Салтыков щедрин автобиография: Краткая биография Салтыкова-Щедрина Михаила Евграфовича и творчество писателя

Содержание

Биография Михаила Салтыкова-Щедрина — РИА Новости, 02.03.2020

В 1845-1847 годах Салтыков посещал собрания кружка русских утопических социалистов — «пятницы» Михаила Буташевича-Петрашевского, с которым познакомился еще в лицее.

В 1847-1848 годах в журналах «Современник» и «Отечественные записки» были опубликованы первые рецензии Салтыкова.

В 1847 году в «Отечественных записках» была напечатана первая повесть Салтыкова «Противоречия», посвященная экономисту Владимиру Милютину.

В марте 1848 года в том же издании опубликована вторая повесть Салтыкова «Запутанное дело». 

Выход этого произведения совпал с ужесточением цензурных ограничений после Великой французской революции и организацией секретного комитета под председательством князя Меншикова, в результате повесть была запрещена, а ее автор выслан в Вятку (ныне Киров) и назначен на должность писца в Губернском правлении.

В 1855 году Салтыков получил разрешение возвратиться в Петербург.

В 1856-1858 годах он был чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, участвовал в подготовке крестьянской реформы 1861 года.

С 1856 года по 1857 год в «Русском вестнике» были опубликованы «Губернские очерки» Салтыкова под псевдонимом «Н. Щедрин». «Очерки» были отмечены вниманием Николая Чернышевского и Николая Добролюбова, посвятивших им статьи.

В марте 1858 года Салтыков был назначен вице-губернатором города Рязани.

В апреле 1860 года в связи с конфликтом с рязанским губернатором, Салтыков был назначен вице-губернатором Твери, в январе 1862 года подал в отставку.

В 1858-1862 году вышли сборники «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», в которых впервые появился город Глупов — собирательный образ современной российской действительности.

В 1862-1864 годах Салтыков входил в редакцию журнала «Современник».

В 1864-1868 годах занимал должности председателя пензенской Казенной палаты, управляющего тульской Казенной палатой и управляющего Казенной палатой Рязани.

С 1868 года сотрудничал с журналом «Отечественные записки», с 1878 года был ответственным редактором журнала.

В период работы в «Отечественных записках» писатель создал свои значительные произведения — романы «История одного города» (1869-1970) и «Господа Головлевы» (1875-1880).

Параллельно писатель работал над публицистическими статьями, в 1870-х годах он выпустил сборники рассказов «Признаки времени», «Письма из провинции», «Помпадуры и Помпадурши», «Господа Ташкентцы», «Дневник провинциала в Петербурге», «Благонамеренные речи», ставшие заметным явлением не только в литературе, но и социально-политической жизни.

В 1880-х года увидели свет сказки Салтыкова-Щедрина, первые из них были опубликованы в 1869 году.

В 1886 году был написан роман «Пошехонская старина».

В феврале 1889 года писатель начал подготовку авторского издания собрания сочинений в девяти томах, но при его жизни вышел лишь один том.

10 мая (28 апреля по старому стилю) 1889 года Михаил Салтыков-Щедрин скончался в Петербурге. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища.

В 1890 году вышло полное собрание сочинений писателя в девяти томах. С 1891 по 1892 год было издано полное собрание сочинений в 12 томах, подготовленное наследниками автора, которое неоднократно переиздавалось.

Салтыков-Щедрин был женат на Елизавете Болтиной, с которой познакомился во время вятской ссылки, в семье родились сын Константин и дочь Елизавета.

В 1968 году в городе Кирове в доме, где писатель жил, отбывая ссылку, был создан первый дом-музей Михаила Салтыкова-Щедрина.

В 1976 году к 150-летнему юбилею Салтыкова-Щедрина в Калинине (ныне Тверь) в мемориальном доме, в котором жил писатель, находясь на посту вице-губернатора Твери, был открыт музей.

Также музей открылся в 1986 году, в год 160-летнего юбилея писателя, в родовой церкви господ Салтыковых Преображения Господня в селе Спас-Угол Талдомского района.

В 2008 году в Рязани был установлен бронзовый бюст писателя.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Биография Салтыкова-Щедрина

Михаил Салтыков-Щедрин – русский писатель, журналист, редактор журнала «Отечественные записки», Рязанский и Тверской вице-губернатор. Салтыков-Щедрин являлся мастером острова слова и был автором многих афоризмов.

Ему удавалось создавать прекрасные работы в жанре сатиры и реализма, а также помогать читателю, анализировать свои ошибки.

В биографии Салтыкова-Щедрина есть много интересных фактов, о которых вы, вероятнее всего, не знали.

Итак, перед вами краткая биография Михаила Салтыкова-Щедрина.

Краткая биография Салтыкова-Щедрина

Михаил Евграфович Салтыков родился 15 января 1826 г. в деревне Спас-Угол, Тверской губернии. Интересно, что вторая часть его фамилии (Щедрин) является его псевдонимом.

Рос Михаил в образованной дворянской семье.

Его отец, Евграф Васильевич, работал коллежским советником. Мать, Ольга Михайловна, была дочерью богатого дворянина.

Кроме Михаила, в семье Салтыковых родилось еще 2 мальчика и 3 девочки.

Детство и юность

Несмотря на то, что будущий литератор был с малых лет окружен любовью и заботой, он не очень хорошо отзывался о своем детстве. В частности, он не любил свою мать, которая была властной и строгой женщиной.

По воспоминаниям Салтыкова-Щедрина, именно из-за нее в их семействе часто возникали скандалы.

В юном возрасте ему удалось выучить немецкий и французский языки, а также изучить разные науки.

Полученные знания пригодились ему в биографии и помогли успешно сдать экзамены в Московский дворянский институт, где он получал хорошие оценки.

После этого Михаил продолжил учебу в престижном Царском лицее, в котором училась «золотая молодежь» России.

Пожалуй, самым известным его выпускником был Александр Пушкин.

Во время учебы в лицее, Салтыков-Щедрин перестал следить за своей внешностью, начал ругаться, курить, а также часто попадал в карцер за недостойное поведение.

В результате, студент окончил лицей в чине коллежского секретаря. Интересно, что именно в данный период биографии он попробовал написать свои первые произведения.

После этого Михаил начал работать в канцелярии военного ведомства. Он продолжал заниматься писательской деятельностью и серьезно заинтересовался работами французских социалистов.

Ссылка в Вятку

Первыми повестями в биографии Салтыкова-Щедрина стали «Запутанное дело» и «Противоречия». В них он поднимал важные вопросы, идущее вразрез с политикой действующей власти.

В итоге Салтыков-Щедрин был сослан в ссылку в Вятку, где также работал в канцелярии. Там Михаил Евграфович еще больше уделял внимания изучению истории, занимался переводческой деятельностью, а также часто общался с простыми людьми.

Когда в 1855 г. на троне оказался Александр 2 (см. интересные факты об Александре 2), ему разрешили вернуться домой. На следующий год он был назначен чиновником особых поручений при Министерстве внутренних дел.

Творчество Салтыкова-Щедрина

Михаил Салтыков-Щедрин является одним из наиболее ярких представителей сатиры в русской литературе. Он обладал тонким чувством юмора и умел блестяще передавать его на бумаге.

Интересен факт, что именно им были придуманы такие выражения, как «головотяпство», «мягкотелый» и «благоглупость».

Один из самых популярных портретов писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина

После того, как Салтыков-Щедрин возвратился из ссылки в Петербург, он опубликовал сборник рассказов «Губернские очерки» под именем Николая Щедрина.

Стоит заметить, что даже после того, как он приобрел всероссийскую популярность, многие его почитатели будут вспоминать именно это произведение.

В своих рассказах Салтыков-Щедрин изобразил множество разных героев, которые, по его мнению, являлись яркими представителями русского народа.

В 1870 г. Салтыков-Щедрин написал один из наиболее известных рассказов в своей биографии – «История одного города».

Стоит заметить, что данное произведение изначально не было оценено по достоинству, поскольку в нем присутствовала масса аллегорий и необычных сравнений.

Некоторые критики даже обвинили Михаила Евграфовича в намеренном искажении исторических фактов. В рассказе были представлены простые люди разного ума и характера, которые беспрекословно подчинялись власти.

В скором времени из-под пера Салтыкова-Щедрина вышла очень интересная и глубокая по содержанию сказка «Премудрый пискарь». В ней рассказывалось о всего боящемся пискаре, который до самой смерти прожил в страхе и одиночестве.

Затем он начал работать редактором в издании «Отечественные записки», владельцем которого был Николай Некрасов. В этом журнале, помимо своих прямых обязанностей, Михаил Салтыков-Щедрин также публиковал собственные произведения.

В журнале впервые были опубликованы наиболее выдающиеся произведения русской литературы 1840-х годов – стихотворения и повести Лермонтова, произведения Достоевского и Островского (см. интересные факты об Островском).

В 1880 г. Салтыков-Щедрин написал гениальный роман «Господа Головлевы». В нем рассказывалось о семье, которая всю сознательную жизнь думала только об увеличении своего капитала. В конечном счете это привело все семейство к духовному и моральному разложению.

Личная жизнь

В биографии писателя была только одна жена – Елизавета Болтина. Салтыков-Щедрин познакомился с ней во время ссылки. Девушка была дочерью вице-губернатора и была на 14 лет младше жениха.

Изначально отец не хотел отдавать Елизавету замуж за опального писателя, однако, пообщавшись с ним, изменил свое решение.

Интересен факт, что мать Михаила была категорически против того, чтобы он женился на Болтиной. Причиной тому был юный возраст невесты, а также маленькое приданое. В конце концов, в 1856 г. Салтыков-Щедрин все-таки женился.

Салтыков-Щедрин с женой

Вскоре между молодоженами начали происходить частые ссоры. По своей натуре Салтыков-Щедрин являлся прямым и смелым человеком. Елизавета же, наоборот, была спокойной и терпеливой девушкой. Кроме этого она не обладала острым умом.

По воспоминаниям друзей Михаила Евграфовича, Болтина любила встревать в разговор, говоря много лишних вещей, которые, к тому же, часто не относились к делу.

В такие моменты литератор просто выходил из себя. Кроме этого жена Салтыкова-Щедрина любила роскошь, что еще больше увеличивало расстояние между супругами.

Несмотря на это они прожили вместе всю жизнь. В этом браке у них родилась девочка Елизавета и мальчик Константин.

Биографы Салтыкова-Щедрина утверждают, что он неплохо разбирался в винах, играл на фортепьяно и был экспертом в вопросах, касающихся ненормативной лексики.

Смерть

В последние годы писатель серьезно страдал от ревматизма. Помимо этого, состояние его здоровья ухудшилось после того, как в 1884 г. были закрыты «Отечественные записки». Цензура посчитала издание распространителем вредных идей.

Незадолго до смерти Салтыков-Щедрин был прикован к кровати, нуждаясь в посторонней помощи и заботе. Однако он не терял оптимизма и чувства юмора.

Нередко, когда он не мог в силу слабости принять гостей, он просил передавать им: «Я очень занят – умираю».

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин умер 28 апреля 1889 г. в возрасте 63 лет. Согласно его просьбе, его похоронили рядом с могилой Ивана Тургенева на Волковском кладбище.

Если вам понравилась краткая биография Салтыкова-Щедрина – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся биографии известных людей вообще, и интересные истории из их жизни в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Михаил Салтыков-Щедрин – биография, книги, отзывы, цитаты

Родился 15 (27) января в с.Спас-Угол, Калязинского уезда Тверской губ. в старой дворянской семье, с ранних лет наблюдал дикость крепостнических нравов. Десяти лет от роду поступил в московский дворянский институт, затем был, как один из лучших воспитанников, переведен в Царскосельский лицей и принят на казенный счет. В 1844 окончил курс. В лицее под влиянием еще свежих преданий пушкинской поры каждый курс имел своего поэта — эту роль и играл Салтыков. Несколько его стихотворений, исполненных юношеской грусти и меланхолии (у тогдашних знакомых он слыл «мрачным лицеистом»), было помещено в «Библиотеке для Чтения» за 1841 и 1842 и в «Современнике» в 1844 и 1845. Однако он вскоре осознал, что у него нет призвания к поэзии, и перестал писать стихи.

В августе 1844 зачислен на службу в канцелярию военного министра, но литература занимала его гораздо больше. Он много читал и проникался новейшими идеями французских социалистов (Фурье, Сен-Симона) и сторонников всякого рода «эмансипации» (Жорж Санд и др.) — картина этого увлечения нарисована им тридцать лет спустя в четвертой главе сборника За рубежом. Подобными интересами был во многом обязан сближению с кружком радикалов-вольнодумцев под руководством М.В.Петрашевского. Начинает писать — сначала небольшие книжные рецензии в «Отечественные Записки», потом повести — Противоречия (1847) и Запутанное дело (1848). Уже в рецензиях проглядывает образ мыслей зрелого автора — отвращение к рутине, к прописной морали, негодование по поводу реалий крепостного права; попадаются блестки искрометного юмора. В первой повести улавливается тема ранних романов Ж.Санд: признание прав «вольной жизни» и «страсти». Запутанное дело — более зрелое сочинение, написанное под сильным влиянием гоголевской Шинели и, вероятно, Бедных людей Достоевского. «Россия, — размышляет герой повести, — государство обширное, обильное и богатое; да человек-то глуп, мрет себе с голоду в обильном государстве». «Жизнь — лотерея, — подсказывает ему привычный взгляд, завещанный отцом; — оно так.., но почему же она лотерея, почему ж бы не быть ей просто жизнью?» Эти строки, на которые прежде, наверное, никто не обратил бы особого внимания, были опубликованы сразу после французской революции 1848, отозвавшейся в России учреждением негласного комитета, облеченного особыми полномочиями для обуздания печати. В результате 28 апреля 1848 Салтыкова выслали в Вятку. Царскосельского выпускника, молодого дворянина наказали не столь строго: он был определен канцелярским чиновником при вятском губернском правлении, занимая затем ряд должностей, был и советником губернского правления.

Служебные обязанности принимал близко к сердцу. Провинциальную жизнь, в самых темных ее сторонах, хорошо узнал благодаря многочисленным командировочным поездкам по вятскому краю — богатый запас сделанных наблюдений нашел место в Губернских Очерках (1856-1857). Скуку умственного одиночества разгонял внеслужебными занятиями: сохранились отрывки его переводов французских научных трудов. Для сестер Болтиных, одна из которых в 1856 стала его женой, составил Краткую историю России. В ноябре 1855 ему разрешено было окончательно оставить Вятку. В феврале 1856 был причислен к министерству внутренних дел, потом назначен министерским чиновником особых поручений и командирован в Тверскую и Владимирскую губернии для обозрения делопроизводства местных комитетов ополчения.

Вслед за возвращением из ссылки возобновилась его литературная деятельность. Имя надворного советника Щедрина, которым были подписаны появлявшиеся в «Русском Вестнике» Губернские Очерки, сделалось популярным. Собранные в одну книгу, они открыли литературную страницу в исторической летописи эпохи либеральных реформ Александра II, положив начало так называемой обличительной словесности, хотя сами принадлежали к ней лишь отчасти. Внешняя сторона мира кляуз, взяток, злоупотреблений наполняет всецело лишь никоторые из них; на первый план здесь выдвигается психология чиновничьего быта. Сатирический пафос еще не получает исключительных прав, в духе гоголевской традиции юмор на ее страницах периодически сменяется откровенным лиризмом. Русское общество, только что пробудившееся к новой жизни и с радостным удивлением следившее за первыми проблесками свободы слова, восприняло очерки едва ли не как литературное откровение.

Обстоятельствами тогдашнего «оттепельного» времени объясняется и тот факт, что автор Губернских Очерков мог не только оставаться на службе, но и получать более ответственные должности. В марте 1858 был назначен рязанским вице-губернатором, в апреле 1860 переведен на ту же должность в Тверь. Параллельно очень много пишет, — печатаясь сначала в разных журналах (помимо «Русского Вестника» в «Атенее», «Библиотеке для чтения», «Московском вестнике»), а с 1860 — почти исключительно в «Современнике». Из созданного на заре реформ — между 1858 и 1862 — составились два сборника — Невинные рассказы и Сатиры в прозе. В них появляется собирательный образ города Глупова, символ современной России, «историю» которого Салтыков создал несколькими годами позже. Среди прочего описывается и процесс либеральных нововведений, в котором острый глаз сатирика улавливает скрытую ущербность — попытки сохранить в новых формах старое содержание. В настоящем и будущем Глупова усматривается один «конфуз»: «Идти вперед — трудно, идти назад — невозможно».

В феврале 1862 впервые вышел в отставку. Хотел поселиться в Москве и основать там новый журнал; но когда ему это не удалось, переехал в Петербург и с начала 1863 стал фактически одним из редакторов «Современника». В продолжении двух лет помещал в издании беллетристические произведения, общественные и театральные хроники, письма, рецензии на книги, полемические заметки, публицистические статьи. Стеснения, которые радикальный «Современник» на каждом шагу испытывал со стороны цензуры, побудили опять поступить на службу. В это время наименее активно занимается литературной деятельностью. Как только главным редактором «Отечественных Записок» с 1 января 1868 стал Некрасов, сделался одним из самых усердных их сотрудников. В июне 1868 окончательно покинул службу и стал соруководителем журнала, а после смерти Некрасова — его единственным официальным редактором. До 1884, пока существовали «Отечественные Записки», работал исключительно для них. В эти годы созданы сборники Признаки времени и Письма из провинции (оба -1870), История одного города (1870), Помпадуры и Помпадурши (1873), Господа Ташкентцы (1873), Дневник провинциала в Петербурге (1873), Благонамеренные речи (1876), В среде умеренности и аккуратности (1878), роман Господа Головлевы (1880), книги Сборник (1881), Убежище Монрепо (1882), Круглый год (1880), За рубежом (1881), Письма к тетеньке (1882), Современная Идиллия (1885), Недоконченные беседы (1885), Пошехонские рассказы (1886). Знаменитые Сказки, изданные отдельной книгой в 1887, появлялись первоначально в «Отечественных Записках», «Неделе», «Русских Ведомостях» и «Сборнике литературного фонда».

После запрещения «Отечественных Записок» помещал свои произведения преимущественно в либеральном «Вестнике Европы». Насильственное закрытие журнала переживал чрезвычайно тяжело, в то время как его здоровье и без того с сер. 1870-х было серьезно подорвано. Неутомимо занимался редакционной работой, воспринимая писательство как важнейшее служение на благо современной России. Одно из его писем сыну оканчивается такими словами: «Паче всего люби родную литературу и звание литератора предпочитай всякому другому». В то же время мысль об одиночестве, «отброшенности» удручала его все больше, обостряя физические страдания. Последние годы были отмечены медленной агонией, но писать он не переставал. Умер 28 апреля (10 мая) 1889 в Петербурге и был погребен, согласно завещанию, на Волковом кладбище, рядом с И.С.Тургеневым.

В истории русской классической сатиры место Салтыкова-Щедрина уникально. Если гоголевский «смех сквозь невидимые миру слезы» смягчался лиризмом и широтой философских обобщений, то сатира Салтыкова — это прежде всего безжалостный бич, разящий врага наповал, прямолинейное развенчание, пафос отвержения всего «неистинного» и «подлого», исполненный высокой риторикой «громов» и «молний». Он наследовал скорее не Фонвизину и Гоголю, а Ювеналу с его знаменитым «негодованием», которое «творит стихи», и Джонатану Свифту, желчному скептику, сумевшему вскрыть порочность человеческого общества. Но если Свифт отказывал в праве на благородство людской породе в целом, то Салтыков в фантасмагорические, гротескные маски «угрюм-бурчеевых» и «органчиков» вырядил насельников почти исключительно «русского космоса», создал галерею типажей, воплощающих нравственное уродство и моральный надлом в России эпохи «великих реформ» и последовавших за ними «заморозков». Не все внимательные читатели принимали сарказм писателя. В его бичующем негодовании, вызванном болезнями национальной жизни, зачастую отказывались видеть корни искреннего страдания и любви — а усматривали лишь злобу и поношение Отчизны. В.В.Розанов даже писал, что Салтыков-Щедрин «как матерый волк, напился русской крови и сытым отвалился в могилу».

Двадцать лет кряду все крупные явления русской общественной жизни встречали отголосок в щедринской сатире, иногда предугадывавшей их еще в зародыше. Особенность литературного почерка писателя состояла в синтезе беллетристического вымысла с откровенной публицистичностью, художественных преувеличений, гротескной деформации контуров реальных явлений с прямыми филиппиками по поводу самых актуальных политических и социальных вопросов. С этим связано тяготение к жанру очерка, занимающему промежуточное положение между художественной прозой и газетно-журнальной статьей на злободневные темы. При этом он стремился к широким обобщениям, старался показать моральные язвы как характерные симптомы болезней русской жизни и потому соединял очерки в крупные циклы.

Зенита его творчество достигло в то время, когда завершился главный цикл «великих реформ». В обществе все резче заявляли о себе косность и плоды тихого сопротивления новаторским начинаниям: мельчали учреждения, люди, усиливался дух хищения и наживы. Орудием борьбы становится у Салтыкова и экскурс в прошлое: составляя «историю одного города», он имеет в виду и настоящее. «Историческая форма рассказа, — говорил сатирик в одном из писем, — была для меня удобна потому, что позволяла мне свободнее обращаться к известным явлениям жизни…». И все же «настоящее» для Салтыкова — это не синоним только сегодняшнего дня. В Истории одного города оно объемлет судьбу императорской, послепетровской России вообще, воплощением которой становится город Глупов. Деспотизм и самодурство властей предержащих в сочетании с раболепием и тупостью «широких глуповских масс» создают по сути страшный образ страны, над которой нависла едва ли не апокалипсическая тень неизбежного воздаяния.

В первой половине 1870-х писатель дает отпор главным образом тем, кто стремится противостоять реформам предыдущего десятилетия — завоевать потерянные позиции или вознаградить себя за понесенные утраты. В Письмах из провинции историографы — т. е. те, кто издавна «создавал» русскую историю, — ведут борьбу с новыми сочинителями. В Дневнике провинциала сыплются, как из рога изобилия, прожекты, выдвигающие на первый план «благонадежных и знающих обстоятельства местных землевладельцев». В Помпадурах и Помпадуршах «крепкоголовые» «экзаменуют» мировых посредников-либералов. Не щадит Салтыков и новых учреждений — земство, суд, адвокатуру, требуя от них многого, и возмущается каждой уступкой, сделанной «мелочам жизни». В пылу борьбы мог быть несправедливым к отдельным лицам и учреждениям, но только потому, что им всегда руководило высокое представление о задачах эпохи.

Ко второй половине 1870-х относится появление в его творчестве «столпов», «опор общества», отличающихся хищничеством и наглостью, как, например, становой пристав Грациапов и собиратель «материалов» в Убежище Монрепо. Печальны картины разлагающихся семей, непримиримого разлада между «отцами» и «детьми» (Больное место, 1879; Господа Головлевы). С особенным негодованием обрушивался сатирик на «литературные клоповники», избравшие девиз — «мыслить не полагается», цель — порабощение народа, средство для ее достижения — клевету на противников. «Торжествующая свинья», выведенная на сцену в одной из последних глав книги За рубежом, не только допрашивает «правду», но и издевается над нею, публично поедая ее с громким чавканьем. С другой стороны, в литературу вторгается улица «с ее бессвязным галденьем, низменною несложностью требований, дикостью идеалов», служащая главным очагом «шкурных инстинктов». Позже наступает пора «лганья», властителем дум является «негодяй, порожденный нравственною и умственною мутью, воспитанный и окрыленный шкурным малодушием».

Цензура и постепенное «завинчивание гаек» в русском обществе обусловили обращение к аллегориям и эзопову языку, который позволял практиковать «литературные дерзости». Салтыков выработал особую систему иронических иносказаний — своеобразный «эзопов тезаурус», первый в истории драматических отношений русской словесности с государственной цензурой свод устоявшихся понятий: «порядок вещей» — государственный строй, «сердцевед» — шпион, «фюить» — внезапная ссылка в отдаленные места, «пенкоснимательство» -продажное приспособленчество журналистов и т.д.

Фантастика и иносказание были соприродны художественному таланту Салтыкова-Щедрина. Потому вполне закономерно появление в 1883-1886 его знаменитых Сказок. На первый взгляд, они неприхотливы, ориентированы на простой и выразительный народный язык, но по сути достаточно далеки от фольклорных истоков жанра. Сатирик заимствовал у народной сказки лишь принцип антропоморфизации, то есть «очеловечивания» животных. Сами образы зверей и птиц, а также фольклорные сюжеты и мотивы он принципиально переосмысливал с целью создания грандиозной аллегории современной русской жизни в жанре своеобразной прозаической басни-фельетона. В сказках имперская табель о рангах замещена представителями зоологического мира, зайцы изучают «статистические таблицы» и пишут корреспонденции в газеты, медведи ездят в командировки и «наводят порядок» среди распустившихся «лесных мужиков», рыбы толкуют о конституции и ведут диспуты о социализме. Фантастическая костюмировка одновременно оттеняет отрицательные черты типов и подвергает их безжалостному осмеянию: приравнивание жизни человека к деятельности низшего организма задает повествованию уничижительный фон независимо от сюжета.

В то же время в лучших сочинениях развенчание сложно переплетается с неявно выраженным состраданием к тем, кого изъела нравственная ржа. В романе Господа Головлевы изображен процесс вырождения насельников дворянской усадьбы. Но с помощью нескольких лучей света, пронзивших глубокую тьму, перед читателями восстает последняя, отчаянная вспышка бесплодно погибшей жизни. В пьянице, почти дошедшем до животного отупения, можно узнать человека. Еще ярче обрисована Арина Петровна — и в этой черствой, скаредной старухе автор разглядел человеческие черты, внушающие сострадание. Он открывает их даже в самом Иудушке (Порфирии Головлеве) — этом «лицемере чисто русского пошиба, лишенном всякого нравственного мерила и не знающем иной истины, кроме той, которая значится в азбучных прописях». Никого не любя, ничего не уважая, он заместил «живую жизнь» хищным ханжеством с почти инфернальным привкусом мертвечины, выжигающим вокруг себя все. Но и он внезапно пробуждается и переживает ужас от осознания страшной пустоты в своей душе и мерзость поразившего ее греха. Глубинные смыслы художественных обличений в лучших произведениях Салтыкова зачастую связаны с введением в текст христианской символики, которая задает критерии оценок с высоты окончательной истины. Свой внутренний переворот Иудушка Головлев переживает в дни Страстной Седмицы и муки совести становятся его «крестным путем». А в Пошехонской старине отчаянию от торжества зла не дает окончательно победить человеческую душу упование на обетованную милость в жизни вечной.

Протест против «крепостных цепей» претворяется в зрелом творчестве в заступничество религиозно мотивированного гуманиста за человека с попранным достоинством, за сирых и убогих.

Немного найдется писателей, которые вызывали бы к себе у определенной части публики такое явное и упорное неприятие, как Салтыков. Ему выдавали унизительную аттестацию «сказочника», произведения называли «пустыми фантазиями», которые вырождаются порою в «чудесный фарс» и не имеют ничего общего с действительностью. Его низводили на степень фельетониста, забавника, карикатуриста. Некоторые критики уверяли, что у него нет идеалов, положительных стремлений. Однако все сочинения писателя объединяло столь существенное для читателя 19 в. «стремление к идеалу», который сам Салтыков в Мелочах жизни резюмирует тремя словами: «свобода, развитие, справедливость». В последние годы жизни эта фраза показалась ему недостаточной, и он развернул ее серией риторических вопрошаний: «Что такое свобода без участия в благах жизни? Что такое развитие без ясно намеченной конечной цели? Что такое справедливость, лишенная огня самоотверженности и любви»?

Краткая хроника:

1826, 15 (27) января. В селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии родился Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.
1826-1836. Детские годы провел в родовой вотчинеЮ где получил первоначальное домашнее образование.
1836-1838. Учился в Московском Дворянском институте.
1838. За отличные успехи переводится в Царскосельский лицей.
1840. Пишет первые стихи.
1841. В журнале «Библиотека для чтения» опубликовано стихотворение «Лира».
1844. Окончил Лицей, зачислен в штат канцелярии военного ведомства.
1847, ноябрь. Публикует рецензии на новые книги в журналах «Современник», «Отечественные записки».
1848, март. Повесть «Запутанное дело» опубликована в «Отечественных записках».
1848, апрель. Арестован, отправлен в Вятку.
1848-1855. Служит в Вятке.
1855. Освобождается из ссылки, причисляется к министерству внутренних дел.
1856, июнь. Женится в Москве на Елизавете Аполлоновне Болтиной.
1856-1857. В журнале «Русский вестник» публикует сатирический цикл «Губернские очерки». Подписался «Н. Щедрин».
1858. Назначен вице-губернатором в Рязань.
1860. Назначен вице-губернатором в Тверь.
1862. Уволен в отставку.
1862, декабрь. Входит в состав редакции «Современник».
1864. Выходит из состава редакции «Современника», назначен председателем Пензенской казенной палаты.
1866. Вступает в должность управляющего Тульской казенной палаты.
1867. Переезжает в Рязань, служит в качестве управляющего казенной палатой.
1868. Получает отставку.
1868, сентябрь. Входит в состав редакции журнала «Отечественные записки», возглавляемой Н. А. Некрасовым.
1869. В журнале «Отечественные записки» печатаются сказки «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Дикий помещик».
1869-1870. Публикует в «Отечественных записках» роман «История одного города».
1872. Родился сын Константин.
1873. Родилась дочь Елизавета.
1876. Возглавляет «Отечественные записки» в связи с болезнью Н. А. Некрасова.
1878. Утверждается редактором «Отечественных записок».
1880. Опубликован роман «Господа Головлевы».
1887-1889. В «Вестнике Европы» напечатан роман «Пошехонская старина».
1889, март. Резко ухудшается здоровье писателя.
1889, 28 апреля (10 мая). Смерть Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина.
1889, 2 мая (14 мая). Похороны на Волковом кладбище в Петербурге рядом с могилой И. С. Тургенева — по завещанию Салтыкова-Щедрина.

краткая биография светоча русской классической литературы

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (настоящая фамилия Салтыков) является одним из ярчайших представителей русской прозы XIX века. Вдохновленный поколением Пушкина, он сделал неоценимый вклад в отечественную литературу. В числе заслуг Салтыкова-Щедрина не только художественные произведения, но и его редакторская деятельность на площадках культовых журналов «Современник» и «Отечественные записки».

15 января (27 января по старому стилю) 1826 года в поместье, принадлежавшем надворному советнику Евграфу Васильевичу Салтыкову и его супруге Ольге Михайловне Забелиной, родился шестой ребенок. Мальчика назвали Мишей.

Поместье Салтыковых находилось в селе Спас-Угол Тверской губернии (ныне Спас-Угол входит в состав Московской области). Дочь московского купца Забелина Ольга Михайловна была выдана замуж пятнадцатилетней девочкой. Ее суженым стал только что вышедший в отставку сорокалетний Евграф Васильевич. Супруг увез смешливую молоденькую москвичку в тверскую деревню и посадил править крепостными мужиками и бабами.

Через два года в семействе Салтыковых пошли дети. Один за одним родились три дочери и два сына. Ольге Михайловне шел двадцать пятый год, когда на свет появился шестой ребенок Михаил. «Младшенького» матушка очень любила и выделяла таланты «милого Миши» среди других детей. Об этом, по крайней мере, свидетельствуют письма того периода, которые Ольга Михайловна пишет своему супругу. Даже когда на свет появились еще двое сыновей, Миша все равно остался «младшеньким» и «любимым».

С годами хозяйка Спас-Угольского поместья сильно поменялась. В ней не осталось практически ничего от той веселой москвички, что играла с горничными в горелки, на смену ей пришла властная барыня Ольга Михайловна. Боялись ее не только крепостные, но и дети. Михаил Евграфович вспоминал, что домашние пытались не показываться на глаза маменьке лишний раз, ведь всегда можно было схлопотать наказание. Порка, надо сказать, распространялась не только на крепостных, но и на маленьких барчуков. Дети четко делились на «любимых» и «постылых» (такую градацию позже будет использовать салтыковкая Арина Петровна Головлева). К числу «постылых» были причислены младшие сыновья, они подвергались битью практически ежедневно. Однако и любимчику Мише иногда доставалось. Воспоминания о порке розгами запечатлелись в его детской памяти навсегда.

На десятом году жизни Михаил покинул угрюмое родовое поместье, где постоянно копили деньги только для того, чтобы копить, где из классной комнаты доносился плач маленьких учеников, истязаемых линейками и розгами, где трудились до седьмого пота и пили до белого каления крепостные. О своем отъезде Миша не горевал. Его ждал Московский дворянский институт.

Гимназия и лицей

Московский дворянский институт, в который Михаил Салтыков блестяще выдержал экзамены, готовил «золотую элиту» русского общества. Образованных, разносторонних, талантливых патриотов своей страны и царя. Император Николай уделяет особое внимание воспитанию растущего поколения (еще не стерся из памяти бунт на Сенатской площади). Он лично посещает учебное заведение, создает новый статут, согласно которому институт уже не институт, а гимназия. Учебные программы тщательно пересмотрены: Карамзин, умерший десять лет назад, назван «новейшим» писателем, а опасные Пушкин, Жуковский, Баратынский, Гоголь и прочие современные литераторы вовсе не упоминаются. Несмотря на ужесточение цензуры, для юного Салтыкова гимназия открывает доступ к неиссякаемому источнику знаний, а самым главным открытием первокурсника становится литература.

Через два года Михаила Салтыкова назвали одним из лучших учеников гимназии и перевели в знаменитый Царскосельский лицей. В его стенах делали первые творческие шаги Пушкин, Пущин, Дельвиг, Кюхельбехер, Ломоносов, вдохновил лицей на творчество и Михаила Салтыкова. Подражая знаменитым предшественникам, Салтыков писал стихи, некоторые из которых даже были опубликованы в «Библиотеке для чтения» и «Современнике», редактируемом Плетневым. Смелости молодому автору было не занимать, об этом свидетельствует итоговый неуд за поведение с комментарием «курение, небрежность, грубость, стихи неодобрительного содержания».

Вятская ссылка

Написание стихов ограничилось для Салтыкова лицейским опытом. Перечитав все написанное, он признал себя скверным поэтом и стихов больше не сочинял. Выпускник Салтыков поступает на службу в министерскую канцелярию. После того как заканчивается рабочий день, Михаил Евграфович усаживается за письменный стол и принимается творить.

Пробами пера в прозе стали повести «Противоречия» и «Запутанное дело». Произведения вышли посредственными и не принесли Салтыкову писательской славы, зато привлекли внимание цензуры. В идейном плане повести посчитали опасными, а их автора сослали в Вятку.

Интеллектуальное голодание
Ссыльный москвич становится чиновником при вятском вице-губернаторе. Салтыков испытывает острое интеллектуальное голодание. Чтобы хоть как-то развеяться в этой провинциальной дыре, он посещает дом губернатора Болтина, развлекаясь беседой с его дочерями. Беседы в общем-то дали своих плоды: одна из сестер Болтиных — Елизавета Аполлоновна — стала женой Салтыкова.

В 1855 году ссыльному, наконец, позволили покинуть Вятку. Это произошло благодаря ходатайству Петра Петровича Ланского и его супруги Натальи Николаевны (бывшей Пушкиной).

Литератор и главный редактор

С возвращением Михаила Евграфовича из ссылки в гору идет его литературная карьера. На страницах культового «Русского вестника» появляются «Губернские очерки», подписанные псевдонимом Салтыков-Щедрин. Существует несколько версий, объясняющих, почему писатель взял именно такую приставку к своей фамилии. Согласно одной из них, во время ссылки Салтыков познакомился с казанским кузнецом Трофимом Щедриным — человеком честным, справедливым, отважным и очень мудрым. Эти качества писатель ценил превыше всего, и потому решил увековечить имя их славного носителя.

Салтыков-Щедрин вошел в русскую литературу как автор смелой, злободневной аллегоричной прозы. Писатель пробовал себя в различных жанрах. Он был одновременно бесподобен в крупной и короткой прозе, подарил миру четыре романа («Господа Головлевы», «История одного города», «Пешехонская старина», «История Монрепо»), несколько десятков сказок для взрослых и рассказов («Премудрый пискарь», «Дикий помещик», «Медведь на воеводстве» и др.), а также сотни очерков, объединенных в отдельные книги («Губернские очерки», «Помпадуры и помпадурши», «Невинные рассказы» и др).

Салтыков-Щедрин совмещал творчество с редакторским делом. Он становится душой культовых периодических изданий «Современник» и «Отечественные записки», открывает новые таланты и активно наполняет журнальные номера собственными произведениями.

С запретом «Отечественных записок» начинает угасать и его редактор. Журнал был закрыт в 1884 году по инициативе главного цензора Евгения Феоктистова (между прочим, бывшего сотрудника журнала). Главный редактор пережил свое любимое детище всего на пять лет. Салтыков-Щедрин умер 28 апреля (по старому стилю — 10 мая) и был похоронен на Волковском кладбище в Петербурге.

3.4 / 5 ( 5 голосов )

Краткая биография М. Салтыкова-Щедрина для школьников 1-11 класса — самое главное

  

Краткая биография М. Салтыкова-Щедрина для школьников 1-11 класса — самое главное

 
Родился 27 января 1826 года в селе Спас-Угол Тверской губернии. Фамилия при рождении -­ Салтыков. Отец — Евграф Васильевич Салтыков (1776—1851), коллежский советник. Мать — Ольга Михайловна Забелина (1801—1874). Учился в Московском дворянском институте. В 1844 году окончил Царскосельский лицей. В 1848 году был сослан в Вятку. В 1855 году ссылка была отменена. В 1858 году был назначен вице-губернатором в Рязани, а в 1860 году вице-губернатором в Твери. В 1868 году стал одним из главных сотрудников журнала «Отечественные записки», где много печатался сам. В 1878 году стал главным редактором журнала. В 1884 году журнал был закрыт. Умер 10 мая 1889 года в возрасте 63 лет. Похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Основные произведения: «Господа Головлёвы», «История одного города», «Дикий помещик», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Пошехонская старина» и другие.
 

Краткая биография (подробно)

 
Михаил Салтыков-Щедрин – русский писатель-публицист XIX века, вице-губернатор Рязани и Твери. Настоящее имя писателя Михаил Евграфович Салтыков, а псевдоним – Николай Щедрин. Родился 27 января 1826 года в стародворянской семье в селе Спас-Угол Тверской области. Начальное образование получал дома с помощью крепостного живописца Павла Соколова. В возрасте 10 лет поступил в Московский институт для дворянства, а затем за отличную учебу был переведен в Царскосельский лицей, где и началась его писательская деятельность.
 
В 1844 году он окончил лицей. В это же время вышли в печать некоторые из его стихотворений. Летом того же года юный писатель был принят помощником секретаря в военную канцелярию. Уже тогда он увлекался литературой французских социалистов и стал сам писать небольшие библиографические очерки. В ноябре 1847 года появилась повесть «Противоречия», годом позже «Запутанное дело». Вскоре писатель был выслан на Вятку в наказание за вольнодумие. Во многих заметках Салтыкова-Щедрина просматривалось негативное отношение к крепостному праву. Во время Вятской ссылки писателю удалось собрать достаточно материала для своих последующих работ.
 
Вернувшись из ссылки, в 1855 году он поступил на службу в министерство внутренних дел. Вскоре вышли в свет его «Губернские очерки». В 1858 году последовало назначение на пост вице-губернатора Рязани, а в 1860 году он был переведен на ту же должность в Твери. Одновременно писал много очерков и рассказов, которые печатались в «Современнике», «Русском вестнике», «Библиотеке для чтения». С 1860 года полностью перешел в «Современник». Работы, написанные в этот период, вошли в два сборника: «Невинные рассказы» и «»Сатиры в прозе».
 
С 1864 года писатель вернулся к государственной службе и занимал должность управляющего казенной палатой в Туле, Пензе и Рязани. Вскоре он присоединился к журналу Н. А. Некрасова «Отечественные записки». В этой редакции писатель проработал с 1868 по 1884 год. В своих произведениях Салтыков-Щедрин пытался раскрыть общественные проблемы того времени. Он показывал воровство и взяточничество чиновников, жестокость помещиков и прочие проблемы. Так, в своем романе «Господа Головлёвы» он изобразил деградацию дворянства, а в «Истории одного города» – раскритиковал правительство страны. Умер писатель в мае 1889 года в Петербурге­ и был погребен на Волковском кладбище.
 

Еще один вариант биографии Михаила Салтыкова-Щедрина

 
Салтыков – Щедрин Михаил Евграфович (1826-1889). Никто не может рассказать о «системе» лучше, чем человек, изучивший ее изнутри. Чиновник высокого ранга, который одновременно был писателем, подтверждал этот тезис на протяжении всей своей службы. Даже фамилия у него состояла из двух частей: чиновничьей Салтыков и писательской Щедрин.
 
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин появился на свет в родовом поместье Тульской губернии. Получив домашнее образование, поступил в Дворянский институт. Оттуда, за успехи, был переведен в Царскосельский лицей. Выпущен был с высоким чином, однако в характеристике была запись о грубости, курении и вольнодумных стихах.
 
Вольнодумство и привело Салтыкова в вятскую ссылку на 7 лет. Его заметки в журналах вызвали резкое неприятие начальства. Однако пребывание в глуши позволило начинающему писателю узнать многие оттенки и тонкости жизни российской бюрократии. Возвратившись в Петербург, Салтыков, под псевдонимом Щедрин, издает книгу «Губернские очерки» (1856), которая сразу же была переиздана.
 
Либеральный Александр II критика «системы» назначил вице-губернатором, а затем управляющим казенной палатой. И Салтыков-Щедрин исполняет обязанности с большим усердием. Такая позиция впоследствии вызвала обвинения со стороны либералов и особенно критика Писарева.
 
С переходом журнала «Отечественные записки» к Некрасову, писатель становится одним из наиболее активных его авторов. Он увольняется со службы и печатает там множество произведений. Это «История одного города» (1870), «Господа Головлевы» (1880), знаменитые «Сказки».
 
Непростой, неуживчивый характер Михаила Евграфовича, который создавал трудности и в личной жизни и в карьере, не позволил ему спокойно пережить закрытие в 1884 году «Отечественных записок». Здоровье писателя было подорвано и через несколько лет он умер, оставив в наследство русской культуре свои книги и нарицательные имена: «помпадуров и помпадурш», «медведей на воеводстве» и прочих «премудрых пескарей».
 

Биографии других писателей и поэтов
Сказки Салтыкова-Щедрина  

Салтыков-Щедрин. Биография

Салтыков-Щедрин. Биография

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин – писатель, один из классиков русской литературы, вице-губернатор.

Михаил Салтыков-Щедрин появился на свет 27 января 1826 года в деревне Спас-Угол, что в Калязинском уезде Тверской губернии. Сейчас это Московская область, Талдомский район. Семья Михаила была весьма состоятельной. Отец, Евграф Васильевич Салтыков , служил коллежским советником. Мать, Ольга Михайловна Забелина, была дочерью богатых купцов.
Первоначальное образование Михаила было домашним: родители приставили к нему смышленого крепостного, художника Павла Соколова. После этого воспитанием будущего писателя занималась гувернантка, священник, студент семинарии и старшая сестра. Когда Салтыкову-Щедрину настало 10 лет, он поступает в Московский дворянский институт. Здесь он демонстрирует большие успехи в обучении (во многом благодаря домашнему образованию), и уже спустя два года направляется в Царскосельский лицей.

Период обучения в Царскосельском, а затем в Александровском лицее становится и периодом начала творчества Салтыкова-Щедрина . Примечательно, что стихи, которые он писал в то время, характеризовались учителями как «неодобрительные». И касалось это не стиля, а содержания, ведь уже тогда Михаил начинал проявлять свою склонность к высмеиванию недостатков окружающего его мира. Эти стихи в сочетании с далеко не идеальным поведением заставили Михаила окончить Александровский лицей по второму разряду. Хотя с его знаниями он вполне мог получить и первый разряд.

В 1844 году, вскоре после окончания лицея, Салтыков-Щедрин поступает на службу в канцелярию военного министерства. Ему пришлось проработать там два года, прежде сем получить штатное место. Казенная служба не мешает развиваться вольнодумным идеям Салтыкова-Щедрина , и реакция властей на его произведения не заставила себя долго ждать.

Одно из первых произведений писателя – повесть «Запутанное дело», которая высмеивала некоторые порядки тогдашней России. В 1848 году за это сочинение Салтыкова-Щедрина отправляют на службу в Вятку. Официально это был служебный перевод, но на самом деле – ссылка подальше от столицы.

Жизнь провинции давалась Михаилу Евграфовичу нелегко и долго, и вспоминать ее писатель потом не очень любил. Тем не менее, к нему очень хорошо относилось местное общество, он был желанным гостем в каждом доме. Репутация его как чиновника была безупречной: работал по справедливости и взяток не брал даже с тех, которые предлагали «подношения». Наблюдения за жизнью серой провинции дали богатый материал для будущих сочинений.

Только в 1855 году Салтыков-Щедрин получает разрешение выехать из Вятки. Распрощавшись со своими знакомыми, он с радостью отправляется в Санкт-Петербург. Год спустя Михаил Евграфович становится чиновником особых поручений при министре внутренних дел. Затем чиновника отправляют с инспекцией в Тверскую и Владимирскую губернии. В ходе этой поездки чиновник выясняет, что в провинции множество мелких и крупных недостатков, причем они обретают все более угрожающий характер.

В 1958 году следует новый виток карьеры Салтыкова-Щедрина. Его назначают рязанским вице-губернатором, а спустя два года переводят в Тверь на аналогичную должность. Служба отнимает много времени, но он активно занимается творчеством, начинает сотрудничать с несколькими отечественными журналами.

В этот период Салтыков-Щедрин все больше и больше увлекается литературой. Его произведения публикуются в журналах «Московский вестник», «Русский вестник», «Библиотека для чтения», «Современник».

В 1862 году Салтыков-Щедрин решает распрощаться с государственной службой. Он подает в отставку и перебирается в Петербург. В следующем году бывший чиновник становится штатным сотрудником «Современника». Этот период получился крайне плодотворным. Из-под пера писателя выходят обозрения, статьи, отзывы о литературных произведениях. Писал Салтыков-Щедрин действительно много, но не мог удовлетвориться тем мизерным вознаграждением, которое предоставлял за его труд журнал. Приходится вновь задуматься о том, чтобы вернуться на службу. Сотрудники редакции вспоминали, что Салтыков-Щедрин однажды устроил скандал, заявив о том, что труд литератора может привести только к голодной смерти.

Он действительно вновь становится чиновником в 1864 году и получает назначение председателем Пензенской казенной палаты. Затем Салтыков-Щедрин работает на аналогичных должностях в Туле и Рязани.

Тяга к литературе не покидает писателя, и в 1868 году он вновь подает в отставку. Начинается новый период творчества, во время которого были написаны одни из самых знаменитых произведений: «История одного город», «Пошехонская старина», «Дневник провинциала в Петербурге» и другие. «История одного города» — это вершина творчества писателя как сатирика.

Став в 1877 году главным редактором «Отечественных записок», Салтыков-Щедрин просто поражает сотрудников огромной работоспособностью. Ничто не могло заставить его хоть на некоторое время отказаться от работы. Создавалось впечатление, что он трудится всегда, не прерываясь даже на сон. В то же время Салтыков-Щедрин посещает Западную Европу, знакомится со многими известными современниками – Золя, Флобером и другими.

В 1880-х годах сатира писателя находится на вершине своей остроты. Самые злободневные произведения («Господа Головлевы», «Современная идиллия», «Пошехонские рассказы») написаны именно в этот период.

Очень болезненно писатель переживает закрытие журнала «Отечественные записки» в 1884 году. После этого его состояние здоровья ухудшается, физические страдания накладываются на моральные потрясения. Публикации Салтыкова-Щедрина теперь печатаются в «Вестнике Европы».

В это время писатель чувствует себя все хуже и хуже, силы заметно оставляют его. Он часто болеет, но упорно трудится над своими произведениями.

В мае 1889 года Салтыков-Щедрин в очередной раз заболел простудой. Ослабленный организм не смог сопротивляться болезни. 10 мая 1889 года Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин умер. Он завещал похоронить себя рядом с И. С.Тургеневым, что и было исполнено 14 мая. Тело Салтыкова-Щедрина покоится на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

Основные достижения Салтыкова-Щедрина

Салтыкову-Щедрину удалось прекрасно справляться с задачей обличения пороков общества своего времени. На протяжении двух десятков лет его произведения, как губка, впитывали в себя все недостатки жизни Российской Империи. По сути, эти сочинения являются историческими документами, ведь достоверность в некоторых из них практически полная.

Творческое наследие Салтыкова-Щедрина не теряет своей актуальности долгие годы после смерти писателя. Образы его сатиры часто использовались Владимиром Лениным, а благодаря активной пропаганде Тургенева произведения хорошо известны и западному читателю.

Проза Салтыкова-Щедрина – одни из самых ценных образцов мировой сатиры. Стиль критики, оформленной в сказке, применялся писателем очень активно и стал образцом для подражания для многих писателей в будущем. Сказка, которая направленная на критику социального несовершенства, использовалась как литературный прием и до Салтыкова-Щедрина, но именно он смог сделать этот прием классическим.

Основные даты биографии Салтыкова-Щедрина

15 января 1826 года – рождение в деревне Спас-Угол.

1836 – 1838 годы – обучение в Дворянском институте в Москве.

1838 год – перевод в Царскосельский лицей. За успехи в учебе переводится на обучение за государственный счет.

1841 год – начало стихотворных экспериментов. Публикация стихотворения «Лира».

1844 год – завершения учебы в лицее. Работа в канцелярии Военного ведомства.

1847 год – публикация первой повести, — «Противоречия».

1848 год – публикация повести «Запутанное дело». Арест и ссылка во Вятку.

1848 – 1855 годы – работа во Вятке.

1855 год – возвращение в Петербург. Работа в Министерстве внутренних дел. Командировка в Тверскую и Владимирскую губернии.

1856 год – женитьба на Елизавете Аполлоновне Болтиной, — дочери вице-губернатора Вятки. Начало публикации серии рассказов из сатирического цикла «Губернские очерки». Общественное признание.

1858 год – назначение на должность рязанского вице-губернатора.

1862 год – возвращение в Петербург. Начало работы с журналом «Современник».

1864 год – возвращение на казенную службу. Частые смены мест службы из-за смелого высмеивания недостатков чиновничества.

1868 год – отставка в чине действительного статского советника. Начало работы в штате «Отечественных записок».

1869-1870 годы – публикация сказок «Дикий помещик», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», знаменитого романа «История одного города».

1872 год – рождение сына Константина.

1873 год – рождение дочери Елизаветы.

1876 год – серьезное ухудшение здоровья.

1880 год – в печать поступает роман «Господа Головлевы».

1884 год – запрет журнала «Отечественные записки».

1889 год – публикация романа «Пошехонская старина» и резкое ухудшение здоровья писателя.

10 мая 1889 года – смерть Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина .

Интересные факты из жизни Салтыкова-Щедрина

Слово «мягкотелость» было придумано Салтыковым-Щедриным.

Роман «Пошехонская старина» считается отчасти биографическим.

После первых попыток создания стихотворений Салтыков-Щедрин навсегда отказался от поэзии.

Повесть «Противоречия» была названа Белинским «идиотской глупостью».

Салтыков-Щедрин резко осуждал убийство Александра II.

 

М.Е. Салтыков-Щедрин. Биография

 

Прокурор русской общественной жизни
И. Сеченов

М.Е. Салтыков-Щедрин родился 27 января (15 января) 1826 года в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии. Родители его были разбогатевшими помещиками. Владения их, хотя и расположенные на малоудобных землях, среди лесов и болот, приносили значительные доходы.

Детство

Властвовала в усадьбе мать писателя – Ольга Михайловна; отец Евграф Васильевич, отставной коллежский советник, – имел репутацию непрактичного человека. Все свои заботы мать направляла на увеличение богатства. Ради этого не только дворовые люди, но и собственные дети кормились впроголодь. Какие-либо удовольствия и развлечения в семье не были приняты. В доме царила непрерывная вражда: между родителями, между детьми, которых мать, не скрывая, делила на «любимчиков и постылых», между господами и прислугой.

Среди этого домашнего ада рос умный и впечатлительный мальчик.

Лицей

Десяти лет Салтыков поступил в третий класс Московского дворянского института, а через два года, вместе с другими лучшими воспитанниками его перевели в Царскосельский лицей, который в эти годы был далеко не тем, что при Пушкине. В лицее господствовал казарменный режим, в нем воспитывались «генеральские, шталмейстерские… дети, вполне сознававшие высокое положение, которое занимают в обществе их отцы», – вспоминал Салтыков о своем духовном одиночестве в «годы ранней юности». Лицей дал Салтыкову необходимый объем знаний.

С января 1844 года лицей перевели в Санкт-Петербург, и он стал называться Александровским. Салтыков был выпускником первого петербургского курса. Каждое новое поколение лицеистов возлагало надежды на кого-нибудь из учеников как на продолжателя традиций своего знаменитого предшественника. Одним из таких «кандидатов» был и Салтыков. Еще в лицейские годы его стихи печатались в журналах.

Годы службы

Летом 1844 года М.Е. Салтыков закончил лицей и поступил на службу в Канцелярию военного министерства.

В 1847 году молодой автор написал свою первую повесть «Противоречия», а в следующем году – «Запутанное дело». Повести молодого писателя откликались на злободневные общественно-политические вопросы; их герои искали выход из противоречий между идеалами и окружающей жизнью. За напечатание повести «Запутанное дело», обнаружившей, как писал военный министр князь Чернышев, «вредный образ мыслей» и «гибельное направление идей», писатель был арестован и сослан по распоряжению царя в Вятку.

«Вятский плен», как Салтыков назвал свое семилетнее пребывание там на службе, стал для него трудным испытанием и одновременно великой школой.

После петербургской жизни среди друзей и единомышленников неуютно было молодому человеку в чуждом ему мире провинциального чиновничества, дворянства и купечества.

Любовь писателя к дочери вице-губернатора Е.А. Болтиной, на которой он женился летом 1856 года, скрасила последние годы пребывания Салтыкова в Вятке. В ноябре 1855 года по «высочайшему повелению» нового царя Александра II, писатель получил разрешение «проживать и служить, где пожелает».

Литературный труд и перипетии государственной службы

М.Е. Салтыков переехал в Петербург, и с августа 1856 года в журнале «Русский вестник» начали печататься «Губернские очерки» (1856–1857) от имени некоего «отставного надворного советника Н.Щедрина» (эта фамилия стала псевдонимом писателя). В них достоверно и ядовито изображались всесилие, произвол и взяточничество «чиновников-осетров», «чиновников-щук» и даже «чиновников-пискарей». Книга была воспринята читателями как один из «исторических фактов русской жизни» (по выражению Н.Г. Чернышевского), взывавших к необходимости социальных перемен.

Имя Салтыкова-Щедрина получает широкую известность. О нем заговорили как о наследнике Гоголя, смело вскрывавшем язвы общества.

В это время литературный труд Салтыков сочетает с государственной службой. Некоторое время в Петербурге он занимал должность в Министерстве внутренних дел, затем был вице-губернатором в Рязани и Твери, позже – председателем казенных палат (финансовых учреждений) в Пензе, Туле и Рязани. Непримиримо борясь со взяточничеством и стойко защищая крестьянские интересы, Салтыков везде выглядел белой вороной. Из уст в уста передавались его слова: «Я не дам в обиду мужика! Будет с него, господа… Очень, слишком даже будет!»

На Салтыкова сыпались доносы, ему грозили судом «за превышение власти», губернские остряки прозвали его «вице-Робеспьером». В 1868 году шеф жандармов доложил царю о Салтыкове как о «чиновнике, проникнутом идеями, не согласными с видами государственной пользы и законного порядка», за чем последовала отставка.

Сотрудничество с журналом «Современник»

Вернувшись в Петербург, Михаил Евграфович всю свою огромную энергию отдает литературной деятельности. Он задумал издавать журнал в Москве, но, не получив разрешения, в Петербурге сближается с Некрасовым и с декабря 1862 года становится членом редакции «Современника». Салтыков пришел в журнал в самое тяжелое время, когда умер Добролюбов, был арестован Чернышевский, репрессии правительства сопровождались травлей «мальчишек-нигилистов» в «благонамеренной» печати. Щедрин смело выступал в защиту демократических сил.

Рядом с публицистическими и критическими статьями помещал он и художественные произведения – очерки и рассказы, острое общественное содержание которых облекалось в форму эзоповских иносказаний. Щедрин стал подлинным виртуозом «эзопова языка», и только этим можно объяснить то, что его произведения, насыщенные революционным содержанием, могли, хотя и в урезанном виде, проходить через свирепую царскую цензуру.

В 1857–1863 годах он публикует «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», в которых берет под сатирический обстрел крупных царских сановников. На страницах щедринских рассказов возникает город Глупов, олицетворяющий нищую, дикую, угнетенную Россию.

Работа в «Отечественных записках». «Помпадуры и помпадурши»

В 1868 году сатирик вошел в обновленную редакцию «Отечественных записок». На протяжении 16 лет (1868–1884) он возглавляет этот журнал сначала вместе с Н.А. Некрасовым, а после смерти поэта становится ответственным редактором. В 1868–1869 годах он публикует программные статьи «Напрасные опасения» и «Уличная философия», в которых развивает взгляды революционных демократов на общественное значение искусства.

Основной формой литературных произведений Щедрин избрал циклы рассказов и очерков, объединенных общей темой. Это позволило ему живо откликаться на события общественной жизни, давая в яркой образной форме их глубокую политическую характеристику. Одним из первых щедринских собирательных образов стал образ «помпадура» из цикла «Помпадуры и помпадурши», печатавшегося писателем на протяжении 1863–1874 годов.

«Помпадурами» Салтыков-Щедрин назвал царских администраторов, орудовавших в пореформенной России. Само название «помпадур» образовано от имени маркизы Помпадур – фаворитки французского короля Людовика XV. Она любила вмешиваться в дела государства, раздавала государственные должности своим приближенным, сорила государственной казной ради личных удовольствий.

Название «помпадур» имело у Щедрина сложный смысл. Во-первых, этим он как бы приравнивал пореформенную Россию к Франции первой половины XVIII века, когда паразитизм феодальной власти и ее неспособность руководить государством были особенно очевидными. Во-вторых, склоняя слово «помпадур» и образуя от него производные, Щедрин придавал ему и звучание и смысл, близкий к слову «самодур». И действительно, для помпадуров характерны черты самодурства, административного произвола.

Творчество писателя в 1870-е годы

В 1869–1870 годах в «Отечественных записках» появляется «История одного города». Эта книга явилась самой смелой и злой сатирой на царившие в России административный произвол и самодурство.

Произведение имеет форму исторической хроники. В отдельных персонажах легко узнать конкретных исторических лиц, например Угрюм-Бурчеев напоминает Аракчеева, в Перехват-Залихватском современники узнавали Николая I.

В 70-е годы Салтыков-Щедрин создал целый ряд литературных циклов, в которых он широко осветил все стороны жизни пореформенный России. В этот период написаны «Благонамеренные речи» (1872–1876) и «Убежище Монрепо» (1878–1880).

В апреле 1875 года врачи отправили тяжело больного Салтыкова-Щедрина лечиться за границу. Итогом поездок стал цикл очерков «За рубежом».

Сказки

80-е годы XIX столетия – одна из самых тяжелых страниц в истории России. В 1884 году были закрыты «Отечественные записки». Салтыков-Щедрин вынужден обращаться со своими произведениями в редакции журналов, чья позиция была ему чужда. В эти годы (1880–1886) Щедрин создает большую часть своих сказок – своеобразных литературных произведений, в которых, благодаря высшему совершенству эзоповской манеры, он смог проводить через цензуру самую резкую критику самодержавия.

Всего Щедриным написано 32 сказки, отразившие все существенные стороны жизни пореформенной России.

Последние годы. «Пошехонская старина»

Тяжелыми были последние годы жизни писателя. Правительственные преследования затрудняли печатание его произведений; в семье он чувствовал себя чужим; многочисленные болезни заставляли Михаила Евграфовича мучительно страдать. Но до последних дней жизни Щедрин не оставляет литературного труда. За три месяца до смерти он заканчивает одно из лучших своих произведений – роман «Пошехонская старина».

В противовес идиллическим картинам дворянских гнезд Щедрин воскресил в своей хронике подлинную атмосферу крепостного права, втягивающего людей в «омут унизительного бесправия, всевозможных изворотов лукавства и страха перед перспективою быть ежечасно раздавленным». Картины дикого произвола помещиков дополняются сценами возмездия, постигающего отдельных тиранов: мучительницу Анфису Порфирьевну задушили собственные дворовые, а другого злодея, помещика Грибкова, крестьяне сожгли вместе с усадьбой.

В основе этого романа – автобиографическое начало. Память Щедрина выхватывает личности, в которых зрел «рабский» протест, вера в справедливость («девка» Аннушка, Мавруша-новоторка, Сатир-скиталец).

Тяжело больной писатель мечтал поскорее закончить свое последнее произведение. Он «чувствовал такую потребность отделаться от “Старины”, что даже скомкал» (из письма М.М. Стасюлевичу от 16 января 1889 года). «Заключение» вышло в мартовском номере журнала «Вестник Европы» за 1889 год.

Писатель доживал свои последние дни. В ночь с 27 на 28 апреля 1889 года случился удар, после которого он уже не оправился. Салтыков-Щедрин скончался 10 мая (28 апреля) 1889 года.

Литература

Андрей Турков. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин // Энциклопедии для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть первая. М., 1999. С. 594–603

К.И. Тюнькин. М.Е. Салтыков-Щедрин в жизни и творчестве. М.: Русское слово, 2001

Дополнительно:

М.Е. Салтыков-Щедрин на на литературной карте России.

 

Михаил Салтыков-Щедрин (автор книги «Семья Головлевых»)

Михаил Салтыков родился 27 января 1826 года в селе Спас-Уголь (современный Талдомский район Московской области России) в качестве одного из восьми детей (пятерых братьев). и три сестры) в большом русском дворянском роду Евграфа Васильевича Салтыкова (1776–1851) и Ольги Михайловны Салтыковой (урожденной Забелиной) (1801–1874). Его отец принадлежал к старинному дворянскому дому Салтыковых, возникшему как одна из ветвей боярского рода Морозовых.Согласно Бархатной Книге, его основателем является Михаил Игнатьевич Морозов по прозвищу Салтык (от старославянского слова «салтык», означающий «свой путь / вкус»), сын Игнатия Михайловича Морозова и правнук основателя династия Ивана Семеновичей Морозов, живших в 14-15 веках. Семья Салтыковых также носила польский герб Солтык. Он дал жизнь многим важным политическим фигурам на протяжении всей истории, в том числе царице России Прасковье Салтыковой и ее дочери, императрице России Анне Иоанновне.

Мать Салтыкова была наследницей богатого московского купца 1-го уровня гильдии Михаила Петровича Забелина, предки которого принадлежали к так называемым торговым крестьянам и которому в 1812 году было пожаловано потомственное дворянство за его щедрое пожертвование на нужды армии; его жена Марфа Ивановна Забелина тоже происходила из состоятельных московских купцов. На момент рождения Михаила Салтыкова Евграфу было пятьдесят, Ольге — двадцать пять. Ранние годы Михаил провел в большом имении родителей в Спасском на границе Тверской и Ярославской губерний, в Пошехонской области.

«В детстве и подростковом возрасте я был свидетелем самого худшего из крепостного права. Оно пропитало все слои общественной жизни, не только помещиков и порабощенные массы, унижая все классы, привилегированные или иные, своей атмосферой полного бесправия. «Когда мошенничество и уловки были в порядке вещей и существовал всепроникающий страх быть раздавленным и уничтоженным в любой момент», — вспоминал он, говоря через одного из персонажей своей более поздней работы «Старые годы в Пошехонье». Жизнь в семье Салтыковых была не менее сложной.Над слабым религиозным отцом преобладала деспотичная мать, чей устрашающий образ приводил в ужас слуг и ее собственных детей. Позже эта атмосфера была воссоздана в романе Щедрина «Семья Головлевых», а идея «разрушительного воздействия узаконенного рабства на человеческую психику» стала одним из ярких мотивов его прозы. А Ольга Михайловна была женщиной многих талантов; Увидев в Михаиле кое-что, она относилась к нему как к своему любимцу.

Салтыковы часто ссорились; они не питали к своим детям ни любви, ни заботы, и Михаил, несмотря на относительную свободу в доме, помнил, что чувствовал себя одиноким и заброшенным.Позже Салтыков сожалел о том, что его полностью отдалили от природы в ранние годы: дети жили в главном доме, и им редко позволяли выходить на улицу, зная, что их «животные и птицы только вареные и жареные». Характерно, что в авторских произведениях было немного описаний природы.

Сказки М. Салтыкова-Щедрина Михаила Салтыкова-Щедрина

Михаил Салтыков родился 27 января 1826 года в селе Спас-Уголь (современный Талдомский район Московской области России) в качестве одного из восьми детей ( пять братьев и три сестры) в большом русском дворянском роду Евграфа Васильевича Салтыкова (1776–1851) и Ольги Михайловны Салтыковой (урожденной Забелиной) (1801–1874).Его отец принадлежал к старинному дворянскому дому Салтыковых, возникшему как одна из ветвей боярского рода Морозовых. Согласно Бархатной Книге, его основателем является Михаил Игнатьевич Морозов по прозвищу Салтык (от старославянского слова «салтык», означающий «свой путь / вкус»), сын Игнатия Михайловича Морозова и правнук основателя династия Ивана Семеновичей Морозов, живших в 14-15 веках. Семья Салтыковых также носила польский герб Солтык.Он дал жизнь многим важным политическим фигурам на протяжении всей истории, в том числе царице России Прасковье Салтыковой и ее дочери, императрице России Анне Иоанновне.

Мать Салтыкова была наследницей богатого московского купца 1-го уровня гильдии Михаила Петровича Забелина, предки которого принадлежали к так называемым торговым крестьянам и которому в 1812 году было пожаловано потомственное дворянство за его щедрое пожертвование на нужды армии; его жена Марфа Ивановна Забелина тоже происходила из состоятельных московских купцов.На момент рождения Михаила Салтыкова Евграфу было пятьдесят, Ольге — двадцать пять. Ранние годы Михаил провел в большом имении родителей в Спасском на границе Тверской и Ярославской губерний, в Пошехонской области.

«В детстве и подростковом возрасте я был свидетелем самого худшего из крепостного права. Оно пропитало все слои общественной жизни, не только помещиков и порабощенные массы, унижая все классы, привилегированные или иные, своей атмосферой полного бесправия. «Когда мошенничество и уловки были в порядке вещей и существовал всепроникающий страх быть раздавленным и уничтоженным в любой момент», — вспоминал он, говоря через одного из персонажей своей более поздней работы «Старые годы в Пошехонье». Жизнь в семье Салтыковых была не менее сложной. Над слабым религиозным отцом преобладала деспотичная мать, чей устрашающий образ приводил в ужас слуг и ее собственных детей. Позже эта атмосфера была воссоздана в романе Щедрина «Семья Головлевых», а идея «разрушительного воздействия узаконенного рабства на человеческую психику» стала одним из ярких мотивов его прозы. А Ольга Михайловна была женщиной многих талантов; Увидев в Михаиле кое-что, она относилась к нему как к своему любимцу.

Салтыковы часто ссорились; они не питали к своим детям ни любви, ни заботы, и Михаил, несмотря на относительную свободу в доме, помнил, что чувствовал себя одиноким и заброшенным. Позже Салтыков сожалел о том, что его полностью отдалили от природы в ранние годы: дети жили в главном доме, и им редко позволяли выходить на улицу, зная, что их «животные и птицы только вареные и жареные». Характерно, что в авторских произведениях было немного описаний природы.

* Салтыков-Щедрин | объединенные архитекторы — эссе

* Салтыков-Щедрин


Салтыков Михаил Евграфович

содержание


объединенные архитекторы — эссе

содержание всех сайтов

Русский, 1826–1889 гг.
Михаил Евграфович Салтыков (псевдоним «Щедрин») был заметной фигурой в литературном мире России с 1850-х по 1880-е годы. В своих широко читаемых сатирических произведениях он последовательно критиковал политический истеблишмент и общество своего времени.
Его работы публиковались в основном в журналах «Современник» и «Отечественные записки», редактором которых он был с 1868 по 1884 годы. радикальной тенденции, в соответствии с тоном журналов, в которых он работал. У него был необычайно обширный опыт работы в российских условиях, частично полученный за счет его многолетней службы в качестве провинциального чиновника, и он был авторитетным комментатором по вопросам чиновничества, состояния общества всех классов в городе и деревне, а также политических взглядов жителей города. правительства и консервативной, либеральной и радикальной интеллигенции.Критически относясь к большинству вещей, он не пропагандировал какую-либо определенную идеологию или фракцию: в своих работах он просто интересовался, по его словам, отображением «тех черт, которые делают русскую жизнь не совсем комфортной».
Салтыков писал в основном в двух формах: дискурсивное эссе и иллюстративно-повествовательный очерк; оба режима часто использовались в одном и том же произведении. Он использовал и другие формы — дневник (Дневник губернии в Петербурге [1872; Дневник провинциала в Петербурге]), письма (Письма о провинции [1868–70; Письма о провинции]; Письма к. тетенька [1881–82; Письма к тете]), псевдоконтрольная историческая летопись (История одного города [1869–70; История города]) и басни в прозе (Сказки [1869–86; Басни]); а также пародийные документы и драматические интермедии.В некоторых произведениях он перенимает образ персонажа, являющегося объектом его сатиры, и пишет от первого лица (Убежище Монрепо [1878–79; Приют Монрепо]; Современная идиллия [1877–83; Современная идиллия] ). Его дискурсивные эссе написаны в тяжелой манере, любимой русской журналистикой XIX века, и, как правило, требуют внимательного прочтения, чтобы следовать тщательно разработанным аргументам. Напротив, повествовательные зарисовки, которые были его сильной стороной, остры и живы; здесь, в частности, на первый план выходят его здравый юмор и острая ирония. Салтыков обладал даром заключать в одном персонаже или кратком повествовательном эпизоде ​​какой-то фундаментальный аспект поведения или психологии социальной группы; эта способность проиллюстрирована в его баснях, каждая из нескольких страниц, которые вместе обеспечивают удобное резюме основных тем, которые он рассматривает в партитуре или около того своих циклов набросков.
Многочисленные журнальные статьи Салтыкова можно условно назвать «очерками». Немногие из них дают полное, разовое рассмотрение темы. Его общая практика заключалась в том, чтобы развивать тему в серии статей, публикуемых в течение нескольких месяцев (журналы, для которых он писал, выходили ежемесячно) или, в некоторых случаях, значительно дольше.Каждый элемент должен был бы показать точку, исследовать аспект темы; между одним элементом и другим может быть или не быть последовательной связи. Когда цикл был завершен, он был опубликован отдельно под заголовком, обозначенным в начале. Некоторые циклы имеют разнообразное содержание, и отдельные элементы можно читать отдельно, но в других для полного понимания необходимо читать каждую часть в контексте целого.
Салтыков использовал широкий спектр стилей и впечатляюще владел различными регистрами русского языка.В его дискурсивных статьях стиль плотный и часто громоздкий, с длинными периодами, сложным синтаксисом и весомой формальной лексикой; он использует различные риторические приемы, обычно встречающиеся в публицистической письменной форме (например, вопросы для введения декларативных заявлений, инверсии, анафора). Эта манера нередко смягчается явной или скрытой иронией, а тон иногда нарушается из-за неожиданного языкового несоответствия. Повествовательные зарисовки отличаются живым разнообразием речевых приемов персонажей — Салтыков умел точно воспроизводить речь чиновников, шляхтичей, купцов, крестьян, юристов, журналистов, священников, обывателей; он также был опытным пародистом, что он демонстрирует своими имитациями древних хроник, официальных документов, академических диссертаций и дискурсов консервативных и либеральных публицистов.Фантазия и гротеск играют роль в некоторых из его самых ярких произведений. Помимо русского языка того времени, он использует церковнославянский язык в библейских фразах, французский язык (в частности, в качестве социального маркера в его набросках) и школьные латыни.
Особенностью письма Салтыкова было использование им эзопического языка. Это было вызвано строгой цензурой, которая действовала в его время. От писателя-оппозиционера, каким был Салтыков, требовалось немало изобретательности, чтобы выразить свои взгляды таким образом, чтобы не нарушать правила цензуры.Этот эзопический язык включал в себя использование ограничительных слов, косвенных указаний и множества инклюзивных знаменателей: например, сердцевед
(«сердцеед») для сотрудника полиции, оценивающего политическую надежность, или «внезапности» («внезапности») для административных репрессий. Такой круг ведения стал общепринятым в трудах Салтыкова и был легко понят посвященным читателям.
Относительно подрывное содержание многого из того, что написал Салтыков, представленное в этой закодированной форме, создало своего рода конспиративную связь между автором и его читателями, которую он очень ценил. К сожалению, применяемая им тактическая обфускация создает для современного читателя серьезный барьер, вдобавок к тому, который представляет собой незнание большинства читателей исторического контекста, в котором он писал. Английские переводы произведений Салтыкова, за исключением его романа «Господа Головлевы» (1875–80; Головлёвы), по понятным причинам немногочисленны.

I.P.FOOTE

Биография
Салтыков Михаил Евграфович. Родился 27 января 1826 года в селе Спас-Уголь Тверской губернии.
Учился в Московском дворянском пансионате; Царскосельский лицей (Александровский лицей, с 1844 г.), Санкт-Петербург, окончил 1844 г. Государственный служащий, военное министерство, с 1844 г. Сослан в Вятку за «подрывную литературу» в 1848–55, хотя продолжал работать в качестве специалиста. правительственный чиновник. Женат на Елизавете Аполлоновне Болтиной, 1856 г .: дочь и сын. Работал в Министерстве внутренних дел, Санкт-Петербург, 1856–58;
вице-губернатор, Рязань, 1858–60, и Тверь, 1860–62 Оставил государственную службу, чтобы заниматься журналистикой полный рабочий день, 1862, публиковался в основном в «Современнике», 1862–64. Состоял на государственной службе в 1864 г., работал в Пензе, 1865–66, Туле, 1866–67, и Рязани, 1867–68. Соредактор, Отечественные записки, 1868–84; также участник различных других журналов. Умер в Петербурге 10 мая 1889 года.

Избранные произведения
Циклы очерков и родственной прозы (издаются циклами в основном в «Современнике» и «Отечественные записки»)
Губернские очерки, 1856–57; партия Чиновника, перевод Фредерика Астона, 1861
Сатиры в прозе (Сатиры в прозе), 1859–62
Признаки времени, 1863–71
Помпадуры и помпадурши (Помпадуры и помпадурши), 1863–74; как «Помпадуры: Сатира об искусстве управления», перевод Дэвида Магаршака, 1985
Письма о провинции, 1868–70
Господа Ташкентцы, 1869–72.
Благонамеренные речи, 1872–76
В мире умеренности и точности, 1874–77
Убежище Монрепо, 1878–79
За рубежом, 1880–1880 гг. 81
Письма к тетеньке, 1881–82
Пестрые письма, 1884–86
Избранные сатирические сочинения, под ред. IPFoote, 1977

Прочие произведения: романов «Господа Головлевы» (1875–80; Головлевы) и
«Современная идиллия» (1877–83), роман / дневник «Дневник провинции в Петербурге
» (1872 г.), имитация исторической хроники «История одного города». 1869–70; История города), Сказки (1869–86; Басни) и художественная автобиография «Пошехонская старина» (1887–89; старина в Пошехонии).
Собрание сочинений Издание: Собрание сочинений, под ред. С.А. Макашина и др., 20 тт., 1965–77.

Библиографии
Баскаков Б.Н. Библиография литературы о М.Е. Салтыково Щедрин, 1918–1965, Москва и Ленинград: Наука, 1966
Баскаков Б.Н., Салтыков-Щедрин, 1826–1876: Статистика, материалы, Библиография. Наука, 1976: 391–428
Добровольский Л.М., Библиография литературы о М.Е. Салтыкове Щедрин, 1848–1917, М .: Изд-во Академии Наук ССР, 1961
Фут, И.П., «М.Е. Салтыков-Щедрин на английском языке: библиография», Oxford Slavonic Papers 22 (1989): 89–114

.

Дополнительная литература
Blankoff, Jean, La Societe russe de la secondde moitie du XIX века: Trois témoignages littéraires: М.Е. Салтыков-Щедрин, Глеб Успенский, А.Ф. EA, Техники сатиры: Дело Салтыкова Щедрина, Берлин и Нью-Йорк: de Gruyter, 1994
Foote, IP, «Типичный Салтыков: Убежище Монрепо», Oxford Slavonic Papers 12 (1979): 84–103
Sanine, Kyra, Saltykov -Chtchedrine: Sa vie et ses ceuvres, Париж: Université de Paris Institut d’Etudes Slaves, 1955
Стрельский, Н., Салтыков и русский сквайр, Нью-Йорк: AMS Press, 1966 (оригинальное издание, 1940)

► → вернуться к ► → Энциклопедия ЭССЕ

Пожалуйста, свяжитесь с автором для предложений или дополнительной информации: Architects.co@gmail.com;

Содержание «Очерки объединенных архитекторов»


► → * содержание всех сайтов:

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ НА ДРУГИХ САЙТАХ:

архитектура, литература, очерки, философия, биографии

► → объединенные архитекторы;


► → объединенные архитекторы — законодательство;
► → объединенные архитекторы — Законодательство 2;
► → объединенные архитекторы — Законодательство 3;
► → United Architects — Законодательство 4;
► → объединенные архитекторы — рефераты;
► → объединенные архитекторы — сочинения;
► → объединенные архитекторы — биографии;
► → United arhitects — великие архитекторы;
► → объединенные архитекторы — поэзия;
► → объединенные архитекторы — искусство;
► → объединенные архитекторы — очерки, философия;
(и продолжает расти)

Нравится:

Нравится Загрузка. ..

Салтыков-Щедрин (1826-1889) | Книжный блог Шоши

Хорошо, поэтому я купил это издание, потому что это был единственный перевод, который я смог найти, но мне оно очень нравится, потому что люди на картинке выглядят так, как будто они прямо из Горменгаста. Эта книга заняла 10 место в рейтинге лучших хитов до 1917 года бесценного книжного блога Лизока, где она описана как «одна из самых болезненных и мастерски страдающих клаустрофобией книг о семье, которые я когда-либо читал.Его было почти физически трудно читать ». Только что окунувшись в русскую готику Лескова, я был абсолютно готов к еще более гротескному семейному безумию.

Просто продолжу свой аргумент о русской готике (если вы не читали пост Лескова, аргумент в основном состоит в том, что «русская готика» должна быть признанным жанром, как и «южная готика»). Хочу отметить, что в этом романе говорится о конце крепостного права, и эмоционально сильный персонаж сходит с ума с началом эмансипации. Кроме того, все это клаустрофобно происходит во все более ветхом и изолированном поместье одной семьи, и почти все в конечном итоге становятся сумасшедшими, пьяными и мертвыми. Фолкнер мог бы написать это, если бы он не родился на 17 лет позже и не на том континенте.

На самом деле, хотя по содержанию он напомнил мне Фолкера, стилистически он напоминал викторианские британские романы. Читая семейные беседы, я все время вспоминал семью Стэнхоуп из Троллопа в Барчестер Тауэрс, о которой говорят «». Поразительно, как много каждая семья могла сделать и сколько сделала, чтобы предотвратить благополучие. из остальных четырех .«Стэнхоупы — творения британских реалистов, и на самом деле они не преследуют друг друга до смерти. Головлёвы же озабочены борьбой не на жизнь, а на смерть за деньги друг друга, и их бездушие имеет очень реальные последствия.

До этого момента моим любимым злодеем в русской литературе был Достоевский Петр Степанович Верховенский. На самом деле, мой любимый фрагмент в «The Devils» — это его вступление «». Его артикуляция была удивительно ясной; его слова слетали с его губ, как большие гладкие крупинки, всегда тщательно подобранные и всегда к вашим услугам.Поначалу вам это не могло не понравиться, но потом вы возненавидели это, и именно из-за его слишком четкого произношения этой цепочки всегда готовых слов. Как-то невольно ощущалось, что у него в голове какой-то язык необычной формы, какой-то необычно длинный и тонкий, очень красный и с чрезвычайно острым, постоянно и бесконтрольно активным кончиком . Петр мерзкий, но Думаю, ему по крайней мере равняется Порфирий Головлев, «маленький Иуда» для своих друзей (не совсем — друзей у него нет, но так его называет рассказчик).

Чтобы поместить это в контекст. Порфирий выделяется отвратительным даже по сравнению с другими членами его семьи. Сюда входит и его мать, которая «из соображений экономии держала детей полуголодными «. Нам сказали, что ее старший сын поделится едой со своими братьями; когда она обнаруживает, что обычно ее не сдерживают: « Тебя следует убить! Арина Петровна постоянно повторяла ему: «Я убью тебя и не буду за это отвечать! Даже царь не накажет меня за это! » «Ужасная постановка, но трудно поддерживать симпатию к мальчику. Повзрослев, старший сын стал игроком и пьяницей, заимствуя деньги у бывших крепостных, главное хобби которых — засунуть мух в рот спящим крестьянам.

Маленький Иуда, вероятно, самый ядовитый лицемер в литературе, и я говорю это как поклонник Пекснифа Диккенса. Лично я думаю, что его величайший момент эгоизма наступает, когда его домработница рожает его незаконнорожденного ребенка, а акушерка хочет, чтобы он заботился о нем. Сначала он притворяется, что молится, пока она пытается привлечь его внимание:
Его лицо было таким спокойным, таким благочестивым, как если бы он лишь отбросил все свои земные заботы в созерцании божественного и не мог даже понять под каким предлогом его можно беспокоить.
«Даже если говорить оскорбления во время молитвы — это грех, я все же как человек не могу жаловаться. Сколько раз я просил, чтобы меня не прерывали, когда я молюсь, — сказал он голосом, подобающим его молитвенному настроению, но позволяя себе покачать головой в знак христианского упрека, — что теперь происходит там?
«Чего вы ожидаете? Евпраксеюшка мучает родовые боли, не может родить! Как будто впервые слышишь об этом . .. ах, ты! Ты должен хотя бы взглянуть! »
«А что тут смотреть! Я врач что ли? Могу я дать совет? И я ничего не знаю, я ничего не знаю о ваших делах! Я знаю, что в доме есть больной, но почему она больна и чем она болеет — я должен признаться, что мне было недостаточно любопытно, чтобы узнать! »
Это лишь один момент из многих.Если вам нравятся елейные, хитрые и злые злодеи, Маленький Иуда станет отличным дополнением к вашему литературному залу злодеев, по словам Салтыкова, « — это мерзкая язва, которая постоянно сочится гниением».

Как и у многих великих русских реалистических персонажей, Головлёвы живут богатой фантазией, но, как я втайне надеялся, их фантазии вскоре станут гротескными пародиями, если не беспокоящими их заблуждениями. В начале романа мечты сосредотачиваются вокруг членов семьи, которые жалеют мечтателя и поэтому не позволяют ему, например, умереть с голоду.Ближе к концу все начинает проникать на территорию Горменгаста, где персонажи полностью разглагольствуют о своих галлюцинациях и отчаянно пытаются изменить прошлое в свою пользу. Все это не является признаком здорового воображения, но я действительно громко смеялся, когда мы находим мелкого и одержимого Порфирия сидящим в своем кабинете, накрывающим листы бумаги с числовыми вычислениями. На этот раз он был поглощен вопросом: сколько денег было бы у него сейчас, если бы его мама, Арина Петровна, не взяла себе сотню бумажных рублей, подаренных ему дядей Петром Иваничем на крестины, а вложила их. в банке на имя несовершеннолетнего Порфирия .’

Я не хочу показаться бессердечным; Многое в этой книге я нашел очень забавным, но юмор абсолютно черный. Когда вы смеетесь, это люди, которые вместо того, чтобы отказываться от лишнего богатства, охотно смотрят, как умирает их семья, а землевладельцы радуются, открывая новые способы угнетения своих крестьян. Это великолепный роман, который показывает, насколько ограничен был мой предыдущий опыт общения с русской литературой. Настоятельно рекомендую его к прочтению в один ужасный зимний день — вы не разочаруетесь.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Pantheon

  • Визуализации
  • Рейтинги
    • Люди
    • Места
    • Профессии
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны
    • Данные
      • Разрешения
      • Скачать
      • API
    • Ежегодник
    • Дом
    • Визуализации
    • Рейтинги
    • Профили
      • Люди Места
        • 0
        • Eras
      • О
      • Данные
        • Разрешения
        • API
      • Ежегодник
      • API
      • Поиск
      • Оставить отзыв
      • Цитирование использования
      • ن

      فس

      Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы:
      • Isaac Newton

        Physicist

        United Kingdom

        Rank 6

      • Walt Disney

        Producer

        United States 73

        Роджер Федерер

        Теннисист

        Швейцария

        Рейтинг 124

      • Racing Driver

        Занятие 16

        665 человек

        Sports Domain

      • Agnez Mo

        Agnez Moctor
      • Laozi

        Философ

        Китай

        Рейтинг 157

      • Винсент Ван Гог

        Художник

        Нидерланды

        Рейтинг 20

      • 70000 35000

        Область

      • Модный дизайнер 902

      • Васко да Gama

        Explorer

        Португалия

        Рейтинг 99

      • Знаменитость

        Профессия 40

        142 Физические лица

        Общественная фигура

      • Место Мари Кюри

        9

      • Изучите
        • Визуализации
        • Рейтинги
      • Профили
        • Люди
        • Места
        • Страны
        • Профессии
        • Профессии / страны
        • Eras
      • службы
    • Данные
      • Разрешения
      • Загрузить
      • API
    • Приложения
      • Ежегодник
    • История города М.

      Е. Салтыков-Щедрин — Новые блестящие книги

      Перевод И.П. Фут

      Отзыв Карен Лэнгли

      Русская литература имеет давнюю традицию сатиры, восходящую к Гоголю, одному из ее лучших представителей. Однако писателем, знатоком жанра и, возможно, несправедливо игнорируемым, является Михаил Салтыков-Щедрин (1826 — 1889). Родившийся по фамилии Салтыков, он принял псевдоним Николай Щедрин и большую часть своей жизни проработал государственным служащим, одновременно редактировал журналы и писал свои романы.Вероятно, его самая известная работа — Семья Головлевых, , но теперь Аполлоновский отпечаток Головы Зевса переиздал прекрасное издание его работы 1870 года История города . Считающийся одним из главных сатирических романов XIX века, он был впервые переведен в 1980 году, но ускользнул из поля зрения, так что это долгожданное переиздание! Сама книга представляет собой красивый объект, на форзацах также изображена обложка коллектива КуКрыНикСы.

      История города претендует на то, чтобы быть именно этим — летописью провинциального русского городка на протяжении нескольких сотен лет, рассказанной автором якобы на основе древних историй этого места.Глупов (или Глупый город) управляется чередой губернаторов, и они перечислены в начале истории — и это очень странная участь. По мере того, как мы читаем, перед нашими глазами проходит ослепительный ряд губернаторов, а также несчастных и безнадежных жителей Глупова; начиная от Баклана, который был настолько высок, что сломался пополам во время шторма, до Брудасты, в голове которого была обнаружена музыкальная шкатулка! Еще есть маркиз де Сангло, который взлетел в воздух и улетел бы, если бы его фалды не зацепились за шпиль; Микаладзе, который своей слабостью к прекрасному полу увеличил население Глупова вдвое и умер от истощения; и Прищ, голова которого была набита фаршем.Даже такой явно добродушный губернатор, как удачно названный Беневоленский, умудряется создавать проблемы для города, сея праздность у жителей, что создает серьезные проблемы после его ухода.

      Читателю интересно познакомиться с каждым губернатором со своими причудами и особенностями; однако одна вещь, которая не меняется, — это их жестокое обращение и эксплуатация жителей города. Этот постоянно меняющийся список администраторов переносят сами бедняги Глупова; глупые, ленивые, равнодушные к науке и закону, они постоянно страдают при этих губернаторах, но предоставленные самим себе, они не могут справиться.Если их не контролировать, они прибегают к тому, чтобы сбрасывать людей с колокольни или топить их; если их не заставят обрабатывать землю и производить урожай, они будут ожидать, что Бог сделает это за них. Понятно, что кто бы ни руководил городом, именно глуповцы пострадают от череды некомпетентных губернаторов.

      Когда было нечего делать, то есть когда не было необходимости проноситься по городу или застать людей врасплох (такие болезненные моменты случаются в жизни даже самых энергичных администраторов), он либо издавал законы, либо маршировал. туда-сюда по кабинету, наблюдая, как поднимаются и опускаются носки его ботинок, или мысленно перебирал различные звуки армейского горна.

      История города — очень и очень забавное чтение, полное фарсовых персонажей и нелепых ситуаций. Он также замечательно написан с некоторыми яркими описаниями — особенно запомнилось одно из многочисленных сожжений города. Но за юмором, как и за любой хорошей сатирой, стоит серьезная цель. Когда Салтыков-Щедрин писал, проблема крепостных затягивалась и, наконец, закончилась их освобождением в 1861 году. Россия была разделена вопросом о том, следует ли освобождать крепостных от того, что на самом деле было формой рабства.Эта дилемма простиралась от простого вопроса о правах человека до обсуждения того, есть ли у них души! Очевидный вывод состоит в том, что глуповцы выступают за русский народ, долгие годы страдавший под чередой самодержавных правителей и их администраторов. Салтыков-Щедрин не будет последним, кто будет утверждать, что люди получают тех правителей, которых они заслуживают, и хотя он резервирует большую часть своего презрения к нелепым администраторам и их идиотиям, у него есть много уловок и по отношению к простому народу.

      Венцом беды глуповцы задумались. Следуя своей крамольной привычке, они собрались вокруг колокольни и принялись взвешивать и размышлять.

      Переводчик И.П. Фут дает полезные примечания и введение, а также указывает в нем, что Салтыков-Щедрин задумал свою книгу как атаку на «основные пороки российской государственной системы, пороки, которые существовали в прошлом и продолжались в его дни».«Интересно размышлять, как много изменилось в современном мире, и я подозреваю, что многое из того, что говорит Салтыков-Щедрин, актуально и сегодня.

      Обычно он не давал никаких объяснений, а просто заявлял о своих желаниях в прокламациях, которые тайно вывешивались по ночам на концах домов на каждой улице. Эти воззвания были написаны в манере рекламы, которую сегодня можно увидеть в магазине Каха, где большие буквы используются для слов, не имеющих никакого значения, а главное написано самым мелким шрифтом.

      Некоторые вещи никогда не меняются, и в мире, полном тирании, нам все еще отчаянно нужна сатира такого калибра.

      Карен Лэнгли ведет блог на kaggsysbookishramblings и считает, что сатира — одна из высших форм остроумия.

      Салтыков-Щедрин М.Е., История города (Аполлон / Голова Зевса, 2016). 978-1784975425, 294pp, мягкая обложка.

      КУПИТЬ в Blackwell’s через нашу партнерскую ссылку (бесплатный UK P&P)

      Нравится:

      Нравится Загрузка…

      Таня Малярчук — Cadmus Press

      Купить эту книгу

      Переведено с Украинский на Zenia TOMPKINS

      Биография случайного чуда исследует жизнь Лены, молодой девушки, выросшей в несколько банальном, бюрократическом и националистическом западноукраинском городе Сан-Франциско. Лена — неудачница с раннего детства из-за ее нежелания презирать все русское, ее склонности к дружбе с одинокими созданиями, ее отвращения к статус-кво и ее страха жить глупой и бессмысленной жизнью. Когда ее друзья поступают в колледж, Лена отправляется на миссию по защите подвергшихся насилию и угнетенных людей Сан-Франциско — будь то собаки или люди — вооруженная не чем иным, как арсеналом юмора, упрямством, наглостью и большим воображением. Ее успехи в лучшем случае минимальны, но, пытаясь спасти коллективное человечество Сан-Франциско, она может в конечном итоге спасти свое собственное. На первый взгляд безумная и боевая девушка, Лена как раз может стать тем спасением, в котором остро нуждаются украинцы Сан-Франциско.

      … замечательный роман одного из самых талантливых и оригинальных украинских литературных голосов современности — Тани Малярчук. Вы непреодолимо влюбитесь в юную главную героиню Лену с ее мужеством, чтобы противостоять суровым реалиям жизни в своей стране, ее очаровательно оптимистичным, а иногда и остроумным упрямством в противостоянии социальным силам доминирования и управления и ее идеалистической решимостью творить. лучший мир… — Зоран Живкович, обладатель премии World Fantasy Award

      Обманчиво простой стиль письма Тани с точностью хайку сочетает в себе сюрреализм и магический реализм с сатирическим остроумием, иногда диковинным юмором и острыми социальными комментариями. Немецкие литературные СМИ описывают ее изображения современной Украины как полные юмора и абсурда, но «более точные и резкие», чем у ее сверстников, сравнивая ее с русским сатириком XIX века Салтыковым-Щедриным и называя ее «именем». чтобы запомниться ». Эта работа, ее самая провокационная на сегодняшний день, стала финалистом премии BBC Book of the Year 2012 в Украине и была названа «просто гениальной» коллегами-украинскими авторами.

      Лауреат Премии Ингеборга Бахманна 2018 года, главного приза Фестиваля немецкоязычной литературы, за свой рассказ «Frösche im Meer. На этом литературном мероприятии, ежегодно проводимом в Клагенфурте, Австрия, отмечаются выдающиеся произведения на немецком языке, и в этом году Таня Малярчук заняла главный приз на мероприятии с самой первой историей, которую она написала на своем втором языке, немецком.


      Обзоры

      • Малярчук … напоминает нам, что одновременно могут существовать несколько уровней угнетения и что жертвы также могут быть палачами. Конечно, существует иерархия потребностей, но «самые мелкие» из них часто являются лакмусовой бумажкой истинных ценностей общества.Насилие доходит до самых простых уровней…
        — Али Кинселла, Мировая литература сегодня
      • … Перевод Зении Томпкинс доставляет Биография случайного чуда англоязычным читателям во всем причудливом, непочтительном, свежем и порой безжалостном великолепии. […] Сборник рассказов, которые на первый взгляд кажутся незначительными, но раздувают и наполняют воображение при их чтении. Финальный поворот одновременно совершенно сюрреалистичен и совершенно логичен в книге, чья упрямая вера героя — в себя, если ничто иное — есть не что иное, как волшебство.
        — Нина Мюррей, компульсивная читательница
      • Мне понравились проза и стиль письма Малярчука, потому что он проницательный, но тонкий и в то же время юмористический … Перевод также заслуживает похвалы, поскольку проза легла в ход, а все культурные отсылки были представлены в дружеской форме для тех, кто не может быть знакомым с украинской культурой.
        —Акилина Принциу, «Литературные сестры»
      • Это первый роман Малярчук на английском языке, и он тоже отличный, демонстрирующий с юмором и серьезным подходом к проблемам современной Украины, но с мужеством, а иногда и безрассудством молодой женщины, которая пытается с ними бороться.
        — Современный роман
      • … шедевр мрачного и отвратительного юмора — книга, которую вы не забудете!
        —Residenz Verlag (для немецкого издания)
      • … привлекательный взгляд на современную Украину и милая маленькая сказка. … Яркая и увлекательная история, в которой есть достаточно остроты.
        — М.А. Ортофер, Полный обзор
      • В то время как « Биография случайного чуда» уделяет большое внимание молодой женщине, роман на самом деле полностью посвящен Украине в постсоветскую эпоху.Малярчук изображает своего персонажа на фоне страны, где, чтобы выжить, людям нужно как можно быстрее стать находчивыми и независимыми. … Одна из сильных сторон модели A Biography of a Chance Miracle — это легкое прикосновение, которое могло показаться серой сказкой, оживленной юмористическими нотками.
        — Тони Мэлоун, список для чтения Тони
      • Это хорошо написано, это увлекательный взгляд на историю и часть мира, о которой многие могут не знать. Странно и сюрреалистично, но при этом неуловимо.
        — Мир слов Кристин Морган
      • … именно эта вторая часть книги делает эту книгу такой ценной. Борьба Лены с системой очень хорошо рассказана, не в последнюю очередь потому, что Лена противостоит системе, но не всегда преуспевает и не всегда ведет себя образцово. Предыстория всего романа — коррупция, жадность, некомпетентность, безразличие, бюрократия, жестокость — все те недостатки, которые Малярчук видит в современной Украине, — помогают проиллюстрировать и оправдать позицию Лены.
        — Современный роман
      • … мудрый, любящий и нелепый.
        —Ericka Achermann, Санкт-Галлер Тагблатт , Швейцария
      • … Кафка и Томас Бернхард передают привет…
        —Эрих Кляйн, Журнал Falter , Австрия
      • Здесь ирония переходит в сарказм, улыбка на губах застывает… Это чудесная и одновременно горькая книга, кричащий обвинительный акт в прозе… Над этой тристезой возвышается Лена, женщина-Дон Кихот униженных и оскорбленных, как парящий шагалец. ангел…
        —Sabine Berking, Das Frankfurter Allgemeine Magazin (FAZ) , Германия
      • … Здесь на сцену мировой литературы вышел великий талант! »
        —Anne Hahn, Kiez-Ticker , Германия
      • Обладая удивительно лаконичной мудростью, молодому автору удается разоблачить всю нелепость сегодняшней Украины … Здесь в литературную сцену вошел новый сильный голос, который, несмотря на свою молодость, уже нашел свой стиль …
        — Андреас Питтлер, Culturmag , Германия

      Детали

      • Страниц: 234
      • Размер обрезки: 5 ″ x 8 ″ (127 мм x 203 мм)
      • ISBN
        Мягкая обложка: 978-4-908793-41-7
        Электронная книга: 978-4-908793-42-4
      • Прейскурантная цена:
        Мягкая обложка 20 долларов США.00
        Электронная книга 8,99 долл. США
      • Обложка: Джо Реймер
      • Скачать информационный лист (PDF)

      Купить эту книгу


      Об авторе
      Таня Мальярчук — одна из самых плодовитых и смелых молодых авторов, которые в настоящее время пишут на украинском языке, чей фирменный стиль сочетает в себе острые социальные комментарии с трогательным юмором и признательностью к человеческому положению. Автор восьми книг прозы, ее произведения переведены на десять языков и широко доступны на немецком языке.Написание Тани было поддержано различными государственными и частными стипендиями от Канцелярии Австрии, Академии художеств Берлина, Министерства культуры Польши и KulturKontakt Austria, среди других. В прошлом она лауреат литературной премии Джозефа Конрада Корзеновского (Польша-Украина) и премии Kristal Vilencia (Словения). Биография случайного чуда , первый роман и шестая книга Тани, стала финалистом престижной премии BBC «Книга года» в Украине, которую она впоследствии выиграла в 2016 году за свой роман « Забытость ».Отдельные рассказы Тани доступны на английском языке в антологиях Best European Fiction, Herstories и Women in Times of Change , а также в литературных журналах, таких как World Literature Today («Демон голода»), Слова без границ, Belletrista («Canis Lupus Famliaris») и Apofenie («Неудачники хотят большего»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.