Солженицына фото жена – (15 )

Врагам Солженицына помогала жена :: Культура :: Дни.ру

Уходящий год обозначился многими печальными событиями, в частности, уходом из жизни великого Александра Солженицына - диссидента, ученого, общественного деятеля, историка, писателя. Дни.Ру в день рождения Александра Исаевича вспоминают его сложную судьбу.

В возрасте 19 лет, обучаясь в Ростовском государственном университете, Александр Исаевич начал работу над романом "Красное колесо" о Февральской революции. В связи с множеством репрессий, начавшихся уже в военное время, четырехчастная эпопея в первый раз была полностью опубликована на территории России в 1993-м. Во время Второй мировой Солженицын, позднее награжденный орденами Отечественной войны и Красной звезды, стал вести переписку со своим одноклассником Николаем Виткевичем. Письма, заключавшие в себе аллюзии на политику "Пахана", то есть Сталина, скоро были перехвачены, и друзей приговорили к заключению в лагерях по 58-й статье кодекса РСФСР.

Удивительно, как далее складывалась судьба великого писателя. Первая жена Александра Исаевича Наталья Решетовская, с которой он обручился накануне немецкого нападения, в 1940-м,

во время его заключения в 1948-м заочно отказалась от их брака, а Николай Виткевич, восстановленный в комсомоле после девяти лет ссылки, перенял сторону КГБ и стал обличать события, описанные в "Архипелаге ГУЛАГ". Решетовская в течение многих лет после развода писала доносы в правительственные органы, соглашаясь докладывать о тех фактах жизни бывшего супруга, о которых сама, по словам Александра Солженицына, знать не могла – в частности, о его лагерной жизни или школьных годах.

Историки, описывая деятельность противников режима, связывают ее с крайней необразованностью самих "революционеров". В случае с Солженицыным справедливо было бы вспомнить историю декабристов: будущий Нобелевский лауреат всегда учился прилежно, был сталинским стипендиатом и закончил университет с красным дипломом. Составленная Солженицыным и Виткевичем еще во время их переписки резолюция обличала сталинский режим через компаративистский метод – два некогда друга сравнивали его со временем активности крепостного права в императорской России.

После освобождения из лагеря (1958й) Александр Исаевич, воспользовавшись оттепелью, опубликовал в журнале "Новый мир" рассказ "Один день Ивана Денисовича"

, сразу переведенный на многие языки, но в 1963-м ему было отказано в публикации "В круге первом" (как и в получении Ленинской премии), и уже при Брежневе Солженицын потерял всякую возможность печататься. На подходе к 70-м его лишили членства в Союзе писателей. Тогда же, как писал Солженицын в своей статье в "Литературной газете" "Потемщики света не ищут", закрытая травля не утихала: "Да уж настолько я был непереносим для КГБ, что в 1971-м, 9 августа, в Новочеркасске, они прямо убивали меня уколом рицинина, три месяца пролежал я пластом в загадочных волдырях размером с блюдце".

В 1974-м, когда (после публикации в эмигрантском издательстве YMCA и самоубийства одной из доносчиц) был опубликован "Архипелаг ГУЛАГ", Александр Исаевич был выслан из страны. Иными словами, гонения продолжались долго – как и продолжалась неуклонная работа над "Красным колесом". После перестройки Солженицын вернулся из США на территорию бывшего СССР и стал писать о том, что страна возрождается. Посыпалось множество государственных премий, журналистских трений и писательских исканий. В 1998-м Солженицын учредил премию имени себя, а президентом Фонда сделав свою последнюю жену.

3 августа 2008 года Александр Исаевич Солженицын скончался, так и не дожив до публикации 30-томного сборника своих произведений и своего собственного 90-летия.

dni.ru

ХОРОШО ИМЕТЬ ТРОИХ ДЕТЕЙ – Огонек № 45 (4824) от 14.12.2003

К 85-летию Александра Солженицына


ХОРОШО ИМЕТЬ ТРОИХ ДЕТЕЙ

«Мне очень помогает мой младший сын - Степан», - говорит юбиляр. Со Степаном Солженицыным в Нью-Йорке беседует журналист Илья Бараникас

 

В книге («200 лет вместе». - Ред.) огромное количество исторических сносок. И конечно же каждый, кто приступит к чтению, будет как бы обращаться к вам с вопросом: как это делалось, как вы работали?

- ...Помимо источников и помимо предшественников-историков, я постоянно обращался к современникам, тоже размышляющим на эти темы. Живя еще в Вермонте, я лет десять получал журнал «22». Это вообще-то лучший израильский журнал, издаваемый на русском языке. Пишут его наши соотечественники, интеллектуалы, уехавшие туда, но сохранившие связь с Россией. Массу материала я взял от них.

А сбор материалов? Наталья Дмитриевна - моя постоянная помощница во всех работах, в том числе и в этой. Но еще мне очень помогает мой младший сын - Степан. Он очень интеллектуально развит, отзывчив, много читает и за многим следит. И когда я переехал в Россию, а некоторых материалов еще не хватало и сноски многие еще нужно было уточнять, а тут библиотеки в разгроме и не все нужное найдешь, то часто старые издания приходилось искать там, в Америке. Степан это делал и мне доставлял.

- Хорошо иметь троих сыновей - кто-то всегда поможет.

- Да, есть такая поговорка: один сын - не сын, два сына - не сын, три сына - сын.

- Александр Исаевич, вы спорите с сыновьями? И если спорите, то о чем?

- Ну, у нас нет полного единообразия мнений благодаря хотя бы тому, что уже часть жизни прошла у них без нас. Но я бы сказал, что больше единства и понимания, чем споров. Хотя вот они поддразнивают меня: «зеленая партия» нашей планеты.

- Бывает так, что они вас убеждают?

- Конечно, бывает.

Младший из троих сыновей классика - насквозь русский по манере речи и поведения. Впечатление такое, что он всю жизнь прожил в России. Но это впечатление обманчиво: в России Степан Солженицын провел только первые пять месяцев из своих 30 лет. По опыту жизни он чистый американец. Учился в американской школе, получил степень бакалавра в Гарварде и магистра - в Массачусетском технологическом институте; сейчас живет под Нью-Йорком, работает экспертом по энергетике, экологии и градостроительству. Для сослуживцев и соседей он - Стефен, такой же американец, как и они. Старшие поколения о его русском происхождении и знаменитом отце вспоминают нередко, а вот у молодых людей его фамилия не вызывает ассоциаций.

Рождение Степана (он появился на свет в Москве в сентябре 1973 года) совпало по времени с драматическими событиями в жизни его отца. Именно в это время КГБ захватывает тайник с рукописью «Архипелага ГУЛАГ», после чего Солженицын дает сигнал парижскому издательству ИМКА-Пресс, и в конце декабря 1973-го выходит в свет первый том крамольной книги. В феврале 1974 года Александра Солженицына арестовывают, лишают гражданства и высылают из СССР. Солженицын с семьей попадает в Швейцарию, а еще через два года переезжает на постоянное жительство в США.

- Наша жизнь в городке Кавендиш (штат Вермонт) была очень важным периодом в творческой биографии отца. Много лет он трудился над эпопеей «Красное колесо», - рассказывает Степан. - Первые годы нашей жизни там я был еще слишком мал, чтобы осознать значимость того, чем занимался мой отец. Когда мне было 7 - 9 лет, мне трудно было оценить гигантский масштаб отца. Осмысление его роли пришло постепенно.

Я - самый младший в семье, но разница между мной и братьями невелика. Ермолай родился в 1970 году, Игнат - в 1972-м, а я - в 1973-м. Единственный из детей в нашей семье, кто в 70-е годы находился уже в «серьезном» возрасте, - это Дмитрий, наш единоутробный брат, сын мамы от первого брака. Он умер 10 лет назад. Дмитрий во всем был примером для нас, младших, и нам не хватает его в нашей взрослой жизни.

Что касается отца, то духовная близость с ним была у нас всегда и сохранится до конца наших дней. Равно как и с мамой. Мы вообще очень сплоченная семья. Я бываю в Москве раз пять в году, останавливаюсь почти всегда у родителей, и с Ермолаем тоже вижусь каждый раз, даже если приехал совсем ненадолго. Он живет в Москве, работает в консалтинговом бизнесе. Ну а с Игнатом мы видимся чаще, поскольку он, как и я, живет в Америке - в Филадельфии. Он и концертирующий пианист, и дирижер Филадельфийского камерн

www.kommersant.ru

Жена Солженицына: shlyahtich — LiveJournal

C первого взгляда Александр Исаевич конечно идиот - провалил и испортил все что мог, после чего стал писать "как нам обустроить россию" как абстрактный философский трактат. Вместо того что бы остановиться на паре пунктов, стал рассуждать о пользе местного самоуправления и прочей чепухи. Люди ждали такого содержания:

  1. Россия была оккупирована иностранными силами.
  2. Для восстановления независимости необходимо восстановить самоуправление:
  3. К управленческим должностям допускать только этнически русских.
  4. Для занятия любой должности на госслужбе необходимо закончить соответствующий институт и иметь опыт работы.
  5. Все лица запятнанные сотрудничеством с оккупационным режимом и члены их семей подвергаются ссылке с запретом проживания в крупных городах, запретом на работу в госструктурах и запретом приближаться к зданиям государственных и образовательных структур ближе чем на 500 метров. Их имущество конфискуется.

Все. Остальное дело техники. Но Александр Исаевич решил усидеть на двух стульях - и восстановить Россию и с Ельциным в баньке попариться.

Но если немного подумать, то Солженицын - единственная попытка попытки сопротивления коммунистической оккупации изнутри и единственная историческая альтернатива тому убожеству, что управляет страной сейчас. Очевидно, что с этой целью его и выращивали при советской власти - и по этому же сам советский народ испугался такой возможности в 90-ых. И сам он прожил жизнь свободного русского человека, дал нам живой пример.

Попробуйте просто представить себе Солженицына на посту президента России. Россия была бы национальным государством, раза в два больше по территории и заметно выше по уровню жизни. Демократический строй и компетентное управление обеспечили вес в международных отношениях статус уж получше Польши. А там глядишь можно было бы и требовать официального статуса колонии или хотя бы вхождения в Содружество. Но триста миллионов единогласно выбрали "мочить в сортире", и политический статус мирового изгоя вымаливающего на коленях покровительство у Никарагуа - умолять даже Белоруссию уже не положено по статусу. Таков итог двадцати лет советской самостийности.

Так образ Солженицына получил завершенность - начав как совок он и оставил после себя совок, как моллюск оставляет лишь пустую раковину. Что осталось после смерти, каково наследие? Архипелаг ГУЛАГ - вылинял и потерял актуальность вместе с людьми для которых был написан, остальные книги так же умерли с совком из-за своей злободневности, "как нам обустроить Россию" или "красное колесо" это саморазрушающиеся тексты, мысли погибшие под собственными обломками. Солженицына пустили на телевидение что бы окончательно закрепить образ - осмеять и навсегда вычеркнуть в небытие из родного советского мира. Именно так закончилась борьба русских с совком. Так началась "Жена Солженицына" поставившая целью своей жизни окончательно доказать что ничего небыло, ни Солженицына, ни русских, ни совка - все было как есть, так было и так будет, не рыпайся Ваня.

На днях знаменитая антисоветчитца добилась увольнения историка Владимира Волкова за антисоветские высказывания в адрес советского учебника истории.

Проблема не в том, что "советский правозащитник избивает подзащитных", а в том что

salery - ученый с мировым именем, ставший бы в США миллионером за месяц - придавал всей авантюре хотя бы формальную видимость приличия своим сотрудничеством с совками, но люди пошли на принцип - "мы дрянь и требуем соответствующего к себе отношения!"

Что остается нам как потомкам? Только надеяться что совки наконец перейдут на самообслуживание и перестанут требовать что-то от нас.

shlyahtich.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *