Свои люди сочтемся кто написал: Краткое содержание «Свои люди сочтемся»

Содержание

Свои люди – сочтемся. Краткое изложение текста 👍

Купеческая дочь на выданье, Олимпиада Самсоновна (Липочка) Большова, сидит одна у окна с книжкой и, рассуждая, “какое приятное занятие эти танцы”, начинает вальсировать: она уже полтора года не танцевала и боится, если что, “оконфузиться”.
Танцует плохо. Входит мать, Аграфена Кондратьевна: “Ни свет ни заря, не поемши хлеба Божьего, да и за пляску тотчас! Мать и дочь скандалят, видимо, привычно: “Все подруги с мужьями давно, а я словно сирота какая!

Слышите, найдите мне жениха, беспременно найдите! Я уж и так, как муха какая, кашляю!

(Плачет.)”

Приходит сваха Устинья Наумовна. Липочка хочет жениха “из благородных”, отец – богатого, мать – купца, “да чтоб лоб крестил по-старинному”, Приходит Сысой Псоич Рисположенский, стряпчий, выгнанный из суда за пьянство. Над ним трунят.

Но пришедшему хозяину, Большову, стряпчий нужен всерьез: он подумывает, не объявиться ли несостоятельным должником (первое название комедии было “Банкрот”). Женщины уходят, и хозяин со стряпчим углубляются в эту тему. Стряпчий советует переписать все имущество на приказчика Лазаря Елизарыча Подхалюзина.

Входит и он, рассказывая,

как учит продавцов в лавке надувать покупателей “поестественнее”.

Большов читает газету. В Москве – цепь банкротств, в основном, судя по всему – “злостных”, намеренных; и каждое, каждый отказ от уплаты долгов естественно влечет следующие. “Да что они, сговорились, что ли!.. Тут их не пересчитаешь…” И купец решается.

Главный вопрос: можно ли доверять тому, на кого перепишешь свое добро, чтоб укрыть от описи за долги?

Подхалюзин шлет мальчишку Тишку за рябиновкой для Рисположенского, к которому у него дело, и предается мыслям вслух. “Я человек бедный! Если и попользуюсь в этом деле чем-нибудь лишним, так и греха нет никакого, потому он сам против закона идет!” Лазарь влюблен в Липочку и строит уже новые планы, включающие женитьбу на ней: “Да от эдакого удовольствия с Ивана Великого спрыгнуть можно”.

И, угощая стряпчего, спрашивает, сколько ему обещал Большов за “всю эту механику”, и сам обещает не тысячу, а две.

Приходит сваха, он и ей обещает столько же да соболью шубу в придачу – “из живых сошьем”, – если она отвадит уже намеченного “благородного” жениха: пусть скажет ему, что Большов разорен. Приезжает домой сам Большов, в доме паника по ошибке: показалось, что он “хмельной”. Лазарь заводит с ним разговор о женитьбе – не прямо заводит, но, услыхав в третий раз о том, что Липочка “барышня, каких в свете нет”, Большов берет быка за рога.

Лазарь скромничает: “Где же мне с суконным-то рылом-с? – Ничего не суконное. Рыло как рыло”. Конечно, перевести побольше добра не на приказчика, а на будущего зятя – в интересах Большова.

В доме готовятся к сватовству. По-своему торжественно настроен и Самсон Силыч, но появляется Устинья Наумовна с плохими вестями: якобы жених капризничает. “А, лягушка его заклюй, нешто мы другого не найдем? – Ну, уж ты другого-то не ищи, а то опять то же будет. УЖ другого-то я вам сам найду”, – говорит сам Большов и знает, что говорит.

К компании присоединяются ключница Фоминишна, Рисположенский, Лазарь, и Большов торжественно объявляет Лазаря женихом. Переполох. Липочка просто скандалит. “Велю, так и за дворника выйдешь!” – цыкает на дочку Большов. “Маменька-с!

Вам зятя такого, который бы вас уважал и, значит, старость вашу покоил – окромя меня не найтить-с. Вы, маменька, вспомните это слово, что я сейчас сказал”, – говорит Лазарь вслед хозяйке и, оставшись с глазу на глаз с разъяренной Липочкой, сообщает ей, что Дом и лавки теперь – его, а “тятенька-то ваш: банкрут-с! Да что же это такое со мной делают?

Воспитывали, воспитывали, потом и обанкрутились!” И Липочка, помолчав, соглашается, с условием: “Мы будем жить сами по себе, а они сами по себе. Мы заведем все по моде, а они как хотят”. Тут же зовут “их” и начинается семейное торжество.

И Большов объявляет: “Тебе, Лазарь, дом и лавки пойдут вместо приданого, да из наличного отсчитаем. Только нас со старухой корми, да кредиторам заплати копеек по десяти. – Стоит ли, тятенька, об этом говорить? Свои люди – сочтемся!” Торжество в разгаре.

Сваха льет вино за шиворот стряпчему.

Начальные ремарки последнего действия: “В доме Подхалюзиных богато меблированная гостиная. Олимпиада Самсоновна сидит у окна в роскошном положении, на ней шелковая блуза, чепчик последнего фасона. Подхалюзин в модном сюртуке стоит перед зеркалом”. Чета наслаждается счастьем.

Липа просит купить тысячную коляску. Лазарь готов. Липа говорит французский комплимент.

Лазарь в восторге. Приходит Устинья Наумовна за обещанным. “Мало ли, что я обещал!” – прямо говорит свахе Подхалюзин, и та уходит с сотенной бумажкой вместо обещанных тысяч и неважным платьицем от Липочки вместо собольего салопа. “Никак тятеньку из ямы выпустили”, – углядела в окно Липочка. “Ну нет-с, из ямы-то тятеньку не скоро выпустят; а надо полагать, так отпросился домой” – и Лазарь зовет тещу.

Большов и раньше жаловался на здоровье; “словно с того света выходец” – причитает жена. Он хочет отдать кредиторам по двадцать пять копеек за рубль долга, как сам и собирался вначале. Те согласны (в долговой тюрьме, “яме”, заключенных должников содержали за счет кредиторов).

Но сидеть Большову, а решать Подхалюзину: теперь деньги – его. И он отказывается при полной Липочкиной поддержке. “-Я, тятенька, не могу-с! Видит Бог, не могу-с! – Выручайте, детушки, выручайте! Я у вас, тятенька, до двадцати лет жила – свет не видала.

Что ж, мне прикажете отдать вам деньги да самой опять в ситцевых платьях ходить? – Что вы, что вы! Опомнитесь! Ведь я у вас не милостыню прошу, а свое же добро! – Мы, тятенька, сказали вам, что больше десяти копеек дать не можем – стало быть, и толковать об этом нечего”. Таково Липочкино последнее слово. “Ведь я злостный – умышленный… меня в Сибирь сошлют.

Господи! Коли так не дадите денег, дайте Христа ради!” – уже плачет Большов. Аграфена Кондратьевна в голос проклинает и зятя и дочь.

Весь результат: “Я, так и быть, еще пять копеечек прибавлю” – вздыхает Лазарь. Отчаявшийся Большов встает и уходит с Аграфеной Кондратьевной.

“Неловко-с! Тишка! Подай старый сюртук, которого хуже нет”. Подхалюзин решает сам поехать поторговаться с кредиторами.

Является Рисположенский, как и сваха, за обещанными деньгами, и с ним обходятся так же, как со свахой, и еще хуже: “Должны! Тоже, должны! Словно у него документ! А за что – за мошенничество! – Нет, погоди!

Ты от меня этим не отделаешься! – А что же ты со мной сделаешь? – Язык-то у меня некупленный. – Что ж ты, лизать, что ли, меня хочешь? – Нет, не лизать, а – Я… Я вот что сделаю: почтеннейшая публика! – Что ты, что ты, очнись! – Ишь ты, с пьяных глаз куда лезет!” Рисположенский лезет прямо в зрительный зал с криками: “Тестя обокрал! И меня грабит…

Жена, четверо детей, сапоги худые!” Но последнее слово и тут – за Подхалюзиным: “Вы ему не верьте, это он, что говорил-с, – это все врет. Ничего этого и не было. Это ему, должно быть, во сне приснилось. А вот мы магазинчик открываем: милости просим!

Малого робенка пришлете – в луковице не обочтем”.

© А. И. Журавлева

‹ На всякого мудреца довольно простоты Вверх Снегурочка ›

Краткие содержания

Изображение мира московского купечества в комедии «Свои люди — сочтемся!»❤️

Пьесы Александра Николаевича Островского нередко называют «окном» в купеческий мир творений были купцы всех гильдий, лавочники, приказчики, мелкие чиновники… Островского даже называли «Колумбом Замоскворечья», ведь он, как Колумб, открыл русскому читателю целый мир — мир московского Замоскворечья, «страны» московского купцов.
Многие сюжеты для своих комедий драматург не придумывал, а брал прямо из жизни. Ему пригодился опыт службы в московских судах, где рассматривалась имущественные споры, дела о ложных банкротствах, конфликты из-за наследства. Островский, кажется, просто перенес все это на страницы своих пьес. Одной из таких комедий, взятых из самой гущи купеческой жизни, стала комедия «Банкрот», которую драматург написал в самом конце 40-х годов 19 века. Она была напечатана в журнале «Москвитянин» в 1850 года названием «Свои люди — сочтемся!» и принесла молодому автору заслуженную славу.
В основе сюжета комедии лежит весьма распространенный в прошлом веке в купеческой среде случай мошенничества: богатый купец, Самсон Силыч Большов, занял у других купцов довольно крупную сумму денег, не желая возвращать ее, объявил о своем банкротстве. А все свое имущество он перевел на имя «верного человека» — приказчика Лазаря Подхалюзина, за которого, для большей своей уверенности и спокойствия, отдает замуж дочь Липочку — Олимпиаду Самсоновну. Несостоятельного должника Большова сажают в тюрьму (долговую «яму»), но Самсон Силыч уверен, что дочь и зять внесут за него небольшую сумму денег из полученного имущества и его освободят. Однако, события развиваются совсем не так, как хотелось бы Большову: Липочка и Подхалюзин не заплатили ни копейки, и бедный Большов вынужден отправиться в тюрьму.
Казалось бы, в этом сюжете нет ничего интересного и занимательного: один мошенник обманул другого мошенника. Но комедия интересна не сложным сюжетом, а той правдой жизни, которая составляет, как мне кажется, основу всех произведений Островского. С какой точностью и реалистичностью нарисованы все персонажи комедии! Возьмем, например, Большова. Это грубый, невежественный человек, настоящий самодур. Он привык всеми командовать и всем распоряжаться. Самсон Силыч приказывает дочери выйти замуж за Подхалюзина, совершенно не считаясь с ее желаниями: «Важное дело! Не плясать же мне по ее дудочке на старости лет. За кого велю, за того и пойдет. Мое детище: хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю…» Большов сам начинал с низов, «голицами торговал»; его в детстве щедро награждали «тычками» и «подзатыльниками», но вот накопил денег, стал купцом и уже всех ругает и подгоняет. Конечно, суровая «школа жизни» по-своему воспитала его: он стал грубым, изворотливым, даже сделался мошенником. На в конце пьесы он же вызывает и некоторое сочувствие, ведь его жестоко предала собственная дочь и обманул «свой» человек — Подхалюзин, которому он так доверял!
Подхалюзин является еще большим мошенником, чем Большов. Он сумел не только провести хозяина, но и завоевать расположение Липочки, которая вначале не хотела выходить за него замуж. Это как бы «новый» Большов, еще более циничный и наглый, более соответствует нравам нового времени — времени наживы. Но есть в пьесе еще один персонаж, который неразрывно связан с предыдущими. Это мальчик Тишка. Он пока что еще служит «на побегушках», но уже понемногу, по копеечке, начинает собирать свой капитал, и со временем, очевидно, он станет «новым» Подхалюзиным.
Особенно интересен в комедии, как мне кажется, образ Липочки. Она мечтает о женихе «из благородных» и не хочет выходить замуж за какого-нибудь «купчишку»; ей подавай жениха «не курносого, беспременно чтобы был бы брюнет; ну, понятное дело, чтоб и одет был по-журнальному…» Она не похожа на купчих прежнего времени; ей хочется к деньгам отца добавить дворянство. Как это напоминает комедию Мольера «Мещанин во дворянстве»! однако хитрый Подхалюзин без особого труда убедил ее, что с деньгами ее отца и с его изворотливостью они смогут зажить даже лучше «благородных». Липочка, как и Подхалюзин, не вызывает у нас ни малейшей симпатии.
Все персонажи пьесы, как главные, так и второстепенные (сваха Устинья Наумовна, ключница Фоминична и другие) изображены сатирически. Островский в начале своего творчества сразу же заявил о себе как писатель-сатирик, продолжатель традиции Д. И. Фонвизина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя. И последующие творения драматурга лишь укрепили и расширили его славу.

«Отцы» и «дети» в пьесе А. Н. Островского «Свои люди — сочтемся»🔥

Пьеса Островского «Свои люди — сочтемся» очень интересна современному читателю. В пьесе автор с присущим ему юмором описывает купеческую среду со своими привычками и стремлениями. Главные герои произведения одновременно недалеки и самонадеянны, упрямы и недальновидны. Каждый из персонажей пьесы заслуживает пристального внимания.
Самсон Силыч большов, купец, глава семьи, превыше всего озабочен своими денежными делами. Он невежествен и корыстен, именно эти его качества и сыграли с ним злую шутку. Его жена, Аграфена Кондратьевна,

представляет собой типичную купеческую жену. Не получившая никакого образования, она, тем не менее, весьма высокого мнения о себе. Аграфена Кондратьевна ведет на удивление примитивную жизнь. Она ни о чем не заботится, не стремится хоть как-то разнообразить повседневную действительность. Она живет только насущными, бытовыми проблемами.
Дочь Олимпиада Самсоновна, или Липочка, на редкость забавна. Она дурно воспитана, необразованна, даже не умеет как следует танцевать. Но вместе с тем она твердо уверена, что заслуживает самого выгодного жениха. Особенно смешны и нелепы рассуждения Липочки о желании выйти замуж за благородного. Приказчик Лазарь Елизарыч Подхалюзин, за которого в результате и выходит замуж Липочка, корыстен, эгоистичен, у него нет ни малейшей благодарности к купцу Вольтову, которому Подхалюзин, можно сказать, обязан всем. Подхалюзин превыше всего ценит свою собственную персону. И в результате добивается того, что для него так важно.
Остальные персонажи дополняют нарисованную автором картину купеческого быта. Среди персонажей есть и бойкая сваха устинья Наумовна, и стряпчий Сысой Псоич Рисположенский, и ключница Фоминишна, и мальчик Тишка, который служил в доме Большовых. Все герои пьесы одинаково примитивны, в них нет ни малейшего намека на благородство, стремление к прекрасному и возвышенному. Пределом мечтаний для них является обеспечение будничных, повседневных нужд.
Интересны отношения «отцов» и «детей» в данной пьесе. В самом начале произведения читатель получает возможность понаблюдать за ссорой между Липочкой и ее матерью. В дочери не заметно ни -малейшего почтения. Липочка просто и откровенно заявляет: «Вас на то и бог создал, чтобы жаловаться. Сами-то вы не очень для меня значительны!»
Липочка твердо уверена, что она намного воспитаннее и образованнее, чем мать. Конечно, такие заявления со стороны кажутся особенно смешными. Липочка высокомерно говорит: «.вы и сами-то, признаться сказать, ничему не воспитаны». И тут же она с гордостью хвастается: «А выросла да посмотрела на светский тон, так и вижу, что я гораздо других образованнее. Что ж мне, потакать вашим глупостям!»
Во время ссоры Липочки с матерью они обмениваются нелестными друг для друга характеристиками. Потом, правда, мирятся. В результате Аг-рафена Кондратьевна обещает купить браслеты с изумрудами. И на этом между ними воцаряется полное согласие. О чем может свидетельствовать такая сцена? Липочка совершенно лишена такого качества, как уважение к старшим. Она равнодушна к своим матери и отцу. Липочка думает только о себе. Она мелочна и глупа Липочка полностью соответствует семейной атмосфере, которая изображена в данной пьесе.
«Отцы» относятся к своим «детям» также с полнейшим равнодушием. Для купца Большова дочь — только средство для увеличения капитала. Первоначально он намеревается выдать дочь замуж за богатого человека. А потом, когда на ум купцу приходит денежная авантюра, которая позволит ему выглядеть в глазах всех вокруг банкротом, оставаясь при этом на самом деле состоятельным человеком, женихом Липочки становится Подхалюзин.
По отношению к дочери купец большое кажется настоящим самодуром. Он держит Липочку взаперти, затем выдает ее замуж исключительно по своему усмотрению. большое уверенно заявляет относительно своей дочери: «За кого велю, за того и пойдет, мое детище: хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю». Такое отношение к дочери впоследствии дает свои результаты. Липочка становится женой Подха-люзина, благодаря этому вырывается из-под власти своего отца. И уже не желает проявлять к пожилому отцу ни жалости, ни сострадания. большое обращается к Подхалюзину и к Липочке: «Выручайте, детушки, выручайте!». И в ответ слышит уверения: «Что ж, тятенька, нельзя же нам самим ни при чем остаться. Ведь мы не мещане какие-нибудь». При этом Липочка упрекает отца: «Я у вас, тятенька, до двадцати лет жила — света не видала. Что ж, мне прикажете отдать вам деньги, да самой опять в ситцевых платьях ходить?»
Такие высказывания «детей» говорят сами за себя. Подхалюзин и его жена не желают выручить своего отца из долговой ямы, они совершенно равнодушны к тому факту, что пожилой человек находится в столь плачевном положении.
В пьесе «Свои люди — сочтемся» показан мир бездуховных людей, в котором каждый живет по собственным законам. И «дети», взрослея, перенимают отношение «отцов» к жизни, поэтому у них не возникает ни малейшего сомнения в том, как поступить в дальнейшем.

.

характеристика героев, пересказ по действиям

Автор Маргарита Малиновская На чтение 8 мин. Опубликовано

Александр Островский написал пьесу в 1849 г. Первоначально она носила другие названия: «Несостоятельный должник», «Банкрот». Чтобы составить представление о сюжете и персонажах, достаточно прочитать краткое содержание «Свои люди — сочтемся». Но для более глубокого знакомства с произведением все же рекомендуется ознакомиться с полной версией. Это яркая реалистичная история, в которой автор высмеивает купеческое московское общество своего времени. Бездушность и бездуховность — вот чем жили люди, чья цель лишь в накоплении денег.

Главные герои

Произведение получило восторженные отзывы в среде русской интеллигенции: она понравилась Николаю Гоголю, Ивану Гончарову, Льву Толстому. А вот цензура ее не полюбила. Царского цензора возмутили буквально все действующие лица.

Вот основные персонажи:

  1. Большов Самсон Силыч — купец, упрямый, хитрый, но недалекий.
  2. Большова Аграфена Кондратьевна — его супруга, сварливая дама.
  3. Олимпиада Самсоновна, она же Липочка — дочь купца, которая стремится жить богато, мечтает о «благородном» муже.
  4. Подхалюзин Лазарь Елизарыч — приказчик, расчетливый и думающий лишь о собственной выгоде, впоследствии супруг Липочки.

Второстепенные персонажи:

  1. Устинья Наумовна — жадная до денег сваха.
  2. Рисположенский Сысой Псоич — стряпчий, нечистый на руку.
  3. Фоминишна — ключница.
  4. Тишка — посыльный мальчишка.

Сегодня персонажи кажутся вполне безобидными, но для современников писателя все было иначе. Пьеса «Свои люди — сочтемся» Островского, по мнению должностных лиц, оказалась «обидна для русского купечества». Она была запрещена к постановке указом царя. Автор же на шесть лет попал под полицейский надзор. Официальное разрешение на сокращенную постановку было получено лишь в конце 1860 года.

Полноценный спектакль состоялся в Петербурге, спустя год после этого, а в первой авторской редакции постановка прошла только весной 1881 года в частном московском театре.

Сокращенное содержание

События происходят в середине 19 века в Москве. Купец Большов — человек небедный, у него во владении три лавки. Самсон Силыч нечист на руку и требует от подчиненных того же. Чтобы не платить кредиторам долги полностью, купец задумывает аферу. Он планирует объявить себя несостоятельным (вот почему первое название пьесы — «Банкрот»). Тогда он сможет вместо каждого рубля вернуть лишь 25 копеек.

Но чтобы все выглядело законно, ему придется продать и дом, и торговые лавки. Конечно, сделать это хитрый купец хочет не по-настоящему, фиктивно. Он задумал передать свое имущество приказчику, Подхалюзину. Долгий срок службы (20 лет) кажется ему залогом верности и честности Лазаря.

Но приказчик оказывается не так прост: обещая поддержку своему хозяину, он думает лишь о собственном благе. Заодно устраивает личную жизнь. В обмен на услугу требует выдать за него Липочку. Островский мастерски показывает расчетливость и подлость этого персонажа. Поначалу девушка противится такому супружескому союзу. Ее мечта — выйти замуж за дворянина. Но Лазарь убеждает ее дать согласие.

Под видом приданого купец оформляет имущество на своего зятя. Состоялась свадьба. Хитрый замысел Большова не удался — кредиторы требуют уплаты. Но у него нет денег. Как результат — долговая яма и угроза ссылки в Сибирь.

Купец умоляет бывшего служащего выплатить долги и спасти его от заключения. Но супруги сочувствуют Большову лишь на словах. Они собираются потратить средства на собственные нужды. Безразличие, подлость единственной дочери и зятя потрясает купца и его жену — ведь они пользуются, по сути, его состоянием. Вот только сделать уже ничего нельзя.

Краткое изложение по действиям

В пьесе «Свои люди — сочтемся» всего четыре действия, в которых по 5−10 явлений. Сокращенный вариант поможет при составлении читательского дневника.

Мечты и реальность

В первом действии зритель сначала видит Липочку, которая сидит у окна: «Какое приятное занятие эти танцы», — вот первые слова девушки. Она рассказывает о том, как обучалась искусству танца. Но теперь девушка боится опозориться перед женихом, поскольку давно не практиковалась. Она старается припомнить движения. Мать девушки недовольна, застав ее за этим занятием. Начинается спор — Олимпиада упрекает Аграфену Кондратьевну в том, что родители «не воспитаны».

Дочка очень стремится выйти замуж, поскольку все ее подружки уже пристроены. А у нее не складывается — единственному желающему и тому было отказано. Девица угрожает убежать из дома и обвенчаться с гусаром, если подвернется такой случай.

Приходит сваха, Устинья Наумовна. На вопрос о том, как скоро сыщется партия для Липочки, она отвечает уклончиво. У каждого члена семьи собственные требования к кандидату:

  1. Отец требует, чтобы он был «беспременно» купцом.
  2. Мать хочет, чтобы жених был «жалованный» и соблюдал старинные религиозные обряды.
  3. Невеста выдвигает собственное условие — она хочет замуж за «благородного» и наотрез отказывается идти за купца.

Совместить все эти пожелания в одной кандидатуре оказывается невозможно. Хотя у свахи имеется «брильянтовый» вариант (явления с 1 по 7).

Тайный сговор

Главный герой обсуждает положение дел со стряпчим. Именно он подсказывает Большову идею, как отвязаться от кредиторов: надо просто переписать имущество на постороннего человека. На роль фиктивного владельца хорошо подходит Лазарь Елизарыч.

Подхалюзин приходит со свежими новостями — многие купцы объявили себя банкротами. Известия укрепляют купца в его намерении. Лазарь высказывает полную готовность оказать содействие в осуществлении задуманного, ведь он якобы считает себя должником купца. Все потому, что тот принял его на работу, когда Лазарь был еще мальчишкой (явления с 8 по 12).

Дополнительная выгода

Второе действие начинается с размышлений Подхалюзина. Хитрец понимает, что если купец объявит себя банкротом, то жениха для дочери ему уже точно не найти. Поэтому он решает сам посвататься к Олимпиаде Самсоновне. Также он опасается остаться без работы и средств к существованию (явления 1−3).

Общаясь с приказчиком, Лазарь обещает ему щедрое вознаграждение — за то, что тот может утроить его замысел, а помогать Большову не станет. Также обещаниями подарков он переманивает на свою сторону Устинью Наумовну. Взамен она должна отказать жениху, который сильно влюблен в девушку (явления 4−7).

Подхалюзин убеждает своего хозяина, что Липочку нужно выдать замуж как можно скорей. Ведь когда все узнают, что купец обанкротился, бесприданница никому не будет нужна. Новость о том, что найденный было жених отказался от сватовства, играет ему на руку. Лазарь тут же признается, что давно влюблен в Олимпиаду Самсоновну. Купец обещает выдать ее за него, даже если она против: «За кого велю, за того и пойдет» (явления 8−10).

Удачная сделка

Третье действие начинается с того, что жена и дочь Большова ждут обещанного «благородного» жениха, который, однако, не торопится появляться. Появляется сваха и объявляет, что он «мнется». Тут купец велит ей прекратить поиски, поскольку он сам возьмется за дело (явления 1−3).

Приходит Лазарь, которого Самсон Силыч объявляет женихом своей дочери. Та возмущена и отказывается, потому что он «противный». Супруга тоже против подобного союза, однако купец «идет на принцип» — по праву сильного он настаивает на своем (явление 4).

Жених и невеста остаются наедине. Липочка говорит Лазарю, что он необразованный дурак, и продолжает отказываться. Но Лазарь находит контраргументы: ведь ни один «образованный» теперь и захочет ее взять без приданого. Поскольку папенька теперь банкрот, а все имущество переписано на него — Подхалюзина. Он обещает невесте, что она будет носить роскошные наряды.

Мнение невесты быстро начинает меняться. Но она требует от Лазаря, чтобы он увез ее из родительского дома, где ей жить больше невмоготу. Маменька надоела своими требованиями, а отец постоянно пьет (5 действие).

Приказчик сообщает всем, что Липочка согласна стать его женой. Большов доволен — он дает в приданое дом, лавки, обещает еще наличных денег. Лишь бы зять обещал прокормить его и выплатил кредиторам по 10 копеек (явления 6−8).

Печальный финал

В четвертом действии зритель наблюдает за развязкой. Действие происходит в доме Похалюзина — его жена и он одеты по последней моде. Они строят планы на будущее (1 явление).

Приходит сваха, которая хочет получить обещанное вознаграждение. Но получает только сотню целковых вместо обещанных двух тысяч. Разочарованная женщина обещает разнести о нем дурную славу по всей Москве (2−3 явления).

Появляются Самсон Силыч и Аграфена Кондратьена. Большов рассказывает, что сидит в долговой яме, над ним смеются даже мальчишки. Кредиторы требуют с него по 25 копеек за рубль, но он не в состоянии отдать даже этого. Лазарь отказывается платить под тем предлогом, что денег нет. Купец возмущен, ведь он просит собственные деньги. За супруга вступается Олимпиада. Она подтверждает, что они могут заплатить лишь по 10 копеек. Большов говорит, что в случае неуплаты его отправят в Сибирь. Аграфена Кондратьевна начинает ругаться, но дочь прерывает ее. Большовы уходят (явление 4).

Приказчик является к Подхалюзину за деньгами, но вместо полутора тысяч получает 5 целковых. Лазарь не хочет платить «за мошенничество». Рисположенский угрожает ему тюрьмой и дурной славой, после чего уходит. Тогда Лазарь обращается к публике. Он уверяет, что приказчик «все врет». На самом деле он честный торговец, который открывает новый магазин (явление 5).

Дальнейшая судьба персонажей автором в произведении не раскрывается. Скорее всего, главный герой все-таки отправляется в ссылку.

Свои люди – сочтемся — Год Литературы

Текст: Сергей Шулаков

Джексон Стина. Последний снег. Пер. со шведск. Е.Н. Хохловой. – М.: РИПОЛ классик, 2021. – 352 с. 3000 экз.

В небольшой шведской деревне народ живет разный. В старой лачуге ютится отшельник и наркоман Юха, бывший охотник и следопыт, в молодости носивший гордое прозвище Одинокий Волк; подростком он случайно застрелил брата, и мать выгнала Юху из дома, вот он и поселился в заброшенной охотничьей хижине в лесу. Такой же ветхий дом снимает лесоруб Йонни, недавно появившийся в деревне. Вдова Юханссон, что живет на болоте, по старости изъясняется загадками. Лопарь Ниила больше не разводит оленей, а содержит магазинчик на автозаправке – вообще-то лопари, или народ саами, живут на Северо-Востоке Норвегии, но события книг Стины Джексон (писательница родом из Швеции, но переехала в США) разворачиваются на фоне современных шведских реалий, и бывший оленевод здесь, видимо, нужен для разнообразия. Местного полицейского зовут Хассан, кто он по национальности, автор не уточняет, но можно предположить, что участковый происходит из семьи эмигрантов с Ближнего Востока. А еще есть семейство Бьёрлунд.

Главу семьи, Видара, ненавидит вся округа. Как только у кого-то из жителей деревни случалась беда – умирал близкий, наступало разорение, – он появлялся на пороге и вкрадчиво убеждал продать землю, а затем втридорога перепродавал купленные гектары лесопромышленным компаниям. К старости он овдовел, отошел от дел и, несмотря на богатство, живет теперь в ветхом доме и ездит на очень старой машине. На ненависть соседей отвечает тем же, но в тройном размере.

Его дочь Лив, окончив школу, не уехала из деревни, осталась с отцом. Хотя и пыталась несколько раз: иногда, гм… с дальнобойщиками – но совершенно бескорыстно, лишь бы убраться подальше. Всякий раз отец находил ее и водворял домой. Удирала и к романтичному Одинокому Волку, который обещал увезти на край света, но, понятно, везти никуда не собирался. «…когда зажигались фары, в их свете она видела его улыбку, от которой все теплело внутри. От него пахло дикой природой, и этот запах давал ей чувство свободы. По узким лесным дорогам они ехали сквозь туман, жевали вяленое мясо дичи, которую он сам изловил, и болтали о разных вещах…» Образцовая школьница, – однако автор находит оправдание героине, заключающееся в тирании отца. Теперь Лив одна растит сына Симона, здоровенного детину, учащегося уже в старшей школе, и работает в придорожной лавке лопаря – отец-богач не дает ни копейки. Впрочем, там это и не принято, все, что заработал старый Видар, – его и только его собственность.

Так и живут, вызывая недоумение соседей. В Швеции жить с родителями, в принципе, не принято, хотя ничего экстраординарного в этом, конечно, нет. Просто Видар своими руками практически угробил родную деревню, распродав участки леса, и молодежь старается уехать, как только появляется возможность. Вот и Лив пыталась, но с рождением Симона прекратила попытки. Постепенно, сцена за сценой, становится ясно почему: оказывается, старик Видар – домашний тиран худшего пошиба. Постоянно твердит, что если дочь и внук его бросят – он помрет, что, кроме них, у него никого нет. Каждый день на старой колымаге заезжает забрать Лив после работы в лавке и отвезти домой. При этом капризничает, грубит и скряжничает: не желает слышать даже о том, что надо починить крыльцо. Дрова колют сама Лив или Симон – зачем кого-то нанимать, если внук вон какой вымахал.

Это постепенное и полное психологическое порабощение и есть основной мотив книги Стины Джексон.

Выписано все это без занудства и трагических придыханий, так, что и себя чувствуешь членом этого мрачного лесного семейства.

«Последний снег» мог бы обойтись и без детективной интриги, но она все-таки есть: Видар в какой-то момент пропадает. Лив и Симона раздирают противоречивые чувства: оба они скорбят по отцу и деду, к которому привыкли, и одновременно укоряют себя за чувство облегчения… Никто из жителей им не сочувствует, но и на улицу с радостными песнями не выходят, стараются из вежливости поддержать Лив, в складчину устраивают что-то вроде поминок… Развязка этой истории предсказуема, но очень хочется, чтобы догадка не оправдалась. Так происходит потому, что триллер Стины Джексон довольно далеко заходит в пространство «большой» литературы. Есть здесь что-то от пьес Островского – узнаваемый ужас неизбывной семейной рутины, что ли. Невольно начинаешь сопереживать героям, чего даже от самого качественного детектива-триллера не требуется.

Скандинавская литература издавна несет оттенок затемненного семейного эгоизма, – хоть бы того же Ибсена вспомнить. Стина Джексон хорошо понимает и частично воплощает эту традицию – потому ее роман искренне хвалили критики. К тому же в тексте много автобиографического: это со стороны ведь всегда кажется, что семейный деспотизм можно и потерпеть, если стейк из лосятины или кабанятины – обычное дело.

В итоге окажется, что странный Видар по-своему любил дочь и внука: свое гигантское состояние он оставил им поровну. А может, просто лучше удавился бы, чем отдал каким-то чужим людям из благотворительных фондов. Как бы то ни было, Лив и Симон так привыкли к своей жизни, что словно и не знают, что делать с психологической свободой и деньгами… Шведские полицейские, к счастью, не так потеряны, так что дело они под конец книги все-таки распутают. А мы среди прочего узнаем, что на шведском сленге полицейский звучит не иначе как «снют».

Герои пьесы Островского Свои люди

Пьеса А. Н. Островского «Свои люди – сочтемся!» рассказывает о жизни купеческой среды. Каждый образ раскрывается с помощью мельчайших деталей.

Самсон Силыч Большов — крестьянин по происхождению. Это подлый и хитрый купец, владеющий тремя торговыми лавками, в который ложь и мошенничество — обычное дело. Главной жизненной ценностью Большова являются деньги. Желание обогатиться нечестным путем приводит купца к большим долгам.

В семейных отношениях он не лучше: к собственной дочери герой относится с презрением, он не считается с ее мнением.

Аграфена Кондратьевна Большова — жена купца Большова. Она далеко не глупая, но в этой атмосфере самодурства начинает говорить.  Героиня терпелива, но очень забита. Она подвергается  неуважительному отношению от своего мужа и дочери. Находясь в атмосфере самодурства мужа, она не перестает любить свою семью. Жена Большова не насмехалась над неудачей мужа, а сохранила теплоту и любовь. 

На Большова уже 20 лет работает Лазарь Елизарыч Подхалюзин. Он тоже хитёр и живёт нечестно, ставя свои корыстные цели на первый план. Умея поддакивать и потакать, плут с говорящей фамилией добивается того, что Большов переводит имущество на него. Когда же его начальник и уже родственник попадает в долговую яму, он отказывается помогать ему, так как уже получил все, что хотел. Подхалюзин — бесчувственный человек, который думает только о себе и своем материальном положении. 

Если сравнивать образы Большова и Подхалюзина, то можно заметить разницу.

Большов идёт на аферу не потому, что он закоренелый плут, он говорит, что так делают все. После содеянного его начинает мучить совесть. Подхалюзин же никак не задумывается над своим поступком. Нет ни сострадания к человеку, попавшего в тяжёлую ситуацию, ни раскаяние за содеянное. Герой по природе своей — эгоист. 

Сложившаяся ситуация исправляет Большова. Он начинает думать о тех истинах, про которые раньше не думал. Отношения с женой улучшаются. 

А Подхалюзин не только получает имущество Большова, но и женится на его дочери. Липочка — единственная дочь Большова. Она необразованная девушка, однако считает себя очень образованной. Здесь Островский высмеивает современное тому времени щегольство. Мечтой героини становится брак с дворянином. Но она не против и выйти замуж за Подхалюзина, который не является дворянином. Вместе со своим мужем дочь не хочет помогать отцу, оставшемуся в тяжёлом положении.  Она отличная пара своему мужу.  Липочка даже суровее Подхалюзина относится к Большову.

Сысой Псоич Рисположенский — друг Большова. Из-за своего пьянства он не имеет работы. Поэтому решается заниматься документацией. В этой сфере он проявляет себя как нечестный человек. В частности именно он предлагает Большову провести аферу и помогает ему с этим.

Устинья Наумовна — такая же подлая женщина, помогающая Липовка найти жениха. Ради своих корыстных целей она способна на обманывать. 

Эпизодическую, но важную роль играет Тишка, мальчик на посылках. Он с рождения видит только воровство и подхолимство. Вот из таких детей и получаются Большовы и Подхалюзины. Так, автор показал три поколения купечества и  выразил основную мысль: не вырастут честные дети от бесчестных родителей. Нужно обладать высокими нравственными качествами, тогда и следующее поколение будет таким же. 

Все персонажи комедии изображены саркастично. В пьесе «Свои люди – сочтемся!» А. Н. Островский показан мир подлых эгоистов, которые не имеют чувства. 

Таким образом, в своей пьесе А. Н. Островский показывает купеческий мир, в котором правят подлые и лицемерные люди.

Также читают:

Картинка к сочинению Герои пьесы Островского Свои люди — сочтемся!

Популярные сегодня темы

  • Сочинение по картине Герасимова После дождя мокрая терраса 6 класс

    При первом взгляде на картину можно увидеть террасу, насквозь промоченную только что прошедшим ливнем. Скамья, пол и все предметы, находящиеся на террасе отражаются в водной глади, как в зеркале.

  • Сочинение Описание вещи (Опишите какую-нибудь вещь, игрушку или предмет обихода) 5 класс

    В детстве мне подарили плюшевого зайца. Это был подарок на мое шестилетие, который остался со мной на долгое время после. Совсем обычный плюшевый зайка

  • Адресаты любовной лирики Лермонтова 9 класс сочинение

    Многие героини произведений М.Ю.Лермонтова являлись прототипами женщин, в отношении которых автор был не равнодушен. В жизни поэта встречались разные по своему темпераменту и мировоззрению молодые

  • Анализ повести Старосветские помещики Гоголя

    Произведение является составной частью прозаического сборника «Миргород» и имеет в качестве основной тематики изображение жизни пожилой супружеской пары помещиков, являющихся главными персонажами повести.

  • Жизнеутверждающее начало в лирике Фета о природе

    Афанасий Афанасьевич Фет, живший с 1820 по 1892 годы, является одним из величайших русских поэтов, лириков, переводчиков. Он был человеком тонкой, романтичной душевной организации

А. Н. (1823—1886) русский драматург, «Свои люди — сочтемся», «Бедность не порок», «Доходное место», «Гроза», «Горячее сердце», «Бешеные деньги», «Волки и овцы», «Бесприданница», «Лес», «Таланты и поклонники», «Без вины виноватые», 10 (десять) букв

Примеры употребления слова островский в литературе.

Называются имена Полбина, Хвастунова, Фака, Демченкова, Ушакова, Великородного, Копейкина, Аргунова, Пасхина, Жмурко, Свенского, Бажана, Курбасова, Пантелея, Браушкина, Панченко, Кулешова, Сотникова, Плужникова, Трантина, Мальщукова, Пупышева, Гусева, Архипова, Бабинцева, Островского, Сапего, Иншакова, Селезнева, Саломатина, Шебеко и других.

Эти уделы сыновей Калиты были следующие: удел старшего сына Симеона: Можайск, Коломна со всеми Коломенскими волостями, Городенка, Мезыня, Песочна, Середокорытна, Похряне, Устьмерска, Брошевая, Гвоздна, Иваны деревни, Маковец, Левичин, Скулнев, Канев, Гжеля, Горетова, Горки, село Астафьевское, село на Северьсце в Похрянском уезде, село Константиновское, село Орининское, село Островское, село Копотенское, селце Микульское, село Малаховское, село Напрудское у города.

Тебе Можайск, Коломну со всеми волостьми, Городенку, Мезыню, Песочну на Пахре, Усть-Мерьскую, Брошевую, Гвоздну, Иваничи, деревни Маковец, Левичин, Скульнев, Канев, Гжелю, Горетово, Горки с Астафьевским, в Пахрянском уезде села, Константиновское, Орининское, Островское, Копотенское, Микулинское, да Малаховское, и Напруднинское село у города.

Излучающая духовный свет земная героиня Островского далека от сурового аскетизма домостроевской морали.

Так или иначе, но от пересечения улицы Весенней с Красноармейской до улицы Николая Островского, даже не будучи значкистом ГТО, ничего не стоит добраться за десять.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Математика доказывает, что Джон Леннон написал «В моей жизни»: NPR

Пол Маккартни и Джон Леннон написали песни для The Beatles под руководством Леннона-Маккартни, но можно использовать новую статистическую модель, чтобы определить, кто на самом деле взял на себя инициативу. AP скрыть подпись

переключить подпись AP

Пол Маккартни и Джон Леннон написали песни для The Beatles под руководством Леннона-Маккартни, но можно использовать новую статистическую модель, чтобы определить, кто на самом деле взял на себя инициативу.

AP

Леннон-Маккартни, вероятно, один из самых известных авторов песен в музыке. Джон Леннон и Пол Маккартни написали тексты и музыку почти для 200 песен, а The Beatles продали сотни миллионов альбомов. История гласит, что два Beatles, будучи подростками, согласились на совместное использование всех песен, которые они написали, независимо от разницы в работе.

На протяжении многих лет Леннон и Маккартни раскрыли, кто на самом деле и что написал , но некоторые песни все еще вызывают споры.Эти двое даже спорят между собой — их воспоминания, кажется, различаются, когда дело доходит до того, кто написал музыку для «In My Life» 1965 года.

Если воспоминания авторов песен (возможно, испорченные эпохой изменения сознания, в которую они писали) не оправдались, как эта тайна может быть разгадана? Что ж, мы можем обойтись небольшой помощью математики.

Профессор математики Джейсон Браун 10 лет работал со статистикой, чтобы разгадать магическую тайну. Выводы Брауна были представлены 8 августа.1 на Совместном статистическом совещании в презентации под названием «Оценка авторства песен Beatles на основе музыкального содержания: моделирование байесовской классификации на основе представлений из набора слов».

Математик Стэнфордского университета Кейт Девлин раскрывает, как это понял Браун. Прочтите отредактированную беседу Девлина со Скоттом Саймоном из NPR ниже и послушайте аудио ссылку.

Скотт Саймон: Я не понимаю «мешков слов», хотя некоторые иногда называли меня мешком слов.

Кейт Девлин: Мы еще вернемся к этому. Прежде всего, просто хочу сказать, что это действительно серьезный материал с точки зрения того, что было сделано. Трое соавторов этой статьи — был некто Марк Гликман, статистик из Гарварда. Еще он классический пианист. Другой человек, еще один профессор инженерии из Гарварда, позвонил Райану Сонгу. И третьим человеком был математик из Университета Далхаузи по имени Джейсон Браун. И вы, наверное, вспомните 2008 год, мы с вами говорили о нем.Он понял, как The Beatles создали этот поразительный вступительный аккорд в «Hard Day’s Night». И когда мы записывали это произведение, я на самом деле сказал, что он работал над тем, кто написал музыку для «In My Life». И 10 лет спустя мы говорим об открытии. Это заняло у него много времени, но теперь он понял.

« Мешков слов»? Кто они такие?

На самом деле он восходит к 1950-м годам. Его используют компьютерные ученые, создавшие спам-фильтры. Вы берете кусок текста и игнорируете грамматику, игнорируете порядок слов и просто рассматриваете его как набор слов.И как только вы это сделаете, вы можете подсчитать частоту употребления разных слов в пакете слов. Чтобы сделать это для музыки, вам нужно было получить небольшие фрагменты, и то, как они это сделали, команда проанализировала, я думаю, около 70 песен Леннона и Маккартни, и они обнаружили 149 очень отчетливых переходов между нотами и аккордами. присутствует почти во всех песнях Битлз. И эти переходы будут уникальными для одного или другого человека.

Итак, это были бы мешки с нотами и аккордами.

Пакеты нот и аккордов, пары нот и аккордов. Это маленькие предметы, и вы их просто считаете.

Отчасти путаница заключается в том, что Пол Маккартни сказал, что написал музыку. Джон Леннон сказал, что Пол Маккартни написал музыкальный отрывок. Так что же обнаружило это трио математиков?

Переходя к делу, оказывается, Леннон написал все. Когда вы делаете математику, подсчитывая маленькие биты, уникальные для людей, вероятность того, что это написал Маккартни, была.018 — это по сути ноль. Другими словами, это вполне определенно. Леннон написал музыку. И в подобных ситуациях вам лучше верить математике, потому что она намного надежнее, чем воспоминания людей, особенно с учетом того, что они вместе писали ее в 60-х годах с невероятно измененным психическим состоянием из-за всего того, что они глотали.

Я знаю, о чем вы говорите.

Я бы пошел с математикой.

Кит, хорошо, я вас спрашиваю — а как насчет художественного процесса сотрудничества? Разве не возможно, что они были такими близкими и опытными сотрудниками, что они вдыхали немного техники друг друга, и Леннон мог писать, как Маккартни, и Маккартни, как Джон Леннон?

Конечно.Вот почему человеческому уху трудно различить эту вещь. Им также трудно понять, кто это сделал, и поэтому на самом деле единственный надежный ответ — это математика, потому что независимо от того, сколько люди сотрудничают, они все равно остаются теми же людьми, и у них есть свои предпочтения, не осознавая этого. Леннон использовал определенные вещи снова и снова. Маккартни тоже. Это было сотрудничество. Эти две вещи вместе работают, но они все еще были отдельными маленькими частями.Математика выделяет те маленькие кусочки, которые уникальны для этих двух людей.

Интернет-стажер Эмили Абшир способствовала созданию этой статьи.

Повседневные химические вещества, которые могут привести нас к исчезновению

Хотя большинство анализов Свон сосредоточено на западных странах, она обнаружила аналогичные тенденции в Южной Америке, Азии и Африке.

Свон дарит чувство облегчения, подводя итоги, давая практические советы о шагах, которые люди могут предпринять для защиты своего здоровья.Она выходит за рамки рекомендаций по образу жизни и ставит гораздо более сложную задачу: удалить вредные химические вещества из наших домов, прочитав состав средств для уборки ванных комнат и кухонь. Выбирайте средства личной гигиены, не содержащие фталатов и парабенов. Откажитесь от освежителей воздуха и ароматизированных продуктов. Не разогревайте пищу в пластиковой посуде, обязательно фильтруйте питьевую воду и выбрасывайте пластиковые контейнеры для хранения продуктов и посуду с антипригарным покрытием. Предложения продолжаются.

Swan упускает возможность уделить больше внимания историям из реальной жизни.Когда она упоминает людей, их репродуктивные проблемы часто описываются без истории или контекста, которые усиливают повествование. Бывают случаи, когда запоминающаяся личная история могла вытеснить довольно подробное анатомическое и химическое описание. Есть отрывки, которые страдают от того, что сама Свон называет «перегрузкой статов», или от десятков названий химикатов, звучащих из-за границы.

В целом, ее вывод хорошо подтверждается: необходимость регулирования, особенно федеральной политики Соединенных Штатов, которая требует, чтобы компании доказали безопасность химических веществ, прежде чем использовать их в коммерческих целях.Европейцы поддерживают этот принцип предосторожности и в настоящее время постепенно выводят из обращения или запрещают наиболее опасные химические вещества. Свон подчеркивает, как это контрастирует с американским подходом «невиновен до тех пор, пока его вина не будет доказана», который требует проведения государственных исследований, финансируемых налогоплательщиками, для изучения последствий для здоровья.

«Обратный отсчет» — важная книга для всех, кто беспокоится об окружающей среде, загрязнении окружающей среды, успешном деторождении или ухудшении здоровья человека. Помимо широко распространенных химических названий, он написан в непринужденном, доступном стиле и будет иметь практическое значение для пар и молодых людей, которые рассматривают возможность создания семьи.

Фертильность уже является проблемой для тех, у кого есть дети в более зрелом возрасте, когда действие этих химикатов может быть более выраженным. Свон предлагает несколько бодрящих рекомендаций для женщин, которые решили отложить беременность: заморозьте яйца в 20 лет в качестве страхового полиса. Для мужчин раннее исследование количества сперматозоидов может выявить тенденции бесплодия, когда их легче исправить. В более широком смысле, эта книга является тревожным сигналом, который углубляет понимание фертильности, ее проблем и признание того, что оба партнера играют определенную роль.

Но, в конечном итоге, ее вывод — это призыв к незамедлительным действиям на национальном и глобальном уровнях, которые запрещают использование этих химикатов и смягчают последствия тех, которые влияют на здоровье и даже жизнь во всем мире. Лебедь ясно дает понять, что от этого зависит будущее многих видов, в том числе нашего собственного.

Как Бюро переписей сопротивлялось вмешательству Дональда Трампа

«Если вы не учитываете вменения, вы не учитываете афроамериканцев, латиноамериканцев и других людей, которых трудно сосчитать», — сказал Кимбалл Брейс, демограф и президент консалтинговой фирмы, действительно работает над перераспределением районов, сказал в интервью.Г-н Когли позвонил ему, чтобы попросить доказательства того, что вменение было статистически необоснованным. «Я видел точку зрения Когли как полное оправдание того, как республиканцы выступают по этому поводу», — сказал г-н Брейс. (Г-н Когли не отвечал на звонки, текстовые сообщения и электронные письма с просьбой прокомментировать.)

Г-н Росс имел право приказать бюро делать то, что хотел г-н Когли. Но, послушав дуэльные презентации, он позволил продолжению работы по вменению вменения — вручив карьерным чиновникам победу в одном из их самых важных вопросов.(Г-н Росс отказался комментировать запись.)

В начале ноября, когда Джо Байден победил на президентских выборах, 10-недельные часы пребывания г-на Трампа у власти начали тикать с новой силой. Второго срока не будет. Г-н Абоуд, г-жа Велкофф и их коллеги помчались, чтобы уложиться в срок 31 декабря. Но бюро столкнулось с серьезной технической загвоздкой: пандемия охватила десятки миллионов людей, таких как студенты колледжей и сельскохозяйственные рабочие, которых следовало считать там, где они учились или работали, но вместо этого они временно жили в другом месте из-за коронавируса.

Чтобы поставить их на место, потребуется время. В конце ноября официальные представители переписи сообщили г-ну Диллингему, директору бюро, что они не могут уложиться в срок до 31 декабря и соблюдать стандарты агентства в отношении точности.

Г-н Когли и другие политические назначенцы настаивали на сокращении пути, чтобы ускориться, доходя до того, что предлагали конфисковать компьютеры у других агентств для ускорения обработки данных — идею, которую бюро отклонило как непрактичную. Но политические назначенцы и Белый дом так и не ответили на основной вопрос о количестве, которое они больше всего хотели: какое определение «неавторизованного иммигранта» должно использовать бюро? Были ли в нем люди, оспаривающие свою депортацию в суде? Или детей, чье место рождения было неясно? Или иммигрантам, чьи грин-карты обрабатывались?

В декабре Белый дом попробовал еще один прием: если эксперты по переписи не могли достоверно сказать, кого следует исключить из итоговых распределений по штатам, поскольку они находятся в стране нелегально, то за них примут решение должностные лица администрации, используя какие бы таблицы иммигрантов ни предоставило бюро.

Это потребовало бы молотка по стандартам бюро по точности. Это также изменило бы прошлую практику, когда Бюро переписи населения рассчитывало распределение Палаты представителей, а Белый дом представлял результаты Конгрессу в качестве формальности. В январе г-н Диллингем сказал г-ну Джармину, что приоритетом бюро № 1 — над самой переписью — является предоставление данных о нелегальных иммигрантах в Белый дом к 15 января. Он признал предложение денежных премий тем, кто может заработать. это случилось, но он сказал, что он позаботился о том, чтобы кто-либо, работающий над проектом, «не воспользовался данными переписи населения 2020 года».”

Образование неохотного бизнесмена: Шуинар, Ивон: 9780143037835: Amazon.com: Книги

Я БЫЛ БИЗНЕСМЕНОМ почти 50 лет. Мне так же трудно сказать эти слова, как кому-то признаться в том, что он алкоголик или юрист.

Я никогда не уважал профессию. Это бизнес, который должен взять на себя большую часть вины за то, что он является врагом природы, за уничтожение коренных культур, за то, что отбирает у бедных и дает богатым, и за отравление земли сточными водами своих заводов.Тем не менее, бизнес может производить продукты питания, лечить болезни, контролировать население, нанимать людей и в целом обогащать нашу жизнь. И он может делать эти добрые дела и получать прибыль, не теряя своей души.

Моя компания Patagonia Inc., базирующаяся в Вентуре, Калифорния, производитель технической одежды и снаряжения для улицы, продолжает эксперимент. Основанная в 1973 году, она существует для того, чтобы бросить вызов общепринятым представлениям и представить новый стиль ответственного предприятия. Мы считаем, что принятая модель капитализма, которая требует бесконечного роста и заслуживает вины за разрушение природы, должна быть заменена.У Patagonia и ее тысячи сотрудников есть средства и желание доказать остальному корпоративному миру, что правильные поступки ведут к хорошему и финансово стабильному бизнесу.

Одно из моих любимых высказываний о предпринимательстве: «Если вы хотите понять предпринимателя, изучите несовершеннолетних правонарушителей». Преступник своими действиями говорит: «Это отстой. Я буду заниматься своим делом». Поскольку я никогда не хотел быть бизнесменом, мне нужно было несколько веских причин стать им. Одна вещь, которую я не хотел менять, даже если мы стали серьезными: работа должна приносить удовольствие каждый день.Нам всем приходилось работать над подушечками ног и подниматься по лестнице двумя ступенями за раз. Нам нужно было быть в окружении друзей, которые могли бы одеваться, как захотят, даже босиком. Нам всем нужен был гибкий график, чтобы кататься на волнах, когда они были в хорошем состоянии, или кататься на лыжах по снегу после сильной метели, или оставаться дома и заботиться о больном ребенке. Нам нужно было стереть грань между работой, отдыхом и семьей.

Нарушение правил и обеспечение работы моей собственной системы — творческая часть управления, которая меня особенно удовлетворяет.Но я не бросаюсь в дела, не сделав уроки. В конце семидесятых, когда у Патагонии действительно начали расти ноги, я прочитал все книги по бизнесу, которые смог найти, в поисках философии, которая работала бы для нас. Меня особенно интересовали книги о японском и скандинавском стилях управления, потому что я хотел найти образец для подражания для компании; американский способ ведения бизнеса предлагал только один из многих возможных маршрутов.

В развитии нашей молодой компании, однако, мы по-прежнему использовали многие традиционные методы — увеличение количества продуктов, открытие новых дилеров и новых собственных магазинов, освоение новых зарубежных рынков — и вскоре мы оказались в серьезной опасности перерасти наши бриджи.К концу восьмидесятых мы росли такими темпами, которые, если бы они продолжались, сделали бы нас компанией с оборотом в миллиард долларов в следующем десятилетии. Чтобы достичь этой теоретической отметки, нам нужно было бы начать продавать товары массовым торговцам или универмагам. Это поставило под сомнение фундаментальные принципы проектирования, которые мы установили для себя как производителей лучших продуктов, поставило под угрозу нашу приверженность окружающей среде и стало вызывать серьезные вопросы о будущем. Может ли компания, которая хочет производить лучшую в мире верхнюю одежду, быть размером с Nike? Сможем ли мы достичь чистой прибыли, не отказываясь от наших целей — хорошего управления и долгосрочной устойчивости? Можем ли мы получить все это?

Чтобы найти ответы, потребовалось бы 20 лет и близкий к краху нашей компании.

Мое жизненное приключение в бизнесе зародилось в Южной Калифорнии. Моя семья переехала из Лиссабона, штат Мэн, в Бербанк, штат Калифорния, в 1946 году, когда мне было восемь лет, потому что моя мать, настоящая искательница приключений среди нас, думала, что более сухой климат поможет моему отцу от астмы. Мой отец был крутым французским канадцем, который работал подмастерьем штукатуром, плотником, электриком и сантехником, и у меня были старший брат и две старшие сестры.

Именно в Калифорнии я открыл для себя скалолазание в 15 лет на окраине Лос-Анджелеса после того, как в начале пятидесятых годов помог основать Южно-Калифорнийский клуб соколиной охоты.Один из взрослых участников, Дон Прентис, научил нас спускаться по спуску к соколиной птице на скалах, показывая, как обернуть манильскую веревку (украденную у телефонной компании) вокруг бедер и плеч, чтобы контролировать спуск. В старших классах школы и во время учебы в колледже Valley Junior College в Вэлли-Глен, штат Калифорния, я начал общаться с молодыми членами Sierra Club — группы, в которую входил Ройал Роббинс, который впоследствии основал свою собственную успешную компанию по производству одежды. и Том Фрост, авиационный инженер, который стал моим деловым партнером с 1966 по 1975 год, и взбирался на скалы из песчаника в Стоуни-Пойнт, в западной части долины Сан-Фернандо, и на скалу Таквиц, недалеко от Палм-Спрингс.

К тому времени, когда мне исполнилось 18, я и мои товарищи по скалолазанию перебрались на большие стены Йосемити. Поскольку мы первыми прокладывали длинные маршруты, требующие размещения сотен крючков, я купил старую кузницу и научился кузнечному делу, чтобы делать свои собственные крюки из твердой стали. (Более мягкий европейский вид не подходил для неровных гранитных трещин Йосемити.) В шестидесятые годы я работал на своем оборудовании в зимние месяцы, с апреля по июль проводил на стенах Йосемити, а во время летней жары отправлялся в путь. Альпы и высокие горы Вайоминга и Канады — все это перемежается с серфингом до Нижней Бахи и материковой части Мексики.Я поддерживал себя, продавая самодельное снаряжение прямо в машине, пополняя свой скудный доход нырянием в мусорные баки и обменивая бутылки на наличные.

К 1971 году произошли две важные вещи: я встретил и женился на Малинде Пеннойер, студентке факультета искусств в штате Фресно, которая летом работала горничной в Йосемити и которая впоследствии стала моим партнером во всех аспектах этого дела. Бизнес Патагонии; и я произвел свою первую одежду: трусики и двухместные альпинистские шорты, сделанные из сверхтяжелого вельвета, произведенного на старой фабрике в Ланкашире, Англия.В то время «активная спортивная одежда» состояла из базовой серой толстовки и брюк, а стандартным предметом для восхождения на Йосемити были коричневые обрезанные брюки чинос и белые классические рубашки, купленные в комиссионном магазине. Хотя я просто хотел более прочную и удобную альпинистскую одежду для себя и своих друзей, вскоре я понял, что наткнулся на совершенно неиспользованный рынок.

В начале семидесятых моя компания Chouinard Equipment приобрела заброшенный мясоперерабатывающий завод в Вентуре и начала реконструировать свои старые офисы под розничный магазин.Покупатели откликались на нашу одежду ручной ковки, и мы продавали все больше и больше товаров, в том числе свитера-гиды Шамони, классические матросские рубашки Средиземноморья, парусиновые брюки и рубашки, а также техническую линию непромокаемой одежды — предшественницу Gore-Tex — под названием Пенопласт. Одежда имела такой успех, что мы решили, что ей нужно собственное название, чтобы отличать ее от линейки оборудования Chouinard Equipment.

Несколькими годами ранее, в 1968 году, мы с несколькими друзьями (включая Дуга Томпкинса, основателя The North Face) совершили шестимесячную поездку на окраину Южной Америки, занимаясь серфингом на западном побережье Америки до Лимы. , Перу, катание на лыжах на вулканах в Чили и восхождение на Фитц Рой высотой 11 073 фута в аргентинской Патагонии.Для большинства людей, особенно тогда, Патагония была именем вроде Тимбукту или Шангри-Ла — далеким, интересным, не совсем на карте. Казалось, это идеальный вариант для нашей одежды. Чтобы укрепить связь с настоящей Патагонией, в 1973 году мы создали логотип с грозовым небом, зубчатыми вершинами на основе линии горизонта Фитц Роя и синим Южным океаном.

Мы представили наш ворсовый свитер — предшественник нашей флисовой ткани Synchilla — в 1973 году; он был сделан из полиэфирной ткани, предназначенной для чехлов на сиденья унитаза. Затем в 1980 году мы запустили наше первое нижнее белье из полипропилена и стали первой компанией, которая проповедовала достоинства многослойности.Этот новый тип высокопроизводительной «системы» стал настоящим блокбастером: с середины восьмидесятых до 1990 года продажи резко выросли с 20 до 100 миллионов долларов. Большинству компаний понравился бы такой быстрый рост, но для нас это было почти катастрофой.

К 1991 году я превратился из скромного кузнеца и авантюриста в бизнесе с несколькими друзьями, включая Криса МакДивитта (теперь Крис Томпкинс), нашего генерального директора и генерального менеджера на протяжении 15 лет, между 1979 и 1994 годами, в парня. руководит многомиллионной корпорацией с 650 сотрудниками.Но с большой компанией возникли большие проблемы.

В конце восьмидесятых годов против Chouinard Equipment было возбуждено несколько судебных процессов. Ни один из них не касался неисправного оборудования или альпинистов. На нас подали в суд мойщик окон, сантехник, рабочий сцены и кто-то, кто сломал лодыжку в соревновании по перетягиванию каната, используя нашу альпинистскую веревку. В основе каждого костюма лежало неправильное предупреждение о том, что мы не смогли должным образом предупредить этих клиентов об опасностях, связанных с использованием нашего оборудования для целей, которые мы не могли предсказать. Затем последовал более серьезный иск от семьи юриста, который был убит, когда неправильно привязал к одной из наших ремней безопасности в классе для начинающих.

Истцы сочли, что Chouinard Equipment и Patagonia — одна и та же компания, и, поскольку у Patagonia дела обстоят так хорошо, они могут доить корпорацию. Наша страховая компания отказалась от рассмотрения каких-либо исков из-за связанных с этим расходов и урегулировала вопрос во внесудебном порядке. Наши премии выросли на 2000 процентов за год. В конце концов, Chouinard Equipment подала заявку на участие в главе 11, что дало сотрудникам время собрать капитал для выкупа. Они успешно приобрели активы, переместили компанию в Солт-Лейк-Сити и создали собственную компанию Black Diamond Equipment Ltd., которая по сей день продолжает производить лучшее в мире снаряжение для скалолазания и катания на лыжах.

Возникли и другие проблемы. Общий интерес к спорту на открытом воздухе и приключениям резко вырос в США и за рубежом, и мы росли. Мы расширились на международном уровне, открыв розничные магазины в Шамони и Токио. В начале девяностых годов мы добавили еще 100 сотрудников и прогнозировали дальнейший ежегодный рост на 40 процентов — темп, который мы наблюдали в течение последних нескольких лет.Но мы сделали несколько классических ошибок. Нам не удалось обеспечить должное обучение для новых руководителей компании, и напряжение, связанное с управлением компанией с восемью автономными продуктовыми подразделениями и тремя каналами сбыта, превышало навыки руководства. Мы никогда не разрабатывали механизмы, которые побуждали бы их работать вместе таким образом, чтобы держать в поле зрения общие бизнес-цели.

Несколько попыток планирования пришлось прервать; никто не мог решить кубик Рубика, чтобы согласовать разработку продукта для конкретного рынка с таким сложным распределением.Организационные схемы выглядели как воскресный кроссворд и выпускались почти так же часто. Компания реструктурировалась пять раз за пять лет; ни один план не работал лучше, чем предыдущий. Я лично люблю перемены, но я сводил всех с ума, постоянно пробуя новые идеи, не имея четкого направления, куда мы пытаемся двигаться.

Нам отчаянно нужна была помощь, поэтому в начале 1990 года мы с Малиндой вместе с нашим генеральным директором Пэтом О’Доннеллом и финансовым директором Биллом Бюссье договорились о встрече с Майклом Ками, известным консультантом, который занимался стратегическим планированием. для IBM и помогла перевернуть Harley-Davidson в восьмидесятые годы.Следующее, что мы узнали, это то, что мы садимся в самолет, летящий во Флориду, чтобы увидеть его.

Ками был невысоким мужчиной лет шестидесяти с писклявым голосом с немецко-швейцарским акцентом, густой бородой и большим количеством беспокойной энергии. Мы встретились на его огромной яхте, он был в капитанской фуражке и в расстегнутой рубашке с погонами.

Прежде чем он смог помочь нам, он сказал, что хотел бы знать, почему мы занимаемся бизнесом. Я сказал ему, что всегда мечтал, что, когда у меня будет достаточно денег, я отплыву к Южным морям в поисках идеальной волны и идеальной плоской поверхности костяной рыбы.Мы сказали ему, что причина того, что мы не продались и не вышли на пенсию, заключалась в том, что мы пессимистично оценивали судьбу мира и чувствовали ответственность использовать наши ресурсы, чтобы что-то с этим сделать. Мы рассказали ему о нашей программе десятины — нашем обещании жертвовать 10 процентов нашей прибыли на экологические цели — и о том, как мы пожертвовали миллион долларов только в прошлом году более чем 200 организациям, и что наша основная причина остаться в бизнесе было зарабатывать деньги, которые мы могли раздавать.

Ками немного подумал, а затем сказал: «Я думаю, это чушь собачья.Если вы действительно серьезно относитесь к раздаче денег, вы продадите компанию за сотню миллионов или около того, оставьте пару миллионов себе, а остальное вложите в фонд. Таким образом, вы могли вложить основную сумму и раздавать шесть или восемь миллионов долларов каждый год. И если вы продадите правильному покупателю, они, вероятно, продолжат вашу программу десятины, потому что это хорошая реклама ».

Мои менеджеры возразили.

« О чем вы беспокоитесь? »- сказал Ками, обращаясь к ним. молодой.Ты найдешь другую работу! »

Я сказал, что беспокоился о том, что случится с компанией, если я продам.

« Так что, может быть, ты обманываешь себя, — сказал он, — почему ты занимаешься бизнесом. . »

Как будто мастер дзен ударил нас палкой по голове, но вместо того, чтобы обрести просветление, мы ушли в растерянности, как никогда. В 1991 году, после всех этих лет совокупного годового роста от 30 до 50 процентов, Патагония ударилась о стену.Страна вступила в рецессию, и рост, который мы всегда планировали и для которого покупали, остановился.

Наш кризис продаж на самом деле произошел не из-за снижения по сравнению с предыдущим годом, а из-за «простого» 20-процентного увеличения; тем не менее, это почти нас поразило. Дилеры отменили заказы, и запасы стали накапливаться. Ни почтовый перевод, ни международное подразделение не смогли оправдать его прогнозов, и оба также вернули запасы. Весной и осенью мы максимально сокращаем производство.Мы заморозили найм и несущественные поездки. Мы отказались от новых продуктов и отказались от маржинальных продавцов. 31 июля 1991 года, в «черную среду», мы уволили 120 сотрудников — 20 процентов персонала. Это был, безусловно, самый мрачный день в истории Патагонии.

Наша собственная компания превысила свои ресурсы и ограничения; мы стали зависимыми, как и мировая экономика, от роста, который мы не могли поддерживать. Мы были вынуждены пересмотреть наши приоритеты и внедрить новые практики. Первый шаг: я взял дюжину своих топ-менеджеров в Аргентину, в продуваемые ветрами горы Патагонии, на прогулку.Путешествуя по этим диким землям, мы снова спрашивали себя, зачем мы занимаемся бизнесом и какой бизнес мы хотим построить.

Когда мы вернулись, мы собрали наш первый совет директоров, состоящий из доверенных друзей и советников, в том числе писателя и глубокого эколога Джерри Мандера. На одном из заседаний совета директоров, когда мы изо всех сил пытались выразить нашу миссию словами, Джерри пропустил обед и ушел один. Он вернулся с идеально написанной статьей, в которой описывалась «экология» ценностей, которая может смягчить экологический и социальный кризис нашего времени.«Эти слова стали основой философии Patagonia, четких и конкретных принципов, которые выразили наше мышление применительно к различным частям компании: дизайн, производство, распространение, изображения, человеческие ресурсы, финансы, менеджмент и окружающая среда.

I долгое время практиковал свою теорию менеджмента MBA — управление отсутствием — пока я тестировал нашу одежду и оборудование в самых экстремальных условиях Гималаев и Южной Америки. Это способствовало появлению новых и интересных идей для продуктов, новых рынков или новых материалов, но это также способствовало моему растущему осознанию экологических и социальных разрушений, происходящих во всем мире.Вместо того, чтобы с отвращением спасаться, я увидел возможность создать компанию совершенно нового типа. Я хотел убедиться, что каждый сотрудник в Патагонии понимает нашу деловую и экологическую этику, поэтому я начал проводить многодневные семинары для сотрудников по философии, отправляясь на автобусе в Йосемити или Марин-Хедлендс, к северу от Сан-Франциско, где мы разбивали лагерь. и соберитесь под деревьями, чтобы поговорить.

Теперь я понимаю, что пытался привить своей компании уроки, которые я уже усвоил как человек, скалолаз, серфер, каякер и рыбак нахлыстом.Я всегда старался жить своей собственной жизнью довольно просто, и к 1991 году, зная все, что я знал о состоянии окружающей среды, я начал есть на более низких уровнях пищевой цепочки и уменьшил потребление материальных благ. Занятия рискованными видами спорта преподали мне еще один важный урок: никогда не выходите за рамки своих возможностей. Вы раздвигаете границы и живете в те моменты, когда вы находитесь на грани, но вы не переступаете порог. Вы должны быть верны себе; вы должны знать свои сильные стороны и ограничения и жить по средствам.То же верно и для бизнеса. Чем раньше компания попытается быть тем, чем она не является — чем раньше она попытается «получить все», — тем скорее она умрет.

, имеющая философию в письменной форме и общий культурный опыт наших классов, сыграла решающую роль в реорганизации компании в конце 1991 года. В течение нескольких лет мы устранили несколько уровней управления, консолидировали запасы и привели каналы продаж под контролем — это означает, что в следующие полтора десятилетия мы переориентируемся на выполнение нашей миссии: «Создавайте лучший продукт, не причиняйте ненужного вреда и используйте бизнес, чтобы вдохновлять и внедрять решения для выхода из экологического кризиса.»

Но что хорошего в наличии фиксированной философии, когда все в деловом мире настолько динамично? Как Патагония следует своей философии в свете расширяющегося интернет-рынка, влияния НАФТА и ВТО, десятков технологических скачков, которые существенно влияют

Ответ заключается в том, что наша философия — это не правила, а руководящие принципы. Например, в нашем заявлении о миссии ничего не говорится о создании выгода.Фактически, мы с Малиндой считаем, что наша прибыль — это количество хороших результатов, достигнутых бизнесом за год. В Патагонии прибыль не является целью, потому что, как сказал бы мастер дзен, прибыль достигается, когда «вы все остальное делаете правильно». Во многих компаниях хвост (финансы) виляет собакой (корпоративные решения). Мы стремимся найти баланс между финансированием экологической деятельности и желанием продолжать свою деятельность в течение следующих 100 лет.

Принятие финансовых решений отражает нашу экологическую этику.Еще в середине девяностых, если привести лишь один пример, мы изменили упаковку нашего термобелья. Мы использовали толстый картонный заголовок внутри тяжелого пластикового пакета Ziploc. Вместо этого мы решили повесить более тяжелое длинное белье, как обычную одежду, и просто связать наше более легкое белье резинкой. В первый год после изменения мы спасли 12 тонн материала от попадания на свалку, сэкономили 150 000 долларов на упаковке и увеличили продажи на 25 процентов — в основном потому, что продукт не был спрятан в обертке, и люди могли чувствовать материал и оцените его качество.

Поскольку мы являемся частной компанией, мы могли принимать подобные решения, не беспокоясь о требованиях акционеров. Это позволило нам расти естественными темпами. Когда наши клиенты рассказали нам, что они разочарованы тем, что не могут купить нашу продукцию из-за постоянного отсутствия на складе, мы заработали больше. Мы не создавали искусственный спрос на наши товары с помощью рекламы на Vanity Fair или GQ или в автобусах в городских районах, надеясь заставить детей покупать у нас черные пуховики вместо The North Face или Timberland.Нам нужны клиенты, которым нужен наш продукт, а не просто его желание.

Конечно, мы также хотим — и должны — зарабатывать деньги, но мы считаем, что лучше всего этого добиться, оставаясь проворными и эффективными. Одна из наших целей — не иметь долгов. Компания с небольшим долгом или с наличными деньгами может воспользоваться открывающимися возможностями или инвестировать в стартап, не заходя дальше в долг или находя внешних инвесторов. Один из наших последних примеров — японская фабрика по производству тканей, с которой мы работаем, чтобы помочь нам переключить все наши изделия из полиэстера, такие как нижнее белье Capilene, на 100% переработанный материал — то, что мы, вероятно, не смогли бы сделать, если бы у нас было много вещей. долга.Такое управление финансами помогает компании оставаться в яраке — термине соколиной охоты, происходящем от персидского языка и означающем «сверхбеспокойный, голодный, но не слабый и готовый к охоте».

Такое независимое мышление применимо и к нашей философии управления. На самом деле, наши сотрудники настолько независимы, как нам сказали психологи, что в обычной компании они будут считаться безработными. Нам не нужны дроны, которые просто будут следовать указаниям. Нам нужны такие сотрудники, которые будут сомневаться в целесообразности того, что они считают плохим решением, но, как только они что-то покупают, будут работать как демоны, чтобы произвести что-то максимально возможное качество — будь то рубашка, каталог или витрина в магазине. , или компьютерная программа.Как заставить этих в высшей степени индивидуалистичных людей работать ради общего дела — это искусство управления в Patagonia.

Часть ключа — надежное общение. У нас нет частных офисов в штаб-квартире Ventura; все работают в открытых помещениях без дверей и перегородок. То, что мы теряем в «тихом пространстве для размышлений», более чем компенсируется лучшим общением и эгалитарной атмосферой. Менеджеры стараются подавать пример. У нас нет специальных парковочных мест; лучшие места зарезервированы для экономичных автомобилей, независимо от того, кому они принадлежат.Мы с Малиндой сами оплачиваем обеды в кафетерии, чтобы мы не посылали сообщения о том, что можно брать у компании. И у нас есть политика открытой книги; финансовые данные доступны всем сотрудникам для обеспечения полной прозрачности.

Семейная компания, подобная нашей, основана на доверии, а не на авторитарном правлении. Может быть, несколько человек воспользуются нашим гибким графиком работы и нашей политикой «дай моим людям заниматься серфингом», но ни один из наших лучших сотрудников не захочет работать в компании, которая не пользуется таким доверием.Они понимают, что мой стиль управления MBA является таким же признаком моего доверия к ним, как и мое желание уйти из офиса.

Поскольку стиль очень важен, я часто использую восхождение на горы в качестве иллюстрации. Вы можете подняться на Эверест в одиночку, не используя кислород, или вы можете заплатить гидам и шерпам за то, чтобы они несли ваши грузы, устанавливали лестницы через трещины, проложили 6000 футов фиксированных веревок и попросили одного шерпа тянуть вас, а другого толкать. Богатые, влиятельные пластические хирурги и генеральные директора, которые пытаются подняться на Эверест таким образом, настолько зациклены на цели — вершине — что идут на компромисс.Целью восхождения на большие опасные горы должно быть достижение определенного духовного и личностного роста, но этого не произойдет, если вы откажетесь от всего процесса.

Что касается окружающей среды, наверное, не секрет, что я категорически пессимистично отношусь к судьбе мира природы. За свою жизнь я видел только постоянное ухудшение всех процессов, которые необходимы для поддержания здоровой жизни на планете Земля. Большинство ученых и глубоких мыслителей в области окружающей среды, которых я знаю лично, также пессимистичны и считают, что мы переживаем чрезвычайно ускоренное вымирание видов, включая, возможно, большую часть человечества.

В книге Эдварда О. Уилсона « Будущее жизни » 2002 года он описывает время, в котором мы живем, как «последний рубеж природы». Его «индекс живой планеты», который измеряет состояние мировых лесов, пресноводных и морских экосистем, ставит человечество в затруднительное положение в области окружающей среды, созданное нами самими. Уилсон настаивает, что XXI век должен стать веком окружающей среды. Если правительство, частный сектор и наука не начнут немедленно сотрудничать для решения проблем деградации окружающей среды, Земля потеряет способность к регенерации.Другими словами, жизнь в том виде, в каком мы ее знаем, — это тост.

Эти темные мысли меня не угнетают; на самом деле я счастливый человек. Я во всем этом буддист. Я принял тот факт, что всему есть начало и конец. Может быть, человеческий вид исчерпал себя, и нам пора уйти и оставить место для других, как можно надеяться, более разумных и ответственных форм жизни.

С другой стороны, может быть, мы что-то можем с этим поделать. Экологические усилия Патагонии начались в семидесятых годах с простой попытки предотвратить физическое повреждение каменных стен Йосемити.Речь шла о чистом лазании и производстве высококачественных продуктов, которые не были одноразовыми. Позже мы начали стремиться минимизировать вред окружающей среде, связанный с производством нашей продукции.

Одна из самых сложных задач для бизнеса — это изучить влияние на окружающую среду самого успешного продукта и, если он плохой, изменить его или снять с полок. Мы столкнулись с этим, когда планировали перейти на органический хлопок в середине девяностых. Хотя мы успешно осуществили переход, мы все еще не решили проблему полностью.Даже когда хлопок выращивается без токсичных химикатов, он по-прежнему требует чрезмерного количества воды и не может выращиваться из года в год без постоянного истощения почвы. Когда одежда из хлопка изнашивается, ее обычно выбрасывают. Мы должны копать глубже и пытаться создавать продукты, замыкающие цикл — одежду, которую можно бесконечно переработать в аналогичные или равные продукты, и мы продолжаем стремиться к этому.

Несмотря на сопутствующие проблемы, мы обнаружили, что каждый раз, когда мы выбирали правильный поступок, даже если это стоит вдвое дороже, это оказывается более прибыльным.Это укрепляет мою уверенность в том, что мы движемся в правильном направлении. Наша программа экологической оценки обучает нас, и с образованием у нас есть выбор. Когда мы поступаем позитивно, решая проблемы, вместо того, чтобы пытаться найти способ их обойти, мы продвигаемся дальше по пути к устойчивости. Кроме того, мы постоянно открываем для себя новые возможности как внутри компании, так и за ее пределами.

Еще в начале восьмидесятых один из служащих по обслуживанию спросил, знаю ли я, сколько стоит выстелить каждую корзину для мусора полиэтиленовым пакетом: 1200 долларов в год.Я сказал избавиться от них, но он вернулся на следующий день и сообщил, что уборщица отказывается чистить корзины без подкладки, если люди выбрасывают мокрый мусор, например, кофейную гущу или продукты. Поэтому мы раздали каждому сотруднику по индивидуальному мусорному ведру для перерабатываемой бумаги и взяли на себя ответственность за вывоз мокрого мусора в отдельные контейнеры, разбросанные по офисам.

Независимо от того, насколько усердны мы в Патагонии, все, что мы производим, приводит к отходам и загрязнению окружающей среды. Итак, наш следующий шаг — заплатить за наши грехи до того времени, когда мы надеемся перестать грешить.С начала 80-х годов мы пожертвовали 22 миллиона долларов наличными и в натуральной форме группам активистов, преданным делу защиты окружающей среды. В 1996 году мы обязались направлять 1 процент наших продаж на экологические цели, а это означает, что независимо от того, получим мы прибыль или нет, удачный у нас год или неудачный, мы должны были отдавать. В прошлом году это означало пожертвования в размере 2,4 миллиона долларов. В 2001 году мы помогли создать 1% для Planet — альянса 148 компаний, обязанных отдавать не менее 1% своих продаж на спасение планеты.

Наши усилия и усилия других людей, которые работают над достижением схожих целей, оказывают влияние. Индустрия экологически чистых продуктов растет со скоростью более 20 процентов в год. Мировой спрос на органический хлопок утроился за девять лет, прошедших с того момента, как мы изменились. По мере того, как это приводит к снижению затрат, крупные компании, такие как Nike, покупают органический хлопок, чтобы смешать его с промышленным хлопком, чтобы поддержать это дело, но не уйти с рынка. Некоторые фабрики по производству волокна, с которыми мы работаем, по нашей инициативе, активно исследуют способы устранения токсичных материалов, таких как антиномия и бромистый метил, из полиэстера.

Если Patagonia сможет и дальше успешно работать в условиях нашей экологической философии, то, возможно, мы сможем убедить другие компании в том, что зеленый бизнес — это хороший бизнес, и они смогут обрести уверенность, чтобы сделать несколько шагов в правильном направлении.

Когда мы с Малиндой приняли решение остаться в бизнесе, мы столкнулись с личной проблемой: сможем ли мы управлять компанией, которая приносит много пользы и мало вреда? Можем ли мы превратить компанию в модель, способную провести реформу, которую мы, как люди, не смогли бы осуществить? Можем ли мы на самом деле изменить то, как другие относятся к миру природы?

Мастер Дзэн сказал бы, что если вы хотите сменить правительство, вы должны стремиться к смене корпораций, а если вы хотите сменить корпорации, вы сначала должны изменить потребителей.Подожди минутку! Потребитель? Это я. Вы имеете в виду, что я тот, кто должен измениться?

Первоначальное определение потребителя — это «тот, кто разрушает или расходует, используя; пожирает, тратит расточительно». Потребовалось бы семь Земель, чтобы обеспечить достаточно сырья, чтобы остальной мир мог потреблять с той же скоростью, что и американцы. Девяносто процентов того, что мы покупаем в торговом центре, оказывается на свалке в течение 60–90 дней. Неудивительно, что нас больше не называют гражданами, а называют потребителями. Наши политики и корпоративные лидеры являются точным отражением того, кем мы стали.

Когда я смотрю на свой бизнес, я понимаю, что одна из самых больших проблем, с которыми я сталкиваюсь, — это борьба с самоуспокоенностью. Если я говорю, что мы управляем Патагонией, как будто она будет здесь через сто лет, это не значит, что у нас есть сто лет, чтобы добраться туда! Наш успех и долголетие заключаются в нашей способности быстро меняться. Непрерывные инновации требуют сохранения чувства безотлагательности — сложная задача, особенно в кажущейся непринужденной корпоративной культуре Патагонии. Фактически, одна из самых важных задач, которые я возлагаю на своих менеджеров, — это спровоцировать перемены.Это единственный способ выжить в долгосрочной перспективе.

Американская мечта — владеть собственным бизнесом и развивать его как можно быстрее, пока вы не сможете обналичить деньги и уйти на пенсию на поля для гольфа Leisure World. Сам бизнес — это действительно продукт, и не имеет значения, продаете ли вы шампунь или мины. Когда компания становится откормленным теленком, она продается с прибылью, а ее ресурсы и владения часто разоряются и разрушаются, разрушая семейные узы и долгосрочное здоровье местной экономики.Представление о бизнесе как об одноразовой сущности распространяется и на все другие элементы общества.

Когда вы отказываетесь от идеи, что компания одноразовая, это влияет на все будущие решения в компании. Владельцы и должностные лица видят, что, поскольку компания их переживет, у них есть обязанности, выходящие за рамки чистой прибыли. Возможно, они даже увидят себя распорядителями земли.

Patagonia никогда не будет полностью социально ответственной. Из него никогда не получится полностью устойчивый и не повреждающий продукт.Но стремится к попыткам. У нас просто нет другого выбора. Как однажды сказал покойный защитник окружающей среды Дэвид Брауэр: «На мертвой планете нечего делать».

Обратный отсчет: как наш современный мир угрожает количеству сперматозоидов, изменяет репродуктивное развитие мужчин и женщин и ставит под угрозу будущее человечества, Свон, Шанна Х., Колино, Стейси

1 Репродуктивный шок: гормональный ущерб в нашей среде

The Spermageddon Scare


В конце июля 2017 года казалось, что все средства массовой информации по всему миру были одержимы состоянием подсчета сперматозоидов человека. Психология Сегодня кричал: «Идет, идет, уходит? Количество человеческих сперматозоидов падает », в то время как BBC заявила:« Уменьшение количества сперматозоидов может привести к исчезновению людей », а газета Financial Times объявила:« Срочный сигнал тревоги »для мужского здоровья, поскольку количество сперматозоидов резко упало». Месяц спустя Newsweek опубликовал главную статью на ту же тему: «Кто убивает американскую сперму?»

К концу года моя научная статья «Временные тенденции в подсчете сперматозоидов: систематический обзор и мета-регрессионный анализ», которая породила эти и сотни других статей по всему миру, заняла 26-е место среди всех упомянутых научных работ. опубликовано во всем мире, согласно отчету Altmetric за 2017 год.

Это действительно была капля, которую слышали во всем мире.

В наши дни мир, каким мы его знаем, кажется, меняется с огромной скоростью. То же самое можно сказать и о статусе человеческой расы. Дело не только в том, что количество сперматозоидов упало на 50 процентов за последние сорок лет; Кроме того, эта тревожная скорость упадка может означать, что человечество не сможет воспроизводить себя, если эта тенденция сохранится. Когда мой соавтор исследования Хагай Левин, доктор медицины, спрашивает: «Что произойдет в будущем — достигнет ли количество сперматозоидов нуля? Есть ли шанс, что этот упадок приведет к исчезновению человеческого вида? Учитывая исчезновение нескольких видов, часто связанное с антропогенными нарушениями окружающей среды, это, безусловно, возможно.Даже если вероятность такого сценария мала, учитывая ужасающие последствия, мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить его ».

Это вызывает особую тревогу, потому что снижение количества сперматозоидов, происходящее в западных странах, не ослабевает; он крутой, значительный и продолжающийся, без признаков сужения. Как сказал датский исследователь и клиницист Нильс Скаккебек, доктор медицины, который первым обратил внимание научного сообщества на роль факторов окружающей среды в снижении количества сперматозоидов, сказал: «Это неудобное сообщение, но вид находится под угрозой, и это должно быть тревожный звонок для всех нас.Если это не изменится за одно поколение, наше общество для наших внуков и их детей будет совершенно другим ». Действительно, если снижение продолжится такими же темпами, к 2050 году многим парам придется обратиться к технологиям, таким как вспомогательная репродукция, замороженные эмбрионы, даже яйцеклетки и сперматозоиды, созданные из других клеток в лаборатории (да, это действительно так. done) — воспроизводить.

Будущее антиутопии?


Кое-что из того, что мы считали вымыслом, из таких историй, как Рассказ служанки и Дети мужчин , быстро становится реальностью.Зимой 2017 года я представил свои выводы об уменьшении количества сперматозоидов на конференции «Одно здоровье, одна планета», в которой основное внимание было уделено взаимосвязанному здоровью различных видов на планете, ущербу, наносимому нашей безумной «индустриализацией» окружающей среды, и его разрушительное воздействие на лягушек, птиц, белых медведей и других видов. После представления результатов нашего анализа, которые были достаточно шокирующими для аудитории, я впервые заговорил о том, что может означать снижение количества сперматозоидов для Homo sapiens .Той ночью я проснулся от сна, чувствуя невероятную тревогу, когда я внезапно осознал все последствия истории, которую я собрал воедино, — учитывая снижение количества сперматозоидов и уровня тестостерона, а также увеличение гормонально активных химических веществ, которые выбрасываются в Окружающая среда, мы действительно находятся в опасном положении для человечества и мирового плодородия.

Для меня это больше не было только вопросом научных исследований. Я чувствовал и остаюсь искренне напуган этими открытиями на личном уровне.

В некотором смысле картина выглядит еще хуже, если копнуть глубже, потому что это проблема не только для мужчин. Репродуктивное развитие и функции женщин, детей и других видов также нарушаются в дисфункциональном направлении. В некоторых странах по всему миру, включая Соединенные Штаты, наблюдается массовый спад сексуальной активности из-за снижения сексуальных влечений и интереса людей к сексуальной активности; мужчины, в том числе молодые парни, также чаще страдают эректильной дисфункцией.У животных произошли изменения в брачном поведении, больше сообщений о том, что самцы черепах натирают других черепах-самцов, а самки рыб и лягушек маскулинизируются после воздействия определенных химикатов.

Взятые вместе, эти тенденции заставляют ученых и экологов задаться вопросом: как и почему это могло происходить? Ответ сложен. Хотя эти межвидовые аномалии могут показаться отдельными и изолированными инцидентами, на самом деле все они имеют несколько общих причин.В частности, повсеместное распространение коварно вредных химических веществ в современном мире угрожает репродуктивному развитию и функциональным возможностям как людей, так и других видов. Худшие нарушители: химические вещества, которые влияют на естественные гормоны нашего тела. Эти химические вещества, нарушающие работу эндокринной системы (EDC), разрушают строительные блоки полового и репродуктивного развития. Они повсюду в нашем современном мире — и внутри нашего тела, что проблематично на многих уровнях.

Вот почему: гормоны, в частности, два половых гормона, эстроген и тестостерон, обеспечивают репродуктивную функцию.И количество каждого гормона, и соотношение между этими гормонами важны для обоих полов. Сладкие точки для этих соотношений различны для каждого пола: в зависимости от того, мужчина вы или женщина, вашему организму требуется оптимальное количество эстрогена и тестостерона, не слишком много или слишком мало того или другого. Чтобы усложнить задачу, время их выпуска может повлиять на репродуктивное развитие и функциональность, а транспорт гормонов также может быть проблемой — если они не попадают в нужное место в нужное время, важные процессы, такие как сперматозоиды производство или овуляция не будут запущены.Химические вещества, нарушающие работу эндокринной системы, а также факторы образа жизни, включая диету, физическую активность, курение и употребление алкоголя или наркотиков, могут изменять эти параметры, направляя уровни этих важнейших гормонов в неверном направлении.

Беспокойство на большой высоте


Другой, не менее важный и сложный вопрос: что эти репродуктивные изменения означают для судьбы человечества и будущего планеты? Это не просто вопрос выживания — будут ли люди продолжать воспроизводить потомство или человеческая раса вымрет в сценарии типа Дети мужчин .У этих проблем есть и более тонкие, более личные последствия. Возьмем снижение количества сперматозоидов: статистически это явление идет рука об руку со многими другими проблемами для мужчин, включая повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и преждевременной смертности (вы узнаете больше об этих последующих опасностях для здоровья в главе 8).

И опять же, речь идет не только о мужчинах. Это влияет не только на фертильность женщины, пусть даже менее явно или резко, но и на качество сперматозоидов из-за изменений, которые происходят, когда зародыши мужского пола находятся в утробе матери.В это время на плод влияют предпочтения и привычки матери, а это означает, что женщины могут служить проводниками для потенциально вредных химических воздействий. Вопреки предыдущему мнению, матка , а не защищает плод от химического воздействия, а у развивающегося плода мало средств защиты от проникновения химических веществ. С другой стороны, самые важные события в жизни мужчины с точки зрения полового и репродуктивного развития происходят, когда он еще находится в утробе матери. Младенцы и дети более уязвимы к этим химическим атакам, чем взрослые, но наиболее уязвимые еще не родились.

Спад спермы сигнализирует об изменениях, которые затрагивают всех.

Как говорят некоторые эксперты в области народонаселения и ученые, на горизонте маячит «демографическая бомба замедленного действия» — будущие поколения не смогут удовлетворить финансовые потребности и потребности в уходе за постоянно растущим числом пожилых людей и пенсионеров, учитывая снижение уровня рождаемости. И изменения в половом развитии, происходящие во всем мире, по-видимому, сопровождались очевидным повышением гендерной изменчивости, что, на мой взгляд, не является негативным явлением.Дело в том, что человеческая сексуальность и общество находятся в постоянном движении, и это изменение влияет на всех нас. Как будто снежный шар сотрясают, изменяя репродуктивный ландшафт внутри — только это происходит в реальной жизни.

Что приходит на ум, когда вы видите ссылку на «эффект 1%», обычную фразу в культурном лексиконе? Большинство людей думают о социально-экономическом статусе, а именно о том, что они входят в 1 процент богатства США. Не я. Я думаю о том, что частота неблагоприятных репродуктивных изменений у мужчин увеличивается примерно на 1 процент в год.Сюда входят темпы снижения количества сперматозоидов и уровня тестостерона, рост заболеваемости раком яичек и прогнозируемое увеличение распространенности эректильной дисфункции во всем мире. Что касается женщин, то частота выкидышей также увеличивается примерно на 1 процент в год. совпадение? Думаю, что нет.

Ставя под сомнение проблемы


Если вы относитесь ко всему этому скептически, это справедливо. Раньше я тоже был. Будь то потому, что я образованный ученый или прирожденный скептик, я всегда твердо верил в утверждение Альберта Эйнштейна о том, что «слепая вера в авторитет — величайший враг истины.Эта аксиома подчеркнула все мои исследования влияния окружающей среды на здоровье человека, включая эффекты эндокринных химикатов, загрязнения воды и лекарств, а также мою интерпретацию исследований других людей. Поэтому, когда British Medical Journal опубликовал в 1992 году исследование, в котором утверждалось, что количество сперматозоидов во всем мире значительно упало за предыдущие пятьдесят лет — что было большой разорвавшейся бомбой — я нашел этот вопрос интригующим, но у меня были серьезные сомнения в достоверности результатов. .

Прочитав и перечитав то, что стало известно как статья Карлсена, названная в честь ведущего автора Элизабет Карлсен, я был среди скептиков, которые ставили под сомнение методологию и выбор образцов, и я подумал о многих потенциальных предубеждениях, которые могли исказить выводы. . Конечно, я был не один; последовали многочисленные критические замечания и передовые статьи. Но результаты этого исследования были настолько важны с точки зрения общественного здравоохранения, что я не мог выбросить их из головы, хотя я был занят исследованием риска врожденных дефектов и выкидыша из-за растворителей в питьевой воде.Сомневаясь в выводах этого конкретного исследования, я знал, что определенные химические вещества в окружающей среде могут снижать количество сперматозоидов, поэтому я хотел провести расследование; это было похоже на детективное дело.

В 1994 году меня назначили членом Комитета по гормонально-активным веществам в окружающей среде Национальной академии наук, и вскоре после этого меня попросили сообщить комитету, обоснованы ли выводы статьи Карлсена. В течение шести месяцев я изучал литературу, чтобы найти всю критику, которая была высказана в отношении статьи, затем я просмотрел шестьдесят одно исследование, которое команда Карлсена включила в свой анализ, чтобы попытаться отреагировать на эту критику.В частности, я задавал следующие вопросы: включали ли в первые исследования более здоровых и молодых мужчин, чем в более поздние? Включили ли более поздние исследования больше курильщиков или мужчин с ожирением, что создало бы искаженную картину происходящего? Изменился ли метод подсчета сперматозоидов за пятьдесят лет таким образом, что количество более свежих сперматозоидов снизилось?

Чтобы разобраться в этой загадке, я нашел двух коллег, Лору Фенстер и Эрика Элкина, которые были готовы мне помочь. Результаты были совершенно ошеломляющими: после шести месяцев обработки данных и рассмотрения возможных предубеждений и смешивающих факторов наш общий вывод почти полностью совпал с выводом команды Карлсена.Поскольку мы учли географическое положение в различных исследованиях, мы обнаружили, что количество сперматозоидов на самом деле снизилось на в США и Европе. Но как насчет остального мира?

После того, как эти результаты были опубликованы в 1997 году, я почувствовал, что нам нужно спросить, было ли количество сперматозоидов различным в разных местах, поскольку это указывало бы на факторы окружающей среды. Последние двадцать лет я в основном пытался ответить на этот вопрос. Проведя еще много исследований качества спермы, уменьшения количества сперматозоидов и связанных с этим факторов, я чувствую, что да.Я не только перестал сомневаться в своей полной уверенности в том, что происходит резкое снижение количества сперматозоидов, но и обнаружил, что различные факторы образа жизни и воздействие окружающей среды могут действовать в тандеме или кумулятивно, способствуя сокращению количества сперматозоидов.

Перенесемся в лето 2017 года, когда моя последняя статья на эту тему, написанная с моим коллегой Хагаем Левин и пятью другими преданными исследователями, стала вирусной.

Новости, которые мы с коллегами сообщили в нашем метаанализе: с 1973 по 2011 год концентрация сперматозоидов (количество сперматозоидов на миллилитр спермы) упала более чем на 52 процента среди случайных мужчин в западных странах; Между тем, общее количество сперматозоидов упало более чем на 59 процентов.Мы пришли к этим выводам после изучения результатов 185 исследований с участием 42 935 мужчин, проведенных в течение этого 38-летнего периода. Чтобы было ясно: эти мужчины были выбраны не на основе их репродуктивного статуса; они были обычными Джо и Джонами, обычными людьми.

Учитывая, что результаты исследования относятся в первую очередь к западным странам, это может показаться проблемой первого мира, но это не так. Скорее, я подозреваю, что общества, в которых люди, вероятно, начнут рожать детей в более раннем возрасте, с меньшей вероятностью будут подвержены влиянию химических веществ в окружающей среде и факторов жизненного стресса, повреждающих фертильность.В нашем метаанализе данных о количестве сперматозоидов у мужчин из Южной Америки, Азии и Африки было гораздо меньше; тем не менее, более свежие отчеты об исследованиях также снижаются в этих регионах.

Принимая это лично


Что все это означает в относительных терминах? Когда люди слышат об этих угрозах их фертильности, это становится большим ударом по их эго, их чувству силы и их уверенности в том, что они смогут поддерживать себя как семью, культуру и вид. Это поразительно и пугает, когда вы понимаете, что количество детей, которых вы можете иметь, чуть меньше половины того, что могли бы зачать ваши бабушка и дедушка.Также шокирует то, что в некоторых частях мира средняя женщина двадцатилетнего возраста сегодня менее фертильна, чем ее бабушка в тридцать пять лет.

Резкое падение количества сперматозоидов — пример сценария «канарейка в угольной шахте». Другими словами, снижение количества сперматозоидов может быть способом, которым Мать-природа выступает в качестве осведомителя, привлекая внимание к коварному ущербу, который люди нанесли искусственному и естественному миру.

Это приводит к третьему, важному вопросу обо всем этом: что мы можем сделать с проблемой? Есть шаги, которые мы можем предпринять как индивидуумы, так и как общество, чтобы оставаться здоровыми и защищать свое половое развитие.Но первое, что нам нужно сделать, это узнать больше о природе этих проблем. Большинство людей за пределами научного сообщества совершенно не осведомлены об этих тревожных тенденциях, и как исследователь, стремящийся определить экологические причины проблем репродуктивного здоровья, я считаю своим долгом привлечь к ним внимание.

Будь то наш образ жизни или химические загрязнители, которые мы принесли в мир, мы, как люди, непреднамеренно развязали эти проблемы.При таких темпах трудно понять, как будет выглядеть будущее, если мы не предпримем осознанных и продуманных шагов, чтобы защитить себя и обуздать химические вещества, которые проникают в нашу повседневную жизнь. Пришло время перестать играть в русскую рулетку с нашими репродуктивными способностями.

. Многие страны сталкиваются с ростом проблем, связанных с гендерной идентичностью, гендерной изменчивостью и гендерной дисфорией. Гендерная дисфория относится к чувству, что эмоциональная и психологическая идентичность человека как мужчины или женщины не синхронизирована с биологическим полом.(Подробнее об этом читайте в главе 4.)

edition.

Замечания в Университете Канзаса, 18 марта 1968 г.

(Следующий текст был расшифрован с оригинальной записи.)

Роберт Ф. Кеннеди
Канзасский университет
18 марта 1968 г.

Большое спасибо. Канцлер, губернатор и миссис Док, сенатор и миссис Пирсон, дамы и господа и мои друзья, мне очень приятно находиться здесь. Я здесь не для того, чтобы выступить с речью. Я приехал из штата Канзас, и они хотят передать всем вам свою любовь.Они сделали. Это все, о чем они там говорят, как сильно они тебя любят. Собственно, хочу констатировать, что я не выпускник Виллановы.

Я очень рад и очень тронут, как и моя жена, вашим теплым приемом здесь. Я думаю о своих коллегах в Сенате Соединенных Штатов, я думаю о своих друзьях там, и я думаю о тепле, которое царит в Сенате Соединенных Штатов — я не знаю, почему вы смеетесь — я был болен в прошлом году и я получил сообщение от Сената Соединенных Штатов, в котором говорилось: «Мы надеемся, что вы поправитесь», и голосование было сорок два против сорока.

И затем они приняли участие в опросе в одном из финансовых журналов пятисот крупнейших бизнесменов Соединенных Штатов, чтобы спросить их, каким политическим лидером они больше всего восхищаются, кого они хотели бы видеть президентом Соединенных Штатов и Я получил один голос и понимаю, что они его ищут. Я мог бы пригласить всех своих сторонников на обед, но я … я не знаю, понравится ли вам то, что я скажу сегодня, но я просто хочу, чтобы вы вспомнили, оглядываясь назад на этот день, и когда дело доходит до вопроса о том, кого вы собираетесь поддержать — это Кеннеди вывел вас из класса.

Мне очень приятно находиться здесь со своими коллегами, сенатором Пирсоном, который, как мне кажется, внес большой вклад в Сенат Соединенных Штатов, который боролся за интересы Канзаса и сделал выдающуюся карьеру, и я очень горжусь тем, что с ним связаны. И сенатора Карлсона, которого здесь нет, который является одним из самых уважаемых членов Сената Соединенных Штатов — уважаемым не только со стороны республиканцев — со стороны демократов, всеми его коллегами, и я рад и горжусь тем, что быть в Сенате с сенатором Карлсоном от штата Канзас.

И я счастлив быть здесь со старым другом, губернатором Докингом. Я не думаю, что был кто-то, кто был бы более предан президенту Кеннеди и приложил больше усилий в самых неблагоприятных обстоятельствах и в самых сложных ситуациях, чем его отец, который тогда был губернатором штата Канзас — ни с кем я не работал с более близким, я, когда я был в Лос-Анджелесе. У нас не было стопроцентного успеха, но это были отношения, которые я всегда буду ценить, и я знаю, как высоко их ценил президент Кеннеди, и мне очень приятно его видеть — и видеть его мать, миссис Билл.Стыковка сегодня тоже, так что я очень рад быть в его штате.

И я рад быть здесь, потому что мне еще нравится видеть всех вас.

В 1824 году, когда Томас Харт Бентон призывал Конгресс к развитию Айовы и других западных территорий, ему противостоял Дэниел Вебстер, сенатор от Массачусетса. «Что, — спросил Вебстер, — что мы хотим от этой обширной и никчемной территории? Этой области дикарей и диких зверей. Пустынь зыбучих песков и вихрей.Пыли, и кактусов, и луговых собачек.

«Какая польза, — сказал он, — можем ли мы когда-нибудь надеяться использовать эти великие пустыни? Я никогда не буду голосовать за один цент из государственной казны, чтобы поместить запад на дюйм ближе к Бостону, чем сейчас. » Вот почему я здесь сегодня вместо моего брата Эдварда.

Я рад приехать сюда, в дом человека, который публично написал: «Если в наших колледжах и университетах не разводят людей, которые бунтуют, бунтуют, атакуют жизнь со всей юношеской проницательностью и энергией, тогда есть что-то неправильно с нашими колледжами.Чем больше беспорядков начнется в кампусах наших колледжей, тем лучше будет мир на завтра ». И, несмотря на все обвинения в мой адрес, эти слова были написаны не мной, а известным подстрекателем Уильямом Алленом Уайтом. И я знаю. Какую большую привязанность к нему испытывает этот университет. Сегодня он заслуженный человек, здесь, в вашем кампусе, и во всей остальной стране. Но когда он жил и писал, его ругали как экстремиста и того хуже. Ибо он говорил, он говорил как он полагал и не скрывал своего беспокойства в утешительных словах.Он не вводил в заблуждение своих читателей или себя ложными надеждами и иллюзиями. Этот дух честной конфронтации — то, что сегодня нужно Америке. В последние годы его слишком часто не хватало, и это одна из причин, по которой я баллотируюсь в президенты Соединенных Штатов.

Потому что мы как народ, мы как народ достаточно сильны, мы достаточно храбры, чтобы нам сказать правду о том, где мы находимся. Эта страна нуждается в честности и откровенности в своей политической жизни и от президента Соединенных Штатов.Но я не хочу баллотироваться на пост президента — я не хочу, чтобы Америка сделала критический выбор направления и руководства в этом году, не оспаривая эту истину. Я не хочу заручиться поддержкой голосов, скрывая положение Америки в ложных надеждах или иллюзиях. Я хочу, чтобы мы узнали перспективы будущего, чего мы можем достичь здесь, в Соединенных Штатах, чего стоит эта страна и чего от нас ждут в предстоящие годы. И я также хочу, чтобы мы знали и исследовали, в чем мы ошиблись.И я хочу, чтобы у всех нас, молодых и старых, была возможность построить лучшую страну и изменить направление развития Соединенных Штатов Америки.

Сегодня утром я говорил о войне во Вьетнаме, и я кратко расскажу о ней через несколько минут. Но этот критический год выборов — это гораздо больше, чем война во Вьетнаме.

Это, в корне, корень всего этого, национальная душа Соединенных Штатов. Президент называет это «беспокойством». Офицеры нашего кабинета, такие как Джон Гардинер и другие, говорят нам, что Америка находится в глубоком недомогании духа: подавляя инициативу, парализуя волю и действия и разделяя американцев друг от друга по возрасту, взглядам и цвету кожи. и я не думаю, что мы должны принимать это здесь, в Соединенных Штатах Америки.

Демонстранты выкрикивают правительственные чиновники и правительственные ответы, призывая демонстрантов. Анархисты угрожают сжечь страну, и некоторые начали попытки, в то время как танки патрулировали американские улицы и стреляли из пулеметов по американским детям. Я не думаю, что это удовлетворительная ситуация для Соединенных Штатов Америки.

Наши молодые люди — самые образованные и самые утешенные в нашей истории — обращаются от Корпуса мира и публичных обязательств, проявленных несколько лет назад, к жизни, полной разобщенности и отчаяния — многие из них начали принимать наркотики и перестали Америка — никто из них, конечно, здесь, в Канзасе, не так ли?

Все вокруг нас, все вокруг нас — не только по вопросу о Вьетнаме, не только по вопросу о городах, не только по вопросу бедности, не только по проблемам расовых отношений — но и по всем вокруг нас, и почему вы так обеспокоены и почему вы так обеспокоены — дело в том, что люди потеряли уверенность в себе, друг в друге, это уверенность, которая так сильно поддерживала нас в прошлом, — вместо того, чтобы отвечать на крики лишений и отчаяния — крики, которые, по словам президентской комиссии по гражданским беспорядкам, могут окончательно разделить нашу страну на части — вместо того, чтобы отвечать на эти отчаянные крики, сотни сообществ и миллионы граждан ищут ответы на свои вопросы о силе, репрессиях и частных запасах оружия — так что мы противостоять нашему сограждане через невозможные преграды враждебности и недоверия, и опять же, я не думаю, что мы должны с этим мириться.Я не считаю, что это необходимо в Соединенных Штатах Америки. Я думаю, что мы можем работать вместе — я не думаю, что мы должны стрелять друг в друга, бить друг друга, проклинать друг друга и критиковать друг друга, я думаю, что мы можем добиться большего в этой стране. И поэтому я баллотируюсь в президенты США.

И если мы кажемся бессильными остановить это растущее разделение между американцами, которые, по крайней мере, противостоят друг другу, в скрытых местах живут еще миллионы, чьи имена и лица совершенно неизвестны — но я видел этих других американцев — я видел видели, как дети в Миссисипи голодают, их тела настолько искалечены голодом, а их разум разрушен на всю жизнь, что у них не будет будущего.Я видел детей в Миссисипи — здесь, в Соединенных Штатах — с валовым национальным продуктом в 800 миллиардов долларов — я видел детей в районе Дельты штата Миссисипи с вздутыми желудками, чьи лица были покрыты язвами от голода, и мы — убежище ». Я разработал политику, чтобы мы могли получать достаточно еды, чтобы они могли жить, чтобы их дети, чтобы их жизни не были разрушены, я не думаю, что это приемлемо в Соединенных Штатах Америки, и я думаю, что нам нужны перемены.

Я видел индейцев, живущих в своих голых и скудных резервациях, без работы, с уровнем безработицы 80 процентов и с такой маленькой надеждой на будущее, такой маленькой надеждой на будущее, что для молодежи, молодых людей и женщины в подростковом возрасте, самая большая причина смерти среди них — самоубийство.

Что они кончают жизнь самоубийством — я не думаю, что мы должны с этим мириться — за первого американца, за это меньшинство здесь, в Соединенных Штатах. Если юные мальчики и девочки настолько отчаянны, когда идут в среднюю школу и чувствуют, что их жизнь безнадежна и что никто не будет заботиться о них, никто не будет связываться с ними и никто не будет с ними беспокоиться, что они либо вешаются, либо стреляют, либо убивают себя — я не думаю, что это приемлемо, и я думаю, что Соединенные Штаты Америки — я думаю, что американский народ, я думаю, мы можем сделать намного, намного лучше.И я баллотируюсь на пост президента из-за этого, я баллотируюсь на пост президента, потому что я видел гордых людей на холмах Аппалачей, которые хотят только работать с достоинством, но они не могут, потому что шахты закрыты, а их рабочие места ушли и никто — ни промышленность, ни рабочая сила, ни правительство — не позаботился о помощи.

Я думаю, что мы здесь, в этой стране, с бескорыстным духом, который существует в Соединенных Штатах Америки, я думаю, что мы также можем добиться большего здесь.

Я видел людей черного гетто, которые слушали все более громкие обещания равенства и справедливости, когда они сидели в одних и тех же ветхих школах и ютились в одних и тех же грязных комнатах — без тепла — защищая от холода и защищая от холода. крысы.

Если мы верим, что мы, американцы, связаны общей заботой друг о друге, то нас ждет неотложный национальный приоритет. Мы должны положить конец позору этой другой Америки.

И это одна из великих задач лидерства для нас, как людей, так и граждан в этом году. Но даже если мы будем действовать, чтобы искоренить материальную бедность, есть еще одна более важная задача — противостоять бедности удовлетворения — цели и достоинства — которая поражает всех нас. Слишком много и слишком долго мы, казалось, отказывались от личного превосходства и общественных ценностей в простом накоплении материальных вещей.Наш валовой национальный продукт в настоящее время составляет более 800 миллиардов долларов в год, но этот валовой национальный продукт — если судить по Соединенным Штатам Америки — этот валовой национальный продукт включает в себя загрязнение воздуха и рекламу сигарет, а также машины скорой помощи, чтобы очистить наши дороги от бойня. Он считает специальные замки для наших дверей и тюрьмы для людей, которые их взламывают. Он учитывает уничтожение красного дерева и потерю нашего естественного чуда в хаотическом разрастании. Он считает напалм и считает ядерные боеголовки и бронемашины, чтобы полиция могла бороться с беспорядками в наших городах.Он считает винтовку Уитмена и нож Спека, а также телепрограммы, прославляющие насилие с целью продажи игрушек нашим детям. Однако валовой национальный продукт не учитывает здоровье наших детей, качество их образования или радость от игры. Это не включает красоту нашей поэзии или прочность наших браков, интеллект наших публичных дебатов или честность наших государственных чиновников. Он не измеряет ни наш ум, ни нашу смелость, ни нашу мудрость, ни нашу ученость, ни наше сострадание, ни нашу преданность нашей стране, он измеряет все вкратце, кроме того, что делает жизнь стоящей.И он может рассказать нам все об Америке, кроме того, почему мы гордимся тем, что мы американцы.

Если это правда здесь, дома, значит, это правда и в другом месте в мире. С самого начала нашей гордостью было обещание Джефферсона, что мы здесь, в этой стране, будем лучшей надеждой человечества. И теперь, когда мы смотрим на войну во Вьетнаме, мы задаемся вопросом, по-прежнему ли мы с должным уважением относимся к мнению человечества, и сохраняло ли это мнение низкое уважение к нам, или же, как Афины прошлого, мы потеряем сочувствие и поддержку, и, в конечном итоге, наша безопасность в целенаправленном стремлении к нашим собственным целям и нашим собственным целям.Я не хочу и верю, что большинство американцев не хотят продавать интересы Америки, чтобы просто уйти — поднять белый флаг капитуляции во Вьетнаме — что было бы неприемлемо для нас как народа и неприемлемо для нас как страна. Но меня беспокоит курс действий, которым мы сейчас следуем в Южном Вьетнаме. Меня беспокоит, меня беспокоит тот факт, что это стало войной Америки. Несколько лет назад было сказано, что это «их война», «это война Южного Вьетнама», что «мы можем им помочь, но не можем выиграть для них», но в течение периода последнего три года мы превратили войну и борьбу в Южном Вьетнаме в нашу войну, и я думаю, что это неприемлемо.

Я не согласен с мыслью, что это просто военная акция, что это просто военная попытка, и каждый раз, когда у нас возникали трудности в Южном Вьетнаме и Юго-Восточной Азии, у нас был только один ответ, у нас был только один способ справиться с этим — месяц за месяцем — год за годом мы справляемся с этим только в пути, и это для того, чтобы отправить больше военных и увеличить нашу военную мощь, и я не думаю, что это такая борьба в Юго-Восточной Азии.

Я думаю, что это вопрос народа Южного Вьетнама, я думаю, что это вопрос народа Южного Вьетнама, который чувствует, что он стоит своих усилий — что они собираются принести жертву — что они чувствуют, что их страна и за их правительство стоит бороться, и я думаю, что развитие последних нескольких лет показало, продемонстрировало, что народ Южного Вьетнама не чувствует никакой связи и никакой принадлежности к правительству Сайгона, и я не думаю, что это зависит от нас здесь, в Соединенные Штаты, я не думаю, что мы здесь, в Соединенных Штатах, можем сказать, что мы собираемся уничтожить весь Южный Вьетнам, потому что у нас есть там обязательства.Командующий американскими войсками в Бен Тре сказал, что мы должны разрушить этот город, чтобы спасти его. Таким образом, 38000 человек были уничтожены или стали беженцами. Мы здесь, в Соединенных Штатах, — не только правительство Соединенных Штатов, не только командиры и войска в Южном Вьетнаме, правительство Соединенных Штатов и все люди, находящиеся в этом зале, — мы являемся частью этого решения, и я не думаю, что что нам нужно делать это больше, и я думаю, что мы должны изменить нашу политику.

Я не хочу быть частью правительства, я не хочу быть частью Соединенных Штатов, я не хочу быть частью американского народа, и чтобы они писали о нас, как они писали о Рим: «Они создали пустыню и назвали ее миром.»

Я думаю, что мы должны сесть за стол переговоров, и я думаю, что мы должны предпринять шаги, чтобы сесть за стол переговоров.

И я говорил это в течение последних двух лет, я думаю, что мы есть шанс на переговоры и возможность конструктивных переговоров, но в феврале прошлого года, год назад, когда существовала величайшая возможность для переговоров, администрация и президент Соединенных Штатов почувствовали, что военная победа не за горами, и мы отправили сообщение Хо Ши Мину 8 февраля 1967 г., фактически с просьбой об их безоговорочной капитуляции, мы не собираемся добиваться безоговорочной капитуляции Северного Вьетнама и Вьетконга больше, чем они собираются добиться безоговорочной капитуляции Соединенные Штаты Америки.Нам придется вести переговоры, нам придется идти на компромиссы, нам придется вести переговоры с Фронтом национального освобождения. Но люди могут возразить: «Жаль, что нам приходится вести переговоры с Фронтом национального освобождения», но это факт жизни. У нас есть три варианта: либо мы можем уйти из Южного Вьетнама в одностороннем порядке и поднять белый флаг — я считаю, что это неприемлемо.

Во-вторых, мы можем продолжать эскалацию, мы можем продолжать посылать туда больше людей, пока у нас не будет еще миллионов и миллионов человек, и мы не сможем продолжать бомбить Северный Вьетнам, и, по моему мнению, мы не приблизимся к успеху, мы будем быть не ближе к победе, чем сейчас, в феврале 1968 года.

И третий шаг, который мы можем сделать, — это сесть за стол переговоров. Мы можем сесть за стол переговоров и не добиться всего, чего хотим. Одна из вещей, которую нам придется принять как американцы, но другая, другая альтернатива настолько неприемлема. Одна из вещей, которую нам придется принять как американский народ и которую должно принять правительство Соединенных Штатов, — это то, что Фронт национального освобождения будет играть определенную роль в будущем политическом процессе Южного Вьетнама.

И нам придется с ними договориться. Что они собираются сыграть определенную роль в будущем политическом процессе Южного Вьетнама, что будут выборы и народ Южного Вьетнама, в конечном итоге, определит и решит свое собственное будущее.

Это курс действий, это курс действий, который я хотел бы видеть. Я хотел бы, чтобы правительство Соединенных Штатов дало понять правительству Сайгона, что мы не собираемся мириться с коррупцией и нечестностью.Я думаю, что мы должны дать понять правительству Сайгона, что если мы собираемся призывать молодых людей 18-летнего возраста здесь, в Соединенных Штатах, если мы собираемся призывать сюда молодых людей 19-летнего возраста в Соединенных Штатах, и мы собираемся отправить их сражаться и умирать в Кхесани, что мы хотим, чтобы правительство Южного Вьетнама призывало их 18-летних и их 19-летних.

И я хочу прояснить, что если правительство Сайгона считает, что Кхесань или Куе Сон и территория в демилитаризованной зоне так важны, если Кхесан так важен для правительства Сайгона, я хочу, чтобы эти Оттуда американские морские пехотинцы и южновьетнамские войска.

Я хочу получить объяснение, почему американские мальчики убиты две недели назад в Южном Вьетнаме в три раза больше — более чем в три раза больше, чем солдаты Южного Вьетнама. Я хочу понять, почему потери и гибель людей за последние две недели, в разгар боевых действий, должны быть такими большими потерями среди американцев по сравнению с южновьетнамцами. Это их война. Я думаю, что мы должны приложить усилия, чтобы помочь им, я думаю, что мы должны приложить усилия, чтобы сражаться, но я не думаю, что мы должны нести все бремя этой войны, я думаю, что южновьетнамцы должны.

И если меня изберут президентом Соединенных Штатов, с вашей помощью, я собираюсь ввести в действие такую ​​политику.

Мы можем добиться большего здесь, в Соединенных Штатах, мы можем добиться большего. Мы можем улучшить наши отношения с другими странами по всему миру. Президент Кеннеди, проводя кампанию в 1960 году, говорил о потере престижа, которую Соединенные Штаты понесли во всем остальном мире, но посмотрите, каково наше положение в настоящее время.Президент Соединенных Штатов едет на собрание ОАГ в Монтевидео. Может ли он поехать в город Монтевидео? Или он может путешествовать по городам Латинской Америки, где царила такая глубокая любовь и глубокое уважение? Он должен оставаться на военной базе в Монтевидео, с американскими кораблями в море и американскими вертолетами над головой, чтобы обеспечить его защиту. Я не думаю, что это приемлемо.

Я думаю, что у нас должны быть условия здесь, в Соединенных Штатах, и достаточная поддержка нашей политики, чтобы президент Соединенных Штатов мог свободно и четко путешествовать по всем городам этой страны, а не только на военные базы.

Я думаю, что мы можем сделать больше здесь внутри страны, я думаю, что мы можем сделать больше в Южном Вьетнаме. Я не думаю, что мы должны мириться с ситуацией, которая у нас есть сейчас. Я думаю, что мы можем добиться большего, и я думаю, что американцы думают, что мы можем добиться большего.

Джордж Бернард Шоу однажды написал: «Некоторые люди видят вещи такими, какие они есть, и спрашивают, почему? Мне снятся вещи, которых никогда не было, и я спрашиваю, почему бы и нет?»

Итак, я приехал сюда, в Канзас, чтобы попросить вашей помощи.В предстоящие трудные пять месяцев, перед конгрессом в Чикаго, я прошу вашей помощи и помощи. Если вы считаете, что Соединенные Штаты могут добиться большего. Если вы считаете, что мы должны изменить наш образ действий. Если вы считаете, что Соединенные Штаты отстаивают что-то здесь внутри страны, а также где-либо еще по всему миру, я прошу вашей помощи, вашей помощи и вашей руки в течение следующих пяти месяцев.

И когда мы выиграем в ноябре, и когда мы выиграем в ноябре, и мы начнем новый период времени для Соединенных Штатов Америки — я хочу, чтобы следующее поколение американцев оглянулось на этот период и скажет, как они говорили о Платон: «Радость была в те времена, но жить.»Большое спасибо.

Civilization.ca — Тайна майя

Математика майя представляла собой сложнейшую математическую систему когда-либо разрабатывались в Америке. Система подсчета Maya требуется только три символа: точка, представляющая значение единицы, полоса, представляющая пять и оболочка, представляющая ноль. Эти три символа использовались в различные комбинации, чтобы отслеживать события календаря как прошлые, так и будущее, и чтобы даже необразованные люди могли выполнять простую арифметику необходимы для торговли и коммерции.Что майя понимали ценность нуля примечательно — большинство мировых цивилизаций не имели понятия о нулевом в то время.

Майя использовали десятичную систему для своих вычислений — систему на основе 20, а не 10. Это означает, что вместо 1, 10, 100, 1000 и 10000 нашей математической системы, майя использовали 1, 20, 400, 8000 и 160 000.

Числа майя, включая календарные даты, писались снизу вверх, а не по горизонтали.В качестве примера того, как они работают, три были представлен тремя точками в горизонтальном ряду; 12 было два бара с двумя точки сверху; а 19 — это три столбца с четырьмя точками наверху. Числа больше чем 19 были представлены такой же последовательностью, но точка была помещается над числом для каждой группы из 20. Тридцать два, например, состоял из символов 12, с точкой наверху всего этого представляющих дополнительную группу из 20. Таким образом, система может быть расширяется бесконечно.

Набор математических символов майя позволял даже необразованным людям складывать и вычитать для целей торговли и коммерции. Чтобы добавить два числа вместе, например, символы для каждого числа будут установлены бок о бок, а затем сворачивались вместе, чтобы получилось новое единственное число. Таким образом, две полосы и одна точка, представляющая 11, могут быть добавлены к одной полосе для пять, чтобы получилось три полоски и одна точка, или 16.

Майя считали одни числа более священными, чем другие.Один из них специальное число было 20, так как оно представляло количество пальцев рук и ног. человек мог рассчитывать. Еще одно специальное число было пять, так как это представляет собой количество цифр на руке или ноге. Тринадцать было священным как число изначальных богов майя. Еще одно священное число было 52, представляющий количество лет в «связке», единица, аналогичная по концепции в наш век. Другое число, 400, имело сакральное значение как число Боги ночи майя.

Майя также использовали глифы на головах как числа. знаки. Например, номер один часто изображают в виде молодой земли. богиня; два — бог жертвоприношения и так далее. Эти похожи на другие глифы, представляющие божеств, что привело к некоторым путаница в расшифровке глифов. Чтобы еще больше запутать, число глифы иногда были составными. Число 13, например, могло быть написано с использованием символа головы для 10 и символа головы для трех.Глифы числовых заголовков также можно комбинировать с обычными точками, полосами и снаряды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.