Трагедия прометей прикованный: «Прометей прикованный» краткое содержание трагедии Эсхила – читать пересказ онлайн

Содержание

«Прометей прикованный» (Эсхил): описание и анализ трагедии — Другие авторы

«Прометей прикованный» — трагедия, входящая в круг произведений Эсхила и составлявшая, по всей видимости, вторую часть трилогии (включавшую также трагедии «Прометей-огненосец» и «Освобождаемый Прометей»). О датировке трагедии и даже о самой принадлежности ее Эсхилу до сих пор ведутся научные споры, вызванные прежде всего ее содержанием, где противостояние титана Прометея Зевсу показано как борьба с неким божественным тираном, помыкающим остальными божествами и враждебным всему человеческому роду. Этот богоборческий пафос на первый взгляд не соответствует картине божественной справедливости в иных произведениях Эсхила и заставляет исследователей связывать трагедию с воззрениями «просветителей Греции» — ученых-софистов и относить к более позднему времени. Действительно, основная тема речей Прометея в трагедии — страдание, причем страдание незаслуженное. Сетования на эти безвинные муки обрамляют его монологи, практически от первых его слов до последних. В то же время он пространно рассказывает о своих благодеяниях людям и предстает своего рода заступником человечества; унижение прикованного по приказу Зевса к скале Прометея становится символом зависимости и подчиненности всего рода людского.

Безусловная выделенность главного персонажа определяет и не совсем привычное строение трагедии, основную часть которой составляют скорбные и гневные речи Прометея. Их фоном является сочувствующий герою хор Океанид, дочерей Океана, увещевающий Прометея Океан, а также противостоящие титану слуги Зевса — Власть, не произносящая ни единого слова Сила и наконец Гермес. Противостояние Прометея прислужникам верховного бога является сценическим проявлением главного конфликта трагедии, особенность которого в том, что проявляется он в оппозиции присутствующего на сцене Прометея и формально отсутствующего на ней Зевса. Характерно, что этот конфликт осмысливается как противоположение старых и новых божеств, заставляющее вспомнить подобный же спор в последней трагедии «Орестеи» — «Эвмениды». Зевс предстает как «новый» тиранический властелин, чей произвол возводится в ранг закона. Прометей, в свою очередь, представляет древние божественные силы. Но в свое время Прометей сам помог возвести на трон Зевса, дав ему совет, позволивший одержать победу в битве с титанами. Для героя это повод обвинить Зевса в неблагодарности, однако, сам факт того, что он выступал союзником Зевса против своих ближайших родственников, отмечает особый характер и этого персонажа, и его вражды с Зевсом. В трагедии «Прометей прикованный» Прометей сочувствует иным низвергнутым противникам царя богов, он же вводит в произведение тему проклятия Зевса Кроном, согласно которому Зевс, так же как его отец, должен быть лишен власти собственным сыном. Тем самым в «Прикованном Прометее», пусть и на ином, «божественном», уровне, присутствует мотив родового проклятия, череды взаимных преступлений членов одной семьи, составляющий основной конфликт других трагедий Эсхила, и Прометей является своего рода «мстителем» от имени низвергнутого прежнего поколения, представителями которого в трагедии являются и его пассивные союзники Прометея — Океан и его дочери.

Но в то же время в своем противостоянии Зевсу Прометей во многом оказывается тесно связанным со своим противником. Они связаны в прошлом — своим союзом против титанов. В самой трагедии их связь подчеркнута сходными характеристиками: оба они суровы, непреклонны, горды и яростны, к ним оказываются применимы одни и те же эпитеты. Наконец, их связует будущее — известная Прометею тайна: от него зависит, сохранит ли верховный бог свою власть. Прометей, казалось бы, предрекает неизбежность падения этой власти и отвергает для себя возможность открыть Зевсу будущее в обмен на освобождение. Но он утверждает и обратное: его враг узнает правду, если освободит и наградит Прометея, умерит свой гнев и вновь будет искать союза. Прометей почти полностью раскрывает секрет, говоря о том, что Зевс погибнет от несчастливого брака, он не произносит только имени возможной супруги, зато называет своего собственного спасителя, который выйдет из рода пришедшей к Прометею Ио. Эпизод с Ио становится своего рода композиционным центром трагедии «Прометей прикованный»: страдания девушки, превращенной в корову за любовь, которой к ней воспылал Зевс, и находящее на нее безумие подобны мукам самого Прометея. В ее горькой судьбе виновен Зевс, но в то же время сам герой предрекает, что Ио будет избавлена от страданий именно Зевсом, точно так же, как к самому Прометею спасение придет от Геракла, потомка Ио и сына верховного бога. Тогда и Прометей окончательно откроет Зевсу имя запретной для него женщины — Фетида — и тем самым сохранит его власть. Этим событиям была посвящена следующая за «Прикованным Прометеем» часть трилогии — «Прометей освобождаемый».

Таким образом, Зевс и Прометей оказываются союзниками в прошлом и будущем, врагами — в настоящем. Власть Зевса, против которой вроде бы восстает герой трагедии, покоится на знании Прометея, а спасение Прометея исходит от Зевса. Их связь определена «неизбежной судьбой», предвидение которой и становится основной силой Прометей, понимаемой как сила его знания (само имя Прометей означает «знающий наперед, промыслитель»). Но знание это во многом оказывается напрасным, ибо не может избавить от страданий самого Прометея.

Таким образом, трактовка центрального образа и сюжета трагедии «Прометей прикованный» Эсхила в целом оказывается двойственной, а подчеркнутое противостояние героя верховному богу — продиктованным местом данной трагедии внутри реконструируемой трилогии. Не случайно, что в античности мы встречаем сниженный образ Прометея-обманщика, вредящего богам (например, у Аристофана и Лукиана). Тема губительности даров Прометея также возникала, в частности, у Горация и Проперция. В то же время влияние Эсхилова сюжета на последующую традицию определяется во многом образом главного героя, воспринимаемого как символ страданий во имя человечества и как олицетворение знания. Отцы церкви отождествляют Прометея с Богом и пророками (Тертуллиан, Августин). Впоследствии на первый план постепенно выходит олицетворяемая Прометеем идея знания и творческого поиска (Д. Боккаччо; Кальдерон — «Статуя Прометея», 1669—1674 гг.), популярная в век Просвещения (Ж.Ж. Руссо, Вольтер; И.-В. Гете — «Прометей», 1773 г.) и продолженная литературой романтизма (П. Шелли, «Прометей освобожденный», 1819 г.). Итогом некоей богоборческой интерпретации героя стала фраза Ф. Ницше, видевшего в протесте героя Эсхила «гимн безбожию». «Отрицательное самоопределение титанического существа» выражает образ Прометея в одноименной трагедии В.И. Иванова (1919 г.). Тема разума и рационального начала в трактовке образа Прометея была продолжена философско-эстетической мыслью XX века (А. Жид, А. Камю).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

3. «Прометей прикованный». Борис Александрович Гиленсон. История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

   В отличие от «Персов», в остальных трагедиях Эсхила действуют мифологические герои, величественные и монументальные, запечатлены конфликты мощных страстей. Таково одно из прославленных творений драматурга, трагедия «Прометей Прикованный».
   ЗАМЫСЕЛ ТЕТРАЛОГИИ. Есть основание полагать, что она – лишь часть обширного замысла Эсхила и входит в тетралогию, т. е. цикл из четырех драматургических произведений. В состав тетралогии входили помимо названной трагедии еще «Освобожденный Прометей» и «Прометей огненосец», а также четвертое произведение, название которого неизвестно. Сюжет «Прометея прикованного» зиждется на старинном мифе о титане Прометее, благодетеле человечества, оказавшем людям неоценимые услуги, и о его противоборстве со всесильным Зевсом.
   ПОДВИГ ПРОМЕТЕЯ. Действие начинается среди пустынных скал, в Скифии, на берегу моря. Гефест, бог кузнечного дела, и две аллегорические фигуры – Власть и Сила, приводят закованного в цепи Прометея и, пронзив ему грудь железным клином, прибивают к скале. Уже в первой реплике Силы, олицетворяющей безропотное служение верховному божеству, объясняется зрителю, за что подвергают пыткам титана:

 
…огонь
Похитил он для смертных. За вину свою
Пускай теперь с богами рассчитается,
Чтоб наконец признал главенство Зевсово
И чтоб зарекся дерзостно людей любить.
 

   В то время как Гефест выражает сочувствие Прометею, «плачет» о его «беде», зевсовы слуги, грубые и бесцеремонные, с видимым удовольствием выполняют свою палаческую работу. Тело же титана становится «железом все опутано». Пока вершится казнь, Прометей хранит стоическое молчание. И лишь когда его истязатели уходят, дает волю чувствам:

 
Мученью конца я не вижу.
Напрасен ропот! Все, что предстоит снести,
Мне хорошо известно. Неожиданной
Не будет боли. С величайшей легкостью
Принять я должен жребий свой. Ведь знаю же,
Что нет сильнее силы, чем всевластный рок.
И ни молчать, ни говорить об участи

Своей нельзя мне. Я в ярме беды томлюсь
Из-за того, что людям оказал почет.
 

   Эсхил называет Прометея словом, им изобретенным: филантроп. Буквально, это означает: тот, кто любит людей. А может быть точнее: друг людей. Любя человечество, титан непримирим к «тирании Зевса».
   Прометей отъединен от близких, от людей. Он – наедине с природой, которая ему сочувствует. Услышав его стенания, к нему прилетают Океаниды, двенадцать нимф, дочерей Океана. Нимфы сострадают Прометею, но они слабы и пугливы, страшатся гнева Зевса. Обращаясь к ним, Прометей напоминает о том, чем облагодетельствовал человечество.
   Во время борьбы Зевса со старшим поколением богов Прометей оказал неоценимую услугу «великому властелину богов». Но тот отплатил ему черной неблагодарностью, ибо:

 
Болезнь такая, видно, всем правителям
Присуща – никогда не доверять друзьям.
 

   Зевс в трагедии – воплощение жестокости, о чем без обиняков сообщает Прометей:

 
Истребить людей
Хотел он даже, чтобы новый род растить.
Никто, кроме меня, противиться
Не стал. А я посмел. Я племя смертное
От гибели в Аиде самовольно спас.
За это и плачусь такими муками.
 

   ПРОМЕТЕЙ – БЛАГОДЕТЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Прометей перечисляет благодеяния, которые он совершил по отношению к людям. Перед нами проходит как бы история человечества, его духовного и интеллектуального роста, развития его материальной культуры. Обращаясь к хору, Прометей рассказывает:

 
…лучше вы послушайте
О бедах человеков. Ум и сметливость
Я в них, дотоле глупых, пробудить посмел.
Теням снов
Подобны были люди, весь свой долгий век
Ни в чем не смысля. Солнечных не строили
Домов из камня, не умели плотничать,
А в подземельях муравьями юркали.
Они без света жили, в глубине пещер.
Примет не знали верных, что зима идет,

Или весна с цветами, иль обильное
Плодами лето – разуменья не было
У них ни в чем, покуда я восходы звезд
И скрытый путь закатов не поведал им.
Премудрость чисел, из наук главнейшую,
Я для людей измыслил и сложенье букв,
Суть всех искусств, основу всякой памяти.
Я первый, кто животных приучил к ярму,
И к хомуту, и к вьюку, чтоб избавили
Они людей от самой изнурительной
Работы. А коней, послушных поводу,
Красу и блеск богатства, я в повозки впряг,
Не кто иной, как я льняными крыльями
Суда снабдил и смело по морям погнал.
Вот сколько ухищрений для людей земных
Придумал я, злосчастный. Мне придумать бы,
Как от страданий этих самому спастись.
 

   Прометей также оказался и искусным врачевателем, изготовителем лекарств от болезней, «смесей болеутоляющих», истолкователем знамений, открывателем богатств, сокрытых в подземных недрах: золота, железа, меди.
   Тирания Зевса, который вздумал «уничтожить весь род людской и новый посадить», проявляется в эпизоде с Ио. Это одно из тех существ, которые посещают Прометея. Ио была жрицей Геры. Несчастную, ее соблазнил Зевс, «грозный любовник». Их застала Гера, но Зевс, чтобы избежать скандала, мановением руки превратил Ио в белую корову. Фактически он бросил Ио. Гера же наслала на корову слепня, который непрестанно жалит Ио, заставляя ее скитаться по свету, не находя покоя. Прометей предрекает Ио «будущее море неизбывных мук», та в стенании удаляется.
   Но у власти Зевса есть предел. Выше Зевса – Мойры, олицетворяющие Судьбу, им подчинены даже боги. Прометей дает понять, что ему известно будущее Зевса. Он задумал вступить в новый брак, но жена «лишит его небесного престола». «Ему грозят мученья», тяжелее, чем его, Прометеевы. «Ему недолго над богами властвовать», – убежден титан. Прометей не раскрывает своей тайны до конца, не называет имени женщины, могущей погубить Зевса. А ведь всесильный Олимпиец не привык стеснять себя в желаниях и страстях.
   ПРОМЕТЕЙ И ГЕРМЕС. И все же, услышав слово Прометея, Зевс встревожен. Он посылает Гермеса с предложением открыть ему тайну в обмен на освобождение прикованного титана. Разговор Прометея с Гермесом – один из кульминационных эпизодов трагедии. Слуга Зевса Гермес всячески пробует склонить Прометея к примирению. Он чередует угрозы с посулами. Но неизменно наталкивается на непреклонность Прометея:

 
…Так неужели я стану
Богов бояться новых, трепетать, робеть?
Как бы не так! Дорогой, по которой ты
Сюда явился, возвратись назад скорей:
Ни на один вопрос твой не отвечу я.
 

   В столкновении двух характеров, перед лицом «холопства» Гермеса, Прометей обретает черты богоборца:

 
Всех, говоря по правде, ненавижу я
Богов, что за добро мне отплатили злом.
 

   Напрасно увещевает Гермес Прометея склониться перед Отцом, отрешиться от «безумия», «разумно, трезво на свою беду взглянуть», выменять открытие тайны на свободу. Но ничто не колеблет несгибаемости Прометея, восклицающего с гордостью:

 
Убить меня все же не смогут.
 

   Ничего не добившись, Гермес улетает. За этим следует месть Зевса. Раздается гром и подземный грохот. Заключительный монолог Прометея начинается словами:

 
Уже дела пошли, не слова.
Земля закачалась,
Гром грохочет, в глубинах ее глухим
Отголоском рыча. Сверкают огнем
Волны молний.
 

   Последние слова титана: «Без вины страдаю – гляди!» Заключительная ремарка драматурга: «Удар молнии. Прометей проваливается сквозь землю» – ставит финальную точку в этой драматической ситуации.
   Трагедия была пронизана тираноборческим пафосом. Прометей вырастал в подлинно героическую фигуру не только благодетеля людей, но борца с абсолютной властью Отца, способного на любое преступление.
   ОСОБЕННОСТИ КОМПОЗИЦИИ. В отличие от «Персов», трагедия о Прометее представляет шаг вперед в развитии драматургической техники. Трагедия содержит главные элементы драматургического произведения: сюжет, конфликт, образы, отличающиеся монументальностью. Через все произведение проходит противостояние друга людей Прометея и тирана Зевса.
   Знаменательно, что антагонист Прометея так и не появляется на сцене. Его имя постоянно звучит, его приказы спешат исполнить его подручные, его воля определяет развитие конфликта. Но зритель так никогда его и не видит воочию. В этом приеме сказался безошибочный художественный вкус Эсхила. Драматург словно бы апеллирует к воображению, фантазии зрителей, предлагая каждому представить облик верховного бога, этого воплощения тиранического своеволия. Вспомним, что и в «Илиаде» отсутствует описание красоты Елены, прекраснейшей из эллинских женщин. Однако показано, какое впечатление производит она на окружающих, на старцев Трои.
   ОБРАЗ ПРОМЕТЕЯ В МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Вслед за Эсхилом образ Прометея вдохновил ряд великих художников слова. Он – герой одного из ранних стихотворений Гете. «Прометей» Байрона, написанный в 1816 г. в Швейцарии, – страстный призыв к сопротивлению любым формам угнетения. Этот древний миф интересовал Байрона с детских лет. Под его пером титан представал как символ «судьбы и силы». Для другого великого поэта романтика, современника и друга Байрона, Шелли, автора драматической поэмы «Освобожденный Прометей» (1819), образ титана был, напротив, окрашен в жизнеутверждающие, оптимистические тона. Его освобождение от мук означало у Шелли начало «золотого века» человечества, раскрепощение и гармоничное развитие всех творческих сил людей в единении с природой. Вдохновлял образ Прометея и композиторов: Листа, Скрябина.
   Только в русской поэзии XIX–XX вв. образ Прометея был воспет многими поэтами: среди них Баратынский, Кюхельбекер, Огарев, Бенедиктов, Я. Полонский, Фофанов, Брюсов, Вяч. Иванов и др.

Анализ трагедии «Прометей прикованный. Характеристика героев по произведению «прикованный прометей» эсхила Обратитесь к известной трагедии эсхила прометей прикованный

«Прометей прикованный» — трагедия, входящая в круг произведений Эсхила и составлявшая, по всей видимости, вторую часть трилогии (включавшую также трагедии «Прометей-огненосец» и «Освобождаемый Прометей»). О датировке трагедии и даже о самой принадлежности ее Эсхилу до сих пор ведутся научные споры, вызванные прежде всего ее содержанием, где противостояние титана Прометея Зевсу показано как борьба с неким божественным тираном, помыкающим остальными божествами и враждебным всему человеческому роду. Этот богоборческий пафос на первый взгляд не соответствует картине божественной справедливости в иных произведениях Эсхила и заставляет исследователей связывать трагедию с воззрениями «просветителей Греции» — ученых-софистов и относить к более позднему времени. Действительно, основная тема речей Прометея в трагедии — страдание, причем страдание незаслуженное. Сетования на эти безвинные муки обрамляют его монологи, практически от первых его слов до последних. В то же время он пространно рассказывает о своих благодеяниях людям и предстает своего рода заступником человечества; унижение прикованного по приказу Зевса к скале Прометея становится символом зависимости и подчиненности всего рода людского.

Безусловная выделенность главного персонажа определяет и не совсем привычное строение трагедии, основную часть которой составляют скорбные и гневные речи Прометея. Их фоном является сочувствующий герою хор Океанид, дочерей Океана, увещевающий Прометея Океан, а также противостоящие титану слуги Зевса — Власть, не произносящая ни единого слова Сила и наконец Гермес. Противостояние Прометея прислужникам верховного бога является сценическим проявлением главного конфликта трагедии, особенность которого в том, что проявляется он в оппозиции присутствующего на сцене Прометея и формально отсутствующего на ней Зевса. Характерно, что этот конфликт осмысливается как противоположение старых и новых божеств, заставляющее вспомнить подобный же спор в последней трагедии «Орестеи» — «Эвмениды». Зевс предстает как «новый» тиранический властелин, чей произвол возводится в ранг закона. Прометей, в свою очередь, представляет древние божественные силы. Но в свое время Прометей сам помог возвести на трон Зевса, дав ему совет, позволивший одержать победу в битве с титанами. Для героя это повод обвинить Зевса в неблагодарности, однако, сам факт того, что он выступал союзником Зевса против своих ближайших родственников, отмечает особый характер и этого персонажа, и его вражды с Зевсом. В трагедии «Прометей прикованный» Прометей сочувствует иным низвергнутым противникам царя богов, он же вводит в произведение тему проклятия Зевса Кроном, согласно которому Зевс, так же как его отец, должен быть лишен власти собственным сыном. Тем самым в «Прикованном Прометее», пусть и на ином, «божественном», уровне, присутствует мотив родового проклятия, череды взаимных преступлений членов одной семьи, составляющий основной конфликт других трагедий Эсхила, и Прометей является своего рода «мстителем» от имени низвергнутого прежнего поколения, представителями которого в трагедии являются и его пассивные союзники Прометея — Океан и его дочери.

Но в то же время в своем противостоянии Зевсу Прометей во многом оказывается тесно связанным со своим противником. Они связаны в прошлом — своим союзом против титанов. В самой трагедии их связь подчеркнута сходными характеристиками: оба они суровы, непреклонны, горды и яростны, к ним оказываются применимы одни и те же эпитеты. Наконец, их связует будущее — известная Прометею тайна: от него зависит, сохранит ли верховный бог свою власть. Прометей, казалось бы, предрекает неизбежность падения этой власти и отвергает для себя возможность открыть Зевсу будущее в обмен на освобождение. Но он утверждает и обратное: его враг узнает правду, если освободит и наградит Прометея, умерит свой гнев и вновь будет искать союза. Прометей почти полностью раскрывает секрет, говоря о том, что Зевс погибнет от несчастливого брака, он не произносит только имени возможной супруги, зато называет своего собственного спасителя, который выйдет из рода пришедшей к Прометею Ио. Эпизод с Ио становится своего рода композиционным центром трагедии «Прометей прикованный»: страдания девушки, превращенной в корову за любовь, которой к ней воспылал Зевс, и находящее на нее безумие подобны мукам самого Прометея. В ее горькой судьбе виновен Зевс, но в то же время сам герой предрекает, что Ио будет избавлена от страданий именно Зевсом, точно так же, как к самому Прометею спасение придет от Геракла, потомка Ио и сына верховного бога. Тогда и Прометей окончательно откроет Зевсу имя запретной для него женщины — Фетида — и тем самым сохранит его власть. Этим событиям была посвящена следующая за «Прикованным Прометеем» часть трилогии — «Прометей освобождаемый».

Таким образом, Зевс и Прометей оказываются союзниками в прошлом и будущем, врагами — в настоящем. Власть Зевса, против которой вроде бы восстает герой трагедии, покоится на знании Прометея, а спасение Прометея исходит от Зевса. Их связь определена «неизбежной судьбой», предвидение которой и становится основной силой Прометей, понимаемой как сила его знания (само имя Прометей означает «знающий наперед, промыслитель»). Но знание это во многом оказывается напрасным, ибо не может избавить от страданий самого Прометея.

Таким образом, трактовка центрального образа и сюжета трагедии «Прометей прикованный» Эсхила в целом оказывается двойственной, а подчеркнутое противостояние героя верховному богу — продиктованным местом данной трагедии внутри реконструируемой трилогии. Не случайно, что в античности мы встречаем сниженный образ Прометея-обманщика, вредящего богам (например, у Аристофана и Лукиана). Тема губительности даров Прометея также возникала, в частности, у Горация и Проперция. В то же время влияние Эсхилова сюжета на последующую традицию определяется во многом образом главного героя, воспринимаемого как символ страданий во имя человечества и как олицетворение знания. Отцы церкви отождествляют Прометея с Богом и пророками (Тертуллиан, Августин). Впоследствии на первый план постепенно выходит олицетворяемая Прометеем идея знания и творческого поиска (Д. Боккаччо; Кальдерон — «Статуя Прометея», 1669—1674 гг.), популярная в век Просвещения (Ж.Ж. Руссо, Вольтер; И.-В. Гете — «Прометей», 1773 г.) и продолженная литературой романтизма (П. Шелли, «Прометей освобожденный», 1819 г.). Итогом некоей богоборческой интерпретации героя стала фраза Ф. Ницше, видевшего в протесте героя Эсхила «гимн безбожию». «Отрицательное самоопределение титанического существа» выражает образ Прометея в одноименной трагедии В.И. Иванова (1919 г.). Тема разума и рационального начала в трактовке образа Прометея была продолжена философско-эстетической мыслью XX века (А. Жид, А. Камю).

Древнегреческий трагик Эсхил в своем творчестве отразил целый этап становления афинского государства. В его трагедиях запечатлелись многие события того героического времени, когда греческий народ отстаивал свою свободу и независимость. Поэтому произведения поэта насыщены конфликтами мощных страстей, и действуют в них величественные герои. Именно таким произведением является трагедия «Прикованный Прометей», в основу которой положен старинный миф о титане Прометее, оказавшем людям неоценимые услуги.

С первых строк мы узнаем, что грозный властитель Зевс обрек героя на вечные муки за то, что он осмелился пойти против него, похитив огонь и отдав его людям. И Зевс придумал для Прометея жестокое наказание, чтобы он рассчитался за свою вину перед богами.

Чтоб наконец признал главенство Зевса

И чтоб зарекся дерзостно людей любить.

Слуги Зевса, грубые и бесцеремонные, с удовольствием выполняют свою работу — приковывают героя и опутывают его тело железными цепями. Но мужественный Прометей не издает ни слова, ни ропота. Он не взывает к жалости. И только оставшись в одиночестве, дает волю своим чувствам:

Мученью конца я не вижу…

… Я в ярме беды томлюсь

Из-за того, что людям оказал почет.

Однако, несмотря на невыносимые страдания, которые причиняет ему орел, выклевывая печень, Прометей не покоряется. Гермесу, посланному Зевсом, чтобы склонить героя к примирению и подчинению, а заодно выведать тайну, которой он владеет, Прометей гордо отвечает:

Своих скорбей на рабское ел уженье.

Он не поддается ни на какие уговоры и угрозы и остается непреклонен: «Ни на один вопрос твой не отвечу я».

Свою решимость титан сохраняет до последней минуты. Когда скала с прикованным Прометеем проваливается сквозь землю, он лишь взывает к справедливости высших сил:

Без вины страдаю — гляди!

Эсхил называет своего героя «филантропом» — словом, которое сам изобрел и которое означает: тот, кто любит людей, ДРУГ людей. Однако его образ невероятно шире и многозначнее, чем в древнем мифе: он не только дал людям огонь, но и открыл для них все блага цивилизации. Автор устами титана рассказывает, как, выйдя из первобытного состояния, люди все более пробуждались к сознательной жизни и развивали свою культуру. Мы видим роль, которую играет в этом Прометей, сколько открытий приносит он человечеству. Перед нами словно проходит вся история человечества, история его интеллектуального и духовного роста, развития его материальной культуры. Герой научил людей ремеслам, счету, определению времен года; он вступился за них перед Зевсом, который хотел уничтожить человечество. Он также оказался искусным врачом и передал эти знания, научил людей изготавливать лекарства, растолковывать знамения, добывать золото, железо, медь и другие богатства, скрытые под землей.

Эсхил создал в своем произведении образ борца за правду и справедливость. Он противопоставил его всем другим персонажам. Так, Гефеста он превосходит силой духа, Океана — бескомпромиссностью, Гермеса — чувством собственного достоинства и независимостью.

Любя человечество, Прометей непримирим к «тирании Зевса». Царь богов для него — воплощение жестокости и несправедливости. Таким образом, он выступает и как борец с тиранией, с абсолютной властью Отца, способного на любое преступление.

Образ мужественного, бесстрашного, благородного и волевого титана и после Эсхила не раз воссоздавался в мировой культуре. Прометей стал героем бунтарского стихотворения Гете, проникнутых духом свободы поэм Байрона и Шиллера, музыкальных произведений Листа, Скрябина. Воспет он и многими русскими поэтами XIX-XX веков.

Разумными и мыслить научил.

Разумными и мыслить научил.

За свою любовь и преданность людям, за добро и стремление к прогрессу и просвещению на земле, герой был казнен Зевсом, который у Эсхила выступает олицетворением неизведанных сил природы, ревниво защищающей свои тайны. Однако Прометея не пугают страшные муки — он решительно и смело бросает вызов тирану и готов до конца отстаивать свою правоту. Герой твердо верит в торжество справедливости:

Но настанет час:

… Премудрость чисел, из наук главнейшую, Я для людей измыслил и сложенье букв, Суть всех искусств, основу всякой памяти. Я первый, кто животных приучил к ярму, И к хомуту, и к вьюку, чтоб избавили Они людей от самой изнурительной Работы. А коней, послушных поводу, Красу и блеск богатства, я в повозки впряг, Не кто иной, как я, льняными крыльями Суда снабдил и смело по морям погнал. Вот сколько ухищрений для людей земных Придумал я, злосчастный…

Миф о Прометее и его отражение в трагедии Эсхила

Эсхил с давних времен заслуженно считается «отцом трагедии». В самом деле, по количеству и монументальности своих произведений он является самым гениальным из поэтов-трагиков. «Одним из величайших его открытий явилось введение в действие второго актера, что усиливало драматический эффект, создавая возможность изображения борьбы противоположных сил, которая и составляла основу сюжета.

В своем творчестве Эсхил стремился раскрыть важнейшие вопросы своего времени: проблемы вины и возмездия, ответственности человека за свои поступки, противоборства добра и зла, стремления к торжеству справедливости, взаимоотношений человека и сил внешнего мира, выражающих божественную волю. Самым выдающимся из созданий древнегреческого поэта является образ титана Прометея, без которого сейчас трудно представить себе ряд великих образов мировой литературы.

Трагедия «Прикованный Прометей» занимает особое место в творчестве драматурга и является первой из трилогии. Позже поэтом были созданы «Освобождаемый Прометей» и «Прометей-огненосец». Однако до наших дней из последних сочинений дошло очень немногое.

Трилогия Эсхила основывается на древнем мифе, согласно которому Прометей — защитник людей от произвола и несправедливости богов. Ради спасения людей от гибели, он похитил огонь с Олимпа, за что грозный Зевс приказал приковать его к скале, обрекая тем самым на вечные мучения. Каждый день к скале прилетал орел и выклевывал печень Прометея, которая затем снова восстанавливалась. Муки героя продолжались до тех пор, пока Геракл не освободил его, убив стрелой орла. По различным версиям легенды, эти страдания длились от нескольких столетий до тридцати тысяч лет. Эсхил взял данный миф за основу своего произведения, однако значительно расширил и углубил его смысл.

Действие трагедии, судя по всему, происходит в тот момент, когда Зевс только пришел к власти, свергнув своего отца Крона и все поколение старших богов. Прометей, по легенде, помогал Зевсу стать царем богов. Однако, похитив огонь, он прогневал всемогущего правителя и подверг себя жестокому наказанию. Но в образе Прометея Эсхил изобразил не только добытчика огня для людей. Он представил его изобретателем различных наук и ремесел, донесшего до людей все культурные блага, которые сделали возможным развитие человеческой цивилизации:

… я их сделал, прежде неразумных,

Разумными и мыслить научил.

Прометей обучил людей строить дома, добывать металлы, обрабатывать землю, приручать животных. Он развил корабельное дело, астрономию и изучение природы, научил людей «науке чисел и грамоте», медицине и другим полезным и важным занятиям.

А кратко говоря, узнай, что все

Искусства у людей — от Прометея!

За свою любовь и преданность людям, за добро и стремление к прогрессу и просвещению на земле, герой был казнен Зевсом, который у Эсхила выступает олицетворением неизведанных сил природы, ревниво защищающей свои тайны. Однако Прометея не пугают страшные муки — он решительно и смело бросает вызов тирану и готов до конца отстаивать свою правоту.

Герой твердо верит в торжество справедливости:

Я знаю, что Зевс суров, что ему

Справедливостью служит его произвол

Но настанет час:

Он смягчится, разбитый ударом судьбы…

Кроме того, он знает тайну, которую Зевс старается любыми средствами вырвать у него. Тайна эта заключается в том, что великого царя богов ожидает падение:

… жена сведет его с престола…

Родив дитя сильнее, чем отец.

Прометей стойко переносит все испытания и угрозы тирана, оставаясь гордым и непокоренным.

Уверен будь, что я б не променял

Моих скорбей на рабское служенье…

В лице своего героя автор утверждает благородство, смелость, силу духа, а также веру в прогресс человеческой культуры, в творческие возможности человека. Его произведение пронизано духом протеста против насилия и тирании. В нем наиболее полно отразились проблемы, волновавшие самого поэта и весь народ. Трагедии Эсхила передают наиболее актуальные явления и события политической и духовной жизни Афин. Они отличаются особой возвышенностью и торжественностью. Недаром К. Маркс ставил поэта в один ряд с Шекспиром, называя их двумя величайшими гениями, «которых породило человечество».

Не погас ли сегодня огонь Прометея, или актуален ли альтруизм Человек — существо социальное, то есть живущее в обществе. Вне общества действия людей не имеют смысла. Нас окружают наши родные, друзья и знакомые, одноклассники и сокурсники, сослуживцы, соседи. Непросто поддерживать со всеми дружеские отношения. Это зависит не только от тебя, а еще и от того человека, с которым ты общаешься. Но в первую очередь — от тебя.

Относиться к другим людям нужно бескорыстно, думая вначале о них, а не о себе, как это сделал герой древнегреческой трагедии Эсхила «Прикованный Прометей». Прометей, несмотря на запрет верховного бога Зевса, принес людям огонь. Принес просто потому, что хотел помочь людям выжить. Еще Прометей научил простых смертных различным ремеслам и искусствам — огромным рывком продвинул вперед прогресс человечества. За это Зевс приковал Прометея к скале, куда каждый день прилетал орел и клевал его печень. За день печень восстанавливалась, орел прилетал снова, и так продолжалось бесконечно — ведь Прометей, как и Зевс, тоже был богом и потому бессмертным.

Прометей мог спасти себя — он владел тайной свержения Зевса с трона. Но он продолжал терпеть нечеловеческие муки ради того, чтобы у людей был спасительный огонь, не требуя ничего взамен.

Альтруизм — это бескорыстная забота о благе других людей. Альтруисты двигают прогресс вперед.

Мы бы не находились на таком относительно высоком уровне общественного, научного и экономического развития, если бы среди нас не было ученых, превыше всего ставящих идею, а не то, сколько за нее заплатят. Ученых, целиком погрузившихся в свои теории и работающих бескорыстно. Можно долго перечислять таких великих людей: в каждой стране их сотни. Павлов и Циолковский, Мария и Пьер Кюри, Эйнштейн и Королев.

Альтруисты есть и сейчас. Это, например, люди, которые, усыновили ребенка или открыли семейный детский дом. Просто не подлежит сравнению жизнь маленьких детей в доме ребенка, интернате или в семье! Попав в семью, дети получают ту огромную порцию любви, ласки, заботы и нежности, которую они недополучили, находясь в государственных детских учреждениях. После этого дети начинают быстрее развиваться, здоровеют, их характер меняется в лучшую сторону, — они просто расцветают. Это большое счастье — видеть, как много радости ты кому-то принес, не требуя ничего взамен. Так, я думаю, считают настоящие альтруисты. А всегда честные и наивные детские глаза, с улыбкой смотрящие на тебя — самая лучшая награда.

Настоящие альтруисты хотят, чтобы на свете не было войн, болезней и катастроф. Именно поэтому люди с миссиями доброй воли из многих стран мира приезжают в различные точки планеты, пытаясь урегулировать какие-то важные государственные и политические вопросы мирным путем. Приезжают, чтобы помочь

Тем, кому приходится нелегко и тяжело нести на собственных плечах непосильный груз нерешенных проблем. Многие известные люди делают это не для того, чтобы прославиться еще больше, а для того, чтобы помочь.

Если бы не было добровольцев из Красного Креста, то, например, некому было бы помочь людям, оказавшимся в зоне стихийного бедствия.

Им бы не помогли продовольствием, крышей над головой, теплой одеждой и медикаментами. В Красном Кресте работают альтруисты, которые помогают людям независимо от того, какой они национальности, вероисповедания, местожительства и какое общественное положение они занимают.

Я думаю, огонь Прометея не погас. Может быть, он горит в какие-то моменты не так ярко, как нам хотелось бы. Но я считаю, что альтруизм актуален сегодня, и будет актуален всегда. До тех пор, пока будет существовать человечество, будут жить люди с чистым сердцем, открытой душой, бескорыстно несущие радость окружающим и движущие прогресс.

Эсхил творил в Греции в V веке до нашей эры (около 525- 456 гг. до н. э.). Это была эпоха общеэллинского патриотического подъема после победоносной войны Афин с персами, становления греческих городов-государств, расцвета общественной жизни и культуры. Эсхил жил в эпоху греко-персидских войн и укрепления в Афинах демократического строя, и сам участвовал в знаменитых сражениях с персами при Марафоне, Саламине и Платеях. Он написал 90 трагедий, из которых сохранилось всего лишь 7. Это было время прославленных поэтов, скульпторов и архитекторов.

«Когда говорят «Эсхил», — сразу возникает у одних смутный, У Других более или менее четкий образ «отца трагедии», образ Почтенно-хрестоматийный, даже величественный, представляются мрамор античного бюста, свиток рукописи, актерская маска. Залитый южным, средиземноморским солнцем амфитеатр», — писал исследователь античной драмы С. Апт. Образы Эсхила оказали огромное влияние не только на театр, но и на поэзию, музыкальное искусство, живопись.

Эсхила называют отцом трагедии, справедливо считая, что для развития этого жанра он сделал больше, чем Софокл и Еврипид. Сам же поэт очень скромно отзывался о своем творчестве, отмечая, что оно — крохи по сравнению с Гомером, хотя именно в жанре трагедии с особой силой и неповторимостью раскрылся творческий талант древнегреческого автора.

Особый успех у современников Эсхила имела его трагедия «Прикованный Прометей». Гордость за победоносную Грецию превратилась у Эсхила в гордость за человека. Образ тираноненавистника, борца за счастье и культуру человечества Эсхил увековечил в образе Прометея.

Прометей был наказан Зевсом за то, что, стремясь спасти от гибели человеческий род, похитил у него огонь и передал его людям. Прометей научил их искусствам и ремеслам: строить жилища и корабли, приручать животных, распознавать лекарственные растения, преподал им науку чисел и грамоту. За это Зевс жестоко наказал титана: Прометея приковали к скале в горах Кавказа. Каждый день прилетает к нему орел и клюет его печень. Печень Прометея опять вырастает, орел снова ее клюет. Прометей обречен на вечные муки, потому что он бог, а боги бессмертны. Крики и стоны Прометея душераздирающи, но титан не сломлен и в ответ посланнику Зевса, Гермесу, который угрожает ему новыми мучениями, Прометей гордо заявляет:

Знай хорошо, что я б не променял

Хорошо, что я б не променял

Своих скорбей на рабское служенье,

Мне лучше быть прикованным к скале,

Чем верным быть прислужником Зевеса.

Прометей отказывается от предложения Зевса дать ему свободу в обмен на смирение.

Эсхил выходит за рамки мифа и углубляет конфликт. Прометей, как становится понятно из его знаменитого монолога, не только подарил людям огонь, но и изобрел многие науки и ремесла. Прометей становится символом человеческого прогресса. А тиран Зевс — символом неизведанных сил природы, которая ревниво оберегает свои тайны. Еще один интригующий момент усиливает драматизм ситуации: Прометей тоже владеет тайной, которую Зевсу во что бы то ни стало нужно разузнать.

Прометей знает, что Зевса ждет падение тогда, когда у него родится сын от морской богини Фетиды. Зрителей и читателей интересует, устоит ли Прометей перед угрозами Зевса и сохранит ли тайну.

Греки очень ценили свои демократические порядки и поэтому воспринимали конфликт Зевса и Прометея как символическое осуждение единовластия. Зевс — «никому не подотчетный, суровый царь», поэтому его самоуправство не знает границ. Греки критиковали Зевса потому, что боги не являлись для них образцом поведения и справедливости. Они их очень боялись, устраивали праздники в их честь, приносили им жертвы, но их можно было критиковать, потому что выше богов были Рок и три страшные Мойры, следившие за неотвратимым ходом судьбы.

Пытливый Прометей олицетворяет человеческий разум и всемирный прогресс. Он спорит с Зевсом и его помощниками Гермесом, Гефестом, Силой, Властью, стариком Океаном, которые являются олицетворением косности, приспособленчества, невежества и жестокости нравов.

В отдельных отрывках и фрагментах сохранился «Прометей раскованный», из которого мы узнаем, что Геракл по совету Фетиды убил орла и освободил Прометея. Прометей раскрыл Зевсу тайну, за что Зевс пообещал Прометею вечную славу в Афинах. Такое неожиданное и разочаровывающее примирение станет понятным читателю, если он узнает, что между действием «Прикованного Прометея» и «Прометея раскованного» должно было пройти тридцать лет. Смягчился Зевс, уступил Прометей, со временем победила так необходимая миру гармония.

Не все в мире статично, все со временем изменяется, но образ Прометея будет всегда перед нашими глазами. Образ человека, который думал не о себе, — бессмертном боге, а о будущем людей. И как Прометей появлением наук и ремесел двигал прогресс человечества вперед, так и остальные люди, если бы поступали так же самоотверженно, как он, подняли бы человеческие отношения на недосягаемую высоту.

Гомеровский вопрос — совокупность проблем, относящихся к личности Гомера и авторству приписываемых ему др.-греч. эпич. поэм «Илиада » и «Одиссея »; в более широком значении — совокупность проблем, касающихся происхождения и развития древне-греческого эпоса, его отношения к исторической действительности, его языковых и художесвенных особенностей.

Пейдж старался показать, что несколько сот слов, которые часто встречаются в «Илиаде», не засвидетельствованы в «Одиссее», и наоборот. Помимо этого, — много эпических формул и фиксированных групп слов, которые встречаются в одной поэме, но не употребляются в другой.

а) Если в «Илиаде» основное внимание было уделено экспонированию ахейских и троянских героев на поле битвы, то в «Одиссее» акцент перенесен на возвращение героев и «домашние» события.

б) Если в «Илиаде» действие каждого героя вытекает из общих интересов или как-то связано с ними, то в «Одиссее» фактически каждый герой принадлежит самому себе и его действия, в основном, исходят из собственных интересов. Следовательно, собственное «я» героя в «Илиаде» несколько ограничено в сравнении с «Одиссеей».

в) в «Илиаде» дистанция между богами и людьми, между божественными и людскими делами более короткая, чем в «Одиссее». В «Илиаде» боги непосредственно участвуют в делах героев, а герои участвуют в войне, которая непосредственно связана с волей богов. За каждым из этих героев обычно стоит бог, зачастую его покровитель, который управляет его действием. В «Одиссее» несколько иное положение. Здесь в основном конфликте участвует лишь один из центральных героев троянского сказания, участие богов в людских деяниях куда более ограничено.

г) Взаимоотношения между героями «Одиссеи» более многообразны, так как сами герои представлены в более разнообразных жизненных контекстах. Их интересы связаны лишь с личной жизнью героя и не имеют всеобщего значения. Поэтому в их взаимоотношениях проявляется больше ошибок или погрешностей этического характера, допускаемых по личной инициативе героя, без всякого вмешательства богов.

Сходства:

1) В конце обеих поэм происходит реализация миролюбивого плана Зевса. В обоих случаях этому предшествует встреча противников — Ахилла и Приама в «Илиаде», Одиссея и родственников женихов — в «Одиссее». Обе поэмы завершаются божественным примирением. При желании в обеих поэмах можно выявить множество подобных структурных совпадений.

Художественные особенности гомеровского стиля.

Язык:

эпический (гомеровский) – литературный язык всего эпоса в античной литературе.

в историческом плане – сплав различных греч. диалектов (отдельных племен).

метрический размер – гекзаметр:

6 дактилических стоп, последняя обычно усеченная (двусложная).

в каждой стопе, кроме 5, два кратких слога могут заменяться долгим — спондей.

в середине стиха обычно цензура, которая делит стих на 2 полустишия.

подвижность цензуры усиливает метрическое разнообразие стиха, обычно после 2-го слога 3-ей стопы, реже – после 1-го 2-ой.

1/5 часть стихов – формульные стихи (повторяющиеся). В повторяющихся ситуациях (пир, поединки, начало прямой речи).

стремление к типизации:

белокурые волосы – женщины и юноши (Аполлон, Менелай).

темные волосы – зрелые мужи (Зевс, Одиссей).

постоянные эпитеты (корабли быстрые, Ахилл быстроног).

Стиль:

постоянная и нарочитая архаизация в повествовании,

прошлое идеализируется,

нет ничего случайного (в схватке побеждает сильнейший),

нет описаний природы, это просто место действия;

объективность повествования – певец не анализирует, а лишь сообщает. Иногда авторское отношение прослеживается: Елена – виновница войны.

речи героев традиционны, но связаны с обликом говорящего, часто даже индивидуализированы.

развернутые сравнения, назначение которых – осветить прошлое. В них поэт сравнивает настоящий мир с героическим.

развернутые сравнения – самостоятельные художественные зарисовки (сравнение Диомеда с рекой —> картина осеннего наводнения). Но картины природы еще не связаны с настроением человека.

темп рассказа не постоянен. Замедление темпа – «эпическое раздолье» — чтобы завладеть вниманием слушателя

геометричность стиха – похож на орнаментальный стиль в искусстве.

хронологическая несовместимость – после битвы Менелая и Париса.

монументальная торжественность (все верили).

Анализ трагедии «Прометей прикованный»

Эсхил (525-456 до н.э.).Его творчество связано с эпохой становления Афинского демократического государства.Это государство формировалось в период греко-персидских войн,которые велись с небольшими перерывами с 500 до 449 г. до н.э. и носили для греческих государств-полисов освободительный характер. Известно,что Эсхил принимал участие в сражениях при Марафоне и Саламине. Битву при Саламине он описал как очевидец в трагедии «Персы». В надписи на его надгробии,сочиненной,по преданию,им самим,ничего не говорится о нем как о драматурге, но сказано, что он проявил себя мужественным воином в сражениях с персами. Эсхил написал около 80 трагедий и сатировских драм.До нас дошли полностью только семь трагедий; из других произведений сохранились небольшие отрывки.

Трагедии Эсхила отражают основные тенденции его времени,те огромные сдвиги в социально-экономической и культурной жизни,которые были вызваны крушением родового строя и становлением афинской рабовладельческой демократии.

Мировоззрение Эсхила в основе своей было религиозно-мифологическим. Он верил,что существует извечный миропорядок,который подчиняется действию закона мировой справедливости.Человек,вольно или невольно нарушивший справедливый порядок,будет наказан богами,и тем самым равновесие восстановится.Идея неотвратимости возмездия и торжества справедливости проходит через все трагедии Эсхила.

Эсхил верит в судьбу-Мойру,верит,что ей повинуются даже боги.Однако к этому традиционному мировосприятию примешиваются и новые взгляды,порожденные развивающейся афинской демократией.Так,герои Эсхила-не безвольные существа,безоговорочно выполняющих волю божества:человек у него наделен свободным разумом,мыслит и действует вполне самостоятельно.Почти перед каждым героем Эсхила стоит проблема выбора линии поведения.Моральная от- ветственность человека за свои поступки-одна из основных тем трагедий драматурга.

Эсхил ввел в свои трагедии второго актера и тем открыл возможность более глубокой разработки трагического конфликта,усилилдейственную сторону театрального представления.Это был настоящий переворот в театре:вместо старой трагедии,где партии единственного актера и хора заполняли всю пьесу,родилась новая трагедия,в которой персонажи сталкиваются на сцене друг с другом и сами непосредственно мотивировали свои действия.

Внешняя структура трагедии Эсхила сохраняет следы близости к дифирамбу,где партии запевалы перемежались с партиями хора.

Из дошедших до нашего времени трагедий великого драматурга особо выделяется «Прометей Прикованный»-возможно,самая известная трагедия Эсхила,повествующая о подвиге титана Прометея,подарившего огонь людям и жестоко за это наказанного. О времени написания и постановке ничего не известно. Исторической основой для такой трагедии могла послужить только эволюция первобытного общества, переход к цивилизации. Эсхил убеждает зрителя в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией. Эта борьба возможна благодаря только постоянному прогрессу. Блага цивилизации, по мнению Эсхила,- прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, и практика: строительство, горное дело и т.п. В трагедии он рисует образ борца, морального победителя. Дух человека нельзя ничем побороть. Это повесть о борьбе против верховного божества Зевса (Зевс изображен деспотом, предателем, трусом и хитрецом). Вообще произведение поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий (лишает трагедию традиционного для Эсхила ораторного жанра). Драматургия тоже очень слаба, жанр декламации. Характеры также монолитны и статичны как и в других произведениях Эсхила. В героях никаких противоречий, они выступают каждый с одной чертой. Не характеры, общие схемы. Действия никакого нет, трагедия состоит исключительно из монологов и диалогов (художественны, но совсем не драматичны). По стилю-монументально-патетическая (хотя действующие лица только боги, патетизм ослаблен-длинные разговоры, философское содержание, довольно спокойный характер). Тональность восхвалительно-риторическая декламация в адрес единственного героя трагедии Прометея.Все возвышает Прометея. Развитием действия является постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное нарастание монументально-патетического стиля трагедии.

Эсхил известен как лучший выразитель общественных устремлений своего времени.В своих трагедиях он показывает победу прогрессивных начал в развитии общества,в государственном устройстве,в морали. Творчество Эсхила оказало заметное влияние на развитие мировой поэзии и драматургии. Эсхил-поборник просвещения, эта трагедия просветительская, отношение к мифологии критическое.

», так как имеются отрывки из «Освобожденного Прометея» и «Прометея – носителя огня». Доказать, однако, с полной очевидностью существование трилогии о Прометее и тем более судить о последовательности трагедий с именем Прометея невозможно. Но дошедший до нас «Прометей прикованный» был той единственной трагедией о мифологическом титане Прометее , дошедшей до нового и новейшего времени, образы которой навсегда остались в памяти культурного человечества.

Прикованный Прометей, терзаемый орлом Зевса. Художник Питер Пауль Рубенс, 1610-1611

Сюжет «Прометея прикованного»

Эсхил описывает в своей трагедии (см. её полный текст), как Прометея , двоюродного брата царя богов Зевса , приковывают к скале, на краю тогдашнего культурного мира, в Скифии, за то, что Прометей выступил в защиту людей, когда Зевс, завладевший миром, обделил их и обрек на звериное существование. Прометей у Эсхила горд и непреклонен. Он не издает ни единого звука во время этой сцены и только после удаления своих палачей жалуется всей природе на несправедливость Зевса.

Трагедия Эсхила состоит из сцен, изображающих посещение Прометея сначала дочерьми Океана, Океанидами, выражающими глубокое сочувствие ему, потом и самим Океаном , предлагающим примириться с Зевсом, – Прометей это предложение гордо отвергает. Далее у Эсхила следуют длинные речи Прометея о своих благодеяниях людям и сцена с Ио , бывшей возлюбленной Зевса, которую его ревнивая жена Гера превратила в корову, преследуемую остро жалящим ее оводом. Обезумевшая Ио бежит неизвестно куда, наталкивается на скалу Прометея и выслушивает от него пророчества как о своей собственной судьбе, так и о будущем освобождении самого Прометея одним из великих ее потомков, Гераклом . Наконец, последнее явление: Гермес , угрожая новыми карами Зевса, требует от Прометея, как от мудрого провидца, раскрыть для Зевса важную для него тайну. О существовании этой тайны Зевс знал, но содержание ее ему было неизвестно. Прометей и здесь гордо отвергает всякое возможное общение с Зевсом и бранит Гермеса. За это его постигает новая кара Зевса: среди грома и молний, бури, смерчей и землетрясения Прометей вместе со своей скалой низвергается в подземный мир.

Историческая основа и идейный смысл «Прометея прикованного»

Исторической основой для эсхиловского «Прометея прикованного» могла послужить только эволюция первобытного общества, переход от звериного состояния человека к цивилизации. Трагедия хочет убедить читателя и зрителя прежде всего в необходимости борьбы со всякой тиранией и деспотией в защиту слабого и угнетенного человека. Эта борьба, по Эсхилу, возможна благодаря цивилизации, а цивилизация возможна благодаря постоянному прогрессу. Блага цивилизации перечисляются у Эсхила очень подробно. Это прежде всего теоретические науки: арифметика, грамматика, астрономия, затем техника и вообще практика: строительное искусство, горное дело, кораблевождение, использование животных, медицина. Наконец, это – мантика (толкование сновидений и примет, птицегадание и гадание по внутренностям животных).

Прометей. Мультфильм

В «Прометее прикованном» Эсхил демонстрирует силу человека и в более широком смысле слова.

Он рисует образ борца, морального победителя в условиях физического страдания. Дух человека нельзя ничем сломить, никакими страданиями и угрозами, если он вооружен глубокой идейностью и железной волей.

Жанр «Прометея прикованного»

«Прометей прикованный» Эсхила, в отличие от прочих его трагедий, поражает краткостью и незначительным содержанием хоровых партий. Это лишает его того широкого и грандиозного ораторного жанра, который присущ другим трагедиям Эсхила. В ней нет оратории, потому что хор здесь совсем не играет никакой роли. Драматургия «Прикованного Прометея» тоже очень слаба (только монологи и диалоги). Остается единственный жанр, великолепно представленный в трагедии, – это жанр декламации.

Характеры «Прометея прикованного»

Характеры «Прикованного Прометея» таковы, как и в ранних трагедиях Эсхила: они монолитны, статичны, однокрасочны и не отмечены никакими противоречиями.

Сам Прометей – сверхчеловек, непреклонная личность, стоящая выше всяких колебаний и противоречий, не идущая ни на какое соглашательство и примиренчество. То, что с ним происходит, Прометей расценивает как волю судьбы (о чем заговаривает не меньше шести раз в трагедии: 105, 375, 511, 514, 516, 1052; об этом говорят и Океаниды – 936). В образе Прометея Эсхилом представлена та классическая гармония судьбы и героической воли, которая вообще является огромным и ценным достижением греческого гения: судьба все предопределяет, но это не ведет обязательно к бессилию, к безволию, к ничтожеству; она может вести и к свободе, к великим подвигам, к мощному героизму. В таких случаях судьба не только не противоречит героической воле, но, наоборот, ее обосновывает, возвышает. Таков Ахилл у Гомера , Этеокл у Эсхила («Семеро против Фив »), но в еще большей мере таков Прометей. Поэтому отсутствие обыкновенной бытовой психологии у Прометея возмещается здесь монолитностью мощных деяний героя, поданных хотя статистически, зато возвышенно, величественно.

Прикованный Прометей и Гермес. Художник Я. Йорданс, ок. 1640

Остальные герои «Прикованного Прометея» характеризуются одной ведущей чертой, вполне неподвижной, но менее значительной, чем у основного героя трагедии. Океан – добродушный старик, желающий помочь Прометею и готовый пойти на соглашательство, не учитывающий того, кому он предлагает свои услуги. Ио – физически и морально страдающая женщина, обезумевшая от боли. Гефест и Гермес – механические исполнители воли Зевса, один – против своей воли, другой – бесчувственный и бездумный, как нерассуждающий прислужник.

Все эти характеры Эсхила – лишь общие схемы, или механическое воплощение идеи или мысли.

Развитие действия в «Прометее прикованном»

Если под действием понимать переход от одних состояний в другие, им противоположные, в результате взаимоотношений дееспособных героев, то в «Прикованном Прометее» Эсхила нет никакого действия, а следовательно, и развития его.

То, что происходит между сценами приковывания и низвержения Прометея, состоит исключительно из монологов и диалогов, которые ни в какой мере не подвигают действие вперед и уж во всяком случае не меняют его на противоположное. Монологи и диалоги «Прикованного Прометея» высокохудожественны, но они совершенно недраматичны.

Единственным движущим мотивом может считаться только будущее освобождение Прометея Гераклом, которое предсказывается самим Прометеем. Но это только предсказание, и притом об очень отдаленном будущем, и никаких намеков хотя бы на малейшие признаки этого освобождения в настоящем в трагедии Эсхила не имеется.

Прометей, приковываемый Вулканом (Гефестом). Эпизод из трагедии Эсхила. Художник Д. ван Бабурен, 1623

Художественный стиль «Прометея прикованного»

Уже одно то, что действующими лицами трагедии являются боги и даже из героев тут имеется только одна Ио и что эти боги поданы в серьезном плане, свидетельствует о монументальности, которая характерна для всех трагедий Эсхила. Что же касается другого основного момента эсхиловского стиля, а именно патетизма, то он здесь значительно ослаблен большими длиннотами идейно-теоретического и философского содержания и длиннейшими разговорами, часто тоже довольно спокойного характера.

Патетика имеется прежде всего в начальной монодии Прометея, где Титан жалуется на несправедливость Зевса, в сцене с обезумевшей Ио и, наконец, в изображении катастрофы в природе при низвержении Прометея в подземный мир. Однако эта патетика слишком перегружена рациональным содержанием, а именно критикой деспотизма Зевса, и лишена тех черт исступления, которые мы находили в других трагедиях Эсхила.

Но монументально-патетический стиль «Прикованного Прометея» все же налицо. Его специфика заключается в общей тональности трагедии, которую можно назвать восхвалительно-риторической. Вся трагедия Эсхила «Прикованный Прометей» и есть не что иное, как восхвалительно-риторическая декламация по адресу единственного его подлинного героя – Прометея. Только такое понимание художественного стиля данной трагедии и поможет осмыслить все ее длинноты и ее недраматическую установку.

Действительно, рассказы и разговоры Прометея о прошлом, в частности о его благодеяниях, нисколько не подвигая действия вперед, придают образу Прометея необыкновенно глубокий смысл, возвышают и насыщают в идейном отношении. Точно так же разговоры с Океаном и Гермесом, опять-таки нисколько не развивая действия, весьма выразительно рисуют нам стойкость и силу воли Прометея. Сцена с Ио увековечивает Прометея как мудреца и провидца, знающего тайны жизни и бытия, хотя и не могущего воспользоваться этими тайнами.

Кроме пророчества о своем освобождении прикованный Прометей в трагедии Эсхила еще очень много говорит о странствованиях Ио с длинным перечислением географических пунктов, через которые она прошла и еще должна пройти. Прометею здесь приписаны обширные географические знания, которые, несомненно, были тогда последним достижением науки. Этот рассказ, совершенно лишенный всякого драматизма и даже прямо противоположный ему, тем не менее стилистически очень важен как нарастающая обрисовка мудрости Прометея.

Хоры Эсхила в «Прометее прикованном» тоже недраматичны. Если подойти к ним с точки зрения декламационно-риторической, то сразу можно увидеть, как они необходимы для углубления общего монументально-патетического стиля трагедии. Парод говорит о сострадании Океанид Прометею. Первый стасим рассказывает нам, как о Прометее плачут и север, и юг, и запад, и восток, и амазонки, и вся Азия, и Колхида, и скифы, и Персия , и моря, и даже Аид , – разве этого мало для обрисовки личности основного героя в отношении к нему всего окружающего? Второй стасим – о необходимости подчинения слабых существ – и третий стасим – о недопустимости неравных браков – опять-таки подчеркивают величие дела Прометея, на которое способен только он, но не способны слабые и забитые существа.

Прометей. Картина Г. Моро, 1868

Наконец, геологическая катастрофа в конце этой трагедии Эсхила демонстрирует нам опять-таки мощную волю прикованного Прометея, способного противостоять решительно всему, включая всю природу и всех повелевающих ею богов.

Таким образом, то, что является у Эсхила в «Прикованном Прометее» развитием действия, есть постепенное и неуклонное нагнетание трагизма личности Прометея и постепенное декламационно-риторическое нарастание общего монументально-патетического стиля данной трагедии.

Социально-политическая направленность «Прометея прикованного»

Идеология «Прометея прикованного», даже взятая в своем отвлеченном виде, резко отличается от прочих трагедий Эсхила своим отношением к Зевсу. В других трагедиях Эсхила мы находим восторженные гимны Зевсу, богословские рассуждения о нем и уж во всяком случае неизменное почитание его, какое-то прямо библейское его превознесение. В противоположность этому Зевс «Прометея прикованного» изображен тираном, жесточайшим деспотом, вероломным предателем, не всемогущим, хитрецом и трусом. Когда же мы начинаем вникать в стиль «Прометея прикованного», то оказывается, что это отношение к Зевсу является здесь у Эсхила не просто какой-то абстрактной теорией и не случайным привеском к трагедии, но проводится в самой смелой, дерзкой и даже бунтарской форме, с революционным пафосом, с просветительской убежденностью и с публицистическим задором. Это, несомненно, просветительская трагедия, это – восторженное похвальное слово борцу с тиранией .

Миф о Прометее в трагедии Эсхилла «Прометей прикованный»🔥

Трагедия «Прометей прикованный» — наиболее известная трагедия греческого драматурга Эсхилла, который жил на границе VI-V веков до нашей эры в Афинах, которого древние греки называли «отцом греческой трагедии».
Эсхилл, как и другие деятели искусства в Древней Греции, всегда использовал мифические сюжеты в своих произведениях. Объясняется это тем, что миф отыгрывал очень важную роль в жизни древних греков. Все представления о мире, его происхождении, развитии, будущем, все ожидания, стремления, невыполнимые мечты дрених греков,

их понимание таких сложных понятий, как жизнь и смерть, человек и судьба, зло и справедливость — все это сосредоточенно в мифах.
Прометей — один из любимых мифических героев в Древней Греции. Миф о нем показывает историю развития человечества, как воображали ее себе в античности. По мифам люди были слабыми и не могли ни думать, ни говорить, ни понимать того, что видели кругом. Прометей имел благородное сердце, он первый повернулся к людям и начал им помогать. Прометей заколол жертвенного быка и поделил тушу на две части. В большую кучу он положил только кости, но прикрыл их красивым жиром, а мясо положил в грязную шкуру, еще и прикрыл требухой. Потом он предложил Зевсу выбрать, какую часть люди будут отдавать богам, а какую оставят себе. Зевс выбрал большую кучу. С того времени люди ели мясо, а кости жертвовали богам. Обозленный Зевс запретил Прометею подниматься на Олимп, а людям отказал дать животворный огонь. Но Прометей с помощью ухищрений похитил огонь у богов и отдал его людям. За это Гефест по приказу Зевса приковал Прометея на краю земли к скале; каждый день прилетал орел и клевал печень Прометея, которая за ночь отрастала снова. После многих столетий таких истязаний Геракл убил орла и освободил Прометея.
Этот миф был хорошо известный всем древним грекам. В трагедии представлены лишь те события из мифа, которые отвечали творческому замыслу автора, которые волновали Эсхилла.
Власть и Сила — слуги Зевса — приводят Прометея в пустыню, где Гефест заковывает его. С развитием событий выясняется, что Прометей не только передал огонь людям, а и начал человеческую цивилизацию: научил обрабатывать дерево и строить жилье, показал целебные травы, первым запряг быков, освободив людей от тяжелейшей работы, приучил коней ходить запряженными, и корабли — тоже его изобретение, научил людям определять звезды, считать и писать, показал сокровища земли: медь, железо, серебро, золото.
Образ Прометея отображает этическую проблему, которая волновала Эсхилла на протяжении его творческого пути: собственная ответственность лица за принятое решение. Прометей — бог, у которого есть дар предвидения, он заранее знал о страданиях, которые выпадут на его судьбу, но не уклонился от них. Более того, уже прикованный, у него есть средство, которое может лишить его мучений: чтобы получить свободу, ему достаточно назвать имя женщины, которая родит Зевсу ребенка, который свергнет Зевса, как тот когда-то сверг своего отца Крона. И Прометей отказывается открыть тайну и готовый к еще более жестоким истязаниям. Скала вместе с прикованным Прометеем от ударов молний и грома, которые насылает Зевс, проваливается в страшное подземное царство Тартар.
Образ Прометея — это образ человека, который не предает своей судьбы, который отвечает за свои решения и поступки. Эсхилл верит в возможности человека, как и его герой. Трагедия Эсхилла отмечается верой в прогресс и развитие человечества.

.

19. «Прометей прикованный». Театр мистерий в Греции. Трагедия

19. «Прометей прикованный»

Истоки мифа о Прометее, по мнению Мюррея, надо искать в местном афинском культе демона огня, второстепенного божества, покровителя кузнецов и гончаров, которого почитали вместе с Гефестом, на одном алтаре. Алтарь называли алтарем Прометеякак более древнего, изначального божества. Кроме того, это был единственный посвященный ему алтарь, в то время как у Гефеста их было много. Главной церемонией культа Прометея был бег с факелом от алтаря через квартал гончаров.

Дословно имя Прометей переводится как «тот, кто предвидит», в отличие от имени его брата Эпиметея – «того, кто думает после». Это связано с мифом о Пандоре*, «биороботе», созданном богами для того, чтобы искушать людей. Для Елены Петровны Блаватской (ЕПБ) миф о Прометее имел более глубокое значение, а его происхождение она считала более древним; так, его имя происходит от Pramantha*, что на санскрите означает «огненная палка», поскольку титан спрятал украденный у богов огонь в полом тростнике. Та же ЕПБ связывает его с Агнишвата* Питри, или «Отцами огня», и Манасапутрами, или «Носителями разума», поскольку, согласно древней традиции, обобщенной ею, Прометей символизирует целую группу божественных существ; они исполнились сострадания к человеку, не имешему разума, который позволил бы ему достичь высших уровней сознания. Эти божественные существа «восстали» – так же как в другом, библейском, мифе это сделал Люцифер, «Носитель света», за что и был низвергнут в бездну; с тех пор его называют «падшим ангелом». Они восстали против Судьбы, которая наделила человечество только тем, что действительно соответствовало уровню его эволюционного развития, – конкретным разумом ( Kama-manas* индусов) – и «украли» для человечества «искру» Разума. Но эту искру восприняли не все, и поэтому Эпитемей и является тем, «кто думает после». Как объясняет «Тайная Доктрина»*, одни люди усвоили только треть искры, другие – две трети, а некоторые – ничего. Следовательно, несмотря на все усилия Манасапутров, человечество, за некоторыми исключениями, не получило всей полноты Разума: ведь даже те, кто восприняли эту искру в наибольшей степени, едва ли смогли подняться до вершин сознания даже на эти две трети «украденного».

Гермес

(музей Пио Клементино, Ватикан)

Прометей, согласно этой трактовке, – символ милосердия благосклонного к людям бога, который вопреки естественному и благоразумно установленному Судьбой ходу времени пожертвовал собой и пострадал за людей, став «великой жертвой», распятой на самых древних горах планеты (упоминание о Кавказе появилось уже после Гомера). Там он подвергался ежедневным пыткам: орел Зевса, который прилетал к нему, пожирал его печень (символ всех страстей, от самых низших до самых высоких), которая на следующий день из-за проклятия Зевса вырастала вновь, и орел снова ее выклевывал.

Мы настаиваем на том, что миф о Прометее нельзя понять вне связи с историей о Пандоре, ее ящике и открывшем его Эпиметее. Этот миф повествует о нисхождении Высшего Разума в человека; он принадлежал Мистериям и никогда не выходил за их пределы, разве что в виде известного в народе и вызывавшего сочувствие образа. Эсхил же полностью отразил этот миф в своей трагедии, сделав доступным для каждого, кто хотел бы его узнать.

Религиозная жертва, которую приносили Прометею, непосвященным казалась очень странной. Жертву, которой мог быть, например, вол, участники церемонии умерщвляли, мясо тщательно отделяли от костей, жарили и с великой радостью поедали, запивая вином с водой. Кости приносили в жертву Зевсу.

Смысл этого жертвоприношения связан с происхождением человечества. Согласно Мистериям, когда Земля находилась еще в газообразном состоянии, человек был энтелехией, или эфирным призраком. Прошли миллионы веков, и, по мере того как уплотнялась планета, то же происходило с обитавшими на ней бесплотными телами. Они неизбежно обретали вес и кости, которые защищали их жизненные органы и позволяли двигаться благодаря костному аппарату. Так из человечества «без костей» родилось человечество «с костями». Это знание отражено и в еврейской части Библии (Ветхом Завете) в мифе о рождении Евы (кость) из «ребра» Адама.

Столь приятная церемония, которая так радовала ее участников и воздавала почести Прометею, имела еще и другие, эзотерические, значения, делавшие ее чем-то большим, чем простое приношение. Одно из них заключалось в том, чтобы вспомнить это первое человечество «с костями» и выразить благодарность Зевсу (а на самом деле просто Божественному, независимо от его имени), поднося ему кости жертвы, а не мясо, поскольку именно благодаря появлению скелета и черепа Прометей смог позже даровать нам Высший Разум и те сложнейшие органы нервной системы, которые являются его физическим вместилищем.

Эсхил, получивший посвящение в Элевсине, не упоминает о связи с ящиком Пандоры. Он представляет Прометея «похитителем огня»… но Огня священного.

В конце пролога, прервав напряженное молчание, титан произносит страстный монолог, где после сетования на свое нынешнее состояние торжественно объявляет: он принес огонь смертным, чтобы с его помощью они развивали науки, искусства и ремесла. Он утверждает, что этот Священный Огонь – величайший дар, которым дано обладать человеку.

Во втором эписодии Прометей подробно рассказывает Океанидам обо всех благах, которые обрели люди, начиная от науки о числах до письменности и памяти. Священный Огонь также позволил им запрячь животных в ярмо и научиться строить корабли. Прометей повествует о медицине и о способах прорицания, о снах, о предзнаменованиях и о том, как толковать полет птиц. И все это стало возможным благодаря Священному Огню. Говорит он и о том, что научил смертных приносить жертвы Бессмертным, научил находить металлы и пользоваться ими.

Орел, посланный Зевсом, пожирает печень Прометея

(из книги: Michel de Marolles, Tableaux du temple des Muses,1655)

Прометей рассказывает дочерям Тефиды* о своих страданиях и о том, что, по его мнению, Зевс поступил с ним несправедливо. Согласно большинству современных теорий, черная скала, к которой титан был прикован нерушимыми цепями на протяжении тысячелетий, могла быть связана с Тартаром, куда были низвергнуты древние боги и остальные враги Зевса. Именно Прометей помог ему занять великий трон, принадлежавший до этого его отцу Кроносу.

В этой неясной и, к сожалению, неточной версии скрывается тайна, что заключена в связи между Временем, Разумом и Волей.

Прометей добавляет, что благодаря ему смертные уже не смотрят с ужасом на смерть, поскольку их озарил Священный Огонь. (Очевидно, речь идет о посвященных – о тех, кто получил «весь Огонь», или «Искру», от Агнишвата).

Прометей вспоминает другого истязаемого Судьбой – своего брата, ушедшего в землю Атланта, который поддерживает новую Землю, покрываемую новым Небом.

Прометей рассказывает Океану, пришедшему утешить его, о своих многочисленных бедах. Далее следует перечисление всех жертв Зевсова гнева; об этом повествовании высказали свое мнение такие специалисты, как Визелер, Буассонад, Герман, Хеймсот, Б. Фофс и Хартунг, каждый из которых предложил свою трактовку, особенно того места, где Прометей говорит об «арабах». Есть нечто примечательное в упоминании о металлах, которые Прометей сделал доступными людям. Подобно Платону, он перечисляет их в таком порядке: железо, медь, серебро и золото.

В трагедии Прометей показан гигантом и в физическом, и в моральном смысле, главным благодетелем человечества, самим воплощением свободы, которая наделяет отвагой и сознанием.

Эсхил делает Прометея хранителем «великой тайны», которую, по его словам, ему доверила Фемида («Фемида» этимологически означает «вечный закон»). Тайна эта скрыта за вуалью: если Зевс вступит в брак с Фетидой, он будет свергнут с престола, поскольку Судьбой предначертано, что сын Фетиды будет сильнее и могущественнее своего отца.

На сцене появляется Ио, двурогая богиня, которая жалуется на беспощадного слепня, который по приказу Геры постоянно жалит ее. Она называет себя девой-скиталицей и просит Прометея сказать ей, когда прекратятся ее мучения. Но тот отвечает, что лучше ей этого не знать. В следующем диалоге с Ио он скажет, что Кавказ – самая высокая гора и что с нее стекает река (отсюда нам должно стать понятно, что Прометей прикован не там).

«Прометей прикованный» – часть трилогии, и, к сожалению, это единственная часть, которая сохранилась достаточно полно. Волею судеб до нас дошла, возможно, самая эзотерическая трагедия Эсхила, поскольку в диалоге с Ио покров над тайной Элевсинских мистерий недостаточно плотен.

Вторая часть трилогии называется «Прометей освобожденный», а третья «Прометей – носитель Огня». Некоторые авторы полагают, что последняя часть, утерянная еще в Средневековье, на самом деле была началом трилогии.

По нашему мнению, «Прометей – носитель Огня» действительно последняя часть, которая рассказывает о человеке уже освобожденном и поэтому ставшем законным носителем Священного Огня.

«Аргивяне» – так называлась сатировская драма, которая завершала трилогию и была четвертым элементом, как бы снимавшим напряжение. Как и все трагедии, она заканчивалась празднеством, в данном случае в честь Прометея.

Анализ трагедии позволяет нам оценить важность Кратосаи Бии(Силы и Насилия), которые приволокли титана к скале. Некоторые комментаторы предпочитают помещать эту скалу между русскими степями и Понтом Эвксинским (Черным морем). Но мы уже говорили, что из-за многочисленных переводов и пробелов в тексте ни один комментарий не может претендовать на точность.

Гефест – кузнец-маг, который по приказу Зевса заковал Прометея в волшебные цепи. И хотя он сочувствует титану, но исполняет приказ, приковывая его к необычной скале, которая, судя по тому, что о ней говорится, нависает над пропастью, разверзнутой бурями (снова образ Тартара).

Некоторые полагают, что та фигура, которую зрители видели на имитируемой скале во время представления, была не человеком, а лишь огромной деревянной куклой, которая с помощью «спецэффектов» могла совершать несколько движений и, как казалось, разговаривала. Декорации, видимо, были впечатляющими, поскольку скала была огромной высоты, бездонную пропасть покрывали туман и облака, а со всех сторон доносились пугающие звуки. Использование того, что мы называем mekanai, «механика», было неизбежно, поскольку весь хор нимф Океанид появлялся на сцене в колеснице, спускавшейся с неба, а крылья колесницы производили при этом громкий шум. Этот хор Океанид, родственниц Прометея, – самое совершенное, что было в греческой трагедии, поскольку в нем удалось с большой искренностью выразить simpateia, что этимологически означает «совместное страдание» (сострадание).

Прометей и нимфы Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

После того как Океаниды выходят из огромной колесницы, с небес спускается крылатый грифон или дракон, верхом на котором сидит бог Океан, отец кротких Океанид. Он советует Прометею последовать его собственному примеру и просто принять наказание Зевса. Персонажи как бы противопоставляются друг другу.

Мюррей разумно замечает, что раз Океан не видит своих дочерей, находящихся на земле, это может означать, что грифон с помощью какого-то подъемного устройства продолжал оставаться на некоторой высоте, возможно там же, где находился прикованный Прометей. Когда Океан удаляется, хор исполняет первый стасим, и между ним и вторым актом следует длительное молчание Прометея, который затем извиняется за свое кажущееся высокомерие. Mekanai, механика, вероятно, в этот момент переносила весь хор в какое-то новое место, ближе к Прометею.

Ио и нимфы Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus, 1831)

Перед вторым стасимом Прометей утверждает, что Мойра и Эринии* могущественнее даже самого Зевса, который не сможет избежать своей Судьбы. (Это древнее философское утверждение отражено в Мистериях и говорит о том, что все существа, явления и вещи, вне зависимости от своей значимости, подчинены закону действия и реакции, который индусы называют кармой. По крайней мере, все те, кто проявлен на любом из планов сознания.)

Ио, похоже, появляется на сцене обычным путем. Ее сторожит стоглазый Аргус, но волшебная флейта Гермеса гипнотически усыпляет его, и Посланник богов отсекает ему голову. Деву-Мать Ио представляла юная красавица с полумесяцем на голове, напоминавшая египетскую Исиду-Хатхор* поздней эпохи. Поскольку, как мы уже говорили, ее преследует слепень, она, возможно, металась по широкой сцене, и это контрастировало с неподвижностью Прометея. Эта эффектная сцена, продолжавшаяся некоторое время, должно быть, выглядела весьма впечатляюще. Заглядывая все глубже и глубже, Эсхил подсказывает нам, что и движение, и неподвижность в своих крайних проявлениях становятся формой наказания и несчастья… Стоики должны были бы невозмутимо улыбнуться, созерцая эту картину.

Следом за упомянутым выше диалогом между Ио и титаном хор исполняет третий стасим, короткий, поскольку он состоит лишь из одной триады.

Прометей, Гефест, Кратос и Биа

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

В начале четвертого эписодия Прометей повторяет Океанидам свое пророчество, а затем появляется Гермес, возможно, по воздуху, поскольку этот бог способен летать при помощи волшебных крыльев на своих сандалиях. В произведении Эсхила Гермес – достаточно верный и услужливый исполнитель приказов Зевса. Доводы, которые он приводит Прометею, чтобы убедить того подчиниться наказанию, намеренно неубедительны.

Видя, что Прометей продолжает упорствовать в своем нежелании открыть великий секрет (Гермес его не знает, но знает публика, поскольку ей он уже был открыт, и даже с некоторыми мистериальными элементами, которые, как кажется, совсем необязательно было добавлять), Посланник богов угрожает Прометею, что молния Зевса низвергнет его в Тартар. Прометей вновь отвечает отказом и советует Океанидам удалиться, чтобы избежать столь великой опасности, но те отвечают, что разделят его судьбу. Здесь Океаниды, дочери жизненного Океана, символизируют все мыслящее человечество, которое не желает терять Искру, данную Прометеем. Они предпочитают спуститься вместе с ним во мрак Тартара, то есть на тот план, где мы, люди, существуем, двигаясь почти вслепую.

Прометей и Океан

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus,1831)

Именно здесь начинает действовать mekanai, создавая «спецэффекты», сравниться с которыми сегодня, два с половиной тысячелетия спустя, может только кинематограф. По правде говоря, мы не знаем, как именно производились эти почти невероятные феномены, но все комментаторы эпохи Эсхила единодушны в их описании.

Прометей прикованный и Океаниды

(из книги: J. Flaxman, T. Piroli, F. Howard, Compositions fr om the Tragedies of Aeschylus, 1831)

Огромная скала, к которой прикован Прометей, проваливается под землю, в пропасть, из которой клубами валит пар и одновременно дует сильный ветер:

…Задрожала земля (?),

Загудели грома грохотаньем глухим.

Ослепительных, огненных молний, змеясь,

Извиваются искры. Столбами ветра

Крутят пыль придорожную. Вихри ревут

И сшибаются в скрежете, в свисте. Встает

Вихрь на вихрь! Друг на друга восстали ветра!

Хлябь морская и небо смешались в одно (?)!

(Пер. А. Пиотровского)

Это описание из самой трагедии подтверждено многочисленными зрителями, но нам нелегко ему поверить. Как все это производилось? Какими средствами удавалось создать настоящий природный катаклизм? Даже если допустить существование каких-то огромных машин и использование вентиляторов и химических средств, наше воображение не в силах представить, как все это делалось.

Сегодня мы знаем, что в мистериальных действах использовалось электричество от жидкостных батарей, но в наших музеях хранятся лишь небольшие кувшины размером не больше аккумулятора современного автомобиля. Этого недостаточно, чтобы создать сверкающие в воздухе молнии. И если для имитации молний применяли какую-то хитрость, нанося на огнестойкий канат воспламеняющиеся вещества, то все прочие эффекты, в том числе обрушение огромных глыб в искусственную пропасть и дрожание земли, выходят за рамки возможностей чистой механики – разве что эти возможности были гораздо больше, чем мы обычно приписываем грекам V века до нашей эры.

Современные комментаторы склонны считать, что изрядную долю этих чудес рисовало воображение тех, кто присутствовал на представлении. Но даже если и так, даже если все (?) зрители были загипнотизированы, что маловероятно, «спецэффекты» этой вершины творчества Эсхила остаются загадкой уже двадцать пять веков. От их демонстрации отказались еще при жизни автора. По мнению одних, из-за «цензуры» жреческой власти Элевсина. Другие считают, что Эсхил сам не захотел использовать их – то ли по причине непомерно высокой стоимости, то ли потому, что воздействие этих эффектов на публику выходило за рамки его замысла, вызывая коллективную истерию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Миф о Прометее и его отражение в трагедии Эсхила ❤️

Эсхил с давних времен заслуженно считается «отцом трагедии». В самом деле, по количеству и монументальности своих произведений он является самым гениальным из поэтов-трагиков. ‘Одним из величайших его открытий явилось введение в действие второго актера, что усиливало драматический эффект, создавая возможность изображения борьбы противоположных сил, которая и составляла основу сюжета.
В своем творчестве Эсхил стремился раскрыть важнейшие вопросы своего времени: проблемы вины и возмездия, ответственности человека за свои поступки, противоборства добра и зла, стремления к торжеству справедливости, взаимоотношений человека и сил внешнего мира, выражающих божественную волю. Самым выдающимся из созданий древнегреческого поэта является образ титана Прометея, без которого сейчас трудно представить себе ряд великих образов мировой литературы.
Трагедия «Прикованный Прометей» занимает особое место в
Творчестве драматурга и является первой из трилогии. Позже поэтом были созданы «Освобождаемый Прометей» и «Прометей-огненосец». Однако до наших дней из последних сочинений дошло очень немногое.
Трилогия Эсхила основывается на древнем мифе, согласно которому Прометей — защитник людей от произвола и несправедливости богов. Ради спасения людей от гибели, он похитил огонь с Олимпа, за что грозный Зевс приказал приковать его к скале, обрекая тем самым на вечные мучения. Каждый день к скале прилетал орел и выклевывал печень Прометея, которая затем снова восстанавливалась. Муки героя продолжались до тех пор, пока Геракл не освободил его, убив стрелой орла. По различным версиям легенды, эти страдания длились от нескольких столетий до тридцати тысяч лет. Эсхил взял данный миф за основу своего произведения, однако значительно расширил и углубил его смысл.
Действие трагедии, судя по всему, происходит в тот момент, когда Зевс только пришел к власти, свергнув своего отца Крона и все поколение старших богов. Прометей, по легенде, помогал Зевсу стать царем богов. Однако, похитив огонь, он прогневал всемогущего правителя и подверг себя жестокому наказанию. Но в образе Прометея Эсхил изобразил не только добытчика огня для людей. Он представил его изобретателем различных наук и ремесел, донесшего до людей все культурные блага, которые сделали возможным развитие человеческой цивилизации:
…я их сделал, прежде неразумных,
Разумными и мыслить научил.
Прометей обучил людей строить дома, добывать металлы, обрабатывать землю, приручать животных. Он развил корабельное дело, астрономию и изучение природы, научил людей «науке чисел и грамоте», медицине и другим полезным и важным занятиям.
А кратко говоря, узнай, что все
Искусства у людей — от Прометея!
За свою любовь и преданность людям, за добро и стремление к прогрессу и просвещению на земле, герой был казнен Зевсом, который у Эсхила выступает олицетворением неизведанных сил природы, ревниво защищающей свои тайны. Однако Прометея не пугают страшные муки — он решительно и смело бросает вызов тирану и готов до конца отстаивать свою правоту. Герой твердо верит в торжество справедливости:
Я знаю, что Зевс суров, что ему
Справедливостью служит его произвол
Но настанет час:
Он смягчится, разбитый ударом судьбы…
Кроме того, он знает тайну, которую Зевс старается любыми средствами вырвать у него. Тайна эта заключается в том, что великого царя богов ожидает падение:
…жена сведет его с престола…
Родив дитя сильнее, чем отец.
Прометей стойко переносит все испытания и угрозы тирана, оставаясь гордым и непокоренным.
Уверен будь, что я б не променял
Моих скорбей на рабское служенье…
В лице своего героя автор утверждает благородство, смелость, силу духа, а также веру в прогресс человеческой культуры, в творческие возможности человека. Его произведение пронизано духом протеста против насилия и тирании. В нем наиболее полно отразились проблемы, волновавшие самого поэта и весь народ. Трагедии Эсхила передают наиболее актуальные явления и события политической и духовной жизни Афин. Они отличаются особой возвышенностью и торжественностью. Недаром К. Маркс ставил поэта в один ряд с Шекспиром, называя их двумя величайшими гениями, «которых породило человечество».

9 класс. Литература. Эсхил. «Прометей Прикованный». — «Прометей Прикованный»

Комментарии преподавателя

Цели урока:

Образовательные:

углубить знания учеников об античной литературе;

Познакомить учеников с биографией и жизнетворчеством Эсхила;

Раскрыть образы героев, дать им характеристику;

Раскрыть авторское отношение к изображаемому.

Развивающие:

развивать навыки монологической речи;

усовершенствовать навыки вдумчивого чтения;

развивать воображение;

развивать образное мышление.

Воспитательные:

Формировать гуманное отношение к личности;

Пробудить интерес к античной литературе.

Тип урока: комбинированный

План урока.

Организационный момент 3 минуты;

Подготовка к восприятию материала  7 минут;

Восприятие произведения  5-7 минут;

Анализ произведения  20-22 минуты;

Синтез  5 минуты;

Домашнее задание  3 минуты.

Ход урока:

Орг. Момент:

У.- Здравствуйте, ребята. Садитесь. Кто сегодня отсутствует?

Д.- Отсутствуют…

Подготовка к восприятию материала:

У.- Ребята, сегодня у нас с вами непростая задача. Вам предстоит познакомиться еще с одним древнегреческим автором — Эсхилом (525 — 456 гг. до н.э.) и его произведением «Прометей Прикованный». Как вы думаете, к  какому роду литературы относится это произведение?

Д.- Скорее всего, это драма.

У.- Почему?

Д.- Потому что написано для театра, для постановки на сцене: указаны действующие лица, их реплики и нет рассказчика.

У.- А какова задача драматического произведения?

Д.- Показать действия и внутренний мир героев через диалог в оценке автора.

У.- Хорошо! Теперь давайте перенесемся в эпоху Эсхила, и поможет нам в этом …

Д.- (Сообщение учащегося с использованием иллюстрации афинского театра.)

Само слово «драма» в переводе с греческого означает «действие». Зарождение драмы в Древней Греции связано с совершаемыми весной обрядами в честь Диониса (Бахуса, Вакха) — бога виноградной лозы. В марте, когда вся растительность, ожившая после «зимней смерти», была в полном цвету, в торжественной процессии представлялось возвращение Диониса из восточной страны, куда он был отослан на воспитание. Исполняемые в его честь лирические песни пел хор, предводителя хора называли корифеем.

Первым шагом к драме в ее современном виде было введение актера, что в переводе с греческого значит «отвечающий» (хору).

Исполнение драм было делом государственным. Драматурги осознавали объединяющую и воспитательную роль театра и гордились этим.

Афинский театр Диониса вмещал около семнадцати тысяч зрителей — почти все взрослое население тогдашних Афин. И можно себе представить, какое мощное воздействие мог оказать спектакль на жителей города. Правда, представления происходили только по праздникам, длились по нескольку дней, начинаясь утром и заканчиваясь с заходом солнца.

Афинский театр — открытое место, как наш стадион. Он имел форму чаши. Словом «театр» (греч. «смотреть») сначала называли места для зрителей, а круглую площадку, на которой играли актеры, именовали «орхестра». Позади орхестры, за колоннами была палатка, которая называлась «сценой». Актеры всегда играли в масках и в специальных сандалиях с очень толстой подошвой — котурнах. Котурны надевались с целью увеличения роста исполнителя роли для придания большей величественности образам героев и богов.

Искусство авторов оценивалось специальными судьями, первый приз означал победу, второй — умеренный успех, а третий — провал. Величайший драматург Древней Греции Эсхил, написавший несколько десятков пьес, тринадцать раз получал первый приз.

Восприятие произведения:

      У.- Вам на дом было задано прочитать трагедию Эсхила «Прометей Прикованный».

          Задание было получено вами достаточно давно и я попросила вас  принести текст с таким расчетом, чтобы у каждого на парте была хотя бы одна книга или распечатка трагедии. Итак, все справились с заданием?

     Д.- Да!

     У.- Хорошо! Прометею Эсхил посвятил три пьесы: «Прометей Прикованный», «Освобождаемый Прометей», «Прометей Огненосец». До нас дошла только первая из них. А что вы знаете о Прометее?

    Д.- Это титан, который украл огонь для людей. За это его приковали к скале, и орлы клевали ему печень.

    У.- Ваши знания о Прометее основываются на тексте Эсхила в изложении Н. Куна. Но дело в том, что Эсхил создал свой образ Прометея, которого раньше оценивали совсем по-другому. По поводу происхождения Прометея существуют разные версии, одну из них вы знаете, какую?

      Д.- Что его родителями были титан Иапет и океанида Климена.

      У.- Правильно! По другим версиям, Прометей был сыном Фемиды, богини правосудия. У Эсхила Прометей называет себя «сыном Геи и Фемиды», то есть как бы отождествляет Фемиду с Геей. Само имя Прометей означает «предвидящий», «прозорливый».

До появления пьесы Эсхила Прометей представлялся в сказаниях как хитроумный и ловкий обманщик, титан-покровитель жалкого рода людей, которых он сам и создал. А теперь на основе отрывка из драмы попробуйте понять, каким видит Прометея Эсхил, какие черты героя он подчеркивает, как их оценивает. Но сначала ответьте на один вопрос. Понравилась ли вам эта драма?

Д.- Да, очень легко читается.

4)   Анализ произведения:   

      У.- Открываем трагедию, пролог. Прочитайте диалог Власти и Гефеста.

      Д.- (Читается выразительно диалог Власти и Гефеста, заранее подготовленный учениками.)  

     У.- За что Зевс велел приковать Прометея? Цитируйте.

 Д.- За гордость, за то, что «огонь похитил он для смертных». «Чтоб наконец признал главенство Зевсово / И чтоб зарекся дерзостно людей любить».

У.- Как относится Гефест к поручению Зевса?

Д.- «Всего опасней словом пренебречь отца», хотя «увы» — ему жалко Прометея, он действует против своей воли, но и осуждает Прометея: «Что ж, поделом; ты бог, но гнева божьего / Ты не боялся, а безмерно смертных чтил».

У.- Как Власть оценивает колебания Гефеста?

Д.- Упрекает за то, что Гефест медлит и «врагу богов беззлобно» соболезнует, «Ведь он же отдал смертным и твои права».

У.- Как оправдывается Гефест?

Д.- «Родство и дружбу не могу не чтить».

У.- В чем Гефест упрекает Власть?

Д.- «Ни мягкости не знаешь, ни сочувствия».

У.- Как характеризует Гефеста и Власть их диалог, происходящий в то время, когда Гефест приковывает Прометея?

Д.- У Власти нет жалости: «Где помочь нельзя, / Там и напрасно убиваться нечего». Власть жестока: «прибей покрепче», «сожми потуже». «Теперь шипом железным и безжалостным / Ему с размаху, с силой грудь насквозь проткни». Власть видит «лишь возмездье справедливое», издевается: «Вот здесь теперь и буйствуй», «имя прозорливца (перевод слова «Прометей») незаслуженно / Дано тебе богами». А Гефест жалеет Прометея: «Ах, Прометей, я плачу о беде твоей!». Он осуждает Власть: «Слова твои ужасны, как облик твой»; торопится уйти — ему невыносимо видеть прикованного Прометея.

      У.- Теперь обратите внимание на монолог Прометея.

      Д.- (Инсценировка учеником монолога Прометея.)

      У.- Как раскрывается Прометей в этом монологе?

Д.- Он взывает к стихиям, считает свою казнь «позорной», хотя и готов «с величайшей легкостью» принять «жребий свой», так как знает, «Что нет сильнее силы, чем всевластный рок». Он не жалеет, «что людям оказал почет. / В стволе нартека искру огнеродную / Тайком унес я: всех искусств учителем / Она для смертных стала и началом благ». Он понимает, что боги ненавидят его потому, что «меры не знал», «смертных любя». Но он не лишен и чувства страха: «От рокота крыл, / От мерного шелеста воздух дрожит. / Что б ни было это, мне страшно!»

У.- Итак, парод. На чьей стороне симпатии хора?

Д. На стороне Прометея: «Ободрись! Не бойся!», «с любовью», «Пеленой тумана слезы / Мне окутывают очи: / Горько глядеть мне, как тело твое / Сохнет в цепях стальных, / К камню прикованное позорно». Хор томится, страшится и советует Прометею не быть дерзким, «придержать язык», потому что «Непреклонно сердце Зевса, / Тверд и жесток рожденный Кроном». Хор осуждает Зевса, ибо он правит, «законов не ведая». Зевс, с точки зрения хора, упрям и дик, злобен, радуется чужой беде.

У.- Как вы понимаете фразу «Те, что великими слыли, ничтожны стали»?

Д.- Это титаны, низвергнутые Зевсом.

У.- Как раскрывается здесь Прометей?

   Д.- Его беспокоит не столько сама казнь, сколько ее позор: «Ведь я ‘ на потеху заклятым врагам / Игралищем ветров повешен!» Но он уверен, что Зевс снимет оковы, потому что Прометей знает, что может лишить Зевса1 власти, и эту тайну Зевс захочет узнать. Прометей надеется, что Зевс все-таки смягчится и поспешит к нему «как к союзнику-другу».

    У.- Давайте теперь обратимся к эписодию первому.

    Д.- (Читается выразительно эписодий первый, заранее подготовленный учениками.)  

    У.- Итак, монолог Прометея. На чьей стороне в борьбе титанов с олимпийцами сначала выступал титан Прометей и почему перешел на другую сторону?

Д.- Будучи сам титаном, он сначала выступал вместе с титанами, но те хотели «грубой силой без труда» захватить власть, отвергали, «презирая вкрадчивость и всякое лукавство», «добрый совет» Прометея. Тогда Прометей вместе со своей матерью Геей-Фемидой перешел на сторону Зевса. Мать знала, что «победитель победит не силою, / А хитростью, коварством».

У.- Можно ли поступок Прометея назвать предательством?

Д.- Да, но он совершил предательство во благо. Для людей он – герой, а для богов – предатель.

    У.- В чем Прометей обвиняет Зевса?

Д. Зевс обязан Прометею властью, но не доверяет ему.

У.- За что Зевс мучил Прометея?

    Д.- Зевс хотел истребить людей, чтобы «новый род растить», а Прометей «племя смертное / От гибели в Аиде самовольно спас».

   У.- Как же Прометей спас людей?

    Д.- Зевс разгневался на преступления людей медного века и послал на землю потоп. Все люди погибли, спаслись только двое: сын Прометея Девкалион и его жена Пирра. По совету Прометея Девка-лион построил большой ящик («ковчег»), на котором он и Пирра спаслись во время девятидневного потопа, уничтожившего все человечество. На десятый день Дезкалион увидел гору Парнас и высадился на ней. Принеся жертвы Зевсу, он попросил Зевса опять населить землю людьми. Зевс велел Девкалиону и Пирре бросать через голову камни. Из камней, брошенных Девкалионом, возникали мужчины, из брошенных Пиррой — женщины.

    У.- Как заканчивается монолог Прометея?

   Д.- «Жалел и смертных, только самого меня / Не пожалели. Пытка беспощадная — / Удел мой. Зевсу славы не прибавит он». Диалог Прометея и Предводительницы хора.

    У.- Прометей надеется, что его мученьям придет конец, если Зевс смягчится. А считает ли Предводительница Хора Прометея виноватым?

   Д.- Она говорит «Иль не видишь ты, / Что виноват был?» У. (ЗК) Все боги обвиняют Прометея за то, что он отдал смертным права богов.

Синтез:

У.- Какие же черты Прометея выделяет Эсхил?

Д.- Он борец, любит свободу, не хочет подчиняться злой власти, которая «не ведает законов», любит людей, спас их от смерти, принес им огонь…

У.- У Эсхила Прометей уже не лукавый обманщик, а борец против несправедливой власти. Он — древнейший культурный герой, несущий людям «искусства», идущий ради людей на обман Зевса, на открытое неповиновние верховному богу и страдания.Но Прометей внутренне торжествует над Зевсом, так как знает его тайну. А как Эсхил оценивает эти качества Прометея?

   Д.- Эсхил на стороне Прометея. Ему не нравятся упрямые, жестокие и злые правители. Это видно из речи Прометея, который выглядит настоящим героем. Он не жалкий. И хор на стороне Прометея, и Гефест за него переживает. Только Власть на стороне Зевса. Они считают Прометея виноватым, ведь он передал людям права богов.

     У.- Эсхил подчеркивает силу духа Прометея всеми средствами драматического искусства — через речь героев, через их взаимохарактеристики и самохарактеристики. А главное — через слова хора, который в древнегреческой драме был своеобразным рупором автора, носителем его точки зрения. Прометей знает, что и дальше его ждут муки, но борется с тиранией.

После того как Эсхил создал свой образ Прометея, к Прометею стали относиться как к мудрому защитнику рода людского, борцу с злым, самовластным правителем. И з европейской культуре Прометей стал символом тираноборчества. Только заметьте: Прометей борется не против богов вообще (Ведь он и сам бог), а конкретно против Зевса и его неограниченной власти. С этой целью Эсхил даже изменяет сюжеты некоторых мифов. Так, например, согласно мифу, Ио страдает от преследований Геры, а у Эсхила (смотрите в конце фрагмента краткий пересказ дальнейших событий пьесы) виной всему — Зевс. Какие чувства, по-вашему, вызывало представление этой пьесы у древних греков?

     Д.- Возвышенное, восхищенное, скорбное, трагическое.

     У.- О страданиях Прометея написано так, что им нельзя не посочувствовать. Это не простые житейские, а титанические страдания — скорбь и, одновременно, торжество духа. Так Эсхил создал драматический жанр, получивший название трагедия. Задача трагедии, по выражению древнегреческого философа Аристотеля,  — очищать душу «страхом и состраданием». Эту задачу «отец трагедии» Эсхил и стремился решить в своем произведении. Что же касается происхождения самого слова трагедия, то у ученых существуют разные версии. В переводе с греческого слово звучит довольно смешно: «козлиная песнь». Но ничего смешного, как вы видели, этот жанр в себе не нес. Полагают, что трагопевец за победу на состязании получал козла.

У.- Сравните образ Прометея в трагедии Эсхила с богами в произведениях Гомера и Гесиода.

Д.- Его Прометей не такой, как капризные и самовластные боги Гомера. Прометей верит, что принесенный им огонь спасет людей, даст им науки, «научит их искусствам всяческим».

У.- Чем заканчивается пьеса — ясно из краткого пересказа фрагмента в ваших учебниках.

— А согласно мифам, Зевс в конце концов отправляет своего сына Геракла освободить Прометея в обмен на тайну. И Прометей открывает тайну: «Пусть громовержец не вступает в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие Мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественнее отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею». Так и случилось, и родился величайший из смертных героев Греции Ахилл.

  — А скажите, какое произведение русской литературы напоминает вам трагедию Эсхила «Прометей Прикованный»?

      Д.- Конечно же, это М. Горький «Старуха Изергиль». Главный герой Данко провел людей через лес, спас их жизни, пожертвовав своей, но никто из людей этого не оценил.

       У.- Молодцы! Оценки за урок…

Домашнее задание:

        У.- Домашним заданием вам будет:

1) Выучить наизусть несколько строк из монолога Прометея (по выбору учеников) илиинсценировать любой понравившийся вам эпизод из трагедии Эсхила «Прометей Прикованный».

2) Подготовиться к тесту по трагедии Эсхила «Прометей Прикованный».

      3) Проанализировать оставшиеся эписодии по рядам: 2 эписодий – 1 ряд, 3 эписодий – 2 ряд, 4 эписодий – 3 ряд. Можно объединяться в группы. Урок окончен, до свидания.

Источники

http://www.youtube.com/watch?v=fDJvIWqU7OA

http://bigslide.ru/istoriya/23076-eshil-prometey-prikovanniy.html

http://ppt4web.ru/literatura/prometejj-prikovannyjj.html

http://nsportal.ru/shkola/rodnoy-yazyk-i-literatura/library/2012/10/15/konspekt-uroka-eskhil-i-ego-tragediya-prometey — конспект

http://uslide.ru/literatura/17296-eshil-prikovanniy-prometey.html

https://prezentacii.org/prezentacii/prezentacii-po-obshhestvoznaniju/20406-prometey.html

Краткое содержание трагедии Эсхила // Краткие сведения * Древнегреческая литература

С титаном Прометеем, благодетелем человечества, мы уже встречались в поэме Гесиода «Теогония». Там он хитрый хитрец, который устраивает раздачу жертвенного коровьего мяса между людьми и богами так, чтобы лучшее досталось людям. А затем, когда разгневанный Зевс не хочет, чтобы люди могли готовить и жарить полученное мясо, и отказывается подавать им огонь, Прометей тайно крадет этот огонь и заводит людей в полый тростник.Для этого Зевс приковал Прометея цепью к столбу на востоке земли и посылает орла клевать его печень. Только через много веков герой Геракл убьет этого орла и освободит Прометея.

Потом этот миф стал рассказывать иначе. Прометей стал величественным и возвышенным: он не хитрый и вор, а мудрый провидец. (Само имя «Прометей» означает «Поставщик».) В начале мира, когда старшие боги, титаны, сражались с младшими богами, олимпийцами, он знал, что олимпийцев нельзя взять силой, и предложил Титанам помощь хитростью; но те, высокомерно полагаясь на свои силы, отказались, и тогда Прометей, видя их гибель, перешел на сторону олимпийцев и помог им победить.Поэтому расправа Зевса с его бывшим другом и союзником стала казаться еще более жестокой.

Мало того, Прометей открыт и что будет на краю света. Олимпийцы боятся, что, как когда-то они свергли отцов-титанов, так и новые боги, их потомки, когда-нибудь свергнут их. Как предотвратить это, они не знают. Знает Прометея; затем Зевс и замучили Прометея, чтобы узнать от него эту тайну. Но Прометей гордо молчит. Только когда Зевс — сын Геракла — еще не бог, а всего лишь герой-труженик — в благодарность за все добро, которое Прометей сделал людям, убивает мучительного орла и облегчает прометеевские мучения, тогда Прометей с благодарностью открывает, как спасти сила Зевса и всех олимпийцев.Есть морская богиня, прекрасная Фетида, и Зевс ищет ее любви. Пусть не делает этого: у Фетиды суждено родиться судьбой сильнее, чем его отец. Если это сын Зевса, то он станет сильнее Зевса и свергнет его: власти олимпийцев придет конец. И Зевс отказывается от мысли о Фетиде, а Прометей в благодарность освобождается от казни и отправляется на Олимп. Фетида была замужем за смертным человеком, и от этого брака у нее родился герой Ахиллес, который был действительно сильнее не только своего отца, но и всех людей в мире.

Здесь, по этой сказке, поэт Эсхил написал свою трагедию о Прометее.

Действие происходит на краю земли, в далекой Скифии, среди диких гор — возможно, это Кавказ. Два демона, Сила и Насилие, вводят Прометея на сцену; бог огня Гефест должен быть прикован цепью к горной скале. Гефесту жаль товарища, но он должен подчиниться судьбе и воле Зевса: «Ты был безмерно сочувствовал людям». Руки, плечи и ноги Прометея скованы, в грудь ему вбит железный клин.Прометей молчит. Дело свершилось, палачи уходят, Пауэр презрительно бросает: «Ты Поставщик, вот и план, как спастись!»

Оставшись один, Прометей начинает говорить. Он обращается к небу и солнцу, земле и морю: «Взгляни, что я, Бог, терплю из рук Божиих!» И все потому, что он украл у людей огонь, открыл им путь в достойную жизнь человеку.

Это хор нимф — Океанид. Это дочери Океана, еще один титан, они слышали вдали от моря грохот и лязг оков Прометеев.«О, лучше я буду томиться в Тартаре, чем корчиться здесь на виду! — восклицает Прометей. «Но это не навсегда: Зевс силой ничего от меня не получит и придет просить у меня свой секрет смиренно и нежно». «Почему он казнил тебя?» «Ради милосердия к людям, потому что он сам милосерден». Их отец Океан входит за Океанами: однажды он сражался против олимпийцев вместе с остальными титанами, но смирил себя, покорился, простил и мирно плескался по краям мир.Пусть Прометей примирится, иначе ему не избежать еще худшего наказания: Зевс мстителен! Прометей презрительно отвергает его совет: «Не заботьтесь обо мне, берегите себя: как бы Зевс ни наказал вас за сочувствие преступнику!» Океан уходит, океанцы поют сочувственную песню, вспоминая в ней брата Прометеева Атланта, которого тоже мучают на западном краю света, поддерживая плечами медный небосвод.

Прометей рассказывает хору, сколько добра он сделал для людей.Они были глупы, как дети — он дал им разум и речь. Они томились заботами — он вселил в них надежду. Они жили в пещерах, боялись каждую ночь и каждую зиму — он заставлял их строить дома от холода, объяснял движение небесных тел в смену времен года, учил письму и счету, чтобы передавать знания потомкам. Он указывал им руду под землей, запрягал к ним быков в плуг, делал телеги для грунтовых дорог и корабли для морских путей.Они умирали от болезней — он открыл им целебные травы. Они не понимали пророческих знаков богов и природы — он учил их гадать и по птичьим крикам, и по жертвенному огню, и по внутренностям жертвенных животных. «Воистину, вы были спасителем для людей, — говорит хор, — как вы не спасли себя?» «Судьба сильнее меня», — отвечает Прометей. «И сильнее Зевса?» «И сильнее Зевса». — «Какая судьба уготована Зевсу?» «Не спрашивайте: это мой большой секрет». Хор поет заунывную песню.

Будущее внезапно врывается в эти воспоминания о прошлом. Возлюбленная Зевса, принцесса Ио, превратившаяся в корову, выбегает на сцену. (В театре это был актер в рогатой маске.) Зевс превратил ее в корову, чтобы спрятать от своей ревности свою жену, богиню Геру. Гера догадалась об этом и потребовала в подарок корову, после чего прислала к ней ужасного овода, который погнал несчастных по свету. Так она попала, измученная болью, до безумия, и попала в горы Прометея. Титан, «защитник и заступник людей», пожалей ее;

он рассказывает ей, какие дальнейшие странствия явятся ей по Европе и Азии, сквозь жару и холод, среди дикарей и монстров, пока она не достигнет Египта.И в Египте она родит сына от Зевса, и потомком этого сына в двенадцатом колене будет Геракл, лучник, который приходит сюда, чтобы спасти Прометея — по крайней мере, против воли Зевса. «А если Зевс не позволит?» «Тогда Зевс умрет». — «Кто его уничтожит?» — «Сам, планирующий необоснованный брак». — «Который из?» — «Больше не скажу». На этом разговор заканчивается: Ио снова чувствует укус овода, снова впадает в безумие и в отчаянии устремляется прочь. Хор «Океанид» поет: «Да, нас поражает похоть богов: их любовь ужасна и опасна.»

Сказано о прошлом, сказано о будущем; теперь, в свою очередь, ужасное настоящее. Вот идет слуга и посланник Зевса — бог Гермес. Прометей презирает его как приспешника воинства олимпийцев. «Что вы сказали о судьбе Зевса, о необоснованном браке, о неминуемой смерти? Признайся, сильно пострадаешь! «Лучше страдать, чем такой нянька, как ты; и я бессмертен, я видел падение Урана, падение Крона, и я увижу падение Зевса.«Осторожно: ты будешь в подземном Тартаре, где мучают Титаны, и тогда ты будешь стоять здесь боком в бок, и орел клюет твою печень». «Я знал все это заранее; пусть боги бушуют, я их ненавижу! Гермес исчезает — и действительно, Прометей восклицает: «Воистину, земля дрожала вокруг, / И грянули молнии, и грохотали … / Небеса, святая мать, Земля, / Смотри: я страдаю невинно!» Это конец трагедии.

Драма науки и изобретений | Марко Романи | В Medias Res

«Связанный Прометей» — не ваша типичная трагедия.

Питер Пауль Рубенс, Связанный Прометей (1610–1611 гг.).Художественный музей Филадельфии (источник)

В древности трагедия, переданная под названием « Прометей, связанный », обычно приписывалась Эсхилу. Прометей, укравший огонь у Зевса на благо человечества, прикован цепью к горе на Кавказе, и драма состоит из его взаимодействий с другими мифическими персонажами (такими как Гефест и Ио) и хором.

Независимо от того, является ли Эсхил автором (вопрос о подлинности обсуждается Томом Хендриксоном в «Лихорадке интеллекта»), пьеса вдохновляла поколения художников и мыслителей, от Рубенса до Гете и Шелли.Его популярность во многом объясняется тем, что в драме Прометей изображается не только как Титан-обманщик, который осмеливается бросить вызов олимпийцам (как в «Теогонии » Гесиода, «Работы » и «Дни »), но также — и многое другое. главное — как «изобретатель» и носитель культуры.

На протяжении всей пьесы традиционный конфликт между Прометеем и Зевсом представлен как вызов, брошенный хитростью, изобретательным умом грубой силе и абсолютной власти. В ходе этого конфликта психология носителя культуры драматизируется и проявляется во всей своей сложности.Как это достигается в Prometheus Bound ?

Уникальный характер трактовки Прометея Эсхилом особенно очевиден в сравнении с повествованием Гесиода о мифе как в Теогонии , так и в Работах и ​​Днях. Гесиод часто описывает интеллект Прометея как разновидность хитрости и предательства. Характерным эпизодом является трюк в Меконе, в котором Титану удается перехитрить самого Зевса, предлагая ему кости быка, замаскированные в жировой оболочке:

φῆ ῥα δολοφρονέων · Ζεὺς δ ‘φθιτα μήδεα εο 900 ‘γνοίησε δόλον · κακὰ δ’ ὄσσετο θυμῷ
θνητοῖς ἀνθρώποισι, τὰ καὶ τελέεσθαι ἔμελλε.
χερσὶ δ ’ὅ γ’ ἀμφοτέρῃσιν ἀνείλετο λευκὸν ἄλειφαρ,
χώσατο δὲ φρένας ἀμφί, χόλος δέ μιν μφοτέρῃσιν νείλετο λευκὸν λειφαρ,
χώσατο δὲ φρένας ἀμφί, χόλος δέ μιν ευυ, 900 θντο θονμν, 900 θν,
κ τοῦ δ ’ἀθανάτοισιν ἐπὶ χθονὶ φῦλ’ ἀνθρώπων
καίουσ ’ὀστέα λευκὰ θυηέντων ἐπὶ βωμῶν.
τὸν δὲ μέγ ’ὀχθήσας προσέφη νεφεληγερέτα Ζεύς ·
« Ἰαπετιονίδη, πάντων πέρι μήδεα εἰδώς »,
ὦ πέπνεηον.

Так он говорил, размышляя о хитростях.Но Зевс, вечный совет, хорошо разглядел обман — это не ускользнуло от его внимания — и задумал в своем сердце зло против смертных людей, которые также должны были исполниться. Обеими руками он схватился за белый жир и сердился на него, и гнев охватил его дух, когда он увидел белые кости быка, сложенные с хитростью. Из-за этого племена людей на земле сжигают белые кости бессмертным богам на жертвенниках, курящих ладаном. Сильно рассердившись на него, Зевс, собиратель облаков, обратился к Прометею: «О сын Япета, искусный во всех искусствах, чтобы ты не забыл, моя дорогая, своего мошенничества. (Теогония 550–560)

Частое повторение у Гесиода корня dólos («предательство» или «хитрость») подчеркивает трикстерские качества и навыки Прометея, а также к ним прилагается неявное моральное суждение. Человеческая потребность в искуплении через жертву здесь, по-видимому, проистекает из того факта, что предательские действия Прометея вызывают распространение гнева Зевса на человеческий вид в целом.

В истории Гесиода дар огня Прометея представлен как непосредственный результат уловки Меконе.Зевс, отказываясь забыть или простить преступление Титана, не дает смертным использовать драгоценное пламя, забирая его у них. Его действия воспринимаются Зевсом как угроза могуществу олимпийцев, и поэтому Титан наказан.

То, что Гесиод в трактовке мифа о Прометее в первую очередь заботится о морали, подтверждается трактовкой истории во вступительном разделе «Работ » и «Дни » (42–52). Здесь фигура Прометея представлена ​​в контексте рассказа поэта о происхождении раздоров в человеческом мире и о том, что человечество должно заниматься тяжелым трудом ради выживания.

В общем, Гесиода, похоже, интересует не теория развития цивилизации или объяснение того, как первоначально возникло использование огня — и связанные с ним искусства и ремесла, — а, скорее, этические вопросы, касающиеся космической справедливости и отношения между смертными и божественными существами. Дар Прометея людям нарушает универсальный порядок, установленный Зевсом, согласно которому люди лишены права владения огнем. На протяжении всего повествования Гесиод, кажется, подчеркивает тот факт, что нельзя обмануть Зевса, не понес соответствующего наказания.

Напротив, автор Prometheus Bound уделяет большое внимание цивилизационным аспектам действий Прометея и явно изображает Титана как изобретателя и носителя культуры, то есть героя, который приносит пользу людям, делая новые открытия или технологии. доступны им. В пьесе Прометей сам хвастается многочисленными дарами, которыми он одарил человечество.

Огонь, «учитель всех искусств» (διδάσκαλος τέχνης / πάσης), является «великим ресурсом» (μέγας πόρος) для смертных существ ( PB 110–11).Огонь является одновременно источником и символом нескольких недавно приобретенных искусств, или τέχναι, , которые объясняют выход человечества из невежественного состояния природы к процветанию и благополучию.

Действительно, Прометей продолжает подробно перечислять все виды искусства и ремесла, за внедрение которых в человеческий мир он, по его словам, несет ответственность. Сюда входят не только ремесла и ручное ремесло, но и почти все области научных или специализированных знаний, в которых люди могут приобрести опыт и навыки ( PB 476–506):

ΠΡ.τὰ λοιπά μου κλύουσα θαυμάσῃ πλέον,
οἵας τέχνας τε καὶ πόρους ἐμησάμην.
τὸ μὲν μέγιστον, εἴ τις ἐς νόσον πέσοι,
οὐκ ἦν ἀλέξημ οὐδέν, οὔτε βρώσιμον,
οὐ χριστόν, οὐδὲ πιστόν, ἀλλὰ φαρμάκων 480
χρείᾳ κατεσκέλλοντο, πρίν γ ἐγώ σφισιν
ἔδειξα κράσεις ἠπίων ἀκεσμάτων,
αἷς τὰς ἁπάσας ἐξαμύνονται νόσους.
τρόπους τε πολλοὺς μαντικῆς ἐστοίχισα,
κἄκρινα πρῶτος ἐξ ὀνειράτων ἃυυυυρὴ 485
παρ γενέσυυυευευ παρ γενέσυευευε
γαμψωνύχων τε πτῆσιν οἰωνῶν σκεθρῶς
διώρισ, οἵτινές τε δεξιοὶ φύσιν
εὐωνύμους τε, καὶ δίαιταν ἥντινα 490
ἔχουσ ἕκαστοι, καὶ πρὸς ἀλλήλους τίνες
ἔχθραι τε καὶ στέργηθρα καὶ συνεδρίαι ·
σπλάγχνων τε λειότητα, καὶ χροιὰν τίνα
ἔχουσ ἂν εἴη δαίμοσιν πρὸς ἡδονὴν
χολή, λοβοῦ τε ποικίλην εὐμορφίαν · 495
κνίσῃ τε κῶλα συγκαλυπτὰ καὶ μακρὰν
ὀσφῦν πυρώσας δυστέκμαρτον εἰς τέχνην
ὥδωσα θνητούς, καὶ φλογωπὰ σήματα
ἐξωμμάτωσα, πρόσθεν ὄντ ἐπάργεμα.
τοιαῦτα μὲν δὴ ταῦτ · ἔνερθε δὲ χθονὸς 500
κεκρυμμέν ἀνθρώποισιν ὠφελήματα,
χαλκόν, σίδηρον, ἄργυρον χρυσόν τε, τίς
φήσειεν ἂν πάροιθεν ἐξευρεῖν ἐμοῦ;
οὐδείς, σάφ οἶδα, μὴ μάτην φλῦσαι θέλων.
βραχεῖ δὲ μύθῳ πάντα συλλήβδην μάθε, 505
πᾶσαι τέχναι βροτοῖσιν ἐκ Προμηθέως.

Прометей . Если вы сейчас послушаете оставшуюся часть истории, вы еще больше поразитесь искусству и ресурсам, которые я придумал. Прежде всего и самое главное — если кто-то заболел, не было никакой помощи: ни еды, ни мази, ни какого-либо зелья, но они истощались из-за отсутствия лекарств, прежде чем я показал им, как смешивать лечебные средства, которые теперь они используют, чтобы защитить себя от всевозможных болезней.Затем я организовал множество способов, которыми они могли предсказать будущее, и я был первым, кто определил, какие мечты обязательно сбудутся. Я также объяснил им голоса, которые трудно интерпретировать, и знамения, увиденные на пути. Я ясно различал полет кривокопных птиц: какие из них благоприятны по своей природе, а какие зловещие; и какой образ жизни ведет каждый из них, какие вражды, любви и ассоциации они имеют друг с другом; и насколько гладкими должны быть их внутренности и какого цвета должна быть их желчь, чтобы угодить богам, а также красочная и симметричная красота их доли печени.Сжигая покрытые жиром бедренные кости и толстую поясницу, я проложил смертным путь к трудному для понимания искусству. Я также открыл им глаза, чтобы понять признаки пламени, которые раньше были неясными. Хватит всего этого. Что же до благ для человечества, которые скрыты под землей — бронзы, железа, серебра и золота: кто бы заявил, что открыл их до меня? Никто, я это хорошо знаю, если только кто-то не хочет лениво болтать. В общем, выслушайте всю историю одним коротким словом: все искусства пришли людям от Прометея.

Как это ни парадоксально, хотя сам Прометей прикован к скале и не имеет уловки, с помощью которой он может освободиться от своих оков, его хитрости освободили человечество от его предыдущего состояния невежества и беспомощности, позволив смертным испытать прогресс.

В отличие от Титана Гесиода, эсхиловский Прометей выражает свою гордость за ощутимые эффекты искусства, которое он предоставил человечеству. Список ремесел в монологе Прометея выделяется своим широким разнообразием, фактически охватывая все культурные и технологические достижения человечества.

Не все τέχναι Прометея влекут за собой производство инструментов или материальных объектов: они также включают медицину, онейромантию, гадание на птицах, экстирпити и металлургию (сочетание медицины и гадания особенно интригует, и я обсуждал его значение в другом месте) . Изобретение письма, столь важное для передачи знаний, также приписывается Прометею, который называет его «памятью всех вещей, матерью муз» ( PB 461: μνήμην ἁπάντων, μουσομήτορ ’ἐργάνην).

Гюстав Моро, Прометей (1868). Музей Гюстава Моро, Париж (источник)

Фундаментальный момент здесь заключается в том, что Прометей — больше, чем «посредник» между божественными формами искусства или мастерства и человеческим миром, поскольку он не просто передает уже существующие знания из одной сферы в другую. Его находки — это не просто случайные встречи, а реальные открытия, которые радикально меняют состояние человечества, тем самым отмечая четкую временную границу между «до», характеризуемым беспомощной тьмой, и «после», характеризующим свет и продвижение (примечание PB 481 πρίν, PB 503 πάροιθεν).Таким образом, благодаря Прометею человеческий вид вступает в «техническую фазу» своей истории, и сама фигура Прометея превращается из хитрого обманщика из памяти Гесиода в истинного носителя культуры.

Более того, роль Прометея как изобретателя и его качества учителя человечества взаимосвязаны. На протяжении всей пьесы он часто подчеркивает свою функцию учителя над своими талантами изобретателя, не отрицая, что будущие люди, когда они овладеют огнем и навыками, которым он их научил, будут открывать для себя многие ремесла самостоятельно ( ПБ 253–258.).

Это связано с тем, что для Прометея Эсхила процесс наделения людей искусством и ремеслами влечет за собой не только одноразовые ухищрения, но — что особенно важно — передачу навыков, необходимых для использования и применения обоих прошлых достижений. и будущие открытия. Другими словами, такие достижения, примером которых являются медицина, гадание и металлургия, являются не результатом процесса «поиска и поиска», а скорее примером «исследования и открытия»: ремесла Прометея, по сути, являются « изобретения », а не просто« открытия »или« встречи ».

Например, Прометей описывает себя не только как изобретателя лекарств, подходящих для лечения определенных заболеваний, но и как первого учителя медицины и фармакологии. Точно так же сжигание конечностей животных, обернутых жиром, здесь не просто реконструкция гесиодического жертвоприношения всесожжения, но служит для того, чтобы показать людям, как правильно выполнять экстиспицизм, или гадание на внутренности.

Генрих Фюгер, Прометей приносит огонь человечеству (1817 г.). Музей Лихтенштейна, Вена ( источник )

Разумеется, экстисперсия, как и обработка металла, была бы невозможна без огня, «учителя всех искусств», который люди получили от Прометея.Однако люди могут продолжать практиковать это искусство самостоятельно, как только учение Прометея будет усвоено.

Другими словами, изобретения Прометея не являются исключительно «подарками» человеческому роду (в том смысле, в котором, например, лук Аполлона или вино Диониса являются божественными дарами, дарованными смертным), поскольку они активно способствуют независимому развитию. прогресс человечества.

В связи с этим этическое и политическое измерение трагедии приобретает новый оттенок.Как уже упоминалось, одна из главных тем пьесы — это как раз глубокий контраст между грубой силой и коварным интеллектом. В отличие от Гесиода, автор книги Prometheus Bound , кажется, рассматривает изобретательность Прометея как символ силы творческого и производительного разума, способного противостоять грубой силе: в отличие от Прометея, Зевс символизирует абсолютную и тираническую силу силы и насилия, которая находится за пределами справедливости и разумного рассуждения.

В то же время абсолютная власть Зевса ограничена тем фактом, что Прометей знает секрет уязвимости бога: такой предел — еще один дар, который Прометей одаривает человечество.Прометей необходим и незаменим самому Зевсу, поскольку он единственный, кто знает, как его спасти.

В пьесе Эсхила Титан ясно выражает свою веру в материальный прогресс и свою убежденность в том, что во всех основных отношениях человеческая жизнь сегодня лучше, чем когда-либо в прошлом. Упор в пьесе на важности τέχναι, кажется, предполагает, что технический и гражданский прогресс человечества неразрывно связан с укреплением и развитием демократических форм правления, что резко контрастирует с тиранической властью Зевса.Несмотря на то, что Прометею предстоит понести самое жестокое наказание, его дар огня и технологий больше нельзя отнять у человечества.

В целом, изобретение, открытие, передача и применение ремесел, по-видимому, являются фундаментально взаимозависимыми понятиями в книге Эсхила Прометей . В результате технологии и их влияние на человеческое общество критически тематизируются в драматической форме.

И это, безусловно, большая часть того, что обеспечило пьесе длительный прием, особенно в раннем Новом времени и в современную эпоху.В пьесе затрагивается вопрос о том, как возникают и передаются знания и навыки: вопрос, который на протяжении всей пьесы постоянно переплетается с исследованием самых истоков человеческой цивилизации.

Другими словами, культурная антропология идет рука об руку с философскими проблемами, такими как природа поисков человечеством научных и технических знаний. В этом свете тесная связь между Прометеем и человечеством — в значительной степени не исследованная Гесиодом — разъясняется в книге Prometheus Bound .Здесь Титан разделяет со смертными в высшей степени человеческую черту: стремление использовать открытия и изобретательность для изменения состояния человеческого вида и мира в целом.

Какая трагедия в «Прометеях-Путях»? — Цвета-NewYork.com

В чем заключается трагедия в «Прометее скованном»?

Связанный Прометей, греческий Promētheus desmōtēs, трагедия Эсхила, датировка которой не установлена. Спектакль касается бога Прометея, который вопреки Зевсу (Юпитеру) спас человечество своим даром огня.За это действие Зевс приказал приковать его к удаленной скале.

Что было мифом о Прометее?

В греческой мифологии Титан Прометей имел репутацию умного обманщика, и он, как известно, наделил человечество даром огня и навыками работы с металлом, за что был наказан Зевсом, который каждый день гарантировал, что орел съел печень титана, когда он был беспомощно прикован к…

Является ли Прометей надежным рассказчиком?

Смертные могут обратиться к Прометею, Титану, имя которого означает «предвидение».Тем не менее, даже если Прометей меньше полагался на косвенные доказательства, его роль нарушителя, как в традиции, так и в пьесе, означает, что его нельзя считать надежным рассказчиком.

Что за персонаж Прометей?

Прометей, в греческой религии, один из титанов, верховный обманщик и бог огня. Его интеллектуальная сторона была подчеркнута очевидным значением его имени, Предусмотритель. По общему мнению, он превратился в мастера, и в этой связи его связывали с огнем и творением смертных.

Как Зевс изображает связанного Прометея?

Правитель олимпийских богов и антагонист Прометея Связанного. Зевс как реальный персонаж никогда не попадает в пьесу Эсхила, но его неистовый гнев и огромная сила присутствуют повсюду. Сила и гнев Зевса безмерны, он часто непреклонен и деспотичен.

Почему Зевс тиран?

Он считает свое наказание заслуженным, поскольку он сам навлек его на себя, но также и несправедливым, поскольку Зевс нарушил узы дружбы.Тираном делает Зевса именно то, что ему недостает жалости. И Хор, и Прометей предполагают, что Зевс следует только своим собственным законам.

Прометей, связанный как трагедия — Бесплатные эссе

Трагедия Эсхила «Связанный Прометей» — интересный пример трагедии Аристотеля, потому что она включает в себя обращение самого бога, которое привело к страданиям, принесенным его собратьям-богам. «Связанный Прометей» — это история бога Прометея и событий, которые последовали после того, как он ослушался нового правителя Зевса, даровав человечеству дары выживания, а именно огонь.Катарсис присутствует в пьесе, потому что зрители жалеют Прометея за то, что ему пришлось пострадать из-за доброго поступка. Прометей Bound сочетает гамартию с катарсисом из-за намерений героя и его элементов трагедии Аристотеля.

Прометей ²Ð ‚™ hamartia вызван из-за его ошибки в суждении, даровав людям дар огня против воли Зевса. Прометей был богом, который создал человечество и, чтобы обеспечить его выживание, пытался защитить его.Его хамартия вписывается в определение трагедии Аристотеля, потому что Прометей — прекрасный пример бога, находящегося на вершине счастья на горе Олимп, буквально падающего на Землю, чтобы быть прикованным цепью к склону горы. Гермес ссылается на Прометея ²Ð ‚™ hamartia как на источник своего падения, говоря:« Только ваша собственная глупость запутает вас в неразрывной сети разрушения »(52). Прометей не имеет такой гордости, как высокомерие, он просто совершает ошибку, не подчиняясь правителю богов.Прометей морально невиновен, потому что он совершил бескорыстный, добрый поступок, но должен быть наказан за непонимание того, к чему его действия приведут.

Каждая трагедия, согласно Аристотелю, должна содержать переворот, открытие и страдание, а в «Связанном Прометея» обращение Прометея — это непреднамеренные результаты, вызванные его действием, за которым следует его открытие. Прометей намеревается помочь человечеству совершить самоотверженный поступок, но вместо этого вызывает собственное разрушение. Ситуация иронична, потому что Прометей попадает в беду из-за того, что делает что-то хорошее, но страдает, потому что люди, которым он помогает, не могут ему помочь.В начале пьесы персонаж Сила, которая уносит его на гору, говорит: «Оставайся там и раздувайся выскочкой надменностью; и украсть привилегии богов, чтобы дать смертным людям. Как ваши смертные собираются разрубить этот узел за вас? … Мудрость — это как раз то, что вам нужно, если у вас есть разум (23). Прометей ²Ð ‚™ hamartia вызывает это изменение, потому что его ошибка в суждении приводит к непреднамеренному пути. Открытие Прометея является частью сюжета, поскольку зрители, и не обязательно Прометей, понимают, что Прометей вызвал действие пьесы из-за слишком большой любви к своему творению.Его физические и эмоциональные связи с человечеством заставляют его игнорировать реальность богов и разжигать гнев Зевса.

Последний шаг персонажа трагедии определяется Аристотелем как его пафос или страдание, а в «Связанном Прометея» Прометей сильно страдает из-за своей гамартии. Страдания Прометея и большинства других трагических персонажей достойны сожаления, потому что их hamartia обычно является непреднамеренным действием, и в этой ситуации ошибка Прометея была морально невинной.Прометей ™

Связанный Прометей: трагедия коммуникативного действия

Афинская трагедия V века Связанный Прометей можно разделить на три части. Связывание Прометея, которое представляет собой действие, представленное на сцене, определяет первый сегмент. Второй сегмент состоит из персонажей, которые подходят к Прометею и разговаривают с ним. Атака Зевса на Прометея с помощью грома, ветра и шторма составляет третью часть. Первый и третий сегменты вместе составляют лишь 9% линий пьесы. Prometheus Bound едва ли представляет собой действие, кроме общения.

Описание Prometheus Bound как едва ли представляющего действие было бы анахронизмом и вводящим в заблуждение. Выступления на городских собраниях — законодательных заседаниях, судебных заседаниях, фестивалях — были обычным и важным делом для афинских граждан мужского пола в Афинах V века. Обучение молодых людей было направлено на воспитание хороших ораторов. С помощью хорошей речи мужчина мог завоевать друзей и социальный статус или избежать дорогостоящего и неблагоприятного судебного решения.

В историческом контексте Prometheus Bound — это трагедия коммуникативного действия. Движение между разными коммуникативными точками зрения и стилями — главный сюжет в Prometheus Bound . Важным аспектом этого сюжета является переход от молчания к речи. В первом сегменте драмы Прометей молчит, поскольку он связан. Прометей начинает говорить во втором сегменте, и другие приходят поговорить с ним. В третьем сегменте Прометей наказан еще строже.Но Прометей тогда не молчит. Он говорит на протяжении всей своей усилившейся агонии наказания.

В Prometheus Bound, Прометей говорит с резкими, быстрыми и психологически немотивированными изменениями формы, тона и объема. Первые слова Прометея — высокогероическая речь. Они величественно обращаются к космическим элементам — Свету, Океану, Земле, Солнцу — и призывают их сосредоточиться на нем. Прометей тогда ведет себя как обычный смертный. Распевая, он плачет и стонет от боли. Перейдя на речь, он растерянно говорит.В любом случае Прометей — не обычный трагический герой.

Вскоре после того, как Океаниды утешают Прометея, Прометей представляет себя тем, кто победит Зевса. Океаниды говорят о тиранической власти и несгибаемой воле Зевса. Прометей в ответ заявляет с мужской бравадой, что он сильнее Зевса:

У меня будет свой день.
Он наступит в тот же день.
, когда ко мне придет этот Бессмертный король наивысших
,
позовет меня,
страдают здесь в цепях,
в агонии,

Он не очарует меня
сладкими словами сладкого
Убеждения, и не будет Я склоняюсь к
ударам его
угроз, пока он
не освободит меня от этих жестоких цепей и
не принесет мне удовлетворения за мое возмущение
.

Прометей в агонии воображает, что Зевс пытается очаровать его «сладкими словами сладкого убеждения». Это изображение показывает подход Океанид гораздо более прямо, чем Зевса. По приказу Зевса удары молота Гефеста только что довели Прометея до агонии. Прометей, в свою очередь, угрожает Зевсу. Слова Прометея не способствуют последовательной характеристике Прометея. У них также нет правдоподобного контекста для действий. Слова Прометея задействовали силу, убеждение, право и компенсацию как концепции коммуникативной озабоченности.

Выбор союзников Прометеем, хотя и не очень мотивирован, эффективно выдвигал дополнительные темы дружбы и справедливости. Прометей, титан, сначала дает своим собратьям-титанам «хороший совет». Но Титаны «пренебрегли моей хитрой стратегией». Итак, Прометей предлагает свои услуги Зевсу. Зевс — олимпиец, сражающийся со своими товарищами-олимпийцами против титанов. Зевс и олимпийцы с помощью титана Прометея побеждают титанов. Затем Зевс раздает олимпийским богам привилегии победителей.Зевс ничего не предлагает людям и решает искоренить их. Прометей, бог, защищает людей. Можно представить, что Прометей испытывал глубокое влечение к неудачникам или, возможно, просто к людям. Это всего лишь предположение. Более того, подобные рассуждения не особо интересовали древних греков. Для древних греков ключевым вопросом был не характер Прометея. Ключевой вопрос заключался в том, как вести себя по отношению к нему в свете требований дружбы и правоты.

Прометей представляет несколько непсихологических уровней самовосприятия.

Как «игрушка для ветров, с которой можно играть», Прометей — незначительное существо с космической точки зрения. Как «источник радости для моих врагов», некоторые люди с удовольствием отзываются о страданиях Прометея. Сопоставление этих взглядов не дает психологически связной речи. Прометей видит себя со стороны. Он не выражает глубины своего личного психологического состояния.

Анализ характера в Prometheus Bound дал несвязные цифры.Однако афиняне пятого века не так восприняли бы Прометея, связанного . Для Prometheus Bound в Афинах V века характеристика имела второстепенное значение. Это также верно и в отношении древних изображений Прометея в целом.

Коммуникативное действие в Prometheus Bound перемещается между коммуникативными актами Гефеста и Океанид. Гефест описывает себя как родственника и друга Прометея. Гефест, находящийся в тесном физическом контакте с Прометеем, представляет противоречивые второстепенные утверждения:

Я не тот, кто это делает, я хочу, чтобы вы знали.

Затем Зевс ударяет молнией и втягивает Прометея в землю, выходя за рамки обычного второстепенного общения. Между этими сообщениями Гефеста и Океанидов существует множество других точек зрения и стилей общения с Прометеем.

Коммуникативное действие в пределах Prometheus Bound необычно. Позиции и стиль общения афинян зависели от того, были ли они на городских мероприятиях или в доме, от относительного статуса участников речи или разговора, а также от целей говорящих.Афиняне мало говорили о конкретных наказаниях. Наказываемый находится в политически детерминированном, унизительном положении. Как разговаривать с такими людьми представляло собой поэтическую проблему. Конкретный выбор коммуникативных точек зрения и стилей общения с заключенным обязательно был важным выбором действий. Эти коммуникативные действия являются действием Prometheus Bound .

Связанный Прометей, Эсхил — Космология и история чудес

Прометей прикован Вулканом.Дирк ван Бабурен (около 1594 / 1595–1624) [общественное достояние], через Wikimedia Commons.

Миф о Прометее оказал влияние на многих мыслителей и художников, в том числе на Мэри Шелли, чей знаменитый роман « Франкенштейн » более полно назывался « Франкенштейн, или Современный Прометей». Ее муж, поэт Шелли, написал свой собственный эпос Прометей Освобожденный. Если вам когда-нибудь представится возможность увидеть спектакль «Франкенштейн» в Национальном театре Великобритании с Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли, я очень рекомендую его.Чувствительность очень близка к оригинальному роману Шелли. Выступление в Лондоне транслировалось в прямом эфире, иногда бывают телетрансляции на бис. 27 октября в Ричмонде, в Центре искусств Модлин, состоится выход на бис.

Оригинальный «Прометей оковы» — одна из семи пьес Эсхила (из девяноста), которые сохранились до наших дней. В греческом мифе Прометей — титан — создал людей, вдохнув в них жизнь после того, как вылепил их из глины и воды. Он был наказан за то, что принес огонь людям после того, как Зевс запретил это делать.Это было последней каплей после множества других уловок, которые он сыграл с деспотичным Зевсом. Наказание, которое приказал Зевс, заключалось в том, чтобы Прометей был прикован цепью к горе на Кавказе, обнаженной, где орлы вырывали ему печень каждый день на всю вечность.

Перевод отрывка из пьесы, приведенного ниже, принадлежит Эсхилу Герберту Вейру Смиту. Вся пьеса доступна онлайн здесь.

[Когда открывается этот отрывок, Прометей уже связан, и его посещает хор.В греческой трагедии хор часто играет роль «рассказчика», рассказывающего предысторию и имеющего свою точку зрения. Британская энциклопедия говорит: «Хор в классической греческой драме был группой актеров, которые описывали и комментировали основное действие пьесы с песней, танцем и декламацией. Греческая трагедия началась с хоровых представлений, в которых группа из 50 человек танцевала и пела дифирамбы — лирические гимны в честь бога Диониса.”]

Вот видео постановки на греческом оригинале с английскими субтитрами, сжатые до 12 минут, так что многое было удалено. Интересующий нас отрывок (ниже) начинается на отметке 4:25 минуты. Я добавляю этот короткометражный фильм в первую очередь для того, чтобы вы могли увидеть постановку на языке оригинала, включая полный припев, пение и песню.

ПРИПЕВ

[399] Я оплакиваю вашу несчастную судьбу, Прометей. Выливая из глаз текучие слезы, я обливаю нежные щеки их влажными струями.Ибо Зевс, обладающий этой незавидной властью по самопровозглашенным законам, проявляет по отношению к древним богам высокомерный дух.

[407] Теперь вся земля плачет громко; . . . оплакивайте величие славы вашей освященной временем чести, чести, которая принадлежала вам и вашему брату; и все смертные, поселившиеся в святой Азии, разделяют муки ваших самых прискорбных страданий; и живущие в земле Колхиды, девушки, бесстрашные в битве; и множество скифов, населяющих самые отдаленные районы земли, граничащие с Меотическим озером; и воинственный цветок Аравии, удерживающий цитадель с высокими скалами недалеко от Кавказа, враждебное войско, ревущее среди остроконечных копий.

[425] До этого я видел еще одного бога-титана в беде, захваченного мучениями адамантиновыми оковами — Атласа, превосходящего в своей могучей силе, который стонет, поддерживая небесный свод на своей спине. Морские волны издают крик, падая, глубокие причитания, черная бездна Аида грохочет в ответ, а потоки чистых рек оплакивают вашу жалкую боль.

ПРОМЕТЕЙ
[436] Нет, не думайте, что я молчу из-за гордости или даже из-за своенравия.Болезненные мысли съедают мое сердце, когда я вижу, что со мной плохо обращаются. И все же, кто еще, кроме меня, определенно передал свои прерогативы этим богам-выскочкам? Но я не говорю об этом; моя сказка не скажет вам ничего, кроме того, что вы знаете. Тем не менее, послушайте, какие невзгоды постигают человечество — как раньше они были безмозглыми, и я придал им смысл и наделил их разумом. Я не буду упрекать человечество, но буду излагать дружеские намерения, вдохновившие меня на благословение.

[447] Во-первых, хотя у них были глаза, чтобы видеть, они видели напрасно; у них были уши, но они не понимали; но, как образы во сне, на протяжении всей своей жизни без цели они творили все в беспорядке.Они не знали ни о домах, построенных из кирпича и обращенных лицом к солнцу, ни о работе с деревом; но жили под землей, как роящиеся муравьи, в темных пещерах. У них не было никаких признаков ни зимы, ни цветочной весны, ни плодотворного лета, от которого они могли бы зависеть, но справлялись со всем без осуждения, пока я не научил их различать восход звезд и их положение, которое трудно различить.

[459] Да, и числа, главнейшую из наук, я изобрел для них, и сочетание букв, творческое начало искусства муз, с помощью которого все вещи хранятся в памяти.Я тоже сначала поставил грубых животных под ярмо, чтобы они были подвешены к воротам и вьючным седлам, чтобы они могли нести вместо людей свои самые тяжелые ноши; а в колесницу я запряг лошадей и сделал их послушными поводьям, чтобы они были символом богатства и роскоши. Это я и никто другой изобрел машину моряка с льняными крыльями, которая бродит по морю. Я несчастен — вот какие искусства я изобрел для человечества, но у меня нет хитрых средств, чтобы избавить меня от моих нынешних страданий.

ПРИПЕВ
[472] Вы испытали горе и унижение.Вы потеряли рассудок и заблудились; и, как неквалифицированный врач, заболевая, вы падаете духом и не можете понять, какими средствами вылечить собственную болезнь.

PROMETHEUS
[477] Послушайте остальных, и вы еще больше удивитесь искусству и возможностям, которые я изобрел. Это первое и главное: если когда-либо человек заболеет, не было защиты — ни лечебной пищи, ни мази, ни питья, — но из-за отсутствия лекарств они растрачивались впустую, пока я не показал им, как смешивать успокаивающие средства, с которыми они теперь борются. прочь все их расстройства.И я выделил много способов, с помощью которых они могли бы читать будущее, и среди снов я впервые различил, которым суждено сбыться; и голоса, сбивающие с толку, которые я им объяснил, и знаки случайных встреч. Я ясно различил полет кривокопных птиц — которые по своей природе благоприятны, какие зловещие — их различные образы жизни, их взаимные вражды и любовь, а также их общение; и гладкость их внутренностей, и какой цвет желчи должен быть, чтобы угодить богам, а также пятнистая симметрия доли печени; и бедренные кости, покрытые жиром, и длинный подбородок я сжег и посвятил человечество в оккультное искусство.Также я очистил их зрение, чтобы различать знаки пламени, которые до этого были неясными. Достаточно об этих искусствах. Что же касается благ, которые были у людей, скрытых под землей, — бронзы, железа, серебра и золота — кто бы мог утверждать, что открыл их раньше меня? Никого, я прекрасно знаю, если только он не любит лениво болтать. Выслушайте всю суть дела в одном кратком слове — каждое искусство, которым обладает человек, исходит от Прометея.

ПРИПЕВ
[507] Не приносите пользу смертным сверх разумного и не обращайте внимания на собственное горе; хотя я уверен, что вы освободитесь от этих оков и будете иметь власть ни в чем не уступающую Зевсу.

ПРОМЕТЕЙ
[511] Не таким образом Судьбе, которая приводит все к осуществлению, суждено завершить этот курс. Только когда меня согнули бесконечные муки и мучения, я смогу вырваться из рабства. Навык намного слабее Необходимости.

***

Вот короткометражный анимационный фильм по пьесе. (13 мин.)

Полнометражная постановка (на английском языке) в Нью-Йоркском университете находится здесь. Вышеупомянутый отрывок начинается на отметке 17 минут.

Что такое послание Прометея? — Мворганизация.org

Что такое послание Прометея?

Прометей выступает за человеческий прогресс против сил природы Ближе к началу мы узнаем, что он дал человечеству дары огня и надежды. Надежда помогает людям бороться за лучшее будущее, в то время как огонь, как источник технологий, добивается успеха в эта борьба возможна

Каковы последствия для Прометея?

В греческой мифологии титан Прометей имел репутацию хитрого обманщика, и он, как известно, наделил человечество даром огня и навыками работы с металлом, за что был наказан Зевсом, который каждый день гарантировал, что орел съел печень Титана, когда он был беспомощно прикован к

Каковы слабые стороны Прометея?

Прометей питал слабость к людям и смертным. Его слабость заключалась в том, что он заботился о них. Итак, Прометей украл огонь с горы Олимп и отдал его

Каков моральный урок историй между Пандорой и Прометеем?

Мораль Ящика Пандоры заключается в том, что бесконтрольное любопытство и непослушание могут быть опасными, но надежда остается.

В чем слабость Пандоры?

У Пандоры не было слабостей. Она была совершенна богами

Что последним покинуло Ящик Пандоры?

Пандора захлопнула крышку ящика. Последнее, что осталось внутри ящика, была надежда. С тех пор люди смогли удержать эту надежду, чтобы пережить зло, которое выпустила Пандора. «Ящик Пандоры» теперь означает что угодно. это лучше не трогать, опасаясь того, что из этого может получиться

Почему надежда помещена в сосуд, полный дурного зла?

великая боль для смертных, живущих с людьми, товарищами не разрушительной бедности, а изобилия Когда Пандора открыла ящик, все зло ускользнуло от него, но Пандора (по воле Зевса) сохраняла надежду внутри сосуда, закрыв крышку. Невозможно избежать разума Zeu

Что символизирует ящик Пандоры?

Фигура Пандоры часто изображается с коробкой в ​​руке. Что символизирует эта коробка? (Он может символизировать разные вещи, два из которых — зло мира и соблазны, которым мы не можем сопротивляться из-за любопытства)

Что произойдет, если открыть ящик Пандоры?

В мифологии Пандора открыла сосуд, оставленный на ее попечении, содержащий болезнь, смерть и многие другие неуказанные пороки, которые затем были выпущены в мир Из этой истории выросла идиома «открыть ящик Пандоры», означающая сделать или начать что-то, что приведет к вызвать много непредвиденных проблем

Что ускользнуло от ящика Пандоры?

Пандоре был подарен на свадьбу красивый сосуд с инструкциями не открывать его ни при каких обстоятельствах. Пандора, движимая любопытством, открыла коробку, и все зло, содержащееся в ней, вырвалось и распространилось по земле

Для чего был создан ящик Пандоры?

Пандора была создана как наказание человечеству; Зевс хотел наказать людей, потому что Прометей украл огонь, чтобы отдать его им. Ее дары были красиво злыми, по словам Гесиода, Гефест создал ее из глины, придав ей идеальную форму, Афродита дала ей женственность, а Афина научила ее ремеслам

За кого вышла замуж Пандора?

Эпиметей

Почему Зевс отдал Пандору Эпиметею?

Чтобы наказать человека, Зевс велел Гефесту создать смертного потрясающей красоты. Таким образом, завершено, что Зевс послал Пандору вниз к Эпиметею, который оставался среди людей. Прометей предупредил Эпиметея не принимать дары от Зевса, но красота Пандоры была слишком велика, и он позволил ей остаться

Кто в конце концов освободит Прометея?

герой Геракл

Какое было наказание Прометею за поджог людей?

Прометей, в вечном наказании, прикован цепью к скале на Кавказе, горе Казбек или горе Хвамли, где его печень ежедневно съедает орел, чтобы возродиться ночью только из-за его бессмертия. Орел является символом Зевс химсель

Пандора умерла?

Как умерла Пандора (греческая мифология)? Ее смерть наступила после того, как она освободила все грехи человечества; единственная надежда осталась после того, как все зло было выпущено

Существует ли ящик Пандоры?

В некоторых мифах у Пандоры нет настоящего ящика Некоторые детали могли быть потеряны при переводе, когда дело доходит до мифа о Пандоре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.