Рсдрп программа партии большевиков: Программа Российской социал-демократической рабочей партии 1903 год

Содержание

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Содержание

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. Содержание
   

 

   

 

М.: ОГИЗ – Госполитиздат, 1946. – 352 с.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение

 

Глава I
Борьба за создание социал-демократической рабочей партии в России
(1883–1901 годы)

 

1. Отмена крепостного права и развитие промышленного капитализма в России. Появление современного промышленного пролетариата. Первые шаги рабочего движения.

 

2. Народничество и марксизм в России. Плеханов и его группа “Освобождение труда”.
Борьба Плеханова с народничеством. Распространение марксизма в России.

 

3. Начало революционной деятельности Ленина. Петербургский “Союз борьбы за освобождение рабочего класса”.

 

4. Борьба Ленина против народничества и “легального марксизма”. Ленинская идея союза рабочего класса и крестьянства. I съезд Российской социал-демократической рабочей партии.

 

5. Борьба Ленина с “экономизмом”. Появление ленинской газеты “Искра”.

 

Краткие выводы.

 

Глава II
Образование Российской социал-демократической рабочей партии.
Появление внутри партии фракций большевиков и меньшевиков
(1901–1904 годы)

 

1. Подъем революционного движения в России в 1901 – 1904 годах.

 

2. Ленинский план построения марксистской партии. Оппортунизм “экономистов”. Борьба “Искры” за ленинский план. Книга Ленина “Что делать?”. Идеологические основы марксистской партии.

 

3. II съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Принятие программы и устава и создание единой партии. Разногласия на съезде и появление двух течений в партии: большевистского и меньшевистского.

 

4. Раскольнические действия меньшевистских лидеров и обострение борьбы внутри партии после II съезда. Оппортунизм меньшевиков. Книга Ленина “Шаг вперед, два шага назад”. Организационные основы марксистской партии.

 

Краткие выводы

 

Глава III
Меньшевики и большевики в период русско-японской войны и первой русской революции
(1904–1907 годы)

 

1. Русско-японская война. Дальнейший подъем революционного движения в России. Забастовки в Петербурге. Демонстрация рабочих у Зимнего дворца 9 января 1905 года. Расстрел демонстрации. Начало революции.

 

2. Политические стачки и демонстрации рабочих. Нарастание революционного движения крестьян.
Восстание на броненосце “Потемкин”.

 

3. Тактические разногласия между большевиками и меньшевиками. III съезд партии. Книга Ленина “Две тактики социал-демократии в демократической революции”. Тактические основы марксистской партии.

 

4. Дальнейший подъем революции. Всероссийская политическая стачка в октябре 1905 года. Отступление царизма. Царский манифест. Появление Советов рабочих депутатов.

 

5. Декабрьское вооруженное восстание. Поражение восстания. Отступление революции. Первая Государственная дума. IV (Объединительный) съезд партии.

 

6. Разгон I Государственной думы. Созыв II Государственной думы. V съезд партии. Разгон II Государственной думы. Причины поражения первой русской революции.

 

Краткие выводы.

 

Глава IV
Меньшевики и большевики в период столыпинской реакции.
Оформление большевиков в самостоятельную марксистскую партию
(1908–1912 годы)

 

1.
Столыпинская реакция. Разложение в оппозиционных слоях интеллигенции. Упадочничество. Переход части партийной интеллигенции в лагерь врагов марксизма и попытки ревизии теории марксизма. Отповедь Ленина ревизионистам в его книге “Материализм и эмпириокритицизм” и защита теоретических основ марксистской партии.

 

2. О диалектическом и историческом материализме.

 

3. Большевики и меньшевики в годы столыпинской реакции. Борьба большевиков против ликвидаторов и отзовистов.

 

4. Борьба большевиков против троцкизма. Августовский антипартийный блок.

 

5. Пражская партийная конференция в 1912 г. Оформление большевиков в самостоятельную марксистскую партию.

 

Краткие выводы.

 

Глава V
Партия большевиков в годы подъема рабочего движения перед первой империалистической войной
(1912–1914 годы)

 

1. Подъем революционного движения в 1912 – 1914 годах.

 

2. Большевистская газета “Правда”. Большевистская фракция в IV Государственной думе.

 

3. Победа большевиков в легальных организациях. Дальнейший рост революционного движения. Канун империалистической войны.

 

Краткие выводы.

 

Глава VI
Партия большевиков в период империалистической войны.
Вторая революция в России
(1914 г. – март 1917 г.)

 

1. Возникновение и причины империалистической войны.

 

2. Переход партий II Интернационала на сторону своих империалистических правительств. Распадение II Интернационала на отдельные социал-шовинистические партии.

 

3. Теория и тактика большевистской партии по вопросам войны, мира и революции.

 

4. Поражение царских войск на фронте. Хозяйственная разруха. Кризис царизма.

 

5. Февральская революция. Падение царизма.
Образование Советов рабочих и солдатских депутатов. Образование Временного правительства. Двоевластие.

 

Краткие выводы.

 

Глава VII
Партия большевиков в период подготовки и проведения Октябрьской социалистической революции
(апрель 1917 г. – 1918 г.)

 

1. Обстановка в стране после февральской революции. Выход партий из подполья и переход к открытой политической работе. Приезд Ленина в Петроград. Апрельские тезисы Ленина. Установка партии на переход к социалистической революции.

 

2. Начало кризиса Временного правительства. Апрельская конференция большевистской партии.

 

3. Успехи большевистской партии в столице. Неудачное наступление войск Временного правительства на фронте. Подавление июльской демонстрации рабочих и солдат.

 

4. Курс партии большевиков на подготовку вооруженного восстания. VI съезд партии.

 

5.
Заговор генерала Корнилова против революции. Разгром заговора. Переход Советов в Петрограде и Москве на сторону большевиков.

 

6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции.

 

7. Борьба большевистской партии за упрочение Советской власти. Брестский мир. VII съезд партии.

 

8. Ленинский план приступа к социалистическому строительству. Комбеды и обуздание кулачества. Мятеж “левых” эсеров и его подавление. V съезд Советов и принятие Конституции РСФСР.

 

Краткие выводы.

 

Глава VIII
Партия большевиков в период иностранной военной интервенции и гражданской войны
(1918–1920 годы)

 

1. Начало иностранной военной интервенции. Первый период гражданской войны.

 

2. Военное поражение Германии. Революция в Германии. Образование III Интернационала. VIII съезд партии.

 

3. Усиление интервенции. Блокада Советской страны. Поход Колчака и ею разгром. Поход Деникина и его разгром. Трехмесячная передышка. IX съезд партии.

 

4. Нападение польских панов на Советскую страну. Вылазка генерала Врангеля. Провал польского плана. Разгром Врангеля. Конец интервенции.

 

5. Как и почему победила Советская страна соединенные силы англо-франко-японо-польской интервенции и буржуазно-помещичье-белогвардейской контрреволюции в России?

 

Краткие выводы.

 

Глава IX
Партия большевиков в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства
(1921–1925 годы)

 

1. Советская страна после ликвидации интервенции и гражданской войны. Трудности восстановительного периода.

 

2.
Дискуссия в партии о профсоюзах. Х съезд партии. Поражение оппозиции. Переход к новой экономической политике (нэп).

 

3. Первые итоги нэпа. XI съезд партии. Образование Союза ССР. Болезнь Ленина. Кооперативный план Ленина. XII съезд партии.

 

4. Борьба с трудностями восстановления народного хозяйства. Усиление активности троцкистов в связи с болезнью Ленина. Новая дискуссия в партии. Поражение троцкистов. Смерть Ленина. Ленинский призыв. XIII съезд партии.

 

5. Советский Союз к концу восстановительного периода. Вопрос о социалистическом строительстве и победе социализма в нашей стране. “Новая оппозиция” Зиновьева – Каменева. XIV съезд партии. Курс на социалистическую индустриализацию страны.

 

Краткие выводы.

 

Глава Х
Партия большевиков в борьбе за социалистическую индустриализацию страны
(1926–1929 годы)

 

1. Трудности в период социалистической индустриализации и борьба с ними.
Образование троцкистско-зиновьевского антипартийного блока. Антисоветские выступления блока. Поражение блока.

 

2. Успехи социалистической индустриализации. Отставание сельского хозяйства. XV съезд партии. Курс на коллективизацию сельского хозяйства. Разгром троцкистско-зиновьевского блока. Политическое двурушничество.

 

3. Наступление против кулачества. Бухаринско-рыковская антипартийная группа. Принятие первой пятилетки. Социалистическое соревнование. Начало массового колхозного движения.

 

Краткие выводы.

 

Глава XI
Партия большевиков в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства
(1930–1934 годы)

 

1. Международная обстановка в 1930 – 1934 годах. Экономический кризис в капиталистических странах. Захват Японией Маньчжурии. Приход фашистов к власти в Германии. Два очага войны.

 

2. От политики ограничения кулацких элементов к политике ликвидации кулачества, как класса.
Борьба с искривлениями политики партии в колхозном движении. Наступление против капиталистических элементов по всему фронту. XVI съезд партии.

 

3. Установка на реконструкцию всех отраслей народного хозяйства. Роль техники. Дальнейший рост колхозного движения. Политотделы при машинно-тракторных станциях. Итоги выполнения пятилетки а четыре года. Победа социализма по всему фронту. XVII съезд партии.

 

4. Перерождение бухаринцев в политических двурушников. Перерождение троцкистских двурушников в белогвардейскую банду убийц и шпионов. Злодейское убийство С.М. Кирова. Мероприятия партии по усилению бдительности большевиков.

 

Краткие выводы.

 

Глава XII
Партия большевиков в борьбе за завершение строительства социалистического общества и проведение новой Конституции
(1935 – 1937 годы)

 

1. Международная обстановка в 1935 – 1937 годах. Временное смягчение экономического кризиса.
Начало нового экономического кризиса. Захват Италией Абиссинии. Немецко-итальянская интервенция в Испании. Вторжение Японии в Центральный Китай. Начало второй империалистической войны.

 

2. Дальнейший подъем промышленности и сельского хозяйства в СССР. Досрочное выполнение второй пятилетки. Реконструкция сельского хозяйства и завершение коллективизации. Значение кадров. Стахановское движение. Подъем народного благосостояния. Подъем народной культуры. Сила советской революции.

 

3. VIII съезд Советов. Принятие новой Конституции СССР.

 

4. Ликвидация остатков бухаринско-троцкистских шпионов, вредителей, изменников родины. Подготовка к выборам в Верховный Совет СССР. Курс партии на развернутую внутрипартийную демократию. Выборы в Верховный Совет СССР.

 

Заключение

 


 

 

 

   

This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62. narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Накануне | Проект «Исторические Материалы»

 

С самого начала своей революционной деятельности В. И. Ленин уделял пристальное внимание межнациональным отношениям в России и разработке революционной программы русских марксистов по национальному вопросу.[1]  Это нашло свое отражение уже в одной из ранних работ В. И. Ленина «Что такое „друзья народа“ и как они воюют против социал-демократов?» В. И. Ленин не только отстоял марксистское учение по национальному вопросу, но и показал место и роль этого вопроса в конце XIX в., обосновал неизбежность союза пролетариата капиталистических стран и угнетенных народов – участников национально-освободительной борьбы, выдвинул важнейшее положение о фактическом равенстве народов, обогатил принципы пролетарского интернационализма. Национальному вопросу Ленин предполагал уделить и особое место в подготавливаемом тогда проекте программы российской социал-демократической партии. В 1895 г. Ленин в качестве программного положения предложил требование «свободы вероисповедания и равноправия всех национальностей».[2]  Через два года, в специальной статье «Задачи русских социал-демократов» Ленин особо подчеркнул то, что социал-демократы поддерживают всякую угнетенную народность, преследуемую религию и приниженное сословие и отстаивают их стремление к равноправию.[3]

Еще накануне Второго съезда РСДРП Ленин специально останавливается на национальном вопросе в нескольких своих статьях в газете «Искра». В статье «О Манифесте „Союза армянских социал-демократов“ он, поддерживая лозунг самоопределения наций, категорически выступает против федеративизма и акцентирует внимание на сближение народов.[4]  В вышедшей в июле 1903 г. статье «Национальный вопрос в нашей программе», то есть в работе программного характера, специально посвященной национальному вопросу, Ленин подчеркивал, что русские социал-демократы «ставят в свою  программу не только полную равноправность языка, национальности и проч. , но и признание права за каждой нацией самой определять свою судьбу. Если, признавая это право, мы подчиняем  нашу поддержку требований национальной независимости интересам пролетарской борьбы, то только шовинист может объяснять нашу позицию недоверием русского к инородцу, ибо на самом деле позиция эта обязательно должна вытекать из недоверия сознательного пролетария к буржуазии».[5]

В то время Ленин был противником федерации, считал ее буржуазным институтом и признавал территориально-национальную автономию лишь в порядке исключения. На Втором съезде РСДРП, как известно, выделилось большевистское течение и, фактически, получила начало большевистская партия. Ленин в этой связи впоследствии подчеркивал: «Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года».[6]  С самого своего зарождения большевизм отличался четкими принципами по национальному вопросу. В программе партии провозглашалось равноправие граждан независимо от пола, религии, расы и национальности. Специально оговаривались роль и место национальных языков – право получать образование на этом языке, использовать его в собраниях и даже право его введения наряду с государственным во всех учреждениях. На съезде было заявлено о борьбе, которую российские социал-демократы объявляют любой форме национализма и, вместе с тем, четко проводилась линия на реальное право наций на самоопределение.

Уже после съезда большевикам и, прежде всего Ленину, пришлось вести борьбу против федерализма в социал-демократической партии и одновременно против принципа культурно-национальной автономии. Большевики не только отстаивают принцип права наций на самоопределение, но и дополняют его положением о самоопределении вплоть до государственного отделения. Собственно, они не были первыми российскими революционерами допускавших отделение наций, если они того пожелают. Как отмечалось, это отделение предусматривали еще народовольцы. Большевистские идеологи подкрепляли этот лозунг принципом пролетарского интернационализма, считая его основополагающим в регулировании национальных отношений. Сколь большое значение придавали большевики национальному вопросу можно убедиться в изучении их наследия в период от 1903 до 1917 гг. В далеком от центра промышленном Баку, где неоднократно вспыхивали межнациональные столкновения, среди ряда прокламаций выпускавшихся Бакинским комитетом РСДРП (б) группа «Гуммет» в феврале 1905 г. издает специальную прокламацию «К мусульманам» на азербайджанском языке, где содержался призыв: «Мусульмане! И вы так же, как и другие народы, объединяйтесь, сплачивайтесь… Долой самодержавие! Да здравствует республика! Да здравствует братство всех народов! Да здравствует народное правление!».[7]  К национальному вопросу обращались И. В. Сталин, П. И. Стучка, С. Г. Шаумян, А. Г. Шлихтер и другие видные деятели большевистской партии. Но роль В. И. Ленина и в этом вопросе была определяющей.

В одной из самых главных его работ по национальному вопросу «О праве наций на самоопределение», отстаивая принцип права на отделение, Ленин подчеркивал: «С точки зрения демократии вообще как раз наоборот: признание права на отделение уменьшает  опасность «распада государства». [8]  Вместе с тем, и через десять лет после Второго съезда Ленин оставался принципиальным противником федеративного устройства. В этом отношении заслуживает внимание его письмо С. Г. Шаумяну от 6 декабря 1913 г., неоднократно привлекавшее внимание специалистов по национальным отношениям. В этом примечательном письме Ленин, вновь заявил себя централистом и признал, что «право на самоопределение есть исключение из нашей общей посылки централизма». Там же Ленин посчитал нужным написать следующие слова: «Мы за демократический централизм, безусловно. Мы за якобинцев против жирондистов… Мы в принципе против федерации – она ослабляет экономическую связь, она негодный тип одного государства. Хочешь отделиться? Проваливай к дьяволу, если ты можешь порвать экономическую связь… Автономия есть наш план устройства демократического государства…».[9]  Вместе с тем, о чем уже давно отмечено и в исследовательской литературе, в статьях посвященных Балканским войнам 1912–1913 гг. Ленин подчеркивал, что конкретно-исторические условия могут диктовать необходимость федерации с целью демократического решения национального вопроса. [10]

В. И. Ленин, как известно, постоянно держал в поле зрения национальные проблемы и занимался ими повседневно и в том числе и на важнейших партийных форумах. Он выступал на них с докладами и был автором проектов резолюций. Так было и на Пражской партийной конференции в 1912 г., и на совещаниях в Кракове и Поронино в 1913 г. На Шестой (Пражской) конференции 1912 г. подчеркивалось, что «вопреки всем препятствиям, рабочие с.– д. всех национальностей России будут дружно и рука об руку бороться за пролетарское дело и против всех врагов рабочего класса».[11]  Краковское совещание ЦК РСДРП 1913 г. в резолюции «О „национальных“ с.– д. организациях» выступило против федерализма в рядах РСДРП и подчеркнуло необходимость единой интернациональной организации партии. В «Тезисах по национальному вопросу», тоже относящихся к 1913 г., Ленин подчеркивал: «Не федерация в строе партии и не образование национальных с.– д. групп, а единство пролетариев всех наций данной местности с ведением пропаганды и агитации на всех  языках местного пролетариата, с совместной борьбой рабочих всех наций каких бы то ни было национальных привилегий, с автономией местных и областных организаций партии». [12]  На Поронинском совещании была принята специальная резолюция по национальному вопросу, с одной стороны, продемонстрировавшая твердую приверженность большевиков принципу права наций на самоопределение вплоть до государственного отделения, с другой, призывавшая не смешивать вопрос о праве на отделение с целесообразностью отделения того или иного народа.

Но в этой резолюции Поронинского совещания имеется также весьма примечательное положение о внутренней автономии. Дословно там было записано следующее: «В особенности необходима при этом широкая областная автономия и вполне демократическое местное самоуправление, при определении границ самоуправляющихся и автономных областей на основании учета самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т. д.».[13]  В этой резолюции положение об автономии в сочетании с учетом также и национального состава населения можно рассматривать как шаг в направлении будущего признания федерации по национальному принципу.

Вместе с тем, эта резолюция Поронинского совещания пронизана и идеей демократического централизма не только в построении социал-демократической партии, но и в построении подлинно демократического государства. При этом там же предусматривалось право на отделение и образование самостоятельного государства. Право на отделение, таким образом, приобретало программный характер. Но это право, отнюдь, не подкреплялось утверждением о целесообразности отделения. Наоборот, и Ленин, и другие видные большевики постоянно нацеливали трудящиеся массы на объединение сил в борьбе против капитализма и на их сплочение в построении будущего государственного образования подлинно демократического в своей основе. Линия на сближение наций, несомненно, всегда была господствующей. В годы Первой мировой войны Ленин писал: «Мы всегда советовали и всегда будем советовать всем угнетенным классам всех угнетенных стран, колоний в том числе, не  отделяться от нас, а как можно теснее сближаться и сливаться с нами». [14]  Во время Первой мировой войны, в конце 1915 г., Ленин пишет статью «Революционный пролетариат и право наций на самоопределение» где подчеркивал: «Нелепо противопоставлять  социалистическую революцию и революционную борьбу против капитализма одному из вопросов демократии, в данном случае национальному».[15]  Ленин относил разрешение национальных противоречий к одному из важнейших вопросов демократических преобразований в целом.

Эта мысль подтверждалась Лениным неоднократно, например, в носящей программный характер статье «Задачи пролетариата в нашей революции», датируемой 10 (23) апреля 1917 г., где признается право свободного отделения от России всех наций и народностей, насильственно присоединенных царизмом и, вместе с тем, подчеркивается стремление пролетарской партии к созданию крупного государства и сближения и слияния наций путем свободного, братского союза трудящихся масс всех наций.[16]  Примерно в то же самое время Ленин писал: «Республика русского народа должна привлекать к себе другие народы или народности не насилием, а исключительно добровольным соглашением на создание общего государства. Единство и братский союз рабочих всех стран не мирится ни с прямым, ни с косвенным насилием над другими народностями».[17]

В начале XX в. национальный вопрос был одним из самых главных вопросов в России, настоятельно требовавшим своего разрешения и в литературе, не без основания, писалось о том, что разрешить его можно было только на пути революции.[18]  Свое отношение к этому вопросу были вынуждены отразить практически все многочисленные политические партии страны созданные в то время. Одной из крупнейших партий России были социалисты-революционеры, партия, несомненно, революционная. Один из ее лидеров – В. М. Чернов в эпоху революции 1905 г. подчеркивал необходимость для эсеров оставаться «партией революционного социализма и положение в стране не дает оснований для вывода, будто все проблемы становятся уже эволюционными и от революции можно отказаться».[19]  В своей программе, в 1905 г. эсеры обозначили четкий антисамодержавный настрой, ратовали за выборы Земского Собора, то есть Учредительного собрания, которое будет представителем всего народа без различия пола, сословий, национальности и религии. [20]

В своей национальной программе эсеры предусматривали сочетание федеративного устройства страны с культурно-национальной автономией. Близкие к ним, трудовики и энесы также находились и по национальной проблематике примерно на таких же позициях. Энесы имели в своей программе специальный раздел «По национальному вопросу», где содержались следующие требования: «Признание за всеми, без исключения, национальностями права на самоопределение… Для национальностей, которые останутся в составе Русского государства, – проведение федеративного принципа в государственном строительстве и обеспечение условий свободного национального развития в рамках широкой автономии».[21]  Меньшевики, в основном, были сторонниками культурно-национальной автономии. Они занимались также национальным вопросом в России, в частности, к нему обращался один из их лидеров – Ю. О. Мартов, написавший летом 1916 г. брошюру «Национализм и социализм (идеология „Самозащиты“)», изданную, однако, в 1918 г.[22]

Кадеты, партия занимавшая после революции 1905 г. позиции «левее центра», провозглашали принцип равноправия всех народов России. Они, признавая право Польши и Финляндии на автономию, были категорическими противниками права на отделение и, фактически, смыкались с теми внутрироссийскими силами, которые ратовали за формулу «единой и неделимой России». Современные исследователи подчеркивают особую роль отводившуюся кадетами национальному вопросу, но и то лишь в расчете на глубокое переустройство государственных основ империи. «Их теоретические разработки касались неблизкой перспективы и гораздо меньше соотносились с реалиями современной им эпохи».[23]  В своей программе 1905 г. кадеты призывали к включению в будущий основной закон Российской империи положения, гарантирующего «всем населяющим империю народностям помимо полной гражданской и политической равноправности всем гражданам право свободного культурного самоопределения, как-то: полную свободу употребления различных языков и наречий в публичной жизни, свободу основания и содержания учебных заведений и всякого рода собраний, союзов и учреждений, имеющих целью сохранение и развитие языка, литературы и культуры каждой народности». [24]

В ноябре 1905 г. было подписано воззвание учреждающейся партии 17-го октября, где по окраинному и национальному вопросу выдвигался лозунг «сохранения единства и нераздельности Российского Государства», и этот лозунг подавался как «сохранение за ее (России) государственным строем исторически сложившегося унитарного характера». Допускалось лишь определенное государственное устройство за Финляндией. При этом, однако, октябристы ратовали за широкое развитие местного самоуправления и признание за отдельными национальностями самого широкого права на удовлетворение и защиту своих культурных нужд, но в пределах допустимых идеей государственности и интересами других национальностей. Октябристы отрицали идею федерализма, признавая при этом объединение отдельных местностей империи в областные союзы.[25]

Многочисленные правые партии и организации, как правило, отстаивали принцип статус-кво, то есть поддерживали известную формулу «православие, самодержавие, народность» или призывали к наступлению на права националов, или, как они нередко их назвали, инородцев. Однако реалии после революции 1905 г. заставляли некоторых из них проявлять некоторую гибкость в национальном вопросе. Русская монархическая партия в 1905 г. подчеркивала в своей программе: «Монархическая партия стоит за сохранение единства и целостности великой Российской империи, над которой должна царить единая неограниченная самодержавная власть русского монарха и свободно и достойно живущая русская православная церковь, при едином русском государственном языке, едином русском законе и единой русской государственной школе. При этих непременных условиях местные национальные особенности отдельных групп населения могут свободно существовать и развиваться…»[26]

Правые отстаивали сохранение единой и неделимой России, но, например, Союз Русских людей накануне выборов в I Государственную думу в своих программных материалах допускал право нерусских народностей на самоуправление и возможность саморазвития, «но при условии, что общегосударственным руководящим началом будет всегда польза русского царства». [27]  В своей практической деятельности правые партии боролись с любыми проявлениями сепаратизма, в том числе в Финляндии, Польше, Украине. До Первой мировой войны они были противниками автономии Польши, стояли за твердую политику по объединению Кавказа с Россией и всячески настаивали на таком управлении Финляндии, которое бы сохраняло ее в составе России. Правые выступали против кадетского лозунга «свободы национального самоопределения», потакания кадетов украинскому мазепинскому движению.[28]

«Русское собрание», организация созданная еще в 1900 г. и оказавшая влияние на многие последующие правые партии, в своей избирательной программе в ноябре 1905 г., среди прочих пунктов ее, подчеркивало: «Племенные вопросы в России должны разрешаться сообразно степени готовности отдельной народности служить России и русскому народу в достижении общегосударственных задач… Все попытки к расчленению России, под каким бы то ни было видом не должны быть допускаемы».[29]  А на IV-ом Всероссийском съезде «русских людей», заседавшем в конце апреля – начале мая 1907 г. в Москве и на котором присутствовало около 800 человек в резолюции по окраинному вопросу содержалось требование, чтобы окраинами управляли «православные русские по духу люди» и чтобы там в школе и в суде, везде кроме семьи, литературы и церкви был русский язык.[30]

Свои программные установки по национальному вопросу идеологи Всероссийского национального союза, по-видимому, крупнейшей российской политической партии периода третьеиюньской монархии и одного из главных политических союзников П. А. Столыпина в III Государственной думе строили на пяти основных тезисах. Прежде всего они отстаивали унитарность государственного устройства России и, вместе с тем, исключительное право сильных народов на самостоятельное государственное бытие. Далее они утверждали об инородческом засилии и окраинном паразитизме и необходимости борьбы с ними. Следующий их тезис сводился к необходимости русской национальной эмансипации и последний, пятый тезис допускал право инородцев на гражданские права и национальную самобытность, но в том случае, если они не противоречили девизу «Россия – для русских». [31]  Для этой партии была характерна внутренняя противоречивость установок по национальному вопросу. С одной стороны, некоторые ее члены говорили о пользе принесенной теми или иными инородцами России, с другой, о засилии инородчины и утверждение о необходимости русификации инородцев, соседствовало с противопоставлением русских тем же инородцам.[32]

Особый разговор о различных национальных партиях России, число которых было весьма значительным, но в подавляющем большинстве своем не отличавшихся, однако, многочисленностью своих членов. Сторонники отделения от России были тогда в меньшинстве и подобные партии можно обнаружить, прежде всего, в Польше и Финляндии, да и там были организации, не выдвигавшие отделенческих лозунгов. Как отмечалось в литературе «даже грузинские меньшевики, национал-демократы, национал-федералисты не выступали за отделение Грузии от России, как это имело место в Финляндии».[33]

Большинство национальных партий ратовало или за автономию, или за федерацию в рамках России. Упомянутая грузинская национально-демократическая партия была оформлена в 1917 г. ив ее программе говорилось о безотлагательном установлении политической автономии Грузии как демократической республики с центром в Тифлисе.[34]  Созданная значительно раньше ее, еще в конце 90-х гг. XIX в., Партия социалистов-федералистов Грузии требовала преобразования России в федеративное демократическое государство и полной автономии для территории, населенной грузинами, с гарантией прав грузинского народа в тех местах, где грузины находятся в меньшинстве.[35]  Идею политической национально-территориальной (краевой) автономии отстаивала Украинская демократическо-радикальная партия, образованная в 1905 г. и считавшая своим идейным предтечей М. П. Драгоманова. В политическом спектре Украины эта партия занимала место в центре национальных и общероссийских партий. Одна часть ее членов тяготела к кадетам, другая к эсерам, трудовикам и народным социалистам.[36]  Собственно в то время большинство деятелей украинского общественного движения разделяли идеи автономизма или федерализма. В этом отношении интересна эволюция взглядов лидеров Украинской народной партии, основным политическим постулатом которой было создание независимого украинского демократического государства, но после создания Государственной думы выступившей за наделение Украины автономией.[37]  Впрочем, ряд деятелей украинского национального движения в автономии видели лишь этап на пути к последующей независимости Украины. Так, автономию Украины в преобразованной на федеративных началах России М. С. Грушевский, один из идеологов украинского национального движения, рассматривал лишь как переходную ступень к полной самостоятельности и независимости.[38]  Но все-таки автономизм и федерализм были господствующими в начале XX в. в национальных программах национальных партий России. Об этом свидетельствуют и установки Молдавской национал-демократической партии, ставшей в 1917 г. основой Молдавской национальной партии, Младофинской партии, Литовской демократической партии, хотя последняя видела в автономии лишь первый шаг к самостоятельности. [39]

Эти установки на автономию были характерными и для тех народов, которые когда-то обладали собственной государственностью – поляки, литовцы, армяне, грузины, молдаване, татары, но и тех, кто своей государственности раньше не имели. Вместе с тем, устремления деятелей национальных движений вступали в серьезное противоречие с общей политикой царизма. Не без основания в литературе отмечается то, что «одной из важнейших форм национального угнетения являлось стремление царизма задушить национальную государственность».[40]  Политика господствующих кругов заключалась, прежде всего, в ассимиляции и русификации и даже некоторые послабления в области развития национальных культур после революции 1905 г. рассматривались в верхах как временные и вынужденные. В этих условиях новое обострение отношений между национальными окраинами и центром было неизбежным.

 


[1] См: В. И. Ленин о национальном вопросе и национальной политике. М… 1989.

[2] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.2, с. 85.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.2, с. 452–453.

[4] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.7, с. 102–106.

[5] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.7, с. 241.

[6] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31, с. 8.

[7] Самедов В. Ю. Распространение марксизма-ленинизма в Азербайджане. Баку, 1966. 4.2, с. 20.

[8] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.25, с. 285.

[9] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 234–235.

[10] См.: Минц И. И. Развитие взглядов В. И. Ленина на создание многонационального государства нового типа // Коммунист. 1972, № 10.

[11] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 1. Изд. 8. М., 1970, с. 328.

[12] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.23, с. 320.

[13] КПСС в резолюциях, решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. I. Изд. 7. М., 1954, с.315.

[14] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30, с. 120.

[15] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.27, с.62.

[16] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т.31, с. 167.

[17] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 32, с. 142.

[18] Бурмистрова Т. Ю., Гусакова B. C. Национальный вопрос в программах и тактике политических партий в России 1905–1917 гг. М., 1976, с.5.; См. также: Славинский М. А. Русская интеллигенция и национальный вопрос // Вехи. Интеллигенция в России. Сборники статей 1909–1910. М., 1991, с. 406–418; Нация и империя в русской мысли начала XX века. М., 2004.

[19] Цит. по: Гусев К. В. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. М., 1999, с.46.

[20] Программа партии социалистов-революционеров. Киев, 1905, с. 16.

[21] Бурмистрова Т. Ю., Гусакова B. C. Указ. Соч., с. 24–30.

[22] Урилов И. Х. Ю. О. Мартов Политик и историк. М., 1997, с.200, 231.

[23] Гайда Ф. А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914-весна 1917 г.). М., 2003, с.46, 135.

[24] Программы политических партий России. Конец ХГХ-начало XX в. М., 1995, с. 328.

[25] Дан Ф. и Череванин Н. Союз 17 Октября // Общественное движение в России в начале ХХ-го века. Т. III. Кн. 5. СПб., 1914, с. 176–177.

[26] Программы политических партий России, с. 427.

[27] Цит. по Кирьянов Ю. И. Правые партии в России 1911–1917. М., 2001, с. 307.

[28] Там же, с. 308–309.

[29] Цит. по Левицкий В. Правые партии // Общественное движение в России, с.360.

[30] Там же, с. 424.

[31] Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале XX столетия. Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001, с. 218–219, 233.

[32] Там же, с. 243–247.

[33] Цервадзе М. В. Соотношение революционного движения пролетариата с национально-освободительной борьбой в России в XX веке // Национальный вопрос накануне и в период проведения Великой Октябрьской социалистической революции. Вып. П. М., 1964, с.33.

[34] Кривенький В. Грузинская национально-демократическая партия // Политические партии России. Конец ХГХ-первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996, с. 166–167.

[35] Залевский К. Национальные партии в России // Общественное движение в России в начале ХХ-го века, с. 317.

[36] Чмырь С. Г. Украинская демократическо-радикальная партия: генезис, программа, тактика (90-е годы XIX в. – 1909 г.) // История национальных политических партий России. М., 1997.

[37] Залевский К. Указ. соч., с. 302–303.

[38] Михутина И. В. Украинский вопрос в России (конец ХГХ-начало XX века). М., 2003, с.79.

[39] Постников Н. Литовская демократическая партия // Политические партии России, с. 317–318.

[40] История национально-государственного строительства в СССР 1917–1978. Изд. З-е. Т. I. М., 1979, с.21.

 

Политическая программа социал-демократов (1903 г.)

Следующий политический манифест был составлен социал-демократической партией в августе 1903 года:

«[Мы рассматриваем] социальную революцию, которая является конечной целью всей деятельности международной социал-демократии, как сознательное выражение пролетарской движение. Заменив частную общественной собственностью на средства производства и обмена, внедрив плановую организацию общественного процесса производства, чтобы обеспечить благополучие и всестороннее развитие всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит разделение общества на классы и освободит тем самым все угнетенное человечество, уничтожит все формы эксплуатации одной части общества другой.

Необходимым условием этой социальной революции является диктатура пролетариата; то есть завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволила бы ему подавить любое сопротивление , оказываемое эксплуататорами. Стремясь сделать пролетариат способным выполнить свою великую историческую миссию, международная социал-демократия организует его в самостоятельную политическую партию, противостоящую всем буржуазным партиям, руководит всеми проявлениями его классовой борьбы, вскрывает перед ним непримиримую борьбу интересов эксплуататоров и эксплуатируемых, разъясняет ей историческое значение грядущей социальной революции и условия, необходимые для ее наступления. В то же время она вскрывает другим слоям трудящихся и эксплуатируемых масс безнадежность их положения в капиталистическом обществе и необходимость социальной революции, если они хотят освободиться от капиталистического ига.

Партия рабочего класса, социал-демократы, призывает в свои ряды все слои трудящегося и эксплуатируемого населения, поскольку они стоят на точке зрения пролетариата. Поэтому Российская социал-демократическая рабочая партия ставит своей ближайшей политической задачей свержение царского самодержавия и замену его демократической республикой, конституция которой гарантировала бы:

1. Суверенитет народа; т. е. сосредоточение верховной власти государства в однопалатном законодательном собрании, состоящем из представителей народа.

2. Всеобщее, равное и прямое избирательное право для всех граждан, мужчин и женщин, достигших двадцатилетнего возраста… тайное голосование на этих выборах…

3. Широкое местное самоуправление… региональное самоуправление для местностей с особыми условиями жизни или особым составом населения.

4. Неприкосновенность личности и жилища.

5. Неограниченная свобода совести, слова, печати и собраний; право на забастовку и создание профсоюзов.

6. Свобода передвижения и занятий.

7. Ликвидация сословных привилегий и полное равенство всех независимо от пола, вероисповедания, расы и национальности.

8. Право любого лица на получение образования на родном языке…; использование родного языка вместе с государственным языком во всех местных, общественных и государственных учреждениях.

9. Национальное самоопределение всех наций, входящих в состав государства.

10. Право каждого человека через обычные каналы преследовать в суде присяжных любого должностного лица.

11. Всенародные выборы судей.

12. Замена постоянной армии всеобщим вооружением населения (т.е. формированием народного ополчения).

13. Разделение церкви и государства, школы и церкви.

14. Бесплатное и обязательное общее или профессиональное образование для всех детей обоего пола в возрасте до шестнадцати лет; обеспечение государством продуктов питания, одежды и школьных принадлежностей для бедных детей.

Защитить рабочий класс от физической и моральной деградации, а также развить его способность к освободительной борьбе; партия требует:

1. Ограничение рабочего дня восемью часами для всех наемных работников…

2. Полный запрет на сверхурочную работу.

3. Запрет на работу в ночное время… за исключением тех (отраслей), которые абсолютно необходимы по техническим причинам…

4. Запрет на трудоустройство детей школьного возраста…

5. Запрет на использование женского труда в профессиях, вредных для здоровья женщин; декретный отпуск от четырех недель до родов до шести недель после родов…

6. Предоставление яслей для младенцев и детей раннего возраста на всех … предприятиях, где работают женщины.

7. Государственное страхование рабочих от старости и частичной или полной потери трудоспособности через специальный фонд, поддерживаемый налогом на капиталистов…

8. Назначение достаточного количества фабричных инспекторов во всех отраслях хозяйства…

9. Контроль органами местного самоуправления совместно с выборными представителями трудящихся за санитарным состоянием фабричных корпусов…

10. Установление правильно организованного санитарного надзора на всех предприятиях. .. бесплатное медицинское обслуживание работников за счет средств работодателя с выплатой заработной платы на время болезни.

11. Установление уголовной ответственности работодателей за нарушение законодательства, направленного на защиту работников.

12. Учреждение во всех отраслях экономики производственных трибуналов, состоящих поровну из представителей рабочих и администрации.

13. Возложение на органы местного самоуправления обязанности по созданию агентств занятости (бирж труда) по вопросам найма местной и иногородней рабочей силы во всех отраслях промышленности с участием представителей работников и работодателей в их администрации.

Для ликвидации остатков крепостничества, лежащих тяжким бременем на крестьянстве, и для дальнейшего свободного развития классовой борьбы в деревне партия требует прежде всего:

1. Отмена выкупных платежей и оброков, а также всех повинностей, которые ложатся теперь на крестьянство, на податное сословие.

2. Отмена всех законов, мешающих крестьянину распоряжаться своей землей.

3. Возврат крестьянам всех взятых у них денег в виде выкупных платежей и оброков; конфискация для этой цели монастырского и церковного имущества, а также земель, находившихся в собственности императора, государственных учреждений и членов царской фамилии; введение особого налога на имения дворян-землевладельцев, воспользовавшихся выкупными займами; внесение полученных таким образом сумм в специальный фонд на культурно-благотворительные нужды сельских общин.

4. Учреждение крестьянских комитетов.

5. Предоставление судам права снижать чрезмерно высокие арендные платы и признавать недействительными все сделки, отражающие сервитутные отношения.

Стремясь к достижению своих непосредственных целей, РСДРП будет поддерживать любое оппозиционное или революционное движение, направленное против существующего общественного и политического порядка в России. В то же время она решительно отвергает все реформистские проекты, связанные с расширением или усилением полицейской или бюрократической опеки над трудящимися классами».

Как партия Ленина стала (большевистской)

16.05.2012
Выпуск 914
Категории: Большевизм
Еще от: Ларс Т Лих

Стремился ли Ленин исключить меньшевиков из революционной организации России, чтобы выковать «партию нового типа»? Ларс Т Лих смотрит на реальность

С 1898 г. существовала политическая партия под названием Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП), или Российская социал-демократическая рабочая партия. Российская означает «русский» в смысле граждан Российского государства, в отличие от русская , которая относится к этническим русским. Конечно, в названии партии не упоминалось ни о одной из двух ее более поздних фракций, меньшевиках и большевиках.

На своем 7-м съезде в марте 1918 года эта партия официально сменила название на Российская коммунистическая партия ( большевиков ) или РКП(б). Партия теперь называла себя «большевистской», хотя и в скобках. Возникает вопрос: имело ли партия когда-либо промежуточное название типа РСДРП(б) — например, в период с 19 апреля17 марта 1918 г.?

Нет. Ярлык «РСДРП(б)» иногда неофициально использовался в 1917 году (по причинам, которые будут обсуждаться позже), наряду с другими импровизированными ярлыками. Тем не менее партии с названием «РСДРП(б)» никогда не существовало.

Распространенное мнение об обратном связано с некоторой энергичной маскировкой со стороны советских редакторов и представлением ими работ Ленина, протоколов партийных собраний и т.п. Преобладавшая советская историческая ортодоксальность хотела, чтобы партия официально стала большевистской как можно раньше, в знак ее статуса «партии нового типа». Поэтому всякий раз, когда у них был шанс, советские редакторы использовали «РСДРП (Б)» в названий они предоставили историческим документам. Например, книга, содержащая протоколы VI съезда партии за август 1917 г., имеет название Материалы VI съезда РСДРП(б) . Тем не менее, изучение документов самих показывает, что название партии — то, которое использовали все участники — все еще было старым-добрым «РСДРП». [1]

Эта полуфальсификация советскими редакторами создает трудности для любого расследования того, как и почему было изменено название партии. В дальнейшем я проигнорировал названий предоставленных советскими редакторами, но я все же полагаюсь на их обычную добросовестность в отношении текстов самих документов. Я также понимаю, что делать обобщения относительно того, что люди говорили , а не , всегда довольно сложно. Поэтому следующие замечания носят несколько предварительный характер.

Когда Ленин вернулся в Россию в начале апреля 1917 года (здесь я использую старый русский календарь), он тщательно избегал использования слова «большевик» для обозначения партии. Этому нежеланию способствовало несколько причин. Во-первых, у него были давние взгляды на существенную разницу между фракция и партия (как объяснялось в моей первой части [2] ). Фракция была более однородна по мировоззрению, чем партия, так как состояла из людей, «единомыслящих» ( единомышленников ) по важным тактическим вопросам. В одном из своих первых заявлений после приезда в Россию Ленин подчеркнул это различие (в английском переводе советских времен единомышленников очаровательно переводятся как «товарищи по идее»):

4 апреля 1917, мне довелось выступать в Петрограде с докладом по указанному в заголовке вопросу [тактика], сначала на собрании большевиков. Это были делегаты Всероссийской конференции Советов рабочих и солдатских депутатов, которые должны были разъехаться по домам и поэтому не могли позволить мне отсрочить ее. После собрания председатель т. Г. Зиновьев просил меня от имени всего собрания немедленно повторить мой доклад на совместном собрании делегатов большевиков и меньшевиков, желающих обсудить вопрос об объединении партии РСДР.
Как ни трудно было мне сразу повторить свой доклад, но я чувствовал, что не имею права отказаться, раз этого требовали от меня и мои единомышленники , и меньшевики, которые, ввиду предстоящего отъезда, действительно не могли даруй мне отсрочку. [3]

Далее, несколько лет назад, во время Пражской конференции 1912 года, Ленин был обвинен в совершении государственного переворота внутри партии и в объявлении своей фракции партией. . Тогда он яростно отрицал обвинения и не был расположен давать им ex post facto кредит в 1917 году, назвав партию «большевистской».

В сознании Ленина большевизм в строгом смысле был тактическим взглядом на русскую революцию, состоящим из сценария, описывающего союз социалистического пролетариата и крестьянства в целом. После Февральской революции и падения царя у него возникли серьезные сомнения в дальнейшей применимости этого сценария. В этом контексте, т. е. в спорах о правильном тактическом отношении к крестьянству, Ленин охотно говорил о большевизме, но его замечания были довольно критическими. Фактически он заявил, что «старый большевизм нужно отбросить». Так что, возможно, большевизм в строгом смысле уже действительно ушел в прошлое — и в этом случае «большевистский» не был таким хорошим ярлыком для партии. [4] (Позже Ленин изменил свое отношение к старому большевистскому сценарию.)

Наконец, и, пожалуй, самое главное, у Ленина были свои планы по переименованию партии: он хотел отказаться от «социал-демократической» и заменить ее с «Коммунист». Причина этого изменения названия была основана на событиях в Европе в целом. Официальные социал-демократические партии опозорили себя своей поддержкой военных действий своих правительств. Знамя «революционной социал-демократии» было безвозвратно запятнано и нуждалось в замене. Вся логика этого жеста была бы затемнена, если бы российская социал-демократическая партия называлась предельно русским названием «большевик».

В безвыходном положении

В результате слова «большевик» или «большевизм» в первый месяц или около того после приезда Ленина в Россию появляются очень редко. Например, доклады Ленина на «всероссийской конференции» партии, состоявшейся в конце апреля, занимают около 90 страниц в 24-м томе его Собрания сочинений , однако я не обнаружил ни одного употребления слова «большевик» или родственного ему слова. термины на этих страницах.

Действительно, Ленин оказался в каком-то затруднительном положении, говоря о партии. Он крайне неохотно называл ее «большевистской», открыто пренебрежительно относился к «социал-демократической», однако название «коммунист» нельзя было использовать до тех пор, пока партийный съезд официально не внес изменение. Ленин иногда называл партию РСДРП. Но по большей части он опирался на такие эвфемизмы, как «революционная социал-демократия», «партия пролетариата» или просто «наша партия» — самый расплывчатый и распространенный ярлык.

Таковы были взгляды Ленина — но он скоро обнаружил, что название партии не его дело, и даже не дело партии! Люди вне партии, как друзья, так и враги, знали ее как партию большевиков, и — особенно в новом контексте открытой политики и предвыборной конкуренции — их взгляды были решающими. Вскоре мы обнаруживаем, что Ленин все больше и больше говорит о «большевиках» — во-первых, чтобы отличить партию от ее соперников в глазах потенциальных сторонников и, во-вторых, чтобы ответить на нападки на «большевистский экстремизм» со стороны политических врагов. Действительно, в течение апреля-мая 1917, когда мы находим в ленинских трудах «большевик» или «большевизм», мы можем поспорить, что где-то рядом найдем либо «электоральный», либо «наступательный».

Самое показательное заявление на эту тему было опубликовано в мае в брошюре, объясняющей разногласия между партиями. [5] Ленин писал для широкой публики, и ему нужно было отличать партию от «социал-демократов, эсеров и родственных групп» (примечание: он избегает термина «партия» для этой группировки). В списке различных партий мы находим следующее:

«Д. («большевики»). Партия, которая правильно должна называться Коммунистической партией , а в настоящее время именуется Российской социал-демократической рабочей партией, объединенной центральным комитетом, или, в просторечии, «большевиками».

Неуклюжее выражение «объединенные под ЦК» было более ранней чеканкой, использовавшейся для отличия группы Ленина от других социал-демократических претендентов. Эта иносказательность была принята именно для того, чтобы не отождествлять партию с фракцией большевиков. Ясно, что он не годился в качестве политического бренда в бурной предвыборной борьбе 19-го века.17. Слово, которое я перевел как «разговорно», звучит как просторечие , что имеет коннотации нестандартного употребления. Ленин почти говорит, что только необразованные люди называют партию «большевистской». Разумеется, речь идет не о действительно необразованных людях, а о политических соперниках и журналистах, отказывающихся вникать в тонкости правильного партийного обихода. В этой брошюре слово «большевик» всегда заключено в кавычки — типографское проявление нежелания Ленина.

Иллюстрацией другого основного мотива употребления слова «большевик» является отрывок из полемической газетной статьи, опубликованной в середине мая. [6] Здесь Ленин рассматривает различные обвинения в адрес «ужасных большевиков», выдвинутые не только капиталистическими газетами, но и умеренными социалистами. Далее он утверждает, что программа экономического регулирования, выдвинутая умеренными социалистами, была в действительности тождественна «программе «страшного» большевизма» — только, конечно, умеренные социалисты не могли осуществить ее на практике, пока они продолжали заключать соглашения с буржуазными партиями.

Ленин вынужден был привыкнуть использовать слово «большевик» при обращениях за поддержкой и в ответ на нападки. Но он все еще, кажется, считал это навязыванием и отвлечением от более принципиальных соображений о названии партии. Смена названия партии была для него настолько важна, что в марте 1918 г. на специальном съезде, который в остальном был посвящен исключительно актуальной теме Брест-Литовского договора, он выступил с обширной речью о том, почему название должно быть изменено с « Социал-демократический» на «коммунистический».

В начале этого выступления он добавляет иностранцев к списку людей, которые будут настаивать на использовании названия партии «большевик»: «ЦК предлагает изменить название нашей партии на Российскую коммунистическую партию, с «большевики» в скобках. Мы считали это дополнение необходимым, потому что слово «большевик» приобрело гражданское право не только в политической жизни России, но и во всей зарубежной печати, следящей за развитием событий в общих чертах».

Этот краткий комментарий представляет собой всю ленинскую дискуссию о включении слова «большевик» в название партии, пусть даже и в скромной форме скобок. Никаких ссылок на славное прошлое большевиков, на необходимость создания однородной партии или на якобы инаугурацию большевистской партии еще в 1912 году. У меня сложилось впечатление, что Ленин все еще был несколько раздражен тем, что неосведомленные люди настаивают на использовании чисто Русский ярлык «большевик» мешал его великому и принципиальному жесту отказа от «социал-демократии» в пользу «коммуниста».

Интернационалисты

Переходя от Ленина к более общему употреблению, мы можем заметить, что внутри партии в 1917 году основным политическим выбором был , а не , рассматриваемый как «большевик против небольшевика». Фундаментальной разделительной линией была, скорее, линия между «интернационалистами и оборонцами». В русском контексте интернационалистом был тот, кто хотел свергнуть временное правительство и заменить его народной властью : то есть суверенной властью, основанной на рабочих и крестьянах и институционально выражающей себя через советы. Интернационалист был также привержен «разрыву с оборонцами», то есть отказу оставаться в партиях, которые занимались коалиционными правительствами и иным образом предавались «договорному заключению» (9).0096 согласие ).

«Интернационалистско-оборонческий» раскол был строго аналогичен, хотя и не тождественен, «антиликвидаторско-ликвидаторскому» расколу 1910—1914 годов. Как и в случае с предыдущим расколом, считалось само собой разумеющимся, что, хотя все большевики были интернационалистами, не все интернационалисты были большевиками. Другими словами, водораздел между теми, кто был в партии, и теми, кто был вне партии, проходил не между большевиками и меньшевиками, а где-то среди меньшевиков.

Таким образом, последовательная официальная позиция РСДРП в 1917 г. заключалась в том, что она хотела работать с интернационалистами в других партиях и приветствовала в партии социал-демократов-интернационалистов. Как писал Ленин в апреле, «…в отношении различных местных групп рабочих, стоящих на стороне меньшевиков и им подобных, но стремящихся отстаивать позиции интернационализма против «революционного оборончества»… политика нашей партии должна состоять в том, чтобы поддерживать таких рабочих и группы, добиваться сближения с ними и поддерживать объединение с ними на основе определенного разрыва с мелкобуржуазной изменой социализму».

VI съезд партии состоялся в августе 1917 года, в то время, когда отношения между большевиками и меньшевиками, находившимися в правительстве, и официальным советским руководством были очень плохими. Правительственные репрессии после неразберихи июльских дней означали, что Ленин и другие высшие руководители не могли присутствовать. Тем не менее в начале съезда делегаты с энтузиазмом приняли Юрия Ларина, бывшего в прошлом видного ликвидатора, а ныне представителя «меньшевиков-интернационалистов». Особые аплодисменты вызвал Ларин, пообещавший «немедленный разрыв с оборонцами». От имени партии Бухарин приветствовал инициативу Ларина:

С особой теплотой встречаю его заявление о необходимости разрыва с оборонцами, этой язвы, разъедающей не только партию, но и все демократические силы страны. Для борьбы с этой язвой необходимо объединить всех социал-демократов-интернационалистов. В этом зале нет ни одного человека, который не чувствовал бы необходимости соединить все живые силы социал-демократии. Товарищи! Я не буду останавливаться на упомянутых тов. Лариным разногласиях, а выскажу надежду, что эти разногласия будут преодолены и что социал-демократы-интернационалисты объединятся в одну общую партию.

Ларин признал трудности преодоления «девятилетней разобщенности». Таким образом, он датировал раскол партии 1908 г., видимо, потому, что последний более или менее сплоченный партийный съезд был в 1907 г. Обращает на себя внимание тот факт, что Ларин не упоминал Пражскую конференцию 1912 г. как знаменательную дату в истории раскола. . То же самое можно сказать и о выступлении Михаила Ольминского, открывшего VI съезд обращением к предыдущим партийным съездам по поводу раскола. В целом, я не нашел ни малейшего намека ни в одном из материалов, которые я просматривал с 1917-18, что кто-то видел пражскую конференцию как ознаменование инаугурации новой большевистской партии.

Ларин обещал, что сам Мартов, лидер меньшевиков-интернационалистов, выступит на партийном съезде. Этот визит так и не состоялся, и настроение в конце съезда по этому вопросу было гораздо более мрачным, чем когда Ларину аплодировали. К. К. Юренев (член «Межрегиональной группы», к которой принадлежал Троцкий и вступавшей теперь в РСДРП) мрачно заметил, что только «меньшинство меньшинства меньшевиков» в конечном итоге войдет в РСДРП. Тем не менее он предложил резолюцию, принятую съездом, которая содержала следующую формулировку:

Выступая против опасного лозунга объединения всех, социал-демократия выдвигает классово-революционный лозунг объединения всех интернационалистов, порывающих на деле с меньшевиками-империалистами.

Видя такое единство необходимым и неизбежным, съезд призывает все революционные элементы социал-демократии немедленно разорвать организационные связи с оборонцами и объединиться вокруг РСДРП.

Вид с земли

Более прямой взгляд на реалии на местах можно получить из результатов анкеты, распространенной среди местных партийных организаций и включенной в протоколы 6-го съезда партии. Нас интересуют следующие вопросы: как называется ваша организация? В вашей организации есть и большевики, и интернационалисты, или вы чисто большевик? Само существование этих вопросов свидетельствует о том, что по состоянию на август 1917 г. партия рассматривалась не как исключительно большевистская партия, а как партия, в которой преобладали большевики.

Когда мы смотрим на ответы, мы обнаруживаем, что подавляющее большинство просто назвали себя по названию своего населенного пункта плюс «РСДРП». Ряд местных организаций называли себя «РСДРП (большевиками)». С другой стороны, некоторые имели такие названия, как: «Челябинский комитет РСДРП (интернационалистов)».

На просьбу охарактеризовать их фракционное содержание большинство комитетов давало нечто похожее на партийную организацию в Выборгском районе Петрограда: «Наша организация — единая, включающая в принципе одних интернационалистов, а на деле состоящая почти исключительно из большевиков».

Или, как выразился «Одесский комитет РСДРП», «мы объединяем как большевиков, так и объединителей (троцкистов, бывших партийцев) и меньшевиков-интернационалистов, принимающих платформу большевиков: всех интернационалистов». («Объединители» и «партийцы» — это ярлыки из внутрипартийных дрязг 1912 года, так что «троцкист» означает того, кто в то время поддерживал стремление Троцкого к всефракционному единству.)

Использование еще не устоялось, поэтому мы находим множество способов говорить о партийных организациях и фракциях. Хотя некоторые ярлыки и не сохранились в дальнейшем, следует помнить, как, например, местный совет Выборгского района встретил VI съезд — как «всероссийский съезд интернационалистов» и как «представителей основательных — идущая революционная социал-демократия».

В 1918 году, как мы видели, поспешно созванный 7-й съезд официально изменил название партии и призвал к существенному пересмотру программы. Новая программа партии была принята в следующем году VIII съездом. На этих двух конгрессах велись широкие дебаты по программе, но изменению названия как таковому уделялось очень мало внимания. В 1918 году предложения оставить в названии слово «рабочий» и убрать слово «русский» были быстро отклонены.

Один делегат возражал против исключения слова «социал-демократ» из названия партии. Юрий Стеклов считал, что лучше всего принять меры к тому, чтобы положить конец «политическому маскараду» меньшевистских групп, называвших себя социал-демократическими, хотя они и утратили всякое моральное право пользоваться этим титулом. Он доказывал, что если отказаться от старого названия, то будет потеряна большая часть политической доброй воли: «Смею вас уверить, что вы не вызовете никакого энтузиазма ни у кого, кроме Мартова и его друзей, изменив это славное название партии». . Нам придется перевоспитывать все массы, которые привыкли видеть в этом слове [социал-демократ] выражение своей собственной партии». 9Поэтому 0003

Стеклов предложил выбросить из скобок слово «большевик» и поставить вместо него слово «коммунист», чтобы новое название было «РСДРП (коммунисты)». Он утверждал, что слово «большевик» имеет лишь историческое значение, вытекающее из «случайности», что большевики имели большинство (по-русски большевиков ) на II съезде партии в 1903 году.

В ответ Бухарин сказал, что к тому времени массы видели в большевиках своих защитников, а в меньшевиках — предателей. Он продолжил этот аргумент следующим замечательным комментарием: «Проблема в том, что слово «Большевик» — дурацкое, утратившее всякий смысл, и незачем сохранять это слово. Нам нужно сохранить его до поры до времени, чтобы массы, не посвященные во все тонкости вопроса, не ломали головы, пытаясь разобраться, что это за партия, так как не все будут читать резолюции нашего съезда. ».

Вскоре после VII съезда Бухарин написал небольшую книжку под названием Программа коммунистов ( Программа коммунистов ). [7] В самом конце этой работы он дал объяснение, «почему нас называют коммунистами». О наличии в новом названии партии слова «большевик» в скобках не упоминается. По мнению Бухарина, раскол между коммунистами и социал-демократами прошел через социалистическое движение во всех странах. В качестве примера такого раскола он привел вооруженный конфликт между меньшевиками и большевиками года после Октябрьской революции года: «Кровь провела между нами пограничную черту. Такое не может быть и никогда не будет забыто».

Некоторые участники VII съезда партии сочли условное «большевик» в скобках временным и предложили пересмотреть этот вопрос на следующем съезде в 1919 г. Хотя на VIII съезде партии в 1919 г. официальное название партии не упоминалось, и партия осталась «РКП (б)».

Когда мы оглядываемся назад на то, как и почему партия официально стала «большевистской», мы видим, что на самом деле она не решила дать себе это название — скорее, она приняла тот факт, что посторонние настаивали на его использовании. Партия получила большевистский ярлык в 1917-18 в результате объективного процесса политической конкуренции, подпитываемой императивами политического брендинга.

Возьмем дело Юрия Ларина, меньшевика-интернационалиста, выступавшего на VI съезде партии. Ларин вступил в партию и играл видную роль в экономической политике большевистского правительства. Действительно, его дочь позже вышла замуж за Бухарина, лидера большевиков, приветствовавшего его выступление на VI съезде. В 1917 году Ларин все еще считал себя меньшевиком, и старые партийные работники, такие как он и Ленин, знали о традиционных конфликтах по тактическим вопросам. Тем не менее, как только он вступил в РСДРП, все стали называть его большевиком.

Этот пример иллюстрирует природу процесса. Партия не сжалась так, что стала лишь одной из бывших фракций РСДРП. Скорее слово «большевик» расширило так, что оно включало всех членов партии, независимо от их прежней фракционной принадлежности.

При этом импрессионистское значение слова «большевизм», используемое посторонними, превалировало над более точным определением сведущих во внутрипартийных делах. Это импрессионистское значение можно было бы перефразировать как радикальное движение низших классов, стремящихся захватить политическую власть и использовать ее для мировой революции и широких социальных преобразований России — к ужасу одних и энтузиазму других. Те из нас, кто интересуется историей партии, могут спросить себя: возможно, это более импрессионистское определение является наиболее полезным?

В третьей и последней части этой серии статей будет рассмотрено, как слово «большевизм» использовалось в 1920 году.

Примечания

1 . Все материалы партийных съездов можно найти на этом сайте: http://publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KPSS/_KPSS.html.

2 . «Фракция не является партией» Еженедельник Май

3 . Ленин В.И. Полное собрание сочинений (Полное собрание сочинений), т. 31, с.131.

4 . По поводу дебатов между Лениным и «старыми большевиками» 19 апреля существует много недоразумений.17, но эта проблема не имеет отношения к обсуждаемому вопросу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *