С кем была невская битва: Состоялась Невская битва | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

Содержание

Состоялась Невская битва | Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

15 июля 1240 г. при впадении реки Ижоры в Неву состоялось сражение между новгородским ополчением под командованием князя Александра Ярославича и шведским войском.

Летом 1240 г. на Неве в устье реки Ижора появились корабли шведского войска, состоявшего из шведов, норвежцев, представителей финских племён, под командованием Биргера. Захват устья реки Невы и города Ладоги давал возможность овладеть важнейшим участком пути «из варяг в греки». Высадившись на берег, шведы и их союзники раскинули свои палатки и шатры при впадении Ижоры в Неву.

Получив известие о появлении неприятеля, новгородский князь Александр Ярославович решил внезапно атаковать его. Времени на сбор войска не было, поэтому Александр не стал дожидаться, пока придут дружины, посланные его отцом Ярославом, или соберутся ратники с новгородских земель. Он решил выступить против шведов со своей дружиной, усилив её лишь новгородскими добровольцами.

Перед походом, по принятому обычаю, воины собрались у собора Святой Софии и получили благословение от архиепископа Спиридона. Затем к своей малочисленной дружине вышел князь Александр и сказал: «Нас немного, а враг силён, но Бог не в силе, а в правде: идите с вашим князем».

Приняв благословение, русская дружина выступила в поход. Молодой князь со своим войском двинулся вниз по реке Волхов к Ладоге, где к нему присоединилась дружина ладожан.

Шведский лагерь, разбитый в устье Ижоры, не охранялся, так как шведы не подозревали о приближении русских войск. 15 июля в 11 часов утра новгородцы внезапно атаковали шведов. Упорное сражение продолжалось до самого вечера. Русские конные копейщики обрушились на центр шведского лагеря, а пешая рать ударила во фланг вдоль берега и захватила три корабля. По ходу битвы войско Александра владело инициативой, а сам князь согласно летописным сведениям, «своим острым мечом возложил печать на лице Биргера». Остатки разбитого шведского войска бежали на уцелевших кораблях. Потери новгородцев составили 20 человек.

Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским.

Победа в Невской битве имела большое военно-политическое значение. Русские войска не позволили шведам отрезать Новгород от моря и захватить побережье Невы и Финского залива. Отразив шведское нападение с севера, русское войско сорвало возможное взаимодействие шведских и немецких завоевателей.

Лит.: Кирпичников А. Н. Две великих битвы Александра Невского // Александр Невский и история России. Материалы научно-практической конференции. Новгород, 1996; Кирпичников А. Н. Невская битва 1240 года и её тактические особенности // Князь Александр Невский и его эпоха. Исследования и материалы. СПб., 1995. С. 24—30; Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра // Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 426-439.

См. также в Президентской библиотеке:

Александр Невский (1221–1263): [цифровая коллекция];

Информационные технологии и церковь: «Александр Невский — национальный идеал России» // Новости. 12 сентября;

Общество и церковь: Мощи святого князя Александра Невского перенесут из России в Сербию и Черногорию // Новости. 24 марта;

Объединённое русское войско одержало победу в Раковорской битве // День в истории. 18 февраля 1268 г.;

Разгром немецких рыцарей на Чудском озере («Ледовое побоище») // День в истории. 5 апреля 1242 г;

Учреждён орден святого Александра Невского // День в истории. 1 июня 1725 г..

Невская битва: историческая правда России от РВИО

 

 

Невская битва — сражение между русскими и шведскими войсками на реке Неве. Целью вторжения шведов был захват устья реки Невы, что давало возможность овладеть важнейшим участком пути «из варяг в греки», находившимся под контролем Великого Новгорода. Воспользовавшись туманом, русские неожиданно напали на шведский лагерь и разгромили врага; только наступление темноты прекратило битву и позволило спастись остаткам шведского войска Биргера, который был ранен Александром Ярославичем. Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским. Военно-политическое значение Невской битвы состояло в предотвращении угрозы вражеского нашествия с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции в условиях Батыева нашествия.

 

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ЛЕТОПИСЬ СТАРШЕГО ИЗВОДА

Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человѣколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелѣния: приде бо вѣсть в Новъгородъ, яко Свѣи идуть къ Ладозѣ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побѣди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодѣвица Мария, мѣсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недѣлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ; и ту бысть велика сѣча Свѣемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вѣстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всѣхъ святыхъ.

 

НАКАНУНЕ НЕВСКОГО СРАЖЕНИЯ

1238 г. стал переломным в судьбе Александра Ярославича. В битве с татарами на реке Сити решалась судьба не только великого князя, всей Русской земли, но и его отца, и его самого. После гибели Юрия Всеволодовича именно Ярослав Всеволодович, как старший в роду, стал великим князем владимирским. Александру отец определил все тот же Новгород. Тогда же, в 1238 г., семнадцатилетний Александр женился на княжне Прасковье, дочери полоцкого князя Брячислава. Тем самым Александр приобрел в лице полоцкого князя союзника на западных рубежах Руси. Венчание происходило на родине матери и деда, в городе Торопце, а свадебный обед состоялся дважды — в Торопце и в Новгороде. Александр демонстрировал свое уважение к городу, где он впервые вышел на самостоятельный княжеский путь.

Поворотными для Александра этот год и последующий были и в другом смысле. Нашествие татаро-монголов и жесточайшее разорение ими русских земель как бы подчеркнули уже давно развивающийся политический распад Руси, ее все возрастающую военную слабость. Разгром Батыем русских земель закономерно совпал с усилением агрессии против Руси всех ее соседей. Им казалось, что теперь стоит предпринять лишь небольшое усилие, и можно будет прибрать к своим рукам все, что осталось за чертой татаро-монгольского завоевания.

Литовцы захватили Смоленск, тевтонские рыцари, разорвав прежний мир, начали наступление на Псков. Сначала они овладели крепостью Изборск, а потом осадили и сам Псков. Взять его не удалось, но городские ворота открыли рыцарям их сторонники из числа псковского боярства. Одновременно датчане атаковали земли чуди (эстов) на берегу Финского залива, находившиеся под властью Новгорода. Последний оплот свободной и независимой еще Руси — новгородские земли — был поставлен на грань катастрофы. По существу, Александру Ярославичу и стоящему за его спиной великому князю противостоял блок западных стран, ударными силами которого были «слуги Божьи» из немецких земель. В тылу же лежала разоренная татарами Русь. Юный князь оказался в центре восточноевропейской политики. Наступал решающий этап борьбы русских за оставшиеся еще независимыми земли.

Первыми открытый удар по новгородским владениям нанесли давние враги Новгорода шведы. Они придали походу крестовый характер. Грузились на корабли под пение религиозных гимнов, католические священники благословили их в путь. В начале июля 1240 г. флот шведского короля Эрика Леспе направился к русским берегам. Во главе королевского войска стояли ярл Ульф Фаси и зять короля ярл Биргер. По некоторым данным, С обоими ярлами шло несколько тысяч человек Вскоре шведы бросили якоря в том месте, где река Ижора впадает в Неву. Здесь они раскинули свой стан и начали рыть боевые рвы, предполагая, видимо, закрепиться надолго и в дальнейшем заложить крепость, свой опорный пункт в ижорской земле, как они это уже сделали в землях еми и суми.

В древнем предании сохранилось обращение шведского вождя к новгородскому князю: «Если хочешь противиться мне, то я уже пришел. Приди и поклонись, проси милости, и дам ее, сколько захочу. А если воспротивишься, попленю и разорю всю и порабощу землю твою и будешь ты мне рабом и сыновья твои». Это был ультиматум. Шведы требовали от Новгорода безусловного повиновения. Они были убеждены в успехе своего предприятия. По их понятиям, сломленная татарами Русь не могла оказать им серьезного сопротивления. Однако события разворачивались вовсе не так, как предполагали шведские крестоносцы. Еще на входе в Неву их шнеки были замечены местными ижорскими дозорщиками. Ижорский старейшина Пелгусий тут же дал знать в Новгород о появлении противника и позднее сообщал Александру о месте пребывания и количестве шведов.

А.Н. Сахаров. «Александр Невский: Имя Россия. Исторический выбор 2008» 

 

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ ВО ВРЕМЯ БИТВЫ

Сражавшийся во главе дружины переяславцев князь Александр Ярославич с высоты своего боевого коня сумел высмотреть «королевича» Биргера, защищенного мечами нескольких рыцарей. Русский ратоборец направил своего коня прямо на вражеского предводителя. Туда же развернулась и княжеская ближняя дружина.

«Королевич» Биргер как королевский полководец в ходе Невской битвы подтвердил, вне всякого сомнения, репутацию древнего рода Фолькунгов. В русских летописях нет упоминаний о его личной «шаткости» в проигранном сражении до той минуты, когда он получил тяжелое ранение в лицо. Биргер сумел сплотить вокруг себя личную дружину, часть рыцарей-крестоносцев и попытался отразить дружное нападение русской конницы.

То обстоятельство, что крестоносцы стали успешно отбиваться от нападавших на них русских конников у златоверхого шатра, и заставило князя Александра Ярославича усилить здесь натиск. В противном случае шведы, начавшие получать подкрепления со шнеков, могли отбить нападение и тогда исход битвы становился труднопредсказуемым.

О том часе летописец скажет: «Была брань крепка зело и сеча зла». В самый разгар яростной сечи сошлись два предводителя противоборствующих сил — новгородский князь и будущий правитель Шведского королевства Биргер. То был рыцарский поединок двух полководцев средневековья, от исхода которого зависело очень многое. Таким и изобразил его на своем историческом полотне замечательный художник Николай Рерих.

Девятнадцатилетний Александр Ярославич смело направил коня на выделявшегося в рядах рыцарей-крестоносцев закованного в латы Биргера, восседавшего на коне. И тот и другой славились искусностью в рукопашных единоборствах. Русские воины почти никогда не носили шлемов с забралами, оставляя лицо и глаза неприкрытыми. Только вертикальная стальная стрела предохраняла лицо от удара мечом или копьем. В рукопашном бою это давало большое преимущество, поскольку воин лучше видел поле битвы и своего противника. В таком шлеме бился на невских берегах и князь Александр Ярославич.

Ни биргеровские оруженосцы, ни ближние княжеские дружинники не стали мешать поединку двух военачальников. Умело отбив удар Биргера тяжелым копьем, новгородский князь изловчился и метко ударил своим копьем в смотровую щель опущенного забрала шлема предводителя шведов. Острие копья вонзилось в лицо «королевича» и кровь стала заливать ему лицо, глаза. Шведский полководец покачнулся в седле от удара, но на коне удержался.

Оруженосцы и слуги Биргера не дали русскому князю повторить удар. Они отбили тяжелораненого хозяина, рыцари-крестоносцы вновь сомкнули строй у златоверхого шатра и рукопашные схватки здесь продолжились. Биргера поспешили увести на флагманский шнек. Королевское войско осталось без испытанного предводителя. Ни ярл Ульф Фаси, ни воинственные католические епископы в рыцарских доспехах не смогли заменить его.

Русский летописец так описал рыцарский поединок новгородского князя Александра Ярославича и шведского полководца: «…Изби множество бещисленно их, и самому королеви возложити печать на лице острым своим копием».

А.В. Шишов. Александр Невский 

 

О ЗНАЧЕНИИ НЕВСКОЙ ПОБЕДЫ

Потери новгородцев были весьма незначительны, всего с ладожанами двадцать человек. Так недорого обошлась славная победа! Нам невероятными представляются эти известия, «да и немудрено, — замечает историк, — им дивились современники и даже очевидцы». Но чего не может совершить беззаветная удаль и самоотверженная любовь к родине, одушевленная надеждой на небесную помощь! Успех русских много зависел от быстроты, неожиданности нападения. В страшном замешательстве и переполохе разноплеменные враги, обманувшись в своей надежде на богатую добычу и раздраженные неудачей, может быть, бросились избивать друг друга и продолжали кровопролитный бой между собою и на другом берегу Ижоры. Но более всего, без сомнения, победа зависела от личных достоинств вождя, который «бе побеждая везде, а непобедим николиже». Недаром современники и потомство дали Александру Ярославичу славное имя Невского. Его орлиный взгляд, его мудрая сообразительность, его юный энтузиазм и распорядительность во время боя, его геройская отвага и разумно принятые меры предосторожности, а главное — небесное содействие ему всего вернее обеспечили успех дела. Он сумел воодушевить войско и народ. Самая личность его производила чарующее впечатление на всех, кто его видел. Незадолго до славной Невской победы в Новгород приходил магистр ливонский Андрей Вельвен, «хотя видети мужество и дивный возраст блаженного Александра, якоже древле царица южская прииде к Соломону видети премудрость его. Подобно тому и сей Андрияш, яко узре святаго великаго князя Александра, зело удивился красоте лица его и чудному возрасту, наипаче же видя Богом дарованную ему премудрость и непременный разум, и не ведяше како нарещи его и в велице недоумении бысть. Егда же возвратился от него, и прииде восвояси, и начат о нем поведати со удивлением. Прошед, рече, многи страны и языки, и видех много цари и князи, и нигде же такова красотою и мужеством не обретох ни в царех царя, ни в князех князя, яко же великий князь Александр». Для объяснения тайны этого обаяния недостаточно указания только на отвагу и предусмотрительность. Одновременно с этими качествами в нем было нечто высшее, что неотразимо влекло к нему: на челе его сияла печать гения. Как яркий светильник, горел в нем явно для всех дар Божий. Этим-то даром Божиим все любовались в нем. Прибавим к этому его искреннее благочестие. Подобно слову Божию о Немвроде, он также был воин «пред Господом». Вдохновенный вождь, он умел вдохновлять народ и войско. Всего ярче отражается светлый образ невского героя в летописях, писанных большею частью современниками. Каким теплым чувством, каким, можно сказать, благоговением дышат их безыскусственные рассказы! «Как дерзну я, худой, недостойный и многогрешный, написать повесть об умном, кротком, смысленном и храбром великом князе Александре Ярославиче!» — восклицают они. Изображая его подвиги, они сравнивают его с Александром Великим, с Ахиллом, с Веспасианом — царем, пленившим землю иудейскую, с Сампсоном, с Давидом, по мудрости — с Соломоном. Это не риторическая прикраса. Все это подсказано глубоко искренним чувством. Подавленный страшным нашествием татар, русский народ инстинктивно искал утешения, отрады, жаждал того, что хотя несколько могло бы поднять и ободрить упавший дух, оживить надежды, показать ему, что не все еще погибло на святой Руси. И он нашел все это в лице Александра Ярославича. Со времени Невской победы он сделался светлой путеводной звездой, на которой с горячей любовью и упованием сосредоточил свои взоры русский народ. Он стал его славой, его надеждой, его утехой и гордостью. Притом он был еще так молод, так много предстояло ему еще впереди.

Римляне побеждены и посрамлены! — радостно восклицали новгородцы, — не свея, мурмане, сумь и емь — римляне и в этом выражении, в этом названии побежденных врагов римлянами народный инстинкт верно угадал смысл нашествия. Народ прозревал здесь посягательство Запада на русскую народность и веру. Здесь, на берегах Невы, со стороны русских дан был первый славный отпор грозному движению германства и латинства на православный Восток, на святую Русь.

М.М. Хитров. Александр Невский – Великий князь 

 

ИСТОРИКИ ОБ АЛЕКСАНДРЕ НЕВСКОМ

Н.М. Карамзин:  «Добрые россияне включили Невского в лик своих ангелов-хранителей и в течение веков приписывали ему, как новому небесному заступнику отечества, разные благоприятные для России случаи: столь потомство верило мнению и чувству современников в рассуждении сего князя! Имя Святого, ему данное, гораздо выразительнее Великого: ибо Великими называют обыкновенно счастливых: Александр же мог добродетелями своими только облегчить жестокую судьбу России, и подданные, ревностно славя его память, доказали, что народ иногда справедливо ценит достоинства государей и не всегда полагает их во внешнем блеске государства.»

Н.И. Костомаров: «Духовенство более всего уважало и ценило этого князя. Его угодливость хану, уменье ладить с ним… и тем самым отклонять от русского народа бедствия и разорения, которые постигли бы его при всякой попытке к освобождению и независимости, — все это вполне согласовывалось с учением, всегда проповедуемым православными пастырями: считать целью нашей жизни загробный мир, безропотно терпеть всякие несправедливости… покоряться всякой власти, хотя бы иноплеменной и поневоле признаваемой».

С.М. Соловьев: «Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным историческим лицом в древней истории от Мономаха до Донского». 

НЕВСКАЯ БИТВА 1240 — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

НЕВСКАЯ БИТВА 1240 года — сражение между новгородским и шведским войсками, состоявшееся у впадения реки Ижора в реку Нева 15.07.1240 года.

Невская битва стала одним из этапов русско-шведского противостояния из-за сфер влияния в Восточной При­бал­ти­ке в XII-XIV веках. Ле­том 1240 года при­быв­шее на ко­раб­лях шведское вой­ско (вклю­ча­ло от­ря­ды шве­дов, нор­веж­цев, финских пле­мён сумь и емь) вы­са­ди­лось в устье Ижо­ры, ве­ро­ят­но с це­лью ос­но­вать здесь кре­пость, ко­то­рая по­зво­ли­ла бы рас­про­стра­нить свою власть на со­сед­ние пле­ме­на и про­вес­ти об­ра­ще­ние их в ка­то­ли­че­ст­во.

Воз­глав­лял экс­пе­ди­цию «князь» («ко­роль час­ти Римь­ская от По­лу­нощ­ныя стра­ны»), ко­то­ро­го на­чи­ная с XIV века не­ред­ко ото­жде­ст­в­ля­ют с Бир­ге­ром Маг­нус­со­ном (смотрите Бир­гер Ярль; по вер­сии И. П. Шас­коль­ско­го, вой­ско воз­глав­лял ярл Ульф Фа­си). В чис­ле уча­ст­ни­ков по­хо­да упо­ми­на­ют­ся епи­ско­пы (сре­ди ко­то­рых, воз­мож­но, на­хо­дил­ся финляндский епископ То­мас). О по­яв­ле­нии шведского вой­ска в Нов­го­род со­об­щил ижор­ский ста­рей­ши­на Пел­гу­сий (в кре­ще­нии Фи­липп), нёс­ший в устье Не­вы «стра­жу мор­скую». Нов­го­род­ский князь Алек­сандр Яро­сла­вич со сво­ей дру­жи­ной и опол­че­ни­ем нов­го­род­цев и ла­до­жан дви­нул­ся к Не­ве.

О Невской битве со­об­ща­ют толь­ко русские ис­точ­ни­ки [Жи­тие Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (По­весть о жи­тии и о храб­ро­сти бла­го­вер­но­го и ве­ли­ко­го кня­зя Алек­сан­д­ра) и Нов­го­род­ская пер­вая ле­то­пись стар­ше­го из­во­да], по ко­то­рым за­труд­ни­тель­но де­таль­но про­сле­дить ход сра­же­ния. Вне­зап­ной ата­кой нов­го­род­цы с ла­до­жа­на­ми при­жа­ли не ус­пев­ших ещё по­стро­ить ук­ре­п­ле­ний шве­дов к их ко­раб­лям и за­ста­ви­ли эва­куи­ро­вать­ся. Со­глас­но Жи­тию, Алек­сандр Яро­сла­вич лич­но бил­ся с пред­во­ди­те­лем шведского вой­ска, ос­та­вив ему сво­им копь­ём шрам на ли­це (ис­сле­до­ва­ние ос­тан­ков Бир­ге­ра Маг­нус­со­на за­фик­си­ро­ва­ло у не­го след от ра­не­ния над пра­вым гла­зом).

Шведское вой­ско по­нес­ло боль­шие по­те­ри: сго­ре­ли несколько ко­раб­лей, по­гиб их «вое­во­да» Спи­ри­дон и один из епи­ско­пов, шве­ды от­пра­ви­ли на ро­ди­ну 2 ко­раб­ля, на­гру­жен­ные те­ла­ми по­гиб­ших знат­ных вои­нов, а многих дру­гих («бе­щис­ла») за­хо­ро­ни­ли в кол­лек­тив­ной мо­ги­ле на мес­те сра­же­ния. С нов­го­род­ской сто­ро­ны по­те­ри со­ста­ви­ли 20 человек, сре­ди ко­то­рых 4 знат­ных нов­го­род­ца (Кон­стан­тин Лу­го­ти­нич, Гю­ря­та Пи­не­щи­нич, На­мест и сын ко­жев­ни­ка Дро­чи­ло Не­зды­лов). В хо­де Невской битвы осо­бо от­ли­чи­лись нов­го­род­цы Гав­ри­ла Олек­сич, Сбы­слав Яку­но­вич, Ми­ша (воз­глав­лял пе­ший от­ряд, унич­то­жив­ший 3 шведских ко­раб­ля) и не­ко­то­рые чле­ны кня­же­ской дру­жи­ны.

Невская битва — пер­вое сра­же­ние, в ко­то­ром вой­ска­ми ру­ко­во­дил князь Алек­сандр Яро­сла­вич, про­зван­ный за по­бе­ду в ней Нев­ским. Раз­гром в Невской битве за­ста­вил шве­дов от­ка­зать­ся от по­пы­ток ус­та­нов­ле­ния кон­тро­ля над важ­ней­шей для Нов­го­ро­да транс­порт­ной ар­те­ри­ей — Не­вой, при этом про­ти­во­стоя­ние Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и Шве­ции про­дол­жи­лось.

Со­бы­тия Невской битвы слу­жи­ли важ­ным сим­во­лом в борь­бе русских ца­рей за ов­ла­де­ние по­бе­режь­ем Бал­тий­ско­го моря. Так, в хо­де Северной вой­ны 1700-1721 годов царь Пётр I от­ме­тил свои ус­пе­хи ос­но­ва­ни­ем в 1710 году Свя­то-Тро­иц­ко­го Алек­сан­д­ро-Нев­ско­го монастыря (с 1797 года лав­ра) на том мес­те, где, как он счи­тал, со­стоя­лась Невская битва; в 1724 году ту­да пе­ре­не­се­ны мо­щи святого князя Алек­сан­д­ра Нев­ско­го, став­ше­го не­бес­ным по­кро­ви­те­лем Санкт-Пе­тер­бур­га.

Исторические источники:

Жи­тие Алек­сан­д­ра Нев­ско­го // Биб­лио­те­ка ли­те­ра­ту­ры Древ­ней Ру­си. СПб., 2000. Т. 5

Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. М., 2000. Т. 3.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Невская битва: значимый бой или непримечательное сражение?

Границы Новгородских земель охранялись в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, ижорянами. Именно ижорский старейшина и сообщил в Новгород о вторжении шведов. Князь Александр Ярославич, получив такое известие, принял решение первым атаковать врага и, не дожидаясь подкрепления, собрал собственную дружину. Пока войско Александра шло к месту стоянки шведов, к нему присоединились местные жители близлежащих селений, пишет grsmena.ru.

Воодушевляя свою дружину перед боем, Александр произнес знаменитую фразу: «Не в силе Бог, но в правде». Смысл этого изречения сейчас имеет иное значение. Дело в том, что раньше слово «правда» значило «вера». В данном случае речь идет о православной вере.

Князь и его дружина застали неприятеля врасплох. Шведы не ожидали нападения, возможно, это и стало решающим фактором, способствовавшим победе новгородского войска. Александр напал утром, битва длилась до наступления темноты. После противники разошлись, шведы, погрузив убитых в сражении воинов на корабли, отступили.

«Разборки» после победы

Большинство историков сходятся во мнении, что Невская битва была очень значимым сражением. Победа в битве юного князя Александра была его первой победой, несмотря на это она стала значимой не только для Новгорода, но и для всей Руси. Данное сражение стало первым в череде битв за сохранение Русью выхода к морю. Успешный исход битвы обеспечил безопасность Новгороду.

Позже, в 1710 году, в память о Невской битве в устье Чёрной речки в Санкт-Петербурге по указу Петра I  был построен Александро-Невской монастырь. Тогда ошибочно полагали, что сражение проходило не в устье Ижоры, а в устье Чёрной речки. Монастырь был возведен по проекту архитектора Доменико Трезини. Позже ансамбль монастыря дополнялся по проектам других архитекторов. В честь Невской битвы в Усть-Ижоре стоит церковь Александра Невского.

На самом деле о самом сражении известно не так уж и много. Связано это с тем, что события 1240 г. упоминаются в летописях вскользь, описания достаточно скудные. О многом историкам приходится гадать, споры по поводу некоторых моментов битвы в устье Ижоры не утихают до сих пор. Сражение упоминается в Новгородской первой летописи старшего извода, более поздней Новгородской первой летописи младшего извода и в нескольких вариантах Повести о житии Александра Невского.

Противоречия и догадки

Одним из самых распространенных разночтений источников, в которых упомянута Невская битва, является противоречивая информация о том, кто возглавлял шведов во время сражения. В «Житии Александра Невского» говорится, что войском неприятеля командовал шведский ярл (правитель) Биргер. Однако некоторые историки утверждают, что, так как Биргер II стал ярлом только в 1248 г., в Невской битве он участвовать не мог. До него ярлом был Ульф Фаси, который, возможно, и командовал шведами. Другие исследователи говорят о том, что войском правил шведский король.

Как пишет bibliotekar.ru, многие ученые утверждают, что Невская битва вообще не отличается особой грандиозностью. Сражение было ничем не примечательно, проходило по правилам средневекового боя. А в типичных сражениях такого рода полное уничтожение противника не было целью. Поверженное войско спокойно покидало поле боя.

Согласно летописям, в ходе Невской битвы было убито очень много шведов и всего 15-20 новгородских воинов. Эти сведения верны, но лишь отчасти. Вероятнее всего, жертв с обеих сторон было достаточно. В летописях, говоря о потерях со стороны новгородского войска, очевидно, учитывались лишь состоятельные воины, командиры. А потери со стороны шведов были несколько преувеличены.

В «Житии Александра Невского» говорится, что большая часть шведов была убита на противоположной стороне Ижоры. Но войска Александра Ярославича туда не дошли. Летописцы говорят, что неприятеля «ангел божий побил». Хотя на самом деле, возможно, все было не так загадочно. Скорее всего, на другом берегу реки шведскую дружину разгромили местные племена, пишет licey.net.

Одной из тайн битвы является и летописное сказание о смерти предводителя шведского войска ярла Биргера. Кроме легенд о том, участвовал ли вообще Биргер в этом сражении, существуют предположения, что ярла убил сам Александр Ярославич. Однако некоторые историки утверждают, что подобные догадки ошибочны, так как летописный текст переведен на современный русский язык неправильно и такое толкование неверно.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации открытых источников

Невская битва кратко: значение, причины

В начале 13 века Русь оказалась между двух огней: с Востока пришли татаро-монголы, а с Запада — немцы, шведы, датчане и армии других стран, которые хотели завоевать новые земли, пользуясь слабостью Киевской Руси. В данной статье мы будем говорить о нашествие с Запада, в частности, нами будет рассмотрена кратко Невская битва. Это важное историческое событие, которое насколько важно, настолько и противоречиво. Но давайте обо всем по порядку…

Причины битвы

В 1240 году началось нашествие Батыя. Пользуясь этими событиями, шведский король решил напасть на Русь, захватив крупный торговый город Новгород. Предпосылок для этого было огромное количество:

  • Противник увяз в тяжелых боях, неся большие потери. Монголы уничтожили большую часть мужского населения Руси.
  • Новгород, несмотря на то, что нашествие не видел, оставался в одиночестве, без поддержки других княжеств.
  • В Новгороде правил молодой князь Александр Ярославич, который до этого никакими великими делами прославлен не был.

Содержание битвы и ее ход

В результате в июле 1240 года шведское войско повело свой флот в устье Невы. Командование армии взял на себя зять шведского короля — Биргер. Передвигаясь вглубь страны, его армия остановилась на левом берегу Невы, недалеко от устья Ижоры. Шведы были настолько уверены в своей победе, что, если верить некоторым источникам, отправили молодому князю Александру послание, в котором говорилось «Мы здесь и мы пленим тебя и твою землю».

Что касается действий Александра, то он имел точные сведения о передвижении шведской армии, поскольку в Новгороде была хорошо налажена разведческая деятельность. Молодой князь решил использовать фактор внезапности, собрав городское ополчение и совершив стремительный марш к месту, где остановилась шведская армия. Во время передвижения войск к нему примыкали все новые отряды.

Карта Невской битвы

Невская битва произошла 15 июля 1240 года. В этой битве сошлись между собой русичи и шведы. В этот день войска Александра скрыто подошли к лагерю, где остановились шведы.

План молодого князя заключался в следующем:

  • Ополченцы должны были отрезать шведам путь к отступлению к кораблям.
  • Внезапный и мощный удар конницы должен был нанести решающее поражение противнику.

Русское войско нанесло внезапный удар по разработанному плану. Шведы не ожидали такого поворота событий, вследствие чего в их рядах началась паника. Эта паника усугублялось тем, что в короткие сроки после начала битвы был убит шведский епископ, был уничтожен шатер Биргера, а ополченцы уничтожили 3 шведских корабля. Внезапность удара, а также крупные успехи русского войска, вынудили шведов отступить.

Невская битва продолжалась до наступления вечера. В ходе сражения русское войско потеряло 20 человек убитыми. Точных сведений о том, сколько погибло шведов, нет. Но если верить историческим источникам, то большая часть войска было уничтожено и счет идет на десятки и сотни погибших. В некоторых летописях сохранилось упоминание о том, что на следующий день после битвы на другом берегу реки Нева, шведы хоронили тех, кто погиб в битве. После этого они покинули русскую землю на кораблях, которые сохранились после сражения.

Участники сражения

Проблема в изучении невской битвы заключается в том, что сохранилось очень мало исторических источников, где данное сражение описывается в полном объеме. Фактически нам остается изучать данное историческое событие только на основе летописей, которые весьма противоречивы. В частности, очень мало сведений об исторических личностях, которые принимали участие в этой битве.

Кроме Александра, который в результате данной битвы получил прозвище Невский, в сражении принимали участие следующие люди:

  • Гаврило Олексич — сражался на кораблях, несколько раз его скидывали с кораблей, но он возвращался.
  • Сбыслав Якунович — сражался в центре событий с одним топором, но, умело действуя оружием, вносил панику в ряды противником.
  • Яков Полочанин — также сражался в самом центре событий, но орудовал мечом.
  • Савва — отметился тем, что срубил шатер шведского полководца Биргера.
  • Миша — командовал отрядом ополченцев, вместе с которыми затопил 3 корабля.
  • Ратмир — личный слуга князя Александра, который сражался в битве, но был убит.

Других сведений о личностях, которые принимали участие данные битве, нет.

Историческое значение Невской битвы

Историческое значение Невской битвы, которую мы кратко рассмотрели в данной статье, весьма противоречиво. Главное, о чем следует сказать, это то, что молодой князь Александр сумел одержать победу над шведами, обезопасить тем самым Новгород от попыток захвата со стороны западных стран. С другой стороны есть абсолютное противоречие в действиях самих новгородцев. Несмотря на блестящую победу князя, а также несмотря на то, что значимость его победы признавалась всеми, что выражено, например, в присвоении ему прозвища «Невский», новгородцы практически сразу после битвы изгнали Александра из города. Он вернулся только через год, когда Новгородковку угрожала военная опасность в лице ливонского ордена.

Слабые стороны и критика

Выше мы уже частично рассмотрели вопросы того, что даже беглое изучение Невской битвы указывает на то, что это весьма противоречивое событие. В частности, ряд современных историков говорят о том, что это было не какое-то генеральное и супер важное историческое сражение, а простой приграничный конфликт. Проверить это достаточно тяжело, но данное утверждение не лишено логики, поскольку тяжело представить важное историческое противостояние и важную историческую битву, в которой погибло меньше 100 человек. Нет, никаких точных сведений о потерях шведов у нас нет. Эта цифра в зависимости от источников варьируется от нескольких десятков человек до сотни. Но это только один из аспектов, которые следует учитывать. Есть и другие важные факторы:

  • Противоречие в летописях. Если рассматривать западные источники, то у них нет вообще никакого упоминания о прошедшем в 1240 году сражении. Если же рассматривать русские летописи, то в Ипатьевской летописи также нет упоминания о битве, а Лаврентьевская летопись описываем очень кратко Невскую битву в 1263 году, а не в 1240.
  • Нелогичное поведение шведов. Абсолютно непонятно, почему армия, которая пришла с целью завоевания, не двигалась в направлении Новгорода, а также не построила укрепленный лагерь. Если рассматривать классическое представление о произошедшем событии, то складывается ощущение, что шведы пришли не на войну, а на пикник. Также непонятно, почему после поражения, шведы еще сутки находились на месте сражения, успев сохранить всех погибших.
  • Шведские исторические источники говорят о том, что Биргер не покидал территорию страны в 1240 году. Так же в этом году не погибал ни один из списков данной страны, а ведь если верить общепринятой версии, в сражении погиб шведский епископ.

Эти противоречивые стороны приведены для того, чтобы сложилось четкое представление о том, что данное историческое событие не так однозначно, как о нем принято говорить. Факт заключается в том, что Невская битва действительно была, но все детали этого события описаны крайне мало, и остается огромное количество вопросов, ответы на которые уже не даст, скорее всего, никто. Но в любом случае, мы рассказали о победе русских войск над ведами с различных точек зрения, а выводы уже каждый читатель делает самостоятельно.

как войско Александра Невского разгромило шведов — Российская газета

780 лет назад в устье реки Ижора произошло сражение, которое имело важное военно-политическое значение. Но куда более весомым в итоге стало историческое значение битвы, которая получила название Невская, а девятнадцатилетний предводитель русского войска Александр Ярославич стал одним из главных символов мужества, доблести и патриотизма.

Исторические составляющие Невской битвы из-за давности событий успели обрасти мифами. Сохранилось не так много источников, свидетельствующих о сражении. Главный из них — младший извод Новгородской первой летописи. Цитаты самого князя, как правило, берутся из его жития — Александр Невский был канонизирован Русской православной церковью в 1547 году, а документ был составлен, предположительно, в 1260-х годах.

Шведско-новгородские войны, частью которых явилась Невская битва, имели не только религиозный подтекст, хотя на походы северные народы благословляла католическая церковь. Контроль над территорией позволил бы перекрыть выход России к Балтике и установить полный контроль за торговыми путями в Европу.

Среди историков нет единства в том, кто возглавлял шведское войско. Однако предание сохранило обращение его предводителя к новгородскому князю. Шведское войско требовало не компромиссных мирных соглашений, но полного покорения, по всей видимости, не сомневаясь в успехе своей военной кампании. Тогда Русь была значительно ослаблена татарами, а источники характеризуют войско шведов как «силу великую».

В житии Александра Невского сохранилась его речь, обращенная к воинам: она прошла через столетия и была разобрана на цитаты. «Не в силе Бог, а в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя Господа Бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо». На момент сражения князю было всего 19 лет. И в житии говорится, что пошел на шведов князь «с малою дружиною», поскольку ждать подкрепления уже не было времени.

Основной состав русского войска был конным. Новгородцы атаковали шведов внезапно, пока те не успели построить свои укрепления, высадившись на берегу. Летопись говорит, что была «брань крепка зело и сеча зла». В сражении погиб предводитель шведов, предание приписывает победу над ним лично князю Александру Ярославичу. Битва длилась с утра и до наступления темноты. В житии отдельно выделены ратные подвиги шести героев битвы: возможно, таким образом автор попытался передать ход событий. Впрочем, точную хронологию боя восстановить уже вряд ли удастся. Вечером того дня шведы отступили на своих кораблях, погрузив убитых и раненых, русские их не преследовали.

Потери русского и шведского войск несопоставимы. Известно о 20 погибших на поле брани знатных новгородцах. Считается, что было убито еще несколько десятков простых дружинников. Шведское войско потеряло до нескольких сотен человек.

Столь славная победа молодого князя, а главное его способность воодушевить войско не оставили у народа сомнений в том, что небеса покровительствуют ему. После битвы его стали именовать Александром Невским, изможденный татарским нашествием русский народ связывал с ним большие надежды, и они оправдались. После блестящей победы на Неве князь прославился в Ледовом побоище и вошел в историю в качестве одного из главных защитников русской земли.

НЕВСКАЯ БИТВА . Александр Невский и Даниил Галицкий. Рождение Третьего Рима

9 декабря 1237 г. римский папа Григорий IX направил в Швецию свою буллу с призывом к населению подняться в крестовый поход против племени емь в Финляндии. Шведы стали тщательно готовиться. Подготовка заняла около двух лет. В этот момент в Европу пришли страшные известия о нашествии Орды и разгроме русских княжеств. Это в корне переменило международную обстановку в Европе и спровоцировало агрессию наших соседей на ослабленную, как они справедливо полагали, Русь. Еще раз подчеркнем, насколько несостоятельно звучат заявления ряда современных историков о том, что между нашествием Орды и натиском на Русские земли крестоносцев на Западе не было никакой связи. Связь была, связь — прямая. И это важно понимать.

В западной историографии и ныне существует тенденция говорить о том, что приход шведов на Русь в 1240 г. был случайным разведывательным рейдом. Мы увидим, что это не соответствует действительности. Военная акция готовилась два года и была тактически перенаправлена в сторону Руси. Шведский флот и войско были готовы не к набегу, а к закреплению на завоеванной территории. В этот момент, забыв политические разногласия, в походе на Восток объединились шведы, датчане и немцы. Зная о чрезвычайно благоприятных для них обстоятельствах совершенно невозможно утверждать, что и этот союз был случайным. Это первый зафиксированный случай, когда объединился для совместного похода цвет рыцарства северогерманских государств, что заставляет нас считать битву на Неве далеко не рядовым пограничным столкновение. Поход на Русь был тщательно скоординирован и направлялся из Рима, в чем невозможно сомневаться, исходя из анализа имеющихся документов и исторических фактов. В случае успеха шведы рассчитывали захватить Неву и перекрыть для Новгорода выход в Балтику, полностью поставив западную торговлю Руси под свой контроль. В случае развития успеха шведы предполагали захватить и сам Новгород. Собственно, захват невских земель обеспечивал тыл шведам и позволял беспрепятственно начать полноценную экспансию и колонизацию в Финляндии.

В соответствии со шведскими государственными порядками XIII столетия морской поход в дальние земли, тем более поход крестовый, мог быть возглавлен только руководителем государственной администрации, то есть ярлом. В 1240 г. известный нам по многочисленным научно-популярным книгам и учебникам истории противник юного Александра Ярославича Биргер еще не был ярлом. Эту должность он получит только в 1248 г. Этот факт заставил многих исследователей считать, что поход на Неву возглавлял его родственник ярл Улоф Фаси. Однако мы убедимся ниже, что самыми надежными историческими источниками по данному периоду были и остаются русские летописи. Поход возглавлял именно Биргер, действительно раненный в битве на Неве в лицо!

В 1240 г. происходит знаменитая битва со шведами, приведшими с собой на Неву норвежцев и финнов. Более чем вероятно, что шведы были лучше подготовлены, чем наспех собравшаяся дружина Александра. Шведы и их союзники, скорее всего, и численно превосходили русских. Но успех сопутствовал молодому князю. Внезапность нападения, верно рассчитанная тактика смены направления ударов поставила шведов в тупик. Вероятно, это не был полный разгром. Части шведского войска удалось уплыть восвояси. Но поражение шведов было весьма для них чувствительным. Фактически провалилась не только экспедиция, которая готовилась два года. Провалились и все стратегические планы шведов относительно невских земель и надежды на безраздельное господство в Финляндии и русской Карелии. Это был мощный удар по всей крестоносной коалиции, предрешивший дальнейший разгром немцев в Ливонской войне. Северогерманское рыцарство получило тяжелый удар.

Не будем забывать, что рыцарская агрессия была сознательно организована нашими западными соседями в момент наибольшего ослабления Русского государства, в трагический, тягчайший момент нашей истории. И только полководческий и политический гений Александра смог остановить наступление германского рыцарства, поддержанного Римом, на земли Новгорода и Пскова, на земли, волею Господа ставшие последним оплотом свободной Руси и вольного житья северного славянства. Именно за эту блистательную победу над совокупностью народов, породивших в свое время феномен викингов, Александр и заслужил прозвище Невский. Это первый случай, когда князь получил прозвище в честь своей победы. Так оценили современники эту битву. И у нас нет никаких новых исторических данных, чтобы умалять значение этой битвы, исходя из сомнительных процедур умозрительного подсчитывания количественного состава участников сражения с двух сторон. Но и нам придется отдать дань этому веянию эпохи. Мы тоже дадим свою «калькуляцию» по участникам сражения.

Крайне важно проанализировать исторические источники противоположной стороны, о которых не любят вспоминать западные исследователи. Придворные шведские хроникеры довольно неохотно пишут о неудачах шведских военных кампаний. В этом отношении необходимо отметить принципиально большую объективность наших летописцев, донесших до нас без умаления и прикрас самые трагические страницы нашей истории. Но в шведских хрониках тем не менее есть скупая информация, которая позволяет более полно воссоздать картину политического противостояния на Балтике в XIII веке разных народов. Определенный интерес представляет «Шведская хроника» Олауса Петри, известная по рукописи XVI столетия, но опиравшаяся на более ранние источники. «Шведская хроника» особое внимание уделяет личности королей, много и подробно описывает внутриполитические коллизии, но весьма скупа на исторические данные, касающиеся внешнеполитических аспектов шведской истории древнего периода. И все же в ней есть ряд важнейших для нашего исследования данных. Например, мы себе не совсем четко представляем, что борьба на Балтике за доминирование между этносами и политическими образованиями, начатая еще до эпохи викингов, не затихала до времени Александра Невского и носила сложный, неоднозначный характер. Мы привыкли говорить об экспансии шведов на Восток. Но у нас существуют совершенно неверные представления о новгородской политике на Балтике. Она была далека от приписываемой ей пассивности. В 1146–1147 гг. состоялся поход «руси и корелы», закончившийся разрушением шведской древней столицы Сигтуны, после чего, в качестве трофея, в Софии Новгородской появились Сигтунские врата. Это событие традиционно считается неким случайным эпизодом. Однако у нас есть данные, позволяющие поместить этот эпизод в более сложный исторический контекст, который поможет нам правильно понять и оценить значение Невской битвы со шведами, что, впрочем, уже сделали наши предки, и нам остается только подтвердить их отношение к этому событию, имея возможность взглянуть на это сражение через толщу веков, оценивая его последствия с высоты нашего времени, вооруженного инструментарием современной научной гуманитарной мысли и источниковедческой базой, формально превышающей по информативности осведомленность наших предков. Впрочем, данный тезис может быть оспорен. Итак, Олаус Петри свидетельствует: «И следует знать, что в старину язычники, эсты и карелы, а также, вероятно, пруссы и венды часто наносили Швеции немалый урон. Балтийское море кишело разбойниками: венды и, конечно, многие другие язычники, жившие на побережье, считали, что с полным правом могут грабить другие народы. Потому они хозяйничали на море, нападая то на Швецию, то на Данию. И пока не был основан Стокгольм, они беспрепятственно входили на своих шняках в Меларен и грабили побережье… эсты убили епископа Иоханнеса; убили они и некоего герцога в местечке Асканэс на острове Экере; местные жители звали его герцогом Хансом. Девять лет он пробыл в походе, сражаясь с русскими и ингерманландцами; а когда он вернулся, эсты лишили его жизни». И в другом месте: «Между тем эсты, русские, ингры и многие другие чужеземцы то и дело проникали на своих кораблях и шняках в Меларен и чинили немалый ущерб жителям прибрежных местностей. Поэтому Биргер-ярл построил Стокгольмский замок и город Стокгольм, чтобы они, подобно замку, запирали вход в Меларен; для этого они служат и поныне». Эти данные в ином свете рисуют не только картину истинных взаимоотношений народов на Балтике, но и позволяют совершенно по-иному посмотреть и на «норманнскую теорию» происхождения Русского государства. Как писали многие историки, не согласные с ней, именно западные славяне играли самую активную роль на Балтике в период призвания восточными славянами князей от варягов. Это же самое подтверждает и «Шведская хроника». Возвращаясь к интересующему нас времени, отметим ряд существенных фактов, в корне изменивших ситуацию в Восточной Прибалтике накануне вокняжения Александра Невского в Новгороде. «В год Господень 1223 король Вальдемар, второй из королей, носивших это имя, основал Ревель, покорив эстов и обратив их в веру Христову».

После этого важного сообщения автор шведской хроники переходит от истории датской к истории Швеции. «Затем королем стал Эрик Шепелявый. Родителями его был король Эрик — сын короля Кнута и королева Рикица — дочь датского короля Вальдемара. Он был коронован в тысяча двести двадцать третьем году от Рождества Христова. Был он хром и шепеляв (отчего и получил такое прозвище), но добродетелен и справедлив, с каждым поступал, как требует закон… Когда же король Эрик, одолев всех своих врагов, обрел наконец покой и выдал замуж свою третью сестру Ингеборг за человека по имени Биргер из Бьельбу, того самого, которого называют Биргером-ярлом, поскольку со временем он стал герцогом Швеции… Этот Биргер из Бьельбу был правой рукой короля Эрика, карал непокорных, да, по большей части, сам и правил страной: король был простоват и не силен в красноречии. Биргер же был скор на ум и спор на язык — потому король и ценил его услуги. В правление этого короля Эрика, в год тысяча двести сороковой от Рождества Христова, в Швецию прибыл папский посланник Гильхельм Сабинский и ввел значительные новшества для духовенства страны». Отметим этот важнейший факт. Поход на Русь шведского войска и прибытие папского посланника с важной миссией упорядочивания церковной жизни, и, надо полагать, не только с этой, совпали по времени.

Здесь важно отметь еще один немаловажный факт, который до настоящего времени ускользал от внимания историков. Дело в том, что после Невской битвы, где князь Александр ранил копьем шведского военачальника в лицо, личное противостояние этих главных деятелей той эпохи в Балтийском регионе не закончилось. Еще раз отметим, что современные историки спорят о том, кто возглавлял шведское войско на Неве. Русские хроники традиционно называли предводителя шведов — Биргера. Мы уже говорили выше, что склоняемся к точки зрения, что у нас нет особенно серьезных оснований пересматривать это традиционное мнение о предводителе шведов в их походе на Восток. Доказательством тому могут служить и дальнейшие действия Биргера и ответ на них князя Александра. К вопросу о героическом походе в Финляндию Александра Невского в 1256 г. мы вернемся ниже.

А сейчас посмотрим, какими действиями шведов он был вызван и кто был главным действующим лицом с шведской стороны в этом продолжающемся споре за земли финнов из племен сумь и емь между Русью и Швецией. «Король же Эрик, обретя покой, задался целью обратить в христианство жителей Тавастланда, чтобы они перестали чинить ущерб христианам. Он собрал огромное войско, поставил над ним своего зятя — Биргера-ярла и, как следует снарядив, отправил в Финляндию. Там Биргер-ярл сразился с тавастами, одолел их и обратил в бегство. И приказал своим войнам преследовать врагов, но с условием: тех, кто хочет принять христианство, — не убивать и не грабить, остальных — не щадить… Чтобы держать строптивых тавастов в узде, он построил в их краях крепость, назвав ее Тавастоборг… Тем временем, покуда Биргер-ярл находился в Финляндии, в год от Рождества Христова тысяча двести пятидесятый, на Мессу свечей умер король Эрик… В то время в Гренеборге, недалеко от Энчепинга, жил прославленный человек, которого ценил и уважал народ во всей Швеции. Звали его Йоар Синий. Посовещавшись с кем следовало, он провозгласил королем сына Биргера-ярла — юнкера Вальдемара: ведь он приходился племянником покойному королю Эрику». Необходимо особенно подчеркнуть тот факт, что даже для похода в землю тавастов шведы снарядили большое войско, о чем недвусмысленно говорит «Шведская хроника». Тем более у нас нет законных оснований сомневаться в том, что на Неву шведский король снарядил еще более серьезные воинские силы. Любопытно, что, несмотря на упорное и долговременное политическое противостояние ярла Биргера и Александра Невского, начавшись в 1240 г. и окончившись походом новгородцев в Финляндию в 1256 г., это не стало препятствием для брата Александра Андрея скрыться в Швеции после неудачного противостояния Неврюевой рати в 1252 г. Факт крайне примечательный. Вероятно, определенные традиции благородного отношения к своим противникам среди средневекового рыцарства были действенным фактором внешнеполитических отношений.

Теперь пришло время внимательно изучить все аспекты сражения Александра со шведами на Неве.

Может сложиться впечатление, что история Невской битвы хорошо изучена, ход сражения подробно отображен в исторической литературе и возвращаться к этому вопросу не имеет смысла. Но это далеко не так. «Для одних историков здесь все действительно ясно и понятно, они описывают ход боя во всех подробностях, но при сопоставлении их сочинений с текстами древних рукописей выявляется масса неувязок, неточностей и пустот. Другие, стараясь максимально следовать в русле документов, приходят к выводу, что в свете имеющихся источников осуществить научную реконструкцию Невской битвы фактически невозможно. Думается, что не правы ни те ни другие. С одной стороны, нельзя подменять научные данные произвольными выкладками. С другой — внимательный анализ документальных материалов позволяет прийти к выводу, что их потенциал раскрыт еще далеко не полностью. В сообщении Новгородской I летописи, и в тексте Жития Александра Невского содержится информация, позволяющая уточнить некоторые детали и приблизиться к видению реальной картины сражения, происшедшего на реке Неве 15 июля 1240 г.».

В последнее время приходится читать много «научных критических» статей, авторы которых стремятся доказать случайность эпизода столкновения шведов и русских на Неве. Кратко останавливаясь на этой позиции, сообщаем, что все эти авторы полагают, будто со стороны шведов в Неву вошел маленький разведывательный отряд и реакция русских была неадекватной. Якобы угрозы эти «разведчики» не представляли, и их прибытие было прямо-таки случайностью, никем и никогда не планируемым предприятием кучки энтузиастов.

Исторические факты и документы говорят прямо об обратном.

Как мы сообщали выше, «9 декабря 1237 г. в своем послании архиепископу Упсалы Ярлеру папа Григорий IX призвал “католических мужей” Швеции взять на себя “знак креста” и “мужественно и мощно” обрушиться на тех варваров, что разрушили “посев Церкви Божией в Тавастии”…»

Через три года «… 14 декабря 1240 г. Папа Григорий IX направляет буллу лундскому архиепископу Уффону — главе католической церкви в Дании и его суффраганам. Папа предложил развернуть в Дании проповедь “крестового похода” против “неверных”, якобы угрожающих христианам Эстонии. Под “неверными” курия снова имела в виду русских. Как считает Рамм, эта булла была, по-видимому, вызвана сообщением о тяжелом поражении, которое понесли шведские рыцари на Неве в июле этого года. Далее, папа направил 6 июля 1241 г. буллу королю норвежскому с предложением содействовать крестовому походу… против язычников в “землях соседних”, что в то время означало, конечно, Прибалтику, районы Финского залива, где развернулась большая война против Руси. Неудачное для папства начало ее тем более активизировало деятельность курии. Подстрекая норвежского короля к походу “во славу матери нашей, святой римско-католической церкви”, папа изъявляет в этой булле согласие на замену крестового похода по обету в “Святую землю” — походом против “соседних язычников”.

Характерно, что поход против православных русских, которых папа считает за язычников, он вменяет в освобождение Гроба Господня!»

Мы можем допустить, что в булле папа под язычниками имел в виду народы Прибалтики. Но то, что новый крестовый поход нацелен на Русь, — в этом сомневаться не приходится. Эта булла раскрывает перед нами несколько немаловажных подробностей. Во-первых, поход шведов на Неву не только санкционирован папским престолом, но и контролируются его итоги. Поражение шведов заставляет папу активизировать дипломатическую активность и втянуть в противостояние с русскими и других государей Северной Европы. Никакой случайности в появлении шведов на Неве не было. И силы шведов были именно таковыми, которые вполне позволяли вдохновителям похода надеяться на положительный исход похода на Русь.

«Речь, как явствует из папского послания,, шла о крестовом походе, который действительно состоялся и, как мы теперь знаем, завершился 15 июля 1240 г. несчастным для крестоносцев сражением на Неве. Долгое время историки вслед за новгородским летописцем считали, что шведская экспедиция преследовала далекоидущие цели (“хотяче вспритя Ладогу, просто же реку и Новъгород и всю область Новгородскую”), в соответствии с чем к участию в ней были привлечены крупные силы (до 5 тыс. воинов на 100 судах), которые, дойдя до устья Ижоры, совершили временную остановку, которая, как оказалась, привела все начинание к полному краху.

В последнее время наметился полный отход от подобного толкования событий лета 1240 г. Высказаны обоснованные сомнения относительно оценок численности армии вторжения и масштабности стоявших перед ней задач. Сегодня историки все больше сходятся на том, что устье Ижоры было для крестоносцев конечной точкой маршрута, а не местом временной остановки. Планы по захвату Ладоги и “всей области Новгородской” если и выдвигались, то в самой отдаленной перспективе. В тот момент все должно было закончится возведением на невском берегу укрепленного замка».

Думается, что для подобного осторожного пересмотра летописного текста тоже нет оснований. Если в 1237 г. цели крестового похода были одни, то к 1240 г., в связи с известием о том, что Русь подверглась небывалому нашествию из Азии, цели эти значительно изменились. Летописец, вероятно, предельно точно обозначил стратегические цели похода. И то, что в тактическом плане шведы решили создать опорный пункт на берегах Невы для наращивания воинского потенциала и дальнейшей экспансии, является вполне логичным. Впрочем, согласившись с рядом исследователей, что в устье Ижоры шведы планировали создать крепость, мы можем осторожно предположить, что заранее запланировав длительную остановку, шведы просто создали укрепленный временный лагерь.

«В качестве доказательств для подобного заключения обычно используют два основных довода: указание раннего списка Жития Александра Невского на уже готовые к моменту боя шведские “станы и обрытия” и те очевидные достоинства, которыми обладало то место, где, по всей видимости, действительно были начаты строительные работы». Исходя из скупых данных, мы можем вести речь об укрепленном лагере, который, конечно, при определенных обстоятельствах мог перерасти и в замок.

«Судя по всему, вторжение шведов оказалось для Новгорода полной и, возможно, спланированной самими шведами неожиданностью. Однако незамеченным оно не осталось. Уже на подходе к устью Невы флотилия крестоносцев была обнаружена новгородской морской стражей, которая была поручена Пелгусию — одному из старейшин племени ижора. Ход дальнейших событий хорошо известен: в Новгороде незамедлительно узнали о вражеском нашествии, быстро собрали войско, которое, совершив стремительный марш, атаковало и разгромило противника».

«По данным Жития Александра Невского, новгородцы, не желая терять время (“ни… бысть послати когда вести”) не стали обращаться за помощью ни во Владимир, к великому князю Ярославу Всеволодовичу, ни в свои “пригороды” — Псков или Руссу. Единственным исключением явилась Ладога, куда был направлен гонец с предписанием срочно двигаться по направлению к Ижоре — на соединение с готовившимся к выходу князем Александром. Напрямую об этом источники не сообщают, но ладожане, как известно, приняли участие в бою со шведами. Вместе с тем в документах ничего не говорится о пребывании Александра с войском в Ладоге. Поэтому есть все основания утверждать, что туда князь и не собирался идти, а присоединение ладожан к главным силам произошло на каком-то (вероятно, заранее оговоренном) участке маршрута».

Шведы тоже не сидели на берегах Невы в бездействии. По свидетельству В.Н. Татищева, они «начат ижору и воты пленити». Иными словами, шведы начали активные боевые действия в регионе, очевидно не рассчитывая на быструю реакцию Новгорода. Трудно в данных условиях говорить лишь о желании построить укрепленный замок на берегу Невы. Кампания заранее приобретала известный размах.

Сколько же времени понадобилось новгородцам, чтобы собраться с силами? «Мы можем сделать вывод, что с момента обнаружения шведской флотилии в устье Невы и до прибытия русских войск в район устья Ижоры могло пройти порядка 10 дней». Мы не имеем информации о том, знали ли шведы, что они были обнаружены, с самого начала своего прибытия на Русь. Вероятно, они могли это предполагать, догадываясь о наличие морской стражи на берегах Финского залива.

«О численности войска крестоносцев источники говорят неопределенно: “Придоша Свей в силе велице, и Мурмане, и Сумь, и Емь в кораблих множество много зело”. Никаких цифр, как видим, нет и, вероятно, уже не будет». Пытаться высчитать число воинов у шведов, количество возможных вспомогательных инженерных сил, сопоставление с другими военными операциями не кажется нам очень продуктивным методом, хотя такие попытки предпринимаются. Например, в 1292 г. в набеге на корелу и ижору участвовало 800 шведских воинов. Но то был набег, а не крестовый поход. У нас нет оснований ставить под сомнение слова летописца о «силе велице». Логично предположить, что именно разгром значительных сил противника и принес князю Александру прозвание Невский, а не, скажем, Чудский — в честь победы над немцами, обладавшими тоже значительным военным потенциалом на льду Чудского озера. Трудно предположить, что народ прозвал князя Невским за разгром незначительной шайки, не представлявшей угрозы самому бытию новгородской государственности. Исследователь СМ. Титов считает, что численность шведов могла достигать до 1500 человек, способных к бою. Думается, что эта цифра занижена. Летописец, очевидно, имел в виду значительно большую опасность, которую представляли шведы, и численность их войска была явно больше указанных С.М. Титовым цифр. Но необходимо оговориться, что даже если мы согласимся с цифрой в 1500 профессиональных воинов, то следует признать, что для того периода феодальных войн это был весьма значительный воинский контингент, способный ставить перед собой серьезные тактические и стратегические задачи.

«Какие по численности силы смог выставить для отражения крестоносцев Новгород? Согласно источникам, князь Александр выступил в поход “в мале дружине” — с войском, в состав которого вошли люди его двора (именно двора, а не дружины), ограниченное количество новгородцев (прочие “не совокупилися беша”) и присоединившиеся на походе к Ижоре ладожане. На указание о малочисленности русского войска обращают внимание все. Однако никто не пытался объяснить причины случившегося. Между тем можно предположить, что “виновниками” всего были шведы… К сожалению, мы не располагаем точными данными о времени всех шведских походов на Русь, но и из того, что есть, следует, что наиболее удобными могли считаться дни мая и июня. Возможно, новгородцы об этом знали, а потому с началом июля (месяца в хозяйственном отношении весьма ответственного) они, сочтя все угрозы несостоявшимися, разъехались по своим вотчинам и имениям, многие из которых могли находиться далеко от Новгорода. Сбор войска в таких условиях оказался затрудненным, на что, возможно, и рассчитывали шведы. Если это так, то расчеты оказались верными. Всех возможных сил Великий Новгород действительно не смог собрать. Другой разговор, что ответные действия новгородцев и их князя Александра для шведов оказались еще большей неожиданностью… Исходя из этого, можно допустить, что общая численность русского войска в битве на реке Неве составляла 600–700 человек».

Реконструкция хода Невской битвы с учетом современных данных представляет для нас несомненный интерес. Необходимо отметить, что даже в специальной военной литературе эта битва представлена крайне схематично, без всякого учета особенностей ведения боя в период войн интересующего нас периода.

Современные историки следующим образом локализуют место баталии. «Наиболее вероятным местом сражения следует признать левый берег Ижоры при впадении ее в Неву. Именно здесь и был воздвигнут спустя столетия храм, посвященный Александру Невскому. Признание этого факта влечет за собой серьезные коррективы, которые придется внеси в гипотетическую реконструкцию финишного участка пути новгородского войска к месту сражения. Для скрытого подхода к шведскому лагерю после высадки на берегу Тосны Александру необходимо было форсировать Ижору в ее среднем течении и совершить обходной маневр с тем, чтобы выйти к шведскому лагерю на левый берег реки из глубины леса. Противник, таким образом, был атакован с того направления, которое он считал относительно безопасным, так как спокойный подъем вверх по Неве, возможные высадки и разведки в предыдущие дни не давали оснований для особых тревог. Главным направлением, с которого мог появиться противник, шведы должны были считать восток и юго-восток, то есть ладожское и новгородское направления. Основное внимание, видимо, им и уделялось, что и было блестяще учтено и воспользовано Александром Ярославичем».

«Как свидетельствуют источники, сражение началось “месяца июля в 15”, “в неделю (т.е. в воскресенье) в 6 час дне в лето 6748”». По современному часосчислению это, как считает В.А. Кучкин, соответствовало примерно половине девятого утра (а не 11 часам, как это ошибочно принято с давних пор). Следует помнить, что 15 июля (26 по новому стилю) — это время, когда белые ночи в полосе Невы уже заканчиваются, однако темное время суток еще совсем непродолжительно и солнце встает очень рано. Поэтому в распоряжении русских воинов было несколько часов, чтобы, покинув (еще фактически ночью) свой временный лагерь, дойти до места расположения противника. В этом можно видеть определенный резон, так как бдительность утренней стражи шведов могла быть притуплённой. Так или иначе, но русская атака для крестоносцев явилась полной неожиданностью, что и предопределило весь ход боя. Один из возможных вариантов сражения реконструируется рядом современных историков именно так. Хотя эта реконструкция и противоречат традиционно определяемому месту сражения на левом берегу реки Ижоры при впадении ее в Неву, но по своей аргументации она безусловно имеет и свои достоинства.

Говоря о боевых порядках русского войска, историки давно уже указывают на его трехзвенный состав. Правда, каких-либо обоснований этому обычно не дается. Между тем они имеются и являются, на наш взгляд, весьма убедительными. Прежде всего, историки указывают на изначальное деление войска на три части: двор князя, отряд новгородцев и отряд ладожан. Иногда эти подразделения называют “полками”, но правильнее называть их “стягами”. Каждый из них имел свой источник формирования, своих воевод, свое знамя (стяг) и свое место на марше, и каждому из этих стягов была отведена соответствующая позиция в бою. Какая — ответ на этот вопрос находим в Житии Александра Невского. Ключ к пониманию этой проблемы таится в хорошо известном фрагменте текста Жития, где описаны подвиги князя Александра и “6 муж храбрых… ис полку его”. Мимо этого фрагмента не прошел ни один историк, писавший о Невской битве. Но, кажется, никто не обратил внимания на тот порядок, в котором перечислены главные герои этого сражения. Его нельзя назвать случайным, так как в основу его автор заложил принцип феодальной иерархии: сначала назван князь, потом — бояре, следом за ними — младшие княжеские слуги. В таком виде никакой особой информации, помимо описания подвигов, этот список не дает. Вместе с тем к нему можно подойти по-другому: не с точки зрения знатности и ранга перечисленных персон, а с точки зрения принадлежности их к тому или иному боевому подразделению. Это в корне меняет дело и позволяет четко представить всю картину боя. Первым в списке героев Невской битвы значится князь Александр, чье имя источник связывает с именем предводителя шведов — “королем”, которому… князь “взложи печать на лице острым своим копьем”. И имя шведского военачальника (Ульф Фасе или Биргер Магнуссон), и сам факт его ранения вызывают сейчас дискуссии, однако для нас важен тот факт, что князь Александр бился там, где находился предводитель крестоносцев, а с ним и их главные силы». Необходимо сделать небольшое пояснение касательно участия «короля» в битве.

«Король Эрик Леспе в походе участия не принимал. Считается, что предводителем крестоносцев был ярл, коим поначалу называли Биргера Магнуссона, а сейчас — Ульфа Фаси (Фасе). Последний в 1240 г. действительно являлся ярлом Швеции… Вместе с тем высказывается мнение, что Биргер, будучи очень влиятельной фигурой королевского двора, вполне мог возглавить поход на Неву. В этой связи заслуживает внимания работа, проделанная шведскими антропологами. В 2002 г. они представили миру выполненную по черепу реконструкцию внешнего облика человека, которого с большой долей уверенности назвали ярлом Биргером (http//ru.wikipedia.org/wiki/). Главное, что бросается в глаза при виде этого портрета, — большой шрам, идущий через правую бровь к середине лба. Мы не станем настаивать, что это — след ранения, полученного в битве на Неве. Однако другие версии нам пока неизвестны».

В действительности мы не обладаем иной информацией о ранении в лицо ярла Биргера по шведским источникам. Таким образом, нам остается еще раз констатировать об удивительной осведомленности и достоверности русской летописи.

Рядом с князем Александром сражались его дворяне: ловчий Яков Полочанин, названный по счету третьим в списке храбрецов по Житию князя, и один «от молодых его именем Сава — пятый в вышеуказанном списке. Именно Савва «въеха в шатер велик королев златоверхи и подсече столп шатерный». С большой долей вероятности можно говорить о том, что и шатер, и его хозяин находились в центре шведского лагеря. В этой связи мы можем утверждать, что в общем строю двор Александра действовал в центре русского войска во время атакующих действий.

«Вторую группу участников Невской битвы составляют новгородцы, сражавшиеся на фланге боевого строя. О Сбыславе Якуновиче (втором в списке героев, будущем новгородском посаднике) сказано неопределенно, однако и Гаврила Олексич (первый в списке после князя), и Миша (четвертый) бились на речном берегу — там, где стояли корабли шведского ледунга. Из этой группы наибольший интерес представляет информация о боярине Мише. “Сей пеш натече на корабли, и погуби 3 корабли з дружиною своей”. Выше уже отмечалось, что все русское войско было конным. Однако в том, что и сам боярин Миша, и дружина его сражались пешими, нет никакого противоречия. Воины XIII в. могли сражаться в любых условия: и в конном, и в пешем строю. Что касается данного случая, то можно предположить, что спешивание части новгородцев было вызвано невозможностью преодолеть на конях какой-то участок местности (например, заросший лесом овраг) либо необходимостью прорываться сквозь какие-то шведские засеки. Заметим, что прием этот был для новгородцев не в диковинку. В 1216 г. они с успехом применили его в Липецкой битве, где им пришлось прорываться через “оплот” суздальского лагеря».

Необходимо отметить ряд характерных обычаев ведения боевых действий на Руси в XII–XIII веках. Существовала иерархия полковых мест, в соответствии с которой главным и наиболее почетным считалось место в центре. Хотя летописные данные позволяют нам судить, что не всегда предводитель войска со своей дружиной непременно занимал центр, который считался и самым опасным местом сражения, где затруднен был любой маневр в случае непредсказуемого хода сражения. Вторым по значимости считался правый фланг, далее шли левый и вспомогательные отряды. Уже в битве с немцами на льду Чудского озера Александр ушел от этой традиционной для того периода схемы построения полков. В Невской битве центр русского войска был отдан Александру и его дружинникам. Правый фланг занимали новгородцы во главе с Гаврилой Олексичем и Сбыславом Якуновичем, чья атака разворачивалась вдоль побережья Невы. Ладожанам достался левый фланг атаки по берегу Ижоры. Из текста Жития мы знаем, что бой шел «об он пол рекы Ижоры», то есть ладожане продвигались вперед и по левому и по правому берегам реки. Отметим, что определяющей при распределении мест на поле битвы являлась степень знатности командира подразделения. Эта система продолжала существовать вплоть до XV века, повлияв на систему местничества на Руси. Итак, ладожане продвигались преимущественно по правому берегу Ижоры, левее княжеских мужей, причем, исходя из особенностей сильно пересеченной местности, действовали они в пешем строю, так же как и новгородцы боярина Миши на правом фланге, чьему продвижению вперед, вероятнее всего, предшествовал удар конницы Гаврилы Олексича, отбросивший шведов к кораблям.

«Таким образом, сражение развернулось по всей площади лагеря крестоносцев. Застигнутые врасплох, шведы и финны терпели поражение, однако дальнейший ход сражения и его финал почему-то выпали из поля зрения и летописца, и автора Жития Александра Невского.

Ко всему сказанному они добавляют лишь несколько второстепенных по значимости фактов… Так, летопись сообщает о гибели шведского воеводы “именем Спиридон”».

Добавляется еще и информация о гибели епископа, в чем не уверен сам русский информатор летописца, «а инии творяху, яко и пискуп убьен бысть ту же». По наблюдению ряда историков все семеро шведских епископов той поры пережили 1240 г. Однако этот факт еще не говорит о том, что свидетельство русского источника неверно. В отношении ярла Биргера мы уже видели, как скептицизм историков по поводу его личного участия в битве оказался ошибочной позицией в связи с антропологической реконструкцией шведских ученых, «восстановивших» в облике ярла и «печать» от копья Александра Невского.

Финал битвы, вне зависимости от точного места ее локализации на том или ином берегу реки Ижоры, может быть реконструирован следующим образом. В силу того что шведам дали возможность похоронить погибших и загрузить два-три корабля телами павших «вятших» мужей, которые затем пустили «преже себе» по течению реки к морю, учитывая также, что шведы собрали все свое имущество и, не дождавшись понедельника, «посрамлении отъидоша», мы можем предположить, что после кратковременной и ожесточенной схватки русские полки отошли на исходные позиции. Это могло быть вызвано многими причинами, в том числе и теми, что шведы сумели организовать оборону у судов, и обладали определенным численным перевесом. Однако, скорее всего, мы имеем дело с традиционным финалом средневековой баталии, в которой победитель, как на турнире, благородно давал возможность побежденному противнику собрать тела павших и покинуть территорию боевого соприкосновения, что шведы и сделали. Ныне тот факт, что шведы не были поголовно уничтожены, служит поводом для спекуляций и попыток пересмотра итогов битвы. Для этого у нас нет никаких причин. Сами шведы признали факт тяжелого поражения уже тем, что следующую попытку утвердиться на берегах Невы они предприняли только 60 лет спустя! Этот срок самое красноречивое свидетельство того, что на берегах Невы была одержана важная и блистательная победа. Согласно летописи новгородцы и ладожане потеряли в сражении 20 человек. Но это не все потери русского войска. К ним следует добавить потери, понесенные дворянами князя Александра, которые не были ни «новгородцами», ни «ладожанами».

Какими же аргументами пользуются те историки, которые всячески стараются принизить масштабность Невской битвы и ее историческое значение для России.

Например, И.Н. Данилевский, исходя из малых потерь русских в Невской битве, считает, что это была рядовая пограничная стычка. Чтобы прийти к подобным выводам, надо старательно игнорировать и русские и зарубежные письменные источники, а доверяться только собственной интуиции, которая в данном случае подводит недобросовестных исследователей.

Победа на Неве стоила новгродцам и ладожанам жизни двадцати мужей. Так писал летописец. В те времена «муж» — это прежде всего дружинник, часто стоявший во главе небольшого подразделения — «копья». Таким образом, реальные потери русских конечно же превышали два десятка человек. Не стоит забывать и потери «римлян»: «Много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужъ, преже себя пустиша и к морю; а прок их (прочих), ископавши яму, вметаша в ню бещисла; а ини мнози язвъни (ранены) быша; и в ту нощь, не дождавше света понедельника, посрамлении отъидоша». Павших с обеих сторон было достаточно, чтобы признать масштаб битвы как очень серьезный для Средневековья. С такой точкой зрения солидаризируются многие серьезные исследователи.

«Один из погибших княжеских слуг был уже упомянутый Ратмир, но на деле погибших было больше. Доказательством тому служит упоминание о погибших в бою на Неве “княжьих воеводах” в синодике новгородской церкви святых Бориса и Глеба в Плотниках. Учитывая, что двор князя действовал на главном направлении боя, можно предположить, что и потери его были не меньше, чем у новгородцев и ладожан. Иными словами, общее количество погибших в битве русских воинов могло составлять 30–40, а то и 50 человек». Определенные заключения можно сделать и по шведским потерям. «О потерях крестоносцев источники сообщают неопределенно: “множество много их паде”. Однако можно отыскать и другие данные. Из документов явствует, что 15 июля 1240 г. шведская флотилия уменьшилась на 5 или 6 кораблей: 3 были потоплены новгородцами, еще 2 или 3 были использованы для погребения знатных воинов». На одном корабле помещалось до 50 человек, а может быть, и несколько больше. Учитывая, что шведы использовали до 4 кораблей для погребения воинов, можно предположить, что, расставаясь с кораблями, которые были значительной материальной ценностью того периода, шведы отдавали себе отчет, что их некому вести обратно, нет команды и буксировать их не было возможности. Вероятно, и погребение в кораблях диктовалось не только пережитком языческого обряда погребения в ладье, но и желанием не оставлять трофеи победителям. Мы можем осторожно предположить, учитывая количество потерянных кораблей, что шведские потери были не меньше 300 человек. Цифра для того периода и для специфических особенностей ведения боевых действий в Средневековье значительная! Вероятно, такие потери можно объяснить как внезапностью нападения русских, так и тем, что пешим шведам, которые, вероятно, даже не успели экипироваться, пришлось сражаться с конными отрядами новгородцев и княжеской дружины. Ограниченный участок боя не позволял шведам отступить или вообще бежать с поля боя. Большие потери для шведского войска в такой ситуации стали неизбежностью. Необходимо отметить, что соотношение 40–50 погибших русских и около 300 погибших шведов и их союзников (соотношение примерно 1 к 6) не является чем-то фантастичным. В 1200 г. литовцы, разбитые новгородцами в бою у Чернян, потеряли 80 человек, тогда как новгородцы только 15. Баланс потерь — такой же. При этом крайне важно отметить, что литовцы в боевом отношении были не хуже шведских крестоносцев, их отряд был готов к бою, стоял «в клине», и действовал в конном строю. Кроме этого, у литовцев была возможность отступить, чем они и воспользовались — «избыток у бежа».

Здесь мы только начинаем разговор о воинском таланте князя Александра. Князь Александр Ярославич не проиграл ни одного сражения, о чем с гордостью свидетельствует и автор церковного Жития князя! Уже в битве на Неве князь продемонстрировал воинское мастерство и мудрость военачальника, сумевшего незаметно подойти к шведскому лагерю и, уступая шведам в численности, наголову их разгромит у их же лагеря. Для нас двадцатилетний князь — почти мальчик. Это ли не чудо, что в столь раннем возрасте перед нами предстает мудрый военачальник, стратег и храбрый ратоборец в одном лице! Князь Александр в личном поединке ранил в лицо опытного в военном деле предводителя шведов. Вероятно, автор Жития далеко не случайно называет рану на челе предводителя шведов «печатью». Намек автора довольно прозрачен. Печать в древности хозяева ставили на лицо своим рабам. Шведский предводитель не только разбит, но и посрамлен.

Современность как-то стесняется говорить о существовании средневековых законов, негласно регулирующих взаимоотношения между элитами народов. Печать на лице шведского ярла осталась в глазах и современников, и потомков князя, его дружины явным свидетельством не просто Божиего благоволения к русским, но и определенным символом того, что шведский полководец «заклеймен» русским князем, как клеймили в древности рабов. «Да не похваляются посрамить язык словенский», — писал тогда русский летописец по поводу этой славной победы. Мы можем догадываться, что так понимал противостояние с западным соседом и сам Александр. Значит, именно в категориях противостояния ключевых народов данного региона: шведов и словен новгородских — наши предки уже тогда рассматривали битву за Балтику, задолго до времени Петра Великого.

Нельзя еще раз обойти вниманием очень важный эпизод битвы, отраженный Житием князя. И не просто эпизод, но его главного участника. В битве на Неве среди шести главных героев битвы, автор Жития, очевидно, со слов самого Невского, выделяет новгородского боярина Гаврилу Олексича, который погнался на коне за шведским воеводой, вскочив по мосткам прямо на корабль, был сброшен оттуда, выбрался из воды, напал вновь на того же воеводу и убил его посреди полка шведского. И как говорили очевидцы, может, сам Гаврила или его дружинники, но пал в той битве и некий латинский епископ.

Гаврила Олексич не случайно занимает важное место в нашем исследовании. Насколько Александр Невский стал знаковой фигурой, знаменующей собой переход от Киевской Руси к Великой России, настолько Гаврила Олексич символизирует в своем лице и в лице своих многочисленных потомков, верно служивших потомкам князя Александра, нарождение нового слоя русской аристократии, имеющей глубокие исторические корни в древних боярских родах эпохи раздробленности, но ставшей мощным фундаментом для построения централизованного Русского единодержавного государства.

Наш современник академик Янин считает Гаврилу Олексича боярином прусской группировки новгородского боярства, который, без сомнения, вышел на Невскую баталию со своей малой дружиной. Но если проследить родословие Гаврилы, то нам придется признать в нем скорее представителя боярства Славенского конца Великого Новгорода, боярства, имевшего давние связи с Суздальским княжеским домом. Именно на это боярство опирался отец Александра Ярослав Всеволодович. Гаврила Олексич является предком не только поэта А.С. Пушкина и его рода, но и родоначальником пятидесяти двух, в совокупности, дворянских фамилий России. И хотя А.С. Пушкин в «Своей родословной» назвал своим предком Ратшу, служившего Александру Невскому, но затем, видимо, проведя более тщательные исторические изыскания, поэт пришел к справедливому выводу о том, что далекого предка Ратшу и его деяния нужно отнести к середине XII века. В письме к своей супруге он предлагает назвать родившегося сына Гавриилом, в честь предка, который, по его мнению, был псковским воеводой. Здесь мы должны видеть явное знакомство Пушкина с русским летописанием.

В летописи имя Гаврилы Алексина и его подвигов в битве на Неве соседствует с рассказом о гибели под стенами Изборска псковского воеводы Гаврилы Гориславича. Пушкин первым отождествил двух Гавриилов, хотя для этого иных данных у него не было. Нет их и теперь. Предком Пушкиных, мышцей бранной служившим Невскому, был именно Гаврила Олексич, а не Гаврила Гориславич, к которому возводили свой род Голенищевы-Кутузовы. В летописи после рассказа о Невской битве сразу же следует рассказ о начале Ливонской войны и неудачной попытке псковичей отбить захваченный немцами Изборск. В этом набеге в 1241 г. пал псковский воевода Гаврила, которого летописец называет Гориславичем. Новгородская летопись свидетельствует: «В лето 6748. Невское побоище. Некто от западныя страны, иже нарицаются слуги Божия, и от тех приде в Новгород, хотя видети возраст Александровъ дивный. Виде Андрияшъ князя Александра, и ко своим возвратися, и рече: “Прошед страны и языки, не видех таковаго ни в царех царя, ни в князех князя”. Се же слышав король Бергель части Римския, полнощныя страны, таково же мужество князя Александра Ярославича, и помыслив собе: “Пойду и пленю землю Александрову”… О шести мужех. Зде же явишася в полку великого князя Александра Ярославича шесть муж храбрых, и мужествоваше с нимъ крепко. Гаврил Олексич… Того же лета взяша немцы, медвежане, вельадцы и юрьевцы со княземъ Ярославом Володимировичем Изборескъ. И выидоша псковичи и бишася с ними, и победиша немцы. Ту же убиша Гаврилу Гориславича воеводу и плесковичи много биша…»

Этого Гаврилу считали своим предком кроме уже упомянутых Кутузовых и иные дворянские роды, не родственные Пушкиным. По их родословцам, Гаврила, после гибели под стенами Изборска, был привезен в Новгород и погребен у церкви Спаса на Нередице. Однако достоверная история потомков Гаврилы Олексича не дает нам оснований считать, что Гаврила Олексич пал в 1241 г. Судя по датам жизни его потомков, он должен был пережить Александра Ярославича. В родословцах сказано, что он умер не старым. Вероятно, его смерть наступила в 60-х гг. XIII века.

Мы не случайно отвлеклись на важное историческое лицо — витязя Гаврилу. Судьба этого человека неразрывно связана с главными угрозами, с которыми столкнулась Северная Русь. Невская битва стала первым сражение нового военного фронта на северо-западе Руси, но битва стала лишь звеном в глубоко продуманной и заранее спланированной полномасштабной военной кампании против новгородских земель католического Запада.

Важно отметить, что в сражении у стен Изборска, в котором погиб Гаврила Гориславич, принимали непосредственное участие главы государственных образований, окружавших новгородские и псковские земли. Иными словами, сама война за Псков, как и нашествие шведов на Неве, носила далеко не рядовой характер. Участие в Ливонской войне приняли «с немецкой стороны архиепископ Дерпта Герман, с русской стороны “воевода” Гаврила Гориславич. Поскольку в XIV–XV вв. функции воеводы в Пскове выполняли князья или посадники, то правомерно предположение, что Гаврила был именно псковским посадником».

Более чем вероятно, что Гаврила был посажен посадником во Пскове лично Александром Невским как его доверенное и лично близкое лицо. То, что он был новгородцем, доказывается тем фактом, что по родословным записям потомков Гаврилы — дворянской фамилии Кутузовых — Гаврила был погребен в Новгороде у стен храма Спаса на Нередице. Интересно, что после ссоры новгородцев с Александром и его ухода в Переяславль Гаврила остается во Пскове. Это еще один довод в пользу его новгородских корней. Таким образом, уйдя в Переяславль, Александр оставляет на «боевом посту» во Пскове своего человека, который с честью и оправдал его доверие.

После несомненного успеха на Неве начало Ливонской войны было для русской стороны крайне трагичным.

Поражение псковского войска у Изборска было безусловным, что отмечают как русские летописи, так и Рифмованная хроника. «Остальные тогда обратились в бегство, их беспорядочно преследовали по пятам по направлению к дому». Псковские летописи говорят о потерях — «600 муж», под которыми нужно понимать не только убитых, но и плененных псковичей.

Таким образом, шведская битва стала лишь прологом к долгой и изнурительной борьбе новгородцев с западными соседями. Нашествие шведов на Неве было отбито. Но давление немцев шло по нарастающей. Борьба переходила в решающую стадию. И если со шведами русские земли разделяло Балтийской море, то с немецким орденом псковские и новгородские земли соприкасались напрямую.

Невская битва, (1240)

Битва на Неве на северо-западе России, произошла 15 июля 1240 года.

Антецеденты и подробности этой битвы в значительной степени гипотетичны, потому что они известны только из неадекватных отчетов в российских источниках. Предполагалось, что битва была связана со шведским военачальником Биргером Магнуссоном (ум. 1266).

Новгородская летопись, совпадающая с этими событиями, гласит, что шведы, норвежцы, финны и тавастийцы пришли на кораблях к Неве под предводительством своего князя и епископов.Там они были разбиты новгородским князем Александром Ярославичем во главе войск из Новгорода и Ладоги и отступили на своих кораблях. Согласно житию князя Александра, нападавший был «царем римской земли» [Юрий К. Бегунов, (Москва: Наука, 1965), с. 162–168], и Александр победил с помощью армии ангелов. В одном из источников пятнадцатого века имя шведского лидера упоминается как Бельгер.

Из этих источников невозможно определить настоящих лидеров вторжения.Мнение старой финской историографии о том, что инициатором похода был финский епископ Томас (ум. 1248 г.), и широко распространенное мнение о том, что сражение было частью более крупного нападения на Россию, не соответствуют действительности. Источники не связывают битву ни с крестовым походом в Вотию (1240–1241), ни с ливонским походом на Псков (1240–1242). Однако папское письмо архиепископу Упсалы в 1237 году побуждало его проповедовать крестовый поход против отступников-тавастийцев. Таким образом, возможно, что этот крестовый поход возглавлял Биргер Магнуссон в 1238–1239 годах и что поход на Неву был продолжением этого похода; в то время финские народы в бассейне Невы были язычниками.

Битва особенно отмечена в русской историографии, потому что князь Александр Ярославич в наше время почитается в России как святой и национальный герой. В русской литературе с пятнадцатого века после этого сражения известен под фамилией «Невский».

Библиография Линд, Джон, «Раннее русско-шведское соперничество: битва на Неве в 1240 году и второй крестовый поход Биргера Магнуссона на Тавастию», Scandinavian Journal of History 16 (1991), 269–295.———, «Епископ Фома в новейшей историографии — взгляды и источники», в Suomen varhaiskeskiaika, ed. Kyösti Julku (Рованиеми: Pohjois-Suomen Historiallinen Yhdistys, 1992), стр. 304–316. Назарова, Евгения Л., «Крестовые походы против вотийцев и ижорцев в XIII веке», Крестовый поход и обращение в веру на балтийских рубежах, 1150–1500, изд. Алан В. Мюррей (Олдершот, Великобритания: Ashgate, 2001), стр. 177–195.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Невская битва.

После обнищания северо-востока часть Россия монголами, города Новгород и Псков оказались без охраны и стали самым легким местом для нападения немцев. и шведских хостов. Шведы были первыми , кто попытался занять русских земель . В 1238 году шведский король получил разрешение Папы Римского на начало крестового похода поход на Новгород.Участникам похода было обещано потакание грехам.

В 1239 году шведы и немцев начали переговоры о планировании кампании. Шведы к тому времени оккупировали Финляндию и должны были атаковать с севера , по реке , , Невы, . Немцы должны были начать с Изборска и Пскова. Шведским отрядом руководили ярл (принц) Ульф Фази и зять короля Ярл Биргер, в будущем основавший Стокгольм.

Новгородцы знали, что шведы нападут на них и заставят принять католичество. Таким образом, это казалось им даже хуже, чем нашествие монголов в году в году.

Летом 1240 года шведский отряд во главе с Биргером прибыл на корабли по судну Нева и остановился в устье реки Ижора. Он состоял из шведов, норвежцев и представителей финских племен, планировавших идти прямо к Ладоге и , а затем прямо в Новгород.Были также католические епископы, державшие кресты в одной руке и мечи в другой. Лагерь противника располагался у впадения Ижоры в Невы . Биргер, уверенный в своей победе , отправил сообщение князю Александру , утверждая, что он уже завоевывает свою землю.

В то время союзные местных племен как на суше, так и на воде охраняли границы Новгорода. Ижорское племя, уже принявшее христианство , охраняло морскую границу в районе Невы на обоих берегах Финского залива.Декан Ижорской земли Пелгусий первым заметил приближение шведского флота на заре дня июля 1240 года и поспешно послал человека сообщить о князю Александру.

Принц решил неожиданно атаковать врага. Не было времени собирать отряд, так как некогда было звонить в «Вече» ( общественное собрание ). Александр не успел дождаться войск, присланных его отцом Ярославом, или набора новых по новгородским землям.Он решил атаковать шведов своим отрядом и группой новгородских добровольцев. Согласно традиции , они собрались около Святой Софии Собора , чтобы помолиться и получить благословение от своего наивысшего священника Спиридона. Их путь лежал вдоль реки Волхвы, мимо Ладоги, г., где к ним присоединилась бригада ладожан, союзников Великого Новгорода, и до устья Ижоры.

Лагерь завоевателей, разбитый в устье Ижоры, не охранялся, так как шведы не ожидали нападения.Корабли врага качались на воде, а белые палатки были разбросаны по берегу с золотой палаткой Биргера во главе. 15 июля в 11 часов утра отряд русских внезапно атаковал шведов. Атака была настолько неожиданной, что шведы даже не успели взять мечи.

Отряд Биргера был пойман неподготовленным , поэтому не смог устоять. Отважный натиск русского отряда вынудил противников к берегу реки.По пути они перерезали мостов, соединяющих корабли с землей, и даже захватили и сожгли трех кораблей противника.

Новгород горожан сражались со всей своей храбростью. Сам Александр победил великих шведов и положил печать своего меча на лицо короля. Помощник князя Гаврило Олексич последовал за Биргером на шведскую лодку верхом на лошади, где его сбросили на воду. После чего он снова погрузился в битву и убил на месте другого знатного шведа по имени Спиридон.Другой новгородец с топором пробился сквозь толпу врагов. За ним последовали княжеский егерь Яков Полочанин с длинным мечом и другие отважные товарищи по команде. Отрок принца пробился к центру лагеря и перерезал основание палатки Биргера. Отряд новгородских добровольцев потопил три шведских корабля. Остальным противникам пришлось бежать на оставшихся кораблях. Потери были незначительными, тогда как три шведских корабля были загружены только знатными людьми, а остальные остались на русских землях.

Победа над шведами имела большое политическое значение . Это доказало, что русских человек не утратили своей доблести и еще могут защитить себя. Шведам не удалось захватить побережье Невы и Финского залива и отрезать Новгород от моря. Отражение шведской атаки с севера Русские победили возможное сотрудничество шведских и немецких завоевателей .В случае нападения немцев правый фланг и тыл псковского военного очага были надежно защищены .

Тактически важна была роль «стражей», которые первыми увидели приближающегося врага и сообщили о нем. , определяющий фактор победы , был элементом внезапности , так как противник был застигнут неожиданно и не смог дать отпор. Летописец указал на необычайную храбрость русских воинов. После этой победы князь Александр Ярославич был назван «Невским» в честь реки Невы .Ему было двадцать первое год года.

О битве … — Средневековье и средневековье

О Невской битве (1240)

Как говорится в Новгородской летописи 1016-1471 гг. (Далее — Новгородская летопись), На Неве произошли бои между войсками Новгородской Руси во главе с новгородским князем Александром и войсками шведов и их норвежских союзников во главе с Биргером Магнуссоном, ярлом (герцогом) Швеции, на берегу Невы 15 июля. , 1240.Советские / российские историки представляют его как кульминацию шведского агрессивного крестового похода против Руси.

Согласно Новгородской летописи и, как это обычно преподается в официальной истории (в основном русской / советской), а также в романе советского писателя Василия Яна «Юность полководца», получившего Известие о наступлении вражеских кораблей, 20-летний Александр срочно двинул свою небольшую армию и местное ополчение, чтобы противостоять превосходящим и могучим силам врага.

Летом 1240 года армия северных крестоносцев в составе шведов, норвежцев, финнов, датчан, карелов и тавастов прибыла на кораблях в земли Новгородской Руси. Биргер разбил лагерь на берегу Невы. Согласно ранее упомянутому роману, а также российскому историческому боевику 2008 года под названием «Александр», русские украдкой подошли к лагерю и провели всю ночь, незаметно наблюдая за действиями шведов и ожидая, пока они заснут, а затем запустили внезапная атака на крепко спящего врага.Застигнутые врасплох шведы не смогли адекватно противостоять. Понеся тяжелые потери, они в беспорядке бросились к своим кораблям и отплыли. После этой победы Александра назвали «Невский», что в переводе означает «Невский».

А теперь давайте проанализируем это «исторически значимое событие».

Во-первых, битва не упоминается ни в каких шведских летописях, особенно в Хрониках Эрика (швед. Erikskrönikan), написанных неизвестным автором между 1320 и 1335 годами.Это, в свою очередь, ставит под сомнение как важность битвы, так и само ее существование. Предположительно, это было обычное пограничное столкновение, которое было преувеличено русскими средневековыми летописцами, а позже российскими / советскими историками в политических целях.

Что касается армейского командования Биргера Ярла, на самом деле он был не ярлом в то время, а его двоюродным братом Ульфом Фасе, который был ярлом с 1220 по 1247 год. Итак, даже если предположить, что битва действительно имела место, шведская армия возглавит Ульф Фасе Ярл, но не Биргер.

Что касается мифа о внезапном нападении Александра на лагерь шведов, то почти 1500 воинов в тяжелой броне и 300 ополченцев просто не могли бесшумно подойти к лагерю шведов через густые, почти непроходимые леса, тем более что в XIII веке русские пластинчатые доспехи были намного тяжелее кольчуг европейских рыцарей и гамбезонов солдат низшего ранга. Итак, армия Александра не могла атаковать шведов на ровном месте.

Советская / российская идеология решительно продвигает концепцию шведской экспансии в Новгородскую Русь, и что Александр якобы намеревался защитить Новгород от шведской агрессии на восток.

В этом контексте необходимо отметить, что в описываемую эпоху Новгородская Русь была гораздо более могущественной и процветающей, чем ее соседние страны, включая Швецию. Швеция, в свою очередь, после смерти короля Иоанна I (Йохана Сверкерссона) в 1222 году де-факто находилась в состоянии гражданской войны до 1248 года, когда Биргер Ярл сумел захватить власть в королевстве.

Более того, Швеция была на грани войны с Норвегией со времен норвежской экспедиции на Вермланд в 1225 году. Их отношения улучшились только после Ледезского договора 1249 года, заключенного недавно наделенным полномочиями Биргером Ярлом.

В этой ситуации кажется маловероятным, что Швеция смогла бы организовать крупную экспедицию против Новгорода в то время. Нет никаких исторических записей о каких-либо военных кампаниях, начатых шведами между 1222 и 1249 годами. Таким образом, весьма сомнительно, что шведы могли появиться на берегах Невы вместе со своими предполагаемыми норвежскими союзниками в то время. В таких условиях у Швеции не было ни времени, ни возможностей начать войну с Новгородом.

Затем новгородцы чаще всего совершали грабежи на побережье Скандинавии.Например, в 1188 году они разграбили и сожгли дотла Сигтуну (тогдашнюю столицу Швеции) и вырезали всех там (включая архиепископа Упсалы). Этот город так и не восстановился после этого набега, поэтому шведам пришлось построить новую столицу, Стокгольм. Подобные набеги новгородцев на шведские и финские территории совершались с неумолимой регулярностью с 1032 по 1227 год, почти каждые 10 лет. Так что Швеция скорее защищалась от Новгорода, чем нападала на него.

Кроме того, здесь находились новгородские заставы.В то время строительство форпостов было обычным делом. Присутствие шведов на берегах Невы было связано с необходимостью иметь форпост против дальнейших набегов с востока. В основном это были нанятые шведами финские архитекторы, инженеры и строители. В этом и заключалась вся «шведская экспансия».

Еще одним аргументом в пользу Швеции является то, что великий князь Андрей II Владимирский, младший брат Александра Невского, поднял восстание против монголов в 1252 году, но потерпел поражение у города Переславль.Хотя Александр был в хороших отношениях с монголами, он не помог своему брату Андрею, отказавшись дать ему приют. Причина отказа была проста. По завещанию отца Андрея и Александра Андрею было предоставлено большее право на титул великого князя Владимира (т. Е. Верховного правителя всей Руси). После поражения, не получив помощи от Александра, Андрей вынужден был бежать в Швецию. Александр из-за его дружбы с Сартак-ханом, сыном Батыя-хана, был поставлен Бату-ханом великим князем Владимирским.

Что касается Андрея, Швеция стала той страной, где он нашел свое убежище.

Как прошла Невская битва

Ижорская земля и Карельский перешеек в XIII веке привлекали как русских, так и шведов. Эти армии также боролись за власть над финно-финнами. В результате Невской битвы русские войска нанесли поражение шведам, остановив тем самым их поход на Новгород и Ладогу.

Невская битва началась 15 июля 1240 года. Войска противника в составе шведского ополчения, финских и норвежских племен высадились на реке Ижора в месте впадения ее в Неву.Целью вражеской армии был захват города Ладога. В их планах было прочно закрепиться на берегах Ладожского озера и Невы, после чего враги надеялись завоевать Новгород.

Новгород хорошо охранялся караульными отрядами вдоль берегов Финского залива и Невы. Ижорцы первыми заметили наступление врагов, их староста сообщил о надвигающейся беде князю города — Александру Ярославовичу. Правитель решил быстро дать отпор врагу и собрал свой отряд.Жители ближайших деревень присоединились к новгородскому войску.

Армия противника не ожидала таких активных и быстрых действий со стороны русской армии, поэтому враг был застигнут врасплох. Неожиданность была одним из факторов, обеспечивших победу новгородцев. Армия Александра напала на шведов рано утром, и битва закончилась после наступления темноты. Армия противника отступила и погрузила мертвецов на корабли.

Это сражение было первым сражением молодого князя, но победа была очень важна для всей Руси.Основная цель врага заключалась в том, чтобы отрезать государство от выхода к Балтийскому морю, тем самым подорвав торговлю. Невская битва стала первой в серии сражений за выход к морю. Победа обеспечила относительную безопасность Новгорода.

Мало что известно о Невской битве, записи летописцев немногочисленны и не дают полной картины событий. Многим историкам и ученым приходилось придумывать, строить теории и предположения.

Не совсем понятно, кто именно руководил шведской армией.По одной из версий, армией правил царь. В «Житии Александра Невского» говорится, что лидером был Ярл Биргер II. Но титул он получил только в 1248 году, поэтому не мог возглавить армию. До Биргера II ярлом был Ульф Фасси, некоторые утверждают, что именно он командовал шведской армией.

Невская битва

15 июля 1240 г. событие в России. Битва на Неве: причины и последствия

Легендарный русский полководец Александр Невский прославился в нескольких сражениях, о которых пойдет речь в этой статье.О его жизни и деяниях был написан целый литературный рассказ, и он также удостоился чести быть канонизированным церковью после его смерти. Имя этого человека вдохновило многие поколения, жившие несколько веков спустя. Можно предположить, что талант полководца передался князю Дмитрию Донскому, прадедом которого был Александр Невский. Куликовская битва, в которой его правнук одержал блестящую победу, была первым серьезным поражением татаро-монгольских войск и полным разгромом полчищ Мамая.

Предыстория

Точная дата рождения Александра Ярославича, которого впоследствии в народе прозвали Невским, до сих пор неизвестна. По одной версии, он родился в Переяславле-Залесском в мае, по другой — в ноябре 1220 года. Он был вторым сыном князя Ярослава Всеволодовича, правнука Мономаха. Практически все детство и юность Александра прошли в Новгороде.

В 1225 году князь Ярослав совершил обряд княжеского пострига, или посвящения в воины, над своими сыновьями.После этого отец оставил Александра и его старшего брата в Великом Новгороде, а он по неотложным делам уехал в Переяславль-Залесский. Его дети были заключены в тюрьму на великое княжение, которое проходило под присмотром доверенных бояр во главе с Федором Даниловичем.

В 1233 произошло непредвиденное событие. Умер старший сын князя Ярослава Федор. Вскоре состоялся первый военный поход Александра на Дерпт, который в то время находился в руках ливов. Марш, возглавляемый его отцом, завершился победой русского оружия на реке Омовжа.

Через 3 года после смерти старшего сына Ярослав уехал править в Киев, столицу всея Руси. Именно с этого момента Александр стал полноправным новгородским князем. В начале своего правления он был озабочен исключительно укреплением своего города. В 1239 году отец женил его на дочери полоцкого князя Брячислава, а в следующем году у Александра родился первенец, которого назвали Василием.

Причины нападения

Надо сказать, что псковские и новгородские земли были практически свободны от татаро-монгольского владычества.Поэтому они славились своим богатством: пушные звери в изобилии водились в лесах, торговцы были чрезвычайно предприимчивыми, а ремесленники были известны как большие мастера. Неудивительно, что на эти территории всегда посягали алчные соседи: Литва, шведские феодалы и германские рыцари-крестоносцы. Последние постоянно отправлялись в военные походы на землю обетованную, затем в Палестину.

Григорий IX, тогдашний Папа Римский, благословил европейских рыцарей на борьбу с язычниками, в число которых, по их мнению, входили жители Новгородской и Псковской земель.Он заранее простил воинам все грехи, совершенные ими во время походов.

Планы врага

Первое сражение Александра Невского как полководца произошло в 1240 году. Тогда ему было всего 20 лет. Следует отметить, что шведы начали готовиться к войне за 2 года до ее начала. Они первыми попытались завоевать русские земли. Для этого в 1238 году король Швеции Эрих Картави заручился поддержкой и благословением Папы, чтобы начать крестовый поход против Новгородского княжества.А по сложившейся традиции тем, кто будет участвовать в боевых действиях, было гарантировано отпущение всех грехов.

Год спустя немцы и шведы вели интенсивные переговоры по плану наступления. Было решено, что первый пойдет в Новгород через Псков и Изборск, а второй, уже захвативший Финляндию, подъедет с севера, со стороны Невы. Шведскими солдатами командовали зять короля Ярл (принц) Биргер, который позже основал Стокгольм, и Ульф Фаси.Кроме того, крестоносцы собирались обратить новгородцев в католическую веру, и это считалось более страшным, чем монгольское иго. Об этих планах знал и Александр Невский. Таким образом, Невская битва была предрешена.

Наступление

Лето 1240 года. Корабли Биргера вышли на Неву и остановились в устье реки Ижора. Его армия состояла не только из шведов. В него также входили норвежцы и представители финских племен.Кроме того, завоеватели взяли с собой католических епископов, которые несли крест в одной руке и меч в другой. Биргер намеревался добраться до Ладоги, а оттуда спуститься в Новгород.

Шведы и их союзники высадились на берегу и разбили лагерь в районе впадения Ижоры в Неву. После этого Биргер отправил новгородскому князю сообщение, что объявляет ему войну. Так получилось, что Александр Ярославич узнал о прибытии шведов до того, как ему было доставлено это сообщение.Он решает внезапно атаковать врага. Не было времени собрать большое войско, поэтому князь выступил против врага со своим войском, немного пополнив его новгородскими добровольцами. Но перед походом по старинному обычаю он посетил Софийский собор, где получил благословение от владыки Спиридона.

Биргер был полностью уверен в своем военном превосходстве и даже не подозревал, что может подвергнуться внезапному нападению, поэтому шведский лагерь не охранялся.Утром 15 июля на него напала российская армия. Командовал им сам Александр Невский. Так внезапно начавшееся сражение на Неве застало Биргера врасплох. У него даже не было времени выстроить свою армию для боя и оказать организованное сопротивление.

Битва при Александре Невском со шведами

Тут же русские войска, используя элемент внезапности, начали отбрасывать противника к реке. Тем временем пешие отряды рубили мосты, соединявшие шведские корабли с берегом.Им даже удалось захватить и уничтожить несколько кораблей противника.

Надо сказать, что русские войска воевали самоотверженно. Согласно летописи, бесчисленное количество шведов было заложено самим князем Александром. Невская битва показала, что русские воины были сильными и очень храбрыми воинами. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Например, новгородец Сбыслав Якунович с одним топором в руках смело бросился в гущу врагов, кося их налево и направо. Другой его соотечественник — Гаврило Олексич — сам довел Биргера до корабля, но тот был брошен в воду.Он снова бросился в бой. На этот раз ему удалось убить епископа, а также одного из знатных шведов.

Итоги боя

В ходе боя новгородские добровольцы потопили шведские корабли. Уцелевшие остатки войск под предводительством Биргера бежали на уцелевших кораблях. Потери россиян были очень незначительными — всего 20 человек. Шведы после этого сражения загрузили три корабля телами только одного дворянина, а остальные выбросили на берег.

Победа, одержанная в битве, показала всем, что русское войско не утратило былой доблести и сможет достойно защитить свою землю от нападений внешнего врага.Успех в этой битве также способствовал повышению военного авторитета, который завоевал для себя Александр Невский. Невская битва также имела большое политическое значение. Планы немецких и шведских завоевателей на этом этапе были сорваны.

Битва при Александре Невском — Ледовое сражение

Рыцари Ливонского ордена летом того же года вторглись на русские земли. Они подошли к стенам Изборска и штурмом взяли город.После этого они перешли реку Великую и разбили лагерь прямо под стенами Псковского кремля. Целую неделю они осадили город, но до штурма дело не дошло: жители сами его сдали. После этого рыцари взяли заложников и оставили там свой гарнизон. Но аппетиты немцев росли, и останавливаться на достигнутом они не собирались. Крестоносцы постепенно подошли к Новгороду.

Князь Александр собрал войско и в марте 1242 года снова пошел в поход.Вскоре он уже был под Псковом вместе со своим братом Андреем Ярославичем и его суздальской дружиной. Они окружили город и захватили рыцарский гарнизон. Новгородский князь решил перенести боевые действия на вражескую территорию. В ответ Орден собрал большую армию, в которую входили почти все его рыцари и епископы, а также шведские солдаты.

Две враждующие стороны встретились 5 апреля того же года у Чудского озера. Немцы выбрали неудачную позицию для атаки.Кроме того, они ожидали, что российские войска расположатся в обычном порядке, но впервые Александр Невский решил сломать такой стереотип. Бой на озере завершился полной победой русских и окружением немцев. Те, кому удалось вырваться с ринга, бежали по льду, а на противоположном берегу попадали под него, так как солдаты были в тяжелых рыцарских доспехах.

Эффекты

Результатом этой битвы является заключение мирного договора между Орденом и Новгородским княжеством.Немцы были вынуждены вернуть все ранее завоеванные территории. К тому же сражение Александра Невского с войсками крестоносцев на Чудском озере было по-своему уникальным. Впервые в истории военного искусства войскам, состоящим в основном из одной пехоты, удалось победить тяжелую рыцарскую конницу.

Канонизация и почитание

В ноябре 1283 года, возвращаясь из Золотой Орды, князь Александр внезапно заболел и вскоре скончался в стенах Городецкого монастыря.Но до этого ему удалось принять монашескую схему под именем Алексий. Его останки должны были перевезти во Владимир. Путь от монастыря до города длился 9 дней, в течение которых тело оставалось нетленным.

Заслуги князя Александра Ярославича были оценены по достоинству. Русская православная церковь канонизировала его в 1547 году. А при Екатерине I был учрежден Орден Александра Невского — одна из высших наград в России.

Битва Александра Невского со шведскими завоевателями, а затем и с рыцарями Ливонского ордена позволила сохранить не только культурное наследие России, но и православную веру, не допустив католической церкви во главе с Папой Римским. быть посаженным на этой земле.

Невская битва — это битва между русскими и шведскими войсками на Неве. Целью вторжения шведов было овладение устьем Невы, что позволило захватить важнейший участок пути «от варяг к грекам», находившийся под контролем Великого Новгорода. Воспользовавшись туманом, русские неожиданно атаковали шведский лагерь и разбили врага; только с наступлением темноты бой закончился и позволил остаткам шведской армии Биргера, раненым Александром Ярославичем, уйти.Князь Александр Ярославич получил прозвище Невский за военное руководство и храбрость, проявленную в сражении. Военно-политическое значение Невской битвы заключалось в предотвращении угрозы вторжения врага с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции во время нашествия Батыя.

НОВГОРОДСКАЯ ПЕРВАЯ ХРОНИКА СТАРШИХ Извод

Святой пришел к власти великой, и Мурман, и Сум, и я на кораблях, множество многих зла; Святой, ешь князя и ешь епископов; и сташа в Невском устье Ижеры, хотя даже восходящая Ладога, только река и Новгород и вся Новгородская область.Но все же самый добрый, милосердный и человеколюбивый, Бог скучает и защищается от иноземцев, как будто он напрасно трудился без Божьего повеления: когда он приезжает в Новгород, как если бы он собирался в Ладоз. Но князь Александр немножко не постеснялся, что новгородцы и ладожцы пришли в ня, а я силою Святой Софии и молитв побеждаю госпожу нашу Богородицу и вездесущую Марию, с 15 июля месяца. , в память святых Кюрика и Улиты, а не на Соборе святых отец 630, другие, как Халкидон; и это быстрый великий Sѣcha Svem.А тот был убит их правителем по имени Спиридон; но создания другого, как если бы епископ был убит тем же самым; и много много паде; и обложили корабль двумя вятыми мужьями, перед собой пустые и до моря; и их прок, выкопавший яму, принес меташу в ню без содержания; но было много язв; и в ту ночь, не дожидаясь святого дня понедельника, позор отидоша.

Новгород там же: Константин Луготиниц, Гюрята Пинещинич, Намст, Джерк Низдылов — сын кожевника, а все 20 мужей из Ладоги, или Бог меня знает.Князь Александр из новгородцев и из Ладоги пришел всем здоровым, если не считать Бога и Софию и молитвы всех святых.

НАКАНУНЕ НЕВСКОЙ БИТВЫ

1238 год стал поворотным в судьбе Александра Ярославича. В битве с татарами на реке Город решилась судьба не только великого князя, всей русской земли, но и его отца и его самого. После смерти Юрия Всеволодовича великим князем Владимирским стал Ярослав Всеволодович, как старший в семье.Отец Александра определил все тот же Новгород. Затем, в 1238 году, семнадцатилетний Александр женился на княжне Прасковье, дочери полоцкого князя Брячислава. Таким образом, Александр приобрел в лице полоцкого князя союзника на западных рубежах Руси. Свадьба состоялась на родине матери и деда, в городе Торопец, а свадебный обед состоялся дважды — в Торопце и в Новгороде. Александр проявил уважение к городу, где впервые вступил на самостоятельный княжеский путь.

Этот год и следующий год были поворотными для Александра в другом смысле. Нашествие татаро-монголов и жестокое разорение ими русских земель как бы подчеркивало давнюю политическую дезинтеграцию России, ее все возрастающую военную слабость. Разгром русских земель Батыем закономерно совпал с усилением агрессии против России со стороны всех ее соседей. Им казалось, что теперь стоит приложить совсем немного усилий, и можно будет достать все, что осталось за линией татаро-монгольского завоевания.

Литовцы захватили Смоленск, тевтонские рыцари, раздирая старый мир, начали наступление на Псков. Сначала они захватили крепость Изборск, а затем осадили сам Псков. Взять его не удалось, но городские ворота рыцарям открыли их сторонники из числа псковских бояр. В то же время датчане атаковали земли чуди (эстонские) на берегу Финского залива, находившиеся под властью Новгорода. Последний оплот свободной и все еще независимой Руси — Новгородские земли — оказался на грани гибели.По сути, Александру Ярославичу и стоящему за ним великому князю противостоял блок западных стран, ударные силы которого были «рабами божьими» из немецких земель. В тылу лежала Русь, опустошенная татарами. Молодой принц оказался в центре восточноевропейской политики. Наступил решающий этап борьбы русских за оставшиеся независимые земли.

Шведы, давние враги Новгорода, первыми открыто напали на новгородские владения.Они придали кампании характер крестового похода. Погрузились на корабли под пение религиозных гимнов, католические священники благословляли их в пути. В начале июля 1240 года флот шведского короля Эрика Леспе направился к русским берегам. Во главе королевской армии стояли ярл Ульф Фаси и зять короля Ярл Биргер. По некоторым данным, с обоими ярлами гуляли несколько тысяч человек. Вскоре шведы бросили якоря в месте впадения реки Ижора в Неву. Здесь они раскинули свой лагерь и начали рыть боевые рвы, решив, видимо, надолго закрепиться и в будущем заложить крепость, свой опорный пункт на Ижорской земле, как они уже делали это на землях Эми и Суми.

Древняя легенда сохранила обращение шведского вождя к новгородскому князю: «Если хочешь противостоять мне, то я уже пришел. Подойди и поклонись, попроси пощады, и я дам ей столько, сколько захочу. И если вы будете сопротивляться, я поработаю и уничтожу всех и поработю вашу землю, и вы будете моим рабом и вашими сыновьями. «Это был ультиматум. Шведы требовали от Новгорода безоговорочного повиновения. Они были уверены в успехе своей затеи. По их мнению, Россия, сломленная татарами, не могла оказать им серьезного сопротивления.Однако события развивались не так, как ожидали шведские крестоносцы. Даже у входа в Неву их шнеки заметили местные ижорские патрульные. Ижорский старец Пелгусы немедленно известил Новгород о появлении врага, а затем сообщил Александру место жительства и количество шведов.

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ В БИТВАХ

Сражаясь во главе отряда Переяславца, князь Александр Ярославич с высоты своего боевого коня сумел высмотреть «князя» Биргера, защищенного мечами нескольких рыцарей.Русский воин послал своего коня прямо к вождю врага. Там же дислоцировался дружный отряд князя.

«Королевич» Биргер, как царский полководец во время Невской битвы, несомненно, подтвердил репутацию древнего рода Фолькунг. В русских летописях нет упоминания о его личной «ненадежности» в проигранном бою до того момента, когда он был тяжело ранен в лицо. Биргер сумел сплотить вокруг себя личный отряд, входивший в состав рыцарей-крестоносцев, и попытался отразить дружескую атаку русской кавалерии.

Тот факт, что крестоносцы начали успешно отбивать наступавших на них русских всадников у златоглавого шатра, вынудил князя Александра Ярославича усилить здесь натиск. В противном случае шведы, которые начали получать подкрепление от буров, могли отбить атаку, и тогда исход боя стало трудно предсказать.

Примерно в тот час летописец скажет: «Оскорбление было сильным и злым». В разгар ожесточенной битвы сошлись два лидера противоборствующих сил — новгородский князь и будущий правитель Шведского королевства Биргер.Это был рыцарский поединок двух средневековых генералов, от исхода которого зависело многое. Так изобразил его на своем историческом полотне замечательный художник Николай Константинович Рерих.

Девятнадцатилетний Александр Ярославич смело послал своего коня к Биргеру, выделявшемуся в рядах рыцарей-крестоносцев, который был закован в доспехи и ехал верхом на коне. Оба были известны своим мастерством рукопашного боя. Русские солдаты практически никогда не носили каски с забралами, оставляя лицо и глаза открытыми.Только вертикальная стальная стрела защищала лицо от удара мечом или копьем. В рукопашном бою это давало большое преимущество, так как воин лучше видел поле битвы и своего противника. В таком шлеме князь Александр Ярославич тоже воевал на берегу Невы.

Ни оруженосцы Биргера, ни ближайшие воины принца не стали вмешиваться в дуэль между двумя военачальниками. Умело отразив удар Биргера тяжелым копьем, новгородский князь сообразил и метко пробил копьем в смотровую щель опущенного козырька шлема вождя шведов.Острие копья пронзило лицо «князя», и кровь залила его лицо и глаза. Шведский генерал покачнулся в седле от удара, но держался за лошадь.

оруженосцы и слуги Биргера не позволили русскому князю повторить удар. Они отбили тяжело раненого хозяина, рыцари-крестоносцы снова сомкнули строй у златоглавого шатра, и здесь продолжились рукопашные бои. Биргер поспешил попасть к флагманскому шнеку. Королевская армия осталась без проверенного лидера.Ни граф Ульф Фаси, ни воинственные католические епископы в рыцарских доспехах не могли заменить его.

Русский летописец так описал рыцарский поединок новгородского князя Александра Ярославича и шведского полководца: «… Многих безумно побили, а сама царица своим острым копьем поставила себе печать на лице».

О ВАЖНОСТИ НЕВСКОЙ ПОБЕДЫ

Потери новгородцев были очень незначительны, всего двадцать человек с ладожцами.Славная победа стоила так недорого! Эта новость кажется нам невероятной, «и это неудивительно, — отмечает историк, — им восхищались современники и даже очевидцы». Но чего не может достичь бескорыстная дерзость и бескорыстная любовь к Родине, вдохновленная надеждой на помощь небесную! Успех россиян во многом зависел от скорости и внезапности атаки. В ужасном смятении и смятении многоплеменные враги, обманутые в своей надежде на богатую добычу и раздраженные неудачей, возможно, бросились бить друг друга и продолжили кровавую битву между собой и на другом берегу Ижоры.Но больше всего, несомненно, победа зависела от личных заслуг вождя, который «не везде побеждал, но не был непобедим». Недаром современники и потомки дали Александру Ярославичу славное имя Невский. Его орлиный взгляд, его мудрый ум, его юношеский энтузиазм и руководство во время битвы, его героическое мужество и разумно принятые меры предосторожности, а самое главное — небесная помощь ему наверняка обеспечили успех дела. Ему удалось вдохновить армию и народ.Сама его личность производила феерическое впечатление на всех, кто его видел. Незадолго до славной победы на Неве в Новгород прибыл хозяин Ливонии Андрей Вельвен, «хотя вы видите мужество и дивный возраст блаженного Александра, как древняя южная царица пришла к Соломону, чтобы увидеть его мудрость. Так и этот Андрияш, как будто он увидел святого великого князя Александра, ужасно удивился красоте его лица и его чудесному возрасту, особенно увидев мудрость и незаменимый разум, данные ему Богом, и он не знал, как крестить ему и в большом недоумении.Когда он вернулся от него и вернулся домой, о нем начали рассказывать с удивлением. Прошел в речи многие страны и языки, видел много царей и князей, и нигде не было такой красоты и мужества ни в царских царях, ни в князьях князей, как великий князь Александр. «Чтобы объяснить секрет этого оберега, недостаточно указать только на смелость и дальновидность. Наряду с этими качествами в нем было что-то более высокое, что непреодолимо привлекало его: печать гения сияла на его лбу.Подобно яркой лампе, дар Божий явно горел в ней для всех. Все восхищались этим даром Бога в нем. Добавим к этому его искреннее благочестие. Подобно слову Божьему о Немроде, он также был воином «пред Господом». Воодушевленный лидер, он умел вдохновлять людей и армию. Ярчайший образ невского богатыря отражен в летописи, написанной по большей части его современниками. Какое теплое чувство, каким, можно сказать, трепетом дышат их бесхитростные рассказы! «Как смею я, худой, недостойный и грешный, написать рассказ об умном, кротком, многозначительном и храбром великом князе Александре Ярославиче!» — восклицают они.Изображая его подвиги, они сравнивают его с Александром Великим, с Ахиллом, с Веспасианом — царем, захватившим землю Иудейскую, с Сампсоном, с Давидом, по мудрости — с Соломоном. Это не риторическое приукрашивание. Все это вызвано очень искренним чувством. Подавленный ужасным нашествием татар, русский народ инстинктивно искал утешения, утешения, жаждал чего-то такого, что хоть и в какой-то мере способно поднять и подбодрить падшего духа, возродить надежды, показать ему, что не все погибло на Святой Руси.И все это он нашел в лице Александра Ярославича. Со времен невской победы он стал яркой путеводной звездой, на которую россияне устремили взоры с горячей любовью и надеждой. Он стал его славой, его надеждой, его радостью и гордостью. Более того, он был еще так молод, столько всего ему предстояло.

Римляне побеждены и посрамлены! — радостно воскликнули новгородцы, — не сев, Мурманск, сумма и эм — римляне и в этом выражении, в этом имени поверженных римлянами врагов, народный инстинкт правильно угадает значение нашествия.Люди увидели здесь посягательство Запада на русскую национальность и веру. Здесь, на берегу Невы, русские дали свой первый славный отпор грозному движению германизма и латинизма на православный Восток, в Святую Русь.

ИСТОРИКИ ОБ АЛЕКСАНДРЕ НЕВСКОМ

Н.М. Карамзин: «Добрые русские включали Невского в лице своих ангелов-хранителей и веками приписывали ему, как новому небесному покровителю отечества, различные благоприятные для России дела: такие отпрыски верили мнению и чувствам современников. рассуждения этого принца! Данное ему имя святого гораздо выразительнее Великого: ибо великих обычно называют счастливыми: Александр, однако, мог только облегчить жестокую участь России своими добродетелями, а подданные, ревностно прославляя его. памяти, доказал, что люди иногда справедливо ценят достоинство государей и не всегда считают их внешним великолепием государства.«

Н.И. Костомаров : «Духовенство больше всего уважало и ценило этого князя. Его подобострастие хану, его умение ладить с ним … и тем самым отвести от русского народа бедствия и разрушения, которые постигли бы его при любой попытке к освобождению и независимости — все это полностью соответствовало учению. проповедуют православные пастыри: считать своей целью загробную жизнь, покорно переносить всякие несправедливости…подчиняться любому авторитету, даже если он чуждый и невольно признанный. «

СМ. Соловьев: «Соблюдение Русской земли от бедствий на востоке, знаменитые подвиги для веры и земли на западе принесли Александру славную память в России и сделали его самым выдающимся историческим лицом в древней истории от Мономаха до нашей эры. Донской «.

Невская битва. Подвиг Гаврилы Алексич. Аверс 16 века, анналы

1240. 15 июля произошла Невская битва, в которой отряд под предводительством князя Александра Ярославича разгромил шведские войска Эрика XI Биргера.

Целью шведов было захват устья Невы, что позволило бы им контролировать северную часть пути «от варягов к грекам». За победу над войском Биргера Александр получил прозвище Невский.

Карта Невской битвы 15 июля 1240 года. Источник — Бескровный Л.Г. Атлас карт и схем по военной истории России. — М .: Военное издательство Наркомата Вооруженных Сил СССР, 1946.Лист 4

Невская битва. Лицевая летопись XVI века 4

Бой Гаврилы Алексича со шведским воеводой. Аверс 16 века, анналы

Бегство шведов на корабли. Аверс 16 века летопись

«С 1236 г. в Новгороде правил молодой Александр Невский, сын Ярослава Всеволодовича, а точнее — князь (т. Е. Вождь войска). Вообще говоря, словосочетание «Александр Невский» впервые появилось в летописи 15 века.Даже в «Повести о жизни и мужестве блаженного и великого князя Александра», созданной через 40 лет после описанных событий, Александра никогда не называли Невским. Но так как наш читатель привык к этой фразе, мы и дальше будем называть князя Александра Ярославовича Невским.

Согласно «Повести о жизни и храбрости блаженного и великого князя Александра», Биргер, прибыв с войском в устье Невы, послал своих послов в Новгород, чтобы заявить князю: «Если ты можете противостоять мне, тогда я уже здесь, захватывая вашу землю.«Однако это сообщение, скорее всего, является интерполяцией составителя« Повести о жизни … », поскольку внезапность нападения часто была решающим фактором в сражениях на севере.

Фактически новгородцы «Морская стража» заметила шведов. Эту функцию выполняло ижорское племя во главе со своим старшим Пелугием. По версии «Повести жизни …» Пелугий якобы уже был православным и имел христианское имя Филипп. а остальная часть его племени осталась в язычестве.Ижорская военно-морская охрана нашла шведов в Финском заливе и быстро доложила о них Новгороду. Наверняка существовала система оперативной связи от устья Невы до Новгорода, иначе само существование морской охраны теряет смысл. Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно конная эстафета; но, в любом случае, система предупреждения сработала быстро.

В дальнейшем морская охрана вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву.В «Повести о жизни …» это описано так: «Он (Пелугиус) стоял на берегу моря, наблюдая за обеими тропами, и всю ночь провел без сна. Когда солнце начало подниматься, он услышал громкий шумел на море и увидел одну набережную плывущую по морю и святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, стоящих посреди набережной, держась за плечи друг друга. Гребцы сидели как бы одетые во тьму. Александр. «Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугиус стоял, дрожа, до тех пор, пока сопло не исчезло из его глаз.»

Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал отряд и двинулся на лодках по Волхову к Ладоге, где к нему присоединился ладожский отряд.

Ярл Биргер совершенно не знал о передвижении новгородской армии. и решил дать отдых армии на южном берегу Невы, недалеко от места впадения в нее реки Ижора.

15 июля 1240 г., «в шесть часов пополудни», русский армия внезапно атаковала шведов.Согласно «Повести жизни …», Александр Ярославович лично ранил Ярла Биргера копьем в лицо. Внезапность атаки и потеря командира решили дело. Шведы начали отход к кораблям.

В «Повести жизни …» рассказывается о подвигах шести русских солдат. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на коне по сходням на шведский корабль (бур) и стал там рубить врага. Шведы сбросили его с лошади в воду, но он вышел из воды невредимым и снова атаковал врага.Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на армию шведов и сражался одним топором, не боясь, и многие падали на его руку, поражаясь его силе и храбрости. Третий, полоцкий житель Яков, князь хитрый. Он атаковал полк с мечом, и князь его похвалил. Четвертый, новгородец Меша, пешком со своим отрядом напал на корабли и потопил три корабля. Пятый, Сава, из младшего отряда, ворвался в златоглавый шатер ярла и срубил столб шатра.Шестой, Ратмир, один из слуг Александра, сражался пешком одновременно с несколькими шведами, упал от множественных ран и скончался.

С наступлением темноты большая часть шведских кораблей ушла по Неве, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра два трофейных бура были загружены трупами убитых шведов, и их спустили вниз по течению в море, и «утопили в море», а остальные убитые враги «вырыли яму, заметая их. в обнаженных без числа.«

Потери россиян оказались незначительными, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие каких-либо упоминаний о Невской битве в шведских летописях заставили ряд историков-русофобов сократить битва до уровня небольшой стычки. На мой взгляд, гибель 20 элитных воинов в внезапной атаке — не такая уж и маленькая потеря. К тому же Ижора должна была участвовать в битве на стороне русских. битвы, православных русских и язычников, ижорцев хоронили в разных местах и ​​по разным обрядам.Ижорцы сожгли тела своих соплеменников. Поэтому русские участники боя вряд ли знали, сколько погибло среди ижорцев.

Другое дело, что количество шведов, приехавших с Биргером, могло быть намного меньше, чем предполагали наши историки-патриоты. Вполне могло быть около тысячи человек. Но, в любом случае, Невская битва стала для шведов хорошим уроком.

Новгородцы встретили Александра и его дружину колокольным звоном.Однако не прошло и нескольких недель, как властолюбивый князь и беспокойные граждане вольного Новгорода поссорились. Александр Ярославович вместе со своей дружиной отправился домой, в свой Переславль-Залесский. «

Цит. По: Широкорад А.Б. Северные войны России. — М .: АКТ; Минск: Урожай, 2001. С.65-67

. Новгородская первая летопись старшего издания:
Около 6748. Приход Св — держава — великая, и Мурман, и Сум, и много зла на кораблях; Возьми князя и съешь своих епископов; и сташа в Невском устье Ижеры, хотя видно Ладогу, только реку и Новгород.и вся Новгородская область. Но все-таки добрый, милосердный, человеколюбивый Бог сволочь и защитит нас от иноземцев, как будто напрасно работает без Божьего повеления: когда приезжаешь в Новгород, как будто собираешься в Ладоз. Князь Александр не постеснялся ни малейшего от новгородцев и людей из Дам приехать в ня, и я силой Святой Софии и молитв победил нашу госпожу Богородицу и вездесущую Марию с 15 июля в память святых Кюрика и Улитты, я не буду на Собрании святых отца 630, других, как Халкидон €; и этот быстрый сваем.А тот был убит их правителем по имени Спиридон; но создания мира, как если бы епископ был убит тем же самым; и много чего. есть много паде; и обложили корабль двумя вятыми мужьями, перед собой пустые и до моря; и их прок, выкопавший яму, принес меташу в ню без содержания; но было много язв; и в ту ночь, не дожидаясь святого понедельника, позор отидоша.

Новгородец такой же падде: Константин Луготиниц, Гюрята Пинещинич, Намирст, Джерк Низдылов — сын кожевника, а все 20 — муж из Ладоги, или мне Бог.Князь Александр из новгородцев и из Ладоги пришел всем здоровым, спасая Бога и святую Софию и молитвы всех святых.

Цит. По: Новгородская Первая летопись старшей и младшей версий. — М.-Л., 1950.

.
    К 1240 году историки относят создание древнейшего монгольского литературного памятника — Тайную легенду монголов, написанную неизвестным автором и сохранившуюся до наших дней на монгольском языке в китайской иероглифической транскрипции.Тайная легенда — бесценный источник информации о возникновении монгольского государства и о его основателе Чингисхане.

    «На протяжении веков личность Чингисхана (1155 — 1227) вызывала постоянный интерес. Оценки его поступков противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом отрицательный: считается, что становление его государства сопровождалось особой жестокостью, что «монголо-татарское иго» тормозило социально-экономическое развитие покоренных стран, расселение монголов на большой территории привело к их ассимиляции другими народами, что подорвало потенциал самой Монголии и ее слабость после распада империи.Отчасти эти оценки справедливы. При этом не следует забывать, что Средневековье (в целом) человечеством не отличалось — ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю Арабского халифата, западноевропейской инквизиции, княжеских распрей в России и Японии в период феодальной раздробленности и т. Д. На этом фоне жестокость монголов не была чем-то необычным. И последующее «иго» вряд ли было чем-то иным, кроме обычного феодального правления, тем более что оно не было направлено на разрушение социальных традиций и структур.Более того, монголы проявили исключительную религиозную и национальную терпимость. В отличие от многих завоевателей, пришедших до и после, они не стремились навязать свою религию или образ жизни огнем и мечом, разрушая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи одинаково покровительствовали всем религиям, не навязывая ни одной из них. В этом они намного опередили свое время. И хотя верхушка правящего класса государства была сформирована из монголов, не было ни национализма, ни национального гнета.

    Таким образом, даже спустя столетия, в наше время растущей религиозной и национальной нетерпимости, есть чему поучиться у Чингисхана и его преемников.

    Нельзя забывать, что именно за короткий период существования единой Монгольской Империи, благодаря жесткому порядку, пути с Запада на Восток стали безопасными, торговые и миссионерские связи расширились, что способствовало взаимопониманию и взаимопониманию. обогащение культур. И одним из последствий «монголо-татарского ига» стала централизация и консолидация русских княжеств, без чего образование Московского царства и на его основе великих евразийских государств — Российской Империи и Советского Союза ( …)

    Начиная с 13 века появилась обширная литература по биографии Чингисхана и монгольских завоеваний. Но самым важным источником остается «Тайная легенда» (или «Тайная история»), написанная в 1240 году, вскоре после смерти полководца. Эта древняя летопись известна в России с XIX века, когда глава Русской духовной миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые расшифровал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами, и перевел китайский текст на русский язык. а также опубликовал перевод в 1866 году.Второй, более точный и прокомментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала опубликовал один из ведущих советских востоковедов С.А.Козин (1879 — 1956).

    Китайское издание Тайной сказки о монголах 1908

    Чингисхан, изображение 13 века. Тайбэйский национальный дворец-музей

    Фрагмент «Тайной легенды»:

    «Ночное небо закрыто облаками,
    Дежурный, мой верный страж:
    Ты охраняешь мою юрту с дымоходом,
    Ты плотно прилегаешь к ней. —
    Ты заставляешь меня спать крепко.
    Вы также возвели меня в ранг короля.

    Звезды, ночное небо горит.
    Ты мой безмятежный сон в постели
    Смотри внимательно, мой ночной страж,
    Около моей юрты-дворца.
    В мое высокое звание сейчас
    Тебя, объявляющий страж, возвысили!

    В непогоду дожди переплетутся в сеть,
    Или все живое замерзнет морозом,
    Льет ли непрерывным потоком —
    Вы все вокруг моей сетчатой ​​юрты,
    О верный ночной страж.
    Ты радость твоему сердцу, мой крылатый,
    Мой ночной страж, Кебтёль!
    Ты поднял меня до радостного ранга.
    В военный шторм
    Юрта с подолом окружила меня
    Ты в мгновение ока вставай
    Мой верный страж, Кебтёль!

    Сидак из бересты
    Просто прикоснись к своей руке —
    В мгновение ока встает все
    Мой стойкий страж, Кебтёль.

    Звонкий ивовый колчан
    Едва слышен только удар —
    Не сомневаешься
    Мой быстрый страж
    Ой, ты мое Благовещение, Кебтёль!

    Слава старым ее хранителям!
    И назовите великого турхаута
    Семьдесят тех турхутов, что вместе
    Они поступили на службу с белой вороной.

    Славьте старых героев
    Героев под предводительством Архая!
    Также зовите Великого Хорчина
    Esunteye с Бугидайскими лучниками! «

    Цитируется по: Тайная легенда. Монгольская хроника 1240 года под названием Монгрол-ун Нирука тобциян. Юань Чао Би Ши. Монгольское повседневное собрание. M-L. 1941

15 июля 1240 лет г. состоялась Невская битва, в которой отряд под руководством князя Александра Ярославича разгромил шведские войска Эрика XI Биргера. Целью шведов было захват устья Невы, что позволило бы им контролировать северную часть пути «из варяг в греки». За победу над войском Биргера Александр получил прозвище Невский.

В 30-х годах XIII века над Россией нависла грозная опасность с Запада. Немецкие захватчики, проводя обширную насильственную колонизацию и христианизацию балтийских племен, подошли к границам России.В то же время шведы, покорив финские племена сум и эм, не отказались от своих давних претензий на новгородские земли — Невское и Приладожье. Основным организатором походов по захвату русских земель был глава католической церкви Папа, стремившийся объединить силы Ордена, епископов Риги и Дерпта, а также Швеции и Дании. Воспользовавшись тем, что после разорения Северо-Восточной Руси монголами Новгороду и Пскову негде было ждать помощи, шведские и немецкие рыцари усилили свою экспансию в Северо-Западной Руси, надеясь на легкую победу.Шведы первыми попытались захватить русские земли. Уже в 1238 году шведский король получил благословение Папы на крестовый поход против новгородцев. Всем, кто соглашался принять участие в кампании, обещали отпущение грехов. В 1239 году шведы и немцы вели переговоры, наметив план похода: шведы, захватившие к тому времени Финляндию, должны были атаковать Новгород с севера, с реки. Нева, а немцы — через Изборск и Псков. Шведское правительство короля Эриха Картави выделило для похода армию под предводительством ярла (принца) Ульфа Фаси и зятя короля — Биргера.

В это время в Новгороде правил молодой князь Александр Ярославич (древнерусский Александр Ярославич), сын великого князя Владимира Ярослава Всеволодовича. Он был умным, энергичным и смелым человеком, а главное — настоящим патриотом своей Родины. Он уже успел прославиться как искусный политик и понимал, что ослабленным русским княжествам не под силу воевать на два фронта. Поэтому князь поддерживал мирные отношения с татарами, обеспечивая себе безопасный тыл в случае борьбы с немецко-шведской агрессией.

Согласно «Повести о жизни и мужестве блаженного и великого князя Александра», Биргер, прибыв с войском в устье Невы, послал своих послов в Новгород, чтобы заявить князю: «Если вы устоит» меня, значит, я уже здесь, захватывая вашу землю ». Однако это сообщение, скорее всего, является интерполяцией составителя «Повести жизни …», созданного через 40 лет после описанных событий, поскольку внезапность нападения часто была решающим фактором в сражениях на севере.

На самом деле новгородские «морские стражи» заметили шведов. Эту функцию выполняло ижорское племя во главе со своим старейшиной Пелугием. По версии «Повести о жизни …» Пелугиус якобы уже был православным и имел христианское имя Филипп, а остальная часть его племени оставалась язычницей. Ижорская военно-морская охрана нашла шведов в Финском заливе и быстро доложила о них Новгороду. Наверняка существовала система оперативной связи от устья Невы до Новгорода, иначе само существование морской охраны теряет смысл.Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно конная эстафета; но, в любом случае, система предупреждения сработала быстро.

Впоследствии морская охрана вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву. В «Повести о жизни …» это описывается следующим образом: «Он (Пелугиус) стоял на берегу моря, наблюдая за обеими тропами, и всю ночь провел без сна. Когда солнце начало подниматься, он услышал сильный шум на море и увидел одно растение, плывущее по морю, и святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, стоящих посреди растения, держась за плечи друг друга.Гребцы сидели как в темноте. Борис сказал: «Брат Глеб, веди нас в гряду, а давай поможем нашему родственнику, князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугиус стоял, дрожа, до тех пор, пока сопло не исчезло из его глаз. «

Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал отряд и двинулся на лодках по Волхову к Ладоге, где к нему присоединился ладожский отряд.

Ярл Биргер совершенно не подозревал о передвижении новгородской армии и решил дать ей отдохнуть на южном берегу Невы, недалеко от места впадения в нее реки Ижора.

15 июля 1240 года, «в шесть часов пополудни» русская армия внезапно атаковала шведов. Согласно «Повести из жизни …», Александр Ярославович лично ранил Ярла Биргера копьем в лицо. Внезапность атаки и потеря командира решили дело. Шведы начали отход к кораблям.

«Повесть жизни» … описывает подвиги шести русских солдат. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на коне по сходням на шведский корабль (бур) и стал там рубить врага.Шведы сбросили его с лошади в воду, но он вышел из воды невредимым и снова атаковал врага. Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на армию шведов и сражался одним топором, не боясь, и многие падали на его руку, поражаясь его силе и храбрости. Третий, полоцкий житель Яков, князь хитрый. Он атаковал полк с мечом, и князь его похвалил. Четвертый, новгородец Меша, пешком со своей свитой напал на корабли и потопил три корабля.Пятый, Сава, из младшего отряда, ворвался в златоглавый шатер ярла и срубил столб шатра. Шестой, Ратмир, один из слуг Александра, сражался пешком сразу с несколькими шведами, упал от множественных ран и скончался.

С наступлением темноты большая часть шведских кораблей ушла по Неве, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра два трофейных бура были загружены трупами убитых шведов, и они были допущены вниз по течению в море и «утонули в море», а остальные убитые враги «вырыли яму, превращая их в безумных обнаженных людей ».

Потери россиян оказались незначительными, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие каких-либо упоминаний о Невской битве в шведских летописях, побудили ряд историков-русофобов свести битву до уровня небольшой стычки. На мой взгляд, гибель 20 элитных воинов в результате внезапной атаки — не такая уж маленькая потеря. Кроме того, Ижора должна была участвовать в боях на стороне россиян. После битвы православных русских и язычников ижорцев хоронили в разных местах и ​​по разным обрядам.Ижорцы сожгли тела своих соплеменников. Поэтому русские участники боя вряд ли знали, сколько погибло среди ижорцев.

В начале 13 века Россия оказалась между двух огней: татаро-монголы пришли с Востока, а немцы, шведы, датчане и армии других стран пришли с Запада, которые хотели завоевать новые земли, захватив преимущество слабости Киевской Руси. В этой статье мы поговорим о нашествии с Запада, в частности, кратко рассмотрим Невскую битву.Это важное историческое событие, столь же важное, сколь и спорное. Но обо всем по порядку …

Причины боя

В 1240 году началось вторжение Батыя. Воспользовавшись этими событиями, шведский король решил напасть на Русь, захватив крупный торговый город Новгород. Для этого было много предпосылок:

  • Противник увяз в тяжелых боях, понеся большие потери. Монголы уничтожили большую часть мужского населения Руси.
  • Новгород, несмотря на то, что не видел нашествия, остался один, без поддержки других княжеств.
  • Новгородом правил молодой князь Александр Ярославич, не прославленный прежде никакими великими делами.

В результате в июле 1240 года шведская армия вывела свой флот к устью Невы. Командование армией принял зять шведского короля — Биргер. Двигаясь вглубь страны, его армия остановилась на левом берегу Невы, недалеко от устья Ижоры.Шведы были настолько уверены в своей победе, что, согласно некоторым источникам, они отправили молодому князю Александру послание, в котором говорилось: «Мы здесь и захватим вас и вашу землю».

Что касается действий Александра, то он имел точную информацию о передвижении шведской армии, так как разведывательная деятельность в Новгороде была хорошо развита. Молодой князь решил воспользоваться фактором внезапности, собрав городское ополчение и стремительным маршем направившись к месту остановки шведской армии.По мере передвижения войск к нему присоединялись все новые и новые отряды.

Карта Невской битвы

Битва на Неве произошла 15 июля 1240 года. В этой битве сошлись русы и шведы. В этот день войска Александра тайно подошли к лагерю, где остановились шведы.

План молодого принца был следующим:

  • Ополченцам пришлось преградить шведам путь для отхода к кораблям.
  • Внезапный и мощный удар кавалерии должен был нанести противнику решительное поражение.

Русская армия нанесла неожиданный удар по разработанному плану. Шведы не ожидали такого поворота событий, в результате чего в их рядах началась паника. Эта паника усугублялась тем, что за короткое время после начала боя шведский епископ был убит, палатка Биргера была разрушена, а ополченцы уничтожили 3 шведских корабля. Внезапность удара, а также большие успехи русских войск заставили шведов отступить.

Бой на Неве длился до вечера.В ходе боя русская армия потеряла 20 человек убитыми. Точной информации о том, сколько шведов погибло, нет. Но если верить историческим источникам, то большая часть войск была уничтожена и насчитывается десятки и сотни погибших. В некоторых летописях есть упоминание о том, что на следующий день после битвы на другом берегу Невы шведы хоронили погибших в битве. После этого они покинули русскую землю на кораблях, уцелевших после битвы.

Участники боя

Проблема при изучении Невской битвы состоит в том, что сохранилось очень мало исторических источников, где это сражение описано полностью.Собственно, нам остается изучить это историческое событие только на основе хроник, которые очень противоречивы. В частности, очень мало сведений об исторических личностях, принимавших участие в этой битве.


Кроме Александра, получившего в результате этой битвы прозвище Невский, в битве приняли участие следующие люди:

  • Гаврило Алексич — воевал на кораблях, несколько раз сбрасывался с кораблей, но он возвращался.
  • Сбыслав Якунович — одним топором сражался в центре событий, но, умело действуя с оружием, внушал панику в ряды врага.
  • Яков Полочанин — тоже воевал в самом центре событий, но орудовал мечом.
  • Сава — отметил, что вырубил палатку шведского полководца Биргера.
  • Миша — командовал отрядом ополченцев, вместе с которым потопил 3 корабля.
  • Ратмир — личный слуга князя Александра, сражавшегося в битве, но погибшего.

Других сведений о лицах, принимавших участие в этой битве, нет.

Историческое значение Невской битвы

Историческое значение Невской битвы, кратко рассмотренное нами в этой статье, очень противоречиво.Главное, о чем следует сказать, это то, что молодой князь Александр смог победить шведов, обезопасив тем самым Новгород от попыток захвата западными странами. С другой стороны, в действиях самих новгородцев есть абсолютное противоречие. Несмотря на блестящую победу князя, а также несмотря на то, что значение его победы признали все, что выражается, например, в присвоении ему прозвища «Невский», новгородцы почти сразу после этого изгнали Александра из города. битва.Он вернулся только через год, когда Новгородковке угрожала военная угроза в лице Ливонского ордена.

Слабые стороны и критика

Выше мы уже частично рассмотрели вопросы, которые даже беглое изучение Невской битвы указывает на то, что это очень спорное событие. В частности, ряд современных историков говорят, что это была не какая-то генеральная и сверхважная историческая битва, а простой пограничный конфликт. Проверить это довольно сложно, но это утверждение не лишено логики, так как трудно представить себе важное историческое противостояние и важную историческую битву, в которой погибло менее 100 человек.Нет, у нас нет точной информации о потерях шведов. Эта цифра в зависимости от источников колеблется от нескольких десятков человек до сотни. Но это лишь один из аспектов, который необходимо учитывать. Есть и другие важные факторы:

  • Противоречие в летописях. Если рассматривать западные источники, то в них вообще нет упоминания о битве, произошедшей в 1240 году. Если рассматривать русские летописи, то в Ипатьевской летописи тоже нет упоминания о битве, а Лаврентьевская летопись описывает очень кратко. Невская битва 1263 года, а не 1240 года.
  • Нелогичное поведение шведов. Совершенно непонятно, почему войско, пришедшее с целью завоевания, не двинулось в сторону Новгорода, а также не построило укрепленный лагерь. Если рассматривать классическое представление о случившемся, то складывается ощущение, что шведы приехали не на войну, а на пикник. Также непонятно, почему после поражения шведы остались на месте сражения еще сутки, сумев спасти всех погибших.
  • Шведские исторические источники говорят, что Биргер не покидал страну в 1240 году. Также в этом году ни один из списков этой страны не погиб, и, если верить общепринятой версии, шведский епископ погиб в битве.

Эти противоречивые стороны представлены для того, чтобы сформировать четкое представление о том, что это историческое событие не так однозначно, как о нем обычно говорят. Дело в том, что Невская битва действительно состоялась, но все подробности этого события описаны очень мало, и остается огромное количество вопросов, ответы на которые, скорее всего, никто не даст.Но в любом случае мы говорили о победе русских войск над Ведами с разных точек зрения, и каждый читатель делает свои выводы.

Славная победа Александра Невского — История войн

Джон Э. Спиндлер

Толпа рыцарей-крестоносцев в тяжелой броне пронеслась по замерзшей поверхности Чудского озера в сторону новгородских войск, которые с тревогой ждали на восточном берегу. Когда они подошли ближе, русские пешие лучники, стоявшие в центре, выпустили в них толстые залпы стрел.Большая группа конных лучников, стоявшая на правом фланге новгородцев, выехала на позицию, чтобы обстрелять левый фланг крестоносцев стрелами из их смертоносных составных луков.

Звук, похожий на длинный раскат грома, раздался, когда конные крестоносцы врезались в ряды новгородской армии. Крики ярости и агонии смешивались с непрерывным лязгом стали, когда тевтонские, ливонские и датские рыцари размахивали своими тяжелыми палашами в безумной убийстве. Вскоре скользкий лед, на котором сражались крестоносцы, был залит кровью и запекшейся кровью.Крестоносцы, прорвавшиеся за новгородскую линию, вскоре оказались в окружении.

Кровавое столкновение на Чудском озере 5 апреля 1242 года на новгородско-эстонской границе было попыткой Тевтонского ордена проникнуть в Новгородское княжество и обратить православных русских в католицизм. Это был результат так называемых Северных крестовых походов, в ходе которых католическая церковь поддерживала военные приказы в их попытках обратить языческие народы восточного балтийского региона в христианство.

Распространение христианства в этом регионе остановилось отчасти из-за экстремальных условий, в которых существовали эти языческие народы. Они жили в холодном климате среди широких болот и густых лесных массивов, пронизанных озерами и реками. Несмотря на труднодоступность региона, датчане и немцы-христиане обычно торговали морем в восточной части Балтики, вплоть до Финского залива. В ходе этих коммерческих предприятий они основали торговые посты и поселения.

В 1190-х годах папы Селестин III и Иннокентий III обратились к немецким католическим князьям за помощью в защите новой резиденции Римской церкви среди ливов в нижнем течении реки Дрина. Папа Иннокентий имел высокомерие требовать в начале 13 века, чтобы православный Новгород принял латинский символ веры.

Один влиятельный человек, в частности, с энтузиазмом откликнулся на призыв Папы. Альберт Буксхеведенский, священнослужитель, происходивший из богатой семьи, жившей в Нижней Саксонии, отплыл из Любека к месту небольшой общины в Ливонии, основанной купцами из торговой конфедерации, известной как Ганзейский союз.

Альберт основал Ригу в 1201 году, когда принял титул епископа Рижского. В следующем году он основал Ливонских братьев Меча, или Братьев меча, чтобы защитить немецких колонистов в восточной части Балтики от нападений язычников, живущих в этом регионе. В 1204 году Папа Иннокентий III официально одобрил Братство меча. Недавно созданный военный орден продвинулся на север, в Эстонию, в поисках земли и богатств. Они полагались на огромные грузовые винтики, которыми управлял Ганзейский союз, чтобы регулярно снабжать их на своих удаленных заставах.

Брат Альберта, священнослужитель Герман фон Буксхевен, также участвовал в Северных крестовых походах. Его участие в Ливонии усилилось в 1224 году, когда Братья Меча захватили город Дерпт в Эстонии. Это привело к конфликту «Братьев меча» с русскими, так как Дерпт находился под контролем города Пскова, который, в свою очередь, находился под контролем Новгородского княжества. После его завоевания Герман фон Буксхевен стал епископом Дерпта, что сделало его фактическим правителем Ливонии.Хотя их никогда не было много, Братья Меча упорно сопротивлялись грозным язычникам.

Тевтонские рыцари (слева) прославились во время Северных крестовых походов. Саксонский священнослужитель Альберт Буксхеведенский (справа) провозгласил себя епископом Риги.

Датчане также начали формировать для себя сферу влияния в восточной части Балтики. Датский король Вальдемар I, взошедший на престол в 1154 году, отправил датчан-христиан в восточную часть Балтики, где им удалось обосноваться в Эстонии.Первоначально это было сделано по экономическим, а не по религиозным причинам, но со временем это изменится.

В 1218 году папа Гонорий III разрешил Вальдемару совершить крестовый поход в Эстонию и дал ему разрешение аннексировать землю в этом районе для этой цели. Одновременно епископ Альберт попросил датчан атаковать языческих эстонцев с севера, в то время как Братья-мечники атаковали их с юга. Датчане с радостью согласились.

Братья Меча были не единственным католическим военным орденом, действовавшим в Балтийском регионе.Орден Госпиталя Святой Марии Тевтонцев в Иерусалиме, более известный как Тевтонский орден, принимал активное участие в обращении языческих пруссаков. Орден был основан в 1190 году на Святой Земле для защиты порта Акко в истощающемся Иерусалимском королевстве. Папство официально признало новый военный орден в феврале 1199 года.

Поскольку их перспективы на Святой Земле были ограничены, учитывая, что военные ордена, известные как тамплиеры и госпитальеры, прочно утвердились в регионе, четвертый великий магистр Тевтонского ордена, Герман Фон Салза начал искать новые возможности за пределами Аутремера для своих монахов-воинов.Граф Герман Тюрингенский, который был сюзереном семьи Фон Зальца, в 1210 году предложил фон Зальце изучить возможность помощи королю Венгрии Андрею II, королевство которого часто подвергалось набегам кочевых половцев, живших в евразийских степях. к востоку от Карпатских гор.

В ходе последовавших за этим дискуссий король Андрей указал на необходимость того, чтобы тевтонские рыцари охраняли Бурценланд, часть Трансильвании, лежащую в западных предгорьях Карпат.Андрей предложил им выгодные условия. Он согласился отказаться от обычных налогов, пошлин и пошлин, налагаемых на его вассалов; однако он сохранил за собой право вершить правосудие, основывать рынки и требовать половину любого золота и серебра, обнаруженного в Бурценланде. В 1211 году фон Зальца с радостью принял это предложение. Однако у него было только устное согласие короля.

Фон Салца, оставшийся в Акко, отправил большой отряд тевтонских рыцарей в Бурценланд. Рыцари организовали переселение большого количества немецких крестьян-добровольцев в Бурценланд.Их роль заключалась в том, чтобы помогать рыцарям строить деревянные форты для гарнизона в сельской местности. Вдобавок немецкие крестьяне основали бы постоянные фермы. Тевтонские рыцари собирали налоги с ферм, а также с урожая, чтобы финансировать укрепленные форпосты и последующие военные операции. Это был проверенный и верный метод, используемый военными орденами. В последующие годы в Бурценланд хлынул постоянный поток иммигрантов из Германии.

В 1217 году король Андрей покинул свое королевство, чтобы принять участие в Пятом крестовом походе.В его отсутствие тевтонские рыцари начали расширяться к востоку от Карпатских гор. Это было легко сделать, поскольку куманы не интересовались удержанием местности. К 1220 году тевтонские рыцари начали строить каменные замки в недавно завоеванных регионах. К этому времени венгерские бояре (аристократы) чрезвычайно завидовали тевтонским рыцарям как из-за доходов, которые они получали от сельскохозяйственной деятельности, так и из-за новых земель, которыми они владели в результате своих завоеваний.Когда Андрей вернулся домой в 1221 году, он обнаружил, что его королевство возмущается успехом, достигнутым тевтонскими рыцарями. Бояре настаивали на том, что крестоносцы вышли за рамки и полномочия первоначального соглашения. Они потребовали, чтобы король Андрей отменил земельные дотации, которые он дал Тевтонскому ордену. По большей части Эндрю продолжал выполнять свое соглашение. Он не нашел вины тевтонских рыцарей.

Но фон Зальца беспокоился, что тевтонские рыцари в Бурценланде были опасно разоблачены как в политическом, так и в военном отношении.Поэтому он умолял Папу Гонория поставить рыцарей в Бурценланде под свою защиту. Гонорий обязал великого магистра и сделал Трансильванию феодальным владением Святого Престола.

Александр встретил и победил шведов на Неве в 1240 году. Впоследствии он получил почетный титул Невский.

Когда он узнал, что сделал фон Зальца, король Андрей пришел в ярость. В 1225 году он потребовал, чтобы тевтонские рыцари немедленно покинули Венгрию. Он даже приказал своему старшему сыну, принцу Беле, собрать венгерскую армию, чтобы при необходимости силой вытеснить тевтонских рыцарей.Тевтонские рыцари покинули Бурценланд, чтобы никогда не вернуться. Это был неприятный эпизод, и фон Зальца не хотел повторяться в другом месте.

В следующем году в Польше появилась еще одна возможность. Герцог Конрад I Мазовецкий пригласил тевтонских рыцарей помочь ему в борьбе с враждебными языческими пруссаками, которые граничили с Мазовией на севере. В обмен на их службу Конрад предложил тевтонским рыцарям провинцию Хелмно, которая лежала между реками Висла и Древенц.

В результате разгрома в Венгрии фон Зальца пошел на многое, чтобы договориться о соглашении, по которому тевтонским рыцарям будет гарантирована автономия в отношении управления Хелмно. Одних обещаний герцога Конрада было недостаточно. Фон Зальца запросил официальные указы от папы Григория IX и императора Священной Римской империи Фридриха II о том, что Тевтонский орден будет контролировать не только Хелмно, но и любую территорию, которую он впоследствии завоевал.

Пока разворачивались эти события, Братья Меча чрезмерно распространялись в Балтийском регионе.Летом 1236 г. братья решили начать вторжение в Литву. Сила из 50 конных крестоносцев двинулась на юг, в сторону Литвы. Перейдя ливонско-литовскую границу, Братья натолкнулись на болотистую местность вдоль реки Сауле, которая замедлила их продвижение. Внезапно их забросали копьями языческих жемайтийцев. Отцепив рыцарей от хорды, жемайты приблизились к ним. Хотя рыцари яростно сражались на своих палах, они были уничтожены вооруженными копьями жемайтийцами.Поражение безвозвратно подорвало небольшой военный заказ.

Фон Сальца и представитель Братьев по Мечу отправились в Рим, где они встретились с Папой Григорием IX, чтобы получить одобрение на включение Братьев по Мечу в Тевтонский Орден. Поскольку Братья-мечники стали высокомерными и непослушными в своем управлении Ливонией, папа Григорий был более чем готов видеть их ассимилированными в устоявшийся и упорядоченный Тевтонский орден.

Вслед за союзом, который стал официальным 12 мая 1237 года, тевтонские рыцари в больших количествах прибыли в Ливонию.В последующие годы рыцари постепенно покорили языческих куршей, земгалов и жемайтов Литвы. Хотя язычников вынудили принять христианство, им разрешили сохранить свои крепости и управлять собой. В обмен на автономию племена должны были согласиться сражаться за Тевтонский орден, когда их попросили.

Русские православные не разделяли католического христианского рвения обращать язычников. Средневековая Русь объединилась в IX веке, когда скандинавские варяги завоевали земли на северо-западе России, населенные восточными славянами, жившими в евразийских степях.Варяжский князь Рюрик сделал Новгород своим центром власти в 850-х годах. Он правил территорией, простирающейся от Новгорода на юг до Киева. Когда в 873 году Рюрик покинул Россию, чтобы править Фрисландией, оставленной ему его покойным отцом, его родственник Олег взял под свой контроль его владения в России. Чтобы узаконить свое правление, основатели Киевской Руси утверждали, что являются потомками Рюрика.

К началу 13 века Россия состояла из 10 княжеств, каждое из которых было названо в честь своего главного города.Князь Владимир Великий, великий князь Киевский, официально принял православие в X веке. Самое северное княжество, Новгород, было окружено болотами и имело очень мало пахотных земель; поэтому его жители зарабатывали на жизнь торговлей, а не сельским хозяйством. В 1236 году династия Всеволодовичей во главе с Ярославом II захватила Новгород после сложной борьбы за власть. В результате обязанностей, которые он имел в других частях России, Ярослав послал своего 15-летнего сына Александра быть князем Новгорода.Хотя Александр знал, что немцы и датчане, поселившиеся в Ливонии и Эстонии, представляют угрозу для Новгорода, он столкнулся с большей угрозой, исходящей из Азии.

Русский князь Александр Невский успешно защитил Новгород от множества врагов, используя как войну, так и дипломатию, как того требовали обстоятельства.

Монгольские генералы Субутай и Джебэ разгромили грузин-христиан на Кубани в 1222 году. Обычно монголы нападали зимой, когда замерзшие реки, ручьи и болота не создавали препятствий для их конных армий.После победы в Грузии они двинулись на север, в южную Украину, где в 1223 году разгромили русско-кипчакскую армию у реки Калка. После долгого перерыва монголы вернулись, чтобы продолжить свои атаки на западе.

Зимой 1237–1238 годов Субутай и внук Чингисхана Батый повел монголов в наступление, чтобы завершить завоевание Руси. Завоевав несколько русских княжеств, они не смогли взять Новгород, потому что ранняя весенняя оттепель замедлила движение их всадников.Это был удачный случай, поскольку князь Александр не позаботился о создании какой-либо защиты, чтобы замедлить монголов. Александр, который знал, что его войска не могут сравниться с элитными монгольскими воинами, заключил с монголами сделку, по которой Новгород согласился стать подчиненным государством и платить дань.

После ассимиляции Братьев-мечников тевтонскими рыцарями весной 1237 года папский посланник Вильгельм Моденский заключил сделку с датчанами, согласно которой тевтонские рыцари будут управлять Ливонией, в то время как датчане управляют Эстонией.Когда Новгород согласился стать вассалом монголов, Модена и Тевтонские рыцари решили, что настало время начать собственное наступление на Новгород. Поэтому Модена начала проповедовать крестовый поход против православных новгородцев.

Модена прекрасно понимала, что крестовые походы обходятся дорого. Более того, они также сопряжены с серьезными логистическими проблемами. Это, безусловно, будет иметь место в отношении нового крестового похода из-за сурового климата северной России. Тем не менее, он продолжал реализовывать свои планы, зная, что крестовый поход пользуется полной поддержкой Рима.

Участие в Северном крестовом походе было похоже на участие в крестовом походе на Святую Землю. Те, кто решил взять крест, получат как материальные, так и духовные блага. Их личное имущество будет защищено, а их грехи будут прощены. Если участник выполнит свою клятву и завершит крестовый поход, то все его светские преступления будут прощены. Кроме того, крестоносец мог оставить себе любую добычу, добытую во время крестового похода, хотя ожидалось, что он будет отдавать десятину католической церкви.

Сражения, происходившие на Балтике, обычно состояли из стычек и набегов. Густые леса и большие болота вынуждали солдат двигаться по хорошо установленным и предсказуемым маршрутам. Эти маршруты, многие из которых проходили по водным путям, подвергали войска возможным засадам. Как и монголы, крестоносцам было легче проводить кампанию в зимние месяцы, несмотря на низкие температуры. Хотя холодная температура отрицательно сказывалась на мужчинах как физически, так и морально, крестоносцы, как и монголы, знали, что в более холодные месяцы легче переходить замерзшие реки и болота.

В первой половине 1240 года шведский контингент высадился в месте слияния рек Ижора и Невы на севере Эстонии. Их целью было захватить устье Невы и город Ладога, чтобы контролировать торговлю через эти пункты. Шведские силы, которыми руководили шведский граф Карл Биргер и епископ Финляндии Томас, состояли из норвежцев, финнов и тавастийцев. Александр воспринимал шведский форпост как угрозу Новгороду.

Чтобы противостоять угрозе, он организовал мобильный ударный отряд новгородских бояр, которые были хорошо экипированы и хорошо обучены.15 июля 1240 года Александр разгромил шведов на берегу Невы. После решительной победы над шведами Александр получил прозвище «Невский», что означает «Невский».

Рост популярности Александра среди новгородцев и рост его авторитета после Невской битвы привели к обострению отношений с новгородскими боярами. Реакция была настолько серьезной, что Александр вскоре после этого уехал из Новгорода в Переяславское княжество своего отца.

Пока Александр жил в Переяславле, Вильгельм Моденский продолжал планировать так называемый Новгородский крестовый поход. В крестовом походе будут участвовать тевтонские рыцари, датчане и шведы. Местные эстонцы служили пехотинцами для конных войск. Датчанами руководили князья Канут и Авель, а за вспомогательные войска эстонцев отвечал епископ Дерптский Герман. Князь Ярослав, изгнанный русский боярин из Пскова, присоединился к крестоносцам в надежде, что однажды он сможет править Псковом.

Александр захватил передовой пост датчан в Копорье в 1241 году. Он убил местных эстонцев, но освободил датчан и немцев.

Модена планировала трехстороннее наступление на Новгород. Шведы плывут в Финский залив и высадятся недалеко от нынешнего Санкт-Петербурга, где займут блокирующую позицию, чтобы помешать финнам усилить своих новгородских союзников. Что касается датчан, то они пойдут на север от Эстонии вдоль побережья Балтийского моря в Нарву, а затем направятся в Копорье, город, расположенный к северо-западу от Новгорода.Тевтонские рыцари захватят Псков на южной оконечности Чудского озера. После достижения этих целей три колонны должны были захватить Новгород.

Модена был церковным чиновником, а не военным. Его план кампании имел явные недостатки. Самая очевидная ошибка заключалась в том, что силы будут слишком далеко друг от друга, чтобы усилить друг друга, если одному из них потребуется помощь.

В сентябре 1240 года тевтонские рыцари захватили крепость Изборск.Отряд из 600 ополченцев из Пскова двинулся обратно в Изборск. Крестоносцы сокрушили псковичей 16 сентября 1241 года. Впоследствии крестоносцы осадили Псков. После того, как крестоносцы потратили неделю на разорение окрестностей Пскова, жители Пскова сдали свой город крестоносцам. Пара тевтонских рыцарей и небольшое количество войск остались в Пскове с отрядом новобранцев князя Ярослава для гарнизона города.

Смерть датского короля Вальдемара II 28 марта 1241 года вынудила принцев Канута и Авеля вернуться в Данию; однако датчане и их эстонские вассалы уже перешли в наступление на Новгород.Датчане успешно захватили Копорье. Чтобы защитить это место, они начали строительство каменного замка, но построили только одну башню, когда столкнулись с нападением русских.

Успешное наступление крестоносцев вызвало большую тревогу в Новгороде. В ответ городское вече (народное собрание) направило отцу Александра просьбу приказать своему сыну вернуться в Новгород, чтобы возглавить защиту княжества. Вместо этого отец Александра послал Андрея Всеволодовича из Суздаля, брата Александра.Новгородцы не удовлетворились Суздалем и повторили свою просьбу об Александре.

В ответ на шум Александр отправился в Новгород осенью 1241 года. Его дружина быстро проследовала в Копорье, где захватила построенную крестоносцами башню. Александр условно освободил пленных крестоносцев, но приказал повесить эстонцев. К этому моменту Александр победил два из трех элементов вторжения крестоносцев. Он разбил шведов на берегу Невы и разбил датчан в Копорье.

Зимой 1241–1242 годов Александр получил подкрепление своим братом Андреем. С добавлением войск Андрея у Александра было 5000 человек. Русская армия состояла из 800 дружинских кавалеристов, 200 новгородских всадников, 800 новгородских пехотинцев, 2000 феодальных пехотинцев и 1200 конных лучников. Андрей набрал конных лучников. Неясно, были ли конные лучники турками или монголами. С одной стороны, они могли быть частью войск монгольского вторжения, которые остались в Суздальском княжестве, когда оно стало монгольским подвластным государством.С другой стороны, возможно, это были кипчаки или кумены из евразийской степи.

Александр решил в феврале 1242 года провести наступление на Псков. Суровые зимние условия означали, что болота и водные пути замерзли, и Александр, скорее всего, использовал это в своих интересах, чтобы еще раз нанести удар по врагу, прежде чем он узнал, что происходит. Он также знал, что скорость была необходимостью, поскольку ранняя оттепель могла произойти в любой момент. 5 марта он захватил Псков. Вскоре после этого Александр повел свои войска через границу в Ливонию.Он тщательно взвесил все за и против вторжения в Ливонию. В конце концов, его желание мести было настолько велико, что он решил, что оно заслуживает вторжения на вражескую территорию.

Александр разделил свою армию на несколько самостоятельных отрядов, чтобы нанести противнику максимальные разрушения. Одну из таких набегов возглавил новгородский боярин Домаш Твердиславич. Группа крестоносцев атаковала и разгромила силы Твердиславиша у села Моосте. Твердиславиш и многие его люди были убиты в схватке.Те, кто сбежал, предупредили Александра, что в этом районе находятся большие силы крестоносцев.

Александр и его брат быстро собрали свои разбойничьи отряды. Они решили вернуться в Новгород самым прямым путем, то есть идти по замерзшей поверхности Чудского озера.

Епископ Германн возглавил войско крестоносцев в погоне за Александром. Его сила из 1020 человек состояла из 20 тевтонских рыцарей, 200 тевтонских сержантов, 300 датских рыцарей и 500 эстонских вспомогательных пехотинцев.

Чудское озеро лежало по обе стороны ливонско-новгородской границы. У него очень пологая береговая линия, состоящая как из небольших пляжей, так и из тростниковых отмелей. Самая узкая часть водоема в форме песочных часов очень мелкая. На Чудском озере преобладает ветер с запада. Лед, который тает и снова замерзает, накапливается у восточного берега, образуя серию зазубренных пиков и гребней.

Александр узнал от своих разведчиков путь продвижения крестоносцев и направил свои силы на север, чтобы избежать их.Новгородское войско обогнуло на север деревню Мехикоорма, а затем пересекло замерзшее озеро на узком участке. Достигнув дальнего края, Александр повел свои войска на небольшое расстояние на север к небольшому плоскому полуострову, известному как Воронья Скала. Затем он разместил свою армию за зубчатыми льдинами, которые он планировал использовать в качестве защитного барьера. Александр расположил свои войска на берегу озера лицом к западу, чтобы встретить атаку крестоносцев.

Крестоносцы епископа Германа покинули деревню Тарту, расположенную к западу от замерзших болот на западной стороне Чудского озера.Епископ был в восторге от возможности преследовать силы Александра, потому что он считал, что поймал врага в полном бегстве. Он надеялся предотвратить побег русских, но русские были слишком быстры. Когда крестоносцы достигли озера, они перешли на север от русских, где они могли прокладывать себе путь от одного небольшого острова к другому, переходя лед. Вскоре они заметили русских, ожидающих их на восточном берегу.

СЛЕВА: крестоносцы вошли вглубь вражеской территории, рискуя всем в смелом ударе по Новгороду.СРЕДНЯЯ ЧАСТЬ: Александр разместил свои войска за льдинами, которые служили естественным бруствером, чтобы принять атаку крестоносцев. СПРАВА: Русские нанесли удар по флангам врага, вынудив его отступить.

Александр поместил новгородское ополчение в центр. Эти пехотинцы носили конические шлемы, стеганые куртки и маленькие круглые нагрудники. Большинство из них были вооружены либо длинным копьем, либо топором с длинной рукоятью. В новгородском ополчении тоже было немало опытных лучников. Кавалерия построилась по обе стороны от пехоты.Александр приказал элитным войскам своей дружины сформировать вторую линию за центром, где они будут служить резервом. Большинство конных лучников развернулось на правом фланге.

Крестоносцы атаковали традиционным тупым клином, известным как «кабанья морда». Они двинулись к русской позиции в тесном строю. Епископ Герман и тяжеловооруженные тевтонские рыцари оказались в центре клина. Датские рыцари Ливонии составляли левое крыло, а ливонские рыцари — правое.За ним последовала эстонская пехота.

Армия епископа Германа двинулась по льду к центру линии Александра, вероятно, с намерением убить или захватить его. Атака была сложной, учитывая, что их лошадям приходилось пробираться по скользкому льду. Из-за этих условий вполне вероятно, что заряду не хватило полного импульса, который был бы достигнут на сухой земле.

Тем не менее крестоносцы с большой силой врезались в русскую линию, растоптав большую часть русской пехоты в центре.Рыцари на своих огромных конях рассекали всех вокруг них, убивая большое количество русских. Немецкие рыцари отчаянно пытались добраться до князя Александра, но он был благополучно расположен с резервом.

Несмотря на то, что немецкие рыцари сильно превзошли всех, новгородское ополчение не сломалось. Однако, чувствуя, что его центр находится в серьезной опасности, Александр приказал своей легкой кавалерии расположиться на обоих флангах, чтобы окружить крестоносцев и их союзников. Легкобронированные всадники с обоих флангов русской армии вышли на лед, чтобы выполнить приказ князя.Направленные на правое крыло русских конные лучники начали анфиладу на левом фланге армии крестоносцев. Они выпустили густые потоки стрел в серое небо, которые с огромной силой устремились вниз по рядам врага. Датские рыцари понесли тяжелые потери в результате воздействия урагана стрел.

Атака крестоносцев вскоре прекратилась. Знамена крестоносцев «вскоре развевались среди лучников, и послышалось, как мечи рассекали шлемы», — говорится в Ливонских рифмованных хрониках, рассказ, который, как полагают, был написан анонимным участником крестового похода.«Многие с обеих сторон упали замертво на траву. Затем армия [крестоносцев] была полностью окружена, поскольку у русских было так много войск, что на каждого немецкого рыцаря приходилось 60 человек ».

Местные эстонские вспомогательные войска задержались, чтобы посмотреть, как крестоносцы сражаются с русскими. Они боялись русских и не собирались вступать в бой, если могли бы этого избежать. Когда они заметили, что атака крестоносцев ослабевает, они отступили в том направлении, откуда пришли. Таким образом, они вышли из боя, даже не поддержав конную атаку.

Вскоре начали отходить датские всадники. Будучи уничтоженными ураганом из стрел, они устремились к западному берегу озера, преследуя русскую конницу. Хотя некоторые бои происходили на льду во время отступления крестоносцев, маловероятно, что какие-либо войска провалились под лед, как предполагают некоторые источники, потому что глубина воды была не более фута. Выжившие немецкие рыцари тоже вскоре отступили.

Войска Александра прекратили преследование, когда достигли дальнего берега, так как новгородский князь сказал им не возвращаться на территорию Ливонии.Вместо этого русские всадники повернули назад, чтобы настигнуть эстонских пехотинцев, которые не смогли спастись.

Согласно Ливонским рифмованным хроникам, двадцать рыцарей крестоносцев погибли и шесть попали в плен. Крестоносцы, вероятно, потеряли 45 процентов своих сил. Русские пехотинцы несли на себе основную тяжесть потерь новгородцев. Современные отчеты не дают данных о потерях Невского.

«[крестоносцы] сражались достаточно хорошо, но, тем не менее, были уничтожены», — говорится в Ливонских рифмованных хрониках.«Некоторым из Дерптцев удалось избежать битвы, и они спаслись бегством».

Поражение Александра крестоносцев на замерзшем берегу Чудского озера резко остановило экспансию Тевтонского ордена на восток. Новгородский крестовый поход потерпел поражение в основном из-за того, что Вильгельм Моденский не собрал достаточно войск и ресурсов для разгрома армии принца Александра. Вдобавок излишняя самоуверенность тевтонских рыцарей заставила их поверить в то, что они легко могут победить русских. Ни Вильгельм Моденский, ни епископ Германн не предвидели, в какой степени существующие русские княжества, пережившие натиск монголов, будут сотрудничать друг с другом перед лицом внешней агрессии.

После поражения тевтонские рыцари должны были вернуть контроль над Изборском новгородцам. Будучи униженными своим поражением, тевтонские рыцари впоследствии сосредоточили свои крестовые усилия в регионе на обращении язычников в христианство в Пруссии и Литве, таким образом оставив минимальное присутствие в Ливонии и Эстонии.

Тевтонский Орден также провел ключевые реформы после ассимиляции Братьев Меча. Вместо того, чтобы разрешать новобранцам как высокого, так и низкого происхождения присоединяться к военному ордену, как это сделали Братья Меча, Тевтонские рыцари позволяли становиться рыцарями только благородным людям.

Князь Александр Невский с триумфом входит в освобожденный русский город Псков в романтическом изображении этого события.

Вскоре после битвы эстонцы восстали против своих датских владык, а пруссаки восстали против тевтонских рыцарей. Возможно, что восстания были вызваны успехом новгородцев против католических крестоносцев. Пруссаки получили существенную поддержку от христианского славянского герцога Свентополка Померальского. В то время как тевтонские рыцари активно подавляли восстание, им также приходилось защищаться от посягательств на их территорию со стороны немецких колонистов, польских князей и рыцарей Добрызна.Крупное восстание длилось семь лет, с 1242 по 1249 год. Датчане устали управлять Эстонией, поэтому в 1346 году они продали ее тевтонским рыцарям.

Соперничество между католиками и православными христианами в восточно-балтийском регионе также было смягчено после битвы усилиями Папы Иннокентия IV по установлению мирных отношений с русскими.

Александр Невский показал, что он обладал как проницательными политическими способностями, так и талантом к военному руководству.Когда угроза вторжения крестоносцев стала большой, он действовал быстро и решительно. Более того, он выставил армию с техническими навыками, чтобы победить армию крестоносцев. Благодаря своим знаниям монгольской войны и урокам реки Калка Александр и его брат были уверены, что конные лучники могут уничтожить противника.

Победа Новгородского княжества была значительным событием в развитии Руси. Это показало, что русские могут победить латинских крестоносцев в бою.Александр также знал, что в интересах его народа не продолжать войну, вторгаясь на территории, принадлежащие Тевтонскому ордену и датской короне. Хотя Тевтонский орден потерпел важное поражение, его гарнизоны на побережье Балтийского моря были слишком сильны, чтобы русские могли их завоевать. Он предложил крестоносцам щедрые условия, которые они с радостью приняли. Соглашение привело к двум десятилетиям мира между русскими и тевтонскими рыцарями. Вскоре Александру пришлось вступить в войну с языческими литовцами, чтобы обуздать их неоднократные набеги на территорию Новгорода.

Тевтонских рыцарей затмило в последующие века возвышение Польши и Литвы, которые в 1385 году объединились во взаимовыгодный союз. Объединенные силы двух великих государств впоследствии победили тевтонских рыцарей в 1410 году в Грюнвальдской битве.

Хотя описания его действий в средневековых историях граничат со сверхъестественным, правда в том, что его военные способности в сочетании с его политической проницательностью превратили Александра в национального героя.Александр обладал превосходными политическими и военными способностями. Он смог сохранить мир с монголами, используя дипломатию.

Показав, что пехотинцы могут побеждать хорошо обученных и хорошо вооруженных рыцарей верхом на конях, Александр в 1243 г. заключил договор с Тевтонским орденом, согласно которому орден отказался от своих притязаний на территорию России. В 1547 году православная церковь причислила князя Александра к лику святых.

Александр Невский остается героической фигурой в истории России.Это отражено в «Ордене Александра Невского», который часто считается одной из высших военных наград страны.

Русская Православная Церковь слишком хорошо знала, насколько велик князь Александр для русского народа. 14 ноября 1263 года архиепископ Кирилл вел службу во Владимирском соборе в Суздале, когда узнал, что князь скончался. Он повернулся к прихожанам и сказал: «Солнце земли Русской зашло, дети мои».

Amazon.com: Александр. Невская битва / Александр. Невская Битва [DVD PAL, Русский импорт] [Только русский язык]: Кино и ТВ

Обзор фильмов, которые есть.

Но я решил, что мне просто нужно пересмотреть этот фильм из России, потому что все это меня просто позабавило. Видите ли, у этого фильма, похоже, было два бюджета. Первый бюджет, который они использовали для оплаты костюмов для финальной битвы в течение последних пяти минут фильма. А в остальном фильм вроде бы снят примерно за 25 рублей.

Этот фильм — который небезосновательно, кажется, берет некоторые реплики из фильма Александра Невского 30-х годов — рассказывает историю нашего героя и его раннего подвига, который был победой над шведами. Это длится довольно долго и, кажется, не остается слишком сосредоточенным. Любительская игра, неестественная постановка строк и общее ощущение фильма — все это создает довольно тусклый кинематографический опыт. Производственные ценности, я полагаю, в порядке, но история, кажется, чувствует себя обязанной втиснуть в фильм определенное количество вещей, независимо от того, насколько это имеет смысл.Если вы смотрите это шоу, вы почти наверняка знакомы с фильмом об Александре Невском, о котором я упоминал ранее, и достаточно сказать, что он лучше во всех отношениях, единственный актер, который, кажется, действительно присутствует на сцене, — это парень, играющий Александра. сам. По крайней мере, ты выглядишь так, будто в нем есть что-то физическое. Не то, чтобы вы знали, поскольку помимо сцены убийства в фильме есть только две последовательности действий, по одной с обоих концов, а остальное в основном диалоги.

И вот решающий аргумент.Все только на русском языке. Сейчас я предпочитаю смотреть фильм на языке оригинала и читать субтитры, это добавляет аромата. Но проблема становится непреодолимой: субтитры — мусор. Некоторые слова, используемые в субтитрах, даже не на английском, а кажутся выдуманными. На самом деле они не пытались перевести основную часть диалога. А то, что переведено, все равно не имеет смысла. Как будто кто-то взял русско-английский словарь и буквально перевел несколько слов.Так что вы не можете действительно следить за многими разговорами. И — предположительно, чтобы сэкономить — они сняли фильм в основном о диалогах.

Как ни странно, у моей копии возникла проблема во время сцены битвы. Пройдя через 1 час 40 минут трудных для понимания испорченных субтитров, я подумал, что, по крайней мере, имею право на сцену битвы! Но по правде говоря, это не вина фильма, и сцена драки в порядке. Я имею в виду, что это долгожданное отвлечение. Как и фотография Чарльтона Хестона из его роли в фильме «Эль Сид», которая была использована на задней обложке моей копии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.