Социально политическая жизнь: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Молодежь в общественно-политической жизни общества | СГУ

Целью курса «Молодежь в общественно-политической жизни общества» формирование у студентов общего представления о системе гражданского и патриотического воспитания на основе систематизации научного знания о молодежи, ознакомления с развитием социально-философской, исторической мыслью, деятельностью политических и социальных  институтов. Данный курс предполагает:

- раскрыть базовые теоретические подходы и перспективы развития гуманитарных, естественных и социальных наук о развитии гражданских и патриотических идей;

- представить основные понятия социальных наук, современного законодательства, государственной молодежной политики в развитии и взаимосвязи с гражданским и патриотическим воспитанием;

- представить характеристики положения молодежи в современном обществе и основные проблемы формирования патриотических чувств;

- сформировать научные представления о гражданском и патриотическом воспитании молодежи как общественном явлении и целенаправленном педагогическом процессе, о системном подходе к организации работы с молодежью;

- сформировать гуманистические установки по отношению к молодежи и процессу гражданского и патриотического воспитания.

Дисциплина «Молодежь в общественно-политической жизни общества» входит в базовую часть Блока  1 «Дисциплины», предназначена для подготовки бакалавров по направлению «Организация работы с молодежью». Является дополнением, предшествующим дисциплинам (Введение в специальность, Социология), поэтому данный курс предполагает наличие у обучающихся определенных базовых знаний основных понятий и категорий, относящихся к молодежи как к демографической группе, процесса социализации молодежи.

Общая трудоемкость дисциплины составляет 6 зачетных единиц 216 часов.

В результате изучения данной дисциплины должны быть сформированы следующие компетенции: способностью взаимодействовать с различными социальными структурами и институтами общества по вопросам выработки и реализации молодёжной политики (ПК-8).

В результате освоения дисциплины  «Молодежь в общественно-политической жизни общества» обучающийся должен:

Знать  основные ключевые политические понятия; Сущность и этапы политической социализации молодежи; характер и динамику политического сознания современной российской молодежи; основные формы политического поведения современной российской молодежи.

Уметь  оперировать основными категориями политики; сопоставлять молодежные общественно-политические организации и объединения по целям и характеру деятельности, идеологии.

Владеть технологией вторичного анализа социологических и статистических данных о месте и роли молодежи в политическом процессе; технологиями активизации политического участия молодежи.

Гражданская и политическая вовлеченность молодежи и глобальная гражданственность

За последние 20 лет многие комментаторы указывали на наличие кризиса гражданского и политического участия молодежи, которая пользуется своим правом голоса в ходе национальных выборов реже, чем представители старших поколений. Кроме того, в последние десятилетия во многих странах наблюдается падение явки молодежи в ходе национальных выборов. Из этого можно сделать вывод о том, что будущее демократии находится под угрозой, поскольку участие человека в политической деятельности в более позднем возрасте обусловлено привычками, усвоенными в юности, а нынешняя молодежь — это взрослое население завтрашнего дня.

В другой своей публикации я предлагал альтернативный вариант прочтения данных тенденций1. Во-первых, совершенно очевидно, что падение процента голосующей молодежи наблюдается далеко не во всех странах — оно наиболее характерно для западных демократий. Во-вторых, гражданское и политическое участие принимает самые разнообразные формы. Так, можно участвовать в таких выборных процессах, как собственно голосование, попытки убедить других в необходимости голосовать за определенных кандидатов или деятельность в поддержку политических партий. Это всё традиционные форматы участия в политической жизни. Но существуют также и нетрадиционные форматы — например, участие в политических демонстрациях, протестах и маршах, подписание петиций, написание статей или ведение блогов на политические темы, а также популяризация и распространение подобных материалов в социальных сетях. Другие варианты подразумевают непосредственно предоставление помощи нуждающимся, решение проблем местного сообщества или сбор средств на благотворительные цели.

Данные форматы участия правильнее назвать гражданскими, нежели политическими, поскольку они не имеют прямого отношения к политике.

Во многих демократических государствах интерес молодежи к участию в традиционных форматах политической деятельности действительно демонстрирует тенденцию к снижению, однако результаты исследований четко указывают на то, что большое число молодых граждан активно вовлечено в нетрадиционные и гражданские виды активности в своих странах. Если в прошлом вопросы, вызывавшие у молодежи беспокойство, побуждали молодых людей к действию в виде голосования за определенных кандидатов или написания обращений к своим выборным представителям, сегодня подобные вопросы могут решаться путем потребительских акций, протестов и демонстраций, а также посредством активности в социальных сетях, сбора средств на благотворительность или волонтерской работы на уровне местных сообществ.

Еще одна нынешняя черта молодежного политического и гражданского участия — сосредоточенность на конкретных вопросах.

Чувство разочарования в традиционных политических процессах и политиках и циничное к ним отношение побуждает многих молодых граждан сосредоточить свою энергию на отдельных проблемах или целях, имеющих для них первостепенное значение. К проблемам, повсеместно привлекающим внимание молодежи, относятся — на общемировом уровне — глобальное потепление, загрязнение окружающей среды, рост глобальной нищеты, использование в развивающихся странах низкооплачиваемого труда, алчность мультинациональных корпораций и права человека, а также — на местном уровне — использование граффити в качестве средства политической и гражданской борьбы, уличная преступность, проблемы с транспортом и уборкой мусора и наличие инфраструктуры, ориентированной на молодежь.

Это сочетание обеспокоенности глобальными и местными проблемами было выявлено в рамках масштабного исследовательского проекта при финансовой поддержке Европейской комиссии под названием «Процессы, оказывающие воздействие на организацию и участие в демократических движениях» (Processes Influencing Democratic Ownership and Participation, PIDOP), которым я руководил в 2009—2012 гг.

2 В рамках проекта были опрошены молодые люди в возрасте от 16 до 26 лет — представители 27 национальных и этнических групп, проживающих по всей Европе. Исследователи пришли к выводу о том, что респонденты зачастую предпочитают не связываться с традиционными политическими процессами, поскольку чувствуют, что их голос игнорируется политиками и что они не располагают ресурсами или компетенциями, необходимыми для политического участия. Кроме того, по мнению участников исследования, традиционные форматы политического участия неэффективны в деле достижения настоящих перемен.

В то же время интерес респондентов к глобальным проблемам, особенно к тем, которые касались их напрямую и воспринимались как имеющие существенное для их жизни значение, зачастую был выражен весьма ярко. По этой причине представляется возможным оспорить утверждения о наличии кризиса вовлеченности молодежи в гражданскую и политическую жизнь якобы из-за апатии и отчужденности подрастающего поколения. Наоборот, сегодняшняя молодежь, скорее, склонна направлять усилия на решение конкретных важных для нее проблем, прибегая при этом к альтернативным методам участия, отличающимся от тех, что использовали предыдущие поколения.

Несмотря на вышесказанное, не следует делать слишком упрощенных обобщений на основе исследовательских материалов западных демократических государств — а именно там проводилось и проводится наибольшее количество подобных исследований. Жизнь молодежи, волнующие ее проблемы и форматы политического и гражданского участия, доступные ей, зачастую существенно различаются в зависимости от страны проживания. Более того, эти параметры значительно разнятся и в пределах отдельно взятой страны.

Различия между странами коренятся в специфических исторических, экономических и культурных особенностях жизни местной молодежи, а также в устройстве национальных политических институтов. Так, значение, придаваемое молодежью традиционным форматам участия в политической жизни, оказывается ниже в странах с устоявшимися демографическими традициями и выше — в странах, в которых традиционные демократические институты и формы участия развивались на протяжении последних 30 лет. Политические знания и вовлеченность молодежи также выше в более экономически развитых странах.

Кроме того, в зависимости от своего устройства, политические институты могут как предоставлять разнообразные возможности для вовлечения молодежи, так и подавлять, ограничивать или вовсе не допускать таких возможностей. Наконец, каждая страна характеризуется собственными специфическими культурными и политическими особенностями, которые также влияют на вовлеченность молодежи.

Существенно варьируется политическое и гражданское участие молодежи и в границах отдельно взятых стран. Например, граждане с более высоким социоэкономическим статусом, как правило, демонстрируют более высокий уровень вовлеченности; мужчины с большей долей вероятности голосуют на выборах, а также принимают участие в противоправных действиях, таких как нанесение граффити политического содержания, в то время как женщины более охотно участвуют в социальной и природоохранной деятельности; в том, что касается различных видов волонтерской деятельности, этнические меньшинства более склонны принимать участие в мероприятиях, напрямую затрагивающие их общины, чем этническое большинство.

Подобные расхождения внутри стран связаны и с социальными факторами. Чрезвычайную важность представляет родительское поведение. Например, у родителей, которые сами принимают участие в протестах, с большей долей вероятности тем же будут заниматься и дети, а подростки, родители которых интересуются политикой и социальной тематикой, также демонстрируют высокую степень подобного интереса. В числе прочих значимых социальных факторов — отношения в группах сверстников, поскольку чувство солидарности со сверстниками имеет большое значение для принятия подростками гражданских и политических ценностей. Членство в молодежных организациях и участие в работе организаций, создающих необходимые условия для таких видов деятельности, как публичные выступления, дебаты и общественные работы, также предопределяют уровень политической активности молодежи на годы вперед.

Не менее важно и школьное образование. Там, где школы не препятствуют обсуждению учениками этических, социальных, гражданских и политических вопросов, разрешают дискуссии на острые темы, поощряют выражение собственного мнения и диалог с целью изучения разнообразия взглядов, ученики демонстрируют более высокий уровень политической заинтересованности, доверия и знания. Это, в свою очередь, повышает вероятность их голосования на выборах в будущем. Не менее полезным для вовлечения учеников является и функционирование самих школ на основе демократических принципов, с предоставлением школьникам возможностей участвовать в процессах принятия решений — например, через представителей класса, ученические советы и представительство учеников в рабочих группах3.

Дополнительной мерой по улучшению образовательных процессов является применение специализированных учебных планов, направленных на развитие компетенций, необходимых для гражданского и политического участия молодежи. Подобные учебные планы ориентированы на развитие не только знаний и умений учеников, но и их ценностей, позиций и навыков критического мышления, с тем чтобы дать им возможность в будущем стать эффективными самостоятельными субъектами гражданской и политической деятельности. Компетенции, на которые следует сделать упор для достижения этой цели, включают знание и понимание политических процессов, аналитическое и критическое мышление, воспитание гражданственности, ответственности, эмпатии, навыков общения и сотрудничества, а также демократических ценностей

4. Для развития подобных компетенций можно использовать широкий набор педагогических методик, включая групповое, проектное обучение и обучение в рамках социальных проектов.

Те же компетенции потребуются подросткам и для эффективных действий по решению важных для них мировых вопросов, включая глобальное потепление, загрязнение окружающей среды, глобальную нищету и права человека5. Однако в этом случае гражданская позиция — т. е. забота о других людях и чувство гражданского долга — должна принимать глобальную форму в виде заботы о всем человечестве в целом и о планете6. Именно эта забота о глобальном, а не только местном сообществе, является весьма положительной чертой гражданской и политической вовлеченности многих современных молодых людей.

Область изучения проблематики глобальной гражданственности по-прежнему находится на этапе становления. Однако исследования в этом направлении уже выявили, что молодые люди с четко выраженной глобальной гражданской позицией с большей вероятностью:

  • вовлекаются в межкультурные контакты, сотрудничество, взаимодействие и диалог;
  • проявляют толерантность к культурным различиям и ценят многообразие культур;
  • осознают важность глобальных прав человека и гуманитарных потребностей, и готовы участвовать в оказании международной гуманитарной помощи;
  • обеспокоены состоянием окружающей среды и принимают участие в экологических акциях.

Результаты исследований также указывают на то, что школам необходимо принять ряд мер с целью повышения глобальной ответственности учеников и их вовлеченности в глобальные гражданские инициативы.

К таким мерам относятся следующие.

  • Закрепление мотивации школьников путем предоставления им возможностей для исследований, доступа к информации и развития критического мышления применительно к мировым проблемам, с которыми они уже сталкивались.
  • Использование учебных планов для развития компетенций, необходимых для вовлечения учеников в эффективную и допустимую деятельность по решению глобальных вопросов; применение наиболее подходящих педагогических методик для развития подобных компетенций.
  • Предоставление ученикам возможностей для применения полученных компетенций на практике (т. е. для практического применения принятых ими ценностей и позиций, а также развитых умений, знаний и навыков критического мышления) в том, что касается глобальных вопросов.
  • Предоставление ученикам возможностей для межкультурных контактов в классе и вне школы, а также поощрение использования интернета для межкультурной коммуникации и развития навыков уважительного общения.

Сегодня гражданская и политическая вовлеченность молодежи несомненно претерпевает кардинальные перемены. Однако результаты исследований на эту тему дают почву для оптимизма — даже несмотря на то, что национальные образовательные системы не всегда демонстрируют эффективность в деле поддержания и развития глобальных компетенций и глобального вовлечения молодых людей.

 

Примечания

  1. Martyn Barrett and Dimitra Pachi, Youth Civic and Political Engagement (London, Routledge, forthcoming).
  2. Processes Influencing Democratic Ownership and Participation (PIDOP), European Commission, 7th Framework Programme. http://www.pidop.surrey.ac.uk/.
  3. Данные получены в ходе масштабных сравнительных исследований в рамках международных проектов CIVED и ICCS, проведенных Международной Ассоциацией по оценке учебных достижений (IEA). http://www.terpconnect.umd.edu/~jtpurta/ and http://www.iea.nl/iccs (на англ. яз.).
  4. Council of Europe, Competences for Democratic Culture: Living Together as Equals in Culturally Diverse Democratic Societies (Strasbourg, Council of Europe Publishing, 2016). http://www.coe.int/en/web/education/competences-for-democratic-culture.
  5. Organisation for Economic Co-operation and Development (OECD), Global Competency for an Inclusive World (Paris, 2016). https://www.oecd.org/education/Global-
    competency-for-an-inclusive-world.pdf.
  6. Οрганизация Οбъединенньιх Ηаций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Воспитание глобальной гражданственности: темы и цели обучения (Париж, 2015). http://unesdoc.unesco.org/images/0023/002329/232993r.pdf.

Общественно-политическая жизнь в республике (часть 1)

Окончание Великой Отечественной войны вызвало подъем общественного са­мосознания и ожидание перемен к лучшему. Общественная жизнь первых послево­енных лет была пронизана пафосом Победы. 26 июня 1945 г. в Москве состоялся Парад Победы. Мирная жизнь постепенно входила в привычное русло. Население возвращалось из эвакуации, шла демобилизация армии, восстанавливались раз­рушенные города и села.

Победа в Великой Отечественной войне укрепила авторитет Советского госу­дарства и социалистической идеи. Практически сразу после войны были определе­ны основные тенденции внутренней и внешней политики, которые консервировали сложившиеся в довоенных условиях отношения.

Особое место в общественно-политической жизни страны послевоенного перио­да занимала идеология, характерными чертами которой в послевоенный период являлись национально-патриотические мотивы, культ вождя. В республике массо­выми тиражами издавались сочинения Сталина на русском и финском языках, ве­лась широкая пропаганда идей марксизма-ленинизма, преимуществ социалисти­ческого строя. Такой пропагандой занимался большой отряд политинформаторов, пропагандистов, агитаторов. Только агитаторов в 1948 г. насчитывалось свыше 12 тыс. человек. К политической работе в массах были привлечены члены созданно­го в мае 1947 г. республиканского отделения Всесоюзного общества по распростра­нению политических и научных знаний.

Идеологическая деятельность партии, безусловно, мобилизовывала трудящих­ся на решение труднейших задач восстановления и развития народного хозяйства, но в то же время сохранялся жесткий контроль над духовной жизнью общества. Монополия партии на средства массовой информации позволяла дозировать круг сведений, доводящихся до рядовых тружеников. В сентябре 1945 г. СНК КФССР утвердил Положение о Главном управлении по делам литературы и издательств ("Главлит"), которое получило широкие полномочия по запрещению издания и распространения произведений печати, "содержащих материалы и взгляды, направ­ленные против существующего в СССР социалистического строя и политики партии и правительства, разглашающих военные и государственные тайны". Цензура распространялась на деятельность всех газет и журналов, библиотек, музеев, дру­гих учреждений культуры.

В июле 1947 г. была усилена уголовная ответственность за разглашение госу­дарственной тайны и утерю документов, содержащих тайну. Совершенно секрет­ными объявлялись даже такие сведения, как численность населения, количество бра­ков и разводов, планы развития физкультуры и спорта. Ужесточение секретности касалось деятельности партийных органов, различных учреждений и организаций.

Постановлением бюро ЦК КП(б) КФССР от 30 октября 1947 г. вводились письмен­ные обязательства для работников партийных организаций о неразглашении сек­ретных и служебных сведений. Кроме того, в анкете требовалось указать наличие родственников и знакомых, связанных с иностранцами или выехавших за грани­цу. В целях изоляции советских граждан в 1947 г. принимается решение, запреща­вшее браки с иностранными лицами. Подозрительным оставалось отношение к лю­дям, находившимся во время войны на оккупированной территории республики. К "началу 1947 г. на бюро ЦК КП(б) было рассмотрено 111 дел коммунистов, остава­вшихся на оккупированной территории, из них исключено из партии 94 человека1.

Не претерпела сколько-нибудь значительных изменений политическая система. Ведущей политической силой оставалась партия. Партийная организация респуб­лики быстро восстановила и увеличила свои ряды. Уже к 1949 г. число первичных партийных организаций в Карелии возросло по сравнению с довоенным 1940 г. в 1,5 раза. В конце 1950 г. в республике работало 1500 первичных парторганизаций и кандидатских групп, в которых состояло на учете 17,2 тыс. коммунистов. Возоб­новился регулярный созыв партийных собраний и активов, пленумов партийных комитетов, однако в жизни партии по-прежнему процветали формализм, подмена государственных и хозяйственных органов. Практически отсутствовал принцип выборности, и подавляющее большинство партийных работников было кооптиро­вано в руководящие органы.

С окончанием войны началась перестройка государственного аппарата: изме­нились структура, полномочия, формы и методы деятельности государственных ор­ганов в центре и на местах, были упразднены чрезвычайные и другие органы вла­сти, вызванные потребностями военного времени. Несколько ослабла жесткая централизация управления, восстанавливались нарушавшиеся в годы войны прин­ципы выборности в органы власти на местах.

В феврале 1946 г. состоялись первые послевоенные выборы в Верховный Совет СССР, в феврале 1947 г. - выборы в Верховные Советы республик, а в декабре 1947 г. - в местные Советы депутатов трудящихся. В 24 районных, 12 городских, 3 район­ных Совета г. Петрозаводска, 245 сельских и 17 поселковых Советов республики было избрано 4050 депутатов, из них члены и кандидаты в члены партии составля­ли 45,7%2. Состоявшаяся в апреле 1947 г. первая сессия избрала Президиум Верхов­ного Совета и образовала правительство республики. Председателем Президиума Верховного Совета КФССР был вновь избран О.В. Куусинен (в этой должности - до 1957 г.), председателем Совета Министров назначен П.С. Прокконен (а после окончания Высшей партийной школы при ЦК ВКП(б), с 1950 по 1956 гг., - вновь председатель Совета Министров республики, в 1956-1979 гг. - председатель Пре­зидиума Верховного Совета КАССР).

Советы сосредоточили внимание на восстановлении и дальнейшем развитии экономики и культуры республики, решении социальных вопросов. Однако вскоре верх вновь стали брать испытанные в чрезвычайных условиях методы партийного диктата, прямой подмены парторганами Советов и их исполкомов. Партийные орга­низации определяли повестку дня и сроки проведения сессий Советов, выдвигали кандидатов в депутаты, осуществляли подбор и расстановку советских кадров. Депутаты слабо привлекались к подготовке сессий, все больше превращающихся в расширенные ведомственные совещания. Обсуждение проблем на сессиях носило формальный характер, а критические замечания депутатов игнорировались.

Беспрерывно шел процесс создания и упразднения новых ведомств, росла численность управленческого аппарата. В 1946 г. была разработана новая система номенклатурных должностей, которая формировалась с учетом таких критериев, как партийность, национальность, социальное происхождение, образовательный уровень. Одним из важнейших качеств работника считалось беспрекословное ис­полнение директив, исходящих свыше.

В начале 1948 г. в номенклатуру ЦК КП(б) республики входило 1335 должнос­тей в госаппарате и общественных организациях, а в номенклатуру горкомов и райкомов партии - 7150 должностей, из них карелы, финны и вепсы занимали со­ответственно 25 и 30% должностей. В национальных районах республики карелы, финны и вепсы составляли 68% среди руководящих работников.

По-прежнему велика была роль органов внутренних дел и госбезопасности. В их компетенцию официально входило не только обеспечение государственной без­опасности, охрана общественного порядка и социалистической собственности, но и управление автомобильным транспортом, шоссейными и грунтовыми дорогами, лагерями ГУЛАГа, руководство переселенческим делом, органами ЗАГСа и архи­вами и т. д.

Были предприняты попытки оживить деятельность общественных организаций. 23-24 октября 1948 г. в Петрозаводске состоялась первая межсоюзная конференция профсоюзов Карелии, на которой присутствовало ПО делегатов, представлявших 113 тыс. членов профсоюзов республики (80% рабочих и служащих). Конференция избрала республиканский совет профсоюзов и его председателя Н.И. Бесперстова.

Комсомольская организация республики выросла за послевоенную пятилетку втрое и насчитывала в 1951 г. около 30 тыс. человек. На предприятиях, в строитель­стве, на транспорте были созданы комсомольско-молодежные бригады, стремившие­ся к достижению высоких показателей в работе. Регулярно проводились республи­канские слеты пионеров. Первый такой слет прошел в г. Петрозаводске 19-20 августа 1945 г.

Государственную церковную политику послевоенных лет при всей ее непосле­довательности можно охарактеризовать как политику религиозного возрождения в СССР. Постановлением СНК СССР 22 августа 1945 г. патриархии, епархиаль­ным управлениям и приходским общинам предоставлялось право юридического лица: они могли открывать финансовые счета, заключать сделки, покупать строе­ния, создавать предприятия.

В июле 1945 г. было зарегистрировано православное религиозное объединение Екатерининской церкви в г. Петрозаводске. В 1946 г. прошли регистрацию еще две православные общины - Успенской церкви в г. Олонце и Никольской церкви в г. Сортавале. В 1947 г. открылись церкви в пос. Соломенное, в с. Великая Губа Заонежского района и с. Паданы Сегозерского района. К 1950 г. в республике насчи­тывалось 9 церквей, 15 служителей культа. Начавшееся в годы войны улучшение отношений между церковью и государством нашло свое продолжение в роспуске в 1947 г. Союза воинствующих безбожников, существовавшего в Карелии с 1925 г. Функции антирелигиозной пропаганды перешли к Всесоюзному обществу по рас­пространению политических и научных знаний. Оживление религиозной жизни в республике было связано также с притоком значительного числа переселенцев из других регионов страны. В республике сложились 3 обособившиеся группы люте­ран (в г. Петрозаводске и п. Чална Пряжинского района), которые позднее, в 60-е годы, объединились. Заметно увеличилось количество крещений детей и отпеваний умерших, престольные праздники отмечались массовым посещением церквей.

Однако наряду с послаблениями в церковной политике сохранялось недоверие к служителям церкви, стремление ограничить их влияние на население. В 1946 г. за­крываются 3 церкви и 2 часовни. Из 29 ходатайств об открытии церквей, поступи­вших в местные органы власти с января 1947 по сентябрь 1949 г., было удовлетворено лишь 3. Отклонены ходатайства верующих об открытии церквей в г. Беломорске, не­смотря на более чем 500 подписей, Пудоже - 119 подписей, селах Пряже, Нюхче и др.

С 1948 г. власти вновь стали запрещать молебствия на полях, крестные ходы из села в село. В 1953 г. митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, ис­полнявший обязанности епархиального архиерея Олонецкой епархии, обратился к патриарху Московскому и всея Руси Алексию с жалобой на местные власти Каре­лии, которые категорически, под страхом лишения регистрации, запрещали слу­жителям религиозного культа выезжать по просьбе верующих для исполнения об­рядов в те районы, где не было действующих храмов.

Спустя два-три года после окончания войны четко обозначился рост крити­ческих настроений людей, связанный с откладыванием решения социальных про­блем, ухудшением ситуации на потребительском рынке. Все чаще на партийных, колхозных собраниях, лекциях поднимались острые вопросы: "Будут ли голосовать репатриированные граждане?", "Почему наше правительство оказывает помощь другим странам, не обеспечив запаса внутри страны?", "Что рентабельнее для на­шего государства, колхозы или совхозы?", "Почему в одном и том же районе суще­ствуют разные нормы питания для рабочих?", "Почему не дают молока всем рабо­чим совхоза, а только администрации?" и др.

Растущее недовольство отражало назревшую в обществе необходимость реше­ния ряда острых проблем, однако вместо принятия соответствующих конкретных решений правящий режим решил вновь начать кампанию против "врагов" наро­да. Кроме политических причин возобновления репрессий существовали и эконо­мические причины. Значительную часть рабочей силы, причем весьма дешевой, со­ставляли заключенные. Хотя в мае 1947 г. Совет Министров СССР по ходатайству правительства Карелии освободил 3788 спецпоселенцев (раскулаченных) и, таким образом, категория "бывших кулаков" на территории республики перестала суще­ствовать, будучи уравнена в правах с остальными гражданами, тем не менее в Ка­релии на спецпоселении оставались "власовцы", "немцы" и некоторые другие ка­тегории спецпоселенцев. В первые послевоенные годы применялся в республике и труд военнопленных. Силами заключенных и спецпоселенцев МВД только за два года послевоенной пятилетки из общего объема капитальных работ, предусмотрен­ных пятилетним планом, было выполнено 40% работ3.

С 1948 г. волна репрессий усилилась. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля политические осужденные практически лишались перспективы выйти на свободу и по отбытии срока направлялись в ссылку на поселение. В на­чале 1950 г. была восстановлена отмененная в 1947 г. смертная казнь. Росло число привлеченных к уголовной ответственности в республике: в 1948 г. - 10 580 чело­век, в 1949 г. - 11 606, 1950 г. - 13 751 человек. Наибольшее число среди осужден­ных (около 1/3) составляли лица, привлеченные к уголовной ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. (за прогулы и са­мовольный уход с предприятий, учреждений). При этом имели место частые факты привлечения к уголовной ответственности людей, находившихся в больнице, не подлежащих мобилизации по трудовой и гужевой повинности в связи с преклон­ным возрастом, и т. п.

Широкое распространение подобная практика получила в колхозах республики. Неправомерные действия местных властей в отношении председателей колхозов выну­дили бюро ЦК КП(б) республики принять в августе 1947 г. постановление "О меропри­ятиях по ликвидации недопустимых фактов частой сменяемости и необоснованной от­дачи под суд председателей колхозов", в соответствии с которым председатели колхозов могли привлекаться к судебной ответственности только с санкции прокурора респуб­лики, а их дела рассматривались в Верховном суде республики. Однако постановле­ние практически не "работало". В 1952 г. Президиум Рыбакколхозсоюза направил в прокуратуру республики материалы о привлечении к уголовной ответственности 37 председателей рыболовецких колхозов из 70 имевшихся в республике. В Беломор­ском районе к уголовной ответственности были привлечены 10 из 11 председателей ры­боловецких колхозов за различные нарушения Устава сельскохозяйственной артели, порядка обязательных поставок продукции сельского хозяйства государству.

Ужесточились и меры по фактам хищения государственного и общественного имущества, за которое следовало заключение на срок от 2 до 25 лет. Дело доходило до таких случаев, когда требовалось вмешательство прокуратуры. В 1948 г. проку­рор республики опротестовал факт осуждения двоих несовершеннолетних к 10 го­дам заключения в исправительно-трудовых лагерях за кражу нескольких штук кор­мового турнепса с совхозного поля.

Конец 40-х - начало 50-х гг. ознаменовались новыми политическими процес­сами против "врагов народа": именно тогда были сфабрикованы "ленинградское дело", "дело врачей" и др. Проводились чистки партийных, советских органов, хозяйственных организаций.

10 января 1950 г. ЦК ВКП(б) принял постановление по отчету ЦК КП(б) КФССР. Недостатки в работе партийной организации республики (низкий уровень крити­ки и самокритики, отсутствие коллегиальности, круговая порука, неудовлетвори­тельное руководство массово-политической работой и т. д.) послужили предлогом для осуществления "чистки кадров". Первый секретарь ЦК Компартии республики Г.Н. Куприянов был освобожден от работы, из состава бюро ЦК выведены В.М. Виролайнен, Н.И. Бесперстов, В.И. Васильев, И.В. Власов, А.И. Малышев, А.А. Трофимов, Н.И. Крачун, А.И. Башкуров. Первым секретарем ЦК КП(б) из­бран А.А. Кондаков, а через несколько месяцев, в сентябре 1950 г., - А.Н. Егоров, находившийся на этом посту до августа 1955 г.

В марте 1950 г. Г.Н. Куприянов был арестован по ложным показаниям в связи с "ленинградским делом". Ему были предъявлены обвинения во "вредительстве" - в привлечении на лесозаготовки рабочих из других отраслей хозяйства, переселении в Карелию в 1949 г. ингерманландских финнов и др. Г.Н. Куприянов был осужден по ст. 58 УК на 25 лет исправительно-трудовых лагерей, а после сокращения срока в 1954 г. - на 10 лет. Реабилитирован в 1956 г.

В апреле 1950 г. решением бюро ЦК партии республики было прекращено орга­низованное переселение ингерманландцев в Карелию, начавшееся в конце 40-х гг., когда в республику прибыло около 21-22 тыс. человек4. Теперь "как политически неблагонадежные и социально-опасные элементы" ингерманландцы в трехмесяч­ный срок выселялись из пограничных районов в непограничные. Так, из Кестеньгского, Ругозерского и Калевальского районов было переселено 50 семей; а из Питкярантского, Сортавальского и Куркиёкского районов - 100 семей ингерманландцев. Маховик репрессий раскручивался, и только смерть Сталина остановила его, завершив целую эпоху в жизни страны.

Первые месяцы после смерти вождя в обществе царила растерянность, многих охватила глубокая искренняя скорбь. В ЦК хлынул поток соболезнований и пред­ложений по увековечению памяти Сталина. От имени ЦК Компартии Карело-Фин­ской ССР было направлено письмо первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву с просьбой о присвоении имени Сталина Зарецкому району г. Петрозаводска и Онеж­скому машиностроительному заводу, а также об установке в г. Петрозаводске па­мятника Сталину. Ни одно из поступивших предложений не было принято. По не­гласному решению Политбюро вскоре после смерти Сталина его имя постепенно стало исчезать со страниц прессы без каких-либо объяснений.

Освобождение от наиболее жестких форм сталинизма началось после июльско­го (1953 г.) пленума ЦК партии с восстановления законности и правопорядка (с учетом условности данных терминов для того времени). Были ликвидированы все внесудебные органы, восстановлен в своих правах и усилен прокурорский надзор. В 1955 г. Министерство госбезопасности преобразовано в соответствующий коми­тет при Совете Министров СССР с одновременной значительной заменой кадров. В Карелии общая численность КГБ была сокращена на 20%, уничтожено около 6 тыс. архивных дел на бывших агентов, завербованных в свое время без конкретной цели, пересмотрены все дела оперативного учета и сдано в архив 1468 дел, заведенных по непроверенным и малозначительным материалам, уничтожено более тысячи архив­ных дел по той же причине со снятием с учета 1615 человек. Однако факты необосно­ванного привлечения граждан к уголовной ответственности изживались с трудом. В 1954 г. количество незаконно арестованных в республике увеличилось по сравне­нию с 1953 г. более чем в 2 раза.

Другим важным шагом нового руководства стала реабилитация жертв поли­тических репрессий 1930-1950-х гг. Первый этап реабилитации (с марта 1953 г. по февраль 1956 г.) проходил в основном негласно. В марте-октябре 1954 г. республи­канская комиссия пересмотрела следственные дела на 873 человека. Было полнос­тью реабилитировано 73 человека, 160 сокращены сроки наказания, амнистирова­но по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. 124 человека, состав преступления переквалифицирован 28 лицам. Приговор оставлен в силе для 478 человек5. Реабилитация в первую очередь коснулась тех, кто был расстрелян, умер в лагерях и ссылках. В 1955 - начале 1956 гг. посмертно реабилитированы в судебном порядке проходившие по так называемому "делу Гюллинга Э.А." руко­водящие деятели республики: Э.А. Гюллинг, Г.С. Ровно, Н.В. Архипов, В.Т. Гу­рьев, И.А. Вихко, Я.Ф. Мяки, Ф.Е. Поттоев, Н.А. Ющиев, В.К. Форстен и др.

Массовая реабилитация жертв политических репрессий началась после XX съез­да партии. В целом за 1954-1961 гг. в республике было реабилитировано свыше 10 тыс. жертв  сталинского террора.

Менялось отношение к спецпоселенцам. В июле 1955 г. на бюро ЦК Компартии республики был поднят вопрос об имевшихся фактах выражения политического недоверия к спецпоселенцам со стороны партийных, советских и хозяйственных ор­ганов, которые не допускали их к выборной работе в общественных организациях, не представляли к наградам за достижение высоких результатов в работе. В поста­новлении бюро указывалось, что подобная практика идет вразрез с линией партии.

В январе 1950 г. на спецпоселении в Карелии находилось более 5 тыс. человек, к 1 декабря 1955 г. их осталось 565 человек, а к концу 1958 г. практически заверши­лось освобождение спецпоселенцев. К этому времени часть из них отбыла свой срок наказания ("власовцы" - 6 лет, а выселенные на основании Указов Президиума  Верховного Совета СССР от 21 февраля и 2 июня 1948 г.* - 8 лет), другая часть была амнистирована ("власовцы" - на основании Указа Президиума Верховно­го Совета СССР от 17 сентября 1955 г., "немцы" - на основании приказа МВД СССР от 16 декабря 1955 г. и др.)

* Речь идет о выселении в отдаленные районы лиц, уклоняющихся от трудовой деятельно­сти в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни. Под эту категорию большей частью подпадали колхозники, не выполнившие минимума трудодней.

Определенные положительные перемены происходили в жизни партии. Пред­принимались попытки восстановить принцип коллективности руководства, партий­ные и государственные документы широко обсуждались в печати, на партийных собраниях, в трудовых коллективах. Сократился поток бумаг, идущих из респуб­ликанских организаций в районы. Таким образом, негласно принятый курс партий­ного руководства страны на прекращение политики культа личности, хотя и про­тиворечиво, но проводился в жизнь. Вместе с тем миф о вожде народов оставался в неприкосновенности. В декабре 1954 г. широко отмечалось его 75-летие.

Переломным событием в развенчании самого Сталина и разоблачении создан­ного им режима политического террора стал XX съезд КПСС (февраль 1956 г.). Съезд поставил вопросы о необходимости развития советской демократии, укрепления законности. В "секретном докладе" Н.С. Хрущева на съезде были вскрыты много­численные факты нарушения законности, чудовищной фальсификации дел, в ре­зультате которых погибли многие тысячи невинных людей. Однако в докладе ни­чего не говорилось о преступлениях коллективизации, голоде 1932-1933 гг. Причины крупных деформаций в общественной жизни были сведены к культу лич­ности одного человека, а критика сталинизма носила не политический, а скорее моральный характер. Сам доклад был опубликован в СССР только в 1989 г.

Тем не менее публичное осуждение культа личности сыграло огромную роль в пробуждении общественного сознания. На прошедших повсеместно партий­ных собраниях коммунисты вносили предложения об изъятии портретов Стали­на и выносе гроба с его телом из Мавзолея, поднимали вопросы о зажиме крити­ки отдельными руководителями, игнорировании ими предложений рядовых коммунистов. Негативные высказывания в адрес режима выходили из-под кон­троля. Чтобы предотвратить рост критических настроений, ЦК КПСС 30 июня 1956 г. принял постановление "О преодолении культа личности и его послед­ствий", которое подтвердило правильность линии партии и закрыло эту про­блему для обсуждения. Выход за рамки официальных оценок расценивался как антипартийные вылазки.

Осуждение культа личности повлекло за собой ряд практических шагов. В 1958 г. было разработано уголовное и процессуальное законодательство СССР и респуб­лик, принят закон об отмене лишения избирательных прав по суду, из Уголовного кодекса убрана пресловутая 58 статья об ответственности за политические преступ­ления. Однако определение некоторых государственных преступлений и антисо­ветской деятельности осталось настолько гибким, что к ним могло относиться любое инакомыслие или выражение несогласия в печати.

В целях усиления законности был восстановлен институт 20-х годов - товари­щеские суды, занимавшиеся разбором дел о мелких правонарушениях. Участие в работе товарищеских судов помогало гражданам лучше осознать свои права, но недостаток профессиональных знаний по уголовному законодательству и судебной практике нередко приводил к превышению народными судами своих полномо­чий и низкому качеству рассмотрения дел.

Против рецидива культа личности был направлен Указ Президиума Верхов­ного Совета СССР от 11 сентября 1957 г., который упорядочил дело присвоения имен государственных и общественных деятелей краям, областям, районам, городам, предприятиям, колхозам, учреждениям и организациям. В Карелии переименова­ние коснулось 13 колхозов, носивших имена здравствующих людей, а также 2 кол­хозов им. Калинина, 4 колхозов им. Кирова и 2 колхозов "1 Мая" в Заонежском и Олонецком районах.

Большое внимание уделялось организации массовой пропаганды. В середине 1957 г. в республике издавалось 32 газеты и журнала, разовый тираж которых со­ставлял более 160 тыс. экземпляров. К работе в печати и на радио привлекались рабочие и сельские корреспонденты. В редакциях газет создавались внештатные от­делы, рабселькоровские и авторские советы, работавшие на общественных нача­лах. В апреле 1959 г. начал работу коллектив Петрозаводской телестудии. К концу 1960-х гг. ежесуточный объем ретрансляций местного радиовещания составил 18 часов, а объем телевещания - более 14 часов.

Средства массовой информации, пропагандируя преимущества социалистиче­ского строя, напоминали и о военной опасности. События 1956 г. в Польше и Венг­рии не замедлили сказаться на усилении военно-оборонных мероприятий. Было введено всеобщее обязательное обучение населения по противовоздушной, проти­воатомной, противохимической и противобактериологической защите, созданы республиканский, районные и городской (в Петрозаводске) штабы МПВО, санпосты, сандружины и т. д. Выдвинутые перед партией задачи усиления идеологиче­ской работы нашли свое отражение в постановлении ЦК КПСС от 9 января 1960 г. "О задачах партийной пропаганды в современных условиях" и июньского (1963 г.) Пленума ЦК КПСС, подчеркнувшего, что "не должно быть даже столкновения и сопоставления идей в СССР и что не может быть мирного сосуществования идеоло­гий". Только в 1958-1965 гг. число слушателей в системе политического просвеще­ния республики выросло в 3 раза (с 25 до 75 тыс. человек). Хотя формы и методы политического просвещения стали более разнообразными - политические школы, кружки по изучению основ марксизма-ленинизма, истории КПСС, экономические школы и семинары, теоретические конференции, постоянно действующие лектории и т. д. - в пропагандистской работе все больше утверждались догматизм, начетни­чество, отрыв от реальной жизни. Ее основным лейтмотивом выступала борьба про­тив буржуазной идеологии.

 

Конец социально-политической модели «сытых 2000-х»

«Россия-2020: сценарии развития» – проект Московского центра Карнеги, ставящий своей задачей показать возможные пути развития страны на ближайшие 10 лет. Предыдущая статья серии – «Партийный тупик» Бориса Макаренко – вышла в номере от 23.03.2011. Статьи выходят по средам.

Россия вступила в третий цикл своей постсоветской истории. Хотя контуры этого цикла нам еще не ясны, мы уже находимся в нем, и именно его центральные сюжеты определят облик страны в финале нового десятилетия.

Если взглянуть с высоты птичьего полета на 20 лет постсоветской истории России, то нам бросится в глаза наличие двух периодов, отличающихся друг от друга как ночь и день. Первый – трансформационный период (1990-е гг.) характеризовался грандиозными институциональными изменениями и масштабной реструктуризацией экономики, которая протекала в форме глубокого трансформационного спада (сокращение ВВП достигало 35–40%). Сопутствующее падение уровня жизни и доходов провоцировало низкое доверие населения к власти, политическую нестабильность. Слабость правительства отражалась в хроническом дефиците бюджета, росте внешнего долга. Все как по волшебству меняется с начала 2000-х гг. Второй период постсоветской истории по праву может быть назван стабилизационным. Он характеризуется постоянным и внушительным ростом ВВП (около 7% в год) и впечатляющим ростом доходов, высокой поддержкой правительства со стороны населения, устойчиво профицитным бюджетом. Выбор в пользу стабилизации предопределил затухание институциональных преобразований.

Кризис 2008–2009 гг. обозначил завершение этого второго цикла. Тренды, столь ярко обозначившие его, оказались сломаны или по крайней мере надломлены. После резкого падения экономика растет со скрипом, ни потребители (на фоне неустойчивого и слабого роста доходов), ни производители не испытывают оптимизма (что, в частности, отражается в оттоке капитала на фоне роста цен на нефть). Бюджет дефицитный. Нет сомнения, что новая экономическая реальность вызовет (или уже вызывает) коррекцию господствующих социальных настроений, оценок и ожиданий, а также стратегий элитных групп. Эта коррекция и ее политические последствия, по нашему мнению, преимущественно и будут определять содержание третьего цикла постсоветской истории России.

Чтобы представить себе возможное направление этой коррекции, нужно вновь обратить взор к российской истории последних 20 лет, но теперь уже в разрезе социальных ожиданий и политических предпочтений. Здесь мы увидим два главных тренда.

Глубокий кризис советской экономики сформировал доминирующее в обществе представление о необходимости децентрализации системы управления и глубокого реформирования экономики. Однако на фоне трудностей 1990-х гг. доверие к двум главным политическим концептам – «реформа» и «децентрализация» – постепенно сходило на нет. Политическая идеология нулевых формировалась в отталкивании от них: «стабильность» и «рецентрализация» стали основными лозунгами эпохи. Стабильность в системе ценностей приобрела безусловный приоритет в сравнении с идеей изменений и реформ. Именно поэтому, например, констатация населением чрезвычайно низкого качества государственных институтов не сопровождалась спросом на их реформирование. Тенденции рецентрализации (возвращения полномочий и функций от более низких этажей управления к более высоким) вызывали одобрительное или нейтральное отношение общества. А высокие темпы роста экономики и доходов, казалось, воочию демонстрировали благотворность этого процесса.

Кризис 2008–2009 гг. и здесь выступает в роли переключателя. Лихие 1990-е как естественный фон, «политический задник» эпохи, задававший иерархию ценностей, становятся все менее актуальны для общественного сознания. Новый кризис стирает память о предыдущем, под влиянием которого формировались эти ценности, а кроме того – подрывает веру в то, что централизация (вертикализация) власти является сама по себе двигателем роста экономики и доходов. В условиях низкого роста понятие «стабильность» будет скорее всего утрачивать свои исключительно позитивные коннотации, менять окраску и восприниматься уже в значительной степени как «застой», «стагнация».

Приметы подобного поворота можно обнаружить в социологических опросах. Так, например, число сторонников многопартийности на рубеже 1990–2000-х составляло 40–45%, а в 2009–2010 гг. оно выросло до 68%. Число считавших, что сильная оппозиция власти необходима, тогда составляло 56–60%, а в конце десятилетия – 66–71%. Меняющиеся параметры социально-экономического контекста (наличие/отсутствие нестабильности и наличие/отсутствие экономического роста) ведут к смещению политических предпочтений, перевзвешиванию ценности социально-политических доктрин и в результате к формированию альтернативной повестки и новой системы приоритетов.

Новый раскол элит

Влияние экономической динамики на политические тренды происходит по двум связанным каналам: меняется социальное самочувствие населения и, соответственно, политические предпочтения, а кроме того – меняются настроения и стратегии элитных групп.

И здесь мы вновь обнаружим два периода, отмеченных противоположными тенденциями. Во второй половине 1990-х гг. в России складывается система, в рамках которой обладающие ресурсами элитные группы могут создавать свои политические представительства и соответствующую инфраструктуру (медиа, партии, общественные организации), чтобы консолидировать общественную поддержку в борьбе за ресурсы и полномочия. В 2000-е гг. формируется противоположная система: именно отказ элитных групп от претензий на политическое представительство, отказ от апелляции к населению в борьбе за свои интересы («отказ от политики») становится условием сохранения за ними ресурсов и полномочий. В первом случае население вовлекается в межэлитные конфликты, что предопределяет более высокий уровень политического плюрализма и публичной конкуренции. Во втором функции арбитража переходят к доминирующему политическому игроку за счет запрета на публичность конфликтов. У тех, кто пытается апеллировать к обществу, ресурсы, позволяющие это сделать, отбираются. Такой режим можно охарактеризовать как режим навязанного консенсуса.

Однако этот «консенсус» формировался и поддерживался в ситуации постоянного роста экономики и доходов, что значительно снижало остроту межэлитных конфликтов. Новая ситуация – стагнация доходов и роста экономики – скорее всего приведет к эрозии и распаду этой системы: сокращение доходов обострит межэлитные конфликты, а переоценка политических предпочтений в массовом сознании (см. выше) будет повышать эффективность публичных шагов, предпринимаемых элитными группами для защиты своих интересов.

Эффект слабого роста

Бурный рост в развивающихся странах нередко позволяет обществу и правящим группам игнорировать неоконченность трансформационных преобразований, отодвигает на задний план проблему плохих институтов. Экономический бум идет рука об руку с ростом коррупции, которая пока выглядит скорее как фактор роста (снижает институциональные барьеры, способствует концентрации капиталов, позволяет перераспределять издержки). Негативные эффекты коррупции выглядят «допустимым злом» на фоне успехов экономики. Однако замедление роста или его остановка коренным образом меняет ситуацию: институциональные проблемы вновь оказываются в центре общественного внимания, коррупция и принципы кланового капитализма превращаются в главный тормоз для нового структурного маневра и мощный социальный раздражитель.

Низкие темпы роста, обычные для развитых стран, оказываются неприемлемыми для сохранения социальной стабильности в развивающихся странах со слабой институциональной средой. При характерном для российской экономики распределении доходов (около 50% приходится на 20%-ную группу наиболее обеспеченных граждан) низкие темпы роста не могут обеспечить ощутимой прибавки в доходах для большинства населения и будут выглядеть как стагнация. Вопрос о справедливости распределения доходов от экономического роста выдвигается в центр повестки дня, а попытки «баронов рынка» перераспределить издержки, связанные с ухудшением конъюнктуры, приводят к росту недовольства.

Политики и эксперты склонны рассматривать будущее как пролонгацию существующих трендов. Однако истории более свойственны циклические структуры, а накопление корректировок нередко приводит к радикальному развороту тренда. Можно уже сегодня предположить, по каким швам начнет расползаться социально-политическая модель сытых 2000-х. Однако важны не столько эти конкретные линии, сколько понимание взаимосвязи экономических циклов и социально-политических тенденций. Политические и институциональные проблемы, скорее всего, выдвинутся в центр общественной повестки, в то время как потенциал эффективных решений на уровне макроэкономического регулирования практически исчерпан. Разумеется, для элит, ставших бенефициарами прошлой модели развития, поверить в неизбежность разворота трудно. Так же трудно поверить в это было и бенефициарам предыдущего цикла.

Силовые линии «новой политики»

Итак, если замедление роста экономики и доходов ведет к актуализации «спящих проблем», то какие болевые точки могут оказаться в центре общественного внимания и консолидировать недовольство? Прежде всего, как уже было сказано, в фокусе общественного внимания должны оказаться коррупция и принципы кланово-бюрократического капитализма. Возвращение России к периоду открытых политических противостояний и массовой политизации с высокой долей вероятности будет проходить под лозунгами, связанными с понятием справедливости.

Спрос на демократию в России на рубеже 1980–1990-х гг. был связан с желанием освободиться от тотального контроля, обрести большие права и свободы, в том числе свободу предпринимательства, обрести независимость от государства и авторитета власти. Новый спрос на демократию может оказаться существенно иным по своему содержанию: весьма вероятно, что он будет подразумевать стремление добиться более справедливого распределения доходов, большего равноправия (равенства в возможностях), большего контроля над государством со стороны общества. В этом смысле весьма вероятно, что по своему содержанию и духу он окажется гораздо более левым, нежели тот, что имел место 20 лет назад. Однако именно выход на политическую арену массовых интересов способен предотвратить повторение ситуации конца 1990-х, когда преимущества публичной конкуренции оказались в большой степени приватизированы узкими элитными группами.

Второй важнейшей и наиболее вероятной линией развития новых политических конфликтов представляется оппозиция центра и регионов. Регионализм как фактор российской политики, заявивший о себе во второй половине 1990-х гг., обладает мощнейшим потенциалом, и реальной федерализации страны нет альтернативы. Попытка купировать, сдержать этот фактор, фактически лишив регионы политического представительства, предпринятая в 2000-е гг., может носить исключительно временный характер и вызвать в перспективе эффект отдачи.

Весьма характерно, что вопрос о фактической самостоятельности регионов – один из немногих политических вопросов (вероятно, единственный), в которых даже в 2000-е гг. мнение большинства населения кардинально расходилось с мнением центральной власти и лично Владимира Путина. Так, на протяжении второй половины 2000-х гг. в пользу возвращения к выборности глав регионов высказывалось 60–65% опрошенных, в то время как официальная позиция, последовательно защищающая новый порядок, поддерживается лишь 25–30% населения. Это распределение ответов характерно, впрочем, при постановке общеполитического вопроса («какая система вам кажется лучшей?»), когда же людей спрашивают, хотят ли они, чтобы их губернатор или мэр избирался населением либо был назначен сверху, число сторонников прямых выборов (во всяком случае, в крупных городах) вырастает до 70–80%, а число сторонников назначения сокращается до 8–15% (см. опросы «Левада-центра» в Москве и Перми в 2010 г.). Очевидно, что в такой ситуации вопрос о выборности губернаторов вернется в политическую повестку дня при первых же существенных признаках ослабления центральной власти. Более того, именно этот вопрос выглядит идеальным фокусом консолидации протестных настроений и пассивного недовольства, а также точкой пересечения интересов региональных элит и разочарованного в эффективности экономической политики центрального правительства населения.

Внутрирегиональные конфликты, т. е. конфликты между назначенцами-губернаторами и местными элитами, несут в себе наибольший потенциал политизации общества, связывая воедино региональную (локальную) и федеральную политическую сцены. Это хорошо было заметно на примере событий в Калининграде в начале 2010 г. Конфликт части региональной элиты с назначенным из Москвы губернатором Боосом привел к массовому митингу, на котором звучали требования отставки премьера Путина. Здесь вполне ярко проявились политические риски, которые несут назначенные губернаторы для центрального правительства в условиях ухудшения экономической ситуации: даже сугубо внутрирегиональный конфликт приобретает вид противостояния региона центру и вызывает эскалацию недоверия к политике федерального правительства.

Можно перечислить и ряд других болевых точек, способных генерировать конфликты с широкими последствиями. Назовем лишь еще одну: вероятность кризиса корпоративного управления в крупнейших компаниях (вне зависимости от того, является основным акционером государство или частные лица). Влияние номинальных собственников на деятельность таких компаний в последние годы ослабевало, а влияние менеджмента росло, в то время как механизмы независимого контроля были выстроены плохо. Благоприятная конъюнктура позволяла этим компаниям существовать в состоянии постоянной экспансии, опиравшейся как на политическую поддержку правительства, так и на высокую доступность внешнего финансирования. В результате компании жили фактически в условиях мягких бюджетных ограничений, оправдывая их надеждами на будущие прибыли. Изменение внешних условий в совокупности с сокращением спроса может привести к резкому ухудшению их финансового положения, а накопленное политическое влияние – к попыткам переложить свои проблемы на чужие плечи. При этом стоить иметь в виду, что эти компании сегодня выступают в роли «кошельков» центральной власти, оплачивающих политическую инфраструктуру электорального авторитаризма. В этой ситуации конфликт интересов разных уровней управления компаний может быстро перекинуться в политику.

Впрочем, в данном случае важны не столько конкретные точки бифуркации, которые история до времени будет хранить от нас в тайне, но системные причины, способные их вызывать. По окончании фазы восстановительного роста и периода перегрева, связанного со значительным притоком внешнего капитала, в условиях более «трудного роста» и – соответственно – более низких его темпов методы «ручного управления» и чрезмерная централизация будут обнаруживать свою растущую неэффективность. В условиях «трудного роста» экономике необходимо сбросить балласт, казавшийся не столь тяжелым в периоде «легкого роста» и становящийся все более критическим в новых условиях. Политика стабильности и сохранения status quo все более будет превращаться в политику защиты балласта, намечая тем самым контуры будущего кризиса.

Автор – политический обозреватель

Библиотека ИДВ РАН - Монографии

Обзор

Монография представляет собой исследование влияния религиозно-политического фактора на отношения между двумя берегами Тайваньского пролива. В книге анализируется системообразующий (религиозно-мифологический)источник власти, переживающий в настоящее время свой ренессанс. Автор определяет основную цель исследования, как возможность взглянуть на Тайвань с точки зрения его особенностей: недавно обретенной и еще неустойчивой демократии (не углубляясь в вопросы становления демократии на Тайване, поскольку эта проблема уже обсуждалась в работах других российских и зарубежных авторов), и поисков Тайванем своей идентичности «новыми силами». Автор ставит задачу представить будущее Тайваня в контексте нерешенной проблемы межбереговых отношений и новый способ ее решения надлежащими средствами (посредством религии в том числе). В монографии демонстрируется новый подход Тайваня в определении путей своего развития на фоне материкового Китая и Японии с точки зрения дополнительного неиссякаемого потенциала, также учитывается присутствие гендерного фактора в религиозно-политической и социально-политической жизни острова, поскольку, как показывает исследование, женщины более религиозны, чем мужчины.


The monograph represents the research of the religious-political factor influence on across Taiwan Strait relations. In the book, there is analyzed a system-organizing (religious mythological) resource of power enduring its renaissance at present. The author determines the research main task as the possibility to look at Taiwan from the point of view of its peculiarities: recently found and still unsteady democracy (without deepening into the questions of democracy formation in Taiwan as this problem has already been discussed in the works of Russian and foreign authors), and also from the point of view of Taiwan search for its identity by the “new forces”. The author sets herself a task of imagining Taiwan’s future in the context of the undecided problem of across-strait relations and a new way of its decision by appropriate means (religion is one of their number). In the monograph, there is demonstrated Taiwan new approach to defining the ways of its development at the background of Japan and South Korea from the standpoint of their inexhaustible potential. Besides, gender factor presence is taken into consideration in the religious-political and social-political life of the island as the research argues women are more religious than men…

Укрепление роли женщин в социально-экономической и политической жизни Узбекистана

Усиление участия женщин в политикой и деловой жизни общества, а также развитие их профессиональных и лидерские качеств стало темой обсуждения «круглого стола», организованного 17 и 18 февраля 2021 года, Координатором проектов ОБСЕ в Узбекистане. Мероприятие, проведенное в смешанном формате, было организовано совместно с Национальной комиссией по гендерному равенству и Комитетом по делам женщин и гендерному равенству Сената Республики Узбекистан.

Более пятидесяти участников из города Ташкента, Республики Каракалпакстан и Хорезмской области, в том числе, членов Национальной комиссии по гендерному равенству, должностных лиц министерств и государственных ведомств, членов политических партий, НПО и средств массовой информации стали свидетелями мероприятия. Особое внимание было уделено повышению роли женщин в политической жизни, всесторонней поддержке женщин-предпринимателей и развитию семейного предпринимательства.

На церемонии открытия Первый заместитель министра по делам махалли и семьи Каракалпакстана Мариям Ахмедова подчеркнула, что «достижение социального равенства - сложный и длительный процесс, обусловленный уровнем социального развития страны и ее экономическим потенциалом». Она также отметила, что правительство Республики Узбекистан признает и уделяет пристальное внимание предоставлению возможностей для интеграции женщин в различные сферы жизни, а также разработке и реализации долгосрочной государственной политики, направленной на повышение их социального статуса.

В своей вступительной речи Координатор проектов ОБСЕ в Узбекистане Джон МакГрегор сообщил о ряде обязательств ОБСЕ, связанных с этой областью. Он сказал: «ОБСЕ признает, что равные права женщин и мужчин имеют важное значение для укрепления мира, безопасности и устойчивого развития. В частности, они касаются повышения экономической активности женщин, создания рабочих мест для женщин, усиления позиций женщин руководителей и повышения их роли в правительстве».

Организация Круглого стола осуществлено в рамках внебюджетного проекта ОБСЕ «Поддержка Комитету женщин Республики Узбекистан» при финансовой поддержке правительств Финляндии и Норвегии и долгосрочной приверженности Координатора проектов ОБСЕ в Узбекистане по оказанию помощи стране в укреплении роли женщин в социальной, политической и экономической жизни.

политическая жизнь - это... Что такое политическая жизнь?

политическая жизнь
political life

Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

  • политическая география
  • политическая игра

Смотреть что такое "политическая жизнь" в других словарях:

  • ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ — совокупность отношений, возникающих в связи с управлением обществом и государством, решением возникающих отсюда дел и проблем, влиянием друг на друга участников П. ж. Наиболее типичные участники П. ж. государство, субъекты федерации, территории,… …   Энциклопедический словарь конституционного права

  • ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ — Область общественной жизни, где концентрируются важнейшие общественные проблемы в соответствии с интересами классов и социальных слоев общества, где вырабатываются механизмы и способы их решения, а идеи переводятся на язык общественной практики …   Политическая психология. Словарь-справочник

  • Политическая жизнь современной России. — Политическая жизнь современной России. Политические процессы, происходящие в современной России, в общем можно охарактеризовать как переходный период от посттоталитарного политического режима к демократическому. С этим и связаны все те… …   Политология. Словарь.

  • Политическая жизнь Германии (2004) — Сокращение расходов на социальные нужды, урезание пособий по безработице и сроков их получения с двух лет восьми месяцев до одного года, а также меры экономии на условиях трудовой деятельности вызывают острое недовольство у населения ФРГ. Крайне… …   Википедия

  • Политическая жизнь Англии — В середине XIX в. Англия находилась в своеобразном положении, несколько отличном от других стран. Расположенная на островах, отделенных от Европы глубоким проливом, Англия с ее преобладанием на море, при тогдашней технике ведения войны могла не… …   Всемирная история. Энциклопедия

  • Политическая жизнь США в 19 в. — В 1789 г. первым президентом США был избран Джордж Вашингтон. В состав конгресса вошли в основном представители плантаторов и буржуазии. Рабовладельцы, торговцы, спекулянты землей объедились в партию федералистов, стоявшую у власти в США до 1800… …   Всемирная история. Энциклопедия

  • США. ИСТОРИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ В 1868-1900 — Национальные выборы. Улисс Грант, популярный на Севере герой Гражданской войны, был избран президентом в 1868. Он отозвал федеральные войска и чиновников из южных штатов, тем самым оттолкнув от себя радикальных республиканцев. Многие… …   Энциклопедия Кольера

  • Общественно-политическая жизнь Армении в 1920—1930-х гг. — Հայկական Սովետական Սոցիալիստական Հանրապետություն Флаг ре …   Википедия

  • Общественно-политическая жизнь Армении в 1920—1930-х годах — Հայկական Սովետական Սոցիալիստական Հանրապետություն …   Википедия

  • Политическая система — Формы правления, политические режимы и системы Анархия Аристократия Бюрократия Геронтократия Демархия Демократия Имитационная демократия Либеральная демократия …   Википедия

  • Политическая система общества — это упорядоченная на основе права и иных социальных норм совокупность институтов (государственных органов, политических партий, движений, общественных организаций и т.п.), в рамках которой проходит политическая жизнь общества и осуществляется… …   Большой юридический словарь


Книги NCERT для класса 7 по общественным наукам

NCERT Книги для класса 7 по социальным наукам (обществоведение) все главы доступны здесь для загрузки в формате PDF. В этой статье вы можете скачать все главы NCERT Class 7 Civics. Учащиеся, обучающиеся в 7-м классе школ CBSE, должны изучить все главы этой книги, чтобы хорошо сдать экзамены по общественным наукам 7-го класса в 2021–2022 годах.

NCERT Класс 7 Социальные науки (Гражданские науки - Социальная и политическая жизнь II): все главы

Книги

NCERT являются обязательными во всех школах CBSE и очень полезны для подготовки.Немного больше информации обо всех главах книг NCERT по социальным наукам класса 7 приведено ниже.

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 1 - О равенстве

Это первая глава учебника NCERT по социальным наукам 7 класса. Равное право голоса, универсальное право голоса для взрослых, различные виды равенства, признание достоинства, равенство в индийской демократии, вопросы равенства в других демократиях, движение за гражданские права, вызов демократии - вот некоторые из ключевых тем, на которых должны сосредоточиться студенты.

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 2 - Роль государства в здравоохранении

Во второй главе студенты в основном сосредоточатся на таких темах, как «Что такое здоровье?» Здравоохранение в Индии, Государственные и частные медицинские услуги, Частные медицинские учреждения, Здравоохранение и равенство, Что можно сделать? Опыт Кералы, Подход Коста-Рики

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 3 - Как работает правительство штата

Кто такое ВПП? Дебаты в Законодательном собрании, Работа правительства - вот некоторые из наиболее важных тем главы 3 книги.

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 4 - Взросление мальчиков и девочек

В этой главе учащиеся должны сосредоточиться на таких темах, как «Выросшие на Самоа в 1920-х годах», «Как растут мужчины в Мадхья-Прадеше в 1960-х гг.», «Ценность домашнего труда», «Жизнь домашних работников», «Работа женщин и равенство».

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 5 - Женщины меняют мир

Некоторые из важных ключевых слов в этой главе: стереотипы, дискриминация, насилие, сексуальные домогательства, женское движение, школа и образование сегодня, обучение для перемен, меньшее количество возможностей и жесткие ожидания.

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 6 - Понимание СМИ

СМИ и технологии, СМИ и деньги, СМИ и демократия, Определение повестки дня, Местные СМИ, Социальная реклама - вот некоторые из важных тем этой главы.

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 7 - Рынки вокруг нас

Еженедельный рынок, Магазины по соседству, торговые комплексы и торговые центры, Сеть рынков, Рынки повсюду, Рынки и равенство - вот некоторые из тем, на которых студенты должны сосредоточиться.

NCERT Book Class 7 Social Science (Civics): Глава 8 - Рубашка на рынке

Некоторые важные ключевые слова в этой главе: хлопковый фермер в Курнуле, рынок ткани в Эроде, кооператив Уивера, рубашка в Соединенных Штатах, джиннинговая фабрика, прибыль, рынок и равенство, Кто выиграет на рынке?

Книга NCERT Класс 7 Социальные науки (обществоведение): Глава 9 - Борьба за равенство

Некоторые из важных ключевых слов этой главы - «Борьба за равенство», «Тава Матсья Сангх», «Конституция Индии как живой документ».

Книга NCERT по социальным наукам 7 класса на 2021-22 годы (история, география, обществоведение)

Книга NCERT по гражданским наукам 6 класса (PDF): Социальная и политическая жизнь

Все главы Учебника NCERT по гражданским вопросам 6 класса (социальные и Политическая жизнь) доступны здесь для скачивания в формате PDF. Загрузите все главы и подготовьтесь к экзамену CBSE Class 6 Social Science 2020-21. Ссылки на загрузку глав приведены в таблице ниже.

NCERT Book Class 6 Civics (Социальные науки) - Социальная и политическая жизнь:

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 1 - Понимание разнообразия

Скачать PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 2 - Разнообразие и дискриминация

Загрузить PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 3 - Что такое правительство

Загрузить PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 4 - Ключевые элементы демократического правительства

Скачать PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 5 - Панчаяти Радж

Скачать PDF

Учебники NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 6 - Сельское управление

Скачать PDF

Книги NCERT по гражданскому праву 6 класса: Глава 7 - Городская администрация

Загрузить PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 8 - Средства к существованию в сельской местности

Загрузить PDF

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 9 - Средства к существованию в городах

Скачать PDF

В учебнике NCERT по гражданским вопросам 6 класса есть 9 глав, и важные подзаголовки каждой главы приведены ниже

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 1 - Понимание разнообразия

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Заводить друзей

- Что разнообразия добавляет в нашу жизнь?

- Разнообразие в Индии

- Как мы объясняем разнообразие?

- Единство в разнообразии

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 2 - Разнообразие и дискриминация

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Различия и предубеждения

- Создание стереотипов

- Неравенство и дискриминация

- О дискриминации

- Стремление к равенству

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 3 - Что такое правительство

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Уровни правительства

- Законы и правительство

- Типы правительства

- Демократические правительства

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 4 - Ключевые элементы демократического правительства

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Участие

- Другие способы участия

- Необходимо разрешить конфликт

- Равенство и справедливость

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 5 - Панчаяти Радж

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Грамм Сабха

- Грам Панчаят

- Три уровня панчаятов

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 6 - Сельское управление

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Площадь отделения полиции

- Работа в полицейском участке

- Ведение земельной книги

- Новый закон

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 7 - Городская администрация

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Советник прихода и административный персонал

- Как Муниципальная корпорация получает деньги?

- протест сообщества

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 8 - Средства к существованию в сельских районах

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- деревня Калпатту

- Туласи

- Секар

- В долгах

- Рамалингам и Карутамма

- Сельскохозяйственные рабочие и фермеры в Индии

- Terrace Farming в Nagaland

- Аруна и Пааривелан

- Средства к существованию в сельской местности

Книги NCERT для гражданского общества 6 класса: Глава 9 - Средства к существованию в городах

Важные подзаголовки этой главы приведены ниже

- Рабочая на улице

- Баччу Манджи - Съемник велорикши

- На рынке

- Харприт и Вандана: бизнесмены

- В районе фабрики-мастерской

- В офисной зоне

Книги NCERT для класса 6 по общественным наукам (PDF): история, обществоведение, география

Бессознательное в социальной и политической жизни -

Травмирующие события случаются в каждом веке, но в нашу эпоху есть особенно катастрофическое чувство, которое так привлекательно для одних и так ужасно для других.Ужасные события 11 сентября 2001 года все еще вызывают резонанс, и их последствия продолжаются по сей день: отчаяние иммигрантов, спасающихся бегством от террора, неопределенность Брексита, Дональд Трамп в Белом доме, подъем альт-правых и жестких левых, рост фундаментализма, и террористические группы, намеревающиеся разрушить западный образ жизни. Если этого было недостаточно, нам также придется бороться с масштабами изменения климата и обвинениями в том, что, если мы не будем действовать сейчас, будет слишком поздно. Стоит ли удивляться, что многие ошеломлены событиями, которые они видят в новостях?

Воодушевленный событиями за пределами его кабинета, в 2015 году Дэвид Морган начал семинары «Политическое мышление» в Британском психоаналитическом обществе, и их успешная работа продолжается и сегодня.Серия превосходных семинаров, в основном представленных коллегами из Британского общества и несколькими избранными внешними экспертами, которые исследуют огромное количество актуальных тем, чтобы обеспечить психоаналитическое понимание того, что происходит в нашем мире. Эта книга - первая из серии «Политическое мышление», которая знакомит с этими семинарами более широкую аудиторию.

Бессознательное в политической и социальной жизни содержит убедительные статьи Кристофера Болласа, Майкла Растина, Джонатана Склара, Дэвида Белла, Филипа Стоко, Роджера Кеннеди, Дэвида Моргана, М.Фахри Дэвидс, Рут МакКолл, Р. Д. Хиншелвуд, Рене Данцигер, Джош Коэн, Салли Вайнтроб и Марго Уодделл. Они исследуют так много жизненно важных вопросов, с которыми мы сталкиваемся сегодня: эволюция демократии, правый популизм, предрассудки, подъем ультраправых, отношение к беженцам и мигрантам, неолиберализм, фундаментализм, терроризм, палестино-израильская ситуация, политические изменения, феминизм, жесткая экономия в Великобритании, финансовая глобализация и изменение климата.

Эту книгу должны прочитать все, кого волнует состояние мира сегодня.Психоанализ и психоаналитики с их пониманием того, что движет людьми, вносят ясность и свежий взгляд на эти вопросы. Более глубокое понимание человечества ожидает читателя Бессознательное в политической и социальной жизни .

Чтобы просмотреть программу семинаров по политическому мышлению на 2020 год, щелкните здесь .

Социальная и политическая жизнь методов - Блог - Центр гражданственности, идентичности и управления (CCIG)

Этот блог был написан Элизабет Сильва в рамках форума CCIG 35 (среда, 3 декабря 2014 г.) он спрашивает: « Каковы основные методологические проблемы критической социальной науки? "

Я хочу предложить новый акроним для CCIG - давайте использовать SPLOM, социальную и политическую жизнь методов, опираясь на более известную социальную жизнь методов, SLOM, чтобы сделать твердый акцент на исследовании вопросов власти, принося эти на передний план как политические вопросы социальных и культурных изменений.

Сначала я коснусь истории SLOM, затем опишу некоторые из наследия, на котором он основан, и, в-третьих, я сделаю несколько предложений по дальнейшему развитию траектории SPLOM в CCIG.

SLOM в CRESC

CRESC - это аббревиатура от Центра исследований социокультурных изменений, центра, финансируемого ESRC в течение 10 лет - 2004-2014 гг. - совместно разработанного Манчестерским университетом и Открытым университетом.

В начале 2009 года, вслед за второй фазой развития CRESC, Эвелин Рупперт (1) и Майк Сэвидж (2) предложили сквозную тему «Социальная жизнь методов».В середине 2010 года это было в центре внимания ежегодной конференции CRESC в Оксфорде (3). Ключевая цель темы заключалась в том, чтобы изучить, как методы социальных наук сами по себе участвуют в организации и управлении социальной и экономической жизнью. Повестка дня для развития этой цели включает признание того, что методы социальных исследований сами по себе являются агентами социальных изменений; и рассматривается связь между социальными формациями и построением объектов и предметов исследования. Серьезно относясь к идее о том, что методы исследования играют роль среди других агентов социальных изменений, в предложении прямо утверждается, что методы вызывают изменения переменными, сложными и непредвиденными способами, с культурными ценностями, заложенными в их концепции и практику.

Следуя этому предположению (которое, как мы увидим, отнюдь не ново), инновации и задача заключаются в том, чтобы понять, какие социальные изменения связаны с используемыми нами методами. Я предлагаю продолжить этот квест в CCIG.

Наследие, на котором строится идея SLOM

История методологических дебатов раскрывает сложные культурные процессы, отмеченные укоренившимися социальными разделениями. Это центральный элемент того, как люди «знают». SLOM противопоставляется позитивистскому различию между субъектом / объектом и идеей о том, что «реальность» объективно дается и раскрывается методами социальных наук.Акцент на методах как социальных агентах обращается к эпистемологическим предположениям и их творениям: что такое знание и что оно создает. Эти вопросы, которые следует рассматривать в обновленных рамках, так же стары, как и сами социальные науки: как объяснить социальную жизнь, как следует концептуализировать общество?

Был разработан ряд подходов, разделяющих эти опасения. Среди них мы можем перечислить структуралистов, функционалистов, марксистов, интеракционистов, феноменологов, этнометодологов, теоретиков-основателей.Хотя эти подходы иногда дополняют друг друга и могут быть разработаны на основе текстов, дискурсов, нарративов или, в некоторых случаях, также на основе чисел и статистики, наибольшее разделение в социальных науках о способах познания было между количественными и качественные методы. Разделение пронизывает некоторые из перечисленных выше подходов.

Я дам краткое описание исторических событий.

Ранние социальные науки использовали ряд качественных подходов.Количественная оценка преобладала после официального признания социальных наук в США в 1920 и 1930-х годах (хотя были некоторые небольшие, но важные исключения качественных исследований) (Hammersley 1989). Но после 1960-х годов качественный подход стал более сильным (Bryman 1988). Этому способствовали освободительные социальные движения в конце 1960-х годов. Радикальная критика нейтральности науки соответствовала стремлению левых политических сил сделать видимым опыт «угнетенных».Феминизм оказал огромное влияние на установление новых парадигм познания (Oakley 2000). Можно выделить три основных области активной критики и новых разработок, относящихся к следующим областям: 1. Статистика, 2. Феминистские исследования и 3. Исследования в области науки и технологий (STS). Эти три связаны между собой и являются частью устаревшей версии SLOM. Я рассмотрю эти три области.

Статистика

В свете текущих размышлений об использовании больших данных в академических кругах мне очень напомнили сборник эссе, который я всегда очень дорожил.Это том из 20 эссе под редакцией Джона Ирвина, Яна Майлза и Джеффа Эванса, Demystifying Social Statistics , опубликованный в 1979 году издательством Pluto Press. Сборник противопоставляется пониманию того, что статистические данные изображаются «как асоциальные продукты, практически не затронутые человеческой рукой: роль статистиков (существа) просто в клиническом сборе и сохранении из фактов» (Irvine et al, 1981: 1). ). Авторы намеревались показать, что «… статистика не собрано , а произведено ; Результаты исследований - это не находок , а творений .'(Стр.3). Это означает, что статистика, как и все данные, «независимо от того, производятся ли они в ходе академических исследований или государственной бюрократией, структурирована концептуальной структурой, которая применяется, а также техническими инструментами, используемыми в их производстве» (стр. 5). . Редакторы утверждают, что это необходимо исследовать, поскольку развитие социальной статистики - и мы могли бы сказать здесь «социальных исследований» в целом - имеет значительные последствия для политической практики.

Представляется уместным, что авторы, участвовавшие в этой критике создания «реальностей» с цифрами, были членами Радикальной статистической группы, Британского общества социальной ответственности в науке, международных социалистов, Отдела исследований научной политики (SPRU) в Университете Сассекса. , Отделение промышленной социологии в Имперском колледже (предшественник отделения, на котором я получил докторскую степень), Радикальная философия, Профсоюзная социалистическая группа и Факультет социальных наук в Открытом университете (где базируется CCIG).В него вошли люди, работающие в различных дисциплинах, разделяющие радикальные стремления к созданию социалистического общества, искоренения угнетения.

Феминистские исследования

Ученые-феминистки, работающие в области научных исследований, стали первыми критиками якобы нейтральной по отношению к ценностям, объективной, беспристрастной и бескорыстной точки зрения науки. Было оспорено, что социальные ценности исследователей должны защищать результаты исследований от искажающих линз, созданных ценностями исследователей и их культур.Возникли сексизм и антропоцентризм. Вера в то, что науку необходимо защищать от любой политики, подверглась сомнению. Было показано, что движения за освободительные социальные изменения не могут развиваться в рамках такой предполагаемой «объективности». Опыт и точки зрения, как ситуативные точки зрения, стали центральными в процессах познания (4).

Вкратце объясним аргумент Дороти Смит (1987): в наших обществах женщинам поручают ту работу, которую мужчины не хотят выполнять, и это гендерное разделение имеет последствия для того, что можно узнать с точки зрения деятельности мужчин и женщин.В двух словах: мужчины освобождаются от работы по уходу за своим телом и местами, где они существуют, или детьми, которые у них есть. Достигнутая таким образом свобода позволила им более полно погрузиться в мир абстрактной умственной работы. Чем более успешны женщины в поддержании повседневной рутины дома, работы, ухода за детьми, ухода за пожилыми людьми и т. Д., Тем больше их работа становится естественной, как труд любви, инстинктивно и вне рамок концепции. «культура».Женский труд становится непонятным, невыразительным, неучтенным. Между жизнями женщин и доминирующими концептуальными схемами существует линия разлома. Основное внимание женского движения уделяется этой разобщенности. Далее в работе утверждается, что деятельность, связанная с женщинами - и с угнетенными / доминируемыми, - должна пониматься через концепции, которые вытекают из опыта женщин или опыта доминируемых. Концептуальные схемы несут перспективы, точки зрения, которые создают особое понимание «реальности».Как бы изменилось наше понимание мира, если бы оно было структурировано вопросами и концепциями, возникающими из этого «невидимого» и дискредитированного опыта? Возникает вопрос: чей опыт имеет наибольшее значение при производстве знаний?

Я могу быть здесь только кратким. Теория познания, возникающая из этих размышлений, намного богаче (см. Превосходный отчет в Oakley 2000). Теория, исходящая из точки зрения женщин или доминируемых, считает, что точка зрения является важной частью данных, свидетельством заявлений о знании.В контексте этого вмешательства феминистская политика оказалась ценным руководством для академических исследований: она показывает, что ни один метод никогда не способен устранить социальную предвзятость. В зависимости от того, с чего вы начнете, приоритеты будут меняться, будут меняться определение ключевых проблем, а также способы их решения и так далее. Наше понимание нашей собственной жизни, наших миров и всего остального мира является частью истории того, как мы познаем.

Исследования в области науки и технологий

Майк Сэвидж (2013) отмечает, что SLOM обязан исследователям STS и антропологии.Он отвечает на растущую значимость «методологических приемов». Он проводит параллель между SLOM и «материальным поворотом», как это показано в отредактированном сборнике The Social Life of Things Аппадурая (1986). Эта связь особенно актуальна в отношении политического аспекта методов, поскольку Аппадурай отмечает, что акцент на «вещах» проливает свет на связь между обменом и стоимостью (воплощенной в товарах - товарах - вещах), а значит, и на политике.

Методологические приемы - это «устройства познания» (Law and Ruppert, 2013), являющиеся неотъемлемой частью мира, в котором они циркулируют.Это означает, что они не просто инструменты социальных наук, которые могут более или менее успешно раскрывать социальные реальности. Каждый инструмент / инструмент социального исследования - интервью, фокус-группы, социальные опросы и т. Д. - делает предположения о характере социального. Чрезвычайно важно подумать о том, как это имеет значение. Как говорят Ло и Рупперт (2013: 238): «методы познания мира и управления им имеют свою собственную социальную жизнь».

Таким образом, эти проблемы представлены как часть расширяющегося репертуара создания исследовательских материалов с помощью визуальных методов, новых источников данных, изобретательских методов… все это расширяет понимание и способы познания.В этом контексте важны вопросы, касающиеся методической политики. Это было проблемой в недавних работах, например, Steinmetz (2004) и Savage (2010). Я намерен подчеркнуть, что это вовсе не новые проблемы.

Следует отметить исторические изменения: как методическая политика проявляется в критических социальных науках и академических феминистских занятиях и как они проявляются в современном неолиберализме и дебатах о больших данных. Здесь есть общие темы, касающиеся социальной жизни методов.Чтобы выделить три признания:

  • что наука активируется социальными программами, которые она предоставляет ресурсы для
  • , что все исследования всегда проводятся в политическом контексте
  • что то, что известно, и акт познания неразрывно связаны

В этом плане траектория ясна: исходя из феминистских программ и связанных с ними эмансипативных обзоров статистического анализа в пользу менее привилегированных социальных групп, более сильное политическое участие в производстве знаний явно направлено на развитие социальной науки для людей, а не людей.

В заключение я бы посоветовал CCIG сосредоточиться на некоторых вопросах, чтобы развить целенаправленную озабоченность по поводу SPLOM после исследовательских программ. Сюда могут входить:

  • Как методы были задействованы в формировании взаимоотношений и взаимопонимания в семьях / сообществах? Или о других важных проблемах… например, психосоциальных?
  • Что думают исследователи, чтобы понять интересующие их образования?
  • Какие новые источники данных и методы для создания и анализа этих конкретных данных?
  • Каким образом исследования и методы социальных наук оспариваются и изменяются в результате изменения доступности данных в коммерческом и государственном секторах? Как эти разработки соотносятся с конкретными проблемами исследовательской программы?
  • Как сделать границы дисциплин более проницаемыми между гуманитарными и социальными науками в конкретных областях, участвующих в исследовательских программах, чтобы можно было достичь более глубокого понимания вопросов?
  • Как новые коммуникативные практики изменили «учет» социальных явлений?
  • Какие новые проблемы возникают с современными визуальными, смешанными, цифровыми… методами и устройствами?

Центральным во всех этих вопросах является внимание к методам как к социальным и политическим агентам - что делают методы? что делают методы возможными? И, по сути, всепроникающее расследование беспокоит то, что нельзя предвидеть, что может удивить исследователя и узнать о дальнейших трудностях.

Список литературы

Appadurai, (редактор) (1986) Социальная жизнь вещей. Товары в культурной перспективе. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Брайман А. (1988) Количество и качество в социальных исследованиях. Нью-Йорк: Анвин Хайман.

Хаммерсли М. (1989) Дилемма качественного метода . Лондон: Рутледж.

Харауэй Д. (1985) «Манифест для киборгов: наука, технология и социалистический феминизм в 1980-е годы». Социалистическое обозрение 80: 65-108.

Хардинг С. (1986) Социальный вопрос в феминизме . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

Хартсок Н. (1983) Деньги, секс и власть: к феминистскому историческому материализму . Нью-Йорк: Лонгман.

Ирвин, Дж. Майлз, И. и Эванс, Дж. (Редакторы) (1981) (источник, 1979) Демистификация социальной статистики . Лондон: Pluto Press.

Ло, Дж. И Рупперт, Э. (2013) «Социальная жизнь методов: устройства» Journal of Cultural Economy 6: 3, 229-240.

Окли А. (2000) Эксперименты в познании. Гендер и метод в социальных науках. Кембридж: Polity Press.

Сэвидж, М. (2010) Идентичность и социальные изменения в Великобритании с 1940 года. Политика метода. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Savage, M. (2013) «Социальная жизнь методов»: критическое введение », Theory, Culture & Society 30 (3): DOI: 10.1177 / 026327641348616 (загружено OU 24 октября 2013 г.).

Смит, Д.(1987) Повседневный мир как проблемный . Милтон Кейнс, Open University Press.

Штейнмец, Г. (ред.) (2004) Политика метода в гуманитарных науках: позитивизм и его эпистемологические другие . Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press.

---------------------------

(1) Эвелин Рупперт в настоящее время является профессором кафедры социологии Голдсмит-колледжа Лондонского университета

(2) Майк Сэвидж в настоящее время является профессором кафедры социологии Лондонской школы экономики и политических наук Лондонского университета.

(3) Конференция CRESC 2010 была посвящена четырем потокам: 1. Устройство. 2. Проблема больших данных. 3. Привлечение визуального. 4. Преобразующая практика: история, дисциплина и движения. Здесь была развита идея метода «подчиненного».

(4) Примеры текстов: Hartsock 1983, Haraway 1985, Harding 1986, Smith 1987.

Социальные принципы: политическое сообщество

В то время как наша преданность Богу важнее нашей преданности любому государству, мы признаем жизненно важную функцию правительства как основного средства управления обществом.Поскольку мы знаем, что несем ответственность перед Богом за социальную и политическую жизнь, мы заявляем следующее относительно правительств:

Основные свободы и права человека

Мы возлагаем на правительства ответственность за защиту прав людей на свободные и справедливые выборы и свободу слова, религии, собраний, средств массовой информации, а также петиции о возмещении жалоб без страха репрессалий; право на неприкосновенность частной жизни; и гарантиям прав на достаточное питание, одежду, жилье, образование и медицинское обслуживание.Блокада и эмбарго, направленные на то, чтобы воспрепятствовать потоку или свободной торговле продуктами питания и медикаментами, представляют собой методы, которые причиняют боль и страдания, недоедание или голод со всеми его пагубными последствиями для ни в чем не повинного и мирного гражданского населения, особенно детей. Мы отвергаем их как инструменты внутренней и внешней политики независимо от политических или идеологических взглядов. Форма и руководители всех правительств должны определяться путем осуществления права голоса, гарантированного всем взрослым гражданам.Мы также категорически отвергаем слежку и запугивание политических оппонентов со стороны находящихся у власти правительств, а также все другие злоупотребления выборными должностями или назначениями. Использование задержания и тюремного заключения для преследования и устранения политических оппонентов или других диссидентов нарушает основные права человека. Более того, жестокое обращение или пытки, а также другие жестокие, бесчеловечные и унижающие достоинство виды обращения или наказания людей со стороны правительства с какой-либо целью нарушают христианское учение и должны осуждаться и / или противостоять христианам и церквям, где бы и когда бы они ни происходили.

Церковь рассматривает институт рабства, практику и совершение геноцида, военные преступления, преступления против человечности и агрессию как позорное и ужасное зло. Такое зло разрушительно для человечества, способствует безнаказанности и поэтому должно быть безоговорочно запрещено всеми правительствами и никогда не должно допускаться церковью.

К началу

Политическая ответственность

Сила политической системы зависит от полного и добровольного участия ее граждан.Церковь должна постоянно оказывать сильное этическое влияние на государство, поддерживая политику и программы, которые считаются справедливыми, и выступая против несправедливых политик и программ.

К началу

Отношения с церковью и государством

Объединенная методистская церковь на протяжении многих лет поддерживает отделение церкви от государства. В некоторых частях мира это разделение гарантировало разнообразие религиозных выражений и свободу поклоняться Богу согласно совести каждого человека.Разделение церкви и государства не означает их органического союза, но допускает взаимодействие. Государство не должно использовать свою власть для пропаганды определенных религиозных убеждений (включая атеизм), а также не должно требовать молитв или богослужений в государственных школах, но должно предоставить учащимся свободу исповедовать свои собственные религиозные убеждения. Мы считаем, что государство не должно пытаться контролировать церковь, а церковь не должна стремиться доминировать над государством. Законное и жизненно важное разделение церкви и государства, которое послужило делу свободы вероисповедания, не должно быть неверно истолковано как отмена любого религиозного выражения из общественной жизни.

К началу

Свобода информации

Граждане всех стран должны иметь доступ ко всей необходимой информации, касающейся своего правительства и его политики. Незаконная и недобросовестная деятельность, направленная против отдельных лиц или групп со стороны их собственных правительств, не должна оправдываться или храниться в секрете даже под предлогом национальной безопасности.

К началу

Образование

Мы верим, что каждый имеет право на образование.Мы также считаем, что ответственность за образование молодежи лежит на семье, религиозных общинах и правительстве. В обществе эта функция может быть лучше всего выполнена посредством государственной политики, обеспечивающей доступ всех людей к бесплатным государственным начальным и средним школам, а также к высшим учебным заведениям по их выбору. Финансовые барьеры не должны препятствовать людям в доступе к церковным и другим независимым высшим учебным заведениям. Мы подтверждаем право государственных и независимых колледжей и университетов на существование и поддерживаем государственную политику, которая обеспечивает доступ и выбор и не создает неконституционных противоречий между церковью и государством.Мы считаем, что колледжи и университеты должны гарантировать, что академическая свобода защищена для всех членов академического сообщества, а также создана среда обучения, позволяющая свободно обмениваться идеями. Утверждаем соединение разума и веры; поэтому мы призываем колледжи и университеты охранять выражение религиозной жизни в университетском городке.

К началу

Гражданское повиновение и гражданское неповиновение

Правительства и законы должны быть слугами Бога и людей.Граждане обязаны соблюдать законы, принятые должным образом в соответствии с упорядоченным и справедливым процессом правительства. Но правительства, равно как и отдельные люди, подлежат суду Божьему. Таким образом, мы признаем право людей выражать несогласие, когда они действуют под принуждением совести и, исчерпав все средства правовой защиты, сопротивляться или не подчиняться законам, которые они считают несправедливыми или которые применяются дискриминационным образом. Даже в этом случае следует проявлять уважение к закону, воздерживаясь от насилия и желая принять цену непослушания.Мы не поощряем и не оправдываем любые формы насильственного протеста как законного осуществления свободы слова или гражданского неповиновения. Мы молимся за тех, кто имеет законную власть и служит обществу, и поддерживаем их усилия по обеспечению справедливости и равных возможностей для всех людей. Мы подтверждаем обязанность церквей поддерживать тех, кто страдает из-за своей совести, представленной ненасильственными убеждениями или действиями. Мы настоятельно призываем правительства обеспечить гражданские права, как они определены в Международном пакте о гражданских и политических правах, лицам, подвергшимся юридической опасности из-за этих ненасильственных действий.

К началу

Смертная казнь

Мы верим, что смертная казнь отрицает силу Христа искупить, восстановить и преобразовать всех людей. Объединенная методистская церковь глубоко обеспокоена преступностью во всем мире и ценностью любой жизни, отнятой в результате убийства или убийства. Мы верим, что вся человеческая жизнь священна и создана Богом, и поэтому мы должны рассматривать всю человеческую жизнь как значительную и ценную. Когда правительства вводят смертную казнь (высшая мера наказания), жизнь осужденного обесценивается, и всякая возможность изменения в жизни этого человека прекращается.Мы верим в воскресение Иисуса Христа и в то, что возможность примирения со Христом приходит через покаяние. Этот дар примирения предлагается всем без исключения людям и придает всей жизни новое достоинство и святость. По этой причине мы выступаем против смертной казни (смертной казни) и призываем исключить ее из всех уголовных кодексов.

К началу

Уголовное и восстановительное правосудие

Чтобы защитить всех людей от посягательств на их личные и имущественные права, правительства создали механизмы правоохранительной деятельности и суды.Широкий спектр вариантов приговора служит для выражения возмущения сообщества, вывода из строя опасных преступников, сдерживания преступности и предоставления возможностей для реабилитации. Мы поддерживаем правительственные меры, направленные на сокращение и искоренение преступности, которые согласуются с уважением основных свобод человека.

Мы отвергаем любое неправомерное использование этих механизмов, в том числе их использование в целях мести или преследования или запугивания тех, чья раса, внешний вид, образ жизни, экономическое положение или убеждения отличаются от тех, кто наделен властью.Мы отвергаем любое неосторожное, бессердечное или дискриминационное применение закона, которое препятствует правосудию в отношении лиц с ограниченными возможностями и всех тех, кто не говорит на языке страны, в которой они контактируют с правоохранительными органами. Мы также поддерживаем меры, направленные на устранение социальных условий, ведущих к преступлению, и поощряем постоянное позитивное взаимодействие между сотрудниками правоохранительных органов и членами общества в целом.

В любви Христа, который пришел спасти тех, кто потерян и уязвим, мы призываем к созданию действительно новой системы для ухода за жертвами, правонарушителями, должностных лиц системы уголовного правосудия и общества в целом и их восстановления.Восстановительное правосудие проистекает из библейского авторитета, который подчеркивает правильные отношения с Богом, собой и сообществом. Когда такие отношения нарушаются или разрываются в результате преступления, создаются возможности исправить положение.

Большинство систем уголовного правосудия во всем мире карают. Эти карательные системы правосудия претендуют на то, чтобы привлечь правонарушителей к ответственности перед государством и использовать наказание в качестве уравновешивающего инструмента для обеспечения ответственности. Напротив, реституционное правосудие стремится привлечь правонарушителя к ответственности перед потерпевшим и разрушенным сообществом.С помощью преобразующей силы Бога восстановительное правосудие стремится исправить ущерб, исправить ошибку и принести исцеление всем участникам, включая жертву, преступника, семьи и общество. Церковь преображается, когда она отвечает на требования ученичества, становясь агентом исцеления и системных изменений.

К началу

Военная служба

Мы сожалеем о войне и призываем к мирному урегулированию всех споров между народами. С самого начала христианская совесть боролась с суровой реальностью насилия и войны, поскольку это зло явно подрывает любящие замыслы Бога в отношении человечества.Мы с нетерпением ждем того дня, когда больше не будет войны и люди будут жить вместе в мире и справедливости. Некоторые из нас считают, что война и другие акты насилия неприемлемы для христиан. Мы также признаем, что многие христиане считают, что, когда мирные альтернативы потерпели неудачу, сила оружия, к сожалению, может быть предпочтительнее неконтролируемой агрессии, тирании и геноцида. Мы чтим свидетельство пацифистов, которые не позволят нам успокаиваться на войне и насилии. Мы также уважаем тех, кто поддерживает применение силы, но только в экстремальных ситуациях и только тогда, когда необходимость очевидна вне разумных сомнений, и через соответствующие международные организации.Мы призываем к установлению верховенства закона в международных делах как средства искоренения войны, насилия и принуждения в этих делах.

Мы отвергаем национальную политику принудительной военной службы как несовместимую с Евангелием. Мы признаем мучительную напряженность, вызванную требованием национальных правительств о военной службе. Мы призываем всех молодых людей обращаться за советом к Церкви при принятии сознательного решения относительно характера своей гражданской ответственности.Пасторов призывают быть доступными для консультирования всех молодых людей, которым грозит призыв в армию или которые рассматривают возможность добровольного призыва в вооруженные силы, включая тех, кто сознательно отказывается сотрудничать с системой призыва.

Мы поддерживаем и распространяем служение Церкви на тех людей, которые сознательно выступают против любой войны или какой-либо конкретной войны и поэтому отказываются служить в вооруженных силах или сотрудничать с системами призыва в армию. Мы также поддерживаем и распространяем служение Церкви на всех людей.Сюда входят те, кто сознательно выбирает службу в вооруженных силах или соглашается на альтернативную службу. Когда люди выбирают службу в вооруженных силах, мы поддерживаем их право на адекватную помощь в связи с полученными травмами и выступаем за выделение достаточных ресурсов для удовлетворения их потребностей в физическом и психическом здоровье как во время службы, так и после нее. Мы осознаем, что можем стать виновными как из-за военных действий, так и из-за отказа от военной службы по соображениям совести, и что все мы зависим от Божьего прощения.

К началу

Из Книги дисциплины Объединенной методистской церкви - 2016.Авторское право 2016 г. - Объединенный методистский издательский дом. Используется с разрешения.

Вернуться к нашим социальным принципам

Сложность и анализ политической и социальной жизни в JSTOR

Информация о журнале

Ежеквартальный журнал политических наук является самым старым и широко распространенным. читать политологический журнал в стране. Издается с 1886 г. PSQ предлагает критический и своевременный анализ как внутренних, так и вопросы внешней политики, а также политических институтов и процессов.PSQ не имеет идеологической или методологической предвзятости и редактируется сделать понятными даже технические выводы политологам, историкам, и другие социологи независимо от подполя. Каждый выпуск состоит из пять или шесть содержательных статей ведущих ученых, а также от 30 до 40 научные и полезные книжные обзоры. Для просмотра и поиска выпусков, опубликованных за последние пять лет, посетите http://www.psqonline.org.

Информация об издателе

Академия политических наук - это беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 году с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научный экзамен политических институтов, процессов и государственной политики (2) для обогащения политических обсуждать и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятном путь к политическим лидерам для использования в выработке государственной политики и процессе управления, и (3) просвещать широкую публику, чтобы они стали информировали избирателей о демократическом процессе.Основные средства достижения эти цели - его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия. конференций, а также публикацию трудов или симпозиумов, основанных на конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений зарегистрировались в качестве членов, участвовали на своих конференциях и способствовал его публикациям. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш - почетные члены Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад вопросы, перепечатки, разрешения или отправка рукописей обращайтесь в Академию политологии. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

PHIL 182: Социальная и политическая философия: философия, факультет: Университет Лойола, Чикаго

PHIL 182: Социальная и политическая философия

Общее описание каталога

Этот курс исследует нормы или принципы, которые устанавливают и оправдывают общества и определяют права и обязанности общества по отношению к его собственным членам, членов по отношению друг к другу и к обществу в целом, и общества в отношении другим обществам.Курс рассматривает применение этих принципов к таким вопросам, как справедливость, права человека, политические и социальные институты и мировое сообщество.


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Натан Бертхайуме

Объединяющая тема этого курса будет сосредоточена на взаимосвязи между развитием цивилизации и улучшением людей (морально, экономически и политически). Мы рассмотрим, есть ли у цивилизации как положительные, так и отрицательные последствия.В частности, мы исследуем технологию (центральную черту развития цивилизации) и ее связь с нашей способностью вести жизнь, полную человеческого процветания. Мы будем исследовать различные способы, которыми технологии влияют на нашу моральную, социальную и политическую жизнь, чтобы увидеть, как именно преимущества технологий могут иметь важные ограничения. В связи с этим, некоторые из основных вопросов, которые мы будем задавать в течение семестра: (1) Какова природа технических знаний? (2) Есть ли какие-то технические знания, связанные с политикой и вопросами справедливости? (3) Какое влияние оказывают технологии на политику и политический дискурс? (4) Как мы должны жить вместе, как люди с технологиями? Пытаясь сформулировать некоторые ответы на эти вопросы, мы также обратимся к темам, более общим для вводного курса социальной и политической философии.

Типичные чтения:
Работы Софокла, Платона, Руссо, Маркса, Фрейда и Хайдеггера.


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Ардис Коллинз

Курс исследует один из центральных вопросов философии: как мы, люди, должны жить вместе? Учитывая, что социальные и политические институты формируют нас и формируются нами, какие ценности мы должны принять, чтобы наилучшим образом реализовать свою природу как личности и общества? Этот общий вопрос раскрывает нормативный характер философского подхода к социальным проблемам.Философия не просто описывает и анализирует социальные структуры и способы мышления. Спрашивается, такими ли они должны быть. Он ставит вопросы: «к какому типу общества мы должны стремиться» и «Как можно достичь этой цели».

Задавая таким образом социальный вопрос, курс обращается к проблеме справедливости. В философии проблема справедливости относится к более широкому философскому вопросу, а именно, какие принципы должны регулировать отношения между людьми. Вопросы о справедливости сосредотачиваются особенно на том, что человек может законно требовать или ожидать от этих отношений.

Этот курс направлен на решение этой проблемы путем изучения того, каким образом отношения между людьми связаны с их участием в общественной жизни, и путем выяснения того, что люди могут требовать или ожидать от своего участия в жизни общества. Курс рассматривает этические вопросы, исследуя противоречие между личными моральными принципами и обязательствами социальной жизни, и спрашивая, как этика межличностных отношений принадлежит и обусловлена ​​социальным существованием человека. Он исследует, как этические суждения требуют суждений о правах и обязанностях членства в сообществе.

Типичные чтения:
Джон Локк, Второй трактат о правительстве ; Джон Стюарт Милль, на свободе, ; Выдержки из Гегеля Элементы философии права и Введение в философию истории ; Карл Маркс, отрывки из ранних произведений и из Capita л; Дж. Хабермас, отрывки из Философских дискурсов современности , Ханна Арендт, Состояние человека .


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Вирджиния де Оливейра-Алвес

Этот курс представляет собой введение в социальную и политическую философию, область философии, касающуюся того, как мы должны жить вместе.Таким образом, он фокусируется на принципах регулирования совместной жизни членов общества. В нем исследуются несколько уместных вопросов, в основном вопросы политической власти, сформулированные как «как мы оправдываем правительство», свободы, включая права личности, и социальной справедливости.

Типичные показания включают:

Платон (Извинения и Крито), Аристотель, Томас Гоббс, Джон Локк, Жан-Жак Руссо, Джон Ролз, Роберт Нозик, Сьюзан Моллер Окин, Чарльз Миллс, Юрген Хабермас, Карл Маркс


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Николетта Руане

В этом курсе мы поднимаем вопрос «Как нам лучше всего жить вместе?» В контексте американской традиции, начиная с классического либерализма 17, 18 и 19 веков.Затем мы обратимся к анализу и ответам на классический либерализм XIX и XX веков, которые рассматривают, как наши социальные и политические взаимодействия обусловлены экономическими реалиями. Когда мы исследуем вопросы справедливости, которые натянуты конфликтами между политической организацией и экономическими императивами, мы руководствуемся этим вопросом: учитывая, что социальные и политические институты формируют нас и формируются нами, какие институты мы должны принять, чтобы наилучшим образом удовлетворить наши многочисленные и разнообразные человеческие потребности?


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Винсент Самар

Этот курс исследует нормы или принципы, которые устанавливают и оправдывают общества и определяют права и обязанности общества по отношению к его собственным членам, членов по отношению друг к другу и к обществу в целом, и общества в отношении другим обществам.Курс рассматривает применение этих принципов к таким вопросам, как справедливость, права человека, политические и социальные институты и мировое сообщество. Поскольку институт права обеспечивает центральный организационный инструмент того, как на самом деле функционируют демократические общества, в курсе будут рассмотрены все вышеперечисленные вопросы как сами по себе, так и в контексте конкретных примеров из американского юридического опыта.

Задачи обучения
1. Познакомить учащихся с глубоким пониманием некоторых концептуальных и нормативных вопросов, связанных с верховенством закона.
2. Показать, как право и правовые институты не могут быть полностью концептуализированы вне политической / моральной / социальной среды, в которой они действуют; и далее рассмотреть вопрос о том, делает ли эта среда ценным для судов в сегодняшнем тесно связанном мире не только внимание к их собственным прецедентам, но и соответствующим хорошо продуманным решениям, принятым другими национальными и международными трибуналами.
3. Соединить широкие философские теории прав, свобод и справедливости с конкретными приложениями, ориентированными на факты, в которых институт права будет играть однозначно доминирующую роль.
4. Помочь ученику оценить огромные социальные, политические и моральные трудности, с которыми, в частности, сталкиваются демократии, когда они соглашаются действовать в соответствии с верховенством закона, а не только по правилам большинства.


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Этот курс исследует один из центральных вопросов философии: как мы, люди, должны жить вместе? То есть, учитывая, что социальные и политические институты формируют нас и формируются нами, какие институты мы должны принять, чтобы мы могли наилучшим образом реализовать нашу природу как индивидуальных и социальных существ?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы рассмотрим четыре классических философских текста, а затем обратим наше внимание на два современных произведения.Мы начнем с одного из самых важных произведений античной политической философии, «Республики Платона», за которым последует центральный текст современной политической философии, «Принц» Никколо Макиавелли, который мы прочитаем вместе с отрывками из его (очень разных) дискурсов. приступим к анализу двух великих движений девятнадцатого века, которые сформировали нашу жизнь сегодня: либерализм и социализм. Мы подробно изучим две классические работы: «О свободе» Джона Стюарта Милля и «Коммунистический манифест» Карла Маркса и Фридриха Энгельса.В заключение мы рассмотрим две работы, в которых представлены противоположные стороны дискуссии, которая доминировала в 20-м веке: капитализм против социализма. Мы прочитаем классику Милтона Фридмана «Капитализм и свобода» и мою книгу «После капитализма». Эти работы прольют свет на текущий глобальный экономический кризис, самый серьезный со времен Великой депрессии, и его последствия для будущего.


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Кортни Стюарт

Этот курс исследует один из центральных вопросов философии и социальной теории: как мы, люди, должны жить вместе? В частности, этот курс будет посвящен вопросу «Что такое справедливость?». Мы исследуем вопросы о том, почему люди хотят жить в справедливом обществе и как можно признать справедливое общество.Мы уделим особое внимание пониманию и анализу классических и современных теорий справедливости и обсуждению того, как справедливость проявляется в общественных отношениях.


P HIL 182: Социальная и политическая философия

Тимоти Вайдель

В этом курсе мы углубимся в один из центральных вопросов философии (и общества в целом): как нам организовать наше общество и его руководящие органы? Чтобы быть более точным, мы сосредоточимся на таких вопросах, как: (1) Какова функция правительства? (2) Какие блага должны ценить правительство и его члены? (3) Какие обязанности правительство несет перед своими членами? (4) Какие обязанности он несет перед другими правительствами и их членами (если таковые имеются)?

В первой половине курса мы рассмотрим различные исторические точки зрения на эти вопросы и подробно обсудим понятия свободы, свободы, прав и обязанностей.Вторая половина курса будет придерживаться более современного подхода, сосредоточив внимание на вопросах прав человека, экономической свободы и социальной справедливости в формирующемся глобальном сообществе.


PHIL 182: Социальная и политическая философия

Томас Рен

Первая половина этого курса предоставит исторический и философский контекст для размышлений об этическом измерении общества с использованием классических философских текстов, таких как «Республика» Платона. Во второй части будут использованы современные чтения, касающиеся взаимоотношений между культурой, обществом и моралью, такие как «Мультикультурализм: изучение политики признания» Чарльза Тейлора.В версиях этого курса «служебное обучение» я также уделю особое внимание вопросам глобального правосудия, уделяя особое внимание условиям в Африке. Компонент услуг этих курсов будет связан с работой, которую организации кампуса выполняют в отношении оказания медицинской помощи (GlobeMed), сиротам от СПИДа / ВИЧ (Глобальный альянс для Африки в Лойоле), голода (Oxfam в Лойоле) и аналогичным вопросам глобализации.


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *