Третья усобица на руси кратко: Междоусобицы на Руси кратко

Содержание

Междоусобицы на Руси кратко

Междоусобица – внутренний раздор, война между людьми, живущими на одной территории.

Киевская Русь с 9 по 11 век довольно часто сталкивалась с междоусобными войнами; причиной княжеских междоусобиц была борьба за власть.

Самые крупные княжеские междоусобицы на Руси

Всего можно насчитать три крупные междоусобные войны:

  • Первая междоусобица князей (конец 10 – начало 11 века). Вражда сыновей князя Святослава, вызванная их желанием добиться независимости от власти Киева.
  • Вторая междоусобица (начало 11 века). Вражда сыновей князя Владимира за власть.
  • Третья междоусобица (вторая половина 11 века). Вражда между сыновьями князя Ярослава Мудрого за власть.

Первая междоусобица на Руси

Древнерусские князья имели традицию заводить большое количество детей, что и являлось причиной последующих споров за право наследования, так как правила наследования от отца к старшему сыну тогда не существовало. После смерти князя Святослава в 972 году, у него осталось три сына, которые имели право на наследство.

После смерти Святослава, его сыновья получили единоличную власть в своих землях и теперь могли управлять ими по своему разумению. Владимир и Олег хотели получить полную независимость для своих княжеств от воли Киева, поэтому ими были предприняты первые походы друг против друга.

Первым выступил Олег, по его приказу в землях древлян, где правил Владимир, был убит сын воеводы Ярополка – Сеневельд. Узнав об этом, Сеневельд решил отомстить и заставил Ярополка, на которого имел большое влияние, пойти со своим войском на брата Олега.

977 г. — было положено начало междоусобице сыновей Святослава. Ярополк напал на Олега, который не был подготовлен, и древляне, вместе со своим князем, вынуждены были отступать с границ в столицу — город Овруч. В результате по время отступления князь Олег погиб – был задавлен копытами одной из лошадей. Древляне стали подчиняться Киеву. Князь Владимир, узнав о гибели брата и начавшейся семейной междоусобице, бежит к варягам.

980 г. – Владимир возвращается на Русь вместе с войском варяг. В результате сражений с войсками Ярополка, Владимиру удалось отбить Новгород, Полоцк и двинуться в сторону Киева.

Ярополк, узнав о победах брата, созывает советников. Один из них уговаривает князя уехать из Киева и спрятаться в городе Родне, однако позже становится ясно, что советник является изменником – он вступил в сговор с Владимиром и отправил Ярополка в умирающий от голода город. В результате, Ярополк вынужден вступить в переговоры с Владимиром. Он едет на встречу, однако, по прибытии погибает от руки двух варяжских воинов.

Владимир становится князем в Киеве и правит там вплоть до своей смерти.

Вторая междоусобица на Руси

В 1015 году умирает князь Владимир, имевший 12 сыновей. Началась новая война за власть между сыновьями Владимира.

1015 г. – князем в Киеве становится Святополк, убивший собственных братьев Бориса и Глеба.

1016 г. – начинается борьба между Святополком и Ярославом Мудрым.

Ярослав, княживший в Новгороде, собрал отряд из варяг и новгородцев и двинулся на Киев. После кровавой битвы близ города Любеча, Киев был захвачен и Ярослав вынужден был отступить. Однако на этом вражда не закончилась. В этом же году Ярослав собрал войско, пользуясь поддержкой польского князя, и отвоевал Киев, прогнав Ярослава обратно в Новгород. Спустя несколько месяцев, Святополк снова был изгнан из Киева Ярославом, собравшим новое войско. На этот раз Ярослав навсегда стал князем в Киеве.

Третья междоусобица на Руси

Очередная междоусобица началась после смерти Ярослава Мудрого. Великий князь умер в 1054 году, что спровоцировало междоусобицу между Ярославичами.

Ярослав Мудрый, боясь очередной вражды, сам распределил земли между сыновьями:

1068 г. — Несмотря на то, что каждый из сыновей имел свой собственный удел, все они ослушались воли отца и захотели претендовать на власть в Киеве. Несколько раз сменив друг друга на посту киевского князя, власть окончательно досталась Изяславу, как и завещал Ярослав Мудрый.

После смерти Изяслава и вплоть до 15 века на Руси случались княжеские междоусобицы, однако никогда больше борьба за власть не была столь масштабной.

Третья усобица на Руси. Владимир Мономах.

В 1054 г. Ярослав умирает, завещав Киевскую Русь перед смертью трем своим сыновьям – Изяславу, Святославу и Всеволоду. Первоначально братья правили триумвиратом (совместно, втроем).

В 1068 г. в битве на реке Альте войско Ярославичей было разбито половцами – кочевыми племенами – новыми врагами Руси. Во главе половецкого войска стоял хан Шарухан. Киевляне, видя неспособность князей организовать оборону столицы, потребовали от Изяслава (киевского князя) раздать им оружие. Его отказ спровоцировал народное восстание. Изяслав был изгнан из Киева, а на престол сел Всеслав – давний недруг Ярославичей.

В 1069 г. Ярославичи вернули Изяславу престол.

В 1072 г. братья создали вторую часть свода законов – Русской Правды – Правду Ярославичей. Кровная месть заменена штрафом за убийство –вирой. Размер виры зависел от социального положения жителя Руси. Таким образом, мы получаем информацию о социальной структуре Киевской Руси.

Основной слой населения на Руси – «люди» – свободные крестьяне-общинники.

Категории зависимого населения представлены смердами (зависимыми от князя людьми), и холопами (рабами). Холопы делились на обельных (полных) и необельных. Обельные были абсолютно бесправны, но именно из их числа нередко назначали чиновников, в частности – тиунов (управляющих собирающих дань и ведущих торговлю от лица князей или бояр) и ключников (домоправителей). Среди необельных выделяются закупы (долговые рабы, «купа» – долг) и рядовичи

 (рабы по договору, «ряд» – договор). Рабство на Руси носило патриархальный характер и имело мало общего с классическим античным рабством.

В 1073 г. начинается Третья усобица на Руси – борьба между Ярославичами за власть. Престол захватывает Святослав Ярославич, правивший Киевом до собственной смерти (1076 г.). Изяслав, с помощью Всеволода, возвращается в Киев. Против Ярославичей выступает в союзе с половцами сын Святослава Олег.

1078 г. — битва на Нежатиной ниве между Ярославичами и Олегом Святославичем. Братья победили, но Изяслав погиб.

1078 — 1093 гг. – правление в Киеве Всеволода Ярославича.

1093 — 1113 гг. – правления сына Изяслава Святополка, который, как и его предшественники, получает власть по горизонтальной («лествичной») системе престолонаследия, утвердившейся после Ярослава Мудрого. Власть передается не от отца к сыну, а «к старшему в роде» — следующему по старшинству брату, а затем старшему из племянников.

В 1097

 гг. по инициативе переяславского князя Владимира Всеволодовича Мономаха (внука Ярослава Мудрого) собрался съезд князей в Любече. Цели съезда:

  1. Прекращение усобиц.

  2. Организация походов против Степи (против половцев).

Князья договорились о совместных походах. Они состоялись в 1103 — 1111 гг. Поход 1111 года – получил название «Крестовый поход против степи». Руководитель походов – Владимир Мономах.

Чтобы прекратить усобицы князья установили новый принцип организации власти на Руси: «Кождо да держить отчину свою», т.е. князьям предлагалось без оглядки на Киев править собственными вотчинами. Это решение формально провозглашало феодальную раздробленность, но прекращению усобиц не способствовало. Стравливанием князей между собой активно занимался Святополк Изяславич.

В 1113 г. умер Святополк и в Киеве вспыхнуло восстание против ростовщиков и спекулянтов солью, которых он поддерживал. Успокоить восставших удалось только Владимиру Мономаху, приглашенному на престол.

Мероприятия Владимира:

  1. «Устав Владимира Мономаха» («Устав о резах») – дополнение к Русской Правде. Вместе с Правдой Ярослава и Правдой Ярославичей, составлявшими первую – Краткую – редакцию Русской Правды, Устав образует вторую – Пространную. «Устав» ограничил произвол ростовщиков. Закупы получили разрешение уходить от своих хозяев на заработки.

  2. Организуются походы против половцев. Они не уничтожены, но вынуждены вступить в союз с русскими князьями.

  3. Создано литературное произведение – «Поучение к детям» – первый политический трактат на Руси.

Колоссальный авторитет Владимира Мономаха (1113 – 1125 гг.) и его сына Мстислава Великого (1125 – 1132 гг.) еще позволял сохранять целостность Киевской Руси, но с 1132 г. начинается феодальная раздробленность.

Княжеские усобицы на Руси 11-12 века

От покорения Киева князем Олегом и до смерти Ярослава Мудрого власть великого князя Киевского на Руси была тверда, за исключением некоторых кратких периодов. Но раздел Руси между сыновьями Ярослава по его завещанию открыл период жестоких княжеских усобиц.

После Ярослава великим князем сделался старший из живых его сыновей, Изяслав Ярославич (1054 – 1078 гг.). Первые смуты начал князь-изгой Ростислав Владимирович, отец тоже был сыном Ярослава, и старше Изяслава, но умер еще при ярославовой жизни. Ростислав, недовольный своей владимиро-волынской областью, набрал дружину и овладел в Крыму Тмутараканью, но здесь был отравлен греками. Однако у него остались сыновья Володарь и Василько. Кочевники-половцы, появившиеся в это время в южных степях, разбили соединенные силы русских князей. Киевляне хотели вторично сразиться с половцами, но Изяслав этому воспротивился, и тогда Изяслава изгнали из Киева (1068). При помощи польского короля Изяслав опять занял Киев (1069), но вскоре поссорился с братьями, был изгнан ими и бежал в Западную Европу. Великокняжеский престол занял не по праву (1073) следующий за ним брат, Святослав черниговский. Лишь после смерти Святослава Изяслав снова возвратился в Киев.

Изяслав погиб (1078) в борьбе с Олегом Святославичем и Борисом Вячеславичем, которые в союзе с половцами восстали против него и его брата Всеволода, так как дяди не хотели давать племянникам волостей. Изяславу наследовал в Киеве слабый Всеволод Ярославич (1078-1093), чьё княжение было очень беспокойно, так как младшие князья вели споры за уделы, а половцы нападали на русскую землю. Только при помощи своего знаменитого сына Владимира Мономаха Всеволод мог удержаться на престоле до самой смерти. О Всеволоде мы знаем из поучения его сына Мономаха, что он очень любил образование и знал 5 языков; вообще любовь к образованию была наследственна в семье Ярослава.

Русь в 11 — начале 12 века

 

Всеволоду наследовал по старшинству (Игорь и Вячеслав Ярославичи умерли еще в первые годы княжения Изяслава) слабый и нерешительный, но властолюбивый Святополк II Изяславич (1093 – 1113 гг.). При нем Олег Святославич с половцами несколько раз опустошал русскую землю, желая возвратить себе отцовский город Чернигов.

Для прекращения междоусобий князья съехались на общий совет в Любече (1097 г.), где положили каждому владеть тем, чем владел его отец: Святополку – Киевом, Мономаху – Переяславлем, Святославичам (Олегу, Давиду и Ярославу) – чернигово-северской и муромо-рязанской землями. Князьям изгоям Давиду Игоревичу и Ростиславичам Володарю и Васильку дана была владимиро-волынская земля, разделенная на 2 части – волынскую, доставшуюся Давиду, и Червонную Русь, которую получили Ростиславичи. «Зачем губим русскую землю», говорили князья на съезде, «поднимая сами на себя ссору? Станем лучше жить единодушно и не дадим половцам разносить русскую землю», и при этом скрепили мирный договор крестным целованием.

Согласие князей однако продолжалось недолго. Вскоре после съезда Давид Игоревич, недовольный уделом и боявшийся воинственных Ростиславичей, особенно Василька, храброго и предприимчивого, захватил последнего с согласия Святополка и ослепил его. Произошли новые усобицы, окончившиеся вторым съездом князей – в Витичеве (1100 г.), на котором они наказали Давида, отняв у него Владимир Волынский. Половцы, пользуясь непрерывными усобицами князей, неоднократно разоряли русскую землю. Владимир Мономах по прекращении смут убедил князей соединиться и идти на половцев. Было совершено 2 похода. Во время второго из них князья, углубившись в половецкие земли, разбили половцев на голову при реке Сале, впадающей в Дон (1111 г.). Полная победа над половцами, постоянными врагами Руси в глубине их степей произвела сильное впечатление в русской земле, так как после Святослава Игоревича, о походах которого уже мало кто помнил, ни один из князей не ходил так далеко на восток. Понятно, какую славу приобрел главный герой этого похода – Мономах. Долго ходило предание о том, «как пил он Дон золотым шеломом, как загнал окаянных агарян за железные ворота».

 

 

После смерти Святополка Изяславича великим князем сделался Владимир Мономах (1113 – 1125 гг.). При этом сильном и умном правителе усобицы на Руси временно прекратились. О нём можно прочитать в статьях нашего сайта Владимир Мономах – краткая биография, Владимир Мономах – исторический портрет.

Мономах и вся его семья приобрели такое расположение народа, что после смерти Владимира старший его сын Мстислав занял Киев, хотя и не был старшим в доме Рюрика. Мстислав правил русской землей (1125 – 1132 гг.) подобно своему отцу и держал в повиновении удельных князей. Дому Мономаха принадлежали в это время Киев, Новгород, Смоленск, Переяславль, Туров, Волынь, Ростов и Суздаль. Кроме того Мстислав завладел еще княжеством полоцким и отдал его своему сыну Изяславу, а полоцких князей отправил изгнанниками в Грецию. Таким образом, дом Мономаха по своим владениям был сильнее всех других Рюриковичей. Во время Мстислава он был силён и братским единодушием всех своих членов.

Мстиславу наследовал в Киеве его брат Ярополк (1132 – 1139 гг.), при котором между Мономаховичами произошли раздоры – племянники захотели быть старше дядей и наследовать киевское княжение. Этими раздорами воспользовались Ольговичи, сыновья Олега Святославича, и начали борьбу с Мономаховичами за старшинство. Полоцкие князья также воспользовались этими усобицами и снова заняли полоцкое княжество.

После смерти Ярополка великим князем сделался старший из Ольговичей Всеволод, выгнав из Киева Вячеслава Владимировича, (1139 – 1146 гг.). Всеволоду хотел наследовать брат его Игорь, но киевляне, не любившие Ольговичей и привязанные к дому Мономаха, призвали к себе Изяслава II Мстиславича (1146 – 1154 г.), а Игоря убили. Изяслав занял Киев помимо старших в роде дядей его Вячеслава и Юрия, но он мало думал о том, на чьей стороне право: «не место идет к голове, – говорил он, – но голова к месту».

Против Изяслава вооружился за нарушение старшинства дядя его Юрий Долгорукий; произошла упорная борьба за Киев, в которой принимали участие другие русские князья, а также венгры и половцы. Два раза изгоняемый из Киева Юрием, но не желавший уступить ему, Изяслав отдал Киев старшему, но неспособному дяде Вячеславу Владимировичу (1151 – 1154 гг.), и под его именем правил Киевом до своей смерти. После Изяслава II Юрий Долгорукий окончательно занял Киев и владел им до смерти (1157 г.).

После Юрия Киев опять переходил из рук в руки и наконец достался Мстиславу II Изяславичу, но его двоюродный дядя, сын Долгорукого, Андрей Юрьевич Боголюбский вооружился против него за нарушение прав старшинства. В 1169 г. Киев был взят Андреем, разграблен и должен был уступить первенство в русской земле Владимиру-на-Клязьме.

Во второй половине XII в. переходы князей по старшинству из одной волости в другую прекратились. Русь распадалась на несколько отдельных самостоятельных княжеств или земель, границы которых отчасти соответствовали границам земель первоначальных славянских и финских племен, но земли эти теперь уже назывались по городам, а не по племенам. В каждой из этих земель утвердилась одна какая-либо ветвь Рюриковичей с одним великим князем в главном городе земли и младшими удельными в младших городах и между ними – уже в этих мелких областях – пошли те же усобицы за старшинство и за уделы. Хотя некоторые князья еще спорили за Киев, он утратил былое значение, и место главного центра Руси занял Владимир. Остальные княжества были следующие: ростово-суздальское, киевское, черниговское, северское, муромское, рязанское, полоцкое, смоленское, волынское, галицкое и новгородское. Из всех этих княжеств во второй половине XII в. возвысилось над прочими Ростово-Суздальское, где начала складываться великорусская народность.

 

977 Первая усобица на Руси. Победа Владимира Святославича

Читайте также

5. Первая победа

5. Первая победа Он зело стыдобил княгиню-мать, Он ее вопрошал с презрением: «Не срамно ль дружину нам потешать непотребным, чужим крещением?!» И. Кобзев, «Витязи» Естественно, предложение Ольги встретили в Священной Римской империи с восторгом. На Русь немедленно выехал

Первая усобица на Руси

Первая усобица на Руси Перед отъездом из Киева на Дунай Святослав распорядился о судьбе трех своих сыновей. Старшего, Ярополка, он оставил в Киеве; среднего, Олега, отправил княжить в землю древлян, а младшего, Владимира (Вольдемара), посадил в Новгороде. Итак, у власти в

Правление на Руси Владимира

Правление на Руси Владимира Итак, Владимир Святославич стал княжить в Киеве. Множество проблем навалилось на него. С большим трудом ему удалось уговорить пришедших с ним варягов не грабить Киев. Он постарался их выпроводить из Киева в набег на Византию, предварительно

5. Первая победа

5. Первая победа Он зело стыдобил княгиню-мать, Он ее вопрошал с презрением: «Не срамно ль дружину нам потешать непотребным, чужим крещением?!» И. Кобзев, «Витязи» Естественно, предложение Ольги встретили в Священной Римской империи с восторгом. На Русь немедленно выехал

Глава 8 Правление Владимира Святославича

Глава 8 Правление Владимира Святославича Начало Год рождения Владимира Святославича (умер в 1015) неизвестен. Вероятнее всего, он родился между 955 и 966 годами. Сын великого князя Святослава родился от ключницы княгини Ольги, рабыни Малуши из города Любеча. Многоженство было

Дружинный пир князя Владимира Святославича.

Дружинный пир князя Владимира Святославича. Миниатюра Радзивиловской летописи. XV

§ 7. Новая смута на Руси и утверждение в Киеве Владимира

§ 7. Новая смута на Руси и утверждение в Киеве Владимира Деятельность Святослава на Балканах не принесла Руси ни успеха, ни пользы. Множество лучших воинов сложили там свои головы. Это, очевидно, способствовало известному повороту в политике его наследников. В качестве

Победа Владимира Храброго

Победа Владимира Храброго Один из татарских отрядов доскакал до Волока Дамского – и под его стенами был наголову разбит ратью серпуховского князя Владимира Андреевича Хороброго. Двоюродного брата Дмитрия Донского, внука Ивана Калиты, героя Мамаева побоища. После этого

§ 10. Христианство на Руси до князя Владимира

§ 10. Христианство на Руси до князя Владимира Не достигшее большого развития и не имевшее внутренней крепости языческое миросозерцание наших предков должно было легко уступать посторонним религиозным влияниям. Если славяне легко примешивали к своим суевериям суеверия

Княжение Святослава Игоревича и сына его Владимира Святославича

Княжение Святослава Игоревича и сына его Владимира Святославича Святослав Игоревич (942–972), великий князь Киевской Руси, стал править сразу после гибели своего отца в 945 году, то есть с трёх лет. В полную силу же он вошёл в середине 60-х годов.Христианская вера была ему чужда,

Глава III. Свобода веры и совести в казачестве. — Первая казако-панская усобица. — Три характеристические черты казацких бунтов. — Католический бискуп в качестве примирителя казаков с Киевом. — Признаки разложения Польши. — Вторая казако-панская усобица.

Глава III. Свобода веры и совести в казачестве. — Первая казако-панская усобица. — Три характеристические черты казацких бунтов. — Католический бискуп в качестве примирителя казаков с Киевом. — Признаки разложения Польши. — Вторая казако-панская усобица. Ни запорожским

4 РУСЬ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВЛАДИМИРА И ЯРОСЛАВА МУДРОГО. РАСЦВЕТ КИЕВСКОЙ РУСИ

4 РУСЬ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВЛАДИМИРА И ЯРОСЛАВА МУДРОГО. РАСЦВЕТ КИЕВСКОЙ РУСИ При Владимире Киевская Русь уже приобрела черты раннефеодальной монархии. Впоследствии при Ярославе Владимировиче эти черты получили дальнейшее развитие. Структура политического устройства

Культура Киевской Руси во время правления Владимира Мономаха

Культура Киевской Руси во время правления Владимира Мономаха Мономах проявил себя не только как видный полководец и мудрый политик, но и как властный и в то же время добрый, рачительный хозяин, истинный христианин. На закате жизни Владимир Мономах написал свое знаменитое

13. Свидетельство фотия о христианстве на Руси до Владимира

13. Свидетельство фотия о христианстве на Руси до Владимира Кроме двух бесед Фотия, сообщающих нам в высшей степени важные сведения о походе руссов в 860 году на Царьград, имеется еще документ первостепенного значения, подтверждающий выводы, полученные нами из анализа

§ 7. Новая смута на Руси и утверждение в Киеве Владимира

§ 7. Новая смута на Руси и утверждение в Киеве Владимира Деятельность Святослава на Балканах не принесла Руси ни успеха, ни пользы. Множество лучших воинов сложили там свои головы. Это, очевидно, способствовало известному повороту в политике его наследников. В качестве

3. О первом крещении Руси до Владимира

3. О первом крещении Руси до Владимира Вопрос о первом крещении Руси еще до Владимира Великого до сих пор является предметом споров и разноголосицы.Мы уже разбирали вопрос о крещении князя Аскольда, здесь мы займемся всем вопросом в целом и покажем, что вопрос решается

Борис и Глеб. Первые святые Руси

ЛЮБИМЫЕ СЫНОВЬЯ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА

У великого князя Владимира Святославовича, крестителя Руси, было не меньше двенадцати сыновей. Они выросли людьми очень разными: все приняли крещение, но не все в равной степени прониклись истинами веры. А любимцами Владимира были Борис (княжил в Ростове) и Глеб («сидел» в Муроме) — отпрыски от болгарской, последней взятой им в язычестве жены.

Оба сына «болгарыни» выделялись отсутствием обычной для киевского дружинного двора воинской гордыни и крайней набожностью. «Сей благоверный Борис, — писал автор его жития, — благого корня сын, послушен отцу был, покоряясь во всем отцу. Телом был красив, высок, лицом кругл, широкоплеч, в чреслах тонок, с очами добрыми, весел лицом. И хотя малого возраста и с младым еще усом, но светился по-цесарски, крепкий телом, всячески украшен, как цветок, цветущий в юности своей, в войнах храбр, в советах мудр и разумен во всем, и благодать Божья цвела на нем».

Владимир видел в нем достойного наследника. И это вызывало естественную ревность старших братьев — Ярослава и особенно Святополка. К назревавшей междоусобице привело и более глубинное обстоятельство. Посаженные в окраинные города, окруженные местной дружиной, сыновья Владимира проникались заботами новых своих земель. И недовольством тамошней знати: ведь у нее при Владимире забирали не только дань, но и лучших воинов; особенно недоволен был набиравший силу Новгород.

При этом и Святополк, женатый на дочери польского князя Болеслава, и Ярослав, которому служили скандинавские наемники, находились в тесном контакте с внешними силами.

Первым на тропу войны вступил ненавидевший Владимира и братьев Святополк — рука об руку со своим тестем Болеславом.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО СВЯТОПОЛКА

Заговор провалился, Святополк очутился в киевском заточении. В ответ Болеслав в 1013 году начал войну с Русью. А спустя год уже Ярослав неожиданно отказался платить отцу дань. Для защиты Новгорода он призвал новые отряды шведских и норвежских викингов. Впрочем, до прямого столкновения не дошло. «Бог не дал дьяволу радости», — повествует летописец.

Но 15 июля 1015 года умер Владимир. И тлевший огонек смуты вспыхнул костром.

Ни Бориса, ни Глеба не было в Киеве — первого отец послал с киевской ратью к степным рубежам, опасаясь вторжения кочевников-печенегов; второй находился в Муроме. В отсутствие сыновей «болгарыни» киевская знать освободила и возвела на трон решительного и коварного Святополка.

Вестник с сообщением о смерти отца встретил Бориса, когда тот во главе восьмитысячного войска возвращался в Киев. Отойдя от города, опечаленный сын встал лагерем у реки Альты. На совет собралась дружина. Приближенные покойного князя были единодушны: «Вот, есть у тебя дружина отца и все воины под рукой. Пойди и сядь в Киеве на столе отцовском».

Но ответ Бориса, не желавшего разжигать еще одну междоусобную войну, был суров: «Не будет того, чтобы поднял я руку на брата своего, к тому же и старшего. Если отец мой умер, то он мне будет вместо отца».

Борис вовсе не был наивен. Он прекрасно понимал, что Святополк не испытывает к нему ни малейших братских чувств. И знал, чем грозит ему компромисс: «Сердце мое горит, душа мою мысль смущает, и ведаю, к кому обратиться и к кому сию горькую печаль простереть? К брату ли, который стал мне вместо отца? Но тот, мню, к суете мирской прислушивается и об убиении моем помышляет…» Однако нежелание участвовать в братоубийственной распре оказалось важнее забот и собственной судьбы.

И это было совершенно непонятно для закаленных в боях воинов Владимира, участников многих междоусобиц. Более того, отказ Бориса воевать за престол со Святополком их возмутил и оскорбил.

Дружина немедленно покинула лагерь на Альте. Следом ушло и киевское ополчение, без зазрения совести переметнувшееся к Святополку. С Борисом осталась лишь его младшая дружина — ростовские «отроки».

«ОБ УБИЕНИИ МОЕМ ПОМЫШЛЯЕТ…»

Киевляне оставили Бориса в субботу, 23 июля. В тот же день от Святополка из столицы прибыл гонец — с благостным посланием: «Брате, — передал он Борису слова великого князя, — хочу с тобой любовь иметь и к отеческим даяниям придадим тебе». Но Борис уже знал, чего ждать. Весь день и следующую ночь ростовский князь провел в своем шатре, в слезах, молитвах и тягостных раздумьях.

Смерть была уже на пороге.

Ночью Святополк направился к своим сторонникам в Вышгород, укрепленную княжескую резиденцию неподалеку от Киева. Именно Вышгороду самозванец был обязан своим восхождением на престол. Здесь он и призвал к себе четырех бояр — Путшу, Тальца, Еловича и Ляшко: «Поведайте мне по истине, принимаете ли вы меня всем сердцем?» — «Все мы можем головы положить за тебя», — ответствовал старший Путша. — «Раз принимаете меня всем сердцем и головы обещаете положить за меня, — сказал на это Святополк, — то, братия моя, тайно отправившись и улучив время, убейте брата моего Бориса там, где найдете его».

Заговорщики явились к опустевшему стану на Альте в предрассветный час 24 июля. Но Борис встал еще раньше: приказав своему духовнику начинать заутреню, сам громко запел молитвы. Третьим в шатре был телохранитель князя — венгр Георгий, которому Борис за верную службу пожаловал некогда дорогое шейное украшение — золотую гривну.

На голос князя, поющего псалмы, и поспешили убийцы. Борис, услышав «злой шепот» за пологом своего шатра, снова лег на ложе — готовый встретить смерть. Спустя миг шатер окружили воины с обнаженными мечами и копьями. Четверо вожаков вонзили в князя копья сквозь полог. В последний момент Георгий прикрыл Бориса своим телом — и пал бездыханным.

Но князь был еще жив.

«В оторопи» Борис выбежал из шатра. Сами оторопев, вышгородцы крикнули своим: «Что стоите и смотрите? Вперед, совершим приказанное нам!» Борис упал под ударом меча. Последними его словами были слова молитвы.

А в лагере началась бойня, в которой погибли почти все ростовские отроки. Убийцы оказались еще и мародерами, попытавшись снять с шеи Георгия дорогую гривну. Когда это не получилось, обезглавили мертвого венгра. Из-за этого позже никто не смог опознать его тело.

Завернув тело Бориса в его собственный шатер, Путша со своими присными повезли убитого в Вышгород. При подъезде, «на бору», Борис пошевелил головой. Убийцы убедились: князь еще дышит. Не решаясь сами докончить начатое, послали к Святополку. Тот немедля отправил навстречу дрогам двух наемников-варягов, один из которых и ударил Бориса мечом в сердце.

Князя тайком закопали в Вышгороде при выстроенной его отцом церкви святого Василия.

Следующей мученической жертвой стал Глеб.

УДАР В СПИНУ

План Святополка был прост: истребить всех сыновей Владимира и объединить Русь под своей властью. В Муром прибыл посланец из Киева, сообщивший Глебу: «Пойди спешно — отец тебя зовет, и весьма нездоров он». В то времялюбимцу Владимира было чуть более 25 лет. Описывают его как человека чистого и набожного, подчас по-детски наивного, располагавшего к себе всех.

Глеб отправился из Мурома на корабле, а затем волоком от Волги к Днепру. 5 сентября 1015 года близ Смоленска его нагнали гонцы брата Ярослава, новгородского князя. До того дошли вести о событиях в Киеве, он понял, что всем Владимировичам грозит одна опасность. Посланники передали Глебу: «Не ходи, отец твой умер, а брат убит Святополком».

Глеб «возопил со слезами», оплакивая отца и брата: «Увы мне, Господи! Лучше бы мне умереть с братом, нежели жить на свете этом!» А судьба уже приближалась к нему: на реке показались несколько ладей с посланниками Святополка. Возглавлял убийц некто Горясер. Они окружили ладью Глеба и обнажили оружие. Муромский князь, не желая напрасного кровопролития, велел своим малочисленным дружинникам-«отрокам» высадиться на берег. В ладье с Глебом остался только его повар Торчин, кочевник-торк.

Несколько воинов перепрыгнули в ладью князя. Предания донесли до нас его последнюю молитву — за умерших отца и брата, за Ярослава, за самого убийцу Святополка. И слова, с которыми он обратился к подручным Горясера: «Раз уж сотворили, приступив, так сотворите то, на что посланы». Горясер велел зарезать Глеба, но сообщникам не пришлось этого делать. Охваченный ужасом Торчин предал своего господина: выхватил свой нож и перерезал Глебу горло.

Тело князя бросили в пустынном месте на берегу, между двумя «колодами», где оно долгое время лежало в безвестности.

МЕСТЬ ЯРОСЛАВА

А Святополк продолжал выполнять свой план. Прозванный за братоубийство Окаянным, он намеревался истребить всех оставшихся Владимировичей. Следующей его жертвой стал древлянский князь Святослав, пытавшийся, в отличие от Бориса и Глеба, спастись бегством в Венгрию. Киевские убийцы настигли его в Карпатских горах.

Но Ярослава, собравшего в Новгороде все свои русские и варяжские силы, Святополку победить не удалось. В кровавой войне Киев не раз переходил из рук в руки. Не только желание захватить власть двигало Ярославом — он хотел отомстить за братьев.

И вот в 1019 году последовала решающая битва на реке Альте, на месте гибели Бориса. Перед боем Ярослав воздел к небу руки и произнес: «Кровь брата моего вопиет к тебе, Владыко! Отомсти за кровь праведника сего, как отомстил за кровь Авеля, наложив на братоубийцу Каина стенание и трепет. Так наложи и на этого». В последний раз наголову разгромил Ярослав пришедшего с печенегами Святополка, после чего тот безвестно сгинул…

PS

Вскоре после победы по велению Ярослава Борис и Глеб были перезахоронены в Вышгороде. Установилось почитание их как святых. Это были первые собственно русские святые, признанные всей Русской Церковью и греческим духовенством.

Борис и Глеб не могли остановить своей гибелью усобицу. И она не завершилась победой над Окаянным. Но братья отдали жизнь за то, чтобы самим не нарушить утверждающийся на Русской земле новый нравственный идеал, не отступить от Православия. Потому и приравняла их Церковь к святым мученикам за веру.

Их гибель и посмертное торжество стали еще одной моральной победой христианства над древним правом крови и мести.

«Рюриковичи». Документально-игровой фильм. 3 и 4 серии

Восьмисерийный документально-игровой фильм рассказывает об одной из старейших династий Европы. Князья и цари из дома Рюриковичей правили страной непрерывно на протяжении 740 лет. За это время созданное ими Русское государство выросло до размеров 5,4 миллиона квадратных километров и стало больше всей Европы.

История династии началась одновременно с историей государства. Однако начало это скрыто в густом тумане легенд. Мы никогда не узнаем, кем на самом деле был легендарный варяг Рюрик и был ли он реальным историческим лицом. Зато мы знаем, кем были его потомки. Среди них были поэты и воины, святые и разбойники, законодатели и братоубийцы. Одни восходили на престол по праву рождения, другие — по приглашению, третьи — по трупам родных братьев, но законной их власть над огромной страной делала сама принадлежность к правящему дому Рюриковичей.

В истории династии было все: завоевания и потери, любовь и предательство, интриги и новые законы, яростная борьба за власть и высокое самопожертвование, пепел пожарищ и создание мировых шедевров. Рюриковичи укрепляли, обороняли, расширяли свое государство: кто-то — огнем и мечом, кто-то — миром и договором. Во время их правления сформировалась русская нация и возник феномен русской культуры. Именно Рюриковичи создали ту самую страну — трансконтинентальную полиэтничную державу, — в которой мы сегодня живем.

Фильм третий

Владимир Всеволодович (Мономах)

Его призвали на великое княжение Киевское сами киевляне, уставшие от бесконечной смуты и смены князей. На некоторое время ему удалось «потушить» пожар княжеских усобиц. Талантливый полководец, он разгромил половцев и создал систему защиты границ. Единственный из всех русских князей, он оставил автобиографические записки, известные как «Поучение Владимира Мономаха». Именно с его именем московские книжники ХV века связали легенду о появлении на Руси царских регалий, будто бы полученных от византийского императора, в том числе так называемой «шапки Мономаха». Канонизирован в лике благоверного. Из всей династии Рюриковичей именно Владимир Мономах остался в исторической и народной памяти как идеальный правитель. Он указал русским князьям путь к сохранению Руси как единого целого, скрепленного не только политическими, но и духовными узами. Для того, чтобы вступить на этот путь, требовались не столько политическая воля, сколько умение пожертвовать выгодой ради высокой цели, и способность сохранять в душе «страх Божий».

Фильм четвертый

Юрий Владимирович (Долгорукий)

В историю он вошел как основатель будущей столицы Русского государства, как князь, положивший начало династии владимиро-суздальских и московских правителей, устроитель Северо-Восточной Руси, ставшей ядром будущей Великороссии. Во время правления Юрия далекое захолустье стало постепенно превращаться в один из наиболее высокоразвитых регионов Руси. Но Долгорукий всю жизнь рвался к киевскому престолу, и когда получил его, киевляне сочли его чужаком и узурпатором, и в скором времени он погиб от яда.

Андрей Юрьевич (Боголюбский)

В его правление самым могущественным на Руси стало его собственное княжество — Владимиро-Суздальское. Он изменил политическую систему, сделав великим княжением не Киевское, а Владимирское. Опираясь не на родовое боярство, а на младших дружинников, заложил основы будущего дворянства. При нем были построены знаменитые владимирские храмы, ставшие шедеврами мировой архитектуры. В XVIII веке канонизирован в лике благоверных. 

Народные восстания, Феодальные усобицы на Руси

1. Народные восстания в XI в.

Все более усиливалось сопротивление смердов и городской бедноты феодальному гнету. Особенно обострялось оно в годы бедствий — неурожаев, голодовок. В 1024 г. в Суздальской земле был сильный неурожай, а местная знать спрятала большие запасы хлеба. Народным недовольством воспользовались старые языческие жрецы — волхвы. Народ поднялся против знати, требуя хлеба, а заодно протестуя против христианской церкви — нового угнетателя-феодала.

Киевский князь пришел в Суздаль со своей дружиной, подавил народное движение, многих казнил или заточил в тюрьму.

В самом Киеве в 1068 г. трудовой народ восстал против князя. В это время с востока появились новые опасные кочевники, угрожавшие Киеву,- половцы. Войско киевского князя Изяслава потерпело от них поражение. Изяслав спрятался за городскими стенами — Киевская земля оказалась без военной защиты. Тогда городские и окрестные жители созвали на Торговой площади Киева вече.«Половцы распространились по земле! — кричал народ на вече.- Дай, князь, оружие и коней, мы будем биться с ними!»

Князь отказался дать коней и оружие. Он боялся, что это оружие народ повернет против него и бояр. Тогда началось восстание. Народ выгнал князя Изяслава из города, захватил его дворец, поделил его имущество. На вече решили передать власть другому князю. Половцам был дан отпор.

Но через несколько месяцев князь Изяслав, бежавший в Польшу, вернулся с отрядом польских войск и жестоко расправился с восставшими.

 

 

2. Ослабление власти великого киевского князя.

 Во второй половине XI в. власть киевских князей заметно ослабла. Когда у феодалов было еще мало земли с зависимыми крестьянами, киевский князь делился с ними получаемой с населения данью. Он возглавлял военные походы, во время которых в их руки попадала большая военная добыча. Но к середине XI в. местные князья и бояре сосредоточили в своих руках большие земельные владения.

С зависимых крестьян и ремесленников они стали получать больше продуктов и изделий и меньше нуждались в походах великого князя за военной добычей и данью.

Экономические связи между различными частями древней Руси были слабыми. Полностью господствовало натуральное хозяйство: почти все продукты и изделия, необходимые феодалам, производились в их вотчинах. Это усиливало независимость местных князей.

Стала возрастать и политическая самостоятельность отдельных русских земель. Князья и бояре стремились укрепить свои владения, усиливали дружины для борьбы против сопротивляющихся закабалению смердов.

Постепенно укреплялась власть местных князей. Каждый из них чувствовал себя полным господином в своих владениях, не хотел считаться ни с соседними князьями, ни даже с великим князем киевским.

 

3. Феодальные усобицы.

Междоусобные феодальные войны — усобицы—  все больше охватывали древнюю Русь.

Из истории средних веков вы знаете, что феодалы стремились отнять друг у друга землю вместе с жившими на ней крестьянами. Чем больше укреплялись князья в своих владениях, тем чаще происходили между ними военные столкновения. Ни слабеющая власть великого киевского князя, ни близкое родство враждующих между собой князей не могли их остановить.

В 1097 г. наиболее влиятельные князья съехались в Любеч. Они пытались прекратить усобицы. «Зачем,- говорили они,- губим мы Русскую землю, сами замышляя друг на друга крамолу (заговор), а половцы раздирают нашу землю и рады, что мы воюем между собой! Отныне будем все единодушны!»

И решили: забыть свои распри и сообща оборонять Русскую землю от половцев. Каждый должен был владеть «отчиною своею», т. е. тем княжеством, которым владел его отец. А если кто из князей пойдет войной на другого, то он будет наказан всеми князьями как клятвопреступник.

Однако прекратить феодальные усобицы не удалось.

 

4. Восстание в Киеве в 1113 г.

В Киеве вспыхнуло новое восстание городской бедноты. Киевский князь не только увеличил поборы с населения, но стал спекулировать солью: он скупал ее по дешевой цене, а продавал по дорогой. Ростовщики, пользуясь поддержкой князя, опутывали высокими процентами каждого, кто обращался к ним за ссудой. Узнав, что ненавистный князь умер, народ бросился громить дома его ближних бояр и ростовщиков.

Напуганная феодальная знать и богатые купцы укрылись в Софийском соборе. Они решили призвать в Киев нового князя, который сумел бы подавить возмущение. Выбор пал на переяславского князя Владимира, прозванного Мономахом (называли его так потому, что он был внуком византийского императора Константина Мономаха). Срочно направили к Владимиру посольство. «Приходи, князь, в Киев; если не придешь, то знай, что много зла сделается — пойдут на бояр и на монастыри».

Новый князь пришел в Киев с сильной дружиной. Восстание было подавлено. Однако Владимир понимал, что без уступок не обойтись. Он запретил брать слишком высокие проценты за долги. Был издан закон, несколько облегчивший положение сельской и городской бедноты.

 

5. Владимир Мономах.

Великим киевским князем теперь стал Владимир Мономах (1113-1125). При нем власть киевского князя снова укрепилась. Другие князья были ему покорны. На время прекратились распри между феодалами.

Восстановилась и военная мощь государства. Удачные походы против половцев заставили их прекратить опустошительные набеги на Русь.

Еще более вырос международный авторитет Киевской Руси. Многие государи Европы стремились породниться с могущественным киевским князем. Владимир Мономах был женат на дочери английского короля, его сестра вышла замуж за германского императора, а дочь- за венгерского короля.

Владимир Мономах был одним из наиболее просвещенных людей того времени.

В «Поучении», составленном им для своих сыновей, он писал: «Что умеете, того не забывайте доброго, а чего не умеете, тому учитесь». «Дети,- внушал он им,- не бойтесь ни рати, ни зверя, делайте дело мужчин».

Попытки Владимира Мономаха укрепить единство древней Руси привели лишь к временному успеху. Хотя киевского князя и дальше называли великим князем и он считался старшим среди других князей, но прежней власти у него над ними уже не было.

Отношения между феодалами, сложившиеся тогда в древней Руси, можно себе представить в форме «феодальной лестницы». В Киеве княжил великий князь. В других городах и землях были младшие (удельные) князья. Они должны были подчиняться великому князю. У каждого князя было войско — дружина. Наиболее знатные и богатые дружинники — бояре — имели свои дружины.

Развитие феодальных отношений вело тогда ко все большему обособлению отдельных княжеств и к ослаблению власти великого киевского князя. Остановить этот процесс было невозможно. К середине XII в. Русь раздробилась на множество самостоятельных княжеств.

  • < Развитие феодальных отношений, «Русская Правда»
  • -> Культура древней Руси >

Причины и возможные решения конфликта между Украиной и Россией

Это отрывок из Источники российской политики великих держав: Украина и вызов европейскому порядку . Загрузите бесплатную копию на E-International Relations

Продолжаются разногласия по поводу причин и возможных решений конфликта между Украиной и Россией. Мы осторожно используем слово «решения», потому что у нас мало шансов восстановить уровень доверия или нормы, которые преобладали до 2014 года.В этом кратком заключении мы изложили некоторые ключевые выводы книги и рассмотрим их значение для будущего. Во-первых, эта книга отличается от многих других своим пониманием хронологии конфликта. Конфликт, возникший в 2014 году, имел свои корни в самом начале периода после холодной войны, потому что с самого начала Россия стремилась помешать Украине получить независимость, а когда это было неизбежно, стремилась ограничить ее как с точки зрения суверенитета, так и с точки зрения ее суверенитета. территория. Как проницательно отмечает Анджела Стент, «Every U.Президент С. с 1992 года вступил в должность, полагая, что, в отличие от своего предшественника, он сможет наладить и поддерживать новые, улучшенные отношения с Россией … Однако каждая перезагрузка заканчивалась разочарованием для обеих сторон »[1]. Точно так же структурные проблемы подрывают усилия по восстановлению украинско-российских отношений; даже самые пророссийские президенты Украины (Кучма и Янукович) изо всех сил пытались найти стабильное соглашение с Россией.

С точки зрения национальной идентичности и тактики история начинается еще раньше.Как показано в главе 2, подход к информационной войне и использование нетрадиционной тактики («активные меры») имеет глубокие корни в советское время, даже если в конкретной тактике кибервойны использовались преимущества современных технологий. Распространение дезинформации, наглой лжи, «что насчет» [2] и целенаправленное насилие — все это тактика, которую использовал Советский Союз, особенно в его давней борьбе против движения за независимость Украины. Как показано в третьей главе, концепция российской национальной идентичности, в том числе точка зрения о том, что русские и украинцы являются одним народом, имеет источники, уходящие в глубь веков.

Это не означает, что военный конфликт был неизбежен или что события 2013–2014 годов не предоставили России дополнительных стимулов и возможностей для применения силы. Но это указывает на то, что желание пересмотреть территориальное устройство на Украине возникло не в ответ на расширение НАТО или ЕС. Хотя эти события, несомненно, рассматривались как опасные для интересов России, заинтересованность России в контроле над Украиной возникла раньше них.

Забегая вперед, это толкование имеет важные последствия.Хотя характер режима Путина помогает объяснить решение о вмешательстве в Украину в 2014 году, представление о том, что Украина частично или полностью является территорией России, не ограничивается Путиным или узкой частью российской элиты. В той степени, в которой миф о русском творении сосредоточен на событиях в Киевской Руси, и в той степени, в которой территориальная экспансия при Екатерине Великой рассматривается как основа для Новороссии , кажется, что территориальные устремления России в Украине не были удовлетворены. .Усилия по продвижению дальнейшего сепаратизма в НовоРоссия в 2014 году показали, что при наличии возможности гораздо больший кусок украинской территории мог бы попасть под влияние российских марионеток.

Это приводит нас ко второму важному выводу: реалистический анализ, хотя и вносит большой вклад в понимание динамики конфликта, не дает четких рекомендаций по политике без помощи дополнительных предположений. Самый известный реалистический анализ конфликта, сделанный Миршаймером, основан на предположении, что Россия была оборонительной державой, защищающей статус-кво.В той мере, в какой это предположение верно, принятие Западом этого статус-кво можно рассматривать как основу для стабильного мира в будущем.

Однако предположение, что Россия стремится к дальнейшему пересмотру статус-кво, столь же правдоподобно. Территориально, зонд НовоРоссия , угрозы в адрес прибалтийских государств и продолжающееся давление на линии фронта на Донбассе указывают на то, что Россия может занять больше территории, если сможет это сделать. Точно так же, как мало кто ожидал, что Россия захватит Крым в 2014 году, несмотря на ее долгую историю притязаний на эту территорию, нам, возможно, следует серьезно отнестись к намекам России в отношении Киева и Новороссии.Иными словами, немного изменив территориальный статус-кво 1991 года, удовлетворится ли Россия тем, что этот статус-кво по-прежнему оставляет западную границу ее влияния далеко на восток от того, где она находилась с 1945 по 1989 год, и оставляет Одессу и Киев вне ее контроля. ? Оставляя в стороне вопрос о том, насыщена ли Россия территориально, она явно стремится к пересмотру норм, которые, по мнению Европы и США, лежали в основе безопасности Европы с 1989 года, две из которых заключаются в том, что на выбор государства в отношении институциональной принадлежности не может наложить вето третьими сторонами. и что границы не будут изменены силой.[3]

Следовательно, в зависимости от того, считаем ли мы, что Россия удовлетворена статус-кво или нет, реализм указывает Западу на противоположные стратегии. Если Россию устраивают Крым и Восточная Украина, тогда Запад может помочь своей безопасности, согласившись на эти достижения и, таким образом, сделав Россию менее агрессивной. Но если Россия не удовлетворена, то реализм, как он традиционно делал, советует встречать власть силой. Самый основной реалистический аргумент заключается в том, что сила является решающим фактором результатов, поэтому, если не будет согласия по разделительной линии между сферой России и Западом, то она будет определяться применением силы или угрозой применения силы.С этой точки зрения, лучший способ предотвратить конфликт — это сдержать его силой.

Очевидно, Запад ошибся, полагая, что Россия может быть удовлетворена интеграцией Украины в западные институты. Но остается неясным, чем будет удовлетворена Россия. Сами российские лидеры могут не соглашаться и даже не иметь фиксированной идеи. Точно так же, как возможность вступления Украины в НАТО не была на экране радаров Запада в 1991 году, представление России о том, где может закончиться сфера ее интересов, вполне могло быть определено как возможностью, так и каким-то заранее определенным представлением.Как бы трудно ни оценивать намерения, оглядываясь назад (ученые до сих пор расходятся во мнениях относительно того, что двигало советской политикой во время холодной войны), еще труднее оценить их, глядя в будущее. В результате мы должны по-прежнему ожидать, что политические рекомендации в отношении украинско-российского конфликта будут отражать предположения авторов в такой же степени, как и любой анализ, основанный на этих предположениях.

Третий вывод: конфликт будет нелегко. Неоднократные попытки прекращения огня длились не более суток, а предложение Украины пригласить миротворцев ООН на Донбасс было заблокировано Россией.[4] Предложение России о миротворцах было отклонено Украиной и США по основному вопросу о том, где их разместить. Украина и США стремятся иметь миротворцев на международно признанной российско-украинской границе, в то время как Россия предложила разместить их на линии прекращения огня. Поэтому предложение Путина напоминало более ранние предложения во время президентства Ельцина, когда миротворцы «СНГ» (читай по-русски) замораживали конфликты, которые российские ставленники выиграли на линии прекращения огня в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии.Возможно, вместо того, чтобы думать о том, как разрешить конфликт, нам следует думать о том, как с ним справиться. Именно в этом отношении аналогия с холодной войной может быть наиболее плодотворной. Хотя дискуссии с обеих сторон о победе в «холодной войне» никогда не прекращались, с течением времени все большее внимание уделялось управлению конфликтом, чтобы свести к минимуму опасность его выхода из-под контроля.

Конфликт вряд ли разрешится по двум причинам. Во-первых, мнения разных сторон об источниках конфликта и приемлемых решениях сильно расходятся.Несмотря на то, что многие на Западе признают, что Россия вряд ли откажется от аннексии Крыма, и готовы с этим согласиться, признать это официально и узаконить будет намного сложнее. Это тем более верно для правительства Украины. Если предположить, что территория не будет возвращена Украине, для полного разрешения конфликта потребуется найти способ узаконить аннексию России, и не похоже, чтобы многие на Западе или в Украине были близки к тому, чтобы найти это частично приемлемым. потому что это может создать опасный прецедент.Во-вторых, ущерб, нанесенный различным отношениям, нелегко исправить, даже если бы было желание сделать это (а это само по себе сомнительно).

Предположение после 1991 года о том, что гармония интересов в значительной степени заменила конфликт интересов в отношениях Запада с Россией, помогло сгладить большое количество разногласий. Теперь предположение, что обе стороны являются противниками, снова подрывает сотрудничество. Доверие минимально, а недобросовестность широко распространена, что подрывает условия даже для поиска общих интересов.Более того, в США и России (а также, возможно, в других странах) внутренняя политика поощряет враждебную позицию по отношению к другой стороне. Особенно после кампании влияния России на президентских выборах 2016 года, будет очень трудно представить, что администрация США заключает сделки с Россией. На протяжении большей части холодной войны попытки конструктивного отношения к России приводили к обвинениям в наивности или «мягкости». Сегодня это может привести к обвинениям в государственной измене.

Этот повышенный уровень враждебности означает, что даже если бы была заключена сделка с целью признания нового статус-кво, включая суверенитет России над Крымом и Восточной Украиной, ни отношения России с Западом, ни Украина не могли бы вернуться к довоенному состоянию доверия, каким бы низким оно ни было. .Западные правительства должны будут продолжать жить в соответствии с новым предположением, что военные действия теперь являются частью отношений между этими странами.

Основным последствием российской интервенции в Крым и на востоке Украины является то, что «состояние войны» теперь снова преобладает в Европе, в том смысле, в котором Гоббс считает, что война «на столе», даже если она не ведется активно. Даже если те, кто считал, что война исключена из европейских международных отношений, были наивны, эта точка зрения оказала сильное влияние на характер отношений между Западом и Россией, а следовательно, и на Украину.Это доверие потенциально могло стать таким же сильным, как доверие между Германией и Францией, где вера в невозможность войны помогает сделать это так. Вместо этого мы наблюдаем ремилитаризацию отношений между Востоком и Западом.

Такое обсуждение выводов опровергает тот факт, что на данный момент у нас гораздо больше вопросов, чем ответов о развивающемся характере отношений между Западом, Россией и Украиной. Здесь мы указываем на два взаимосвязанных важных вопроса. Во-первых, как будут развиваться режимы в России и Украине, а во-вторых, как это повлияет на их отношения друг с другом и с Западом.

В то время как Россия, похоже, находится в периоде международного господства, большинство наблюдателей считают, что внутри страны она нестабильна. Экономика по-прежнему сильно зависит от природных ресурсов и страдает от коррупции и кланового капитализма. Политическая система становится все более персонализированной, что приводит к вопросу о том, сможет ли она выжить за пределами самого Путина. Мы просто не знаем. Мы также не знаем, что может заменить путинизм.

Будущее Украины также неопределенно.После двух якобы демократических революций политика страны, проводимая олигархами, практически не изменилась. Соревнование между олигархическими группами за власть и доступ к благам коррупции и ренты движет политической системой. Устойчивая поддержка реформ Западом после оранжевой революции привела к небольшому количеству реформ и никаких структурных изменений. После Евромайдана экономические, налоговые и энергетические реформы продвинулись вперед, но для Украины по-прежнему характерно олигархическое влияние на экономику и СМИ, ограниченный прогресс в преобразовании Украины в правовое государство и медленную борьбу с коррупцией на высоком уровне.В результате страна остается бедной и уязвимой для проникновения и влияния России и зависит от финансовой поддержки Запада. Порошенко продолжает в длинной череде украинских президентов поддерживать членство в НАТО и ЕС. «Единственный путь, который у нас есть, — это широкий евроатлантический автобан, который приведет нас к членству в ЕС и НАТО», — сказал Порошенко по случаю 26 годовщины независимости Украины, добавив, что Соглашение об ассоциации является «убедительным доказательством нашей окончательной — de facto и de jure — разрыв с империей ».[5]

Тем не менее, обе организации предлагают только интеграцию без членства; ЕС никогда не предлагал Украине перспективу членства, в то время как НАТО остыла в этом вопросе с 2008 года. НАТО остается осторожным из-за продолжающихся территориальных конфликтов с Россией, которые, если Украину предложат присоединиться, перерастут в войну НАТО. Кроме того, Запад постоянно разочаровывается неспособностью Украины выполнить все свои обязательства по реформированию, особенно в сферах верховенства закона и коррупции.

Как эта внутренняя политика повлияет на международную политику? Со времен холодной войны большая часть политики была основана на предполагаемой связи между демократией и миром, что вызвало насмешки со стороны ученых-реалистов. Вместо того, чтобы репетировать эти дебаты, мы спрашиваем, что нас ждет в будущем, если Россия станет более демократичной; или если в Украине нет.

Была бы более демократическая Россия более мирной Россией? Это было руководящим посылом западной политики не только с 1991 года, но и на протяжении всей истории.Это предположение никогда не могло быть проверено до 1991 года, и доказательства, полученные с тех пор, не являются окончательными. Но успех российских националистических партий на выборах и необходимость Ельцина использовать свои обширные полномочия для отпора реваншистам в 1990-е годы дают некоторые доказательства против аргумента, что демократическая Россия будет прозападной. Большинство россиян, независимо от их отношения к Путину, разделяют консенсус в отношении того, что Россия имеет право контролировать Крым и что украинцы — это не отдельный народ.

Повернется ли более автократическая Украина в сторону России? Люди как в России, так и на Западе предполагали это, но доказательства неоднозначны. Янукович был диктатором и искал поддержки своего автократии со стороны России, но он не всегда был добровольным участником усилий России по интеграции. Кучма, который подтолкнул Украину к конкурентному авторитарному режиму [6] в конце 1990-х — начале 2000-х годов и проложил путь Януковичу, чтобы попытаться украсть выборы 2004 года, также предпринял согласованные усилия по укреплению связей Украины с НАТО и консолидации Украины. «многовекторная» [7] внешняя политика.Запад поддержал деспотичные методы Кучмы по принятию конституции с очень сильными президентскими полномочиями, потому что это было сочтено необходимым для преодоления левых консерваторов в парламенте.

В целом, взаимосвязь между типом режима и внешней политикой менее ясна, чем многие думают. Это важный момент, потому что основным фактором, способствующим конфликту, было желание Запада распространять демократию (при условии, что, поступая так, они также распространяют мир), и желание России предотвратить это (предполагая, что, поступая таким образом, она препятствует объединению государств против этого).Обе политики основываются на предполагаемых связях между типом режима и внешней политикой, и поэтому обе опираются на хрупкий фундамент. По иронии судьбы, нарушение презумпции связи между типом режима и внешней политикой может помочь снизить напряженность здесь и в других местах.

t es

[1] Анджела Стент, «Америка и Россия: те же старые, такие же старые», The National Interest , сентябрь-октябрь 2017 г. http://nationalinterest.org/feature/america-russia-same-old-same- старый-21941

[2] «Whataboutism» — это термин, введенный западными дипломатами во время холодной войны для обозначения советской тактики противодействия любому обсуждению советских проступков, указав на какой-то не связанный с этим недостаток на Западе.The Economist отмечает всплеск тактики в 2008 году. См. «Whataboutism», The Economist , 31 января 2008 г. http://www.economist.com/node/10598774

[3] См., Например, Сергея Караганова. , «Победа России и новый концерт народов», Россия в глобальной политике, март 2017 г. . http://eng.globalaffairs.ru/pubcol/Russias-Victory-new-Concert-of-Nations-18641

[4] http://www.pravda.com.ua/news/2017/08/26/7153204/

[5] http: // www.President.gov.ua/news/vistup-prezidenta-pid-chas-urochistogo-zahodu-parad-vijsk-z-42878

[6] Порошенко еще раз подтвердил эти взгляды на отделение Украины от России в своем обращении к парламенту 7 сентября 2017 года. Http://www.president.gov.ua/news/poslannya-prezidenta-ukrayini- do-verhovnoyi-radi-ukrayini-pr-43086. Стивен Левицки и Лукан Уэй, «Рост конкурентного авторитаризма», Journal of Democracy , том 13, номер 2 (апрель 2002 г.), стр.51–65.

[7] Т. Кузио, «Ни Восток, ни Запад: политика безопасности Украины», Проблемы посткоммунизма , том 52, № 5 (сентябрь / октябрь 2005 г.), стр. 59–68.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Прогноз «жесткой силы» в России: краткий обзор

25 марта 2020 г.

Военная активность России на периферии и в ближнем зарубежье — обычное дело. Эта деятельность охватывает широкий спектр: от конфликтов на Украине и в Грузии, с одной стороны, до совместных учений с Беларусью, Китаем и Казахстаном, с другой.В последние годы российские войска начали отходить от этих традиционных областей операций: войска ведут боевые действия в Сирии с 2015 года; Москва отправила военные корабли к берегам ЮАР для учений с Китаем; и доставил в Венесуэлу стратегические бомбардировщики «Блэкджек» (Ту-160) с ядерным оружием.

Растущее глобальное присутствие российских вооруженных сил говорит о том, что Москва сохраняет значительную способность проецировать жесткую военную мощь. Однако их стратегия и инструменты значительно отличаются от американских.«Американский путь» основан на авианосцах, дозаправке в воздухе и базах за рубежом — трех областях, в которых России почти полностью не хватает. Однако, как демонстрируют ее действия в Сирии и в других местах, Россия проектирует по-своему и извлекает уроки и развивает из каждого опыта: как и почему Россия так проецирует военную мощь? Какие конкретные уроки Москва извлекла из своего опыта проецирования силы?

Согласно недавнему отчету Rand Corporation, у России есть пять широких стратегических приоритетов: во-первых, стратегическое сдерживание; во-вторых, региональное доминирование; в-третьих, экспедиционные возможности; в-четвертых, подготовка к большой войне; и в-пятых, внутренняя безопасность.Эти приоритеты определяют, как проецируется военная мощь.

Конкретные инструменты, которые Россия использует для достижения этих приоритетов, частично обусловлены отсутствием у нее оборудования, используемого для проецирования военной мощи «по-американски»; а именно авианосцы (нулевой функционал — класс «Кузнецов»), воздушные танкеры-заправщики (21 действующий — варианты «Ильюшин-78» (НАТО — Мидас)) и зарубежные базы. Для сравнения: военно-морские силы Народно-освободительной армии Китая имеют больше авианосцев «Кузнецов», чем Россия (два). Военно-морской флот США имеет 11 действующих авианосцев (19 с десантными кораблями), а ВВС — 212 самолетов-заправщиков (455, если включены воздушная национальная гвардия и резервы).У России есть планы по расширению этих возможностей, но быстрых решений нет.

Отсутствие оборудования заставило Россию полагаться на разнообразный инструментарий, отражающий ее сравнительные сильные стороны. Москва с большей вероятностью развернет обычные сухопутные войска, свое основное средство проецирования жесткой силы, в местах на своей периферии, таких как Украина или Грузия. В других странах асимметричные средства предпочтительнее традиционной военной мощи. К ним относятся, помимо прочего, экономическое / ресурсное принуждение (ОПЕК / Беларусь), информационные операции (Турция / США) и частные военные подрядчики (ЧВК) (Венесуэла / Судан).

Россия вводит в свой арсенал явное ядерное измерение, чтобы выступать дальше и противостоять Соединенным Штатам и НАТО. Важный компонент этого — хорошо просчитанная двусмысленность в отношении случаев, в которых Россия могла бы применить ядерное оружие. Например, последняя (2014 г.) военная доктрина гласит:

«Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение ядерного и других видов оружия массового уничтожения против нее и / или ее союзников, а также в случае агрессии против Российской Федерации с использование обычных вооружений, когда само существование государства находится под угрозой.”

Доктрина продолжает утверждать, что единственная задача ядерного оружия — предотвращение войны. Двусмысленность усугубляется отсутствием четкого определения того, что составляет действие, которое угрожает «самому существованию государства». Эта нынешняя доктрина противоречит оценке 1998 года Николая Сокова, бывшего сотрудника министерства иностранных дел СССР и России, который участвовал в переговорах по СНВ-1 и СНВ-2, что [после внутренних дебатов на протяжении 1990-х годов] «цель [ядерной стратегии России ] заключается в том, чтобы позволить ядерному оружию выполнять широкий круг задач, когда на карту поставлено не только выживание страны.В 2014 году Соков отмечает, что российская стратегия составляет:

.

«стратегия, предусматривающая угрозу ограниченного ядерного удара, который вынудит противника согласиться на возвращение к статус-кво анте. Предполагается, что такая угроза удерживает Соединенные Штаты и их союзников от участия в конфликтах, в которых Россия играет важную роль, и в этом смысле носит оборонительный характер. Тем не менее, чтобы быть эффективной, такая угроза также должна вызывать доверие ».

Однако такие аналитики, как Ольга Оликер, отвергают оценку Сокова.Она категорически отвергает представление о том, что сторонники эскалации выиграли бюрократическую борьбу. Сказав полную противоположность Сокову в статье 2018 года, Оликер написал: «Сторонники пониженного порога в конечном итоге проиграли бюрократическую борьбу … Ничто из этого не означает, что ядерная политика Москвы носит чисто оборонительный характер. Есть основания предполагать, что элемент принуждения тоже существует, даже если «деэскалационный» элемент отсутствует ». Другие, такие как Кристен вен Брусгаард, пришли к аналогичным выводам.

Независимо от точного характера российской ядерной стратегии и предписанных сценариев использования, российское правительство достигло своих прогнозных целей в ядерной сфере: их системы и стратегия были, есть и будут вездесущими в решениях НАТО и США. рассказывая о потенциальных кризисах и конфликтах с Россией.

Чтобы повысить достоверность своих угроз, Россия также стремится продемонстрировать свои возможности путем расширения и модернизации своего арсенала и крупномасштабных учений своих стратегических сил. Это включает в себя интенсивную программу исследований и разработок новых систем оружия с упором на гиперзвуковые системы, способные нанести поражение предполагаемому американскому преимуществу в области противоракетной обороны.

Как этот набор инструментов разрабатывался и внедрялся с течением времени?

В августе 2008 года Россия вступила в непродолжительную войну со своим непревзойденным южным соседом, Грузией.Несмотря на победу, Вооруженные силы России, и особенно Сухопутные войска, были разоблачены: они были недоукомплектованы, недоукомплектованы и недостаточно обучены. Это оказалось хлопотным, но не катастрофическим, и многие уроки были быстро извлечены. Их применение началось всего через несколько месяцев: министр обороны Анатолий Сердюков инициировал серьезные реформы только в октябре 2008 года. Они продолжались в течение следующих нескольких лет, развиваясь в направлении боевых испытаний на Украине и, в конечном итоге, в Сирии.

В Украине Россия применила и проверила то, чему научилась.Он развернул более широкий набор инструментов, достиг первоначальных военных целей и распространил жесткую силу за границу именно так, как того желало российское руководство; он захватил Крым без боя, он создал длительную нестабильность по всей Украине и, что наиболее важно, предотвратил вмешательство Запада в регион, помимо военной помощи. Для этого Россия использовала ЧВК и силы специальных операций (ССО), чтобы изначально отрицать свою причастность к Восточной Украине; использовали свои сухопутные войска как для сдерживания своим присутствием у границ Украины, так и для вмешательства в войну на Донбассе; и привел свои ядерные силы в состояние повышенной готовности (хотя об этом стало широко известно только постфактум).

Россия также использовала некинетические средства для достижения начальных военных целей на Украине. К ним относятся информационные операции, направленные на усиление политической нестабильности по всей стране; кибератаки на критически важные объекты инфраструктуры; и использование экономических ресурсов для нанесения ущерба украинской экономике.

В Сирии были испытаны новые операционные концепции. На начальных этапах своего участия ВМФ России проверил свою способность наносить высокоточные обычные удары с большой дальности (удары крылатыми ракетами Каспийской флотилии).Эти удары продемонстрировали способность бросить тень не только на Сирию, но и на всю Центральную и Юго-Западную Азию. Кроме того, он показал, как можно преодолеть недостатки оборудования. Это привело к разработке и закупке систем и вспомогательного оборудования (радары, системы радиоэлектронной борьбы), которые позволяют расширить эту миссию. Например, на вооружение поступили ракета 9М729 и РЛС 29Б6 «Контайнер».

Москва дополнительно узнала и получила дополнительный опыт для своего личного состава в области общевойсковой войны, ISR (разведка, наблюдение, разведка) и поля боя C2 (командование и управление).

Россия теперь обладает более четко отлаженной стратегией, которая позволяет ей участвовать в военных конфликтах и ​​проецировать военную мощь и влияние дальше от своих границ. Это происходит не так, как в Соединенных Штатах, так, чтобы адаптироваться к любому сравнительному военному преимуществу, которое Россия имеет или может получить, и максимизировать его. Российские Вооруженные Силы всегда оказывались хитрыми и стойкими: это наглядно демонстрирует эволюция их инструментария проецирования силы на протяжении конфликтов последних двенадцати лет.Это развитие происходит, несмотря на огромное экономическое давление, не позволяющее прогнозировать увеличение количества развернутых модернизированных систем. От выявления серьезных недостатков в Грузии до успеха сирийской кампании Россия будет продолжать адаптировать и совершенствовать способы проецирования военной мощи.

Уильям Хердт — стажер-исследователь Программы России и Евразии CSIS.

Байден предлагает встречу на высшем уровне с Путиным после того, как Россия называет США «противником» из-за Украины

  • НАТО, У.С. требует, чтобы Россия прекратила наращивание сил на границе с Украиной
  • Байден подчеркивает поддержку Украины в телефонном разговоре с Путиным
  • Предлагает саммит двух отчужденных лидеров третьей страны
  • США должны держаться подальше от Крыма «для собственного блага» — Россия
  • Россия: Подготовка — это трехнедельные учения для проверки боевой готовности

БРЮССЕЛЬ / МОСКВА, 13 апреля (Рейтер) — Президент США Джо Байден призвал президента России Владимира Путина во вторник снизить напряженность, вызванную наращиванием российской военной мощи. на границе с Украиной и предложил провести саммит разошедшихся лидеров для решения множества споров.

Белый дом и Кремль сообщили только о втором разговоре между ними с тех пор, как Байден вступил в должность в январе, после того, как западные официальные лица призвали Москву прекратить наращивание мощностей, а Россия, на словах вспоминая холодную войну, заявила, что ее «противник» должен держите военные корабли США подальше от Крыма.

Россия захватила Крым у Украины в 2014 году, и в последние недели усилились боевые действия на востоке Украины, где правительственные силы сражались с поддерживаемыми Россией сепаратистами в ходе семилетнего конфликта, в ходе которого, по словам Киева, погибло 14 000 человек.

В знак обеспокоенности по поводу выхода напряженности из-под контроля украинского кризиса Байден позвонил Путину и предложил встретиться в третьей стране, подчеркнув при этом приверженность США суверенитету и территориальной целостности Украины.

«Президент Байден также ясно дал понять, что Соединенные Штаты будут действовать твердо в защиту своих национальных интересов в ответ на действия России, такие как кибернетические вторжения и вмешательство в выборы», — говорится в заявлении Белого дома.

«Президент выразил нашу озабоченность по поводу внезапного наращивания российской военной мощи в оккупированном Крыму и на границах Украины и призвал Россию снизить напряженность», — говорится в сообщении.

РОССИЯ: РАЗВИТИЕ ТРЕХНЕДЕЛЬНОЕ УЧЕНИЕ

В первом публичном российском описании наращивания министр обороны Сергей Шойгу сказал, что Москва перебросила две армии и три парашютистов к своей западной границе в рамках большой операции. Учения предназначались для проверки боевой готовности и реагирования на то, что он назвал опасными военными действиями НАТО.

Шойгу заявил по государственному телевидению, что трехнедельные упражнения, которые он назвал успешными, должны быть завершены в ближайшие две недели.

Шойгу сказал, что НАТО размещает 40 000 военнослужащих и 15 000 единиц военной техники вблизи границ России, в основном в регионах Черного моря и Балтии.

Западный альянс отрицает подобные планы.

Высокопоставленный чиновник Госдепартамента США сказал репортерам: «Мы знаем возможности России. Это огромное наращивание сил, которое они создали в военном отношении … для агрессивных действий, но мы явно не знаем их намерений», — сказал чиновник. .

Россия регулярно обвиняет НАТО в дестабилизации Европы с помощью подкрепления войск в Прибалтике и Польше после аннексии Крыма.

ЦЕЛИ БИДЕНА ДЛЯ САММИТА

Байден также подтвердил цель построения «стабильных и предсказуемых отношений» с Россией и сказал, что встреча в ближайшие месяцы может затронуть «весь спектр проблем», стоящих перед двумя мировыми державами, говорится в заявлении. .

Кремль сказал в своем отчете о звонке, что Байден сказал Путину, что он хочет нормализовать отношения и сотрудничать в области контроля над вооружениями, ядерной программы Ирана, Афганистана и изменения климата. Он подтвердил, что Байден предложил встречу на высоком уровне, но не указал, как отреагировал российский лидер.

Снайперы украинских вооруженных сил прицеливаются из винтовок во время тренировок на полигоне возле города Марьинка в Донецкой области, Украина, 13 апреля 2021 года. REUTERS / Анастасия Власова

Подробнее

U.Государственный секретарь Энтони Блинкен повторил послание Белого дома во время переговоров по кризису в Брюсселе с лидерами НАТО и министром иностранных дел Украины.

Блинкен также сказал, что он обсудит амбиции Киева однажды вступить в НАТО — хотя Франция и Германия давно обеспокоены тем, что присоединение бывшей советской республики к западному альянсу вызовет антагонизм России.

«Соединенные Штаты — наш противник и делают все возможное, чтобы подорвать позиции России на мировой арене», — цитируют российские информационные агентства во вторник слова заместителя министра иностранных дел Сергея Рябкова.

Его замечания предполагают, что дипломатические тонкости, которые старые враги холодной войны обычно стремились соблюдать в последние десятилетия, изнашиваются, и что Россия будет решительно сопротивляться тому, что она считает неприемлемым вмешательством США в свою географическую сферу влияния.

Эндрю Вайс, аналитик по России из Фонда Карнеги за международный мир, сказал, что разговор Байдена с Путиным отражает озабоченность США по поводу Украины и желание работать с Россией там, где у них могут быть общие интересы.

«Настоятельно необходимо послать сигнал напрямую Путину о том, что то, что Россия делает на Украине и вокруг нее, опасно и дестабилизирует, даже несмотря на то, что другие части администрации стараются не препятствовать сотрудничеству по таким вопросам, как ядерная сделка с Ираном, Афганистан. , изменение климата и стратегическая стабильность ».

Боевые корабли США

Два американских военных корабля должны прибыть в Черное море на этой неделе в ответ на то, что официальные лица США и НАТО называют крупнейшим скоплением российских войск — с тысячами боеспособных военнослужащих — с тех пор, как Москва захватила Крым у Украины. .

«Мы предупреждаем Соединенные Штаты, что им будет лучше держаться подальше от Крыма и нашего черноморского побережья», — сказал Рябков. «Это пойдет им на пользу. Он назвал развертывание США провокацией, призванной испытать нервы России.

Блинкен встретился с министром иностранных дел Украины Дмитрием Кулебой в Брюсселе после того, как министры иностранных дел Группы семи осудили необъяснимый рост численности российских войск.

Вторя генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу, который ранее встречался с Кулебой, Блинкен назвал военные действия Москвы на пороге Украины «очень провокационными».

«Россия должна положить конец наращиванию военной мощи на Украине и вокруг нее, прекратить провокации и немедленно прекратить эскалацию», — сказал Столтенберг на пресс-конференции с Кулебой.

Киев приветствовал демонстрацию поддержки Запада, но это не соответствует желанию Украины стать полноправным членом НАТО.

Кулеба сказал, что Киев хочет дипломатического решения, хотя он также призвал к дальнейшим экономическим санкциям против Москвы и увеличению военной помощи Украине.

Отдельно два дипломата заявили, что Столтенберг будет председательствовать на видеоконференции с министрами обороны и иностранных дел союзников в среду.По словам дипломатов, Блинкен и министр обороны США Ллойд Остин должны были присутствовать в штаб-квартире НАТО, чтобы проинформировать других 29 союзников об Украине, а также об Афганистане.

Дополнительный отчет Александра Марроу в Москве, редактирование Марка Генриха и Ангуса МакСвана

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Перманентная война России против Грузии

По мере того, как администрация Байдена разрабатывает свою стратегию противодействия Российской Федерации, полезно пересмотреть традиционные черты российской внешней политики.Москва выработала свой особый подход к стратегии, поскольку Кремль продолжает стремиться к тому, чтобы его считали великой державой [1]. Россия стремится избежать прямой военной конфронтации с технологически превосходящими противниками, особенно с западными державами. Современный российский способ ведения войны — продукт этого стратегического мышления. Гибридная война в значительной степени является продолжением традиционного военного мышления Москвы с некоторыми нововведениями, связанными с текущими социально-политическими изменениями и современными технологиями. Россия проницательно использует сочетание своих национальных сил в различных ситуациях.Случай с Грузией показывает, как Россия подходит к своим путям и средствам достижения национальных целей.

С момента обретения Грузией независимости Кремль продолжал оказывать давление на Тбилиси, используя комбинацию силовых инструментов. Наряду с традиционными источниками силы, такими как использование военной силы или угроза ей, поддержка доверенных лиц и создание сепаратистских режимов в качестве рычага воздействия на страну, Россия применяет экономические меры, информационные операции и кибератаки.

Опыт Грузии как давней жертвы российской гибридной войны показывает, что современный российский способ ведения войны — явление не новое. Однако современные технологии, такие как кибервозможности, использование социальных сетей и радиоэлектронная борьба, являются для России новыми инструментами, позволяющими придерживаться своей косвенной стратегии. Рисунок 1 иллюстрирует российскую модель гибридной войны и кампании «серой зоны» против Грузии с 1990-х годов по настоящее время.

Россия использует ряд полномочий для достижения устойчивых политических целей.В начале 1990-х годов Российская Федерация разжигала сепаратистские движения в Абхазии и Цхинвальском регионе / Южной Осетии [2]. Помимо предоставления сепаратистам военной техники и поддержки, Россия вела безжалостную долгосрочную информационную войну. Россия эффективно использовала пропагандистские и информационные кампании, чтобы посеять хаос и неразбериху в Грузии и в отношении Грузии среди своих международных союзников. Главный нарратив России заключался в том, что «грузины борются против малых народов» и что грузины осуществляют «геноцид» абхазского и осетинского народов.Тем не менее, первая широкомасштабная кампания влияния России на Грузию началась после «революции роз» 2003 года и завершилась войной в августе 2008 года. Кремль осознал, что «цветные революции», и в частности «революция роз» в Грузии, угрожают двум его основным внешнеполитическим целям: пресечению «посягательств» Организации Североатлантического договора (НАТО) на постсоветское пространство и сохранению особой роли и влияния на постсоветском пространстве. бывшие советские республики.

В отличие от западного театра военных действий, где Россия в первую очередь полагается на некинетические меры, вооруженные силы являются наиболее важным инструментом в московском наборе средств гибридной войны на постсоветском пространстве.В «ближнем зарубежье» использование военной мощи понятно по нескольким причинам: Россия имеет преимущество, поскольку она обладает непревзойденным потенциалом обычных вооружений, особенно когда такие страны, как Грузия, Украина и Молдова, не пользуются гарантиями коллективной безопасности. Таким образом, даже когда Россия использует некинетические инструменты на постсоветском пространстве, эффективность этих инструментов в значительной степени поддерживается превосходящей военной мощью «последней инстанции». Война августа 2008 года была в основном обычной; однако Россия также использовала гибридные меры, такие как кибератаки и кампании по дезинформации.Война послужила лабораторией для извлеченных уроков и спровоцировала военную модернизацию военно-политического истеблишмента в России.

С 2008 года Россия незаконно оккупировала Абхазию и Южную Осетию, которые составляют 20 процентов территории Грузии. [3] Оккупация дает России значительное военное присутствие на Южном Кавказе. В то же время Россия продолжает свой «процесс бордеризации», в ходе которого она «захватывает» дополнительные земли вблизи линии оккупации в Южной Осетии, перемещая «границы» из колючей проволоки дальше на бесспорные грузинские территории.Ситуация вокруг линии оккупации — классический пример «тактики салями». Москва могла бы усилить административные границы после войны 2008 года, но вместо этого сеет раздор, не вызывая военного ответа [4].

Помимо военного принуждения, Россия продолжает активно развертывать информационные операции, дипломатическое и экономическое давление и политическую войну против Грузии. Достигнув своих первоначальных целей с помощью военной силы, Москва теперь использует некинетические средства ведения войны.Россия является вторым по величине торговым партнером Грузии, на долю которого приходится 11 процентов от общего объема грузинской торговли в 2017-2018 годах. Российские туристы в любой момент составляют большинство иностранных гостей, приезжающих в Грузию. Помимо торговли, денежные переводы граждан Грузии, проживающих в России, составляют значительную долю в экономике Грузии. Таким образом, эта экономическая зависимость от России остается одной из самых больших уязвимостей Тбилиси и еще одним инструментом в руках Москвы, когда ей необходимо оказать давление.

Экономическая зависимость взаимосвязана с другим важным инструментом российского инструментария гибридной войны: антизападной пропагандой и дезинформацией. По данным Службы государственной безопасности Грузии, в 2018 году «дезинформация была широко распространенным инструментом, используемым иностранными силами, которые с помощью фейковых новостей и фальсифицированных фактов и истории пытались поляризовать население, внушая ложные представления и страх, а также влиять на важные процессы через манипулирование общественным мнением ». Эти кампании дезинформации содержат послания против НАТО, Европейского Союза и определенных социальных групп, таких как ЛГБТ-сообщество.Главный посыл российских информационных операций заключается в том, что интеграция с западными институтами наносит ущерб традиционной грузинской идентичности. Россия использует различные источники, такие как социальные сети, государственные СМИ, неправительственные организации и политические партии, чтобы использовать отсутствие социальной сплоченности в грузинском обществе. Согласно недавнему отчету Грузинского фонда стратегических и международных исследований (GFSIS), «особо уязвимыми группами против российской пропаганды являются в основном люди в возрасте 50 лет и старше из-за опыта жизни в СССР; этнические меньшинства, чувствующие себя изолированными и маргинализованными; те, кто не владеет грузинским языком, что делает их легкой мишенью для российской телепропаганды; сельское население, которое видит в России рынок для сельскохозяйственных товаров, а также для возможной занятости, и семьи, члены которых работают в России и регулярно отправляют денежные переводы своим родственникам в Грузию.”

Однако, несмотря на рычаги воздействия, которыми обладает Россия против Грузии, ее «мягкие» меры неэффективны, потому что евроатлантическое стремление Грузии является широко согласованным внешнеполитическим курсом среди ключевых политических игроков и общества в целом. Поддержка интеграции в НАТО и ЕС среди грузинского общества остается неизменно высокой. Опрос Национального демократического института в декабре 2020 года показал, что, как и в предыдущие годы, поддержка членства в НАТО и ЕС составляет в среднем 80 процентов граждан Грузии.Кроме того, такое отношение закрепилось в Конституции Грузии 2018 года.

Россия не торопится еще сильнее подчинять Грузию своему влиянию. Он уже достиг своих основных целей: эффективно остановить членство Грузии в НАТО и установить военное присутствие на Южном Кавказе. Теперь, чтобы не допустить вступления Грузии в НАТО, Россия играет в долгую игру, используя некинетические инструменты. К сожалению, время не на стороне Грузии, поскольку население Грузии ожидает ощутимых результатов, когда дело касается процесса интеграции Грузии в западные институты.Поскольку членство в НАТО в ближайшем будущем кажется менее реальным, Россия продолжит постепенное проникновение в грузинскую политику для достижения своей конечной цели — изменения выбранного внешнеполитического курса Грузии. Такой подход не требует значительных ресурсов и со временем может оказаться эффективным.

Тем не менее, в отсутствие надежных гарантий безопасности и на фоне ревизионистской внешней политики России Грузия продолжает поддерживать свою независимую внешнюю политику: евроатлантическую интеграцию и стратегическое партнерство с США.В качестве надежного партнера Грузия продолжает свое участие в международных миссиях по обеспечению безопасности и остается одной из основных стран-участниц, не входящих в НАТО, в операции «Решительная поддержка » в Афганистане [5] и планирует продолжать миссию до тех пор, пока Вашингтону потребуется поддержка со стороны Грузии. Силы обороны. [6]

Взгляды, выраженные в статье, принадлежат автору и не отражают политику или позицию Министерства обороны Грузии, правительства Грузии или Исследовательского института внешней политики.


[1] Картер Малкасян, История современных войн на истощение (Вестпорт, Коннектикут: Praeger, 2002), стр. 5-6.

[2] Относительно участия России в конфликтах в Грузии см., Например, Сванте Корнелл, Малые нации и великие державы: исследование этнополитического конфликта на Кавказе (Рутледж, 2005), стр. 333-343.

[3] Территориальная целостность Грузии однозначно поддерживается международным сообществом, включая Соединенные Штаты.В Законе о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии от 2017 года (PL 115-44, раздел II, §253) говорится, что Соединенные Штаты «не признают территориальные изменения, осуществленные силой, включая незаконные вторжения и оккупацию» Абхазии, Южной Осетии. , и другие территории, оккупированные Россией.

[4] Лайл Дж. Моррис, Майкл Дж. Мазарр, Джеффри В. Хорнунг, Стефани Пезард, Аника Биннендейк и Марта Кепе, Получение конкурентного преимущества в серой зоне: варианты ответа на принудительную агрессию ниже порога большой войны (Санта-Моника, Калифорния: RAND Corporation, 2019), стр.82. О ситуации за линией оккупации см. Натия Сескурия, «Тихая оккупация России и территориальная целостность Грузии», RUSI, 18 апреля 2019 г.

[5] Кори Велт, «Джорджия: история вопроса и политика США» (Библиотека Конгресса США, Исследовательская служба Конгресса, 17 октября 2019 г.), стр. 11.

[6] Интервью автора с высокопоставленным грузинским чиновником.

Конфликт России с Украиной: объяснитель

МОСКВА. Российские пограничники открыли огонь по трем украинским кораблям в Керченском проливе недалеко от оккупированного Россией Крымского полуострова, что создает перспективу полномасштабного военного противостояния.Инцидент произошел на фоне продолжавшегося четыре с половиной года конфликта через посредников на востоке Украины.

Взгляд на конфликт, его корни и возможные последствия:

ВОЕННАЯ ЭСКАЛАЦИЯ

В течение нескольких недель напряженность в Керченском проливе, который соединяет Азовское и Черное моря, растет. Вскоре после того, как в марте Украина задержала рыболовное судно, следовавшее из Крыма, Россия увеличила свое военное присутствие в этом районе и начала инспектировать все суда, идущие в украинские порты или из них, что вызвало задержки на несколько дней и нарушило торговлю.Украина опротестовала чеки, назвав их «экономической блокадой».

СВЯЗАННЫЕ С
Россия тушит украинские суда в Черном море; 2 раненых
Ранее в тот же день Россия и Украина обменивались обвинениями в связи с отдельным инцидентом с участием одних и тех же судов, что побудило Москву заблокировать проход через узкий Керченский пролив, отделяющий полуостров от материковой части России.

ГЛОБАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

Захват судна вызвал обеспокоенность во всем мире и поставил вопросы о возможном международном вмешательстве.НАТО и Совет Безопасности ООН проводят экстренные заседания, чтобы обсудить, что делать.

Действия России вызывают новый гнев Запада и демонстрируют решимость президента России Владимира Путина всего за несколько дней до его встречи с президентом США Дональдом Трампом на саммите Группы 20 в Аргентине.

Европейский Союз призывает обе стороны сохранять спокойствие, но его отвлекают переговоры по предстоящему отъезду Великобритании и разногласия по поводу миграции, и, возможно, у него мало энергии, чтобы справиться с новым украинским кризисом.

Два артиллерийских катера ВМС Украины и буксир следовали из Одессы на Черном море в Мариуполь на Азовском море.

ВЫБОР УКРАИНЫ: РОССИЯ против ЗАПАДА

Корни нынешнего конфликта уходят осенью 2013 года, когда украинское правительство должно было подписать сделку, которая должна была открыть рынки Европейского Союза для украинских товаров и поставить страну на путь к возможному членству в ЕС. Это поставило под угрозу связи Украины с Россией, ее ближайшим соседом и основным торговым партнером.

Кремль категорически противился этой сделке, опасаясь неконтролируемого потока товаров через территорию, которая тогда была фактически открытой границей. Несмотря на свои тесные связи с Россией, президент Виктор Янукович публично пообещал подписать сделку — только чтобы отказаться от нее в последний момент. Последовали массовые уличные протесты, осуждающие Януковича за то, что было воспринято как попытка лишить украинцев европейского будущего.

В результате разгона, проведенного ОМОНом, снайперским огнем было убито 130 человек. Янукович сбежал из столицы в Крым и в конце концов был увезен российскими спецназом на юг России.Временное правительство, состоящее из лидеров протеста, вмешалось.

КРЫМСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

В феврале 2014 года российские официальные лица начали прибывать на Крым вскоре после прихода к власти прозападного правительства в Киеве, разжигая опасения по поводу наступление на русское наследие в некоторых частях Украины, включая Крым. Вскоре в Крыму появились войска без знаков различия, которые заняли важнейшую инфраструктуру, в том числе украинские военные базы. Лишь спустя годы Путин публично признал, что на самом деле это были российские войска.

Украинские войска практически не оказали сопротивления и отступили.

Будущий командир сепаратистов и российский офицер Игорь Гиркин позже рассказывал, как он и другие российские офицеры вынудили местных крымских депутатов принять предложение о проведении референдума о выходе из Украины и присоединении к России. Подавляющее большинство голосов 16 марта 2014 г. поддержали отделение. Двумя днями позже Москва подписала декларацию с самопровозглашенными крымскими властями, закрепив аннексию.Ни голосование, ни аннексия не были признаны ООН.

ВОЙНА НА ВОСТОЧНОЙ УКРАИНЕ

Ободренные аннексией Крыма местные активисты при поддержке российских боевиков захватили города на востоке Украины и срывали украинские флаги. Лидеры сепаратистов в Донецке и Луганске провели оспариваемые голоса в поддержку движения за отделение от Украины.

Спорадические вспышки насилия и столкновения между украинскими войсками и сепаратистами переросли в полномасштабную войну в мае 2014 года, когда Украина нанесла авиаудар по донецкому аэропорту, который был захвачен российскими чеченскими боевиками.

Конфликт на востоке Украины с тех пор унес жизни более 10 000 человек и более 1 миллиона перемещенных лиц. Значительная часть этого района остается под контролем сепаратистов.

Кремль никогда не признавал своей роли в войне, изображая ее как гражданский конфликт. Но неопровержимые свидетельства говорят о том, что Россия отправила повстанцам значительное количество войск и советников, а также оружие, что помогло склонить конфликт в их пользу. СМИ, включая Associated Press, сообщили о массовом потоке тяжелого вооружения и танков, переброшенных из России.

Украина подписала мирные соглашения с сепаратистами в 2015 году, призывая к прекращению огня и политическому урегулированию на востоке. Соглашения, хотя и помогли снизить интенсивность боевых действий, ничего не сделали для выхода из политического тупика в регионе.

ЦЕРКОВНЫЙ КОНФЛИКТ

Последнее проявление решимости Украины порвать с Россией раз и навсегда, Киев активизировал свои усилия по обеспечению независимости своей православной церкви. Церковь в Украине связана с Московским Патриархатом на протяжении сотен лет.С начала конфликта призывы к независимости усилились.

Базирующийся в Стамбуле патриархат, глава которого Варфоломей I считается «первым среди равных» руководителей православной церкви, в октябре сделал первый шаг к признанию независимости Украинской православной церкви. Этот шаг был осужден как Русской православной церковью, так и Кремлем.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Хотя воскресный инцидент, который некоторые называют первой открытой военной конфронтацией между Россией и Украиной, поднимает спектр полномасштабного конфликта, маловероятно, что какая-либо из сторон захочет полномасштабной конфронтации.Открыв огонь по украинским судам, Москва подтвердила, что Крым навсегда принадлежит России и что Москва не позволит никому усомниться в этом.

В Украине президент Петр Порошенко, скорее всего, выиграет от введенного им военного положения. Рейтинги одобрения Порошенко постоянно падают, а отсрочка мартовских президентских выборов и разыгрывание российской угрозы может помочь ему переизбраться, если голосование состоится позже.

Как стала возможной Третья мировая война

Реальная опасность началась в августе 2014 года, и мы услышали первые предупреждения о войне.В том же месяце российские войска без опознавательных знаков тайно вторглись на восток Украины, где сепаратистский конфликт вышел из-под контроля. Российская авиация начала преследовать соседние балтийские государства — Эстонию, Латвию и Литву, которые являются членами НАТО. США пообещали, что будут выполнять свое обязательство защищать эти страны, как если бы они были американской землей, а позже устроили военные учения в нескольких сотнях ярдов от границы с Россией.

Обе стороны пришли к выводу, что у другой были более решительные намерения.Москва убеждена, что Запад стремится изолировать, поработить или полностью уничтожить Россию. Каждый третий россиянин теперь считает, что США могут вторгнуться. Западные страны не без оснований опасаются, что Россия может использовать угрозу войны или спровоцировать настоящий конфликт, чтобы подорвать НАТО и его приверженность защите Восточной Европы. Это нарушило бы порядок статус-кво, который мирно объединил Европу под руководством Запада и удерживал влияние России в течение 25 лет.

Опасаясь друг друга худшего, США и Россия пообещали в случае необходимости вступить в войну для защиты своих интересов в приграничных районах Восточной Европы.Они разместили вооруженные силы и провели упражнения по ударам в грудь, надеясь напугать друг друга. Путин, неоднократно предупреждая, что он будет использовать ядерное оружие в конфликте, начал развертывание ядерных ракет и бомбардировщиков.

Сегодняшняя Европа выглядит пугающе похожей на Европу чуть более 100 лет назад, накануне Первой мировой войны. Это клубок военных и оборонных обязательств, некоторые из которых неясны, и поэтому их легче задействовать. Ее лидеры дали расплывчатые сигналы о том, что может и не приведет к войне.Его политическая напряженность превратилась в наращивание военной мощи. Его страны балансируют на нестабильном балансе сил, едва удерживаемых вместе альянсом времен холодной войны, который больше не действует.

Если сегодня прогуляться по Вашингтону или столице Западной Европы, нет ощущения надвигающейся катастрофы. Угрозы слишком сложны, с множеством движущихся частей и перекрывающихся уровней риска, которые увеличивают опасность, которая менее очевидна. Людей можно простить за то, что они не видят нависшего над ними облака, за то, что они чувствуют, что все в порядке — даже если в Восточной Европе они роются в войне.Но эта самоуспокоенность сама по себе является частью проблемы, из-за которой угрозу труднее предвидеть, управлять или, возможно, предотвратить.

Растет хор политологов, экспертов по контролю над вооружениями и правительственных чиновников, которые бьют тревогу, пытаясь привлечь внимание мира к его стремлению к катастрофе. Они предупреждают, что перспектива крупной войны, даже ядерной войны, в Европе стала возможной, даже правдоподобной.

То, что они описывают, — это угроза, которая сочетает в себе множество опасностей, вызывающих волну и ставящих конец света холодной войны, с нестабильностью и ложным спокойствием, которые предшествовали Первой мировой войне — сравнение, которое я слышал с тревожной частотой.

Они описывают несколько способов, по которым нежелательная, но, тем не менее, крупная война, подобная войне 1914 года, могла разразиться на окраинах Восточной Европы. По их словам, ставки не могут быть более высокими: мир в Европе после Второй мировой войны, жизни тысяч или миллионов жителей Восточной Европы или даже, в худшем случае, который является отдаленным, но реальным, ядерное разрушение планета.

[Обновление, 24 ноября: если вы читаете это в ответ на сообщение Турции, что сбила российский военный самолет сегодня, прочтите здесь, почему этот инцидент не приведет к войне и почему это совсем другое из сценариев, описанных в этой истории .]

I. Предупреждения: «Война — это уже не то, что невозможно».

Все в Москве говорят вам, что если вы хотите понять внешнюю политику России и ее взгляд на свое место в мире, вам нужно поговорить с Федором Лукьяновым.

Трезвый, в очках, с короткой коричневой бородой, как у академика, Лукьянов говорит с точностью политолога, но иногда с осторожностью человека, имеющего гораздо больший доступ, чем ваш средний аналитик.

Широко известный как влиятельный лидер и неофициальный толкователь российского внешнеполитического истеблишмента, Лукьянов является руководителем важнейшего внешнеполитического аналитического центра России и ее важнейшего внешнеполитического журнала, которые отражают государство и его мировоззрение.Известно, что он близок к главе МИД России Сергею Лаврову.

Федор Лукьянов выступает на конференции 2014 года в Лондоне. (Энтони Харви / Getty Images для The New York Times)

Я встретил Лукьянова за углом от вырисовывающегося здания Министерства иностранных дел (его офис находится поблизости), в маленьком богемном кафе в Москве, где подают блюда французской и израильской кухни в комнату, набитую серыми костюмами. Он был откровенен и расслаблен. Когда обсуждение перешло к рискам войны, он стал ужасным.

«Создается ощущение, что война больше не является чем-то невозможным», — сказал мне Лукьянов, описывая растущую озабоченность внешнеполитической элиты Москвы.

«Вопрос, который еще пару лет назад был совершенно невозможен, может ли быть война, настоящая война, вернулся», — сказал он. «Люди спрашивают об этом».

Я спросил, как это произошло. Он сказал, что обычные русские не желают войны, а скорее опасаются, что она станет необходимой для защиты от непримиримо враждебных Соединенных Штатов.

«Считается, что кто-то попытается подорвать Россию как страну, которая противостоит Соединенным Штатам, и тогда нам придется защищаться военными средствами», — пояснил он.

Такие страхи, смутные, но экзистенциальные, в Москве есть повсюду. Даже лидеры либеральной оппозиции, с которыми я встречался, прозападные типы, выступающие против Путина, выражали опасения, что США представляют неминуемую угрозу безопасности России.

Я забронировал свою поездку в Москву в декабре, надеясь узнать мнение России о том, что в то время шептали между горсткой политических аналитиков и аналитиков по контролю над вооружениями, что конфликт может произойти в Европе.К тому времени, когда я прибыл в город, в конце апреля, опасения по поводу непреднамеренной и потенциально катастрофической войны стали тревожно обычным явлением.

Лукьянов, указывая на наращивание военной мощи США и России в Восточной Европе, также обеспокоен тем, что авария или провокация могут быть неверно истолкованы как преднамеренное нападение и привести к войне.

Во время холодной войны, отметил он, обе стороны осознавали этот риск и создали политическую и физическую инфраструктуру — подумайте о «аварийном красном телефоне» — для управления напряженностью и предотвращения ее выхода из-под контроля.Эта инфраструктура исчезла.

«Все эти механизмы были нарушены или разрушены», — сказал он. «Эта [инфраструктура] пришла в упадок после окончания холодной войны, потому что, по общему мнению, она нам больше не нужна».

Иными словами, то, что мир не видит нависшего над ним риска войны, делает этот риск еще более вероятным. Для большинства американцев такие прогнозы кажутся невероятными и даже глупыми. Но опасности растут каждую неделю, как и предупреждения.

«Можно услышать жуткие отголоски событий столетней давности, которые привели к катастрофе, известной как Первая мировая война», — написал профессор Гарвардского университета и давний советник Пентагона Грэм Эллисон — один из седобородых представителей американской внешней политики — в майской обложке журнала National Interest, в соавторстве с аналитиком по России Дмитрием Саймсом.В их статье «Россия и Америка: на пороге войны» содержится предупреждение о том, что нежелательный полномасштабный конфликт между США и Россией становится все более вероятным.

В Вашингтоне угроза кажется отдаленной. В Восточной Европе этого нет. Прибалтийские страны, опасаясь войны, уже начали к ней готовиться. То же самое и со Швецией: «Мы рассматриваем операции российской разведки в Швеции — мы не можем интерпретировать это иначе — как подготовку к военным операциям против Швеции», — заявил в марте официальный представитель службы безопасности Швеции.

В мае министерство обороны Финляндии разослало письма 900 000 граждан — шестой части населения — с просьбой подготовиться к призыву на военную службу в случае «кризисной ситуации». Литва восстановила призыв на военную службу. Польша в июне назначила генерала, который в случае войны возьмет на себя функции военного командира.

Хотя западная общественность остается в блаженном неведении, а западные лидеры разделились, многие люди, которым поручено обеспечивать безопасность Европы, считают конфликт более вероятным.В конце апреля представители НАТО и других западных стран собрались в Эстонии, бывшей советской республике и члене НАТО на границе с Россией, которая, по мнению западных аналитиков, может стать эпицентром большой войны с Россией.

На конференции заместитель генерального секретаря Александр Вершбоу так открыто говорил об усилиях НАТО по подготовке к возможности нанесения Россией ограниченного ядерного удара по Европе, что, по словам присутствовавшего на конференции журналиста Ахмеда Рашида, ему пришлось неоднократно напоминать он говорил для протокола.

Один из сценариев, которые, по словам Вершбоу, описывал НАТО, согласно пересказу Рашида, заключался в том, что Россия могла «выбрать использование тактического оружия с небольшой дальностью поражения по европейскому городу или западной танковой дивизии».

Несколькими неделями позже The Guardian сообщила, что НАТО рассматривает планы «модернизировать» свою ядерную позицию в Европе в ответ на бряцание ядерным оружием со стороны России. Одно предложение: чтобы военные учения НАТО включали большее применение ядерного оружия, что Россия уже часто делает.

II. Ставка: план Путина снова сделать Россию великой

Президент России Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу во время военных учений в Кирилловском. (МИХАИЛ КЛИМЕНТЬЕВ / AFP / Getty)

Если предупреждения окажутся верными и в Европе разразится крупная война между Россией и Западом, то история этой войны, если кто-то еще сможет ее рассказать, начнется с попытки президента России Владимира Путина решить проблему.

Проблема в следующем: путинская Россия слаба. Он больше не может стоять лицом к лицу с США. Европа больше не разделена в тупике; скорее, он считает, что на континенте доминирует постоянно наступающий антироссийский альянс. С точки зрения России, слабость страны подвергает ее неизбежному риску, поскольку она уязвима для враждебного Запада, стремящегося подчинить или полностью уничтожить Россию, как это было с Ираком и Ливией.

Это еще более актуально для Путина из-за его внутренних политических проблем.В 2012 году во время его переизбрания народные протесты и обвинения в мошенничестве ослабили его чувство политической легитимности. Проблема усугубилась после экономического коллапса России в 2014 году; Неявная сделка Путина с российским народом заключалась в том, что он обеспечит экономический рост, а они позволят ему нарушить основные права. Что он мог им предложить без экономики?

Ответ Путина заключался в том, чтобы утвердить власть России сверх ее реальной силы — и, в процессе, превратить себя в национального героя, защищающего от иностранных врагов.Не имея в своем распоряжении вооруженных сил или экономики мирового класса, он вместо этого использует замешательство и неуверенность — которых советские лидеры справедливо избегали как экзистенциальные опасности — как оружие против Запада.

Не имея возможности открыто контролировать Восточную Европу, он разжигал там риски и кризисы, спонсируя сепаратистов на Украине и проводя опасные военные действия в воздушном пространстве НАТО и на прибрежных границах, давая России больше рычагов влияния. Он, по-видимому, считает, что восстановление российской сферы влияния над Восточной Европой, наконец, обеспечит России безопасность от враждебного Запада — и снова сделает Россию великой державой.

Зная, что его армия превосходит американцев, он стирает грань между войной и миром, применяя тактику, которая существует, и, таким образом, расширяет серую между: насилие со стороны ополченцев, пропаганда, кибератаки под новой рубрикой, которую российские военные иногда называют «гибридная война».

Неспособный перейти красные линии Америки, Путин делает все возможное, чтобы замутить их — и, чтобы удержать американцев, замутить свою собственную. Он считает, что превращение обычных дипломатических и военных инцидентов в игры с высокими ставками идет на пользу России, поскольку Запад в конечном итоге уступит его превосходящей воле.

Чтобы решить проблему слабости России в области обычных вооружений, он резко снизил порог, когда он будет применять ядерное оружие, надеясь запугать Запад так, что он склонится, чтобы избежать конфликта.В публичных выступлениях он снова и снова ссылается на это оружие и на свою готовность использовать его. В официальной ядерной доктрине России он закрепил опасную идею, которую никогда не принимал ни один советский лидер: в ядерной войне можно выиграть.

Путин, превратившийся дома в национального героя, противостоящего иностранным врагам, популярен как никогда. Россия снова стала тенью, нависшей над Восточной Европой, которой боялись и которой редко поклонялись, но всегда воспринимали всерьез. Многие западные европейцы, которых спросили в ходе опроса, будут ли они защищать своих восточноевропейских союзников от российского вторжения, ответили «нет».

Агрессия России, порожденная как желанием реорганизовать европейский порядок, который она считает враждебным, так и чувством экзистенциальной слабости, оправдывающим решительные меры, делает ее гораздо более склонной к принятию опасностей войны.

Как писал Ф. Стивен Ларраби из RAND в одном из все более настоятельных предупреждений, которые делают некоторые аналитики, «Россия, с которой сегодня сталкиваются Соединенные Штаты, более напористая и более непредсказуемая — и, следовательно, во многих отношениях более опасная — чем Россия. с которым Соединенные Штаты столкнулись во время последней части холодной войны.«

Джозеф Най, декан факультета государственного управления Гарвардского университета и один из самых уважаемых американских ученых-международников, отметил, что агрессия России, замаскированная под слабость, была еще одной тревожной параллелью с нарастанием событий в Первой мировой войне.

«Похоже, Россия обречена на продолжение упадка — результат, который не должен вызывать радость на Западе», — написал Най в недавней колонке. «Государства, находящиеся в упадке, — подумайте об Австро-Венгерской империи в 1914 году — становятся менее склонными к риску и, следовательно, гораздо более опасными.«

III. Дрейф: как стало возможным немыслимое

Холодная война была опасной игрой, но это была игра, в которой все знали и согласовывали ставки и правила. Сегодня это не так.

Западная сторона считает, что играет в игру, в которой правила достаточно ясны, ставки относительно скромны, а в соревновании легко выиграть. Российская сторона, однако, видит игру, в которой правила можно переписывать на лету, даже само определение войны изменяется.Для России, опасающейся угрозы со стороны Запада, которую она считает неизбежной и существующей, ставки невообразимо высоки, оправдывая практически любые действия или азартные игры, если они могут предотвратить поражение и, возможно, привести к победе.

Отдельно вечно параноидальный Кремль считает, что Запад играет в ту же игру на Украине. Москва считает, что поддержка Западом правительства Украины и попытки добиться прекращения огня в войне там на самом деле являются заговором с целью окружить Россию враждебными марионеточными государствами и лишить Россию ее законной сферы влияния.

Неоднократные предупреждения России о том, что она пойдет на войну, чтобы защитить свои предполагаемые интересы в Украине, а возможно, даже на ядерную войну, отвергаются в большинстве западных столиц как блеф, простая риторика. Западные лидеры рассматривают эти угрозы глазами Запада, в котором обедневшей Украине никогда не стоило бы рисковать большой войной. В глазах России Украина выглядит гораздо более важной: это священное продолжение русского наследия и, как последний оставшийся компонент империи, стратегическая потеря, которая неприемлемо ослабила бы российскую мощь и, следовательно, ее безопасность.

Обе стороны играют в азартные игры и гадают в отсутствие четкого понимания того, что на самом деле намерена другая сторона, как она будет действовать, что вызовет, а что не вызовет невидимые тройные линии, которые отправят нас к войне.

Во время холодной войны сопоставимые западный и советский блоки готовились к войне, но при этом позаботились о том, чтобы войны никогда не было. Они заперли Европу напряженным, но стабильным балансом сил; этот баланс ушел.Они установили четкие красные линии и поклялись защищать их любой ценой. Сегодня эти красные линии нечеткие и нечеткие. Ни одна из сторон не уверена, где они лежат и что на самом деле произойдет, если их пересекут. Никто не может точно сказать, что спровоцирует войну.

Вот почему, как скажут вам аналитики, сегодняшняя напряженность гораздо больше похожа на период до Первой мировой войны: нестабильный баланс сил, воинственность из-за периферийных конфликтов, запутанные военные обязательства, споры по поводу будущего европейского порядка и опасная неопределенность. о том, какие действия приведут к конфликту, а какие не будут.

Сегодняшняя Россия, снова самая сильная нация в Европе, но все же более слабая, чем ее коллективные враги, напоминает Германскую империю на рубеже веков, которую Генри Киссинджер назвал «слишком большой для Европы, но слишком маленькой для мира». . » Теперь, как и тогда, восходящая держава, движимая национализмом, стремится пересмотреть европейский порядок. Теперь, как и тогда, он считает, что благодаря своей превосходной хитрости и, возможно, даже доказав свою мощь, он может добиться большей роли. Теперь, как и тогда, движение к войне постепенное, и его легко не заметить — именно это и делает его таким опасным.

Но есть один аспект, в котором сегодняшние опасности меньше похожи на опасности до Первой мировой войны и больше похожи на опасности времен холодной войны: апокалиптическая логика ядерного оружия. Взаимная подозрительность, страх перед угрозой существованию, армии, припаркованные за границами друг от друга, и взрывное ядерное оружие — все это превращает любую небольшую стычку в потенциальный армагеддон.

В некотором смысле эта логика стала еще опаснее. Россия, надеясь компенсировать относительную слабость своих обычных вооруженных сил, резко ослабила правила применения ядерного оружия.В то время как советские лидеры рассматривали свое ядерное оружие как чистое средство сдерживания, то, что существовало именно для того, чтобы его никогда не использовали, точка зрения Путина, похоже, радикально отличается.

Официальная ядерная доктрина России призывает страну нанести ядерный удар на поле боя в случае войны с применением обычных вооружений, которая может создать угрозу существованию. Это больше, чем просто слова: Москва неоднократно сигнализировала о своей готовности и подготовке к применению ядерного оружия даже в более ограниченной войне.

Это ужасающе низкая планка для применения ядерного оружия, особенно с учетом того, что любая война может произойти вдоль границ России и, следовательно, недалеко от Москвы. И это говорит о том, что Путин принял идею, которую лидеры холодной войны считали немыслимой: «ограниченная» ядерная война с использованием небольших боеголовок, сброшенных на поле боя, может быть не только выживаемой, но и выигранной.

«Это не просто разница в риторике. Это совершенно другой мир», — сказал Wall Street Journal Брюс Дж. Блэр, ученый-ядерщик из Принстона.Он назвал решения Путина более опасными, чем решения любого советского лидера с 1962 года. «Сейчас существует низкий ядерный порог, которого не было во время холодной войны».

Ядерная теория сложна и спорна; может Путин прав. Но многие теоретики сказали бы, что он ошибается, что логика ядерной войны означает, что «ограниченный» ядерный удар на самом деле может спровоцировать более крупную ядерную войну — сценарий судного дня, в котором главные города Америки, России и Европы станут мишенями для атаки во много раз более мощные, чем бомбы, уничтожившие Хиросиму и Нагасаки.

Даже если бы ядерная война каким-то образом оставалась ограниченной и сдерживаемой, недавние исследования показывают, что экологический и атмосферный ущерб приведет к «десятилетию зимы» и массовому вымиранию сельскохозяйственных культур, которые могут убить до 1 миллиарда человек в результате глобального голода.

IV. Как это будет: сценарий Прибалтики

В сентябре прошлого года президент Обама посетил Эстонию, страну с населением 1,3 миллиона человек, о которой большинство американцев никогда не слышало, и пообещал, что Соединенные Штаты в случае необходимости вступят в войну с Россией, чтобы защитить ее.

Эстония вместе с Латвией и Литвой, вместе известными как страны Балтии, находятся на дальнем краю Восточной Европы, вдоль границы с Россией. Раньше они были частью Советского Союза. И именно там многие западные аналитики опасаются, что Третья мировая война может начаться.

По словам Стивена Сайдемана, профессора международных отношений Карлтонского университета, эти маленькие страны являются «наиболее вероятной линией фронта любого будущего кризиса». Эллисон и Саймс в своем эссе, предупреждающем о войне, назвали Прибалтику «ахиллесовой пятой» альянса НАТО.«

Полная четверть населения Эстонии этнически русские. Это меньшинство, сосредоточенное на границе с Россией, обслуживается теми же российскими государственными СМИ, которые способствовали разжиганию сепаратистского насилия среди русскоязычных на востоке Украины.

Но в отличие от Украины, все страны Балтии являются членами НАТО, чей устав гласит, что нападение на одного члена — это нападение на всех. В то время как российское вторжение на Украину вызвало западные санкции, российское вторжение в Эстонию юридически обяжет США и большую часть Европы объявить войну Москве.

«Мы будем здесь для Эстонии. Мы будем здесь для Латвии. Мы будем здесь для Литвы. Однажды вы потеряли свою независимость. С НАТО вы никогда не потеряете ее снова», — заявил Обама в своей сентябрьской речи в Эстонии. .

Президент Обама пообещал, что США будут защищать Эстонию, находясь в столице Эстонии Таллинне. (Сол Лоеб / AFP / Getty)

Менее чем через 48 часов после выступления Обамы российские агенты применили слезоточивый газ на пересечении эстонско-российской границы, ворвались в него и похитили офицера государственной безопасности Эстонии Эстона Кохвера, который специализировался на контрразведке.Кохвер уже девять месяцев незаконно содержится в российской тюрьме.

Это было что-то вроде геополитического троллинга: достаточно агрессивно, чтобы утвердить российское господство над Эстонией, но не настолько агрессивно, чтобы его можно было рассматривать как формальный акт войны, который спровоцирует контратаку Запада. И это был один из нескольких признаков того, что путинская Россия заявляет о своем праве вмешиваться в дела этих бывших советских территорий.

Российские военные уже начали наступление на Прибалтику.В 2014 году российские военные корабли были замечены в водах Латвии 40 раз. Полеты российских военных над Прибалтикой стали обычным делом, часто при отключении транспондеров у самолетов, что затрудняет их обнаружение и увеличивает вероятность аварии. Военная активность в регионе достигла уровня холодной войны.

НАТО, опасаясь худшего, увеличивает военные учения в Прибалтике. США устанавливают тяжелое оборудование. А в феврале американские военные прошли маршем по эстонскому городу Нарва, в нескольких сотнях ярдов от границ России.

Это хрестоматийный пример того, что политологи называют дилеммой безопасности: каждая сторона рассматривает свои действия как оборонительные, а действия другой стороны как наступательные. Каждый реагирует на предполагаемые провокации друг друга, развиваясь дальше, — это самоподдерживающийся цикл, который слишком легко может привести к войне. Например, он считается одним из основных факторов начала Первой мировой войны.То, что это полностью предсказуемо, мало снижает риск.

Даже если у России на самом деле нет никаких планов в отношении Балтии, ее блеф и позерство уже создали условия для нежелательной войны. В начале апреля, например, российский истребитель пересек Балтийское море и «проехал» по военному самолету США, промахнувшись всего на 20 футов. Это был один из нескольких недавних промахов, которые, согласно аналитическому центру под названием European Leadership Institute, имели «высокую вероятность стать причиной человеческих жертв или прямого военного противостояния между Россией и западными государствами».«

Тем временем Россия летала на своих стратегических бомбардировщиках с ядерным оружием в воздушном пространстве НАТО, часто с выключенными транспондерами самолетов, что увеличивало вероятность аварии или неправильного восприятия. Как будто это было недостаточно опасно, бомбардировщики — громадные, старые модели Туполев Ту-95 — стали подвержены авариям, таким как возгорание двигателей. Что, если Ту-95 неожиданно упадет, скажем, у берегов Норвегии? Что, если он нес ядерные боеголовки или упал в момент высокого напряжения? Такие инциденты могут привести к недопониманию, а такое недопонимание может привести к войне.

К концу апреля, когда официальные лица НАТО собрались на конференции по безопасности в столице Эстонии Таллинне, серьезность опасности стала очевидной. Как писал Ахмед Рашид с конференции:

Президенты стран Балтии и официальные лица НАТО были необычайно прямолинейны в описании того, насколько разрушена архитектура безопасности в Восточной Европе, как Россия представляет собой самую серьезную угрозу миру со времен Второй мировой войны и как конфликт на Украине и потеря Крыма повлияли на ситуацию. оставили страны Балтии на переднем крае все более враждебного противостояния.На фоне этой напряженности мысль о авиакатастрофе, ведущей к войне, кажется пугающей правдоподобной.

Не только западные официальные лица опасаются, что такой инцидент может спровоцировать войну. Федор Лукьянов, известный российский аналитик, которого считают близким к правительству, обеспокоен тем, что военные учения НАТО в странах Балтии, призванные сдержать Россию, также усугубляют проблему.

«Россия реагирует на это, потому что Россия воспринимает это как враждебное приближение к российской границе», — пояснил он.«И это замкнутый круг».

Легко представить, сказал Лукьянов, любое количество способов взрыва пороховой бочки.

«Это может произойти без какого-либо намерения создать большой конфликт», — сказал он. «Один шаг, другой шаг и взаимность могут стать очень опасными. Скажем, российский самолет приближается очень близко к зоне, которая, по мнению НАТО, запрещена, а Россия считает, что это не запрещено, а затем британские самолеты ответят. случаи конечно будут, но кто знает.«

V. Как это будет: заговор с целью прорыва НАТО

Именно Андрей Пионтковский, российский политический аналитик и частый критик Кремля, первым выдвинул в августе прошлого года теорию о том, что план Путина для стран Балтии был более изощренным и более расчетливым, чем кто-либо мог представить.

Пионтковский пытался ответить на вопрос, который ломал голову западных аналитиков и политиков с тех пор, как прошлой осенью в странах Балтии начались российские провокации: чего хочет Путин? В отличие от Украины, с которой Россия имеет давнюю общую историю, российское общество не пользуется большим спросом на интервенцию в странах Балтии.Они имеют скромную стратегическую ценность. И риски российской агрессии там потенциально катастрофичны. Зачем беспокоиться?

Его теория сейчас воспринимается западными политиками гораздо серьезнее — и все время кажется более правдоподобной.

Андрей Пионтковский в своем доме в Москве.

Аманда Тауб

Путин надеется разжечь конфликт в Прибалтике, писал Пионтковский, чтобы вынудить западноевропейских лидеров сделать невозможный выбор: выполнить свое обязательство НАТО по защите Прибалтики и контратаковать, даже если для этого придется вести Третью мировую войну на небольшом посту. Советская республика, о которой большинству европейцев было наплевать — или ничего не делать.

Последствия бездействия, как указал Пионтковский, распространятся далеко за пределы Прибалтики.Это обнажило бы обеспечение взаимной обороны НАТО как ложь, фактически распустив военный альянс, положив конец четвертьвековому объединению безопасности Европы под руководством Запада и сделав Восточную Европу еще более уязвимой для российского господства. Таким образом, Путин мог сделать то, к чему советские лидеры и близко не подходили: победить НАТО.

«Это его самая заветная цель», — сказал мне Пионтковский, когда мы разговаривали на его кухне в зеленом районе Москвы через реку от Парка Горького.«Это огромный соблазн. Он может отступить на любом этапе, но велик соблазн уничтожить НАТО … Риск велик, да? Но награда огромна».

«Чтобы разрушить НАТО, чтобы продемонстрировать, что статья V не работает, прибалтийские республики Эстония и Латвия — лучшее место для этого», — сказал он. «Это происходит сейчас, каждый день. Вторжения в воздушное пространство, психологическое давление, пропаганда по телевидению».

Он предположил, что Путин, вместо того, чтобы перебрасывать российские танки через границу, возможно, засеет немаркированные российские спецподразделения, скажем, в городе Нарва в Эстонии, где большинство населения составляют русские, где они будут организовывать локальное насилие или фальшивый референдум о независимости.

Горстка таких непризнанных сил, которых Путин называл «зелеными человечками» после того, как они появились в Крыму, возможно, были бы одеты как местные добровольцы или крайне правая банда; к ним могут присоединиться дружинники, как это было на востоке Украины. Им почти наверняка поможет волна российской пропаганды, из-за которой посторонним будет сложнее отличить российские войска без опознавательных знаков от гражданских добровольцев, определить, кто где воевал и что начал.

Такое вмешательство вынудило бы НАТО сделать невозможный выбор: действительно ли вы собираетесь открыть огонь по каким-то хулиганам, создающим проблемы в Эстонии, зная, что они на самом деле могут быть российскими войсками без опознавательных знаков? Вы бы рискнули начать первую крупную европейскую войну с 1945 года, чтобы изгнать часть русских войск без опознавательных знаков из эстонского города Нарва?

Путин, полагает Пионтковский, делает ставку на то, что ответ отрицательный.Что НАТО не будет вмешиваться, тем самым фактически отказавшись от своих обязательств по защите своих восточноевропейских государств-членов.

Сценарий Пионтковского, когда-то считавшийся экстремальным, сегодня многие западные эксперты по безопасности и политики считают правдоподобным. В конце 2014 года служба военной разведки Дании, члена НАТО, выпустила официальное бумажное предупреждение именно об этом:

Россия может попытаться проверить сплоченность НАТО, участвуя в военном запугивании стран Балтии, например, путем угрожающего наращивания военной мощи вблизи границ этих стран и одновременных попыток политического давления, дестабилизации и, возможно, проникновения.Россия могла бы начать такую ​​кампанию запугивания в связи с серьезным кризисом на постсоветском пространстве или другим международным кризисом, в котором Россия противостоит Соединенным Штатам и НАТО.

«Беспокойство заключается в том, что Путин хочет разрушить НАТО, и лучший способ сделать это — переманивать страны Балтии», — сказал мне политолог Сайдеман во время звонка с конференции по европейской безопасности, на которой он сказал сценарий воспринимался очень серьезно.

«И если Германия не ответит на вторжения в Прибалтику, если Франция не ответит, и это всего лишь американская операция, то это приведет к разрыву НАТО, — это теория», — сказал он.«Это самая большая проблема».

Сайдеман описал вариант этого сценария, который я слышал и от других: что Путин может попытаться быстро и бескровно захватить какой-нибудь небольшой кусочек Прибалтики. Это упростило бы политическое бездействие западноевропейским лидерам — как сплотить вашу нацию к войне, если почти никто даже не погиб? — и еще труднее контратаковать, зная, что для этого потребуется полномасштабное вторжение.

«Я думаю, они очень серьезно относятся к этому», — сказал Сайдеман.«Есть реальная проблема».

VI. Как это будет: туман гибридной войны

Украинский солдат стоит на страже у линии фронта с пророссийскими сепаратистскими повстанцами. (MANU BRABO / AFP / Getty)

В начале 2015 года специалисты Pew pollsters задали гражданам нескольких стран НАТО точный вопрос, который задают аналитики и политики от Вашингтона до Москвы: «Если Россия вступит в серьезный военный конфликт с одной из соседних с ней стран, которая является нашим союзником по НАТО, сделайте это. вы думаете, что наша страна должна или не должна использовать военную силу для защиты этой страны? »

Цифры из Западной Европы вызывают тревогу: среди немцев только 38 процентов сказали «да»; 58 процентов сказали нет.Если бы это было на усмотрение немецких избирателей — а так оно и есть, по крайней мере, до некоторой степени — НАТО фактически сдала бы страны Балтии России в ходе конфликта.

Этот опрос даже хуже, чем кажется. Он предполагает, что Россия начнет открытое военное вторжение в Прибалтику. На самом деле произойдет что-то гораздо более мрачное и с гораздо большей вероятностью будет использовать нерешительность Европы: сценарий Украины, где Россия применила свои недавно разработанные концепции постмодернистской «гибридной войны», призванные стереть различие между войной и не-войной, чтобы как можно труднее отличить массовые беспорядки или кибератаки боевиков от российской военной агрессии.

Путин, возможно, уже закладывает фундамент.

В марте 2014 года, вскоре после аннексии Крыма Россией, Путин выступил с речью, пообещав защищать русских даже за пределами России, что многие восприняли как жест в адрес значительного русского меньшинства в странах Балтии.

Затем, в октябре, Путин предупредил, что «открытые проявления неонацизма» стали «обычным явлением в Латвии и других странах Балтии», повторив язык, который он и российские государственные СМИ использовали ранее, чтобы запугать русскоязычных в Украине и заставить их принять руки.

В апреле этого года несколько российских СМИ опубликовали ложные сообщения о том, что Латвия планирует насильственно переселить этнических русских в гетто в нацистском стиле — отголосок аналогичной устрашающей российской пропаганды, транслировавшейся в преддверии разгона на Украине.

Мартин Хёрт, бывший высокопоставленный чиновник министерства обороны страны, предупредил, что этническое русское меньшинство в его стране может быть «восприимчивым к кремлевской дезинформации». По его словам, Москва может вызвать беспорядки «как предлог для применения военной силы против стран Балтии.«

В начале 2007 года парламент Эстонии проголосовал за перенос военного памятника советской эпохи, Бронзового солдата, который стал культурным символом и местом ежегодного сбора этнических русских в стране. В ответ российские политики и государственные СМИ обвинили эстонское правительство в фашизме и дискриминации этнических русских в нацистском стиле; они опубликовали ложные сообщения о том, что этнических русских пытали и убивали. Вспыхнули протесты, переросшие в беспорядки и массовые грабежи.Один человек был убит в результате насилия, а на следующий день хакеры отключили многие крупные учреждения страны.

Россия могла сделать это снова, только на этот раз постепенно переходя к конфликту в украинском стиле. НАТО просто не создана для того, чтобы справляться с таким кризисом. В конце концов, его обязательство о взаимной защите основывается на предположении, что война — это черно-белое понятие, что страна либо находится в состоянии войны, либо не находится в состоянии войны. Его устав относится к временам, когда война была совсем другой, чем сегодня, с ее множеством оттенков серого.

Россия может использовать этот недостаток, вводя насилие на низком уровне, которое более агрессивные члены НАТО сочли бы поводом для войны, но не склонные к войне западноевропейские государства, возможно, этого не увидят. Разногласия между странами-членами НАТО будут гарантированы, поскольку они не решаются, где объявить момент, когда Россия перешла черту войны.

Между тем, российские государственные СМИ, которые продемонстрировали реальное влияние в Западной Европе, развяжут шквал пропаганды, чтобы запутать проблему, затруднить возложение вины за насилие на Москву и усилить скептицизм по поводу любых американских призывов к войне.

Германия, которая широко считается решающим голосом в вопросе вступления Европы в войну, будет особенно сопротивляться началу войны. Наследие Второй мировой войны и идеология пацифизма и компромисса делают немыслимой даже идею объявления войны России. Немецкие лидеры окажутся под сильным политическим давлением, чтобы если не отклонить призыв к оружию, то, по крайней мере, отложить и начать переговоры — де-факто отказ от коллективной самообороны НАТО.

При таком сценарии тревожно легко представить, как европейские государства-члены НАТО могут расколоться из-за того, пересекла ли Россия хотя бы свою красную черту войны, не говоря уже о том, чтобы ответить.В тумане замешательства и сомнений Россия могла постепенно обостряться до тех пор, пока конфликт украинского типа в Прибалтике не был исключен, пока она не зашла далеко за красную линию НАТО, выставив эту красную линию как бессмысленную.

Но самая большая опасность состоит в том, если план Путина потерпит неудачу: перебор, недооценка решимости Запада защищать Прибалтику или начало чего-то, что выходит за рамки его контроля, все это может слишком легко привести к полномасштабной войне.

«Такая ситуация с неправильным восприятием определенно возможна, и именно так начинаются войны», — сказал Сайдеман, сравнивая сегодняшнюю Европу с 1914 годом, незадолго до Первой мировой войны.«То, что делает войну наиболее мыслимой, — это когда другие люди не думают, что она мыслима».

В 1963 году, через несколько месяцев после того, как кубинский ракетный кризис чуть не привел к столкновению США и Советского Союза, президент Джон Ф. Кеннеди выступил с речью, опираясь на уроки мирового столкновения с ядерной войной:

«Прежде всего, защищая наши жизненно важные интересы, ядерные державы должны предотвращать те конфронтации, которые ставят противника перед выбором: либо унизительное отступление, либо ядерная война.«

Это выбор, который Путин вполне может навязать НАТО.

VII. Как это будет: сценарий Украины

Евгений Бужинский провел большую часть своей профессиональной жизни с угрозой глобального ядерного уничтожения, нависшей над его головой. Пожизненный российский военный, он получил докторскую степень в области военных наук в 1982 году, когда холодная война вступила в один из самых опасных периодов, и дослужился до Генерального штаба, где он оставался в течение многих лет после распада Советского Союза в периоды тяжелой войны. спокойствие и напряжение.

Он вышел в отставку в 2009 году в звании генерал-лейтенанта и по-прежнему активен в российских кругах национальной безопасности, в настоящее время возглавляя ПИР-Центр, уважаемый российский аналитический центр, занимающийся вопросами вооруженных сил, национальной безопасности и контроля над вооружениями.

Бужинский, когда я встретил его в Москве, сделал мне предупреждение. Те на Западе, кто беспокоился о возможности разразиться крупной войны в Прибалтике, упускали из виду реальную угрозу: Украину. Он опасался, что США не осознают, насколько далеко Россия готова зайти, чтобы избежать поражения на Украине, и этот просчет может втянуть их в конфликт.

«Украина для России — это красная линия», — предупредил он. «И особенно враждебная России Украина — определенная красная линия. Но администрация США решила, что это не так».

Это было беспокойство, которое я слышал не раз в России. Когда Федор Лукьянов, инсайдер по вопросам внешней политики Москвы, предупредил, что представители российской внешней политики считают серьезную войну все более вероятной, и я спросил его, как они думают, что это произойдет, он процитировал Украину.

«Например, массовая военная помощь Украине со стороны США — это может начаться как прокси-война, а потом… «он замолчал

Лукьянов беспокоился о том, что США не понимают чувства собственности России на Украину, насколько она пойдет на защиту своих интересов в этой стране. «Многие люди воспринимают это как нечто, что на самом деле является частью нашей страны, или если не частью нашей страны, то страной, которая абсолютно необходима для безопасности России», — сказал он.

Бужинский — один из таких людей. Подобно Лукьянову и другим российским аналитикам, он обеспокоен тем, что Соединенные Штаты ошибочно пришли к выводу, что Путин в конечном итоге уступит, если ему грозит вероятное поражение на Украине.По его словам, американцы опасно ошибались.

Общительный, размером с медведя и явно привыкший иметь дело с западными людьми, наблюдая за соблюдением договоров о контроле над вооружениями в течение большей части 1990-х годов, Бужинский прихлебнул грейпфрутовый сок, когда мы встретились в центре Москвы.

«Год назад я был абсолютно убежден, что Россия никогда не будет вмешиваться в военном отношении», — сказал он о возможности полного и открытого вторжения России в Украину. «Теперь я не так уверен».

По его словам, российское правительство считает, что оно никогда не может допустить поражения пророссийских сепаратистских повстанцев в регионе Восточной Украины, который иногда называют Донбассом.(В августе, когда эти повстанцы оказались на грани поражения, Россия оказала им артиллерийскую поддержку и тайно направила войска, чтобы сражаться вместе с ними, Москва не признала этого.)

По словам Бужинского, если украинские силы собираются захватить мятежников-сепаратистов, то он считает, что Россия ответит не только явным вторжением, но и маршем к столице Украины Киеву.

«Массовое наступление на украинской стороне» против повстанцев, по его словам, приведет к открытому вступлению России в войну.«Война с Россией на Украине — если Россия начнет войну, она никогда не прекратится, пока не возьмет столицу».

Когда я спросил Бужинского, действительно ли он верит, что Путин начнет полное российское вторжение в Киев в ответ на украинские попытки вернуть Донбасс, он ответил: «Да, определенно. Он дважды публично сказал:« Я не позволю этому случиться ». ‘ Поскольку он человек слова, я уверен, что он сделает это ».

Такой сценарий, сказал он, может привести к большему конфликту, который никому не нужен. Американцы верят, что «Россия никогда не посмеет, Путин никогда не посмеет вмешиваться», что оставляет США неподготовленными к тому, что это произойдет.«И тогда я не мог предсказать реакцию США и НАТО».

Бужинский изложил еще один способ, которым он опасался, что Украина может привести к большой войне. Если США предоставили Украине сложное военное оборудование, которое потребовало размещения американских инструкторов или операторов рядом с линией фронта, и один из них был бы убит, он считал, что США могут почувствовать себя вынужденными немедленно вмешаться в Украину.

Неужели Россия рискнет развязать крупную войну из-за Украины, одной из беднейших стран Европы?

В течение нескольких месяцев Москва предлагала, чтобы военное вмешательство Запада в Украину, даже такое умеренное, как предоставление украинским военным определенным оружием, было воспринято как акт войны против России.Подобно угрозам Путина применить ядерное оружие, это игнорировалось как бахвальство, простая риторика, просто для того, чтобы набрать внутриполитические очки.

Бужинский пытался мне подчеркнуть, что угрозы реальны — что Россия может считать свои интересы в Украине настолько жизненно важными, что она рискнет или даже вступит в войну, чтобы защитить их. Не только он сказал это — я слышал это от многих других в Москве, в том числе от российских аналитиков, которые критикуют политику своей страны в отношении Украины как слишком агрессивную.

Бужинский пояснил, что Россия установила это как красную черту из опасения, что украинское завоевание восточной Украины приведет к «физическому истреблению жителей Донбасса», многие из которых являются русскоязычными и имеют культурные связи с Россией. Российские государственные СМИ уже год внушают этот страх народам Украины и России. Это не обязательно должно быть правдой, чтобы служить поводом для войны; Москва выдвинула аналогичное оправдание своей аннексии Крыма.

Связь с Украиной часто выражается обычными россиянами как проблема культурного наследия; Киевская Русь, средневековая славянская федерация со столицей в современной украинской столице Киеве, является чем-то вроде государства-предшественника России.

Но, скорее всего, дело не только в национализме или родстве с русскоязычными украинцами. Москва печально известна своей убежденностью в том, что США нацелены на уничтожение России или, по крайней мере, на ее подчинение. Он параноик и болезненно осознает свою изоляцию и свою сравнительную слабость. Путин, возможно, заключил, что враждебная и прозападная Украина создаст экзистенциальную угрозу, ослабив Россию дальше того, что она может себе позволить.

Эллисон и Саймс в своем эссе о риске войны описали Украину как потенциальный эпицентр более широкого конфликта из-за этого.

«Россия считает, что истеблишмент считает, что страна никогда не сможет быть в безопасности, если Украина присоединится к НАТО или станет частью враждебного евроатлантического сообщества», — писали они. «С точки зрения [Москвы], это делает отсутствие враждебности Украины непреложным требованием для любой России, достаточно могущественной, чтобы защищать свои интересы национальной безопасности».

Это практически клише в международных отношениях: «Россия без Украины — страна, Россия с Украиной — империя». Похоже, путинская Россия считает, что восстановление статуса великой державы — единственный способ гарантировать безопасность от враждебного Запада.

Джеффри Льюис, эксперт по контролю над вооружениями, связывает эту одержимость российского правительства Украиной с политической слабостью Путина внутри страны, а также с чувством военной незащищенности России от враждебного и чрезвычайно могущественного Запада.

«Я подозреваю, что желание объединить русский мир и подчинить себе нерусских соседей вызвано фундаментальным чувством незащищенности», — сказал Льюис в широко распространяемом сентябрьском подкасте о ядерных угрозах Путина. «Что, как и советское руководство, он должен очень стараться, чтобы остаться у власти, и поэтому по мере того, как его легитимность падает, появляется тенденция обвинять внешние силы.И проблема в том, что когда вы пытаетесь смотреть на мир таким заговорщическим взглядом, всегда есть оправдание для подчинения следующей группы соседей «.

Это означает, что если США или другие западные страны станут настолько вовлечены в Украину, что Россия не сможет поддерживать контроль над конфликтом, тогда Россия может почувствовать, что это ставит ее перед такой экзистенциальной угрозой, что у нее нет другого выбора, кроме как эскалации в ответ. Даже с риском войны.

Россия, конечно, знает, что проиграет полномасштабную войну с НАТО, но у нее есть другие варианты.Представитель общественного консультативного совета при Министерстве обороны России сообщил Moscow Times, что, если западные страны вооружат украинские вооруженные силы, они ответят эскалацией на самой Украине, а также «асимметрично против Вашингтона или его союзников на других фронтах».

Российские асимметричные действия — кибератаки, пропагандистские операции, направленные на создание паники, военные полеты и даже маленькие зеленые человечки — все эффективны именно потому, что они вносят неопределенность и риск.

Если это звучит опасно, то это так.Красные линии Америки и НАТО относительно того, какие акты «асимметрии» могут и не будут вызывать войну, неясны и плохо определены.

Россия могла легко пересечь такую ​​линию, не желая этого, или могла бы создать достаточно путаницы, чтобы США считали, что она или ее союзники находятся под достаточно серьезной угрозой, чтобы потребовать возмездия.

«Вы не сможете пройти это обратно», — предупредил Мэтью Рожански, директор Института Кеннана, в комментариях для New York Times о том, что может произойти, если США вооружат украинские вооруженные силы, как Конгресс подталкивает Обаму к этому.

«Сделав это, мы станем воюющей стороной в войне по доверенности с Россией, единственной страной на Земле, которая может уничтожить Соединенные Штаты», — сказал Рожанский. «Вот почему это так важно».

VIII. Ядерная опасность: красная линия ближе, чем вы думаете

В августе этого года, когда российские военные начали необъявленное и неофициальное вторжение на восток Украины, чтобы защитить там сепаратистских повстанцев от поражения, Путин посетил ежегодную молодежную конференцию на озере Селигер, к северу от Москвы.Во время сеанса вопросов и ответов студент-преподаватель задал странный вопрос о «цикличности» истории и опасениях, что Россия может быть «вовлечена в новый открытый глобальный конфликт».

Путин в своем ответе сделал то, чего обычно избегают лидеры крупных ядерных держав, — он немного ударил ядерной саблей:

Напомню, что Россия — одна из крупнейших ядерных держав мира. Это не просто слова — это реальность. Более того, мы укрепляем наш потенциал ядерного сдерживания и развиваем наши вооруженные силы.Они стали более компактными и эффективными, а с точки зрения вооружения они становятся все более современными.

В России всегда присутствует определенный страх, который всегда находится на поверхности, что единственное, что мешает Западу осуществить его мечту об уничтожении или подчинении России, — это ее ядерный арсенал. (Три месяца спустя Путин предупредил, что Запад хочет приручить русского медведя, чтобы «вырвать ему клыки и когти», что, как он объяснил, означало его ядерное оружие.)

«Существует широко распространенное мнение, что единственной гарантией безопасности России, если не суверенитета и существования, является ядерное сдерживание», — пояснил Лукьянов, российский эксперт по внешней политике. «После войн в Югославии, войны в Ираке, ливийской интервенции это больше не аргумент, это общепринятая мудрость:« Если бы Россия не была ядерной сверхдержавой, смена режима в иракском или ливийском стиле была бы здесь неизбежна ». Американцы так недовольны с российским режимом они это сделают.Слава Богу, у нас есть ядерный арсенал, и это делает нас неприкосновенными ».

Но Россия столкнулась с проблемой: ее обычные вооруженные силы сейчас настолько слабее, чем у НАТО, а ее столица так близко к силам НАТО в Прибалтике, что она опасалась, что танковые дивизии НАТО могут прорваться к Москве и быстро выиграть войну. без применения ядерного оружия. И США, и Россия пообещали использовать ядерное оружие только для сдерживания друг друга от ядерных атак. Это сдерживало холодную войну.Но поскольку США не будут нуждаться в своих межконтинентальных баллистических ракетах для победы в войне, этого сдерживания уже недостаточно для обеспечения безопасности России.

В ответ Россия постепенно понижает планку того, когда она применит ядерное оружие, и в процессе этого изменяет давнюю логику взаимно гарантированного уничтожения, добавляя огромную ядерную опасность любому конфликту в Европе. Вероятность того, что ограниченная или непреднамеренная стычка может перерасти в ядерную войну, как никогда высока.

Ядерная доктрина России — официальный документ, который Кремль публикует каждые несколько лет, в котором указывается, когда он будет и не будет применять ядерное оружие, — заявляет, что российские военные могут запустить ядерное оружие не только в случае ядерного удара, но и в случае обычного военное нападение, представляющее реальную угрозу.Другими словами, если Россия считает, что американские танки могут направляться в Кремль, она заявила, что может в ответ сбросить ядерные бомбы.

Жительница Москвы смотрит документальный фильм государственных СМИ о российской аннексии Крыма за март 2015 года, в котором Путин впервые заявил, что рассматривает возможность подготовки ядерных сил. (ДМИТРИЙ СЕРЕБРЯКОВ / AFP / Getty)

Трудно переоценить опасность того, что это усугубит любую возможную конфронтацию, особенно в странах Балтии.Если бы авария или просчет привели к стычке на границе, Кремлю потребовалось бы только неверно воспринять боевые действия как начало наступления на Москву, а его собственная доктрина потребовала бы применения ядерного оружия. В самом деле, это был бы единственный способ избежать полного поражения.

Есть еще один уровень опасности и неопределенности: неясно, что Россия сочтет обычной угрозой, достойной ядерного ответа. Через несколько месяцев после аннексии Крыма Путин сообщил, что во время необъявленного вторжения России на территорию он думал о приведении ядерных сил своей страны в состояние боевой готовности; его правительство дало понять, что рассмотрит возможность использования ядерной силы для защиты Крыма от нападения, что, по словам российских аналитиков, было не просто бахвальством.

Соединенные Штаты, конечно, не собираются возвращать Крым военным путем, несмотря на удивительно распространенные опасения об обратном в России. Но российская паранойя по поводу такой угрозы и возможная готовность использовать ядерное оружие для ее предотвращения добавляют еще большую опасность к и без того опасной войне на востоке Украины и опасениям, что более активное вмешательство России или Запада может спровоцировать более широкий конфликт.

И открытие Крыма поднимает сбивающий с толку вопрос: где именно Москва проводит черту для угрозы, достаточно серьезной для применения ядерного оружия? Его доктрина гласит, что их следует использовать только против экзистенциальной угрозы, но нападение на Крым было бы далеко не экзистенциально опасным.Мы можем только догадываться, где проходит настоящая красная линия, и надеяться не пересечь ее по ошибке.

IX. Ядерные опасности: как Путин толкает нас на грань

Есть особый момент, который эксперты по контролю над вооружениями часто цитируют, чтобы подчеркнуть опасность ядерного оружия, то, как оно годами удерживало мир в равновесии, в нескольких минутах от ядерного разрушения. Это было 26 сентября 1983 года.

В тот вечер российский подполковник по имени Станислав Петров устроился в свою смену, курируя советскую систему раннего предупреждения о ракетном нападении.У Петрова была сверхсекретная сеть спутников, нацеленных прямо на Соединенные Штаты и их арсенал межконтинентальных баллистических ракет с ядерным оружием, которые указывали на него.

США и Советский Союз наращивали темп разработки межконтинентальных баллистических ракет, которые могли облететь земной шар за 30 минут и превратить вражеский город в пепел. Обе стороны были движимы страхом, что в один прекрасный день другая сможет получить возможность нанести превентивный ядерный удар настолько разрушительным и быстрым, что он начнется и выиграет войну в течение нескольких часов.Каждый стремился разработать все более чувствительные системы предупреждения и все более быстрые механизмы возмездия, чтобы сдержать угрозу.

Петров управлял одной такой системой предупреждения. Если он поймает американскую атаку, как только она пересечет его сенсоры, это даст советскому руководству около 20 минут времени для предупреждения. Это было их окно, чтобы определить, как реагировать. Пространства для ошибок было фактически ноль.

В ту ночь, через пять часов после начала смены Петрова, произошло то, с чем он никогда не сталкивался за свою 11-летнюю карьеру: система сработала по полной тревоге.Слово «ЗАПУСК» отображается большими красными буквами. Экран объявил о «высокой надежности» американской межконтинентальной баллистической ракеты, несущейся в сторону Советского Союза.

Петров должен был принять решение: сообщит ли он о приближающемся американском ударе? Если он это сделал, советская ядерная доктрина требовала полного ядерного возмездия; не было бы времени перепроверить систему предупреждения, не говоря уже о переговорах с США. Если бы он этого не сделал, а он был неправ, он оставил бы свою страну беззащитной, что равносильно измене.

Инстинкт подсказывал ему, что предупреждение было ошибочным, но когда он пролистал входящие изображения и данные, он не смог прийти к окончательному выводу. Через несколько секунд он позвонил своему начальству и категорически заявил, что это ложная тревога. Он настаивал, что нападения не было.

Петров в агонии ждал 23 минуты — расчетное время полета ракеты до цели — прежде чем он наверняка убедился в своей правоте. В то время об этом знали лишь немногие, но благодаря Петрову мир едва избежал Третьей мировой войны и, возможно, полного ядерного уничтожения.

Соединенные Штаты и Советский Союз, потрясенные этим и другими близкими к неудачам, следующие несколько лет отступили от края пропасти. Они сняли с эксплуатации большое количество ядерных боеголовок и подписали договоры об ограничении их развертывания.

Одной из их наиболее важных мер было соглашение 1987 года под названием Договор о ракетах средней дальности (РСМД), в котором обе стороны пришли к выводу, что ядерные ракеты средней дальности наземного базирования, которые они заложили по всей Европе, просто слишком опасны и дестабилизирующий, чтобы быть позволенным.Поскольку ракеты могли достигать Москвы, Берлина или Лондона с молниеносной скоростью, они сокращали «время реакции» на любой кризис — окно, в котором советский или западный лидер должен был решить, подверглась ли страна атаке, прежде чем такая атака нанесет удар. — до нескольких минут. Они сделали опасность непреднамеренной эскалации или ошибки, подобной той, которую Петров едва предотвратил, намного большей.

Риск, который они представляют, был признан в Договоре 1987 года о РСМД неприемлемым для всего мира.И оружие сняли.

Путин предпринял несколько шагов, чтобы подтолкнуть Европу к ядерной грани, к логике ядерной эскалации и взрывного оружия, которые сделали начало 1980-х, по многим оценкам, самым опасным временем в истории человечества. Пожалуй, наиболее радикально то, что он, похоже, отменил Договор 1987 года о РСМД, вернув давно запрещенное ядерное оружие.

В марте Россия объявила, что разместит ядерные бомбардировщики и ракеты «Искандер» средней дальности в российском анклаве Калининград — всего в часе полета коммерческим авиалайнером из Берлина.Тем временем он испытывает ракеты средней дальности наземного базирования. Ракеты, к тревоге США, по всей видимости, нарушают Договор о РСМД.

Российский ракетный комплекс «Искандер» в Сибири. (ЕВГЕНИЙ СТЕЦКО / AFP / Getty)

Это далеко не единственная ядерная эскалация Путина. Он разрабатывает все больше ядерного оружия и часто обращает на него внимание, как на явное прикрытие своей агрессии и авантюризма в Европе.Например, есть подозрения, что Россия могла разместить подводные лодки с ядерным вооружением у восточного побережья США.

Что делает это настолько опасным, так это то, что Путин, похоже, считает, как ученый Эдвард Лукас обрисовал в недавнем отчете для Центра анализа европейской политики, что он имеет большую готовность, чем НАТО, использовать ядерное оружие, и, следовательно, что его начальство будет позволяет ему запугивать более сильные западные державы играми в «ядерную курицу».

Это существенный и действительно пугающий отход от ядерного мышления эпохи холодной войны, когда обе стороны справедливо опасались, что балансирование на грани ядерного края слишком опасно, и использовали свое оружие в первую очередь для сдерживания друг друга.

«Бряцание оружием России ядерным оружием является неоправданным, дестабилизирующим и опасным», — сказал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в своей майской речи в Вашингтоне.

Путин действует исходя из очевидной убежденности в том, что усиление ядерной угрозы для Европы и, как следствие, для его собственной страны, в конечном итоге полезно для России и стоит рисков. Это игра, в которой на карту поставлены жизни сотен миллионов европейцев, а возможно, и многих других.

X. Ядерные опасности: атомная пушка в голову миру

Многие западные аналитики считают, что ядерные ракеты предназначены как оружие против голов американцев и европейцев: вам лучше не связываться с нами, русскими, или кто знает, что мы будем делать.

Сам Путин поддержал эту точку зрения в своей речи в Сочи в 2014 году, где он одобрительно процитировал обращение советского лидера Никиты Хрущева к Организации Объединенных Наций в 1960 году, когда он стукнул ботинком по подиуму. «Соединенные Штаты и НАТО подумали:« Этого Никиту лучше оставить в покое, он может просто пойти и запустить ракету. Нам лучше проявить к ним некоторое уважение », — сказал Путин.

Ядерная угроза такого рода могла бы стать для Путина идеальным способом попытаться реализовать сценарий разделения НАТО, описанный такими аналитиками, как Пионтковский.Что, если, в качестве примера в своем отчете Лукас, Путин нашел какой-то предлог, чтобы объявить Россию «военной зоной отчуждения» в Балтийском море, тем самым физически отрезав страны Балтии от остальной части НАТО?

«Неужели Америка рискнет вступить в ядерное противостояние с Россией из-за газопровода?» — спросил Лукас. «Если бы этого не произошло, с НАТО пришел бы конец. Ядерный блеф, который поддерживал западный альянс на протяжении всех десятилетий холодной войны, был бы наконец объявлен».

Любовь Путина к балансированию на грани войны, хотя, возможно, и порожденная слабостью России, также глубоко беспокоит то, что она говорит о готовности и даже стремлении лидера взять на себя огромный геополитический риск.

«Либо у него очень странная теория ядерного оружия, либо он просто не воспринимает Запад всерьез и пытается запугать нас любой угрозой, которую он может создать», — сказал Сайдеман, политолог, продолжая рисовать. еще одна из многих параллелей, которые аналитики проводят с началом Первой мировой войны.

«Существуют два видения международных отношений: одно заключается в том, что угрозы работают, а второе — что угрозы не действуют, поскольку они создают противовес», — продолжил Сайдеман. «Это была теория [немецкого] кайзера до Первой мировой войны: чем больше вы угрожаете, тем больше людей подчинятся вашей воле.Возможно, это логика Путина, что он просто собирается угрожать, угрожать и надеяться, что НАТО уступит. Но долгосрочный период международных отношений предполагает, что все идет в обратном направлении: чем больше вы угрожаете, тем больше вы производите балансировку ».

Другими словами, Путин надеется компенсировать свою слабость, выразив готовность идти дальше и поднять ставки выше, чем у более могущественных западных стран. Но его действия основаны на неправильном понимании того, как устроен мир.Фактически, он фактически вынуждает Запад ответить тем же, повышая не только риск возможной войны, но и легкость, с которой такая война может стать ядерной.

XI. Ядерные опасности: верит ли Путин в «победу» в ядерной войне?

(Дмитрий Духанин / Коммерсант через Getty)

В ядерной доктрине России есть следствие, способ, которым, по мнению русских, они решили проблему военного превосходства Запада, настолько безрассуден и опасен, что трудно поверить, что они действительно имеют это в виду.И тем не менее, есть все признаки того, что они это делают.

Следствием этого является принятие Россией того, что она называет ядерным ударом «деэскалации». Вернемся к сценарию, изложенному в военной доктрине России: обычный военный конфликт, представляющий реальную угрозу для страны. Доктрина призывает Россию ответить ядерным ударом. Но представьте, что вы российский лидер: как вы сбросите ядерную бомбу на войска НАТО, не заставив США ответить соответствующим ядерным ударом, запустив цикл эскалации «око за око», который закончится тотальной ядерной войной. а глобальная разруха?

Ответ России в случае такого конфликта состоит в том, чтобы сбросить одно ядерное оружие — одно из семейства меньших ядерных боеприпасов, используемых на поле боя, известных как «тактическое» оружие, а не из более крупного, разрушающего города «стратегического» оружия. ядерное оружие.Идея состоит в том, что такой удар будет сигнализировать о готовности России применить ядерное оружие и вынудит врага немедленно прекратить борьбу, а не рисковать дальнейшим ядерным уничтожением.

Николай Соков, эксперт по ядерному оружию и бывший сотрудник Министерства иностранных дел России, объяснил в «Вестнике ученых-атомщиков», что это не надуманный крайний вариант; он стал центральным в российском военном планировании.

«Предполагается, что такая угроза удерживает Соединенные Штаты и их союзников от участия в конфликтах, в которых Россия играет важную роль, и в этом смысле имеет оборонительный характер», — написал Соков.«Тем не менее, чтобы быть эффективной, такая угроза также должна вызывать доверие. С этой целью все крупномасштабные военные учения, которые Россия проводила с 2000 года, представляли собой моделирование ограниченных ядерных ударов».

Бужинский, недавно вышедший в отставку член Генерального штаба России, подтвердил на нашей встрече, что это то, что военные считают жизнеспособным вариантом. «Если Россия подвергнется серьезным традиционным атакам, да, конечно, как написано в доктрине, нестратегическое ядерное оружие может быть использовано в ограниченном объеме», — сказал он.«Чтобы показать намерение, как фактор снижения эскалации».

В современном мире военного планирования трудно представить более опасную идею, чем «ограниченная» ядерная война. Ученые десятилетиями обсуждали и до сих пор спорят о том, реалистична ли концепция ограниченной ядерной войны или такой конфликт неизбежно перерастет в тотальную ядерную войну. Иными словами, никто не знает наверняка, посеяли ли российские военные стратеги семена глобального ядерного уничтожения.

С российской стороны, по крайней мере, можно представить, как эта доктрина может иметь смысл: угроза, исходящая от обычных вооруженных сил НАТО, широко рассматривается как непреодолимая и неизбежная, поэтому стоит задуматься о таком крайнем шаге. С момента падения Советского Союза в стратегической культуре России все больше внимания уделяется ее ядерному арсеналу, единственному оставшемуся наследию ее внушающего страх статуса великой державы. Это своего рода российский культ ядерного оружия или даже некий стратегический фетиш.Учитывая, что ядерное оружие занимает центральное место в российском стратегическом мышлении, неудивительно, что Москва видит в нем решение своей величайшей стратегической проблемы.

Но когда вы рассматриваете эту доктрину с американской стороны, вы начинаете понимать, что делает ее опасной и даже безумной. Представьте, что вы — американский лидер, и ваши силы в Восточной Европе каким-то образом оказались втянутыми в конфликт с русскими. Возможно, когда артиллерия и самолеты изнутри России обрушиваются на ваши силы, вы контратакуете русскую землю, чтобы уничтожить их.Кремль, опасаясь начала вторжения в Москву, сбрасывает тактическую ядерную боеголовку на ваши силы в Эстонии или Латвии. Вы не имеете ни малейшего представления о том, будут ли российские ядерные удары еще больше: на поле боя, в большей степени по Европе или даже по Вашингтону или Нью-Йорку. Отвечаете ли вы тактическим ядерным ударом в натуральной форме, что создает риск постепенной эскалации до тотальной ядерной войны? Вы, опасаясь худшего, собираетесь уничтожить российское руководство, прежде чем они прикажут атаковать? Или вы объявляете одностороннее прекращение огня, унижая ваши силы и награждая Россию победой?

Ядерная доктрина России делает ставку на то, что любой американский лидер — не говоря уже о лидерах обладающих ядерным оружием Франции и Великобритании — выберет последний из этих трех вариантов.Если это предсказание окажется неверным, это будет означать ядерную войну, возможно, глобальную ядерную войну и, следовательно, уничтожение. Другими словами, эта доктрина играет с судьбой мира.

Такой сценарий, чтобы быть ясным, является отдаленным, как и все ядерные сценарии. Для этого потребуется каскадная серия событий, и ни одна из сторон не откроется во времени по мере развития этих событий. Шансы на то, что это произойдет, довольно низки. Но они больше нуля и растут. Такой сценарий вполне возможен — в противном случае Россия не стала бы регулярно проводить военные учения, предполагающие именно такой исход.И напомним, что Александр Вершбоу, заместитель генерального секретаря НАТО, заявил на конференции в конце апреля, что НАТО разыгрывает именно такой кризис.

У этой российской доктрины есть еще более тревожные последствия. Его логический вывод состоит в том, что Россия считает себя способной вести войну с условно превосходящими США Соединенными Штатами, не проигрывая, и что она может сделать это, используя ядерное оружие на поле боя. В соответствии с этой доктриной Москва рассматривает не только полномасштабную войну против США как вообразимую, но и полномасштабную войну с хотя бы одним ядерным взрывом.

Это, возможно, может помочь объяснить, почему Путин, казалось, так хотел усилить возможность реальной войны с Соединенными Штатами, даже той, которая связана с ядерными угрозами — он может полагать, что благодаря своей превосходящей воле и умению балансировать на грани возможного поражения он может избежать поражения. Добавление ядерного элемента в любой конфликт, по-видимому, также увеличит вероятность того, что западноевропейские члены НАТО разделятся по вопросу о том, как реагировать, особенно если российская пропаганда может сделать неясными обстоятельства, приведшие к взрыву.

Но это также показывает, в какой степени вся его стратегия может частично основываться на дрянной предпосылке — что в «ограниченной» ядерной войне можно выиграть — и та, которая подвергает риску весь мир.

XII. Ядерные опасности: конец игры

Деактивированная шахта для ядерных ракет Titan II в Аризоне. (БРЕНДАН СМИАЛОВСКИЙ / AFP / Getty)

Президент Дуайт Эйзенхауэр занимал свой пост в то время, когда перспектива ядерной войны была относительно новой, а военные планировщики не знали, как учитывать возможность конфликта с Советским Союзом, в котором обе стороны могут применить ядерное оружие.Хотя некоторые в его администрации призывали его рассмотреть планы ядерного конфликта, Эйзенхауэр, не привыкший к войне, отверг эту идею как немыслимую.

«У вас просто не может быть такой войны, — сказал Эйзенхауэр в 1957 году. — Недостаточно бульдозеров, чтобы соскребать трупы с улиц».

Путин считает, что нашел способ обойти эту проблему, полагаясь на боеголовки меньшего размера, предназначенные для использования на поле боя, которые могут выиграть войну, не перерастая в глобальный конфликт, в котором были принесены в жертву целые города.

Но даже ограниченная ядерная война может иметь катастрофические последствия, и не только для стран, на которые упадут бомбы, но и для всего мира.

Исследование 2008 года (обновленное в 2014 году) по экологическим последствиям «небольшой» ядерной войны описало, что произойдет, если в гипотетическом конфликте между Индией и Пакистаном будет взорвано 100 бомб мощностью Хиросима. Это эквивалентно менее 1% совокупных ядерных арсеналов США и России.

Исследование показало, что взрывы вытолкнут слой горячего черного дыма в атмосферу, где он окутает Землю примерно за 10 дней.Исследование предсказало, что этот дым будет блокировать солнечный свет, нагревать атмосферу и разрушать озон на многие годы, создавая то, что исследователи без преувеличения называют «десятилетием без лета». Поскольку во всем мире высохли дожди и не было урожая, в результате глобального голода погибнет 1 миллиард человек.

«Мы избежали холодной войны без ядерного холокоста благодаря сочетанию навыков, удачи и божественного вмешательства, и я подозреваю, что последнее в наибольшей степени», — сказал генерал Джордж Ли Батлер из Стратегического авиационного командования США журналисту Эрику Шлоссеру для своей книги. об опасности ядерного оружия.

Возможно, мы избежали холодной войны, но мы не избежали ядерной угрозы, которая не только сохраняется, но и растет. Ощущение, что эта опасность подчиняется учебникам истории, обычное в Вашингтоне и других западных столицах, как раз и является частью ее опасности. Это еще одно эхо месяцев и лет до Первой мировой войны, когда мир неосознанно приближался к катастрофе.

В апреле прошлого года, сразу после аннексии Крыма Россией, лондонский аналитический центр Chatham House опубликовал отчет об опасностях непреднамеренного ядерного конфликта.Это не было привязано к событиям на Украине, и на тот момент мало кто, в том числе авторы отчета, рассматривали Крым как потенциальное начало более крупного конфликта. Тем не менее, он был ужасен в своих предупреждениях.

«Вероятность непреднамеренного использования ядерного оружия не равна нулю и выше, чем считалось ранее», — говорится в заявлении. «Риск, связанный с ядерным оружием, высок» и «недооценивается».

Их предупреждения были проигнорированы. Как отмечается в самом докладе, мир ошибочно пришел к выводу, что ядерное оружие больше не представляет неминуемой угрозы.Внимание перешло. Но семена возможной войны сеются в Европе. Если случится худшее, что является маловероятной, но реальной возможностью, последствия последуют за всеми американцами по домам.


, вбивая клин между Китаем и Россией, не сработает

Через пятьдесят лет после тайного визита Генри Киссинджера в Китай, который изменил правила игры, который привел к сближению китайско-американских отношений и стал ключевым поворотным моментом в холодной войне, недостатка в новых потенциальных Киссинжерах нет.Важные голоса призывали к корректировке конфронтационного подхода Америки к России, чтобы попытаться использовать Москву как карту против Пекина.

Аргумент основан на кажущемся несоответствии сил между приходящей в упадок Россией и ее амбициозным и гораздо более могущественным соседом. Стивен Бланк утверждает, что это «постоянно усиливающееся неравенство … со временем может позволить [Соединенным Штатам] и их союзникам использовать российские чувства негодования и сопротивления подчинению». Если бы только Соединенные Штаты нашли способ подогреть опасения России перед Китаем до такой степени, чтобы это могло, как сказал Чарльз А.Купчан недавно сказал: «Оставь плохой брак».

Предлагаемый подход США к китайско-российским отношениям основан на предположении, что Россия недовольна своим второстепенным положением по отношению к все более могущественному Китаю, и что такое недовольство — и недоверие Москвы к намерениям Пекина — можно выгодно использовать.

Предположение, что США могут вбить клин между Китаем и Россией, ошибочно. В отличие от прошлого, китайско-российские отношения не являются иерархическими и не требуют беспрекословного уважения со стороны России к желаниям Китая.Эти две страны идеологически далеко друг от друга, и ни одна из них не ожидает, что другая будет придерживаться одного и того же мировоззрения. Наконец, Китай и Россия прилагают все усилия, чтобы избежать трений, как потому, что они не хотят, чтобы эти трений использовались третьими сторонами, так и потому, что они правильно понимают, что им суждено стать соседями. Если история чему-то их научила, так это тому, что гораздо лучше быть хорошими соседями, чем драться друг с другом.

Краткая история советско-китайского союза

Отношения между Китаем и Россией сегодня лучше, чем когда-либо с тех пор, как две империи впервые столкнулись лицом к лицу в глубинах Внутренней Азии в 17 веке.Они определенно лучше, чем во время недолговечного советско-китайского союза 1950-х годов, когда китайцы позиционировали себя как наиболее важный партнер Москвы в глобальной холодной войне. Внешне монолитный альянс на самом деле страдал от глубоких трещин, в основном из-за неудовлетворенности Китая подчиненной ему ролью «младшего брата» Советскому Союзу. Всего через несколько лет после своего основания в 1950 году альянс рухнул.

Президент Ричард Никсон и Киссинджер осознали историческую возможность и обратились к Китаю в ходе того, что стало самой важной геополитической перестройкой холодной войны.Но они никогда бы не добились успеха, если бы Китай и Советский Союз не разошлись по своим собственным причинам много лет назад. Когда Киссинджер рискнул совершить тайный визит в Китай в 1971 году, советско-китайские отношения уже более десяти лет находились в штопоре. Большинство связей — политических, экономических и культурных — были разорваны. Остатки советского дипломатического персонала в Пекине опасались за свою жизнь, когда разъяренные красные гвардейцы осадили посольство. В марте 1969 года напряженность достигла максимума вдоль советско-китайской границы, где две страны вели короткую необъявленную войну.В ответ на китайскую провокацию Советы обстреляли китайский берег реки Уссури. Позже в том же году Москва намекала на нанесение превентивного ядерного удара по Китаю, хотя пока нет доказательств того, что кто-либо в Кремле серьезно относился к этим угрозам.

Повторить подвиг Никсона и Киссинджера сегодня будет сложно, потому что ни один из факторов, которые сделали это возможным, — в первую очередь, глубокое недоверие и враждебность между Пекином и Москвой, — скорее всего, не материализуются в обозримом будущем.Важно отметить, что Китай и Россия извлекли уроки из своего неспокойного прошлого и по-прежнему полны решимости избежать повторения 1960-х годов.

По иронии судьбы, реальность того, что Китай и Россия не являются официальными союзниками, усложняет Соединенным Штатам противопоставление друг другу. Ни одна из сторон не слишком заинтересована в том, чтобы подчиняться ограничениям альянса, который обычно влечет за собой обязательство встать на защиту друг друга и тесно консультироваться по вопросам внешней политики. Однако такие ограничения приводят к разногласиям по поводу стратегии и спорам по поводу руководства.Здесь можно возразить, указав, что, хотя Китай и Россия не состоят в союзе, они, тем не менее, согласны по важным стратегическим вопросам. Но какое это имеет значение? Такое согласование, основанное на проблемах, никоим образом не создает иерархии: ни Пекин, ни Москва не в состоянии навязать друг другу свои взгляды. В худшем случае они могут согласиться не согласиться. Это, конечно, резко контрастирует с бывшим советско-китайским альянсом, который требовал соответствия.

Одна из проблем советско-китайского альянса заключалась в том, что у Пекина и Москвы были очень разные представления о том, как вести себя с войной и революцией в так называемом третьем мире, и по вопросам отношений между Востоком и Западом в целом.Например, советский подход к Индии (который Москва надеялась в конечном итоге победить социализмом) отличался от подхода Китая (который рассматривал Нью-Дели как стратегического противника и соперника за влияние в развивающемся мире). В 1959 году, когда между Китаем и Индией произошла стычка на их спорной границе, Советский Союз оставался нейтральным, что вызвало гнев китайского руководства. Негодование Мао Цзэдуна по поводу предательства Советского Союза в 1959 году стало важным фактором, способствовавшим краху китайско-советского союза.

Точно так же интерес Пекина к разрешению тайваньского вопроса на его условиях вступил в прямое столкновение со страхом Москвы оказаться втянутым в ядерный конфликт с Соединенными Штатами.Разногласия достигли апогея в августе-сентябре 1958 года, когда Китай начал бомбардировку удерживаемых Тайванем прибрежных островов Цзиньмэнь и Мазу. Хотя с Хрущевым заранее не консультировались, он написал письмо президенту Дуайту Д. Эйзенхауэру, в котором распространял советский ядерный зонтик на Китай на случай, если США вмешаются в конфликт. Вряд ли советский лидер был взволнован перспективой ядерной войны с США из-за необъяснимых действий Китая в Тайваньском проливе.Тем не менее, условия советско-китайского союза заставили его предложить гарантии. Как он впоследствии сказал Мао, если американцы узнают или даже заподозрят, что Советы откажутся от своих обязательств, «это создаст очень опасную ситуацию».

Последствия кризиса в Тайваньском проливе 1958 года нанесли серьезный ущерб китайско-советскому союзу, усугубив сомнения Хрущева в надежности Мао или даже в его здравом уме. Отчасти из-за своей озабоченности по поводу воинственной политики Мао Хрущев пересмотрел свое обещание поставить Китаю прототип атомной бомбы (хотя и не раньше, чем существенно помогал китайцам вместе с их программой вооружений, что привело к успешному испытанию атома в Пекине в октябре 1964 года).

Хотя Хрущев не хотел делиться ядерными секретами с Китаем, он был очень заинтересован в других формах военного сотрудничества, которые расширили бы советский контроль над Пекином. В качестве примера можно привести его предложение о создании совместного с Китаем военно-морского флота, предложение, которое задевало Мао Цзэдун, потому что оно наводило на мысль о подчинении Китая Советскому Союзу. Известно, что Мао обрушился на советского посла в Пекине Павла Юдина:

Вы никогда не доверяете китайцам! Вы доверяете только россиянам! [Для вас] русские — первоклассный [народ], тогда как китайцы относятся к низшим, тупым и беспечным.

Хрущев поспешил в Пекин, чтобы починить заборы, но ему было трудно убедить Мао, что он на самом деле не замышляет установить квазиимперский контроль над вооруженными силами Китая. То, что началось как попытка Хрущева повысить эффективность советско-китайского военного союза, на самом деле глубоко подорвало доверие с обеих сторон.

Недоверие было одной, хотя и не единственной, причиной того, что Москва полностью провалила свои попытки координировать свои действия с Китаем во время войны во Вьетнаме.Более глубокая проблема заключалась в том, что там, где советские лидеры опасались эскалации и беспокоились о последствиях Вьетнама для более широкого проекта разрядки между Востоком и Западом, Пекин на самом деле не был заинтересован в поиске мирного решения, потому что напряженность в Юго-Восточной Азии помогала проекту Мао Цзэдуна по непрерывной революции в России. Китай. Когда советский премьер Алексей Косыгин явился в Пекин в феврале 1965 года, чтобы сравнить свои записи по Вьетнаму (исходя из того, что, будучи коммунистами, Китай и Советский Союз наверняка найдут общий язык), он с удивлением услышал, как Мао сказал ему, что китайские Советская борьба будет продолжаться 10 000 лет.

В 1970-х годах Китай и Вьетнам полностью разошлись, и Вьетнам искал утешения, заключив формальный союз с Москвой в 1978 году. Этот союз не смог удержать Китай от кратковременного вторжения во Вьетнам в 1979 году, хотя, если китайско-вьетнамская война продолжится, Москва вполне мог быть вынужден действовать в защиту своего клиента с весьма непредсказуемыми последствиями.

Основная проблема заключалась в том, что китайско-советский альянс был совершенно непригоден для согласования различных советских и китайских стратегий, что приводило к внутренним трениям, а затем и к ожесточенному соперничеству.

Был еще один уникальный аспект советско-китайских отношений, который полностью отсутствует в сегодняшних китайско-российских отношениях. Обе стороны утверждали, что придерживаются общей идеологии марксизма-ленинизма, поддерживая внутреннюю согласованность между своей внешней политикой как коммунистических государств и своими внутриполитическими программами. Это стало особенно важным для Китая в 1960-х годах, когда Мао обвинил своих внутренних недоброжелателей в попытке следовать советской — или «ревизионистской» — линии. Бывших товарищей и видных политиков, от бывшего министра обороны Пэн Дэхуая до государственного председателя Лю Шаоци и генерального секретаря Дэн Сяопина (ошибочно) обвиняли в «ревизионистских», если не откровенно просоветских взглядах.Лю стал «китайским Хрущевым». Таким образом, противостояние Советскому Союзу стало неотъемлемой частью внутренней борьбы Мао против его реальных и воображаемых противников. Пока продолжалась эта борьба, шансы на китайско-советское сближение оставались невысокими. Очень трудно представить, чтобы китайско-российские отношения страдали от подобного взаимодействия идеологической борьбы и внутренней игры за власть. И это не случайно.

Фактически, когда Пекин и Москва ремонтировали заборы в 1980-х, обе стороны понимали, что идеологический «клей», который когда-то скреплял китайско-советский альянс, оказался тем веществом, которое отравило его мелкие корни.Ключом к сближению была деидеологизация отношений. Обе стороны одинаково понимали, что в их интересах, чтобы ни одна из сторон не стала «старшим братом».

Уроки

Сегодня Китай и Россия координируют свою политику в одних областях, но устраняют различия в других. Пекин не ударил кнутом, чтобы заставить президента Владимира Путина придерживаться линии Китая в споре о китайско-индийской границе или в Южно-Китайском море. Вьетнам был основным получателем современного российского оружия, не вызвав гневных тирад со стороны Пекина.Путин также не пытался заставить китайцев принять позицию России по Крыму. Прогнозы о том, что неравенство сил ограничит политическое пространство России, просто не оправдались.

У обеих сторон больше нет идеологического родства, кроме смутной приверженности авторитаризму и общего видения постамериканского мирового порядка. Это очень далеко от квазирелигиозных споров 1960-х годов. Ни Путин, ни генеральный секретарь Си Цзиньпин не видят друг в друге угрозы в своей внутренней борьбе за власть.Мнимое неравенство сил между Китаем и Россией означает меньше, чем некоторые (включая президента Франции Эммануэля Макрона) могут себе представить. Как крупная ядерная держава, наделенная значительными человеческими и природными ресурсами, а также передовым потенциалом исследований и разработок, Россия сохранит значительную стратегическую автономию, из-за чего Китаю будет очень трудно принуждать своего партнера к договоренностям, в которых он не хочет участвовать.

Между тем, политики в Пекине и Москве сегодня понимают, что российско-китайские трения, такие как они есть, скорее всего, будут использоваться третьими сторонами.Осознание этого возникло еще в начале 1980-х годов, когда Дэн обнаружил, что китайско-американская нормализация не привела к большей готовности США уступить давлению Китая на Тайвань. Дэн подозревал — не ошибочно — что американцы стравливали Китай с его главным соперником — Советским Союзом. «Мы смотрим на китайско-американские отношения со стратегической точки зрения», — заключил он в 1981 году. «Обе стороны не должны играть в карточные игры… Если вы играете в карты, карты могут измениться в любой момент, а также могут быть сброшены в любое время. время.К 1982 году Китай отвечал на советские щупальца за нормализацию.

Пережив острую враждебность, Пекин и Москва упорно трудились, чтобы избежать повторения. Стоит напомнить, как это делали другие на этих страницах, что именно Михаил Горбачев произвел полную нормализацию в 1989 году (что стало одним из его наиболее прочных наследий). Несмотря на свои объятия Запада, Горбачев разумно осознавал, что Китай является неизбежным соседом России и что хорошие отношения с Китаем имеют такое же значение, как и сближение с Западом.Действительно, Горбачев удвоил свои усилия по ухаживанию за Китаем после Тяньаньмэнь, когда большая часть Запада осудила жестокие репрессии Пекина против демократических активистов. Сегодня в России существует широкий политический консенсус в отношении желательности сохранения российско-китайских отношений на позитивной траектории в политическом и экономическом плане.

Среди некоторых аналитиков есть тенденция игнорировать этот консенсус и полагать, что прочные российско-китайские отношения являются следствием хорошей личной химии между Путиным и Си.Тенденция сосредотачиваться на личных отношениях в ущерб более широкой динамике игнорирует исторический прецедент, в том числе неспособность Косыгина залатать китайско-советский союз после падения Хрущева в 1964 году или неспособность добиться немедленного прогресса в улучшении отношений после смерти Мао в 1976 году. По той же причине, когда-то начавшееся на закате эры Леонида Брежнева, сближение между Пекином и Москвой развивалось в целом по непрерывной схеме — от Горбачева до Бориса Ельцина и Путина, от Дэна до Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао, а затем и до Си.

Даже если Путин и Си завтра упадут замертво, трудно представить, что Россия или Китай испортят отношения, над созданием которых так упорно работали сменяющие друг друга поколения лидеров. Это было бы исключительно плохой идеей для России, учитывая, что позитивные отношения с Китаем не только приносят ощутимые экономические выгоды для России (Китай является внешнеторговым партнером Москвы номер один), но и помогают россиянам усилить свое глобальное влияние. Это было бы плохой идеей для Китая, который ценит Россию как своего наиболее значимого партнера с глобальным влиянием в обычно враждебном соседстве.

Напряжение?

Эксперты время от времени обращают внимание на скрытую напряженность в китайско-российских отношениях. Например, говорят, что Россия опасается вторжения Пекина в сферу его влияния в Центральной Азии или, действительно, некоей неопределенной будущей угрозы, которую Китай может создать для малонаселенной, но богатой ресурсами Сибири. Несмотря на внешнюю привлекательность, прогнозы грядущего китайско-российского столкновения пока не оправдались. Вместо этого Пекин мягко поступает в Центральной Азии, где, независимо от России, он сталкивается с подозрениями и негативной реакцией со стороны местных игроков, и даже пытался согласовать свою инициативу «Один пояс, один путь» с российскими проектами региональной интеграции.

Хотя эксплуатация Китаем сибирских ресурсов вызвала недовольство местных жителей, в целом проблема России заключается не в угрозе китайской экспансии, а, скорее, в отсутствии интереса Пекина к инвестиционным проектам. И нелегальные китайские мигранты не хлынули в Сибирь миллионами, как когда-то опасались. У Китая и России также нет территориальных споров. Их граница, которая когда-то была самой милитаризованной в мире, была демилитаризована и демаркирована, чего нельзя сказать о границах Китая с некоторыми другими его соседями.Китай и Россию связывает трансграничная инфраструктура, в том числе массивный газопровод «Сила Сибири», который был введен в эксплуатацию в 2019 году. Обе стороны также активизировали свое сотрудничество в области обороны, в том числе путем проведения широко освещаемых совместных военно-морских учений, хотя это сотрудничество далеко не соответствует амбициозным предложениям Хрущева 1950-х годов. И на то есть веская причина: обе стороны знают, что слишком активное военное сотрудничество может иметь непредвиденные последствия, если одна или другая сторона почувствует, что объятия стали слишком тесными.

Почему игра в карты — самоубийственное предложение

Идея о том, что Соединенные Штаты могут настроить Россию против Китая, предложив Москве пряник в виде улучшения отношений с Западом, не выдерживает критики. Ссылаясь на высокую степень совпадения интересов, приоритетов и восприятия угроз Пекина и Москвы, Юджин Румер, Ричард Сокольский и Александар Владичич справедливо подвергли критике подобное «магическое мышление» западных экспертов.Ключевым вопросом является даже не совпадение интересов, а согласие обеих сторон с тем, что, в отличие от печально известного китайско-советского союза 1950-х годов, их интересы не всегда должны совпадать.

Нельзя сказать, что Москва не приветствовала бы такое «магическое мышление» — конечно, приветствовала бы. Фактически, недавние разговоры о триангуляции в Вашингтоне вызвали вздох облегчения в российском внешнеполитическом сообществе не потому, что они так стремятся порвать с Китаем, а потому, что они возмущены статусом России изгоем на Западе и хотят вернуться к диалогу. .В качестве бонуса спекуляции о необходимости противопоставить России Китаю значительно увеличивают пространство для геополитических маневров России, давая понять Пекину, что он не должен воспринимать Россию как должное, чего, честно говоря, он не делает.

Как бы Вашингтон ни надеялся побудить Москву «расстаться с плохим браком», это вряд ли увенчается успехом. Мало того, что альтернативы не особенно правдоподобны (перспективы быстрого улучшения отношений между Россией и Западом остаются весьма туманными), но и «брак» России с Китаем действительно неплох.И что же это за «брак» в итоге? Это отношения, которые обеспечивают политические и экономические дивиденды обеим сторонам, независимо от их растущего неравенства во власти. В конечном итоге имеет значение не неравенство сил между двумя партнерами, а то, может или хочет Китай использовать его для одностороннего преимущества над Россией. Пока этого не произошло — и даже если бы она попыталась, далеко не ясно, что у нее получится.

Помимо завышения возможностей США, подход карточного игрока упускает из виду более широкую проблему.Отношения США с Россией важны на их условиях, независимо от того, что происходит или не происходит между Москвой и Пекином. Эти отношения охватывают ряд важнейших вопросов, включая стратегическую стабильность, контроль над ядерными вооружениями, кибербезопасность и региональные конфликты. Выбирает ли Вашингтон взаимодействие или сдерживание (или их комбинацию), чтобы справиться с Россией, это политика, которую следует проводить для достижения конкретных целей, а не потому, что она может иметь инструментальные последствия для будущего китайско-американских отношений.

Сергей Радченко — заслуженный профессор Вильсона Э. Шмидта в Центре глобальных отношений им. Генри А. Киссинджера Школы перспективных международных исследований Университета Джона Хопкинса.

Изображение: Xinhua

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.