимум со «Что делать?» Сама концепция партии как жестко централизованной организации, которая лучше самого пролетариата знает, что пролетариату надо, несет в себе зародыш диктатуры и над пролетариатом тоже. Ленинская идея о «диктатуре пролетариата» как «власти, не ограниченной никакими законами» сформулирована в годы Гражданской войны, но не противоречит и его более ранним высказываниям.

Парадоксальным образом плюрализма и элементов политических свобод при «военном коммунизме» было несколько больше, чем после введения НЭПа.

Цензура и запрет «буржуазной» печати были введены в первые же дни после октябрьского переворота, когда до масштабной гражданской войны было еще далеко. То же можно сказать и об объявлении кадетов «врагами народа». Вместе с тем парадоксальным образом плюрализма и элементов политических свобод при «военном коммунизме» было несколько больше, чем после введения НЭПа. Нэповская экономическая либерализация сопровождалась (и Ленин это достаточно логично обосновывал) жестким усилением репрессивности даже по отношению к полутерпимым в некоторые периоды Гражданской войны небольшевистским социалистическим и анархистским организациям.

— Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— Подавление Советов также началось еще до полномасштабного развертывания Гражданской войны, уже весной 1918 года, когда большевики начали разгонять Советы, в которых не получили большинства при перевыборах. Здесь бóльшую роль сыграла опять-таки большевистская идеология, чем ситуационные факторы, — убежденность, что только они знают, в чем состоят интересы пролетариата, и что ради этих интересов можно поступиться реальными мнениями и настроениями пролетариев. Очень быстро Советы стали лишь ширмой для партийной власти. Война, разумеется, эту тенденцию закрепила и усилила.

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Иван Курилла

доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— На революцию нельзя возлагать «моральную ответственность» — вот на революционеров можно. Революция — это событие или даже процесс, у нее нет морали, это принадлежность человека. Что же касается ответственности за Гражданскую войну, то на первое место я бы поставил предыдущий режим, который и привел страну к революции, — то есть правление Николая II и его министров. Революционеры тоже несут свою долю ответственности — именно они отвергли «буржуазную мораль», но тут надо сказать, что и контрреволюционеры в методах не стеснялись: Гражданская война знала террор со стороны всех участников. Вместе с тем я снова скажу, что в революциях виноваты не революционеры — они лишь пользуются удобным моментом, предоставленным им ошибками и преступлениями предыдущего режима.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— И Февраль, и Октябрь 1917 года были, конечно, результатами тягот военного времени, провалов в организации военных действий и снабжения столицы: царский режим не выдержал напряжения тотальной войны — ни экономически, ни политически.

В революциях виноваты не революционеры — они лишь пользуются удобным моментом, предоставленным им ошибками и преступлениями предыдущего режима.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

— Я не занимался исследованиями этого периода и этой проблемы, но у меня сложилось впечатление, что Гражданская война заложила основы для многих последующих событий отечественной истории. Начнем с того, что она девальвировала ценность человеческой жизни — «поколение репрессий» сформировалось в период братоубийства, и это не могло не сказаться на жестокости и бездумности массовых убийств в конце 1930-х. Не уверен, что так же легко можно увязать именно Гражданскую войну с цензурой, как и с усилением власти одной партии (оно произошло в начальный период Гражданской, и это было, скорее, результатом развития еще самой революции, а не эффектом Гражданской войны), но в широком смысле — да, Гражданская война упростила многие области человеческого общежития и государственного управления.

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Игорь Нарский

доктор исторических наук, профессор кафедры истории Южно-Уральского государственного университета

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Прежде всего, хочу сказать, что, по моему убеждению, прямое моральное осуждение и прочие судейские инструменты не должны входить в арсенал историка. Легко осуждать с позиции потомка, знающего конец истории, в которой были задействованы ее участники, не владевшие этим знанием. Понять их действия самому и объяснить другим — труднее, но в этом и состоит ремесло историка.

По существу вопроса хочу напомнить следующее: когда большевики пришли к власти, революция уже шла полным ходом. Солдаты массово побежали с фронта в деревню делить землю задолго до Октября. Помещичьи усадьбы тоже запылали раньше, и крестьяне жгли их, травили господские луга и рубили барские леса не под впечатлением от большевистской пропаганды, а в силу традиционного убеждения, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает своим трудом и поливает своим потом. Я уж не говорю о начале отпадения западных кусков Российской империи в ходе отступлений русской армии 1914—1916 годов и движений за национальную независимость поляков, финнов, украинцев и т.д. Большевикам, чтобы удержаться у власти, ничего иного не оставалось, как узаконить крестьянскую и национальную революции, которые уже шли полным ходом, хотели того новые правители или нет. Не случайно ведь большевикам пришлось начать с декретов о мире, земле и самоопределении народов. Они во многом оказались заложниками положения, захватив власть, а не его злыми демонами. Конечно, их дальнейший вклад в кровопролитие и разруху чудовищен, но это — история более поздняя, не 1917 года.

Большевикам, чтобы удержаться у власти, ничего иного не оставалось, как узаконить крестьянскую и национальную революции, которые уже шли полным ходом, хотели того новые правители или нет.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Реагируя на предыдущий вопрос, я уже отчасти дал ответ и на этот. Для современников тех событий весь этот период от начала Первой мировой войны в 1914 году до подавления массовых крестьянских, казачьих бунтов, а также рабочего протеста и даже армейских восстаний (вспомним Кронштадт!) в 1921 году виделся как единая семилетняя война. Или восьмилетняя — там, где в 1921—1922 годах бушевал голод, а продотряды и ревтрибуналы насильно собирали с голодной деревни первый продналог. И Февраль, и Октябрь казались «обычным» людям лишь эпизодами этой большой войны, которая из «империалистической» переросла в «гражданскую», как того желали Ленин и его сподвижники (при их активном участии).

И поскольку большевики не с луны свалились, они использовали тот опыт управления в военных условиях, который уже имелся, — опыт Первой мировой, включая массовую пропаганду, цензуру, милитаризацию промышленности и труда, ограничения свободной торговли, карточную систему распределения, террор в отношении потенциальных противников и предателей и прочие «прелести», сопутствующие затяжной и малоуспешной современной войне.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

— Позвольте одно замечание к этому вопросу. Пора расстаться с наивной иллюзией (которая широко распространена в массовом сознании и, кстати сказать, держит в плену и часть историков), что историк может рассказать читателю или слушателю о прошлом так, «как оно было на самом деле». Нам остались от прошлого лишь следы в виде документов, изображений, институций и построек, которые поддаются различным интерпретациям и на основе которых можно строить разные связные рассказы.

Поскольку большевики не с луны свалились, они использовали тот опыт управления в военных условиях, который уже имелся, — опыт Первой мировой.

Это объясняется не только ненадежностью, недостатком или, напротив, избытком противоречащих друг другу источников. Тут действуют и другие факторы — убеждения историка, его прошлое, его сегодняшний опыт, степень свободы в обществе и прочее. Из нашего меняющегося настоящего неизбежно меняется и взгляд на прошлое. Ведь иначе смотреть на прошлое, как из сегодняшнего дня, невозможно. Поэтому одновременно гуляют и будут гулять различные версии одной истории, в том числе и истории об Октябрьской революции. Попытки создать одну, «единственно правильную», историю на все времена в конечном счете не под силу никакой исторической политике. Даже в СССР это не получилось.

Вернусь к вопросу. Конечно, можно говорить о дополнительной милитаризации большевистского режима в ходе Гражданской войны, но я разделяю позицию тех историков, кто считает, что это была милитаризация особого рода. Все-таки Первая мировая война с опытом дистанционного массового убийства с помощью современной техники, с неподвижностью фронтов позиционной военной кампании, редкостью атак и нетипичностью рукопашного боя рождала не столько хладнокровных убийц, сколько пацифистов, которые ощущали себя не героями, а беспомощными жертвами войны, понимали бессмысленность мировой бойни и не желали ее продолжения. Гражданская война этот опыт потеснила. Она была маневренной, с подвижными фронтами и условными границами между фронтом и тылом, убийством в рукопашном бою и прославлением беспощадности к врагам. Гражданская война, а не Первая мировая, помимо прочего, породила устойчивый советский образ страны — «осажденной крепости» или глагол «окопаться» (укрепиться в окопе — важный опыт Первой мировой войны, но не Гражданской!) как действие труса. Самым тяжелым и долговременным следствием опыта Гражданской войны стала привычка государства решать внутренние проблемы с помощью натравливания одной части населения на другую.

Партия взяла на себя непомерные государственные функции и в них захлебнулась. Был определенный резон в абсурдном, на первый взгляд, требовании сельских повстанцев 1919—1920 годов создать Советы без коммунистов.

— Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— Мне представляется более убедительной версия немецкого историка Хельмута Альтрихтера, который в ряде серьезных исследований показал, что к началу 1920-х произошло не укрепление партии в ущерб Советам, а растворение и большевистской партии, и Советов в милитаризованной государственной машине. Партия взяла на себя непомерные государственные функции и в них захлебнулась. Был определенный резон в абсурдном, на первый взгляд, требовании сельских повстанцев 1919—1920 годов создать Советы без коммунистов. Русские и нерусские крестьяне и казаки не узнавали в партии, переименованной в 1918 году в коммунистическую, организацию тех самых большевиков, которые в 1917 году обещали народу землю и закрепили результаты самовольного крестьянского земельного передела.

Реконструкция боевых действий времен Гражданской войны
Андрей Олейников

кандидат философских наук, старший научный сотрудник МВШСЭН «Шанинка», доцент ИОН РАНХиГС

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Гражданская война, безусловно, является прямым следствием захвата власти большевиками в октябре 1917 года и разгона ими Учредительного собрания в январе 1918 г. Более того, я думаю, что Октябрьская революция попросту неотделима от Гражданской войны, что откровенно признавали ее творцы — Ленин, призывавший «превратить империалистическую войну в войну гражданскую», Бухарин, писавший о том, что «пролетарская революция есть разрыв гражданского мира — есть гражданская война», Троцкий, называвший советскую власть «организованной гражданской войной против помещиков, буржуазии и кулаков». Однако, по моему мнению, это была не столько война против эксплуататоров, сколько война против тех демократических процессов, которые были начаты в феврале 1917 г.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Думаю, что эффектом «милитаризации Первой мировой» Октябрьскую революцию следует признать все же в большей степени, чем Февральскую. Последняя, хотя и последовала за произошедшей в ходе войны дезорганизацией государства, была призвана решить социальные и политические проблемы, остававшиеся нерешенными со времен революции 1905 года. Тогда (если не вспоминать сейчас о «великих реформах» 1860-х гг.) было начато движение в сторону введения в нашей стране модерных политических институтов, которые должны были существенно демократизировать ее конституционный строй. Первая мировая (а точнее, перенапряжение государственной машины, вызванное ею) создала благоприятные условия для того, чтобы это движение было вновь продолжено. Февральская революция была относительно бескровной и не привела к гражданской войне. Она учредила демократические свободы, возродила Советы, перезапустила профсоюзное движение. Но она отложила на неопределенное время решение важнейших для страны вопросов, прежде всего — о ее будущем политическом устройстве и форме собственности на землю. Временное правительство было правительством прокрастинаторов. Решение же, предложенное большевиками, было исключительно силовым и продиктовано логикой военного положения. В конечном итоге оно позволило пересобрать государственную машину: провести эффективную военно-экономическую модернизацию, не проводя при этом никаких демократических преобразований и последовательно, на корню, убивая народную инициативу.

Гражданская война стала тем алиби, которое оправдывало бюрократическое вырождение большевистской партии.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это?

— Думаю, что это так. Гражданская война стала тем алиби, которое оправдывало бюрократическое вырождение большевистской партии. До определенного момента в ней была возможна борьба мнений и фракций, но после разгрома децистов и т.н. рабочей оппозиции диктатура Сталина была уже неотвратима.

— Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— И снова — да. Как известно, Советы, а также такая форма самоуправления рабочих, как фабзавкомы, стали возможны благодаря Февральской революции. Большевики, придя к власти, сначала подчинили их своим партийным органам, а введя обязательную трудовую повинность, обессмыслили саму идею рабочего контроля над производством. Кроме того, за годы Гражданской войны успела сформироваться административная вертикаль, которая закрепила отчуждение трудящихся от участия в политической жизни.

Реконструкция боевых действий времен Первой мировой войны
Тимофей Раков

аспирант исторического факультета Европейского университета в Санкт-Петербурге

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Когда говорят про Гражданскую войну в том ключе, что какая-то одна сторона была виной ее возникновения, то за самой такой постановкой вопроса скрывается определенная политическая позиция спрашивающего. Тот, кто обвиняет большевиков в развязывании Гражданской, будет, вероятно, превозносить деятелей Белого движения. Или наоборот. Думаю, мы живем все же не в 1917 году, чтобы баталии прошлого продолжали так влиять на наши сегодняшние суждения.

Нет тех, кто однозначно виновен в Гражданской войне. Война — это же продолжение политики, только другими средствами, так что причины ее надо искать в политической ситуации. А ситуация в 1917 году складывалась так, что общество было крайне поляризовано и готово решать многие вопросы, прибегая к насилию. Не потому, что насилие так нравилось большевикам и их противникам, а потому, что порою насилие видится как самый действенный способ разрешения общественного конфликта.

Тот, кто обвиняет большевиков в развязывании Гражданской, будет, вероятно, превозносить деятелей Белого движения.

Опять же и противники большевиков немало способствовали тому, чтобы вести ситуацию к обострению. Разве попытка мятежа, предпринятая генералом Корниловым в августе 1917 года, не вела к обострению конфликтов между правыми и левыми? Не могла ли она стать прелюдией к Гражданской войне? Пожалуй, она не стала ей только благодаря тому, что этот мятеж быстро провалился.

Корни Гражданской войны нужно искать в том социальном устройстве и в той политической ситуации, в которых Россия вошла в 1917 год, и в том, как развивались события. Поиск «виновных» мало имеет отношения к реальным историческим событиям, а скорее принадлежит к области идеологии и морали.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Я бы сказал, что Первая мировая, как и любая война, лишь обнажила и обострила те противоречия, которые и так имелись в российском обществе к началу ХХ столетия. Возьмем, скажем, революцию 1905 года. Верно ли будет сказать, что она была эффектом Русско-японской войны? Скорее, поражение царской армии выявило всю слабость режима. Война требует не только военной, но и общественной мобилизации. Помимо солдат правительству нужны и патриоты, активно поддерживающие войну, пропагандирующие ее среди населения. И всегда такая мобилизация ведется под большие обещания, под ожидание победы, она рождает атмосферу в духе «мы их шапками закидаем» (фраза, как раз сказанная в отношении японской армии). Когда приходит поражение, это порождает еще более сильное разочарование в правительстве. К 1917 году сложилась ситуация, когда русская армия терпела одно поражение за другим, она утратила Польшу, часть Прибалтики. Помимо новых внешних проблем оставались нерешенными многие внутренние: аграрный вопрос, рабочий вопрос, политические и религиозные свободы и так далее. Правительство, ведя мобилизацию вокруг патриотических лозунгов, обращаясь к массам населения, само во многом и породило ситуацию, когда в ответ на поражения ему стали адресоваться вопросы о том, почему же оно ведет войну, цели которой не слишком понятны на фоне массы нерешенных внутренних проблем. Катализатором Февраля стал голод в Петрограде, который был вызван перебоями с поставками продовольствия, в свою очередь, вызванными транспортным коллапсом, возникшим по причине общего расстройства средств сообщения из-за войны. Но восстание очень быстро перешло от разгрома продуктовых лавок к политическим требованиям, что также говорит о том, что в основе его лежали нерешенные внутренние проблемы.

Гражданская война — это сама по себе крайняя форма политического противостояния, когда от орудий критики переходят к критике оружием.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это? Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— Гражданская война — это сама по себе крайняя форма политического противостояния, когда от орудий критики переходят к критике оружием. Насилие порождает ответное насилие. Много свидетельств есть тому, что поначалу большевики пытались действовать довольно мягко: об этом можно прочесть, например, в работе Александра Рабиновича «Большевики приходят к власти», в которой утверждается, что во многом «красный террор» был ответной мерой. С другой стороны, террор, безусловно, оказал влияние и на самих большевиков, и как об определяющем опыте о Гражданской войне говорила, например, историк Шейла Фицпатрик. Я полагаю, что после окончания боевых действий к 1921 году большевики сохранили сформировавшееся за годы войны ощущение, что они одни противостоят окружению, которое поголовно настроено против них. Борясь со внешними противниками, партия стала и собственных оппозиционеров подозревать во враждебном настрое, искать «внутренних врагов».

Что касается взаимоотношений между партией и Советами, то дело, я думаю, обстоит несколько сложнее. Вопрос не в том, что партия стремилась заменить Советы, но в том, что она выдавливала оттуда другие политические силы и попросту превратила Советы в структуру, дублирующую партию. Партия представляла саму себя как сообщество наиболее сознательных рабочих и исходя из этого представления стремилась вовлечь лучших представителей рабочего класса в свои ряды. Так лучшие «советские» кадры переходили в ряды партии, которая все больше перенимала функцию государства.

Реконструкция боевых действий времен Первой мировой войны
Кирилл Соловьев

доктор исторических наук, доцент кафедры истории России нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ

К списку

— Нередко на Октябрьскую революцию возлагают моральную ответственность за Гражданскую войну с ее кровопролитием и разрухой. Согласны ли вы с этим?

— Да, согласен. Мне представляется, что приход к власти большевиков стал началом Гражданской войны в России. Собственно, и сам Ленин так это понимал.

— Верно ли, что Октябрьская революция, как и Февральская, сама была эффектом военного положения и милитаризации Первой мировой?

— Нет. Или, по крайней мере, не в полной мере. Февральская революция — результат глубокого политического кризиса. Он должен был войти в острую фазу вне зависимости от вступления (или невступления) России в войну. Другое дело, что война во многом предопределила сценарий развития событий. Может быть, в мирное время развитие кризиса протекало бы по менее катастрофическому сценарию. Во многом он как раз предопределил Октябрь, а именно: политическую повестку 1917 года, активное участие армии в политических процессах, деградацию политических структур цензовой общественности. Поясню последнее. Общественная организация так или иначе ориентирована на существующую политическую систему.

1917 год — время диктатуры слов. В обществе не сомневались, что в феврале—марте 1917 года победила демократия. Следовательно, все в стране подлежало демократизации.

В думский период таким ориентиром было представительное учреждение, где первую скрипку играли земства и цензовая интеллигенция. Дума ушла на дно, и цензовая общественность была дезориентирована. Ее влияние на ход дел стало почти соответствовать ее удельному весу в населении страны. Кроме того, 1917 год — время диктатуры слов. В обществе не сомневались, что в феврале—марте 1917 года победила демократия. Следовательно, все в стране подлежало демократизации. Все «недемократичное» напрочь изгонялось из жизни. И цензовым слоям общественности приходилось уступать веяниям времени, отдавая командные высоты более радикальным и более демократичным.

Иными словами, приход к власти большевиков весьма органичен по отношению к событиям 1917 года. Но был бы 1917 год другим — и Октябрь бы нам запомнился иным.

— Часто говорят, что Гражданская война дополнительно милитаризовала большевиков даже вопреки их изначальным установкам и что, например, меры введения новой цензуры и подавления инакомыслия — вынужденный эффект войны, который так никогда и не был изжит новым режимом и заложил его репрессивную составляющую. Так ли это? Можно ли сказать, что усиление политической власти партии в ущерб Советам во многом было обусловлено Гражданской войной?

— На этот вопрос я отвечаю с известной опаской. Никогда Гражданской войной специально не занимался.

И все же я готов согласиться с этими утверждениями. Партия фактически сложилась в годы Гражданской войны. До 1917 года она существовала лишь как идея. Теперь она материализуется. Получает вполне определенные организационные формы. И они, конечно, соответствуют вызовам времени, т.е. Гражданской войне. Именно тогда концепция диктатуры пролетариата обретает плоть. В эти же годы модель советской демократии включается в большевистскую доктрину. Тогда же происходит переосмысление феномена революции, государства, власти. Все это кирпичики будущего, которых прежде не было.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Скачать весь номер журнала «Разногласия» (№11) «Ни войны, ни мира»: Pdf, Mobi, Epub

что, если бы большевики ее поддержали

Что произошло?

В конце июля 1914-го человечество влипло в скверную историю, известную ныне под названием Первая мировая война. Все, имевшиеся в тот момент на земном шаре сверхдержавы, зарубились в смертельной схватке за контроль над миром. Точнее, за контроль над миром сражались по большому счету только Великобритания и Германия, остальные, включая Российскую империю, решали локальные задачи.

Уровень патриотизма был предельно высок. И подавляющее большинство населения России войну, на стадии ее объявления, поддержало. Писатель Михаил Зощенко пошел на фронт добровольцем. Это довольно показательный пример, но и помимо него наблюдалась полная национальная консолидация. Государственная Дума одобрила закон о военных кредитах. Крупный капитал радостно согласился эти кредиты предоставить, при этом на возврат вложенных в войну средств промышленники особенно не рассчитывали. Против выступили только коммунисты. Те самые, что в скором времени создадут на руинах империи сначала РСФСР, а затем — Советский Союз. И на том самом голосовании, в ходе которого Дума одобрила кредиты, «против» выступили 13 человек. Эти тринадцать депутатов были социал-демократами. Семь меньшевиков, пять большевиков.

Военные альянсы Европы. 1914. (Wikimedia Commons)


Депутаты Государственной Думы от РСДРП, по сути, мелкие сошки. Проголосовав «против», они подписали себе приговор. 4-го ноября 1914-го пятеро большевиков будут арестованы охранкой на тайном нелегальном собрании. Через несколько месяцев суд официально лишит их мандатов, признает виновными в заговоре с целью свержения царизма и отправит в Сибирь на вечное поселение. Впрочем, их судьба — только маленький штрих. Мнения в РСДРП разделились. Многие коммунисты выступали за войну и открыто поддерживали Николая II, но все перевесила позиция Ленина.

Ленин был «пораженцем». В поражении России в Первой мировой он видел исключительно выгоду. Весной 1915-го Ильич опубликовал программную статью «О поражении своего правительства в империалистической войне». Она начиналась такими словами: «Рабочий класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это аксиома».

Узнав, что немецкие социал-демократы единогласно поддержали военный бюджет Германской империи, Ленин заявил, что перестал быть социал-демократом, став коммунистом.

Могло ли быть иначе?

Едва ли. Вся дальнейшая идеология «ленинцев» строилась на отрицании Первой мировой. Они объявили ее «чуждой рабочему классу, империалистической бойней», на которой гибли пролетарии всех стран. Те самые, которые должны были объединяться. Время показало, что «пораженцы» были дальновидны. Патриотический порыв иссяк, война затягивалась, российская армия терпела неудачи на фронте, а Николай II, приняв на себя верховное главнокомандование, окончательно угробил свой и без того не очень высокий авторитет. Единогласная поддержка войны быстро сменилась скепсисом. С каждым днем в России становилось все больше миротворцев.

Большая четверка на Парижской конференции. (Wikimedia Commons)


Именно на этом и сыграли, в конце концов, Ленин и его товарищи. Временное правительство, сменившее царя, мгновенно продекларировало желание воевать дальше. «Война до победного конца» — повторяли его представители. С этой точки зрения для союзников по Антанте мало что менялось. Для Британской империи и Франции не было разницы, кто там у власти в Петрограде, если этот кто-то продолжал отправлять солдат на фронт, сдерживать Османскую империю и оттягивать германские силы на Восток. Прошло полгода, и у власти оказались те, кто изначально войну осуждал. Ленин и Троцкий немного порыпались, но, осознав, к чему идет дело, мгновенно заключили с Германией сепаратный договор. Брестский мир был чудовищным позором с точки зрения тех, кто воевал сам и готов был драться до конца. Однако это было рациональное решение. Другое дело, что оно исключило Россию из числа будущих победителей. Страна, заплатившая страшную цену за победу, в итоге, до этой победы немного не дотерпела, и больше уже не могла рассчитывать на преференции от общей виктории.

Что изменилось бы?

Многое. Россия не получила дивидендов от войны, а ведь, как показала практика, потерпеть нужно было совсем чуть-чуть. Страна, находившаяся в лагере будущих победителей, в итоге, оказалась на правах проигравшей. Ее интересы никак не были учтены в Версале, где Дэвид Ллойд-Джордж и Жорж Клемансо, при некотором участии Вудро Вильсона, решали судьбы мира.

Владимир Ленин. (Wikimedia Commons)


Советская Россия оказалась отверженной. Ее, по сути, обрекли на изоляцию, ей не дали шанса интегрироваться в новый мир, ее вообще долго не признавали субъектом, достойным участия в диалоге. Это, в свою очередь, вызвало большую озлобленность новой России и, заодно, толкнуло ее на сближение с другим изгоем — Германией. 16 апреля 1922-го близ Генуи РСФСР и Германия заключили тайный договор о поддержке. Они сильно помогли друг другу в подъеме с колен. По сути именно там были заложены основы для будущей Второй мировой войны.

Всего этого можно было бы избежать. Если бы большевики поддержали идею войны и дотерпели бы до ее финала, возник бы грандиозный парадокс. Империалистические Великобритания, США и Франция оказались бы в одной компании с коммунистической Россией. Это был бы разрыв шаблона. Из этого парадокса могло быть много выходов. Один из них — сближение противоположностей. Зарождавшийся СССР был бы сразу интегрирован в большую геополитику и не имел бы причин закрываться. Возможно, в этом случае, коммунисты были бы значительно менее жестоки к своим гражданам, чем они были на самом деле.

История: Наука и техника: Lenta.ru

Сто лет назад, в июле 1921 года, большевики жестоко подавили крупнейшее антисоветское выступление времен Гражданской войны — крестьянское восстание в Тамбовской губернии. Чего добивались участники русской Вандеи и почему они проиграли? Почему не сложился союз офицерского и крестьянского антибольшевистского сопротивления? Применяли ли Красная армия и чекисты против восставших русских крестьян химическое оружие? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, доцент Свято-Филаретовского православно-христианского института (Москва) Кирилл Александров.

«Лента.ру»: Это правда, что в 1921 году после разгрома своих главных противников в Гражданской войне большевики неожиданно столкнулись с самым серьезным кризисом с момента захвата ими власти? Прежде всего я говорю про восстания в Тамбовской губернии, в Кронштадте и в Западной Сибири.

Кирилл Александров

Кирилл Александров: Председателю Совнаркома РСФСР Владимиру Ленину в 1921 году было о чем волноваться. Крах большевистского режима означал не просто конец социалистического эксперимента или вынужденный переход в оппозицию к какому-то новому всероссийскому правительству. Речь шла о жизни и смерти, о физическом выживании сотен тысяч коммунистов и их сторонников, удерживавших власть в России путем манипуляций, обмана, жестокого насилия и террора. И тому был наглядный пример: расправы с красными финнами в «кулацкой» Финляндии в 1918–1919 годах не оставляли у руководителей РКП(б) никаких иллюзий.

В стране, где более трех четвертей населения составляли крестьяне, большевики-ленинцы после вооруженного захвата власти установили однопартийную диктатуру. «Мы на ней стоим и с этой почвы сойти не можем», — заявлял Ленин летом 1919 года на I Всероссийском съезде работников просвещения.

Материалы по теме

09:03 — 10 апреля 2016

Да, большевики пытались классифицировать российское крестьянство, подразделяя на «сельскую буржуазию», «кулаков», «середняков», «бедняков», «батраков», а потом еще прибавились мифические «подкулачники». Но, как показал признанный специалист в области крестьяноведения Теодор Шанин, такое деление носило искусственный характер. При необходимости крестьяне выступали единым фронтом, и классовых различий между ними не наблюдалось.

Антикрестьянский смысл большевизма — как доктрины и практики социально-классового превосходства — образованному наблюдателю стал вполне ясен уже летом 1918 года, после принятия первой Конституции РСФСР. Ведь местные Советы и съезды Советов избирались трудящимися на условиях неравного голосования.

Согласно 53-й статье X главы первой советской Конституции один голос рабочего фактически приравнивался к пяти голосам крестьян. И во время Гражданской войны, и в годы нэпа большевики не пользовались авторитетом в деревне, а сельские коммунисты с их партийными ячейками выглядели настоящими маргиналами

На знаменитом Х съезде РКП(б), состоявшемся сто лет назад, доля крестьян в общей массе делегатов составляла ничтожные три процента — при их абсолютном превосходстве в населении тогдашней России.

Вы можете объяснить, почему крестьяне поднялись против советской власти только на излете Гражданской войны? Чего они раньше ждали?

Во-первых, «советской властью» диктатуру Коммунистической партии можно называть только условно — ведь съезды Советов в ленинском государстве играли лишь роль конституционной ширмы. За ней скрывалась подлинная вертикаль власти в РСФСР. На ее вершине находились Центральный Комитет (ЦК) Коммунистической партии из 19 человек, избираемых на очередном партийном съезде, и более узкие коллегиальные органы — Организационное и Политическое бюро, включавшие наиболее авторитетных членов ЦК.

Штаб Партизанской армии Тамбовского края. А.С. Антонов — в центре

Ленин откровенно признавался в 1920 году:

«Самая настоящая "олигархия". Ни один важный политический или организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением в нашей республике без руководящих указаний Цека партии»

Весь жесткий механизм так называемого «пролетарского» управления выполнял коллективные решения небольшой узурпаторской группы, вышедшей из организации профессиональных революционеров-заговорщиков. Большая часть из них, судя по результатам выборов в ЦК на X съезде, не имела ни рабочего происхождения, ни фабрично-заводского ценза.

Во-вторых, восстания и войны 1920-1921 годов стали естественной, но запоздалой по объективным причинам реакцией хлебопашцев на самоубийственный и насильственный эксперимент утописта Ленина и над здравым смыслом, и над Россией.

В силу низкой крестьянской культуры и примитивной религиозности на грани суеверий, малообразованности, слабой гражданственности — всех негативных последствий московско-петербургского периода русской истории — деревня слишком долго раскачивалась. Но в переломные моменты истории, как известно, тоже «времени на раскачку нет».

В 1918-м — главном году Гражданской войны, а затем и в 1919-м крестьяне слишком долго размышляли если не о том, кто лучше — красные или белые, то, во всяком случае, пытались понять, чья победа принесет им больше вреда

Главные сражения на поле брани разыгрались слишком быстро, чтобы деревенские мужики успели разобраться в сложной общественно-политической ситуации и найти правильный ответ. С моей точки зрения, именно в этом и заключается главная причина поражения Белых армий.

А когда крестьяне поняли, что к чему — было уже поздно?

Примерно так. Когда в 1920–1921 годах крестьяне взялись за оружие, это уже были не малые числом русские европейцы и защитники России Бунина и Сикорского вместе с казачеством, а представители огромного и свирепого народного большинства, доведенные до отчаяния продразверсткой и прочими ленинскими безобразиями. Тогда речь шла о настоящих региональных войнах.

«Военспец» Александр Павлов, командовавший советскими войсками Тамбовского края, 11 февраля 1921 года откровенно докладывал другому «военспецу», главкому Вооруженных Сил РСФСР Сергею Каменеву: «В Тамбовской губернии не бандитизм, а крестьянское восстание, захватившее широкие слои крестьянства». Главные лозунги тамбовских партизан звучали так: «Смерть коммунистам!», «Да здравствует трудовое крестьянство!» Тут поневоле забеспокоишься.

Почему за все годы Гражданской войны так и не сложился союз офицерского и крестьянского антибольшевистского сопротивления? Был ли он реален?

Не исключаю, но это уже вопрос об упущенных возможностях. Шанс существовал, да и вообще в истории нет предопределенности. Но в тех конкретных исторических обстоятельствах воспользоваться таким шансом оказалось крайне сложно.

На мой взгляд, этот союз не сложился из-за того, что хлеборобы, как обычно, руководствовались своеобразным эгоизмом. Отсюда, кстати, и известная поговорка «моя хата с краю». В 1918-1919 годах землепашцы не увидели в Белых армиях защитников своих долгосрочных интересов.

Александр Колчак и Антон Деникин

На мужицкий вопрос: «А что мы с вашей победы будем иметь для себя?», генералы ведь не могли ответить: «Избавление от коллективизации и десятилетий "счастливой колхозной жизни"». Поэтому в Гражданскую войну их ответ звучал неконкретно и расплывчато.

То есть мужики и белые генералы разговаривали на разных языках и не могли понять друг друга?

Совершенно верно. Что представляло собой Белое движение в своей основе зимой 1917-1918 годов? Условно говоря, это офицерский полк русской интеллигенции, городская учащаяся молодежь вместо солдат и немногие казаки — казачество в тот момент тоже еще воевать не хотело.

Материалы по теме

00:03 — 11 января 2018

Другой мир

Какой была бы Россия без большевиков и советской власти

Перед добровольцами вставала неожиданная и несвойственная им задача: не только сражаться с ленинцами, но и искать общий язык с огромным народным большинством. И это при всей культурной, образовательной и ментальной разнице собеседников. А сия разница — печальный результат узкосословного развития царской России в XVIII-XIX веках и отчаянного запоздания столь необходимых социальных реформ в петербургский период нашей истории.

Понятно, за что сражались белые — право, культура, собственность, самоуправление, Церковь, семья, свобода предпринимательства, продолжение реформ, прерванных Первой мировой войной. Иными словами, они боролись за те социальные институты, без которых невозможно цивилизованное развитие страны и общества. В политическом смысле — за созыв представительного органа, способного положить конец второй русской Смуте: Учредительного собрания или Земского собора, назовите его как хотите.

Во всем этом перечне хлебопашец, пожалуй, мог принять близко к сердцу лишь свободу предпринимательства и торговли, попранную большевиками. При этом ему бы пришлось еще расплачиваться за сожженные зимой 1917-1918 годов дворянские имения и захваченные разбойным образом полгектара помещичьей земли — вопреки дореволюционным представлениям ее оказалось очень немного и хозяйственного смысла в уравнительной дележке не было.

Материалы по теме

00:01 — 5 февраля 2019

Но кто бы мог объяснить крестьянам в 1918-1919 годах, что без вышеперечисленных социальных институтов и в первую очередь без института собственности их ждут ОГПУ, ГУЛАГ, колхозы и страшный голодомор 1932-1933 годов, не имевший аналогов в имперской истории?

А после них последует Большой террор, когда более 60 процентов из числа расстрелянных органами НКВД в 1937-1938 годах оказались крестьянами и колхозниками. А потом будет еще более чудовищная по жертвам и последствиям Вторая мировая война, которая просто подмела и обескровила русскую деревню. Понимаете, человеку не дано предвидеть результаты своего бездействия.

Может быть, катастрофическую недальновидность в Гражданскую войну проявили не только малограмотные крестьяне, но и сами белые? С них-то спроса больше.

Сейчас легко об этом рассуждать. Генерал-лейтенанта Антона Деникина и адмирала Александра Колчака нередко упрекают в узости мышления, в отсутствие необходимой гибкости и политических талантов. Но откуда им взяться? Они же были кадровыми офицерами, а не политиками — и это беда, а не вина вождей российской «контрреволюции».

Материалы по теме

00:01 — 26 июня

Проблема заключалась и в целесообразности защиты нарушенного права собственности помещиков, и в слабой пропаганде деникинцев и колчаковцев. Не исключаю, что если бы реформаторский курс Александра Кривошеина, бывшего соратника председателя Совета министров Российской империи Петра Столыпина, погибшего в результате смертельного ранения, начался не летом 1920 года в Крыму, а годом раньше, то «офицерская контрреволюция» могла получить поддержку «кулацкой».

А генерал-лейтенант барон Петр Врангель с его концепцией, которую мы бы сейчас назвали «русским Тайванем», получил власть на Юге России слишком поздно.

Известно ли что-нибудь о попытках лидера тамбовских партизан Александра Антонова установить контакты с кем-нибудь из руководителей Белого движения: Деникиным, Мамантовым или Врангелем?

Существует версия о том, что летом 1920 года с антоновцами связались эмиссары Русской армии генерала Врангеля, и они даже участвовали в подготовке восстания. Но, скорее всего, это красивая легенда, убедительные подтверждения мне неизвестны. Антоновцы сражались с большевиками под красными знаменами и с эсеровским лозунгом «В борьбе обретешь ты право свое».

Повстанцы Объединенной Партизанской армии Тамбовской губернии

В прошлом году, когда отмечалось столетие начала Тамбовского восстания, я нашел в соцсетях такое суждение. Можно я процитирую его полностью, хотя оно весьма длинное?

Да, пожалуйста.

«Вооруженная база Тамбовского восстания была подготовлена ВСЮР генерала Деникина. Осенью 1919 года, во время рейда по тылам большевиков 4-го Донского казачьего корпуса, генерал Мамантов распускал всех мобилизованных красноармейцев по домам с сохранением оружия, оставлял в деревнях значительные склады оружия. Одним из руководителей восстания был русский офицер поручик Токмаков. На многих командных должностях были профессиональные офицеры. В составе повстанческой армии воевали казачьи сотни бывшей Донской армии. Контакты тамбовских крестьян были установлены с Русской армией генерала Врангеля».

По моему мнению, действительности здесь соответствует лишь тот факт, что после рейда конницы генерал-лейтенанта Константина Мамантова у населения Тамбовщины на руках действительно оказалась какая-то часть оружия, приобретенного при разных обстоятельствах. Но нехватка боеприпасов всегда оставалась главной проблемой для всех крестьянских повстанческих формирований. По поводу судьбы Петра Токмакова, его биографии и офицерского чина, насколько мне известно, до сих пор идет дискуссия.

Какими методами советская власть боролась с восставшими тамбовскими крестьянами?

К началу декабря 1920 года территория, на которой постоянно и активно действовали повстанцы, по сравнению с первой декадой сентября выросла в 15 раз, занимая почти 20 тысяч квадратных километров. И хотя большевики как-то сохраняли контроль над шестью-семью уездами Тамбовской губернии, местный партийный губком не мог гарантировать их безопасности. В некоторых районах советская власть исчезла просто буквально.

Например, в Борисоглебском уезде повстанцы удерживали 27 волостей из 33. Как докладывали чекисты, 80 процентов населения здесь симпатизировали Александру Антонову, который с ноября возглавлял Главный оперативный штаб, ставший верховным командованием Повстанческой армии Тамбовского края.

Материалы по теме

00:01 — 9 апреля 2019

Накануне нового 1921 года руководители губернского штаба советских войск, ГубЧК и других военизированных структур приняли решение «оккупировать территорию Тамбовского, Кирсановского и Борисоглебского уездов путем наводнения и планового распределения вооруженных сил, предписав местным органам, по мере оккупации, удесятерить усилия по восстановлению советской власти на местах». Таким образом, речь шла об ужесточении карательной политики в краткосрочной перспективе.

В феврале 1921 года руководители РКП(б) создали Полномочную комиссию ВЦИК по борьбе с «бандитизмом». По предложению Ленина ее возглавил старый большевик Владимир Антонов-Овсеенко — бывший подпоручик-дезертир, имевший богатый опыт подавления народных восстаний. 6 мая 1921 года в командование войсками на Тамбовщине вступил «военспец» Михаил Тухачевский, лишь недавно «отличившийся» при подавлении Кронштадтского восстания. Кстати, он предлагал использовать против восставших кронштадтцев химическое оружие.

О химическом оружии на Тамбовщине мы тоже непременно поговорим, но потом.

Так вот. 12 мая 1921 года Тухачевский прибыл в Тамбов с планом уничтожения повстанческих формирований и восстановления большевистской власти во всех селах и деревнях мятежной губернии. В тот же день будущий красный маршал издал приказ номер 130. Всем антоновцам надлежало немедленно «явиться в распоряжение советской власти, сдать оружие и выдать [властям] главарей». Семьи лиц, уклонившихся от явки в местные органы, подлежали аресту с высылкой в отдаленные края РСФСР, их собственность конфисковывалась и распределялась «между верными советской власти крестьянами». Не справившись с упрямыми хлеборобами, коммунисты взялись за их беззащитных родителей, жен и детей.

17 мая 1921 года Полномочная комиссия ВЦИК издала следующий приказ, в котором ее руководители Антонов-Овсеенко и Тухачевский откровенно угрожали людям:

Все поднимающие оружие против Советской власти будут истреблены. Вам, участники бандитских шаек, остается одно из двух: либо погибать, как бешеным псам, либо сдаваться на милость советской власти <…> Ваши имена известны Чека. Будете взяты либо вы, либо ваша семья и имущество. Сдавайтесь!

В Тамбове, Борисоглебске, Кирсанове, Козлове, Инжавино и в других местах большевики создали концентрационные лагеря, готовые принять сразу до 15 тысяч человек, в первую очередь членов «бандитских» семей. Вся деятельность Тухачевского сводилась к истреблению повстанцев, а также к лишению их пополнения и снабжения продовольствием при помощи «советизации» сел и деревень, вплоть до размещения временных гарнизонов в отдельных населенных пунктах («оккупационный метод борьбы»).

Дальше — больше. 11 июня 1921 года комиссия ВЦИК опубликовала приказ номер 171 за подписями Антонова-Овсеенко, Тухачевского и других ее членов.

Кадр: фильм «Жила-была одна баба»

В соответствии с изданным документом подлежали расстрелу без суда:

– заложники, взятые в селах, где скрывалось оружие,
– неизвестные граждане, отказывавшиеся назвать при опросе свое имя,
– старшие работники в семьях, укрывавшие повстанцев или их имущество,
– любые лица, у которых найдут оружие.

Дома повстанцев подлежали сожжению. Во исполнение приказа в Туголуково Борисоглебского уезда были расстреляны 5 заложников, в Остроуховке Тамбовского уезда — 10, в Андриановке Борисоглебского уезда — 16, в соседней Кулябовке — 23. Подобный список можно продолжать.

Тухачевский действительно активно применял против восставших тамбовских крестьян химическое оружие? Сейчас такое считается запредельным варварством.

Военного значения применение химического оружия не могло иметь — главный результат заключался в эффекте устрашения. 12 июня 1921 года Тухачевский, чтобы обеспечить сдачу партизан, скрывавшихся по берегам реки Вороны, издал приказ номер 0116, распорядившись «леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами», «чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось».

Материалы по теме

00:05 — 5 июля 2018

20 июня 1921 года бывший полковник-генштабист Борис Шапошников, служивший в должности помощника начальника Штаба Красной армии, телеграфировал Тухачевскому о предоставлении в его распоряжение пяти химических команд. На каждый из шести боевых участков мятежной территории предоставлялось от ста до двухсот газовых снарядов.

Стрельба ими велась, но без особого эффекта и смысла, с нарушением правил применения. Вопрос о количестве жертв и пострадавших от химического оружия остается открытым, хотя существуют свидетельства современников об их страданиях, гибели и устрашающем эффекте.

Какую роль в подавлении Тамбовского восстания играли китайские, венгерские, латышские и прочие так называемые интернациональные части Красной армии?

Устрашающую и карательную. Например, 22 декабря 1920 года латышские стрелки отряда Петра Альтова — бывшего прапорщика и Георгиевского кавалера, героя Первой мировой войны — в селах Никольском и Коптеве Тамбовского уезда сожгли 230 домов и расстреляли 150 крестьян.

У антоновцев «интернационалисты» вызывали особую ненависть. Когда кого-нибудь из них брали в плен, то в отличие от рядовых красноармейцев (по сути, таких же русских крестьянских парней), пощады им не давали.

Участники Тамбовского восстания

Угрюмые тамбовские мужики убивали «интернационалистов» безжалостно, сопровождая такие казни формулировкой: «За вмешательство во внутренние дела России», о чем писал исследователь Тамбовского восстания Владимир Самошкин.

Как вы считаете, смягчение экономической политики советской власти на селе и замена продразверстки на продналог в марте 1921 года как-то повлияло на спад Тамбовского восстания? Образно говоря, Ленин услышал глухое негодование доведенного до отчаяния русского крестьянства?

Конечно. 8 февраля 1921 года во время заседания Политбюро ЦК РКП(б) Ленин счел необходимым и целесообразным заменить продразверстку уменьшенным хлебным налогом, сделав первый шаг к отмене самоубийственной для российской экономики политики «военного коммунизма».

Антонов, возглавлявший в марте Главный оперативный штаб и командование 2-й армии, узнал о возможной отмене продразверстки в селе Горелое Тамбовского уезда, когда хлеборобы, словно дети, радовались собственной победе. Они от души палили в воздух, растрачивая драгоценные патроны, бросали вверх серые папахи, нестройно галдели и что-то возбужденно кричали.

Антонов тогда своим ближайшим соратникам, молча стоявшим вокруг своего вождя, с грустью заметил:

Да, мужики победили, хотя и временно, конечно. А вот нам, отцы-командиры, теперь крышка

Его слова оказались пророческими.

X съезд РКП(б) завершился в Москве 16 марта 1921 года. Ленин, выступая с докладом о необходимости замены продразверстки продовольственным налогом, откровенно заявил делегатам: «Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах».

Его содокладчик, народный комиссар продовольствия Александр Цюрупа, высказался еще более образно:

Никто не позволит без сопротивления, активного или пассивного, вырвать у себя кусок изо рта… Мы не можем сейчас спокойно сидеть и ждать жареных рябчиков. За этими рябчиками придется весьма и весьма напряженно охотиться, употребляя все усовершенствованные приемы для получения их

В итоге вопрос о продналоге был решен положительно. Но, конечно, главную роль при подавлении Тамбовского восстания сыграло сочетание политических мер с карательными.

Возможно ли хотя бы примерно установить число жертв крестьянской войны на Тамбовщине?

Считают до сих пор. По официальным данным войска Красной армии потеряли 10 238 человек (в том числе 6096 бойцов и командиров — убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести навсегда; остальные относятся к категории раненых).

Награждение командующим войсками Тамбовского района Михаилом Тухачевским военных летчиков Красного воздушного флота. 1921 год

Однако настоящая цифра не включает потери других советских формирований, организаций и служб — органы ВЧК, продотряды, вооруженный партийно-советский актив. Поэтому данные о жертвах могут быть немного увеличены.

Потери повстанцев только погибшими оцениваются не менее чем в 12–15 тысяч человек. Вопрос о жертвах среди крестьянского населения Тамбовской и сопредельных губерний, затронутых восстанием, до сих пор остается открытым. Общее количество репрессированных в той или иной форме составило как минимум несколько десятков тысяч человек.

Участников Кронштадтского восстания, как известно, реабилитировали указом первого президента России Бориса Ельцина в 1994 году. Но почему, несмотря на указ президента номер 931 от 1996 года, до сих пор не вернули доброе имя и участникам Тамбовского восстания?

А кто будет реабилитировать Александра и Дмитрия Антоновых, Петра Токмакова, Александра Чекалова-Богуславского, Григория Плужникова, Ивана Колесникова? Кто — защитники Сталина, НКВД и колхозов, воспитанники брежневского комсомола под «руководящей и направляющей силой» Коммунистической партии? И зачем руководителям Тамбовского восстания такая «реабилитация»?

Материалы по теме

00:02 — 7 ноября 2019

Им нужна не формальная реабилитация от наследников советской власти, а молитва, поминовение на проскомидии или панихида. А официальную «справочку с печатью о реабилитации», как писал поэт Александр Галич — кто ее оформит? Да если и случится такое, то какой от нее прок?

Эта бумажка ведь никому ничего не докажет. Одни и без нее будут чтить Антонова и Токмакова как русских патриотов, боровшихся за трудовое крестьянство, а для других наших соотечественников героями так и останутся Ленин, Троцкий, Молотов, Сталин да Ежов с Берией.

Памятник тамбовскому мужику

Фото: Алексей Сухоруков / РИА Новости

Можно ли считать полноценным мемориалом участникам антоновского восстания памятник тамбовскому мужику, поставленный в нулевые годы на Кронштадтской площади Тамбова? И заметьте, какая печальная ирония русской истории — тамбовский мужик на Кронштадтской площади. Два главных события истории России столетней давности непостижимым образом сейчас сфокусировались в одном месте — в центре современного Тамбова.

Скромный символизм в этом есть. Но все-таки главным мемориалом тамбовским крестьянам стал фильм замечательного русского режиссера Андрея Смирнова «Жила-была одна баба». Дай Бог здоровья, вдохновения и сил Андрею Сергеевичу в работе над следующим шедевром.

Гражданское общество в годы Первой мировой

24 октября состоялся научный семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ. Доклад «Гражданское общество в условиях тотальной войны: проблемы мобилизации и адаптации» на нем представила ведущий научный сотрудник центра, профессор кафедры теории права и сравнительного правоведения ВШЭ Анастасия Туманова.

 

Основу доклада, с которым выступила Анастасия Туманова, составили результаты ее работы над многотомной энциклопедией «Russia’s Great War and Revolution». В этом коллективном исследовании, которое готовит группа историков из ведущих университетов Великобритании, США и России, профессор Туманова является автором главы о гражданском обществе в России в годы Первой мировой войны. Проект, как объясняют его авторы, нацелен на «привлечение новых архивных источников и создание новых исследовательских подходов к изучению Первой мировой войны», унесшей девять миллионов жизней и приведшей к краху четырех империй, включая Российскую.

Но в каком состоянии накануне войны находилось гражданское общество в России? Отталкиваясь от определения канадского социального философа Чарльза Тэйлора, понимающего под гражданским обществом «сеть автономных ассоциаций, независимых от государства», Анастасия Туманова назвала его «весьма жизнеспособным». В России насчитывалось около 10 тысяч добровольных организаций, они присутствовали в большинстве сфер жизни и у целого ряда профессиональных групп, их отличало многообразие проектов, реализуемых общественными активистами.

В то же время Первая мировая война стала для них настоящим испытанием на прочность. Общественные организации приняли активное участие в перестройке экономики и социальной сферы на военные рельсы и мобилизации ресурсов на ведение войны. При этом влияние войны на гражданское общество не было односторонним процессом. «Не только война и государственная политика милитаризации организовывали общество, но и само общество формировало себя через войну и во имя войны, милитаризация была присуща ему», — отметила Анастасия Туманова.

Это взаимодействие и взаимовлияние привело к возникновению феномена «мобилизованного общества», характеристика которого, по словам докладчика, позволяет судить об «адаптивных возможностях гражданского общества в кризисных условиях». Профессор Туманова указала и на очевидное противоречие в развитии гражданского общества военного времени: мобилизация российской общественности на участие в «военном проекте» была нацелена изначально на поддержку государства, однако в конечном итоге обернулась против него.

Государственные и общественные кампании в годы войны имели явную патриотическую направленность и были нацелены на «утверждение идеи национального превосходства и чувства гражданской гордости у российских подданных». Причем, отметила Анастасия Туманова, в создании патриотического этоса российская общественность преуспела не меньше, чем публичная власть. Гражданское общество оказалось в состоянии решать поставленные войной задачи — от сбора средств на нужды действующей армии и подготовки новобранцев до участия в кампаниях в поддержку союзных держав. Общественность апробировала новые формы добровольной активности (сборы «русской армии и жертвам войны», «на табак», «на подарки солдату к Пасхе и к Рождеству», «дни английского флага» и другие) и широкие публичные действия (в рамках пространства городской площади, района, а зачастую и города или ряда городов одновременно).

Можно выделить и два специфических вектора мобилизации общественных настроений. Первый из них — поиск «врага», выразившийся в кампании против «вражеских» подданных. Эта кампания принимала различные формы, начиная с исключения германских и австрийских подданных из состава общественных организаций, участия научных обществ в переименовании городов, улиц и площадей, носивших немецкие названия, смены вывесок самих обществ, в которых участвовали «враждебные» иностранцы, завершая конфискацией предприятий и иных видов собственности у «враждебных» инородцев. В ноябре 1914 года министр внутренних дел Николай Маклаков, ссылаясь на «запросы общества», инициировал издание Советом министров Положения «Об исключении подданных воюющих с Россией держав из состава союзов и обществ», а согласно Положению Совета министров от 3 декабря 1914 года все существующие в пределах Российской империи союзы, собрания, клубы и иные общественные организации неприятельских подданных было постановлено закрыть. Соответствующие распоряжения рассылались по губерниям, и губернаторы должны были отчитываться об их исполнении. В качестве «издержек» патриотической мобилизации можно назвать также приостановление деятельности Вольного экономического общества в январе 1915 года, запрет Обществу русских врачей в память Н.И. Пирогова проводить в декабре 1915 года свой очередной съезд и закрытие тогда же, в декабре 1915 года, Общества взаимопомощи торговых служащих Москвы.

Но коль скоро был создан образ врага, нужно было искать и друзей. Таким «другом России» благодаря усилиям либеральных общественников стала Англия. Они пытались доказать, что у России и Англии много общего: Англия – оплот политической свободы, а Россия требует свободы. В мае 1915 года создается Общество сближения с Англией в Москве, спустя полгода, в ноябре 1915 года, Общество английского флага в Петрограде. К работе российско-английских обществ привлекаются видные общественные деятели (кадеты П.Н. Милюков, Ф.И. Родичев, Ф.А. Головин и другие), в Москве председателем такого общества избирается городской голова М.В. Челноков, а публичные мероприятия общества нередко проходят в здании Городской думы. Осенью 1916 года деятельность английских обществ заметно радикализировалась.  Радикализация была порождена ростом оппозиционных настроений, а также активизацией британских политических деятелей, заинтересованных в упрочении контактов с российской политической элитой для доведения Войны до победного конца. Именно тогда один из виднейших сторонников союза с Англией Павел Милюков выступил в Государственной думе со знаменитой речью, в которой правительство обвинялось в «глупости или измене». Это выступление стало одним из ярких проявлений радикализации российской общественности.

Анастасия Туманова в своем докладе указала на системные ошибки, допущенные российской властью в тот период. Государство пошло на мобилизацию под лозунгами не гражданскими, а националистическими, что способствовало росту сепаратистских настроений в империи. «Встав на путь патриотической мобилизации, власть уверовала в иллюзию единства российского общества и его преданности монарху, — считает профессор Туманова. — Она сочла возможным действовать с обществом по своему усмотрению, ослабляя либеральные его акции и институции и усиливая национально-патриотические. С одной стороны, она стремилась к мобилизации общества, а с другой, препятствовала ей своими действиями и подозрением к его инициативам. Все это порождало разочарование властью в общественной среде».

По мнению Анастасии Тумановой, проблема функционирования гражданского общества в годы Первой мировой войны «чрезвычайно созвучна с современностью». «В современной России, как и в России военного времени, остро стоят проблемы миграций и религиозного экстремизма, — полагает докладчик. — Непременным спутником жизни является социальная и экономическая нестабильность, расслоение общества. Многие категории населения оказываются на грани нищеты и остро испытывают потребность в помощи».

На исторические параллели обратили внимание и другие участники семинара. «Можно ли нынешнюю Государственную думу назвать «коллективным Николаем Маклаковым»? — задалась вопросом старший научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, экс-глава президентского совета по правам человека Элла Памфилова. — Я, например, считаю, что можно. И это очень опасная ситуация».

Профессор Российского государственного гуманитарного университета Александра Бахтурина, в свою очередь, отметила, что «сама постановка проблемы в докладе совершенно новая». «Общественные организации периода Первой мировой войны в отечественной историографии как самостоятельная тема практически не рассматривались, — сказала она. — И период 1914-1917 годов показывает, что мы не можем исследовать общественные организации сами по себе. Здесь они переплетаются с проблемой власти, революции, войны, внешней политики, славянского единения».

 «Было ли гражданское общество в те годы единым или оно расслаивалось? — продолжила профессор Бахтурина. — Если мы будем сравнивать националистические и либеральные организации, то увидим очень интересную вещь. Точка, в которой все они сходятся, — это критика власти. Причем если либералы критикуют власть за то, что она что-то не готова продолжать реформы, то националисты критикуют ее за недостаточный консерватизм».

Завершилась дискуссия предложением Эллы Памфиловой «исследовать роль либералов в том, что произошло в годы войны, в частности, в приходе к власти большевиков». «Нужно понять, какие уроки из случившегося тогда могут извлечь нынешние либералы, которые на фоне недовольства властью могут невольно способствовать тому, что ей на смену вновь придут самые радикальные “левые”», — полагает Памфилова.

В работе семинара приняли участие сотрудники Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, представители научного сообщества (профессора Исаак Розенталь, Виталий Тамбовцев, Ольга Жукова, Иосиф Дзялошинский,  доцент Нина Хайлова и другие), сотрудники Фонда «Общественное мнение», студенты магистерской программы ВШЭ «История, теория и философия права», студенты факультетов права и государственного и муниципального управления ВШЭ. Вела семинар директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Олег Серегин, Новостная служба портала ВШЭ

 

Фото Никиты Бензорука

Ход Гражданской войны

Гражданская война выдвигает на передовую и совсем молодых людей: командарму Михаилу Тухачевскому, отдавшему приказ о применении химического оружия в Тамбовской губернии, всего 25 лет. Помощнику командира взвода, начальнику дивизии Красной армии Николаю Щорсу – 23 года, будущему писателю Аркадию Гайдару – 15 лет (его демобилизовали из РККА с диагнозом «травматический невроз»), Луке Емелеву, который возглавил Семиреченский фронт – 23 года.

И красных и белых объединяет невероятная жестокость и к противнику и к местному населению. Методы устрашения и подавления почти одинаковы и порождены беззаконием и безвластием, которым отличается любая Гражданская война. Большой проблемой становится отсутствие достоверной и быстрой информации, все связи нарушены и часто людям приходится довольствоваться слухами, которые приводят к неправильной интерпретации, панике, быстрой расправе.

Формирование фронтов Гражданской войны

С июня 1918 года в Красной армии начинают формироваться первые фронты Гражданской войны: Восточный, Северный и Южный, Украинский и Западный. Среднеазиатский театр военных действий включал в себя: Актюбинский, Ферганский, Семиреченский, Закаспийский фронты. Современная территория Казахстана стала театром военных действий общероссийских фронтов – Восточного, Южного (Туркестанского, Уральского, а также местных – Актюбинского и Семиреченского).

У сражавшихся на Актюбинско-Туркестанском фронте был нехваток боеприпасов, медикаментов, оружия. Алиби Джангильдин получил из центра деньги для помощи Туркестану и вместе с отрядом 57 дней плыл и шел из Астрахани с грузом и доставил его на фронт. В ноябре 1918 года установилась советская власть в Тургае. 

В октябре 1918 года белогвардейцы начали неудачное наступление на Актюбинск, чтобы прорваться в Среднюю Азию и южные районы Казахстана. Летом 1918 года красные образовали Северный Семиреченский фронт, командующим фронтом был 23-летний Лука Емелев, и это был стремительный карьерный рост. Лука родом из Джаркента, родился в бедной семье предположительно в 1895 году. Единственный из детей получил образование, работал телеграфистом на Верненском телеграфе. В 1917 году служил в Ташкенте, где приобщился к революционному движению и стал большевиком. Вернувшись в середине 1917 года в Верный, он создал у себя на работе – на почте и телеграфе большевистскую группу, которая распространяла листовки и телеграфные сообщения из Петрограда и Москвы. Емелев был членом Семиреченского военного революционного комитета, руководившего восстанием в ночь на 3 марта 1918 года, когда Верный стал красным.

Когда стало известно, что Колчак собирается идти на Семиречье и Верный, то Емелев объявил в Талды-Кургане мобилизацию. По воспоминаниям большевика, начальника партизанского отряда И. Бояркина, «Лука собрал около 2 тысяч человек, в основном это были кулаки, и особо воевать они не хотели, но просили оружие. Мы всех построили и объявили – кто добровольно пойдет защищать интересы пролетариата, 5 шагов вперед, из двух тысяч вышло 2 человека. Казачьи станции, почувствовав приближение чехословаков, стали поднимать головы. Копал захватили белогвардейцы. Мы оказались в кольце, т.к. Копал от нас был на востоке в 60 км, а на юг по направлению к Алма-Ате в 12 километрах от Талды-Кургана находилась казачья станица Карабулак, где было оружие – около 100 винтовок».

Осенью 1918 года в Северное Семиречье пришли отряды Гулидова и Анненкова, которым нужно было прорваться к Верному, но на их пути встала Черкасская оборона: против них объединились крестьяне12 сел Лепсинского уезда, сейчас это Саркандский район. Новые переселенцы чувствовали себя ущемленными по сравнению с казаками и старыми переселенцами, и выбрали советскую власть.

Черкасская оборона началась в июне 1918 года и завершилась 14 октября 1919 года. До этого в июле-августе войска Семиреченского фронта безуспешно пытались пробиться на соединение с черкассцами, в этих боях погиб Лука Емелев.

Все это время кроме переселенцев проблемы атаману Анненкову доставлял партизанский отряд «Горные орлы Тарбагатая», который состоял сначала из 18 человек, скрывавшихся в горах. Любопытно, что с их руководителем Егором Алексеевым атаман воевал вместе на Первой мировой войне. «Горные орлы» часто нападали на «белые деревни», и случалось, что предотвращали террор в отношении местного населения, но бывало и сами устраивали террор, убивая тех, кто выдавал белогвардейцам жителей, сочувствующих большевикам. После взятия Анненковым Черкасска, «горные орлы» ушли в горы – причем с частью местного населения, к этому отходу партизаны готовились заранее, понимая, что после падения обороны придет их очередь. «Горные орлы» пробыли в горах до марта 1920 года – прихода красных и влились в их армию.

Слава и несчастье латышских стрелков

История латышских стрелков противоречива. Если в России историки делают упор на их участии в Гражданской войне, прежде всего на стороне большевиков, то в Латвии чаще вспоминают, как они сражались на фронтах Первой мировой. В год столетия российской революции о малоизвестных страницах истории этих воинских формирований заговорили снова.

Начнем с исторического факта: в ноябре 1917 года 5-й Земгальский стрелковый полк под командованием Юкума Вациетиса (другой вариант написания его имени – Иоаким Вацетис) занял почти всю Видземе (северную часть Латвии), и с опорой на его штыки большевистский Исколат – Исполнительный комитет Совета рабочих, стрелковых и безземельных депутатов Латвии – основал там социалистическую республику, существовавшую независимо от центральной российской власти. Как большевизировалась целая национальная дивизия?

Автор изданной в этом году книги "Латышские стрелки. Мировая революция как война за справедливость" Манфред Шнепс-Шнеппе пишет о связи настроений в предреволюционном латышском обществе с несколькими факторами. Одним из них был массовый переход здешних крестьян в православие, который в середине XIX века возглавил гернгутерский священник Давидс Балодис. В интервью Радио Свобода Шнепс-Шнеппе рассказал:

Манфред Шнепс-Шнеппе

– Существует версия, что латвийский поэт Янис Райнис в чемодане с двойным дном привез из Цюриха марксистские материалы. И пять или шесть лет, начиная с 1894 года, здесь выходила газета Jaunā strāva ("Новое течение"), в которой их перепечатывали в переводе на латышский. Они публиковали все бунтарские вести из Европы. Когда власти обнаружили у себя под носом открытую пропаганду марксизма, они арестовали сотню человек, причастных к изданию. Райниса, Стучку, Яниса Янсона сослали в Сибирь. В какой-то мере, я считаю, Райнис виноват в несчастье стрелков, потому что он вселил в головы этих молодых людей идею мировой революции. Это было очень примитивное понимание марксизма. Еще одним важным фактором был переход этих людей в православие: добровольно за Давидсом Балодсом пошли 130 тысяч человек! Что связывает большевизм с религиозностью? Мечта о справедливом мире!

Что связывает большевизм с религиозностью? Мечта о справедливом мире!

В 1915 году в ходе Первой мировой войны немцы заняли всю Курляндию. Люди бросили свои земли, половина Риги тоже была эвакуирована, все заводы перевезены. Завод "Унион", будущий ВЭФ, отправили в Харьков. Когда возникла опасность оккупации Риги, появилось обращение к народу: "Освободимся от немецкого ига!" Инициативу проявили студенты, ее подхватили депутаты Думы. В итоге российское правительство приняло небывалое решение о формировании национальных частей. Первыми стали добровольцы, студенты Политехнического института сформировали два батальона, потом начался призыв, число солдат латвийских формирований выросло до пяти полков. В Рождественских боях (в России более известны как Митавская операция. – РС) участвовало 9 тысяч стрелков, из них примерно две тысячи было убито, – говорит автор книги о латышских стрелках Манфред Шнепс-Шнеппе.

Его дополняет историк Эрик Жагарс:

Эрик Жагарс

– В 1902 году в Латвии возникло социал-демократическое движение, в 1904-м – соответствующая партия, в подполье выходила четыре года газета Cīņa – "Борьба". Социал-демократы в Латвии распространили свое влияние и на сельскую местность. Крестьяне в Латвии – кто они такие? Это владельцы 50–60 гектаров земли, купленной у крупного землевладельца-барона. Это не общинник российский. Они ненавидели баронов-немцев, потому что те взяли под свой контроль всё, даже в церкви пасторы говорили на ломаном латышском языке. Вот пример. Настоящая фамилия прадеда Юкума Вациетиса была Лацис. У него вышел с бароном конфликт. Тот выгнал его из дома, сделал батраком и дал фамилию Вациетис – "немец". Многие немецкие интеллигенты презирали латышей как крестьянское сословие. Те отвечали им такой же враждебностью.

Но вернемся к стрелкам. Их командным языком был русский, документация велась тоже на русском, а в обиходе использовался латышский. У каждого полка имелся свой флаг: одна сторона с латышской символикой и надписями, другая – с русской. Там было очень много рабочей молодежи из Риги, в возрасте 17–20 лет, но основной костяк составляли дети беженцев из Курляндии, представители всех профессий и слоев. Это было чисто национальное движение. Офицерам разрешалось переходить в латышские из русских частей, в царской армии латышей-офицеров было довольно много.

Почему они перешли на сторону большевиков?

Стрелки, которые сражались на Рижском фронте, были, по сути дела, брошены

– Стрелки, которые самоотверженно сражались на Рижском фронте и понесли там большие потери, были, по сути дела, брошены. Им обещали: если вы прорвете немецкий фронт, мы введем туда кавалерийские корпуса, освободим сначала Елгаву, а потом и всю Курляндию. В конце 1916 года под Ригой они пошли в бой без артподготовки, рвали руками колючую проволоку в глубоком снегу и потеряли 40 процентов своего состава. Стрелки поняли: командование русской армии их обмануло. И, вероятно, это было сделано по приказу ставки: Николай II под влиянием своей супруги, которая ненавидела латышских стрелков и интриговала против них, отменил дальнейшую операцию. Стрелки разочаровались в своем командовании, в тех людях, которые создавали латышские батальоны и обещали освободить Латвию от злейшего врага. Вторым фактором, который обусловил переход латышей на сторону большевиков, была революционная агитация и пропаганда в армии. Латышские большевики, которые с 1914 года были составной частью Российской социал-демократической партии (большевиков) Ленина, выступали против войны. Но масштаб их агитационной работы в армии накануне 1917 года в советской литературе преувеличен.

Февральская революция, отречение царя резко изменили ситуацию. В Латвии двоевластие проявлялось остро. На своем первом съезде, который состоялся в марте 1917 года, – во всей русской армии уже создавались советы солдатских депутатов, – стрелки выступали с умеренных позиций. Но затем на втором съезде в мае 1917 года большевики добились перевеса, и латышские стрелки приняли резолюцию: "За мир без аннексий и контрибуций, долой Временное правительство!".

Нагрудный знак красных латышских стрелков, 1919

А были среди стрелков те, кто не испытывал симпатии к большевикам?

– Часть офицеров создали в августе свою организацию "Латышских национальных воинов", которая одна из первых выдвинула идею самостоятельного латышского государства. Самое интересное в 1917 году в Латвии было то, что и гражданские, или, как говорили в советское время, буржуазные партии, и большевики выдвигали один лозунг: "Свободная Латвия в свободной России". Большевики выступали за "социалистическую Латвию в социалистической России", а гражданские силы – за "демократическую Латвию в демократической России". Но демократическая Россия в лице Керенского и слышать не хотела о том, чтобы объединить две губернии – Курляндскую и Лифляндскую – в одну национальную единицу, а когда делегация Видземского совета (Временный земский совет Лифляндской губернии. – РС) приехала к Керенскому в Петроград просить помощи в борьбе с голодом, он отказался ее принимать.

Стрелки были составной частью силы, которая в Латвии и установила советскую власть в трех северных уездах: Цесисском, Валмиерском и Валкском. Они разогнали командование 12-й армии, в которую формально входили латышские стрелковые полки, и не дали перебросить войска на помощь Краснову и Керенскому под Петроград. "Республика Исколата" была первым государственным объединением латышей с XIII века. Стрелки пользовались громадной популярностью среди латышской интеллигенции. Штаб 12-й армии был во Пскове, ею раньше командовал генерал Рузский, который и ходатайствовал перед царем о реорганизации латышских батальонов в полки. Она не вся была распропагандирована и в значительной степени оставалась верна Временному правительству. Но направить ее против латышских стрелков, объявив, что они немецкие шпионы, которые работают на деньги Германии, уже никто не мог. Потому что когда немецкая армия в августе перешла Даугаву и пыталась окружить 12-ю армию в Риге, именно 2-я латышская бригада воспрепятствовала этому, потеряв тысячи своих людей.

Для советского правительства латышские стрелки были подарком судьбы

Советское правительство тоже использовало латышских стрелков: такой подарок судьбы – регулярные воинские части, верные идее и находящиеся под партийным руководством. В конце ноября Сводная рота взяла под охрану внешний периметр Смольного, а 6-й Тукумсский полк стал нести гарнизонную службу в Петрограде. Но главным было то, что в феврале 1918 года стрелки ушли из Латвии. А что им оставалось? Плен? Эти формирования полностью переместились в Россию, в различные города, и в апреле 1918 года была создана Латышская стрелковая дивизия как первое регулярное воинское соединение Красной армии.

Антибольшевистская пропаганда периода гражданской войны. Белые считали красных латышских стрелков одними из главных и самых упорных противников

​У латышских стрелков есть и неприятные страницы истории. Например, расстрел демонстрантов в Петрограде, которые требовали восстановления деятельности Учредительного собрания. Стрелки участвовали в подавлении антибольшевистского восстания в Ярославле, выступления левых эсеров в Москве. Но в первую очередь они использовались все-таки как вооруженные силы, а не как карательные отряды, как их сейчас представляют. Вот что самое парадоксальное: большевистское правительство, заключив Брестский мир, передало Лифляндию с Ригой, а потом и Латгалию (юго-восточная часть Латвии. – РС) Германии.

Тем не менее стрелки считали, что они должны быть опорой существующей власти. Командиром Латышской стрелковой дивизии был полковник русской армии Юкум Вациетис, батрак по происхождению. Окончить академию генштаба батраку было очень тяжело. Когда 25 мая на железной дороге от Пензы до Владивостока поднял восстание Чехословацкий корпус, тоже национальная часть, сформированная в годы Первой мировой в составе русской армии, Вациетис возглавил Восточный фронт красных, а с сентября 1918 года стал главнокомандующим всеми вооруженными силами Советской России.

А латышские красные стрелки в России во время восстания Чехословацкого корпуса в бои с белыми латышскими стрелками? Ведь, насколько мы знаем, с "той" стороны были латышские Троицкий и Имантский полки.

Как только у красных возникала критическая ситуация, сразу вспоминали о латышских стрелках

– Эти полки были созданы несколькими месяцами позднее. Но, конечно, не все стрелки были красными. Вот, например, Фридрих Бриедис, командир 1-го латышского стрелкового полка, один из активных участников антибольшевистской организации Бориса Савинкова, был расстрелян в 1918 году. Был генерал Карлис Гоппер, командовавший одним из полков, который в Ярославле руководил сопротивлением тем же самым латышским стрелкам. Был Рудольф Бангерский, который командовал дивизией у Колчака, потом Забайкальским военным округом, а потом был военным министром Латвийской республики (во время Второй мировой войны Бангерский сотрудничал с немецкими оккупационными властями, входил в командование Латышского легиона Ваффен-СС. – РС). Части так называемых белых латышских стрелков – Имантский полк и Троицкий батальон – были созданы по инициативе латышских общественных организаций Сибири и Урала из латышей, в том числе стрелков, которые не пошли в Красную армию или попали в плен. Но они в боях не участвовали. Они с армией Колчака 6 тысяч километров шли во Владивосток, а в сентябре 1920 года были посажены на французские корабли и привезены в Латвию. Здесь в боях они уже участвовать не смогли, война закончилась.

Как только у красных возникала критическая ситуация, сразу вспоминали о латышских стрелках. Под Орлом и Кромами они разбили две лучшие дивизии Добровольческой армии Деникина. Они брали Харьков в конце 1919 года. С помощью латышской дивизии большевистское командование пыталось прорвать укрепления белых на Перекопском перешейке в апреле 1920-го. Стрелки их даже и прорвали, но потом их оттеснили в степи. Там несколько латышских полков было просто вырублено казаками, поскольку стрелки были готовы воевать на пересеченной местности, а в полях без кавалерии не могли. Потом они в составе Красной армии удержали Каховский плацдарм, выдержали удар английских танков, которые были у белых. Один из полков, 5-й, был направлен на разгром армии Юденича под Петроградом. Но сам Вациетис в результате интриг, в которых участвовали Дзержинский и Сталин, был отстранен от командования, арестован и сидел несколько месяцев на Лубянке. Его освободили, но много позднее расстреляли – в 1938 году.

В 1920-м произошел уже второй прорыв Перекопа, латышские стрелки заняли Крым, Евпаторию. А так как с Латвией был заключен мирный договор, который предусматривал ликвидацию латышских воинских формирований в России, им сказали: всё, отправляйтесь на родину. И примерно 10 тысяч латышских стрелков уехали из Советской России в Латвию. На границе они вывесили красно-бело-красные национальные флаги. Латышские стрелки считались носителями военных традиций Латвии и во время Первой республики (в межвоенный период. – РC), и сейчас. На месте их захоронения в Риге, на Братском кладбище, был построен большой мемориал.

Нагрудный знак Троицкого батальона белых латышских стрелков, 1919

Наиболее активная революционно-большевистская часть стрелков, однако, осталась в России. Были, например, латышские секции при организации ОСОАВИАХИМ. Но судьба их сложилась трагически. В декабре 1937 года произошел разгром всех латышских организаций, обществ, школ, колхозов – так называемая латышская операция НКВД. И тысячи стрелков, которые отдали революции всё, были расстреляны. Их история в СССР замалчивалась. В Латвии в 1948 году вышла первая книжка о них. Сейчас им приписывают даже какие-то действия в коллективизацию, хотя их к тому времени давно уже не было. Некоторая часть осталась жива после чисток и воевала в составе Красной армии в период Великой отечественной. В августе 1941 года, как ни удивительно, в СССР возродили Латышскую стрелковую дивизию, хотя политуправление Красной армии возражало против всех национальных соединений. Но в Латвии о красных стрелках говорилось без особого пиетета. Только в 1950-60-е годы их историю взяли на вооружение, поставив памятник в Риге, построив музей.

В Советской России никогда больше 25 тысяч стрелков не было

В справочной литературе встречается цифра 80 тысяч – якобы такова была численность красных латышских стрелков в Советской России.

– В 1917 году численность Латышской стрелковой дивизии достигала 38 тысяч бойцов. Но в Советской России никогда больше 25 тысяч стрелков не было. А в Красной армии в целом в 1919 году было уже 3 миллиона человек! Так что это отнюдь не стрелки обеспечили победу большевиков в Гражданской войне. Более того, в 1919 году в самой Латвии стрелки не стали и основой латышской национальной армии, они воевали против нее на стороне большевистского правительства Петериса Стучки, – рассказывает историк Эрик Жагарс.

Большевики у власти - Исторический учебный сайт

Когда большевики захватили власть в Петрограде в ноябре 1917 года, они столкнулись с множеством проблем. Не в последнюю очередь было то, что большевики контролировали только очень небольшую часть России - в основном землю между Петроградом и Москвой, прямоугольную полосу территории 30 на 400 миль.За пределами этой территории существовало множество групп, противостоявших большевикам. Некоторые области отделились от России и стали полуавтономными регионами. Даже на земле между Москвой и Петроградом большевики были далеко не свободны от врагов.

Однако большевики имели ряд серьезных преимуществ перед своими противниками. У них был лидер, движимый энергией и желанием - Ленин. Не менее одарен был и его военачальник - Лев Троцкий. На самом деле партия была относительно небольшой.Это значительно облегчило контроль и поддержание партийной дисциплины. У партии был центральный орган власти - Национальный совет. Он избрал комиссаров (министров) партии, а Ленин был президентом. Такая плотная организация была жизненно необходима для успеха. Никакая другая политическая партия в России не имела такой организации, и, как следствие, большевики имели перед ними большое преимущество.

Первой задачей Ленина было вывести Россию из крайне непопулярной войны. Обе стороны от этого выиграли.Немцы могли перебросить все свои силы с Восточного фронта на Западный. Ленин мог сосредоточить все свои ресурсы на том, что происходило в России. 14 декабря 1917 года было заключено перемирие между Россией и Центральными державами.

Начало переговоров с немцами не прошло гладко. Троцкий не разделял убеждения Ленина, что мир должен быть мир любой ценой. Как комиссар иностранных дел Троцкий начал первые переговоры. Троцкий считал, что русская революция станет катализатором мировой революции, когда рабочие всего мира продемонстрируют свою поддержку большевиков.Поэтому он чувствовал, что немцы не в том сильном положении, в котором они себя считали, поскольку, по мнению Троцкого, рабочие в Германии восстанут на поддержку большевиков. Он даже обратился напрямую к немецким рабочим. Когда стало ясно, что он ошибался и ему не удалось смягчить требования Германии, он отказался от переговоров.

Немцы вернулись к перемирию 12 февраля 1918 года и продвинулись еще на 100 миль вглубь России всего за 4 дня. Затем Ленин взял на себя ответственность и приказал, чтобы мир был любой ценой.Результатом стал Брестский мирный договор. Этот договор отнял у России все земли, завоеванные со времен Петра Великого, и разделил Украину. Германия должна была забрать со своей новой территории то, что, по ее мнению, было необходимо для ведения войны. Когда немцы жаловались на условия Версальского мирного договора, многие напоминали им об условиях, которые немцы были готовы навязать русским в отношении Брест-Литовска.

Однако договор дал Ленину то, что ему было нужно - время сосредоточиться исключительно на России.Сформировалось много групп, которые хотели уничтожить большевиков. Во время Гражданской войны в России они были известны как белые. У них было мало общего, кроме желания избавить Россию от большевиков.

Ленин также столкнулся с непосредственной проблемой, связанной с земельным прямоугольником, контролируемым большевиками. Керенский обещал провести выборы в учредительное собрание, будучи главой Временного правительства. В июле 1917 года Ленин созвал учредительное собрание, так что теперь он вряд ли мог выступать против него.Поэтому в декабре 1917 г. были проведены выборы в учредительное собрание. Большинство мест получили эсеры (370 из 703), а большевики - только 168 мест. Было очевидно, что учредительное собрание будет резко критиковать Ленина и большевиков, особенно 100 избранных в него меньшевиков. Голосовавшим в учредительное собрание разрешили собраться в Таврическом дворце. Затем дворец был окружен красногвардейцами, и находившимся в нем приказано разойтись. Это была первая и последняя встреча.

Ленин мог теперь сосредоточиться на надвигающейся гражданской войне. Ему также необходимо было ввести экономическую систему, которая соответствовала бы его убеждениям и которая принесла бы пользу тем, кто находился под властью большевиков. Эту экономическую политику следовало назвать «военным коммунизмом».

Похожие сообщения

  • Большевики родились из Социал-демократической партии России. Когда в 1903 году партия раскололась, у большевиков был только один явный лидер - Ленин.…

  • Брестский мирный договор Брестский мир положил конец войне между Россией и Германией в 1918 году.Немцам напомнили о…

Как Германия начала русскую революцию | Европа | Новости и текущие события со всего континента | DW

Цюрих, 9 апреля 1917 г .: 32 русских эмигранта на вокзале ждут отправления. Но они там не единственные. На путников раздаются крики «предатели, негодяи, свиньи». Присутствуют и сторонники группы, поющие «Интернационал».«Рельсы на короткое время перекрыты, затем поезд уходит.

Зафрахтованный в Германии поезд был предоставлен кайзером Вильгельмом II с целью содействия русской революции. В одном из вагонов сидел никто иной, как Владимир Ильич Ульянов, лучше Ленин, известный как Ленин. С помощью немцев, Ленин покинул ссылку в Швейцарии и через неделю прибыл в пункт назначения: Петроград, который позже был переименован в Ленинград, а затем снова стал Санкт-Петербургом.

«Он работает по нашему желает », - сказало немецкое военное руководство о Ленине

В России только что закончилась Февральская революция, царь Николай II был смещен с престола, временное правительство находилось у власти, а Октябрьской революции еще не было.

Прусские штыки и русские пролетарские кулаки

За возвращением Ленина на родину в Берлине следили с большим вниманием.

«Въезд Ленина в Россию был успешным. Он работает в соответствии с вашими желаниями», - было послание высшего армейского командования Германии в министерство иностранных дел.

Политический парадокс, по крайней мере, так может показаться: кайзер Вильгельм II объединяет усилия с коммунистом Лениным. Целью германского императора было окончательно подорвать царскую империю, с которой так называемые Центральные державы - Германия и Австро-Венгрия - находились в состоянии войны с 1914 года.

Подробнее:

Октябрьская революция 100 лет спустя: «Россия не справилась с прошлым»

Из того, что осталось от Октябрьской революции в Санкт-Петербурге

Стратегия Берлина была ясна: Ленин и его большевики должны были дестабилизировать Россию, тем самым - в разгар Первой мировой войны - облегчить бремя боевых действий на Восточном фронте. Германская империя полагалась на старое правило дипломатии: враг моего врага - мой друг.И план сработал.

Идея возникла у человека, взявшего коммунистическое псевдоним «Парвус», или маленького: Исраэля Лазаревича Гельфанда. Это был русский еврей, который в конце 1914 года уже использовал свое влияние, чтобы предложить германскому послу в Константинополе союз «прусских штыков и русских пролетарских кулаков». Он утверждал, что интересы Германии и русских революционеров совпадают. После некоторого первоначального скептицизма ему была предоставлена ​​аудиенция в Берлине.

Капиталисты и кабинетные большевики

Израиль Лазаревич Гельфанд: «маленький», который спровоцировал революцию?

Гельфанд, любивший стильно жить и окружать себя женщинами, впервые приехал в Германию в 1891 году. Он писал для левых газет под разными псевдонимами и встречался со всеми ведущими коммунистами того времени: Розой Люксембург, Карлом Каутским, Ленин и Лев Троцкий. Однако товарищи не доверяли ему из-за его антисоциалистического образа жизни.

Подробнее: От футболок Че Гевары до сборных домов: как русская революция изменила мир

После кровавого воскресенья 22 января 1905 года, когда царская гвардия расстреляла демонстрантов в Санкт-Петербурге и убила более 200 человек, Гельфанд и Троцкий были среди первых русских ссыльных, которые вернулись домой. Они заняли должности глав советов, но позже были арестованы полицией.

Гельфанд оказался в заключении в Сибири. Ему удалось бежать и, основав бизнес-империю в Константинополе, он стал богатым человеком.Он даже владел банком, из-за чего его старые коммунистические друзья отвернулись от него. Троцкий даже написал «Некролог живому другу».

Однако начало войны в 1914 году предоставило Парвусу возможность проявить свое влияние. После визита к послу Германии в Османской империи он был принят в министерстве иностранных дел в Берлине в феврале 1915 года.

Русская революция на 23 страницах

Русский коммунист с его журналистским прошлым в Германии и успехом в бизнесе в Константинополе написал сценарий революции для министерства иностранных дел.Это была дорожная карта того, что на самом деле произошло всего несколько месяцев спустя. На 23 страницах машинописного текста Гельфанд подробно описал, как государственный переворот, поддерживаемый иностранцами, может быть успешным. Для него это был вопрос денег, саботажа и свержения правительства. Через месяц германская имперская казна утвердила 2 миллиона марок «на поддержку революционной пропаганды в России».

Подробнее: Исторический поворотный момент: возвращаясь к русской революции

Гельфанд был активен и в личном качестве.Между его бизнес-интересами и политическими целями почти не было разделения. Он был классическим спекулянтом на войне, имел дело со всем и со всеми: оружием, металлами, коньяком, икрой, тканями. Дорога на восток была заблокирована боевыми действиями, поэтому его помощники переправляли товары через шведскую деревню на границе с Финляндией, которая в то время была великим княжеством в составе Российской империи, и давали взятки пограничникам.

Вильгельм II (посередине) раскрыл кошелек, чтобы ослабить врага

Фраза «Привет от Ольги» указала на то, что русские революционеры получали больше, чем просто пропагандистскую поддержку.Оружие и динамит также пересекли границу. С помощью этих «подарков из Германии» в Архангельске потопили корабли и подожгли порты. Действия Парвуса координировал посол Германии в Копенгагене граф Ульрих фон Брокдорф-Ранцау, который считал поддержку коммунистов оправданной, если она помогает разрушить военную коалицию.

Произвести революцию в Германии с помощью русских денег?

Хитрый план Гельфанда в конце концов принес свои плоды. 7 ноября 1917 года государственный переворот вошел в историю как Октябрьская революция.Временное правительство было свергнуто, Советский Союз захватил власть, а Россия позже разорвала военный союз Тройственной Антанты с Францией и Великобританией. Для России это был фактически конец войны. Кайзер Вильгельм II потратил около полумиллиарда евро (582 миллиона долларов) сегодняшними деньгами, чтобы ослабить своего военного врага.

Парвус был непосредственным посредником для немецкого кайзера. Немецкая марксистка Клара Цеткин посмертно назвала человека, который помог ленинской революции добиться успеха, «блудницей империализма».«Гельфанд умер от инсульта в Берлине в 1924 году, в возрасте всего 57 лет. И Советский Союз, и Германская империя замолчали по поводу его исторической роли.

Ленин был ненадолго дискредитирован среди русских коммунистов как получатель. капиталистической поддержки, но после убийства царя и его семьи 17 июля 1918 года он перешел в наступление.На партийной конференции он сказал, что его часто обвиняли в том, что он добился революции только с помощью немецких денег. Он возразил, что этого никогда не отрицал.Вместо этого он настаивал: «Однако я хотел бы добавить, что мы устроим аналогичную революцию в Германии на российские деньги».

  • 8 революционных музыкальных произведений

    Музыка революции

    Во многих странах композиторы писали произведения в поддержку революции. Французская революция 1789 года нашла свое отражение в многочисленных композициях. На музыкантов повлияли и другие восстания. Девиз Бетховенфеста, который в этом году пройдет в Бонне с 9 сентября по 9 октября, - «Революции», и некоторые из этих произведений есть в афише.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    «Янки Дудл», песня о независимости Америки

    Одна из самых известных патриотических народных песен США «Янки Дудл» была исполнена американскими революционерами, которые хотели оторваться от британцев. Империя; им это удалось в 1776 году. В Декларации независимости Томас Джефферсон подчеркнул важность свободы и равенства для всех людей - ценностей, которые вскоре были подхвачены Французской революцией.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    Меха «Коронационная месса для Наполеона»

    Этьен-Николя Мехул считается революционным композитором по преимуществу. Наполеон поручил ему сочинить один из самых известных гимнов того времени - «Le Chant du départ» (Песня отъезда). Однако Наполеона не интересовала торжественная месса, которую Мехул сочинил для своей коронации. Если это произведение было в значительной степени забыто, оно, по крайней мере, вдохновило Людвига ван Бетховена на его Пятую симфонию.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    Опера спасения Керубини

    Луиджи Керубини тоже был движим духом революции. Его хит 1800 года «Водовоз» представляет собой образец музыкального жанра под названием «опера-спаситель», в котором преследуемый персонаж спасается. В творчестве Керубини водовоз приходит на помощь политически преследуемому графу, разделяющему его прогрессивные взгляды. Говорят, что опера оказала влияние на «Фиделио» Бетховена."

  • 8 революционных музыкальных произведений

    " Героика "Бетховена

    Третья симфония Бетховена, более длинная и выразительная, чем все, что было написано до того времени, вышла за рамки в 1803 году. Бетховен посвятил это поистине революционное произведение Наполеону. когда Наполеон провозгласил себя императором, предав тем самым идеалы свободы, равенства и братства, Бетховен отозвал посвящение.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    «Кантата Октябрьской революции» Прокофьева

    В 1937 году, к 20-летию со дня рождения Великой Отечественной войны. К Октябрьской революции Сергей Прокофьев написал праздничную кантату.Хоровая симфония для 500 музыкантов и певцов включала звуковые эффекты - даже стрельбу, пулеметы и звонки тревоги. Сопровождаемое текстами Маркса, Энгельса и Ленина, это могущественное произведение было подвергнуто цензуре Сталиным и впервые было исполнено в 1966 году в упрощенной версии.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    «Ода Наполеону» Шенберга

    В 1814 году поэт и борец за свободу лорд Байрон написал «Оду», высмеивающую Наполеона. В 1942 году, во время нацистской диктатуры, Арнольд Шенберг написал оду Байрона на музыку в обстановке для говорящего голоса, фортепиано и струнного квартета.Когда музыкальный критик указал на параллели между Наполеоном и Гитлером в творчестве, политически убежденный композитор не стал ему возражать.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    1968: Битлз и «Революция»

    «Революция» была первой песней, записанной для «Белого альбома» Битлз. Джон Леннон (спереди слева) написал пьесу, находясь с группой в Индии в 1968 году. Леннон был вдохновлен студенческими беспорядками в Париже, войной во Вьетнаме и убийством Мартина Лютера Кинга.Песня The Beatles воспевает мирную революцию без воинствующих экстремистов.

  • 8 революционных музыкальных произведений

    Седа Рёдер и арабская весна

    Информация о протестном движении в арабском мире всегда сильно фильтруется, говорит турецкая пианистка Седа Рёдер. Вот почему она попросила композиторов из Туниса, Египта, Сирии, Бахрейна и Турции выразить, что «арабская весна» означает для них в музыке. Результаты будут представлены в первом исполнении в мультимедийном произведении 18 сентября во время Бетховенфеста в Бонне.

    Автор: Габи Ройчер / например,


Мнение | Что, если бы русской революции никогда не было?

Если бы какое-либо из этих событий помешало Ленину, наши времена были бы радикально другими. Без Ленина не было бы Гитлера. Своим восхождением Гитлер во многом обязан поддержке консервативных элит, которые опасались большевистской революции на немецкой земле и считали, что только он один может победить марксизм. И остальная часть его радикальной программы также оправдывалась угрозой ленинской революции.Его антисемитизм, его антиславянский план Lebensraum и, прежде всего, вторжение в Советский Союз в 1941 году поддержали элиты и народ из-за страха перед тем, что нацисты называли «иудео-большевизмом».

Без русской революции 1917 года Гитлер, вероятно, закончил бы тем, что рисовал открытки в одной из тех же ночлежек, где он начинал. Нет Ленина, нет Гитлера - и ХХ век становится невообразимым. Действительно, сама география нашего воображения становится невообразимой.

Восток выглядел бы так же иначе, как и Запад. Мао, получивший огромную помощь Советского Союза в 1940-х годах, не смог бы завоевать Китай, которым, возможно, все еще правит семья Чан Кайши. Никогда бы не было вдохновения, которое озарило горы Кубы и джунгли Вьетнама. Ким Чен Ына, пантомимической стилизации Сталина, не существовало бы. Не было бы холодной войны. Соревнования за власть, вероятно, были бы столь же жестокими, только иначе жестокими.

Русская революция мобилизовала народные страсти во всем мире, основанные на марксизме-ленинизме, подпитываемые мессианским рвением. Возможно, это было после трех авраамических религий, величайшего тысячелетнего восторга в истории человечества.

Этот добродетельный идеализм оправдал любое чудовище. Большевики восхищались чистками времен террора Робеспьера: «Революция без расстрелов бессмысленна», - сказал Ленин. Большевики создали первых профессиональных революционеров, первое тотальное полицейское государство, первую современную массовую мобилизацию во имя классовой войны против контрреволюции.Большевизм был мировоззрением, своеобразной культурой с нетерпимым параноидальным мировоззрением, одержимым заумной марксистской идеологией. Их рвение оправдывало массовые убийства всех врагов, реальных и потенциальных, не только Лениным или Сталиным, но также Мао, Пол Потом в Камбодже, Менгисту Хайле Мариам в Эфиопии. Это также привело к трудовым лагерям, экономической катастрофе и невыразимому психологическому ущербу. (Эти события произошли так давно, что ужасы были размыты, а история забыта; гламурное сияние власти и идеализма опьяняет молодых избирателей, разочарованных вежливым колебанием либерального капитализма.)

А еще есть Россия, правопреемница Советского Союза. Власть президента Владимира Путина обеспечивается его товарищем, бывшим КГБ. офицеры, наследники ленинской и сталинской тайной полиции. Путин и его режим приняли ленинскую тактику «конспирации» и «дезинформации », «», которые оказались идеально подходящими для современных технологий. Американцы, возможно, изобрели Интернет, но они видели в нем (декадентски) средство зарабатывания денег или (наивно) волшебный щелчок к свободе.Русские, воспитанные на ленинском цинизме, использовали его, чтобы подорвать американскую демократию.

Большевистская революция: 1917 - Русская революция

Сцена установлена ​​

Большевистская революция в России в 1917 году была инициирована миллионами людей, которые изменили историю мира, каким мы его знаем. Когда царь Николай II втянул 11 миллионов крестьян в Первую мировую войну, русский народ разочаровался из-за полученных ими травм и человеческих жертв.Страна Россия лежала в руинах, созрела для революции.

Назад к хронологии Первой мировой войны


Назад к хронологии Императорской России

Временное правительство создано

Во время массовой демонстрации работниц в феврале 1917 года царские чиновники призвали армию подавить протестующих. Женщины убедили солдат сложить оружие и помочь им в их деле. Царь Николай II был свергнут в России во время «Февральской революции».«Временное правительство было сформировано, чтобы заменить пустоту, оставленную свергнутым царем. Это временное правительство состояло из банкиров, юристов, промышленников и капиталистов. Временное правительство было очень слабым и не смогло выполнить свое обещание прекратить вмешательство России на войне. Они удерживали Россию в войне и только усугубляли ситуацию для себя и для России.

Подъем партии большевиков

Временному правительству сразу же противостояли советы, или советы рабочих и крестьян, которые хотели иметь право принимать свои собственные решения.Когда В. И. Ленин прибыл из ссылки весной 1917 г., он присоединился к партии большевиков в России, целью которой было свержение Временного правительства и создание правительства для пролетариата. Солдаты стали просить землю, как и их земляки. Когда Временное правительство отказалось справедливо распределить землю, крестьяне взяли дело в свои руки, взяв землю сами. Партия большевиков перешла в наступление и пыталась обучить рабочих и солдат, убеждая их захватить власть и землю для себя.В июле 1917 года рабочие бросили вызов Временному правительству и в конечном итоге потерпели поражение, их лидер был заключен в тюрьму, а Ленин скрывался. В тот момент, когда для большевиков все выглядело очень плохо, произошло два очень хороших события. Во-первых, Временное правительство отдало приказ о большом военном наступлении, которое закончилось крахом, тысячи людей были убиты или ранены. В конце августа солдаты Временного правительства стали отказываться от поддержки Временного правительства и стали поддерживать рабочих.Они становились все ближе и ближе к большевикам. Во-вторых, в сентябре во время так называемого Корниловского дела процарская часть вооруженных сил угрожала Петрограду, который был городом, оккупированным большевиками и Временным правительством. Большевики зарекомендовали себя как единственная партия, которая выступала против продолжения военных действий. Рабочие-большевики должны были объединиться и вместе бороться против армии. Теперь, когда большевики получили поддержку рабочих, они смогли выиграть важные выборы в начале сентября в важных промышленных центрах России.К середине сентября большевики формально получили большинство в Санкт-Петербургском Совете.


Русская революция

В начале октября Ленин убедил партию большевиков немедленно поднять восстание против Временного правительства. Лидеры большевиков чувствовали, что крайне важно действовать быстро, пока у них был импульс для этого. Вооруженные рабочие, известные как красные гвардейцы и другие революционные группы, двинулись в ночь на ноябрь.6-7 по приказу Военно-революционного комитета Совета. Эти силы захватили почтовые и телеграфные отделения, электромонтажные работы, железнодорожные станции и государственный банк. Как только прозвучал выстрел с линкора «Аврора», тысячи людей Красной гвардии штурмовали Зимний дворец. Временное правительство официально перешло к большевистскому режиму. Как только остальным стало известно, что Зимний дворец взят, люди отовсюду поднялись и заполнили его. Вождь большевиков В. И. Ленин объявил о своей попытке построения социалистического строя в России.Это новое правительство, состоящее из Советов и возглавляемое большевиками. К началу ноября уже не было сомнений в том, что пролетариаты поддержали большевистский девиз: «Вся власть Советам!».

Библиография:

Буньян, Джеймс и Х. Х. Фишер. Большевистская революция в россии. (Стэнфордский университет, Калифорния. Stanford University Press, 1934)

Грей, Ян. Первые пятьдесят лет . (Нью Йорк, Нью Йорк.Coward-McCann, Inc., 1967)

Мэтьюз, Рой Т. и Ф. ДеВитт Платт. The Western Humanities , Третье издание. (Маунтин-Вью, Калифорния, Mayfield Publishing Co., 1997)

Макнил, Роберт Х. Большевистская традиция . (Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси. Прентис-Холл, Инк., 1975)

Большевизм - Оксфорд Ссылка

Политическая теория и практика партии большевиков, которая при Ленине пришла к власти во время Октябрьской революции 1917 года.Большевистская (что означает «большинство») радикальная коммунистическая фракция в Российской социал-демократической рабочей партии возникла во время партийного съезда 1903 года после раскола с более умеренными меньшевиками (что означает «меньшинство»). После периода непостоянного сотрудничества и раскола с последним, партия большевиков была официально образована в 1912 году.

Революция 1905 года застала большевиков врасплох, и формальная активность практически отсутствовала. Последовавшие за этим репрессии вынудили партию скрыться, и контакты с ссыльными во главе с Лениным были затруднены.После начала Первой мировой войны, когда Ленин провозгласил «революционное пораженчество», большевистская организация внутри России практически умерла. Февральская революция 1917 г. застала большевиков неподготовленными. Большинство ЦК и редакция «Правды» (возглавляемая Сталиным) условно поддержали Временное правительство и вступили в дискуссии о единстве с меньшевиками. Членство в партии резко возросло, изгнанники вернулись, но были проблемы с потерей направления.По возвращении в Россию Апрельские тезисы Ленина (отсутствие поддержки Временного правительства; революция переходила от демократической стадии к социалистической; при большевистском большинстве Советы должны взять на себя государственную власть) были плохо восприняты. Он обнаружил, что партия разделена на группу, которая выступала за немедленное восстание, и Центральный комитет, желавший мирного наращивания власти. Ленин апеллировал к рядовым, утверждая, что «массы в сто раз левее нас». Однако он сопротивлялся призывам к восстанию как в июне, так и в июле, заявив, что «один неверный шаг с нашей стороны может все разрушить».Партия оставалась разделенной вплоть до октябрьского восстания; Зиновьев и Каменев выступили против, и Ленин был вынужден пригрозить отставкой, если восстание не состоится.

Непосредственная послереволюционная ситуация - период военного коммунизма - ознаменовала начало преобразования Коммунистической партии в бюрократически организованный аппарат сверху вниз, затмение советов и профсоюзов и подавление оппозиции. (хотя социалистические и анархистские критики подвергались чередованию преследований и полулегальности).В партии также продолжали раздираться внутренние разногласия. Многие возражали против Брест-Литовского договора в марте 1918 года, по которому Германии были уступлены обширные территории России, а левые коммунисты критиковали использование буржуазных «экспертов» в правительстве и армии. Рабочая оппозиция (1920–1919) заявила, что ее руководство нарушило «дух революции» и отстаивало рабочий контроль в промышленности. Между тем правые диссиденты призывали к длительному периоду государственного капитализма, поскольку Россия не была готова к социализму.

Окончание гражданской войны ознаменовало переход от временной диктатуры к институционализации репрессий мирного времени. X съезд партии (1921 г.) стал решающим событием. Введение Новой экономической политики (НЭП) совпало с запретом фракций и кровавым подавлением кронштадтских повстанцев. Перед своей смертью в 1924 году Ленин критиковал существование «рабочего государства с бюрократическими искажениями» и безуспешно призывал Троцкого работать вместе с ним, чтобы свергнуть Сталина, чья роль главы центрального партийного аппарата дала ему огромную власть.

[...]

большевистского правления 1918-1924 гг. | Schoolshistory.org.uk

Правление большевиков 1917 - 1924 гг.

Захват власти большевиками в 1917 году не привел к немедленному установлению контроля над страной. Они столкнулись с несколькими серьезными проблемами, которые им необходимо было быстро преодолеть, если они хотели сохранить власть и развить свое социалистическое государство. Эти проблемы были в произвольном порядке:

  1. - Война с Германией
  2. - Противодействие сторонников Временного правительства
  3. - Разделение внутри социалистического движения
  4. - Экономика

Решение проблем

Война с Германией

Продолжение войны с Германией доставило царскому правительству много проблем, и при Временном правительстве они не улучшились.Война вызвала проблемы в городах, поскольку она истощила экономику рабочих, способствовала нехватке продовольствия во многих городах и мало сделала для повышения морального духа. Для нового большевистского режима война также была нежелательным развлечением. Они знали, что не могут продолжать борьбу с немцами, в то же время, когда они пытались преодолеть вооруженное сопротивление своему недавно сформированному правительству.

Как большевики решили проблему? Они вели переговоры с немцами. Большевики надеялись достичь мирного урегулирования, которое позволило бы им сосредоточить свои усилия на установлении контроля над Россией.Однако немцы были хорошо осведомлены о слабостях большевистского правительства и настаивали на том, чтобы Россия уступила огромные участки земли в обмен на Мир. После того, как немецкие войска предприняли шаги к возобновлению боевых действий, большевики оказались в положении, в котором у них не было другого выбора, кроме как принять условия Германии. Ленин сам пригрозил уйти в отставку, если партия не примет условия, предложенные Германией. В результате между Германией и Россией был подписан Брест-Литовский мирный договор.

Результаты договора: большевики могли свободно сосредоточиться на российских делах.Они сдержали свое обещание мира, а не войны. Однако большая часть лучших сельскохозяйственных земель в бывшей Российской империи была потеряна в результате Договора, что усугубило экономические и сельскохозяйственные проблемы.

Изображение: Российская делегация в Бресте - Литовске

Оппозиция сторонников Временного правительства

Большевикам угрожали армии сторонников Временного правительства, царизма и войска из других европейских стран, которые выступали против Большевистский режим.Они боролись с ними во время Гражданской войны в России.

Разделения внутри социалистического движения

Большевики были одной из нескольких социалистических групп в России. После захвата власти Ленин организовал новые выборы, цель которых заключалась в создании социалистического правительства, которое он возглавил. В результате выборов эсеры получили 370 очков, а большевики - 170. Вместо того, чтобы принять результаты, Ленин использовал солдат, чтобы закрыть парламент, когда он впервые собрался в 1918 году, и всех, кто пожаловался, арестовали или расстреляли.После этого правила были за партией. Оппозиция не терпела, и была создана новая тайная полиция, ЧК, чтобы находить и «разбираться» с людьми, которые могут выступать против режима.

Экономика

Экономика была проблемой по нескольким причинам. Во-первых, она не могла предоставить то, что нужно людям и индустрии. Во-вторых, это была рыночная экономика, которая сильно отличалась от социалистического идеала. В-третьих, большевики воевали сначала с Германией, а затем против своих противников в Гражданской войне.

Решением было ввести Военный коммунизм . Эта экономическая политика сделала несколько вещей:

  1. Она национализировала промышленность (возложила ответственность за нее на правительство, а не на частных владельцев)
  2. Было введено нормирование
  3. Забастовки были объявлены незаконными
  4. Люди были вынуждены работать
  5. Транспорт находился под жестким контролем
  6. Сельское хозяйство было поставлено под контроль большевиков, урожай был захвачен и отправлен в города

Это было предназначено для того, чтобы большевики могли выиграть Гражданскую войну, сохраняя при этом поддержку рабочих, а это означало, что продовольствие и припасы должны быть доступны в города и мегаполисы.Эта политика продолжалась до 1921 года, когда на смену ей пришла новая экономическая политика.

Политические изменения

Другой важной особенностью этого периода было введение политики, направленной на превращение России в социалистическую страну. К ним относятся законы, которые:

  1. Запретили церковь
  2. Направили на повышение грамотности
  3. Поощрение науки
  4. Разрешили аборты

Рекомендуемые ссылки:

http: // www.johndclare.net/Russ6.htm

http://www.historylearningsite.co.uk/bolsheviks_in_power.htm

http://marxists.anu.edu.au/archive/montefiore/1919/08/bolshevik.htm

http://www.arts.ualberta.ca/~histclas/h422f04/lec7_files/frame.htm

Большевистская революция в России и Первая мировая война

ноябрь 1967

Текстура Луны

«Какой будет земля, когда люди впервые ступят на Луну? Может быть, он будет мягким и пудровым, как предлагали одни, или твердым и хрустящим, как предлагали другие? Наиболее конкретные доказательства были получены от Surveyor III, который был оснащен устройством, которое могло копать поверхность Луны и помещать образцы лунного материала перед телекамерой для тщательного изучения.Образцы, испытанные Surveyor III, показали, что поверхностный материал является зернистым и очень похож на рыхлый грунт. Surveyor III был одним из самых последних космических аппаратов, которые США отправили на Луну или вокруг нее в рамках подготовки к полетам Аполлона, которые доставят туда людей ».

Ожидания от образования

«Могут ли ожидания учителя от успеваемости своих учеников повлиять на их успеваемость? Видно так. Когда учителям начальной школы сказали, что некоторые дети, вероятно, интеллектуально «расцветут», эти дети (имена которых были выбраны случайным образом) показали больший прогресс, чем другие в течение года.Об этом «самоисполняющемся пророчестве» сообщили на собрании Американской психологической ассоциации в сентябре Роберт Розенталь из Гарвардского университета и Ленор Якобсон из Объединенного школьного округа Южного Сан-Франциско. Учителя также охарактеризовали «цветочников» как имеющих больше шансов на успех и как значительно более интересных, любопытных и счастливых. Розенталь и Якобсон отмечают, что их выводы могут иметь отношение к текущим усилиям по улучшению образования детей в городских трущобах.”

Ноябрь 1917 г.

Большевистская революция

«Какое влияние окажет русская революция на войну - это вопрос, который инстинктивно поднимается у всех, независимо от национальности. Когда мы пытаемся рассматривать революцию с этой точки зрения, первое, что мы должны осознать, - это то, что мы сразу отделяем себя от революционеров огромной пропастью. Русский как класс рассматривает войну как инцидент революции, а не наоборот; он заинтересован в том, чтобы война не мешала его революции, а не в том, чтобы его революция не поставила под угрозу нашу войну.Точно так же из-за этого и из-за физического состояния России мы должны признать очевидный факт, что эта нация вне войны в том, что касается эффективного участия ».

Значение Skunk

«Когда Dame Fashion требует мех скунса, это животное было поймано в ловушку во всех частях страны, и его численность значительно сократилась. Отсюда любопытные результаты. Основным продуктом питания скунсов летом являются насекомые, и количество насекомых, которые съедает один скунс, огромно.Большое экономическое значение скунса было проиллюстрировано прошлым летом на примере «желтых жилетов». Скунсы обычно выкапывают гнезда, которые эти остро жалящие перепончатокрылые строят в земле, и поедают насекомых и личинок. Увеличение количества желтых жилетов, несомненно, связано с обширным отловом скунсов. Они настолько неприятны, что садоводы рассматривают вопрос о принятии закона о защите скунса ».

Ноябрь 1867 г.

Уголь против нефти

«Нефтяное волнение достигло апогея сразу после испытаний ретортного аппарата на U.S.S. Palos , в Бостонской гавани. Результаты этих экспериментов были объявлены всеми в высшей степени успешными; «Дни угля были сочтены», - так сказал один из экспертов на вавилонском банкете, устроенном в Бостоне в честь «великого события века». Линия Кунарда не приняла его, не использовалась и на железных дорогах, и Казалось бы, если бы сами нефтяные компании имели хоть какое-то доверие к товарам, которые они пытаются убедить общественность покупать, они были бы введены практически так, чтобы их можно было справедливо сравнить с углем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *