В чем смысл противопоставления прометея и океана: Как вы охарактеризуете основной конфликт трагедии «Прометей прикованный»? В чем смысл

Содержание

В чем смысл противопоставления Прометея и зевса. Анализ одной античной драмы. Эсхил, «Прометей Прикованный»

В чем смысл противопоставления Прометея и зевса. Анализ одной античной драмы. Эсхил, «Прометей Прикованный»

Античная (в особенности греческая) драма само по себе уникальное явление — более пяти веков она господствовала на театральных подмостках. Эта драма была языком своего времени: от Эсхила до Сенеки она была основой для литературы, философии, для передачи мифологических сюжетов и особенного мировоззрения античных людей.

Античная драма — пристанище умов, души и мыслей целой исторической эпохи, когда человечество все еще было молодо. Это больше, чем памятник эпохи — это сердце целого мира, значение которого для нас порядком позабыто, но никак не исчерпано, уже не говоря о том, что именно античность заложила основы того мира, который мы знаем сегодня. И, несмотря на то, что я и против всяческого обожествления и преувеличения античности в истории Европы, стоит признать, что эта основа реальна, а ее влияние — значимо, хотя бы как определяющий фактор развития культуры, благодаря которой мы стали теми, кем мы есть сегодня.

Но античная драма заинтересовала меня не только потому, что это исторический памятник и «душа времени», а еще и потому, что корни этого феномена выходят за пределы хрестоматийно-греческой литературы и культуры. Основы пьес Эсхила, Еврипида, Софокла стоит искать в гораздо более ранних, архаических временах. Именно из этой архаики, до-классической эпохи берут начало сложные мифологические, культурные и психологические основы древней Греции.

Изначально драма была лишь действо — поклонением богу Дионисию. К каждому из богов, греки находи собственную форму поклонения и обращения. Дионисий был богом виноградарства и символом животворящей природы, поэтому и поклонение ему часто становилось скорее похожим на пьянку, чем на богослужение. Однако все равно со временем поклонение приобретало свои черты, например обязательный хор, или актеров, в сопровождении костюмированных сатиров, которые должны были сопровождать Дионисия.

Даже сама по себе эта традиция уже весьма красноречива — она свидетельствует о тех взаимоотношениях, которые установились между греками и их богами. Подчеркну слово взаимоотношения , т.к. в отличие от позднеримской и христианской традиции, это были отношения людей к богам, и богов к людям , когда божества напрямую принимали участие в жизни людей, не будучи абстрактно-возвышенной величиной.

В этом особенном «стиле» древнегреческой религии, кроится и корень особенностей поклонения — желание уподобится богу, стать равным ему. Например, Олимпийские игры, которые проводились как религиозные празднества, где стремление к совершенству было способом уподобления богам, или те же гуляния в честь Дионисия, где человек пытался стать таким же беззаботно-хмельным, как и сам бог виноградников. Собственно, человек всегда желает стать богом, хотя бы через одну-две «божественные» черты: всесильность, непогрешимость, бессмертие и т.д. И если христианство возвело божественное на недоступный пьедестал, где человек может надеяться на приближенность к богу только после смерти, а потому часто испытывает чувство собственной ничтожности, греки, как и другие язычники, поступили более щадяще:  их боги приближены к людям, они более «доступны» для людей, с такими же слабостями и особенностями. Древний грек, стремившийся к совершенству, не испытывал настолько сильного разочарования. Уникальный пантеон «скомпрометированных» богов, которых по моральным качествам самый простой человек наверняка превосходил.

Прометей прикованный краткое содержание. Краткое содержание: Прометей прикованный

В поэме Геосида мы встречаем Прометея, как хитреца, который провёл самого Зевса при делёжке жертвенного быка, так что тому достались только кости, алюдям мясо. Разъярённый Зевс лишает людей огня, а Прометея приковывает к скале.
Эсхил рассказывает о Прометее по-другому. Он был представлен , как провидец, а не вор и хитрец. В своё время он помог Олимпийцам в войне против Титанов.

Прометей единственный знал, что будет в будущем с царствием Зевса. Как ни издевался Зевс над Прометеем, тот ничего ему не рассказал. В далёкой Скифии, на краю земли демоны с именами Насилие и Власть издеваются над Прометеем, за то, что он ослушался Зевса и дал огонь людям. Гефест вынужден приковать осужденного к скале, боясь гнева Зевса. В грудь Прометея вонзили железный клин, а Власть с издёвкой предложил ему самому подумать о своём спасении. Прометей вопрошает к солнцу, небу и земле. Он возмущён, что его наказали за милосердие к людям, но Океан просит его повиноваться воле Зевса, иначе будет хуже. Но пленник не слушает советов, предупреждая, что Зевс может покарать за сочувствие. Океан и его дочери сочувствуют ему, а Прометей рассказывает, сколько добра он сделал для людей. Он научил их думать и говорить, пахать землю, готовить пищу, строить тёплые жилища, понимать богов и природу, показал лекарственные растения, руду под землёй, создал для них корабли и телеги. Только себе он не может помочь. Внезапно появляется царевна Ио, обращённая в корову.

Зевс, чтобы избежать ревности Геры обратил свою возлюбленную в корову, но жена узнала о любовнице и послала на Ио ужасного овода, который теперь её преследует. Обежав всю землю, Ио оказалась у скалы Прометея. Он, сочувствуя, раскрывает царевне её будущее. Она доберётся до Египта, там родится сын Зевса, а потом через двенадцатое поколение - Геракл, который и избавит Прометея от мук. Зевс не будет противиться этому, иначе его царствию придёт конец. Пленник обмолвился о том, что знает, что погубит Зевса. Прислужник Зевса Гермес пытается выведать тайну пленника, но тот отказывается, и его мучения усиливают тем, что появляется орёл, который клюёт его печень. Спустя века явился Геракл, потомок Зевса.

Он благодарен Прометею за то, что тот сделал для людей и убивает орла, терзающего Прометея, освобождая его от оков. Прометей за своё освобождение раскрыл тайну Гераклу. Зевс добивается любви морской богини Фетиды, но дело в том, что сын Фетиды будет сильнее своего отца, поэтому Зевс должен отступиться от неё, иначе их будущий сын свергнет его. Фетида вышла замуж за человека и родила Ахилла, который стал сильнее её мужа и самый сильный среди людей.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Прометей прикованный». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Характеристика зевса и Прометея. Характеристика персонажа Прометея

По характеристике героя можно понять смысл произведения. В древнегреческой мифологии редко упоминаются персонажи, которые решаются противостоять бессмертному и непобедимому владыке Олимпа. Прометей был одним из немногих, кто пошёл против Зевса и посмел одурачить его, но расплата за обман оказалась жестокой.

В биографии героя чётко прослеживается его трансформация. Титан бросает своих родственников и примыкает к Зевсу, но при этом он жалеет и успокаивает проигравшую сторону. В новой семье, живя на Олимпе, Прометей сохраняет свои главные качества:

  • мудрость;
  • великодушие;
  • хитрость.

Сына Иапета и Климены считают образцом высоконравственного и духовного совершенства, поскольку он не захотел подчиняться главному богу и решил помочь смертным. Люди восхваляли Прометея. Для них он был бесстрашным героем, который принёс себя в жертву во имя добра. Кроме того, титан сам пережил духовный катарсис и исцелился от ненависти к Зевсу.

Поскольку Прометей стал героем, люди должны были почитать его не меньше, чем Зевса. Но в олимпийской мифологии не может быть сразу два лидера, поэтому титана вскоре противопоставляют Громовержцу. Культ Прометея не получил распространения. Никаких фестивалей и праздников в его честь люди не проводили. Это объясняется другой стороной поступка титана. Украв огонь, Прометей научил людей обману и мошенничеству. А древние греки боролись с ворами и считали кражу постыдным делом. Однако в Афинах можно найти алтарь, а в городе Сочи — статую, посвящённую античному герою.

Образ Прометея в трагедии Эсхила. Переработка мифического сюжета в трагедии Эсхила "Прометей Прикованный". Символическое истолкование образа и его судьба в последующей культуре.

Трагедия о Прометее дошла только серединная часть. «Прометей-огненосец» - первая часть.

«Прометей прикованный» - вторая часть. «Прометей освобожденный» - 3 часть.

Прометей, один из титанов, т.е. представителей старшего поколения богов, - друг человечества. В борьбе Зевса с титанами Прометей на стороне Зевса, но когда З, после победы над титанами, вознамерился уничтожить род людской и заменить его новым поколением, Прометей этому воспротивился. Он принес людям небесный огонь и пробудил их к сознательной жизни. Письмо и счисление, ремесла и науки – все это дары Прометея людям. Мифологическим подателем благ разума, выводящим человечество к культурной жизни, и является у Эсхила Прометей. За услуги, оказанные людям, он обречен на мучения. Прометей выступает как первооткрыватель всех благ цивилизации: он не только научил людей обращаться с огнем, но также открыл им счет и письмо, науку строительтва жилья и кораблей, приручения диких животных и добычи полезных ископаемых и т.д. Прометей предстает не только как олицетворение цивилизации, но также как всеведущий знаток мира. По ходу действия он дает пространные географические описания, содержащие основные сведения о мире, известные в тот период. Монументальность придает образу провидческое начало. Прометей - провидец, и он знал об уготованных Зевсом страданиях, но сознательно пошел навстречу великой опасности ради людей. Образ Прометея такой, какой он будет в веках: благородный, страдалец. Здесь появл. метафора «огонь знаний». У Эсхила тепло и пища вторичны. Важен огонь знаний: науки, медицина, ремесла. Знание приближает людей к богам. Прометей у Эсхила олицетворяет творческие способности человека в борьбе с природой. Блага цивилизации чреваты жертвами на пути. В этой трагедии есть пролог. Прием «молчания» использует драматург. Гермес издевается над ним, а тот молчит, те молчание – стойкость героя, олицетворение его мощи. Эсхил излагает проблемы, которые связаны с пониманием огня. Мы видим хор океанид, их сочувствие здесь показано. Эсхил любит контраст. Он не выводит Зевса на сцену. Почему? Прометей – великая сила. Раз он так силен, какая же сила должна быть у Зевса, который победил его? Эсхил – верующий человек, считал, что боги праведны, но в этой трагедии он несколько отходит от этой традиции. Кроме Прометея, который считает З.несправедливым, Ио считает его таким же и все свои несчастья связывает с ним. Прометей – справедливый хранитель порядка. Но это герой по сути бездействующий, ничего важного он не предпринимает. Есть лишь разговор о действии, но его самого нет. Перед нами несгибаемый герой, но в нем нет черт, свойственных только Прометею, выделяющих его из ряда других героев.

«Прометей прикованный». Анализ. (Эсхил) - Русская историческая библиотека

О времени написания и постановки Эсхилом «Прометея прикованного» ничего не известно. Возможно, что трагедия (см. её полный текст) тоже входила в трилогию «Прометея», так как имеются отрывки из «Освобожденного Прометея» и «Прометея – носителя огня». Доказать, однако, с полной очевидностью существование трилогии о Прометее и тем более судить о последовательности трагедий с именем Прометея невозможно. Но дошедший до нас «Прометей прикованный» был той единственной трагедией о мифологическом титане Прометее, дошедшей до нового и новейшего времени, образы которой навсегда остались в памяти культурного человечества.

 

Миф о Прометее. Аудиокнига

 

 

Сюжет «Прометея прикованного»

Эсхил описывает в своей трагедии (см. её полный текст), как Прометея, двоюродного брата царя богов Зевса, приковывают к скале, на краю тогдашнего культурного мира, в Скифии, за то, что Прометей выступил в защиту людей, когда Зевс, завладевший миром, обделил их и обрек на звериное существование. Прометей у Эсхила горд и непреклонен. Он не издает ни единого звука во время этой сцены и только после удаления своих палачей жалуется всей природе на несправедливость Зевса.

Трагедия Эсхила состоит из сцен, изображающих посещение Прометея сначала дочерьми Океана, Океанидами, выражающими глубокое сочувствие ему, потом и самим Океаном, предлагающим примириться с Зевсом, – Прометей это предложение гордо отвергает. Далее у Эсхила следуют длинные речи Прометея о своих благодеяниях людям и сцена с Ио, бывшей возлюбленной Зевса, которую его ревнивая жена Гера превратила в корову, преследуемую остро жалящим ее оводом. Обезумевшая Ио бежит неизвестно куда, наталкивается на скалу Прометея и выслушивает от него пророчества как о своей собственной судьбе, так и о будущем освобождении самого Прометея одним из великих ее потомков, Гераклом. Наконец, последнее явление: Гермес, угрожая новыми карами Зевса, требует от Прометея, как от мудрого провидца, раскрыть для Зевса важную для него тайну. О существовании этой тайны Зевс знал, но содержание ее ему было неизвестно. Прометей и здесь гордо отвергает всякое возможное общение с Зевсом и бранит Гермеса. За это его постигает новая кара Зевса: среди грома и молний, бури, смерчей и землетрясения Прометей вместе со своей скалой низвергается в подземный мир.

 

Историческая основа и идейный смысл «Прометея прикованного»

Исторической основой для эсхиловского «Прометея прикованного» могла послужить только эволюция первобытного общества, переход от звериного состояния человека к цивилизации. Трагедия хочет убедить читателя и зрителя прежде всего в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией в защиту слабого и угнетенного человека. Эта борьба, по Эсхилу, возможна благодаря цивилизации, а цивилизация возможна благодаря постоянному прогрессу. Блага цивилизации перечисляются у Эсхила очень подробно. Это прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, затем техника и вообще практика: строительное искусство, горное дело, кораблевождение, использование животных, медицина. Наконец, это – мантика (толкование сновидений и примет, птицегадание и гадание по внутренностям животных).

В «Прометее прикованном» Эсхил демонстрирует силу человека и в более широком смысле слова.

Он рисует образ борца, морального победителя в условиях физического страдания. Дух человека нельзя ничем сломить, никакими страданиями и угрозами, если он вооружен глубокой идейностью и железной волей.

 

Жанр «Прометея прикованного»

«Прометей прикованный» Эсхила, в отличие от прочих его трагедий, поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий. Это лишает его того широкого и грандиозного ораторного жанра, который присущ другим трагедиям Эсхила. В ней нет оратории, потому что хор здесь совсем не играет никакой роли. Драматургия «Прикованного Прометея» тоже очень слаба (только монологи и диалоги). Остается единственный жанр, великолепно представленный в трагедии, – это жанр декламации.

 

Характеры «Прометея прикованного»

Характеры «Прикованного Прометея» таковы, как и в ранних трагедиях Эсхила: они монолитны, статичны, однокрасочны и не отмечены никакими противоречиями.

Сам Прометей – сверхчеловек, непреклонная личность, стоящая выше всяких колебаний и противоречий, не идущая ни на какое соглашательство и примиренчество. То, что с ним происходит, Прометей расценивает как волю судьбы (о чем заговаривает не меньше шести раз в трагедии: 105, 375, 511, 514, 516, 1052; об этом говорят и Океаниды – 936). В образе Прометея Эсхилом представлена та классическая гармония судьбы и героической воли, которая вообще является огромным и ценным достижением греческого гения: судьба все предопределяет, но это не ведет обязательно к бессилию, к безволию, к ничтожеству; она может вести и к свободе, к великим подвигам, к мощному героизму. В таких случаях судьба не только не противоречит героической воле, но, наоборот, ее обосновывает, возвышает. Таков Ахилл у Гомера, Этеокл у Эсхила («Семеро против Фив»), но в еще большей мере таков Прометей. Поэтому отсутствие обыкновенной бытовой психологии у Прометея возмещается здесь монолитностью мощных деяний героя, поданных хотя статистически, зато возвышенно, величественно.

Прикованный Прометей и Гермес. Художник Я. Йорданс, ок. 1640

 

Остальные герои «Прикованного Прометея» характеризуются одной ведущей чертой, вполне неподвижной, но менее значительной, чем у основного героя трагедии. Океан – добродушный старик, желающий помочь Прометею и готовый пойти на соглашательство, не учитывающий того, кому он предлагает свои услуги. Ио – физически и морально страдающая женщина, обезумевшая от боли. Гефест и Гермес – механические исполнители воли Зевса, один – против своей воли, другой – бесчувственный и бездумный, как нерассуждающий прислужник.

Все эти характеры Эсхила – лишь общие схемы, или механическое воплощение идеи или мысли.

 

Развитие действия в «Прометее прикованном»

Если под действием понимать переход от одних состояний в другие, им противоположные, в результате взаимоотношений дееспособных героев, то в «Прикованном Прометее» Эсхила нет никакого действия, а следовательно, и развития его.

То, что происходит между сценами приковывания и низвержения Прометея, состоит исключительно из монологов и диалогов, которые ни в какой мере не подвигают действие вперед и уж во всяком случае не меняют его на противоположное. Монологи и диалоги «Прикованного Прометея» высокохудожественны, но они совершенно недраматичны.

Единственным движущим мотивом может считаться только будущее освобождение Прометея Гераклом, которое предсказывается самим Прометеем. Но это только предсказание, и притом об очень отдаленном будущем, и никаких намеков хотя бы на малейшие признаки этого освобождения в настоящем в трагедии Эсхила не имеется.

Прометей, приковываемый Вулканом (Гефестом). Эпизод из трагедии Эсхила. Художник Д. ван Бабурен, 1623

 

Художественный стиль «Прометея прикованного»

Уже одно то, что действующими лицами трагедии являются боги и даже из героев тут имеется только одна Ио и что эти боги поданы в серьезном плане, свидетельствует о монументальности, которая характерна для всех трагедий Эсхила. Что же касается другого основного момента эсхиловского стиля, а именно патетизма, то он здесь значительно ослаблен большими длиннотами идейно-теоретического и философского содержания и длиннейшими разговорами, часто тоже довольно спокойного характера.

Патетика имеется прежде всего в начальной монодии Прометея, где Титан жалуется на несправедливость Зевса, в сцене с обезумевшей Ио и, наконец, в изображении катастрофы в природе при низвержении Прометея в подземный мир. Однако эта патетика слишком перегружена рациональным содержанием, а именно критикой деспотизма Зевса, и лишена тех черт исступления, которые мы находили в других трагедиях Эсхила.

Но монументально-патетический стиль «Прикованного Прометея» все же налицо. Его специфика заключается в общей тональности трагедии, которую можно назвать восхвалительно-риторической. Вся трагедия Эсхила «Прикованный Прометей» и есть не что иное, как восхвалительно-риторическая декламация по адресу единственного его подлинного героя – Прометея. Только такое понимание художественного стиля данной трагедии и поможет осмыслить все ее длинноты и ее недраматическую установку.

Действительно, рассказы и разговоры Прометея о прошлом, в частности о его благодеяниях, нисколько не подвигая действия вперед, придают образу Прометея необыкновенно глубокий смысл, возвышают и насыщают в идейном отношении. Точно так же разговоры с Океаном и Гермесом, опять-таки нисколько не развивая действия, весьма выразительно рисуют нам стойкость и силу воли Прометея. Сцена с Ио увековечивает Прометея как мудреца и провидца, знающего тайны жизни и бытия, хотя и не могущего воспользоваться этими тайнами.

Кроме пророчества о своем освобождении прикованный Прометей в трагедии Эсхила еще очень много говорит о странствованиях Ио с длинным перечислением географических пунктов, через которые она прошла и еще должна пройти. Прометею здесь приписаны обширные географические знания, которые, несомненно, были тогда последним достижением науки. Этот рассказ, совершенно лишенный всякого драматизма и даже прямо противоположный ему, тем не менее стилистически очень важен как нарастающая обрисовка мудрости Прометея.

Хоры Эсхила в «Прометее прикованном» тоже недраматичны. Если подойти к ним с точки зрения декламационно-риторической, то сразу можно увидеть, как они необходимы для углубления общего монументально-патетического стиля трагедии. Парод говорит о сострадании Океанид Прометею. Первый стасим рассказывает нам, как о Прометее плачут и север, и юг, и запад, и восток, и амазонки, и вся Азия, и Колхида, и скифы, и Персия, и моря, и даже Аид, – разве этого мало для обрисовки личности основного героя в отношении к нему всего окружающего? Второй стасим – о необходимости подчинения слабых существ – и третий стасим – о недопустимости неравных браков – опять-таки подчеркивают величие дела Прометея, на которое способен только он, но не способны слабые и забитые существа.

Прометей. Картина Г. Моро, 1868

 

Наконец, геологическая катастрофа в конце этой трагедии Эсхила демонстрирует нам опять-таки мощную волю прикованного Прометея, способного противостоять решительно всему, включая всю природу и всех повелевающих ею богов.

Таким образом, то, что является у Эсхила в «Прикованном Прометее» развитием действия, есть постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное декламационно-риторическое нарастание общего монументально-патетического стиля данной трагедии.

 

Социально-политическая направленность «Прометея прикованного»

Идеология «Прометея прикованного», даже взятая в своем отвлеченном виде, резко отличается от прочих трагедий Эсхила своим отношением к Зевсу. В других трагедиях Эсхила мы находим восторженные гимны Зевсу, богословские рассуждения о нем и уж во всяком случае неизменное почитание его, какое-то прямо библейское его превознесение. В противоположность этому Зевс «Прометея прикованного» изображен тираном, жесточайшим деспотом, вероломным предателем, не всемогущим, хитрецом и трусом. Когда же мы начинаем вникать в стиль «Прометея прикованного», то оказывается, что это отношение к Зевсу является здесь у Эсхила не просто какой-то абстрактной теорией и не случайным привеском к трагедии, но проводится в самой смелой, дерзкой и даже бунтарской форме, с революционным пафосом, с просветительской убежденностью и с публицистическим задором. Это, несомненно, просветительская трагедия, это – восторженное похвальное слово борцу с тиранией.

 

По материалам работ А. Ф. Лосева

 

19. «Прометей прикованный». Театр мистерий в Греции. Трагедия

19. «Прометей прикованный»

Истоки мифа о Прометее, по мнению Мюррея, надо искать в местном афинском культе демона огня, второстепенного божества, покровителя кузнецов и гончаров, которого почитали вместе с Гефестом, на одном алтаре. Алтарь называли алтарем Прометеякак более древнего, изначального божества. Кроме того, это был единственный посвященный ему алтарь, в то время как у Гефеста их было много. Главной церемонией культа Прометея был бег с факелом от алтаря через квартал гончаров.

Дословно имя Прометей переводится как «тот, кто предвидит», в отличие от имени его брата Эпиметея – «того, кто думает после». Это связано с мифом о Пандоре*, «биороботе», созданном богами для того, чтобы искушать людей. Для Елены Петровны Блаватской (ЕПБ) миф о Прометее имел более глубокое значение, а его происхождение она считала более древним; так, его имя происходит от Pramantha*, что на санскрите означает «огненная палка», поскольку титан спрятал украденный у богов огонь в полом тростнике. Та же ЕПБ связывает его с Агнишвата* Питри, или «Отцами огня», и Манасапутрами, или «Носителями разума», поскольку, согласно древней традиции, обобщенной ею, Прометей символизирует целую группу божественных существ; они исполнились сострадания к человеку, не имешему разума, который позволил бы ему достичь высших уровней сознания. Эти божественные существа «восстали» – так же как в другом, библейском, мифе это сделал Люцифер, «Носитель света», за что и был низвергнут в бездну; с тех пор его называют «падшим ангелом». Они восстали против Судьбы, которая наделила человечество только тем, что действительно соответствовало уровню его эволюционного развития, – конкретным разумом ( Kama-manas* индусов) – и «украли» для человечества «искру» Разума. Но эту искру восприняли не все, и поэтому Эпитемей и является тем, «кто думает после». Как объясняет «Тайная Доктрина»*, одни люди усвоили только треть искры, другие – две трети, а некоторые – ничего. Следовательно, несмотря на все усилия Манасапутров, человечество, за некоторыми исключениями, не получило всей полноты Разума: ведь даже те, кто восприняли эту искру в наибольшей степени, едва ли смогли подняться до вершин сознания даже на эти две трети «украденного».

Гермес

(музей Пио Клементино, Ватикан)

Прометей, согласно этой трактовке, – символ милосердия благосклонного к людям бога, который вопреки естественному и благоразумно установленному Судьбой ходу времени пожертвовал собой и пострадал за людей, став «великой жертвой», распятой на самых древних горах планеты (упоминание о Кавказе появилось уже после Гомера). Там он подвергался ежедневным пыткам: орел Зевса, который прилетал к нему, пожирал его печень (символ всех страстей, от самых низших до самых высоких), которая на следующий день из-за проклятия Зевса вырастала вновь, и орел снова ее выклевывал.

Мы настаиваем на том, что миф о Прометее нельзя понять вне связи с историей о Пандоре, ее ящике и открывшем его Эпиметее. Этот миф повествует о нисхождении Высшего Разума в человека; он принадлежал Мистериям и никогда не выходил за их пределы, разве что в виде известного в народе и вызывавшего сочувствие образа. Эсхил же полностью отразил этот миф в своей трагедии, сделав доступным для каждого, кто хотел бы его узнать.

Религиозная жертва, которую приносили Прометею, непосвященным казалась очень странной. Жертву, которой мог быть, например, вол, участники церемонии умерщвляли, мясо тщательно отделяли от костей, жарили и с великой радостью поедали, запивая вином с водой. Кости приносили в жертву Зевсу.

Смысл этого жертвоприношения связан с происхождением человечества. Согласно Мистериям, когда Земля находилась еще в газообразном состоянии, человек был энтелехией, или эфирным призраком. Прошли миллионы веков, и, по мере того как уплотнялась планета, то же происходило с обитавшими на ней бесплотными телами. Они неизбежно обретали вес и кости, которые защищали их жизненные органы и позволяли двигаться благодаря костному аппарату. Так из человечества «без костей» родилось человечество «с костями». Это знание отражено и в еврейской части Библии (Ветхом Завете) в мифе о рождении Евы (кость) из «ребра» Адама.

Столь приятная церемония, которая так радовала ее участников и воздавала почести Прометею, имела еще и другие, эзотерические, значения, делавшие ее чем-то большим, чем простое приношение. Одно из них заключалось в том, чтобы вспомнить это первое человечество «с костями» и выразить благодарность Зевсу (а на самом деле просто Божественному, независимо от его имени), поднося ему кости жертвы, а не мясо, поскольку именно благодаря появлению скелета и черепа Прометей смог позже даровать нам Высший Разум и те сложнейшие органы нервной системы, которые являются его физическим вместилищем.

Эсхил, получивший посвящение в Элевсине, не упоминает о связи с ящиком Пандоры. Он представляет Прометея «похитителем огня»… но Огня священного.

В конце пролога, прервав напряженное молчание, титан произносит страстный монолог, где после сетования на свое нынешнее состояние торжественно объявляет: он принес огонь смертным, чтобы с его помощью они развивали науки, искусства и ремесла. Он утверждает, что этот Священный Огонь – величайший дар, которым дано обладать человеку.

Во втором эписодии Прометей подробно рассказывает Океанидам обо всех благах, которые обрели люди, начиная от науки о числах до письменности и памяти. Священный Огонь также позволил им запрячь животных в ярмо и научиться строить корабли. Прометей повествует о медицине и о способах прорицания, о снах, о предзнаменованиях и о том, как толковать полет птиц. И все это стало возможным благодаря Священному Огню. Говорит он и о том, что научил смертных приносить жертвы Бессмертным, научил находить металлы и пользоваться ими.

Орел, посланный Зевсом, пожирает печень Прометея

(из книги: Michel de Marolles, Tableaux du temple des Muses,1655)

Прометей рассказывает дочерям Тефиды* о своих страданиях и о том, что, по его мнению, Зевс поступил с ним несправедливо. Согласно большинству современных теорий, черная скала, к которой титан был прикован нерушимыми цепями на протяжении тысячелетий, могла быть связана с Тартаром, куда были низвергнуты древние боги и остальные враги Зевса. Именно Прометей помог ему занять великий трон, принадлежавший до этого его отцу Кроносу.

В этой неясной и, к сожалению, неточной версии скрывается тайна, что заключена в связи между Временем, Разумом и Волей.

Прометей добавляет, что благодаря ему смертные уже не смотрят с ужасом на смерть, поскольку их озарил Священный Огонь. (Очевидно, речь идет о посвященных – о тех, кто получил «весь Огонь», или «Искру», от Агнишвата).

Прометей вспоминает другого истязаемого Судьбой – своего брата, ушедшего в землю Атланта, который поддерживает новую Землю, покрываемую новым Небом.

Прометей рассказывает Океану, пришедшему утешить его, о своих многочисленных бедах. Далее следует перечисление всех жертв Зевсова гнева; об этом повествовании высказали свое мнение такие специалисты, как Визелер, Буассонад, Герман, Хеймсот, Б. Фофс и Хартунг, каждый из которых предложил свою трактовку, особенно того места, где Прометей говорит об «арабах». Есть нечто примечательное в упоминании о металлах, которые Прометей сделал доступными людям. Подобно Платону, он перечисляет их в таком порядке: железо, медь, серебро и золото.

В трагедии Прометей показан гигантом и в физическом, и в моральном смысле, главным благодетелем человечества, самим воплощением свободы, которая наделяет отвагой и сознанием.

Эсхил делает Прометея хранителем «великой тайны», которую, по его словам, ему доверила Фемида («Фемида» этимологически означает «вечный закон»). Тайна эта скрыта за вуалью: если Зевс вступит в брак с Фетидой, он будет свергнут с престола, поскольку Судьбой предначертано, что сын Фетиды будет сильнее и могущественнее своего отца.

На сцене появляется Ио, двурогая богиня, которая жалуется на беспощадного слепня, который по приказу Геры постоянно жалит ее. Она называет себя девой-скиталицей и просит Прометея сказать ей, когда прекратятся ее мучения. Но тот отвечает, что лучше ей этого не знать. В следующем диалоге с Ио он скажет, что Кавказ – самая высокая гора и что с нее стекает река (отсюда нам должно стать понятно, что Прометей прикован не там).

«Прометей прикованный» – часть трилогии, и, к сожалению, это единственная часть, которая сохранилась достаточно полно. Волею судеб до нас дошла, возможно, самая эзотерическая трагедия Эсхила, поскольку в диалоге с Ио покров над тайной Элевсинских мистерий недостаточно плотен.

Вторая часть трилогии называется «Прометей освобожденный», а третья «Прометей – носитель Огня». Некоторые авторы полагают, что последняя часть, утерянная еще в Средневековье, на самом деле была началом трилогии.

По нашему мнению, «Прометей – носитель Огня» действительно последняя часть, которая рассказывает о человеке уже освобожденном и поэтому ставшем законным носителем Священного Огня.

«Аргивяне» – так называлась сатировская драма, которая завершала трилогию и была четвертым элементом, как бы снимавшим напряжение. Как и все трагедии, она заканчивалась празднеством, в данном случае в честь Прометея.

Анализ трагедии позволяет нам оценить важность Кратосаи Бии(Силы и Насилия), которые приволокли титана к скале. Некоторые комментаторы предпочитают помещать эту скалу между русскими степями и Понтом Эвксинским (Черным морем). Но мы уже говорили, что из-за многочисленных переводов и пробелов в тексте ни один комментарий не может претендовать на точность.

Гефест – кузнец-маг, который по приказу Зевса заковал Прометея в волшебные цепи. И хотя он сочувствует титану, но исполняет приказ, приковывая его к необычной скале, которая, судя по тому, что о ней говорится, нависает над пропастью, разверзнутой бурями (снова образ Тартара).

Некоторые полагают, что та фигура, которую зрители видели на имитируемой скале во время представления, была не человеком, а лишь огромной деревянной куклой, которая с помощью «спецэффектов» могла совершать несколько движений и, как казалось, разговаривала. Декорации, видимо, были впечатляющими, поскольку скала была огромной высоты, бездонную пропасть покрывали туман и облака, а со всех сторон доносились пугающие звуки. Использование того, что мы называем mekanai, «механика», было неизбежно, поскольку весь хор нимф Океанид появлялся на сцене в колеснице, спускавшейся с неба, а крылья колесницы производили при этом громкий шум. Этот хор Океанид, родственниц Прометея, – самое совершенное, что было в греческой трагедии, поскольку в нем удалось с большой искренностью выразить simpateia, что этимологически означает «совместное страдание» (сострадание).

Прометей и нимфы Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

После того как Океаниды выходят из огромной колесницы, с небес спускается крылатый грифон или дракон, верхом на котором сидит бог Океан, отец кротких Океанид. Он советует Прометею последовать его собственному примеру и просто принять наказание Зевса. Персонажи как бы противопоставляются друг другу.

Мюррей разумно замечает, что раз Океан не видит своих дочерей, находящихся на земле, это может означать, что грифон с помощью какого-то подъемного устройства продолжал оставаться на некоторой высоте, возможно там же, где находился прикованный Прометей. Когда Океан удаляется, хор исполняет первый стасим, и между ним и вторым актом следует длительное молчание Прометея, который затем извиняется за свое кажущееся высокомерие. Mekanai, механика, вероятно, в этот момент переносила весь хор в какое-то новое место, ближе к Прометею.

Ио и нимфы Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus, 1831)

Перед вторым стасимом Прометей утверждает, что Мойра и Эринии* могущественнее даже самого Зевса, который не сможет избежать своей Судьбы. (Это древнее философское утверждение отражено в Мистериях и говорит о том, что все существа, явления и вещи, вне зависимости от своей значимости, подчинены закону действия и реакции, который индусы называют кармой. По крайней мере, все те, кто проявлен на любом из планов сознания.)

Ио, похоже, появляется на сцене обычным путем. Ее сторожит стоглазый Аргус, но волшебная флейта Гермеса гипнотически усыпляет его, и Посланник богов отсекает ему голову. Деву-Мать Ио представляла юная красавица с полумесяцем на голове, напоминавшая египетскую Исиду-Хатхор* поздней эпохи. Поскольку, как мы уже говорили, ее преследует слепень, она, возможно, металась по широкой сцене, и это контрастировало с неподвижностью Прометея. Эта эффектная сцена, продолжавшаяся некоторое время, должно быть, выглядела весьма впечатляюще. Заглядывая все глубже и глубже, Эсхил подсказывает нам, что и движение, и неподвижность в своих крайних проявлениях становятся формой наказания и несчастья… Стоики должны были бы невозмутимо улыбнуться, созерцая эту картину.

Следом за упомянутым выше диалогом между Ио и титаном хор исполняет третий стасим, короткий, поскольку он состоит лишь из одной триады.

Прометей, Гефест, Кратос и Биа

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

В начале четвертого эписодия Прометей повторяет Океанидам свое пророчество, а затем появляется Гермес, возможно, по воздуху, поскольку этот бог способен летать при помощи волшебных крыльев на своих сандалиях. В произведении Эсхила Гермес – достаточно верный и услужливый исполнитель приказов Зевса. Доводы, которые он приводит Прометею, чтобы убедить того подчиниться наказанию, намеренно неубедительны.

Видя, что Прометей продолжает упорствовать в своем нежелании открыть великий секрет (Гермес его не знает, но знает публика, поскольку ей он уже был открыт, и даже с некоторыми мистериальными элементами, которые, как кажется, совсем необязательно было добавлять), Посланник богов угрожает Прометею, что молния Зевса низвергнет его в Тартар. Прометей вновь отвечает отказом и советует Океанидам удалиться, чтобы избежать столь великой опасности, но те отвечают, что разделят его судьбу. Здесь Океаниды, дочери жизненного Океана, символизируют все мыслящее человечество, которое не желает терять Искру, данную Прометеем. Они предпочитают спуститься вместе с ним во мрак Тартара, то есть на тот план, где мы, люди, существуем, двигаясь почти вслепую.

Прометей и Океан

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

Именно здесь начинает действовать mekanai, создавая «спецэффекты», сравниться с которыми сегодня, два с половиной тысячелетия спустя, может только кинематограф. По правде говоря, мы не знаем, как именно производились эти почти невероятные феномены, но все комментаторы эпохи Эсхила единодушны в их описании.

Прометей прикованный и Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus, 1831)

Огромная скала, к которой прикован Прометей, проваливается под землю, в пропасть, из которой клубами валит пар и одновременно дует сильный ветер:

…Задрожала земля (?),

Загудели грома грохотаньем глухим.

Ослепительных, огненных молний, змеясь,

Извиваются искры. Столбами ветра

Крутят пыль придорожную. Вихри ревут

И сшибаются в скрежете, в свисте. Встает

Вихрь на вихрь! Друг на друга восстали ветра!

Хлябь морская и небо смешались в одно (?)!

(Пер. А. Пиотровского)

Это описание из самой трагедии подтверждено многочисленными зрителями, но нам нелегко ему поверить. Как все это производилось? Какими средствами удавалось создать настоящий природный катаклизм? Даже если допустить существование каких-то огромных машин и использование вентиляторов и химических средств, наше воображение не в силах представить, как все это делалось.

Сегодня мы знаем, что в мистериальных действах использовалось электричество от жидкостных батарей, но в наших музеях хранятся лишь небольшие кувшины размером не больше аккумулятора современного автомобиля. Этого недостаточно, чтобы создать сверкающие в воздухе молнии. И если для имитации молний применяли какую-то хитрость, нанося на огнестойкий канат воспламеняющиеся вещества, то все прочие эффекты, в том числе обрушение огромных глыб в искусственную пропасть и дрожание земли, выходят за рамки возможностей чистой механики – разве что эти возможности были гораздо больше, чем мы обычно приписываем грекам V века до нашей эры.

Современные комментаторы склонны считать, что изрядную долю этих чудес рисовало воображение тех, кто присутствовал на представлении. Но даже если и так, даже если все (?) зрители были загипнотизированы, что маловероятно, «спецэффекты» этой вершины творчества Эсхила остаются загадкой уже двадцать пять веков. От их демонстрации отказались еще при жизни автора. По мнению одних, из-за «цензуры» жреческой власти Элевсина. Другие считают, что Эсхил сам не захотел использовать их – то ли по причине непомерно высокой стоимости, то ли потому, что воздействие этих эффектов на публику выходило за рамки его замысла, вызывая коллективную истерию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Основной конфликт «Прометея прикованного»

Блага цивилизации, по мнению Эсхила,— прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, и практика: строительство, горное дело и т.п. В трагедии он рисует образ борца, морального победителя. Дух человека нельзя ничем побороть. Это повесть о борьбе против верховного божества Зевса (Зевс изображен деспотом, предателем, трусом и хитрецом). Развитием действия является постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное нарастание монументально-патетического стиля трагедии.Два актера на сцене.

Конфликт трагедии состоит в столкновении знания Прометея и незнания Зевса.

Мировоззрение Эсхила в основе своей было религиозно-мифологическим. Он верил,что существует извечный миропорядок,который подчиняется действию закона мировой справедливости.Человек,вольно или невольно нарушивший справедливый порядок,будет наказан богами,и тем самым равновесие восстановится.Идея неотвратимости возмездия и торжества справедливости проходит через все трагедии Эсхила.

Эсхил верит в судьбу-Мойру,верит,что ей повинуются даже боги.Однако к этому традиционному мировосприятию примешиваются и новые взгляды,порожденные развивающейся афинской демократией.Так,герои Эсхила-не безвольные существа,безоговорочно выполняющих волю божества:человек у него наделен свободным разумом,мыслит и действует вполне самостоятельно.Почти перед каждым героем Эсхила стоит проблема выбора линии поведения.Моральная от- ветственность человека за свои поступки-одна из основных тем трагедий драматурга.

Эсхил ввел в свои трагедии второго актера и тем открыл возможность более глубокой разработки трагического конфликта,усилилдейственную сторону театрального представления.Это был настоящий переворот в театре:вместо старой трагедии,где партии единственного актера и хора заполняли всю пьесу,родилась новая трагедия,в которой персонажи сталкиваются на сцене друг с другом и сами непосредственно мотивировали свои действия.

Внешняя структура трагедии Эсхила сохраняет следы близости к дифирамбу ,где партии запевалы перемежались с партиями хора.

Из дошедших до нашего времени трагедий великого драматурга особо выделяется "Прометей Прикованный"-возможно,самая известная трагедия Эсхила,повествующая о подвиге титана Прометея,подарившего огонь людям и жестоко за это наказанного. О времени написания и постановке ничего не известно. Исторической основой для такой трагедии могла послужить только эволюция первобытного общества, переход к цивилизации. Эсхил убеждает зрителя в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией. Эта борьба возможна благодаря только постоянному прогрессу. Блага цивилизации, по мнению Эсхила,— прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, и практика: строительство, горное дело и т.п. В трагедии он рисует образ борца, морального победителя. Дух человека нельзя ничем побороть. Это повесть о борьбе против верховного божества Зевса (Зевс изображен деспотом, предателем, трусом и хитрецом). Вообще произведение поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий (лишает трагедию традиционного для Эсхила ораторного жанра). Драматургия тоже очень слаба, жанр декламации. Характеры также монолитны и статичны как и в других произведениях Эсхила. В героях никаких противоречий, они выступают каждый с одной чертой. Не характеры, общие схемы. Действия никакого нет, трагедия состоит исключительно из монологов и диалогов (художественны, но совсем не драматичны). По стилю—монументально-патетическая (хотя действующие лица только боги, патетизм ослаблен—длинные разговоры, философское содержание, довольно спокойный характер). Тональность восхвалительно-риторическая декламация в адрес единственного героя трагедии Прометея.Все возвышает Прометея. Развитием действия является постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное нарастание монументально-патетического стиля трагедии.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Драматешка - Творчество Эсхила

Страница 1 из 7

ВВЕДЕНИЕ

Первый великий греческий трагик, получивший мировое признание, Эсхил жил и творил в первой половине V в. до н. э., в ту эпоху, которая и самими греками и всей последующей культурой всегда расценивалась как эпоха величайшего подъема, общественного, политического идеологического и художественного. Греция, прошедшая через разложение общинно-родо-вого строя, быстро двигалась по рельсам новой, рабовладельческой формации, создавая вместо родовых авторитетов государство, а именно сначала аристократическую, а потом демократическую республику. Первая половина V в. представляет собой эпоху греко-персидских войн, когда новая Греция побеждала в лице Персии старый деспотический Восток. Победы при Марафоне (490 г.), у Саламина (480 г.) и при Платее (479 г.) навсегда остались в памяти греков как символ их небывалого патриотического подъема и нерушимого единства всего греческого народа в борьбе за свою независимость. Наконец, греческая культура к этому времени тоже достигла высокого уровня, поскольку и старинный эпос, и разнообразнейшая лирика, и философия, успешно боровшаяся с устаревшими мифологическими воззрениями и выставлявшая на первый план учение о материальных стихиях, и историческая наука к этому времени уже имели свои весьма значительные достижения. В атмосфере этого общего подъема и действовал Эсхил, сообщивший греческой трагедии небывалое великолепие и грандиозный стиль.
Дошедшие до нас сведения об Эсхиле. К сожалению, сведения об Эсхиле весьма незначительны. Родился он в 525 г. в Элевсине в аристократической семье. В качестве воина он участвовал во всех главнейших боях греко-персидских войн. Об его участии в государственной или политической жизни ничего не известно. Около 472 г. Эсхил был вынужден уехать в Сицилию, где жил при дворе тирана Гиерона. Причиной этого изгнания источники считают либо его неудачу в поэтическом состязании с молодым Софоклом, либо разглашение тайн Элевсинских мистерий. Умер Эсхил после своего вторичного приезда в Сицилию в Геле в 456 г.
Эсхил написал 70 трагедий и 20 сатировских драм. До нас дошло только 7 трагедий и более 400 фрагментов. По одним сведениям Эсхил одержал со своими трагедиями 13 побед, по другим — 28.
Сценические нововведения. Аристотель сообщает, что Эсхил ввел второго актера. Это значит, что трагедия до Эсхила, происходя из хоровой лирики, вначале просто являлась хоровым произведением, при котором был единственный самостоятельный актер, игравший самую незначительную роль в виде собеседника с хором. Введение второго актера, несомненно, сокращало партии хора и расширяло диалог, давая возможность вводить гораздо большее число действующих лиц, поскольку «два актера могли сразу играть несколько ролей. Наиболее ранняя трагедия Эсхила «Умоляющие» отводит на хор всех своих стихотворных строк, в последующих же трагедиях хоровые партии тоже занимают не меньше половины всего текста (за исключением «Скованного Прометея», где хоровые строки занимают приблизительно 1/8 часть трагедии).
Эсхилу приписывается введение роскошных костюмов для. актеров, масок, котурнов и разнообразной сценической обстановки. Такие места в трагедиях, как появление теней умерших, или низвержение целых скал в подземный мир, или прибытие богов по воздуху, требовали разного рода технических приспособлений, которых до Эсхила не было. Кроме того, Эсхил вводил в свои трагедии в широкой мере танцы и сам сочинял для них разнообразные фигуры.
Наконец, необходимо отметить, что Эсхил писал трилогии, посвященные либо одному сюжету, либо разным сюжетам, но так или иначе между собой связанным. Завершалась каждая такая трилогия еще так называемой сатировской драмой, т. е. драмой с участием сатиров, трактовавшей какой-нибудь миф в очень веселой форме. Впрочем, у Эсхила имелись трагедии и одиночные. Трилогический принцип, несомненно, тоже есть нововведение Эсхила, что вполне соответствует грандиозному стилю его трагедий.

В.В. Головня. История античного театра : Эсхил

78

ГЛАВА


VI
ЭСХИЛ
  • Время Эсхила (524—456 гг. до н. э.), его биография и общая характеристика его творчества
  • Строение греческой трагедии.
  • «Молящие».
  • «Персы».
  • «Семеро против Фив».
  • «Прометей Прикованный».
  • «Орестея».
  • «Агамемнон».
  • «Хоэфоры».
  • «Эвмениды».
  • Драматургия «Орестеи».
  • Значение драматургической деятельности Эсхила

ВРЕМЯ ЭСХИЛА (524-456 гг. до н. э.), ЕГО БИОГРАФИЯ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЕГО ТВОРЧЕСТВА

Изучение творчества великих драматургов V в. до н. э. Эсхила, Софокла и Еврипида следует начать с Эсхила, который был не только самым старшим из них, но и вошел в историю греческого театра как гениальный создатель греческой трагедии.
Эсхил родился в Элевсине, близ Афин, в 524 г. до н. э. и происходил из знатного рода. Несомненно, что уже в детском и юношеском возрасте Эсхил хорошо познакомился с эпосом, и в первую очередь с произведениями Гомера. Время, в которое жил Эсхил, было насыщено событиями всемирно-исторического значения. При жизни поэта в 499 г. произошло восстание ионийских городов Малой Азии против персидского владычества. Это восстание было преддверием долголетних греко-персидских войн. Эсхил в качестве гоплита 1 принимал участие в трех решающих сражениях, которые, в сущности, предопределили исход греко-персидских войн. В битве при Марафоне (490), местечке, расположенном в северо-восточной гористой части Аттики, небольшое войско, состоявшее почти целиком из афинян, наголову разбило в несколько раз превосходив шее его по численности персидское войско. Спустя десять лет Эсхил принял участие в другом знаменитом сражении — при острове Саламине. Поэт был свидетелем величайших бедствий, обрушившихся на его родину. К моменту Саламинского сражения Средняя Греция была оставлена, и войска Ксеркса заняли Беотию и Аттику. Все мужчины, способные нести военную службу, уже раньше были направлены в сухопутную армию или во флот. Старики, женщины, дети и рабы были эвакуированы на остров Саламин. Ксеркс ограбил храмы и сжег город. Вождь афинской демократии Фемистокл настоял на том, чтобы объединенный греческий флот, большую половину которого составляли афинские корабли, дал сражение персидскому флоту в узком Саламинском проливе. Саламинский морской бой, оказавшийся переломным моментом в ходе греко-персидских войн, закончился полным разгромом персидского флота. Гибель персидского флота при Саламине нашла отображение в трагедии Эсхила «Персы». Поэт принимал участие и

1 Гоплиты — тяжеловооруженные воины Древней Греции.
79

Эсхил. Бюст. Ватикан

в сражении при Платеях, в Беотии, летом 479 г., когда персы снова вторглись в Аттику и опять разрушили Афины. В этом сражении, продолжавшемся несколько дней, объединенное греческое войско нанесло решительное поражение персам. Вскоре после этого была освобождена вся территория материковой Греции. Летом того же года персидский флот был разбит греческим флотом у мыса Микале. Сражения при Саламине, Платеях и Микале знаменовали поражение персов, хотя война с перерывами продолжалась еще до 449 г. Греки отстояли свою независимость и свободу. Изгнание персов из района Эгейского моря и свободный доступ в Черное море способствовали развитию производительных сил.
На глазах Эсхила происходила огромная перемена: из обычного греческого города Афины превратились в передового борца греческого мира против варваров 1 и достигли большой политической и экономической мощи.
Есть основания думать, что политические симпатии Эсхила были на стороне консервативно-аристократической партии. Однако как гениальный художник, правдиво отображавший нравст-

1 Варварами греки (как позже и римляне) называли другие народы. Хотя никакого грубого или оскорбительного смысла греки в это слово не вкладывали, однако на варваров они смотрели как на людей, стоящих по сравнению с ними на более низкой ступени культурного развития.
80

венные проблемы эпохи, Эсхил в своем творчестве преодолел ограниченность своих политических воззрений. Все его творчество носит глубоко прогрессивный характер и имеет в своей основе политические завоевания афинской рабовладельческой демократии, обеспечившие победоносное окончание войны с персами и создавшие необходимые условия для подъема культуры и искусства в первой половине V в. до н. э.
Эсхил был современником, свидетелем и участником этого огромного культурного подъема, охватившего Афины после Саламинской битвы. Он дал трагедии глубочайшее идейное содержание, тесно связанное с запросами современной поэту жизни. Его произведения воспитывали гражданские чувства греков, живших в эпоху решающих битв с персами, и вместе с тем доставляли им огромное эстетическое наслаждение. Это объясняется тем, что для выражения идейной сущности своих произведений Эсхил нашел и новую художественную форму. Драматург ввел второго актера и открыл тем самым возможность более глубокой разработки трагического конфликта и усиления действенной стороны театрального представления. Это был настоящий переворот в театре: вместо старой трагедии, где было мало действия и лирические партии единственного актера и хора заполняли всю пьесу, родилась новая трагедия, в которой действующие лица сталкивались друг с другом на сцене, на глазах у зрителей, и непосредственно сами давали мотивировку своим действиям. Введение второго актера повело за собой и развитие диалога, который в старой трагедии имел лишь зачаточный характер. Таким образом, введение диалога тоже было делом Эсхила. Классическая форма, приданная Эсхилом трагедии, сохранялась на всем протяжении истории античного театра.

СТРОЕНИЕ ГРЕЧЕСКОЙ ТРАГЕДИИ

Греческая трагедия представляет собой гармоническое сочетание речи, музыки — включая и пение — и танцев. Поэтому строение ее иное, чем, например, трагедии Шекспира. Достигши высокой ступени художественного совершенства, греческая трагедия сохраняет в строении следы своего происхождения из дифирамба, и одним из ее существенных элементов являются хоровые партии.
Почти все дошедшие до нас трагедии (за исключением «Молящих» и «Персов» Эсхила) начинаются с пролога, в котором обычно содержится завязка действия. В прологе мог выступать либо один актер, произносивший монолог, либо пролог представлял собой целую сцену с участием двух или даже трех актеров. Иногда персонажи пролога вовсе не появлялись в дальнейшем в пьесе. За прологом шло вступление хора на орхестру, которую он не покидал уже до самого конца пьесы. Это вступление хора на орхестру называется пародом 1. Ранние трагедии Эсхила начинаются прямо с парода, пролога в них нет. После парода следовали эписодии — диалогические части трагедии, которые отделялись друг от друга стасимами, то есть песнями хора, исполняемыми уже после того,

1 Другое значение этого слова дано при описании архитектуры греческого театра.
81

как хор вступил на орхестру и остался на ней 1. Последняя часть трагедии, когда хор покидал орхестру, называлась эксодом, то есть уходом хора. Число эписодиев могло быть различным, но обычно трагедия состояла из трех-четырех эписодиев и трех-четырех стасимов.
Таким образом строение греческой трагедии представляется в следующем виде: 1) пролог, 2) парод, 3) эписодий I, 4) стасим I, 5) эписодий II, 6) стасим II, 7) эписодий III, 8) стасим III, 9) эписодий IV, 10) стасим IV, 11) эксод.
У хора был особый руководитель, называвшийся корифеем. При Эсхиле хор состоял из двенадцати, а при Софокле уже из пятнадцати человек. При выходе хора во главе его шел флейтист, который становился на ступеньки алтаря, сооруженного в центре орхестры.
Стасимы разделялись на отдельные части — строфы и антистрофы, строго соответствовавшие одна другой. Слово «строфа» обозначает, собственно, «поворот». Возможно, что при пении по строфам и антистрофам хор продвигался то в одну, то в другую сторону. Строфы и антистрофы получают в новейших печатных изданиях текста свое порядковое обозначение, например, строфа 1, антистрофа 1, строфа 2, антистрофа 2 — и т. д. Строфа и соответствующая ей антистрофа написаны всегда в одном и том же лирическом размере. Новая строфа и антистрофа идут обычно в новом размере. Эпод (заключение) также имеет новый размер. Впрочем, эподы встречаются сравнительно редко.
Пение хора обязательно сопровождалось музыкой. Инструментом, аккомпанировавшим лирической партии, была двойная флейта, сделанная из двух камышовых, деревянных или металлических трубок, оканчивавшихся общим мундштуком. Музыкальный аккомпанемент — мелодия — отличался простотой. Аккомпанемент только поддерживал пение хора, исполнявшееся всегда в унисон.
В танцах, которыми нередко сопровождались песни хора, принимали участие не только ноги, но и все тело танцора. Танец таким образом был своего рода пантомимой и являлся как бы пластическим комментарием к словам. Танец в трагедии назывался «эммелея».
Греческое, как и римское, стихосложение основано на последовательном чередовании долгих и кратких слогов. Дело в том, что в каждом слове греки различали по долготе (по «количеству») долгие слоги, обозначаемые теперь в наших изданиях, когда это требуется, знаком «—», и краткие, обозначаемые знаком «». Наименьшая единица времени, требующаяся для произнесения гласного звука, называется морой. На произнесение долгого слога употреблялось в два раза больше времени (то есть две моры), чем на произнесение краткого. Ударение в греческом языке имелось, но оно было музыкальным, то есть характеризовалось не усилением голоса, а его повышением. В стихе это ударение роли не играет и может встретиться одинаково и в ритмически сильном и в ритмически слабом стихе.
Что касается метров (размеров), употреблявшихся в трагедии, то монологи, речи, рассказы и диалоги писались ямбическим триметром, то есть стихом, состоящим из шести полных ямбических стоп (U—), причем ямбы соединяются парами, так что две стопы

1 Греческое прилагательное «στaσιμοs» (корень тот же, что и в русском слове «стать») обозначает —«неподвижно стоящий».
82

образуют одно целое, и сильное ударение падает на долгий слог первой стопы. Таким образом, ямбический триметр состоит из трех двустопных ямбических сочетаний.
Основная схема ямбического триметра следующая: например, 1-я двойная стопа, 2-я двойная стопа, 3-я двойная стопа U— U —| U — U —| U — U—

За благопожеланья благодарная.

Это слова Афины, когда ей удается примириться с Эвменидами и добиться от них благословения своему городу 1. Стих состоит здесь из шести ямбических стоп. В смысле стихотворного размера это наиболее близкий к подлиннику перевод. Однако греческий ямбический триметр часто передается на русский язык ямбическим стихом, содержащим только пять или пять с половиной ямбических стоп.

Вот мы пришли в далекий край земли
(5 ямбических стоп),
В безлюдную пустыню диких скифов
(5 с половиной ямбических стоп).

(Начало трагедии Эсхила «Прометей Прикованный» 2)

У нас в ямбической стопе, как видно из перевода приведенных стихов, имеется сочетание неударяемого и ударяемого слога, и, следовательно, чередование краткого и долгого слога в древнегреческом стихе приравнивается к чередованию неударяемого и ударяемого слога в привычном нам тоническом стихосложении.
Надо заметить, что чисто ямбическая строка у древнегреческих драматургов встречается редко. Речь, написанная только в такой стопе, была бы монотонной и в то же время слишком быстрой.
Поэтому вместо ямба в определенных: стопах употребляются и другие размеры: спондей, состоящий из двух долгих слогов (——), трибрахий — из трех кратких (UUU), дактиль — из одного долгого и двух кратких слогов (— U U ). Таким образом, в иной стопе ямбического стиха в древнегреческом языке может быть и три слога, чего в русском стихе никогда не бывает. В диалоге употребляется также и трохаический тетраметр. Трохей состоит из долгого и краткого слога (— U) , каждый метр состоит из двух трохеических стоп, а в трохеическом тетраметре всего восемь трохеических стоп, причем последняя из них усеченная. Схема трохаического тетраметра следующая:
— U—U—U—U—U—U — U—

Сын мой, радуйся! о сын мой! Да я смею
так начать...

(Слова Ксуфа к новообретенному наследнику Иону в «Ионе» Еврипида 3.),
Трохаический тетраметр употреблялся тогда, когда надо было показать торопливость или известную взволнованность действующих лиц.
Хоровые партии писались самыми разнообразными размерами, с большим трудом поддающимися передаче на русский язык.
Лирические партии встречаются нетолько в конце, но и внутри эписодиев: например, коммос — лирическая жалоба, исполняемая актером и хором, чередующееся пение двух актеров или амейбейон и монодия — то есть сольная партия актера.
Кроме чисто лирических партий, которые пелись хором, стихи, написанные в анапестическом размере (схема ана-

1 «Греческая трагедия. Эсхил. Софокл. Эврипид», пер. с древнегреческого под ред. Ф. А. Петровского, М.-Л., Гослитиздат, 1950, стр. 199 (пер. Вячеслава Иванова).

2 Там же, стр. 7.
3 Там же, стр. 535.
83

пестической стопы (UU—), исполнялись речитативом. Анапесты употреблялись, когда хор вступал на орхестру или когда он приветствовал появление нового персонажа. Анапесты употреблялись также и в эксоде хора. Пример употребления анапестов:

Мы уходим, рыданий и скорби полны,
Потеряв нашей жизни отраду.
(Конец трагедии Еврипида «Геракл» 1)
Диалоги в трагедии написаны на аттическом диалекте. В лирических партиях хора и актеров к аттическому диалекту примешиваются и дорийские формы. Объясняется это тем, что особенного развития мелос 2 достиг у дорийцев. Связь мелоса с дорийским диалектом была так сильна, что аттическая трагедия в песнях хора и ариях актеров использует дорийский диалект.

«МОЛЯЩИЕ»

«Молящие» (другие переводы заглавия — «Умоляющие», «Просительницы») — самая ранняя из дошедших до нас пьес Эсхила. Она составляла только часть трилогии, посвященной судьбе дочерей Даная. Согласно мифу, вместе со своим отцом они бежали из египетской земли в Аргос, спасаясь от преследования своих двоюродных братьев, сыновей Египта, желавших вступить с ними в брак. Преследуемый египтянами Данай мог спастись только благодаря тому, что согласился отдать своих дочерей в жены преследователям. Однако Данай приказывает дочерям убить своих мужей в первую же брачную ночь. Все исполняют его приказание. Только Гипермнестра почувствовала любовь к своему мужу Линкею и пощадила его. Она стала родоначальницей царского рода.
Эсхил обработал это сказание о Данаидах, но из его трилогии сохранилась только одна трагедия «Молящие». По пьесе, дочери Даная вместе с отцом находятся уже в Аргосе. Трагедия начинается прямо с парода, и уже это обстоятельство указывает на то, что «Молящие» принадлежат к числу самых ранних пьес Эсхила. На орхестру выходят пятьдесят девушек в сопровождении такого же числа служанок. У них смуглый цвет кожи, выжженной знойным солнцем Нильской долины. Они одеты в восточные плащи; у каждой в левой руке масличная ветвь, перевитая белой овечьей шерстью, обычный символ ищущих защиты. В своей вступительной песне Данаиды рассказывают о том, как они бежали из Египта, чтобы избавиться от брака со своими двоюродными братьями. По совету отца девушки поднимаются на ступени большого алтаря с расположенными на нем кумирами двенадцати аргосских богов 3. Они садятся возле этих статуй, положив перед ними свои ветви. Входит царь Аргоса Пеласг, которого

1 Еврипид, Пьесы, пер. с древнегреческого, М., «Искусство», 1960, стр. 219.

2 Термин «мелос» или «мелика» применялся к тем произведениям греческой лирики, которые рассчитаны были на вокальное исполнение (одним певцом или целым хором), причем пение сопровождалось нередко и танцами.
3 Ввиду того что этот алтарь должен был представлять собою большое сооружение, его помещали, по всей вероятности, не в центре орхестры, а непосредственно за ней или на касательной к ее окружности. Только при этом условии можно было бы использовать для хора все пространство орхестры.
84

Данаиды умоляют о защите. Посоветовавшись с народом, он оказывает им эту защиту.
Появляется глашатай сыновей Египта и, не признавая святости чужих алтарей, пытается насильно увести девушек. Но пришедший с вооруженной свитой царь Аргоса препятствует ему захватить беглянок и вернуть их сыновьям Египта. Глашатай уходит, угрожая войной, а Данаиды в сопровождении служанок удаляются в город Пеласга.
Действие в этой трагедии почти отсутствует. Она наполовину состоит из песен хора, являющегося главным действующим лицом. Воля хора ведет драму, и драматический интерес сосредоточивается на судьбе несчастных Данаид, возлагающих все свои надежды на алтари богов и на царя Аргоса. Характеры в «Молящих» обрисованы лишь общими чертами. Пеласг и Данай — это совершенно отвлеченные образы, носители общего представления о царской власти. Египетский глашатай выступает как представитель грубой силы. Пьеса могла быть исполнена двумя актерами: протагонист играл роли Даная и египетского глашатая, девтерагонист — роль царя Аргоса.
В этой трагедии ярко выявляется глубокая религиозность Эсхила. Для него Зевс не только прибежище для ищущих защиты, но и сама божественная справедливость. Он не окажет защиты тому, кто ее не заслуживает. Зевс не вмешивается в битвы, происходящие между смертными, но без борьбы вершит свою волю. Это представление о богах сильно отличается от того, которое мы видим в гомеровских поэмах.

«ПЕРСЫ»

«Персы» Эсхила представляют собой крайне редкий образец трагедии, сюжетом для которой послужили не мифы, а современные драматургу события. Участник саламинского сражения и свидетель разгрома персидского флота, Эсхил создает прекрасную патриотическую трагедию, в основе которой лежит подлинное событие, отстоящее лишь на восемь лет от времени постановки пьесы в 472 г. Однако в этой пьесе, как и в трагедиях, написанных на мифологические сюжеты, много места отведено элементам, носящим фантастический и чудесный характер. Так, персидские старейшины заклинаниями вызывают тень Дария из могилы: появившийся призрак объясняет причины поражения персов и предсказывает судьбу остатков персидского войска. Это появление призрака — один из центральных моментов трагедии.
Перед драматургом стояла трудная задача: показать в художественном произведении величие подвига своих современников, многие из которых были участниками греко-персидских войн и присутствовали здесь, в театре, на представлении трагедии. Но Эсхил строит сюжет так, что похвала грекам и их общественному строю исходит от их врагов. Он переносит действие пьесы в глубь Персии, в таинственную для греков столицу персидского царства Сузы. Тем самым легче было сохранить и приподнятый, торжественный характер трагедии, так как события оказывались отодвинутыми если не во времени, то по крайней мере в пространстве.

85

Фабула пьесы, начинающейся прямо с парода, отличается простотой. Персидские старейшины, избранные царем «среди знатных и верных», которым он поручил управление государством перед своим отправлением в поход, в большой тревоге, так как давно уже ни один вестник не приходил от персидского войска. Между тем в поход против Эллады отправился лучший цвет войска под предводительством самого царя Ксеркса. Появляется на золотой колеснице, окруженная прислужницами, жена Дария — Атосса. Она видела вещий сон, который, как ей кажется, сулит Персии несчастье. Ей приснились две женщины в пышных нарядах: одна в персидском, другая — в греческом. Внезапно между ними возникает великий раздор. Сын ее, Ксеркс, желая усмирить обеих женщин, запряг их в свою колесницу. PI вот, в то время как одна покорно идет под ярмом, другая — в дорическом наряде — вздыбилась, колесница сломалась и Ксеркс упал на землю. Хор советует Атоссе совершить моление богам. Атосса расспрашивает персидских старейшин об Афинах. Ее интересует, кто самодержец в этом городе. Ответ корифея должен был сладко звучать в ушах гражданина демократических Афин:

Не рабы они у смертных, не подвластны никому 1.

Приходит вестник, который подробно рассказывает о саламинском поражении. Слыша эту весть, Атосса уходит молить богов о милости. Хор подымает плач о павших в сражении, яркими красками изображая в то же время горе матерей, отцов и жен. Снова появляется Атосса. На этот раз она одета в скромную одежду: служанки несут за ней приношения. Она совершает возлияния на могиле Дария, а затем следуют заклинания хора, вызывающего из могилы умершего царя. Из гробницы появляется тень Дария. Поскольку хор от ужаса не может смотреть на Дария и говорить в его присутствии, диалог с царем ведет Атосса. Дарий объясняет поражение персов самонадеянной дерзостью сына, сказавшейся в том, что он захотел обуздать Геллеспонт. Проявило гордыню и нечестие в отношении эллинских богов и сухопутное войско персов: оно разорило греческие кумиры и алтари. Дарий дает заповедь:

Войною не идите против эллинов,
Хотя б была еще мощней орда мидян.
Сама земля для эллинов союзница 2.

Тень Дария исчезает. В эксоде появляется Ксеркс в разорванной одежде. Следует плач Ксеркса и хора, окрашенный, как это ясно видно из текста, в восточный, варварский колорит: хор ударяет себя в грудь, рыдает и вопит, рвет на себе волосы, раздирает одежду.
Чувство горячего патриотизма, соединенного с глубокой религиозностью, пронизывает эту трагедию. Ксеркс пал жертвой своей самонадеянной гордости, так как решил навязать священному Геллеспонту, а стало быть, и самому Посейдону свою волю. Все его предприятие оказалось безнадежным, ибо, как показал сон царицы, Азия могла принять господина,— Эллада никогда не приняла бы его. Поход против Эллады не мог не окончиться поражением, ибо он противоречил установленной самим Зевсом природе вещей,

1 Эсхил - Трагедии, пер. А.И.Пиотровского М.-Л., «Academia», 1937, стр. 25.

2 Там же, стр. 44.
86

и поэтому Зевс, хранитель мирового порядка и отмститель высокомерных помыслов, низвергнул Ксеркса в бездну падения. В этом смысле Ксеркс является носителем трагической вины, ему следовало только охранять границы своего царства, а не вступать на путь завоеваний. Но виноват не только Ксеркс, виноваты и дурные советники, толкнувшие его на это. Виновато и персидское войско, святотатственно подвергшее разграблению греческие алтари.
Однако при объяснении победы греков над персами ярко звучит и другой, совершенно земной мотив. Эсхил объясняет победу греков демократическим строем Афин, противопоставляя его персидской деспотии. В пьесе не раз подчеркивается мысль, что высокое качество греческого войска обусловливается этим социальным строем. Монолитное греческое войско оказывается сильнее персидского, составленного из разнообразных народов, направленных волей деспота. Интересно, что, в то время как персидские предводители названы по именам, имена греческих полководцев не упоминаются. Это умолчание вполне соответствовало духу афинской демократии. Даже в речах, произносившихся в дни, посвященные памяти павших в сражении, имя полководца никогда не упоминалось. Речь шла о геройстве всего народа.
Зрителям особенно должно было импонировать то обстоятельство, что восхваление греческой государственности и греческих порядков исходило из уст врагов.
Необходимо отметить в то же время, что Эсхил воздает должное и врагу — его силе и храбрости. В трагедии ярко звучит чувство законной гордости победителей. Однако отсутствует всякое дешевое глумление над побежденным врагом; напротив, в ряде мест чувствуется сострадание к побежденным варварам. Но наряду с этим в трагедии звучит совершенно реальный политический мотив: Саламинское сражение — это начало распада персидской державы.

Азии страны не будут
Чтить всемогущество персов.
Кланяться властп персидской,
Иго нести господина 1.

Распределение ролей в трагедии, вне всякого сомнения, было следующим: протагонист играл роли Атоссы и Ксеркса, девтерагонист — вестника и призрака Дария.
Сценическая площадка в «Персах» декорировалась так же просто, как и в «Молящих». Из текста следует, что зрители видели перед собой могилу Дария. Это сооружение, конечно, было достаточно высоким, так как в нем или за ним мог спрятаться человек, и, кроме того, обращаясь к Дарию, хор говорит: «Выйди на верх кургана» (ст. 658). Естественно, что такую гробницу удобнее было поместить не в центре орхестры, а на ее касательной, использовав для этого часть скены. Походила ли в действительности могила Дария на холм земли, сказать трудно. Надо думать, что сооружение скены отличалось значительной длиной, как об этом позволяют заключить стихи 140—141, в которых хоревты приглашают сами себя дать мудрый совет, сидя «в старинном дворце» 2. Очевидно, персидские старейшины располагались на его ступенях. Вторая половина скены изображала, по всей вероятности,

1 Эсхил, Трагедии, стр. 36—37.

2 Там же, стр. 21.
87

этот дом совета. Что касается царского дворца, то, судя по тексту, он был расположен где-то поблизости от могилы Дария.
И в «Молящих» и в «Персах» у Эсхила, судя по всему, применяется уже и верхняя сцена, то есть в обеих трагедиях обыгрывается и крыша скены: на ней появляется Дарий; с нее Данай обозревает море и говорит о приближении к берегу египетских кораблей.

«СЕМЕРО ПРОТИВ ФИВ»

В 467 г. Эсхил поставил трагедию «Семеро против Фив». Трагедия входила в состав трилогии, изображавшей гибель дома фиванского царя Лая из-за наследственного проклятия. В первой трагедии — «Лай»— показывался, вероятно, начальный момент преступного греха. Оракул Аполлона в Дельфах предсказал Лаю, что если он умрет без потомства, то спасет свой город. Но Лай не внял голосу бога, у него родился сын Эдип, которого он велел бросить на горе Киферон.
Во второй трагедии — «Эдип»— рассказывалось о том, как Эдип, сам того не зная, убил своего отца и женился на своей матери, получив Фиванское царство. Когда Эдип узнал о своем ужасном грехе, он выколол себе глаза. Над своими двумя сыновьями — Этеоклом и Полиником — Эдип произнес проклятие: они поделят наследство мечами так, что каждый получит равную долю.
В дошедшей до нас трагедии «Семеро против Фив» это отцовское проклятие исполняется. Новым правителем Фив становится Этеокл. Его родной брат Полиник решает захватить власть силой; собрав аргосское войско, во главе которого становятся семь вождей (один из которых — он сам), он осаждает родной город. Трагедия оканчивается гибелью обоих братьев в поединке. Тела их приносят на орхестру. Фиванские девушки, составляющие в этой трагедии хор, и сестры павших, Антигона и Исмена, поднимают над ними плач. Последняя сцена, рассказывающая о том, что, несмотря на запрещение фиванцев, Антигона заявляет о своем намерении похоронить Полиника, по мнению некоторых исследователей, является позднейшей вставкой, навеянной «Антигоной» Софокла.
Действия в пьесе мало, и значительная часть ее носит характер лирический и эпический. Так, в пароде хор фиванских девушек, выражающий свой ужас перед наступлением врагов, имеет старинную, лирическую композицию. А рассказ вестника с чисто эпическими подробностями повествует о приготовлении к бою семи вражеских вождей и об эмблемах на их щитах. Но в этой трагедии действует уже и настоящий трагический герой. Это Этеокл, заявляющий, что он сам в седьмых воротах вступит в поединок со своим братом. Этеокл знает, что он погибнет — так суждено ему отцовским проклятием,— но на все убеждения хора отказаться от поединка с братом отвечает решительным отказом, говоря, что неподобает воину любить такие речи.
Декорацией в этой трагедии служил алтарь, который украшали кумиры богов, покровителей Фив. Алтарь, вероятно, также был значительной длины. На его ступенях располагались фиванские девушки до тех пор, пока Этеокл не призывал их оставить кумиры богов и сойти,— очевидно, на расположен-

88

ную перед алтарем орхестру. Алтарь, по пьесе, располагался в фиванской крепости Кадмее. Так как в трагедии несколько раз упоминается о башнях города, то можно предположить, что по бокам алтаря, в том месте, где позже появляются параскении, были устроены две башни.

«ПРОМЕТЕЙ ПРИКОВАННЫЙ»

Время создания этой трагедии точно неизвестно. Существует предположение, что она была поставлена после 475 г., когда произошло извержение Этны, описанное в трагедии (ст. 363—372).
Миф о Прометее 1 встречается уже у Гесиода, который рисует Прометея благородным, но в то же время и хитроумным богом, тягавшимся в мудрости с самим Зевсом. Гесиод рассказывает и о похищении Прометеем «неутомимого» огня. В наказание за это Прометей был прикован к «средней» колонне, поддерживающей небо, и орел постоянно терзал у него бессмертную печень, которая за ночь вырастала опять. Но в конце концов орел был убит Гераклом «не против воли высокопарящего Зевса Кронида». Зевсу хотелось, чтобы слава Геракла еще шире распространилась по земле, и ради этого он положил конец своему гневу на Прометея.
По греческой мифологии, Прометей был одним из титанов и, следовательно, принадлежал к старшему поколению богов, владычество которых низвергнул Зевс. Как и Кроноса, Прометея, вероятно, почитали в отдельных местах Греции, но нам известен его культ только в Афинах. Здесь он считался покровителем кузнецов, горшечников и других ремесленников, имевших дело с огнем и выделывавших глиняную посуду. Они чтили его как изобретателя их ремесла. В Колоне перед кварталом горшечников находилась священная ограда Прометея, по близости же, в Академии 2, стоял его алтарь.
У Эсхила обработка сказания о Прометее претворяется в грандиозную религиозно-философскую концепцию. Действие трагедии развертывается в далекой пустыне, в Скифии. Перед зрителями возвышалась скала, прислоненная к скене. В прологе Гефест и слуги Зевса, Власть и Сила (персонаж без слов), приковывают к ней Прометея. Палачи уходят, и он остается в пустыне, наедине со своими физическими и душевными муками. То в патетическом, то в спокойном тоне он изливает свои жалобы на Зевса за те страшные мучения, на которые обречен.
Появляется хор Океанид, оплакивающий страдания Прометея и говорящий о жестоком сердце Зевса и его непреклонном приговоре. По просьбе Океанид в длинной, хорошо составленной речи Прометей рассказывает им, за что так жестоко мучит его Зевс. Не все в рассказе Прометея кажется для нас ясным. Вероятно, в совете богов искусный в речах Прометей отвел от людей наказание. Но он сделал для них еще больше: он дал людям огонь. И именно за это Зевс наказывает его и подвер-

1 Прометей по дословному переводу с греческого значит Провидец.

2 Академия — первоначально роща, расположенная приблизительно в 1,5 км к северо-западу от Афин у Кефисса и посвященная герою Академу. Позже, как известно, здесь в гимнасии (то есть здании, предназначенном для физических упражнений) учил Платон.
89

гает вечным мучениям. «Где же надежда? Разве ты не видишь, что ты погрешил?»— говорят Океаниды Прометею. Прометей и сам признает, что он погрешил, и притом «добровольно».
Если считать, что у Зевса присутствуют те черты, какими наделяет его Гомер, то царь богов имел формальное право наказать Прометея как нарушителя его воли и установленного им мирового порядка, тем более что господство Зевса установилось лишь недавно, а новые владыки всегда жестоки (слова Гефеста, ст. 35). Или, как говорит сам Прометей Океанидам: «Ведь всем тиранам свойственна болезнь преступной недоверчивости к другу» (ст. 224—225). Но Прометей погрешил против такого мирового порядка, которому он не сочувствовал; этот порядок был установлен существом, которому Прометей считал себя равным по разуму. К тому же он погрешил совершенно бескорыстно, думая о спасении человеческого рода.
Появляется старый Океан, он предлагает Прометею ходатайствовать за него перед Зевсом. Но титан должен переменить свой нрав, смириться и не забывать о том, что теперь «правит никому не подчиненный суровый царь». Прометей отклоняет помощь Океана и советует ему поскорее вернуться домой, чтобы не навлечь на себя гнев Зевса. Океан удаляется. А затем следует прекрасная песнь хора, оплакивающего мучения Прометея, в которой опять есть упоминание о беспощадности и дикой гордыне Зевса. Скорбный стон раздается над землей. Люди оплакивают древнюю славу Прометея и его братьев. Плачут девушки-амазонки и орды скифов. Ревут морские волны, обрушиваясь в прибое на берег, ропщет глубоко под землей в мрачных чертогах Аид. Трагический конфликт все более и более нарастает: причастной к нему оказывается вся вселенная.
Прометей перечисляет Океанидам все, что он сделал для людей. Его речь — это величественный гимн успехам человеческого разума. Способность мышления, постройка жилищ, обработка полей, исчисление времени, наука чисел и сложение букв, приручение животных и покорение моря, медицина и искусство гадания, пользование металлами — все это дары, полученные людьми от Прометея. Спокойно и величаво перечисляет Прометей все свои благодеяния людям. Все те изобретения, которые раньше приписывались другим божествам или мифическим героям, Эсхил считает делом одного Прометея. В нем одном воплощаются все успехи человеческого разума.
Эта сцена имеет примечательный конец. Поскольку Прометей обладает познанием будущего, то у хора возникает надежда, что титану известно, когда он освободится от оков. Но Прометей разочаровывает Океанид. Он говорит, что все его искусство бессильно противостоять богине Ананке (Необходимости). Однако и сам Зевс подчиняется Ананке: он вовсе не единственно свободный, как называет его в прологе слуга Зевса Власть (Кратос). Над обоими противниками стоит некая высшая власть. Разрешение конфликта намечается где-то в далеком будущем.
На орхестре появляется в стремительном танце Ио, смертельно измученная своими скитаниями по земле 1.

1 Ио, по мифу, была дочерью аргосского речного бога Инаха. Зевс воспылал к ней любовью; его ревнивая супруга Гера превратила ни в чем не повинную девушку в телку, приставив к ней сторожем сына Земли тысячеглазого Аргуса, который всюду следовал за Ио. Когда Аргус по воле Зевса был убит Гермесом, Ио гнал повсюду, непрестанно жаля ее, его призрак — овод.
90

В своей монодии она говорит об испытываемых ею страданиях. В лице Ио Эсхил показывает еще одну жертву бессмертных. И, кроме того, судьба Прометея оказывается связанной с судьбой Ио. Прометей предсказывает Ио ее будущее. После долгих странствований она придет наконец к устью Нила, где Зевс снова возвратит ей разум и от прикосновения руки Зевса у нее родится сын. Из рода Ио появится и спаситель Прометея: в тринадцатом поколении родится знаменитый лучник, который освободит его 1.
Прометей приоткрывает Ио и тайну Зевса. Царю богов и людей грозит опасность от нового брака. У него родится сын, который будет сильнее своего отца. И Зевсу не отвратить своей судьбы, если Прометей не избавится от оков 2.
В эксоде появляется надменный приспешник Зевса — Гермес. От имени Зевса он требует, чтобы Прометей открыл все, что ему известно об этом браке Зевса. Прометей отвечает Гермесу гордым отказом, снова заявляя, что скоро и третий, правящий теперь тиран падет с престола. Пафос гордости своим страданием и в то же время ненависти к богам достигает апогея:

Уверен будь, что я б не променял
Моих скорбей на рабское служенье...
Я ненавижу всех богов: они
Мне за добро мучением воздали 3.

Напрасно Гермес описывает ужасные мучения, которым в случае отказа открыть тайну подвергнет Прометея Зевс. Он испепелит его утес и схоронит его тело в каменных объятиях скалы.
А когда после долгого-долгого времени Прометей вновь выйдет на свет, орел будет терзать его тело и клевать его печень. Но Прометей непреклонен. Гермес велит Океанидам отойти от скалы, но те отказываются и решают лучше погибнуть вместе с Прометеем, чем изменить ему. После этого при ударах грома и сверкании молний Прометей проваливается под землю.
«Прометей Прикованный» составляет часть трилогии. Две другие пьесы носили заглавие «Прометей Освобожденный» и «Прометей Огненосец». От «Прометея Освобожденного» дошли небольшие отрывки. Вместе с рядом намеков, содержащихся в «Прометее Прикованном», их вполне достаточно, чтобы в общих чертах восстановить содержание трагедии. Прежде всего у нас возникает вопрос, состоялось ли в этой второй части примирение между Зевсом и Прометеем? На это следует ответить только утвердительно. Представление о том, что во второй пьесе Прометей занимает столь же непримиримую позицию в отношении Зевса, было бы непростительной модернизацией. Прежде всего, уже в «Прометее Прикованном» есть указание на будущее примирение Зевса с Прометеем. После антистрофы второй парода Прометей говорит Океанидам:

Я знаю, что Зевс суров, что ему
Справедливостью служит его произвол,
Но настанет час:
Он смягчится, разбитый ударом судьбы,
Смирит наконец свой упорный гнев
И дружбы союз заключить поспешит
Со мной, спешащим навстречу 4.

1 Имеется в виду Геракл.

2 У греков был миф, в котором рассказывалось, что Зевс собирался вступить в брак с морской богиней Фетидой, но потом отказался от сватовства, так как узнал, что от этого брака родится сын, который будет сильнее своего отца. Фетиду отдали в жены смертному герою Пелею, и она родила ему величайшего из героев — Ахилла.
3 «Греческая трагедия. Эсхил. Софокл. Эврипид», стр. 44.
4 Там же, стр. 15.
91

Кроме того, грек времени Эсхила никогда не мог бы уйти из театра под впечатлением прямых обвинений против Зевса и даже хулы на него. Можно вместе с тем с полной уверенностью сказать, что в этом примирении не было ничего унизительного для Прометея.
В «Прометее Освобожденном» действие развертывается в горах Кавказа. Прометей снова находится на земле и, как и прежде, прикован к скале. Хор состоит из титанов, которые освобождены уже Зевсом из Тартара. Затем является Геракл, пришедший сюда в поисках чудесного сада Гесперид 1, яблоки которого должны были даровать ему бессмертие. Прометей подробно рассказывает Гераклу о пути к Гесперидам. В благодарность за это Геракл, вероятно, не без воли Зевса, убивает орла, терзающего печень Прометея. Как дальше происходило примирение, сделал ли первый шаг Прометей, раскрыв Зевсу по побуждению титанов тайну о браке или сам Зевс по ходатайству матери Прометея Геи приказывал сообщить Прометею об его освобождении,— этого мы не знаем.
Возможно, что трилогию замыкала сатировская драма «Прометей Огненосец», изображавшая установление аттического празднества в честь Прометея, великого благодетеля людей. Высказывалось и другое мнение, согласно которому в конец трилогии следует ставить «Прометея Освобожденного», то есть ту трагедию, в которой происходит смысловое исчерпание конфликта.
Философско-социальный смысл образа Прометея заключается прежде всего в действенном протесте против всякого насилия и угнетения. Титан Прометей выступает как благодетель человеческого рода, борец за культуру и права людей. Он испытывает величайшие страдания, но воля его несгибаема. Прометей сознательно и добровольно «погрешил» против власти Зевса, хотя и знал, что за это ему суждены тяжкие муки в течение многих веков. Высокий разум, объемлющий весь ход развития культуры, всю дальнейшую историю человечества, благороднейшие нравственные побуждения, отвергающие всякую несправедливость, и горячее сочувствие к людям породили его протест против тирании Зевса.
Высота поставленной цели — борьба за разумный ход истории человечества и за права людей, несгибаемость в осуществлении этой цели и готовность перенести в борьбе против насилия и деспотизма какие угодно страдания — делает образ Прометея возвышенным и в то же время очень цельным, потому что в нем нет никакой раздвоенности, все черты этого образа, дополняя одна другую, составляют органическое единство. Глубочайшую трагичность, с точки зрения греков, придавало образу Прометея то обстоятельство, что, несмотря на всю свою твердость и силу, несмотря на все свое искусство, Прометей должен был, согласно мировоззрению греков, покориться Ананке — Необходимости.
Трагедия «Прометей Прикованный» пережила века и оказала огромное влияние на великих поэтов нового времени: Гёте, Байрон, Шелли обращались к образу Прометея. Маркс больше всех произведений Эсхила любил именно трагедию о Прометее. Предисловие к своей докторской диссертации «О различии между натурфилософией Демо-

1 Геспериды — дочери титана Атланта, которые, по мифу, стерегли в своих садах дающие вечную молодость золотые яблоки.
92

крита и Эпикура» Маркс заканчивает словами Прометея о его ненависти ко всем богам и называет Прометея «самый благородный святой и мученик в философском календаре» 1. Этими словами Маркс ставит Прометея в один ряд с мятежными мыслителями, отдавшими свою жизнь за освобождение человечества.
Хотя во второй части трилогии, по всей видимости, происходило примирение между Прометеем и Зевсом, Эсхил с такой художественной силой изобразил ненависть Прометея к богам и его страстный протест против всякого насилия и угнетения, что этот образ преодолел скованность религиозного мировоззрения Эсхила и приобрел огромную обобщающую силу в последующие века для изображения всякого богоборчества и революционного протеста против всех угнетателей свободной человеческой личности. Маркс заметил однажды, что боги Греции были «смертельно ранены» в «Прометее Прикованном» Эсхила 2.
Давая истолкование образу Прометея и сущности конфликта между ним и Зевсом в духе гегелевской философии, Белинский писал: «Прометей и Зевс это — божество, разделившееся на самого себя, это сознание, распавшееся на две стороны, которые по закону диалектического развития враждебно стали одна к другой. Зевс — это непосредственная полнота сознания. Прометей это — сила рассуждающая, дух, не признающий никаких авторитетов, кроме разума и справедливости...» 3.
Такое истолкование не может быть принято в настоящее время, но характеристика, данная Прометею в конце приведенного рассуждения, показывает, как высоко ставил Белинский этот образ. В этом же рассуждении Белинского о смысле мифа о Прометее находятся следующие замечательные слова: «Зевс не прав, но он еще существует, и власть его еще сильна — он еще мстит своему противнику; зачем же он силен, если он не прав? Затем, что Прометею суждено только начать великое дело, а не кончить его; он — только очистительная жертва общего дела, а не торжествующий победитель; он дал движение сознанию, которое без него коснело бы в недеятельности, но он еще не видел результата сознания: он начал борьбу, но не ему суждена полная победа. Прометей дал знать людям, что в истине и знании они боги, что громы и молнии еще не доказательства правоты, а только доказательства неправой власти...» 4.
Огарев в своем «Прометее», написанном в 1841 г., изображает героя как борца с тиранией.
Шевченко в стихотворении «Кавказ» рисует страдающего титана, прикованного к горам Кавказа, как символ истерзанной России.
В наше время украинский поэт А. Малышко создал поэму «Прометей». Герой поэмы — юноша, солдат, героически погибший за счастье народа.
Для Гёте, написавшего в 1773 г. драму «Прометей», титан был воплощением свободного творческого духа, освободившегося от веры в богов, наслаждающегося плодом своей созидательной работы. Для Байрона Прометей стал прототипом всех его мятеж-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, М., 1956, стр. 25.

2 См.: К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. I, стр. 418.
3 В. Г. Белинский, Русская народная поэзия. Статья II, т. II, Спб., 1896, стр. 333. 1 Там же, стр. 333.
93

ных героев. Творец «Манфреда» видел в Прометее воплощение безграничной гордости. Английский лирик Шелли вложил новую идею в старый миф о гордом титане. Для Шелли «Прометей является типом высшего нравственного и умственного совершенства, повинующимся самым чистым бескорыстным побуждениям, которые ведут к самым благородным целям» 1. Прометей у него прежде всего бескорыстный мученик за права страждущего человечества. Он горд, но в нем нет ожесточения против Зевса. Он раскаивается в собственных словах, которыми когда-то проклял Зевса: «Они бесплодны. Я не могу, чтобы кто-нибудь страдал». Однако Шелли, по его собственным словам, испытывал отвращение к такой слабой развязке, как примирение поборника человека с его угнетателем.
Что представляет собой театральное оформление в этой трагедии? О скале, к которой был прикован Прометей, уже упоминалось: она была устроена вне орхестры или на ее касательной и представляла собой массивное деревянное сооружение. В конце трагедии эта скала вместе с Прометеем проваливалась 2. Появление Океанид осуществлялось, вероятно, с помощью крылатой колесницы.
Если при Эсхиле не было еще машины для полетов, то, очевидно, полет и Океанид и Океана, следует предполагать, уже совершился до того момента, как они появляются на глазах у зрителей. И при возвращении Океана домой его крылатый конь не обязательно должен был сразу отделиться от земли. Фантазия зрителей охотно допускала, что он поднимался в воздух, как только исчезал с их глаз. Однако, по мнению некоторых исследователей, нет основания отказываться от общепринятой точки зрения, что Океан появлялся с помощью «журавля» и, вероятно, не оставлял своего коня в течение этой короткой сцены. Что касается появления Ио, то естественно предположить, что ее дикий танец происходит на орхестре и что при диалоге с Прометеем она стоит на покатом подъеме скалы, идущем от орхестры.
При рассмотрении пролога возникает еще один вопрос: сколько же актеров в нем выступало — два или три? Так как в пьесе приводятся три действующих лица (Власть, Гефест и Прометей), то, надо думать, для пролога требовалось три актера, хотя, начиная уже со 128 стиха, для пьесы нужны были лишь два. По вопросу о числе актеров имеются два противоположных мнения. Одни считают, что Прометея, которому вбивали железный гвоздь в грудь, изображал манекен. Когда мучители титана удалялись и следовала его жалоба, обращенная к матери-Земле и стихиям, ее произносил актер, только что перед этим сыгравший роль Гефеста, а затем незаметно проскользнувший в значительно превышавший человеческий рост макет манекена. Другие ученые возражают, считая, что в прологе выступало три актера, хотя в конце пьесы остается два. Что же касается сцены с вколачиванием в грудь Прометея железного гвоздя, то это, по мнению немецкого филолога начала XX в. Э. Бете, никак не может служить доказательством, что

1 Шелли, Полное собрание сочинений в переводе К. Бальмонта, т. II, Спб, «Знание», 1904, стр. 334.

2 См. гл. V, «Устройство греческого театра».
94

в прологе действовал манекен, а не живой актер, поскольку создание подобной сцены целиком зависит от искусства актера.
Существуют гипотезы, согласно которым трагедия «Прометей Прикованный» дошла до нас в переработанном виде. Ссылаясь на некоторые метрические особенности самой пьесы и на невозможность применения в эпоху Эсхила машины для полетов, тот же Бете приходит к выводу, что эта переработка «Прометея» была совершена самое раннее в 20-х гг. V в. до н. э. В первоначальной же редакции «Прометея» ни хор Океанид, ни их отец Океан по воздуху не летали. Указание на полет, по мнению Бете, есть позднейшая вставка в текст (интерполяция). Однако доводы Бете не могут быть признаны безусловно убедительными и встречают возражения.

«ОРЕСТЕЯ»

«Орестея» представляет собой единственную трагическую трилогию, дошедшую до нас из античных времен в полном виде. Она состоит из трех трагедий: «Агамемнон», «Хоэфоры» 1 и «Эвмениды».

«АГАМЕМНОН»

На основании содержания этой трагедии можно с уверенностью сказать, что произошло дальнейшее усовершенствование в устройстве скены. Теперь она изображает обычно дворец или храм и служит задним фоном для игры актеров. В первой части трилогии на кровле дворца Атридов в Аргосе (то есть на кровле скены) лежит страж, монолог которого и составляет пролог драмы. Согласно приказанию Клитемнестры, он ждет сигнального огня, возвещающего о падении Трои. Страж говорит о своей тяжелой доле и о том, что в доме Агамемнона неблагополучно. Зрители, знавшие миф, понимали, что речь идет об измене Клитемнестры своему мужу. Увидев сигнальный огонь, страж спешит сообщить об этом царице. На орхестру выходит хор аргосских старейшин, а затем появляется Клитемнестра в сопровождении прислужниц и с молитвою обходит алтари. Песни хора, составленного из аргосских старейшин, усиливали тревожную атмосферу, в которой развивалось действие. Хор в это время поет о знамениях, бывших при начале похода под Трою, и о жертвоприношении Ифигении. Сообщение Клитемнестры о взятии Трои хор вначале встречает с недоверием. В длинной песне он вспоминает события, связанные с Троянской войной, и высказывает волнующие его чувства. Зевс справедливо отомстил Парису за его нечестие, но сколько бед принес брак Париса и Елены и эллинам и троянцам! Родной стране Елена оставила лязг копий и стук щитов. В Трою же она повезла приданым смерть. В домах эллинов царят скорбь и плач. Из-за Елены гибнут

1 Это слово в переводе с греческого означает — приносящие возлияние (подразумевается — на могилу Агамемнона). Заупокойное возлияние представляло собой смесь из воды, вина и меда.
95

под Троей воины, и вместо мужей возвращаются на родину урны с их пеплом. В народе нарастает ненависть против Атридов, поведших за море войско.
Приходит глашатай, который возвещает о падении Трои. Здесь явно выступает сценическая условность: после сигнального огня прошло всего несколько минут, а на орхестре уже появляется человек, который как очевидец рассказывает о гибели Трои. Однако эта условность нисколько не смущала зрителей. Прибытие из-под Трои Агамемнона, торжественно въезжающего на орхестру на колеснице в сопровождении войска, приближает катастрофу, ожиданием которой наполнена вся предшествующая часть пьесы. За колесницей Агамемнона следует вторая колесница, на которой находится пленница Кассандра, дочь убитого троянского царя Приама. Встреча Клитемнестры с Агамемноном, которого она собирается убить,— центральная часть драмы. Действия и слова Клитемнестры насквозь пронизаны ложью и лицемерием. В длинной и цветистой речи она называет Агамемнона землей, неожиданно появившейся перед глазами потерявших надежду мореплавателей, лучезарным днем после бури, свежим источником для жаждущего путника. Она приказывает служанкам постелить пурпуровые ковры на его пути во дворец, хотя царь и отказывается сначала от такой почести, приличной, по его словам, только богам, зависть которых он боится возбудить. Следуя за Агамемноном, Клитемнестра перед входом во дворец произносит двусмысленные слова: пусть Зевс совершит все по ее мольбе.
С большой убедительностью — и именно для греческого зрителя — Эсхил показывает, что как раз в тот момент, когда Агамемнон находится на вершине счастья, хор вспоминает о его страшной вине — жертвоприношении Ифигении.
Призрак принесенной в жертву девушки встает перед глазами старцев, но, как и раньше, они не называют ее по имени. Тяжелые предчувствия и тоска пронизывают стасим третий хора. Они усиливаются во время сцены пророческого исступления Кассандры, поющей о представляющихся ей кровавых видениях, и переходят в ужас, когда пророчица, придя в себя, прямо говорит хору, что он увидит смерть Агамемнона. Оплакивая свою судьбу и обращаясь к солнцу, светящему ей в последний раз, с мольбой о том, чтобы ее убийцы получили возмездие, Кассандра входит во дворец. Обе жертвы теперь в руках Клитемнестры, которая и осуществляет за сценой свой план. Об убийстве во дворце зрителей извещали вопли смертельно раненного Агамемнона, а затем перед их глазами появлялась и сама Клитемнестра с окровавленной секирой в руках. Из текста можно сделать совершенно определенное заключение, что зрителям были видны труп Агамемнона в ванне 1 и труп Кассандры. Царица вместе со своими жертвами была показана на эккиклеме, которая в то же время условно обо-

1 В ст. 1537—1540 хор поет:

«Мать сырая Земля!
Что заране мой прах не взяла ты к себе.
Милосердная Мать, чтоб не видел мой взор,
Как в сребряной стоит он купели».
(«Греческая трагедия...», стр. 103). Мы даем это место в переводе Вяч. Иванова, так как перевод С. Апта в отдельном издании «Орестеи» (М., 1961) исходит из иного понимания текста.
96

значала и самое место убийства — ванную комнату. Последний эписодий придает образу Клитемнестры зловещую выразительность. Она гордится своим преступным делом, сознаваясь, что уже давно замыслила это убийство и теперь совершила его, предварительно окутав Агамемнона, словно рыболовной сетью, покрывалом, чтобы он не мог бежать. Злобная радость по поводу содеянного и убежденность в том, что теперь никто уже в Аргосе не мешает царствовать ей и ее любовнику Эгисфу, заставляют Клитемнестру подробно описывать всю отвратительную картину убийства. Однако царица пытается убедить хор, будто на убийство мужа ее толкнуло только желание отомстить за смерть Ифигении. О втором побудительном мотиве — своей связи с Эгисфом — она не говорит ни слова. Верный Агамемнону хор, угрожая Клитемнестре изгнанием из города и людской ненавистью, снова вспоминает о демоне мщения — Аласторе, утвердившемся некогда в доме Танталов 1. Если Клитемнестра самой неслыханностью своего преступления внушает хору ужас, то к Эгисфу, в конце трагедии появляющемуся на орхестре с отрядом телохранителей и тоже радующемуся смерти Агамемнона, хор испытывает только чувство презрения: Эгисф — трус, не посмевший сам поднять руку на своего врага и спрятавшийся за женщину 2. Но жив еще Орест — и когда-нибудь он вернется в Аргос и отплатит убийцам своего отца. Дело едва не доходит до вооруженной схватки; обнажив мечи, хор и телохранители Эгисфа стоят наготове друг против друга. Но Клитемнестра прекращает готовое уже разразиться столкновение и говорит, что теперь она и Эгисф будут править в Аргосе как государи.

«ХОЭФОРЫ»

Со времени событий, показанных в первой части трилогии, условно прошло уже несколько лет. Сын Агамемнона Орест стал юношей. Он приходит в Аргос со своим другом Пиладом, чтобы отомстить за смерть отца. Об этом в прологе сообщает сам Орест, говоря, что пришел исполнить повеление Феба и покарать убийц своего отца. В декорации есть небольшое различие по сравнению с первой частью. Скена изображает тот же дворец Атридов, но на орхестре виднеется надгробие над могилой Агамемнона. Оно необходимо как место встречи Ореста с его сестрой Электрой, где и разыгрывается сцена так называемого «узнавания», часто применявшаяся в античном театре. Возлагая на могилу Агамемнона прядь своих волос, Орест вдруг видит вдали

1 Агамемнон, по мифу, происходил из рода Тантала, жестоко наказанного богами за свои грехи (о наказании Тантала в аду см. у Гомера —«Одиссея», XI, ст. 582 и следующие).

2 Помимо стремления стать вместе с Клитемнестрой владыкой Аргоса у Эгисфа было еще личное побуждение к убийству Агамемнона. Он рассматривал это убийство как месть за своего отца Фиеста и за своих загубленных братьев. Здесь имеется в виду так называемый «пир Фиеста». Согласно мифам, отец Агамемнона Атрей находился в смертельной вражде со своим братом Фиестом. Примирившись с ним для виду, Атрей в действительности приготовил ему ужасную месть: на пиру он угостил Фиеста жареным мясом его собственных сыновей.
97

толпу женщин в черных одеждах, направляющихся к могиле. Электра и хор, состоящий из служанок, выходят на орхестру. Орест и Пилад скрываются за гробницей. Из слов Электры выясняется, что это Клитемнестра, напуганная страшным сном, послала ее принести умилостивительную жертву на могиле Агамемнона. Совершая жертвоприношение на могиле отца, Электра видит на ней прядь волос и около могилы чьи-то следы. Волосы похожи на волосы Электры, и хор высказывает предположение, не Орест ли здесь был. Затем хор и Электра рассматривают следы, и оказывается, что отпечатки ног Ореста и Электры совпадают. Внезапно из-за гробницы появляется Орест, который называет себя, но Электра вначале не верит ему, думая, что незнакомец хочет ее обмануть. И только когда Орест показывает ей ткань своего плаща с изображением животных, которую она сама когда-то выткала для него, Электра признает наконец своего брата и плачет от радости. Здесь же у могилы отца Орест сообщает хору и Электре о своем плане мести. Под видом путников, приносящих якобы известие от Строфия 1 о смерти Ореста, он и Пилад попытаются проникнуть во дворец и совершить там расправу над убийцей. Этот план мести им вскоре и удается осуществить. Первой жертвой заговора падает Эгисф.
Так же, как и в «Агамемноне», зрители узнают об убийстве во дворце по предсмертному крику Эгисфа, а затем оттуда выбегает раб и кричит, что Эгисф убит. На этот крик выходит из женской половины дворца Клитемнестра. Из слов слуги, что мертвецы убивают живого, ей сразу все становится понятным. Но Клитемнестра хочет еще бороться, она требует, чтобы ей подали секиру. В это время из дворца выбегает с окровавленным мечом Орест, за ним Пилад. Но в тот момент, когда Орест замахивается мечом на мать, она открывает свою грудь и просит сына пощадить грудь, вскормившую его молоком. Тот в нерешительности останавливается.

Пилад, как быть, что делать? Страшно мать убить 2.

Но Пилад напоминает ему о прорицаниях Аполлона. Несмотря на мольбы Клитемнестры, несмотря на то, что она угрожает сыну местью Эриний, Орест увлекает ее во дворец и там убивает. Хор поет о том, что совершился суд Правды и что теперь царский дом спасен. Выкатывается эккиклема с трупами Клитемнестры и Эгисфа и стоящим на ней Орестом, который говорит, что пали убийцы его отца и расхитители дома. Показывая окровавленное покрывало своего отца, он сравнивает его с оковами для рук и ног, с тенетами для ловли зверей, с рыбацкой сетью, с гробовым саваном, который туго пеленает мертвеца с головы до ног. Орест говорит, что он убил мать по праву, мстя за кровь отца, что так повелел ему Аполлон. Бог предрек ему, что если он исполнит это повеление, то будет чист от пролитой крови; если же не исполнит, то ему будут ниспосланы великие страдания. Корифейка говорит Оресту, что он совершил славный подвиг: отсек у двух змей головы и дал волю всему народу Аргоса.

1 Строфий — по мифам, царь Фокиды, к которому Клитемнестра отослала маленького Ореста во время пребывания Агамемнона под Троей.

2 Эсхил, Орестея, пер. С. Апта, М., Гослитиздат, 1961, стр. 125.
98

Но Оресту начинает казаться, что на него нападают чудовищные женщины. Они в землистых покрывалах, у них взгляд Горгон 1, змеи клубком сплелись вокруг их голов и кровь капает из их глаз. Оресту чудится, что Эринии матери преследуют его, и он в ужасе убегает.

«ЭВМЕНИДЫ»

Сюжет третьей части трилогии таков: матереубийца Орест, гонимый и терзаемый толпой Эриний, которая составляет хор, бежит из Дельф в Афины и там вместе с Эриниями предстает перед судом афинских старейшин; заступничеством Аполлона и Афины он оправдан, а судьи и Афина умилостивляют Эриний. Действие драмы вначале протекает перед храмом Аполлона в Дельфах, затем переносится в Афины и происходит перед храмом Афины-Паллады. Надо думать, что оба эти места были изображены рядом, то есть одна часть проскения изображала фасад храма Аполлона Дельфийского, а другая — храм Афины-Паллады в Афинах.
Пролог показывает жертву и ее преследователей в тот момент, когда страшная погоня, условно происходившая до начала действия, прекращается; Эринии настигли Ореста в храме Аполлона, но здесь бог усыпил их. Рассказ пифии (пророчествующей жрицы) об ужасной картине, которая представилась ей в храме, должен был подготовить зрителей к тому, что им предстояло увидеть. Затем, после ухода пифии, открывалась средняя дверь храма, и зрители видели Ореста, сидящего у алтаря с обнаженным мечом и масличной ветвью в руках, перевитой белой овечьей шерстью. Вокруг него расположились в креслах спящие Эринии; возле него стояли Аполлон и Гермес. Аполлон обещает Оресту спасти его, так как он сам дал ему повеление убить мать. Затем Аполлон обращается к Гермесу с просьбой отвести Ореста в Афины. Гермес уводит Ореста, а Аполлон уходит в глубину храма. Эффектное в сценическом отношении появление позади жертвенника окровавленного призрака Клитемнестры имеет своей задачей подготовить парод хора и в то же время обрисовать его действенный характер. Клитемнестра будит Эриний, она кричит им, что убийца бежал. Призрак Клитемнестры исчезает, а Эринии выбегают из храма в погоню за Орестом. Этим открывается парод хора, обвиняющего Аполлона в том, что он помог бежать убийце. Но убийце все равно нигде не скрыться: он принадлежит им. Эринии обвиняют Аполлона в том, что он стал покровителем матереубийцы. На его возражение, что речь идет о жене-мужеубийце, получившей возмездие за свое преступление, старшая в хоре отвечает, что совершенное убийство не было убийством родича по крови. Таким образом, Эринии щадят мужеубийцу Клитемнестру на том основании, что она пролила неродную кровь. Хор покидает орхестру; Эринии мчатся в погоню за Орестом. Это чрезвычайно редкий случай, когда хор трагедии временно покидает орхестру.
Затем действие переносится в Афины, где конфликт находит свое разрешение и Орест получает оправдание. Ситуация третьего эписодия напоминает то,

1 Горгоны — мифические существа, взгляд которых превращал в камень все живое.
99

Орест, преследуемый Эриниями. Амфора из музея в Неаполе

что было в прологе. Выйдя из левого парода, Орест садится возле кумира Афины. Здесь он будет ожидать суда и приговора. Затем из того же парода выбегают Эринии. Это второе вступление хора на орхестру, или так называемый «малый парод» или «эпипарод». Эринии нашли Ореста, и теперь ни Аполлон, ни Афина не вырвут его из их рук. Они высосут из него всю кровь. Кружась вокруг Ореста, они поют свой «сковывающий гимн».
Появляется на колеснице Афина-Пал-лада во всем блеске своего вооружения. Афина говорит, что прилетела без крыльев из-под Трои, «запрягши сильными конями эту колесницу» (ст. 405). Эринии обвиняют перед ней матереубийцу Ореста. Афина заявляет, что одна она этого дела решить не может и желает передать его на суд афинских старейшин. Глашатай трубит по ее приказанию, созывая народ на собрание. Судьи выходят на орхестру. Здесь же появляется Аполлон и становится возле Ореста. Начинается суд. Первое слово получают Эринии, уличающие Ореста в преступлении. Орест признается в нем, но просит Аполлона доказать, что месть его была справедливой. После этого следует речь Аполлона. Он говорит о том, как ужасна смерть, когда прославленный боец, наделенный царским скипетром, погибает бесславно от женских рук. Затем Аполлон излагает картину убийства Агамемнона и, наконец, выдвигает общее положение: право отца выше права матери. Настоящим творцом ребенка является отец, мать только носит в себе

100

зародыш. Прения сторон заканчиваются, и Афина велит судьям класть в урну камешки. Пусть этот суд, говорит она, навсегда останется строгим и неподкупным. От холма, на котором он собрался, он получит название «Ареопаг» 1. Первым кидает свой камешек Аполлон. Судьи один за другим также бросают в урну камешки и затем садятся на свои места. Афина кладет свой камешек последней — ив оправдание Ореста говорит, что она не станет жалеть женщину, убившую своего мужа, так как повелитель в доме муж. При подсчете оказывается, что число камешков, поданных за оправдание Ореста и за осуждение его,— одинаково 2. Орест оправдан, он счастлив, что Афина, Аполлон и Зевс спасли его. От имени возвращаемого ему Аргоса он дает обет, что никогда его город не выступит против Афин. Если ж его потомки нарушат эту клятву, пусть постигнет их несчастье. Но разгневанные приговором суда Эринии угрожают, что пошлют на Афины мор и глад, которые сгубят край. Однако Афина старается успокоить их: Эринии должны остаться в стране, народ которой будет прославлен на все времена; они будут жить в счастливом краю, и люди будут почитать их из рода в род. В конце концов Афине удается уговорить разгневанных богинь. Эринии успокаиваются и превращаются в Эвменид, то есть в «милостивых богинь». Они благословляют город и произносят заклинания, отгоняющие от него всякие беды и сулящие ему благоденствие.
Афина призывает весь народ проводить богинь в отведенную им обитель. В торжественной процессии, предшествуемые Афиной, стоящей на колеснице, движутся одетые в пурпуровые одежды старцы, женщины, юноши и девушки. Провожатые поют радостный гимн в честь Эвменид. Актеры и хор покидают орхестру, и «Орестея» заканчивается.
Попытаемся теперь выяснить, в чем заключается основная идея трилогии. В доме Атридов поселился дух возмездия — Аластор. Он обрушивает все новые и новые кровавые преступления на головы сменяющихся поколений. В трилогии ясно проводится мысль о родовом грехе. Ифигения, о которой говорится в пароде «Агамемнона», лично ни в чем не виновна, но она падает жертвой этого родового греха. С точки зрения родового миропонимания это представляется совершенно естественным: нравственная солидарность членов рода или семьи друг с другом настолько сильна, что каждый из них отвечает за грехи другого. В «Орестее» не один раз упоминается о неумолимом роке, нависшем над домом Атридов. Однако этот рок выступает не в виде слепого случая, а как неподкупный свидетель, карающий преступление и высокомерие.
В предисловии к 4-му изданию своей книги «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельс, опираясь на данные, собранные в труде швейцарского ученого Бахофена «Материнское право», говорит, что в «Орестее» Эсхила в художественной форме дано изображение победы отцовского права над материнским. В потрясающем образе Клитемнестры, убившей своего мужа, нашла отражение прожитая некогда человечеством стадия матриархата. В ходе истории матриархат сменился патриархатом. Это была многовековая

1 Ареопаг по-гречески означает «холм Ареса».

2 Согласно обычаю, при таком результате голосования обвиняемый считается оправданным.
101

борьба между подымающимся в героическую эпоху новым отцовским и старым материнским правом. Подробности этой борьбы теряются для нас в глубине веков, но, по словам Энгельса, эта борьба была «одной из самых радикальных, пережитых человечеством»1 революций. Политическое отображение этой борьбы между отцовским и материнским правом и победы отцовского права мы и находим в трилогии Эсхила «Орестея».
Но кто же в конечном счете оправдывает Ореста? Аполлон и даже сама Афина бессильны сделать это. Решение передается суду человеческому — самому афинскому государству. Именно само афинское государство вершит суд и оправдывает матереубийцу, отменяя институт кровавой мести. Молодая афинская государственность торжествует над бытовавшей в родовом обществе расправой отдельных лиц.
В «Орестее» мы находим отражение и политической борьбы тех лет. В 462 г., то есть года за четыре до постановки этой трилогии, афинская демократия нанесла сокрушительный удар ареопагу — судебно-политическому трибуналу, которому принадлежало право суда по важнейшим уголовным преступлениям и высший политический кон-
троль за всеми учреждениями в государстве. Он являлся оплотом аристократии и реакции. В 462 г. на основании закона, предложенного Эфиальтом, демократия лишила ареопаг его прежнего значения: он потерял право политического контроля, за ним оставили только суд по некоторым преступлениям. В своей трилогии, как мы уже видели, Эсхил становится на защиту ареопага. Богиня Афина заповедует народу хранить ареопаг нерушимым и не вносить никаких изменений в его устройство. В этом вопросе сказывается консерватизм политических взглядов Эсхила.
Необходимо обратить внимание и на следующее. Орест обещает Афинам вечный союз с Аргосом. В этом бесспорно содержится намек на современные поэту события. Незадолго до постановки «Орестеи» вожди демократии Афин и Аргоса заключили союз, направленный против Спарты. Уже одно это показывает, что, несмотря на консерватизм своих политических воззрений в отношении ареопага, Эсхил не был безоговорочным поборником тогдашней аристократической партии, которая желала заключения союза со Спартой для подавления демократии в Афинах.

ДРАМАТУРГИЯ «ОРЕСТЕИ»

Драматургическая техника «Орестеи» представляется совершеннее других, более ранних трагедий Эсхила. Здесь выступают уже три актера, а искусство перипетии 2 доводится до большого совершенства. Это ясно видно из раз-
вития событий в «Хоэфорах». Клитемнестра только что получила известие о смерти Ореста. Она счастлива, так как отныне исчез вечный страх в ожидании прихода мстителя. Но это — счастье за несколько минут до ее

1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 21, стр. 59.

2 Перипетия- внезапная перемена (к лучшему или худшему) в развитии событий.
102

гибели. Однако ее смерть не является чем-то случайным, а подготовляется всем предыдущим развитием действия трагедии.
До написания «Орестеи» Эсхил создавал грандиозные образы, например Прометея, исполненные глубокого философского содержания, но обрисованные несколько общими чертами. Это — полные сверхчеловеческой силы персонажи, но еще не реальные люди. В «Орестее» действующие лица обрисованы по-иному — они выступают перед зрителями со своими индивидуальными, только им свойственными, человеческими чертами. Клитемнестра обладает огромной силой воли, она не останавливается ни перед чем для достижения своих целей. Она хитростью убивает Агамемнона и нисколько не раскаивается в своем поступке. Эту хитрость и умение бороться до самого последнего момента Клитемнестра проявляет и в последней сцене с Орестом. Агамемнон изображается величественным царем и славным воином. Он сознает все значение совершенного им подвига, но избегает гордости и высокомерия, опасаясь возбудить зависть и гнев богов. Эгисф представлен низким и трусливым человеком, который скрывается за спиной женщины. В «Орестее» выводятся уже персонажи, взятые как будто прямо из жизни. Таков, например, страж, жалующийся на свою тяжелую службу, или глашатай, повествующий о трудностях троянского похода. Такова же и кормилица Ореста, которая рассказывает о том, как ей приходилось ухаживать за своим маленьким питомцем.
Хор в «Орестее» занимает меньше места, чем в более ранних трагедиях. Но все же он является настоящим действующим лицом. Так, в «Хоэфорах» хор способствует Оресту и Электре в выполнении их плана мести, в «Эвменидах» хор Эриний преследует Ореста, а на суде пытается добиться его осуждения. Хоровые партии «Орестеи» отличаются идейной глубиной и красотой своей художественной формы, особенно смелостью и силой сравнений. В соответствии со своими религиозно-этическими воззрениями Эсхил считает, что ни одно неправое дело не остается без возмездия, что наказывают нарушителя нравственного закона сами боги. В стасиме первом «Агамемнона» хор, узнав от Клитемнестры о взятии Трои, поет о том, что совершился правый суд вышних. Никто не сможет сказать теперь, что небесам нет дела до земли. Бог и с потомков взыщет мзду за святотатство, за буйство жадных вожделений, за надменность. В стасиме втором «Агамемнона» хор сравнивает Елену с львенком. Некто вскормил в своем доме львенка, отнятого от матери. Львенок вначале был ручным, его любили, дети часто брали его на руки, радовались, глядя на него, и старики. Львенок умильно смотрел в глаза и вилял хвостом, когда хотел есть. Но вот львенок вырос и показал свой природный нрав. Он перерезал хозяйское стадо, дом забрызган кровью. Домашние в страшном горе. Поистине мрачный жрец божьей кары был вскормлен в доме. Так и Елена: как гладь моря, как цветок любви, терзающий сердце, вошла она в Трою, а там обернула свадьбу смертью, стала тяжкой гостьей для троянцев, Эринией, от которой плакали невесты и молодые жены.
Постановочная техника трилогии «Орестея» не отличалась большой сложностью. Скена, изображавшая в двух первых частях трилогии дворец, а в третьей — храм, должна была состоять из одного этажа. В конце трагедий «Агамемнон» и «Хоэфоры» применялась,

103

как уже говорилось выше, эккиклема. Однако некоторые исследователи считают, что и мизансцена, изображавшая Ореста, окруженного в храме Эриниями, показывалась зрителям тоже с помощью эккиклемы. Э. Бете, например, полагал, что в «Эвменидах» применялась большая по размерам эккиклема, на которой помещался весь хор и еще три актера. Бете не видит особенных затруднений в применении такого сложного сооружения: скена в то время была еще деревянной, и можно было переднюю ее стену устроить так, чтобы она раскрывалась на любую ширину.
Существование в древнегреческом театре больших эккиклем, которые могли сразу показать большое число действующих лиц, признает также американский ученый Р. Фликингер. Он считает, что большая эккиклема устраивалась в виде полукруглой, вращающейся вокруг оси платформы. В «Эвменидах» такая эккиклема поворачивалась к зрителям с находившимися на ней хоревтами, Аполлоном, Гермесом и Орестом. После же того как Гермес и Орест сходили с платформы и удалялись через один из пародов, эккиклема с оставшимся на ней Аполлоном поворачивалась обратно в свое исходное положение.
Думается, что и Бете и другие ученые, признающие в данном случае применение эккиклемы, излишне осложняют при своей реконструкции постановочные средства трагедии. Того же самого эффекта можно было добиться и без употребления эккиклемы путем раскрытия дверей храма. Возможно даже, что при постановке «Эвменид» применялся занавес на той части скены, которая представляла собой внутренность храма в Дельфах.

ЗНАЧЕНИЕ ДРАМАТУРГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЭСХИЛА

Эсхил был драматургом, сумевшим в своих произведениях отобразить существенные стороны эпохи, показать движение вперед современного ему общества в его материальной и духовной жизни, воспеть молодое афинское государство. После реформы Клисфена перед афинской демократией стояла задача дальнейшего укрепления демократического режима. Эта задача властно диктовалась начавшимися в 499 г. до н. э. войнами с Персией, в ходе которых — особенно вначале — вставал вопрос о самом существовании как афинского, так и других греческих государств. Именно афинской демократии в конечном счете была обязана Греция тем, что сумела отстоять свою независимость. Известно, что некоторые греческие города, где власть
находилась в руках аристократии, склонны были подчиниться персам. Постройка флота, сыгравшего такую большую роль в победе над персами, была делом рук афинской демократии. Ей же удавалось преодолевать и сепаратизм отдельных греческих городов в наиболее критические моменты во время войн с персами. Столкновение варварского и греческого мира нашло блестящее отображение в «Персах» Эсхила.
Яркая картина саламинского боя соединяется с глубоким историко-философским обобщением причин победы греков, органически включенным в ткань поэтического произведения. Таким образом, своей литературной и театральной деятельностью Эсхил внес ценный вклад в дело разрешения одной из

104

самых насущных задач, поставленных его эпохой.
Во времена Эсхила в напряженной политической борьбе складывались основы тех демократических порядков, которые привели в дальнейшем, уже после смерти поэта, к расцвету афинской рабовладельческой демократии. И не случайно, что во всех дошедших до нас трагедиях Эсхил затрагивает государственно-правовые вопросы и раскрывает в образах смысл и значение происходящего на его глазах формирования и подъема рабовладельческого демократического государства. В дошедших до нас произведениях можно отметить два мотива: противопоставление греческой и варварской государственности и прославление молодого афинского государства. Первый мотив затронут в «Молящих» (египетский глашатай изображается как представитель грубой государственной силы) и подробно разработан в «Персах». Второй разрабатывается и в «Персах» и в третьей части трилогии «Орестея». Примечательным является прежде всего то обстоятельство, что, начавшись в Аргосе, трилогия заканчивается в Афинах. Орест ищет оправдания и очищения в афинском государстве. Это совершенно реальный земной мотив, хотя на сцене и присутствуют боги. В стасиме третьем хор Эвменид прославляет Афины и пророчествует им благоденствие на века. И всемогущий Зевс и Арес чтят город как крепость богов и защитника божеских алтарей.
Установившийся порядок вещей нуждается в освящении и охранении, и в соответствии с мышлением того времени именно боги выступают хранителями государственно-правовых и нравственных начал. Они, по Эсхилу, наказывают всех нарушителей этих начал. Представление о богах носит, таким образом, иной характер по сравнению с тем, какое дается в поэмах Гомера. Зевс — хранитель правды, и раньше или позже он накажет всех тех, кто попирает его законы. Иногда и сама правда выступает не как орудие Зевса, а как некое самостоятельное божество. В отдельных случаях боги выступают у Эсхила с теми чертами, какие приписывает им Гомер. Так, в трагедии «Прометей Прикованный» Зевсу приписывается жестокость, произвол, недоверчивость даже к друзьям; в то же время он не является всезнающим богом и требует, чтобы Прометей открыл ему тайну брака с Фетидой. Океан в этой же трагедии изображен хитрым и ловким придворным. Гермес — наглым прислужником Зевса. Изображение богов такими, какими рисует их Гомер, можно найти и в других трагедиях Эсхила. В трагедии «Агамемнон», например, глашатай рассказывает, в соответствии с первой песней «Илиады», о том, как Аполлон метал под Троей стрелы в греческое войско.
Однако преобладающим является традиционное представление о богах: они — блюстители гражданского правопорядка, хранители нравственных начал в жизни общества. Такое представление о богах отчетливо выступало уже у греческих лириков VII — VI вв. В одном фрагменте Архилоха говорится о том, что Зевс правит миром, что он видит все человеческие дела, добрые и злые. Хор Данаид в «Молящих» называет Зевса самодержавным владыкой, издревле мудрым создателем человеческого рода (ст. 592—594), творцом всяческих щедрот.
Иногда Зевс выступает у Эсхила как некое обобщенное божество, для которого поэт сохраняет только имя Зевса, хотя в пароде «Агамемнона» хор и ого-

105

варивается, что, быть может, надо называть его как-нибудь иначе:

Кто бы ни был ты, великий бог,
Если по сердцу тебе
Имя Зевса, «Зевс» зовись1.

В связи с религиозно-нравственными воззрениями Эсхила следует остановиться на вопросе об отношении Судьбы (Мойры) к богам и к человеку. Кто же правит миром — боги, и из них в первую очередь Зевс, или Судьба? У Эсхила при ответе на этот вопрос есть некоторая двойственность. Он не сомневается в том, что в управлении миром принимают участие потусторонние силы. Это соответствует характеру тогдашнего мышления. Но оказывается, Зевс, не говоря уже о других богах, не является абсолютно всемогущим. Он тоже подчиняется необходимости, а ее кормилом управляют Мойры с тремя ликами 2 и помнящие обо всем Эринии («Прометей Прикованный», ст. 516). Иногда Мойра выступает не как всеобщая необходимость, а как судьба, жребий отдельного человека. Когда Орест приказывает матери следовать во дворец, чтобы там убить ее, Клитемнестра, оправдываясь, говорит сыну, что в ее преступлении виновата Мойра-Судьба, на что Орест бросает реплику:

Что ж, и тебе готовит эту казнь Судьба 3.

В связи с представлением о кровной солидарности членов рода, об их связанности друг с другом, об ответственности друг за друга это представление о судьбе или жребии отдельного человека обычно связывается с представлением о судьбе целого рода, о тяготею-
щем над ним роке. Дети могут отвечать за грехи своих родителей. На род или дом обрушивается демон Аластор, отмститель за прежние нечестивые дела, причем цепь этой кровавой мести может тянуться долго, на протяжении ряда поколений. В «Агамемноне» несколько раз говорится о демоне, обрушившемся на дом Танталидов. В ст. 1501 и следующих Клитемнестра, обращаясь к хору, говорит, что ее не нужно звать убийцей Агамемнона, так как под видом жены убитого совершил отмщение древний Аластор. Хор в своих песнях тоже несколько раз говорит об Аласторе, с давних пор угнездившемся в доме Тантала.
Однако эта вера в рок не порождала в древних греках чувства пассивности и покорности судьбе, что объясняется духовным складом античной демократии, требовавшей от своих сограждан как раз очень большой активности. Используя традиционные мифы о судьбе, тяготеющей над рядом сменяющихся поколений, Эсхил переносит акцент на самостоятельное решение своих героев, на их собственные действия.
В области драматургической техники Эсхил сделал необычайно много. Он первый ввел второго актера, открыв тем самым возможность более глубокой разработки трагического конфликта и придав развитию действия подлинно драматический характер. Тем самым он преобразовал существовавшую до него трагедию из своего рода лирической кантаты в драму.
Эсхил был сам главным исполнителем своих трагедий. Другим актером,

1 Эсхил, Орестея, стр. 11.

2 Гесиод называет трех Мойр: Клото, прядущую нить жизни, Лахесис, распределяющую жребий, и Атропос, заносящую все, что выпадает человеку, в свиток судьбы и обрезающую нить его жизни.
3 Эсхил, Орестея, стр. 125.
106

по свидетельству Аристотеля, был Минниск, игра которого отличалась сдержанностью и величавостью. Самый характер главных персонажей трагедий Эсхила требовал от актера искусства создания титанических, монолитно-героических образов. В развитие действия Эсхил вводит перипетию и узнавание, хотя это узнавание, насколько можно судить о нем по «Хоэфорам», носит еще недостаточно естественный характер. С именем Эсхила связывается введение скены и развитие в дальнейшем ее передней стены (проскения), как декорации, изображающей, например, то фасад дворца в Аргосе, то фасад храма Аполлона в Дельфах. Эсхил охотно вводит в свои трагедии пышные и торжественные шествия или въезды на колесницах. Эсхил пользуется и такими театральными эффектами, как появление теней или призраков. В «Персах» Атоссе и персидским старейшинам является тень умершего царя Дария, в «Эвменидах» в храме Аполлона — призрак Клитемнестры.
Хор в более поздних трагедиях Эсхила играет значительно меньшую роль, чем в ранних пьесах. Хоровые партии Эсхила прекрасны по своему содержанию и по силе поэтического вдохновения. Замечательно мастерство, с которым Эсхил умеет обрисовать характер всего хора в целом. Таковы, например, его Океаниды в «Прометее» или аргосские старейшины в «Агамемноне».
Язык трагедий Эсхила — возвышенный, порой усложненный, напоминающий язык гомеровских поэм. Эсхил любит новые сложные слова, которые иногда встречаются только у него; у него часты необычные метафорические обороты. Все это делает перевод трагедий Эсхила на другие языки очень трудным 1.
В первом стасиме «Агамемнона» хор поет о помощнице ночи, которая набросила на твердыни Трои окутывающую со всех сторон сеть, чтобы пи взрослые, ни дети не выпрыгнули из сетей всеобъятного рабства и бедствия.
Обращаясь по возвращении из-под Трои с благодарностью к богам родины, Агамемнон следующими словами рисует судьбу Трои:

Теперь лишь дым укажет место города.
Там жив лишь ветер смерти.
Чад богатств
былых
Курится там над пеплом умирающим.
За это вечно мы благодарить должны
Богов бессмертных. Страшную, поистине,
Сплели мы сеть. Столица нз-за женщины
Аргосским зверем в пыль обращена и прах
(ст. 809 и следующие) 2.

Необходимо вместе с тем отметить, что величие и мощь эсхиловского языка, необычайное богатство средств

1 На русский язык Эсхила переводили известный поэт-символист Вячеслав Иванов (его перевод «Орестеи» без указания переводчика напечатан в издании «Греческая трагедия. Эсхил. Софокл. Эврипид», Гослитиздат, 1950) и талантливый мастер стихотворного перевода Адриан Пиотровский (перевод всех трагедий в издании «Academia», 1937). Перевод Вяч. Иванова представляет собой до дерзости смелую попытку передать своеобычность подлинника ценой широкого использования исчезнувших из современного русского литературного языка старинных речений; этот эксперимент порой приводит к темнотам, но в большой мере сохраняет глубокомысленную вескость эсхиловской речи. Перевод А. Пиотровского гораздо осторожнее в пользовании славянизмами (и, напротив, сравнительно широко вводит вульгаризмы), но в принципе идет по этому же пути. В 1961 г. советский читатель получил перевод «Орестеи», выполненный С. К. Аптом; это весьма квалифицированная литературная и филологическая работа, хотя и уступающая в яркости переводам Иванова и Пиотровского.

2 Эсхил, Орестея, стр. 38.
107

речевой выразительности, редкостная красота и смелость метафор и сравнений служили задачей правдивого отображения современной драматургу жизни, возьмем ли мы отдельные ее проявления и эпизоды (картина плененного города, бедствия, приносимые войной, и т. д.) или глубокое философское обобщение наиболее существенных ее сторон.
Переворот, произведенный Эсхилом в театральном искусстве, смысловая глубина его произведений и их художественное совершенство создали ему славу образцового трагического поэта. Только за его произведениями в V и в IV вв. до н. э. признавалось право на повторные постановки. Однако в эллинистическую эпоху торжествен-
ный язык его произведений казался уже трудным для понимания, и современники этой эпохи охотнее обращались к Софоклу и Еврипиду. Эсхил оказал свое влияние и на римскую драматургию: ряд римских трагиков занимались переделкой его пьес.
Мы уже говорили о поэтах нового времени. которых привлекал образ Прометея. Следует отметить и страстную любовь Г. Флобера к эсхиловскому «Агамемнону». Интерес Р. Вагнера к трагедиям Эсхила существенно повлиял на стиль музыкальных драм немецкого композитора. Маркс, неоднократно перечитывавший Эсхила в подлиннике, считал его и Шекспира величайшими драматургическими гениями, каких только породило человечество.

Подготовлено по изданию:

Головня В.В.
История античного театра.— М.; Искусство, 1972.
© Издательство «Искусство», 1972 г.

33. Особенности второго периода творчества Эсхила. Трагедия "Прометей прикованный".

Ко второму периоду творчества Эсхила относятся «Семеро против Фив» и «Прикованный Прометей». Здесь появляется центральный образ героя, охарактеризованный несколькими основными чертами; более четкими становятся образы эпизодических фигур («Прометей Прикованный»). В его трагедиях изображались борьба и смена политических и моральных систем; его персонажи являются представителями нравственных и даже космических сил. Судьба и страдания индивида интересуют Эсхила лишь как звено большой исторической цепи, судьбы целого рода или государства, которую он чаще всего развертывает в связной трилогии и приводит к жизнеутверждающему, оптимистическому концу. В поведении отдельной личности Эсхил ищет действия сверхиндивидуальных сил; в плане своего религиозно-мифологического миросозерцания он представляет себе эти силы божественными. Поэт никогда не стремится к углубленной индивидуальной характеристике; центральные образы героев, появляющиеся в его поздних произведениях, несложны, но зато отличаются огромной мощностью. Несложна и драматическая структура пьес. Трагедия концентрируется вокруг одной ситуации, одного события, которое должно потрясти зрителя.

Власть денег, бесчеловечное отношение к рабам, захватнические войны — все это встречает безусловное осуждение со стороны художника, суровое миросозерцание которого основано на глубоком сочувствии к человеческому страданию. Эти черты художника-гуманиста с еще большей яркостью проявляются в трагедии «Прикованный Прометей» (время постановки неизвестно).

Эсхил, таким образом, отказывается от представления о былом «золотом веке» и последовавшем затем ухудшении условий человеческой жизни. Он принимает противоположную точку зрения, разделявшуюся прогрессивной ионийской наукой: человеческая жизнь не ухудшалась, а совершенствовалась, восходя от звероподобного состояния к разумному. Мифологическим подателем благ разума, выводящим человечество к культурной жизни, и является у Эсхила Прометей.

Эсхил – главный реформатор греческой сцены. Вводит второго актера, что сократило партии хора и расширило диалог, давая возможность вводить и гораздо большее число действующих лиц. Ведущая роль – актерам. Вводит пролог, который произносился до того, как открывалась сцена.

«Прометей прикованный» - средняя часть трилогии «Прометей – носитель огня» и «Освобожденный Прометей».

Прометей Прикованный.

Пролог изображает, как бог-кузнец Гефест, по приказанию Зевса, приковывает Прометея к скале; Гефеста сопровождают при этом две аллегорические фигуры — Власть и Насилие. Зевс противопоставляет Прометею только грубую силу. Ему (Зевсу) приданы черты греческого «тирана»: он неблагодарен, жесток и мстителен. Вся природа сочувствует страданиям Прометея.

Действие происходит в Скифии, средь диких гор. Два демона, Власть и Насилие, вводят на сцену Прометея; бог огня Гефест должен приковать его к горной скале. Гефесту жаль товарища, но он должен повиноваться судьбе и воле Зевса. Прометей безмолвен. Дело сделано, палачи уходят, Власть бросает презрительно: «Ты — Промыслитель, вот и промысли, как самому спастись!»

Оставшись один, Прометей начинает говорить. Он обраща­ется к небу и солнцу, земле и морю: «Взгляните, что терплю я, бог, от божьих рук!» И все это за то, что похитил для людей огонь, от­крыл им путь к достойной человека жизни.

Хор нимф — Океанид, дочери Океана, другого тита­на, они услышали грохот и лязг Прометеевых оков. «О, лучше бы мне томиться в Тартаре, чем корчиться здесь у всех на виду! — восклицает Прометей. Он знает, что Зевс силою ничего не добьется и придет просить о своей тайне смиренно и ласково. Зевс казнит его за милосердие к людям, сам же он не милосерден. За Океанидами входит их отец Океан: он когда-то воевал против Олимпийцев вместе с ос­тальными Титанами, но смирился, покорился, прощен. Пусть смирится и Прометей, не то не миновать ему еще худшей кары: Зевс мстителен! Прометей презри­тельно отвергает его советы. Океан уходит, Океаниды поют сострадательную песню, поминая в ней Прометеева брата Атланта, который мучится на за­падном конце света, поддерживая плечами медный небосвод.

Прометей рассказывает хору, сколько доброго он сделал для людей. Они были неразумны, как дети, — он дал им ум и речь. Они томились заботами — он внушил им надежды. Они жили в пещерах, пугаясь каждой ночи и каждой зимы, — он заставил их строить дома от холода, объяснил движение небесных светил в смене времен года, научил письму и счету, чтобы передавать знания потомкам. Это он указал для них руды под землей, впряг им быков в соху, сделал телеги для земных дорог и корабли для морских путей. Они умирали от бо­лезней — он открыл им целебные травы. Они не понимали вещих знамений богов и природы — он научил их гадать и по птичьим кри­кам, и по жертвенному огню, и по внутренностям жертвенных жи­вотных. Себя он спасти не смог: судьба сильнее титана, и даже сильнее Зевса. Хор поет скорбную песню.

В воспоминания о прошлом врывается будущее. На сцену вбегает возлюбленная Зевса — царевна Ио, превращенная в корову. (На театре это был актер в рогатой маске.) Зевс обратил ее в корову, чтобы скрыть от ревности Геры. Гера догадалась об этом, потребовала корову себе в подарок, и на­слала на нее страшного овода, который погнал несчастную по всему свету. Так попала она к Прометеевым горам. Титан ее жалеет;

рассказывает ей, какие дальнейшие скитания предстоят ей по Ев­ропе и Азии, пока не достигнет она Египта. А в Египте родит она сына от Зевса, а потом­ком этого сына в двенадцатом колене будет Геракл, который придет спасти Прометея — хотя бы против воли Зевса. И если Зевс не позволит, то он погибнет, из-за неразумного брака. Ио вновь чувствует жало овода, вновь впадает в безумие и в отчаянии мчится прочь. Хор Океанид.

Сказано о прошлом, сказано о будущем; теперь страшное настоящее. Идет слуга и вестник Зевса — бог Гермес. Прометей его презирает как прихлебателя хозяев Олимпийцев. На его расспросы Прометей презрительно бросает: «Лучше страдать, чем прислужничать, как ты; а я — бессмертен, я видел падение Урана, падение Крона, увижу и падение Зевса». Он знал свою участь заранее: «Пусть бушуют боги, я ненавижу их!» Гермес исчезает, Прометей восклицает: «Посмотрите: страдаю безвинно!». Гром, молния, Прометей проваливается под землю. Это конец трагедии.

Герой – титан, титаническая личность.

Историческая основа трагедии – становление (формирование) человеческой цивилизации. Огонь – начало цивилизации. Племя первобытных людей – почти животные.

Дядя Зевса, сын Геи, ровесник Кроноса, Прометей знает будущее, не может видеть, как гибнут люди. Он решается совершить невиданное: похищает огонь из кузницы Гефеста и в трубочке тростника приносит людям. Он знает, что его ждут многовековые страдания: Зевсов орел будет клевать ему печень. Прометею известна тайна гибели Зевса, за это, Зевс его и пытает. Все-таки Прометей противоборствует, зная, что непреодолимое преодолеть нельзя. Он во имя любви к людям восстал против Зевса, сознательно пожертвовал собой ради прогресса. Прометей богоборствует.

Трагедия хочет убедить в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией в защиту слабого и угнетенного человека. Эта борьба возможна только благодаря цивилизации, а цивилизация возможна только благодаря постоянному прогрессу.

Эсхил рисует образ борца, морального (нет, не урода ) победителя в условиях физического страдания. Дух человека нельзя ничем побороть, никакими страданиями и угрозами, если он вооружен глубокой идейностью и железной волей. Прометей – человеколюбец и борец против тирании богов, воплощение разума, преодолевающего власть природы над людьми, символ борьбы за освобождение человечества.

Образы:

Океан – добродушный старик, желающий помочь Прометею и готовый пойти на компромисс.

Ио – физически и морально страдающая женщина, обезумевшая от боли.

Гефест и Гермес – механические выполнители воли Зевса, один – против своей воли и с глубоким сожалением, другой – бесчувственно и бездушно.

Это – не характеры, а общие схемы, какие-то воплощенные идеи и мысли.

Патетика: когда титан жалуется на несправедливость Зевса, в сцене с Ио, где изображается безумие этой скорбной героини, в изображении катастрофы в природе при низвержении Прометея в подземный мир. Но патетика перегружена критикой деспотизма Зевса.

Рассказы и разговоры Прометея о прошлом, о его благодеяниях людям придают образу Прометея необыкновенно глубокий смысл. Разговоры с Океаном и Гермесом рисуют нам стойкость и силу воли Прометея. Сцена с Ио увековечивает Прометея как мудреца и провидца, знающего тайны жизни и бытия, хотя и не могущего воспользоваться этими тайнами. Прометей много говорит о странствиях Ио, с длинным перечислением географических пунктов, через которые она прошла и еще должна пройти. Прометею приписана обширная географическая ученость, которая была тогда последним достижением науки.

Хоры: сострадание Океанид Прометею. Первый стасим – как о Прометее плачут и север, и юг, и запад, и восток, и амазонки, и вся Азия, и Колхида, и скифы, и Персия, и море, и даже Аид. Второй стасим – о необходимости подчинения слабых существ. Третий стасим – о недопустимости неравных браков.

Геологическая катастрофа в конце трагедии демонстрирует мощную волю Прометея, способного противостоять решительно всему, включая всю природу и всех повелевающих ею богов.

Зевс изображен бесчеловечным тираном, жесточайшим деспотом, вероломным предателем, не всеведущим и не всемогущим, хитрецом и трусом.

Краткое содержание билета:

2-ой этап тв-ва Эсхила: появляется центральный образ героя, четкими становятся образы эпизодических фигур, трагедия концентрируется вокруг одной ситуации, глубокое сочувствие к человеческому страданию. Эсхил – главный реформатор греческой сцены: ввел второго актера, расширил диалог, ввел пролог. «Прометей прикованный» - средняя часть трилогии «Прометей – носитель огня» и «Освобожденный Прометей». В Скифии бог-кузнец Гефест, по приказанию Зевса, приковывает Прометея к скале; Гефеста сопровождают два демона Власть и Насилие. Хор нимф — Океанид. Океан хочет помочь Прометею, тот его отвергает. Приходит Ио в виде коровы, он рассказывает ей ее судьбу: странствия, в Египте родит от Зевса сына, предка Геракла. Вспоминает все свои дары людям. Гермес пытается выяснить у Прометея судьбу Зевса, но уходит, ничего не узнав. Гром, молнии, Прометей => под землю. Историческая основа трагедии – становление человеческой цивилизации. Трагедия хочет убедить в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией. Основное - гуманизм, духовная свобода чел. личности, прогресс.

богов греческой мифологии Титаны

метис

Gaea

Гея - богиня Земли. Она повязалась со своим сыном Ураном. для производства оставшихся титанов. Гея, кажется, начинала как неолитической матери-земле поклонялись до индоевропейского вторжения, которое в конечном итоге привести к эллинистической цивилизации.

Уран

Уран - бог неба и первый правитель. Он сын Геи, которая создала его без посторонней помощи. Затем он стал мужем Геи, и вместе у них родилось много потомков, в том числе двенадцать Титанов.

Его правление закончилось, когда Кронос, воодушевленный Гея, кастрировала его. Он либо умер от раны, либо отказался от земля

Кронос

Кронос был правящим Титаном, который пришел к власти, кастрировав своего Отца. Уран. Его женой была Рея. Потомки были первыми из Олимпийцы. Чтобы обеспечить его безопасность Кронос съел каждого из детей, когда они родились. Это работало до тех пор, пока Рея, недовольная потерей детей, обманула Кроносу проглотить камень вместо того, чтобы Зевс.Когда он вырастет, Зевс будет восстать против Кроноса и других титанов, победить их и изгнать их в Тартар в преисподнюю.

Кроносу удалось бежать в Италию, где он правил как Сатурн. Период его правления считался золотым веком на земле. Праздник Сатурналий.

Рея

Рея была женой Кроноса. Кронос сделал это практикуют глотать своих детей. Чтобы избежать этого, Рея обманула Кроноса. проглотить камень, спасая своего сына Зевса.

Oceanus

Океан - это нескончаемый поток воды, опоясывающий мир. Вместе с женой Тетис произвел реки и три тысячи океанских нимф.

Тетис

Тетис - жена Океана. Вместе они произвел реки и три тысячи океанских нимф.

Гиперион

Гиперион - титан света, отец солнца, луны и Рассвет.

Мнемозина

Мнемозина была титаном памяти и матерью Музы.

Фемида

Фемида была титаном справедливости и порядка. Она была матерью Судьбы и времена года.

Япет

Япет был отцом Прометея, Эпиметей и Атлас.

Coeus

Титан интеллекта. Отец Лето.

Криус

Подробностей нет.

Фиби

Титан Луны. Мать Лето.

Теа

Подробностей нет.

Прометей

Прометей был мудрейшим титаном.Его имя означает «предусмотрительный», и он был умеет предсказывать будущее. Он был сыном Япета. Когда Зевс восставший против Кроноса Прометей покинул другие титаны и сражались на стороне Зевса.

По некоторым данным, он и его брат Зевс уговорил Эпиметея создать человек. По общему мнению, Прометей известен как защитник и спаситель. человека. Он подарил человечеству ряд даров, в том числе огонь. Он также обманом заставил Зевса позволить человеку держать лучшую часть животных в шрамах богам и дать богам худшие части.

За это Зевс наказал Прометея, приковав его цепью к скале, а орел рвал его печень. Он должен был остаться там на всю вечность или до тех пор, пока он не согласится раскрыть Зевсу, кто из детей Зевса попытается заменить его. В конце концов его спас Геракл без уступая Зевсу.

Эпиметей

Эпиметей был глупым Титаном, имя которого означает «запоздалая мысль». Он был сыном Япета. По некоторым данным, он вместе со своим братом делегирован Прометей Зевса создать человечество.Он также принял подарок Пандоры. от Зевса, которые приводят к внесению в мир зла.

Атлас

Атлас был сыном Япета. В отличие от своих братьев Прометей и Эпиметей, Атлас сражался с другими Титанами, поддерживающими Кроноса. против Зевса. Благодаря продвижению Кроноса Эпоха Атласа ведет титанов в битву. В результате он был выделен Зевса за особое наказание и заставили держать мир на спине.

Метис

Метида была Титанессой четвертого дня и планетой Меркурий.Она руководила всей мудростью и знанием. Она была соблазнил Зевс и забеременела Афиной. Зевс забеспокоился о пророчествах что ее второй ребенок заменит Зевса. Чтобы избежать этого, Зевс съел ее. Говорят, что она является источником мудрости Зевса и до сих пор советует Зевс из живота.

Может показаться странным, что Метис была беременна Афиной, но никогда упоминается как ее мать. Это потому, что классические греки считали, что дети были произведены исключительно из отцовской спермы.Женщины были Считается, что это не что иное, как сосуд для роста плода. Поскольку Метида была убита задолго до рождения Афины, ее роль не в счет.

J.M.Hunt

Как миф все еще делает нас: Прометей | К. Мари

Итак, какие концепции мы сегодня извлекаем из этого мифа, которые влияют на нашу культуру? Во-первых, у нас есть идея о том, что человечество сильно отличается от других животных, кроме человека. Прометей создает людей как «более благородных животных». Это животное происходит от семени, «отличного от всякого семени», которое видел Прометей, и похоже и стоит прямо, как боги, с «поднятым лицом, смотрящим в небеса».«Это как если бы эта новая порода людей имела дальновидность, чтобы предсказать удачу, принесенную им Прометеем; они стремятся стать богоподобными.

Кроме того, они с по стали богоподобными, когда Прометей крадет огонь с Олимпа и приносит его людям, чтобы они могли использовать и извлекать выгоду, и «с ним они стали правителями мира». Таким образом, похоже, что люди теперь узурпировали положение богов, чтобы взять под свой контроль землю. Люди доминируют; земля и животные находятся под ними, подчиняются им.

Что это означает о нашем отношении к природе? Миф гласит, что огонь дал нам первое представление о способности управлять миром природы. Огнем люди «нагревали металлы и создавали оружие, чтобы защитить себя; они сделали инструменты для обработки полей; они разводили костры, чтобы отапливать свои жилища ». Эти инструменты, ранние подобия современных технологий, дают людям возможность регулировать и контролировать, начинать строительство «линии», с природой на одной стороне и людьми - с другой.

Ранее я также отмечал, что миф о Прометее служил сосудом для идеалов Французской революции, в ходе которой абсолютная монархия Франции была свергнута под эгидой просветительских принципов разума, стремления к знаниям и справедливости. По этой аналогии Юпитер или Зевс выступает в роли тиранического монарха, который хочет сохранить власть богов (церкви) и лишить человечество (французов) ее благ. Прометей - герой мифа, наделяющий обычного человека способностью осуществлять свое право на способность учиться, прогрессировать и, что наиболее важно, силу свободы от внешнего контроля.Он принимает мученическую смерть за свое творение, чтобы условия существования Человека могли быть улучшены.

Этот функциональный взгляд на миф комментирует Пьер Адо, французский философ и историк идей, в его книге « Завеса Исиды». В нем Адо описывает миф о Прометее как параллель для особого взгляда на природу, отношения к природе. Он характеризует это отношение как «вдохновленное смелостью, безграничным любопытством, волей к власти и поиском полезности» (96).Мы видим, что эти характеристики буквально обозначены в мифе; Прометей - смелая фигура, узурпирующая силу богов для пользы и пользы человека.

Если мы смотрим на богов как на символ природы или естественных принципов, другой способ интерпретировать миф - это рассматривать Прометея как похитителя секретов природы. Знание огня, которое должно быть чертой, присущей только богам, украдено и открыто человечеству. Именно благодаря этому процессу люди перестают быть «земными»; теперь они равны богам.Кроме того, если мы посмотрим на терминологию, которую использует миф относительно физических качеств природы, мы придем к пониманию, что огонь не только делает их равными богам, но и дает им возможность манипулировать природой и управлять ею.

Огнем они «нагревали металлы и формировали оружие, чтобы защитить себя; они сделали инструменты для обработки полей; они разводили костры, чтобы отапливать свои жилища ». Теперь у людей есть возможность жить отдельно от природы и даже выше ее. С огнем приходит знание того, как работает природа, и, таким образом, как природу можно направлять и использовать для улучшения человеческих усилий.

Адо использует другую аналогию для прометеевской позиции; природа как завуалированная богиня Исида. В этой метафоре природа защищает свои «секреты», скрывая их. Прометей открывает тайны природы, когда проникает в дом богов и крадет одну из этих тайн, огонь, для своих целей. Затем этот секрет используется Человеком для дальнейшего извлечения новых секретов из физической природы; секреты или технологии металлургии и оружейного производства, сельского хозяйства и способность противостоять климату с помощью искусственных средств нагрева.

Должен заметить, что Адо не описывает «прометеевский» способ взгляда на природу и взаимодействия с ней как высший или низший. Что действительно важно иметь в виду Адо, так это, во-первых, что эта прометеевская точка зрения - всего лишь одна линза, через которую можно воспринимать отношения человека с миром природы. Во-вторых, он подчеркивает, что прометеевское отношение доминировало в нашей культурной этике и ценностях на протяжении большей части нашей истории, и, таким образом, влияние прометеевского отношения сыграло важную роль в нашем развитии как культуры и актуально для нас сегодня.

Имея только пример этого прометеевского отношения, из которого можно делать выводы, трудно представить другую точку зрения, не говоря уже о том, как эта другая точка зрения может изменить наши чувства или поведение по отношению к природе. В качестве альтернативы прометеевскому подходу Адо предлагает орфик, названный так в честь греческого мифического персонажа Орфея, который был сыном музы Каллиопы и почитался как покровитель искусства, музыки и поэзии (D'Aulaire 101). . Адо описывает орфическое отношение как «вдохновленное уважением перед лицом тайны и бескорыстия» (96).

Говоря современным языком, если бы вы смотрели боевик со спецэффектами, кто-то, действующий с точки зрения Прометея, был бы склонен, даже одержим, выясняя, как эти спецэффекты были выполнены, в то время как кто-то с орфическим подходом было бы больше интересно получать удовольствие от фильма и его визуальной привлекательности, не пытаясь понять, как это было сделано. Адо указывает, что ни один из них не обязательно «лучше» другого, и что оба эти отношения в некоторой степени характеризовали отношения человека с природой на протяжении всей истории человечества.Стоит изучить, какую роль это отношение сыграло в нашей культурной эволюции, как оно сформировало общество и какое влияние оно оказывает на нашу повседневную жизнь.

Карточки, связанные с Прометеем | Quizlet

Кратус и Биа, два слуги Зевса, несут Прометея и удерживают его у скалистой горы на Кавказе. Гефест, чья работа состоит в том, чтобы приковать Прометея цепью к скале, следует за ними. Кратус утверждает, что это наказание за поджог людей, и Прометей должен научиться любить правление Зевса.Гефест выражает свою жалость к Прометею, сокрушаясь о том, что он должен привязать своего друга к скале. Кратус подстегивает его, настаивая на том, что жалость к врагам Зевса бесполезна и опасна. Гефест завершает свою задачу и уходит с Кратусом и Бией.

Прометей призывает природу стать свидетелем страданий бога от рук других богов, в частности, нового правителя Зевса. Он упоминает, что обладает даром пророчества и знает все, что произойдет. Он должен жить со своими страданиями, потому что никто не может бороться с судьбой.Прометей слышит звук крыльев и обнаруживает, что это Хор Океанид, дочерей Океана, на крылатых колесницах. Океаниды выражают сочувствие страданиям Прометея, объясняя, что новый правитель Олимпа следует только своим законам. Прометей пророчествует, что однажды Зевс окажется в опасности и будет вынужден подружиться с ним, чтобы избежать этого.

Популярные статьи

Powered By
На вопрос, какое преступление он совершил, чтобы заслужить это наказание, Прометей вспоминает войну между Зевсом и Титанами.Он пытался помочь титанам, но они отказались от его хитрости и решили применить силу. Затем Прометей предложил Зевсу свою хитрость, помогая ему победить. Теперь Зевс наказывает его за то, что, как и все тираны, он не доверяет своим друзьям. Зевс планировал уничтожить человечество, но Прометей стоял на его пути. В ответ на вопросы Прометей рассказывает, что он дал человечеству слепую надежду, а также дар огня. Хор отвечает на это последнее признание, говоря, что он согрешил, но Прометей отвечает, что он сделал это добровольно и теперь не откажется от своих действий.Он просит Хор спуститься на землю, чтобы рассказать им всю историю.

Океан прилетает на крылатого зверя и говорит, что Прометей должен прекратить провоцировать Зевса, пока он сам идет к богу, чтобы освободить Прометея. Прометей отвечает, что разговаривать с Зевсом было бы бесполезно, и Океан не должен подвергать себя опасности, вмешиваясь. Океан утверждает, что для исцеления нужны слова, но Прометей возражает, что лекарство нужно применять вовремя. Убежденный категорическим отказом Прометея от его помощи, Океан уходит.

Хор поет, что весь старый мир оплакивает Прометея и его братьев, которые также страдают от рук Зевса, особенно Атласа, который должен держать мир. Прометей резюмирует все, что он сделал для человечества. Он обучал людей сельскому хозяйству, языку, математике, запряжке животных и парусному спорту. Он также обучал медицине, гаданию и горному делу. Он настаивает на том, что все человеческое искусство исходит от него. Прометей почти раскрывает свое пророчество Хору, но останавливается, говоря только, что это освободит его, потому что Зевс является рабом необходимости, как и все остальные.Океаниды подтверждают свое благочестие Зевсу, упрекают Прометея за помощь смертным, которые не могут ему помочь, и вспоминают его счастливую свадьбу с их сестрой.

Входит Ио с коровьими рогами. Крича, что ее кусает овод и ее преследует призрак Аргоса, она обращается к Зевсу и спрашивает, почему он так ее мучает. В ответ на ее вопросы Прометей раскрывает, кто он и почему его наказывают. Ио просит его рассказать ей о ее будущих странствиях, но сначала Хор просит узнать о ее прошлых страданиях.Ио рассказывает, как Зевс влюбился в нее и заставил ее отца выгнать ее из своего дома. Ио превратила в корову и охраняла Аргос, но он был убит и вернулся в виде призрака вместе с оводом, который возил ее по всему миру. Прометей рассказывает ей о ее будущих странствиях по Европе, Азии и Африке, где она должна постоянно избегать опасных людей и монстров.

Прометей показывает, что Зевс, заставляющий Ио страдать, однажды выберет себе пару, сын которой свергнет своего отца.Только Прометей может помочь Зевсу предотвратить это. Он также показывает, что однажды потомок Ио освободит его. Затем он завершает рассказ о путешествии Ио, рассказывая, как в конце ее страданий Зевс вылечит и оплодотворит ее нежным прикосновением руки. Прометей рассказывает о потомках Ио, которые станут королями города Аргос. Ио снова убегает, замученный оводом, и Океаниды воспевают об опасности женитьбы выше собственного достоинства, выражая надежду, что Зевс никогда не проявит к ним интерес.

Возмущенный страданиями Ио, Прометей кричит, что собственный сын Зевса свергнет его. Посланник Зевса Гермес входит и приказывает Прометею раскрыть личность матери этого сына. Прометей издевается над Гермесом и говорит, что ничего не скажет. Гермес обвиняет Прометея в чрезмерном упрямстве, непослушании и безумии. Прометей отклоняет каждое обвинение прямыми оскорблениями или сарказмом. Гермес предупреждает, что если Прометей не уступит, шторм отправит его в Тартар. Тогда он появится только для того, чтобы орел ел его печень каждый день, и это не закончится, пока бог не согласится умереть за него.Хор советует Прометею уступить, но он не боится своей судьбы. Гермес приказывает Океанидам уйти, но они отвечают, что предать друга - худшее преступление из всех, и клянутся остаться с Прометеем. Когда земля начинает дрожать, и вокруг него сгущается гром, Прометей призывает элементы засвидетельствовать его страдания.

Эсхил (около 525–456 до н.э.) - Связанный Прометей: Перевод Георгия Теодоридиса

«ПРОМЕТЕЙ ОБЯЗАН»

Написано около 460 г. до н. Э.

«Эсхил» - «Греческие драмы» (стр. 41, 1900 г.): Интернет-архив книжных изображений

Перевод Джорджа Теодоридиса © Copyright 2006, все права защищены - Bacchicstage

Эта работа может быть свободно воспроизведена, сохранена и передана в электронном или ином виде, , .Применяются условия и исключения. Однако для использования любой театральной, образовательной или кинематографической организацией, в том числе некоммерческой, необходимо получить разрешение.

Ни при каких обстоятельствах это произведение не должно использоваться как часть коллажа, который включает работы других писателей или переводчиков.

Dramatis Personae

Кратос («Сила» по-гречески)

Виа («Насилие» по-гречески - беззвучно)

Гефест (Бог огня)

Прометей

Oceanus

Хор (дочери Океана)

Ио

Гермес (посланник Зевса)

Грубая, пустынная вершина горы.

FX 1: Звук сильного ледяного ветра и бурного океана перед выходом актеров на сцену.

Входят Кратос, и Виа тащит за собой в цепях Прометея. Их сопровождает Гефест.

Все трое несут тяжелые кандалы и зажимы, молотки и тяжелые молотки. Некоторые цепи из стали, другие из бронзы.

Кратос выглядит отвратительно.(см. строку 78. По-гречески morphe, что может означать либо лицо, либо тело, либо и то, и другое).

Они останавливаются, оглядываются, и Кратос, чувствуя удовлетворение, все бросают свои тяжелые цепи на землю.

FX 1: легкость и резкость.

Кратос Вот и мы, Гефест, на самом краю Земли, на этих пустынных, нетронутых скифских тропах. Теперь твоя работа - сделать то, что отец приказал сделать с этим ужасным мятежником.Используйте эти нерушимые стальные цепи и приковайте его к этой высокой вершине. Он украл самый цветок вашего ремесла, пылающее пламя, искру каждого искусства и отдал их смертным. Это преступление, за которое мы, боги, должны получить вознаграждение. Что касается него, он должен научиться принимать правление Зевса и забыть свои смертные пути.

Гефест Кратос и Виа, вы выполнили свою часть приказа Зевса. Тебе больше ничего не нужно делать. Теперь ты можешь идти, но у меня, у меня нет силы сердца, чтобы привязать бога - нашего родственника - к этой дикой и ледяной скале.Тем не менее, я должен это сделать. Я должен укрепить свою решимость и повиноваться, потому что тяжело не подчиниться слову отца.

Прометею:

Ты, Прометей! Вы, с вашей высокой моралью! Ты, сын мудрой Фемиды! Хотим ли мы с вами, я должен пригвоздить вас этими бронзовыми цепями к этой безлюдной вершине, где ни голос смертного, ни видение смертного не дойдут до вас. Эти цепи никто не может ослабить.

Опаленный солнечным огнем, вы потеряете цвет своего здоровья и будете нетерпеливы, чтобы Ночь в ее украшенном драгоценностями одеянии пришла и скрыла этот пылающий свет.То есть до тех пор, пока снова не взойдет солнце и Рассвет не распространит свои лучи; Итак, Прометей, тебе всегда придется иметь дело с той или иной тиранией, и некому будет облегчить твою боль. Это плата, которую вам заплатили за грех любви к смертным.

Потому что, будучи богом, вы не думали о гневе других богов, прежде чем несправедливо принесли дары смертным; и поэтому, заплатив за это, вы станете стражем этой отвратительной скалы: бессонными, стоящими, неспособными сгибать колени, и вы будете петь много песен горя и скорби, но все безрезультатно.

Нелегко, Прометей, переубедить Зевса. Каждый новый правитель суров.

Кратос Гефесту

Ну тогда пошли! Зачем стоять там, бессмысленно жалеть врага богов? Он предал тебя! Он передал смертным секреты вашего ремесла, ваш дар!

Гефест. Это тяжело быть другом и родственником.

Кратос Конечно, но разве правильно не подчиняться слову отца? Вы не боитесь этого больше? 40

Гефест. У тебя всегда было стальное сердце, Кратос. Всегда высокомерный, всегда дерзкий, всегда полон вражды.

Кратос Да, я смел, потому что жалость к этому дураку не принесет ему никакой пользы. Почему вы беспокоитесь о бесполезных вещах?

Гефест О, как ужасно мое ремесло! Я ненавижу это!

Кратос Зачем обвинять свое ремесло сейчас? На самом деле ваше мастерство не имеет ничего общего с преступлением этого человека.

Гефест. Но я все же хочу, чтобы это было у кого-то другого.

Кратос Все - тяжелое бремя, кроме правителя Небес. Никто не свободен от бремени! Никто, кроме Зевса. 50

Гефест Я согласен. Я не могу с этим поспорить.

Кратос Ну, тогда продолжай! Привязать все кандалы к этому негодяю! Отец будет думать, что вы нарочно медлите.

Гефест. Они готовы.Здесь! У меня цепи перед тобой.

Кратос Поднимите их и изо всех сил сожмите руками. Крепко прибейте их к камню.

Гефест и Виа.

Гефест Закончил. Вот и все, работа сделана - и быстро!

Кратос Бей сильнее! Затяните эти цепи! Не оставляйте никаких слабостей, потому что он способен ускользнуть из немыслимых мест.

Гефест. Я так крепко скрепил эту руку, что она не двигалась. 60

Кратос Теперь другой. Плотно завяжите. Пусть узнает, что его схемы и заговоры не подходят Зевсу.

Гефест Никто, кроме Прометея, не мог критиковать качество моей работы!

Кратос А теперь воткни этот ужасный стальной клин прямо ему в грудь.

Гефест О Прометей! Я чувствую твою агонию!

Кратос Опять ты плачешь по нему? Вы тоже плачете по врагам Зевса? Позаботьтесь о том, чтобы потом не плакать о себе!

Гефест. Вы видите нечто невыносимое для глаз!

Кратос Я вижу, что он получает по заслугам.А теперь заверните эти цепи ему под руки! 70

Гефест. Хорошо, хорошо! Если мне придется это сделать, я сделаю это, так что не надо кричать!

Кратос. Я буду кричать и кричать снова, если нужно! Теперь встаньте на колени и сожмите его ноги. Крепко их закрепите!

Гефест Вот! Это тоже делается! Достаточно легкая работа.

Кратос А теперь сильно забейте эти гвозди. Заставьте их пройти насквозь. Зевс - суровый судья, когда дело касается такого рода работы.

Гефест: Ваш язык, Кратос, соответствует форме вашего тела.

Кратос. Ты можешь быть настолько мягким, насколько хочешь, но не обвиняй меня в том, что я жесток и высокомерен. 80

Гефест Ну, хватит. Его ноги зажаты. Пошли!

Выход Гефест и Via

Кратос Вот и прометей! Совершите все зло, которое хотите сейчас.Укради, если посмеешь, то, что принадлежит богам, и отдай смертным! Ха! Собираются ли эти смертные облегчить вашу боль сейчас?

Боги, Прометей, должны были дать тебе другое имя! Прометей, ха! Предвестник, тот, кто знает, что нас ждет! Да, вам нужен собственный Прометей - он мог бы помочь вам избежать этой участи.

Выход из Кратоса

Пауза

FX 1: удерживать 10 дюймов

Прометей Ах! Ах!

FX 1: Удерживать 10 дюймов

Обращаясь к природе 90

О священный Эфир и вы, ветры, мастера скорости! Вы, воды рек и вы, бесконечный смех волн Океана! О, Мать Земля! А ты, Солнышко, все видишь!

Посмотри на меня! Посмотри на мои страдания, я, бог, который должен понести наказание богов!

FX 1: Удерживать 10 дюймов.

Посмотри, какие ужасные муки мне предстоит терпеть бесчисленные годы! Посмотри на эти ужасные оковы, которые этот новый правитель Богов изобрел для меня!

FX 1: Удерживать 10 дюймов

Ах! Ах! 100

Я стону из-за моих страданий сейчас и из-за всех будущих страданий. Когда я увижу их конец?

Но что я говорю? Я знаю будущее и все, что оно принесет, и я заранее знаю все свои страдания, поэтому я должен как можно лучше вынести то, что послала на меня Необходимость, потому что ей нельзя сопротивляться.

Тем не менее, я не могу ни говорить, ни молчать об этой агонии, которую я вынужден терпеть.

Я выследил и украл из дупла стебля фенхеля семя огня - дар, который зарекомендовал себя как учитель всякого ремесла и величайший ресурс для людей. 110

Это преступление, которое я совершил, и вот наказание, которое мне предстоит понести: пригвоздить и приковать цепью к этой скале под открытым небом.

FX2: Ужасающие звуки ветра и трепета «птиц». Трюм 10 ”

Ах! Ах!

Что это за звук? Какой невидимый запах исходит от этого? Это божественное или человеческое или и то, и другое? Кто пришел засвидетельствовать мои страдания на этой скале на краю Земли и с какой целью?

Чтобы посмотреть на кого-то несчастного? Бог в цепях? Враг Зевса и всех других богов, которые часто бывают при его дворе - и все потому, что я люблю смертных? 120

Ах! Ах!

Звук приближается! Я слышу шуршание перьев, свистящих вокруг меня.Что бы ни приближалось ко мне, пугает меня!

Входит в Хор, дочери Океана, на крылатой колеснице. Они приземляются на участок земли выше, чем у Прометея. (см. строку 275)

Хор Нет, не бойся Прометея!

Припев Мы попали в дружбу с быстрыми ветрами после того, как получили разрешение отца. 130

Хор Ужасный звук стали достиг глубин наших пещер, и страх заставил нас отказаться от скромности.Глянь сюда? Мы без сандалий. Мы приехали сюда на крылатой колеснице.

Прометей Ах!

Дети Тетии, отца многих и отца Океана, который кружит по земле потоками, которые никогда не спят!

Посмотри на меня! Здесь я пригвожден к этой высокой скале, которую я должен охранять. Кто мог позавидовать этой работе?

Хор Я вижу, я вижу, Прометей, и когда я это вижу, видение моих глаз размывается тусклым туманом, наполненным слезами.142

Хор, Прометей, я вижу, что на этой ужасной скале и внутри этих стальных зажимов твое тело увянет.

Припев Это потому, что теперь на небесах правят новые боги, Прометей и Зевс, который теперь более суровый правитель, заменил старые законы новыми, и он попрал старые силы. 150

Прометей Если бы он только послал меня под Землю, в Аид, принимающий мертвых, в бесконечный Тартар, связанный сталью, которую нельзя ослабить! По крайней мере, тогда ни бог, ни кто-либо другой не будут издеваться надо мной из-за моих страданий.Вместо этого теперь, как чучело на ветру, жалкое существо, я должен развлечь своих врагов своими страданиями.

Хор У кого из богов такое стальное сердце, что он может смеяться над твоими страданиями, Прометей? Кто из богов не может сочувствовать вам, кроме Зевса? Потому что именно он в вечном гневе и несгибаемом уме держит в рабстве расу Урана; и он не остановится, пока либо ему не надоест, либо пока какой-нибудь другой бог каким-то образом не отнимет у него его непостижимую силу! 160

Прометей. Но даже несмотря на то, что я закован в самые крепкие тиски, настанет день, когда этот Король Бессмертных будет очень нуждаться во мне.Он будет нуждаться в том, чтобы я рассказал ему о новом плане того, как он потеряет свою силу и свой скипетр; и тогда он может забыть об использовании ласковых слов и обаяния, чтобы убедить меня, или резких угроз, чтобы напугать меня. Я сообщу ему эту информацию, только если он освободит меня от этих сокрушительных оков и будет готов заплатить компенсацию за это безобразие.

Хор Вы оба дерзкие и храбрые, Прометей. Дерзай своим языком и храбрый против твоих горьких пыток.Тем не менее, мой разум тоже терзает сильный страх перед твоей судьбой. 180

Хор. Мне интересно, куда ты направишь свой корабль, чтобы положить конец своему печальному путешествию боли, Прометей. Зевс, сын Кроноса, обладает безжалостным умом и сердцем, не склонным к мольбам.

Прометей Я знаю, что Зевс суров и что Справедливость в его руках, но я также знаю, что однажды он станет мягче - когда он будет раздавлен, как я думаю, и как только его гнев утихнет.Тогда он очень захочет со мной подружиться. 190

Хор Расскажи нам, Прометей, о своих страданиях. Открой нам, что Зевс обвиняет тебя в том, что он доставил тебе такие горькие мучения. Сообщите нам, если рассказ не причиняет вам больше боли.

Прометей Рассказывая это или умалчивая, моя история - это история великой боли и жалкого страдания. 200

Когда боги начали свою великую войну друг против друга, они сделали это, потому что хотели, чтобы Кронос победил и занял трон.Они не хотели видеть Зевса своим правителем. С самого начала я пытался убедить Титанов - сыновей Земли и Урана - принять лучший исход и выбрать Зевса, но мне не удалось их убедить. Они отвергали идеи и предпочитали полагаться на свою физическую силу, думая, что это принесет им легкую победу.

Моя мать, Фетида или Земля - ​​у нее много имен - часто рассказывала мне, как развернется будущее. Она сказала мне, что победят не те, кто прибегнет к грубой силе, а те, кто будет использовать планы и заговоры.Но когда я им все это рассказывал и объяснял, они не принимали ничего из этого.

Итак, единственное, что я мог сделать, это пойти и присоединиться к моей матери и работать волонтером на стороне Зевса. Это из-за моего совета, что темные пещеры Тартара теперь скрывают древнего Кроноса и его союзников.

И все же, хотя Господь богов извлекал такую ​​пользу из моей работы, вот как он мне платит.

Неверие в друзей - проклятие тиранов.

Что касается того, почему он так меня мучает, позвольте мне объяснить.

Как только он сел на трон своего отца, он начал возлагать на каждого бога их различные обязанности и полномочия. Но к несчастным смертным он не проявлял никакого интереса; на самом деле он хотел уничтожить весь человеческий род и заменить его другим, новым.

Никто не осмелился противостоять этому, кроме меня. Я был единственным, у кого хватило смелости сделать это, и я спас их от превращения в пепел и швыряния в Аид.Вот почему я теперь вынужден нести эти невыносимые боли, эти ужасные бремени и быть таким жалким зрелищем.

И хотя я проявлял большую симпатию к смертным, мне не удалось получить такое сочувствие к себе. Напротив, они так резко меня уверили, что при этом посрамили имя Зевса. 240

Хор Тот, кто не испытывает к тебе жалости, Прометей, должен быть сделан из камня, и у него должно быть стальное сердце.Мне не нужно было быть свидетелем твоей боли, но теперь, когда я это сделал, мое сердце разрывается из-за тебя.

Прометей. Да, друзья мои - жалкое зрелище.

Припев Вы случайно не совершили очередного проступка?

Прометей. Да, я сделал так, чтобы люди не могли предвидеть собственную смерть. 250

Припев Какое лекарство вы использовали для этого?

Прометей Я наполнил их сердца слепыми надеждами.

Хор. Прометей, ты им сделал большой подарок.

Прометей И даже более того, я дал им дар огня.

Припев Итак, эти эфемерные существа теперь обладают ярким пламенем?

Прометей. Да, и с его помощью они научатся многим ремеслам.

Припев Итак, по этим причинам Зевс -

Прометей мучает меня и не собирается уменьшать боль от этой пытки.

Хор Разве он не положил конец этим болям?

Прометей Никакого, кроме тех случаев, когда Зевс думает, что сейчас подходящее время! 260

Припев Но что заставит его так думать?

Припев Какие у тебя на это надежды? Разве вы не видите, что совершили большую ошибку? Тем не менее, Прометей, у меня не хватает духу говорить об этом, потому что это должно быть так больно для тебя.

Хор. Тогда давайте оставим эту тему и посмотрим, сможем ли мы найти для вас способ спастись.

Прометей. Для человека, чья нога не в тисках пыток, легко дать совет и предостережение такому негодяю, как я. Тем не менее, я все это знал. Я знал, что делаю. Да, я знал, что делаю, и свою ошибку сделал намеренно. Я этого не отрицаю.

Я совершил эту ошибку, чтобы помочь смертным, и то, что я обнаружил в конце концов, было невыносимой пыткой! Я не думал, что буду так сурово наказан за то, что мое тело истощится на пустынных и ужасных скалах, на полпути между небом и Землей.

Тем не менее, не горюй о моих настоящих мучениях, а спустись сюда и послушай, что меня ждет Судьба. Выучите их все, все мои пытки, дочери Океана, выучите их все, одну за другой, от начала до конца. Пойдем, не отказывай мне ни в чем, о чем я тебя прошу. Пожалейте того, кто страдает. Страдания, дамы, одинаково кочуют от одного к другому.

Хор Прометей, ваш призыв доходит до желающих ушей, и теперь мы легкой ногой покинем наш крылатый трон и чистый эфир - путь птиц - и спустимся на пустынную землю, чтобы услышать от начала до конца все ваших невзгод.280

Войдите в Океан на четвероногой птице (см. 11395f).

Океан Я проделал долгое путешествие, Прометей, чтобы прийти сюда, используя свой разум и не нуждаясь в узде для этого быстрокрытого птичьего зверя. Будьте уверены в этом, Прометей: я сочувствую вам в вашей агонии не только потому, что я вынужден это сделать, поскольку мы родственники, но также потому, что нет никого, кого я больше уважаю. Вы сами убедитесь, что я не из тех, кто произносит сладкие слова напрасно.290

Давай, скажи мне, что нам делать, потому что ты никогда не сможешь сказать, что у тебя есть более верный друг, чем я.

Прометей Ну, а что это? Ты тоже, Океан, пришел посмотреть на мои страдания? Как вам удалось набраться смелости, чтобы покинуть ручей, носящий ваше имя, и пещеры, крыши которых вы построили из камня, и прийти сюда, на эту землю, на эту железную родину? 300

Правда ли, что вы пришли стать свидетелем моего бедствия и посочувствовать мне?

Вот тогда! Взгляните на ужасное видение! Посмотри на меня, друга Зевса, друга, который помог ему взойти на престол.Посмотри, как он меня мучает!

Океан: Да, Прометей, я вижу. И хотя я знаю, что вы мудры, я хочу дать вам хороший совет. Познай себя, Прометей, и измени свои пути согласно новым временам. Теперь у богов новый господин! 310

Но ты тоже должен это знать, Прометей! Вы должны знать, что если вы хотите бросить такие резкие и резкие слова, независимо от того, как далеко Зевс находится на своем троне, он все еще может слышать вас и то, что вы страдаете сейчас, он может позже выглядеть как веселая маленькая игра.Но ты, бедняга, оставь свой гнев и постарайся освободиться от этой агонии. Возможно, вы могли подумать, что этот совет - устаревшая старая поговорка, но, к сожалению, вы заслужили свое бедственное положение, Прометей, из-за своего высокомерного языка. И вы никогда не бываете смиренными, и ваша боль не смягчает вас, но вам нужно еще больше боли, чтобы добавить к той, которую вы уже должны терпеть! 319

Послушай меня, Прометей: перестань пинать шипы! Вы видите, насколько суров и безответственен новый господин.

Но теперь я ухожу и посмотрю, смогу ли я как-нибудь спасти тебя от твоей боли.

А пока молчи и не балуй язык! Или ты, Прометей, при всей своей мудрости не знаешь, что неконтролируемый язык приносит собственное разрушение? 330

Прометей Я завидую тебе, что тебя не обвиняли в том, что ты осмелился помочь мне во всех моих трудностях, но теперь все кончено.Забудь об этом! Что бы вы ни делали, Зевс останется равнодушным. Его непросто убедить. Только будь осторожен, Океанус! Будьте осторожны, чтобы вы сами не испытали ужасных последствий, если встанете на этот путь.

Океан Для меня, Прометей, совершенно очевидно, что ты умудряешь других лучше себя!

Я знаю это точно и стараюсь не мешать мне идти по этому пути, потому что я с гордостью могу сказать, что Зевс окажет мне эту услугу и избавит вас от ваших страданий.340

Прометей Я в долгу перед тобой и никогда не забуду твоего энтузиазма. Однако не беспокойтесь о моем аккаунте, потому что это будет напрасно.

Нет, лучше держись подальше от этих вещей, потому что, хотя я сильно страдаю, я бы никогда не пожелал, чтобы другие тоже страдали вместе со мной.

Нет, абсолютно нет! Потому что я уже переживаю за своего брата Атласа. 350

Он стоит где-то на западе, держа на плечах столп Неба и Земли, тяжело перенести тяжесть.Я тоже был опечален, когда увидел Тайфона, рожденного на Земле, который живет в цицилийских пещерах. Это стоголовый ужасный монстр, чья сила была жестоко обуздана. Он осмелился противостоять всем богам, выплевывая ужас сквозь свои ужасные пасти и вспыхивая из его глаз ужасающе страшным пламенем, похожим на горгону, как если бы он хотел сбросить самого Зевса со своего трона.

Но бессонный удар Зевса обрушился на Тайфона. Это пламя, которое дышит молнией и нисходит на вас.Вместо Зевса был брошен Тайфон из-за его храбрых амбиций. Молния ударила Тайфона в его сердце и в его силу, и он был сожжен дотла. Теперь он представляет собой беспомощную, неподвижную массу, и он лежит, прижавшись к узким местам моря, под корнями Этны. 360

И там, восседая на самых высоких пиках, Гефест выковывает расплавленную руду, из которой однажды вырвутся потоки огня, пожирающие свирепыми челюстями ровные плодородные поля Цицилии.

Тайфо закипит от такой ярости и от оружия огнедышащей бури, даже если он был обращен в пепел ударом молнии Зевса.

Но вы в этом не новичок, и вам не нужно, чтобы я вас учил. Спасайся, как умеешь, и я снесу эту Судьбу, пока гнев в сердце Зевса не утихнет.

Океан Но Прометей, разве ты не знаешь, что лучшее лекарство от бушующего гнева - это слова? 380

Прометей. Да, Океан.Но рану нужно успокаивать в нужное время, а не тогда, когда она бушует.

Океан: А когда кто-то осмеливается показать свое рвение помочь? Какой вред ты видишь в этом, Прометей? Скажи мне, чтобы я знал.

Прометей Я вижу в этом напрасную трату усилий, Океан и простодушную доброжелательность.

Океан. Что ж, позволь мне проявить простодушие, Прометей. Кажется, что глупо выглядеть выгодно, когда человек мудр.

Прометей. Я так не думаю, потому что глупый вид, когда кто-то мудр, будет считаться моей ошибкой.

Океан Твои слова, Прометей, твои слова говорят мне, чтобы я вернулся домой!

Прометей. Да, сделай так, Океан, чтобы своей симпатией не вызвать вражды. 390

Океан Вы имеете в виду вражду нового правителя?

Прометей. Да.Остерегайтесь его, потому что его сердце внезапно переходит в гнев.

Океан. Я вижу это по твоей собственной судьбе, Прометей.

Прометей Вперед! Уходи сейчас и оставь свои мысли при себе!

Океан Твои слова находят меня готовым уйти, и этот четвероногий птичий зверь машет крыльями по широкому эфиру, стремясь согнуть колени, чтобы отдохнуть, в своих конюшнях.

Выход из Океана.

Хор. Я глубоко вздыхаю о твоей несчастной судьбе, Прометей, и из моих глаз струится поток слез, которые покрывают мое лицо. Зевс правит по своим суровым и нечестивым законам и демонстрирует старым богам самый высокомерный дух. 400

Хор Плача слышен от одного конца Земли до другого.

Хор. Слышны крики о великолепных днях старины, твоих и твоих, а также всех смертных.Все живущие в святой Азии сочувствуют вам в ваших самых ужасных муках. 410

Хор А живущие в Колхиде - бесстрашные на войне женщины и полчища скифов, живущие в самых дальних концах Земли, у озера Маэотис. Слышны также их крики.

Хор И воинственный цветок Аравии, те, кто держит крепость, построенную на высоких скалах недалеко от Кавказа, воинское войско, чей шум и острые копья наводят ужас в сердце их врага.420

Припев Я знал только одного другого бога-титана, который знал такую ​​невыносимую боль стальных наручников и цепей: Атласа, сильнейшего из всех титанов. О, какую боль он терпит! Он держит шест Небес на своей стонущей спине. 428

Хор И море сочувственно плачет ...

Хор… и глубокие вздохи…

Хор ... и черный ужас Аида бормочет ...

Хор… и священные потоки чистых текущих рек оплакивают его мучения.

Прометей. Не считайте меня гордым или упрямым, если я молчу. Болезненные мысли разъедают мое сердце, когда я вижу себя в этом ужасном затруднительном положении. Но тогда кто еще, кроме меня, передал этим новым богам их права? Тем не менее, я не буду говорить об этом, потому что то, что я скажу, не будет для вас новостью.

А теперь послушайте, что я сделал для смертных, чтобы спасти их от многих страданий.

Вначале у них не было рабочего ума, поэтому я дал им разум и разум.Я говорю это не для того, чтобы унизить человечество, но чтобы показать, что дары, которые я им преподнес, были получены благодаря моей любви к ним.

Во-первых, в те дни их глаза были бесполезны, и то же самое относилось к их ушам, которые, хотя и могли слышать звуки, не понимали их. Всю свою жизнь смертные жили как во сне, запутавшись во всем и ничего не понимая. Они не знали, построено ли здание из кирпича или дерева, и ничего не знали о домах, согреваемых солнцем, но они жили под землей в темных пещерах, как и муравьи.

Они ничего не знали о признаках зимы или весны, полных цветов, или лета, полных фруктов и от которых они могли бы зависеть в своем выживании, но они просто бродили и действовали бесцельно, пока я не пришел. Я объяснил им восход и закат звезд, искусство, которое трудно объяснить.

И да, я тоже изобрел для них числа, самую важную науку; и сложение букв, искусство Памяти, мать муз.Я также ввел диких зверей во власть людей, поместив их под ярмо, воротник и седло, чтобы они могли нести тяжелое бремя людей. 459

Я запряг лошадей в колесницы и заставил их подчиняться человеческим поводьям в знак богатства и роскоши.

И это я и никто другой открыл для себя льнокрылые корабли мореплавателя, которые теперь бродят по всем морям.

Я, бедняга, обладаю всей мудростью, чтобы сделать все эти открытия для человечества, но у меня недостаточно мудрости, чтобы изобрести что-то, с помощью которого я смогу избавиться от собственных страданий.470

Хор То, что вас заставляют страдать, действительно ужасно. Вы потеряли рассудок, Прометей, и он блуждает.

Припев Вы похожи на врача, который сам заболел, и в беде вы не можете найти лекарство, которое вылечит вашу болезнь.

Прометей И это еще не все ремесла и искусства, которые я изобрел для расы смертных.

А теперь послушайте остальных.

Во-первых, и это наиболее важно, я показал им, как смешивать успокаивающие лекарства, с помощью которых они могут избежать любого недуга, потому что до этого, если они заболели, они ничего не могли с этим поделать.

Не было ни лечебной пищи, ни мази, ни какой-либо другой смеси, поэтому они просто истощались, пока не умерли. Затем я показал им, как читать будущее и какие мечты сбудутся. Я объяснил им значение непонятных голосов и значение перекрестков.Затем я ясно отличил для них зловещих птиц с крючковатыми когтями от тех, чья природа благоприятна; как они жили, их взаимная любовь, ненависть и как они сочетаются друг с другом.

Я показал им внутренности этих птиц и указал на гладкость их внутренностей и на цвет желчи, чтобы угодить богам. Я указал им на красоту крапчатой ​​доли печени и показал, как сжигать покрытые жиром конечности и их длинный позвоночник.Я показал смертным пути и искусство этого непростого культа.

Затем я прояснил их зрение, чтобы они могли видеть знаки, появляющиеся из пламени, об искусстве, о котором до тех пор они ничего не знали.

Так много об этих искусствах и о том, что человечество получило из недр Земли, латуни, железа, серебра и золота, кто мог сказать, что он открыл их до меня? Никто, и тот, кто утверждает, что сделал это, просто праздно лепетает. Подводя итог, позвольте мне сказать вам следующее: каждое искусство и ремесло, которыми обладают смертные, исходят от меня, меня, Прометея!

Хор Что ж, Прометей, раз ты так много помог смертным, не предавайся своим собственным страданиям.508

Хор: Я очень надеюсь, Прометей, что ты освободишься от этих цепей и будешь иметь такую ​​же силу, что и Зевс.

Прометей Судьба не объявила, что мои извилистые цепи будут ослаблены здесь и сейчас, но после того, как я перенес бесконечные боли. Мудрость гораздо менее могущественна, чем Необходимость.

Припев. Кто же тогда пилот Necessity?

Прометей Три судьбы и никогда не забываемые фурии.

Хор. Неужели Зевс слабее их?

Прометей Постольку, поскольку он не может избежать своей судьбы, да.

Хор Почему? Какая судьба ждет его, кроме как править вечно?

Прометей Этого еще не надо учить. Не настаивай на этом. 520

Хор Это должно быть какая-то торжественная тайна, поэтому вы держите это в секрете от нас.

Прометей Смените тему сейчас.На самом деле сейчас не время для обсуждения этого. Это тема, которую нужно держать в секрете, потому что только так я смогу избежать этих цепей и этого безобразия.

Хор Молитва

Пусть я никогда не увижу, что моя воля будет сокрушена могуществом Зевса, распространителя всего!

Хор Пусть я никогда не замедляю приносить богам священные жертвы зарезанных быков на берегах бесконечного ручья моего отца, Океана.

Хор И пусть я никогда не произнесу слов, оскорбляющих богов. Пусть это обязательство останется в моем сердце ». (конец молитвы)

Припев Как мило прожить долгую жизнь с моими надеждами и уверенностью на месте, и с моим приподнятым настроением, поэтому, Прометей, я вздрагиваю, когда смотрю на тебя, измученного этой бесконечной пыткой только потому, что ты сам по себе - и не боясь Зевса - слишком любите смертных. 532

Припев Смертные не возместили тебе, Прометей, так какая польза от твоей хитрости как для тебя, так и для эфемерных существ? Вы не могли этого предвидеть? 540

Припев Для тебя это было как слабый сон, где слепая раса людей остается скованной навечно?

Хор Люди никогда не должны вторгаться в стройную систему Зевса.

Я узнал это, Прометей, наблюдая за твоей разрушительной Судьбой.

И разница в песне пришла мне в голову, Прометей!

Припев Эта и другая песня, та, которую я спел о твоем свадебном ложе и твоем свадебном ванне, песня, которую я спел в честь твоего брака с моей сестрой Гесионой, в то время, когда ты ухаживал за ней и выигрывал ее подарками. 560

FX3: Звук одиночной мухи.Придерживайтесь первой речи Ио.

Входит Ио, он бежит и ведет себя как в неистовстве. Ее преследует овод

У нее на лбу рога.

Ио Что это за земля? Ах! Какие люди здесь живут? Кто это я вижу, скованный на высоких скалах? Все подверглись буре? Ах!

За какое преступление вы должны заплатить такое ужасное и смертельное наказание?

Скажи мне, в какую часть Земли я забрел в своих страданиях?

Ах! Ах!

Опять овод ужалит меня! Нищета! Искать там! Смотри! Я вижу призрак Аргуса, рожденного на Земле! Там! Ах, там мириады устрашающих глаз пастуха! О, Земля! Земля, держи его подальше! Не позволяйте ему преследовать меня своим мерзким взглядом.

Земля не может спрятать его даже в смерти, но он переходит из одной тени в другую, чтобы прогнать меня, беднягу, голодного по берегам моря. 570

FX4: Обрезать звук полета. Войдите в мягкий звук панорамирования труб.

И ясное звучание пастушьих трубок, скрепленных воском, отправляет меня в сон.

CUT FX4

Но ах! Ах! Куда меня приведет эта бесконечная травля?

Ах! Ах!

Зевс, сын Кроноса, какой грех я совершил, что ты сковал меня этими муками?

Ах! Ах! 580

Зевс! Что это за проступок, который, как вы выяснили, я совершил, что вы изнуряете меня с неистовством этим ужасом этого вечно преследующего овода?

Пошли огонь и сожги меня или похорони меня, Зевс, глубоко под землей.Отдай меня на съедение чудовищам глубокого океана. Исполни мне эти пожелания, Зевс, мой Господь!

Я достаточно наказан за все эти странствия. Зевс, как мне спастись от этой боли?

Зевс! Вы слышите голос рогатой девы?

Прометей Как я могу не слышать Ио, дочь Инаха, взбешенную оводом? Того, кто воспламенил сердце Зевса любовью и который теперь из-за ненависти Геры вынужден бесконечно скитаться.590

Ио Откуда ты знаешь, кто мой отец? Скажи мне, кто ты - один бедняга другому. Откуда ты знаешь, кто я и кто мой мучитель, истязавший меня укусами, которые когда-либо преследовали меня?

Ах! Ах! 600

Меня неистово гонят эти муки боли и голода, я, жертва гневной воли Геры. Кто там такой злополучный, как я? Кто выдержит такое наказание, как мое?

Скажите, что мне еще терпеть? Какое моё лекарство? Открой мне это лекарство, если ты его знаешь! Скажи это несчастной вечно бродящей деве!

Прометей. Я расскажу тебе простым языком и простыми словами то, что ты хочешь знать, как говорят с другом.Я Прометей, подаривший смертным дар огня! 610

Ио О, Прометей! Вы действительно доказали, что являетесь общим благодетелем расы людей. Бедный Прометей, почему ты так страдаешь?

Прометей Я только что закончил оплакивать собственные пытки.

Ио. Тогда ты не расскажешь мне о ...

Прометей Скажи мне, что ты хочешь знать, и я тебе все расскажу.

Ио Скажи мне, кто именно так зажал тебе ноги в этом овраге?

Прометей Это была воля Зевса и рука Гефеста.

Ио Какие грехи ты совершил, чтобы заслужить такое наказание? 620

Прометей Нет, это все, что я хочу вам сказать.

Ио Нет. Открой тогда, когда прекратятся мои жалкие странствия. Какой срок установлен для моего освобождения?

Прометей. Тебе лучше не знать об этом.

Ио. Пожалуйста, не скрывай от меня будущее моих страданий.

Прометей. Я делаю это не потому, что завидую тебе этой услугой.

Йо Почему же ты так неохотно рассказываешь мне мою судьбу?

Прометей Не из-за моей неприязни, а потому, что я боюсь сокрушить твой дух.

Ио Не беспокойся обо мне больше, чем я.

Прометей. Тогда я тебе скажу, раз ты так решительно настроен. Слушать! 630

Хор Нет, еще не Прометей! Поделитесь с нами радостью сказки. Давайте сначала попросим Ио рассказать историю своего наказания и позволить ей рассказать о событиях, которые вызвали ее ужасные мучения. После этого вы можете сказать ей, что ей предстоит пережить в будущем.

Прометей Это ваше дело, Ио, если вы хотите оказать им такую ​​услугу.Вы можете это сделать, тем более что они сестры вашего отца. Плакать и оплакивать свои несчастья, когда кто-то уверен, что слушатель получит хоть одну-две слезинки, действительно того стоит.

Ио, я не знаю, как я могу тебе отказать. Я буду простым языком рассказать вам все, что вы хотите знать. 640

Я до сих пор мучаюсь, когда мне приходится говорить о потоке бедствий, который послали на меня Небеса, и об ужасных изменениях, которые претерпело мое бедное, жалкое тело, а также о том, откуда оно пришло.

В моих собственных комнатах меня посещали ночные видения, пытаясь соблазнить меня соблазнительными словами вроде: «О благословенная дева, зачем оставаться девственницей так долго, если ты можешь получить матч высочайшего порядка? Зевс пылает твоими чарами и стрелами любви и жаждет твоего союза с ним.

Нет, дитя мое, не пренебрегай ложем Зевса, а иди на плодородные луга Лерны, на глубокие пастбища и к отцу твоему, где пасутся волы, чтобы глаз Зевса мог найти отдых от своей тоски.”650

Такие сны мучили меня ночь за ночью, пока, наконец, я не набрался храбрости, чтобы рассказать отцу, как они меня преследуют.

Затем мой отец отправил множество посланников к обоим оракулам в Пифоне и Додоне, чтобы узнать, какое его дело или слово понравится богам. Они вернулись с отчетом об оракулах, странно сформулированном, мрачном и странно доставленном. Наконец-то для отца пришел однозначный ответ. Он недвусмысленно сказал ему - и приказал ему - отослать меня подальше от моего дома и страны, чтобы бродить по самым дальним территориям Земли.Он также сказал ему, что, если он не позаботится об этом, Зевс пошлет удар молнии с огненным лицом и уничтожит всю его расу. 660

Мой отец, охваченный оракулами Аполлона, изгнал меня и исключил меня из своего дома против своей и моей воли, потому что он был вынужден этой жестокой уздой, которую наложил на него Зевс. 670

Сразу же мой облик и мой разум исказились, и, как видите, у меня появились рога, и, постоянно ужаленный острозубым оводом, я бешеными шагами мчусь к сладким ручьям Керченской и фонтану Лерны.К тому же, земной пастух Аргус, самый свирепый, продолжает преследовать меня своими многочисленными глазами, следя за каждым моим следом.

Но он, Аргус, внезапно и неожиданно умер, а меня, меня, все еще мучает овод, который гоняет меня с земли на землю, и меня все еще ужаливает это божественное бедствие. 680

Теперь вы слышали, что со мной уже произошло. Если вы можете сказать мне, какие боли еще ждут меня, скажите им. Не жалей меня и пытайся успокоить ложными сказками.Ложь - самая отвратительная болезнь.

Хор Ах! Ах!

Держите ее подальше от нас!

Хор Ах! Ах!

Никогда не думал, что до моих ушей дойдут такие странные вещи!

Какие ужасные, невыносимые страдания смотреть, терпеть!

Хор Возмущения, ужасы обоюдоострые! Такие вещи леденят душу! 690

Хор Ах! Ах!

Судьба! Я вздрагиваю, глядя на бедственное положение Ио!

Прометей Тем не менее, ваши слезы пришли слишком рано, и я вижу, что вы полны страха, дочери Океана! Подождите, пока вы не услышите оставшуюся часть ее истории!

Хор Продолжай, Прометей.Расскажи нам все.

Припев Больным приятно знать, какие боли ждут их.

Прометей Вы легко исполнили свое первое желание, потому что хотели услышать о ее испытаниях из ее собственных уст. А теперь послушайте, какие дальнейшие страдания предстоит перенести этой девушке от Геры, жены Зевса. А теперь, Ио, дочь Инаха, слушай внимательно эти слова и познай конец своим странствиям. 700

Отсюда вы сначала пойдете на восток и пройдете через необработанные луга, пока не дойдете до скифов, кочевой расы, которая живет высоко над землей в домах с плетеными крышами, которые построены на телегах с могучими колесами.У них есть мощные луки, поэтому не приближайтесь к ним, а вместо этого идите рядом с ревущим каменистым берегом и пройдите прямо через эту страну. 710

После этого слева от вас будет страна металлургов, которых зовут Халибы. Остерегайтесь их тоже, потому что они дикие люди и ненавидят чужих. Затем вы пересечете реку Гибристес - грешную по имени и грешную по практике!

Не пытайтесь пересечь его, потому что пересечь его слишком сложно.Подождите, пока вы не дойдете до самого Кавказа, самого высокого из всех гор. Там, изо лба, река течет в могучей ярости. 720

Пройдя через его звездных соседей, вы должны начать двигаться в южном направлении, которое приведет вас к амазонкам, женщинам, которые ненавидят всех мужчин. Однажды они поселятся в Фемискире, вокруг Термодона, до твердой челюсти Сальмедиссии - врага моряков, мачехи кораблей. Амазонки будут рады помочь вам в этом.

После этого вы попадете на Киммерийский перешеек, возле его узкого верхнего портала. Вы должны собраться с духом и покинуть это место и пройти через канал Меотиды, место, о котором человечество будет вечно говорить, всегда упоминая о вашем прохождении и называя его после вас, Боспор, «Путь Коровы». 730

Затем вы покинете Европу и попадете на Азиатский континент.

В хор

Не думаете ли вы, что Господь богов одинаково суров во всех своих делах? В своем стремлении к союзу со смертной девой он заставил ее перенести все эти ужасные странствия.

К Ио

Ио, ты нашел горькую пару для своей свадьбы, бедняга, потому что все эти вещи, которые ты только что услышал - и ты должен это хорошо знать - едва ли являются началом твоих неприятностей. 740

Ио А! Ах!

Прометей Что? Опять плачешь и стонешь? Интересно, что вы будете делать, когда узнаете, какие страдания вам еще предстоит пережить?

Хор Что? Есть ли еще что сказать ей?

Прометей Да, Ио, тебе еще предстоит пройти через бурное море катастрофических бедствий!

Йо А, что тогда для меня хорошего в жизни?

Почему бы мне прямо сейчас не сбежать и не броситься с этой крутой скалы и не разбить меня вдребезги? Там я найду облегчение от всей моей боли!

Лучше умереть один раз, чем всю жизнь терпеть эту пытку.

Прометей Тогда ты вряд ли сможешь вынести мои мучения, Ио, и мне не суждено умереть! Смерть действительно была бы спасением от страданий, но теперь этому нет предела, пока Зевс не свергнут. 751

Ио Что? Будет ли Зевс однажды свергнут со своего трона?

Прометей Я уверен, ты был бы счастлив увидеть это, Ио!

Ио Как я мог не делать этого? Он единственная причина моих страданий.

Прометей. Тогда будь уверен, Ио. Это произойдет! 760

Ио Кто заставит его отказаться от скипетра своего правления?

Прометей Сам по себе и по своей идиотской воле.

Ио Как это будет? Подскажите, если в этом нет ничего плохого.

Прометей Он вступит в брак, который погубит его.

Ио С богом или со смертным? Скажите, уместно ли это сделать.

Прометей Зачем спрашивать, с кем? Я не могу этого раскрыть!

Ио И разве жена его свергнет?

Прометей Да, потому что она родит сына более могущественного, чем его отец.

Ио И разве он не избежит своей гибели?

Прометей Нет, если я не освободился от этих оков. 770

Ио Так кто же освободит тебя против воли Зевса, Прометей?

Прометей Кто-то из вашего собственного происхождения.

Ио Что это было? Вы сказали, что мой ребенок избавит вас от страданий?

Прометей Совершенно верно. Один из вашего тринадцатого поколения.

Ио Это твое пророчество. Мне трудно понять.

Прометей Итак, не проси узнать и об остальных своих страданиях.

Ио. Нет, Прометей, ты не можешь отказаться от услуги, если обещал ее!

Прометей У меня две сказки.Я расскажу вам об одном из них.

Ио Двое из них! Скажи мне их и позволь мне выбирать!

Прометей Я предлагаю вам одну из этих двух историй: либо чтобы рассказать вам о страданиях, которые вам еще предстоит пережить, либо о том, кто будет моим избавителем. 780

Хор Не отказывай нам в сказке, Прометей!

Хор: Даруй одну из этих услуг для нее, а для нас - другую.

Хор Да, расскажи ей о ее дальнейших странствиях и расскажи нам, потому что мы отчаянно пытаемся узнать, кто именно избавит тебя от этих цепей.

Прометей Ну, раз уж ты настаиваешь, я не откажусь. Я вам все расскажу.

Во-первых, я открою тебе, Ио, мучительные странствия, которые тебе еще предстоит совершить. Тщательно выгравируйте их на досках своей памяти.

После того, как вы пересекли ручей, отделяющий один континент от другого, вы повернетесь к пылающему Востоку, где идет солнце.

Затем, пересекая волнующееся море, вы попадете на горгонейские луга Кисфены, где живут три древние дочери Форциса.Они имеют форму лебедей, между ними есть один глаз и один зуб. Ни солнце днем, ни луна ночью их не видят. Рядом с ними три их крылатые сестры. 790

Это змееволосые Горгоны, которые так ненавидят человечество, что смертный, который смотрит на них, умирает. Я говорю вам об этом и настоятельно предупреждаю вас об этом. Будьте с ними очень осторожны! 800

А теперь послушайте еще одно, более устрашающее зрелище.

Держитесь подальше от грифонов.Это гончие Зевса с острыми клювами, и они не лают. Держитесь подальше от одноглазых аримаспийцев, сидящих на лошадях и живущих в водах ручья Плутона, потока золота. После этого вы попадете в далекую страну смуглых людей, которые живут у вод солнца, у реки Эфиоп.

Идите по его берегам, пока не дойдете до водопада. Там, с Библинских гор, Нил изливает свой священный и сладкий поток. Он укажет вам путь в землю Нилотис, страну трех углов, где, наконец, вам и вашим детям, Ио, объявлено, что вы основываете свою далекую колонию.810

Теперь, если что-то из этого вам непонятно или трудно понять, скажите мне, и я объясню вам это более четко. В моем распоряжении больше времени, чем я хочу.

Хор Если есть что еще рассказать или что-то пропущенное из ее ужасных странствий, что ты должен рассказать нам, сделай это, Прометей. 818

Но если вы рассказали нам всю ее историю, то окажите нам, в свою очередь, нашу благосклонность, и я уверен, что вы помните, что это такое.

Прометей Теперь она услышала конец своих странствий, но чтобы доказать ей, что мой рассказ не был праздным, я расскажу ей все, что она пережила до своего прибытия сюда. Это должно служить доказательством точности того, что я сказал до сих пор, но я опущу большинство мелких деталей и перейду прямо к точке конца ее пути.

Итак, сначала вы достигли молосских лугов и отвесной стены, окружающей Додону.Там, в этом месте, находится пророческое место Феспротийского Зевса и невероятное чудо, говорящие дубы, с которых вы были обращены простыми и ясными словами как предназначенная вам невеста Зевса, которой вы были. Разве это не доставило вам удовольствия? Оттуда вы бросились - ужаленный оводом - по тропинкам у берега, к великому заливу Реи, где вас бросили в обратное путешествие. 830

Это море будет называться для всего будущего «Ионическим» (будьте уверены в этом) как памятник вашим странствиям по всему человечеству.840

Остальная часть рассказа касается вас, Ио и вас, дочерей Океана, начиная с того места, где я остановился.

На самом краю устья и на иловой полосе Нила находится город под названием Канобус. Именно там Зевс наконец возвращает вам здравомыслие, и он делает это, просто касаясь вас и успокаивая мягкой рукой.

Таким образом, вы родите темнокожего ребенка, Эпафа, «Тронутый», имя, соответствующее способу его зачатия.Епаф соберет плоды всех земель, орошаемых широким потоком Нила, но к пятому поколению от него группа из пятидесяти дочерей, неохотно, вернется в Аргос, пытаясь избежать кровосмесительного союза со своими кузенами. Эти охваченные страстью юноши преследуют дочерей так же пристально, как соколы охотятся на голубей, но Зевс не подарит им радость брака. 850

Город, Аргос, примет невест и даст им дом, где ночью они будут убивать своих мужей - подвиг ужасной смелости, совершенный рукой женщины, ибо каждая невеста лишит жизни своего мужа, умерев смертью. острый, обоюдоострый меч в крови его горла.Как бы мне хотелось, чтобы Любовь так же навещала моих врагов! 860

Но у одной из невест не должно быть должной решимости, и она не должна убивать партнера в своей постели. Ее следует называть трусихой, а не убийцей.

Именно она в городе Аргос родит королевскую расу.

Теперь, чтобы рассказать вам эту историю в деталях, потребуется много времени, но, в любом случае, из ее расы родится могучий воин, известный в стрельбе из лука, который избавит меня от этих мучений.Это оракул Фемида, моя престарелая мать-титан, сказала мне, но для объяснения того, как и когда все это происходит, нужна длинная история, и, в любом случае, знать, что это вам совсем не поможет. 870

Ио А! Ах!

Опять я ужален! Опять этот приступ безумия обжигает мой мозг беспламенным огнем! Мое сердце бьется и сильно бьется о грудь, а глаза бешено крутятся по сторонам. Меня сбивает с курса бушующий взрыв безумия, и я не могу контролировать свой язык.Мои тревожные слова лениво мчатся о волны темного бедствия.

Выход Io

Хор Это был действительно мудрый человек, который взвесил эту мысль в своем уме и выразил ее словами: жениться в чьем-то звании - безусловно, лучшее.

Хор Мужчина, который трудится своими руками, никогда не должен стремиться жениться ни на женщине, превозносимой богатством, ни на той, кто гордится своим рождением. 890

Хор О, судьбы досточтимые! Пусть ты никогда не увидишь меня в постели Зевса, и пусть я никогда не вступлю в брак с богом.

Хор. Я вздрагиваю, когда вижу девственницу Ио, лишенную мужской любви и терзаемую ее невыносимыми странствиями, посланную ей Герой.

Хор В браке нет ни страха, ни опасности, когда он находится между равными. Пусть любовь более могущественных богов никогда не бросит на меня свой неотвратимый взгляд, потому что это действительно была бы война, в которой невозможно сражаться. 900

Это чистое горе, и я не знаю, какой будет моя судьба.Кто может сказать, что у Зевса на уме?

Прометей. Несомненно, настанет день, когда Зевс, несмотря на все его упрямство, смирится с самим браком, которого он добивается.

Это брак, который свергнет его с престола и власти и приведет к полной катастрофе! И это будет исполнением проклятия Кроноса, его отца. Это было проклятие, которое он наложил на него, когда сам падал со своего древнего трона. Не другой бог, кроме меня, спас Зевса от проклятия его отца.Только я знаю об этом и только я знаю, как избавить его от этого. 910

Так что пусть он сидит там, самоуверенный и уверенный в вечно гулком грохоте своих небесных огнедышащих стрел! Ничто из этого не поможет ему пасть в позорную, невыносимую гибель!

Такого врага против самого себя он теперь готовит - предзнаменование, которое подавит всякое сопротивление, - что этот враг изобрёт пламя более мощное, чем молния, и крик, громче грома.Он заставит содрогнуться от страха это сотрясающее землю бедствие, океанский трезубец Посейдона. 920

И когда Зевс наткнется на это бедствие, он узнает, насколько велика разница между правителем и рабом.

Припев: Прометей, вы принимаете желаемое за действительное!

Прометей Да и пророчество мое !.

Припев Стоит ли нам ожидать увидеть кого-нибудь, кто свергнет Зевса? 930

Прометей. Да, и Зевс будет страдать от еще больших страданий, чем те, которые испытываю я сейчас.

Припев Как можно не бояться произносить такие слова?

Прометей Зачем мне бояться, если меня нельзя убить?

Хор Но Зевс может заставить вас перенести еще большее испытание.

Прометей Пусть делает это, мне все равно! Я готов ко всему.

Хор Мудрые, Прометей, боятся неизбежного.

Прометей Поклоняйтесь, обожайте и льстите тому, кто является вашим правителем.Что касается Зевса, то меня волнует даже меньше, чем ничего. Пусть делает, что хочет. Позвольте ему сделать это в то небольшое время, которое у него осталось.

Его время править богами почти закончилось. 940

Ах! Ну посмотри!

Я вижу, как приближается его маленький бегун Гермес. Вот и лакей нашего тирана! Очевидно, он здесь, чтобы передать нам сообщение от него.

Входит Гермес.

Гермес, ты!

Горький, извращенный мастер зла! Я обращаюсь к вам! Вы согрешили против богов, украв огонь и отдав его смертным.Отец просит вас рассказать ему, что это за брак, о котором вы все время говорите, который сбросит его с трона и его власти. И не объясняйте себя загадками и изощренными уловками, а говорите это четко, один пункт за другим, в точном соответствии с ситуацией.

Зевс возмущен непонятными ответами, так что не заставляй меня возвращаться сюда снова, Прометей. 950

Прометей Ах, Гермес!

Типичный маленький подчиненный богов! И надменная речь, полная высокомерия.Вы все молодые боги, и ваша сила тоже, и хотя вы думаете, что место, где вы живете, - это высоты, недоступные для горя, помните, что я уже видел две великие силы, сброшенные с этих высот. Третий, нынешний правитель, я тоже увижу свергнутым и разрушенным еще более постыдно и быстрее, чем двое других.

Ты думаешь, я так боюсь съежиться перед этими выскочками? Отнюдь не! Нет, совсем нет! Давай, давай! Скорее возвращайтесь туда, откуда пришли, потому что здесь ваши вопросы не принесут плодов.960

Гермес Вы вошли в эту гавань бедствий, Прометей, с той же гордостью и высокомерием, что и раньше.

Прометей Я бы ни при каких обстоятельствах не заменил свое бедствие твоим рабством. Никогда не! Не я!

Гермес Очевидно, служить этой скале лучше, чем быть доверенным посланником отца Зевса!

Прометей Наглые могут только оскорблять.970

Гермес. Очевидно, Прометей, что ты упиваешься своим положением!

Прометей Я упиваюсь этим? Как бы мне хотелось, чтобы мои враги так упивались - и ты! Вы, я считаю, среди них!

Гермес Что? Вы обвиняете меня в своем наказании?

Прометей Проще говоря, я ненавижу всех богов, которым я помог, но которые так несправедливо обратились против меня.

Гермес. Твои простые слова говорят мне, что ты сошел с ума.

Прометей Только если под «безумием» вы имеете в виду, что я ненавижу своих врагов.

Гермес Ха! Представьте, что вы вышли из этих цепей!

Вы были бы невыносимы!

Прометей стонет

Из этих цепей! Ах!

Гермес А? Вы сказали "а?" 980

Зевс не знает этого слова!

Прометей Да, Гермес, но вечно стареющее Время всех всему учит!

Гермес: Конечно, но ты, по крайней мере, еще не научился мудрости или осмотрительности.

Прометей Очевидно, иначе зачем мне разговаривать с таким маленьким рабом, как ты?

Гермес. Очевидно, что вы не дадите ни одного ответа, которого требует Отец.

Прометей Да, на самом деле, я многим ему обязан.

Гермес. Ты относишься ко мне как к ребенку.

Прометей. А разве ты не ребенок и даже не умнее ребенка, если ждешь от меня ответа? Нет никаких пыток или приспособлений, которые Зевс мог бы использовать, чтобы заставить меня произнести то, что он хочет услышать, пока эти мучительные цепи не будут развязаны.

Итак, пусть Зевс сбросит с Небес свою палящую молнию! Пусть вся Земля содрогнется от белокрылых метелей и подземного грома! Ничто не заставит меня раскрыть, чьей рукой Судьба сбросит его с трона. 990

Гермес. Как ты думаешь, эта идея принесет тебе пользу?

Прометей Эта идея была предвидена и определена давно.

Гермес Попробуй, дурак! Хотя бы попробуй! 1000

Попытайтесь увидеть мудрость в своем нынешнем страдании!

Прометей Ты напрасно приставал ко мне, Гермес! Как будто вы пытаетесь убедить волну двигаться в противоположном направлении.Никогда не думайте, что я буду настолько окаменел от Зевса, что стану женщиной и, подражая женщинам, пойду с поднятыми руками, чтобы умолять своего ненавистного врага освободить меня из этих зажимов. Все, кроме!

Гермес. Кажется, все мои слова напрасны. Они не утешают и не смягчают. 1009

Вы берете укус между зубами, как только что запряженный жеребенок, и боритесь с вожжами. Но это всего лишь маленький прием, который вас злит, потому что одно лишь упорство дураку не поможет.

Но если мои слова не заставят вас передумать, представьте, что вы будете делать, когда на вас обрушится поток и огромная волна несчастья, Прометей, от которой вы не сможете убежать.

Во-первых, отец Зевс сокрушит эту зазубренную скалу своим громом и громоотводом, и это погребет вас, все еще прикованного к этой скале.

Затем, после очень долгого пребывания под землей, вы вернетесь обратно в свет.1020

Затем, крылатый пес Зевса, хищный орел будет приходить без приглашения весь день, чтобы отрывать кусочки вашей печени, чтобы утолить свой дикий аппетит, пока ваша печень не станет черной. И не ожидайте конца этой агонии, пока не появится какой-нибудь бог, который возьмет на себя ваши страдания и не добровольно спустится в темное царство Смерти в глубинах Тартара.

Так что подумайте хорошенько! Это не праздная угроза, а чистая правда, исходящая из уст Зевса, и он никогда не лжет, но все приносит плоды.1030

Подумайте об этом очень внимательно и поразмышляйте над этим. Не позволяйте своей упрямой гордости взять верх над вашим суждением.

Хор: По крайней мере, для нас, Прометей, слова Гермеса бросаются в глаза. Он велит вам отбросить свое упрямство и искать мудрости. Знай, Прометей, потому что мудрым стыдно упорствовать в неправильных поступках.

Прометей Все, что так громко провозгласил этот миньон, для меня не новость.1040

Знай: страдание от врага - не позор, так что пусть копье с разветвленной молнией будет брошено мне в голову! Пусть небо содрогнется от грома и свирепых ветров! Пусть ураган потрясет Землю с корнями! Пусть волны бездны смешаются с дикой волной путей всех звезд на Небесах, и пусть он поднимет меня на высоту и бросит в глубины черного Тартара!

Пусть он бросит меня в безжалостные потоки суровой Необходимости.

Что бы он ни сделал со мной, меня не убьют!

Гермес. Это действительно мысли и высказывания, которые можно услышать от сумасшедших! Это не молитва, а демонстрация безумия, безумия, которое он не хочет контролировать. 1051

Но вы, дочери Океана, вы, сочувствующие ему в его страданиях, быстро отступите от этого места, на случай, если резкий раскат грома ошеломит ваши чувства.

Хор. Такая манера речи и этот совет меня не убеждают, потому что все, что вы только что произнесли, для меня бесполезно.

Хор Я не могу делать то, что ты мне говоришь.

Припев Как ты можешь сказать мне сделать что-то настолько постыдное?

Хор Я счастлив постигнуть Судьбу с Прометеем.

Хор Я научился ненавидеть предателей, и нет позора, который я ненавижу больше, чем предательство.

Гермес. В таком случае хорошо запомните мое предупреждение, и когда вы попали в беду, не вините Судьбу и не говорите, что Зевс сделал это неожиданно.Вместо этого вините себя, потому что вы хорошо знаете, что к вам приближается: ваше собственное безумие запутает вас в неминуемой сети Бедствия. 1071

Выход Гермес

Пауза 15 ”

Начать FX: 5 (см. Ниже речь Прометея) и прокручивать под речью Прометея до его последних слов, пока они не достигнут кульминации.

Прометей А теперь слово превратилось в дело!

Ах! Земля качается!

Ревущий гром эхом разносится из глубин Океана!

Огненные громоотводы грохочут по небу, и вихри разбрасывают клубящуюся пыль.

Прыгают порывы всех ветров.

Порыв против порывов ветра, война безжалостных порывов ветра! Небо сливается с океаном, и весь этот ужас, нависший на меня, несомненно, исходит от Зевса.

О святая Мать!

О святой Эфир, посылающий свет в мир!

Посмотри, как меня обидели!

FX: Звук, свет должны следовать вышесказанному, в конце которого сцена остается без драматических персонажей.


Конец «ОГРАНИЧЕНИЯ ПРОМЕТЯ» Эсхила

Связанный Прометей - Всемирная историческая энциклопедия

Греческий драматург Эсхил (ок. 525 - ок. 456 г. до н. Э.) Считается одним из величайших драматургов своего поколения. Его часто называют «отцом греческой трагедии». Он был старше Софокла и Еврипида и был самым популярным и влиятельным из всех трагиков своей эпохи. Эсхил является автором более 90 пьес; и трагедии, и сатиры.К сожалению, за исключением нескольких фрагментов, до нас дошли всего шесть полных пьес. Среди его наиболее известных сохранившихся работ - Персы , Семь против Фив и Агамемнон , часть трилогии Орестея . Седьмая сохранившаяся пьеса Prometheus Bound является предметом споров. Как часть трилогии вместе с Prometheus Unbound и Prometheus Firebringer, он был написан примерно во время смерти Эсхила; однако некоторые ученые утверждают, что на самом деле он был написан кем-то другим, возможно, его сыном Эйфорионом.

Эсхил, отец греческой трагедии

Эсхил родился в аристократической семье в 520 г. до н.э. недалеко от Афин в городе Элевсин. Хотя он играл и сочинял некоторые из своих пьес на Сицилии, он всю жизнь прожил в Афинах. Мало что известно о его жене и семье; однако оба его сына, Эйфорион и Эвайон, были драматургами. Согласно классику Э. Гамильтону, он был глубоко религиозным, но несколько радикальным, отодвигающим в сторону атрибуты традиционной греческой религии.Боги в его пьесах выглядят как тени, «задающиеся вопросом, как можно считать бога только тогда, когда людям позволено страдать». (193) Например, в Prometheus Bound Зевс изображен тираном. Это была полная противоположность Зевсу Гесиода, где он изображен как бог справедливости. В политическом плане Эсхил был решительным сторонником афинской демократии, сторонником свободы и справедливости. Он сражался против персов при Марафоне в 490 г. до н. Э. И при Саламине в 480 г. до н. Э. Лишь в начале 490-х годов он начал писать, участвуя в своем первом соревновании в 499 году до нашей эры и, наконец, одержав свою первую победу в 484 году до нашей эры.В итоге он одержал в общей сложности 13 побед, заняв первое место, уступив только Софоклу. Он будет писать до самой смерти.

Эсхил

Кэрол Раддато (CC BY-SA)

Как и его современники, его пьесы часто сочинялись для конкурсов на различных ритуалах и фестивалях и ставились в уличных театрах. Целью этих трагедий было не только развлечь, но и обучить гражданина Греции, изучить политическую, социальную или этическую проблему.Наряду с хором певцов, объясняющих действие, были актеры в масках и костюмах. Как и в случае с « Прометей, связанный » Эсхила и «Царь Эдип » Софокла , публика обычно хорошо знала историю, стоящую за пьесой.

По словам переводчика и редактора Д. Грене, Эсхил сыграл важную роль в «доведении трагедии до ее вершины драматической изысканности и моральной силы». (2) До Эсхила диалогу в пьесе препятствовал только один актер.С появлением второго актера построение сюжета получило больше свободы. Точно так же увеличивалась сложность и тонкость пьес. В отличие от Софокла и других, Эсхил разрабатывал костюмы, тренировал свой хор и, возможно, даже играл в некоторых из своих пьес.

Главные герои и миф

В центре внимания пьесы - битва между верховной властью Зевса и упорной решимостью Прометея.

Prometheus Bound персонажей немного:

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

  • Титан Прометей
  • Гефест
  • Океан
  • Ио
  • Гермес
  • Могущество
  • Насилие (без слов)
  • и, конечно же, хор.

В нем рассказывается о тяжелом положении греческого бога Прометея, сына бога Фемиды. В центре внимания пьесы - битва между верховной властью Зевса и упорной решимостью Прометея. У Прометея был один роковой недостаток, и за это ему пришлось бы мучиться: он любил людей и, чтобы спасти их от гнева Зевса, украл огонь, навлек на себя месть олимпийского бога. Итак, в приступе гнева Зевс приказал приковать Прометея цепью к далекой пропасти, куда каждую ночь приходил орел, чтобы полакомиться его печенью.На протяжении всей пьесы он говорит хору о своем тяжелом положении, защищая, почему он дал человечеству огонь. Он заявляет, что благодаря своему дару пророчества видит будущее, которое приведет к падению Зевса. В конце пьесы Прометея посещает посланник богов Гермес, который спрашивает о предсказанном им будущем и судьбе Зевса. Прометей несколько высокомерно отказывается говорить и в конце пьесы поражается гневом Зевса.

Сюжет

Спектакль начинается у безлюдной скалы в Кавказских горах.Приспешник Зевса, Могущество, обращается к Гефесту, богу огня: «Теперь твоя работа, Гефест, - выполнить приказы, возложенные на тебя Отцом, пригвоздить этого злодея к высоким скалистым скалам в нерушимых адамантиновых оковах. цепь »(Грене, 173). Но Гефест не хочет этого и говорит, что у него нет духа, чтобы сделать это, извиняясь перед Прометеем, предупреждая его, что он не будет ни слышать, ни видеть никого и будет обожжен солнечными лучами. Он добавляет, что ничто не изменит ситуацию, поскольку «… разум Зевса трудно смягчить молитвой, и сурово всякое правление, чье правление является новым» (174).

Прометей и Атлас

Карл-Людвиг Г. Поггеманн (CC BY)

Могут насмехается над Прометеем, говоря, что боги ошиблись, когда назвали его «Предвидением». Он спрашивает его, какую помощь могут предложить его смертные, чтобы спасти его сейчас. Тем не менее, Прометей остается сильным, защищая то, что он сделал для человечества, говоря, что он вынесет то, что дала ему судьба. В одиночестве он вслух говорит о своем даре огня человечеству:

Я выследил секретный источник огня, наполнявший стебель фенхеля, который, когда раскрылся, стал для людей учителем каждого ремесла, большим ресурсом.(178)

Это преступление, за которое он наказан. Выступая перед хором, он сетует, недоумевая, почему вместо этого он не был низвергнут в Аид. Прикованный к скале, он теперь игрушка ветров. Его враги смогут посмеяться над его страданиями. Однако он кричит, что Зевс жесток и хранит справедливость в соответствии со своими собственными стандартами. Однако в глубине души Прометей знает, что однажды Зевс сломается и придет к нему.
Хор увещевает Прометея, говоря, что он говорит слишком свободно.Они продолжают, прося Прометея рассказать историю наказания Зевса - почему он должен быть наказан «так жестоко, с таким бесчестием». Титан говорит о том, как он последовал совету своей матери и помог Зевсу свергнуть своих собратьев-титанов; однако, взойдя на престол, Зевс наградил каждого бога их «несколькими привилегиями», но человечеству он ничего не дал, намереваясь уничтожить их.

Я спас людей от сокрушительных разрушений, которые должны были унести их в дом Аида, и поэтому меня пытают на этой скале.(183)

Он жалел смертных, но не нашел ничего для себя. Лидер хора отвечает, что его собственное сердце теперь болит. Подъезжая к морскому чудовищу, бог Океан смотрит на тяжелое положение Прометея, рассказывая, как он разделил страдания бога, и задавался вопросом, чем он может быть полезен. В некоторой степени защищаясь, Прометей спрашивает, был ли он здесь, чтобы посмотреть на свое несчастье или выразить сожаление. Оушен умоляет его замолчать, потому что, если он продолжит говорить, Зевс услышит и принесет больше боли. Он умоляет его «… бросить это ваше злобное настроение и найти способы избавиться от этих неприятностей.(187) Оушен говорит, что он будет умолять Зевса освободить Прометея от его мучений, но Прометей отвечает, говоря ему не беспокоить. Он добавляет, что только потому, что ему не повезло, он не хочет, чтобы кому-то еще не повезло. Он говорит, что у него уже болело сердце. Прометей рассказывает о тяжелом положении своего брата Атласа, который поддерживает землю на своих плечах. Он говорит Океану, что будет нести боль, причиненную ему Зевсом, до тех пор, пока «разум Зевса не утихнет от гнева». Он предупреждает Оушена быть осторожным и говорить с Зевсом бесполезно.С этими словами Оушен уходит.

Прометей обращается к хору и говорит о своей доброте смертным. Он нашел их безмозглыми и сделал их умными, «хозяевами собственного разума». У них были глаза, но они не видели цели; у них были уши, но они не могли слышать. Выступая перед хором, он хвастается, что все человеческое искусство произошло от него.

Прометей Созидание Человека

Кэрол Раддато (CC BY-NC-SA)

Ио приходит с рогами на голове, как у быка. Она спрашивает Прометея, слышит ли он голос однорогой девушки.Прометей приветствует ее и рассказывает, как желание Зевса заставило его превратить ее в корову, чтобы избежать гнева своей жены Геры. Теперь ее преследует нескончаемый овод, посланный Герой, чтобы наказать ее. Она спрашивает его, за что его наказывают. Он отвечает, что рассказывал эту историю. Проще говоря, он подает огонь человеку. Вместо того чтобы говорить о своей дилемме, он спрашивает ее о ее тяжелом положении. Она отвечает:

Почему я не бросаюсь на одного из этих грубых утесов, чтобы удариться о землю и найти избавление от всех своих бед.(202)

Прометей сообщает ей, что он будет освобожден от своей собственной проблемы, когда Зевс упадет от власти. Ио спрашивает, как это произойдет. Прометей отвечает, что Зевс заключит брак, о котором он пожалеет. Его жена (это не будет Гера) родит сына, который будет сильнее его отца. И этот человек будет потомком Ио. Прометей дает ей инструкции: она должна отправиться в Египет, где Зевс восстановит ее разум и коснется рукой, «не вызывающей у вас страха». В будущих поколениях потомок этого ребенка свергнет своего отца Зевса.К хору Прометей говорит:

И все же этот Зевс, несмотря на всю свою надменность, будет все же скромным, такова игра, которую он планирует, союз, который лишит его власти и престола ... (209)

После ухода Ио Прометей вслух заявляет, что только он может сказать Зевсу, как избежать своей судьбы. Прометей недолго останется один. К нему присоединяется посланник богов Гермес. Зевс узнал о пророчестве, но когда Гермес спрашивает, Прометей отказывается говорить о нем.Гермес говорит Прометею, что его отношение - вот что привело его в его нынешнее состояние. Прометей говорит, что Зевс ничего не может сделать, чтобы изменить свое мнение, пока «эти ужасные оковы не будут сняты». Гермес сообщает Прометею о том, что Зевс наложил на него проклятие - чтобы каждую ночь приходил орел, чтобы съесть его печень. Гермес добавляет, что гордый Прометей должен прислушаться к предупреждению и обвинять не Зевса, а себя в том, что может принести будущее. Когда Гермес уходит, на заднем плане видны гром и молния. Прометей заканчивает пьесу, говоря:

.

Такова буря, которая идет на меня прямо от Зевса, чтобы творить свои печали.О святая Мать, о Небо, кружащееся всем светом, ты видишь, как несправедливо я страдаю. (216)

Наследие

Мало кто сомневается, что Эсхил оказал глубокое влияние на греческую трагедию как вид искусства. Он был самым влиятельным и новаторским трагиком своего поколения. До него спектакли были ограничены; с одним актером и хором взаимодействие между персонажами было невозможно. Этот ограниченный разговор с актером, говорящим только с хором. С добавлением второго актера Эсхилом стало возможным общение между исполнителями.Это серьезное изменение позволило усилить драматическое напряжение и развить сюжет. После его смерти его сын, драматург Эйфорион, поставил многие из своих пьес. Афиняне настолько уважали его творчество, что издали специальный указ, разрешающий ежегодно ставить его пьесы на ритуалах и фестивалях. По словам Грене, в 18-19 веках н.э. интеллектуалы заново открыли Эсхила. Внимание было уделено его религиозным вопрошаниям и изложению моральных и политических проблем, а его пьесы часто рассматриваются как основа западной драмы.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Третья-личная точка зрения в "Прометее без привязи" Шелли

Драма Шелли начала девятнадцатого века "Прометей без привязи" отражает второе личное общение древнегреческой трагедии Связанный Прометей . Написанный в соревновании за признание, древнегреческий текст Prometheus Bound настаивает на второстепенном общении с Прометеем, страдающим от наказания. Prometheus Bound требовал от афинских граждан действовать в отправлении правосудия с опытом, который Prometheus Bound предоставил каждому из них. Prometheus Unbound , напротив, фоновое личное агентство. Он отвергает личное стремление к борьбе за внимание в Англии начала девятнадцатого века. В Prometheus Unbound , поэтические высказывания третьего лица, эхом разносящиеся по всему космосу, приносят справедливость без личного участия.

Прометей Освобожденный и пьеса Шелли Cenci имеют очевидные связи.Шелли написал Cenci в 1819 году. Он тогда также написал Прометей, несвязанный . Каждая работа содержит предисловие с описанием производства, цели и адресатов произведения. Оба предисловия имеют схожий стиль и тон. Обе драмы касаются восстания против несправедливого приказа и последствий этого восстания. Обе драмы содержат четкие текстовые отношения к древнегреческому «Прометею, связанному ».

Тем не менее, рисунки Шелли для этих двух работ существенно различались.В предисловии к The Cenci, Шелли утверждал, что «старался как можно точнее представить персонажей такими, какими они, вероятно, были», и «избегал с большой осторожностью… того, что обычно называют простой поэзией». В предисловии к Prometheus Unbound Шелли заявил, что он черпал образы «из операций человеческого разума» и что он стремился представить поэтическим читателям «прекрасные идеализмы морального превосходства».

Эпиграф к «Прометей несвязанный » подчеркивает поэтическое обращение Шелли.Шелли понимал, что бросает вызов учению Эсхила. Таким образом, позиция Шелли по отношению к Эсхилу противоположна позиции верного ученика Цицерона. Как эпиграф для Prometheus Unbound , говорящий, адресат и смысл цитаты из Epigoni являются предметом сложных текстовых отношений.

В предисловии к Prometheus Unbound , Шелли борется с Эсхилом. В предисловии Эсхил изображен как соперник и предшественник Шелли.В предисловии Эсхил назван моделью Шелли. Шелли, ярый атеист, считал Прометея более поэтически достойным, чем сатана:

Единственное воображаемое существо, в какой-либо степени напоминающее Прометея, - это сатана; и Прометей, по моему мнению, более поэтичный персонаж, чем сатана, потому что, помимо храбрости, величия, твердого и терпеливого противостояния всемогущей силе, он подвержен описанию как свободный от порочных амбиций, зависти и мести. и стремление к личному возвышению, которое в «Потерянном герое рая» (здесь имеется в виду сатана) мешает интересам.

Имеющиеся текстовые фрагменты указывают на то, что «Прометей без ограничений» , исторически приписываемый Эсхилу, примирил Прометея и Зевса. Шелли отказался следовать этой сюжетной линии:

Я был сторонником такой незначительной катастрофы, как примирение Защитника {Прометея} с Угнетателем {Зевсом} человечества. Моральный интерес басни, который так сильно поддерживается страданиями и выносливостью Прометея, был бы уничтожен, если бы мы могли представить себе, как он не говорит свой высокий язык и трепещет перед своим успешным и вероломным противником.

Фраза «столь незначительная катастрофа» описывает катастрофу как искусство, для которого наиболее ценится самое грандиозное. Утверждение, что моральный интерес басни будет «уничтожен», несовместимо с исторической известностью Эсхила трилогии о Прометеях. Более того, примирение Прометея и Зевса не обязательно означает, что Прометей «трепещет перед своим успешным и вероломным противником». Жестокость вызова Шелли Эсхилу сигнализирует об острой заботе Шелли о победе над Эсхилом в соревновании за поэтическое признание, которое Шелли представлял себе трансисторически.

Отношение Шелли к Эсхилу сложнее, чем трансисторическое соревнование за признание. В предисловии Prometheus Unbound Шелли заявляет, что «попытка восстановить утраченную драму Эсхила» вызовет «высокое сравнение». Эсхил пользовался большим уважением в Англии начала девятнадцатого века. Сам Шелли был преданным читателем Эсхила. Шелли утверждает, что образы Prometheus Unbound похожи на образы древнегреческих поэтов. Он просит читателей приписать это сходство его изучению греческой поэзии, «поскольку мне, вероятно, будет отказано в более высоких заслугах».Его предисловие завершается предупреждением от третьего лица:

пусть никто не утруждает себя сваливанием праха забвения на его усилия; куча, которую они поднимают, выдаст его могилу, которая иначе могла бы быть неизвестна.

Третье личное «его» содержит ссылку «мой», что означает Шелли. Выступая на афинских фестивалях, Шелли уверял Эсхила в общественном внимании, но не имел такой уверенности. Отсутствие внимания к его работам глубоко беспокоило Шелли. Боевой вызов Шелли Эсхилу, кажется, в основном отражает беспокойство Шелли по поводу своего статуса, восприятия его работы и соперничества за внимание.

Литературное упоминание имени Шелли соответствует статусной тревоге. В своем четырехстраничном предисловии к Prometheus Unbound Шелли прямо ссылается на Эсхила, Мильтона, Данте, Шекспира, Гомера, Гесиода, Еврипида, Вергилия, Горация, Петрарку, Флетчера, Драйдена, Папу, Платона, Бэкона, Пали и Мальтуса. . Большинство этих имен встречается в обсуждении подражания Шелли. Это обсуждение начинается с того, что Шелли отмечает обвинения в подражании, направленные на «стихи, гораздо более популярные и более заслуженно популярные, чем мои.Шелли завершает свое обсуждение подражания заявлением, что он сделал только то, что сделали эти прославленные авторы: «Если это сходство является результатом подражания, я готов признаться, что имитировал». В своем предисловии Шелли избегает называть одного автора, подвергая сомнению его мотивацию:

Позвольте мне предоставить мне возможность признать, что у меня есть то, что шотландский философ типично называет «страстью к реформированию мира»; Какая страсть побудила его написать и опубликовать свою книгу, он не объясняет.Со своей стороны, я лучше был бы проклят с Платоном и лордом Бэконом, чем отправился бы на небеса с Пейли и Мальтусом.

Неназванный шотландский философ - Роберт Форсайт. По литературной славе он занимал гораздо более низкое место, чем Пали и Мальтус. Шелли явно не назвал Форсайта не потому, что ему особенно не нравились работы Форсайта, а потому, что Форсайт не был примечателен.

Творчество Шелли включает в себя средства для продвижения эффектов его работы. Одна из идей Шелли заключалась в том, чтобы разложить политические баллады и залпы в бутылки, бросить бутылки в океан и надеяться, что западный ветер «донесет вас до какой-нибудь свободнорожденной души.Шелли также прикрепил такие надписи к воздушным шарам. Он надеялся, что надпись, когда она, в конце концов, упадет куда-нибудь на землю, будет:

Сторожевой фонарь у одинокой могилы патриота,
Луч мужества для угнетенных и бедных,
Искра, хотя и сияющая на лачуге. очаг
Который сквозь позолоченные купола тирана заревит,
Маяк во тьме Земли,
Солнце, которое над обновленной сценой
Пронзит, как Истина, там, где еще была Ложь.

Эти сочинения, в том числе анонимно написанные Шелли «Дьявольская прогулка: баллада» (1811–12) и «Декларация прав» (1812), предназначались для невидимых читателей. Они также предоставили своим читателям богатый материал для представления автора. Анонимно написанная Шелли «Декларация прав» провозглашает провозглашенные права:

Они объявляются тебе тем, кто знает твое достоинство, ибо с каждым часом его сердце наполняется благородной гордостью от размышлений о том, чего ты можешь достичь. тот, кто не забывает о своем упадке, каждую секунду приносит ему горькую убежденность в том, что ты есть.

Прикрепление надписей к морским бутылкам и воздушным шарам снизило риск преследований за распространение политически опасных текстов. Эти стратегии распространения и связанные с ними сонеты изображают слова как огонь, который распространяется естественным образом и обязательно оказывает влияние на мир.

В Прометей Освобожденный Шелли проявил более амбициозный литературный подход к результатам своей работы. Древнегреческая трагедия «Связанный Прометей» начинается с молчаливого Прометея, связанного между двумя говорящими персонажами.Книга Шелли Prometheus Unbound начинается с длинной речи Прометея. Эта вступительная речь заканчивается решающим действием пьесы Шелли: Прометей пытается «вспомнить» свое проклятие Юпитера (римское имя Зевса). В то время как Прометей в Prometheus Bound призывает элементы мира - свет, небо, ветры, реки, океаны, землю, солнце - увидеть его страдания, Прометей в Prometheus Unbound призывает элементы мира - горы, источники, воздух, вихри - чтобы сказать Прометею проклятие, которое он сказал.

Шелли считает слова Прометея звуком беспрецедентной силы, звуком, который естественным образом распространяется по всему миру, достаточно эффективным, чтобы свести с ума даже моряка, который мог спать на палубе корабля среди воющего моря. Прикованный Прометей представляет связанное тело. Освобожденный Прометей приписывает освобождающий эффект бестелесному голосу, циркулирующему по всему миру.

Коммуникативные эффекты в Prometheus Unbound в первую очередь связаны с третьим лицом.Шелли связывает строки драмы с такими голосами, как «Четвертый голос (из Вихрей)», «Второе эхо», «Шестой дух», «Второй фавн», «Голос невидимых духов», «Хор часов», «Хор». часов и духов »,« Голос свыше »,« Голос снизу »и« Смутный голос ». Этот литературный подход представляет собой мир звуков, слов и идей, которые существуют и сохраняются независимо от их материальной формы и их личного общения. Prometheus Unbound представляет «глубокую музыку катящегося мира».Эта музыка никому не адресована. Это просто так.

Материальный текст Прометей Освобожденный был связан с другими стихотворениями, которые аналогичным образом предполагают общение между третьими лицами. Освобожденный Прометей был впервые опубликован в 1820 году в книге под названием Освобожденный Прометей с другими стихотворениями . В одном из этих стихотворений изображен жаворонок, невидимый высоко наверху. Как дух, «бестелесная радость», жаворонок поет без приглашения ни для кого конкретно. Скрытая птица продолжает петь, пока мир не преобразится:

Как поэт, скрытый
в свете мысли
Непрошенное пение гимнов,
Пока мир не будет создан
Чтобы сочувствовать надеждам и страхам, она не обратила внимания

Шелли поэт превозносит жаворонка и завидует ему:

Научи меня половиной радости
Что твой мозг должен знать,
Такое гармоничное безумие
Из моих уст потекло бы,
Тогда мир должен был бы слушать - как я слушаю сейчас.

Шелли объективирует свои слова как опавшие листья дерева или опавшие листья рукописи. Он представляет, как они безлично движутся по ветру. Эти изображения, такие как изображения жаворонка и настойчивые голоса в Prometheus Unbound , представляют собой творческое решение проблем, с которыми Шелли столкнулся в борьбе за внимание к своей работе.

Prometheus Unbound показывает интимное общение без особого уважения к коммуникативной точке зрения. Прометей обращается к земле как к своей матери:

Мать, твои сыновья и ты
Презирай его, без чьей непреходящей воли
Под яростным всемогуществом Юпитера,
И они, и ты исчезли, как тонкий туман
Развернулся на утренний ветер.

Здесь, обращаясь к матери, Прометей обращается к себе в третьем лице и описывает свои героические поступки. Он спрашивает, знает ли его мать. Эта высокая поэтическая форма удивительно превращается во второстепенное, детское приставание: «Почему вы все еще не отвечаете? Братья! » Прометей в Прометей Освобожденный - фигура серьезная, возвышенная. Чтение Prometheus Unbound серьезно требует, чтобы коммуникативная точка зрения не имела большого значения.

Очень разные коммуникативные точки зрения Гефеста и Гермеса в Prometheus Bound объединены в Prometheus Unbound году «Прометей, связанный », Гефест резко подтверждает второстепенные претензии в общении с Прометеем. Гермес, напротив, служит Зевсу и вступает в риторическую битву с Прометеем, чтобы отстоять права Зевса. В « Прометей Освобожденный » коммуникативная точка зрения Меркурия дрейфует между Гефестом и Гермесом:

Увы! Я жалею тебя и ненавижу себя
Что я больше ничего не могу сделать - от твоего взора
Вернувшись на время, Небеса кажутся адом,
Так твоя изношенная форма преследует меня день и ночь,
Улыбающийся упрек.

Беспокойство по поводу «улыбающегося упрека» Прометея наводит на мысль о второстепенных моральных притязаниях Прометея на Меркурий. Однако жалость - это, как правило, чувство третьего лица. Впоследствии Меркурий сдвигается, чтобы поставить себя рядом с Прометеем по отношению к Юпитеру. Соучастники Меркурия, наносящие и получающие наказание:

О, если бы мы были избавлены: Я причиняю,
и ты страдаешь!

Меркурий пытается побудить Прометея предоставить информацию о периоде правления Юпитера в обмен на свободу:

Если ты мог бы некоторое время жить среди Богов,
Наслаждаясь сладострастной радостью?

Призыв Меркурия к небесам, как и риторические выпады Гермеса в древних Афинах, является культурно контекстуальным убеждением.Ответ Меркьюри на отказ Прометея от этого потустороннего мира: «Увы! Я удивляюсь, но жалею тебя », - возможно, намекает на восхищение Меркьюри исключительной способностью Прометея отвергать народные соблазны небес. Гефест и Гермес вводят и завершают Prometheus Bound с коммуникативными формами, которые были ясно различимы и значимы для афинян. Меркурий, напротив, появляется в середине первого акта Prometheus Unbound и не имеет формальных различий в личном адресе.Эта риторика - обычная форма выражения силы, смелости и бесстрашия в бою.

В «Освобожденный Прометей», Прометей активно ищет страдания, более широко связанные с состоянием мира. Проклятие Юпитера Прометеем начинается с описания действий Прометея, а затем умоляет Юпитер излить страдания на «меня и мое»:

Дьявол, я бросаю вызов тебе! со спокойным, фиксированным умом,
Все, что ты можешь причинить, Я прошу тебя сделать;
Грязный Тиран Богов и Человечества,
Одно единственное существо не подчиняй. Когда Геракл освобождает Прометея, Геракл описывает Прометея как форму, которая« оживляет мудрость, отвагу и многострадальную любовь.

Это нежная, пахнущая и дэдальная поэзия. Но большинство людей предпочли бы свободу от заключения нежным словам.

На разных уровнях смысла Прометей Освобожденный затемняет второстепенную ответственность за страдания. После того, как Геракл освобождает Прометея, Прометей объявляет Азии их вечный брачный союз: «Отныне мы не расстанемся». Прометей обращается к Духу Часа и приказывает Ионе:

Дайте ей ту кривую раковину, которую Протей старый
Сделал брачным даром Асии, дыша в ней полая скала.

«Голос, который нужно исполнить» - это «как убаюкивающая музыка, спящая» в скорлупе. Спикер голоса и его адресаты неясны и не имеют отношения к делу. То, что ракушка была подарком к интимному случаю («брачный дар Азии»), похоже, не делает соответствующего утверждения о том, как Прометей распоряжается ею. Прометей приказывает Духу Часа:

Ступай, несись над городами человечества
На быстрых ногах: снова
Обгоняй солнце вокруг вращающегося мира;
И когда твоя колесница рассекает горящий воздух,
Ты дышишь в многослойную оболочку,
Ослабляя ее могучую музыку; это должно быть
Как гром смешался с ясным эхом

Зевс с громом усилил наказание Прометея в конце Прометей Связанный .Брачный дар Азии - это альтернативная форма грома, которая действует третьим лицом, чтобы изменить мир к лучшему. Дух Часа сообщает:

Вскоре, когда прекратился звук, чей гром заполнил
Небесные бездны и широкую землю,
Произошла перемена: неосязаемый разреженный воздух
И все кружащиеся солнечные лучи преобразились,
Словно чувство любви, растворенное в них,
Обернулось вокруг сферического мира.
Умышленные травмы больше не происходят в личных отношениях:
Ни один, с твердой насмешкой, не протоптал в его собственном сердце
Искры любви и надежды, пока не осталось
Этот горький пепел, душа, поглощенная самим собой,
И негодяй подкрался вампир среди мужчин,
Заражает всех своим ужасным недугом ^

Прометей Освобожденный отменяет создание Виктором монстра в Франкенштейн , но не коммуникативную точку зрения Франкенштейна .Тем не менее, он привлек мало внимания общественности. Мир не был окружен любовью. В США исключительно высокая доля людей буквально содержится в заключении. Отсутствие ответственности за это развитие отчасти является поэтической проблемой коммуникативной точки зрения.

Как запросить Prometheus в Ubuntu 14.04, часть 1

Статья одного из создателей Прометея Юлиуса Волца

Введение

Prometheus - это система мониторинга с открытым исходным кодом и база данных временных рядов.Одним из наиболее важных аспектов Prometheus является его многомерная модель данных вместе с сопутствующим языком запросов. Этот язык запросов позволяет вам нарезать и нарезать ваши размерные данные, чтобы отвечать на оперативные вопросы специальным образом, отображать тенденции на информационных панелях или генерировать предупреждения о сбоях в ваших системах.

В этом руководстве мы узнаем, как запрашивать Prometheus 1.3.1. Чтобы иметь подходящие примеры данных для работы, мы настроим три идентичных экземпляра демонстрационных сервисов, которые экспортируют синтетические метрики различных типов.Затем мы настроим сервер Prometheus для очистки и хранения этих показателей. Затем, используя примеры метрик, мы узнаем, как запрашивать Prometheus, начиная с простых запросов и переходя к более сложным.

После этого руководства вы узнаете, как выбирать и фильтровать временные ряды на основе их измерений, агрегировать и преобразовывать временные ряды, а также как выполнять арифметические операции между различными показателями. В последующем руководстве «Как запросить Prometheus в Ubuntu 14.04, часть 2» мы будем опираться на знания из этого руководства, чтобы охватить более сложные варианты использования запросов.

Предварительные требования

Чтобы следовать этому руководству, вам потребуется:

Шаг 1 - Установка Prometheus

На этом этапе мы загрузим, настроим и запустим сервер Prometheus для очистки трех (еще не запущенных) экземпляров демонстрационных сервисов.

Сначала скачайте Прометей:

  
  • wget https://github.com/prometheus/prometheus/releases/download/v1.3.1/prometheus-1.3.1.linux-amd64.tar.gz

Распакуйте архив:

  
  • tar xvfz prometheus-1.3.1.linux-amd64.tar.gz

Создайте минимальный файл конфигурации Prometheus в файловой системе хоста по адресу ~ / prometheus.yml :

  

Добавьте в файл следующее содержимое:

~ / prometheus.yml

  # Очищайте три экземпляра демонстрационного сервиса каждые 5 секунд.
Глобальный:
  scrape_interval: 5 с

scrape_configs:
  - job_name: 'demo'
    static_configs:
      - цели:
        - "локальный: 8080"
        - 'localhost: 8081'
        - 'localhost: 8082'
  

Сохраните и выйдите из nano.

Этот пример конфигурации заставляет Prometheus очищать демонстрационные экземпляры. Prometheus работает с моделью опроса, поэтому его необходимо настроить так, чтобы он знал о конечных точках, из которых будут извлекать метрики. Демонстрационные экземпляры еще не запущены, но будут работать на портах 8080 , 8081 и 8082 позже.

Запустите Prometheus, используя nohup и в качестве фонового процесса:

  
  • nohup ./prometheus-1.3.1.linux-amd64/prometheus -storage.local.memory-chunks = 10000 &

nohup в начале команды отправляет вывод в файл ~ / nohup.out вместо stdout . и в конце команды позволят процессу продолжать работать в фоновом режиме, одновременно возвращая вам приглашение для дополнительных команд. Чтобы вернуть процесс на передний план (то есть вернуться к работающему процессу терминала), используйте команду fg на том же терминале.

Если все пойдет хорошо, в файле ~ / nohup.out вы должны увидеть результат, подобный следующему:

Вывод при запуске Prometheus

  time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Запуск Prometheus (версия = 1.3.1, branch = master, revision = be476954e80349cb7ec3ba6a3247cd712189dfcb)" source = "main. перейти: 75 "
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Контекст сборки (go = go1.7.3, user = root @ 37f0aa346b26, date = 20161104-20: 24: 03)" source = "main. перейти: 76 "
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Загрузка файла конфигурации prometheus.yml "source =" main.go: 247 "
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Загрузка карты серий и фрагментов заголовка ..." source = "storage.go: 354"
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "0 серий загружено." source = "storage.go: 359"
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = warning msg = "Нет настроенных диспетчеров AlertManager, не отправляющих никаких предупреждений" source = "notifier.go: 176"
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Запуск целевого менеджера ..." source = "targetmanager.go: 76"
time = "2016-11-23T03: 10: 33Z" level = info msg = "Слушаем: 9090" source = "web.перейти: 240 "
  

В другом терминале вы можете отслеживать содержимое этого файла с помощью команды tail -f ~ / nohup.out . По мере записи содержимого в файл он будет отображаться в терминале.

По умолчанию Prometheus загружает свою конфигурацию из prometheus.yml (который мы только что создали) и сохраняет данные своих метрик в ./data в текущем рабочем каталоге.

Флаг -storage.local.memory-chunks регулирует использование памяти Prometheus в соответствии с очень небольшим объемом оперативной памяти хост-системы (всего 512 МБ) и небольшим количеством сохраненных временных рядов в этом руководстве.

Теперь вы можете подключиться к серверу Prometheus по адресу http: // your_server_ip: 9090/. Убедитесь, что он настроен для сбора метрик из трех демонстрационных экземпляров, перейдя по адресу http: // your_server_ip: 9090 / status и указав три целевые конечные точки для демонстрационного задания в разделе Targets . В столбце State для всех трех целей должно отображаться состояние цели как DOWN , поскольку демонстрационные экземпляры еще не были запущены и, следовательно, не могут быть очищены:

Шаг 2 - Установка демонстрационных экземпляров

В этом разделе мы установим и запустим три демонстрационных экземпляра службы.

Скачать демо-сервис:

  
  • wget https://github.com/juliusv/prometheus_demo_service/releases/download/0.0.4/prometheus_demo_service-0.0.4.linux-amd64.tar.gz

Распаковать:

  
  • tar xvfz prometheus_demo_service-0.0.4.linux-amd64.tar.gz

Трижды запустить демонстрационный сервис на разных портах:

  
  • ./prometheus_demo_service -listen-address =: 8080 &
  • ./ prometheus_demo_service -listen-address =: 8081 &
  • ./prometheus_demo_service -listen-address =: 8082 &

и запускают демонстрационные службы в фоновом режиме. Они не будут ничего регистрировать, но будут отображать метрики Prometheus на конечной точке HTTP / metrics на своих соответствующих портах.

Эти демонстрационные сервисы экспортируют синтетические метрики о нескольких смоделированных подсистемах. Это:

  • Сервер HTTP API, который показывает количество запросов и задержки (с ключом по пути, методу и коду состояния ответа)
  • Периодическое пакетное задание, которое показывает отметку времени последнего успешного выполнения и количество обработанных байтов
  • Синтетические показатели количества процессоров и их использования
  • Синтетические показатели об общем размере диска и его использовании

Отдельные показатели представлены в примерах запросов в следующих разделах.

Сервер Prometheus теперь должен автоматически начать очистку ваших трех демонстрационных экземпляров. Перейдите на страницу состояния вашего сервера Prometheus по адресу http: // your_server_ip: 9090 / status и убедитесь, что цели для задания demo теперь показывают состояние UP :

Шаг 3. Использование браузера запросов

На этом этапе мы познакомимся со встроенным в Prometheus веб-интерфейсом запросов и построения графиков. Хотя этот интерфейс отлично подходит для специального исследования данных и изучения языка запросов Prometheus, он не подходит для создания постоянных информационных панелей и не поддерживает расширенные функции визуализации.Для создания информационных панелей см. Пример Как добавить информационную панель Prometheus в Grafana.

Перейдите по адресу http: // your_server_ip: 9090 / graph на вашем сервере Prometheus. Должно получиться так:

Как видите, есть две вкладки: График и Консоль . Prometheus позволяет запрашивать данные в двух разных режимах:

  • Вкладка Консоль позволяет оценить выражение запроса в текущий момент. После выполнения запроса таблица покажет текущее значение каждого временного ряда результатов (одна строка таблицы на каждую серию результатов).
  • Вкладка Graph позволяет построить график выражения запроса за указанный диапазон времени.

Поскольку Prometheus может масштабироваться до миллионов временных рядов, можно создавать очень дорогие запросы (воспринимайте это как выбор всех строк из большой таблицы в базе данных SQL). Чтобы избежать запросов, которые истекают по тайм-ауту или перегружают ваш сервер, рекомендуется сначала начать изучение и построение запросов в представлении Console , а не сразу их строить.Оценка потенциально дорогостоящего запроса в один момент времени потребует гораздо меньше ресурсов, чем попытка построить график того же запроса за определенный промежуток времени.

После того, как вы достаточно сузили запрос (с точки зрения ряда, который он выбирает для загрузки, вычислений, которые он должен выполнить, и количества выходных временных рядов), вы можете переключиться на вкладку График , чтобы показать вычисленное выражение поверх время. Знать, когда запрос достаточно дешев для построения графиков, не является точной наукой и зависит от ваших данных, ваших требований к задержке и мощности машины, на которой вы запускаете свой сервер Prometheus.Со временем вы почувствуете это.

Поскольку наш тестовый сервер Prometheus не обрабатывает много данных, мы не сможем сформулировать какие-либо дорогостоящие запросы в этом руководстве. Любые примеры запросов можно без риска просматривать как в представлении Graph , так и в представлении Console .

Чтобы уменьшить или увеличить временной диапазон графика, нажмите кнопки или + . Чтобы переместить время окончания графика, нажмите кнопки << или >> .Вы можете сложить график, установив флажок stacked . Наконец, Res. (s) Ввод позволяет указать настраиваемое разрешение запроса (не требуется в этом руководстве).

Шаг 4 - Выполнение простых запросов временных рядов

Прежде чем мы начнем запрашивать, давайте быстро рассмотрим модель данных и терминологию Prometheus. Prometheus в основном хранит все данные в виде временных рядов. Каждый временной ряд идентифицируется именем метрики, а также набором пар ключ-значение, которые Prometheus называет метками .Имя метрики указывает на общий аспект системы, которая измеряется (например, количество обработанных HTTP-запросов с момента запуска процесса, http_requests_total ). Ярлыки служат для различения дополнительных измерений метрики, например метода HTTP (например, method = "POST" ) или пути (например, path = "/ api / foo" ). Наконец, последовательность выборок формирует фактические данные для серии. Каждая выборка состоит из отметки времени и значения, где отметки времени имеют точность до миллисекунд, а значения всегда являются 64-битными значениями с плавающей запятой.

Самый простой запрос, который мы можем сформулировать, возвращает все серии с заданным именем метрики. Например, демонстрационная служба экспортирует метрику demo_api_request_duration_seconds_count , которая представляет количество синтетических HTTP-запросов API, обработанных фиктивной службой. Вам может быть интересно, почему название метрики содержит строку duration_seconds . Это связано с тем, что этот счетчик является частью более крупной метрики гистограммы с именем demo_api_request_duration_seconds , которая в первую очередь отслеживает распределение продолжительности запросов, но также предоставляет общее количество отслеживаемых запросов (с суффиксом _count здесь) в качестве полезного побочного продукта.

Убедитесь, что выбрана вкладка запроса консоли , введите следующий запрос в текстовое поле вверху страницы и нажмите кнопку Execute , чтобы выполнить запрос:

  demo_api_request_duration_seconds_count
  

Поскольку Prometheus отслеживает три экземпляра службы, вы должны увидеть табличный вывод, содержащий 27 результирующих временных рядов с этим именем метрики, по одному для каждого отслеживаемого экземпляра службы, пути, метода HTTP и кода состояния HTTP.Помимо меток, установленных самими экземплярами службы ( метод , путь и статус ), серия будет иметь соответствующие метки задания и экземпляра , которые отличают разные экземпляры службы друг от друга. Прометей автоматически прикрепляет эти метки при сохранении временных рядов от очищенных целей. Результат должен выглядеть так:

Числовое значение, показанное в правом столбце таблицы, является текущим значением каждого временного ряда.Не стесняйтесь графически отображать выходные данные (щелкните вкладку Graph и снова щелкните Execute ) для этого и последующих запросов, чтобы увидеть, как значения меняются с течением времени.

Теперь мы можем добавить сопоставители меток, чтобы ограничить возвращаемые серии на основе их меток. Соответствующие метки следуют непосредственно за названием метрики в фигурных скобках. В простейшей форме они фильтруют серии, которые имеют точное значение для данной метки. Например, этот запрос покажет только количество запросов для любых запросов GET :

  demo_api_request_duration_seconds_count {method = "GET"}
  

Сопоставители можно комбинировать с помощью запятых.Например, мы можем дополнительно отфильтровать метрики только из экземпляра localhost: 8080 и демонстрационного задания :

  demo_api_request_duration_seconds_count {instance = "localhost: 8080", method = "GET", job = "demo"}
  

Результат будет выглядеть так:

При объединении нескольких сопоставителей все они должны совпадать, чтобы выбрать серию. Приведенное выше выражение возвращает только количество запросов API для экземпляра службы, работающего на порту 8080, и в котором метод HTTP был GET .Мы также гарантируем, что выбираем только метрики, относящиеся к заданию demo .

Примечание : При выборе временного ряда рекомендуется всегда указывать метку задания . Это гарантирует, что вы случайно не выберете метрики с тем же именем из другой работы (если, конечно, это действительно ваша цель!). Хотя в этом руководстве мы отслеживаем только одно задание, мы все равно будем выбирать его по имени в большинстве следующих примеров, чтобы подчеркнуть важность этой практики.

Помимо сопоставления на равенство, Prometheus поддерживает сопоставление без равенства (! = ), сопоставление по регулярному выражению ( = ~ ), а также сопоставление с отрицательным регулярным выражением (! ~ ). Также можно полностью опустить имя метрики и запросить только с использованием сопоставителей меток. Например, чтобы перечислить все серии (независимо от имени метрики или задания), в которых метка path начинается с / api , вы можете выполнить этот запрос:

  {путь = ~ "/ api.* "}
  

Вышеупомянутое регулярное выражение должно заканчиваться на . * , поскольку регулярные выражения всегда соответствуют полной строке в Prometheus.

Результирующий временной ряд будет представлять собой смесь рядов с разными названиями показателей:

Теперь вы знаете, как выбирать временные ряды по их названиям показателей, а также по комбинации их значений меток.

Шаг 5 - Расчет курсов и других производных инструментов

В этом разделе мы узнаем, как рассчитывать ставки или дельты показателя с течением времени.

Одна из наиболее часто используемых функций в Prometheus - это rate () . Вместо того, чтобы рассчитывать частоту событий непосредственно в инструментированном сервисе, в Prometheus обычно отслеживают события с использованием необработанных счетчиков и позволяют серверу Prometheus вычислять частоту событий по отдельности во время запроса (это имеет ряд преимуществ, таких как отсутствие скачков между циклами очистки, а также возможность выбирать окна динамического усреднения во время запроса). Счетчики начинаются с 0 , когда запускается отслеживаемая служба, и постоянно увеличиваются в течение срока службы процесса.Иногда, когда отслеживаемый процесс перезапускается, его счетчики сбрасываются до 0 и с этого момента снова начинают расти. Графическое отображение необработанных счетчиков обычно не очень полезно, так как вы увидите только постоянно увеличивающуюся линию со случайными сбросами. Вы можете увидеть это на графике количества запросов API демонстрационной службы:

  demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"}
  

Это будет примерно так:

Чтобы сделать счетчики полезными, мы можем использовать функцию rate () , чтобы вычислить их скорость увеличения в секунду и .Нам нужно указать rate () , в каком временном окне усреднить скорость, предоставив селектор диапазона после сопоставления серий (например, [5m] ). Например, чтобы вычислить посекундное увеличение вышеуказанной метрики счетчика, усредненное за последние пять минут, нанесите на график следующий запрос:

  скорость (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [5 мин])
  

Результат стал намного полезнее:

rate () является умным и автоматически настраивается для сброса счетчика, предполагая, что любое уменьшение значения счетчика является сбросом.

Вариант rate () - irate () . В то время как rate () усредняет скорость по всем выборкам в заданном временном окне (в данном случае пять минут), irate () когда-либо просматривает только две выборки в прошлом. Он по-прежнему требует, чтобы вы указали временное окно (например, [5m] ), чтобы знать, как далеко можно максимально оглянуться назад во времени для этих двух выборок. irate () будет быстрее реагировать на изменения скорости и поэтому обычно рекомендуется для использования в графиках.Напротив, rate () будет обеспечивать более плавные скорости и рекомендуется для использования в выражениях предупреждения (поскольку короткие всплески скорости будут подавляться и не разбудят вас ночью).

С irate () приведенный выше график будет выглядеть так, обнаруживая короткие периодические провалы в частоте запросов:

rate () и irate () всегда вычисляет скорость в секунду . Иногда вам может понадобиться узнать общее количество , на которое счетчик увеличился за определенный промежуток времени, но все еще верен для сброса счетчика.Вы можете добиться этого с помощью функции Увеличить () . Например, чтобы рассчитать общее количество запросов, обработанных за последний час, введите запрос:

.
  увеличение (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [1h])
  

Кроме счетчиков (которые могут только увеличиваться), есть калибровочные метрики. Датчики - это значения, которые могут увеличиваться или уменьшаться с течением времени, например, температура или свободное место на диске. Если мы хотим рассчитать изменения в датчиках с течением времени, мы не можем использовать семейство функций rate () / irate () / extension () .Все они ориентированы на счетчики, поскольку они интерпретируют любое уменьшение значения метрики как сброс счетчика и компенсируют его. Вместо этого мы можем использовать функцию diver () , которая вычисляет посекундную производную датчика на основе линейной регрессии.

Например, чтобы увидеть, насколько быстро увеличивается или уменьшается фиктивное использование диска, экспортированное нашей демонстрационной службой (в МиБ в секунду) на основе линейной регрессии за последние 15 минут, мы можем запросить:

  производное (demo_disk_usage_bytes {job = "demo"} [15 мин.])
  

Результат должен выглядеть так:

Чтобы узнать больше о вычислении дельт и трендов в датчиках, см. Также функции delta () и pred_linear () .

Теперь мы знаем, как рассчитывать посекундные ставки с различным режимом усреднения, как происходит сброс счетчиков при вычислении скорости, а также как вычислять производные для датчиков.

Шаг 6 - Агрегирование временного ряда

В этом разделе мы узнаем, как агрегировать по отдельным рядам.

Prometheus собирает данные с высокой детализацией, что может привести к множеству рядов для каждого названия метрики. Однако часто вас не интересуют все измерения, и у вас может быть даже слишком много рядов, чтобы построить их все сразу разумным образом.Решение состоит в том, чтобы объединить некоторые измерения и сохранить только те, которые вам небезразличны. Например, демонстрационная служба отслеживает HTTP-запросы API по методу , пути и состоянию . Prometheus добавляет дополнительные параметры к этой метрике при извлечении ее из Node Exporter: экземпляр и задание метки, которые отслеживают, из какого процесса были получены метрики. Теперь, чтобы увидеть общую частоту запросов по всем измерениям, мы могли бы использовать оператор агрегации sum () :

  сумма (ставка (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [5м]))
  

Однако это объединяет более всех измерений и создает одну выходную серию:

Однако обычно вы хотите сохранить или размеров на выходе.Для этого sum () и другие агрегаторы поддерживают без (<имена меток>) предложения , которое определяет измерения для агрегирования. Существует также альтернатива, противоположная предложению by (, которое позволяет вам указать, какие имена меток следует сохранить. Если бы мы хотели узнать общую частоту запросов, суммированную по всем трем экземплярам службы и всем путям, но разделив результат по методу и коду состояния, мы могли бы запросить:

  сумма без (метод, статус) (ставка (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [5м]))
  

Это эквивалент:

  сумма по (экземпляр, путь, задание) (скорость (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [5 мин]))
  

Итоговая сумма теперь сгруппирована по экземпляру , пути и заданию :

Примечание : Всегда рассчитывайте коэффициент () , irate () или увеличение () перед применением каких-либо агрегатов .Если вы сначала примените агрегацию, это скроет сброс счетчиков, и эти функции больше не смогут работать должным образом.

Prometheus поддерживает следующие операторы агрегации, каждый из которых поддерживает предложение by () или без () для выбора измерений для сохранения:

  • сумма : суммирует все значения в агрегированной группе.
  • мин. : выбирает минимум всех значений в агрегированной группе.
  • max : выбирает максимум из всех значений в агрегированной группе.
  • avg : вычисляет среднее (среднее арифметическое) всех значений в агрегированной группе.
  • stddev : вычисляет стандартное отклонение всех значений в агрегированной группе.
  • stdvar : вычисляет стандартную дисперсию всех значений в агрегированной группе.
  • count : вычисляет общее количество серий в агрегированной группе.

Теперь вы узнали, как агрегировать по списку рядов и как сохранять только те измерения, которые вам нужны.

Шаг 7 - Выполнение арифметических действий

В этом разделе мы узнаем, как выполнять арифметические операции в Prometheus.

В качестве простейшего арифметического примера вы можете использовать Prometheus как числовой калькулятор. Например, запустите следующий запрос в представлении консоли :

  (4 + 7) * 3
  

Вы получите одно скалярное выходное значение 33 :

Скалярное значение - это простое числовое значение без каких-либо меток.Чтобы сделать это более полезным, Prometheus позволяет применять общие арифметические операторы ( + , - , * , /, % ) ко всем векторам временных рядов. Например, следующий запрос преобразует количество байтов, обработанных имитацией последнего запущенного пакетного задания, в MiB:

  demo_batch_last_run_processed_bytes {job = "demo"} / 1024/1024
  

Результат отобразится в MiB:

Обычно для этих типов преобразования единиц используется простая арифметика, хотя хорошие инструменты визуализации (например, Grafana) также обрабатывают преобразования за вас.

Специальность Прометея (и в чем Прометей действительно сияет!) Является двоичная арифметика между двумя наборами временных рядов. При использовании бинарного оператора между двумя наборами серий Prometheus автоматически сопоставляет элементы с одинаковыми наборами меток в левой и правой частях операции и применяет оператор к каждой совпадающей паре для создания выходной серии.

Например, метрика demo_api_request_duration_seconds_sum сообщает нам, сколько секунд было потрачено на ответы на HTTP-запросы, а demo_api_request_duration_seconds_count сообщает нам, сколько было запросов HTTP.Обе метрики имеют одинаковые измерения ( метод , путь , статус , экземпляр , задание ). Чтобы вычислить среднюю задержку запроса для каждого из этих параметров, мы можем просто запросить отношение общего времени, затраченного на запросы, к общему количеству запросов.

  скорость (demo_api_request_duration_seconds_sum {job = "demo"} [5 мин])
/
    скорость (demo_api_request_duration_seconds_count {job = "demo"} [5 мин])
  

Обратите внимание, что мы также оборачиваем функцию rate () вокруг каждой стороны операции, чтобы учитывать задержку только для запросов, которые произошли за последние 5 минут.Это также повышает устойчивость к сбросам счетчиков.

Итоговый график средней задержки запроса должен выглядеть так:

Но что нам делать, если этикетки не совпадают в точности с обеих сторон? Это особенно заметно, когда у нас есть наборы временных рядов разного размера с обеих сторон операции, потому что одна сторона имеет больше измерений, чем другая. Например, демонстрационное задание экспортирует фиктивное время ЦП, потраченное в различных режимах ( простоя , пользователь , система ) как метрику demo_cpu_usage_seconds_total с размером метки режим .Он также экспортирует вымышленное общее количество процессоров как demo_num_cpus (без дополнительных измерений для этой метрики). Если вы попытаетесь разделить одно на другое, чтобы получить среднее использование ЦП в процентах для каждого из трех режимов, запрос не выдаст результата:

  # ПЛОХО!
    # Умножьте на 100, чтобы получить процентное соотношение
    скорость (demo_cpu_usage_seconds_total {job = "demo"} [5 мин]) * 100
/
    demo_num_cpus {job = "demo"}
  

В этих сопоставлениях «один-ко-многим» или «многие-к-одному» мы должны указать Prometheus, какое подмножество меток использовать для сопоставления, а также нам нужно указать, как поступать с дополнительной размерностью.Чтобы решить проблему сопоставления, мы добавляем предложение on ( к бинарному оператору, который указывает метки для сопоставления. Чтобы разложить и сгруппировать вычисления по отдельным значениям дополнительных измерений на большей стороне, мы добавляем предложение group_left (<имена меток>) или group_right (<имена меток>) , в котором перечислены дополнительные измерения на левая или правая сторона соответственно.

Правильный запрос в этом случае будет:

  # Умножьте на 100, чтобы получить процентное соотношение
    скорость (demo_cpu_usage_seconds_total {job = "demo"} [5 мин]) * 100
/ on (задание, экземпляр) group_left (режим)
    demo_num_cpus {job = "demo"}
  

Результат должен выглядеть так:

на (задание, экземпляр) сообщает оператору, что он должен сопоставлять только серии слева и справа на своих ярлыках и экземпляра (и, следовательно, не на ярлыке режима , который не существует справа ), в то время как предложение group_left (mode) указывает оператору разветвляться и отображать среднее использование ЦП для каждого режима.Это случай соответствия "многие к одному". Чтобы выполнить обратное сопоставление («один ко многим»), таким же образом используйте предложение group_right (.

Теперь вы знаете, как использовать арифметику между наборами временных рядов и как работать с различными измерениями.

Заключение

В этом руководстве мы создали группу демонстрационных экземпляров службы и отслеживали их с помощью Prometheus. Затем мы узнали, как применять различные методы запросов к собранным данным, чтобы отвечать на интересующие нас вопросы.Теперь вы знаете, как выбирать и фильтровать ряды, как агрегировать по измерениям, а также как вычислять ставки или производные или выполнять арифметические операции. Вы также узнали, как подойти к построению запросов в целом и как избежать перегрузки сервера Prometheus.

Чтобы узнать больше о языке запросов Prometheus, в том числе о том, как вычислять процентили на основе гистограмм, как работать с метриками на основе временных меток или как запрашивать работоспособность экземпляра службы, перейдите к разделу Как запросить Prometheus в Ubuntu 14.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *