Суд над сократом: Суд над Сократом. Сборник исторических свидетельств | Кургатников Александр Владимирович, Ксенофонт

Содержание

Суд над Сократом

Образ Сократа вот уже третье тысячелетие остается одним из самых притягательных в истории мировой философии. В настоящем издании под одной обложкой собраны все исторические свидетельства древних о знаменитом процессе над афинским мудрецом, прежде разбросанные в разных книгах и разных изданиях. В книгу включены сочинения Платона, Ксенофонта, Диогена Лаэрция, Плутарха, а также специально переведенная для данного сборника «Апология» Либания.

Эту книгу мне рекомендовала прочитать Ирина Мельникова.

Суд над Сократом. Сборник исторических свидетельств. – СПб.: Алетейя, 2000. – 272 с.

Скачать конспект (краткое содержание) в формате Word или pdf

Купить книгу в Ozon (на момент публикации заметки книга недоступна)

Предисловие. Суд современников

Год 399 до нашей эры, древние Афины, весна [1]. Сократу представлено обвинение. Обвинителей было трое, главный — Мелет, а также Ликон и Анит. Мелет — сочинитель трагедий, неудачливый стихотворец, никогда не удостаивавшийся победного венка на состязаниях драматургов, опасно обозленный молодой человек; Ликон — оратор или ритор, примерно того же калибра, что Мелет, так же алчущий славы и так же обделенный ею. В отличие от первых двух Анит вошел в историю. Он – влиятельная общественная фигура, богач, владелец кожевенных мастерских, у него есть определенная идейная позиция, он — «государственник», апостол демократии того типа, что установилась после диктатуры Тридцати. Именно противоборство Сократа и Анита, их подхода к жизни и индивидуальной свободе в условиях кризиса Афинского общества и развала Афинского морского союза, явится лейтмотивом сократовского процесса.

Смысл обвинения: Сократ не чтит истинных богов, вводит собственных, развращает молодежь, наказание —смертная казнь. Судопроизводство в Афинах осуществлял суд присяжных, так называемая гелиэя, состоящая из 501 человека, выбираемых случайным образом из приблизительно 6000. Процесс включал два акта: в первом обсуждался вопрос о виновности подсудимого, во втором — о мере наказания, если вердикт был обвинительным. Дважды проводилось голосование, дважды происходили прения сторон.

Почему дело вообще возникло, и именно в 399 году? Анит, недавний герой сопротивления олигархии Тридцати тиранов, один из апостолов новой демократии. Зачем ему понадобилось возбудить процесс против семидесятилетнего старца, в политическую жизнь никогда активно не встревавшего? На наш взгляд, существенно столкновение идеологий: самоценности, независимости внутреннего мира человека-микрокосма от внешних обстоятельств (Сократ), и утверждение, что такой независимости быть не должно, что отдельная личность обязана не только уважать общественный строй, введенный им кодекс правил и обычаев, но и сообразовывать с ним свое миросозерцание.

После тотального поражения Афин в Пелопоннесской войне число свободных граждан уменьшилось почти вдвое; с потерей «вассальных» городов-полисов (при Перикле их насчитывалось до 200!) упала торговля, опустела казна, незваной гостьей пришла нищета. Государство оказалось на краю исчезновения. В этих печальных обстоятельствах отцы возобновленной демократии, как правило, люди пожилые, хорошо помнившие дни процветания, заподозрили: не от Сократа ли идет порча? Не от его ли проповедей, не от его ли «лукавых» выспрашиваний, не от его ли философии, звучащей под небом Афин уже 30 с лишком лет? Не он ли, вечно окруженный юношами, в основном, детьми состоятельных и уважаемых людей, распространяет неверие? Вот истоки начавшегося против Сократа процесса в 399 году, зачинателем которого стал Анит.

Анит не «жаждал крови» согражданина, он был твердо убежден, что Сократ уйдет в добровольное изгнание (как сделал философ Анаксагор в сходной ситуации в 433 году).

Сократу были предъявлены следующие обвинения.

Пункт 1. Сократ не признает богов, почитаемых Городом и его гражданами, и вводит собственных. Мишенью стал знаменитый «божественный голос», «демоний» Сократа. Плутарх и Диоген Лаэрций полагают, что это был некий дар пророчества, знаки из будущего, тогда как Платон настаивает, что демоний лишь отвращал Сократа от ложного, но никогда не побуждал к свершению чего-либо и не касался других людей и событий. Анит и его «мальчики» выстраивали такую схему: Сократ верит своему особому демонию, стало быть, не верит в общепризнанных богов. Схема ничем не подтверждалась, но внешне, на слух, звучала достаточно опасно и убедительно. А как защищался подсудимый? Сократ ссылался на давние и всем понятные верования греков в «знамения», что открывают волю богов.

Второй удобной «зацепкой» в пункте об отрицании Сократом богов стало его мнимое занятие физическими науками, под которыми тогда понималась теория устройства мира, космоса и материалистическое объяснение небесных явлений. Сократу приписывались идеи Анаксагора Клазоменского. Если обвинения, сгруппированные вокруг «личного» бога-даймония, основывались на невежественном переиначивании все же существовавших высказываниях Сократа, то утверждения о каких-то тайных занятиях астрономией, космогонией (возникновением вселенной), природой в ее первоначалах, были прямой и злостной ложью.

Пункт 2. Сократ морально развращает молодых людей. Как ни странно, отбиться от этого обвинения философу было труднее всего. Причин тут много, есть психологические, исторические и те, что можно отнести непосредственно к обстановке на процессе, назовем их — ситуационные.

Причины исторические. Среди учеников Сократа находилось немало людей в высшей степени достойных, позже ставших полезными и честными гражданами, но не они вспоминались судьям. Жутковатыми свидетелями обвинения явились призраки трех сверхзнаменитых лиц, принесших Городу множество бед: Алкивиад, Критий и Харикл; все они когда-то тоже входили в число приверженцев философа. Правомерно ли было вменять в вину Учителю, что из его «семинара» выходили не только полезные обществу ученики, но и разрушители?

Причины ситуационные. Среди окружавших или страстно сочувствующих Сократу — большинство составляли молодые люди. Среди же гелиастов (присяжных) преобладали мужи за 40, за 50, и их не могла не раздражать молодежь, поддерживающая подсудимого.

Пункт 3. Недостаточное уважение и даже критика Сократом великих поэтов Греции. Да не удивится и не посетует нынешний молодой читатель на «дикость» нравов афинян — через 2400 лет — в тридцатые годы XX столетия легко было получить «десятку» за отрицание литературного таланта в Горьком!

Пункт 4. Сократ — враг демократии и дурной гражданин. Этого тоже впрямую не сказано в обвинении, но в разбирательство вошло и притом широко. Атаку с этой стороны Сократу, казалось, отразить было нетрудно; его мужественное неприятие власти Тридцати тиранов не успело еще выветриться из памяти афинян — и судей, и зрителей. Анит и компания выставляли на вид общественную пассивность старика (впрочем, и в молодые годы уклонявшегося от государственных должностей) и этим, возможно, набрали какое-то число очков; тем более, что сам Сократ всячески акцентировал свое нежелание заниматься политикой как таковой.

Имелись также отягчающие обстоятельства, исходившие от самого подсудимого. Из речей Сократа возникает ощущение, что он сознательно идет навстречу смерти. Это было мужество человека, спокойно подытожившего свои дни и поставившего точку. Судебное заседание в Афинах — действо ритуальное. Почти обязательным было слезное или хотя бы трогательное воззвание подсудимого к милосердию или присутствие детей и близких, молящих о пощаде. Сократ запретил родственникам являться в суд, и сам также не просил о пощаде.

К удивлению подсудимого, первое голосование оказалось для него не столь уж катастрофичным: Сократ был признан виновным 281 голосом против 220; это означало, что судьи колеблются. Для оправдания не хватало 31 голоса; заседатели явно давали Сократу шанс «отбиться» от смертного исхода. Все твердо были уверены, что подсудимый во втором акте исправится, станет вести себя в соответствии с принятыми правилами: слезы, жалостные увещевания; но самое главное, предложит себе серьезное наказание. Дело в том, что по афинским законам подсудимый, признанный виновным первым голосованием, должен был противопоставить статье обвинения — свою собственную, после чего присяжные выбирали ту или другую. Традиционно выгодным, верным приемом, чтобы смягчить сердца судей, считалось назначение подсудимым какой-то жестокой меры самому себе. Что же предложил себе в наказание Сократ? — «даровой обед в Пританее». То было прямым вызовом, иронией, насмешкой.

После второго выступления участь подсудимого была ясна: Сократа присудили к смерти большинством, в 360 голосов; против — всего 141. Приговор гелиэи был окончательным и обжалованию не подлежал даже в Народном собрании.

ПЛАТОН. АПОЛОГИЯ СОКРАТА

Если вы меня такого, как я есть, убьете, то вы больше повредите себе, нежели мне. Мне-то ведь не будет никакого вреда ни от Мелета, ни от Анита, я защищаюсь теперь совсем не ради себя, как это может казаться, а ради вас, чтобы вам, осудивши меня на смерть, не проглядеть дара, который вы получили от Бога. В самом деле, если вы меня убьете, то вам нелегко будет найти еще такого человека, который, смешно сказать, приставлен к городу как овод к лошади, большой и благородной, но обленившейся от тучности и нуждающейся в том, чтобы ее подгоняли.

Кто в самом деле ратует за справедливость, тот, если ему и суждено уцелеть на малое время, должен оставаться честным человеком, а вступать на общественное поприще не должен. Кажется ли вам, что я мог бы прожить столько лет, если бы занимался общественными делами, занимался бы притом достойно порядочного человека, спешил бы на помощь к правым и считал бы это самым важным, как оно и следует? Никоим образом, о мужи-афиняне! И никому другому это невозможно.

Если одних юношей я развращаю, а других уже развратил, то ведь те из них, которые уже состарились и узнали, что когда-то, во время их молодости, я советовал им что-то дурное, должны были бы теперь прийти мстить мне и обвинять меня. Многие из них тут. Но все готовы броситься на помощь ко мне, к тому развратителю, который делает зло их домашним, как утверждают Мелет и Анит. Какое может быть другое основание защищать меня, кроме прямой и справедливой уверенности, что Мелет лжет, а я говорю правду.

Возможно, что кто-нибудь из вас рассердится, что я не упрашивал вас, чтобы разжалобить, что я не приводил своих детей и множество других родных и друзей, а вот я ничего такого делать не намерен. Мне кажется, что это и неправильно, о мужи, просить судью и избегать наказания просьбою, вместо того, чтобы разъяснять дело и убеждать. Ведь судья посажен не для того, чтобы миловать по произволу, но для того, чтобы творить суд; и присягал он не в том, что будет миловать кого захочет, но в том, что будет судить по законам.

Я утверждаю, о мужи, меня убившие, что тотчас за моей смертью придет на вас мщение, которое будет много тяжелее той смерти, на которую вы меня осудили. Ведь теперь, делая это, вы думали избавиться от необходимости давать отчет в своей жизни, а случится с вами, говорю я, совсем обратное: больше будет у вас обличителей — тех, которых я до сих пор сдерживал и которых вы не замечали, и они будут тем невыносимее, чем они моложе, и вы будете еще больше негодовать. В самом деле, если вы думаете, что, убивая людей, вы удержите их от порицания вас за то, что живете неправильно, то вы заблуждаетесь. Ведь такой способ самозащиты и не вполне возможен, и не хорош, а вот вам способ и самый хороший, и самый легкий: не закрывать рта другим, а самим стараться быть как можно лучше.

Мелет: «Я знаю тех, кого ты уговорил слушаться тебя больше, чем родителей».

— Согласен, — сказал Сократ, — в вопросе о воспитании: вопрос этот, как все знают, меня интересует. Однако относительно здоровья люди больше слушаются врачей, чем родителей; в Народном собрании, как известно, все афиняне слушаются больше разумных ораторов, чем родственников. Да ведь и при выборах в стратеги не отдаете ли вы предпочтение пред отцами и братьями и, клянусь Зевсом, даже пред самими собой тем, кого считаете главными знатоками в военном деле?

— Да, — заметил Мелет, — потому что это полезно и является обычаем.

— В таком случае, — продолжал Сократ, — не кажется ли тебе странным еще вот что: во всех действиях лучшие знатоки пользуются не только равенством, но и предпочтением, и вот за то, что меня считают некоторые знающим в таком полезном для людей искусстве, как воспитание, ты желаешь меня казнить?

Сократ выше всего ставил оправдаться от обвинения в нечестии по отношению к богам и в несправедливости по отношению к людям, а молить об освобождении от казни он не находил нужным, а, напротив, полагал, что ему уже пора умереть.

Заметив, что его спутники плачут, он сказал: — Что это? Вы только теперь плачете? Разве не знаете, что с самого рождения я осужден природой на смерть? Да, если бы мне приходилось погибать безвременно, когда течет счастье, то, несомненно, надо бы было горевать мне и расположенным ко мне людям; если же я кончаю жизнь в ту пору, когда ожидаются в будущем разные невзгоды, то я думаю, что всем вам надо радоваться при виде моего счастья.

Увидав проходившего мимо Анита, Сократ, говорят, сказал: «Я встретился однажды на короткое время с сыном Анита; мне показалось, что он человек даровитый; поэтому я нахожу, что он не останется при том рабском занятии, к которому его предназначил отец; а за неимением хорошего руководителя, он впадет в какую-нибудь низкую страсть и, конечно, далеко пойдет по пути порока». Слова эти оправдались: молодой человек полюбил вино, ни днем, ни ночью не переставал пить и, в конце концов, стал ни на что не годным — ни для отечества, ни для друзей, ни для себя самого. Таким образом, Анит, как вследствие скверного воспитания сына, так и по случаю своего собственного неразумия, даже и по смерти имеет дурную славу. Сократ таким возвеличением себя на суде навлек на себя зависть и этим еще более способствовал своему осуждению. Мне кажется, участь, выпавшая ему на долю, была милостью богов: он покинул наиболее тяжелую часть жизни, а смерть ему досталась самая легкая. Вместе с тем он выказал силу духа: придя к убеждению, что умереть ему лучше, чем продолжать жить, он как вообще не противился добру, так и перед смертью не выказал малодушия; напротив, радостно ожидал ее и свершил.

КСЕНОФОНТ. ВОСПОМИНАНИЯ О СОКРАТЕ

Глава 1. Опровержение первого пункта обвинения: Сократ не отрицал богов

Однажды, сделавшись членом Совета и принеся присягу, которую приносят члены Совета, в том, что они будут при исполнении этой должности руководиться законами, он попал в главы Народного собрания. Когда народу захотелось осудить на смертную казнь стратегов Фрасилла и Эрасинида с их коллегами, всех одним голосованием, вопреки закону, Сократ отказался поставить это предложение на голосование, несмотря на раздражение народа против него, несмотря на угрозы многих влиятельных лиц: соблюдение присяги он поставил выше, чем угождение народу вопреки справедливости и чем охрану себя от угроз.

Да, его вера в промысел богов о людях была не такова, как вера простых людей, которые думают, что боги одно знают, другого не знают; Сократ был убежден, что боги все знают — как слова и дела, так и тайные намерения, что они везде присутствуют и дают указания людям обо всех делах человеческих. Ввиду этого я удивляюсь, как же афиняне поверили, что Сократ неразумно мыслит о богах — Сократ, который никогда не сказал и не сделал ничего нечестивого, а, наоборот, говорил и поступал так, что всякий, кто так говорит и поступает, был бы и считался бы благочестивейшим человеком.

Глава 2. Опровержение второго пункта обвинения: Сократ не развращал молодежь

Удивительным кажется мне также и то, что некоторые поверили, будто Сократ развращает молодежь — Сократ, который, кроме упомянутых качеств, прежде всего, более, чем кто-либо иной обладал воздержанием в любовных наслаждениях и в употреблении пищи, затем способностью переносить холод, жар и всякого рода труды и к тому же такой привычкой к умеренности в потребностях, что, при совершенно ничтожных средствах, очень легко имел все в достаточном для него количестве. Так, если он сам был таким, то как мог сделать других безбожниками, нарушителями законов, чревоугодниками, сластолюбцами, неспособными к труду неженками?

А между тем он никогда не брался быть учителем добродетели; но, так как все видели, что он таков, то это давало надежду людям, находившимся в общении с ним, что они, подражая ему, станут такими же.

«Но, клянусь Зевсом», — говорит обвинитель, — «Сократ учил своих собеседников презирать установленные законы: он говорил, что глупо правителей государства выбирать посредством бобов, тогда как никто не хочет иметь выбранного бобами рулевого, плотника, флейтиста или исполняющего другую подобную работу, ошибки в которой приносят гораздо меньше вреда, чем ошибки в государственной деятельности; подобные речи возбуждают в молодежи презрение к установленному государственному строю и склонность к насильственным действиям».

Я, напротив, думаю, что люди образованные, чувствующие в себе способность давать в будущем полезные советы согражданам, меньше, чем кто-либо другой, бывают склонны к насильственным действиям: они знают, что насилие сопряжено с враждой и опасностями, а путем убеждения можно достигнуть тех же самых результатов без опасности, пользуясь любовью; кого заставляют силой, тот ненавидит, как будто у него что-то отняли, а на кого воздействуют убеждением, тот любит, как будто ему сделали одолжение.

* * *

– Скажи мне, Перикл, — начал Алкивиад, — мог ли бы ты объяснить мне, что такое закон?

– Законы — это все то, что большинство примет и напишет с указанием, что следует делать и чего не следует.

– А если не большинство, но, как бывает в олигархиях, немногие соберутся и напишут, что следует делать, — это что?

– Все, — отвечал Перикл, — что напишет властвующий, обсудив, что следует делать, называется законом.

– Так если и тиран, властвующий в государстве, напишет гражданам, что следует делать, и это закон?

– Да, — отвечал Перикл, — все, что пишет тиран, пока власть в его руках, это есть закон.

– А насилие и беззаконие, — спросил Алкивиад, — что такое, Перикл? Не то ли, когда сильный заставляет слабого не убеждением, а силой делать, что ему вздумается?

– Мне кажется, да — сказал Перикл.

– Значит, и все, что тиран пишет, не убеждением, а силой заставляя граждан делать, есть беззаконие?

– Мне кажется, да, — отвечал Перикл. — Я беру назад свои слова, что все, что пишет тиран, не убедивший граждан, есть закон.

– А все то, что пишет меньшинство, не убедив большинство, но пользуясь своей властью, должны ли мы это называть насилием или не должны?

–  Мне кажется, — отвечал Перикл, — все, что кто-нибудь заставляет кого-нибудь делать, не убедивши, — все равно, пишет он это, или нет, будет скорее насилие, чем закон.

– Значит, и то, что пишет все большинство, пользуясь своей властью над людьми состоятельными, а не убедив их, будет, скорее, насилие, чем закон?

Глава 4. Разговор с Аристодемом об отношении божества к человеку

Сократ так воздействовал на своих друзей, что они удалялись от всяких нечестивых, несправедливых и предосудительных поступков, не только когда их видели люди, но и когда они были одни, потому что были убеждены, что ни один их поступок не может остаться скрытым от богов.

АПОЛОГИЯ СОКРАТА РИТОРА ЛИБАНИЯ

Не касался он, с людьми беседуя, природы небесной и солнечной, путь Луны вычислять не собирался и причин молнии и грома не искал, так как полагал знание сих предметов бесполезным для жизни человека; но время свое и все силы души посвящал размышлениям об истине, и о том, кто подлинно мудр и храбр, и в чем благо семьи и отечества заключается; вот о каких вопросах он с любым поговорить был рад, учителем себя не называя и платы за слова свои не требуя, что сделал бы непременно странствующий софист [2].

Что же почтенного Анита разгневало, отчего он ныне Сократа обвиняет? Сократ, о науке жизни добродетельной беседы с афинянами ведя, Анита, бывало, упоминал. Тот от дела доходного отказаться не намерен был, однако, сердило его, что Сократ называет его торговцем кожевенным, будто было в названии нечто обидное. Не верьте, что Анит в заботе о вас суд сей затеял, или с целью единственной детей ваших от развратительства спасти. Ибо не будь Сократ другом истины, согласись он тщеславию Анитову польстить и лишь о богатстве мужа сего, от отца к нему перешедшем, в разговоре с людьми касаться, то не стал бы Анит обвинителем, и о Сократе-безбожнике, юношей губящем, вы б не услышали. Ибо движим Анит не тревогою за вас, а обидой за себя; не за отечества благополучие радеет, а за гордость свою уязвленную; не согласен он тем называться, кто и в самом деле есть; уже подав жалобу, пытался обвинитель с Сократом сговориться: пусть бы тот впредь, с горожанами беседуя, не называл Анита кожевником, и тотчас от обвинения он откажется.

Говорили мне, и немало меня слышанное порадовало, будто еще при жеребьевке кто-то из судей вероятных удивлялся, отчего ж обвинитель так долго медлил и наблюдал хладнокровно, как Сократ злое дело творит; и закралось в души многих сомнение: не свидетельствует ли сие промедление, что из видов личных Анит на жалобу решился, а не от гнева праведного.

Итак, либо Сократ ничем пред законами афинскими себя не запятнал, и потому молчал доныне обвинитель, что оснований для жалобы не было; или оба пред лицом отечества преступники: Анит-укрыватель Сократа-нечестивца ничуть не менее. А может, вот какой, афиняне, ответ годится: не попустительствовал Анит наглой дерзости, а просто мужа, которого видите вы пред собою, ныне оклеветал.

Дважды за те годы, что Сократ был в числе сограждан наших, перемены пришлось претерпеть своду законов: после несчастья сицилийского, и после поражения у Эгоспотам. Есть ли свидетельства, что Сократ примкнул к олигархии, был ли муж сей в числе Четырехсот, либо Тридцати? Сторонником Писандра? С Фераменом рядом стоял ли пред судьями? С Фринихом был ли единодушен? Но может, публично от соучастия в их устремлениях обвиняемый отказался, а втайне заодно с ними был и на благо тех же целей трудился? Не было этого, судьи.

Что же далее Анит Сократу в вину ставит, какою ложью сограждан дурачит? «Гесиода, Феогнида, Гомера и Пиндара, поэтов прославленных в Афинах, и далеко за пределами города нашего, он (Сократ) высмеивает и многое, ими сказанное, вздором считает». Боги не разгневаются, если вчера стихом восхищавшийся, иначе сегодня о нем отзовется, и мнение переменит на противоположное. Не смешно ль за помощью идти к правосудию, если собеседник в оценке предмета искусства с тобою расходится?

ДИОГЕН ЛАЭРЦИЙ. СОКРАТ

По словам Аристотеля, женат он был дважды: первый раз — на Ксантиппе, от которой, у него был сын Лампрокл, и во второй раз — на Мирто, дочери Аристида Справедливого, которую он взял без приданого и имел от нее сыновей Софрониска и Менексена. Другие говорят, что Мирто была его первой женой, а некоторые (в том числе Сатир и Иероним Родосский) — что он был женат на обеих сразу; по их словам, афиняне, желая возместить убыль населения, постановили, чтобы каждый гражданин мог жениться на одной женщине, а иметь детей также и от другой, — так поступил и Сократ. Человеку, который спросил, жениться ему или не жениться, он ответил: «Делай, что хочешь, — все равно раскаешься». Но очень скоро афиняне раскаялись: они закрыли палестры и гимнасии, Мелета осудили на смерть, остальных — на изгнание, а в честь Сократа воздвигли бронзовую статую работы Лисиппа.

ПЛУТАРХ О ДЕМОНЕ СОКРАТА

Всю жизнь он провел в бедности, тогда как мог бы воспользоваться тем, что ему с радостью готовы были предоставить его друзья; он не поступился философией, пренебрегая всеми препятствиями; наконец, когда товарищи подготовили ему обеспеченный побег из тюрьмы, он не склонился на все их настояния, чтобы уйти от верной смерти, а встретил ее с непоколебимой твердостью решения.

[1] Александр Кургатников

[2] Апология Сократа Либания (314–393 г. н. э.) отличается от всех других представленных в этой книге своей особой стилистикой и жанром. Это — созданная на определенную тему и записанная речь, декламация, по установившемуся определению «фиктивная», то есть как бы произнесенная на суде защитником (через 800 лет!) Ей присущи повторы, особая эмоциональная витиеватость, а в сюжетном отношении — некое плавное движение «по спирали» от зачина к торжественному финалу.

Суд над Сократом и его смерть

Суд над Сократом и его смерть

В 406 году до н. э. Сократ продемонстрировал гражданское мужество, отказавшись дать свое согласие на то, чтобы восемь командиров, которых обвиняли в преступной халатности во время битвы при Аргинусе, предстали перед судом совместно, а не поодиночке, что противоречило закону и было задумано для того, чтобы вынести более суровый приговор. В то время он был членом комитета сената. Ему пришлось еще раз продемонстрировать свое мужество в 403 году до н. э., когда он отказался принять участие в аресте Леона Саламинского, которого олигархи хотели убить, а имущество конфисковать. Зная, что наступит день, когда жители Афин сведут с ними счеты, те старались сделать соучастниками своих преступлений как можно больше выдающихся жителей города. Сократ, однако, просто–напросто отказался принимать в них участие и, вероятно, заплатил бы за этот отказ жизнью, если бы тридцать олигархов не лишились своей власти.

В 399 году до н. э. Сократа предали суду лидеры возрожденной демократии. Анит, державшийся в тени политик, подстрекал Мелета предъявить Сократу иск. Обвинение в суде Архонта было составлено так: «Это обвинение составил и, подтвердив присягой, подал Мелет, сын Мелета из дема Питтос, против Сократа, сына Софроникса из дема Алопеки: Сократ повинен в отрицании богов, признанных городом; и во введении новых божественных существ; повинен он и в совращении молодежи. Предлагается смертная казнь»[13].

Первое обвинение было сформулировано довольно невразумительно, возможно, потому, что истец надеялся, что судьи вспомнят о том, что старые ионийские космологи имели репутацию безбожников и что Алкивиад в 415 году до н. э. участвовал в профанации мистерий. Однако никто не вспомнил об амнистии 404—403 годов до н. э., главным организатором которой был сам Анит. Второе обвинение, в развращении молодежи, на самом деле подразумевало, что под влиянием Сократа молодые люди начинают критически относиться к афинской демократии. В основе обвинения, вне всякого сомнения, лежала убежденность в том, что Сократ должен ответить за то, что он «воспитал Алкивиада и Крития; Алкивиада, который временно перешел на сторону Спарты и вверг Афины в столь бедственное положение, и Крития, который был самым жестоким из олигархов». Об этом нельзя было сказать прямо, поскольку все знали об амнистии 404—403 годов до н. э., но публика сразу же поняла, в чем дело. Вот почему почти пятьдесят лет спустя Эсхин сказал: «Вы приговорили софиста Сократа к смерти за то, что он воспитал Крития».

Обвинители, несомненно, рассчитывали, что Сократ, не дожидаясь суда, отправится в добровольную ссылку, но просчитались. Он явился на суд, состоявшийся в 399 году, и сам защищал себя. На суде он мог бы потребовать, чтобы судьи учли его военные заслуги и неповиновение Критию во времена правления олигархии, но он просто упомянул об этом, добавив, что не подчинился и демократии во время суда над командирами. Он был приговорен к смерти большинством в 60 человек при общем количестве судей в 500 или 501 человек. Сократу было предложено назначить себе другое наказание, и, несомненно, это было самое лучшее решение, поскольку он мог выбрать достаточно суровое наказание. Так, если бы Сократ предпочел ссылку, это предложение было бы, вне всякого сомнения, принято. Сократ же предложил в качестве достойной «награды» для себя бесплатный обед в Принтанее, после чего он согласился бы заплатить небольшой штраф, – и все это без каких–либо попыток разжалобить судей, приведя в суд, как это делали другие, плачущую жену и детей. Смелое поведение Сократа только разозлило судей, и он был приговорен к смерти гораздо большим числом голосов, чем тогда, когда его признали виновным. Выполнение приговора отложили на месяц, когда должны были вернуться «священные корабли» с Делоса (в память о спасении города Тезеем, убившим Минотавра Кносского, которому отвозили на съедение семь девушек и семь юношей). У друзей Сократа было время организовать его бегство, что они и сделали, но Сократ отказался от предложения бежать на том основании, что это противоречит его принципам. Последний день Сократа описан в диалоге «Федон». Сократ провел его, беседуя со своими друзьями Кебетом, Симмием и Федоном о бессмертии души11. Выпив яд цикуты, он лежал, ожидая смерти, и произнес свои последние слова: «Критон, мы должны Асклепию петуха, так отдайте же, не забудьте!» Когда яд достиг сердца, тело Сократа свела судорога и он умер, «а Критон, заметив это, закрыл ему рот и глаза. Таков, Эхекрат, был конец нашего друга, человека, который, надо сказать, был лучше всех других, каких мы знали, и, более того, самый мудрый и справедливый»12.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Американская демократия в поисках Сократа. Как «охота на ведьм» и война во Вьетнаме повлияли на восприятие суда над философом | Философия

Марчелло Баччарелли. Сократ учит Алкивиада / Wikimedia Commons

Продолжаем рассказывать про попытки понять, кем в действительности был Сократ. Предыдущая статья была посвящена исследованиям того, с кем «удачливый парень с Агоры» на самом деле мог вести свои диалоги, в новой разбираемся, за что его судили.

Кандидат на роль демократического героя

В свое время Пьер Адо сказал, что Сократ – это «посредник между идеальной нормой и человеческой реальностью». Сократ – воплощение философского образа жизни; возможно, поэтому философов всегда волновал вопрос о том, что же за жизнь прожил сам Сократ. Когда христиане во II-III веке повели атаку на языческую ученость, они сделали исключение для Сократа, который оказался для них «христианином до Христа». Ведь он пострадал за то, что «вводил новых божеств», и Иустин Мученик скажет про него: «Он был обвинен в тех же преступлениях, что и мы».

Для западной аналитической традиции Сократ – фигура тоже исключительная и даже сакральная. Его логический метод – откровение, не принятое современниками; он принял мученическую смерть, но его дело продолжили «апостолы»: Платон, Ксенофонт и другие. Стать идеальным кандидатом на роль всеамериканского героя в XX в. Сократу мешала самая малость – его ассоциация с Критием, лидером олигархической «хунты», пришедшей к власти в 404 г. до н.э. после поражения Афин в Пелопоннесской войне.

Конечно, сам Сократ не был одним из Тридцати тиранов, но ассоциировался с ними уже в античности. В «Речи против Тимарха» (345 г. до н.э.) оратор Эсхин скажет: «Когда-то, афиняне, вы казнили софиста Сократа за то, что он оказался наставником Крития, одного из Тридцати, ниспровергнувших демократию». По формулировке видно, что этот тезис, согласно ожиданиям Эсхина, должен был найти отклик у присяжных безо всякой дополнительной аргументации.

О том же пишет Ксенофонт в «Воспоминаниях»: «Однако, – говорил обвинитель, – двое бывших друзей Сократа, Критий и Алкивиад, очень много зла наделали отечеству. Критий при олигархии превосходил всех корыстолюбием, склонностью к насилию, кровожадностью, а Алкивиад при демократии среди всех отличался невоздержностью, заносчивостью, склонностью к насилию». Алкивиада, кстати, афиняне постоянно подозревали в тиранических склонностях, что в конце концов стало причиной его изгнания. В другом месте Ксенофонт приписывает Сократу критику некоторых демократических институтов – таких, например, как выбор должностных лиц жеребьевкой.

Что касается платоновского Сократа, то он (как и Платон) не сторонник олигархии, однако и в адрес демократического режима не расточает комплиментов, а в «Горгии» называет главных лидеров демократии (Фемистокла и Перикла) «виновниками нынешних бедствий».

Разумеется, эти свидетельства ни по отдельности, ни все вместе не доказывают того, что исторический Сократ симпатизировал олигархам. И все-таки такое единодушие смущает. В конце концов, именно демократы казнили Сократа! Может быть, было за что?

Журналистское расследование по делу Сократа

В такой резкой форме поставил вопрос американский публицист Исидор Стоун в книге «Суд над Сократом» (1988). Книга эта написана любителем, и все же она стала довольно резонансной даже в среде специалистов, которые принялись с ней спорить. Стоун был журналистом, специализирующимся на проведении расследований. Он известен своей симпатией к левым идеям и защитой гражданских прав, особенно в период «охоты на ведьм» при сенаторе Маккарти, а также в годы Вьетнамской войны. Удалившись на пенсию, он решил написать книгу об истории свободы мысли, и это привело его в классические Афины.

Сократа оправдали через 2500 лет после казни

Приятно, когда справедливость и правосудие все-таки торжествуют. Даже если для этого требуется ни много ни мало 2 500 лет. Так, в Афинах решением суда был оправдан древнегреческий философ Сократ, которого античные власти в свое время приговорили к казни. Процесс был долгим и напряженным, сообщает AFP.

Предыдущий суд над легендарным философом проходил в Греции в 399 году до нашей эры. Знатока диалектики обвиняли в том, что он не почитает божеств, которым поклоняются афиняне, и, что самое страшное, вводит в греческий пантеон новых богов. Власти признали, что своими действиями Сократ сбивает с толку и даже развращает молодых людей.

Впрочем, члены суда, состоявшего из 500 жителей Афин, сначала решили отнестись к великому человеку благосклонно, и предложили ему «откупиться от правосудия», заплатив штраф. Однако Сократ вместо того, чтобы признать себя неправым и, тем самым, остаться в живых, издевательски предложил собравшимся наградить его пожизненной пенсией за заслуги перед Грецией. Это разозлило судей. Они приговорили философа к смертной казни за государственную измену в пользу врагов из Спарты.

Сократ умер в тюрьме, приняв сильнодействующий яд цикута. Процесс смерти светоча античной мысли был описан Ксенофонтом и Платоном. Позже историками выдвигались другие версии того, чем именно мог отравиться Сократ. К общему выводу специалисты так и не пришли. Как бы то ни было, на днях философ был посмертно оправдан. В суде над Сократом, прошедшем в здании афинского фонда Онассиса, принимали участие 10 юристов из Греции, Великобритании, Швейцарии, Франции и США, а также 866 зрителей, игравших роль присяжных заседателей

Как ни странно, единодушия в рядах судей не было. За помилование Сократа проголосовали 584 человека, против – 282. В итоге мыслитель был оправдан. Как заявил один из «адвокатов» философа юрист Патрик Саймон: «Мой клиент имеет всего один недостаток. Он любит шутить. Зло и иронично. Решение суда покажет, насколько присяжные привержены идеалам демократии».

Кастоправда / Эссе / Сергей Ташевский / Последние дни Cократа 

«Меня, присужденного вами, постигнет смерть: вас же, присудивших меня, постигнет зло и позор, к которым вас приговаривает истина. И я останусь при своем наказании, а вы при своем. Все это так и должно было быть, и все к лучшему.»
Из последней речи Сократа на суде.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Весной 399 года до нашей эры, в восьмой месяц по афинскому календарю, когда в самом разгаре был праздник цветов и вина предыдущего урожая, в центре Афин состоялся суд над философом Сократом, и это событие оказалось едва ли не самым запоминающимся в истории всей афинской демократии. Ему предшествовал ряд иных событий, которые, без сомнения, волновали современников куда сильнее. После смерти Перикла Афины в 404 году проиграли многолетнюю Пелопонесскую войну – и проиграли ее с позором. Они были вынуждены полностью разоружиться, и, в сущности, подчиниться победителю – могущественной Спарте. Спартанский полководец Лисандр на несколько лет вообще упразднил афинскую демократию и насадил в полисе так называемый «режим Тридцати», состоящий из управляемых им афинских олигархов. Вожди демократов, ушедшие в изгнание, были готовы бороться за свободу своего города, но у них оставалось слишком мало сил. Однако и Спарта, победившая в этой войне, оказалась не вполне готовой к победе: там началась борьба за власть, и против Лисандра возник заговор, так что спустя всего несколько лет афиняне вновь оказались предоставлены самим себе. «Режим Тридцати» рухнул. Демократия вернулась. Но, как пишут историки, это «была лишь бледная тень афинской демократии». За пять лет измотанные войной и сменой власти афиняне настолько перестали интересоваться государственными делами, что пришлось даже вводить плату за посещение народного собрания, на котором решались судьбы полиса. Видя в своих гражданах такую апатию и не зная, на кого опереться, вожди демократической партии Афин были вынуждены пойти на тяжелый для них шаг – подписать соглашение с партией олигархов, только что управлявшей городом от имени спартанцев, и отказаться от всяких преследований изменников. Олигархи получили места в народном собрании, а вскоре по существу вернулись к управлению городом. Подчеркнем: все это происходило на протяжении всего пяти лет – и если нам сегодня кажется, будто современная история движется быстрее, чем столетия и тысячелетия назад, то здесь есть неплохой повод усомниться в этом.

Надо сказать, что и сама демократическая партия Афин в те годы стремительно менялась – на смену аристократам в ней пришли выходцы из демоса, разбогатевшие купцы и ремесленники. По-существу, город теперь управлялся олигархами и простонародьем. Одним из самых влиятельных политических деятелей в послевоенных Афинах стал Анит, владелец кожевенной мастерской. Этот человек не блистал особыми талантами, помимо настырности и политического азарта, но и этого хватило ему для стремительной политической карьеры – так что однажды он даже занял должность стратега. Впрочем, как военный Анит потерпел полное фиаско, а во время войны даже показал себя трусом, когда не сумел прийти на подмогу к осажденному спартанцами городу Пилос. За это он был призван на суд – однако откупился от судей, и эпизод был забыт. Теперь же он сам искал способы утвердиться в политике за счет осуждения других, и философ Сократ, вольно обращавшийся в своих речах с афинскими божествами и подсмеивавшийся над бездарными политиками, отлично подходил на роль «козла отпущения». Говорят, что на Сократа у Анита была, к тому же, своя обида: его сын ходил на занятия к знаменитому философу и с каждым днем явно все больше терял уважение к собственному отцу. Возможно, были и другие причины, почему выбор пал именно на Сократа. В конце концов, философ, пользовавшийся огромной популярностью среди афинского юношества, давно вызывал раздражение у многих знатных горожан и зависть у «коллег по цеху». Даже знаменитый драматург Аристофан вывел его в своей комедии «Облака» в виде безбожника и безнравственного софиста, сбивающего молодежь с пути истинного (а надо сказать, что в Афинах театр был главным рычагом формирования общественного мнения). Многие историки вообще считают пьесу Аристофана форменным доносом на Сократа – однако, вряд ли это так: «Облака» были поставлены за четверть века до описываемых событий, а «публичное сведение счетов» в античном искусстве считалось вполне допустимым (Аристофан вообще в своих пьесах всласть поиздевался над многими современниками, в том числе и куда более для него опасными). Так или иначе, в 399 году до нашей эры ситуация в Афинах была уже совсем иная: времена снисходительного смеха прошли, теперь многими владело чувство обид и неудач, в которых хотелось обвинить кого угодно. Почему бы не Сократа?

СУД И ПРИГОВОР

Суд над Сократом «заказал» именно Анит, хотя официально обвинения против философа по его подсказке выдвинули посредственный поэт-трагик Милет и оратор Ликон. Суть обвинения сводилась к тому, что Сократ не признает афинских богов, вводит новых богов и развращает своим учением молодежь. Подобные обвинения и суды против философов вообще-то не были для афинян новостью. Еще в 30-х годах V века до нашей эры такому преследованию подвергся Анаксагор за свою «безбожную» теорию о небесных телах и явлениях (он был приговорен к штрафу и изгнан из Афин). В 415 году до нашей эры был осужден поэт и философ Диагор с острова Мелоса; а в 411-м – Протагор, скептически относившийся к богам (обоих тоже постигло изгнание). Но для Сократа обвинители сразу потребовали смертную казнь. Историки по-разному объясняют эту жесткость. Одни полагают, что обвинители на самом деле не рассчитывали на подобный приговор, и лишь поведение Сократа, раздражившее суд, привело к такому исходу дела. Другие же, кажется, более справедливо считают, что в той ситуации, которая сложилась в Афинах, жесткость наказания должна была продемонстрировать твердость возрожденной власти, ее приверженность традициям. В любом случае, самому Сократу ничего не стоило избежать суда, просто не явившись на него. Это был бы удар по его достоинству, по его чести. Но, согласно афинским законам, заочно осудить можно было лишь изменников и беглецов – и философу ничего не стоило избежать смерти. Однако Сократ и не подумал уклониться от суда и явился туда, даже не подготовив заранее «юридической» речи в свою защиту (а именно грамотно составленные речи в те времена решали все дело в суде, где сотни афинских граждан выносили свой вердикт голосованием). По другим сведениям, такая речь была написана для него другом, юристом Лисием, но, прочитав ее, Сократ сказал: «Отличная у тебя речь, Лисий, да мне она не к лицу». Он предпочел говорить от своего имени, без подготовки – так же, как говорил перед своими учениками.

Профессиональные юристы, часто изучающие и толкующие суд над Сократом, единогласно утверждают, что его и первая, и вторая защитительные речи (по крайней мере, в том виде, как их приводят Платон и Ксенофонт), с юридической точки зрения, абсолютно беспомощны. Они практически не касаются существа обвинения, а в тех случаях, когда все-таки Сократ пытается защищаться «по делу», он прибегает к удивительно примитивному софизму, то есть сразу уходит от ответа. Но, в то же время, в этих речах ясно отражены взгляды Сократа и суть его учения – то есть философ выходит на суд, как на трибуну, и читает своим судьям лекцию о природе истины…

«Не шумите, мужи афиняне, исполните мою просьбу – не шуметь по поводу того, что я говорю, а слушать; слушать вам будет полезно, как я думаю. Я намерен сказать вам и еще кое-что, от чего вы, наверное, пожелаете кричать, только вы никоим образом этого не делайте. Будьте уверены, что если вы меня такого, как я есть, убьете, то вы больше повредите себе, нежели мне. Мне-то ведь не будет никакого вреда ни от Мелета, ни от Анита, да они и не могут мне повредить, потому что я не думаю, чтобы худшему было позволено вредить лучшему. Разумеется, он может убить, изгнать из отечества, отнять все права. Но ведь это он или еще кто-нибудь считает все подобное за великое зло, а я не считаю; гораздо же скорее считаю я злом именно то, что он теперь делает, замышляя несправедливо осудить человека на смерть. Таким образом, о, мужи афиняне, я защищаюсь теперь совсем не ради себя, как это может казаться, а ради вас, чтобы вам, осудивши меня на в смерть, не проглядеть дара, который вы получили от бога. В самом деле, если вы меня убьете, то вам нелегко будет найти еще такого человека, который, смешно сказать, приставлен к городу как овод к лошади, большой и благородной, но обленившейся от тучности и нуждающейся в том, чтобы ее подгоняли. В самом деле, мне кажется, что бог послал меня городу как такого, который целый день, не переставая, всюду садится и каждого из вас будит, уговаривает, упрекает. Другого такого вам нелегко будет найти, о, мужи, а меня вы можете сохранить, если вы мне поверите. Но очень может статься, что вы, как люди, которых будят во время сна, ударите меня и с легкостью убьете, послушавшись Анита, и тогда всю остальную вашу жизнь проведете во сне, если только бог, жалея вас, не пошлет вам еще кого-нибудь».

Но если такая речь могла бы найти отзвук в сердце одного судьи, то настроение толпы судей она может изменить только к худшему. Сократ показался им гордецом, который просто не желает признавать своей вины.

Между тем обвинение, очевидно, хорошо подготовилось к нападению: речи для Анита, Милета и Ликона писали профессиональные риторы. Эти речи, в отличие от слов Сократа, не сохранились до наших дней – что не слишком удивительно для любой обвинительной речи. Мы можем судить о качестве этих сочинений лишь по обмолвке (а скорее, ироническому замечанию) самого Сократа: «что меня касается, то от их речей я чуть было и сам себя не забыл: так убедительно они говорили».

Суд, состоявший из 501 афинского гражданина, должен был проголосовать дважды: в первый раз по поводу виновности или невиновности подсудимого, а во второй раз – в отношении приговора. Голосование шло анонимно, судей просто обходили с мешком, в который они клали либо цельный, либо дырявый камень (то есть жребий «за» или «против»).

Тут следует сделать одно примечание. Все население Афин и подвластных полису территорий к тому моменту (согласно выкладкам А.Боннара) составляло около 400 000 человек, из них 200 000 были рабы. Мужчин, по своему возрасту и заслугам способных выступать в суде, едва ли набралось в городе и 30 000. То есть каждый шестидесятый житель города, обладавший правом голоса, принял непосредственное участие в суде над Сократом. Разумеется, в большинстве это были невежественные люди, знавшие о философе лишь по слухам, либо не знавшие о нем вообще.

И все-таки после первых обвинительной и оправдательной речей был подан 281 голос в пользу виновности Сократа, и 220 – против. Почти поровну. Наступило время обсуждения приговора, то есть второго состязания в обвинении и защите. На стороне подсудимого также могли выступить его сторонники – и юные приверженцы философа, присутствовавшие на суде, буквально рвались в бой. Насколько они отдавали себе отчет в том, что жизнь их учителя висит на волоске? Насколько верили в это сами судьи? Или все происходящее воспринималось ими как театральное развлечение, повод для состязания в красноречии? Сегодня это уже трудно понять, поскольку, очевидно, подобные судебные процессы в Афинах всегда балансировали на грани зрелища и дознания, демонстрации ораторских способностей – и борьбы за справедливость. Возможно, именно поэтому один из учеников Сократа, Платон, оказал своему учителю «медвежью услугу». Говорят, он вырвался на трибуну и не нашел ничего лучше, как начать свою речь словами: «Граждане афиняне, я – самый молодой из всех, кто сюда всходил…» Но судьи закричали: «Долой! Долой!» Почему Платон решил начать именно так? Потому ли, что это было его первое публичное выступление в жизни, и он растерялся? Или здесь кроется заранее рассчитанный ход тонкой оправдательной речи? Мы этого никогда не узнаем. Но, по иронии судьбы, такое неловкое вступление в глазах судей как раз свидетельствовало, что Сократ развращает молодежь, лишая ее почтения перед старшими. Впрочем, и сам Сократ во второй своей речи даже не думал себя защищать. Хуже того: по закону он имел право предложить для себя иной, более мягкий приговор, который бы вступил в силу, если бы голосование сложилось благоприятно. Но Сократ объявил, что он все равно не может уплатить штраф крупнее 30 мин, а вообще-то справедливым для него приговором можно было бы считать ежедневные бесплатные обеды в притании (это была высокая честь, которой удостаивались обычно герои и победители олимпийских игр; даже «одноразовые» обеды в притании считались наградой, о которой можно вспоминать всю жизнь). Разумеется, судьям подобная заносчивость пришлась не по душе. Результаты второго голосования оказались для Сократа еще более беспощадными: 361 голос за смертную казнь, и всего 140 – против. Философ отреагировал на это спокойно, даже смиренно (хотя это слово, конечно, из другой эпохи)…

«Люди скажут теперь, – констатировал он, – что вы, граждане афинские, неосновательно умертвили мудреца Сократа: скажут, что я был мудрец, хотя я и вовсе не мудрец, только для того, чтобы укорить вас: скажут, что вы неосновательно умертвили меня, потому что, если бы вы немного обождали, это случилось бы само собою, так как я по своему возрасту уж и так близок к смерти. Еще же хочу сказать вам – тем, которые приговаривают меня, – то, что вы напрасно, приговорив меня к смерти, думаете, что я не знаю, чем бы я мог спастись от смерти. Я знаю это, но не делаю, потому что считаю это недостойным себя.

Во всех опасностях есть средства избежать смерти, если только не уважать себя. Избежать смерти нетрудно, гораздо труднее избежать зла: зло быстрее смерти и скорее захватит. Я вот тяжел и стар, и меня захватила смерть, а вы, мои обвинители, вы бодры и быстры, вас захватило нечто более быстрое – зло».

Но и это было еще не все. Требовалось соблюсти все обычаи – а на остров Делос к храму Аполлона как раз было отправлено священное судно с дарами, и до возвращения корабля в Афины смертная казнь запрещалась. Исполнение приговора отложили на 30 дней, в течение которых Сократ содержался в тюрьме – вернее, в глинобитном помещении, которое даже никто толком не охранял. К нему запросто приходили ученики, уговаривая его совершить побег – но философ оставался непреклонен. Когда же срок пришел, он сам принял из рук палачей чашу с быстродействующим ядом (по преданию, с цикутой), возлег на лежанку и вел беседу со своими учениками, пока последнее дыхание не оставило его. Платон описывает последние минуты своего учителя в диалоге «Федон» и рассказывает, что произошло, когда Сократ поднес чашу к губам, и многие из учеников не могли сдержать рыданий. «Ну, что вы, что вы, чудаки! – промолвил Сократ. Я для того главным образом и отослал отсюда женщин, чтобы они не устроили подобного бесчинства, – ведь меня учили, что умирать должно в благоговейном молчании. Тише, сдержите себя! – И мы застыдились и перестали плакать».

СОКРАТ И ГЛАВНОЕ ОБВИНЕНИЕ

Суд над Сократом – один из самых знаменитых судов в мировой истории (той истории, которая известна нам, которая сформировала нашу цивилизацию). Пожалуй, можно даже сказать, что он симметричен суду Синедриона над Иисусом, хотя и предшествует последнему на четыре с лишним столетия. Смертный приговор и в том, и в другом случае выглядит ошеломляюще несправедливым, с человеческой точки зрения; но необходимым для грядущего бессмертия. И, точно так же, как Иисус, Сократ не защищает себя теми средствами, которые могли бы реально смягчить приговор. Его защита сводится к защите своего учения, а не своей жизни, которую он уже готов принести в жертву, – тем более, что жизнь эта все равно подходит к концу (на момент суда Сократу 70 лет).

Он почти совсем не останавливается на опровержении самой опасной части обвинения – в том, что отвергает старых богов афинян, и возвеличивает вместо них каких-то новых. А между тем эта часть обвинения, на первый взгляд, выглядит наиболее сомнительно, хотя Аристофан еще за четверть века до суда над философом изобразил его атеистом-насмешником, а какие-то отзвуки неуважения Сократа к пантеону античных богов, безусловно, встречаются и у Платона, и у других сократиков. Но из тех же сочинений следует, что Сократ зачастую ведет себя и рассуждает как верующий человек, не называя, однако, имен богов, которым поклоняется. Но правда, что во многих записях Платона (и, в частности, в изложении бесед, которые состоялись незадолго до казни) Сократ говорит о боге в единственном числе. Это позволяет многим исследователям предполагать в религиозном мировоззрении Сократа начала монотеизма. Другие говорят о «демоне» Сократа, или «тайном голосе», о котором он часто упоминал в беседах со своими учениками (и даже на суде) – но вряд ли Сократ поклонялся этому голосу как божеству. Впрочем, слова «ангел» в ту эпоху не существовало, а слово «демон» в буквальном переводе как раз означало «порождение бога», «вестник бога». По словам Сократа, голос, который он слышал с самого своего детства, всегда предостерегал его от неверных поступков и опрометчивых действий. Можно было бы решить, что речь идет о чем-то вроде «голоса совести», если бы «демон» Сократа этим ограничился. Но, по свидетельству Платона, голос давал философу рекомендации не только насчет выбора жизненного пути, но и весьма ценные практические советы, вроде того, какими улицами сегодня лучше пройти по Афинам, чтобы не испачкать одежды. Впрочем, учитывая ироничный характер философа и его любовь к шуткам над близкими учениками, не все подобные свидетельства стоит принимать всерьез. Но именно этот «голос» обвинители, очевидно, вменяют Сократу в вину – и во второй своей речи на суде (в ответ на вынесение смертного приговора) Сократ подчеркивает, что мог бы бежать, но – «когда я шел сюда, на суд, голос, который меня всегда предостерегал против неверных поступков, не сказал мне не слова. А, значит, я все сделал верно». Эта подробность тоже в какой-то мере перекликается с молчанием и молениями в Гефсиманском саду. Еще одна слабая параллель с новозаветной историей: по свидетельству Плутарха (впрочем, довольно сомнительному), обвинители Сократа вскоре были изгнаны афинянами и наложили на себя руки, а именно – повесились. И, наконец, еще одно обстоятельство, которое приходит в голову (едва ли внешнее и случайное): и о проповеди Иисуса, и об учении Сократа мы знаем лишь благодаря тому, что записали их ученики, однако и этого оказалось вполне достаточно.

Все это, разумеется, лишь домыслы и параллели (которые, впрочем, можно длить), поскольку жизнь и смерть Сократа не стала, да и не могла стать религиозным преданием. Он сам постоянно подчеркивал, что является всего лишь человеком, причем настаивал на своей «обыкновенности», «обычности». Но этические основания, отразившиеся в трудах последователей и учеников Сократа – Платона, Ксенофонта, Диогена Лаэртского и других, во многом близки христианской этике, не даром уже в позднем средневековье труды этих философов соседствуют в монастырских библиотеках с сочинениями Отцов церкви и посланиями Апостолов. Одного из них, Платона, кто-то позднее даже назовет «Христианином до христианства». Нет никаких сомнений, что суд над Сократом и его смерть имеют религиозное значение – в понимании слова religion как связи между Богом и человеком. Об этом же говорит и тонкий русский философ, князь С.Н.Трубецкой. «Осуждение Сократа, – пишет он, – нельзя объяснять случайным стечением обстоятельств или извинять его судебной ошибкой. Великий и неумирающий интерес этой драмы, ее общечеловеческое значение обусловливается тем, что здесь произошла действительная коллизия добра и зла, света и тьмы». К этому, возможно, следует добавить, что частный эпизод всемирной истории, о котором шла речь, во многом сказался на способности мыслящей части человечества услышать и почувствовать то, что случилось через четыре с небольшим столетия спустя. Между тем и этим, казалось бы, пролегла историческая бездна: походы Александра Македонского и величие Римской империи, торжество силы и самолюбия. Но, как выяснилось позднее, этот эпизод оказался более важным предвестником нашей последующей истории.

Сергей Ташевский

Суд над Сократом. | Материал по истории (5 класс) по теме:

Суд над Сократом»

ролевая проблемная игра с элементами дискуссии

в рамках урока по теме « Наука и школа в древней Греции » 5 класс.

Подготовила учитель истории Шевченко С.А.

Цель занятия:

реконструировать в игровой ситуации исто­рическое событие, бывшее, в действительности — суд над муд­рецом Сократом.

 — совершенствовать аналитические навыки учащихся: умения анализировать, сравнивать, обобщать; 
— воспитывать интерес к истории через приобщение к общечеловеческим ценностям. 

 Игра строится на основе включения выступ­лений вымышленных и реальных персонажей, действия и речи, которых призваны прояснять происходящее событие с точки зрения греков и современных людей.

Урок призван воспроизве­сти суд над мудрецом, который действительно имел место, но хорошо, если он будет включать в себя и элементы дискуссии с современниками — воображаемую ситуацию.

Занятие должно способствовать развитию образных, логических и оценочных умений школьников.

Опережающее задание и подготовка. Повторить материал о Сократе и греческой философии. Заранее распределяются роли участников: самого Сократа, его судей, главных обвинителей — Милета, Анита и Ликона, а также его защитников, ученика Платона.

 Остальные ребята продумывают и формулируют мнение по поводу приго­вора суда над Сократом.

Список дополнительной литературы.

1.   Гаспаров М.Л. Занимательная Греция. М., 1995.

2.   Великий греческий мудрец. М., 1991.

3.   Плутарх. Великие греки. (Любое издание.)

4.   Нерсесянц B.C. Сократ. М., 1984.

5.   Франкин Ю.А. Осуждение Сократа. М., 1986.

6.   Немировский А.И. Суд над Сократом. // Книга для чтения

по истории древнего мира. М., 1981.

Познавательное задание на весь урок.

 Были ли справедли­вы и обоснованны обвинения, выдвинутые против Сократа? Почему уважаемый человек в Греции предстал перед судом? Считаете ли вы справедливым смертный приговор Сократу?

Ход занятия.

Вступительное слово ведущего. Идет 399 год до н.э. Прошло всего пять лет, как закончилась поражением долгая война со Спартой. Государство с трудом приводило себя в поря­док. Греки задавали себе один и тот же вопрос: как же случилось, что при отцах и дедах Афины были самым красивым городом Эл­лады, а теперь оказались на краю гибели? Может быть, в этом ви­новаты такие, как Сократ?

 Чтобы выяснить это, мы и собрались на суд. Сократ известен не только афинянам, но и за пределами нашего города. Для начала мы послушаем Платона, его ученика.

Основная часть.

Платон: Я — ученик Сократа. Меня зовут Платон. Я немного знаю о жизни своего учителя, но больше — о его суждениях и мыслях. Сократ родился в 470 году до н.э. в бедной семье каме­нотеса Софроникса и повитухи Фенариты, в Афинах. Не знаю, кто он по профессии, он никогда не говорил об этом. Я слышал, что люди говорят, что он помогал отцу и был скульптором. Но это было не для него. Он стал ходить по городу и проповедо­вать свои идеи на площадях.  Сократ любил вести беседы о смысле жизни, о сущности знания. Он и изоб­рел особый вид беседы, которую теперь называют сократов­ской. Суть ее в том, что каждый вопрос разбивается на неско­лько мелких так,  чтобы на них можно было ответить либо да,  либо нет. Сократ строил свою беседу так,  что в конце концов до­казывал своему собеседнику, что тот ничего не знает. Но делал он это не для того, чтобы унизить и посмеяться над ним. Ведь он сам говорил про себя: «Я знаю только то, что ничего не знаю». И добавлял, что первым шагом к познанию мира явля­ется познание самого себя. Сократ был и есть сторонник афин­ской демократии, но критиковал ее. Не за это ли теперь судят его? Сам Сократ называл себя не мудрым, а любящим муд­рость, отсюда произошло само понятие «философия», которое означает «любовь к мудрости».

На доске демонстрируются афоризмы Сократа.

«Я ем, чтобы жить, а остальные живут, чтобы есть».

«Говорят, что боги ни в чем не нуждаются, так вот: чем ме­ньше человеку надо, тем больше он похож на бога».

«Как приятно, что есть столько вещей, без которых можно обойтись».

«Если бы мы брали все, что дают, нам бы ничего не давали, даже если бы мы просили».

 

Учащимся предлагается обдумать и объяснить эти выраже­ния.

Учитель обращает внимание учащихся на количество судей -500. Это было необходимо, чтобы затруднить их подкуп. Но этот суд — особый, таких не бывало уже лет двадцать. Судят филосо­фа. Посмотрите на него. (Учащимся демонстрируется портрет.) Сократу 70 лет. Это невысокий, крепкий старик в грубом бедняцком плаще, босой. Лысый череп, крутой лоб, кур­носый нос, толстые губы. Когда-то в Афины приехал ученый знахарь, умевший по чертам лица определять характер челове­ка. Его привели к Сократу, и он сразу сказал: «Жаден, гневлив, необуздан до бешенства». Афиняне расхохотались и уже собира­лись побить знахаря, потому что не было человека в Афинах добродушнее и неприхотливее, чем Сократ. Но Сократ сам остановил их: «Он сказал зам, граждане, чистую правду: я дейст­вительно чувствовал в себе и жадность, и гнев, но сумел взять себя в руки, воспи­тать себя и вот — стал таким, каким вы меня знаете».

Учитель подчеркивает, что речь идет не о воровстве, не об обиде, не об обмане, не о государственной измене. Так за что же судят этого мудреца?

Послушаем трех его обвинителей -Милета, Анита и Ликона.

  Анит: Я, гражданин Афин, Анит, обвиняю Сократа в том, что он не признает государственных богов и поклоняется новым богам, что недо­пустимо для гражданина города ве­ликой Афины Паллады. Сократ — человек уважаемый в на­шем городе, много говорит, беседует с людьми. А что, если и другие станут вслед за ним поклоняться чужим богам или уже делают это? И, может быть, из-за того мы проиграли войну со Спартой, что некоторые граждане наши недостаточно уверен­но защищали наших богов.

Судьи: Мы признаем Сократа виновным. Теперь надо прого­лосовать за меру наказания. Закона на такие случаи нет, поэто­му обвинитель должен предложить свою меру наказания, а об­виняемый — свою.

Обвинители: Предлагаем мерой наказания избрать смерт­ную казнь.

Сократ: Граждане судьи] Как же я могу предлагать себе наказание, если я считаю себя невиновным. Я даже думаю, что я полезен государству тем, что разговорами своими не даю вашим умам впасть в спячку и тревожу их, как овод тре­вожит зажирелого коня. Поэтому я бы назначил себе не нака­зание, а награду. Ну, например, обед за казенный счет, пото­му что я человек бедный. Могу предложить штраф, но какой же штраф я могу заплатить, если всего добра и 5 мин у меня не наберется.

Учащиеся: Сколько это — 1 мина?

Ведущий: 1 мина — это 437 граммов серебра.

Учащиеся: Так это же очень много?

Ведущий: Тогда это было не очень много. На 1 мину можно было купить 1-2 быков.

 

Смерть Сократа — История и общество


Робот подобрал для Вас материалы, похожие на этот. Посмотреть
Несомненно, смерть Сократа (399 г. до н.э.) достойна не меньшего внимания, чем его жизнь. Обстоятельства смерти знаменитого античного философа, казалось бы, общеизвестны: он сам выпил яд по приговору афинского суда, не желая отказаться от своих убеждений. Но как могло случиться, что просвещенные афиняне приговорили к смерти одного из своих наиболее выдающихся граждан?

Рассмотрим наиболее правдоподобные из существующих версий.


На фото: фрагмент скульптуры М.М. Антокольского «Смерть Сократа» (1875)

Версия первая – политическая – состоит в том, что суд над Сократом был важным событием борьбы за власть в Афинах. Действительно, среди предъявлявшихся ему обвинений были и неуважение к богам, и пособничество врагам, что весьма характерно для политических судебных процессов. К моменту суда Афины уже миновали период внутриполитической стабильности, шла долгая и в целом неудачная для афинян Пелопонесская война, а правители-стратеги, приходившие к власти после смерти Перикла, не обладали его качествами. Хотя Сократ сторонился политики, он имел активную жизненную позицию и, очевидно, играл значительную роль в общественной жизни Афин (например, он неоднократно выступал в защиту людей, неугодных официальной власти – собственно, в этом и состояло его «пособничество врагам»).

Однако эта версия не лишена слабых мест. Дело в том, что казнь Сократа состоялась в период относительной стабильности. Незадолго до этого правление было гораздо более реакционным, а Сократ открыто критиковал власть – и остался жив. Кстати, сам процесс не был политическим фарсом, он вполне соответствовал существовавшим тогда правовым нормам. По некоторым пунктам обвинения суд не нашел доказательств вины Сократа, и они не были включены в окончательный приговор. Более того, учёные Кембриджского университета, проанализировав законодательство и судебную практику Афин V-IV вв. до н.э., пришли к выводу, что приговор был справедливым!

Версия вторая – психологическая. Её суть такова: Сократ был приговорен к смерти, потому что сам этого хотел. Старому философу было уже около 70 лет – по меркам того времени возраст более чем преклонный. Он не боялся смерти, поскольку видел в ней избавление от старческой немощи. Кроме того, Сократ чувствовал, что его ум не так остер, как раньше, и не хотел, чтобы его запомнили выжившим из ума стариком. Уход из жизни на пике славы – вот чего добился мудрец!

Эту версию подтверждают некоторые факты: Сократ вел себя нарочито вызывающе, в ходе судебного разбирательства высмеивал речи обвинителей, богохульствовал и отказался просить судей о помиловании. А ведь ему самому доводилось заседать в суде, и он просто не мог не знать, как следует себя вести на судебном процессе.

Версия третья – идеологическая. В пользу этой версии говорит обвинение в развращении молодёжи. Сократ всегда был «возмутителем спокойствия» и пользовался популярностью среди молодёжи, поскольку призывал не верить авторитетам, а самостоятельно находить истину (его знаменитое изречение «Я знаю только, что я ничего не знаю» – своеобразная формула человека, постоянно познающего мир).

Суд над Сократом состоялся дважды. В первый раз судьи постановили дать Сократу время, чтобы он всё хорошенько обдумал и мог признаться в ошибочности своих взглядов на следующем суде. Смертный приговор был вынесен лишь в результате второго суда. Очевидно, что для суда было важно не казнить Сократа, а заставить его отказаться от своих убеждений. Фактически для него это означало признаться, что он, один из мудрейших людей, заблуждался всю свою сознательную жизнь. Находясь в конце жизненного пути, Сократ не захотел так позориться перед многочисленными учениками и последователями. Он предпочёл позору смерть.


Робот уверен: со статьёй «Смерть Сократа» тематически связаны:
Для ссылки:
Смерть Сократа [Электронный ресурс] // Сидоров С.В. Сайт педагога-исследователя – URL: http://si-sv.com/publ/smert_sokrata/35-1-0-610 (дата обращения: 20.05.2021).


Испытание Сократа: счет

Суд над Сократом и его казнь в Афины в 399 г. до н. Э. загадки историков. Почему, в обществе, где больше свободы и демократии чем любой мир когда-либо видел, семидесятилетнего философа предать смерти за чему он учил? Загадка — это все больше, потому что Сократ учил — без приставание — всю его сознательную жизнь.Что могло Сократ сказал или сделал, чем побудил жюри 500 афинян, чтобы отправить его на смерть всего несколько лет до того, как он умер бы естественной смертью?

В поисках разгадки тайны Суд над Сократом осложняется тем, что два сохранившихся счета защиты (или извинения) Сократа оба исходят от учеников его, Платон и Ксенофонт. Историки подозреваю, что Платон и Ксенофонт, намереваясь показать их хозяин в выгодном свете, не смог представить в их счетах самые убедительные доказательства против Сократ.

Практически бесспорно то, что решения о судебном преследовании и окончательном осуждении Сократ имел прямое отношение к бурной истории Афин за несколько лет до его пробный.Изучение этой истории не может дает окончательные ответы, но дает важные подсказки.

ИСТОРИЯ

Сократ, сын скульптора (или резчика по камню) и акушерка, был маленьким мальчиком, когда приход к власти Перикл положил начало «Золотому веку». Греции.»В молодости Сократ увидел фундаментальный сдвиг власти, как Перикл — возможно первый в истории либеральный политик — действовал на вера в то, что массы, а не только собственники аристократы, заслуженная свобода. Перикл создали народные суды и использовали общественные казначейство по продвижению искусства. Он продвигался вперед с беспрецедентной программой строительства, разработанной не только для того, чтобы продемонстрировать славу Греции, но также для обеспечения полной занятости и предоставления возможности для создания богатства среди нежилой класс.Восстановление Акрополь и строительство Парфенона были два самых известных из многих амбициозных строительные проекты.

Взросление в этом бастионе либерализм и демократия, Сократ как-то развил набор ценностей и убеждений, которые поставили бы его в разногласия с большинством своих собратьев-афинян. Сократ не был демократом или эгалитаристом. По его мнению, люди не должны иметь самоуправления; они были похожи на стадо овец, нуждающихся в направление мудрого пастыря. Он отрицал это граждане обладали основными добродетелями, необходимыми для воспитания хорошее общество, вместо этого приравнивая добродетель к знания, недоступные обычным людям. Поразив сердце афинской демократии, он презрительно критиковал право каждого гражданина говорить в афинском собрании.

Письмо III века н. Э. В его Жития выдающихся философов , Диоген Лаэрций сообщил, что Сократ «обсуждал моральные вопросы на семинарах и рынок «. Часто его непопулярные взгляды, выраженные с презрением и снисходительностью, вызвал гнев его слушателей. Лаэрций писали, что «люди набросились на него с кулаками или вырвал ему волосы, «но этот Сократ» все это вынес неправильное обращение терпеливо.»

Мы получаем современный вид на Сократ от драматурга Аристофана. В его пьеса Облака , Впервые произведенный в 423 г. до н. э., Аристофан представляет Сократ как эксцентричный и комический руководитель школы «мышление» (или «размышление»). Он изображен «босиком по улицам» Афин, катание его глаза «на замечания, которые он считал неразумными, и «глядя вверх» на облака.Сократ в время Облака , должно быть, воспринимались больше как безобидный городской персонаж, чем как серьезный угроза афинским ценностям и демократии. Сам Сократ, видимо, не обиделся на свое изображение в облаках . Плутарх в своем г. Moralia , цитирует Сократа: «Когда они подшутить надо мной в театре, мне кажется, что я были на большой вечеринке хороших друзей.«Платон, в своем Симпозиуме описывает Сократа и Аристофан завязал дружескую беседу.

Другие спектакли того времени предлагают дополнительные ключи к разгадке репутации Сократа в Афины. Поэт-комик Евполис имеет одно из своих персонажи говорят: «Да, и я ненавижу это нищего пустозвона Сократа, созерцающего все на свете, но не знает, где его следующая еда идет от.« Птицы , пьеса Аристофана, написанная через шесть лет после его Облака, содержит показательную ссылку. Аристофан заклеймил банду сторонников Спарты аристократическая молодежь как «сократифицированная». Спарта — модель закрытого общества — и Афины были врагами: это замечание предполагает учение Сократа возможно, к 417 г. Б. н.э.

Положение Сократа среди своих сограждане сильно пострадали в течение двух периодов в котором афинская демократия была временно свергнут, один четырехмесячный период в 411-410 и еще один немного более длительный период в 404-403 гг. В главные движущие силы как антидемократических движения были бывшими учениками Сократа, Алкивиада и Критиас.Афиняне несомненно считали учение Сократа — особенно его выражения пренебрежение к установленной конституции — частично несет ответственность за смерть и страдания. Алкивиад, возможно, любимый афинянин Сократа политик, организовавший первое свержение. (Алкивиад нанес против него и другие удары: четыре годами ранее Алкивиад бежал в Спарту, чтобы избежать суда за нанесение увечий религиозным столбы — статуи Гермеса — и, находясь в Спарте, предложил лидерам этого государства, чтобы он помог им победить Афины.) Критий, первый среди олигархов известный как «Тридцать тиранов», возглавил второй кровавый восстание против восстановленной афинской демократии в 404. Восстание отправило многих афинских лидеров демократические граждане (в том числе Анитус, позже движущая сила преследования Сократа) в ссылку, где организовали сопротивление движение.

Критиас, несомненно, был более напугать двух бывших учеников Сократ.ЕСЛИ. Стоун в своем г. Испытание Сократа , описывает Критий (a двоюродный брат Платона) как «первый Робеспьер», жестокий и бесчеловечный человек «решил переделать город к его собственному антидемократическому образцу, как бы то ни было человеческие жертвы «. Олигархия конфисковала поместья афинских аристократов, изгнано 5000 человек. женщин, детей и рабов и казнили без суда и следствия около 1500 из виднейшие демократы Афин.

Один инцидент с участием Сократа и Тридцать тиранов позже стали проблемой в его пробный. Хотя Тридцать обычно использовали свои своя банда головорезов для таких обязанностей олигархия просил Сократа арестовать Леона Саламинского, чтобы он может быть казнен, а его активы присвоены. Сократ отказался это сделать. Сократ указывают на его сопротивление приказу как доказательство его хорошее поведение.С другой стороны, Сократ не опротестовал решение и не предпринял шагов, чтобы предупредить Леона Саламинского о приказе о его аресте — он просто пошел домой. Пока добрые граждане Афин ликвидировали направо и налево, Сократ — так насколько нам известно — ничего не сделал или не сказал, чтобы остановить насилие.

Ужасы, принесенные Тридцатью Тираны заставили афинян взглянуть на Сократа в новый Свет.Его учения больше не казались такими безвреден. Он больше не был милым городом эксцентричный. Сократ — и его ледяная логика — пришли рассматриваться как опасное и разлагающее влияние, заводчик тиранов и враг простого человека.

THE СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Общая амнистия, объявленная в 403 г., означала что Сократа нельзя было привлечь к ответственности ни за одно из его действия во время или до правления Тридцати Тираны.Ему можно было предъявить обвинение только за его действия в течение четырех лет, предшествовавших его суду в 399 до н. Э. Похоже, что Сократ, не испуганные антидемократическими восстаниями и их последствия, возобновил его учение и еще раз начал привлекать похожую группу молодых последователи. Последней каплей вполне могло быть еще одно антидемократическое восстание — это одно неудачный — в 401.Афины наконец получили Достаточно «сократифицированной» молодежи.

В Афинах уголовное производство могло быть инициированным любым гражданином. В случае Сократ, судебное разбирательство началось, когда Мелет поэт, доставил устный вызов Сократу в присутствие свидетелей. Требуется вызов Сократу предстать перед судьей, или Король Архонт, в здании с колоннами в центре Афины призвали Королевскую Стоу отвечать на обвинения в нечестии и развращении молодежь.Архонт определен — после прослушивания Сократу и Мелету (и, возможно, два других обвинителя, Анитус и Ликон) — что иск был разрешен афинским законодательством, установленным дата «предварительного слушания» (анакризис), и разместил публичное уведомление в Royal Stoa.

Предварительный слушание перед судьей в Королевском Стоа начала с чтения письменного обвинения на . Meletus.Сократ ответил на обвинение. Судья допросил и Мелетса, и Сократа: затем предъявил обвинителю и подсудимому возможность задавать вопросы друг другу. Имея нашел заслугу в обвинении против Сократа, магистрат предъявил официальные обвинения. Документ содержащие обвинения против Сократа выжили по крайней мере до II века н. э. Диоген Лаэртский сообщает об обвинениях, как записано в утраченный документ:

Это обвинительный акт и показания под присягой Мелет, сын Мелета из Питтоса, против Сократа, сына Софронискуса Алопецкого: Сократ виновен в отказываясь признавать богов, признанных состояние и введение новых божеств.Он также виновен в развращении молодежи. В Требуемое наказание — смерть.

В Суд над Сократом длился от девяти до десяти часов. период в народном Суд, расположенный на агоре, гражданский центр Афин. Жюри состояло из 500 человек. граждане мужского пола старше 30 лет, выбранные много. Большинство присяжных, вероятно, были фермерами.Присяжные заседали на деревянных скамейках, отделенных от большая толпа зрителей — в том числе двадцатисемилетнего ученика Сократа по имени Платон — какой-то преградой или ограждением.

Вина Этап испытания

Суд начался утром с чтение официальных обвинений против Сократа вестник.Обвинение представило свою версию первый. Три обвинителя, Мелет, Анит, и Lycon, в общей сложности три часа, измеренные водяные часы, чтобы подарить с возвышенности свои аргумент в пользу вины. Нет записи о Аргумент обвинения против Сократа сохранился.

Легко самый известный и самый влиятельный из трех обвинителей, Anytus, широко считается движущей силой преследование Сократа.Платона Менон предлагает возможные ключи к разгадке враждебности между Анитус, политик из семьи кожевники и Сократ. В модели Meno , Платон сообщает, что аргумент Сократа о том, что великий государственным деятелям афинской истории нечего предложить в смысле понимания добродетели бесит Анитус. Платон цитирует Анита как предупреждение Сократ: «Сократ, я думаю, ты слишком готов. злословить людей; и, если вы возьмете мою совет, я бы порекомендовал вам быть осторожными.«Анитус были дополнительные личные претензии по поводу отношения Сократа с его сыном. Цитаты Платона Сократ сказал: «У меня было краткое знакомство с сын Анита, и я нашел, что он не испытывает недостатка в духа «. Неизвестно, были ли отношения включали секс, но Сократ — как и было многие мужчины того времени в Афинах — были бисексуалами и спал с некоторыми из своих младших учеников.Anytus почти наверняка не одобряет отношения с Сократом. Добавление к неудовольствие Анитуса должно быть советом Сократ отдал своему сыну. В соответствии с Ксенофонт, Сократ убеждал сына Анита не «продолжать рабское занятие [дубление шкур] что его отец обеспечил его ». «достойный советник», предсказывал Сократ, он «впадать в позорную склонность и будет обязательно далеко пойдете в карьере порока.»

Это предмет спора между историки, сосредоточились ли обвинители больше внимание к предполагаемым религиозным преступлениям или предполагаемые политические преступления Сократа. ЕСЛИ. Камень придает гораздо большее значение политические преступления, в то время как другие историки, такие как Джеймс А. Колайако, автор книги Socrates По сравнению с Athens , придать больший вес обвинение в нечестии.

И. Ф. Стоун утверждает, что «афиняне были привык слышать, как боги обращаются неуважительно как в комическом, так и в трагическом театр «. Он указывает, что Аристофан в своем Облака , персонаж предположил, что дождь Зевс мочился через сито, приняв это за ночной горшок — и что никто никогда не потрудился обвиняют Аристофана в нечестии.Камень заключает: «Можно было и в одном городе, и в того же века поклоняются Зевсу как старому распутнику грабли, подкаблучник и рогоносец Юнона или Джастис обожествленный. Это было политическое, а не философские или богословские взгляды Сократа что в конечном итоге доставило ему неприятности ».

Важная поддержка Stone’s вывод делается из самых ранних из сохранившихся ссылка на процесс Сократа, что делает не из один из его учеников . В 345 г. до н. Э. Знаменитый оратор Эхин сказал: жюри: «Афиняне, вы казнили Сократа, софист, потому что он явно отвечал за образование Крития, одного из тридцати антидемократические лидеры «.

Джеймс Колайако вывод, что нечестие привлекло больше внимания со стороны обвинителя, чем неужели политические грехи покоятся на Платоне Apology . Колайако видит знаменитый рассказ Платона о защите Сократа как существующего — хотя и далекого от дословного транскрипция слов Сократа — честно представитель основных пунктов его защита. Он отмечает, что Платон написал Апологию в течение нескольких лет после суда и должны иметь ожидал, что многие из его читателей из первых рук знание суда.Почему, спрашивает Колайако, Платон исказил бы аргументы Сократа, или скрыл ключевые элементы обвинения случай, когда его действия при этом могли так легко быть разоблаченным? Поскольку Apology кажется придавать большое значение обвинению в нечестии — и относительно небольшой вес ассоциации Сократ с тридцатью тиранами — предполагает Колайако это должно быть справедливое отражение пробный.В то же время Colaiaco признает что из-за ассоциации Сократа с Critias «обвинение могло ожидать любого афинянина. жюри, чтобы питать враждебные чувства к городским овод «

У афинян благочестие имея в виду. Это включало не только уважение к богов, но и мертвых и предков.В нечестивый человек рассматривался как загрязнитель, который, если не контролируется и не наказывается, может навлечь город гнева богов — Афины, Зевса или Аполлон — в виде чумы или бесплодия. Ритуальная религия Афин не включала Священное Писание, церковь или священство. Скорее это требуется — помимо веры в богов — соблюдение обрядов, молитв и приношение жертвы.

Любое количество слов и действий Сократ, возможно, способствовал его нечестивости заряжать. Озабочен своей моралью инструкции, он, вероятно, не присутствовал на важном религиозные праздники. Возможно, он зашевелился дополнительное негодование, предлагая аргументы против коллективный, ритуалистический взгляд на религию разделял большинством афинян или утверждая, что боги могли не вести себя аморально, как считали афиняне, или причудливо.Ксенофонт указывает, что обвинение в нечестии возникло в первую очередь из Сократа, что он получил божественные послания («голос» или «знак»), указывающий ему избегать политике и сконцентрируйтесь на его философских миссия. Смутное обвинение, такое как нечестие пригласили членов жюри представить свои многочисленные и разнообразные обиды на Сократа.

Десятки счетов трехчасовой речь (апология) Сократа в его защиту существовала за один раз.Только Платон и Ксенофонта счета выживают. Оба аккаунта соглашаются ключевой момент. Сократ дерзко — решительно un apologetic — речи. Он казался вызвать осуждение и смерть.

Извинение Платона описывает Сократа расспрашивая своего обвинителя, Мелет, о нечестии заряжать. Мелет обвиняет Сократа в вере Солнце и Луна не быть богами, а просто массами камня.Сократ отвечает не специально отрицая обвинение в атеизме, но нападает на Мелет за непоследовательность: обвинение против него обвиняли его в вере в других богов, не верить в богов. Если Платон счет точен, Сократа можно было увидеть присяжными, предлагающими дымовую завесу, а не опровержение обвинения в нечестии.

Платоновский Сократ провокационно рассказывает его жюри, что он герой.Он напоминает им о его образцовая служба в качестве гоплита в трех сражения. Что еще более важно, утверждает он, у него есть десятилетиями боролись за спасение душ Афиняне — указывая на них в направлении исследованная, этическая жизнь. Сообщается, что он говорит его присяжные, если его учение о природе добродетель «развращает молодежь, я озорная человек.»Он говорит присяжным, согласно Платону, что он скорее будет казнен, чем откажется от своего спасение душ: «Афиняне, я уважаю и люблю вас; но я буду подчиняться Богу, а не тебе, и пока я есть жизнь и сила, я никогда не перестану практика и преподавание философии. «Если Рассказ Платона верен, присяжные знали, что единственный способ остановить Сократа от чтения лекций о моральной слабостью афинян было убить его.

Если прав И. Ф. Стоун, то наиболее разрушительное обвинение против Сократа касалось его связь с Критиасом, жестоким лидером Тридцать тиранов. Сократ, по мнению Платона, указывает на его отказ подчиняться тиранам приказать, чтобы он привел Леона Саламинского для краткого обзора исполнение. Он утверждает, что этот акт непослушание, которое могло привести к его собственному казнь, если бы Тираны не пали с власть — демонстрирует свою службу как хороший гражданин Афины.Однако Stone отмечает, что хороший гражданин мог бы сделать больше, чем просто пойти домой кровать — он мог бы предупредить Леона о Саламине. В При критическом взгляде Стоуна центральным фактом оставался что в самый мрачный час города Сократ «никогда не прослезился по Афинам «. Что касается обвинения в том, что его моральные наставления обеспечивали интеллектуальное прикрытие антидемократическое восстание Крития и его когорт, Сократ отрицает ответственность.Он утверждает, что он никогда не считал себя учителем, просто фигура, которая бродила по Афинам, отвечая на вопросы которые были ему поставлены. Он указывает на своих учеников в толпе и замечает, что никто из них не обвинял ему. Более того, Сократ предлагает жюри, если Критий действительно понимал его слова, он никогда бы не стал впали в кровавое буйство, которое он совершил в 404-403.Ханна Арендт отмечает, что Критиас видимо заключил, из послания Сократа что благочестие не может быть определено, что это допустимо быть нечестивым — «в значительной степени противоположное тому, что Сократ надеялся достичь, говоря о благочестие ».

Что разительно отсутствует в защита Сократа, если Платона и Ксенофонта счетам следует верить, это мольба о пощаде обычно передается афинским присяжным.Это было обычная практика апеллировать к симпатиям присяжные, представляя жен и детей. Однако Сократ лишь напомнил присяжным что у него есть семья. Ни его жена Ксантиппе и его трое сыновей лично внешний вид. Напротив, Сократ — согласно Платону — утверждает, что нечеловеческая и жалкая практика умолять о помилование позорит систему правосудия Афин.

Когда трехчасовая защита Сократа подошли к концу, судебный вестник попросил присяжных заседателей вынести решение, положив свои избирательные бюллетени в одну из двух отмеченных урн, одну для голосов виновных и один за оправдательные голоса. Без судьи предложите им инструкции, как интерпретировать обвинения или закон, каждый присяжный боролся за себя прийти к пониманию дела и виновность или невиновность Сократа.Когда подсчитаны бюллетени, 280 присяжных проголосовали за Сократ виновен, 220 присяжных к оправданию.

Штраф Этап испытания

После осуждения Сократа относительно близкое голосование, суд вступил в свой штраф фаза. Каждая сторона, обвинители и ответчику была предоставлена ​​возможность предложить наказание.Выслушав аргументы, присяжные выберут, какой из двух предложенных наказания усыновить.

Обвинители Сократа предложили наказание смертью. Предлагая смерть, обвинители вполне могли рассчитывать ответить предложение о ссылке — наказание, которое, вероятно, удовлетворили и их, и жюри. Вместо этого Сократ дерзко предлагает жюри чтобы он был вознагражден, а не наказан. В соответствии Платону, Сократ просит у присяжных бесплатное питание в Пританей, общественная столовая в центре Афины. Сократ, должно быть, знал, что его предлагаемое «наказание» возмутило бы жюри. И. Ф. Стоун отмечал, что «Сократ действует больше похоже на пикадора, пытающегося рассердить быка, чем на подсудимый пытается успокоить присяжных.» Почему, затем предложите наказание, которое гарантированно будет отклоненный? Единственный ответ, Стоун и другие вывод, заключается в том, что Сократ был готов умереть.

В соответствии с требованием о том, что будет предложено настоящее наказание, Сократ неохотно предложил штраф в одну мину серебра — около пятая часть его скромного состояния, согласно Ксенофонт.Платон и другие сторонники Сократ увеличил предложение до тридцати мин, согласившись придумывать собственное серебро. Большинство присяжные, вероятно, полагали, что даже более высокий штраф слишком легкое наказание для нераскаявшихся ответчик.

При окончательном голосовании подавляющее большинство присяжные отдали предпочтение смертной казни, чем проголосовали за суд первой инстанции.В соответствии Диогену Лаэртскому, 360 присяжных проголосовали за смерть, 140 штрафа. Согласно афинским законам, казнь совершалась выпиванием чашки отравленный болиголов.

В «Апологии» Платона , суд в заключение Сократ предлагает несколько памятных слова, поскольку судебные чиновники закончили свои необходимые Работа.Он говорит толпе, что его убеждение в результате его нежелания «обращаться к вам как ты бы хотел, чтобы я это сделал ». Он предсказывает что история увидит его убеждение как «постыдно для Афин», хотя он заявляет, что не будет зла ​​к присяжным, которые его осудят. Наконец, когда его уводят в тюрьму, Сократ произносит памятную строчку: «Час отъезда прибыл, и мы идем своими дорогами — я умру, а ты жить.Который к лучшей судьбе известен только Богу «. Вполне вероятно, что это последнее всплеск красноречия исходит от Платона, а не от Сократ. Нет никаких записей, предполагающих, что Афинская практика позволяла обвиняемым говорить после приговор.

Сократ провел свои последние часы в камера в афинской тюрьме. Руины тюрьмы остаются сегодня.Болиголов который закончил его жизнь не так быстро или безболезненно, а, скорее, производя постепенное паралич центральной нервной системы.

Большинство ученых видят убежденность и казнь Сократа как сознательный выбор, сделанный сам знаменитый философ. Если рассказы Платона и Ксенофонта разумно точный, Сократ не пытался убедить присяжных, а скорее читать лекции и провоцировать их.

Суд над Сократом, самое интересное самоубийство в мире видел, произвел первого мученика бесплатно речь. Как заметил И. Ф. Стоун, точно так же, как Иисус нуждался в кресте, чтобы выполнить свою миссию, Сократ нуждался в болиголове, чтобы удовлетворить свою.

Испытание Сократа

Суд над Сократом и казнь в Афинах в 399 г. до н. Э.К.Е. озадачивает историков. Почему в обществе, обладающем большей свободой и демократией, чем когда-либо видел мир, 70-летний философ был бы предан смерти за то, чему он учил? Загадка тем больше, потому что Сократ учил — без приставаний — всю свою сознательную жизнь. Что мог сказать или сделать Сократ, что побудило жюри из 500 афинян отправить его на смерть всего за несколько лет до того, как он умер бы естественной смертью?

Поиск ответа на тайну суда над Сократом осложняется тем фактом, что два сохранившихся рассказа о защите (или извинении) Сократа исходят от его учеников, Платона и Ксенофонта.Историки подозревают, что Платон и Ксенофонт, намереваясь показать своего господина в благоприятном свете, не представили в своих отчетах наиболее убедительных доказательств против Сократа.

То, что кажется почти бесспорным, так это то, что решения о судебном преследовании и окончательном осуждении Сократа были во многом связаны с бурной историей Афин в течение нескольких лет, предшествовавших суду. Изучение этой истории может не дать окончательных ответов, но дает важные подсказки.

ИСТОРИЯ

Сократ, сын скульптора (или резчика по камню) и акушерки, был маленьким мальчиком, когда приход к власти Перикла положил начало «Золотому веку Греции».»В молодости Сократ увидел фундаментальный сдвиг власти, поскольку Перикл — возможно, первый либеральный политик в истории — действовал, исходя из своей веры в то, что массы, а не только аристократы, владеющие собственностью, заслуживают свободы. Перикл создал народные суды и использовал Он продвигал беспрецедентную программу строительства, призванную не только продемонстрировать славу Греции, но и обеспечить полную занятость и предоставить возможности для создания богатства среди неимущего класса.Восстановление Акрополя и строительство Парфенона были двумя самыми известными из многих амбициозных строительных проектов Перикла.

Достигнув совершеннолетия в этом бастионе либерализма и демократии, Сократ каким-то образом развил набор ценностей и убеждений, которые поставили бы его в противоречие с большинством его собратьев-афинян. Сократ не был демократом или эгалитаристом. По его мнению, люди не должны иметь самоуправления; они были подобны стаду овец, нуждающемуся в руководстве мудрого пастыря.Он отрицал, что граждане обладают основными добродетелями, необходимыми для воспитания хорошего общества, вместо этого приравнивая добродетель к знаниям, недостижимым для обычных людей. Поразив сердце афинской демократии, он презрительно критиковал право каждого гражданина выступать в афинском собрании.

Сократ (потирая подбородок) и Платон (под деревом) из мозаики из Помпеи

Диоген Лаэртий, писавший в III веке н. Э. В своей книге Жизни выдающихся философов , сообщил, что Сократ «обсуждал моральные вопросы в мастерских и на рынке.«Часто его непопулярные взгляды, выраженные пренебрежительно и с видом снисходительности, вызывали у его слушателей гнев. Лаэрций писал, что« люди набрасывались на него кулаками или выдирали ему волосы », но этот Сократ« терпеливо переносил все это дурное обращение. . «

Мы получаем современный взгляд на Сократа от драматурга Аристофана. В пьесе « Облака », впервые поставленной в 423 году до н. Э., Аристофан представляет Сократа эксцентричным и комичным руководителем «мыслительного» (или «мысленного»).Его изображают «босиком по улицам» Афин, «закатывающего глаза» на замечания, которые он находил неумными, и «пристального взгляда» на облака. Сократ во времена Облаков должен был восприниматься скорее как безобидный городской персонаж, чем как серьезная угроза афинским ценностям и демократии. Сам Сократ, видимо, не обиделся на свое изображение в Clouds . Плутарх в своей книге Moralia процитировал Сократа: «Когда надо мной шутят в театре, мне кажется, что я был на большой вечеринке хороших друзей.Платон в своем «Симпозиуме » описывает Сократа и Аристофана, вступивших в дружескую беседу.

Бюст Аристофана

Другие пьесы того времени предлагают дополнительные ключи к разгадке репутации Сократа в Афинах. У комического поэта Евполиса один из его персонажей сказал: «Да, и я ненавижу этого нищего болтуна Сократа, который созерцает все на свете, но не знает, откуда его следующая еда». Птицы, пьеса Аристофана, написанная через шесть лет после его Облаков , содержит разоблачающую ссылку.Аристофан называет банду спартанской аристократической молодежи «сократифицированной». Спарта — образец закрытого общества — и Афины были врагами: это замечание предполагает, что учение Сократа, возможно, начало рассматриваться как подрывное к 417 г. до н. Э.

Положение Сократа среди его сограждан сильно пострадало в течение двух периодов, когда афинская демократия была временно свергнута: один четырехмесячный период в 411-410 годах и еще один несколько более длительный период в 404-403 годах. Основными движущими силами обоих антидемократических движений были бывшие ученики Сократа, Алкивиада и Крития.Афиняне, несомненно, считали учение Сократа — особенно его пренебрежение установленной конституцией — частично ответственными за смерть и страдания в результате. Алкивиад, возможно, любимый афинский политик Сократа, организовал первое свержение. (Алкивиад нанес против него и другие удары: четырьмя годами ранее Алкивиад бежал в Спарту, чтобы избежать суда за нанесение увечий религиозным столпам — статуям Гермеса, — и, находясь в Спарте, предложил лидерам этого государства помочь им победить Афины. .) Критий, первый из олигархии, известной как «Тридцать тиранов», возглавил второе кровавое восстание против восстановленной афинской демократии в 404 году. Восстание отправило многих ведущих демократических граждан Афин (включая Анита, который позже стал движущей силой преследования Сократа). ) в ссылку, где организовали движение сопротивления.

Критий, несомненно, был более устрашающим из двух бывших учеников Сократа. ЕСЛИ. Стоун в своем труде «Испытание Сократа » описывает Крития (двоюродного брата Платона) как «первого Робеспьера, жестокого и бесчеловечного человека», решившего переделать город по своему антидемократическому образцу любой ценой.»Олигархия конфисковала поместья афинских аристократов, изгнала 5000 женщин, детей и рабов и произвольно казнила около 1500 самых выдающихся демократов Афин.

Один инцидент, связанный с Сократом и Тридцатью тиранами, позже стал предметом обсуждения на суде. Хотя Тридцать обычно использовали свою собственную банду головорезов для выполнения таких обязанностей, олигархия попросила Сократа арестовать Леона Саламинского, чтобы его казнили и присвоили его активы. Сократ отказался это сделать.Сократ указывал на свое сопротивление ордену как на доказательство своего хорошего поведения. С другой стороны, Сократ не опротестовал это решение и не предпринял шагов, чтобы предупредить Леона Саламина о приказе о его аресте — он просто пошел домой. В то время как добропорядочные афинские граждане ликвидировали направо и налево, Сократ — насколько нам известно — ничего не сделал или не сказал, чтобы остановить насилие.

Ужасы, вызванные Тридцатью тиранами, заставили афинян взглянуть на Сократа в новом свете. Его учение больше не казалось таким безобидным.Он больше не был очаровательным городским чудаком. Сократ — и его ледяная логика — стали рассматриваться как опасное и разлагающее влияние, заводчик тиранов и враг простого человека.

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Общая амнистия, объявленная в 403 году, означала, что Сократа не могли преследовать по закону ни за какие из своих действий во время или до правления Тридцати тиранов. Ему могли быть предъявлены обвинения за свои действия только в течение четырех лет, предшествовавших суду в 399 г. до н. Э. Похоже, что Сократ, не испуганный антидемократическими восстаниями и их последствиями, возобновил свое учение и снова начал привлекать такую ​​же группу молодых последователей.Последней каплей вполне могло стать еще одно антидемократическое восстание — на этот раз неудачное — в 401 году. Афинам наконец-то надоела «сократифицированная» молодежь.

В Афинах уголовное дело мог возбудить любой гражданин. В случае Сократа разбирательство началось с того, что поэт Мелет передал Сократу устный вызов в присутствии свидетелей. Вызов требовал, чтобы Сократа предстал перед судебным судьей, или королем Архонтом, в здании с колоннами в центре Афин, называемом Королевская Стоа, чтобы ответить на обвинения в нечестии и развращении молодежи.Архонт определил — выслушав Сократа и Мелетуса (и, возможно, двух других обвинителей, Анита и Ликона), — что судебный процесс разрешен афинским законодательством, назначил дату «предварительного слушания» (анакризис) и опубликовал публичное уведомление в Royal Stoa.

Королевская Стоа (место предварительного слушания Сократа)

Предварительное слушание перед магистратом Королевской Стоа началось с оглашения письменного обвинения Мелетом. Сократ ответил на обвинение.Судья допросил и Мелетуса, и Сократа, а затем предоставил обвинителю и подсудимому возможность допросить друг друга. Убедившись в обоснованности обвинения против Сократа, магистрат выдвинул формальные обвинения. Документ, содержащий обвинения против Сократа, сохранился, по крайней мере, до II века н. Э. Диоген Лаэртиус сообщает об обвинениях, записанных в ныне утерянном документе:

Это обвинительное заключение и показания под присягой Мелет, сын Мелета из Питтоса, дают Сократу, сыну Софронискуса из Алопесии: Сократ виновен в отказе признать богов, признанных государством, и в представлении новых божеств.Он также виновен в развращении молодежи. Требуемое наказание — смерть.

Суд над Сократом длился от девяти до десяти часов в Народном суде, расположенном на агоре, общественном центре Афин. В состав жюри вошли 500 граждан мужского пола старше 30 лет, выбранных по жребию. Большинство присяжных, вероятно, были фермерами. Присяжные сидели на деревянных скамейках, отделенных от большой толпы зрителей, в том числе 27-летнего ученика Сократа по имени Платон, каким-то барьером или перилами.

Признание вины на этапе судебного разбирательства

Суд начался утром с оглашения глашатая официальных обвинений Сократу. Обвинение первым представило свою версию. Три обвинителя, Мелет, Анит и Ликон, имели в общей сложности три часа, измеренные водяными часами, чтобы представить с возвышения свои доводы в пользу вины. Никаких записей об аргументах обвинения против Сократа не сохранилось.

Самый известный и самый влиятельный из трех обвинителей, Анит, по общему мнению, был движущей силой преследования Сократа.Платон Meno предлагает возможные ключи к разгадке враждебности между Аником, политиком из семьи кожевников, и Сократом. В «Менон » Платон сообщает, что аргумент Сократа о том, что великие государственные деятели афинской истории ничего не могут предложить с точки зрения понимания добродетели, бесит Анита. Платон цитирует Анита в качестве предупреждения Сократа: «Сократ, я думаю, что ты слишком готов злословить людей; и, если ты примешь мой совет, я рекомендую тебе быть осторожным.«У Анита была дополнительная личная претензия к отношениям Сократа со своим сыном. Платон цитирует Сократа:« У меня была короткая связь с сыном Анита, и я обнаружил, что он не лишен духа ». отношения включали секс, но Сократ — как и многие мужчины того времени в Афинах — был бисексуалом и спал с некоторыми из своих младших учеников.Анитус почти наверняка не одобрял отношения своего сына с Сократом. совет, который Сократ дал своему сыну.По словам Ксенофонта, Сократ убеждал сына Анита «не продолжать рабское занятие [дубление шкур], которое ему предоставил его отец». Без «достойного советника», предсказывал Сократ, он «впал бы в какую-нибудь позорную склонность и обязательно далеко пойдет в карьере порока».

Историки спорят, уделяли ли обвинители больше внимания предполагаемым религиозным преступлениям или предполагаемым политическим преступлениям Сократа. И. Ф. Стоун придает гораздо большее значение политическим преступлениям, в то время как другие историки, такие как Джеймс А.Колайако, автор книги Сократ против Афин , придает большее значение обвинению в нечестии.

И. Ф. Стоун утверждает, что «афиняне привыкли слышать неуважительное отношение к богам как в комическом, так и в трагическом театре». Он указывает на то, что Аристофан в своей книге Clouds имел персонажа, предполагающего, что дождь — это Зевс, мочащийся через сито, приняв его за ночной горшок, и что никто никогда не удосужился обвинить Аристофана в нечестии. Стоун заключает: «В одном и том же городе и в том же веке можно было поклоняться Зевсу, как старому беспутному граблю, которого Юнона подкаблучивает и которого делает рогоносец, или как обожествляемого Справедливости.Именно политические, а не философские или теологические взгляды Сократа в конечном итоге доставили ему неприятности ».

Важное подтверждение вывода Стоуна исходит из самого раннего сохранившегося упоминания о суде над Сократом о том, что не исходит от одного из его учеников . В 345 г. до н. Э. Знаменитый оратор Эхин сказал присяжным: «Афиняне, вы казнили Сократа, софиста, потому что он явно отвечал за воспитание Крития, одного из тридцати антидемократических лидеров.«

Гелия (Суд, место суда над Сократом)

Вывод Джеймса Колайако о том, что нечестие привлекло больше внимания со стороны обвинителей, чем политические грехи, основывается на извинении Платона . Колайако считает, что знаменитый рассказ Платона о защите Сократа — хотя и далек от дословной транскрипции слов Сократа — достаточно хорошо отражает основные моменты его защиты. Он отмечает, что Платон написал «Апологию » в течение нескольких лет после суда и, должно быть, ожидал, что многие из его читателей будут знать о судебном процессе не понаслышке.Почему, спрашивает Колайако, Платон исказил аргументы Сократа или скрывал ключевые элементы обвинения, если его действия при этом можно было так легко разоблачить? Поскольку «Апология », «», кажется, придает большое значение обвинению в нечестии — и относительно мало — ассоциации Сократа с Тридцатью тиранами, — Колайако предполагает, что это должно быть справедливым отражением судебного процесса. В то же время Колайако признает, что из-за ассоциации Сократа с Критием «обвинение могло ожидать, что любое афинское жюри будет испытывать враждебные чувства по отношению к городскому оводу.«

Для афинян благочестие имело широкое значение. Это включало не только уважение к богам, но и к мертвым и предкам. Нечестивый человек рассматривался как загрязнитель, который, если его не контролировать или не наказывать, мог навлечь на город гнев богов — Афины, Зевса или Аполлона — в форме чумы или бесплодия. Ритуальная религия Афин не включала священных писаний, церкви или священства. Скорее, это требовало — помимо веры в богов — соблюдения обрядов, молитв и принесения жертв.

Любое количество слов и действий Сократа могло способствовать его обвинению в нечестии. Озабоченный своим нравственным воспитанием, он, вероятно, не посещал важные религиозные праздники. Он мог вызвать дополнительное негодование, предлагая аргументы против коллективного ритуального взгляда на религию, разделяемого большинством афинян, или утверждая, что боги не могут, как считали афиняне, вести себя аморально или капризно. Ксенофонт указывает, что обвинение в нечестии проистекает в первую очередь из утверждения Сократа о том, что он получил божественные послания («голос» или «знак»), побуждающие его избегать политики и сосредоточиться на своей философской миссии.Расплывчатое обвинение, такое как нечестие, побуждало присяжных выразить свои многочисленные и разнообразные претензии к Сократу.

Одно время существовало множество отчетов о трехчасовой речи (апологии) Сократа в его защиту. Сохранились только рассказы Платона и Ксенофонта. Обе стороны согласны в одном ключевом моменте. Сократ произнес вызывающую — решительно извиняющуюся — речь. Казалось, он приглашает осуждение и смерть.

В извинениях Платона говорится, что Сократ спрашивает своего обвинителя, Мелетса, по поводу обвинения в нечестивости.Мелет обвиняет Сократа в том, что он полагает, что солнце и луна не боги, а всего лишь каменные массы. Сократ отвечает не особым отрицанием обвинения в атеизме, а нападением на Мелетса за непоследовательность: обвинение против него обвиняет его в вере в других богов, а не в том, что он не верит ни в каких богов. Если рассказ Платона верен, присяжные заседатели могли бы увидеть Сократа, предлагающего дымовую завесу, а не опровержение обвинения в нечестии.

Платоновский Сократ провокационно заявляет присяжным, что он герой.Он напоминает им о своей образцовой службе гоплитом в трех битвах. Что еще более важно, утверждает он, он десятилетиями боролся за спасение душ афинян, направляя их в сторону исследованной этической жизни. Сообщается, что он говорит своим присяжным, если его учение о природе добродетели «развращает молодежь, я озорной человек». Он говорит присяжным, согласно Платону, что он скорее будет казнен, чем откажется от своего спасения души: «Афиняне, я чтим и люблю вас; но я буду повиноваться Богу больше, чем вам, и пока у меня есть жизнь и сила Я никогда не откажусь от практики и преподавания философии.»Если рассказ Платона верен, присяжные знали, что единственный способ остановить Сократа от чтения лекций о моральных слабостях афинян — это убить его.

Если И. Ф. Стоун прав, самое разрушительное обвинение против Сократа касалось его связи с Критием, жестоким лидером Тридцати тиранов. Сократ, по мнению Платона, указывает на свой отказ подчиниться приказу тиранов о том, что он привел Леона Саламинского для суммарной казни. Он утверждает, что этот акт неповиновения, который мог бы привести к его собственной казни, если бы тираны не отошли от власти, демонстрирует его службу как хорошего гражданина Афин.Однако Стоун отмечает, что хороший гражданин мог бы сделать больше, чем просто пойти домой в постель — он мог бы предупредить Леона о Саламине. С критической точки зрения Стоуна центральным фактом оставалось то, что в самый мрачный час города Сократ «никогда не проливал слезы по Афинам». Что касается обвинения в том, что его моральное наставление послужило интеллектуальным прикрытием для антидемократического восстания Крития и его соратников, Сократ отрицает свою ответственность. Он утверждает, что никогда не считал себя учителем, а просто фигурой, которая бродила по Афинам, отвечая на заданные ему вопросы.Он указывает на своих учеников в толпе и замечает, что никто из них не обвинял его. Более того, Сократ предлагает присяжным, если бы Критий действительно понимал его слова, он никогда бы не пошел на кровавое буйство, которое он совершил в 404-403 годах. Ханна Арендт отмечает, что Критий, по-видимому, пришел к выводу из послания Сократа о том, что благочестие не может быть определено, что можно быть нечестивым — «в значительной степени противоположное тому, чего Сократ надеялся достичь, говоря о благочестии».

Что поразительно отсутствует в защите Сократа, если верить рассказам Платона и Ксенофонта, так это призывы к милосердию, обычно обращенные к афинским присяжным.Было обычной практикой апеллировать к симпатиям присяжных, представляя жен и детей. Однако Сократ лишь напомнил присяжным, что у него есть семья. Ни его жена Ксантиппа, ни кто-либо из трех его сыновей лично не явились. Напротив, Сократ — согласно Платону — утверждает, что нечеловеческая и жалкая практика прошения о помиловании позорит систему правосудия Афин.

Бюллетени для голосования IV века до н. Э.

Когда трехчасовая защита Сократа подошла к концу, судебный вестник попросил присяжных вынести свое решение, поместив свои избирательные бюллетени в одну из двух помеченных урн, одну для голосов виновных и одну для оправдательных.В отсутствие судьи, который мог бы предложить им инструкции относительно того, как интерпретировать обвинения или закон, каждый присяжный изо всех сил пытался понять суть дела и понять вину или невиновность Сократа. При подсчете бюллетеней 280 присяжных проголосовали за то, чтобы признать Сократа виновным, 220 присяжных — за оправдание.

Штрафная стадия судебного разбирательства

После осуждения Сократа сравнительно близким голосованием судебный процесс вступил в стадию наказания. Каждой стороне, обвинителям и подсудимому, была предоставлена ​​возможность предложить наказание.Выслушав аргументы, присяжные выбирали, какое из двух предложенных наказаний принять.

Обвинители Сократа предложили смертную казнь. Предлагая смерть, обвинители вполне могли ожидать в ответ предложение об изгнании — наказание, которое, вероятно, удовлетворило бы и их, и присяжных. Вместо этого Сократ дерзко предлагает присяжным наградить его, а не наказать. По словам Платона, Сократ просит присяжных бесплатно поесть в Пританее, общественной столовой в центре Афин.Сократ должен был знать, что предложенное им «наказание» приведет в ярость присяжных. И. Ф. Стоун отмечал, что «Сократ действует больше как пикадор, пытающийся разозлить быка, чем обвиняемый, пытающийся умилостивить присяжных». Зачем же тогда предлагать гарантированное наказание? Единственный ответ, заключают Стоун и другие, состоит в том, что Сократ был готов умереть.

Чтобы удовлетворить требование предложить настоящее наказание, Сократ неохотно предложил штраф в размере одной мины серебра, что, по словам Ксенофонта, составляет около одной пятой его скромного состояния.Платон и другие сторонники Сократа увеличили предложение до тридцати мин, согласившись придумывать собственное серебро. Большинство присяжных, вероятно, считали, что даже более высокий штраф был слишком незначительным наказанием для нераскаявшегося обвиняемого.

При окончательном голосовании подавляющее большинство присяжных проголосовало за смертную казнь, чем проголосовало за вынесение приговора в первой инстанции. По словам Диогена Лаэртия, 360 присяжных проголосовали за смерть, 140 за штраф. По афинским законам казнь совершалась выпиванием чашки отравленной болиголова.

В «Апологии » Платона судебный процесс завершается тем, что Сократ произносит несколько памятных слов, когда судебные чиновники завершают свою необходимую работу. Он говорит толпе, что его осуждение было результатом его нежелания «обращаться к вам так, как вы хотели бы, чтобы я сделал». Он предсказывает, что история увидит его осуждение как «постыдное для Афин», хотя он заявляет, что не испытывает недовольства присяжными, которые его осуждают. В конце концов, когда его уводят в тюрьму, Сократ произносит памятную фразу: «Настал час отъезда, и мы идем своей дорогой — я должен умереть, а вы — жить.Что, к лучшему, известно только Богу «. Вполне вероятно, что этот последний всплеск красноречия исходит от Платона, а не от Сократа. Нет никаких записей, свидетельствующих о том, что афинская практика позволяла обвиняемым говорить после вынесения приговора.

Сократ пьет болиголов

Сократ провел последние часы в камере афинской тюрьмы. Руины тюрьмы остались сегодня. Болиголов, покончивший с его жизнью, сделал это не так быстро и безболезненно, а скорее вызвал постепенный паралич центральной нервной системы.

Большинство ученых рассматривают осуждение и казнь Сократа как сознательный выбор, сделанный самим известным философом. Если рассказы Платона и Ксенофонта достаточно точны, Сократ стремился не убеждать присяжных, а скорее читать лекции и спровоцировать их.

Таким образом, суд над Сократом стал самым интересным самоубийством, которое когда-либо видел мир. Если бы он захотел, Сократ мог бы добиться оправдания. Близость голосования показывает, что в приговоре не было ничего неизбежного.Если бы он был менее снисходительным, менее конфронтационным, менее высокомерным; Если бы он утверждал, что просто пользуется своим основным правом на свободу слова, правом, которым афиняне справедливо гордились, присяжные были бы более восприимчивыми. Но Сократ не мог заставить себя полагаться на принцип, который он так часто критиковал. Он был бескомпромиссным. В свою защиту он не выказал ни малейшего намека на уважение к Афинам или ее учреждениям. Для Сократа быть хорошим человеком было на первом месте; быть хорошим гражданином было плохим вторым.Что касается личной непорочности, он заставил афинян выбирать между их свободолюбием и их любовью к сообществу — и, в конце концов, они выбрали сообщество.

Сократ умел умирать. То, как он решил умереть, повысило его репутацию среди соратников и сделало его первым великомучеником за дело свободы слова, своего рода светским святым.

Как заметил И. Ф. Стоун, точно так же, как Иисус нуждался в кресте для выполнения своей миссии, Сократ нуждался в болиголове, чтобы выполнить свою.

Платон и Сократ

Сократ (потирая подбородок) обсуждает философию со своим самым известным учеником Платоном (под деревом).

Писания Платона об испытании и смерти Сократа
Евтифрон
Извинение
Крито
Федон

Введение в сочинения Платона Бенджамина Джоветта
Введение в Euthyphro
Введение в Apology
Введение в Crito
Введение в Phaedo

Отношения между Сократом и Платоном

Большая часть того, что мы думаем, что знаем о Сократе, исходит от Платона, ученика его на сорок лет моложе его.Сам Сократ, насколько нам известно, ничего не написал. Платон (427–347 до н. Э.) Особенно важен для нашего понимания суда над Сократом, потому что он вместе с Ксенофонтом написал единственные два сохранившихся отчета о защите (или извинениях) Сократа. Из двух авторов рассказу Платона обычно уделяют больше внимания ученые, потому что он, в отличие от Ксенофонта, действительно присутствовал на однодневном суде над Сократом в Афинах в 399 г. до н. Э.

Метафизика и эпистемология Платона, похоже, изначально находились под влиянием досократических мыслителей.Однако в молодости Платон стал учеником Сократа и обратил свое внимание на вопрос о том, что составляет добродетельную жизнь.

Почти все произведения Платона датируются периодом после суда над Сократом и его казни. Хотя Платон ранее проявлял интерес к политике, смертный приговор Сократа и разочарование в поведении олигархии, известной как Тридцать тиранов, пришедшей к власти в 404 году, похоже, заставили Платона обратиться к жизни философских размышлений и писаний.(Платона часто тесно отождествляют с дискредитировавшим себя восьмимесячным правлением Тридцати тиранов из-за той большой роли, которую в этом правительстве играл дядя его матери, Крития, и меньшей роли, которую играл брат его матери, Чармид. власти олигархия практиковала массовые казни политических оппонентов и конфисковала собственность богатых афинян.)

Произведения Платона обычно делятся на три большие группы: «сократические» диалоги (написанные с 399 по 387), «средние» диалоги (написанные с 387 по 361 год, после основания его Академии в Афинах) и «Поздние диалоги». «диалоги (написаны в период между 361 годом и его смертью в 347 году).Три из четырех сочинений Платона о последних днях Сократа относятся к раннему «сократовскому» периоду: Евтифрон , Апология и Крит . Евтифрон — воображаемый диалог между Сократом и Евтифроном о благочестии — Сократ был обвинен в нечестии — когда Сократ готовился войти в Королевскую Стоу, чтобы официально ответить на обвинения, выдвинутые против него Мелетом и другими обвинителями. Извинение представлено как речь, произнесенная Сократом в свою защиту на суде 399. Crito — это произведение, в котором Сократ обсуждает свое обязательство принять смертное наказание, каким бы несправедливым он и его сторонники ни считали его. Phaedo , диалог, описывающий мысли Сократа о смерти и других предметах перед тем, как он выпьет роковую болиголову, происходит из среднего или переходного периода Платона.

Из-за очевидного высокого уважения Платона к своему наставнику, многие ученые подозревают, что в его Апологии Платон не смог раскрыть некоторые из наиболее убедительных доказательств вины Сократа.Признавая, конечно, что «Апология » не является дословным изложением речи Сократа, другие ученые утверждают, что рассказ Платона должен быть достаточно точным. Эти ученые отмечают, что Платон писал в то время, когда он мог ожидать, что многие из его читателей будут не понаслышке знакомы с судом, что уменьшило любой стимул, который у него, возможно, был бы для изложения дела Сократа слишком сочувственно. Они также отмечают, что, по крайней мере, по двум важным пунктам утверждения Платона и Ксенофонта согласуются между собой: во-первых, речь Сократа имела вызывающий тон (можно было бы назвать ее «непримиримым» извинением ) и, во-вторых, Сократ, скорее всего, мог иметь обеспеченный оправдательный приговор, если бы он только был готов пойти на определенные уступки своим присяжным.

Ссылки на биографии Платона:

Бернард Сюззейн, « Краткая биография Платона »
Энтони Биверс и Кристофер Плано, « Жизнь Платона »

Ссылки на биографию Сократа:

Томас Брикхаус и Николас Смит, « Сократ »

Испытание Сократа: хронология

г. н.э. .
490 до н. Э. Во время Первой персидской войны великая армия Персии во главе с Дарием была остановлена ​​афинянами в битве при Марафоне.
480 до н. Э. Во время Второй персидской войны Ксеркс возглавляет огромную персидскую армию через Грецию. Фемистокл, командующий афинскими войсками, заманивает персидский флот нанести поражение в узкой бухте Саламин, несмотря на то, что численность его превосходила четыре к одному
469 до н. Э. Родился Сократ.
460 до н. Э. Перикл становится известным государственным деятелем Афин. Примерная дата начала «Золотого века Греции»: под руководством Перикла процветают демократия и культура, распространяется Греческая империя.
449 до н. Э. Акрополь восстанавливается (после разрушения Ксерксом) и начинается строительство Парфенона.
445 до н. Э. Родился Аристофан. Между Спартой и Афинами подписан «Тридцатилетний мир».
443 до н. Э. Главный политический соперник Перикла (лидер олигархов) подвергается остракизму. Перикл становится главнокомандующим, самым могущественным чиновником в афинском правительстве.
432 до н. Э. Сократ участвует в битве против отступающей колонии (Потидеи). Во время битвы он спас жизнь Алкивиада, бывшего студента, который позже стал известен своим обманом и изменой.
431 до н. Э. Начало Пелопоннесской войны между Спартой и Афинами. Афиняне отступают за свои городские стены в надежде, что их флот выиграет войну. Сократ служит гоплитом (тяжелым пехотинцем, вооруженным щитом, копьем и мечом), заслуживая похвалу за свою храбрость.
430 до н. Э. Ужасающая чума начинается в Афинах. Он продлится около четырех лет и убьет более трети населения Афин. Перикла обвиняют в войне и связанных с ней страданиях; он низложен.
429 до н. Э. Перикл восстановлен, но вскоре умирает от чумы. Политическая структура Афин разрушена. Чума, похоже, также оказала разрушительное воздействие на нравственность. Клеон становится лидером демократической партии.
427 до н. Э. Родился Платон.
423 до н. Э. Пьеса Аристофана Облака , высмеивающая Сократа, ставится впервые.
421 до н. Э. Никийский мир подписан между Спартой и Афинами, предлагая пятидесятилетний мир.
420 до н. Э. Алкивиад назначен главнокомандующим.
416 Б. Афинские войска осаждают Мелос. Когда Мелос сдается, афинские войска, тем не менее, убивают всех мужчин, порабощают женщин и детей и открывают остров для поселения афинян. Сократ хранит молчание об этом варварстве, возможно, потому, что его поддерживал Алкивиад.
415 до н. Э. Алкивиад возглавляет экспедицию по покорению Сицилии. Он вызван в Афины, чтобы предстать перед судом за нанесение увечий статуям Гермеса. Алкивиад сначала соглашается вернуться в Афины, но затем убегает в Спарту, где предлагает помочь им победить афинян.
414 до н. Э. Пьеса Аристофана Птицы ставится впервые. В пьесе Аристофан называет спартанскую молодежь «сократифицированной». Сицилийская экспедиция в Афины закончилась катастрофой: атакующий афинский флот был уничтожен.
413 до н. Э. Спарта, поддерживаемая Персией, объявляет войну Афинам. Спарта утверждает, что афиняне неоднократно нарушали Никийский мир.
411 до н. Э. Алкивиад, любимый афинский политический деятель Сократа, является главным двигателем свержения демократии в Афинах.Диктатура Четырех сотен приходит к власти.
410 до н. Э. После четырех месяцев пребывания у власти диктатура Четырех сотен свергнута и заменена демократическим режимом: Советом пяти тысяч.
406 до н. Э. Недавно восстановленный афинский флот наносит поражение спартанским силам у острова Лесбос, но экипажи двадцати пяти кораблей тонут в шторме. Афиняне преследуют в судебном порядке генералов, которые считали виновными в катастрофе.Сократ критикует решение казнить осужденных генералов, но их все равно казнят. Алкивиад в изгнании.
404 до н. Э. Афины падают перед Спартой во главе с Лисандром, который устанавливает суровое олигархическое правило тридцати. Критий, бывший ученик Сократа, железным кулаком руководит «Правилом тридцати». Сократу и четырем другим людям приказывают арестовать Леона Саламинского, демократа. Сократ отказывается и просто «идет домой». Леон арестован и казнен.
403 до н. Э. Демократия восстановлена ​​в результате насильственного свержения правления тридцати. Амнистия Евклида полностью пересмотрела афинский закон и помиловала все предыдущие преступления. Все юридические обвинения теперь должны основываться на новом кодифицированном законе
401 до н. Э. Еще одна попытка (после успешных попыток 411 и 404 годов) свергнуть афинскую демократию. Этот, в котором молодые люди, связанные с Сократом, играют заметную роль, терпит поражение.
399 до н. Э. Сократа обвиняют в «развращении молодежи» Афин и «неверующих в богах, в которых верит государство, но в других новых духовных существах». Он был признан виновным в 280-220 годах судом присяжных в составе 500 человек, а затем приговорен к смертной казни от болиголова с большим перевесом.
394 до н. Э. Ксенофонт сражается на стороне лакедемонян против Афин. Ученые предполагают, что это самая ранняя возможная дата, когда он мог написать «Апологию Сократа » .
367 до н. Э. Аристотель, в возрасте 17 лет, поступает в Академию Платона и становится его самым выдающимся учеником.
347 до н. Э. Платон умирает.
345 до н. Э. Самая ранняя неплатоническая и нексенофоническая ссылка на суд над Сократом сделана Эсхином в ходе обвинения. В нем Эсхин сказал, что присяжные «казнили софиста Сократа … потому что было показано, что он был учителем Крития, одного из Тридцати, подавивших демократию.«
529 н.э. Император Юстиан закрывает Платоновскую академию и другие философские школы в Афинах, завершая двенадцатилетний период относительной свободы мысли.

Испытание Сократа — Ancient World Magazine

Несмотря на свою смерть почти 2500 лет назад, Сократ остается одной из самых влиятельных фигур в древнегреческой философии. В течение своей жизни он в первую очередь посвятил себя философским исследованиям и обучению.Elenchus, «сократический метод» обучения, в котором задается серия вопросов, которые направляют учащихся к конкретному выводу, по-прежнему используется в классах по всему миру.

Эта достоверность метода работала для Сократа, потому что некоторые из его учеников сами стали известными философами, включая Аристофана, Платона и Ксенофонта. Благодаря своему учению и необычному подходу к философии Сократ прославился на всю Грецию, но он предпочел жить в бедности и в значительной степени воздерживался от участия в афинской политике.Итак, почему современники приговорили его к смерти? Что он мог сделать, чтобы заслужить такое суровое наказание, и почему они привлекли его к суду, когда они это сделали, после того, как ему было уже 70 лет?

В отличие от большинства философов своего времени Сократ ничего не записывал; все, что мы знаем о нем, от подробностей его философии до причин его судебного разбирательства, исходит из сочинений других, в первую очередь из работ его учеников. Поскольку вся информация, которую современные ученые накопили о Сократе, взята из вторичных источников, иногда противоречащих друг другу, может быть чрезвычайно сложно расшифровать особенности того, во что он верил.

Но мы знаем, что Сократ несет ответственность за сократовскую иронию и сократовский метод. И его наиболее известные философские позиции, пожалуй, лучше всего резюмируются двумя его цитатами, как вспоминают другие: «непроверенная жизнь не стоит того, чтобы жить» и «единственная истинная мудрость — знать, что вы ничего не знаете».

Контекст суда

Чтобы понять, почему афиняне Сократа сочли оправданным приговорить философа к смертной казни, может быть полезно вкратце взглянуть на то, что происходило в Афинах во время суда.

Мелет привел Сократа в суд в 399 г. до н.э., когда Сократу было около 70 лет. Всего за пять лет до этого Афины потерпели сокрушительное поражение от Спарты в Пелопоннесской войне. После их победы Спарта установила в Афинах олигархию. Олигархия контролировалась группой из тридцати человек, известных афинянам как Тридцать тиранов, которые злобно правили городом с 404 по 403 год до нашей эры. К 399 г. до н.э. Афинам удалось восстановить собственное правительство, но в городе по-прежнему царило недоверие к Спарте или кому-либо, имеющему связи с тиранами.

Согласно пересказу суда Ксенофонтом и Платоном, Мелет обвинил Сократа в двух основных преступлениях: нечестии (неуважении к богам) и развращении молодежи. В этой статье будет рассмотрено, почему афиняне, возможно, решили осудить его за оба преступления, в свою очередь, начиная с обвинения Мелет в нечестии.

Почему обвиняют Сократа в нечестии?

Сократ был известен тем, что обучал молодых людей философии и дебатам. Его метод обучения заключался в том, чтобы задать вопрос, выслушать ответ и задать следующий вопрос, основанный на ответе.Этот стиль вопрошания часто заставлял людей казаться глупыми, когда после серии вопросов их ответы, казалось, противоречили тому, что они говорили вначале. Сократ также часто опрашивал людей публично, где и вопрос, и ответ были выставлены на всеобщее обозрение. Неоднократно унижая стольких афинян, Сократ нажил себе множество врагов, и они часто спорили с ним о том, почему он решил провести свою жизнь, противодействуя самым мудрым людям Афин.

Согласно Платону, оправдание Сократа для того, чтобы поставить в неловкое положение стольких людей, было историей о Дельфийском оракуле, жрице, которая передавала видения Аполлона, чтобы отвечать на вопросы и разглашать пророчества.Однажды двое друзей Сократа, Херефон и его брат, отправились к оракулу. Его друзья смело спрашивали, есть ли кто-нибудь умнее Сократа. Оракул сказал, что никого нет. В «Апологии Платона» Сократ пересказывает свою немедленную реакцию на заявление оракулов:

Я пошел к одному из тех, кто считается мудрым, думая, что там, если где-нибудь я смогу опровергнуть оракула и сказать ему: «Этот человек мудрее меня, но ты сказал, что я был. Потом, когда я осмотрел этого человека… я подумал, что он многим людям и особенно самому себе показался мудрым, но это не так.

Сократ утверждал, что после 50 лет, когда он подвергал сомнению самых мудрых людей, которых он мог найти, он все еще не нашел никого, кто обладал бы какой-либо мудростью. Это было не только высокомерно, но и крайне неблагочестиво, потому что его миссия заключалась в том, чтобы доказать, что оракул и, как следствие, Аполлон ошибались.

Сократ также расстроил людей в Афинах, заявив, что у него есть даймонион или небольшой божественный голос в его голове, который говорил с ним на протяжении всей его жизни. Даймонион сказал только одно слово.Он просто шептал «нет» всякий раз, когда Сократ собирался сделать что-то не так. Некоторые афиняне считали выбор Сократа выставлять напоказ свой даймонион нечестивым, потому что Сократ утверждал, что он связан с божественным, необычайно способен толковать божественное или последователь единственного, неназванного бога.

Почему Сократа обвиняют в развращении молодежи?

За свою жизнь Сократ обучил многих студентов; хотя позже в своей жизни он отрицал, что обучал кого-либо.В «Извинениях » Платона он утверждал, что молодые люди, которых часто видели рядом с ним, просто следовали за ним по собственному желанию. Возможно, это отрицание явилось защитой после того, как два его «ученика» Алкивиад и Критий стали двумя худшими кошмарами Афин во время Пелопоннесской войны.

Алкивиад, богатый и харизматичный политик, был влиятельным афинским военачальником во время Пелопоннесской войны. Но в 415 г. до н.э., во время временного договора между Афинами и Спартой, он полностью предал свой дом и перешел в Спарту во время Сицилийской экспедиции.Он разгласил государственные секреты, афинские военные стратегии и возобновил войну, убедив Спарту, что Афины планируют захватить всю Италию.

Предательство Алкивиада не только вдохновило Спарту на возобновление боевых действий, но и дало им инструментальное преимущество в войне. А затем, всего несколько лет спустя, Алкивиад снова перешел на сторону Персии, еще одного жестокого врага своего бывшего дома. Шатаясь от известий о том, что высокопоставленный полководец совершил измену и почти обеспечил Афинам поражение, афиняне начали подозревать всех, кто был близок к Алкивиаду, особенно бывших учителей, которые, возможно, сбили его с пути, когда он был слишком молод, чтобы знать лучше.

Критий был еще одним учеником Сократа. В молодости он был философом, поэтом и писателем. Но после Пелопоннесской войны он стал видным и безжалостным членом Тридцати тиранов, которые Спарта установила вместо афинской демократии. Критий не только играл ведущую роль в жестокостях и злоупотреблениях властью, совершенных Тридцатью тиранами, включая убийство более 5% населения Афин, но он также был откровенным атеистом.

Таким образом, двое учеников Сократа предали Афины и помогли Спарте во время одной из самых разрушительных войн на недавней памяти региона: Алкивиад помог Спарте выиграть войну, а Критий возглавил сокрушительное правительство, намеревавшееся впоследствии наказать афинян.В Memorabilia Ксенофонт написал, что один из обвинителей Сократа высказал аналогичную критику в адрес бывших учеников Сократа. Обвинитель сказал, что «во время олигархии» Критий был «самым вороватым, самым жестоким и самым смертоносным» из Тридцати тиранов, а во время демократии Алкивиад был «самым распущенным, самым высокомерным и самым жестоким» из командиров.

Ответ Сократа

Ответ Сократа на эти обвинения требует еще одного глубокого погружения в себя, но следует отметить одну вещь: в рассказах Платона и Ксенофонта о процессе главной целью Сократа не было убедить присяжных в своей невиновности.Вместо этого в обеих работах он почти весь судебный процесс исправляет, противодействует и даже прямо оскорбляет присяжных.

Назову лишь несколько моментов: в «Апологии » Платона Сократ стыдит членов присяжных за то, что они плакали в зале суда, и резко говорит, что «[Мелет] не может причинить мне вреда, потому что я не думаю, что это разрешено для лучший человек, чтобы худший ему навредил ». Он не был настроен так, чтобы кто-то серьезно относился к обвинениям или умолял сохранить свою жизнь. В «Апологии » Ксенофонта сам Ксенофонт добавляет: «[Сократ] не считал нужным умолять присяжных позволить ему избежать смерти; вместо этого он считал, что пришло время ему умереть.

Одна из причин, по которой Сократ, возможно, отказался серьезно относиться к суду, заключается в том, что он, возможно, считал, что суд проводился нечестно. В извинениях Ксенофонта он говорит, что свидетели в суде лгали и лжесвидетельствовали, что обвинения, в которых он обвинялся, с юридической точки зрения никогда не должны были служить основанием для смертной казни, и что никто в суде не доказал его вину.

У Сократа было несколько аргументов в защиту обвинений. Он утверждал, что не несет ответственности за предательство Алкивиада.В книге Ксенофонта Memorabilia Сократ утверждает, что причина, по которой Алкивиад сошел с рельсов после того, как он оставил наставления Сократа, заключалась в том, что его влияние на Алкивиада было настолько положительным, что оно затмило фундаментально плохой характер этого человека. Таким образом, коррумпированное поведение Алкивиада было вызвано не тем, что Сократ обратил его в злобу, а тем, что Сократа больше не было рядом, чтобы увести его от его бесчестных наклонностей.

У Сократа также был аргумент против обвинения в нечестии.В «Апологии » Платона «» Сократ использует свой «даймонион » , маленький божественный голос в своей голове, как защиту от обвинений Мелетса. Сократ говорит, что он верит в daimonion , который явно является своего рода духом, поэтому он, очевидно, не атеист. Защита, которая отказалась дать присяжным то, что они хотели, что была гарантией того, что Сократ верил в афинских богов.

Заключение

Несмотря на то, что Сократ был одним из самых известных философов в истории, он столкнулся с резкой критикой и неодобрением со стороны других афинян за свои необычные религиозные убеждения, непопулярные заявления и предательские действия своих учеников после того, как они оставили его обучение.Хотя невозможно понять, о чем именно думали присяжные Сократа, когда они решили приговорить его к смертной казни, современные ученые могут понять их мотивы, раскрыв некоторые из контекста, окружавшего суд.

Одна из причин, по которой мы сегодня изучаем древнюю историю, состоит в том, чтобы лучше понять наш мир. Что-то очевидное в суде над Сократом — это то, насколько мощными, заразительными и всепоглощающими могут стать призывы к мести, что они могут превзойти репутацию, дружбу и иногда даже доказательства.Также невозможно понять, почему Сократ не приложил больше усилий, чтобы защитить себя на суде; он был одним из лучших ораторов своего времени. Возможно, он понимал, насколько сильна охота за кровью со стороны его сверстников. Возможно, он думал, что ему нужно умереть, чтобы его убеждения были поняты.

Испытание Сократа — побочные квесты в Assassin’s Creed Odyssey — Assassin’s Creed Odyssey Guide

Далее Списки предметов коллекционирования и секретов Назад Побочные квесты Бесплатные побочные квесты DLC Старое пламя горит ярче

Следующий раздел нашего прохождения Assassin’s Creed Odyssey содержит список всех миссий, которые были добавлены в игру вместе с приключением под названием Socrates ‘Trial .Это последнее из нескольких приключений, добавленных в игру в рамках серии «Потерянные сказки из Греции». Во время него вы пытаетесь освободить друга из рук мучителей и несправедливого приговора.

Сократический беспорядок

Вы начнете свое приключение в Фокиде.

Чтобы начать миссию, вам нужно поговорить с Ксантиппе. Она появится, когда вы постучите в дверь дома Сократа.

Твоя первая задача — следовать за женой Сократа. Следите за ней, потому что миссия может отключиться.

После короткого разговора с женой и солдатом вам придется пойти к Сократу и согласовать с ним детали всей ситуации.

Прежде чем добраться до Сократа, вы должны уничтожить стражников. Если вы этого не сделаете, они нападут на вас и прервут миссию.

Информация, полученная от Сократа, положит начало следующей миссии — В поисках голоса

В поисках голоса

Эта миссия начнется сразу после того, как вы покинете Сократа.В начале на вас нападут несколько солдат. Вы можете устранить их несколькими точными выстрелами.

Ваша следующая задача — поговорить со священником. Чтобы попасть туда, вам нужно убить окружающих солдат. Только не обижай собеседника.

После разговора со священником отправляйтесь в Пифию. Она ждет тебя в подвале, в храме.

Ваша следующая задача — пойти к ученику Сократа. Он прячется от людей в гробнице первой Пифии.

Вам придется доказать ему, что вы знаете Сократа. Правильный ответ — информация, на которую всегда жалуется Сократ.

Проверка убеждения

В этой миссии вам просто нужно общаться с другими философами и извлекать из них информацию, Сократ.

Однако во время разговора появится ребенок, который с большей охотой предоставит вам информацию. Оставьте философов и поговорите с ним, чтобы завершить миссию.

Оппозиция осаждения

Эта миссия создана для наемников.Начни с убийства врагов. Каждый из них находится в Святилище Афины Пронайя .

Есть также несколько документов, которые помогут доказать невиновность Сократа. Собирайте их все незаметно, чтобы враги не потребовали подкрепления.

Ты такой сократец

Последнее задание — поговорить с Сократом и его женой. Когда вы это сделаете, вы завершите миссию, которая является последней из недостающих греческих историй.

В нашем путеводителе вы также найдете другие утерянные сказки, например, шоу должно продолжаться, старое пламя горит ярче и образ Веры.

Далее Списки предметов коллекционирования и секретов Назад Побочные квесты Бесплатные побочные квесты DLC Старое пламя горит ярче

Испытание Сократа | PLATO

Инструмент Текст

Стивен Голдберг / Испытание Сократа

Темы:

  • Совместимость религиозного благочестия с философскими исследованиями;
  • Вопрос, относительна ли мораль к культурным нормам или объективна и универсальна по своей природе;
  • Напряжение между справедливостью и властью;
  • Вопрос, укрепляют ли идеи, прямо бросающие вызов традициям и авторитету, демократию или угрожают ей;
  • Характер и размер гражданской обязанности;
  • Возникновение осевого возраста в классических Афинах и его конфликт с более древними вечными верованиями.

Уровень обучения: Средняя школа всемирной истории

Время: Две-три недели

Цели: Глубоко вовлечь студентов в исторические и философские темы и первоисточники, связанные с историей Афин и судом над Сократом

Введение

В 399 г. до н.э. Сократа судило афинское жюри по обвинению в (а) отрицании существования божеств, (б) введении новых божеств и (в) развращении афинской молодежи.Сократа признали виновным и казнили. Его суд и смерть остаются предметом споров до сегодняшнего дня. Это упражнение включает в себя повторную попытку Сократа, используя в качестве источников доказательств соответствующие диалоги Платона ( Евтифрон, Республика, Апология ), Облаков Аристофана , История Пелопоннесской войны Фукидида , и вторичные источники, такие как История Бертрана Рассела . западной философии . В приведенном ниже плане урока излагаются следующие за ним действия и оценка, а также основные вопросы, необходимые для исследования.Дополнительные материалы в конце содержат некоторые вопросы для изучения различных первичных источников.

Деятельность

Исследование: Половина класса — это группа обвинения (PT), а другая половина — группа защиты (DT). Каждый член команды должен помочь в исследовании и подготовке дела к судебному разбирательству. У каждого ученика есть тетрадь, содержащая соответствующие факты, потенциальных свидетелей и предлагаемые стратегии для их команды.Эти тетради сдаются как часть оценки каждого учащегося.

Бремя доказывания : По всем этим обвинениям бремя доказывания лежит на обвинении. Обвинение должно показать с помощью большинства доказательств — , а не вне разумных сомнений, но с доказательствами более весомыми, чем представленные защитой, — что подсудимый (а) совершил те дела, в которых его обвиняют, и (б) сделал это с со злым умыслом или с грубым пренебрежением к безопасности других.

Свидетели: Каждая команда «создает» четырех свидетелей и готовит этих свидетелей к даче показаний. Каждая команда может подготовить экспонаты (например, временные рамки, графики, диаграммы, журналы, буквы, юридические коды) по своему усмотрению. Представляемые экспонаты должны носить преимущественно визуальный характер; учащимся не разрешено предъявлять книгу или фотокопию, чтобы свидетель зачитал их в протоколе. Свидетели не могут лгать или сфабриковать события.Они должны свидетельствовать о фактических событиях или о событиях, которые являются разумными выводами о фактических событиях. При прямом допросе свидетелям будет разрешено использовать записи, но они не могут быть обучены другими членами их команды, находясь на стенде. Хотя студенты могут выбирать своих свидетелей, вот несколько потенциальных свидетелей:

Некоторые потенциальные свидетели группы обвинения:

  • Мелет: человек, выдвинувший обвинения против Сократа
  • Анит: видный афинский политический деятель, угрожал Сократу
  • Стрепсиад: персонаж в Облаках , который извлекает уроки из Сократа с «трагическими» последствиями
  • Фидиппид: сын Стрепсиада, который учится усиливать слабую речь
  • Евтифрон: персонаж Сократа о природе благочестия или святости
  • Аристофан: драматург, выигравший конкурс на исполнение своей комедии, Облака
  • Критий, Чармид: участники сократического диалога, позже поддержавшие Тридцать тиранов
  • И.Ф. Стоун: современный писатель и критик Сократа

Некоторые потенциальные свидетели группы защиты:

  • Платон: философ, документирующий суд в Апология , представляет метод Сократа в своих диалогах (например, Евтифрон ) и чтит Сократа в его «Аллегории пещеры» из Республики
  • Крито и Хармид: ученики Сократа
  • Алкивиад: афинский генерал, который может засвидетельствовать военную карьеру Сократа и преданность Афинам
  • Сократ: подсудимый
  • Дон Нардо: современный историк и защитник Сократа
  • Перикл: лидер Афин в период их «золотого века» и в первые годы Пелопоннесских войн

Раскрытие информации: К концу третьего дня работы каждая команда должна сообщить другой свидетелям, каких свидетелей они вызовут для дачи показаний.Команды также должны делиться источниками информации, которые используются для подготовки каждого свидетеля к суду. Это особенно важно, чтобы помочь свидетелям и адвокатам подготовиться к перекрестному допросу.

Роли: В каждой команде должны быть ученики, выполняющие следующие роли:

Координатор: Координатор распределяет обязанности (см. Ниже) на отдельных членов группы, следит за прогрессом группы в подготовке своего дела и устраняет неполадки при возникновении проблем.Координатор обычно представляет заключительный аргумент.

Вступительное слово: Вступительное слово представляет членов команды и описывает их назначенные роли; сообщает суду свидетелей, которые будут вызваны; и объясняет, как каждый свидетель укрепит аргументы группы. Ожидается, что студенты, выступающие со вступительными заявлениями, будут помогать своей команде в качестве исследователей в поиске или ксерокопировании информации по мере необходимости.

Прямые поверенные: Четыре поверенных отвечают за прямой допрос свидетелей своей группы.

Перекрестные поверенные: Еще четыре поверенных от каждой группы отвечают за перекрестный допрос свидетелей оппозиции.

Свидетели: Каждая команда вызовет четырех свидетелей. Студенты используют источники, а также свое воображение, чтобы определить лучших свидетелей по своим делам. См. Выше.

Заключительные заявления: Каждая команда делает заключительное заявление, предпочтительно подготовленное и представленное координатором группы. Заключительное заявление должно представлять собой убедительное и подробное изложение всех доказательств, представленных группой, а также последний шанс агрессивно отреагировать на показания или доказательства, предоставленные оппозицией.

Судья: Учитель или посторонний взрослый, выбранный учителем, выступает в качестве судьи, который выносит вердикт по каждому из трех обвинений.

Организация: Организация группы в течение первых двух дней подготовки, вероятно, определит как качество, так и исход исследования. После выбора ролей координаторы должны разделить свои команды на три «группы», каждая из которых состоит из (а) прямого поверенного, (б) свидетеля и (в) адвоката перекрестного допроса.

Процедура испытания:

Последовательность:

Открытие

(PT) Вступительное заявление обвинения

(DT) Вступительное заявление защиты

Дело обвинения

P Прямой допрос свидетеля 1

D Перекрестный допрос свидетеля 1

P Прямой допрос свидетеля 2

D Перекрестный допрос свидетеля 2

P Прямой допрос свидетеля 3

D Перекрестный допрос свидетеля 3

P Прямой допрос свидетеля 4

D Перекрестный допрос свидетеля 4

Чехол для обороны

D Прямой допрос свидетеля 1

P Перекрестный допрос свидетеля 1

D Непосредственный допрос свидетеля 2

P Перекрестный допрос свидетеля 2

D Непосредственный допрос свидетеля 3

P Перекрестный допрос свидетеля 3

D Непосредственный допрос свидетеля 4

P Перекрестный допрос свидетеля 4

Заключительные аргументы

Аргумент закрытия PT

Аргумент закрытия DT

Возражения:

Судья признает правильно представленные возражения.Если поверенный желает возразить, он должен (а) встать, (б) и сказать: «Я возражаю против этого вопроса, ваша честь» и (в) затем подождите, пока судья узнает его. Когда судья признает возражение, судья спрашивает поверенного об основаниях возражения. Приемлемыми основаниями для возражений являются:

  1. « Ваша честь, это наводящий вопрос».

Поверенные на прямом допросе должны задавать открытые вопросы и воздерживаться от телеграфной передачи ответа; при прямом экзамене вопросы да / нет не допускаются; на перекрестный допрос разрешены наводящие вопросы.

  1. «Ваша честь, основание для вопроса не установлено … вопрос не имеет значения».

Адвокаты должны упорядочить свои вопросы так, чтобы уместность каждого вопроса была установлена ​​.

  1. «Ваша честь, свидетель не имеет оснований отвечать на вопрос».

Адвокаты должны удостовериться в надежности каждого свидетеля, прежде чем они смогут дать фактические или собственные свидетельские показания.

  1. «Y наша честь, вопрос задан свидетелем, и на него он ответил.”

Адвокаты не должны давать показания от имени своих свидетелей или задавать сложные вопросы, включающие доказательства и мнение.

Основные темы и вопросы, связанные с судом над Сократом:

  1. В каком смысле история Сократа по сути является историей конфликта между верованиями о вечном и осевом возрасте?
  2. Как Пелопоннесская война подготовила почву для обвинений против Сократа? (См. Нардо)
  3. В чем именно обвиняли Сократа? (См. Извинения Нардо и Платона , )
  4. Насколько обоснованны обвинения, выдвинутые против Сократа? Как Сократ защищался от обвинений на суде? (См. Извинения Платона , )
  5. Как Аристофан критиковал Сократа? Есть ли у критики достоинства, несмотря на ее преувеличение и карикатуру на Сократа? (См. Книгу Аристофана Облака )
  6. Почему Сократ не сопротивлялся смертному приговору? (См. Платон Crito ).
  7. Как можно рассматривать Сократа как отважного искателя истины и добродетели, пожертвовавшего своей жизнью ради блага Афин? (См. Платон «Аллегория пещеры », «Апология », и «Критон »)

Пробная оценка

Студенты оцениваются как по качеству их подготовки, так и по качеству их аргументов и контраргументов в ходе судебного разбирательства. Среди критериев, определяющих оценку, — вклад в стратегию команды, усердие, сотрудничество с членами команды, тщательность исследования и владение соответствующими концепциями и аргументами.

Письменная оценка

Студенты могут выбрать либо формальное эссе, либо вариант диалога ниже. Цель этого задания — продемонстрировать глубокую заинтересованность в глубоких вопросах, поднятых Испытанием Сократа. Студенты должны включить библиографию для любых источников, найденных в библиотеке, а также источников, предоставленных в классе.

  1. Диалог: Предположим следующий сценарий. Недавно обнаруженный фрагмент показывает, что опрос присяжных был введен Сократом на суде в 399 г. до н. Э.Судя Сократа за преступления против государственной религии и развращение молодежи, жюри в составе 501 гражданина признало его виновным. Отметив, что он был бы оправдан, если бы тридцать присяжных проголосовали иначе, Сократ просит присяжных поделиться своими мыслями о его вине или невиновности. Начинаются дебаты среди присяжных. (Примечание: образец диалога Стивена Голдберга под названием «Возвращение к Сократу: говорят присяжные» можно найти в Philosophy Now , выпуск № 19, зима 1997/98.)

Учащиеся должны разделять строки, произносимые одним символом, через один пробел, а при переходе от одного говорящего к другому — два пробела. Диалоги не должны имитировать обычный разговорный разговор или использовать короткие однострочные или двухстрочные высказывания. Учащиеся могут использовать любых персонажей по своему усмотрению (например, присяжные, члены семьи за обеденным столом, ваши одноклассники), но вам необходимо глубоко проанализировать проблемы. Им не следует жертвовать глубиной анализа в пользу сообразительности или литературного чутья. Диалоги должны занимать от трех до четырех страниц.Стандартные поля и шрифт Times Roman размером 12 пунктов.

  1. Эссе : Представлял ли суд над Сократом предательство афинских ценностей или Сократ представлял реальную угрозу афинскому городу-государству, которая оправдывала его суд и казнь? Представьте обе стороны аргумента и защитите свой тезис. Вы должны продемонстрировать свое владение ВСЕМИ первоисточниками «Облака » Аристофана, «Евтифрон» Платона , «Аллегория пещеры» Платона, «Апология » Платона и «Критерий » Платона ) путем глубокого анализа соответствующих идей и аргументов; и вам следует использовать избранные вторичные источники (например,г., И.Ф. Stone, Nardo), которые были назначены или которые вы использовали в своем исследовании для испытания.

Эссе должно касаться каждого из следующих вопросов: афинская политика, религиозные традиции, недавняя история (например, Пелопоннесские войны), роль драмы в формировании отношения к Сократу, философия Сократа, представленная Платоном, и проведение судебного процесса. . Студенты также могут использовать биографические данные, содержащиеся в «Апологии », и других источниках. В эссе следует рассмотреть, была ли критика Сократа в городе оправданной, даже если вы не согласны с приговором или суровостью приговора.Обратите внимание, что, в отличие от заключительного заявления, эссе или диалог должны показывать сложность проблемы и представлять конкурирующие точки зрения. Эссе должно быть через два интервала со стандартными полями и шрифтом Times Roman размером 12 пунктов. Эссе должно включать ясный тезис во введении и ясное тематическое предложение для каждого абзаца, который усиливает или развивает аргумент. Ваше эссе должно быть примерно от трех до пяти страниц.

Заключение

Сочетание формата испытания и использования первоисточников в качестве доказательств заставляет студентов тренировать и развивать свои интеллектуальные навыки.Студенты синтезируют сложные идеи из исторических (Фукидид), драматических (Аристофан) и философских (Платон) текстов. Работая как независимо, так и совместно, они анализируют и вырабатывают аргументы и контраргументы, основанные как на исторических свидетельствах, так и на философских рассуждениях. И студенты должны следовать примеру Сократа, излагая свои идеи, пытаясь убедить своих сверстников. Вторая и, возможно, даже более важная причина судебного разбирательства заключается в том, что он одновременно оживляет для студентов исторический кризис Афин, произошедший более двух тысяч лет назад, и мотивирует вечные фундаментальные философские вопросы, которые были блестяще исследованы тогда и продолжают беспокоить нас сегодня.

Совет коллегам-учителям. Пробные роли требуют специализации и рискуют дать студентам лишь частичное понимание как истории, так и философии. Этот риск можно снизить, если (а) познакомить с соответствующими текстами весь класс, (б) поручить учащимся проводить совместные исследования в команде перед назначением судебных ролей (обычно только после того, как они выберут своих свидетелей), и (в) назначить завершающее эссе или диалог, требующий от учащихся выйти за рамки своей роли в испытании и продемонстрировать владение более крупными вопросами и темами, окружающими испытание.

Дополнительные материалы:

Руководящие вопросы по платону Аллегория пещеры :

  1. Как вы думаете, что символизирует пещера и внешний мир?
  2. Кто эти заключенные и почему они скованы?
  3. Какие тени? Что они должны символизировать?
  4. Кто этот заключенный, освобожденный от цепей? Имеет ли в виду Платон кого-то?
  5. Почему он не хочет покидать пещеру? Почему он не хочет возвращаться?
  6. Почему другие заключенные считают того, кто вернулся, чтобы вести их, сумасшедшим?
  7. Что «Аллегория пещеры» говорит об образовании, способах обучения людей и природе знания?
  8. Что говорит аллегория о том, кто должен править государством и почему? Подумайте: как вы думаете, спартанцы сочувствуют критике Платона? Критика Платона антидемократична?
  9. Как вы думаете, «Аллегория пещеры» основана на мрачном или пессимистическом взгляде на человеческую природу?
  10. Считаете ли вы, что «Аллегория пещеры» предлагает осевую возрастную модель искателя, которая воплощает в себе лучшие возможности человека?

Руководящие вопросы по Извинения :

  1. Какую речь, по словам Сократа, он произнесет? Чем его выступление отличается от обычных выступлений в суде? (17a-18a)
  2. Кто первые обвинители Сократа? Как он защищается от них? (18b-20b
  3. В чем миссия Сократа? Как он объясняет, почему он ищет кого-то более мудрого, чем он сам? Что означает обвинение Сократа в атеизме? Как Сократ объясняет растущую враждебность афинян? (20c-23e)
  4. Как Сократ пытается показать, что Мелет противоречил самому себе или выдвигал нелогичные обвинения в нечестии и растлении молодежи? Приводит ли он хорошие аргументы? Как вы думаете, Сократ прямо отвечает на обвинения или уклончив? (24b-29a)
  5. Почему Сократ ссылается на свои военные записи? Как Сократ защищает не только себя, но и свою миссию философствования? Как он утверждает, что, будучи «оводом», он на самом деле приносит пользу Афинам и улучшает их своим философствованием? Как Сократ утверждает, что поставил благополучие Афин выше себя? (29a-33c)
  6. Почему Сократ предпочитает не искать милосердия у суда? В чем он видит свою цель в защите себя перед присяжными? (34c-35d)
  7. Что предлагает Сократ в качестве контрнаказания? Как он защищает это предложение? Это разумно и почему? (35e-38b)
  8. Как Сократ судит Афины после того, как его приговорили к смертной казни? Правильно ли приговор? Почему? (38c-42a)

Руководящие вопросы по книге Аристофана Облака :

Вопросы по участку:

  1. Как в пьесе показано, что Сократ отрицает существование Зевса, вводит новых богинь Облаков в Афины и учит молодого человека, что инцест и избиение отца допустимы?
  2. Почему Стрепсиад обращается к «мысли Сократа»? Почему его сын Фидиппид отказывается?
  3. Как Стрепсиад быстро обнаруживает, что сократический курс обучения выходит далеко за рамки обучения ораторскому искусству в зале суда?
  4. После того, как Фидиппид оказался звездным учеником и прогнал кредиторов своего отца, они вступили в ожесточенный спор.В чем суть аргумента?
  5. Как тогда Фидиппид оправдывает избиение своего отца? Что такое
  6. Стрепсиада
  7. Чем Сократ из Облака (а) отличается от софистов и (б) похож на философа, описанного Платоном?
  8. Чем Сократ из Облака резко отличается от Сократа Аристофана? (Например, Сократ Платона учит людей, как «сделать слабую речь сильнее?»)
  9. Как Сократ из Облака демонстрирует несуществование Зевса? Считает ли он Облака зевсовидными божествами, или они представляют собой отрицание богов и традиционной религии (e.г., туман, воздух)?
  10. Видите ли вы связь между взглядом на облака, подчиняющимся законам природы («необходимость» в противоположность воле или выбору богов), и апелляцией Фидиппида к «естественному» в оспаривании традиционных семейных ценностей (например, защита от побоев? мать и совершает инцест)?
  11. Проявляет ли Сократ из Облака какой-либо интерес к вопросам благочестия и справедливости, темам, которые важны для Сократа Платона?
  12. Как Just Speech, представитель старомодного, традиционного образа жизни в Афинах, побежден Несправедливой речью, которая беззастенчиво прославляет декадентское потакание своим слабостям?
  13. Считаете ли вы, что «Несправедливая речь» является выразителем Сократа Аристофана, или вы видите решающие различия между ними?
  14. Выходят ли просто слова или несправедливые слова за рамки общепринятого мнения или условностей? Преследует ли кто-либо из них познание природы путем обучения?

Руководящие вопросы по критике Аристофаном Сократа:

  1. Как Аристофан приводит серьезный аргумент в пользу того, что Сократ игнорирует или безразличен к основным требованиям политической жизни? (Подумайте, что мы имеем в виду, когда говорим, что чья-то голова витает в облаках…)
  2. Как Аристофан приводит серьезный аргумент в пользу того, что Сократ не знает человеческой души (e.ж., (а) переоценка способности людей мыслить рационально, о чем свидетельствует его готовность раскрыть свои тайные учения невежде Стрепсиаду; (б) забвение силы человеческой любви к семье) и потребность человека в священных богах — в противоположность пустому воздуху?
  3. Как Аристофан приводит серьезный аргумент, что Сократ не знает истины о богах? Обратите внимание: хотя Сократ хочет знать правду о природе вещей, для Аристофана философская речь подобна самим Сократовским облакам: чистая дымка, туман, дым, который не учит нас ничему реальному, ценному или поддерживающему.Возможно, главная ошибка философа состоит в том, что он полагает, что рациональная речь может вести нас к истинам в последней инстанции и обеспечивать адекватное руководство по жизни.

Руководящие вопросы по Евтифрону Платона

  1. Какая настройка для диалога? Почему при дворе и Сократ, и Евтифрон?
  2. Как Сократ пытается удержать Евтифрона от преследования своего отца? Сравните с « Облака » Аристофана, где влияние Сократа заставляет Фидиппида победить своего отца?
  3. Почему Сократа и Евтифрона пытались дать определение благочестия?
  4. Какое первое определение благочестия дает Евтифрон? Как и почему выходит из строя?
  5. Что такое новое определение Евтифрона? Как и почему выходит из строя?
  6. Какое третье определение дает Евтифрон? Объясните центральную дилемму, поставленную вопросом Сократа Евтифрону: любят ли что-то боги, потому что это благочестиво, или что-то потому, что это любят боги? Какое значение имеет этот вопрос для суда?
  7. Обратите внимание, что Сократ переносит акцент с существенного свойства объекта на новую модель объяснения: отношение части (благочестие) к целому (справедливость).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *