Сын тамплиера: Сын Тамплиера — фанфик по фэндому «Assassin’s Creed»

Содержание

Сын Тамплиера — фанфик по фэндому «Assassin’s Creed»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям

Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке

Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте

Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Нарушение в сносках работы

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

Арн все части фильма 1 2 3 смотреть онлайн по порядку бесплатно в хорошем качестве hd 720 hd 1080

Арн (2007)
Главный герой – молодой человек по имени Арн, который много времени обучался в монастыре. Будучи сыном высокопоставленного дворянина из Швеции, парень должен был получить образование и стать также, таким как отец. Вот только всё меняется, когда родители узнают про запретную любовь, и потому вынуждены придумать наказание родному сыну. Недолго думая, Арна решают отправить в Священные Земли в качестве простого рыцаря-тамплиера. Главному герою не остаётся выбора, кроме как подчиниться и отправится в долгое путешествие.
Так, он вскоре попадает к остальным рыцарям-тамплиерам, и участвует в настоящей битве при Хатине. Арн получает не только боевой опыт, но и по-другому начинает смотреть на жизнь, и теперь ему интересна лишь слава и сражения, что приводит к тому, что характер парня закаляется, а он сам участвует и в других событиях, связанных с суровыми временами Иерусалимского царства.

Арн: Объединенное королевство (2008)
Продолжение истории о рыцаре-тамплиере Арне. Он прошёл через многое: кровопролитная битва при Хатине, постоянные сражения с мусульманскими войсками, что как раз изменило его характер. Когда война подошла к концу, а тамплиерам теперь можно вернуться домой, главный герой сразу же отправляется в Швецию, чтобы снова увидеться со своей любимой девушкой, и попробовать навести порядок в собственном поместье.
Вот только, когда Арн возвращается, то он видит, что семья погрязла в постоянных разборках с другими дворянами, сама страна изменилась, а его любовь Сесиль, с которой он не виделся больше двадцати лет, уже не та, хоть некоторые чувства всё ещё сильны. Теперь молодой человек сталкивается с новыми трудностями, где ему предстоит принимать непростые решения, и понять что для него важнее: любовь, или собственные амбиции. Если вам понравился Арн: Рыцарь-тамплиер все фильмы смотреть онлайн, можете оставлять свои отзыв об фильме и поставить оценку этой франшизе. Приятного просмотра.

Арн: Рыцарь-тамплиер (2007) и Арн: Объединенное королевство (2008)

Отчаянно зевая, посмотрели шведско-датско-немецко-всякий фильм про шведского крестоносца «Арн – рыцарь-пионер тамплиер». Чтобы быть объективными, посмотрели и вторую часть, и тогда уж зевали еще больше. Ну невозможно же снимать такие сонные фильмы!

Жил-был в Швеции во второй половине XII века человек по имени Магнус из рода Хрюшнунгов. Борода у него была редкая, а душа – светлая, а нраву он был сварливого. Он не очень хорошо умел махать мечом, поэтому был больше по теории.

В это время за королевскую власть в Швеции боролись всякие подонки из династии Свинунгов и подонки из династии Козлунгов, причем методом тупого уничтожения предыдущего короля, так что всем было хорошо. Тем не менее Магнус со своим заросшим братом Биргером, а также со своей челядью и друзьями, в общем симпатизировал подонкам из Свинунгов, и когда у него прямо во дворе Карл VII Козлассон убил из арбалета какого-то очередного Эйрика IX Свинарссона, он расстроился, но ругаться благоразумно не стал.

Таков политический контекст начала фильма.

У Магнуса были два сына, из которых интерес представляет сын Арн, который был мальчик смышленый, но не в меру подвижный. Как-то Арн залез на сторожевую вышку, и хотя ему говорили, чтобы он не подходил к краю (более того, даже хотя он и не подходил!), он с нее упал вниз головой.

Меховая шапка смягчила падение, но ребенок впал в кому. Родители расстроились, и поскольку надежды не было никакой, благочестивая мамаша пообещала отдать сына Господу навсегда.

Ребенок, разумеется, тут же вышел из комы, и хотя Магнус не хотел его отдавать Господу навсегда (потому что у них во всей округе это был единственный смышленый человек, хоть он был и не в меру подвижный ребенок одновременно), но Средневековье же, и ребенка отвезли в монастырь навсегда.

Хотя распространенным языком в Швеции был шведский, в монастыре все говорили по-английски. Арн не удивился этому, а стал тоже разговаривать с монахами по-английски. Это было первое чудо. В монастыре он ничего не умел делать, поэтому его воспитал монах-тамплиер. Он научил его убивать мечом, и убивать из лука, и убивать голыми руками. Монахи радовались успехам Арна в учебе.

Через некоторое время монахи решили, что такой человек Господу не нужен (наверное, они его просто начали бояться сами) и отправили его домой. Дома он успел совершить боевой подвиг в юридической сфере (один нахал из друзей короля Карла Козлассона вздумал оттяпать у папаши Магнуса родовые земли методом подлого поединка, но он не ожидал столкнуться с боевым монахом), еще он успел наладить политическую дружбу со скрывающимся в изгнании сыном Эйрика Свинарссона, будущим королем Кнутом I Свинунгом, и еще он успел завести тесные любовные связи с одной барышней, Сесилией Глупласдоттир, навсегда.

Веселье скоро закончилось. Суровый шведский суд осудил Арна и Сесилию на 20 лет за глупость. Арна отправили в Иерусалим, бороться с правоверными. Ну он и поехал. Но обещал вернуться. Беременную Сесилию отправили в монастырь, где злые монашки, все как на подбор из родов, симпатизирующих Козлунгам, подкладывали ей на стул кнопки и бессмысленно смеялись, а злая бабка-настоятельница все время орала на Сесилию и использовала разные средневековые наказания.

Когда Сесилия родила, злая бабка выбросила младенца вон, но его подобрали и в глубоком секрете воспитали добрые Хрюшнунги и их друзья, подонки Свинунги. Как-то в этот монастырь привезли невесту скрывающегося Кнута Свинунга, и тогда монашки стали издеваться уже над двумя своими сестрами.

Арн в пустыне совершал великие подвиги. Он оброс бородой и зарезал немало разбойников. Как-то вечером он в одиночку спас от разбойников человек двадцать, и, естественно, оказалось, что это сам египетский султан Саладин со свитой и дружиной. Они потом всю ночь сидели с Саладином у костра и пялились друг на друга, и Арн понял, что правоверные – тоже вполне достойные граждане нашей Галактики.

Еще у Арна было стратегическое мышление. Поэтому на летучках начальников штабов он ценился довольно высоко: он раздавал магистрам-тамплиерам советы, которые звучали так же глупо, как советы всех остальных, но неизменно приводили рыцарей к победам. В Швеции все знали про подвиги Арна – рыцаря тамплиера из рода Хрюшнунгов.

И когда тамплиеры по совету Арна разбили Саладина, а в Швеции Кнут Свинунг зарезал Карла Козлассона, забрал из монастыря свою невесту, а Сесилию там так и оставил на потеху бабке-настоятельнице, грустный первый фильм закончился.

Во втором фильме продолжается в принципе та же фигня. Арн нашел в пустыне полезного воина-норвежца Харальда (тоже еще типичная национальность для тамплиера!). Арн посоветовал тамплиерам, с которыми он и там разговаривает по-английски, повести кампанию эдак, но руководство сменилось, теперь у руля были одни кретины, так что они не послушали Арна, кампания пошла иначе, и правоверные всех зарезали, но Арна откачал, естественно, сам Саладин. Арн уехал домой.

Сесилию выпустили из сумасшедшего дома монастыря и даже познакомили с ее сыном, воспитанным добрыми Хрюшнунгами. Это была очень трогательная сцена, потому что мальчик довольно сильно повзрослел. Судите сами: вот Арн давно и сейчас, потом Сесилия давно и сейчас, а вот их сын давно и сейчас.

Вероятно, добрые Хрюшнунги кормили его какими-то чудесными пищевыми добавками.

Арн очень драматически возвращается домой и воссоединяется с Сесилией и сыном. Он отказывается участвовать в политической возне, хотя у его друга, короля Свинунга, начинаются новые проблемы со следующим по порядку Козлунгом, за которого выступает датская армия. Но когда на экране появляется надпись «Прошло 6 лет», ему все же приходится снова воевать.

Вот.

Главное качество обоих фильмов – они невыносимо занудные, еще даже зануднее, чем обычно бывают китайские исторические фильмы. Все это можно было бы сделать в три раза быстрее, и тогда, может, был бы развеселый боевичок. А так герои отправляются сюда, печально смотрят туда, переживают молча, переживают с помощью вздохов, переживают в неспешных диалогах, вспоминают значительными кусками предыдущие фрагменты фильма, и в особо печальных местах еще играет специальная тоскливая музыка, чтобы подчеркнуть, как несправедлива жизнь к главным героям.

Вероятно, это и значит, что авторы хотели снять не развеселый боевичок, а эпическую драму о переживаниях героев, но это им, увы, тоже не удалось. Скорее всего, опять-таки потому, что фильм затянут, а многочисленные переживания всех этих Хрюшнунгов, Свинунгов и Козлунгов передаются их однообразными хождениями по экрану со скорбными лицами туда-сюда преимущественно. Все герои что-то себе переживают, но поскольку они все – натуры сильные, то предпочитают страдать внутри и особо это не показывать. Для героя Свинунга такой контроль над эмоциями полезен, но для киношного персонажа – прямой путь к провалу.

Дополнительно нужно отметить, что хотя все повествование встроено в реальные исторические события, и Саладин был, и битвы эти были, и борьба шведских Эйриков со Сверкерами, и даже папа Магнус – реальный исторический персонаж (кстати, на самом деле он был папа известного по школьным учебникам ярла Биргера, который, однако, определенно не мог участвовать в Невской битве), но весь сюжет настолько далек от реальной истории, что называть этот фильм историческим вообще не следует.

Еще эти фильмы глуповаты. Авторы сосредоточились на переживаниях героев (что им сделать, как сказано выше, не удалось) и не стали особенно следить, как соотносятся эти переживания с логикой. Так что не то, чтобы кино вышло непроходимо тупое, но просто иногда непонятно, что руководит персонажами, и никто не трудится сделать пояснения, а это как раз было бы нелишним.

Про сдвиги со временем тоже сказано выше. Там, где можно было написать «Прошло 15 лет» и соответственно состарить персонажей, не пишут ничего. И никто из героев в лице не меняется, только сын вырос такая огромная балбесина, и все, больше ничего не поменялось. Когда маленький Арн еще разучивал свое кунг-фу в монастыре, у его учителя был отличный боевой конь, которого он сам, дескать, привез из Палестины. Когда возмужавший Арн отправился в Палестину, учитель подарил ему коня. Когда старенький Арн провел в Палестине 20 лет и готовился было демобилизоваться, один негодяйский негодяй зарезал его любимого коня. Ну и сколько ж лет было этому боевому коню? Почему он уже не умер от старости сам?

Костюмы хорошие.

Пейзажи бывают очень красивые.

Довольно симпатичный сам этот Арн, особенно если умоется (что бывает не так уж часто). Арн в детстве тоже очень милый.

И весьма харизматичный получился Саладин, хотя довольно очевидно, что он по национальности индус.

А с боевым историческим экшеном – не очень. В большинстве своем битвы только обозначены: на конях разогнались, шашки выставили, иииииии….. БАЦ!!!

И уже такое поле после битвы, лежат погибшие, как обычно, во всех своих доспехах и при оружии, играет опять тоскливая музыка.

Швед-тамплиер, блин! Вот же потеха! Ну хоть спасибо, что не финн.

Тамплиеры:Марион Мелвиль

Марион Мелвиль

 

Мельвиль М., История ордена тамплиеров. СПб.: Евразия, 2000. 415 с.

К оглавлению

ГЛАВА VIII
Банкиры и дипломаты

Банкирская деятельность ордена Храма известна хорошо. [169] Эта функция, приобретшая особенно большое значение в последние годы существования ордена, вначале должна была лишь обеспечить поддержку паломников в Святой Земле. Затем в истории Дома появился обычай давать в долг путешественникам. В картулярии, датированном октябрем 1135 г., приводится первый пример такого залогового займа, подписанного тамплиерами. Заем был предоставлен некоему Пере Десде из Сарагосы и его жене Элизабете, о чем свидетельствует соответствующая запить:

Следуя нашей воле, мы отдаем Богу и рыцарству ордена Храма наше наследство в Сарагосе, дома, земли, виноградники, сады и все, чем мы там обладаем. И вслед за этим сеньоры ордена Храма Соломона из милосердия выдадут нам 50 мараведи, чтобы мы совершили свое паломничество ко Гробу Господню. И мы составляем сей договор на случай, ежели один или другой из нас возвратится из этого паломничества в Сарагосу, и мы пожелаем воспользоваться этой собственностью, чтобы они приписали на свой счет бенефиции, кои извлекли бы из нашей собственности, а их 50 мараведи мы им выплатим.

Потом мы будем проживать в своих владениях, и после нашей смерти они останутся свободными от ордена Храма Соломона навсегда. [170]

Имеется в виду залоговый заем, замаскированный двумя взаимными дарами, сделанными «из милосердия», дабы избежать обвинения в ростовщичестве, столь часто выдвигавшегося Церковью. Узуфрукт (т. е. право пользования чужим имуществом) собственности во время отсутствия заемщика представляет основной интерес. Эта грамота старше другой, также составленной в Испании, на тридцать лет.

6 июля 1168 года орден Храма одалживает частному лицу, Раймонду де Кастеляру, сумму в 100 мараведи для покрытия расходов на паломничество в Иерусалим, с гарантией залога недвижимого имущества, каковое должно стать полной собственностью, если должник в путешествии умрет. [171]

Оба эти займа имели одну и ту же цель: облегчить путешествие в Иерусалим. Таким образом, первые финансовые операции естественно входили в рамки истинных функций тамплиеров. Но если первые клиенты ордена Храма были обыкновенными людьми, то Людовик VII сам был счастлив воспользоваться казной ордена во время своего крестового похода. [172] Кредит оказался даже лучше, чем его собственный на Востоке. Десять лет спустя клиентом ордена стал папа Александр III. Изгнанный из Рима, неотступно преследуемый императором, он часто во время своих вынужденных передвижений испытывал денежные затруднения и также пользовался услугами тамплиеров как настоящих банкиров. Из Клермона Александр писал архиепископу Реймсскому:

Дорогой наш сын! Мэтр Фульк, каноник вашей церкви, предложил от вашего имени выплатить нам 150 ливров за счет одного из ваших собратьев. Мы велим вам назначить эти ливры нашему дорогому сыну Евстафию, магистру братьев ордена Храма [в Париже]. И так как мы посчитали необходимым уплатить сии 158 [sic] ливров подателям этих представленных писем взамен суммы, которую мы с их стороны получили для нужд римской Церкви, мы велим вам <. ..>, ежели вы еще не выдали эти ливры вышеназванному магистру, отдать ему сии 158 ливров <…>. [173]

Из Вероли Александр писал тому же архиепископу:

Мы отдаем должное Вашему великодушию и благодарим за то, что вы позаботились предоставить нам десять марок золотом и велели передать их нашему дорогому сыну Евстафию, магистру рыцарей ордена Храма Соломонова в Париже. [174]

Кажется, к середине XII в. финансовые операции ордена Храма улаживаются этим довольно таинственным лицом. Первый раз его имя появляется в письме Бертрана де Бланфора Людовику VII, в ноябре 1164 г.:

Да будет известно Вам, Государь, что наш дражайший брат, ваш слуга и друг Эсташ Шьен ежедневно так умоляет нас предоставить ему отдых из за своего телесного недуга, что мы не смогли бы, не поступив безбожно, ему отказать. Мы вам посылаем на его место подателя сих писем брата Готье, человека осмотрительного и сдержанного, славного как своей семьей, так и своим поведением. [175]

Двустороннее сообщение между Храмом Святой Земли и западноевропейскими провинциями почти не прекращалось, несмотря на протяженность и тяготы поездки. Когда тамплиер, доставлявший депеши (в связи с катастрофой, обрушившейся на Сирию), доехал из Акры в Лондон за тринадцать недель, его подвиг казался рекордом скорости. [176]

Эсташ Шьен должен был провести во Франции несколько месяцев после письма магистра, ибо имеются сведения о пребывании его как магистра ордена Храма в Париже с 1165 по 1175 гг. [177] Именно парижский Дом стал в XIII в. центром банковских операций тамплиеров. Казначей из братии ордена заведовал королевскими финансами Франции. Первый, кого назвали на эту должность, был брат Эймар, доверенный человек короля Филиппа II Августа, вне сомнений, один из главных создателей состояния ордена Храма во Франции. [178] Но Эймар вступил в должность только в 1204 г., [179] когда положение ордена Храма было уже весьма упрочено. В Эсташе Шьене многие видят доверенное лицо Людовика VII, слугой и другом которого он был, и возводят к нему начало парижского банка.

Его странное имя, — по латыни Heustachius Canis [Евстафий Собака] — не является ли родовым именем ломбардской фамилии? Веком позже еще один Евстафий Канис и с ним — Гугон Канис, владелец замка Савиньяно, появляются в Никосии, когда король Генрих Кипрский предоставляет широчайшие привилегии генуэзцам. [180]

Не принес ли в Храм первый обладатель этого имени финансовый опыт и традицию уже налаженных коммерческих дел? Парижский Дом, несомненно, стал банковским центром задолго до появления брата Эймара. Все возрастающая забота об управлении средствами удвоилась за счет дипломатических операций. Тамплиеры пользовались неприкосновенностью на любой войне между христианами. Они показали себя ловкими и верными агентами. Связанные родством с благороднейшими фамилиями Европы, они обладали придворным опытом и знали всех. Мы уже говорили об отношениях брата Жоффруа Фуше с Людовиком VII.

[181] Осенью 1163 г. магистр ордена послал его в Европу добиваться помощи Святой Земле. Он отправился во Францию и в Англию, где попытался проповедовать новый крестовый поход. В это же время под давлением Александра III он приложил усилия к установлению мира между Генрихом II и Томасом Бекетом, дела, в котором он преуспел немного больше, поскольку архиепископ позволил себя убедить. [182]

Благодарственные письма, посланные Людовику VII командором Иерусалима, когда он высадился в Антиохии (апрель-май 1164), свидетельствуют об их большой близости:

По милости Божией я в добром здравии добрался до суши, в порт Антиохии. Едва поприветствовав магистра и братьев от вашего имени, я рассказал им, какие неслыханные почести вы мне оказали из любви к Богу и нашему рыцарству. Тотчас же мои братья возблагодарили вас, препоручая себя вашему благородству; они обратили свои молитвы к вам и за вас. Не думайте, что ваш слуга позабыл то, что он был рад слышать из ваших уст. Ибо вы мне поручили приветствовать Святые места от вашего имени и думать о вас на каждом месте для молений, когда я буду их посещать. Внимательный к вашей просьбе, я посылаю вам перстень, который я возил в Святые места, прикасаясь им к каждому предмету почитания. Из благоговения перед оными предметами я прошу вас сохранить его и беречь. Прощайте. Да поможет вам мой подарок, прощайте же. [183]

В то время как Людовик VII задушевно беседовал с Жоффруа Фуше, настойчиво требовал присутствия своего слуги и друга Эсташа Шьена и принимал брата Готье как желанного посланца, другая триада тамплиеров играла подобную же роль подле его великого противника, Генриха II Английского. [184]

Первый Дом ордена Храма в Лондоне был расположен за Холборном, на северо-западе Сити. Имение состояло из огорода, фруктового сада, кладбища и круглой церкви из канского камня, со служебными постройками, полностью окруженными рвом. [185] Здесь находился не только административный центр лондонского бальяжа, [*1] но и орденская цитадель — укрепление английской провинции. [186] Основание этой провинции восходило к пребыванию Гуго де Пейена в Англии и Шотландии после Собора в Труа. Но в этих странах орден развернулся только с восшествием на престол Стефана Блуаского, в 1135 г. Новый король был сыном графа Блуаского, участника первого крестового похода, и состоял в браке с графиней Матильдой, наследницей Булони и племянницей Готфрида Булонского (Бульонского) и Бодуэна Булонского, — короля Балдуина Иерусалимского. [187] Таким образом, королю и королеве представлялось совершенно естественным одарить тамплиеров своей милостью. Но когда в Англии разразилась борьба между Блуаским и Анжуйским Домами, последний оказался еще теснее связан со Святой Землей, поскольку молодой Генрих Анжуйский, будущий Генрих II, приходился внуком королю Фульку Иерусалимскому. Не воспользовавшись беспорядками в королевстве впрямую, всегда ловкие тамплиеры сохранили расположение обеих партий и, следуя военной удаче, извлекли выгоду из каждой.

Гуго д’Аржантен, происходивший из благородной семьи, обосновавшейся в Хертфордшире, — первый магистр в Англии, имя которого мы знаем. [188] В 1153 г., в соглашении о наследовании короны, заключенном королем Стефаном и Генрихом Анжуйским, среди подписавшихся присутствует имя Отона, воина ордена Храма. [189] Можно взять на себя ответственность, опознав его как Осто де Сент-Омера, или «Осто Булонского» (хронисты называют его обоими именами), сына сеньора Сент-Омера и брата Годфруа — первого соратника Гуго де Пейена. [190] Он, как свидетель, вместе со св. Бернаром подписал грамоту королевы Матильды Английской в пользу цистерцианцев Клермаре, составленную во Франции в 1142 г. [191] В 1145 г. Осто побывал в Палестине. [192] С 1153 по 1155 гг. он выполнял функции магистра в Англии, хотя хартии того времени никогда его так формально не титулуют. [193] С восшествием на трон Генриха II Сент-Омера сменил Ричард Гастингс, англо-нормандский тамплиер из средней знати, поставлявшей должностных лиц ко двору Генриха и его жены. Быть может, Осто посчитали слишком связанным со свергнутым королевским семейством. Довольно неожиданным результатом перемены стала дружба, на всю жизнь связавшая этих двух мужей. Ричард Гастингс поставил Осто своим compagnon de rang (достойным товарищем) — так называли рыцаря, обязательно сопровождавшего командора или бальи ордена Храма во всех случаях, чтобы контролировать их действия. В течение двадцати лет «магистр Ричард и брат Огон» упоминаются бок о бок в грамотах и рассказах хронистов. [194] С третьим братом, Робертом де Пиру, они служили Генриху II как политические агенты и приносили больше пользы, чем Людовик VII получал от своих тамплиеров.

Когда оба короля в мае 1160 г. подписали мирный договор, трое тамплиеров служили свидетелями. Им доверили, как нейтральной силе, три замка в Вексене [*2] — Жизор, Нофль и Невшатель, составившие приданое маленькой Маргариты Французской; тамплиеры должны были обеспечивать охрану замков до той поры, пока девочка не достигнет возраста, когда сможет стать супругою старшего сына английского короля. [195] Но когда Генрих II нарушил сроки договора и велел отпраздновать свадьбу обоих детей в ноябре 1160 г., три тамплиера, присутствовавшие на церемонии, «тотчас же передали ему вексенские крепости. Вслед за этим король Франции разгневался и изгнал их из своего королевства, но английский король принял их с великими почестями». [196]

Тем не менее Людовик VII сохранил дружбу с парижскими тамплиерами. Чрезвычайно любопытно, что политические распри не повлияли на братские отношения тамплиерских провинций Франции и Англии. В мае следующего года, при заключении мира во Фретвале, магистр во Франции Гийом Паве приехал в Англию и собрал генеральный капитул в Лондоне в отсутствие Ричарда Гастингса, сопровождавшего своего короля в Нормандию. Капитул утвердил продажу Старого храма в Холборне епископу Линкольна. Отныне рыцари обосновались в Новом храме на берегу Темзы. [197]

Во время столкновений Генриха II с Бекетом в 1164 г. наши три тамплиера попытались вести переговоры о сближении между королем и архиепископом. Жоффруа Фуше, который тогда находился в Англии, присоединил к их усилиям свои. На Кларендонском совете, [198] когда Бекет отказался помириться с Генрихом II, приближенные короля, — тамплиеры Ричард Гастингс и его товарищ по имени Гостей из Болоньи (Hosteus nomine de Bolonie), [199] пали на колени перед примасом, который не желал идти на уступки, и умоляли его с плачем и слезами подумать о себе и пожалеть свое духовенство. Если верить хронисту Гервасию Кентерберийскому, их моления, вкупе с мольбами предшествующих посредников, оказали сильное влияние на архиепископа и привели к подписанию Кларендонских конституций.

Последний раз Осто де Сент-Омер появляется через десять лет, в 1174 г., в Селхеме, в Саффолке, при переговорах с мятежником Хьюго Бигодом. Его лошадь, взбрыкнув, серьезно ранила английского короля в бедро. [200] Роберт де Пиру отбыл в Палестину с Тьерри Фландрским в 1177 г. [201] Ричард Гастингс управлял своей провинцией до 1185 г. [202] Потом он передал ее своему преемнику Жоффруа, сыну Этьена, а сам отплыл в Святую Землю с караваном бедных паломников. Возможно, он сопровождал Гуго Лузиньяна в роковом сражении при Хаттине и умер вместе с тамплиерами, которых, взяв в плен, перебили палачи Саладина.

Ричард Гастингс проявил себя превосходным организатором. Именно он договорился о покупке городка на Темзе и основал новое командорство с красивой круглой церковью. Он создал скрипторий [*3] с превосходными писцами, которым воспользовался его преемник Жоффруа, составляя большую «Опись имущества Дома в Англии». В этом скриптории и должны были старательно переписать первый манускрипт перевода Книги Судей — произведение, которое фигурирует в Библии Людовика Святого, и одна версия которого содержит рифмованное посвящение магистру Ричарду и брату Огону.

В статье «Французская Библия в Средние века» [203] Поль Мейе проводит исследование великолепного, украшенного миниатюрами кодекса, составленного из сокращенных переводов и выдержек из основных канонических библейских книг и апокрифов, часто приписываемого Людовику IX. «Мы уже знаем, — пишет он, — что перевод Книги Царств древнее переводов других библейских книг <…> Перевод же Книги Судей, впрочем, — также независимое произведение ввиду его отдельного существования. В самом деле, в [манускрипте Дидр] этой версии предшествует пролог в стихах <…>, откуда следует, что она была сделана для монахов, тамплиеров или госпитальеров. Она посвящена, в частности, магистру Ричарду и брату Огону. Была ли она написана в Святой Земле? Мы этого не знаем. По крайней мере, она — не единственный пример, доказывающий серьезную озабоченность тем, чтобы сделать благочестивые книги доступными для монашествующих рыцарей, которые не могли читать по-латыни».

Леопольд Делиль определяет перевод для тамплиеров как «сделанный по просьбе магистра Ричарда и брата Отона, которые, вне сомнения, принадлежали к ордену Храма». [204] Итак, все заставляет думать, что за переводом следует признать доселе неожиданное англо-нормандское происхождение и что датироваться он должен приблизительно 1160-1170 IT. Пересказ библейского повествования очень красив. Книга Судей превращается в своего рода рыцарский роман, который должен был прийтись как раз по вкусу его читателям. [*4] После смерти Иисуса Навина израильтяне просили у Бога предводителя, говоря: «О благой Царь, кто поведет нас против хананеев и станет во главе наших битв?» Симеон «присоединился к затее» своего брата Иуды, и они совершили поездку в ханаанейский город, который атаковали с «удивительной храбростью». Потом Иуда «собрал свою охрану и построил свои отряды, и двинулся к Акону с храбрым рыцарством <…> и захватил Эскалон и Акон, и всю окружающую их местность».

Но самая интересная для нас часть — введение в стихах, написанное по-французски:

    Магистр Ричард и брат Отон,

    В этом святом братстве

    Вашего честного общества

    Вас паки и паки хранит и освящает

    Благой, свободный, всемогущий Иисус <…>

    Сеньоры, ваш приказ

    Перевести Книгу Судей

    Выполнил я добросовестно <. ..>

Из этих строк следует, что переводчик не был братом ордена. Впрочем, об этом он говорит нам сам немного ниже:

    Если вам нравится мой перевод —

    Тогда прошу вознаграждения от вас,

    Того, что даруете мне во имя Бога:

    Примите меня в своих благодеяниях,

    Ибо никакое иное вожделение

    Не руководило мною в этом труде <…>

«Быть принятым в благодеяния ордена…» — иметь часть в его духовных стяжаниях — обычное выражение устава. Именно при принятии брат «присоединялся ко всем добрым делам Дома, кои были совершены с его начала и которые будут сотворены до его конца <… >» [205] — сам вновь вступающий, его отец, мать и все из его семьи, кого он хотел принять. Светские донаторы и собратья ордена также имели отношение к его духовной сокровищнице.

Цель этого произведения, пишет переводчик, сделать так, чтобы

    Внутри вас царили две истины,

    Без коих не может обрести свое спасение

    Ни один человек <. ..>

Этими двумя качествами являются милосердие и смирение, качества, которые будут внушаться тамплиерам по любому поводу и без наглядного результата до самой кончины ордена. Во введении к Книге Судей переводчик заявляет:

    Многие смогут достичь великого блага

    В мудрости и прекрасной доблести,

    Кто доверится их рыцарству.

    И здесь могут услыхать,

    Какая честь служить Богу,

    И какой дар Он преподносит тем,

    Кто во имя любви к Нему

    Желает подвергнуть себя опасностям,

    Дабы защитить и охранить Его закон,

    Как поступают те из вашего сословия,

    Кто является Его избранными рыцарями

    И из Его личной свиты,

    Коим Он даровал Свой знак:

    Его Крест, который вы носите,

    Им же вооружены ваши тела и сердца.

Здесь вновь поразительное сходство с уставом: «<…>итак, мы призываем вас последовать за теми, кого Бог выделил из сонма обреченных на погибель и предназначил в своем благосклонном милосердии к защите Церкви <. ..> О вы, достопочтенные братья, с вами Бог именно потому, что вы из любви к Богу пообещали навечно презреть сей обманчивый мир и презрели свои телесные муки <…>» [206]

В заключение переводчик весьма изысканно извиняется за возможные ошибки:

    Если усмотрите тут что-то предосудительное,

    Пускай защитит меня от порицания то, что

    Я старателен и мало в этом сведущ,

    И не без усилий создал сие.

    Ибо самый мудрый совет от меня и многих —

    Хорошенько это запомнить тем,

    Кто обнаружит в книге такие места,

    Которые слишком утомят при чтении.

    Ибо тот, кто хочет перевести такую книгу,

    Не должен ни ради красивых слов

    Отступать от точности смысла,

    Ни также пересказывать истину,

    За которую бы порицали рассказчика.

    А если нельзя достичь того и другого,

    Следует больше придерживаться истины <…>

Слова, над которыми полезно задуматься всякому переводчику.

ГЛАВА IX


«Свод»

Из центра в Иерусалиме активность ордена по ступеням твердо установленной иерархии распространялась на всю Святую Землю. Главными должностными лицами поначалу были: магистр — государь могущественный, но подчиненный в большинстве случаев решению капитула, где сам он имел только один голос; сенешаль, ведавший снабжением и бытом Дома; маршал, ответственный за военную подготовку и дисциплину в монастыре и нередко во время войны его возглавлявший; и смотритель одежд, занимавшийся экипировкой братьев. Командоры трех провинций Востока — Иерусалима, Триполи и Антиохии — были подчинены только магистру и генеральному капитулу; каждый из них имел под своим началом собственного маршала и смотрителя одежд. За командорами Провинций шли шателены (управляющие замками) и командоры Домов; были еще командоры рыцарей, которые повиновались маршалу своего монастыря. Смотрители Домов, часто бывшие только сержантами, управляли сельскими владениями ордена. Легковооруженные отряды наемников из местных жителей (туркополов) подчинялись туркополье (turkopolier). Оруженосцы, также наемные, получали приказы от знаменосца. [207]

Как уже упоминалось ранее, наиболее гибкой структурой обладали десять или двенадцать (число их не было постоянно) провинций Запада: Франция, Англия с Шотландией и Ирландией, Фландрия, Овернь, Пуату, Аквитания, Прованс, Каталония, Арагон, Португалия, Апулия, Сицилия, Венгрия — всюду имелись магистры или командоры, но командоры нередко управляли одновременно несколькими провинциями, например, Провансом с Каталонией, или «Провансом и различными частями Испании». В документах мы находим также упоминания о командорах Западных Провинции и визитерах [смотрителях, контролерах], которые инспектировали Дома одной или нескольких провинций.

Монастырь Испании служил аналогом Заморскому Дому ордена, поскольку от Наварры до Мерсии, как и в Святой Земле, тамплиеры беспрерывно воевали. Но все другие провинции существовали лишь для того, чтобы оказывать обоим монастырям поддержку; исключение делалось только для некоторых прибрежных городов, таких, как Тулон, где командорство включалось в местную оборонную систему. [208]

Тамплиеры объединялись в капитулы двух видов. Обычный капитул, вроде суда чести, собирался раз в неделю «повсюду, где бы ни находились вместе четверо или более братьев», чтобы осуждать ошибки и решать вопросы каждодневного управления имуществом командорства. Генеральный капитул состоял из всей братии монастыря, великих бальи (высших судебных чинов) и командоров всех рангов. На генеральном капитуле обсуждали администрацию ордена, назначение должностных лиц. Это была и апелляционная курия для судебных дел, возвращенных обычными капитулами. Генеральный капитул одобрял решения, принятые советом магистра, своего рода тайным советом, где заседали великие бальи и избранные рыцари, принимавшие решения, касавшиеся внешней политики Дома. Также, по крайней мере раз в год, проводились генеральные капитулы провинций.

«Свод», или иерархически выстроенные статуты, как представляется, восходит к магистерству Бертрана де Бланфора. По времени они предшествуют потере Иерусалима в 1187 г., ибо содержат детали обязанностей командора города, паломничеств к Иордану, порядок распределения добычи, захваченной по ту сторону реки, и привилегий выделять охрану для Животворящего Креста Господня, реликвии ордена Храма, утраченной в битве при Хаттине в июле 1187 г. Поскольку маловероятно, чтобы подобный важный документ был составлен в смутное время, — после смерти Амальрика I в 1174 г., — его можно, по крайней мере предварительно, отнести к эпохе, когда орден Храма возглавлял Бертран де Бланфор.

«Свод» написан по-французски и заслуживает внимания из-за содержащихся в нем восхитительных подробностей нравов и военных обычаев тех времен, равно как и обычаев ордена Храма.

Магистр имеет право на четырех верховых животных — лошадей или мулов, кроме того, — одного туркомана или декстрария, [*5] т. е. отборного боевого коня. Его сопровождают один брат-капеллан и один писец с двумя оседланными лошадьми и одним вьючным животным для перевозки вещей и походного алтаря, перед которым служат мессу. Слуга из благородных (оруженосец) на коне несет щит и копье магистра.

И когда последний прослужит ему некоторое время, он [магистр] сможет сделать его братом-рыцарем, но пусть он этого не делает слишком часто.

В число личных слуг магистра входят: кузнец, знающий арабский язык писец, повар, два мальчика на побегушках, один сержант с двумя верховыми лошадьми, один туркопол, или всадник из местных жителей, выполняющий обязанности гонца. [209]

Магистр должен иметь двух братьев-рыцарей в качестве компаньонов, которые должны быть столь достойными мужами, что не могли бы быть исключены из какого-либо совета, в котором будет пять или шесть братьев.

Все вместе они являются близкими советниками магистра и контролерами его публичных или частных действий.

Как и Людовик Святой, тамплиеры больше ценили мужа благоразумного, нежели отважного. В их рядах проявление храбрости было необходимо, но устав предназначает похвалы рыцарям мудрым и доброй жизни.

Компаньоны магистра получают «ту же меру ячменя [для своих лошадей], что и магистр <…> и когда идет война, и братья совершают переходы, то довольствие должно быть общим и не должно возрасти или уменьшиться иначе, как по решению капитула. И то же самое касается масла и вина».

В начале «Свода» обнаруживается — даже в том, что касается магистра — постоянная забота о равном дележе, исключении всякого расточительства, не скупясь, однако, ни на питании рыцарей и гонцов, ни на корме вьючных животных, столь необходимых для службы в ордене Храма.

Далее составитель «Свода» рассматривает навыки доброго управления имуществом Дома и то, как упорядочить расходы, продолжая жить на широкую ногу, с рыцарской заботой об учтивости и щедрости.

Магистр может одалживать богатства Дома до тысячи золотых монет с согласия части достойных мужей Дома. И если магистр захочет одолжить большие богатства, он должен это сделать по совету большей части достойных мужей. Магистр может дать сто золотых монет или коня достойному мужу, другу Дома, а также может подарить золотой или серебряный кубок, или разноцветную одежду, или другие красивые драгоценности стоимостью по меньшей мере в сто золотых монет, к пользе Дома <…> Он может дарить всякое вооружение, за исключением меча, железного наконечника копья или боевого кинжала — их дарить нельзя.

Тамплиерам нравится делать подарки, об этом будет говориться и в дальнейшем. Стоимость даров должна быть пропорциональна рангу дарителя, начиная с красивых драгоценностей до мелких вещей, которые братья имеют право дарить друг другу: маленький английский нож, фонарь или что-нибудь, сделанное ими самими, что ничего не стоило Дому. Говорят даже о собаках и кошках, которых могут подарить знакомым вне ордена Храма.

Личная власть магистра в отношении внешней орденской политики ограничена, как и личная власть других высших администраторов ордена — великих бальи.

Магистр не может ни уступить землю, ни отчуждать ее, ни взять на себя содержание замка какойлибо области, кроме как по совету со своим капитулом. [Он не должен также] ни начинать войну, ни заключать перемирие ни на земле, ни в замке, служащем резиденцией орденской сеньории, без согласия монастыря. Но если бы оказалось, что перемирие нарушено, магистр может его продлить по совету братьев, находящихся в этой стране.

Магистр не может поставить командоров во главе королевств, по крайней мере, пускай он это делает по совету капитула. А что касается прочих командоров земель и других бальи, то ввиду нехватки земель назначение их, согласно мнению капитула или без оного, остается на усмотрение магистра <. ..>

Когда магистр отлучается из Иерусалимского королевства, он оставляет заместителем командора Святой Земли или кого-либо иного.

Но тот, кто пребывает на его месте, не получает никакой власти, кроме как созывать совет, если чтото случается во время отсутствия магистра, и собирать капитул, и раздавать доспехи <…>

Так, Жоффруа Фуше, командор Королевства, был одновременно великим командором ордена во время отсутствия в Египте Бертрана де Бланфора и передал на Запад весть о потере Харима. Следует особо отметить малую власть великого командора, ибо инициатива ордена многократно будет стеснена во время отсутствия магистра или по его смерти.

«Свод» неопровержимо доказывает существование постоянной и обоюдной связи между Святой Землей и Европой, — именно последняя была для палестинских тамплиеров Заморской землей. Дома Запада направляли ордену Храма разного рода ценности: золото, серебро, ткани, одежду, доспехи, конскую сбрую, лошадей. С Востока тамплиеры направляли своих братьев для инспектирования провинций, а также на покой — пожилых или больных рыцарей.

Когда богатства прибывают из-за моря, они должны быть доставлены в казну по приказу командора королевства Иерусалимского [казначея ордена Храма], который не должен ни сам брать что-либо, ни мешать магистру увидеть привезенное и распорядиться о нем.

Это же предписание распространяется на лошадей, которых передают в распоряжение маршала — включают в его караван.

Во время проведения нами генерального капитула, если магистр желает отправить братьев за море из-за их болезней или по нуждам Дома, он должен позвать маршала, смотрителя одежд, командора Акры и трех или четырех достойных мужей Дома и сказать им: «Пойдите посмотрите на братьев, которых полезно будет послать в различные страны за морем». И они должны пойти в лекарню посмотреть на братьев, а также и на тех, кто вне ее. И они обязаны записать тех, кого им рассудится отправить за море, и затем возвратиться к магистру и показать ему записанное. И если есть что-то, что требует изменения, это должно быть изменено по их согласию.

И если контролер или командир, назначенный генеральным капитулом, отзывается магистром или монастырем и, по какой бы ни было причине, остается, он отрешается от должности и должен отослать магистру и монастырю Буллу и Кошель.

Булла (bulle) — печать ордена, знак его власти; Кошель (bourse) — фонды, которыми он распоряжается. Вместе они служат признаками орденской должности.

Известно порядка двадцати образцов печатей ордена Храма. На одной из наиболее древних, на грамоте Эврара де Бара, [*6] изображен храм, увенчанный куполом. На другой, датированной около 1200 г., изображены два рыцаря, сидящие на одном коне и скачущие справа налево с копьями наперевес. [*7] Известны также печати с крестом и Агнцем, использовавшиеся магистрами в Англии; эти типы печати повторяются, различаясь в деталях. Остальные сохранившиеся экземпляры, судя по всему, принадлежат исключительно командорам ордена. [210]

Вот статут по приему ad succurrendum: [*8] Магистр не должен принимать новых братьев без [согласия] капитула, но если он отправляется в какое-то место, где нельзя собрать капитул, и если какой-либо достойный муж упросил его Бога ради сделать его братом <…>, поскольку он так болен, что, как полагают, не сможет выздороветь, тогда, по совету братьев, кои там будут, магистр может сделать его братом <…> И если Бог пошлет ему здоровье вскорости после того, как он окажется в нашем Доме, он должен исполнять свою должность пред братьями и познавать свои обязанности.

Чтобы закончить рассмотрение полномочий и обязанностей магистра, приведем некоторые детали более частного характера:

Когда магистр только что ехал верхом, он волен вкушать пищу в своей комнате, равно как и после потери крови, или если он пригласил к себе рыцарей, или других мирян. И когда он болен, он может лежать в своей комнате, а его товарищи должны есть в палатах с прочими братьями; и когда он выздоравливает, он может есть за одним из столов лазарета, и все братья в лазарете должны из любви к нему есть лучше <…>

Когда магистр ест за монастырским столом, он может жаловать кушанья из своей посуды всем, кто этого пожелает, и ни один брат, кроме магистра, делать этого не может.

Любое платье, которое остается от одежды или белья магистра, должно быть отдано во имя Бога прокаженным или туда, где будет видно, что оно будет использовано лучше всего. И ежели магистр отдаст платье из числа ношеных им какому-либо брату, он должен дать другое прокаженным или кому иному.

По всякому поступку, совершенному магистром по совету монастыря, он должен спрашивать мнения у всех и у каждого из братьев, и он примет решение, с которым будет согласна большая часть братьев и он сам. Все братья ордена Храма должны быть в повиновении у магистра, и магистр также должен повиноваться своему монастырю.

Приведенные фразы довольно ясно раскрывают отношения между магистром и его капитулом. Первый обладает значительной, но не абсолютной властью: она ограничена правом капитула на обсуждение, как и уставом и обычаями, увековеченными в «Своде», который тамплиеры всегда соблюдали очень точно. Что касается капитула, то главенство в нем несколько колеблется между pars magna (большинством) и pars saniora (мудрейшей частью) сообщества рыцарей. Можно предположить, что указания исходили преимущественно от совета магистра, маленькой группы высших орденских сановников и уважаемых рыцарей, которые составляли окружение главы и которых генеральный капитул призывает ставить подписи под его решениями.

Свод сенешаля, который следует за сводом магистра, сообщает нам довольно мало об этом административном лице, которое в истории ордена находится в тени, между магистром и маршалом — много более заметными. Однако, сенешаль является вторым по старшинству сановником ордена Храма; при избрании магистра выбор достаточно часто падает на обладателя этой должности. [211]

Сенешаль, как и магистр, имеет четырех лошадей, но вместо мула у него парадный конь. Ему служат: два оруженосца, писец, чтобы читать Часослов, писец, понимающий по-сарацински, два мальчика на побегушках, один братсержант и один местный пехотинец-туркопол. Как и магистр, он должен иметь достойного компаньона, который сопровождает его в любых обстоятельствах.

Сенешаль отправляется с буллой, идентичной булле магистра, чтобы замещать его во всех местах, где того нет. В лагере он живет в круглом шатре и водружает gonfanon baussant [*9] — знаменитый стяг тамплиеров, argent au chef de sable. [*10] Из знамени тамплиеров постарались сделать нечто таинственное, называя его beauseant [212] или еще фантастичнее. Слово baussant попросту означает «окрашенный в два цвета», в данном случае — черный и белый. Отсюда само знамя рыцари стали называть le baussant (но никогда — beauseant).

Жак де Витри, который был одним из друзей Дома и собирал сведения непосредственно у тамплиеров, рассказывает, что они носят «бело-черное знамя, которое называют «le Beaucent», показывая, что открыты и доброжелательны по отношению к своим друзьям, черны и грозны для врагов <. ..> Львы на войне, агнцы во время мира». [213] Но символика выражена изображением на знамени, а отнюдь не скрытым в его названии таинственным значением.

Сенешаль может подарить парадного коня или мула, боевое седло, красивый серебряный кубок или одежду из «разноцветной или ярко-красной ткани. Но дары сии следует делать по совету братьев, которые окажутся в этой стороне, к пользе Дома». Просматривается своего рода должностная иерархия даров, поскольку магистр имеет право жаловать сто золотых монет или золотой кубок.

Маршал монастыря выполняет несколько функций. Прежде всего он отвечает за монастырскую дисциплину как в мирное, так и в военное время; сам проводит перекличку рыцарей, собравшихся слушать мессу или Часы; отдает распоряжения на день, даже когда присутствует магистр; заботится о содержании всех лошадей и прочих животных монастыря и каравана, вьючных и «под седло», с вооружением, доспехами и сбруей, предоставленных рыцарям или помещенных в конюшни маршала. Более того, он командует монастырем в военное время (разумеется, под верховным предводительством магистра), — не забудем, что в ту эпоху бремя расходов лежало лично на командире. Маршал сам несет знамя как знак единения в битве, и, когда тяжелая кавалерия стремительно атакует, именно ему, согласно выразительной формуле, надлежит fournir la pointe. [214] [*11]

Маршал имеет право на четырех лошадей, включая одного боевого коня, и ему полагаются два оруженосца. Его сопровождают хорошо экипированные сержант и туркопол. Вместо круглого шатра у него шатер, называемый aiguillier, с небольшой палаткой (grebeleur) для оруженосцев.

И когда он отправится по выгонам с монастырем, вьючные животные командора Земли должны везти его и его ячмень, и его котел в какую бы то ни было землю.

Маршал должен иметь под своим началом все оружие и все доспехи Дома — те, которые покупают, чтобы передать их братьям монастыря, или те, которые получают путем подарков, милостыни и добычи. И вся добыча, имеющая отношение к оружию, даже если она была куплена с торгов [215], должна перейти в руки маршала.

Маршал, в какой бы земле это ни было, может покупать лошадей и мулов. Но он обязан довести это до сведения магистра, ежели он там. А магистр должен приказать выдать ему золотые монеты, если видит, что тот нуждается в них. Маршал может дать добродетельному мирянину, другу Дома, седло, на коем тот будет ездить или же вернет его, а также прочее мелкое снаряжение, но пускай не делает этого слишком часто.

Стоимость подарков продолжает сокращаться.

Когда магистр и сенешаль оба отсутствуют в королевстве Иерусалимском и когда великий командор не назначен, собирать капитул надлежит маршалу. Он также назначает по совету достойных мужей знаменосца и подмарла, оба — братья-сержанты.

Во время войны, по боевому кличу, командоры Дома должны собрать своих животных [верховых и вьючных] и присоединиться к отряду маршала, и потом не должны отъезжать без разрешения. И все братья, и все воины находятся под командованием маршала, когда они на военной службе.

Маршалу нельзя избираться командором какой-либо провинции, по крайней мере пока ему не будет разрешено оставить свои маршальские обязанности. Зато из командоров по эту сторону моря (в Палестине), кроме сенешаля и казначея, генеральный капитул может избрать маршалом любого.

Командор Иерусалимской земли является казначеем монастыря, и все имущество Дома, с какой бы стороны оно ни прибыло, — с этой стороны моря или с той, — должно быть возвращено и передано в его руки, и его должно поместить в казну, и касаться или пользоваться чем-либо оттуда нельзя без того, чтобы этого не видел и не учел магистр. И когда магистр это увидит, оно будет также записано, и командор [королевства] обязан хранить его в казне, а также может пользоваться им для нужд Дома. И если магистр или кто-либо из достойных мужей спросит его о том, он должен будет отдать им в этом отчет.

Командор Иерусалимской земли должен снабжать сукноделъню всем, в чем она будет нуждаться; и он может брать оттуда все, что пожелает, с согласия хранителя одежд. И последний должен ему повиноваться.

Командор земли [Иерусалима] может дать парадного коня или мула, или серебряный кубок, или платье, цветное или бурое <…> и реймсского полотна друзьям, которые делают крупные подарки Дому. И все платья, цветные, или серые, или алые, и все нераскроенные ткани, прибывшие в Дом посредством дара или милостыни, находятся у командора Земли. А прочие платья должны отправляться в сукнодельню <…>

Все выгоды по покупкам и продажам и все завещанные имущества и милостыни стоимостью от ста золотых монет и выше, собранные командорами Домов, должны быть внесены в казну; завещанные вещи меньшей стоимости остаются в пользу командоров.

Но ежели завещание имущества Дому сделано на море, великое или малое, — оно должно отойти в казну.

Вся добыча и все вьючные животные, и все невольники, и полностью весь скот, захваченные Домом Иерусалимского королевства на войне, находятся в распоряжении командора Земли, кроме животных под седло, вооружения и доспехов, кои принадлежат маршальству.

Все морские суда, принадлежащие Дому в Акре, находятся под командованием командора Земли, так же, как и командор порта Акры и все братья, кои ему подчинены. И все, что привозят эти суда, должно быть отдано командору Земли. Но если какая-либо вещь послана магистру или одному из братьев лично, эта вещь должна быть ему отдана.

Вот некоторые любопытные детали:

Если командору угодно приказать выдать седло из маршальского склада для себя лично или для какого-нибудь друга Дома, он вполне может так поступить, но пусть он не делает этого слишком часто <…> Командор королевства не должен делать больших подарков ни мирянам, ни рыцарям, если там же находится магистр, по крайней мере, если это не предназначается какому-либо другу Дома частным образом; но в отсутствие магистра он может делать сие.

Поскольку командору Земли известны ее ресурсы лучше, чем кому-либо другому, именно он выбирает зимние квартиры для монастыря.

Когда приходит время братьям монастыря разъезжаться по домам, командор может сказать маршалу: «Поместите столько-то братьев в этот дом, а столько-то — в другой» — и маршал должен это сделать, и поселить туда ни больше, ни меньше.

Раздел «Свода», касающийся командоров Триполи и Антиохии, не содержит ничего особенного. Он похож на раздел о командорах королевства, за исключением того, что касается функций казначея.

Хранитель одежд должен довольствоваться четырьмя животными и двумя оруженосцами, как самые привилегированные братья монастыря, с sommelier, или грузчиком. Но ему предоставляется aigullier, [216] такой же большой, как и шатер маршала, и маленькая палатка для его мальчиков-портных. И вьючные животные командора Земли должны переносить поклажу в портняжную мастерскую и швейню. [217]

Хранитель одежд снабжает братьев одеждой и постельными принадлежностями — кроме шерстяных покрывал, которыми они накрывают свою постель и которые получают только в подарок от родственников или знакомых извне ордена.

Когда платья отправлены из-за моря, хранитель одежд должен находиться при развертывании тюков и должен принять все подарки, присланные братьям монастыря, и отдать их тем, кому они предназначены. И он должен следить за тем, чтобы у братьев были благопристойно подстрижены волосы; и если какой-нибудь брат не причесан, как следовало бы, хранитель одежд может ему приказать постричься, и брат должен будет ему повиноваться. Ибо после магистра и маршала именно хранителю одежд они обязаны повиноваться.

При приеме нового брата, когда облачают его в белое платье ордена Храма, «хранитель одежд должен получить от него всю его старую одежду, за исключением разноцветной или алой, и если он дает золото, серебро или деньги Дому, то сие, стоимостью до десяти золотых монет, должно отойти на склад сукон, а свыше — командору Земли». Затем следуют статьи, относящиеся к командору города Иерусалима, пост которого был соединен с должностью смотрителя орденского госпиталя—госпитальера Дома. Это командорство должно было исчезнуть с потерей Иерусалима в 1187 г., что позволяет отнести «Свод» к предшествующему времени. [218]

Командор имеет право на четырех лошадей, из которых одна — туркоман [местная порода лошадей] или добрая рабочая лошадь, которая могла заменять мула. Его слуги —двое конюших, один брат-сержант, сарацинский писец и пехотинец из местных. В городе под его началом находится младший боевой военачальник — командор рыцарей во главе отряда из десяти братьев. Здесь мы вновь встречаемся с первоначальной функцией Бедных рыцарей — покровительством и помощью паломникам на дорогах Святой Земли.

Командор Иерусалима должен иметь под своим командованием рыцарей, дабы сопровождать и охранять паломников, которые следуют к реке Иордан; он должен возить круглый год шатер и знамя, или штандарт, покуда длится его власть. Так, если он разобьет лагерь и найдется какой-либо страждущий достойный муж, он может уложить его в своем шатре и обслужить его из милостынь Дома. А для этого он должен возить круглый шатер и иметь вьючных животных, и везти продовольствие, чтобы проводить паломников на вьючных животных, если в этом есть надобность.

Даже до потери Иерусалима паломничество к Иордану не проходило безопасно. Река разграничивала два региона, франкский и сарацинский, и путешественники рисковали быть застигнутыми набегом с той стороны Иакова Брода. Но после великой трагедии, делящей на две части историю Латинского королевства, вопрос об омовении в благословенных водах уже не стоял. Паломники должны были довольствоваться окрестностями Акры и Тортозы или — в лучшем случае — посещать некоторые города Галилеи.

Командор Города и его рыцари обладают привилегией охраны Святого и Животворящего Креста Господня.

Когда при переходах несут Животворящий Крест, командор Иерусалима и его десять рыцарей должны охранять его денно и нощно и должны делать привал как можно ближе от Животворящего Креста, пока длится переход. И каждую ночь два брата должны стоять на страже Животворящего Креста; и если вдруг окажется, что стоянка будет продлена, они все должны жить с монастырем.

В самом деле, накануне гибельной битвы при Хаттине, когда судьба Святой Земли была поставлена на карту и проиграна, некий тамплиер зарыл реликвию в песок, чтобы спасти ее от мусульман. Много времени спустя тот же тамплиер, оставшийся в живых, объявился у короля Иерусалимского Генриха Шампанского и сказал ему, что если ему дадут проводника до поля битвы, он отыщет Святой Крест, который ранее закопал собственными руками. Король предоставил рыцарю проводника-сержанта, уроженца этой страны, и вместе они отправились на поиски. Но как ни искали они в течение трех ночей (чтобы избежать встречи с сарацинами), ничего не нашли. И хотя впоследствии турки хвастались, что обладают реликвией, все-таки, похоже, что Святой Крест остался навсегда погребенным в песках, где его спрятал тамплиер. [219]

Командор Иерусалима может давать повсюду, где он пребывает, лошадей и мулов братьям и турецкое седло мирянину, и из всей добычи, взятой на войне по ту сторону реки Иордан, добычи, которая принадлежит командору Королевства, командор Града должен иметь половину. Но от добычи по эту сторону реки он не берет ничего <…>

Это снова позволяет датировать «Свод» временем до 1187 г., ибо добыча, захваченная за Иорданом, начиная именно с этого года, должна стать редкой. Следующий отрывок заключает раздел:

Все мирские рыцари, находящиеся в Иерусалиме и облеченные доверием Дома, должны проживать близ него и выступать под его знаменем, и все братья, проживающие в городе, и все те, кто уезжают и приезжают, столько, сколько будут пребывать там, находятся под его командованием, если там нет маршала, и должны испрашивать его разрешения на все, что они делают.

Ниже командоров Провинции стоят шателены [управляющие замками] и командоры Домов, власть которых не выходит за пределы их командорств. Эти командоры не могут строить новый дом — ни из камня, ни из известняка без разрешения магистра или великого командора Земли, но они могут перестраивать и чинить разрушенное.

Командорами рыцарей являются лейтенанты (заместители) маршала, каждый из которых стоит во главе отряда из десяти братьев, у них есть право проводить капитул и «давать разрешение братьям монастыря проводить ночь вне его». Их снаряжение то же, что и у брата-рыцаря.

Наконец, обратимся к своду о братьях-рыцарях и братьях-сержантах, описанию увлекательному и очень подробному, но настолько путаному, что следует несколько его упорядочить. [220]

Каждый из братьев-рыцарей имеет право на трех животных (коней, мулов) и одного оруженосца, и на четвертую лошадь и второго оруженосца — по милости магистра. В качестве доспехов они носят кольчугу и кольчужные чулки, изготавливавшиеся из переплетенных или нанизанных на плетеные кожаные ремешки металлических колец, и на голове большой рыцарский шлем [т. н. горшковый шлем], либо железную шапку [легкий шлем без бармицы]. Рыцарский шлем еще не имел подъемного забрала. Лицо защищала пластина с прорезями для глаз и отверстиями для дыхания. Постепенно более удобная железная шапка, за исключением поединков, стала заменять тяжелый шлем, по форме она была цилиндрической с плоским верхом и оставляла лицо открытым. Защита головы дополнялась кольчужным капюшоном, под которым была кожаная набивная шапочка.

Кольчугу рыцари надевали поверх стеганой куртки, которую они называют les espalieres [оплечье]. Позднее это слово стало означать наплечники. Но в хронике Тирского тамплиера говорится о воине в плаще и оплечье, являющемся видом одежды. [221] Точно так же и весьма подробное описание снаряжения тамплиеров ограничивается упоминанием подобной функциональной поддоспешной одежды. Jupon d’armer, или гербовая котта, носившаяся поверх доспехов и отмеченная красным крестом спереди и сзади, сделана была из белой ткани для рыцарей, иэ черной — для сержантов. Меч носился на поясе, к которому подвешивался на двух широких идущих накрест ремнях-перевязях так, чтобы ножны были расположены строго вертикально, острием в землю.

В качестве оружия, помимо меча, тамплиеры пользуются копьем с металлическим наконечником и турецкой палицей, — нанизанным на ручку и наполненным свинцом шаром с торчащими в разные стороны шипами. Треугольный деревянный щит, обтянутый кожей, подвешивался на шею. В течение XII в. меч и щит претерпели изменения. Во время первого крестового похода щит был размером почти в человеческий рост и являлся слишком тяжелым и неудобным оружием. На Востоке меч и щит становятся легче, как и кольчуга, которая теперь не достигает колен, вместо того чтобы доходить, как ранее, до лодыжек.

У каждого брата ордена Храма три ножа: боевой кинжал, нож для нарезания хлеба и маленький нож с узким лезвием, который называют также английским или антиохийским ножом. Нательное белье: положены две рубахи, двое штанов и пара башмаков. Рубаха поверх штанов опоясывается узким поясом, и именно в таком наряде брат ордена Храма спит ночью.

Его убор, по монашескому выражению, составляют долгополая туника из длинных лоскутов, называемая платьем (jupel) из клиньев, и застегивающийся наряд на меху; впридачу — большой плащ, скорее накидка без рукавов, которую называют также esclavine. Весной брат снова надевает свой широкий упланд [плащ] из сукна, подбитый шкуркой ягненка, и получает широкий летний плащ без подкладки. Его носильные вещи, кроме котты или туники с узкими рукавами, включает мантию, застегивающуюся на груди пряжкой или шнурком; мантию носят поверх котты, когда остаются в помещении. Все эти одежды — белые и отмечены красным крестом на груди и на плече. Называют также гарнаш [garnaches] — род плаща без рукавов, возможно, это то же, что и платье из клиньев.

Постельные принадлежности брата состоят из соломенного тюфяка, простыни и одеяла. Он может иметь покрывало из шерсти, «если кто-нибудь пожелает ему его дать <…>, но покрывало должно быть белым, черным или полосатым» (вспоминаются ковры берберов). Покрывало служит и попоной коню, или же сам рыцарь заворачивается в него на скаку, чтобы защититься от солнца или дождя.

Когда монастырь перемещается, основная часть гардероба укладывается в два мешка, один для постельных принадлежностей и сменного белья, другой — для кольчуги и оплечья-поддоспешника. Доспехи перевозятся в сетке, сплетенной из кожи — единственном достаточно прочном материале, выдерживающем трение о металл.

Рыцари получают по две небольших салфетки — плата; один — в качестве столовой скатерти, другой — для мытья головы. Им предоставляются две попоны для лошадей и чепрак, которым следует покрывать доспехи скакунов. Чепрак, как и гербовая котта рыцаря, служит для защиты от зноя и солнечных лучей, раскаляющих железо доспехов.

В качестве кухонной утвари и посуды оруженосца каждый рыцарь имеет котел, миску, чтобы отмеривать ячмень, сито, чтобы его просеивать. Прибавим еще две чаши или кубка для питья, две фляги, ковш из рога и ложку. В дополнение к этому — топор и терка, веревка, два хлыста (один — с петлей), три седельных сумы, из которых две — для оруженосца; наконец, небольшая палатка — grebeleure, и к ней впридачу молоток, чтобы вбивать колышки. Все снаряжение грузится на вьючное животное.

Братья-сержанты имеют по одному коню, но снаряжение они получают «то же, что и у братьев-рыцарей, за исключением палатки и котла». Они спят под открытым небом и стряпают вместе. Вместо кольчуги сержанты носят полукольчугу, более легкую — с короткими рукавами. Железная шапка, которую и сами рыцари находят в Сирии более практичной, заменяет сержантская шляпа. [*12]

Сборник заканчивается перечислением некоторых частных деталей:

<…> Братья монастыря могут давать друг другу гарнаш, который они проносили год, старую котту, и старую тунику, и рубашку со штанами, и короткие сапоги, и фонарь, если они сумеют его сделать, и ремень из замши или кожи козы. И если какой-либо оруженосец расстается со своим сеньором, хорошо прослужив свой срок в Доме, его сеньор не должен ничего забирать из одежды, которую бы он ему выдал, за исключением гарнаша, которому год; и он может ему отдать ту старую, которой два года, если тот пожелает.

«Ни один брат не должен подтягивать в сторону свободного конца ни путлищ, ни портупеи, ни пояса штанов; но он может делать сие без разрешения в сторону пряжки [т. е. ослаблять ремни]». Это предписывалось, чтобы не допустить непроизвольного разрыва ремня.

Ни один брат не должен ни мыться, ни пускать себе кровь, ни лечиться, ни отправляться в город, ни скакать на коне галопом без разрешения; и туда, куда не может идти он сам, не должен он направлять и своего коня. Когда братья находятся в опочивальнях, они не должны переходить спать в другие места. И когда они стоят лагерем и их палатки натянуты, они не должны передвигаться с одного места на другое без разрешения. Никто не должен уходить к стоянкам мирян или священников без разрешения, разве что они стоят веревка к веревке около госпитальеров.

Но им позволено устанавливать палатки попарно, с поднятыми полотнищами, чтобы высвободить побольше места.

Далее в «Своде» приводятся сведения о трех других должностных лицах ордена: туркополье, подмаршале и знаменосце.

Туркополье, под верховным командованием маршала, командует всадниками из местных, наемниками ордена Храма, при доспехах и без доспехов. . Братья-сержанты также подчинены его власти, но только в военное время. Именно он ведет разведчиков во главе отряда, и тогда ему предоставляют эскорт рыцарей. [222] В битве туркополье строит своих всадников по отрядам и ждет приказа магистра или маршала, прежде чем послать их в атаку. Согласно «Своду», братья окружают сержантов, и, «сдвинув и выстроив, ведут братьев-сержантов так красиво, как только возможно, и если у братьев окажется нужда в помощи, сержанты смогут пособить».

Подмаршал, как и знаменосец, брат-повар монастыря, кузнец монастыря и командор порта Акры — все пятеро сержанты, каждый имеет право на двух коней и одного оруженосца. Они обязаны содержать в порядке мелкую утварь, старые седла, бурдюки, кувшины, ведра, копья, мечи, шлемы, старые турецкие доспехи и арбалеты, старые чепраки под седла. «А из иного, тяжелого снаряжения у подмаршала ничего не выдается». Все братья-ремесленники маршальского склада находятся под его командованием. Он определяет им место службы Дому и отпускает на прогулку в праздничные дни из одного командорства в другое. Он также отвечает за сменных лошадей. В отсутствие маршала ему подчиняется знаменосец. [223]

У знаменосцев в подчинении все оруженосцы Дома. Знаменосец ведет их в бой, поощряет за примерное поведение, проводит капитул, чтобы осудить их ошибки, и велит их сечь, если они не повинуются. Он распределяет среди них солому [для постели?], башмаки и ячмень и выдает им плату, когда они отслужат свой срок.

И если братья сообща посылают своих животных и конюших на пастбища Дома, или на травы, или на прочие выпасы, знаменосец должен их отвести и привести назад стадом, с пегим знаменем впереди. И во всякое время и во всяком месте, где оруженосцы и братья в монастыре едят, знаменосец должен присматривать за столом <…> Когда братия монастыря едет в поход, знаменосец должен следовать за знаменем, которое он велит нести оруженосцу, и должен вести отряд таким образом, чтобы магистр смог отдавать ему приказы. [224]

В час битвы, когда тамплиеры стремительно атакуют, оруженосцы, ведущие сменных лошадей, следуют за своими сеньорами; прочие принимают лошадей, которых рыцари только что сменили на боевых, и остаются подле знаменосца; последний выстраивает и ведет их «после тех, кто в первых рядах, насколько возможно красивее, раньше и лучше, шагом или иноходью, или как ему заблагорассудится».

Некоторые сведения о туркополах содержатся в другом источнике. [225] Туркополов нанимают за три золотые монеты в год. Зимой туркополье выдает им гарнаш, котту, штаны и старый плащ — покрывать коня. «А летом он также может подавать им милостыню». Если они наняты за одно жалованье, то приходят только со своей сбруей, если же получают жалование и restou, — то и со своим конем. Restou представляет собой страхование жизни животного, но величина возмещения в случае гибели последнего не должна быть меньше стоимости коня.

Когда тамплиеры разбивают лагерь, то прежде всего определяют место для часовни. Круглый шатер магистра устанавливается рядом с палатками маршала и командора Провинции и шатром обоза. Потом, при команде: «Располагайтесь, сеньоры братия, во имя Божие», рыцари натягивают свои палатки, «отправляясь каждый к своему отряду: и те, кто снаружи, должны натянуть свои палатки и сложить внутрь свое снаряжение, и каждый брат должен занять место на все свое компанство». [226][*13] Таким образом, лагерь разбивается по кругу, вокруг часовни. Затем маршал последовательно бросает клич за фуражом и поленьями, и каждый рыцарь присылает своего оруженосца с одной лошадью. «Они должны покрыть свои седла попоной или покрывалами, или чем-нибудь другим; и если им предстоит возить на них камни, они должны испросить разрешения. А боевое седло они не должны брать без спроса». Все это предпринимается для того, чтобы не повредить седельную кожу.

После наряда на фураж и лес кричат: «К раздаче». «И братья обязаны надеть свои плащи и идти чинно и спокойно, один за другим, получать во имя Бога то, что им дадут». Прежде чем собирать монастырь, командор, отвечающий за мясо, «дает попробовать его брату-сержанту магистра <…> и должен выдать ему самое хорошее, какое только там будет. Тогда командор, достойный муж Дома, боящийся Бога и любящий свою душу, отбирает куски для братьев, заботясь, чтобы не положить вместе двух хороших кусков ни от бедра, ни от лопатки, но как можно более равномерно <. ..> И если есть какой-либо брат, который по своей болезни питается мясом из лекарни, те, кто проживает с ним, могут также есть оттуда, хотя бы они и не были больны».

В лагере, как и во дворце, тамплиеры пользуются привилегией «приглашать всякого достойного мужа, которого должно почтить» и который приходит к месту их стоянки или проходит мимо; «и командор по мясу обязан выдать братьям продуктов столь щедро, чтобы все в Доме могли бы получить его в значительном количестве, из любви к достойному мужу». С другой стороны, тамплиерам запрещено добывать себе пропитание, «за исключением луговых трав, рыбы, птиц и диких животных, если они умеют их ловить, не охотясь, так как охота запрещена». Однако они организуют облавы «на львов и вредоносных животных», которые иногда нападают на лошадей каравана.

Когда лагерь снимается, братья седлают коней и покидают место только по приказу маршала. Они готовятся к отъезду, привязывая веревкой к седлу вьючного животного колышки от своего шатра, пустые фляги, топор и ведро. «И если какой-либо брат желает поговорить с маршалом, он должен пойти к нему пешком и потом возвратиться на свое место». [227] Как только братья получают приказ сняться со стоянки, «они обязаны посмотреть на своих местах, чтобы ничего из их экипировки не осталось <… > И потом сесть верхом и отправиться красиво отрядом, шагом или иноходью, с оруженосцами за собой, и, находясь в пустынном месте, держаться отрядом ради себя и своего снаряжения <…> И нагоняя отряд, каждый брат должен пропустить своего оруженосца и свои вещи перед собой». В героических романах оруженосец обычно следует за своим сеньором; тамплиеры же пускают их впереди, чтобы лучше за ними присматривать.

Если они передвигаются ночью, то так же, как и в своих командорствах, хранят молчание до тех пор, пока не произнесут тринадцать раз «Отче наш». Днем, если один из них желает поговорить с другим, тот, кто впереди, возвращается к едущему позади. «И если какой-нибудь брат скачет рядом с отрядом по своему делу, он должен ехать и подъезжать с подветренной стороны, чтобы отряду не досаждала пыль». Когда отряд переходит реку, братья (в мирное время) поят своих животных, не загораживая брода другим. В военное время они останавливаются, если только знаменосец подает им сигнал.

И если на пути будет брошен боевой клич, братья, находящиеся ближе всех, могут пересесть на своих [боевых] коней, взять свои щиты и копья и держаться спокойно, ожидая приказов маршала.

Многочисленные пассажи «Свода» и статутов указывают, что тамплиеры разделили все дороги Святой Земли на отрезки длиной в дневной переход, чтобы облегчить продвижение. Каждый этап заканчивался в каком-нибудь командорстве, в замке ордена Храма, на площадке для привала с колодцем, чтобы отряд мог утолить жажду. Так что патрули ордена и вся монастырская братия безостановочно проезжала расстояние, отделяющее пески Газы от гор Армении.

Когда монастырь совершает переход боевым порядком в военное время, рыцари едут в доспехах. За ними с копьями — оруженосцы, позади них ведут лошадей. Никто ни под каким предлогом не должен поворачивать назад, но рыцарь может «без разрешения немного вырваться вперед», чтобы испытать своего коня и проверить сбрую. Покидать боевой порядок перед лицом врага разрешено в единственном случае: дозволено прийти на помощь «любому христианину, ехавшему безрассудно, если на него нападет турок, чтобы убить». Брат, покинувший строй по любому другому поводу, будет отправлен в лагерь пешком в знак наказания и «потом предстанет перед судом Дома». [228]

До начала атаки подмаршал несет знамя рядом с маршалом. Чтобы подать сигнал к атаке, маршал во имя Божие сам берет знамя. Но так как он не сможет защищаться, держа древко знамени в правой руке, а поводья в левой, его окружают пять-десять рыцарей, которые «отбиваются от своих врагов вокруг знамени, как только могут». Маршал назначает одного из них командором над рыцарями и доверяет ему второе знамя, обернутое вокруг копья; это знамя он должен развернуть, если первое будет отбито или разорвано на куски. Если маршал тяжело ранен и не в состоянии быть впереди, его заменяет командор, который несет свернутое знамя, защищаемое эскортом.

Тому, кто держит знамя, строго запрещается опускать его или пользоваться им как копьем.

И наказание может быть столь великим, что возможно его заковать в кандалы, чтобы никогда больше не носить ему знамени и не быть командором рыцарей <…> Ибо когда опускают знамя, те, кто находится далеко, не знают, отчего это <…> и любой турок сможет скорее захватить его, когда оно опущено, чем когда поднято, а люди, которые теряют свое знамя, впадают в великую растерянность, и сие может обернуться к полнейшему разгрому.

В другом месте в статутах говорится, что брат, рыцарь или сержант монастыря может просить разрешения об отступлении, если он ранен, и что сержант, «ежели окажется без железных доспехов», может поступить так же, даже если он здоров. «Но брат-рыцарь поступить так не может <. ..> ибо он не должен покидать знамя ни по какой причине». Если же из-за внезапной атаки ни рыцари, ни сержанты не успели надеть доспехи, они должны держаться вместе и «вместе принять то, что Богу угодно будет им послать».

Рыцарь, оказавшийся в сражении отрезанным от своих братьев по оружию, присоединяется к первому же знамени, которое увидит поблизости, желательно — к знамени госпитальеров. В случае поражения он не покидает поля битвы, покуда остается поднятым христианское знамя. Если же оно «склонится в поражении», то и рыцарь может повернуть поводья и укрыться «там, где ему посоветует Бог».


    Орденский округ во главе с администратором высокого ранга — бальи (от старофранцузского baillir — править, управлять).

    Исторический регион во Франции, в описываемый период разделенный между герцогством Нормандским (находившимся в руках английского короля) и владениями короля Франции.

    Скрипторий — мастерская для переписки книг.

    Приводимый далее перевод сделан довольно свободно. Ср. соответствующие места в Вульгате (латинском каноническом тексте Священного Писания): «По смерти Иисуса вопрошали сыны Израилевы Господа, говоря: кто возглавит нас против хананеев и будет полководцем (букв.: «вождем войны») …И сказал Иуда Симеону, брату своему: войди со мною в жребий мой, и будем воевать с хананеями; и я войду с тобою в твой жребий. И пошел с ним Симеон. … И пошел Иуда с Симеоном, братом своим, и поразили хананеев, живших в Сефате (Цефафе), и опустошили (букв.: «умертвили») его… Иуда взял также Газу с пределами ее, и Аскалон, как и Аккарон (Екрон), со своими рубежами»: кн. Судей, гл. 1, ст.1,3,17,18. В русском (синодальном) переводе Библии эти места переданы несколько иначе.

    Destrier (фр.) — французский термин позднелатинского происхождения; букв. «ведомый десницей», т. е. ловкий, умелый.

    Печать предположительно датируется 1147 г,

    К 1167 г. относится первое достоверно датируемое употребление такой печати.

    Ради оказания поддержки (лат.).

    Пегое знамя (фр.).

    Буквально переводится «в серебре черная глава» (фр.) — условная геральдическая формула, обозначающая в данном случае белое знамя с широкой черной полосой вдоль верхнего края. Известны, однако, изображения «пегого знамени» ордена с иным расположением и соотношением черной и белой частей.

    Быть впереди; выставлять авангард (фр.); букв. «образовывать острие» (войска).

    Сержантская шляпа, собственно говоря, — тот же самый легкий шлем без бармицы — железная шапка, только с широкими полями.

    Компанство — группа воинов, которые на биваке пользуются совместно котлом и палаткой.

 

Читать «Жизнь и смерть ордена тамплиеров. 1120-1314» — Демурже Ален — Страница 1

Ален Демурже

Жизнь и смерть ордена тамплиеров

1120–1314

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1919 г. американские офицеры, прикомандированные к госпитальному лагерю в Боне, приобрели портик капеллы св. Иакова, древней церкви командорства тамплиеров в Боне. Они разобрали его и перевезли в Соединенные Штаты, чтобы установить в музее Бостона. Эти офицеры принадлежали к секте Рыцарей Колумба, заявлявшей о своей связи с древним орденом Храма.

Двадцать восьмого октября 1983 г. на странице 11 журнала «lе Моndе» было опубликовано следующее объявление:

«ВОЗРОЖДЕНИЕ ордена тамплиеров, инициированное магистрами, хранителями ТРАДИЦИИ в 1984 г., ознаменует начало НОВОЙ ДУХОВНОЙ ЭРЫ в преддверии второго пришествия Христа. Чтобы содействовать этой важной подготовке, наряду с другими эзотерическими движениями, было учреждено Братство Иоаннитов за Возрождение ордена Храма — ордена, отличительными чертами которого являются инициация, традиционность, христианство и рыцарство (и т. д.)».

В конце мая 1987 г. в древнем особняке тамплиеров в ла Маджио-не де Поджибонси, маленьком городке в Тоскане, собрался международный научный симпозиум на тему «Тамплиеры, мифы и история». В числе прочих организаций в его подготовке участвовали Сиенский университет, Государственное управление по туризму провинции Сиена и Ассоциация рыцарей Храма со штаб-квартирой в Поджибонси. Эта организация, основанная в 1979 г. как общество благочестивых мирян, занимается делами благотворительности и развитием культурной жизни, не имея никакого отношения к эзотерике.

Небольшой курорт Греу-ле-Бен чрезвычайно гордится своими минеральными водами, в которых храмовники отдыхали после походов, и замком тамплиеров. Помимо этого, жители городка числят в своей вотчине постоялый двор тамплиеров и улицу тамплиеров. К несчастью, тамошний замок относится к XV в. и посему не мог принадлежать храмовникам; к тому же нет никаких доказательств в пользу того, что тамплиеры когда-либо плескались в городских купальнях. Но не будем огорчаться! Тамплиеры все же оставили заметный след в истории и культуре обитателей Греу: разве устная традиция не гласит, что по замку бродит призрак тамплиера, замурованного в одной из стен?

Общеизвестно выражение «пить как тамплиер». Не так давно оно обрело вторую молодость в ходе рекламной кампании баньюльса (руссильонское вино): в роликах можно было видеть таверну, полную рыцарями Храма, которые безмятежно спят с бутылью на животе.

Нужно ли, пародируя один из современных заголовков, сделать вывод, что тамплиеры среди нас?

Нет.

Орден Храма пал в начале XIV в. от рук короля Франции Филиппа Красивого; он погиб, брошенный на произвол судьбы своим естественным защитником — папой, который сначала долго важничал, а потом безоговорочно подчинился воле короля.

Наряду с катарами и Жанной д’Арк орден Храма оказался золотой жилой для псевдо-истории, у которой лишь одна цель — угостить неискушенных слушателей порцией тайн и мистики. Существует история ордена Храма и история легенды о нем. Историк изучает не только правду, он берется и за фальшивки, коль скоро их принимают за истину, а еще объектом его внимания становятся фантазии и бред. Однако он никогда не смешивает одно, другое и третье.

Литература о тамплиерах чрезвычайно обильна, но сомнительна. Нам не стоит питать иллюзий на ее счет: с научной точки зрения здесь речь идет почти исключительно об истории легенды об ордене Храма.

Существует несколько пластов преданий об ордене Храма. Не будем придавать слишком много значения тем из них, которые связаны с мифическим происхождением ордена: он якобы восходит к самому Иисусу! Что ж, никому не запрещено тешить себя воссозданием «ранней истории» ордена, более славной, нежели та, что произвела его на свет по инициативе безвестного рыцаря Гуго де Пейена из Шампани. Отметим только, что в эпоху, когда было совсем нетрудно сфабриковать для себя почетную родословную, что и происходило сплошь да рядом, тамплиеры, в отличие от госпитальеров, этого не сделали.

Основная тема легенды об ордене храмовников — это его выживание в виде секретных обществ. По этой версии в XII и XIII в. таким тайным обществом был сам орден. И именно как с таковым с ним боролась королевская власть. Однако он сохранился в недрах франкмасонства. Перед смертью Жак де Моле успел передать свои полномочия и «тайные знания» некоему рыцарю по имени Джон Марк Лармений. Впоследствии пост великого магистра никогда не оставался незанятым. Таким образом, франкмасоны являются наследниками тамплиеров. В своей недавней книге, The Murdered Magicians, the Templars and Tyeir Myths (Оксфорд, 1982), Питер Партнер прослеживает историю этого мифа. В 1736 г. шевалье Рэмси, английский католик, живший во Франции, захотел установить связь между масонством и крестовыми походами и заявил, что именно через крестоносцев масонство получило доступ к древней мудрости строителей храма Соломона.

Затем, к 1760 г., некоторые немецкие ложи, недовольные эгалитаризмом и рационализмом первоначального масонства, положили начало масонской иерархии, степеням посвящения, субординации и тайне. Чтобы оправдать свои действия, они ссылались на историю, связывая происхождение масонства с орденом Храма. Так возникло учение тамплеризма.

Французская революция вызывала настоящий переворот. Стремясь опорочить революцию, консервативные круги выдвинули мысль о масонском заговоре. В их устах масоны-тамплиеры стали звеном в долгой цепи конспираторов-анархистов, разрушителей христианского и европейского социального строя. Эту череду бунтовщиков они возводили к ассассинам и гностикам высокого средневековья. Именно так, в виде последователей до- и антихристианской секты, изображал тамплиеров и масонов-тамплеристов аббат Баррюэль (Memoires pour server a l`histoire du jacobinisme), а после него австрийский востоковед Йозеф фон Хаммер-Пергсталл.

Третье направление исследования легенды об ордене Храма уводит в мир сект. В современном мире существуют многочисленные группы, т. е. секты, которые связывают себя с орденом Храма. Похоже, что покойник обладал завидной выносливостью, если мог служить сразу двум столь несовместимым господам (христианству и антихристианству). Между тем когда какая-нибудь секта XIX или XX вв., объявляет себя духовной наследницей тамплиеров, то мы не вправе сказать, что это может заинтересовать разве что историка ордена Храма. Речь идет о проявлении менталитета названных столетий, волнующем прежде всего историка современного мира. Подобное стремление к преемственности вовсе не означает, что она существует. И та история, о которой грезят сектанты, уводит за пределы «территории историка».

Наконец, остается пласт захватывающих легенд в собственном смысле этого слова. История ордена Храма, выдвигавшиеся против него обвинения и его трагический конец оставили след в общественном сознании. На этой исторической основе сформировались, распространились, а затем исказились мифы, предания и легенды.

Мишель Ласко в своей книге «Тамплиеры в Бретани» излагает сказание о «кровавых монахах» (тамплиерах и госпитальерах), злобных, нетерпеливых, жестоких, которые похищали девушек прямо с брачного ложа и в наказание за свои преступления все исчезли в одну ночь. Подобные предания могут облекаться и в другую форму — это повествования о видениях или о призраках, появляющихся особенно часто во время грозы. Кое-где рассказывают о командоре, некогда обвиненном в тяжких грехах, который скачет галопом вокруг местных развалин. Он возвращается каждую ночь, чтобы добиться сочувствия от живущих, и окончательно исчезнет лишь в тот день, когда найдется сострадательная душа, которая закажет мессу о его спасении.

Другую легенду, на сей раз из Лангедока, приводит нам аббат Морис Мазьер. Речь идет о фольклорных сказаниях долины Брезилу в Оде. Король Франции вместе с сыном останавливаются в Бренаке, расположенном в долине. Сеньор Бренака принимает их у себя. Сын короля предлагает младшему брату правителя стать его пажом, но молодой человек отказывается, ссылаясь на данный им обет стать тамплиером. Королевский сын оскорблен таким бесчестьем. Позднее, во время процесса, молодой тамплиер приговаривается к сожжению. Обнаружив его имя в списке, король желает его помиловать, но встречает от него новый отказ. Это предание имеет историческую основу — участвуя в крестовом походе против Арагона, король Филипп III и его сын, будущий Филипп IV Красивый, действительно пересекли территорию Бренаки.

Фильм Арн: Рыцарь-тамплиер (2007) смотреть онлайн в HD качестве 720

Arn: Tempelriddaren

  • Оригинальное название:

    Arn: Tempelriddaren

  • Год выпуска:

    2007

  • Страна:

    Швеция, Великобритания, Дания, Норвегия, Финляндия, Германия, Марокко

  • Жанр:

  • Режиссёр:

    Петер Флинт

  • В ролях:

    Йоаким Наттерквист, София Хелин, Стеллан Скарсгард, Саймон Кэллоу, Венсан Перес, Биби Андерссон, Микаэл Нюквист, Мирья Турестедт, Морган Аллинг, Свен-Бертиль Таубе

  • Время:

    139 мин.

  • Качество:

    720

  • Перевод:

    Дублированный

Описание фильма: Арн: Рыцарь-тамплиер (2007)

Арн, сын высокопоставленного шведского дворянина, заканчивает свое монастырское обучение и, в наказание за свою запретную любовь, отправляется в Священные Земли в качестве рыцаря-тамплиера. Там ему суждено принять участие в битве при Хатине и других событиях, связанных с тяжёлыми временами Иерусалимского королевства…


Смотреть онлайн «Арн: Рыцарь-тамплиер (2007)» бесплатно в хорошем качестве HD 720 полностью

Смотреть онлайн Плеер2

Предлагаем смотреть онлайн полный фильм Арн: Рыцарь-тамплиер (2007) Arn: Tempelriddaren в High Definition-720 и 1080p качестве! Который был снят в стране — Швеция, Великобритания, Дания, Норвегия, Финляндия, Германия, Марокко такими режиссерами как — Петер Флинт, где главные роли исполнили — Йоаким Наттерквист, София Хелин, Стеллан Скарсгард, Саймон Кэллоу, Венсан Перес, Биби Андерссон, Микаэл Нюквист, Мирья Турестедт, Морган Аллинг, Свен-Бертиль Таубе. Плеер доступен для всех устройств таких как айфон, айпад, планшет.


Онлайн фильм Арн: Рыцарь-тамплиер (2007) смотреть в full hd 1080 бесплатно


Комментировать

Воспитанник тамплиеров. Какой кондотьер стал примером для подражания благородного рыцаря Дон Кихота из Ламанчи?

Денег у братьев-храмовников было много. Двадцатилетний капитан парусника «Сокол» Рутгер фон Блюм (дело было в 1287 году)  подумал, что тамплиеры могли и поделиться золотом во имя Христа. Отец, немецкий рыцарь-наемник князей Гогенштауфенов, учил добывать пропитание хитростью, если этого нельзя было сделать шпагой. После гибели родителя Рутгер с матерью оказался у итальянского города Бриндизи. Здесь юный немец попал на корабль тамплиера француза Васселя, который и воспитал его отличным моряком и солдатом. В пятнадцать лет Рутгер прекрасно рубился на мечах и кинжалах, а также мог вести судно  под звездам, в штормы, прятаться в укромных бухтах. К двадцати годам  способный юноша  наловчился в тактике абордажного боя, поскольку его команда охотно грабила купцов из Генуи и Леванта.

 

Юный Рутгер смог обвести вокруг пальца грозных тамплиеров

 

После осады Акры в 1291 году сын немца-наемника  украл казну тамплиеров, не побоявшись божьего гнева. На добытое обманом золото он заказал в Генуе мощную галеру «Оливетта», которая вышла в боевой поход.  Свои богатства будущий гениальный кондотьер быстро приумножил охотой на купцов в Средиземном море. Но в конце 13 века оказался в Испании, у стен Барселоны. Немецкое имя пришлось сменить на более понятную местным охотникам за удачей на каталонско-французскую. Пират стал именоваться Рожером де Блюмом. Так и вошел в мировую военную историю и в рыцарские романы. Война нравилась ему все больше и больше.

 

Романтический бедняга Дон Кихот, если верить Сервантесу,  мечтал о славе мессира  Рожера де Флора

 

Средневековые сочинители вывели мессира Рожера в рыцарском романе «Тирант Белый», о котором написал Сервантес в «Дон Кихоте». Приключенческая сага оказалась спасенной от сожжения при разборке книжного собрания сумасшедшего Ламанчского рыцаря. Было чем вдохновиться Дон Кихоту, читая о делах воспитанника тамплиеров.  Славой Рожера де Блюма восхитились и толпы авантюристов, которых он легко набрал на Пиренеях. После разгрома мавров в испанских портах осталось много безработных мастеров рукопашного боя. Они стали воевать на кораблях пирата сначала за интересы властителя Балеарских островов. Будучи человеком властным и заносчивым, Рожер полагал, что великие мира сего будут рады принять его к себе, оценив его военное искусство по заслугам. Но первая же попытка получить службу провалилась. Герцог Калабрии Роберт Анжуйский отверг  дерзкое предложение головореза. Рожер затаил злобу. Он взялся опустошать города на побережьях Испании, Франции, Италии и Северной Африки.

 

Разбой и пиратство принесли славному кондотьеру Рутгеру почет и уважение сильных мира сего

 

Его пиратская флотилия выросла. В ней стало пять кораблей.  Базировалась она на одном из островов в  Тирренском море. Боевой опыт пиратов очень пригодился королю Сицилии — Федериго II Арагонскому. Этот монарх хотел с помощью корсаров разорить властителя Неаполя. Теперь под ударом корсаров оказалось неаполитанское побережье. 

 

После примирения в 1302 году королей  Сицилии и Неаполя был  заключен мир. Бандитов Рожера при дворе Федериго II держать не стали.  Король Франции пожаловался папе римскому на бесчинства испанских пиратов. Папа потребовал у монархов средиземноморских государств изловить и  повесить наемника.

 

 

Рыцари особенно  охотно грабили города, когда там не было сильных  гарнизонов

 

Рожер де Блюм счел за лучшее перебросить свои корабли под сень византийского престола. Как раз император Андроник  II нуждался в хорошей шпаге для борьбы с османами.  Вместе с пиратом к византийцам прибыло 1500 конных рыцарей, до пяти тысяч пехоты – копейщики, мечники и алебардщики. Под знаменами Арагона бойцы Рожера нещадно громили турок за Геллеспонтом, но и не забывали грабить всех, кто попадался им на пути. В 1304 году войско каталонцев наголову разгромило турок при Филадельфии. Османы бежали, роняя сабли и тюрбаны. Кондотьер повел своих смельчаков на Манису, Нимфей, Эфес. Наемники могли совершать без воды и еды марши с удивительной быстротой и убивать затем турок тысячами.

 

Мечом и огнем они прошлись по островам Греции, оставив после себя дымы пожаров на Хиосе, Лесбосе, Лемносе. Население возроптало. Император Византии приказал наемникам повернуть оружие против болгар, ждать приказа о выступлении  на бесплодном  полуострове  Галлиполи. Но Рожер в свою очередь потребовал 300 тысяч золотых монет. Византийцы вынуждены были срочно перечеканить монету, понизив ее стоимость. Но наемники заметили обман и уже было собрались штурмовать стены Константинополя.

 

Огнем и мечом воины кондотьера де Флора прошли по  Греции

 

Штурма не произошло из-за компромисса, на который пошел император Андроник. Рожер де Флор был возведен в звание кесаря. Он получил права некоронованного властителя столицы Византии. По иерархии наемник оказался  формально вторым человеком в империи после базилевса. Он не выполнил распоряжения Андроника II по сокращению своего войска до 3000 воинов, а в освобожденных областях Малой Азии стал вводить свои законы и чиновников. Еще немного и на карте Малой Азии возникло бы новое королевство.

 

Участились стычки наглых каталонцев и испанцев с местной греческой аристократией. В дело вмешался императорский сын   Михаил.  Весной 1305 года Михаил собрал свою армию в Андрианополе. Кондотьер Рожер, почувствовав готовящийся удар, решил тактически обыграть Михаила и, прежде чем вернуться в Константинополь из Малой Азии, навестить императорского сына.

 

Византийцы не были бы византийцами, если бы не умели обуздывать таких смельчаков с помощью коварства и лжи. Когда Рожер прибыл в Адрианополь с отборным отрядом, лукавый Михаил принял кондотьера со всеми полагающимися поклонами и почестями. Но у входа в шатер молодой жены Михаила на Рожера де Блюма напали убийцы, и он был зарезан. Наемный отборный отряд тоже был переколот византийцами. Роковой удар королю пиратов нанес алан, который отомстил за смерть родного отца, погибшего во время рейда пиратов.

 

 

 

Проклятие Жака де Моле

Несколько факторов способствовали падению рыцарей-тамплиеров после двухсот лет военной мощи и возглавления прибыльной торговой империи. Главный поворотный момент наступил в 1291 году после того, как они потеряли город Акко, обнесенный стеной портовый город на территории современного северного Израиля, что ознаменовало конец дальнейших крестовых походов в восточном Средиземноморье.

Растущее мнение общественности о том, что «лучшие из всех рыцарей» отказались, подпитывало скептицизм в отношении когда-то непобедимого религиозного Ордена и, что еще хуже, давало коварным монархам, таким как Филипп IV Французский (1268–1314), прекрасную возможность уничтожить военную армию. и монашеский институт, который, как опасались, стал слишком могущественным.

За необоснованными обвинениями в финансовой коррупции и ереси король Филипп, известный своей большой задолженностью перед тамплиерами, при поддержке Папы Климента V ухватился за свой шанс вырвать богатство и активы двухсотлетнего Ордена, который к 1302 году обнаружил, что больше не контролирует какую-либо часть Святой Земли.

13 октября 1307 года все братья тамплиеры во Франции были арестованы в результате серии дерзких набегов на рассвете и заключены в тюрьму по обвинению в ереси.«Ересь» определялась как все, что не соответствовало общепринятым верованиям церкви, и любой, кто бросал вызов нормам церковной власти, становился подозрительным. Наказания могли быть жестокими, такими как пожизненное заключение для осужденного — на признании — или сожжение осужденного на костре.

Жак де Моле был 23-м и последним Великим магистром рыцарей-тамплиеров, дислоцированных на Кипре, штаб-квартире угасающего и когда-то могущественного Ордена на Востоке. Родившийся около 1250 года, он происходил из семьи мелкого дворянства, и считается, что ему было присвоено звание рыцаря всего в 21 год.Ему приписывают попытку реформировать Орден и возглавить повторное завоевание Святых земель, потерянных египетскими мамлюками, Моле было около шестидесяти, когда он попытался заручиться поддержкой западных монархов для 2-го крестового похода.

Одним из действий Моле, вызвавших некоторую враждебность к нему со стороны короля Филиппа, было его возражение против планов по объединению рыцарей-тамплиеров и рыцарей-госпитальеров — соперничающего ордена, заботившегося о больных и раненых паломниках в Святой Земле — на территории что он считал, что соперничество между Орденами привело их к лучшему для христианского мира.Король Филипп, будучи в огромном долгу перед тамплиерами, выступал за объединение Орденов под своим командованием, что дало бы ему беспрецедентную власть над учреждением, технически сделав его «королем войны».

Папа Климент V, оказавшись под давлением, чтобы следовать решениям короля Филиппа — Филипп избавился от предыдущих пап посредством сфабрикованных обвинений в ереси — переместил папство в Пуатье во Франции из Италии, где догматический король мог иметь большее влияние как на папство и тамплиеры. Филипп воспользовался растущими слухами о нарушениях, совершенных Орденом, которые Климент удобно взял на себя для расследования от имени короны.

Всего было выдвинуто пять серьезных обвинений, намекающих на коррупцию и аморальное поведение против тамплиеров, которые король Филипп рассматривал как средство для конфискации активов и богатства Ордена и передачи их в Королевскую казну. Пожилой Моле был допрошен агентами Филиппа и в результате был вынужден написать письмо с признанием в еретических актах Ордена, таких как отречение братьев Тамплиеров от Христа и злоупотребление распятием в кощунственных ритуалах инициации.

Аресты тамплиеров за преступления были связаны с перечислением предполагаемых преступлений, включая обвинения в том, что члены участвовали в гомосексуальных практиках, отрицали Иисуса Христа как пророка, унижали распятие и занимались «идолопоклонством», поклоняясь таинственному мумифицированному телу в храме. форма «кошачьей головы» как символ сатаны. В 14 веке наихудшим видом подрывной деятельности, признанным в основном неграмотным и суеверным населением, была религиозная природа.Несмотря на то, что «грехи» тамплиеров были не более чем слухами, власть церкви над сознанием простых людей была безграничной.

Поскольку было практически невозможно избежать обвинения в ереси, это было определенным средством обеспечения разорения врага или соперника, отсюда и нападение короля Филиппа на Моле и его братьев-тамплиеров. Сложный и затяжной судебный процесс над тамплиерами длился пять лет, Жак де Моле и другие магистры, такие как Жоффруа де Шарни, содержались в парижской тюрьме, когда, наконец, 22 марта 1312 года Орден тамплиеров был упразднен папским декретом на Венском соборе. .

Пытки сыграли ужасающую роль в получении признаний от многих братьев Тамплиеров во время суда. Идеология того времени полагала, что если заключенный невиновен, он сможет вынести сильную боль любого уровня, поскольку Бог будет на его стороне. От растяжения на дыбе до подвешивания в воздухе до тех пор, пока руки жертвы не выпадут из суставов, — опытный мучитель мало что мог сделать, чтобы вызвать мольбы о пощаде или отчаянное признание, просто чтобы положить конец мучениям. боль.

Жак де Моле первоначально признался в обвинении в ереси, но после того, как он томился вместе с несколькими другими братьями в тюрьме в течение семи лет, отказался от своего признания и снова был допрошен в Париже в присутствии двух кардиналов. Признав теперь, что несколько лет назад он дал ложное признание, чтобы спасти свою жизнь, он добровольно отозвал все предыдущие заявления о вине против Ордена и заявил, что обвинения были фиктивными.

От растяжения на дыбе до поднятия в воздух, пока руки жертвы не выпадут из суставов, мало что опытный мучитель не причинил бы телу.

В тот момент, когда заключенным братьям, наконец, стало ясно, что делать дальше, и Орден ушел в историю, Жак де Моле вместе с другими Магистрами, которые ранее также давали ложные признания, снова обрели свой дух и приняли смерть на костре. Каноны провозгласили, что «отступившие еретики» должны быть сожжены без слушания дела и без формального решения папской комиссии.

Казнь и проклятие Молея

18 марта 1314 года, когда Моле вместе с тремя другими предводителями тамплиеров вели к своему последнему мрачному пункту назначения — маленькому острову в Сене, бывшему Великому Магистру Тамплиеров было 70 лет.

Говорят, что из окружавшего его пламени доносился голос Моле, который проклинал короля Филиппа и его семью вместе с папой Климентом. Когда он испытал агонию от сожжения заживо, Моле, как говорят, вызвал «проклятие», взывая к Христу, чтобы доказать невиновность Ордена и привести его преследователей на суд Божий. Так был разрушен институт Ордена тамплиеров, который умер так же, как родился и жил в крови, ярости и католическом благочестии.

Часы Похоронены по вторникам в 22:00.

Вопрос о том, имел ли призыв Моле к мести перед мучительной смертью какое-либо реальное действие в качестве проклятия на его преследователей, является спорным, но в силу чрезвычайного случайного поворота судьбы или невезения папа Климент умер всего через тридцать три дня после казни Моле. Через семь месяцев сам король Филипп тяжело заболел и неожиданно скончался 29 ноября. В течение следующего десятилетия династия Капетингов, частью которой был король Филипп, пришла в упадок, поскольку каждый из бездетных сыновей Филиппа ненадолго стал королем и умер.Независимо от того, верит ли кто-нибудь в проклятие Жака де Моле как в божественное возмездие, нет никаких сомнений в том, что Франция столкнулась с бедствием после падения тамплиеров, поскольку междоусобные конвульсии Королевства привели к Столетней войне с Англией. Потомки короля Филиппа стали известны как «проклятые короли», что усилило мифологию, вращающуюся вокруг проклятия Жака де Моле.

«Проклятие» тамплиеров на короля Франции

Эскиз на полях копии перемирия, заключенного между Англией и Францией в Турне, 1296–1297 гг.Каталожный номер Е 368/69 м.54.

В этот день 700 лет назад умер король Франции Филипп IV. Ему было 46 лет, и ходили слухи, что его внезапная смерть была местью Бога за уничтожение им рыцарей-тамплиеров. Лидеры тамплиеров были сожжены на костре в марте прошлого года по его приказу, и было сказано, что и он, и папа были прокляты великим магистром Жаком де Моле, когда он умер. Здесь, в Национальном архиве, у нас есть несколько записей, относящихся к Филиппу IV Французскому, и книги в нашей библиотеке, которые помогут вам больше узнать об этом периоде.

Филипп IV Французский был загадкой. Он был высоким, светловолосым и красивым (отсюда и прозвище «Справедливый»), но отчужденным. Он родился в Фонтенбло в 1268 году и был вторым сыном Филиппа III. Его детство было не самым счастливым. Его мать умерла, когда ему было три года, а его мачеха, Мария де Брабант, якобы предпочитала собственных детей Филиппу и его братьям. Когда Людовик (старший брат Филиппа) умер в 1276 году, его мачеха была обвинена в его отравлении, но была оправдана. Этот эпизод исследуется в Элизабет А.Статья Р. Брауна «Принц — отец короля: характер и детство французского Филиппа Красивого». Когда Филипп стал королем, между ними было мало контактов.

Персонаж Филиппа Красивого неуловим, как дым. Сведений о его личности немного, но я нашел знаменитую биографию Джозефа Р. Стрейера «Правление Филиппа Красивого», которая помогла пролить свет на то, как его враги думали о нем. Во-первых, епископ Сэссе сравнил его с совой, которая просто смотрела на людей, но не могла с ними разговаривать и подчинялась решениям своих министров.Тем не менее, Филипп, как говорили, умел добиваться своего и мог напугать тех, кто ему перешел дорогу. Например, жестокое обращение, которое он применял к тамплиерам и любовникам своих невесток, чьи супружеские измены были разоблачены вскоре после того, как было произнесено «проклятие». Их судьбы могли быть санкционированы только королем.

Эдуард I как герцог Аквитании был вассалом французского короля. Набег гасконских моряков в 1294 году дал Филиппу возможность начать войну с Англией.Эдуард I послал своего брата отговорить Филиппа от войны. Филипп обманул англичан в отношении условий мира, одним из которых было то, что он пошлет символическую армию в Аквитанию. На самом деле Филипп послал в герцогство большую армию и не дал Эдуарду охранную грамоту, чтобы он мог отправиться в Гасконь и защищать свои интересы. Эдуард отказался от верности французскому королю, и между обеими странами вспыхнула война.

Никто не уверен, почему Филипп спровоцировал эту войну с Эдуардом I. Был ли это способ для юного короля (все еще в его двадцатых) попытаться поставить под контроль своего величайшего вассала и старшего государственного деятеля? В то время Эдварду было около 55 лет.Это был опрометчивый поступок для якобы хладнокровного короля.

В конце концов мирный договор 1303 года положил конец военным действиям (E 368/69m.54). Это имело непредвиденные последствия. В рамках договора дочь Филиппа Изабелла вышла замуж за сына и наследника Эдуарда, будущего Эдуарда II. Это привело к периоду мира между двумя странами, но также дало их сыну Эдуарду III претензии на французский престол, что стало одной из главных причин Столетней войны.

Просьба Папы к Эдуарду II арестовать тамплиеров. Каталожный номер SC 7/10/40.

Филиппа лучше всего помнят за его конфликт с папой Бонифаций VIII и рыцарями-тамплиерами. В 1296 году Бонифаций издал папскую буллу, которая запрещала налогообложение духовенства без одобрения Папы. Ему пришлось отказаться от этого под давлением Филиппа и Эдуарда I. Пошли слухи, что Бонифаций виновен в ереси, симонии и даже убийстве. Филипп упивался этими историями. Папа в 1301 году запретил французскому королю облагать налогом духовенство и попытался вызвать французское духовенство в Рим для обсуждения французской церкви.В ответ Филипп созвал общенациональные собрания, которые пообещали судить Папу за ересь. Это привело к аресту Папы в Ананьи (Италия) агентами короля Франции. Через два дня Бонифация освободили, но пожилой мужчина был потрясен пережитым и через месяц умер.

Другой папа Бенедикт недолго правил после Бонифация, а затем Климент V стал понтификом в 1305 году. Он был профранцузским. Он даже перенес папство в Авиньон.

Папская булла Папы Климента V. Каталожный номер SC 7/10/40

Филиппу из-за войн с Англией и Фландрией хронически не хватало денег. Это заставило его взглянуть на тамплиеров, которые были очень богатым орденом во Франции и присягали на верность Папе, а не королю. Снова начали распространяться предполагаемые ереси, например, об ордене; поклонялись идолу и плевали на распятие. Я нашел много интересных подробностей о предполагаемых ересях, которым якобы следовали тамплиеры, в книге «Суд над тамплиерами».Климент V сначала пытался бороться с этими обвинениями, но в конце концов уступил давлению решительного Филиппа (SC 7/10/40). Тамплиеры во Франции, в отличие от английских, подвергались пыткам и поэтому часто исповедовались в этих ересях. Вся Европа была потрясена, когда все тамплиеры были арестованы во Франции в один и тот же день в 1307 году. К марту 1314 года последний из тамплиеров был сожжен на костре, якобы проклиная Папу и Филиппа IV, что они оба умрут в течение года.

Папа умер в апреле 1314 года. Согласно Книге Тамплиеров, тело Папы Римского было помещено в церковь на ночь, и церковь загорелась, а тело превратилось в пепел. Последний год Филиппа был трудным. Он узнал, что две его невестки прелюбодействовали. Их любовников жестоко казнили на рыночной площади в Понтуазе, а женщин бросили в тюрьму. Его жесткая мораль не смогла скрыть скандал. В ноябре Филипп перенес инсульт во время охоты и вскоре умер в Фонтенбло.

Его правление помогло укрепить границы и правительственные структуры Франции, но трое его сыновей быстро последовали за ним как самостоятельные короли, и его линия Капетингов угасла в 1328 году.

Если вам интересно узнать больше об этом предмете, я также рекомендую эти книги из нашей библиотеки:

Archives nationales, Grands Documents De L’Histoire de France (Париж, 2007 г.). 944АРК

Алан Фори, Военные ордена с двенадцатого по начало четырнадцатого веков (Лондон, 1992).271.791ЗА

Томас М. Паркер, Тамплиеры в Англии (Тусон, 1963). 271.7913PAR

 

Самый молодой тамплиер — Майкл Спрэдлин

Серия «Самый молодой тамплиер» была названа журналом «Школьная библиотека» «блестящей» и «вдохновляющей». А автор бестселлеров New York Times Мэг Кэбот называет это «приключенческим квестом в лучшем виде!» Книга «Самый молодой тамплиер», изданная более чем в дюжине стран мира, стала международной сенсацией.

После приключений Тристана, сироты с таинственным прошлым, выросшего в монастыре, «Самый юный тамплиер» полон действия, приключений и захватывающего ожидания. Когда отряд рыцарей-тамплиеров посещает аббатство молодого Тристана в прекрасный весенний день 1191 года, он вскоре оказывается вовлеченным в конфликт, которого он даже не ожидал. Подружившись с сэром Томасом Леуксом, Тристан становится его оруженосцем. И вскоре он подозревает, что сэр Томас знает что-то важное о его прошлом.Когда командир полка сэр Хью испытывает немедленную неприязнь к Тристану, и даже король Ричард, кажется, хочет его смерти, он начинает подозревать, что он больше, чем просто обычный сирота.

Но судьба вступается за Тристана, когда он отправляется в место, которое тамплиеры называют «Утремером», Святой Землей, и впервые получает вкус войны. Осажденный Саладином в городе Акко, когда крепость тамплиеров вот-вот падет, сэр Томас приказывает Тристану бежать через секретный проход. И с собой он должен взять самую священную реликвию во всем христианском мире: Святой Грааль.

Не желая оставлять сэра Томаса, Тристан едва сбегает из Акры живым. По пути в портовый город Тир на него нападают бандиты, но его спасает молодой королевский лучник Робард Ход, родившийся в Шервудском лесу недалеко от графства Ноттингем. С Робардом на его стороне и вскоре заручившись помощью Марьям, члена смертоносного Аль-Хашашина (Убийцы), трое достигают Тира только для того, чтобы найти злого сэра Хью, который также сбежал из Акко и ждет их. Он хочет получить Грааль для своих целей и не остановится ни перед чем, чтобы получить его.

Едва ускользнув от сэра Хью и с помощью маленького, но свирепо храброго пса, наши герои преодолевают подземелья, бои на мечах, осады, кораблекрушения, злых рыцарей и тайных агентов Короля, пытаясь сохранить самую драгоценную реликвию, известную человечеству. . Получите свой экземпляр первой книги Самый молодой тамплиер: Хранитель Грааля сегодня!


Хранитель Грааля

Книга 1 из серии
Самый молодой тамплиер
Прочитать отрывок→

Третий крестовый поход.В Святой Земле, которую рыцари-тамплиеры называют Утремером, молодой оруженосец, родившийся сиротой, получает от своего рыцаря приказ отнести священную реликвию в безопасное место. Это самое ценное во всем христианском мире. Люди с радостью убили бы его, чтобы завладеть им. Рыцари из его собственного ордена сходят с ума в своем стремлении заполучить его для себя. И только ему доверена эта священная обязанность.

Но у каждого долга есть цена. Преследуемый злыми рыцарями, сарацинами и тайными агентами короля, Тристан будет подвергаться испытаниям на каждом шагу, выполняя свою миссию: вернуть Святой Грааль в Англию.

Удастся ли ему? Или гнусные силы, объединившиеся против него, помешают ему добиться успеха?

Закажите копию

Хранитель Грааля доступен в следующих форматах:

ISBN: 13: 978-0142414613

18 сентября 2008 г.

→ Будучи партнером Amazon, я зарабатываю на соответствующих покупках. Я также могу использовать партнерские ссылки в других местах моего сайта.


След судьбы

Книга 2 из серии
Youngest Templar
Прочитать отрывок→

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, СПОЙЛЕР: Эта книга является продолжением, и ее следует читать после «Хранителя Грааля».

Тристану, выброшенному на чужой берег, повезло остаться в живых. Как и прежде, это кажется чудом — Святой Грааль, который охраняет молодой оруженосец тамплиеров, снова спас ему жизнь. Но теперь он заблудился в чужой стране и не знает, живы ли еще его друзья.

Способность Тристана попадать в неприятности жива и здорова, и он быстро оказывается втянутым в конфликт между еретической бандой катаров и деспотичным королем Франции.

Долг перед Граалем тянет его обратно в Британию, и Тристан влюбляется в прекрасную предводительницу катаров. И когда он решает помочь ей в час нужды ее народа, Тристан рискует не только собой, но и своими друзьями и самим Граалем в поисках, которые могут обернуться катастрофой.

Закажите копию

Тропа судьбы доступна в следующих форматах:

ISBN: 13: 978-0399247644

29 октября 2009 г.

→ Будучи партнером Amazon, я зарабатываю на соответствующих покупках.Я также могу использовать партнерские ссылки в других местах моего сайта.


Сирота судьбы

Книга 3 из серии
Youngest Templar
Прочитать отрывок→

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, СПОЙЛЕР: Эта книга является третьей книгой в серии, и ее следует читать после «Хранитель Грааля» и «Тропа судьбы».

Тристан и его спутники — огненный лучник Робард Ход и служанка-убийца Марьям — бежали в Англию.Но во время Третьего крестового похода в любимом аббатстве Тристана произошла трагедия, а дом Робарда в Шервудском лесу страдает под властью шерифа Ноттингемского. Многие препятствия по-прежнему мешают им доставить Святой Грааль в надежные руки. Тристан должен победить злого сэра Хью в последней битве. И он должен узнать тайну своего рождения, тайну, которую Ричард Львиное Сердце и Элеонора Аквитания готовы убить, чтобы защитить!

Закажите копию

Сирота Судьбы доступен в следующих форматах:

ISBN: 13: 978-0399247651

28 октября 2010 г.

→ Будучи партнером Amazon, я зарабатываю на соответствующих покупках.Я также могу использовать партнерские ссылки в других местах моего сайта.


Прочитать отрывок из первой книги серии

Хоть меня и зовут Тристан, настоящего имени у меня нет. Это брат Так нашел меня в День Святого Тристана, почти шестнадцать лет назад. Он добрый и мягкий человек, но глухонемой и не может даже написать мне, как я здесь оказался. Аббат, гораздо более суровый, говорит мне, что в ту августовскую ночь меня нашли на ступенях аббатства. В лучшем случае несколько дней от роду, голодный и плачущий, завернутый в грязное шерстяное одеяло.

Мне сказали, что сквозь ночь слышен звук уезжающих лошадей, но, поскольку брат Так первым нашел меня, мы не знаем, видел ли он всадников или хотя бы мельком видел их. Настоятель сказал, что двое братьев пошли по следам в лес, но вскоре потеряли след.

Он также считает, что я благородной крови. Ни один крестьянин не мог позволить себе иметь таких лошадей, и маловероятно, что бедный фермер отказался бы от младенца, который однажды может стать достаточно сильным, чтобы помогать ему работать на ферме.Ни один неграмотный крестьянин вряд ли смог бы написать записку, аккуратно спрятанную в складках моего одеяла. На простом клочке свернутого пергамента, перевязанном красной лентой, было написано: «Братья, мы даруем вам этого невинного ребенка. Его жизнь угрожает многим. Напомните ему, что его любили, но лучше держать подальше от тех, кто желает ему зла. Мы будем присматривать за ним, пока не придет время».

Так что тот, кто оставил записку, должен считать меня в безопасности теперь, когда мне почти шестнадцать. Ибо, насколько кто-либо в аббатстве может сказать, никто никогда не приходил сюда и не спрашивал обо мне и не «присматривал» за мной каким-либо образом.Возможно, мои родители, кем бы они ни были, не смогли выполнить это обещание.

Монахи всегда были добры ко мне, но они были цистерцианцами и считали, что никогда не бывает слишком рано, чтобы работать. Я заработал свое содержание там. Однако я не питал к ним зла, потому что монахи работали так же усердно, как и я. Я прожил в Сент-Олбане всю свою жизнь, и мои самые ранние воспоминания были связаны не с именами и лицами монахов, а с домашними делами. Мы были бедным аббатством, но выращивали достаточно урожая и выращивали достаточно овец и коз, чтобы прожить.Наших нужд было немного. В окружающем лесу было дерево, чтобы проводить нас каждую зиму. Сады давали нам в изобилии овощи, а поля давали нам пшеницу, которую мы превращали в хлеб. Если нам еще что-то было нужно, братья выменяли это в Дувре или в одной из близлежащих деревень.

Это было тихое и спокойное существование, но работа была бесконечной. Сад был моим главным вкладом в аббатство. Брат Так и я ухаживали за ним от посадки весной до сбора урожая осенью.Работа мотыгой в почве была спокойной работой и давала мне много времени для размышлений. Сад располагался на солнечном месте за аббатством, и когда дождливая весна заканчивалась, погода обычно была ясной и ясной.

Наше аббатство располагалось на дороге путешественников, в дне пути к северо-западу от Дувра. Там служило тридцать монахов. Построенный много лет назад, он возвышался над окружающим лесом, как небольшой деревянный замок. Он был прост по своему замыслу, потому что цистерцианцы не легкомысленны, верят, что человек здесь для того, чтобы служить Богу, а не украшать свои здания нарядами.

Тем не менее, это было уютное место, гостеприимное и гостеприимное для тех немногих путешественников, что встретились нам на пути. Главный зал, где братья собирались обедать и молиться, был хорошо освещен окнами, выходившими высоко на пики. Территория вокруг была опрятной и ухоженной, поскольку братья верили, что поддержание порядка освобождает разум и позволяет сосредоточиться на Боге.

За исключением леса вокруг аббатства и поездки в Дувр три года назад, я больше не видел мир — хотя это было не все, что я знал о нем.Монахи давали убежище путешественникам по дороге в Дувр, и от них я кое-что слышал. Захватывающие события, происходящие в отдаленных местах, заставили меня мечтать о возможности уехать и увидеть их своими глазами. Некоторые рассказывали истории о чудесах и приключениях, о великолепных битвах и экзотических местах. В последнее время больше всего говорили о Крестовом походе. Король Ричард, которого некоторые называли Львиное Сердце, вел свою войну на Святой Земле, и дела ее шли не очень хорошо. Король Ричард находился на троне почти два года и большую часть времени провел вдали от Англии, сражаясь в крестовых походах. Его называли Львиное Сердце, потому что он был свирепым воином, храбрым и доблестным, и полон решимости изгнать Саладина и его сарацинов со Святой Земли.

Саладин был лидером мусульманских сил, противостоящих королю Ричарду. Говорят, что он был таким же храбрым и свирепым воином, как Львиное Сердце, поглощенным избавлением Святой Земли от христиан. Даже те, кто говорил, что Бог на нашей стороне, признавали, что победить Саладина будет нелегко.

Для монахов новости с востока представляли особый интерес.Для них восстание Саладина было сигналом того, что конец дней близок. Возможно, Спаситель скоро придет снова.

Таковы были мои мысли в ясный солнечный день, когда я работал рядом с братом Таком в саду. Брат Так был крупным мужчиной, сильным и крепким, с щедрым сердцем. Хотя он не мог говорить, он издавал тихий жужжащий звук, толкая мотыгой землю, двигаясь в каком-то ритме, который чувствовал только он. Он не слышал ни приближающихся всадников, ни стука копыт по твердой земле, ни лязга кольчуги и меча, когда рыцари привязывали поводья у ворот аббатства.

Рыцари в блестящих белых туниках с красными крестами на груди. Монахи-воины. Знаменитые Бедные Соратники Христа и Храма Соломона. Известные всем как тамплиеры.

Закажите копию

Хранитель Грааля доступен в следующих форматах:

ISBN: 13: 978-0142414613

18 сентября 2008 г.

→ Будучи партнером Amazon, я зарабатываю на соответствующих покупках.Я также могу использовать партнерские ссылки в других местах моего сайта.

Адам, последний тамплиер — (Сын Закона) от LainValentine на DeviantArt

 

А, личные вещи! Тот факт, что я публикую это прямо сейчас, а не замечательные +30 комиссий, КОТОРЫЕ Я ЕЩЕ НЕ ОТПРАВИЛ, до сих пор поражает меня.

Ну, я как те кошки, которые долго спят, а когда бодрствуют, у них ПОЛНАЯ ЭНЕРГИЯ.И прямо сейчас я нахожусь в одном из тех периодов, когда я полностью активен во всех своих социальных сетях <3! 2022 год — это год, когда я решил позаботиться о различных важных вещах для меня, моего искусства и моих истинных целей как профессионального художника. И мне нужно начать ту маленькую борьбу, от которой я страдаю с самого начала своего пути в цифровом искусстве: преодоление страха перед Что, если…? » и все нелепые страхи за этой фразой.

»И это Произведение…?’ ‘ Ну не секрет, что у всех артистов есть свои любимые, внутренние характеры.Одна из вещей, которую я страстно желал сделать в этом 2022 году, это нарисовать больше моих персонажей внутреннего мира, который медленно превратил меня в художника (а не наоборот) 

Адам — один из пяти персонажей (« Столпы Розелотты »), которые окружают Лейн, мою возлюбленную, леди в капюшоне, которая является олицетворением моего Искусства. Адам прибыл не так давно, так как он представляет силу Проявлять желание, добровольно, через таинственную силу Разума, которую часто называют « Закон » ( Да, я верю в Закон Притяжения , несмотря на то, что научных источников нет, полагаю, я свидетель. ) Он также олицетворяет гордость, честолюбие и чистый здоровый уровень любви к себе через удовольствие . Он научил Лейн тому, как позаботиться о себе, как сказать «нет», как по-настоящему отдохнуть, как по-настоящему наслаждаться маленькими вещами, как изменить мышление, чтобы стать лучшей версией себя, которая может желать, в то же время, чтобы быть еще лучше. Не бояться хотеть большего. Золотое яблоко на его руке символизирует: Силу.

Простая сила того, как немного, может вызвать огромные изменения.

(У этого арта есть вариант, который я сделал для обоев телефона с закрытыми глазами и без лучей света, поэтому, когда я его разблокирую, он тоже «открывает» глаза на главном экране. Вы можете увидеть это на моей странице в Facebook <3)  
—————-

 Прежде всего: не стесняйтесь присылать мне записку с ЛЮБЫМ вопросом, который у вас может возникнуть!

  Во-вторых: на моей странице (просто нажмите на мой аватар!) вверху вы найдете очень странный дизайн диаграммы (смеется), в котором есть мои стили
художественных работ, а также один с небольшими часто задаваемыми вопросами, ценами и деталями процесса (обязательно прочтите, если интересно!)
 
 В-третьих, что не менее важно: Мои комиссионные открываются каждые 15 10 каждого месяца (проверьте мои журналы! Я постоянно обновляю
информацию о своей деятельности там), поэтому я призываю вас присылать мне DM с вашими вопросами. Я не кусаюсь,
обещаю!

Любовь и свет

Лайн!

——-
Следите за мной также на:

Facebook! (в основном испанский)
Instagram!

Финансовые отношения рыцарей-тамплиеров с английской короной на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Поиск изображений
  • Просматривать
    • от Субъекта
    • по названию
    • по коллекциям
    • от издателя
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Симон Тамплиер, Святой

Реальный Имя : Саймон Тамплиер (возможно)

Личность/Класс : Обычный человек

Род занятий : Авантюрист, вор

Принадлежности : Патрисия Холм, Орас

Враги: Главный инспектор Клод Юстас Тил

Известные родственники : Неизвестный сын (см. комментарии)

Псевдонимы : Могилы Себастьяна, Салливан Титвиллоу, Сахарная патока, другие

Операционная база : Мобильный

Первое появление : Знакомство с тигром ( издатель Ward Lock, сентябрь 1928)

Силы/Способности : Сообразителен, находчив и изобретателен, хороший боец.

История : Ранние годы жизни человека, прославившегося как Святой, остаются загадкой; хотя чаще всего его звали Симон Тамплиер, это ни в коем случае не было уверен, что это было его имя при рождении, и на протяжении всех его многочисленных выходок, он очень мало проболтался о своем происхождении, хотя известно, что он происходил из скромное происхождение. Что известно, так это то, что взрослый Симон Тамплиер стал авантюрист и вор, но и джентльмен. Хотя он финансировал свои экстравагантные образ жизни быстрых автомобилей, шикарной одежды и лучших клубов через воровство, он всегда был осторожен в выборе злодейских целей для кражи, и он дал отдал большую часть того, что он украл, нуждающимся. Он тоже был крестоносцем, и если его внимание привлекала хорошая причина, он редко колебался, придя на его помощь, помогая тем, кто пострадал от истинных злодеев общества; хотя разыскивается властями (часто в лице инспектора Клода Тила из Скотленд-Ярда) и по натуре своего рода волк-одиночка, Тамплиер с готовностью помогать и сотрудничать с теми же властями, если это оправдано Это. Он наслаждался чередой интрижек с красивыми женщинами, но больше всего его постоянной спутницей была Патрисия Холм, которая казалась достаточно счастливой, чтобы позволить ему блуждать, быть может, уверенный в том, что всегда вернется к ей.

Комментарии : Создано Лесли Чартерис. Святой играли на телевидении и большой экран Роджера Мура, Яна Огилви и Вэла Килмера.

Лесли Чартерис подробно описал, как Святой встретил своего сына. автор Ян Дикерсон позже превратился в роман; тем не менее, ни был опубликован, и сын святого — до сих пор — очень мало был отлит в канон.

ПОЯСНЕНИЯ : Не путать с

Есть дополнения/поправки? Пожалуйста, дай мне знать.

Вернемся к литературным героям.

Назад к общим героям Великобритании

Домой

Все изображения и персонажи, изображенные на этом сайте, защищены авторским правом. владельцев и используются только в информационных целях. Нет нарушения предназначено, и авторские права остаются у источника.

RUMORS Бокс-сет «Дети императора и черные храмовники»

Хотите знать, что мы можем увидеть внутри новой, по слухам, стартовой коробки Black Templars and Emperor’s Children 40k для Psychic Awakening?

Если вы еще не слышали, Черных Храмовников недавно упоминались в некоторых новых слухах о стартовой коробке. Первоначально бокс-сет предназначался для орков. Тем не менее, появились новые слухи, в которых упоминаются Дети Императора вместо Ксеносов в бокс-сете.

Вот почему сейчас имеет смысл быть Хаосом.

Книга Психического Пробуждения #2 (После Восстания Феникса) — Терра?

Недавно Сабледна обнаружила, что следующей в очереди была иконка Сестер Битвы, которая вместе с Повелителями Ночи, Детями Императора , Пожирателями Миров, Белыми Шрамами и Черными Храмовниками  была замечена в превью от 20 октября:

Значок карты № 2 находится сразу после символа Эльдар.

Эта область карты была увеличена с помощью кода на странице события №2.

Сравните карту выше, которая была помечена как Терра и Марс, с картой, которая показала

Имеет смысл только то, что Терра и Марс станут центром какого-то конфликта. Но это может быть на их родных мирах, а не на отправке войск в другую часть галактики. При этом Терра — одно из самых укрепленных мест в Империуме. Теоретически никто извне с огромной армией не должен просто высаживаться на планету.

Было бы логично, если бы Sisters of Battle были следующими, так как они могли бы хорошо сочетаться с их новым выпуском в ближайшие месяцы

Фракции, которые мы могли бы увидеть во второй книге на основе тизерных изображений GW:

  • Сестры Битвы (весьма вероятно)
  • Повелители Ночи
  • Дети Императора
  • Пожиратели Миров
  • Белые шрамы
  • Черные храмовники

До нас дошли слухи о стартовом наборе Black Templars, который может появиться недавно.Теперь, когда они «в игре» из этих новых предварительных просмотров, может ли Psychic Awakening II также иметь сопутствующий стартовый набор, такой как Blood of the Phoenix? Знаки могут указывать на «да», поскольку мы приближаемся к курортному сезону.

Слухи о новом бокс-сете Psychic Awakening ПОСЛЕДНИЕ

Помните, что это все еще слухи от BoLS, так что относитесь к ним с долей скептицизма.

Бокс-сет «Черные храмовники» будет включать в себя чемпиона Примарис Императора и один новый обновленный юнит.

Противники — Десантники Хаоса Включены новый отряд Хаоса и персонаж Хаоса. Слаанеш — тема стороны Хаоса.

Фракция Черных Храмовников

Если предположить, что эти слухи верны, вот что мы могли бы увидеть относительно юнитов Черных Храмовников и Детей Императора в бокс-сете.

Черные Храмовники — одна из самых уникальных фракций Космического Десанта, поскольку у них есть довольно много опций, включающих фракцию.Если бы GW захотел проявить творческий подход и немного украсить Черных Храмовников, было бы здорово увидеть:

  • Отряды крестоносцев, в состав которых входят примарис и тактические морские пехотинцы вместе (по аналогии с тактическими морскими пехотинцами и разведчиками). 60 долларов?
  • Чемпион Императора Примарис (возможно, как «новый» персонаж, который может войти внутрь). 35 долларов? (новые персонажи Primaris доступны по этой цене).
  • Наконец-то один из новых боевых костюмов Примарис! 60 долларов США (сомнительно, но почему бы и нет)
  • Литник улучшения «Чёрные храмовники».18 долларов?

Итого Рекомендуемая производителем розничная цена (при условии, что мы сможем покупать все по отдельности): 173 доллара США

Помните, это только то, что мы МОЖЕМ увидеть, как GW бросает в коробку вместе с выплюнутыми ценами. Пока ничего не подтверждено.

Фракция Детей Императора

Глядя на «Детей Императора» для «морских пехотинцев в стиле Слаанеш» в бокс-сете, есть два основных обновления, которые GW может принести фракции в этом выпуске.Вот что мы можем увидеть:

  • Новый пластиковый отряд шумовых десантников из 10 человек 60 долларов? У нас есть литники только для Noise Marines. Тем не менее, они могут быть примерно такими же, как новые масштабированные модели Chaos Marine.
  • Пластиковый Люциус Вечный Модель или даже Фабий Желчь за 40 долларов? (Это была установленная цена для всех новых названных персонажей Космического Десанта).
  • Havocs (отличные варианты, поддержка стратагемы «Стреляй дважды» для ЕС) 55 долларов США
  • Носорог Хаоса? (Обычно у обеих сторон есть какое-то легкомеханизированное подразделение)  40 долл. США

Общая рекомендованная производителем розничная цена (при условии, что мы уже могли покупать все по отдельности) 195 долларов США

Опять же, это всего лишь наши предположения о том, что мы МОЖЕМ увидеть в бокс-сете, если слухи верны. Ничего не подтверждено.

Надеюсь, это не будет Зеркало Крови Феникса

Каким бы ни был бокс-сет (если он вообще есть), мы надеемся, что он не будет стоить по максимальной цене в 230 долларов. Этот набор Aeldari побил рекорд как самый дорогой начальный набор пехоты, который мы видели, в обычном масштабе GW, хотя он также поставлялся с небольшой книгой кампании.

В конце концов, приятно, что Черным Храмовникам и Детям Императора определенно не помешает немного любви.Тем более, что Чёрные Храмовники не попали в волну Дополнений для Орденов Дорна. Что касается Детей Императора, то в жаркую минуту у них не было никакой любви, и они до сих пор работают на миниатюрах Finecast.

Что бы вы хотели увидеть дальше для Psychic Awakening? Вы бы предпочли видеть Черных Храмовников и Детей Императора или Черных Храмовников и Орков, как первоначальные слухи?

Сообщите нам об этом в комментариях к нашей группе хобби на Facebook, и подпишитесь на бесплатную рассылку обновлений хобби (с кодами купонов на скидку) каждое утро!

Самые смелые слухи, о которых мы когда-либо слышали, только что появились о новых моделях и сводах правил Psychic Awakening 40k… Подробнее

Если вы покупаете что-то по ссылке на нашем сайте, мы можем получить комиссию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.