Тит плавт – Плавт — Википедия

краткая биография, факты, личная жизнь

Краткая биография

Плавт (полное имя - Плавт Тит Макций) - знаменитый римский драматург, комедиограф - родился в области Умбрия, г. Сарсина примерно в 250 г. до н. э. Сведения о его биографии весьма скудны и не являются надежными. Так, источники свидетельствуют, что в молодые годы он переехал в Рим, где нанялся в актерскую труппу простым рабочим, затем какое-то время занимался торговлей, но без успеха, разорился, после чего стал работать наемным работником у мельника, в минуты отдыха сочиняя прославившие его комедии.

У Плавта, в отличие от многих других авторов его времени, отсутствовали покровители-аристократы, его успехи зависели от публики. Он предпринял много путешествий, был знаком с жизнью самых разных социальных слоев, что позволило ему обогатить накопленным опытом свои произведения.

Как комедии Плавта в I в. до н. э. имели хождение едва ли не две сотни сочинений этого жанра, но лишь 21 произведение, сохранившееся до наших дней полностью, считаются подлинными. Опорой для плавтовских творений являлась греческая бытовая комедия, адаптированная к римской сцене, наполненная описанием местных нравов и обычаев, а также оригинальными замыслами. Несмотря на подражательный характер, комедии Плавта имеют собственную направленность, обусловленную социальной принадлежностью поэта, отражением идеологии торговой прослойки, представители которой были враждебно настроены против аристократии.

Особенностью комедий Плавта было практически постоянное использование некоторых образов: сводника, паразита, раба. В одной пьесе могло соседствовать сразу же несколько драматургических приемов. Благодаря Плавту в спектаклях впервые появились арии, пантомимы и диалоги на живом языке, городском сленге. Его произведения представляют собой значимый лингвистический памятник латинского разговорного языка. Несмотря на огромное количество каламбуров, колкостей, плебейского юмора, грубоватых острот язык сочинений Плавта все-таки был в большей степени разговорным языком образованных верхних слоев общества. Этого комедиографа очень любила публика, его комедии были в истинном смысле массовыми произведениями.

В эпоху Средневековья о Плавте подзабыли, однако на подмостках его пьесы снова стали появляться в эпоху Возрождения. Во многом именно они стали основой для комедии дель арте, в которой присутствовали образы хитроумного ловкого слуги, воина-хвастуна и др.

Биография из Википедии

Тит Ма́кций Плавт (лат. Titus Maccius Plautus), очень часто просто Плавт (ок. 254 до н. э., Сарсина, Умбрия — 184 до н. э., Рим) — выдающийся римский комедиограф, мастер паллиаты. Написал около 130 комедий, из которых сохранилось 20.

Родовое имя Макций более ни у кого не встречается; это псевдоним, имя одной из масок народной комедии — дурака и обжоры. Прозвище Плавт, буквально «плоскостопый», указывает на плясуна-мима, выступающего в обуви с плоской подошвой.

Прибыв в Рим, Плавт поступил служителем в актёрскую труппу, затем занимался торговлей, но неудачно, после чего работал по найму; в свободное время писал комедии. У Плавта не было патронов-аристократов — он зависел от массового зрителя. Плавту пришлось много путешествовать и встречаться с людьми, принадлежащими к разнообразным прослойкам населения Италии.

Большую роль в пьесах Плавта играют рабы, благодаря которым действие часто разворачивается и подводится к развязке. В комедиях почти всегда фигурируют прихлебатель (паразит) и сводник. В основе комедий часто лежит любовная интрига, но все они оканчиваются благополучно для главного героя. При этом женские роли на сцене исполнялись мужчинами.

Язык его произведений был сродни народному; шутки зачастую непристойные, а действие полно обескураживающих выходок. Использовал музыкальное сопровождение.

Единственный полный (кроме фрагментов) перевод комедий Плавта на русский язык выполнен А. В. Артюшковым (1933—1937).

Сохранившиеся произведения

Сохранилось 19 комедий и 1 трагикомедия (в них 21 225 строк).

  • «Амфитрион» (Amphitruo). Трагикомедия. 1146 строк.
  • «Ослы» (Asinaria). 947 строк.
  • «Клад» («Золотой горшок», Aulularia). 833 строки (конец утрачен).
  • «Вакхиды» («Сестры Вакхиды», Bacchides). 1211 строк.
  • «Пленники» (Captivi). 1037 строк.
  • «Касина» (Casina). 1020 строк.
  • «Шкатулка» («Комедия о сундуке», Cistellaria). 787 строк (есть лакуны в тексте).
  • «Куркулион» («Хлебный червяк», Curculio). 729 строк.
  • «Эпидик» (Epidicus). 733 строки.
  • «Два Менехма» («Близнецы», Menaechmi). 1162 строки.
  • «Купец» (Mercator). 1025 строк.
  • «Хвастливый воин» («Хвастун», Miles gloriosus). 1439 строк.
  • «Привидение» («Домовой», Mostellaria). 1181 строка.
  • «Перс» («Персы», Persa). 858 строк.
  • «Пуниец» (Poenulus). 1422 строки.
  • «Псевдол» («Мошенник», Pseudolus). 1338 строк. Поставлена в 191 году.
  • «Канат» (Rudens). 1423 строки.
  • «Стих» (Stichus). 776 строк. Поставлена в 200 году.
  • «Три монеты» («Трёхгрошовая пьеса», Trinummus). 1190 строк.
  • «Грубиян» («Угрюмец», Truculentus). 968 строк.

Тексты и переводы

  • Латинские тексты
  • В серии «Loeb classical library» комедии изданы в 5 томах (№ 60, 61, 163, 260, 328).
  • В серии «Collection Budé» комедии Плавта опубликованы в 7 томах.

Русские переводы:

  • Путаница. [Менехмы]. / Пер. И. И. Холодняка. СПб, 1884. 75 стр.
  • Кубышка. [Aulularia]. / Пер. М. Петровского. СПб, 1888. 77 стр.
  • Горшок. [Aulularia]. / Пер. А. Фета. М., 1891. 75 стр.
  • Трёхгрошовый день. / Пер. в прозе С. Эйгес. СПб, 1893. 128 стр.
  • Хвастливый солдат. / Пер. В. Алексеева. СПб, 1895. 87 стр.
  • Пленники. СПб, 1912. 45 стр.
  • Куркулион. / Пер. Ф. А. Петровского и С. В. Шервинского. М., 1924. 80 стр.
  • Два Менехма. / Пер. Ан. Русавина. Журнал «Самиздат» в библиотеке Максима Мошкова, 2014.
  • Тит Макций Плавт. Избранные комедии. В 3 т. / Пер. А. В. Артюшкова. М.-Л., 1933—1937. Т. I. 1933. Т. II. 1935. Т. III. 1937. (20 комедий и фрагмент 21-й)
    • переизд.: Комедии. В 2 т. / Пер. А. Артюшкова и др., комм. И. Ульяновой. М., Искусство. 1987. В 2 т. (20 комедий и фрагмент 21-й) Т.1 — 672 с., т.2 — 800 с.
    • переизд.: Комедии. В 3 т. / Пер. А. Артюшкова. (Серия «Памятники античной литературы»). М., Терра. 1997. Т. 1. 512 стр. Т. 2. 528 стр. Т. 3. 464 стр. (20 комедий и фрагмент 21-й)
  • Избранные комедии. / Вступ. ст. и комм. С. Ошерова. (Серия «Библиотека античной литературы»). М., Худож. лит. 1967. (8 комедий, некоторые в новых переводах).

worldofaphorism.ru

ПЛАВТ Тит Макций - это... Что такое ПЛАВТ Тит Макций?


ПЛАВТ Тит Макций

(Titus Maccius Plautus) (ок. 254-184 до н.э.), римский комедиограф, родом из Сарсины в Умбрии. Наши сведения о его жизни чрезвычайно скудны. Сообщение Авла Геллия (2 в. н.э.), что Плавт якобы скопил денег, участвуя в Риме в театральных постановках, потом разорился, неудачно поместив свои сбережения, после чего нанялся на мельницу вертеть жернова, а в свободное время сочинял комедии, возможно, является вымыслом. Несомненно, однако, что Плавт великолепно знал театральное дело и прекрасно чувствовал римскую публику. Быть может, в юности он участвовал в постановках ателлан, популярных в Риме италийских фарсов. В античности Плавту приписывалось 130 комедий, из них сохранились 20. Все они относятся к позднему периоду творчества Плавта, примерно 207-184 до н.э. Сохранившиеся комедии Плавта - паллиаты, т.е. комедии на греческий сюжет, действие которых происходит в Греции и персонажи которых носят греческие имена. Комедии эти создавались на основе оригинальных произведений новой комедии, прежде всего вышедших из-под пера Менандра, Дифила и Филемона. Однако в Плавте замечательно прежде всего то, что он перерабатывает оригинал до такой степени, что комедия становится италийской по духу. Плавт привносит в свои произведения множество местных аллюзий, а благодаря грубоватому остроумию и прекрасному владению разговорной латынью на свет являются блистательные фарсы, весьма отдаленно напоминающие греческих предшественников. Порой сюжет основывается на непредумышленной ошибке, например, на путанице в лицах, как это происходит в Амфитрионе, Пленниках и Двух Менехмах, но чаще путаница происходит от злонамеренного обмана, всевозможных ухищрений ловкого раба, старающегося раздобыть для своего молодого хозяина деньги или девушку. С разоблаченной попыткой провести отца юноши мы сталкиваемся в Вакхидах, Эпидике и Привидении, успешнее проходят уловки в отношении воинов или сводников (Куркулион, Хвастливый воин, Перс, Пуниец, Псевдол). В некоторых пьесах в сюжете одновременно использованы и обман, и путаница в лицах, так что сцена узнавания становится продолжением хитроумного плана и также способствует счастливой развязке - это происходит, например, в Куркулионе и Пунийце.
Хотя Плавта больше всего интересует сюжет, действие многих комедий мотивируется также и характером персонажа: скупостью Эвклиона в Кладе, преданностью Тиндара своему господину в Пленниках, тщеславием Пиргополиника в Хвастливом воине, озабоченностью Калликла о благополучии отсутствующего друга в Трех монетах. Сюжеты и ситуации у Плавта чрезвычайно разнообразны, пьесы варьируются от бурлеска Касины и фарса Менехмов до более серьезной и тонкой комедии Пленники. Персонажи Плавта - это устойчивые типы, унаследованные от греческой комедии (отец, сын, раб, гетера, жена, сводник, хвастливый воин, парасит), однако внутри каждого типа наблюдается немало оттенков: одни гетеры искренне преданы своим поклонникам, другие - нет; одни рабы верны и надежны, другие лукавы и лживы. Хитроумные рабы, такие, как Хрисал в Вакхидах, Палестрион в Хвастливом воине, Транион в Привидении, Эпидик и Псевдол в одноименных пьесах, занимательны как раз своей сообразительностью, остроумием и наглостью. Помимо уже упомянутых удачных портретных зарисовок можно упомянуть образы верной жены Алкмены (Амфитрион), благодарной Филематии (Привидение), сводника Баллиона (Псевдол) и скромной и наивно-идеалистичной дочери Сатуриона (Перс). Ни одного греческого образца комедий Плавта не сохранилось, однако по дошедшим текстам Менандра можно заключить, что новая греческая комедия состояла из стихотворных диалогов с небольшими хоровыми интермедиями. Плавт, возможно, следуя традиции раннего италийского фарса, свободно вводит в свои пьесы песни и танцы. Его пьесы, полностью стихотворные, отчасти произносились как диалог (diverbia), отчасти декламировались под музыкальный аккомпанемент (cantica) и перемежались лирическими партиями, которые пелись одним или несколькими актерами, зачастую сопровождаясь танцем. Многие комедии Плавта, например Касина и Перс, больше напоминают мюзикл, нежели пьесу в собственном смысле слова. Комедии ставились без антрактов, декорации, обычно изображавшие улицу, на которую выходят два соседних дома, на протяжении всей пьесы не менялись. Широко употреблялись монологи героев, обращенные к самим себе, и реплики в сторону. Плавт без тени сомнения разрушает сценическую иллюзию, он обращается непосредственно к зрителям с забавными замечаниями. Плавт писал для народа, щедро прибегал к каламбурам, двусмысленностям и шуткам любого сорта. По изобретательности в комических эффектах с ним можно сравнить лишь Аристофана и Шекспира. Комедии Плавта, как и Теренция, многократно переводились, переделывались и служили образцом для подражания многим драматургам Италии, Испании, Франции и Англии.
Амфитрион. Единственный дошедший до нас пример пародии на сюжет старинного мифа, Амфитрион изображает известную легенду о том, как Юпитер явился к Алкмене, приняв облик ее мужа, Амфитриона. В конце пьесы рассказывается об обстоятельствах появления на свет Геракла. Поскольку сопровождавший Юпитера Меркурий принял облик Сосии, раба Амфитриона, присутствием на сцене двух пар двойников создается великолепный фарс. Целомудренная супруга Алкмена является одной из наиболее достойных и привлекательных героинь римской комедии. Среди множества переделок и подражаний этой комедии следует упомянуть произведения Мольера и Драйдена, к тому же сюжету обращался и Жироду (Амфитрион 38).
Клад. Герой этой комедии - бедняк Эвклион, обнаруживший у себя в доме клад и пытающийся скрыть свое сокровище. Возникают забавные недоразумения, когда горшок с золотом исчезает, и Ликонид, готовый признаться в том, что изнасиловал дочь Эвклиона, вместо этого обвиняется в воровстве. Конец комедии утрачен, скорее всего, Эвклион отыскал свое богатство, позволил Ликониду жениться на дочери, а золото дал в качестве приданого. Наиболее прославленная пьеса на тот же сюжет - Скупой Мольера.
Два Менехма. Самая удачная из комедий ошибок Плавта. Менехм, разыскивающий своего пропавшего в детстве брата-близнеца (который является еще и его тезкой, поскольку оставшегося мальчика переименовали в честь пропавшего), является в Эпидамн, где проживает пропавший брат. Здесь Менехм сталкивается с любовницей, женой, прихлебателем и тестем своего брата, которые все принимают его за другого Менехма, и того, когда он возвращается с форума, не пускает на порог жена, гонит любовница, а близкие готовы объявить сумасшедшим. Плавт мастерски запутывает фарсовый сюжет, превращая комедию в нагромождение уморительных эпизодов. Наиболее известная переделка Менехмов - Комедия ошибок Шекспира. Хвастливый воин, одна из наиболее прославленных сюжетных комедий Плавта. В ее центре - воин Пиргополиник, похваляющийся своими воинскими подвигами и уверенный, что совершенно неотразим для женщин. В сюжете использованы два достаточно хитроумных осложнения. Во-первых, между домами воина и его соседа проделан потайной ход и наложница воина делает вид, будто у нее есть сестра-близнец (с подобным ходом мы часто сталкиваемся как в арабских, так и в европейских сказках). Во-вторых, ловкая гетера соглашается выдать себя за жену соседа и притворяется, будто она влюблена в Пиргополиника. В результате хвастун попадает в ловушку и полностью посрамлен. Тип хвастливого воина сохранил свою популярность и в новой европейской комедии, с небольшими изменениями мы узнаем его в Ральфе Ройстере Дойстере (Н.Юдолл) и Фальстафе Шекспира. Канат, одна из наиболее удачных комедий Плавта, насыщенная действием и сложными характеристиками персонажей. Даже место действия здесь необычно: морское побережье после бури. Лабрак, сводник, терпит кораблекрушение как раз на том месте, где договорился о встрече с молодым афинянином, которому обещал продать девушку Палестру. Престарелый Демонес, живущий поблизости от берега, оказывается отцом Палестры. Попытка молодой рабыни бежать от Лабрака и обнаружение рыбаком Грипом в своих сетях принадлежавшей Палестре шкатулки с драгоценностями порождают множество сцен, где юмор и патетика смешаны в точных пропорциях.
ЛИТЕРАТУРА
Савельева Л.И. Приемы комизма у Плавта. Казань, 1963 Плавт. Комедии, тт. 1-2. М., 1987 Мальчукова Т.Г. Комическое в античной литературе и европейская традиция. Петрозаводск, 1989

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Смотреть что такое "ПЛАВТ Тит Макций" в других словарях:

  • Плавт Тит Макций — (Titus Maccius Plautus) (середина 3 в. до н. э., Сарсина, Умбрия, ‒ около 184, Рим), римский комедиограф. Биографические сведения скудны. Прославленный мастер паллиаты. Из 21 комедии П. в удовлетворительном состоянии дошли 20. Сохраняя… …   Большая советская энциклопедия

  • Плавт Тит Макций — (ок. 250 ок. 184 гг. до н.э.) комедиограф Кто бежит от своих, тому долго придется бежать. Неожиданное случается в жизни чаще, чем ожидаемое. Судьба лепит и мнет как ей заблагорассудится. Ни у кого не бывает постоянного счастья. Истинно честен тот …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Плавт Тит Макций — (Plautus) (середина III в. до н э.  около 184), римский комедиограф. Перерабатывая новую аттическую комедию в стиле карикатуры и буффонады, создал исполненные народного комизма характеры маски в стихотворных комедиях «Ослы», «Горшок», «Хвастливый …   Энциклопедический словарь

  • Плавт, Тит Макций — ПЛАВТ (Plautus) Тит Макций (середина 3 в. около 184 до нашей эры), римский поэт комедиограф. Был актером. Перерабатывая древнегреческую комедию в стиле карикатуры и буффонады, создал исполненные народного комизма характеры маски в комедиях… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПЛАВТ Тит Макций — ПЛАВТ (Plautus) Тит Макций (сер. 3 в. до н. э. — ок. 184 до н. э.), римский поэт комедиограф. Был актером. Сохранились 20 (21 я частично) пьес: «Амфитрион», «Горшок», «Куркулион» (или «Проделки парасита»), «Псевдол» (или «Раб обманщик»),… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Плавт, Тит Макций — (лат. Titus Maccius Plautus) (ок. 250 184 до н.э.)    римский комедиограф, выходец из Умбрии. Сохранилось 20 его комедий: «Амфитрион», «Ослы», «Горшок», «Бакхиды», «Пленники», «Казина», «Шкатулка», «Куркулион», «Эпидик», «Близнец», «Купец»,… …   Античный мир. Словарь-справочник.

  • Плавт Тит Макций — Тит Макций Плавт (лат. Titus Maccius Plautus, ?254 до н. э., Сарсина, Умбрия 184 до н. э., Рим) выдающийся римский комедиограф, мастер паллиаты. Прибыв в Рим, поступил служителем в актёрскую труппу, затем занимался торговлей, но неудачно, после… …   Википедия

  • Плавт Тит Макций (Titus Maccius Plautus) — (середина III в. до н. э. — около 184 до н. э.), римский комедиограф, актёр. Перерабатывая древнегреческую комедию в стиле карикатуры и буффонады, создал исполненные народного комизма характеры маски в стихотворных комедиях «Ослы»,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Тит Макций Плавт — Запрос «Плавт» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Тит Макций Плавт Тит Макций Плавт (лат. Titus Maccius Plautus, ?254 до н. э., Сарсина, Умбрия  184 до н. э., Рим)  выдающийся римский комедиограф, мастер… …   Википедия

  • ПЛАВТ (Plautus) Тит Макций — (сер. 3 в. до н. э. ок. 184) римский комедиограф. Перерабатывая новую аттическую комедию в стиле карикатуры и буффонады, создал характеры маски в стихотворных комедиях Ослы , Горшок , Хвастливый воин и многих других …   Большой Энциклопедический словарь


dic.academic.ru

ПЛАВТ, ТИТ МАКЦИЙ | Энциклопедия Кругосвет

ПЛАВТ, ТИТ МАКЦИЙ (Titus Maccius Plautus) (ок. 254–184 до н.э.), римский комедиограф, родом из Сарсины в Умбрии. Наши сведения о его жизни чрезвычайно скудны. Сообщение Авла Геллия (2 в. н.э.), что Плавт якобы скопил денег, участвуя в Риме в театральных постановках, потом разорился, неудачно поместив свои сбережения, после чего нанялся на мельницу вертеть жернова, а в свободное время сочинял комедии, возможно, является вымыслом. Несомненно, однако, что Плавт великолепно знал театральное дело и прекрасно чувствовал римскую публику. Быть может, в юности он участвовал в постановках ателлан, популярных в Риме италийских фарсов. В античности Плавту приписывалось 130 комедий, из них сохранились 20. Все они относятся к позднему периоду творчества Плавта, примерно 207–184 до н.э.

Сохранившиеся комедии Плавта – паллиаты, т.е. комедии на греческий сюжет, действие которых происходит в Греции и персонажи которых носят греческие имена. Комедии эти создавались на основе оригинальных произведений новой комедии, прежде всего вышедших из-под пера Менандра, Дифила и Филемона. Однако в Плавте замечательно прежде всего то, что он перерабатывает оригинал до такой степени, что комедия становится италийской по духу. Плавт привносит в свои произведения множество местных аллюзий, а благодаря грубоватому остроумию и прекрасному владению разговорной латынью на свет являются блистательные фарсы, весьма отдаленно напоминающие греческих предшественников. Порой сюжет основывается на непредумышленной ошибке, например, на путанице в лицах, как это происходит в Амфитрионе, Пленниках и Двух Менехмах, но чаще путаница происходит от злонамеренного обмана, всевозможных ухищрений ловкого раба, старающегося раздобыть для своего молодого хозяина деньги или девушку. С разоблаченной попыткой провести отца юноши мы сталкиваемся в Вакхидах, Эпидике и Привидении, успешнее проходят уловки в отношении воинов или сводников (Куркулион, Хвастливый воин, Перс, Пуниец, Псевдол). В некоторых пьесах в сюжете одновременно использованы и обман, и путаница в лицах, так что сцена узнавания становится продолжением хитроумного плана и также способствует счастливой развязке – это происходит, например, в Куркулионе и Пунийце. Хотя Плавта больше всего интересует сюжет, действие многих комедий мотивируется также и характером персонажа: скупостью Эвклиона в Кладе, преданностью Тиндара своему господину в Пленниках, тщеславием Пиргополиника в Хвастливом воине, озабоченностью Калликла о благополучии отсутствующего друга в Трех монетах. Сюжеты и ситуации у Плавта чрезвычайно разнообразны, пьесы варьируются от бурлеска Касины и фарса Менехмов до более серьезной и тонкой комедии Пленники.

Персонажи Плавта – это устойчивые типы, унаследованные от греческой комедии (отец, сын, раб, гетера, жена, сводник, хвастливый воин, парасит), однако внутри каждого типа наблюдается немало оттенков: одни гетеры искренне преданы своим поклонникам, другие – нет; одни рабы верны и надежны, другие лукавы и лживы. Хитроумные рабы, такие, как Хрисал в Вакхидах, Палестрион в Хвастливом воине, Транион в Привидении, Эпидик и Псевдол в одноименных пьесах, занимательны как раз своей сообразительностью, остроумием и наглостью. Помимо уже упомянутых удачных портретных зарисовок можно упомянуть образы верной жены Алкмены (Амфитрион), благодарной Филематии (Привидение), сводника Баллиона (Псевдол) и скромной и наивно-идеалистичной дочери Сатуриона (Перс).

Ни одного греческого образца комедий Плавта не сохранилось, однако по дошедшим текстам Менандра можно заключить, что новая греческая комедия состояла из стихотворных диалогов с небольшими хоровыми интермедиями. Плавт, возможно, следуя традиции раннего италийского фарса, свободно вводит в свои пьесы песни и танцы. Его пьесы, полностью стихотворные, отчасти произносились как диалог (diverbia), отчасти декламировались под музыкальный аккомпанемент (cantica) и перемежались лирическими партиями, которые пелись одним или несколькими актерами, зачастую сопровождаясь танцем. Многие комедии Плавта, например Касина и Перс, больше напоминают мюзикл, нежели пьесу в собственном смысле слова. Комедии ставились без антрактов, декорации, обычно изображавшие улицу, на которую выходят два соседних дома, на протяжении всей пьесы не менялись. Широко употреблялись монологи героев, обращенные к самим себе, и реплики в сторону. Плавт без тени сомнения разрушает сценическую иллюзию, он обращается непосредственно к зрителям с забавными замечаниями. Плавт писал для народа, щедро прибегал к каламбурам, двусмысленностям и шуткам любого сорта. По изобретательности в комических эффектах с ним можно сравнить лишь Аристофана и Шекспира. Комедии Плавта, как и Теренция, многократно переводились, переделывались и служили образцом для подражания многим драматургам Италии, Испании, Франции и Англии.

Амфитрион. Единственный дошедший до нас пример пародии на сюжет старинного мифа, Амфитрион изображает известную легенду о том, как Юпитер явился к Алкмене, приняв облик ее мужа, Амфитриона. В конце пьесы рассказывается об обстоятельствах появления на свет Геракла. Поскольку сопровождавший Юпитера Меркурий принял облик Сосии, раба Амфитриона, присутствием на сцене двух пар двойников создается великолепный фарс. Целомудренная супруга Алкмена является одной из наиболее достойных и привлекательных героинь римской комедии. Среди множества переделок и подражаний этой комедии следует упомянуть произведения Мольера и Драйдена, к тому же сюжету обращался и Жироду (Амфитрион 38).

Клад. Герой этой комедии – бедняк Эвклион, обнаруживший у себя в доме клад и пытающийся скрыть свое сокровище. Возникают забавные недоразумения, когда горшок с золотом исчезает, и Ликонид, готовый признаться в том, что изнасиловал дочь Эвклиона, вместо этого обвиняется в воровстве. Конец комедии утрачен, скорее всего, Эвклион отыскал свое богатство, позволил Ликониду жениться на дочери, а золото дал в качестве приданого. Наиболее прославленная пьеса на тот же сюжет – Скупой Мольера.

Два Менехма. Самая удачная из комедий ошибок Плавта. Менехм, разыскивающий своего пропавшего в детстве брата-близнеца (который является еще и его тезкой, поскольку оставшегося мальчика переименовали в честь пропавшего), является в Эпидамн, где проживает пропавший брат. Здесь Менехм сталкивается с любовницей, женой, прихлебателем и тестем своего брата, которые все принимают его за другого Менехма, и того, когда он возвращается с форума, не пускает на порог жена, гонит любовница, а близкие готовы объявить сумасшедшим. Плавт мастерски запутывает фарсовый сюжет, превращая комедию в нагромождение уморительных эпизодов. Наиболее известная переделка Менехмов Комедия ошибок Шекспира.

Хвастливый воин, одна из наиболее прославленных сюжетных комедий Плавта. В ее центре – воин Пиргополиник, похваляющийся своими воинскими подвигами и уверенный, что совершенно неотразим для женщин. В сюжете использованы два достаточно хитроумных осложнения. Во-первых, между домами воина и его соседа проделан потайной ход и наложница воина делает вид, будто у нее есть сестра-близнец (с подобным ходом мы часто сталкиваемся как в арабских, так и в европейских сказках). Во-вторых, ловкая гетера соглашается выдать себя за жену соседа и притворяется, будто она влюблена в Пиргополиника. В результате хвастун попадает в ловушку и полностью посрамлен. Тип хвастливого воина сохранил свою популярность и в новой европейской комедии, с небольшими изменениями мы узнаем его в Ральфе Ройстере Дойстере (Н.Юдолл) и Фальстафе Шекспира.

Канат, одна из наиболее удачных комедий Плавта, насыщенная действием и сложными характеристиками персонажей. Даже место действия здесь необычно: морское побережье после бури. Лабрак, сводник, терпит кораблекрушение как раз на том месте, где договорился о встрече с молодым афинянином, которому обещал продать девушку Палестру. Престарелый Демонес, живущий поблизости от берега, оказывается отцом Палестры. Попытка молодой рабыни бежать от Лабрака и обнаружение рыбаком Грипом в своих сетях принадлежавшей Палестре шкатулки с драгоценностями порождают множество сцен, где юмор и патетика смешаны в точных пропорциях.

См. также КОМЕДИЯ.

www.krugosvet.ru

Плавт - это... Что такое Плавт?

Плавт, Тит Маккий; Plaut, Titus Maccius, ок. 250-184 гг. до н. э., римский комедиограф. Родился в Сарсине в Умбрии (совр. Сарацено), довольно рано приехал в Рим как свободный человек, но чужестранец (peregrinus), поскольку Сарсина, находившаяся на севере Италии, не имела таких привилегий, как прочие италийские города. Из родных краев П. вынес прекрасное знание латинского языка. В Риме он с самого начала занялся сценическим ремеслом, хотя и неизвестно, был ли он актером, или кем-то из технического персонала. Древние рассказывали также о торговых путешествиях П. и понесенных им убытков, о наступившей вследствие этого бедности, которая заставила его стать к мельничному жернову. Однако эти данные мало достоверны, мы знаем много похожих биографий. — Что касается хронологии пьес П., то нам точно известны только две даты: в 200 г. до н. э. он поставил комедию Стихус, а в 191 г. до н. э. (уже стариком) — комедию Псевдол. Период писательской деятельности П. охватывает 220-184 гг. до н. э. Это период войны с Карфагеном, а затем и побед над Ганнибалом и Македонией, которые утвердили политическое превосходство Рима в средиземноморском мире. В то же время наблюдалось оживление культурной жизни и значительно усилилось греческое влияние, возросла также потребность в театральных зрелищах. В комедии первым был П., который написал и поставил гораздо больше пьес, чем сохранилось. Число приписываемых ему комедий доходит до 130, но еще Варрон признал подлинными только 21 из них на основе анализа стиля. Именно этот канон Варрона дошел до нашего времени. Мы знаем 20 пьес П. полностью и одну, сохранившуюся в обширных фрагментах. Позднейшие античные авторы называли кроме того еще 30 комедий. Сохранились следующие комедии: Амфитрион, Ослиная комедия (Asinaria), Клад (Aulularia), Сестры (Bacchides), Пленники (Captivi), Молодая жена (Casina), Комедия о кувшине (Cistellaria), Curculio, Эпидик, Братья (Manaechmi), Купец (Mercator), Хвастливый воин (Miles Gloriosus), Страхи (Mostellaria), Перс, Карфагенянин (Poenulus), Псевдол, Канат (Rudens), Стихус, Три монеты (Trinummus), Грубиян (Truculentus), Комедия о корзине (Vidularia). Сам П. делил свои комедии на «серьезные» и «шутливые», а Теренций и его комментаторы делили все комедии на statariae и motoriae, то есть на «спокойные» и «стремительные». В соответствии с этой классификацией, большая часть пьес П. должна была бы быть причислена ко второй категории, а Пленники, Комедия о кувшине, Канат, Три монеты, Стихус и, возможно, Комедия о корзине — к первой. И лишь Амфитриона П. относил к особой категории, названной им трагикомедией, поскольку в этих пьесах фигурируют мифические личности, перенесенные сюда из трагедии. Следовательно, вошедший в употребление позднее термин «трагикомедия» обязан своим возникновением П. Согласно сегодняшней терминологии, «серьезные» пьесы П. можно было бы определить как собственно драмы, не являющиеся в классическом смысле ни трагедиями, ни комедиями. Среди «шутливых» пьес можно было бы выделить: комедии характеров (Клад, Хвастливый воин, Грубиян), комедии положений (Сестры, Эпидик, Страхи, Ослиная комедия, Перс, Карфагенянин, Псевдол), комедии ошибок (Амфитрион, Братья), фарсы (Купец, Молодая жена). Однако не следует жестко придерживаться этого разделения, поскольку порой сама пьеса может входить сразу в несколько названных категорий и трудно выделить элемент, отчетливо доминирующий над остальными. П. был первым римским поэтом, творившим в русле только одного литературного жанра, а именно — паллиаты. По нашим нынешним понятиям, он не был оригинален в своих произведениях: как и его предшественники, он обрабатывал греческие образцы, почти исключительно принадлежавшие новой комедии: Менандра, Дифила, Филемона. Он тщательно отбирал материал для своих пьес, всегда при этом заботясь о том, чтобы вызвать смех зрителей, поэтому отказываясь порой от подражания признанным авторитетам, он предпочитал переработать пьесу менее известного автора. Например, основой для Ослиной комедии стала комедия малоизвестного Демофила. П. не ограничивался переводом греческой пьесы, часто серьезной или волнующей, но менял действующие лица, сцены, соединял в одну несколько пьес, чтобы повеселить зрителя, а вместо скучных диалогов вставлял сольные партии в сопровождении кларнета — кантики. В большинстве пьес П. мы встречаем эти знаменитые кантики в форме монологов, дуэтов, терцетов и даже квартетов, написанных различными метрами. Две комедии заканчиваются балетом (Стихус, Перс), в комедии Канат мы видим нечто вроде хора древнеаттической комедии — выступление рыбаков, тянущих канат в такт речитативу. Комедия Молодая жена, кроме фарсового характера, несет в себе явные черты современной оперетты или водевиля: почти везде в ней диалоги заменены певческими партиями. Обстановка в комедиях П. оставалась греческой, но в этом греческом мире прослеживается много чисто римских элементов — имена богов и названия местностей, правовые и военные термины, слова из административного словаря, римские топонимы и т.д. Это облегчало контакт со зрителем и восприятие пьесы публикой, не подготовленной к столь свободной трактовке жанровой проблематики. Сюжет пьесы складывался из мотивов новоаттической комедии: конфликт отцов и детей, любовные интрижки и легкомыслие сыновей, скупость и строгость (реже — снисходительность) отцов, разлука и воссоединение, ловкие проделки смышленых рабов, интриги, ошибки, нагромождение препятствий и веселый, счастливый конец. В компоновке этих вариантов П. проявил несравненную изобретательность, совершенно не заботясь о логическом развитии действия или обрисовке характеров. Он стремился только развлечь публику и своей цели достигал за счет избытка юмора в своих комедиях. Он довел до совершенства ситуационный комизм и предельно убыстрил темп игры. Перед зрителем проходит плеяда образов, характерных для новой комедии: кроме вышеназванных, это двуличные сводни, нищие, повара-обжоры, болтливые кухарки, скупые богачи, воины-бахвалы, коварные гетеры. В композиции пьес П. важную роль играют прологи, открывающие пьесу сообщением об авторе и названии греческого оригинала, а затем излагающие просьбу к публике о благосклонности и внимании. Экспозиция произведения, которая в греческой новой комедии заключалась в прологе, у П. часто принимает драматическую форму и переносится в первые сцены пьесы. После пролога действие развивается непрерывно, без разделения на акты, а необходимые перерывы заполняют у П. монологи, порой не связанные с самим действием, служащие лишь для увеселения зрителя, а иногда для дополнительной характеристики лиц или событий, но фактически отделяющие друг от друга различные этапы действия. Так называемые «диалоги на стороне» тоже служат для развлечения зрителей и являются юмористическими вставками. Развлекательное значение имели также эпилоги, подводящие итоги пьесы. Своим успехам комедии П. обязаны также языку. Это разговорная речь (sermo vulgaris) римского народа, образный, красочный язык, разнообразный в своих оттенках: то изысканный и чувствительный, то искрящийся юмором, часто грубоватым, и даже вульгарным. П. удается мастерски воспроизвести уличный жаргон, а в нужных местах использовать неологизмы и иноязычные вкрапления. Язык его пьес в корне отличается от изысканного, «чистого» языка образованных кругов у Теренция. Влияние П. было сильным в античной культуре и культуре нового времени. В средние века его читали мало, знали только 8 его комедий, а большей популярностью пользовался Теренций, элегантный и не преступавший границ, поставленных традицией. Зато в эпоху Возрождения интерес к П. возрастает, его творчество ок5азывает огромное влияние на развитие европейской комедии. Особенно близок к П. был Мольер.

М.В. Белкин, О. Плахотская. Словарь «Античные писатели». СПб.: Изд-во «Лань», 1998

dic.academic.ru

История античной литературы : Тит Макк Плавт

275
ТИТ МАКК ПЛАВТ

Выдающимся комедиографом, произведения которого дошли до нас, был Тит Макк Плавт (250—184 гг. до н. э.).
Биография его плохо известна. В римских источниках сообщается, что он родился в Сарсине, на севере Италии, в юности занимался торговлей, а разорившись, нанялся на мельницу и там, в свободные от работы часы, написал свои первые комедии.
Анализ сохранившихся пьес приводит к выводу, что их автор по социальному положению близко стоял к народу. Это подтверждается и тем обстоятельством, что имя его Макк является несколько измененным названием традиционной маски дурака в народной ателлане, а прозвище Плавт, означающее «плоскостопный», связано с наименованием одного из жанров низовой комедии, актеры которой выступали в специальной обуви, без каблука.
Великолепное знание театрального дела, столь характерное для всех его пьес, делает весьма вероятным предположение, что Плавт был актером какой-нибудь бродячей трупы, показывавшей свои представления в различных городках Италии. Позднее он попал в Рим, и его пьесы стали пользоваться большим успехом у падких до зрелищ горожан.
Плавт был плодовитым драматургом. Из приписываемых ему 120 комедий римский ученый Варрон отобрал 21. Семнадцать из этих пьес целиком дошли до нас.

276

Сюжеты и основных персонажей своей паллиаты римский комедиограф берет у эллинистических писателей, в так называемой «средней» и «новой» аттической комедии. Эти сюжеты, как известно, были довольно однообразны. Постоянно рассказывалось о подброшенных и позднее найденных детях, о юноше, влюбившемся в гетеру, иногда эта гетера оказывалась свободной девушкой, проданной в рабство, и находила в конце концов своих родителей. У девушки обычно бывала верная служанка-помощница, у юноши — услужливый раб. В комедии выступали добрые или строгие отцы, сварливые жены, повара, сводники, грубоватые сельские жители и т. п.
Заимствуя сюжетную канву и основных действующих лиц, Плавт создает, тем не менее, оригинальные произведения, глубоко отличные подчас от греческих образцов. Его комедии рассчитаны на широкие слои римского городского плебса, мало интересовавшегося философскими и психологическими проблемами, любившего грубоватую италийскую ателлану, жонглеров, танцоров и выступления мимов. Новоаттическую комедию римский комедиограф приближает к веселому народному фарсу.
Для усложнения интриги и увеличения количества забавных сценок Плавт соединяет в одной комедии сцены, взятые из разных оригиналов. Этот прием называется контаминацией. Противоречия, отдельные неувязки, которые возникают при подобной работе, не пугают комедиографа. В его пьесах много таких неувязок, зато каждая отдельная сцена, часто слабо связанная со всей пьесой в целом, чрезвычайно забавна и всегда доходчива.
В отличие от новоаттической комедии в пьесах Плавта существенную роль играет музыкальный элемент.
Диалогические партии перемежаются речитативом, исполнявшимся под аккомпанемент флейты, вставляются и сольные арии (кантики), а иногда встречаются и дуэты, трио, квартеты. Эти арии составлены разнообразными сложными размерами. Певец поет за сценой, а актер, выступающий перед зрителями, лишь сопровождает пение мимикой и жестикуляцией.
Таким образом, римская паллиата Напоминала наш современный водевиль или оперетту. Способ исполнения в ней постоянно менялся, менялся, следовательно, и характер чувств героев и самый язык: буффонада перемежалась лирическими ариями, пародия на трагедию — бытовыми репликами, а подчас и грубой перебранкой.
В то время как эллинистические комедиографы стремятся к созданию тонких жизненнодостоверных характеров, к отражению психологических деталей, к выработке литературного языка, близкого к языку образованных греков, Плавт рисует резкими, грубоватыми штрихами, давая не характеры, а типы, развертывая интригу, основанную на забавном стечении внешних обстоятельств, пользуясь гротеском, карикатурой, пародией. Музыка выполняет в его комедии чрезвычайно важные функции, она не

277

только разнообразит действие, но, развлекая зрителей, дает возможность познакомить их с такого рода чувствами (лирическая скорбь, любовные переживания), которые без музыкального сопровождения могли бы показаться скучными грубоватой римской публике.
Комедии Плавта, таким образом, нельзя назвать «бытовыми», как новоаттические, да бытовая комедия и не могла еще появиться на столь ранней стадии развития художественной литературы, как об этом свидетельствует история возникновения комедии у греков. Беря сюжеты и ситуации у греков, Плавт вводит в свои пьесы и римские реалии, создавая веселую смесь из греческих и римских элементов, некий «фантастический мир», в котором действуют греки, но управляют римские магистраты, греческие боги почитаются вместе с римскими, действие происходит в Греции, но в греческих городах существуют римские улицы и римский форум, здесь едят италийские блюда, слышатся римские поговорки и брань, звучат злободневные остроты и намеки на современные события. Греческий быт с гетерами, пирушками, любовными увлечениями подан у Плавта как нечто «экзотическое», далеко не всегда вызывающее одобрение комедиографа, но дающее ему богатый материал для развертывания остроумной интриги и нагромождения забавных приключений.
Отношение к грекам в Риме в период Второй Пунической войны (218—201 гг.) и после нее существенно меняется. Немалую роль в этом сыграло то, что многие греческие города выступали в этой войне на стороне Карфагена. Кроме того, после побед над могущественными эллинистическими правителями Филиппом Македонским и Антиохом Сирийским римляне убеждаются в своем превосходстве над эллинистическими полководцами.
Во время жизни Плавта в Риме начинается борьба между эллинофилами и приверженцами римской старины. К числу последних принадлежал Катон Старший, преследовавший во время своего цензорства (184 г.) эллинофилов и в их числе знаменитого Сципиона Африканского, победителя Ганнибала. «Эллинофильство» не разделялось, по-видимому, большими группами римского плебса, сочувствовавшего в этом отношении Катону.
Большая часть комедий Плавта была создана после победы над Ганнибалом, и хотя поэт избегает прямых политических выпадов, но все же в его пьесах можно найти насмешки над Сципионом Африканским и близкими ему политическими деятелями, карикатуры на эллинистических полководцев, похвалы старинным римским нравам и обычаям. Комедиограф называет греков «овцами», которые «легко дают себя стричь», подтрунивает над их вероломством.
Возможно, что народные массы римского общества были близки в своих симпатиях и антипатиях к группировке, возглавлявшейся Катоном. Однако возвращение к старому после Второй Пунической войны было уже невозможно. При жизни Плавта

278

Рим становится развитой торговой державой. Флот, выстроенный для морских сражений с Карфагеном, используется как торговый. Начинается освоение Римом морских путей. Влияние эллинизма во всех областях римской жизни усиливается. В 198 г. на левом берегу Тибра сооружается торговая гавань эллинистического типа. Впервые в истории города здесь строят портик (крытую галерею) эллинистического образца для совершения торговых сделок. В это же время на Марсовом поле появляется второй портик, вблизи которого проводят первую мощеную торговую улицу, по ее сторонам располагаются многочисленные лавки.
Купцы, торговцы становятся в Риме «модными фигурами», чужеземные товары наполняют лавки. Впервые в это время Рим вступает в торговые отношения не только с эллинистическим Западом, но и с Востоком. В Рим хлынули массы рабов и греческих ремесленников, начали проникать в той или иной степени новые вкусы, обычаи и моды.
Все эти явления современной жизни находят свое отражение в плавтовских комедиях. Торговцы и купцы, которых любили изображать эллинистические авторы, становятся излюбленными персонажами и его пьес; в них постоянно говорится о различных торговых операциях, чужеземных товарах, далеких путешествиях. Комедиограф смеется над новыми модами, над наемными воинами, находящимися на службе у эллинистических полководцев, над греческими врачами и философами. Он осуждает страсть к стяжательству. Богачи, ростовщики, сводники, гетеры, обманывающие своих любовников и вымогающие богатые подарки, всегда высмеиваются в его пьесах. Симпатии Плавта на стороне тружеников, живущих бедно, но честно, соблюдающих нравственные нормы своих отцов и дедов. Так, например, в комедии «Канат» выступает хор рыбаков, с добродушным юмором описывающий трудности своего полуголодного существования:

Да человеку бедному совсем живется плохо.
Тому особенно, кому дохода нету.
Ремеслам же не выучился. Волею-неволей
Уж как ни скудно дома, будь и тем доволен видно.
Наряд показывает наш, насколько мы богаты.
Крючки вот эти, удочки — доход для нас и пища;
....
Для богачей гимнастика с борьбою,
А нам ловить ужей морских, жемчужинки и устриц,
Морскую травку, ракушек, морщинистую рыбку.
Не ловится: соленые и дочиста обмыты
Домой бредем мы прячася, ложимся спать не евши.
(Пер. А. В. Артюшкова)

Рыбак Грип (имя Грип значит «рыболовная сеть») выуживает шкатулку с сокровищами сводника, потерпевшего кораблекрушение. Бедняк уже строит в своих мечтах воздушные замки, видит себя богатым торговцем и даже основателем великого царства.

279

Мечты его в конце концов разлетаются в прах, он вынужден отдать шкатулку ее владельцу. Плавт изображает этого бедняка-мечтателя с симпатией и добродушным юмором.
Подобные персонажи являются в его комедии носителями другой линии комического, отличной от массы шутовских, буффонных фигур, развлекающих зрителей грубыми остротами и потасовками. В обрисовке их элементы литературной традиции сливаются с собственными наблюдениями симпатизирующего простому люду римского комедиографа.
Главным двигателем занимательной интриги у Плавта является раб. Он обычно выступает в роли помощника влюбленного, но часто безвольного, молодого хозяина. Раб суетится, бегает, расталкивая всех, хвастается и ругается, пересыпая свою речь поговорками, меткими словечками, заборной руганью.
Подчас из его уст можно услышать и торжественную арию, пародирующую трагедию, высокую ораторскую речь или эпическую поэму. Успешно проведя интригу, он сравнивает себя с великими полководцами:

Я вот наперед собрал
Силы все в душе своей
И вдвойне и втройне все коварства, обман,
Чтобы всюду, где я повстречаю врага
(На доблестных предков своих полагаясь),
Стараньем своим и коварством злохитрым
Мог легко поразить и доспехов лишить
Вероломно противников всех боевых.
(«Псевдол». Пер. А. В. Артюшкова)

Рабы в комедии ведут себя так, как не могли бы вести себя римские рабы в жизни, положение которых было тяжелым и бесправным. Свободой они пользовались только в короткий период празднества Сатурналий, когда воцарялись карнавальные, «перевернутые» отношения между ними и господами.
Эту-то карнавальную перевернутость отношений и использует Плавт в своей веселой, полной движения и смеха комедии. Главным носителем комического он делает персонаж, наиболее низко стоящий на социальной лестнице. Рабу дозволено то, что не мог совершить на глазах зрителей свободный гражданин.
Характерным для Плавта образцом комедии является пьеса «Привидение». В основу положена новоаттическая пьеса Филемона. Филемон обработал сюжет, который встречается и в других произведениях античной литературы. Так, у Лукиана в диалоге «Любитель лжи» некий Аригнот рассказывает о том, как он поселился в доме, где жил черный волосатый дух, являвшийся к нему по ночам.
Плиний Младший в одном из своих писем упоминает о философе Афинодоре, к которому ночью явилось привидение.
Комедия Плавта начинается с перебранки двух рабов, городского и деревенского. Из этой перебранки зрители узнают, что

280

владелец дома уехал по торговым делам из города, а сын с друзьями и преданным ему рабом Транионом весело проводит время в пирах и развлечениях.
После комического диалога рабов следует сольная ария выходящего из дома юноши Филолахета, сына уехавшего старика Феопропида. Филолахет рассуждает о своей любви к гетере Филематии. Чрезвычайно любопытна та оценка, которую дает юноша своему чувству. У Плавта нет психологической тонкости, столь свойственной изображению любовного чувства в комедиях Менандра. Любовь представляется Филолахету бедствием, болезнью, которая постепенно разрушает в его душе все хорошие качества, старательно воспитанные в нем родителями.
Несколько примитивная конкретизация характерна для тех поэтических образов, которыми пользуется в этой арии Филолахет. Только что родившегося человека он сравнивает с новым домом, который постепенно разрушают бури и дожди:

Так вот я и сам дельным был, честным был
До тех пор, как в руках был своих мастеров,
А потом, только лишь стал своим жить умом,
Я вконец тотчас же погубил весь их труд.
Лень пришла. Мне она сделалась бурею.
И вслед затем любовь пришла, как дождь проникла в грудь мою.
Прошла до самой глубины и промочила сердце мне.
(Пер. А. В. Артюшкова)

Любовь, по мнению Плавта, разрушает традиционные нравственные устои римлянина: человек утрачивает чувство чести, перестает быть бережливым и обдумывать свои поступки.
Подобное освещение любовной темы характерно для многих комедий Плавта. Рабы-помощники постоянно подсмеиваются над влюбленными господами, называя их «тяжелобольными» или «помешанными». В пьесе «Ослы» они даже заставляют молодого хозяина изображать осла и возить их на себе верхом, чтобы дать в качестве награды деньги, ловко раздобытые ими для выкупа его возлюбленной. С позиций патриархальной римской морали, на которых стоит Плавт, эта сфера чувств представляется недостойной серьезного внимания.
В следующей сценке появляется гетера Филематия со своей служанкой Скафой. Филолахет подслушивает их разговор. Филематия совершает свой туалет, обращаясь за советами к Скафе. Скафа же учит хозяйку искусству одеваться, а заодно и искусству стяжательства. Реплики ее полны грубоватого остроумия. Филематия просит ее подать белила. Скафа на это отвечает, что белила ей не нужны: «Все равно, что чернилами захотела б кость белить слоновую», — и тут же подсказывает хозяйке «мудрую» мысль о том, что «с одним жить — не любовницы то дело, а матроны». Сценка напоминает излюбленные и комедиографами но-

281

вого времени, например Мольером, беседы молодых героинь с их служанками-наперсницами.
Дальнейшее действие развертывается без всякой органической связи с этой сценой: перед домом появляется подвыпивший друг Филолахета Каллидамант со своей возлюбленной Дельфией. Он приглашен на веселую пирушку. Плавт вкладывает в уста Каллидаманта пьяные речи, которые тот произносит заплетающимся языком. Сценка должна была вволю повеселить римских зрителей. Кое-как пьяный герой попадает, наконец, в дом.
Едва улица опустела, как пришел запыхавшийся раб Транион, сообщивший, что видел в гавани вернувшегося хозяина. Необходимо навести в доме порядок. В отчаянной сутолоке рабу Траниону вдруг приходит в голову блестящий план действия. Не посвящая в него своего молодого хозяина, он обещает спасти положение, но требует, чтобы веселая компания заперлась в доме и сидела там тихо. Так начинает развертываться главная интрига комедии, которой руководит хитрый и изворотливый раб.
Вот перед домом появляется благодарящий Нептуна за благополучное возвращение Феопропид. Как только старик начинает стучать в дверь дома, Транион уверяет его, что из дома все уже давно выехали, так как в нем появилось привидение. Транион с увлечением рассказывает подробности появления страшного духа:

— Вот слушай. Раз поужинал в гостях твой сын,
Домой вернулся с ужина, все спать пошли.
Уснули. А фонарь я потушить забыл.
А вдруг, как закричит он сразу! Страшно так.

Изобретательный раб, не задумываясь, импровизирует речь появившегося ночью мертвеца.
В самый разгар его вдохновенной лжи за дверью дома начинается движение. Транион боится, что его блестящая игра будет внезапно испорчена неосторожностью притаившихся в доме гуляк. Однако и здесь он находит выход из положения, требуя, чтобы Феопропид немедленно убежал подальше от дома. Смертельно испуганный старик в ужасе убегает.
Не успевает он удалиться, как внезапно появляется ростовщик, нагло требующий денег у Траниона. Дело в том, что за время отсутствия отца Филолахет выкупил у сводника гетеру Филематию. Изворотливый раб на минуту растерялся. Приходится опять искать выход из трудного положения. Услышав разговор Траниона с ростовщиком, старик спрашивает о том, куда пошли полученные деньги. Со смелостью отчаяния раб объявляет, что на эти деньги Филолахет купил новый дом, ведь из старого пришлось спешно выехать. Скупой и расчетливый Феопропид требует, чтобы ему немедленно показали дом. Тут интригану приходится вновь пуститься на всякие хитрости, чтобы осмотр чужого дома прошел благополучно. Он уверяет соседа, что Феопропид сам со-

282

бирается строить дом и интересуется устройством соседнего. Своего же хозяина он просит вести себя деликатно и не напоминать владельцу о сделке.
Когда Транион видит, что все обошлось благополучно, то, гордый своими удачами, подсмеивается над обманутыми стариками, сравнивая себя с вороной, клюющей двух коршунов.
Но ловко задуманная интрига кончается катастрофой. Феопропид встречает у своего дома рабов, пришедших за пирующим у Филолахета Каллидамантом, и они рассказывают всю правду ошеломленному и негодующему старику.
Блестяще развернув интригу, Плавт не умеет, однако, закончить пьесу с достаточной убедительностью. Ловкий раб и легкомысленный Филолахет получают прощение благодаря заступничеству Каллидаманта, ссылающегося на молодость Филолахета и обещающего оплатить все издержки.
В «Привидении» главный интерес представляет развертывание занимательной интриги. Интрига обусловлена не характерами действующих лиц, а неожиданностью положений, в которые попадают герои благодаря изобретательности раба-интригана. К такому типу комедии принадлежат пьесы: «Псевдол», «Хвастливый воин», «Стих», «Близнецы» и др.
Но даже выбирая для переработки ярко выраженную «мещанскую драму» с трогательным сюжетом. Плавт со своей неистощимой изобретательностью превращает ее в веселый фарс.
Так, комедия «Канат» имеет все основания для того, чтобы стать в интерпретации Плавта мелодрамой. Речь в ней идет о кораблекрушении, о злоключениях несчастной девушки, похищенной сводником и находящей, наконец, своего доброго и великодушного отца. В пьесе выступает и влюбленный юноша Плесидипп, и гостеприимная жрица храма Венеры, предоставляющая убежище двум молодым женщинам. Действие происходит на морском побережье у египетского города Кирены. С прологом выступает звезда Арктур.
Этот сюжет, напоминающий трагедию Еврипида «Ифигения в Тавриде», широко использовался не только авторами новоаттической комедии, но и составителями мимов. До нас дошли фрагменты эллинистического мима, в котором девушка, заброшенная кораблекрушением в далекую Индию и преследуемая похотливым варварским царем, исполняет жалобную песню. Жалобную арию исполняет и героиня комедии Плавта Палестра, но центральными фигурами пьесы становятся у него сводник Лабрак и его друг Хармид, Трахалион и Грип, служанка Ампелиска, рабы.
Персонажи носят излюбленные Плавтом «говорящие» имена: рабов зовут Скапарнион—«топор», Трахалион—«с крепкой шеей», Грип — «рыболовная сеть», служанка называется Ампелиска — «виноградная лоза», сводник — Лабрак — «рыба с хищной пастью», его приятель Хармид— «весельчак» и т. п.

283

Одной из центральных фигур оказывается сводник Лабрак. Сговорившись утром встретиться у храма Венеры с влюбленным в Палестру Плесидиппом и получив от него задаток, он тайно уплывает ночью в Сицилию вместе с девушкой и ее служанкой, поддавшись уговорам своего приятеля Хармида.
Звезда Арктур, выступающая в прологе и вводящая зрителя в ход дела, поднимает бурю на море из сочувствия к несчастной Палестре. Утром Плесидипп и его раб Трахалион обнаруживают обман. Девушкам удается спастись на лодке, и они находят убежище в храме Венеры у гостеприимной жрицы Птолемократии. Зрители не видят, как лодка причаливает к берегу, но раб Скапарнион, наблюдающий за ними, подробно рассказывает о том, что видит, своему хозяину Демонесу, еще не подозревающему о том, что потерянная им дочь Палестра находится в Киренах.
Во время бури удается спастись и Лабраку с Хармидом. В то время как Палестра, очутившись на берегу, исполняет под аккомпанемент флейты жалобную арию, Лабрак и Хармид осыпают друг друга руганью и упреками:

Хармид. Не диво, что разбился твой корабль; он вез
Злодея и злодейское имущество.
Лабрак. Шептаньем льстивым ты совсем сгубил меня.
...
Погиб! Мне дурно! Поддержи мне голову.
Хармид. И легкие тебе пускай бы вырвало.
...
На игры я наняться мог бы пугалом. Лабрак. Как так?
Хармид. Да так: стучу зубами явственно.
(Пер. А. В. Артюшкова)

Они стучат зубами, как страшный Мандук — один из персонажей италийской народной ателланы. Их наружность, жесты и телодвижения должны были вызвать у зрителей тот моментальный, почти механический смех, какой вызывали у италийской толпы побои, драки и грубая жестикуляция в сценках ателланы и мима.
Описание наружности действующих лиц и их жестов часто вкладывается комедиографом в речи самих персонажей. Эти, как бы включенные в текст пьесы авторские ремарки являются одним из важнейших источников для суждения о внешнем виде и характере игры актеров в театре Плавта.
Наружность сводника — этого безнравственного стяжателя — описывается разыскивающим его рабом Трахалионом. Сводник похож на гротескных персонажей южноиталийского театра Флиаков: высокого роста, с толстым брюхом, морщинистым лбом и огромной плешью; Трахалион сравнивает его с Силеном.
Гротескный характер присущ многим персонажам римской паллиаты. Все они не умеют изысканно острить и деликатно шутить, как это делают персонажи Менандровских комедий. Не могут они и разговаривать тем чистейшим литературным языком

284

образованного общества, на котором изъясняются действующие лица новоаттических драм. Перед нами нечто качественно иное, литературный жанр, стоящий на другой ступени исторического развития. Бытовая тематика и бытовые фигуры неожиданно перерождаются здесь в нечто гротескно-буффонное.
Итак, спасшись из соленых объятий Нептуна, Лабрак довольно быстро обнаруживает местопребывание Палестры и Ампелиски. Нечестивый и жестокий, он готов силой увести их из храма. Старик Демонес со своими рабами защищает несчастных. Своднику угрожают побоями и в конце концов Плесидипп уводит его к городским властям, которые должны по заслугам наказать нечестивца. На некоторое время он исчезает со сцены, уступая место рыбаку Грипу. Вытащив сеть с драгоценной шкатулкой, бедный раб хочет сохранить происшествие в тайне, но раб Плесидиппа Трахалион, зная о важных для Палестры вещах, находящихся в шкатулке, и заподозрив Грипа, пытается заставить его поделиться с ним добычей. Во время спора каждый из них старается перетянуть сеть к себе. Сцены, в которых от актеров требовалось и акробатическое мастерство, и балетное искусство, часто встречаются у Плавта. Демонес, привлеченный в качестве третейского судьи, разрешает спор в пользу Трахалиона, и Палестра получает принадлежащие ей вещи, по которым Демонес узнает в ней дочь.
Демонес оказывается счастливым отцом, и Трахалион мчится с радостной вестью к своему молодому хозяину, но и заключительные сцены не обходятся без буффонады. На вопросы юноши о том, как он должен себя вести с родителями и девушкой, раб отвечает ему все одним и тем же словом, произнося его, очевидно, с разными интонациями:

Плесидипп. За меня ее просватать хочет нынче?
Трахалион. Думаю.
Плесидипп. А могу ль отца с находкой я поздравить?
Трахалион. Думаю.
Плесидипп. Ну, и мать поздравить можно?
Трахалион. Думаю.
Плесидипп. Что думаешь?
Трахалион. То я думаю, о чем ты спрашиваешь.
И т. д.
(Пер. А. В. Артюшкова)

Этот прием, широко используемый Плавтом, применяют потом и комедиографы нового времени, например, Мольер, не раз обращавшийся при создании своих комедий к литературному наследию любимого им римского драматурга.
Сводник, наказанный за обман, вновь появляется на сцене и узнает от Грипа, у кого находится его шкатулка. Честный Демонес возвращает ему сокровища. Ампелиску выкупают у Лабрака. Палестру обещают в жены Плесидиппу. Радостный отец Демонес устраивает пир. Вместе со всеми за стол приглашают и ковар-

285

ного Лабрака. Вдоволь насмешив публику, сводник получает заслуженную награду.
В комедии «Канат», как и в других пьесах Плавта, мы видим два рода персонажей: одни являются носителями трогательно-чувствительной линии. Это свободная от рождения Палестра, ее отец Демонес и юноша Плесидипп. Жесты, движения и внешность этой категории действующих лиц не лишены сдержанности и известного благородства. Другие — комически-буффонны, это сводник, Хармид, Грип, Скапарнион и Трахалион.
Сочетание этих двух, подчас резко контрастных групп персонажей, соединение в пьесах трогательно-чувствительного и грубо-комического начала составляет одну из специфических особенностей плавтовской комедии.
Такое же сочетание характерно и для «Амфитриона», единственной пьесы, написанной на мифологический сюжет. Здесь рассказывается о любви верховного бога Юпитера к смертной женщине Алкмене, супруге героя Амфитриона. Юпитер спускается к ней в то время, когда ее муж находится в походе. Верховный бог принимает облик Амфитриона, верность которому хранит добродетельная Алкмена, Меркурий же, сопровождающий Юпитера, разыгрывает роль слуги Амфитриона Сосии. В комедии развертываются веселые сценки, основанные на путанице персонажей, а трогательно-чувствительная линия представлена матроной Алкменой, грустящей в разлуке со своим любимым супругом.
Комическая травестия мифа была широко распространена в низовых жанрах античного театра. На южноиталийских вазах часто встречаются изображения комических сценок, героями которых являются боги и мифологические персонажи. Геракл выступает в роли обжоры, Одиссей оказывается трусом и лгуном, высмеиваются любовные похождения Зевса. Комедия Плавта и в этой области продолжает традиции низового театра.
Единственной у Плавта целиком трогательной комедией являются «Пленники». Публику смешит здесь своими комическими монологами, жестами и наружностью только один парасит Эргасил. В прологе и заключении пьесы, обращаясь к зрителям, Плавт сам говорит о необычности и особых достоинствах этой комедии.

Зрители, для чистых нравов наша пьеса создана.
Нету в ней ни поцелуев, ни любовных сцен совсем,
Ни мошенничеств с деньгами, ни подкинутых детей,
Ни влюбленного, который похищает свой предмет.
Мало пишут пьес поэты, где б хороший лучшим стал.
(Пер. Я. М. Боровского)

В этих строках отражено отношение самого Плавта к тем традиционным сюжетам и темам, которые сам он постоянно использовал. Пьесы на эти темы, по его мнению, не способствуют воспи-

286

танию честных и высоконравственных граждан. В комедии же «Пленники» показаны благородные чувства раба и его хозяина, попавших в плен и помогающих друг другу вновь обрести свободу. Старик Гегион, у которого они находятся, купил их для того, чтобы обменять на своего сына, томящегося в плену в Этолии. Раб Тиндар притворяется свободным, а его хозяин Филократ разыгрывает роль раба. Мнимый Филократ уговаривает своего владельца отправить раба Тиндара в Этолию, чтобы с помощью отца Филократа разыскать сына Гегиона. После некоторого сопротивления Гегион соглашается, и Тиндар (на самом деле являющийся Филократом) благополучно уезжает. Однако оставшегося вместо него раба неожиданно разоблачают, и хозяин отправляет самозванца на мельницу. Парасит Эргасил, уже давно тщетно добивавшийся приглашения на обед, приносит Гегиону радостное известие о том, что в порт прибыл корабль, на борту которого находится Филократ с сыном Гегиона и раб, некогда похитивший у Гегиона другого его сына. На радостях Гегион поручает ему подготовить щедрое угощение, а сам бежит к гавани.
Комедия кончается, как обычно, веселым пиром. Вторым сыном Гегиона оказывается Тиндар, которого он с такой жестокостью отправил на мельницу. Тиндара немедленно приводят к отцу, и отец радуется возвращению обоих своих сыновей.
Главное внимание комедиографа сосредоточено в этой пьесе на взаимоотношении господина и раба. Раб готов претерпеть страдания ради молодого хозяина, а хозяин не бросает не произвол судьбы своего раба и возвращается, чтобы вызволить его из плена.
Раб Тиндар не ведет обычных для комедийных рабов интриг, но его благородство объясняется тем, что по своему происхождению он такой же свободный, как и его хозяин Филократ.
Сама тема, выбранная комедиографом, была, несомненно, животрепещущей для римлян, еще недавно ведших грозную войну с Карфагеном, во время которой сенат не раз обсуждал вопросы, связанные с обменом пленников. В комедии прославлялись верность слову и дружба, напоминавшая легендарную дружбу Ореста и Пилада, которым во время представления трагедии об Оресте римские зрители аплодировали стоя. Плавт хотел этой пьесой пробудить у римлян такие высокие нравственные чувства, которые, по его мнению, заслуживали гораздо больше внимания, чем традиционные в новоаттической комедии любовные и семейные темы.
Таким образом, Плавт, при всей своей зависимости от новоаттической комедии, оказывается глубоко оригинальным. Его комедиям еще чужда тонкость психологизации и бытовая тематика сама по себе. Творчество этого комедиографа связано не только с греческими источниками, но и с традициями италийского народного театра. Об этих связях свидетельствует и самый язык комедии — богатый и разнослойный, полный смелых словообра-

287

зований, вульгаризмов, народных словечек и афоризмов. В этом отношении, хотя Плавт и не использовал комедию Аристофана, его пьесы в какой-то степени напоминают аристофановские.
Веселые, жизнерадостные комедии Плавта, написанные к тому же с великолепным знанием искусства сцены, неоднократно привлекали внимание театральных деятелей нового времени: их ставили в XV в. итальянские гуманисты, их переделывали для разнообразных театральных постановок такие выдающиеся драматурги, как Шекспир, Мольер, Лессинг и Гольберг. А. Н. Островский перевел комедию Плавта «Ослы» и восхищался силой комического таланта этого выдающегося римского поэта.

Подготовлено по изданию:

Чистякова Н.А., Вулих Н.В.
История античной литературы. — 2-е изд. — М.: Высш. школа, 1971.
© Издательство «Высшая школа», 1971.

www.sno.pro1.ru

Плавт - это... Что такое Плавт?

ПЛАВТ Тит Макций (ум. ок. 184 до нашей эры) — древнеримский комедиограф. Согласно не вполне надежным данным его биографии был в юности рабочим в труппе актеров, позднее занялся торговлей, но, разорившись, поступил в услужение к мельнику, П. отразил в своих комедиях идеологию торговых слоев, преимущественно низших, враждебных не только правящей родовой, но и новой, денежной аристократии.
       В своей творческой практике Плавт широко опирался на греческую бытовую комедию IV—III вв. до нашей эры — комедии Филимона, Дифила, Демофила, реже Менандра (см. «Комедия»), — приспособляя ее к римской сцене, с ее образами предприимчивых купцов («Купец», «Три монеты»), пронырливых рабов, охваченных духом делячества, жадных до денег гетер («Купец», «Стих», «Эпидик»), паразитов-прихлебателей, хвастливых воинов и т. п. Но П. не ограничивается только приспособлением греческих оригиналов к римской сцене; его комедии имеют свою направленность, вытекающую из социального бытия поэта и его позиций в классовой борьбе. П. усиливал и качественно изменял буффонный элемент своих греческих оригиналов, вводя в них новые сцены и разговоры, пересыпанные часто грубыми эпитетами и колкостями, пропитывая их сочным плебейским юмором, от которого например так далек изысканный Теренций (см.).
       С мастерством рисуя образы рабов, сводников, паразитов, П. с особенной любовью воспроизводил образ ловкого раба-интригана, помогавшего своему молодому барину выкупить красотку, но вместе с тем дурачившего своих господ, не допускавших, чтобы раб был умнее барина. Значительное место в творчестве Плавта занимает комическая фигура всегда остающегося в дураках хвастуна-вояки (см. особенно комедию «Хвастливый воин», весьма популярную среди плебейских слоев, ненавидевших военщину). П. — консерватор, противник многих последствий роста денежного хозяйства и становления элементов эллинизирующейся культуры: отсюда его нападки на развратный город в противоположность неиспорченной деревне («Грубый деревенщина»), резкие издевательства над корыстолюбивыми сводниками, нападки на ростовщиков, разорявших мелких производителей, и т. д.
       Комедия П. была живой массовой комедией, имевшей огромный успех у плебейской аудитории. С этим согласуется и ее яз., изобилующий грубыми остротами, каламбурами, комическими новообразованиями. Однако П. не был чужд веяний, шедших от эллинистической культуры, главными носителями к-рой в Риме являлись представители торгово-ростовщического капитала. Яз. комедий П. не столько яз. римских масс, сколько разговорный яз. образованных верхов (даже в яз. его рабов не удалось обнаружить специфики яз. эксплоатируемой массы). Староиталийский буффонный яз. — наследие ателлан, мимов, (см.) — сталкивается у П. с яз. слоев, уже воспринявших эллинистическую цивилизацию. С живостью и виртуозностью яз. гармонируют и чрезвычайная гибкость и разнообразие метрики, особенно в «кантиках», по своей структуре представляющих выдержанное, иногда симметричное целое. Все это языковое и метрическое многообразие в соединении с общей динамичностью пьес производит впечатление свежести и оригинальности, к-рыми, несмотря на подражание, так блещет П. Комедии П. (в I в. до нашей эры под именем П. ходило 180 комедий, но из них лишь 21, почти полностью дошедшие до нас, признаны подлинными) имели большой успех среди ремесленных, крестьянских и рабочих слоев; они ставились на сцене и в императорскую эпоху, а во II в. нашей эры, при социальном разложении и идеализации архаики, П. считали классическим поэтом. Средние века его мало знали. Лишь в эпоху Возрождения гуманисты ознакомились в рукописях с П., и его комедии начали появляться на сцене. С этого же времени появляются переделки и подражания П. (в Англии — Шекспир, в Норвегии — Гольберг, во Франции — Мольер). На П. опиралась комедия dell’arte (см.), разрабатывавшая маски хвастливого воина и изворотливого слуги. Во французской драме образ слуги-ловкача отражал рост буржуазии и ее борьбу с феодальной аристократией: у Мольера — Скапен и Сганарель; у Бомарше — Фигаро, уже не пассующий перед аристократией, но побеждающий ее. В России интерес к П. проявился с половины XIX в. (русский перевод комедии «Пленники»).Библиография:

I. Избранные комедии, перевод А. В. Артюшкова, под редакцией и с примечаниями М. М. Покровского.
       Вступительная статья и введения к комедиям Н. Ф. Дератани, издание «Academia», Москва — Ленинград, 1933; Близнецы, перевод С. Радлова, Петроград, 1916; Comoediae, ed. by Lindsay, 2 vv., Oxford, 1910.
       

II. Нажотт Е., История латинской литературы от ее начала до VI в. нашей эры, пер., З. Шамониной, СПБ, 1914; Пиотровский А., Античный театр, в кн. «История европейского театра», т. I, изд. «Academia», Л., 1931 (с подробной библиографией). Русские переводы и подражания см. у Нагуевского Б., История римской литературы, т. I, Казань, 1911; Lodge G., Lexicon Plautinum, v. I, Lpz., 1901—1924; Leffingwell G·. W., Social and Priwate Life of Rome in the Time of Plautas and Terence, L., 1918; Michaut G., Histoire de la comedie romaine, II, Plaute, 2 vv., P., 1920; Frankel E., Plautinisches im Plautus, Padeborn, 1922; Lachmann G., Plautinisches und Attisches, Berlin, 1931.

dic.academic.ru

ПЛАВТ ТИТ МАКЦИЙ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

 

ПЛАВТ ТИТ МАКЦИЙ - римский ко­ме­дио­граф.

Сам Плавт име­но­вал се­бя Мак­ком (Maccus), по име­ни од­но­го из пер­со­на­жей древнеримской ател­ла­ны. Све­де­ния о жиз­ни Плавта скуд­ны. Пред­по­ла­га­ет­ся, что он был ро­дом из города Сар­си­на (Ум­брия). По сви­де­тель­ст­ву Вар­ро­на Реатинского (в из­ло­же­нии Ав­ла Гел­лия), Плавт ско­пил де­нег, уча­ст­вуя в те­ат­раль­ных по­ста­нов­ках, но ра­зо­рил­ся, вер­нул­ся в Рим ни­щим и ра­ди про­пи­та­ния на­нял­ся на мель­ни­цу, где на­пи­сал 3 пье­сы.

В древ­но­сти Плавту при­пи­сы­ва­лось 130 пьес; в пол­ном объ­ё­ме со­хра­ни­лось 20. Ко­ме­дии Плавта ос­но­ва­ны на адап­ти­ро­ван­ных к римской ау­ди­то­рии греческих сю­же­тах. Ос­но­вы­ва­ясь на об­раз­цах так называемой но­вой ко­ме­дии (Ме­нандр, Ди­фил, Фи­ле­мон), Плавт со­чи­нял пал­лиа­ты - ко­ме­дии из греческого бы­та, с греческими име­на­ми и кос­тю­ма­ми, но на­пол­нен­ные ита­лий­ски­ми реа­лия­ми, соз­да­вая мно­же­ст­во ва­риа­ций жан­ра: ко­ме­дии ме­нан­д­ров­ско­го ти­па, с тон­ко раз­ра­бо­тан­ной пси­хо­ло­ги­ей [«Ку­быш­ка» («Aulularia»), «Стих» («Stichus», поставлена в 200 году), «Вак­хи­ды» («Bacchi­des»)]; ко­ме­дии по­ло­же­ний [«Два Ме­нех­ма» («Menaechmi»)]; ко­ме­дии с серь­ёз­ной со­ци­аль­ной и мо­раль­ной про­бле­ма­ти­кой [«Плен­ни­ки» («Captivi»)]. Особ­ня­ком сто­ит «Ам­фит­ри­он» («Amphitruo») - «тра­ги­ко­ме­дия», как оп­ре­де­лял пье­су сам Плавт, пред­став­ляю­щая со­бой па­ро­дию на ми­фо­ло­гический сю­жет.

Об ори­ги­наль­но­сти Плавта труд­но су­дить, по­сколь­ку греческие об­раз­цы его ко­ме­дий не со­хра­ни­лись. В струк­ту­ру греческих ко­ме­дии, со­сто­яв­шей из сти­хотворных диа­ло­гов и хо­ро­вых ин­тер­ме­дий, он ввёл пес­ни и тан­цы, опи­ра­ясь на музыкальную фор­му римской тра­ге­дии. Диа­лог и дек­ла­ма­ция под му­зы­ку («кан­ти­ки») пе­ре­ме­жа­ют­ся у Плавта ли­рическими пар­тия­ми; ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ны мо­но­ло­ги ге­ро­ев, ре­п­ли­ки «в сто­ро­ну» и пря­мое об­ра­ще­ние ак­тё­ра к зри­те­лям. Ши­рок ре­пер­ту­ар его ко­мических эф­фек­тов: от сцен, ос­но­ван­ных на вза­им­ном не­по­ни­ма­нии (в «Ку­быш­ке»), до буф­фо­на­ды, свя­зан­ной с про­дел­ка­ми ра­бов. В ос­но­ве сю­же­тов его пьес - слу­чай­ные ошиб­ки и не­до­ра­зу­ме­ния («Два Ме­нех­ма», «Плен­ни­ки»), ухищ­ре­ния про­ныр­ли­во­го ра­ба-ин­три­га­на, ста­раю­ще­го­ся раз­до­быть для мо­ло­до­го хо­зяи­на день­ги [«Ос­лы» («Asinaria»)] или де­вуш­ку [«Псев­дол» («Pseudolus», поставлена в 191 году)], и так далее.

В ха­рак­те­ри­сти­ке дей­ст­вую­щих лиц Плавт ус­во­ил ти­пы, сло­жив­шие­ся в рим­ской «сред­ней ко­ме­дии» (влюб­лён­ный юно­ша, стро­гий отец, хва­ст­ли­вый сол­дат, хит­рый раб, ге­те­ра, свод­ник), хо­тя спо­со­бен на не­три­ви­аль­ные ва­риа­ции и кон­тра­ст­ные со­по­ло­же­ния ха­рак­те­ров. Язык Плавта чрез­вы­чай­но бо­гат: он ис­поль­зо­вал как лек­си­ку вы­со­кой по­эзии (Эн­ний, Не­вий), так и про­сто­ре­чие, гре­циз­мы (в том числе вво­дил «го­во­ря­щие» греческие име­на), ко­мические не­оло­гиз­мы и так далее. С раз­но­об­ра­зи­ем язы­ка гар­мо­ни­ру­ет край­няя гиб­кость и раз­но­об­ра­зие мет­ри­ки, осо­бен­но в «кан­ти­ках».

В клас­сический пе­ри­од римской литературы Плавта це­ни­ли за его яс­ную, изящ­ную ла­тынь (Ци­це­рон), хо­тя бо­лее вли­ятельным дра­ма­тур­гом счи­та­ли Те­рен­ция. По об­раз­цам Плавта и Те­рен­ция соз­да­ва­лась ев­ропейская ко­ме­дия Воз­ро­ж­де­ния (Л. Арио­сто, Плавт Аре­ти­но). Пе­ре­ра­бот­ки ко­ме­дии «Ам­фит­ри­он» соз­да­ли Моль­ер, Дж. Драй­ден, Г. фон Клейст; тип скуп­ца Евк­лио­на, вы­ве­ден­ный Плавтом в «Ку­быш­ке», по­вли­ял на об­раз Гар­па­го­на в моль­е­ров­ской ко­ме­дии «Ску­пой»; «Два Ме­нех­ма» лег­ли в ос­но­ву «Ко­ме­дии оши­бок» У. Шек­спи­ра; с ти­па­жом хва­ст­ли­во­го вои­на свя­за­ны об­ра­зы шек­спи­ров­ско­го Фаль­ста­фа и главного ге­роя пье­сы датского пи­са­те­ля Л. Холь­бер­га «Якоб фон Ти­бое, или Хва­ст­ли­вый сол­дат» (1723 год). На твор­че­ст­во Плавта так­же опи­ра­лась ко­ме­дия дель ар­те.

Сочинения:

Comedies / Ed. A. Ernout. P., 1932-1940. Vol. 1-7;

Из­бран­ные ко­ме­дии. М.; Л., 1933-1937. Т. 1-3;

Ко­ме­дии. М., 1997. Т. 1-3.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

w.histrf.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о