Теория ломоносова о трех стилях – Учение о трёх стилях — Википедия

11 Билет 1) Стилистическая теория м.В. Ломоносова.

3 стиля: высокий (героические поэмы, оды, прозаич. Вещи о важных материях, трактаты, публицистика), посредственный (театральные сочинения, стихотворные дружеские письма, сатиры, эклоги, элегии), низкий (комедии, увеселительные эпиграммы, песни, прозаические дружеские письма, описание дел).

В основе деления на 3 стиля лежит принцип дихотомии (трихотомии), т.е. любое родовое понятие делится на виды. Ломоносов использует систему 3 стилей для осмысления современной ему системы языка. Ломоносову удалось четко разграничить старославянские и русские слова. Основа теории 3 стилей – классификация речений российского и славянского языков.

Словенский (славянский язык ): 1) Неупотребительные и весьма обветшалые речения (обаваю – заклинаю, исцеляю словом, рясный – украшение). 2) Слова, которые хотя и общие, но употребляются редко, особенно в разговорной речи, но всем грамотным они понятны (отверзаю). 3) Слова, которые у других славян и россиян употребляются (ныне, рука, слово).

Российский (русский) язык: 1) Слова, которые отсутствуют в общеславянском (пока, лишь, который). 2) просторечные, диалектные слова и вульгаризмы. 3) «презренные слова, которые ни в каком стиле употреблять непристойно, только возможно использовать в комедиях».

Критерии, предъявляемые к словам: Употребительность, Понятность, Пристойность. За пределами РЛЯ – обветшалые, презренные слова.

Характеристика стиля у Ломоносова дается только на лексическом уровне. Зависимость между темой, объектом, жанром и стилем произв-ия. Ломоносов решительно утверждает русскую основу ЛЯ. Источник стилистических ресурсов – старославянский яз. Теория Ломоносова вызвала многочисленные дискуссии, споры. Литературная практика оказалась гораздо шире и богаче его теории.

Учение М.В. Ломоносова о трех стилях. Судьба этого учения.

Ломоносов задумывался о нормализации лексики: «О пользе книг церковных». Под церковными книгами понимаются известные на данный момент письменные памятники. Всю лексику книг делит на 5 пластов: 1. «Слова, весьма обветшалые» (уже непонятные современному человеку) 2. Славянизмы, имеющие русские соответствия (ц.-славянизмы) 3. Обычная лексика (нейтральная) 4. Русизмы (рус. слова, имеющие славянские соответствия) 5. «Подлые слова» (брань и т д)

К лит. языку Ломоносов относит только 2,3 и 4 пласты. Первый заявляет о том, что браной лексике нет места в лит. языке. Остальное делит так: а) 2 и 3 пласты – высокий стиль [оды и трагедии] б) 3 пласт (общая лексика) – средний. [послания, трактаты] в) 3, 4 пласт (+не самая грубая лексика) – низкий стиль. [басни, эпиграммы, комедии] Это называется «Ломоносовская теория трех штилей».

Ломоносов на 90% создал русскую научную терминологию. В каждой науке поработал под созданием научной терминологии, которой до сих пор пользуются (школьная терминология – т.е. устоявшаяся)

У Ломоносова-наибольшая заслуга в упорядо-чении ЛЯ.Теоретич.труда в области филологии «Риторика», «Российская грамматика» связаны с его лит.деятельностью.Иллюстрации к грамм.ялвению-из своих пр-ий или сам специально сочинял. Упорядочил стилистическую систему ЛЯ в целом, разработал научный функциональный стиль, преобразовал научно-тенхич.терминологию.При разработке терминов три правила: иностр.слова переводить на ру-сий; оставлять непереведенными только если нет точного эквивалента или уже распространено; в этом случае-придать ин.слову форму,близкую к рус.яз. Выступает против многократно использо-ванных в стихах Тредиаковского устарелых церковнославянизмов в морфологии и лексике, типа мя, тя, вем, бо,против иноязычных заимствований, устарелого просторечия: утре вместо общерусого завтра.1739-«Письмо о правилах российского стихотворства».Осн.положения:не вносить из др.языков то,что несвойственно русому; надо углублять собственное. Наиболее полно теория трех стилей выражена в «Рассуждении о пользе книг церковных в Российском языке»(1757). Строго ограничивает роль церковнославянизмов в РЛЯ, у них только определенные стил. ф-ции. Церковнослав.-«тормоз» прогресса в развитии языка. Высота и низости слога - в прямой зависимо-сти от его связи с системой церковнослав.яз., эл-ты к-ого-в высоком слоге. Высокий: оды,героич.поэмы, торжественные речи; церковнославянизмы. Средний:для всех те-атр.сочинений, стихотов.дружеские пись-ма, сатиры, элегии; церковнославянизмы+низкие слова, но очень аккуратно. Низкий: комедии, увесе-лительные эпиграммы, шуточные песни, изложение обыкн.дел; простонародная лексика.

studfiles.net

почему она важна для развития русского языка

М.В. Ломоносов - не только прекрасный поэт, но и талантливый ученый, чей вклад в науку трудно переоценить. Он не ограничивался какой-то одной ученой областью или направлением в искусстве. Одним из самых больших вкладов считается создание основ грамматики русского языка. Ниже будет рассказано кратко о теории "трех штилей" Ломоносова, благодаря которым язык получил стилистическое оформление. Конечно, само это учение не является открытием, но именно Михаил Васильевич смог с его помощью систематизировать русский язык.

Само это учение относится к риторической области, и использовалось оно еще в древнеримской, средневековой литературе. Но заслуга Ломоносова в том, что он приспособил данную теорию к особенностям русского языка. Три стиля, которые являются основой учения, были следующие: высокий, средний и низкий. Краткое содержание теории Ломоносова о "трех штилях" будет рассмотрено в таблице.

Ученый установил, что стиль напрямую зависит от темы изложения. Соответственно, возвышенный предмет надо обсуждать высоким стилем, так же по аналогии выбираются другие стили. Суть этой теории состоит в том, что основную роль в литературном языке должна играть письменная и разговорная речь, на которой общается большая часть общества. И для того, чтобы она оставалась понятной и правильной, надо было следить за тем, что язык не был перегружен старославянизмами и заимствованными словами, которые не всегда уместны в речи.

Высокий стиль

В рассказе о теории "трех штилей" Ломоносова кратко следует написать об особенностях каждого стиля. Высокий штиль состоит из слов, которые употребляются в обычном русском языке и церковнославянском; также в него входят слова, которые используются только в церковной речи. Но одно условие было обязательным - все слова должны быть в славянском языке.

Средний стиль

К данному виду ученый относился лояльнее. Показателем такого отношения является то, что в отличие от высокого штиля, в этом является допустимым сочетание церковнославянских и народно-просторечных частей. В нем соединяются элементы низкого и выского стиля. Если высокий имел четкие морфологические и фонетические границы, то этот отличается непостоянством, поэтому специалистам трудно установить эти показатели.

Низкий стиль

Для этой разновидности характерно использование просторечья, общеупотребительных слов, что подразумевает невозможность употребления церковнославянизмов. Отличительной особенностью низкого стиля является возможность включения слов и выражений, которых нет в славянском языке. Ниже будет представлена кратко теория "трех штилей" Ломоносова в таблице.

"Штили"Употребляемые словаЛитературные жанры
ВысокийЦерковнославянизмы и слова славянского происхожденияПрославляющие героев и героические поступки поэмы, оды, трагедии
СреднийСлова, имеющие русское происхождение, и небольшая часть церковных слов, которые понятны всемДрамы, сатиры, письма друзьям, элегии
НизкийПросторечья, общеупотребительные словаКомедии, песни, басни

Почему языку была нужна эта теория

Также в теории о "трех штилях" Ломоносова в кратком изложении нужно рассказать о предпосылках к проведению реформы. До того как ученый систематизировал лексический и грамматический уровни, в литературном языке была смесь всевозможных языковых элементов. Она состояла из устаревших слов, значение большинства которых было уже непонятно обществу, и заимствованных, которых стало больше во времена Петра Первого. В результате этого русский язык потерял свою индивидуальность, он пестрел различными варваризмами и имел тяжелую для восприятия синтаксическую конструкцию. Язык, лишенный национальных особенностей, без четкой структуры и систематизации не мог быть языком науки и культуры. Поэтому реформа была необходима.

Но Михаил Васильевич не просто придал русскому языку стилистическое оформление, но и определил рамки, в которых может употребляться та или иная разновидность. Введение этой реформы вызвало общественный резонанс, общество дискутировало на тему "старого и нового слога". И до Ломоносова обсуждался вопрос о том, что русскому языку нужны перемены. Но именно известный ученый нашел способ, который был наиболее эффективен в преодолении двуязычия, уже изжившего себя и не дававшего развиваться литературной речи.

Вклад Ломоносова в развитие русского языка как науки огромен, ведь именно он попытался рассмотреть литературную речь с научной точки зрения. В будущем многие поэты и писатели опирались на данное учение. Средний стиль был языком людей просвещенных, поэтому он такой непостоянный, включает в себя элементы двух других стилей. Но недопустимым считалось смешение высокого и низкого стилей. Поэтому, с одной стороны, такие правила позволяли сохранить чистоту языка, с другой - довольно сильно ограничивали писателей. И пусть, несмотря на неоднозначную оценку современников ученого, это учение было большим шагом вперед в развитии русского литературного языка.

fb.ru

Теория „трех штилей“ Ломоносова | Cтрановедение России (Reálie Ruska)

"Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.

Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития. На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.

Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут:
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха,
Науки пользуют везде:
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков."

http://www.lomonosow.org.ru/lib/op/author/167

ruskerealie.zcu.cz

Сочинение-эссе о теории трёх стилей М.В. Ломоносова.

Теория трёх стилей Ломоносова

Богата славными именами земля русская…Среди них особое место занимает имя первого нашего гениального учёного, выдающегося поэта, общественного деятеля – Ломоносова, двинувшего вперёд развитие отечественной науки, культуры и языка.

Много лет назад январским утром 1731 года в Москву вместе с рыбным обозом пришёл девятнадцатилетний юноша, сын архангельского крестьянина Михаил Ломоносов. Пришёл, чтобы учиться, не имея ни денег, ни угла в Москве, где бы можно остановиться, ни знакомых, которые могли бы помочь. А помощь требовалась, ведь крестьянских детей в те годы в учебные заведения не принимали. Поэтому, чтобы поступить в Спасские школы (Славяно-греко-латинскую академию), Ломоносову пришлось назваться дворянином, скрыв своё крестьянское происхождение. Поистине «сквозь препоны обстоятельств», как сказал впоследствии декабрист Александр Бестужев, пробивался Ломоносов к знаниям. Да и позднее, когда закончил обучение при Петербургской Академии наук, побывав за границей, стал известным учёным, признанным поэтом, путь его не был гладким. Правительство оставило без внимания многие змечательные проекты и предложения, а в самой академии, где трудился Ломоносов, чинили козни недоброжелатели и завистники, особенно учёные-иностранцы, приглашённые на службу в Петербург и пользовавшиеся доверием двора.

Однако Ломоносов доказал, что «гений умеет торжествовать над всеми препятствиями, какие ни противопоставляет ему враждебная судьба».

Нет ни одной науки, в которой бы он не совершил открытий! Великий критик В.Г. Белинский в «Литературный мечтаниях» (1834) и в последующих работах дал восторженную оценку Ломоносову, именуя его, вслед за Пушкиным, «отцом русской поэзии», «Петром Великим» русской литературы. От Ломоносова, по справедливому убеждению Белинского, идёт в русской литературе направление, связанное со стремлением к идеалу, высокому.

Именно М.В. Ломоносову принадлежит теория трёх «штилей». Эта теория разработана им в статье под названием «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке» (1757). По словам А.С. Пушкина, эта теория открыла путь «счастливому слиянию всех живых сил русского литературного языка».

Ломоносов не перечёркивал значение церковнославянского языка (языка богослужебных книг), который в своё время был переносчиком знаний, помогал русским людям приобщиться к христианской культуре. Есть в этом языке и своя поэтическая красота, витийственность, столь близкая художественному строю природного нашего языка. Но ни разговорный, ни книжный язык нельзя перегружать, как считает Ломоносов, церковнославянизмами, поскольку это сушит речь, делает её непонятной даже образованным людям. Нужна соответствующая мера в употреблении церковнославянских слов. В учении Ломоносова о «о трёх штилях» - высоком, среднем и низком – такая мера находила своё практическое воплощение.

В нашем литературном языке учёный выделил три группы слов: 1) «славенские», которые хотя и редко употребляются, но понятны грамотному русскому человеку, например: взываю, отверзаю; 2) «славено-российские», которые являются общими для славянского и русского языков, например: слава, рука, ныне; 3) российские слова, которых нет в церковных книгах, то есть слова чисто русские, например: говорю, ручей, лишь. От различного сочетания слов этих трёх групп и образуются три «штиля»: высокий, средний, низкий.

В литературных произведениях, написанных высоким стилем (героические поэмы, оды, ораторские речи), Ломоносов допускал использование церковнославянизмов, но только таких, которые понятны русским людям и не очень устарели. Невразумительные, обветшалые церковнославянские слова («овогда» - иногда, «свене» - всегда) предлагалось совсем исключить из речевого обихода.

Средний стиль состоял преимущественно из слов русского языка, но допускалось употребление и «славенских» слов первой группы, и их употреблять разрешалось с большой осторожностью, чтобы слог не казался «надутым». В этом стиле разрешалось, но с большой осторожностью, употреблять слова простонародные, «низкие». Этим стилем полагалось писать трагедии, стихотворные дружеские письма, сатиры, исторические сочинения.

В низком стиле слова «славенские» отсутствовали. Он составлялся из слов чисто русского происхождения (вплоть до простонародных) без какой бы то ни было примеси языка церковных книг. Низким стилем должны писаться комедии, песни, дружеские письма, описания обыкновенных дел.

Таким образом, Ломоносов исходил из необходимости ограничения церковнославянизмов, сближения литературного языка с разговорной речью. Не надо доказывать, как это было важно с точки зрения дальнейших перспектив русского литературного языка. Освобождаясь от устаревших речений, русский язык обретал большую ясность, гибкость, выразительность.

Учение о «трёх штилях» помогало росту литературного (авторского) мастерства, так как обязывало каждого пишущего вдумчиво относиться к слову, заботиться об особенностях своего слога. Правда, излишняя приверженность некоторых авторов к строгому разграничению поэтической лексики по «трём штилям» приводила к схематизации повествования. Но это относится в основном к вульгаризаторам ломоносовской теории стиля. Само же требование Ломоносова выбирать слово в соответствии с характером высказывания, с идеей образа, придавать ему стилевую отточенность и ясность легло в основу принципов реалистической эстетики.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII века ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.

На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.

Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”: Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут: В домашних трудностях утеха И в дальних странствах не помеха, Науки пользуют везде: Среди народов и в пустыне, В градском шуму и наедине, В покое сладки и в труде.

Ода «Певцу величия, глашатаю прогресса».

Богата именами славными земля!

Средь них есть Ломоносов-гений,

Широки его научные поля,

Не перечесть таланта и умений:

Великий ученый, поэт и деятель,

И просвещенья вечный сеятель.

Он с рыбным обозом попал в российскую столицу,

Скрыв крестьянское происхождение,

И Спасские школы им стали гордиться,

Узнав к наукам тягостное рвение.

А затем была Академия – Петербург,

И как долгожданная премия – Марбург.

Но препятствий было много на его пути,

Приходилось и «словом» воевать,

Завистников злобных хоть «пруд пруди»,

Но «гений умеет торжествовать»!

«Я дело стану петь, неведомое прежним,» –

Таков его девиз, вселяющий надежду.

Плоды его научного дерзания

Достойны работы целой Академии:

В области геологии и языкознания,

Точных наук и приборостроения.

Он великий российский мыслитель,

Наставник молодежи и учитель.

У истоков новой поэзии Ломоносов стоял,

«Дела Петровы громки» в одах воспевал,

«Российскую грамматику» создал для людей

И всегда был полон новых идей.

Им и поныне гордится русский народ:

Великий характер и истинный он патриот!

(Трапкова Н.Н.)

« Я дело стану петь, несведомое прежним» - так сформулировал Ломоносов свой жизненный девиз. А это значит постоянно открывать людям истину средствами науки и поэзии, стремиться к утверждению в жизни разумных начал, развивать творческие и созидательные способности личности. Этим целям он и посвятил себя без остатка. Ломоносов всюду у нас первый: первый в науке как её великий представитель, первый поэт новой литературы, первый воспитатель и наставник юношества. Его энергия, острота восприятия, необычайная трудоспособность показывают неисчерпаемые творческие возможности человека.

infourok.ru

11.Стилистическое учение м.В. Ломоносова и суть теории трех стилей («штилей»).

По Ломоносову, церковнославянский язык выступает не только как источник и опора национального единства русского языка, но и как конструктивная основа русской литературной речи. Отсюда и вытекают своеобразия теории трех стилей - высокого, среднего и низкого. Структура каждого стиля русского литературного языка определяется соотношением церковнославянских и русских форм речи. Но Ломоносов ссылается только на употребительные, живые в церковной традиции элементы книжнославянского языка и устраняет из всех стилей неупотребительные и обветшалые церковнославянизмы, например: обаваю, рясны, сеене и т. п. Церковнобогослужебное употребление как составная часть бытового обихода - вот для Ломоносова критерий живых и мертвых слов и выражений церковнославянского языка. «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку неподвержен утвердится, коль долго церковь Российская славословием божиим на славянском языке украшаться будет», - пишет Ломоносов. Эта точка зрения находила опору и в литературной практике Ломоносова. Церковнославянские слова и выражения заимствованы Ломоносовым главным образом из книг богослужебных, т. е. прежде всего они падают на те книги Священного писания, которые по преимуществу употребляются в церковном богослужении, а именно: Псалтырь, Апостол, Евангелие.

«Высота» и «низость» литературного слога зависят от связи его с системой церковно-книжного языка. Литературный язык «через употребление книг церковных по приличности имеет разные степени: высокой, посредственной и низкой». Ломоносов к каждому из трех стилей прикрепляет строго определенные жанры литературы. Высоким штилем «составляться должны героические поэмы, оды, прозаичные речи о важных материях... Сим штилем преимуществует российский язык пред многими европейскими, пользуясь языком славенским из книг церковных». Средним штилем рекомендуется «писать все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия. Однако может и первого рода штиль иметь в них место, где потребно изобразить геройство и высокие мысли; в нежностях должно от того удаляться. Стихотворные дружеские письма, сатиры, еклоги и элегии сего штиля больше должны держаться. В прозе предлагать им пристойно описания дел достопамятных и учений благородных». Низким штилем пишутся комедии, увеселительные эпиграммы, песни, фамильярные дружеские письма, изложение обыкновенных дел. Стили разграничены не только грамматически, лексически и фразеологически, но и фонетически. В рассуждении «О пользе книг церков¬ных» Ломоносов остановился бегло только на словарном различении стилей. Ломоносов указывает пять групп слов: 1) церковнославянские •(«весьма обветшалые» и «неупотребительные» - как, например, обоваю, /шсны, овогда, сеене и т. п.; 2) церковнославянские слова, хотя в разговоре не. употребляемые, но понятные всем грамотным людям: отверзаю, господень, насажденный, взываю и т. д.; 3) слова общие и русскому и церк-слав.: бог, слава, рука, ныне, почитаю и т.д.; 4) слова русские, неизвестные в церковнославянском языке, принятые в разговорной речи культурного общества: говорю, ручей, который, пока, лишь и 5) простонародные слова. Первая категория слов исключается Ломоносовым и изгоняется из живого лексического фонда литературного языка. Смешением других четырех видов слов в разной дозировке образуются три штиля: высокий, посредственный (или средний) и низкий. В высокий штиль, по мнению Ломоносова, входят церковнославянские слова, понятные русским, и слова, общие церковнославянскому и русскому языкам. Средний штиль состоит из слов, общих для церковнославянского и русского языков. В нем можно употребить и некоторые русские просторечные слова, но не вульгарные, не слишком «низкие». В него можно подмешать в небольшом количестве «высокие» церковнославянизмы, «однако с великою осторожностью, чтобы слог не казался надутым». Низкий штиль чуждается церковнославянских слов. Он состоит из разговорно-бытовых, просторечных слов и выражений и допускает «по рассмотрению» даже простонародную лексику.

«Такое разделение церковнославянского материала, — говорит акад. Л. И. Соболевский, — принадлежит вполне Ломоносову. К нему подходили Кантемир и Тредиаковский, но лишь отчасти, не давая себе отчета. Ксли бы Ломоносов ограничился этим разделением церковнославянского материала, он сделал бы уже крупное дело. Но он им не удовлетворился. Он присоединил к нему также разделение элементов живого русского язы¬ка. Ломоносов понял, что соединение церковнославянских элементов с вульгарными русскими в литературном языке не может звучать приятно для человека с развитым вкусом, и потому устранил это соединение.

studfiles.net

Роль Ломоносова в формировании литературного языка: теория трех стилей

 

Главная заслуга гения Ломоносова в реформировании русского литературного языка состоит из двух нововведений: во-первых, это его вклад в развитие силлабо-тонической системы стихосложения, созданной Тредиаковским, а во-вторых - создание им теории трех штилей, согласно которой весь русский язык следует разделить на три типа речи. 

Письмо о правилах российского стихотворства

В 1739 году Ломоносов публикует трактат Письмо о правилах российского стихотворства, в котором говорит о развитии реформы стихосложения. Он предлагает к существущим двум двухсложным размерам, ямбу и хорею, добавить также три трехсложных размера - дактиль (ударение в стопе падает на первый слог), анапест (на второй слог) и амфибрахий (на третий слог). Также в этом трактате Ломоносов говорит о допущении в стихосложении различных рифм, в т.ч. перекрестных и опоясыващих, в то время как Тредиаковский писал только о мужских (ударение на первом слоге с конца) и женских (на втором).

Теория трех стилей Ломоносова

Но самым важным, конечно, стало стилистическое учение Ломоносова: его теория трех штилей.

В 1757 году он готовит к печати трактат Предисловие о пользе книг церковных в российском языке, где пишет о том, какие именно слова должны использоваться в каком жанре. По сути, знаменитая теория делится на три части: учение о типах речений, учение о штилях и учение о жанрах. Ломоносов приводит соотношение всех этих факторов в литературе.

Согласно его теории, в русском языке существовали следующие типы речений: церковно-славянские слова, общеупотребительные слова и разговорные слова - вместе они должны были сформировать литературный язык, т.е. язык богов. Отдельно Ломоносов выделял речения, которым в языке не место - это устаревшие слова, т.е. непонятные церковные выражения, и подлые слова (ругательства).

Штилей (т.е. стилей) Ломоносов выделяет три: высокий (создается церковно-славянскими и общеупотребительными словами), средний (только общеупотребительные) и низкий (разговорные слова).

Следовательно, соотношение вышеописанных слов и штилей должно было служить для формирования трех типов жанров: соответственно, высоких - оды, трагедии либо героической поэмы, написанных высоким штилем; средних - лирики либо драмы, и низких - комедий, басен либо сатиры.

Для самого себя Ломоносов жанр и штиль выбрал сразу: главные его произведения - это торжественные оды, прославляющие русских императриц (Елизавету и Екатерину) и монархию вообще. Разумеется, оды его написаны высоким, величественным языком, т.е. высоким штилем.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Ломоносов - филолог и поэт: ода как жанр классицизма
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspМногообразие поэтических тем в творчестве Державина

Все неприличные комментарии будут удаляться.

www.nado5.ru

Учение Ломоносова о трёх штилях и значение его теории. — КиберПедия

Исторической задачей, выполненной Ломоносовым, явилось сближение книжной речи и просторечия в один цельный общедоступный язык. Все слова русского языка Ломоносов делит на три рода «речений»

1. слова из речи древних славян и ныне у россиян: Бог, слава, рука, ныне , почитаю и др.

2. церковнославянские, малоупотребительные: господень, взываю, отверзаю.

3. исконно русские: ручей, говорю, пока и др.

Особую группу составляют низкие слова, или простонародные. Слова заимствованные он исключает из рус.яза.

Соответственно этим трем речениям Ломоносов устанавливает три «штиля» (словарноречевых строя): низкий (русские и простонародные), средний (старославянские и русские), высокий (церковнославянские и старославянские).

Теория трех «штилей» положена в основу жанровой иерархии. Высоким стилем Л. Рекомендует писать героические поэмы, оды, прозаические речи о важных материях, средним стилем – театральные сочинения, однако в случаях, когда в пьесах потребно отразить геройство и высокие мысли, можно обратится к высокому стилю. Средним: сатиры, эклоги, элегии, стихотворные дружеские послания, ученые сочинения.

Низкий стиль – комедии, эпиграммы, песни ,прозаические дружеские письма.

Теория трех «штилей» не была придумана Ломоносовым, о ней говорилось еще в античной поэтике и старых славянских риториках и поэтиках 17-18 в.в., и Л. воспользовался этой теорией. Огромное значение этой теории состоит в том, что она положила начало осознанию языка с точки зрения той эстетической роли, которую язык призван выполнять в произведениях искусства. Трактат Ломоносова имел большое значение в утверждении русского классицизма.

18. Сатирические произведения Фонвизина. "Лисица-кознодей", "Послание к слугам моим".

Из ранних сатирических произведений Фонвизина до нас дошли немногие. К ним относятся: басня-сатира «Лисица-казнодей», «Послание к слугам моим Шумилову Ваньке и Петрушке». В этих произведениях сказался общественно-социальный пафос и сатирическая острота, составляющие основную силу Фонвизина-сатирика.

Сатира басни «Лисица-казнодей» направлена на льва «царя зверей, пресущего скота» и тех, кто окружал его трон, расточая царю безмерное славословие. В «Ливийской стороне» умер царь зверей – Лев. Со всех сторон на похороны стекаются «скоты». Надгробное слово берет лисица-казнодей, произнося Льву елейные похвалы, говоря о добродетели и заслугах. Присутствующий при этом крот шепчет собаке, что все это лесть подлейшая. Крот рассказывает собаке, что «трон кроткого царя был создан «из костей растерзанных зверей», что любимцы и сановники льва драли шкуры с невинных животных.



При чтении басни обращает на себя внимание использование в обличительных целях слов «скот» и «скотолюбие». Наряду с прямым значением, эти слова употребляются в переносном. Заключительная фраза басни, слова собаки: Так, видно, никогда ты не жил меж людьми» - раскрывает аллегорический смысл басни.

Басня Фонвизина по едкости превосходит многие современные ему басни. С помощью некоторых бытовых деталей Ф. создает портреты персонажей басни.

Лисица-проповедник – «с смиренной харею, в монашеском наряде». Ф. прибегает и к речевой характеристике. Речь лисы полна славянизмов (возвыш. Стиль (подмазывается)). Речь собаки и крота характеризуется простотой разговорной речи, употреблением просторечных выражений, говорящих о их соц. положении. Напечатал басню в 1787г, когда славословили Екатерину 2 за предпринятую ее поездку в Крым.

«Послание к слугам моим».

Обращаясь к слугам автор послания задает им философский вопрос о смысле мироздания. Он предлагает поочередно ответить на вопрос: «На что сей создан свет?». Поставленная философская проблема явилась ля того,чтобы поставить вопрос о социальной несправедливости в жизни общества.

В ответе Ваньки мысль , что все построено на обмане:

Попы обманывают народ, слуги – дворецкого, дворецкий – господ и т.д.

Слуги не смогли ответить на этот вопрос, не смог и автор.

Однако, нарисованная Ванькой и Петрушкой картина сего света говорит, что свет сей устроен скверно.

«Послание к слугам» отличается большими худ. достоинствами. Оно воспринимается как живой непринужденный разговор между собеседниками, причем, речь каждого индивидуализирована, образы даны правдиво и убедительно. Вот это свидетельствует о тенденциях реализма, которые будут усиливаться в творчестве Ф. по мере углубления и зрелости его политического мировоззрения.

cyberpedia.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *