Ростово суздальская земля: Ростово-Суздальское княжество – кратко — Русская историческая библиотека

Содержание

Ростово-Суздальское княжество – кратко — Русская историческая библиотека

Ростово-Суздальское княжество было расположено по верхнему и среднему течению Волги с её притоками и до IX века заселено финскими племенами весью и мерей. Однако в начале XIII в. здесь уже были города: Ростов, Суздаль, Владимир, Москва, Ярославль, Тверь, Нижний Новгород и др. Славянская колонизация этой финской земли, начавшаяся, вероятно, задолго до основания русского государства, усиливается после призвания князей.

Вообще различают 4 вида славянской колонизации: княжеско-военная, монастырская, промышленно-торговая и колонизация новгородских повольников. Когда князю доставалась в удел финская земля, то он шел туда с дружиною и духовенством, строил по рекам города-крепости, созидал храмы и заводил около городов поселения, в которые привлекал льготами переселенцев из южной Руси – вольных, охочих людей; таким образом шла колонизация княжеско-военная, которая достигает наибольшего развития в ростово-суздальской земле при Юрии Долгоруком. Из этих славянских поселений отшельник, искавший уединения, уходил в глубину дремучего леса и там, ставя себе келью, подвизался; к нему приходили другие подвижники и таким образом возникал монастырь. С течением времени некоторые подвижники из этого монастыря уходили далее вглубь лесов и образовывали новые монастыри. Близ монастырей под их защитой возникали славянские поселения, слободы, жители которых занимались земледелием, промыслами, торговлей; леса вырубались, прокладывались дороги и славянский элемент проникал все далее и далее вглубь страны. Таким путем шла

монастырская колонизация. В известных местах, особенно при слиянии рек, куда удобно было свозить товары с разных сторон для обмена, устраивались ярмарки и базары, около которых постепенно возникали постоянные поселения и затем города, – колонизация промышленно-торговая. Наконец колонизации финских земель содействовали и новгородские удальцы (повольники)
, которые уходили из Новгорода и заводили свои поселения в финской земле; эта отрасль колонизации особенно процветала на севере Руси в земле двинской и далее на обширном пространстве от Заволочья до Уральских гор.

Рождественский собор в Суздале

 

Так заселялся финский край русскими людьми, финны смешивались с русскими и сливались с ними в один народ: образовывалось новое славянское племя – великорусское, не похожее по своему складу и характеру ни на одно из славянских племен, живших прежде на русской территории: ни на полян, ни на древлян, ни на кривичей, ни на новгородцев. Малоплодородная, лесистая и болотистая Ростово-Суздальская земля требовала немалых трудов для обработки и это повлияло на характер великорусов; предприимчивые, смелые, практические и способные к неустанной деятельности, самою бедностью природы принужденные к промышленному труду, они не походили на обитателей юго-западной Руси. Каковы были великорусы, таковы же были и князья их, суздальские и московские, полные выразители своего племени.

Сильным и самостоятельным Ростово-Суздальское княжество сделалось еще при Юрии Долгоруком, который однако постоянно стремился к обладанию Киевом, наконец завладел им и там умер. Сын его Андрей Боголюбский, рожденный и воспитанный на севере, был первым настоящим великорусским князем; с ним выступают на сцену русской истории великорусы и с этого времени изменяется характер русской истории. В правление Андрея на северо-востоке Руси расцвёл доселе малозаметный город Владимир, и Ростово-Суздальская Русь с этого времени чаще стала называться Владимиро-Суздальской.

Ростово-Суздальская земля в XII — начале XIII в.

Ростово-Суздальская земля в XII — начале XIII в.

При всей важности для понимания истории позднейшей Великороссии ее ростово-суздальских истоков, тема разработана относительно слабо. В значительной степени это связано с тем, что раннее ростовское летописание не сохранилось, а материалы Татищева долгое время игнорировались. Мешало и априорное представление, будто все летописание в пределах до начала XII века — это творчество одного летописца Нестора. Между тем, как отмечено выше, в ранней русской письменности известны имена двух Несторов, пострижеников Печерского монастыря, и ни один из них не имеет отношения к созданию “Повести временных лет”.

Если история Киевской земли домонгольской поры восстанавливается в основном по Ипатьевской летописи, и оригинальным источникам Татищева, то Северо-Восточная Русь изучается, прежде всего, по Лаврентьевской летописи, ряду сводов XV века, содержащих извлечения из ростовских летописей, и опять-таки по татищевской “Истории Российской”, содержащей уникальные ростовские известия. Эти сведения были почерпнуты Татищевым, по всей вероятности, из упоминаемой им Ростовской летописи, а также выше упомянутых летописей. Естественно, оригинальную информацию привносят и внелетописные источники, связанные, в частности, с религиозной борьбой в Северо-Восточной Руси в 50–60-е годы XII века.

Любопытный материал содержится также в Киево-Печерском патерике, в котором используется “Летописец старый Ростовский”. Судя по переписке Владимирского епископа Симона и печерского постриженика Поликарпа (около 1225 года), летописец этот прерывался примерно в 1156-1157 гг. Но в Лаврентьевской летописи в этих пределах воспроизводится лишь переяславская переработка какой-то киевской летописи, составленной около этого времени, а “Летописец старый Ростовский” дает во многом оригинальную информацию и в тех случаях, когда речь идет о событиях, известных, и по другим летописям. Название “Летописец старый Ростовский” употребляется обычно в послании Симона. Поликарп говорит о “Летописце Нестора”. Но они имеют в виду один и тот же летописец, именно тот, что доведен до конца 50-х годов XII века, и авор этого летописца вполне реальный ростовский епископ Нестор — постриженик Печерского монастыря, закончивший свою жизнь в Киевском Печерском монастыре.

***

Ростово-Суздальская земля изначально — это территории летописной мери, племени, участвовавшем, согласно варяжской легенде, в призвании варягов в середине IX века. Волго-Балтийский путь объединял разноязычные племена и “мерянский” Ростов археологически просматривается с IX века. Но с того же IX века на этом пути возникает все больше славянских поселений. Сюда переселяются славяне и с с берегов южной Балтики, и отчасти со стороны Смоленска, где северо-западная и юго-западная волны славянских миграций пересекались и смешивались. Ассимиляция славянами угро-финских племен, к которым принадлежали чудь, весь, меря и мурома, проходила интенсивно и быстро. В XI веке Ростово-Суздальская земля — это уже преимущественно славянский и славяноязычный район. Быстрый переход угро-финского населения на славянскую речь связан с усвоением более производительной системы хозяйства и включением в более организованную территориальную структуру.

Поскольку основная масса славянских переселенцев на Верхнюю Волгу и Клязьму шла через Новгородскую землю, то Новгород изначально и воспринимался как основной политический центр края. Поход Владимира Святого на волжских болгар в конце X века мог осуществляться только волжским путем, поскольку в Х веке из Киева в Ростов добирались через Новгород, ибо радимичи, занимавшие Поднепровье у Смоленска, еще не входили в состав Древнерусского государства. По-видимому, в начале XI века (летописные записи за это время исчезли) Смоленское Поднепровье полностью вошло в состав Руси и, как свидетельствует “Сказание о Борисе и Глебе”, написанное в третьей четверти XI столетия, путь в Муром из Киева сократился: он шел теперь через Смоленск и Верхнюю Волгу. Путь на Верхнюю Оку и Москва-реку преграждали вятичи, не входившие тогда в состав Древнерусского государства. Большую преграду составляи и дремучие леса, почему Ростово-Суздальская земля в Киеве и вообще на юге называлась “Залесской”.

После смерти Ярослава Мудрого Ростово-Суздальская земля входила в Переяславский удел Всеволода Ярославича. И не случайно, что именно в переяславской редакции на северо-восток попало киевское летописание, также как не случайно основной поток переселенцев из пограничных территорий Переяславского княжества, разоряемых половцами, идет именно в Ростово-Суздальскую землю. В свою очередь, Новгород долго приглашал на княжеский стол преимущественно потомков Всеволода Ярославича, поскольку это гарантировало сохранение устойчивых связей с Ростово-Суздальской землей. В этих связях Новгород был заинтересован по двум причинам: во-первых, через эту территорию шли торговые пути на восток, во-вторых, из Ростово-Суздальских земель в Новгород шла сельскохозяйственная продукция, которой Новгород не мог обеспечить себя лишь за счет собственных малоплодородных пашен и угодий.

Ростово-Суздальская земля граничила на востоке с Волжской Булгарией, на юге и юго-востоке с Рязанским и Муромским княжествами, на западе со Смоленской землей, а на северо-западе и севере с новгородским владениями. При этом племя весь, проживавшая у Белого озера, входило в состав Ростово-Суздальской земли, а расположенное далее на восток племя печера платила дань Новгороду (отчисляя часть ее Киеву — так. Называемая “печерская дань”).

Как особое княжение Ростов впервые упоминается при Владимире Святом: сюда на княжение был направлен Ярослав. После перевода Ярослава в Новгород, Ростов занял Борис. Брат его Глеб (оба были от одной матери “болгарыни”) получил Муром, но муромчане не принимали его, и он обосновался за пределами города. Позднее Муромское княжество выделится как самостоятельное, от которого затем отделится Рязанское княжество (археологически подтверждается, что первоначальный город Рязань возник как поселение славян, пришедших со стороны Мурома, а не с запада).

Суздаль, до середины XII века считавшийся сначала чем-то вроде княжеской резиденции, а с выделением княжества и его центром, впервые упоминается в летописях под 1024 годом в связи с восстанием смердов против “старой чади”, державшей “гобино” (достаток, урожай). Восстание было вызвано голодом и приняло оно заодно и антихристианский характер: возглавили его волхвы. Ярослав сурово расправился с восставшими, а “жито” затем привезли из Волжской Булгарии.

До кончины Мстислава в Чернигове, как сказано выше, Ярослав по большей части пребывал в Новгороде, а Ростово-Суздальская земля была своего рода “Сибирью”. Сюда Ярослав сослал своего дядю новгородского посадника Константина Добрынича: сначала в Ростов, а затем в Муром, где он и был убит.

После принятия христианства в Ростове была создана епархия, считавшаяся старшейшей и авторитетнейшей в Киевской Руси. В “Летописце старом Ростовском” упоминалось, что первым ростовским епископом был Леонтий, “великий святитель, его же Бог прослави нетлением. И се бысть пръвый престолник, его же невернии много мучивше и бивше; и се третий гражанин бысть Рускаго мира: с онема варягома венчася от Христа, его же ради пострада”. Имени Леонтия другие летописи в этой связи не знают. В них он упоминается в начале XIII столетия уже как святой, т.е. канонизированный русской церковью. В 1230 году, по сообщению Суздальской летописи (по Академическому списку), “принесени быша мощи великаго святителя чудотворца из церкви святого Иоана, а въ церькви сборную святыя Богородица Ростову”. Под 1231 годом Лаврентьевская летопись, в связи с поставлением епископом Кирилла, напоминает о “прежебывших Ростове Леонтья святаго, и священаго епископа Исаия и Нестера”, а также напоминает, что “Леонтий убо святый, священый епископ, тъ просвети святым крещеньем град Ростов”. Об обретении “нетленных” останков епископа Леонтия под 1161 годом сообщает Тверской сборник — летопись сравнительно поздняя (XVI век), но содержащая в ряде случаев оригинальную информацию, отсутствующую в других летописных сводах. Согласно сборнику, “заложена бысть церковь камена в Ростове князем Андреем; ту же обретоша святого Леонтия в теле”.

Епископ Симон в своей переписке с Поликарпом упоминает тех двух варягов-христиан, которые были убиты в Киеве в 983 году, Леонтий же называется третьим святым. Видимо, предполагается, что Борис и Глеб еще не были канонизированы (канонизация состоится в 70-е годы XI столетия). По логике изложения Симона предполагается, что Леонтий был первосвятителем в Ростове и являлся младшим современником убитых варягов. Но следует учитывать, что Киево-Печерский монастырь, согласно “Повести временных лет”, был основан лишь в 1051 году. И с учетом этого указания в литературе высказано предположение (его поддерживал Н.Н. Воронин — один из ведущих специалистов по истории Ростово-Суздальской Руси), что Леонтий был убит во время восстания смердов, возглавляемых волхвами, т.е. в 1071 году. Эту дату подтверждает и поставление епископом в Ростов Исаию, которое произошло, согласно Тверскому сборнику, в 1072 году.

Проваряжский настрой “Летописца старого Ростовского” объясняется самой историей первого полувека фактической самостоятельности Ростово-Суздальского княжества в конце XI — начале XII вв. Всеволод Ярославич, получив Ростово-Суздальскую землю, похоже, ни разу ее не посетил (во всяком случае, никаких сведений об этом нет). Владимир Мономах с ней был связан более тесно, и первый его “путь”, упомянутый в “Поучении”, был именно в Ростов — “сквозь вятичи”. Владимир заботился об этом крае, послав туда сначала Мстислава, затем Ярополка, позже — Изяслава, погибшего в 1096 году при попытке отобрать у Олега Святославича Муром, и, наконец, Юрия (будущего Долгорукого), которого в 1107 году женил на половчанке.

Юрию Долгорукому в это время было всего 16 лет. И управлением доставшегося ему княжества занимался не он, а приставленный к нему варяг Георгий Шимонович. В Киево-Печерском патерике, в рассказе о создании церкви Богородицы в монастыре, отмечается роль варяга Шимона в создании церкви, и в заключение сказано, что Владимир послал в Ростовскую землю Георгия Шимоновича, “дасть же ему на руце и сына своего Георгиа. По лете же многих седе Георгий Владимеровичь во Киеве, тысяцъкому же своему Георгию, яко отцу, предасть область Суждальскую”.

Юрий-Гюрги-Георгий — так в летописях называют Юрия Долгорукого, а само имя “Юрий” — славянская форма греческого “Георгий”. Когда именно Юрий был отправлен в Ростов вместе с Георгием Шимоновичем, в летописях указаний нет. В литературе высказывалось мнение, что Юрия отправил в Ростов еще Всеволод. Но это невероятно. Хотя обычно детей рано отрывали от матерей, а мальчики уже до десятилетнего возраста участвовали в битвах “гляда бой со стороны”, Юрий явно был отправлен в Ростов после 1096 года, а вероятнее уже и после 1107-го. В 1108 году в Ростовской земле побывает и сам Владимир, и он заложит город своего имени — Владимир. Позднее, при Андрее Боголюбском, между новым “княжеским” городом и древним Ростовом надолго развернется борьба, которая впоследствии и приведет к уничтожению богатой ростовской письменной традиции, в том числе летописания, о котором теперь приходится судить по некоторым летописям XV века и “Истории” Татищева.

Георгий Шиманович был, видимо важной фигурой в окружении Юрия Долгорукого. Георгий Шимонович упоминается в Тверском сборнике под 1120 годом, когда он с князем Юрием ходил на волжских болгар. Позднее, как уже указывалось, именно Георгию Шимановичу Юрий Долгорукий передал управление Суздальской землей. Сам Юрий Долгорукий не стремился “сидеть” в Ростове, ибо все его помыслы были связаны с Киевом и киевским великим столом. Да и отношения Юрия с ростовцами, как уже было показано, не сложились.

Через связи Георгия Шимановича прослеживаются и церковные предпочтения как Владимира Мономаха, так и самого Юрия Долгорукого. И эти предпочтения связаны с византийской традицией в русском христианстве, которую олицетврял собой Киево-Печерский монастырь. Ипатьевская летопись под 1130 годом сообщает, что Георгий Шимонович выделил деньги для украшения гробницы Феодосия Печерского. Видимо, связи с Киево-Печерским монастырем Владимира и Юрия Долгорукого осуществлялись главным образом через Георгия Шимоновича, как бы унаследовавшего политические легенды Патерика. Владимир в 1092 году создает церковь Богородицы в Ростове “мерой” в Печерскую церковь, а Юрий позднее такую же церковь строит в Суздале. Ко времени переписки Симона и Поликарпа обе церкви развалились. В Ростове в 1160 году церковь, простояв 168 лет, сгорела — она была дубовая. Что касается церкви, построенной Юрием в Суздале, то, видимо, именно ее освящал в 1148 году новгородский епископ Нифонт — наиболее принципиальный противник Климента Смолятича, настроенный, как и Юрий, грекофильски. Следует иметь в виду и то, что в 1142–1156 годы игуменом Печерского монастыря был грек Федос.

Впрочем, в самом Печерском монастыре противостояли две традиции: Житие Антония и Житие Феодосия. Житие Антония было связано с проваряжской и прогреческой традициями, а Житие Феодосия — с самостоятельной традицией Русской церкви. “Летописец старый Ростовский” отражал первую традицию, и она в той или иной мере сохранялась в позднейшем ростовском летописании, противостоявшие и владимирскому, и киевскому летописаниям. В конечном счете, должна была победить традиция, опиравшаяся на местные интересы и местные достижения.

Главная проблема заключалась в том, что противостояли старый Ростов и “молодой Владимир”, причем эти города противостояли и как политические, и как церковно-политические центры. В 1155 году из Киева во Владимир “отъехал” Андрей Юрьевич Боголюбский, сын Юрия Долгорукого. Отъезд Андрея Юрьевича был вызовом и отцу, и грекофильским настроениям, связанным с женитьбой Юрия на гречанке, и обострением отношений “прорусской”, прогреческой и проваряжской традиций. Поэтому, прибыв во Владимир, Андрей Боголюбский явно не мог согласиться с ролью Георгия Шимоновича как фактического правителя Ростово-Суздальской земли, а также с прогреческими позициями ростовского епископата.

Изменение церковно-политических предпочтений в Ростово-Суздальской земле с приездом Андрея Юрьевича прослеживается по одному интересному факту — прекращению оригинальной северо-восточной летописной традиции. Это прекращение каким-то образом пересекается с изгнанием из Ростова зимой 1156/57 гг. епископа Нестора. На причины изгнания из Ростова Нестора некоторый свет проливает Никоновская летопись. Под 1156 годом летопись говорит о поездке Нестора к сменившему Климента митрополиту-греку Константину в Киев, так как он “от своих домашних оклеветан бысть к Константину митрополиту и в запрещении бысть”. Под следующим годом летопись называет Нестора в качестве учредителя празднования “честного креста” 1 августа. После этого снова говорится об изгнании Нестора.

Причины изгнания епископа Нестора более подробно объясняет Послание патриарха Луки Хризоверга Андрею Боголюбскому. Важнейшей причиной явилось намерение Андрея сделать Владимир политическим и церковным центром всей земли. Вскоре после кончины Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич объявил себя великим князем, что не вызывало возражений ни у ростовцев, ни у суздальцев. В 1159 году он расширил город Владимир и сделал его своей столицей, предполагая учредить здесь и отдельную от Киева митрополию. Именно тогда основание города было приписано Владимиру Святому, а церковь Богородицы получил “десятину” как некогда Десятинная церковь в Киеве. Скорее всего, именно эти вопросы стали причиной резкого размежевания Андрея Боголюбского и старого руководства епископата, а то, что вызвало гнев князя, создало Нестору репутацию “блаженого” среди позднейших ростовских книжников.

Патриарх решительно поддержал Нестора, заявив, что “отъяти таковый град от правды и истинны епископьи Ростовьскиа и быти ему митропольею не мощно есть”. Сам владыка должен был решать, останется ли Ростов центром епархии: “Аще ли благородие твое восхочет жити в созданнем тобою граде и аще восхочет и епископ в нем с тобою жити, да будет сей боголюбивый епископ и отец и учитель и пастырь твой с тобою…. понеже есть той град подо областию его епископьи Ростовскиа и Суздальскиа”.

В 1160 году, уже после смерти отца, Андрей Боголюбский изгнал и свою родню — мачеху-гречанку и ее детей, своих сводных братьев. Никоновская летопись сообщает, что Андрей “изгна братию свою, хотя един быти властель во всей Ростовъской и Суждальской земле, сице же и прежних мужей отца своего овех изгна, овех же ем в темницах затвори; и бысть брань люта в Ростовьской и в Суждальской земли”. Ипатьевская летопись дает это сообщение под следующим годом и перечисляет трех сыновей Юрия — Мстислава, Василько и Всеволода, которые вместе с матерью отправились в Константинополь и получили несколько городов по Дунаю. Н.Н. Воронин убедительно показал, что изгнание Андреем мачехи-гречанки и ее сыновей также означало разрыв князя с грекофильской политикой Юрия Долгорукого.

Усиление своего города Владимира, осуществлявшееся Андреем Боголюбским, не могло не вызывать неприязни в Ростове. Ростов и Владимир изначально имели разные формы управления. Ростов был боярским городом, близким Новгороду и Пскову, сохранявшим вечевой строй, и имевшим епархию Владимир же с самого начала складывался как княжеский город. Причем, как было отмечено, Андрей само создание города Владимира удревнил более чем на столетие, приписав основание города Владимиру Святому. Добиваясь утверждения митрополии, князь и его соратники приписали Владимиру Святому и “Устав князя Владимира о десятинах, судах и людях церковных”, в котором первосвятителем Руси назывался патриарх Фотий умерший около 867 году, а первым митрополитом назван Михаил. Иными словами, упоминаются имена деятелей, живших более чем за век до Владимира.

В начале 60-х г. XII века в Ростово-Суздальской земле продолжился церковно-политический конфликт. На место изгнанного епископа Нестора был поставлен Леонтий, тоже грек, и тоже воспитанник Киево-Печерского монастыря. В 1162 году, по Татищеву, Нестор был возвращен на кафедру в Ростов, а Леонтий поставлен во Владимир, но вскоре князь снова изгнал Нестора, и в данном случае именно за его прогреческие настроения. Впрочем, Леонтий тоже был настроен прогречески. Недаром летопись обвиняет Леонтия: и в том, что занял кафедру при другом живом епископе, и в том, что епископский сан он приобрел у митрополита за серебро, а на владычном столе отличался сребролюбием, чем вызвал широкое недовольство и священослужителей и мирян. Кстати, не исключено, что и Нестор, и Леонтий проводили схожую политику.

Под 1164 годом в Лаврентьевской летописи дан рассказ о “ереси Леонтианьской”. Причем в этом рассказе осуждается именно Леонтий, а Нестор как бы оправдывается. Суть же “ереси” состояла в том, что Леонтий “не веляша бо мяса ясти в Господьскиа празники, аще прилучится когда в среду или в пяток”. Спорить с Леонтием о “Господских праздниках” был приглашен черниговский епископ Феодор, которого Андрей предполагал поставить митрополитом во Владимире. В присутствии князя Феодор “препрел” Леонтия и того выслали в Ростов. В Ростове Леонтий начал проклинать самого Андрея, и князь “под стражей” отправил его в Киев к митрополиту. Спор был, в конечном счете, перенесен в Константинополь, где суздальского епископа “упрели”, а после того как он поднял руку на самого цесаря, его едва не утопили в реке.

В 1164 году Андрей Юрьевич совершил успешный поход на волжских болгар. Победа была приписана заслугам иконе Пресвятой Богородицы, известной позднее под именем Владимирской иконы Божией Матери. Андрей привез ее во Владимир в 1155 году из Вышгорода, а по преданию она была вывезена из Константинополя. В “Сказании о чудесах Владимирской иконы Божией Матери” сам путь Андрея обставлен (явно, уже в поздней традиции) сплошными чудесами и даже само отправление на север связывалось с “указанием” иконы.

Андрей Юрьевич считал эту икону и вообще Божию Матерь покровительницей своего княжества. Икона была украшена князем более чем 30 гривнами золота, серебром, драгоценными камнями и жемчугом и князь поставил ее в свою церковь. В 1158 году Андрей основал во Владимире церковь Богородицы и перенес в нее икону Богородицы. Церкви была выделена “десятина” “в торгах и стадах”, а также села и слободы “с данями”. В летописи выделено, что это была каменная церковь, в отличие, видимо, от дубовой, построенной Владимиром Мономахом в Ростове. Именно в этой церкви и вокруг иконы постепенно стало складываться своеобразное “летописание” Владимира и Андрея Боголюбского: были учреждены посвященные иконе праздники, в том числе не вполне ортодоксального характера, а все успехи Андрея и его наследников стали связывать с заступничеством чудесной иконы.

В 1168—1169 гг. Андрей Юрьевич принял активное участие в междоусобной борьба князей. Войско, возглавляемое его сыном Мстиславом, разгромило противников и захватило Киев. Лаврентьевская летопись, как бы оправдывая учиненный погром, связывает его с наказанием за введение поста в “Господские праздники”: “Се же здеяся за грехы их, паче же за митрополичу неправду: в то бо время запретил бе Поликарпа, игумена Печерьского про Господьскые праздникы, не веля ему ести масла, ни молока въ среды и в пяткы в Господьскые празьдникы; помагашеть же ему и черниговьскый епископ Антоний, и князю черниговьскому многажды браняшеть ести мяс в Господьскые праздьникы”. Мстислав же посадил князем в Киеве дядю Глеба — брата Юрия Долгорукого, а сам вернулся во Владимир.

Новым актом церковно-политической борьбы во Владимире явилось изгнание “злого и пронырливого и гордого обманщика лживого владыку Феодорца” из Владимира, “и из всей земли Ростовской”. Конфликт Феодора в данном случае произошел с самим князем Андреем, который посылал самозванного владыку на поставление к митрополиту в Киев. Феодор отказался и повелел закрыть все церкви во Владимире, забрав себе церковные ключи. Согласно летописи, самозваный епископ захватывал села, оружие, коней, заточал в неволю и мучил не только простых людей, но и монахов, игуменов и иереев, вымогая имущества. В Киеве митрополит Константин распорядился отрезать самозванцу язык, отрубить правую руку “и глаза ему вынуть, ибо хулу наговаривал на святую Богородицу”.

В 1169 году состоялся поход Мстислава Андреевича вместе со смоленскими, рязанскими и муромскими отрядами на Новгород, оказавшийся неудачным — новгородцы победили. У Татищева отмечается, что “тогда был великий недород и голод, а в том новгородцы все жита и скот из ближних мест обрали во град и в дальние места отвезли”. Именно голод и стал главной причиной отступления войска суздальцев и их союзников от Новгорода. В немалой степени голод был следствием поведения самого суздальского войска. В Лаврентьевской летописи отмечается, что суздальци “много зла створиша, села вся взяша и пожгоша, и люди по селом иссекоша, а жены и дети, именья и скот поимаша”. Войско разграбило сельскую округу, но взять Новгород не сумело. Поход был зимой, и потерпевшему поражение войску пришлось возвращаться пешими, многие умерли с голода или ели конину в великий пост. Летописец поясняет, что это наказание за грехи, ибо за три года до этого в Новгороде было знамение: в трех церквах на трех иконах плакала Богородица, предвидя предстоящую беду и для новгородцев, и для владимирцев. В свою очередь, голод коснулся и Новгорода: в марте резко повысились цены — кадь ржи стоила 4 гривны, хлеб 2 ногаты, мед 10 кун за пуд.

Защитой Богородицы объясняет летописец неудачный поход суздальцев на болгар (неудачу летописец объясняет зимним временем: “не время зимою воевать болгар”). Дружину болгары могли бы перебить, но повернули назад, не используя большого численного перевеса. Суздальцы прославили Бога “ибо явно защитила от поганых Святая Богородица и христианская молитва”.

В 1174 году Андрей Боголюбский был убит: 29 июня, в день святых Петра и Павла, в субботу, ночью. Точное указание дня недели позволяет определить год: в летописи: в статье смешаны записи 1174 и 1175 годов, то есть мартовский и ультрамартовский стили, что характерно почти для всего летописания XII века.

В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях помещено сказание об убийстве Андрея Боголюбского, восходящее к одному источнику, предположительно, рассказу Кузьмища Киевлянина. Сказание отличается хорошим литературным слогом и большой симпатией к убитому, прежде всего за сооружение многочисленных каменных храмов: во Владимире, Боголюбове, храм Покрова на Нерли. Но сказание, видимо, позднее редактировалось, потому тексты не совсем идентичны. В Лаврентьевской летописи не указана какая-либо причина заговора и убийства, в Ипатьевской глухо сказано, что любимому слуге князя Якиму Кучковичу сообщил некто, “аже брата его князь велел казнить”. В Московском своде XV века это указание несколько развернуто: “брата его повеле князь Андрей емши казнити, некое бо зло створи”, т.е. брат Якима был казнен за какое-то не названное зло.

Иначе представлена причина убийства в Тверском сборнике, который использовал какие-то ростовские записи и интерпретации. Здесь отмечается, что князь был убит “от своих бояр, от Кучковичевь, по научению своеа ему княгини”. Утверждается, что княгиня “бе бо болгарка родомъ и дрьжаше к нему злую мысль, не про едино зло, но и просто, иже князь великий много воева съ нимь Болгарскую землю, и сына посыла, и многа зла учини болгаром: и жаловашеся на нь втайне Петру, Кучкову зятю”. Далее в летописи, видимо, что-то пропущено. Фраза “пред сим же днем поима князь великий Андрей и казни его” относится не к Петру, а к брату Иоакима Кучковича. Сказано в летописи и то, что заговорщики собрались у Петра, отмечавшего свои именины, и потому все были пьяны. (По Ипатьевской летописи, убийцы напились меда и вина и перед самым исполнением замысла уже в Боголюбове).

Некоторые существенные уточнения, опять-таки, содержатся в “Истории Российской” Татищева. У него убийство Андрея Боголюбского увязывается с рассказом об убийстве Кучко в 1147 году. Согласно этому рассказу, Юрий Долгорукий держал в качестве любовницы дену суздальского тысяцкого Кучко. Возмущенный Кучко жену посадил в заточение, а сам собрался уйти в Киев к Изяславу. Юрий Долгорукий, узнав об этом, явился к Кучко на реку Москву и убил его, а дочь Кучко отдал замуж за своего сына Андрея. Связывая этот рассказ с убийством Андрея Боголюбского в 1174 году, Татищева указывает на причастность к убийству княгини, которая, получается, мстила за отца: княгиня была с Андреем в Боголюбове, но в ночь убийства “уехала во Владимир, дабы ей то злодеяние от людей утаить”. Информацию Татищева пытались оспаривать, однако она нашла подтверждение в миниатюре Радзивиловской летописи, где женщина-княгиня держит отрубленную руку князя. В миниатюре это — левая рука (в летописях — правая). Обследование останков Андрея Боголюбского, проведенное Н.Н. Ворониным, подтвердило правильность миниатюры и татищевского текста об участии княгини в убийстве супруга.

В данном случае, важно сопоставить это сообщение Татищева с данными Тверского сборника, в котором жена Андрея Боголюбского названа “болгаркой родом”. Болгар было немало на Верхней Волге, они обычно здесь принимали христианство и соответственно христианские имена. Правда, Кучко был тысяцким, каковых земля обычно избирала из местных. Но вполне вероятно, что жена Кучко происходила из болгар, следовательно и их дочь, ставшая женой Андрея Боголюбского, могла считаться “болгаркой родом”. У Татищева в примечании есть глухое указание, что это была вторая жена Андрея — ясыня, но он оговаривается, что “когда первая умерла, и когда с сею он женился, того историки не показали”.

Все летописи называют несколько имен заговорщиков — Кучковичей. Возглавил заговор зять Кучко — Петр, женатый, следовательно, на сестре (первой или единственной — не ясно) жены Андрея. В числе заговорщиков был также Яким (Иоаким) Кучкович и ключник Андрея Анбал Ясин (то есть выходец из племени ясов, как называли на Руси алан). В Радзивиловской и поздних летописях упоминают еще Ефрема Моизовича. Всего заговорщиков, согласно основному сказанию, было 20 человек. Вели они себя, по рассказу Кузьмища Киевлянина, “яко зверье дивии”: князь был заранее обезоружен своим ключником и не мог оказать реального сопротивления, обнаженный труп убитого был выброшен “на съедение псам”, и Кузьмище Киянин с трудом выпросил у Амбала ковер, чтобы укрыть погибшего. Убийцы же организовали ограбление усадьбы князя, а также построенных им храмов.

После смерти Андрея Боголюбского ростовцы, суздальцы и переяславци, а также некие “другие”, собрались на съезд в Суздале, дабы выбрать себе князя. Не обходилось без демагогии. Так сына Андрея Юрия отвергали потому, что он был “млад” и значился князем в Новгороде. Младшие братья Андрея Михалко и Всеволод, высланные в свое время вместе с матерью, находились в это время в Руси, то есть в Приднепровье, куда они вернулись после бегства в Византию. “Старые” вельможи предлагали призвать Юрия из Новгорода и Михалка из Руси, чтобы до совершеннолетия Юрия правил Михалко Юрьевич. Кроме того, предполагалось вернуть великокняжеский центр из Владимира в Суздаль, а в Ростов посадить Всеволода. Существенные противоречия возникли между Ростовом и Суздалем: ростовцы настаивали на том, чтобы главным центром княжества стал Ростов.

Князья долго договаривались, о том, как поделить наследство Андрея Боголюбского, но в итоге все договоренности были нарушены и началась усобица. В этой войне друг другу противостояли Михалко Юрьевич с братом Всеволодом Юрьевичем Большое Гнездо и племянники Андрея, сыновья Ростислава Юрьевича — Мстислав и Ярополк. Кроме того, в войну были вовлечены и другие князья, поддерживающие ту или другую стороны. По всей земле, особенно во Владимире, начались грабежи, устроенные князьями и их дружинами. В итоге, победил Михалко Юрьевич, Мстислав Ростиславич бежал в Новгород, а Ярополк Ростиславич — в Рязань, к зятю Глебу.

По Татищеву, утвердившись во Владимире, Михалко устроил своеобразный суд над убийцами брата Андрея. Убийц, включая княгиню, тут же взяли заранее приготовленные слуги, Кучковых и Анбала, повесив, расстреливали, пятнадцати остальным отсекли головы, а княгиню, “зашив в короб с камением”, бросили в озеро, куда затем бросили и тела казненных. Озеро это позднее будет называться “Поганым”. Имущество казненных Михалко распорядился раздать пострадавшим от них, на церкви и “убогим”. Себе князь не взял ничего, “яко сие награбленное осквернит сокровище мое”.

Татищев оговорился, что он свое изложение давал по рукописи Еропкина, тогда как в других рукописях сообщается, что суд был уже при Всеволоде Юрьевиче, а об участи жены Андрея Боголюбского большинство летописей не говорит вообще. М.Н. Тихомиров рассмотрел некоторые позднейшие предания о Кучковичах., обычно связанных с “Повестями о начале Москвы”. Во всех них называется княгиня Улита — сестра Кучковичей Петра и Иоакима. В наиболее ранней рукописи действие происходит примерно так, как описано и у Татищева: именно Михалко наказал убийц, а Улиту повелел “повесити на вратах и расстрелять из луков”. Кстати, в летописном приложении к Повести действие вообще перенесено ко времени Даниила Александровича (конец XIII века): Улита живет, прелюбодействуя с двумя сыновьями Даниила, и, опасаясь разоблачения, замыслила убить Даниила; мстит же Кучковичам за убийство Даниила его брат князь Андрей Александрович.

Михалко Юрьевич умер в 1177 году. Татищев говорит о нем с большой симпатией. Будучи тяжело больным, Михалко “однако ж о управлении земском крайне прилежал, для сего часто, как ему возможность допускала, ездил по городам, хотя видеть, везде ли люди право судятся и нет ли где от управителей обид, якоже и по селам проезжая, земледельцев прилежно спрашивал, и всем приходящим к нему двери были не заперты”. Князь умер в Городце во время поездки по городам на Волге, а похоронен по традиции во Владимире в церкви Богородицы.

Кончина Михалко привела к вспышке новой усобицы, в которую оказались втянутыми многие земли и княжества. Главными участниками стали Всеволод Юрьевич и все те же Ростиславичи — Мстислав и Ярополк, поддержанные Глебом Рязанским и половцами. В итоге были пленены Глеб с его сыновьями, Мстислав и Ярополк Ростиславичи. Половцы были полностью (за исключением немногих представителей знати) перебиты.

Во Владимире начал княжить Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, и владимирцы сразу же потребовали самой суровой расправы с его противниками. Всеволод не стал их казнить, а имитировал ослепление Ростиславичей. Сын Глеба Рязанского по просьбе княгини рязанской был отпущен при условии подчинения Всеволоду, а Глеб скончался через два года во владимирском плену, отказавшись отдать Коломну и получить взамен Городец в Руси.

Мстислав Ростиславич вернулся в Новгород, но вскоре умер, и в новгородцы пригласили его брата Ярополка. Это вызвало гнев Всеволода и он приказал переловить всех новгородских купцов, отобрать их имущество и посадить в темницы. Новгородцы вынуждены были “отпустить” Ярополка и обратиться к киевскому (бывшему черниговскому) князю Святославу Всеволодовичу послать в Новгород на княжение сына Владимира. Всеволод, дабы иметь какой-то контроль над новым новгородским князем, пригласил его во Владимир и выдал за него дочь своего брата Михалка.

Но в 1180-1182 гг. разразилась усобица из-за влияния в рязанских землях, в которой и Святослав, и его сын Владимир выступили против Всеволода Юрьевича. В результате Всеволод Юрьевич смог пленить Ярополка Ростиславича, который вскоре скончался во Владимире и посадить в Новгороде князем свояка — внука Мстислава, Ярослава Владимировича.

По Татищеву, именно тогда была заложена “Твердь” — крепость, которой предстояло охранять Верхнюю Волгу от подобных нападений, и заложена была крепость на правом берегу Волги напротив устья притока Тверицы. В литературе, похоже, только немецкий ученый Эккехард Клюг, книга которого “Княжество Тверское” издана в переводе в Твери в 1994 году, обратил внимание на свидетельство Татищева. Но Клюг же указал на то, что польский хронист Матвей Меховский в “Трактате о двух Сарматиях” в начале XVI века упоминает город именно с таким названием. Видимо, позднее на названии отразилось расположение крепости против устья Тверицы.

1183 год оказался редким в истории XII века, когда заметных усобиц не наблюдалось. Но нелегкое испытание довелось перенести в связи с нападением крупных сил болгар на побережье Волги около Городца, а также на муромские и рязанские пределы. Не чувствуя себя в состоянии перенести военные действия на территорию Волжской Булгарии, Всеволод обратился за помощью к киевскому князю Святославу Всеволодовичу. Киевский князь откликнулся на просьбу и призвал принять участие в походе также князей черниговских, северских, смоленских. Большое войско двинулось к устью Оки Волгой, Клязьмой, с верховьев Оки. Вызвать болгар на открытое сражение в поле не удалось. Простояв у Булгара 10 дней, Всеволод согласился на мир, предложенный болгарами. А “Слово о полку Игореве” именно этот поход отметит в образном обращении к Всеволоду: “Ты бо можешь веслами Волгу раскропити, а Дон шеломы выльяти”.

Всеволод Юрьевич вошел в русскую историю как один из самых могучих князей конца XII — начала XIII века. Даже его прозвище — “Большое Гнездо” — вроде бы подчеркивало его значительную роль в жизни Руси. Кстати, это прозвание Всеволод получил не случайно: у него было восемь сыновей и четыре дочери. И летописцы, вопреки обыкновению, внимательно следили за тем, кто и когда родился и крестился.

В литературе обсуждался вопрос: с какого времени Всеволод был признан “великим” князем. К этому титулу стремился еще Юрий Долгорукий, но он искал его в Киеве. Андрей Боголюбский также стремился к великокняжескому титулу, но он хотел перенести его в Северо-Восточную Русь, и фактически являлся великим князем в 60–70-е годы XII века, утверждая и заменяя киевских князей и не стремясь самому вокняжиться в Киеве. Придворные летописцы, стараясь угодить, называли “великими” и Юрия Долгорукого (и не только после занятия им Киева), и Андрея Боголюбского. Но всеобщее признание такого титула за Всеволодом Большое Гнездо приходится на 1185-1186 годы. И в отмеченном выше проекте Романа Галицкого, не принятом Всеволодом, даже речи не было о каких-то сомнениях в отношении первенства Всеволода. Предлагалось просто, чтобы общепризнанное первое лицо имело резиденцию в Киеве.

Что касается церковно-политических пристрастий Всеволода Юрьевича, то они не были традиционно грекофильскими. В свое время Андрей Боголюбский изгонял епископов-греков Нестора и Леона в рамках принципиального неприятия византийской системы утверждения митрополитов и епископов. У Всеволода как будто не было оснований против этой системы бороться: мать его была гречанка и сам он провел трудные годы в Византии. И все же в 1185 году он решительно отказался принять “поставленного по мзде” митрополитом Никифором Николу Гречина и представил своего кандидата Луку “смиренного духом и кроткого игумена святаго Спаса на Берестовом”. У Татищева, опять-таки, этот сюжет развернут и объяснен: “митрополит неправо Николу без воли его (князя Святослава) и избрания народнаго посвятил противно правилам соборов, ибо по оным должно избирать епископов народу сусчему того града, а князь есть глава народа, того ради всенародно и князь онаго принять не хотят… Митрополит же хотя немало тем оскорбился, но по правилам принужден был велеть Николаю отресчися тоя епархии”. Лука же был “муж молчалив, милостив к убогим, вдовицам и сиротам, ласков ко всем и учителен, сего ради от всех любим был”. Идея “избрания”, характерная для раннего древнерусского христианства, продолжала жить на Руси, хотя “всенародность” все более воплощается в настроении и воле князя.

Конец XII и начало XIII века отмечаются примерно теми же противостояниями, что и ранее. Всеволод постоянно участвует в усобицах рязанских князей, обычно занимая сторону Пронска, но имея интерес, прежде всего, к Коломне. Коломна занимала стратегически важную территорию при слиянии Москва-реки и Оки. На нее претендовали также черниговские князья. Отчасти поэтому Рязани удавалось удерживать ее за собой. А попытка Всеволода посадить там пронского князя Всеволода закончилась неудачей. Некоторая сдержанность владимирского князя объяснялась и тем, что угроза со стороны болгар гасилась в основном действиями муромских и рязанских князей. Прямое вмешательство Всеволода в рязанские дела проявится и в новой усобице рязанских и пронских князей в 1208-1209 годах. Но в это время меняется ситуация в самой Владимиро-Суздальской земле. Ростов всегда занимал особую позицию в отношении Рязанской и Муромской земель, не разделяя чрезмерной активности владимирцев и их князя. А ростовским князем в 1208 году стал старший сын Всеволода Константин, которого Всеволод по традиции прочил своим преемником в качестве великого князя.

В “большом гнезде” Всеволода первые четыре были девочки, хотя не исключено, что это “суммарное” позднейшее обобщение. Первенец мужского пола — Константин, который, по известным ныне летописям, в том числе древнейшим, родился в 1185 году (в литературе обычно указывают 1186 год, не учитывая, что запись сделана по ультрамартовскому стилю). Во всех летописях указан и день рождения — 18 мая, а в Летописце Переяславля Суздальского назван и день: суббота, что указывает именно на 1185 год. Следующим, в 1188 году, родится Юрий, который и составит конкуренцию Константину впоследствии.

Детей с самого начала привлекали ко всем гражданским и военным делам. В 1188 году летописец упоминает вместе с Всеволодом, как нечто само собой разумеющееся, и Константина при освящении церкви Богородицы, в 1198 году Всеволод идет в поход на половцев “с сыном своим Константином”, которому было 13 лет. Через два года его отправят княжить в Переяславль Русский (по Татищеву за два года до этого похода, в 1196 году, что может быть и логичней: на половцев чаще всего шли отсюда). Но он обычно упоминается и в мероприятиях в собственно Владимирском княжестве. Он, в частности, в 1199 году был в числе первых, провожавших девятилетнего брата Святослава (Гавриила) на княжение в Новгород.

Видимо, около этого времени Константин и вернулся во Владимир. По сообщению Татищева, Константин “хотя жену имел (в 15 лет!), но более наукам прилежал и, не терпя многих беспокойств, просил отца, чтоб его пременил. И зане Юрий, другий сын, тогда был болен, а Ярослав младости ради не мог править, послал Всеволод сыновца своего Ярослава Мстиславича. И той, недолго быв скончался (это произошло в 1198 году. — А.К.). Того ради Всеволод послал сына Ярослава в Переяславль и с ним лучших дву воевод”. Ярославу (в крещении Феодору) тоже было лишь 10 лет.

В связи с направлением в Новгород девятилетнего Святослава, Татищев не без удивления замечал в примечании: ясно, что при таком князе правит кто-то другой. Но даже и Новгородская летопись отмечает, что такому назначению Всеволода “обрадовася весь Новгород”. Им, конечно, нужен был князь, который не слишком бы лез в их дела, и не слишком бы грабил, в чем новгородцы обычно упрекали постоянно изгоняемых ими князей, в том числе и только что изгнанного Ярослава Владимировича, внука Мстислава. Но для Всеволода важно, конечно, было, чтобы в Новгороде проводилась его политика. Поэтому в 1204 году в Новгород был послан уже взрослый Константин, а Святослав выведен оттуда “зане млад бе и не можаше управити”.

В 1206–1208 гг. основные политические проблемы переместились на юг. Ярослав Всеволодович был изгнан из Переяславля Всеволодом Чермным. Готовясь к походу на Всеволода Чермного, Всеволод, вызвал в 1206 году на помощь Константина. Затем он его отпустил, а в 1207 году пригласил вновь с новгородцами. Константин со значительным войском остановился в Москве, ожидая подхода владимирцев. Но войско отправилось не на юго-запад, а на юго-восток, на рязанских князей, одни из которых готовы были поддержать Всеволода Большое Гнездо, а другие — традиционно близких и родственных черниговских (пронский князь Кир-Михаил был женат на дочери Всеволода Чермного).

Константин, согласно Татищеву, уговаривал отца не слушать рязанских князей, обвинявших своих старших братьев и дядей, высказывая, между прочим, вполне трезвую мысль, что клеветники-наветчики таким образом срывали цель всего похода: возвращение отнятых Всеволодом Чермным городов в Руси, где ранее сидели владимирские князья и воеводы. Но Всеволод не принял советов Константина. Видимо, возникшие между отцом и сыном разногласия побудили Всеволода в том же году перевести Константина в Ростов, придав ему еще города Ярославль, Кострому, Белоозеро, Углич, Галич Мерский, а в Новгород снова был направлен Святослав.

За короткий период без князя в Новгороде развернулась внутренняя борьба, в которую постарались втянуть и Святослава, передав ему “доски”, то есть торговые лавки, свергнутого посадника Дмитра Мирошкинича. Но Святослав слишком увлекся “сребром многим”. Обиженная часть новгородцев отправилась в Торопец просить на новгородское княжение Мстислава Удалого, внука бывшего великого князя Ростислава Мстиславича. Святослав же был взят под стражу на владычном дворе.

Всеволод был, конечно, страшно разгневан поведением новгородцев. В 1209 году он распорядился захватить всех новгородских купцов в городах своего княжества и направил против новгородцев войско во главе с сыном Константином и его братьями Юрием и Ярославом. По инициативе Константина, конфликт разрешили мирным путем: Мстислав Удалой вернулся в Торопец, Святослав Всеволодович отправился во Владимир, а в Новгороде сел другой сын Всеволода — Владимир. Но уже в следующем, 1210 году, Владимира новгородцы изгнали, призвав снова Мстислава Удалого.

В 1211 году обострились отношения внутри семейства Всеволода Юрьевича, когда Всеволод, почувствовав “изнемозжение”, решил провести раздел уделов сыновьям. Он предполагал перевести Константина во Владимир, а Юрию передать Ростов, сохраняя за Константином давно уже установленное “старейшинство”. Но Константин отказался уходить из Ростова. Он предлагал варианты: либо Ростов — старейший город и Владимир пригород, либо соглашался сохранить столицей Владимир, но при условии, что и Ростов останется за ним. Возмущенный Всеволод послал за Юрием и передал ему “старейшинство”.

Это решение умирающего князя предопределило противостояние и прямые усобицы между двумя главными центрами Северо-Восточной Руси после смерти Всеволода Юрьевича, последовавшей в 1212 году. Константин, остававшийся в Ростове, в послании брату признавал отцовское завещание об уделах, но не отказывался от “старейшинства”, Юрий, оказавшийся во Владимире, настаивал на том, что “старейшинство” принадлежит ему. Вновь начались усобицы, теперь уже между братьями Всеволодовичами.

Противоречия подогревало и то обстоятельство, что во Владимире не было своей епархии и многое зависело от позиции епископа, традиционно занимавшего Ростовскую кафедру. Юрий направил к митрополиту в Киев на поставление владимирским епископом Симона, игумена Рождественского монастыря (это тот самый Симона, послания которого Поликарпу составят в 20-е годы XIII века основу “Киево-Печерского патерика”). Митрополит же, по традиции, поставил Симона на Ростов и Суздаль. Константин тоже направил к митрополиту своего духовника Пахомия, игумена монастыря святого Петра в Ростове. Тогда митрополит согласился на раздел: Пахомий стал епископом в Ростове, Ярославле, и Переяславле, а Симон — во Владимире, Суздале и Юрьеве.

Самым разрушительным в противоборстве братьев оказался 1216 год. Началось все с жалобы Мстислава Удалого на своего зятя Ярослава Всеволодовича. В 1214 году Ярослав, сев вместо Мстислава Удалого в Новгороде, начал чинить расправы над неугодными ему лицами, начиная с тысяцкого. Имущество их отбиралось, захваченных новгородцев отправляли в Тверь, где их содержали под стражей, а затем более двухсот новгородских купцов были заключены в темницах по разным городам. Затем Ярослав покинул Новгород, занял Торжок и тем самым перекрыл все пути в Новгород для поставки продовольствия. В Новгороде начался страшный голод. В этих условиях Мстислав Мстиславич вернулся в Новгород и направил депутацию в Торжок к Ярославу. Но Ярослав по-прежнему не пропускал в Новгород “ни воза” и захватывал купцов.

Мстислав решил просить о содействии Константина и Юрия, дабы унять Ярослава. Константин внял, Юрий же занял противоположную позицию. Константин, как обычно, пытался решить противоречия миром, Юрий, тоже как обычно, мириться не хотел. В результате, 21 апреля 1216 года на реке Липице близ Юрьева-Польского, в канун татаро-монгольского нашествия, произошла одна из самых жестоких и кровавых междоусобных битв (Липецкая битва) в русской истории. На одной стороне выступили князья Северо-Западной Руси, ориентировавшиеся в данном случае на Новгород: Константин Всеволодович, Мстислав Удалой, в то время новгородский князь, князь псковский Владимир, Владимир Рюрикович из Смоленска. С другой стороны княжескую коалицию возглавляли Юрий и Ярослав Всеволодовичи. По Татищеву, в Липецкой битве погибло “Юрьевых и его братьев 17250, ростовцев же, смольнян и новогородцев — 2550, междо которыми много знатных людей и хърабрейших пало”. В ряде летописей XV — XVI веков называются иные цифры: погибло 9233 суздальцев, а в “полку” Мстислава лишь четыре новгородца и один смолнянин, что, конечно, совершенно невероятно. Никоновская летопись дает цифру 17200 суздальцев, “кроме пешцев”, а противников Юрия (всех) — 550, тоже “кроме пешцев”. Почему их не учитывают — неясно: обычно именно “пешци” начинали битву и, естественно, первыми несли потери. Текст Татищева в данном случае представляется наиболее приближенным по времени к описываемым событиям: в нем содержатся точные даты с указанием дней недели, которые однозначно указывают на 1216 год по мартовскому стилю. Но “арифметической” точностью далеко не всегда отличались и современники.

Константин после победы занял Владимир, а Юрия отправил в Радилов на Волге. Простил Константин и Ярослава, ограничившись выговором. Но Мстислав потребовал от своего зятя Ярослава вернуть дочь, и это требование пришлось выполнить. Вскоре Константин смягчил гнев и на Юрия, дав ему Суздаль и завещая великое княжение, с тем, чтобы Юрий после себя передал его старшему сыну Константина.

Через два года, 2 февраля 1218 года Константин скончался. Татищев дает заключение: “Великий был охотник к чтению книг и научен был многим наукам, того ради имел при себе людей ученых, многие древние книги греческие ценою высокою купил и велел переводить на руский язык. Многие дела древних князей собрал и сам писал, також и другие с ним трудилися. Он имел одних греческих книг более 1000, которые частию покупал, частию патриархи, ведая его любомудрие, в дар посылали сего ради. Был кроток, богобоязнен, все разговоры его словесы книжными и учении полезными исполнены были”.

Юрий, став великим князем, довольно успешно действовал на востоке, укрепляя пограничные с болгарами районы. В 1219 году он послал сына Святослава на болгар, и поход принес успех и военный, и дипломатический. В 1221 году у устья Оки был заложен Нижний Новгород, которому скоро пришлось отбиваться от нападений со стороны мордвы. Но на западе положение было менее обеспеченным — в Ливонию вторглись “немцы”, т.е. католические ордена, забиравшие традиционную дань с этих земель у новгородцев и псковичан, а отношения у новгородцев с суздальскими назначенцами постоянно оставались напряженными и прямо враждебными. Рязанские князья вышли из подчинения Владимиру. В целом к предстоящим тяжелым испытаниям, о которых предупреждало сражение на Калке, ни одно княжество Северо-Восточной Руси, также как и ни одно княжество Южной Руси, не были готово именно из-за непрекращающихся усобиц.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

§ 1. Ростово-Суздальская земля в XII–XIII вв.

§ 1. Ростово-Суздальская земля в XII–XIII вв.

Границы. Население. Ранняя история. Киевский летописец начала XII в. воспринимал земли в Волжско-Клязьменском междуречье как страну, заселенную неславянскими племенами: «На Белеозере седеть весь, а на Ростовьском озере меря, а на Клещине озере меря же». Эти угро-финские племена — мерю и вепсов (весь) он внес в свой перечень народов, «иже дань дають Руси». К началу XII в. такая характеристика уже мало соответствовала действительности.

Уже с конца IX в., судя по результатам исследований археологов, началось заселение этой территории восточными славянами, искавшими на этой, еще достаточно редко заселенной территории, новых земель для распашки. Особенно, вероятно, привлекали их плодородные земли Суздальского ополья. И данные диалектологии, и наблюдения археологов говорят о том, что в IX–X вв. главный поток славянской колонизации направлялся в этот ареал с территории новгородских «словен». Возможно, с этим связано, что исторические судьбы населения Волго-Окского междуречья в это время тесно переплелись с историческими судьбами «словен», вместе с ними оно вошло в состав Древнерусского государства. С конца X в. можно говорить о начале нового этапа в этнической истории региона, когда восточнославянские пришельцы начинают оказывать все более сильное влияние на образ жизни местного мерянского населения. На мерянских поселениях появились древнерусские орудия труда и бытовые предметы. Тесные контакты привели затем к смешению восточнославянского населения с угро-финским и к ассимиляции последнего. На территории, занимаемой «мерей», этот процесс завершился в XII столетии. К этому времени к движению населения с территории «словен» прибавился приток смоленских кривичей и ряда групп южнорусского населения, искавшего здесь убежища от набегов кочевников. Процесс славянизации края развивался неравномерно. Этническая обособленность более северных вепсов — «веси» сохранялась еще в течение длительного времени.

Южнее, в бассейне Оки и ее притоков располагались земли вятичей, в X–XI вв. еще слабо связанные с Древнерусским государством. В конце XI в. у них был собственный князь Ходота, на которого ходил походом Владимир Мономах. Долгое время путь из Киева на северо-восток «сквозе вятиче» был трудным и опасным. Связи центра Древнерусского государства с землями в Волго-Клязьминском междуречье поддерживались через Смоленск (по Волге) и через Новгород. В составе Древнерусского государства эти земли были далекой периферийной окраиной, привлекавшей к себе внимание киевских князей главным образом потому, что через них проходил Волжский торговый путь, который они стремились контролировать.

Хотя Владимир в начале XI в. держал какое-то время в Ростове своего сына Ярослава, сам Ярослав не послал на стол в Ростов никого из своих сыновей. После его смерти Ростовская волость вместе с рядом других территорий досталась его третьему сыну Всеволоду, который, по-видимому, ни разу там не бывал. Больше внимания уделил этому краю Владимир Мономах. Известно, что он четыре раза посещал Ростовскую волость и построил в Ростове Успенский собор по образцу Успенского собора Киево-Печерского монастыря. Им был основан в 1108 г. город Владимир на Клязьме, сыгравший позднее большую роль в исторических судьбах Ростовской земли. Но передача Мономахом Ростовской волости одному из младших сыновей — Юрию показывает, что эту часть своих владений он не считал особо ценной. К середине XII в. роль и положение этих земель изменились, край экономически окреп. В итоге Юрий, получивший прозвище Долгорукого, смог выступить с притязаниями на киевский стол.

Первоначально малое внимание киевских правителей к Ростовской волости, видимо, объяснялось тем, что территория, подчинявшаяся здесь киевским князьям, была сравнительно невелика. Малоплодородная, как и другие земли на севере Руси (исключением были плодородные почвы Владимирского ополья), редко заселенная далекая окраина, население которой в то время было еще в значительной мере угро-финским и упорно сопротивлялось новым порядкам, не была для них особо привлекательным объектом. Именно с этой территорией связаны сообщения летописных источников XI в. о выступлениях населения в поддержку приверженцев языческой веры — волхвов. В 1024 г. «въсташа волъсви» в Суздале, и потребовалось вмешательство прибывшего из Новгорода Ярослаба. В 70-х гг. X в. волнения, вызванные волхвами, охватили территорию от Ярославля до Белоозера. Тогда же был убит язычниками первый ростовский епископ Леонтий. Характерно, что после короткого промежутка в 70-х гг. XI в. епископская кафедра стала постоянно действовать в Ростове лишь с середины XII в. Сбор дани в этом крае был, по-видимому, делом достаточно трудным и опасным, особенно в земле вятичей. Не случайно Владимир Мономах отметил в своем «Поучении» как достойное упоминания событие — свою поездку в Ростов «сквозе вятиче». Вятичи убивали приходивших к ним христианских миссионеров. Еще в XII в. в долине реки Москвы сохранялись языческие погребальные обряды.

X век принес значительные перемены. Уже в правление Юрия Долгорукого на территории Ростовской волости заметно расширилась сеть княжеских «градов». Среди них были такие, положившие начало известным затем городским центрам Северо-Восточной Руси, как Юрьев Польский, Дмитров, Кснятин. Это означало укрепление на указанной территории институтов управления и социальных порядков, характерных для Древнерусского государства. Сама Ростовская волость заметно расширилась прежде всего далеко на север. Здесь, на притоках Северной Двины во второй половине XII в. ростовские сборщики дани сталкивались с новгородскими. В 1178 г. был основан Устюг, который стал форпостом ростовского влияния на севере Восточной Европы. На юге в состав Ростовской волости вошла северная часть земливятичей. Одним из опорных пунктов государственной власти на этой территории стала крепость Москва, заложенная в 1156 г. на устье реки Неглинной (ранее на этом месте стоял княжеский двор, где в 1147 г., как зафиксировала летопись, Юрий Долгорукий принимал своего союзника — князя Святослава Ольговича). Продвижение границ Ростовской земли на восток и юго-восток привело к столкновению интересов правителей этой земли с интересами Волжской Болгарии, также стремившейся укрепить свое влияние в районе Верхнего Поволжья. После ряда войн второй половины XII — первых десятилетий XIII в. в состав Ростовской земли вошли земли по течению Волги вплоть до впадения в нее Оки. На Волге были также поставлены крепости — опорные пункты княжеской власти: Городец (упоминается в 1172 г.) и Нижний Новгород (основан в 1221 г.). В отличие от южнорусских земель Ростовская земля не подвергалась в то время набегам кочевников, ее население увеличивалось за счет притока населения с юга. Все это способствовало тому, что, располагая значительными и все более возраставшими с течением времени силами и средствами, правители Ростовской земли оказывали весьма значительное влияние на исторические судьбы Древней Руси в XII–XIII вв.

По своему общественному строю Ростовская земля никак существенно не отличалась от других древнерусских земель. И здесь главной господствующей социальной группой была дружина, прежде всего та ее часть, которая сидела в центре земли — Ростове и опиралась на поддержку его населения. Ее руководству подчинялись дружины, сидевшие в других «градах» и также сумевшие завязать связи с их населением. Эта дружинная организация в условиях долгого отсутствия носителей высшей власти, вероятно, превратилась в самостоятельную политическую силу, с которой правители вынуждены были серьезно считаться.

Юрий Долгорукий. Андрей Боголюбский: князь и местное боярство. Юрий Долгорукий, первый самостоятельный правитель Ростовской земли, жил не в ее центре — Ростове, а в Суздале. Предполагают, что он стремился возвысить местную верхушку, чтобы ослабить роль и значение сидевшей в Ростове «старшей» дружины. Этой цели ему, однако, добиться не удалось, что показали события, последовавшие после его смерти. Первый правитель Ростовской земли, он считал главной своей целью овладеть киевским столом, принадлежавшим его отцу Владимиру Мономаху. К 1154 г. ему после ряда войн удалось овладеть Киевом, и он стремился удержать Киев и Киевскую землю за своими потомками. По завещанию Юрия Долгорукого Киев и Киевская земля должны были перейти к его старшим сыновьям, а Ростовская земля предназначалась младшим сыновьям — Михалку и Всеволоду. Дружина принесла присягу, обязавшись выполнить завещание князя, но после его смерти в 1157 г. «Ростовци и Суждальци, здумавше вси, пояша Андрея сына его старейшаго и посадиша и (его. — Авт.) в Ростове на отни столе и Суждали». Таким образом, совместное решение «старшей» дружины и населения двух главных центров земли оказалось сильнее распоряжений князя.

Пришедший к власти таким способом старший сын Юрия Долгорукого Андрей стремился в дальнейшем укрепить свою власть. Так, в 1162 г. он выгнал из земли трех своих младших братьев и двух племянников, а вместе с ними «передних мужей» своего отца, «хотя, — как говорится в летописи, — самовластець быти всей Суждальской земли». Тем членам семьи, клму он позволил остаться, Андрей давал лишь отдельные поручения, не выделяя уделов. Когда ростовский епископ Леон вызвал недовольство князя, он также был изгнан.

Андрей Юрьевич был одним из самых могущественных правителей Древней Руси второй половины XII в. Его брат Глеб сидел в Переяславле Южном, его политическому руководству подчинялись смоленские и черниговские князья. В 1169 г. союз этих князей во главе с Андреем выгнал из Киева князя Мстислава Изяславича, но в отличие от отца Андрей не захотел править в Киеве, а передал его своему младшему брату Глебу, а после его смерти — смоленскому князю Роману. В этих событиях нашел свое выражение упадок роли и значения Киева как главного политического центра Древней Руси. Еще более обширный союз князей (вместе с ростовской ратью шли смоленские, полоцкие и рязанские князья) принял участие в организованном Андреем в 1170 г. походе на Новгород, чтобы заставить новгородцев принять ставленника Андрея — князя Святослава Ростиславича, но под Новгородом войско этих князей потерпело поражение.

Стремясь создать в Ростовской земле опору собственной власти, Андрей сделал. своей постоянной-резиденцией г. Владимир-на-Клязьме. Здесь им была построена сильная крепость с каменными Золотыми и Серебряными воротами и Успенский собор, которому в будущем предстояло стать на длительное время главным церковным храмом Руси. Однако ослабить положение ростовского боярства ему не удалось. В исторической традиции князь Андрей получил прозвище Боголюбского — от названия расположенного недалеко от Владимира поселения Боголюбово где князь создал для себя резиденцию — каменный дворец и храм, окруженные каменными же укреплениями. Укрепления эти, однако, не помогли князю. Он стал жертвой заговора близких доверенных слуг, которые напали на него в его спальне. Андрей Юрьевич был убит 28 июня 1174 г. После его смерти «старшая» дружина в Ростове снова стала распоряжаться судьбами Ростовской земли.

Борьба за власть в Ростово-Суздальской земле. Великий князь Всеволод Юрьевич. Вопрос о том, кто займет княжеский трон после смерти Андрея, решался на съезде, где собрались «Ростовци, и Суждальци и Переяславци и вся дружина от мала до велика». Здесь, по решению дружин и населения трех главных центров земли, на княжеский трон были приглашены племянники Андрея, Мстислав и Ярополк Ростиславичи. Этих князей «старшая» дружина главных центров земли рассматривала как своих ставленников, которые должны были выполнять их волю. Когда в начавшейся войне старший из князей выразил желание заключить мир с противником, то ему было определенно заявлено: «аще ты мир даси ему, то мы не дамы». С притязаниями на отцовское наследство, не считаясь с волей «старшей» дружины, выступили младшие сыновья Юрия Долгорукого Михалко и Всеволод, и они нашли сторонников среди местного населения. В разгоревшейся войне решался вопрос о характере политического строя Ростовской земли в будущем. Война, в которой ростовских бояр поддерживали рязанские князья, а Михалко и Всеволод нашли себе опору в Чернигове, растянулась на несколько лет. Уже после смерти Михалки, в 1177 г. в битве у Юрьева-Польского ростовская «старшая» дружина потерпела поражение в борьбе с войсками Всеволода. Многие ростовские бояре были убиты, другие оказались в тюрьме, победители «села болярьская взяша, и кони, и скот».

Два важных обстоятельства сыграли свою роль в победе сыновей Юрия Долгорукого. Во-первых, они сумели использовать в своих интересах противоречия между «старшими» и «младшими» городами земли. «Старшая» дружина в Ростове и Суздале считала, что может самостоятельно распоряжаться судьбами земли, направляя дружинам, сидящим в «младших» городах, свои приказы и не привлекая при этом ни дружинников, ни население этих городов к принятию решений («на что стареишии здумають, на томь же и пригороди стануть»). Особенно активно на стороне Михалки и Всеволода выступило население Владимира. Признав своим князем Михалка, владимирцы, даже в условиях, когда местная дружина отсутствовала, в течение 7 недель выдерживали осаду войска всей Ростовской земли. В войне ростовское боярство могло опираться на поддержку дружины «старших» городов, но постепенно теряло поддержку их простого населения, видевшего в сильной княжеской власти защитника от притеснений со стороны боярства. Так, жители Суздаля дали знать Михалку, что против него выступают только бояре, а вовсе не простые жители города. Именно во время этой борьбы в летописи появляются первые упоминания о «купцах» как особой группе населения. В частности, после одержанной Всеволодом победу «купцы» требовали от него казнить или ослепить захваченных в плен противников.

Таким образом, попытки «старшей» дружины Ростова распоряжаться судьбами земли, поставив князей в зависимость от себя, потерпели неудачу. «Старшая дружина» Всеволода и его преемников по традиции подчинялась руководящей роли княжеской власти. Главным центром земли и постоянной резиденцией князя стал город Владимир, и со временем Ссверо-Восточная Русь стала называться Владимирским великим княжением. Княжеская власть извлекла уроки из происшедших событий и стремилась в дальнейшем подчеркивать свою роль защитника общественных низов от произвола вышестоящих. Не случайно в летописном некрологе Всеволода указывалось, что он вершил «суд истинен и нелицемерен, не обинуяся лица сильных своих бояр, обидящих менших и работящих и насилье творящих».

Всеволод Юрьевич был одним из наиболее могущественных правителей Древней Руси последних десятилетий XII — начала XIII в. Он первым из древнерусских князей принял титул «великого князя». Поскольку Всеволод был предком всех многочисленных князей, правивших на землях Северо-Восточной Руси в последующие столетия, в исторической традиции он получил прозвище Большое Гнездо. В отличие от старшего брата Андрея он не организовывал грандиозных военных походов, но часто добивался поставленных целей с помощью искусной дипломатии. Ему удалось добиться взаимопонимания с влиятельными группировками новгородского боярства, и большую часть времени его княжения на новгородском столе сидели его ставленники. Его вассалами были рязанские князья, ходившие в походы по его приказу, а он обеспечивал защиту их владений от нападений со стороны волжских болгар. Всеволод выступал в качестве арбитра в спорах между ними, распределяя «волости». Его политическому руководству подчинялись и смоленские князья, один из которых, Рюрик Ростиславич, благодаря поддержке Всеволода длительное время удерживал в своих руках киевский стол. Он сумел присоединить к своим владениям Переяславль Южный, куда направил в 1201 г. на княжение сына Ярослава. Не случайно в некрологе Всеволоду говорилось: «не токмо единои Суждальскои земли заступник бе, но и всем странам земля Роусьскыя». С непокорными Всеволод обращался сурово. Узнав, что рязанские князья ведут переговоры о союзе с его врагами — черниговскими князьями, он прибег к суровым мерам. Заподозренные в измене рязанские князья были заключены в тюрьму, а в Рязани Всеволод посадил своего сына Ярослава (1208 г.), а когда в следующем году рязанцы стали выступать против нового князя, то Всеволод сжег и разрушил этот город, а его жителей «розосла… по своим городам». Арестованные князья были освобождены из тюрьмы лишь после смерти великого князя.

Начало феодальной раздробленности в Ростово-Суздальской земле. После смерти Всеволода в 1212 г. в СевероВосточной Руси опять начались смуты. Связано это было с началом феодальной раздробленности в самой Ростовской земле, территория которой была поделена на ряд княжеств между сыновьями Всеволода. Между ними началась борьба за власть и влияние. В 1216 г. в битве на Липице встретились войска его старшего сына Константина, которого поддерживали новгородцы, с войсками его младших братьев — Юрия и Ярослава. Все же, несмотря на эти усобицы, определенное единство земли сохранялось. Постепенно установился порядок, по которому во главе «земли» стоял старший среди членов княжеского рода — великий князь, сидевший в ее столице — Владимире. Младшие члены рода, сидевшие на княжеских столах в Ростове, Переяславле-Залесском, Юрьеве и других городах, подчинялись его руководству и ходили в походы по его приказу. Преемники Всеволода уже не пользовались столь большим влиянием на общерусские дела, но все же им удалось сохранить тесные связи с Новгородом, где на столе в первой половине XIII в. часто сидели Ярослав Всеволодович и его сын Александр. Члены княжеского рода продолжали сидеть и в Переяславле Южном.

ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЕ КНЯЖЕСТВО — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Государство в Северо-Восточной Руси, существовавшее в 1157 – 1362 гг.

Образовалось оно в 1157 г., когда Андрей Юрьевич Боголюбский перенес столицу Ростово-Суздальской земли из Суздаля во Владимир (на Клязьме). Ядро территории княжества составили земли в междуречье средней Оки и верхней Волги. При князьях Андрее Юрьевиче Боголюбском (1157 – 1174 гг.), Всеволоде Юрьевиче Большое Гнездо (1176 – 1212 гг.) и Юрии Всеволодовиче (1212 – 1216 и 1218 – 1238 гг.) территория княжества расширилась в направлениях на восток (до низовьев Клязьмы и Оки и до Волги на участке Городец (Городец Радилов) – Нижний Новгород) и на северо-восток (в бассейн Северной Двины и в район к северо-востоку от Костромы).

С 1212 г. начался процесс постепенного дробления Владимиро-Суздальского княжества – выделение в нем автономных удельных княжеств, которые постепенно обретали все бóльшую самостоятельность. До монгольского нашествия, в 1212 – 1237 гг., возникли княжества Ростовское, Переяславское (с центром в нынешнем Переславле-Залесском), Юрьевское (с центром в нынешнем Юрьеве-Польском), Стародубское, Ярославское, Углицкое; после монгольского нашествия, в 1247 – 1270-х гг. – Тверское, Московское, Суздальское, Белозерское, Костромское, Галицкое (с центром в Галиче-Мерьском), Городецкое. В итоге к 1270-м гг. территория, непосредственно подвластная главе государства (великому князю) – великокняжеский домен – сократилась до небольшой территории по среднему и нижнему течению Клязьмы и в дальнейшем если и увеличивалась, то незначительно.

При Всеволоде Большое Гнездо Владимиро-Суздальское княжество стало одним из четырех (наряду с Черниговским, Смоленским и Волынским) наиболее сильных на Руси – и оставалось таковым вплоть до монгольского нашествия. Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо вели наступательную внешнюю политику на Средней Волге (совершив ряд походов на Волжскую Булгарию), пытались поставить в зависимость от себя Новгородскую республику (безуспешно) и Рязанское княжество (успешно). Андрей Боголюбский неудачно пытался также сделать своими вассалами южнорусских князей; овладев в ходе этой попытки в 1169 г. Киевом, он приобрел титул великого князя – который и сохраняли потом все главы Владимиро-Суздальского княжества (хотя Киевом практически никогда уже не распоряжались). 1160-е – 1230-е гг. стали временем расцвета культуры Владимиро-Суздальского княжества – выразившемся прежде всего в формировании в нем самобытной архитектурной традиции.

Уже в последней трети XII в. во Владимиро-Суздальском княжестве сформировалась политическая традиция, заимствованная потом Московским великим княжеством и выросшей из этого последнего Россией, – традиция сильной единоличной власти, возвышающейся над подданными и окружаемой едва ли не священным ореолом. При сохранении вечевых традиций в старейших городах княжества (Ростов и Суздаль) уже при Андрее Боголюбском во Владимиро-Суздальском княжестве утвердилась самая сильная на Руси княжеская власть. Вплоть до 1270-х гг. великий князь владимирский являл собой подлинного главу Северо-Восточной, а временами и Северо-Западной Руси. Он распоряжался как своими вассалами не только удельными князьями, но и (в первой трети XIII в., при Всеволоде Большое Гнездо и Юрии Всеволодовиче) князьями Рязанского княжества, а также диктовал зачастую свою волю Новгородской республике. После 1270-х гг. власть великого князя над удельными (которые около середины XIV в. сами стали именовать себя великими) ослабла, но зато упрочилось его положение в Новгороде: со времен Александра Ярославича Невского (1252 – 1263 гг.) в Новгород приглашались исключительно владимирские князья.

В результате монгольского нашествия, в 1243 г., Владимиро-Суздальское княжество попало в вассальную зависимость от Золотой Орды. Ярлык на великое княжение владимирское выдавали отныне золотоордынские «цари» (ханы). С 1305 г. великий князь владимирский отвечал перед ними за сбор и доставку дани («ордынского выхода») с территории не только северо-Восточной, но и Северо-Западной Руси. В 1281 – 1325 гг. и в 1359 – 1362 гг. за великое княжение владимирское шла ожесточенная борьба между различными князьями из числа потомков Всеволода Большое Гнездо.

Московский князь Дмитрий Иванович (в будущем – Дмитрий Донской), получив в 1362 г. ярлык на великое княжение владимирское, объявил его своей «отчиной» (т.е. наследственным владением) – и в 1389 г. без санкции золотоордынского «царя» передал его по наследству своему сыну Василию I. Акция 1362 г. означала присоединение великокняжеского домена к великому княжеству Московскому – и, соответственно, поглощение Владимиро-Суздальского княжества Московским.

Владимиро-Суздальское княжество в 12-13 веках

Власть одного человека над другим губит прежде всего властвующего.

Лев Толстой

Владимиро-Суздальское княжество и его история — важная страница российской истории, поскольку уже на рубеже 12-13 веках именно князья из Владимира добились господства над другими княжествами, в результате чего именно Владимиро-Суздальская земля стала  доминировать на Руси, а ее князья стали оказывать наибольшее влияние на политику и уклады не только своего княжества, но и на соседние. Фактически к 13 веку окончательно произошел перенос политического центра Руси с Юга (Киев) на Северо-восток (Владимир и Суздаль).

Географическое положение

Владимиро-Суздальское княжество располагалось в северо-восточной части Руси, в междуречье Оки и Волги.

Карта Владимиро-Суздальской земли в 12-13 веках

Крупнейшие города в княжестве: Владимир, Суздаль, Углич, Тверь, Москва, Кострома, Галич, Белоозеро, Великий Устюг и другие. В основном города располагались в южной части княжества, и чем дальше на север — тем меньше городов.

Границы Владимиро-Суздальского княжества проходили с: Новгородской республикой, Смоленским княжеством, Черниговской землей, Рязанским и Муромским княжествами.

Князья

По Любеческом съезду князей было решено, что Ростово-Суздальская земля (так княжество называлось изначально) передается в управление роду Владимира Мономаха. Поэтому первым князем здесь стал Юрий Долгорукий, сын Мономаха.

Полный список князей:

  • Юрий Долгорукий (годы правления 1125-1155)
  • Андрей Боголюбский (1157-1174)
  • Всеволод Большое Гнездо (1176 — 1212)
  • Юрий Всеволодович (1218 — 1238)
  • Ярослав Всеволодович (1238-1246)
  • Александр Невский (с 1252 года).

Достаточно взглянуть на список, чтобы понять, что именно эти люди пользовались наибольшим влиянием на Руси. Владимиро-Суздальские князья в основном преследовали цель независимости от Киева и подчинение других княжеств своей власти.

Особенности

Политические особенности Владимиро-Суздальского княжества заключались в сильной власти князя. В отличии от большинства других земель, здесь князь был главой и решал все важные вопросы. Схематически политическая особенность данной земли может быть представлена так.

Сильная власть князя была возможна из-за того, что в этих землях было большое количество новых городов, где еще не успело сформироваться сильное боярство. В результате реальная власть была только у князя, а Вече носило только совещательный характер.

В целом же особенности развития княжества в удельный период (12-13 вка) следующие:

  • Неограниченность княжеской власти.
  • Увеличение населения. Люди переселялись в эти земли, поскольку они были сравнительно безопасными от набегов кочевников.
  • В княжестве активно развивалось земледелие. Было множество лесов, служивших естественной защитой.
  • Быстрый рост городов. Это относится как к новым городам, построенным в этот период (Москва, Переяславль-Залесский и другие), так и к старым городам (Владимир, Суздаль, Ростов, Ярославль и другие).
  • Географическое нахождение на пересечении важных торговых путей по Волге и Оке.

Экономические особенности

Несмотря на географическое положение, Владимиро-Суздальская земля обладала большим количеством пашенных земель, что делало сельское хозяйство ключевым аспектом экономического развития региона. Также в этих землях активно развивались и другие промыслы: рыболовство, охота, бортничество.

Большое влияние для экономического развития княжества сыграло переселение людей с юга. Они не просто переселялись, но и несли с собой элементы культуры. Многие из них были ремесленниками, в результате чего ремесло во Владимиро-Суздальской земле стало развиваться очень быстро.

Развитие

Примерно в 30-е годы 12 века Владимиро-Суздальское (на тот момент еще Ростово-Суздальское) княжество избавилось от власти Киева. Так произошло создание собственного княжества, которое значительно отличалось от других по форме политического устройства. Во Владимире была сильна княжеская власть. Во многом это и послужило причиной возвышения этих земель на другими. Достаточно вспомнить, что в других княжествах система управления была другой и менее эффективной: в Новгороде правили бояре через Вече, а в Галицко-Волынских землях власть князя была сопоставимой с властью бояр.

Изначально княжество называлось Ростово-Суздальским (при Долгоруком), затем Суздальской землей (при Боголюбском) и только потом Владимиро-Суздальской землей (при Большое Гнездо).

Важное событие для этого княжество случилось в 1238 году — оно подверглось нашествию татаро-монголов. Причем это было одно из первых княжеств для вторжения монголов, поэтому на Владимиро-Суздальскую землю пришелся основной удар. В результате с 1238 года княжество признало монгольскую власть и находилось в зависимости от Орды.

Культура

Культура Владимиро-Суздальской земли сложилось многогранной. Расцвета здесь достигло летописание. Характерная черта летописей этого княжества — подчеркивание величие княжества над другими, а также особое положение города Владимир.

В этих землях активно развивалась архитектура и строительство. Строители чаще всего использовали камень-известняк белого цвета. Пик строительства пришелся на правление Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо.

В городе Владимир были возведены каменные стены с золотыми воротами, а также построен Успенский собор. Именно в этом храме хранились главные религиозные святыни княжества. Позже, во времена правления Всеволода Большое Гнездо, в городе был построен Дмитриевский собор. В Боголюбове был построен один из уникальнейших архитектурных памятников Древней Руси — церковь Покрова на Нерли. Церковь была построена по приказу Андрея Боголюбского на берегу реки Нерль.

Обращает на себя внимание и развитие живописи. Например, фрески Успенского и Дмитриевского соборов поражают своим изяществом.

Владимиро-Суздальская земля — История России

Дмитриевский собор во Владимире-на-Клязьме. 1194 год.

В результате расчленения Древнерусского государства на территории Руси в XI—XII вв. сложились свыше десятка крупных княжеств — Владимиро-Суздальское, Полоцко-Минское, Турово-Пинское, Смоленское, Галицко-Волынское, Киевское, Переяславское, Черниговское, Тмутараканское, Муромское и Рязанское, а также феодальные республики — Новгородская и Псковская. Наибольшее значение из обособившихся земель получило Ростово-Суздальское (позднее Владимиро-Суздальское) княжество — основная часть будущей Великороссии.

В Ростово-Суздальской земле предпосылкой для усиления княжеской власти явилось наличие рано сложившихся княжеских владений и городов, возникших на базе местного ремесла и связанных с торговлей, которая велась с Востоком по Волге и с Западной Европой по системе рек, соединявших Ростово-Суздальскую землю с Балтийским морем.

Ростово-Суздальская земля вышла из-под власти Киева в 30-х годах XII в., когда в ней княжил сын Мономаха Юрий Владимирович (1125— 1157), прозванный Долгоруким. Он первым из суздальских князей, стал добиваться преобладания на Руси. При нём влияние Ростово-Суздальской земли распространялось на Новгород, Муром и Рязань и, кроме того, был установлен прочный союз с Галицкой землёй. Желая объединить в своих руках власть на Руси, Юрий стремился укрепиться в Киеве. Суздальские войска овладели этим стольным городом. Однако после смерти Юрия киевские горожане поспешили порвать свою зависимость от суздальских князей, разграбив дворы Юрия, его сторонников и купцов по всей Киевской земле.

Ростово-Суздальская Русь в середине XII в. переживала значительный экономический подъём. Здесь развивалась земледельческая культура. Строились и росли новые города — Владимир-на-Клязьме, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Звенигород, Дмитров и др. Была основана Москва (впервые она упомянута в летописи под 1147 г.), ставшая позднее центром объединения феодально-раздробленной Руси в единое государство.

Дощечка с азбукой. XIII-XIV века. Обнаружена при раскопках в Новгороде в 1954 году.

Преемник Юрия, князь Андрей Юрьевич Боголюбский (1157—1174), опиравшийся на дворян и поддерживаемый горожанами Ростова, Суздаля и жителями других городов, решительно боролся с непокорным боярством. Он сделал своей столицей Владимир, где был сильный торгово-ремесленный посад, присвоил себе титул великого князя всей Руси и стремился распространить свою власть на Киев и Новгород. Продолжая соперничать с волынскими князьями Андрей Боголюбский организовал в 1169 г. поход соединённых суздальских, черниговских, смоленских, полоцко-минских и других полков на Киев, захватил его и вывез многие богатства в свою землю, передав древнюю столицу в управление одному из своих ставленников. Это довершило упадок Киева. Новгород был вынужден принимать на княжение лиц, угодных Андрею. Но объединительная политика князя Андрея Боголюбского была неожиданно прервана. Он был убит, как уже указывалось выше, заговорщиками из числа бояр и разбогатевших дружинников. Его преемник Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1177—1212) подавил сопротивление феодальной знати и казнил ряд бояр. Автор «Слова о полку Игореве», подчёркивая силу и могущество его полков, писал, что они могли «Волгу вёслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать».

Черниговские и смоленские князья, правившие в Киеве, считали Всеволода своим «господином». Всеволод помышлял о присоединении к своим владениям и Галицкой земли. Новгородскими князьями и посадниками были владимирские ставленники, и даже местный архиепископ фактически назначался Всеволодом. К этому времени владимирские князья сломили «непокорство» и рязанских князей. По образному выражению автора «Слова о полку Игореве», Всеволод мог стрелять ими, как «живыми стрелами». Владимиросуздальские князья стремились закрепить свою власть в бассейне Волги, Камы (где жили мордва и мари) и Северной Двины, куда направлялась русская колонизация. Были основаны такие города-крепости, как Устюг и Нижний Новгород (1221 г.). С народами Кавказа велась торговля по Волге. С Закавказьем, кроме того, имелись и политические связи.

В составе древнерусского государства (XI-XIII вв.) 

Кандидат исторических наук, доцент, заместитель декана
исторического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова

Елена Владиславовна Спиридонова 

​История ярославских земель тесно связана с историей древнерусского государства. После гибели в 1015 году княжившего в Ростове Бориса Владимировича, ростовские земли на долгий срок остаются фактически без князя и управляются наместниками. Номинальным князем, управлявшим княжеством из Киева ряд исследователей называют Ярослава Мудрого, хотя есть версии о передаче им власти сыновьям – Владимиру, а позднее Ростиславу.

После смерти Ярослава Мудрого ростовским князем становится Всеволод Ярославович, и ярославский край, включавший помимо Ростова еще Белоозеро и Суздаль, оказался присоединенным к южным землям, а точнее к Переславлю Южному, составлявшему вотчину Всеволода. Правда, в летописи есть упоминание о том, что в 1071 году на Белоозере собирал дань воевода черниговского князя Святослава Ярославовича, тот самый Ян Вышатич, подавивший выступление волхвов. Возможно, часть указанных территорий была даннической областью Святослава.

Следующим ростовским князем был Владимир Мономах, который, согласно летописям, неоднократно бывал в городе. В 1096 году Ростов на короткое время был захвачен черниговским князем Олегом Святославовичем, убившим Изяслава, сына Владимира Мономаха. Но вскоре он был изгнан Мстиславом Владимировичем. В 1097 году на Любеческом княжеском съезде было официально подтверждено право Мономаховичей на Ростово-Суздальские земли.

Дальнейшая история княжества связана с правлением Юрия Всеволодовича Долгорукого. При нем Ростов постепенно начинает отступать на второй план, уступая место относительно новым городам, в первую очередь Суздалю. Хотя Юрием немало было сделано для развития княжества, в частности были основаны новые города, такие как Переславль, Юрьев-Польской, Москва и другие, главной его целью всегда было киевское княжество. Он пытался удержать за собой Переславль Южный, обещая отдать взамен Ростов и Суздаль, регулярно совершал походы на Киев. В 1149 году конфликт между Юрием и киевским князем Изяславом  достиг своего апогея. Изяслав и его брат Ростислав Мстиславовичи, объединившись с новгородцами, сожгли города и села от устья Медведицы по Волге до Ярославля, захватив около 7 тысяч пленных. Но уже в конце того же года счастье отвернулось от Изяслава и Юрию удалось захватить Киев.

Расцвет Ростово-Суздальского княжества большинство исследователей связывают с правлением второго сына Юрия — Андрея Боголюбского. Став киевским князем, Юрий предполагал отдать Ростов и Суздаль младшим детям, а Андрею должен был достаться Вышгород (пригород Киева). Но еще в 1154 году он, вместе с женой, тайно уезжает на север.

При Андрее продолжается колонизаторская деятельность,  строятся  новые города, каменный храмы и монастыри. В 1157 году князь переносит столицу во Владимир и строит в устье Нерли свою резиденцию – Боголюбово. За Ростовом остается роль духовного и церковно-иерархического центра. Владимирско-Суздальские земли в этот период, по мнению Д. Корсакова, включали Ростов, Суздаль, Ярославль, Владимир, Белоозеро, Углич, Мологу и Переславль. Внимание к установлению единоначалия на собственных землях не мешало Андрею Боголюбскому вмешиваться в княжеские усобицы в других землях, решая их в свою пользу.  В 1169 году он захватывает Киев, но не остается в нем на княжение, а с титулом великого князя возвращается во Владимир.  Однако жесткая и самовластная политика Андрея натолкнулась на сопротивление старой знати, и в 1174 году в результате боярского заговора князь был убит.

После его смерти несколько лет продолжается междоусобная борьба за княжеский престол между младшими братьями и племянниками Андрея.  В итоге в 1177 году князем становится сын Юрия Долгорукого Всеволод Большое Гнездо. Историки считают его умным, расчетливым и хладнокровным правителем, который медленно, но верно шел к намеченной цели. Опираясь на городское население, он ограничил самоуправство бояр. В годы его правление Владимиро-Суздальское княжество значительно усилилось, став одним из крупнейших на Руси.

Следующим этапом в истории Ярославского края стал период удельных княжеств. В 1207 году Всеволод выделил старшему сыну в управление Ростов и еще 5 городов. В 1212 году он назначает Константина своим преемником, но тот, желая сохранить за собой Ростов, отказывается, в итоге Всеволод завещает Владимир младшему сыну – Юрию.  В том же году после смерти великого князя начинается междоусобная борьба между братьями, которая завершается в 1216 году победой Константина, объединившего под своей властью ростовские и владимирские земли.

Константин много сделал для культурного развития княжества. Он был хорошо образован, знал иностранные языки. При нем в Спасо-Преображенском монастыре было основано первое в Северо-Восточной Руси училище, которому он завещал свою богатейшую библиотеку. Недаром Константин, как и Ярослав когда-то получил прозвище Мудрый. В Ростове и Переславле в это время велось свое летописание, в Ярославле в 1215 году был построен каменный Успенский собор.

В 1218 году незадолго до смерти Константин разделил свое княжество между сыновьями, а Владимир вернул брату Юрию.  Василько, которому было тогда 10 лет, получает Ростов, 8-летний Всеволод — Ярославль (включая земли по Мологе и Сити), а 4-летний Владимир – Белоозеро. В дальнейшем, Владимир становится угличским князем. В 1219 году удельные княжества получают самостоятельность.  Первые 20 лет после смерти Константина стали одним из самых мирных периодов в истории края. Юрий, не любивший и не умевший воевать, предпочитал не вмешиваться в междоусобицы. Военные действия, как правило, шли за пределами ярославских земель и касались в основном иноплеменников.

Татаро-монгольское нашествие, обрушившееся на Северо-Восточную Русь, тяжело сказалось на развитии ее экономики, культуры, духовной жизни. В январе 1238 года, после разгрома Рязани, войско Батыя двинулось на Владимир. Юрий Всеволодович, после поражения под Коломной,  вновь собирает войска и отступает на реку Сить. В начале февраля монголо-татары берут Владимир, затем, после 5 дней осады был взят Переславль. Серьезно пострадал Ярославль, также захваченный в феврале 1238 года. В ходе археологических раскопок 2005-09 годов на Стрелке было найдено несколько братских могил, в которых были похоронены жители города, в том числе женщины и дети, погибшие в ходе штурма. Ростов и Углич, также покинутые своими войсками и князьями, видимо были взяты без боя. Всего во Владимиро-Суздальской земле только в феврале 1238 года было взято 14 городов, не считая сел и деревень.

На Сити к Юрию присоединяются его племянники Василько, Всеволод и Владимир, а также брат Святослав, князь суздальский, со своими дружинами. К сожалению, Юрий, имея в своем распоряжении достаточно большое по численности войско, не сумел им распорядится. Выбранная князем позиция в 12-15 км выше устья реки лишала дружины возможности отступления, князь даже не сумел организовать сторожевое окружение и разведку.

В итоге войско было отрезано от возможных путей отхода и зажато в болотисто-лесистый мешок верховий реки. 4 марта, под внезапным натиском сплоченного тумена Бурундая, дезорганизованные отряды обратились в бегство. Юрий и ярославский князь Всеволод погибли в битве, ростовский князь Василько попал в плен, и, отказавшись перейти на службу к татарам, был убит в Шернском лесу. Позднее, тела Юрия и Василька были перевезены епископом Кириллом в Ростов и там похоронены.

Татаро-монгольское нашествие было переломным в истории Северо-Восточной Руси. Владимир утратил былое могущество, другие города, хоть и избежали полного разорения, долгое время находились в состоянии упадка. Нашествие Батыя завершилось установлением на Руси образа правления, которое в отечественной историографии называется монгольским игом. Русские князья вынуждены были, получая от хана ярлык на княжение, выплачивать дань и выставлять свои отряды для участия в монгольских походах.

 

Во Владимире после гибели Юрия княжит его брат Ярослав, в Ростове – сын Василька Борис, в Ярославле – сын Всеволода Василий. В Переславле князем становится сын Ярослава Александр Невский. В 1244 году все они побывали в Орде, подтвердив свои права на престол ханским ярлыком. В 1257-58 годах была проведена татарская перепись населения, вызвавшая в ряде мест народные выступления. Видимо, такое восстание было и в Ярославле – битва на Туговой горе. Правда, «Сказание о Туговой горе» было написано значительно позже событий и содержит ряд несоответствий другим источникам. В частности там говорится о гибели ярославских князей Василия и Константина, но, согласно, летописям, Василий умер в 1249 году, а Константин, кроме этого сказания и собственного жития, вообще больше нигде не упоминается. Восстания, вызванные деятельностью баскаков, сборщиков дани, прошли в ряде городов Северо-Восточной Руси и в 1262 году.​

 После смерти Василия Всеволодовича Ярославль некоторое время остается без князя, городом управляют бояре и вдова Василия Ксения. В 1260 году его дочь Мария выходит замуж за смоленского князя Федора Ростиславовича, прозванного Черным, который и положил начало второй династии ярославских князей. Федор активно сотрудничал с Ордой, жил там по несколько лет, а после смерти Марии женился на дочери хана, принявшей православие и получившей имя Анны. В Ярославле, во время его отсутствия опять правит Ксения при малолетнем сыне Федора Михаиле. Но после его смерти, в 1290 году Федор с новой женой и сыном Давидом возвращается и, несмотря на сопротивление Ксении, вновь получает ярославское княжество, где и проживает до своей смерти в 1299 году.  

Несмотря на неоднозначную оценку личности Федора Черного историками, его княжение было мирным и спокойным периодом в истории Ярославского края, что сыграло немаловажную роль в восстановлении разоренных татарами земель. В 1463 году Федор и его сыновья Давид и Константин были канонизированы.

​ ​​​

Продажа земельного участка в Ярославской области площадью 22500 га

Историческая справка:
История Ярославской области берет начало во второй половине XI века: город Ярославль впервые упоминается в летописи 1071 года. Тогда это была крепость, построенная на берегу. Волги для защиты Ростово-Суздальских княжеств от соседних племен. Затем земля неоднократно делилась между князьями, и Ярославль переходил из рук в руки.После Ростово-Суздальского княжества входил в состав Владимиро-Суздальского и Ростовского княжеств. Отдельное Ярославское княжество образовалось только в 1218 году и процветало недолго. Ровно через 20 лет, в 1238 году, на эти земли пришли татаро-монголы. С 1463 года независимое Ярославское княжество перестало существовать, земли вошли в состав Московского царства.

Ярославль ранним утром.

География
Ярославская область расположена на территории Восточно-Европейской равнины.
Его площадь составляет около 36 тысяч квадратных километров. Рельеф преимущественно равнинный, с большим количеством болот.
Здесь находятся Ярослав-Костромская, Ростовская и Молого-Шекснинская низменности, Угличская и Даниловская возвышенности.
Ярославская область богата лесами, они занимают почти половину ее территории.

Центральная часть города Ярославля

В Ярославской области проживает около 1,3 миллиона человек. Более 80% находятся в городах.
В городе Ярославле проживает более 610 000 человек.

Виды Ярославля и Волги с высоты птичьего полета.

Климат

Климат Ярославской области умеренно-континентальный, сезонность ярко выражена.
Средняя температура января -5 ° C, июля + 19 ° C.

Сельское хозяйство.
Сельскохозяйственные угодья занимают 31% территории, в их составе — пашня 70%, многолетние насаждения 1,3%, сенокосы
11%, пастбища 17,4%.

Животноводство и рыболовство.Разводят коров для мясного (Абердин-ангус) и молочного животноводства (породы коров Ярославская, Джерси, черно-пестрая, Эйршир), свиней (Брейтовская), птиц (кур и перепелов), овец (Романовская, Дорсетская, Суффолкская), коз, рыба (осетр, стерлядь), кролики, пчелы.

Растениеводство. Выращивают пшеницу, рожь, овес, ячмень, тритикале, кукурузу (фураж), лен, цикорий, картофель, лук, томаты, огурцы, морковь, столовую свеклу, зеленый горошек, фрукты, ягоды, многолетние травы, однолетние травы.

Андрей Юрьевич | Энциклопедия.com

(ок. 1112–1174), известный как Андрей Юрьевич «Боголюбский», князь Суздальский (Ростовский, Суздальский, Владимирский).

Хотя историки расходятся во мнениях относительно целей Андрея Юревича, установлено, что он защищал традиционный порядок престолонаследия Киеву, но предпочел жить в своей вотчине Владимире, политическое, экономическое, культурное и церковное значение которого он пытался поднять выше значения Киев.

В 1149 году отец Андрея, Юрий Владимирович «Долгорукий», подарил ему Вышгород, расположенный к северу от Киева, а затем перевел в Туров, Пинск и Пересопницу.Через два года Андрей вернулся в Суздаль. В 1155 году Юрий снова отдал ему Вышгород, но Андрей вскоре вернулся во Владимир на Клязьме. После смерти Юрия в Киеве в 1157 году ростовчане, суздальцы и владимирцы избрали Андрея своим князем. У него были самодержавные амбиции в отношении Суздальи и, по некоторым данным, всей Руси. Он ослабил власть вече (народного собрания), относился к боярам как к вассалам, а в 1161 году изгнал своих братьев и двух племянников из Суздальской области.Более того, он отверг могущественных бояр Ростова и Суздаля, сделав своей столицей меньший город Владимир. Он жил в соседнем Боголюбово, после чего получил прозвище «Боголюбский». Он украсил Владимир, построив Успенский собор, Золотые ворота по образцу киевских, дворец в Боголюбово и церковь Покрова Богородицы на реке Нерли. Он успешно расширил свои владения на земли волжских булгар и утвердил свое влияние на Муром и Рязань.Однако Андрею не удалось создать во Владимире самостоятельную митрополию.

В 1167 году скончался Ростислав Мстиславич из Киева, и Андрей стал старшим и наиболее подходящим из Мономашичей (потомков Владимира Мономаха, годы правления 1113–1125), чтобы править Киевом. Мстислав Изяславич Волынский опередил заявку Андрея на Киев и назначил его сына в Новгород. Андрей видел в действиях Мстислава нарушение традиционного порядка наследования Киева и вызов своим интересам в Новгороде.Таким образом, в 1169 г. он послал большую коалицию князей для изгнания Мстислава. Они выполнили свою миссию и при этом разграбили Киев. Некоторые историки утверждают, что это событие стало поворотным моментом в истории Руси; Захват Киева стал сигналом его упадка и попытки Андрея подчинить его Владимиру. Другие утверждают, что Андрей стремился вернуть киевский престол законным претендентам на Мономашич, потому что Киев был столицей этой земли, тем самым подтверждая его важность даже после того, как он был разграблен.

Андрей нарушил традицию, не занимая Киев лично. Он назначил управлять им вместо себя своего брата Глеба. Несмотря на то, что Андрей смог вызвать войска из Суздальи, Новгорода, Мурома, Рязани, Полоцка и Смоленска, он не смог утвердить свой контроль над Киевом. Очевидно, его жители отравили Глеба. В 1173 году Андрей приказал Ростиславичам (потомкам Ростислава Мстиславича Смоленского) покинуть Киев, но позже им удалось выселить его подручных и взять их в плен.Андрей организовал вторую кампанию со Святославом Всеволодовичем из Чернигова, которому он согласился уступить контроль над Киевом, но коалиции не удалось взять город. Пока Андрей ждал одобрения Святослава на передачу Киева Ростиславичам, его бояре убили его 29 июня 1174 года.

См. Также: боярин; киевская русь; новгород великий

библиография

Франклин, Саймон и Шепард, Джонатан. (1996). Возникновение Руси 750–1200 гг. Лондон: Лонгман.

Гурвиц, Эллен. (1980). Князь Андрей Боголюбский: Человек и миф. Флоренция: Licosa Editrice.

Мартин, Джанет. (1995). Средневековая Россия 980–1584 гг. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Пеленский, Ярослав. (1998). Конкурс на наследие Киевской Руси ( восточноевропейских монографий 377). Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Мартин Димник

Ростово-Суздальская (Владимиро-Суздальская) земля.Владимиро-Суздальская земля

Владимиро-Суздальская земля занимала междуречье Оки и Волги. Древнейшими жителями этой лесной земли были славяне и финно-угорские племена, некоторые из которых позже были ассимилированы славянами. На экономический рост этой Залесской земли благоприятно повлияла увеличившаяся с XI века. колонизационный приток славянского населения, особенно с юга России, под влиянием половецкой угрозы. Важнейшим занятием населения этой части России было земледелие, которое велось на плодородных обнажениях чернозема среди лесов (так называемое ополье).Ремесла и торговля, связанные с Поволжским путем, играли значительную роль в жизни края. Древнейшими городами княжества были Ростов, Суздаль и Муром, с середины XII века. столицей княжества был Владимир-на-Клязьме.

Начало установления независимости Ростово-Суздальской земли пришлось на время правления одного из младших сыновей Владимира Мономаха — Юрия Владимировича Долгорукого г., что сделало Суздаль своей столицей.Проводя активную политику в интересах своего княжества, князь стремился опираться на местных бояр, городские и церковные круги. При Юрии Долгоруке был основан ряд новых городов, в том числе Москва впервые под 1147 годом. Владея Ростово-Суздальской землей, Юрий Долгорукий постоянно пытался захватить киевский престол. В конце жизни ему удалось захватить Киев, но он не пользовался поддержкой местного населения.

Старший сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич Боголюбский (1157–1174) родился и вырос на севере и считал родные земли своей главной опорой.Получив управление от Юрия Долгорукого в городе Вышгород (под Киевом), при жизни отца Андрей Боголюбский оставил его и со своей свитой уехал в Ростов. Согласно легенде, вместе с ним на Ростове суздальские земли были написаны неизвестным византийским мастером XII века. икона Богородицы, ставшая впоследствии одной из самых почитаемых на Руси икон («Владимирская Богоматерь»).

Утвердившись на престоле после смерти отца, Андрей Боголюбский перенес свою столицу из Ростова во Владимир-на-Клязьме.Он не жалел средств на укрепление и украшение своей столицы. Стремясь удержать Киев под своим контролем, Андрей Боголюбский предпочитал находиться во Владимире, откуда проводил энергичную политику по укреплению сильной княжеской власти. Жестокий и властолюбивый политик Андрей Боголюбский опирался на «младший отряд», городское население, особенно новую столицу Владимира, а отчасти и на церковные круги. Резкие и часто самодержавные действия князя вызвали недовольство крупных помещиков — бояр.В результате заговора знати и представителей ближайшего окружения князя возник заговор, и в 1174 году Андрей Юрьевич был убит в своей резиденции Боголюбово (близ Владимира).

После смерти Андрея Боголюбского в результате междоусобиц на престоле взошел его младший брат Всеволод Юрьевич, окончательно закрепивший за Владимиром-на-Клязьме статус главной княжеской столицы. Правление Всеволода Большое Гнездо (1176-1212) было периодом высшей политической власти Владимиро-Суздальского княжества.Великий Новгород находился под властью Всеволода Юрьевича, Муромо-Рязанская земля находилась в постоянной зависимости от владимирского князя. Всеволод Большое Гнездо заметно повлиял на положение дел на южнорусских землях и в конце XII — начале XIII веков. был самым могущественным русским князем. Однако после смерти Всеволода Большое Гнездо между его многочисленными сыновьями вспыхнула борьба за власть, которая была выражением развития процесса феодальной раздробленности уже в пределах самого Владимиро-Суздальского княжества.

Ростово-Суздальская земля (как ее сначала называли) занимала территорию между реками Ока и Волга. Регион богат плодородными почвами, пригодными для сельского хозяйства. Подъем экономики привел к росту старых и появлению новых городов. Район был хорошо защищен от внешних врагов естественными преградами, которые способствовали притоку сюда населения из южнорусских княжеств. Важные торговые пути, в частности, Волжский торговый путь, также проходили через владимиро-суздальские земли.

Экономический подъем привел к появлению сильных местных бояр, которые вместе с князьями стремились отделиться от Киева. И если Юрий Долгорукий (1125–1157) посвятил свою жизнь борьбе за киевский великокняжеский престол, то его сын Андрей (1157–1174) по прозвищу «Боголюбский» ориентировался на местные интересы, распространяя дань и укрепляя границы России. Северо-Восток России. Политику Андрея Боголюбского продолжил его брат Всеволод Большое Гнездо (1176–1212).

Однако уже в первой четверти XIII века Ростово-Суздальская земля разделилась на несколько городов-государств-волостей.

Новгородские земли занимали огромную территорию от Северного Ледовитого океана до верховьев Волги, от Белого моря до Урала. В XI веке Новгород стал одним из самых могущественных городов-государств Древней Руси … Земля была сосредоточена в основном в руках местных бояр, но собственного хлеба не хватало. Значительное развитие получили такие промыслы, как охота, рыболовство, производство соли, производство железа и пчеловодство. Выгодное географическое положение (Новгород находился на пересечении торговых путей) способствовало развитию торговли и препятствовало набегам кочевников.

С конца 11 века князь из наместника киевских правителей постепенно превращается в представителя республиканского волостного управления. С 1130-х годов были ликвидированы последние остатки власти Киева над Новгородом, образовалась Новгородская волость (главный город с зависимыми от него окраинами).

Постепенно сложилась система, характерная для древнерусских городов-государств (вече, князь, мэр, тысяцкий, народное ополчение).

Высшим органом власти, вече, на котором избиралась новгородская администрация, рассматривались важнейшие вопросы внутренней и внешней политики и т. Д.

Вече избрано главой новгородской церкви. Важным должностным лицом был мэр, фактически являвшийся главой правительства, в руках которого находились администрация и суд. Тысяцкий заведовал городской милицией и хозяйственным судом.

Вече пригласило князя, руководившего войском во время военных походов. Отряд князя следил за порядком в городе.

Новгород сумел отразить натиск Швеции и Ливонского ордена в 1240-х годах, но зависимость от Золотой Орды существенно повлияла на дальнейшее освоение новгородских земель.

РОССИЯ В ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ

Причины перехода к феодальной раздробленности

Феодальная раздробленность в России была естественным результатом экономического и политического развития раннефеодального общества.

Раннефеодальное общество времен Киевской Руси характеризовалось неизбежными социальными противоречиями между высшими и низшими классами. Возникший класс помещиков-феодалов стремился установить различные формы экономической и правовой зависимости земледельческого населения.Но в XI-XIII вв. Существовавшие классовые противоречия носили преимущественно локальный характер, сил местных властей было вполне достаточно для их разрешения и они не требовали государственного вмешательства. Эти условия сделали крупных землевладельцев, бояр-вотчин, почти полностью экономически и социально независимыми от центральной власти. Местные бояре не видели необходимости делиться своими доходами с великим киевским князем и активно поддерживали правителей отдельных княжеств в борьбе за экономическую и политическую независимость.

Внешне распад Киевской Руси выглядел как раздел территории Киевской Руси между различными членами разросшейся княжеской семьи. По сложившейся традиции местные престолы занимали, как правило, только потомки дома Рюриковичей.

Процесс начала феодальной раздробленности был объективно неизбежен. Он позволил более прочно утвердиться в России развивающейся системе феодальных отношений. С этой точки зрения можно говорить об исторической прогрессивности этого этапа российской истории, в рамках которого происходило дальнейшее развитие экономики и культуры.Распад бывшей единой державы имел ряд негативных последствий, главным из которых была повышенная уязвимость русских земель от внешней опасности, особенно перед лицом возможного появления сильного врага.

Признаки политической раздробленности Киевской Руси проявились вскоре после смерти Ярослава Мудрого в 1054 году. Борьба между потомками Ярослава привела к возникновению системы изолированных княжеских владений.

На какое-то время при князьях Владимире Мономахе и его сыне Мстиславе Великом Киев снова возродился как общероссийский центр.Эти князья смогли противостоять нарастающей опасности нашествия кочевых половцев. После смерти Мстислава вместо единой державы возникло около десятка самостоятельных земель: Галицкая, Полоцкая, Черниговская, Ростов-Суздальская, Новгородская, Смоленская и др. Внутри этих земель повторился процесс экономической изоляции и политической фрагментации, почти каждое из них, в свою очередь, превратилось в систему мелких и полунезависимых феодальных княжеств. Феодальная раздробленность Руси просуществовала до конца 15 века, когда большая часть территории бывшего Киевского государства вошла в состав Московского государства.

Крупнейшие земли России в эпоху феодальной раздробленности

Крупнейшими землями эпохи феодальной раздробленности, сыгравшими ведущую роль в судьбе России, были Владимиро-Суздальское (Ростово-Суздальское) и Галицко-Волынское княжества Новгородская феодальная республика.

Владимиро-Суздальская земля

Владимиро-Суздальская земля занимала междуречье Оки и Волги. Древнейшими обитателями этой лесной земли были славяне и финно-угорские племена.Благоприятное влияние на экономический рост этой Залесской земли оказало возведенное с XI века. колонизационный приток славянского населения, особенно. Важнейшим занятием населения этой части России было сельское хозяйство. Древнейшими городами княжества с середины XII века были Ростов, Суздаль и Муром. столицей княжества был Владимир-на-Клязьме.

Утверждение независимости Ростово-Суздальской земли началось во времена правления Юрия Владимировича Долгорукого, сделавшего Суздаль своей столицей.Проводя активную политику в интересах своего княжества, князь стремился опираться на местных бояр, городские и церковные круги. При Юрии Долгоруке был основан ряд новых городов, в том числе Москва впервые под 1147 годом.

Владея Ростово-Суздальской землей, Юрий Долгорукий постоянно пытался захватить киевский престол. В конце жизни ему удалось захватить Киев, но он не пользовался поддержкой местного населения.

Старший сын Юрия Долгорукого, Андрей Юрьевич Боголюбский (1157–1174), родился и вырос на севере и считал родные земли своей главной опорой.Получив управление от Юрия Долгорукого в городе Вышгород (под Киевом), при жизни отца Андрей Боголюбский оставил его и со своей свитой уехал в Ростов.

Утвердившись на престоле после смерти отца, Андрей Боголюбский перенес свою столицу из Ростова во Владимир-на-Клязьме. Стремясь удержать Киев под своим контролем, Андрей Боголюбский предпочитал находиться во Владимире, откуда проводил энергичную политику по укреплению сильной княжеской власти.Жестокий и властолюбивый политик Андрей Боголюбский сделал ставку на «младший отряд»

.

(военнослужащих), городского населения, особенно новой столицы Владимира, и частично в церковных кругах. Резкие и часто самодержавные действия князя вызвали недовольство крупных помещиков — бояр. В результате заговора знати и представителей ближайшего окружения князя возник заговор, и в 1174 году Андрей Юрьевич был убит в своей резиденции Боголюбово (близ Владимира).

После смерти Андрея Боголюбского в результате междоусобиц на престоле взошел его младший брат Всеволод Юрьевич, окончательно закрепивший за Владимиром-на-Клязьме статус главной княжеской столицы. Правление Всеволода Большое Гнездо (1176-1212) было периодом высшей политической власти Владимиро-Суздальского княжества. Великий Новгород находился под властью Всеволода Юрьевича, Муромо-Рязанская земля находилась в постоянной зависимости от владимирского князя. Всеволод Большое Гнездо существенно повлиял на положение дел на южнорусских землях и в конце XII — начале XIII веков.был самым могущественным русским князем. Однако после смерти Всеволода Большое Гнездо между его многочисленными сыновьями вспыхнула борьба за власть, которая была выражением развития процесса феодальной раздробленности уже в пределах самого Владимиро-Суздальского княжества.

Северо-Восток Руси был далекой окраиной Древнерусского государства, окруженной крутыми лесами (часто эти земли называли Залесьем). В XI-XII вв. активизируется миграция славян из Юго-Западной Руси, из новгородских земель в эти регионы.Столь массовое переселение связано с набегами половцев и ростом боярского вотчинного землевладения, что усилило эксплуатацию крестьян. Этот процесс привел не только к увеличению количества сельских жителей, но и к появлению новых городов.

Первоначальной столицей этой земли был Ростов. Ярослав Мудрый основал Ярославль, тогда же Суздаль впервые упоминается в летописях. В 1108 году Владимир Мономах основал город Владимир на реке Клязьме.Этот город построил князь, поэтому вечевые традиции здесь не были сильны. Бояре тоже очень зависели от воли князя. Все это способствовало установлению сильной княжеской власти на Владимиро-Суздальской земле.

Залесская Русь находилась под властью Всеволода Ярославича и оставалась под властью его потомков — сначала Владимира Мономаха, а затем его сына Юрия Долгорукого. При Юрии Суздаль стал фактической столицей княжества. Юрий получил прозвище Долгорукий, потому что его интересы простирались на разные части Киевской Руси.Он активно участвовал в междоусобицах, даже пытался захватить Новгород. Главной целью его политики было добиться киевского правления, что ему и удалось. Первое упоминание о Москве связано с именем Юрия Долгорукого (1147). … Его сыновья Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо своей деятельностью добились политического и экономического подъема Северо-Востока России.

Андрей Боголюбский был типичным князем времен феодальной раздробленности, не стремившимся захватить Киев.Он поселился во Владимире. Легенда об иконе связана с выбором столицы Богородицы, которую князь Андрей взял с собой, отправляясь в Северо-Восточную Русь. Недалеко от Владимира лошади встали. На этом месте было основано Боголюбово, ставшее загородной резиденцией князя (отсюда и его прозвище). С тех пор икона носит имя Владимирской Богородицы. Андрей вел успешные войны, захватил и разорил Киев, подчинил себе Новгород.

Целью Андрея было, с одной стороны, усилить роль Владимиро-Суздальского княжества в российской политике, а с другой — изолировать Северо-Восточную Русь от Киевского государства.Этому способствовало превращение Владимирской Богородицы в княжество небесной покровительницы и установление культа Богородицы. Этот культ противопоставлял Северо-Восточную Русь Киеву и Новгороду, где почиталась святая София. При князе Андрее было осуществлено мощное каменное строительство, что дополнительно подчеркнуло суверенитет княжества. Подозрительность князя заставила его большую часть времени проводить в Боголюбово. Но это не спасло его от заговора, и в 1174 году он был убит.

Борьба за власть завершилась победой одного из младших братьев Андрея — Всеволода по прозвищу Большое Гнездо. Он продолжил политику Андрея, с его именем связано появление титула великого князя Владимирского. Однако феодальная раздробленность не была преодолена. Уже князь Всеволод стал раздавать наследство своим сыновьям. После его смерти Владимиро-Суздальское княжество продолжало распадаться.

Ростово-Суздальская земля, расположенная на северо-востоке центра Киева, в междуречье Оки и Волги, долгое время была далекой окраиной России.Изначально здесь жили финно-угры (мордовцы, все, мурома, меря), а в западной части также балтийские племена. Только на рубеже IX-X вв. С северо-запада сюда стали проникать ильменские словенцы, а с запада — кривичи, на рубеже X-XI веков. — вятичи. В XI-XII вв. Усилилась славянская колонизация. Вначале основной поток переселенцев шел с Новгородской земли, а затем с юга России. По мнению археологов, славянизация местных племен местами затянулась до XIV века.

Северо-Восток России был отделен от остальных русских земель густыми и непроходимыми лесами. Природно-климатические условия для ведения хозяйственной деятельности здесь были более благоприятными, чем в Новгороде, но намного хуже, чем на юге России. Преобладали подзолистые почвы, хотя среди лесов были и участки плодородных земель — Суздальское ополье. Основным занятием населения было сельское хозяйство. Широкое распространение получили и различные профессии. Здесь были богатые рыболовные угодья, соляные источники и места для отдыха.Вообще окраины Ростово-Суздальской земли считались провинциальным уделом и традиционно передавались киевским князем младшему сыну.

Ростов был изначальной столицей Северо-Восточной Руси. Суздаль, второй по величине город после Ростова, впервые упоминается в летописях около 1024 года. В 1108 году Владимир Мономах основал город Владимир на реке Клязьме. Усиление процесса колонизации привело не только к увеличению населения, но и к появлению новых городов.Однако по сравнению с югом России здесь было немного городов, преобладающим типом поселений были деревни. Тем не менее вечевые традиции «старых» городов Ростова и Суздаля («младшие» города не имели веча) сыграли важную роль в политической жизни окраин.

Выходцы с юга дали новым местам привычные южнорусские названия. Часто династические притязания князей отражались в географических названиях. Так, Юрий Долгорукий основал город, названный в честь исконного «отечества» своего отца Переяславль.Как и Южный Переяславль, он стоял на реке Трубеж.

Особую роль в освоении Северо-Востока сыграла княжеская власть, которая изначально была здесь сильнее, чем в Приднепровье. Суздальским князьям удалось создать большие владения. Они раздавали свои огромные земельные владения дружинникам и слугам, которые в целом враждебно относились к боярской знати старых городов и возлагали все свои надежды на князя. Но в отношениях между князем и его свитой больше не существовало патриархального равенства, а гражданство часто игнорировалось.

Возникновение боярских имений на Северо-Востоке Руси относится ко второй половине XII века. Князья разделили часть земли церквям. Параллельно с возникновением феодального землевладения и родовой экономики шла и монашеская колонизация. Освоение безлюдных, малонаселенных территорий часто начиналось с основания монастыря, который стал местным центром, где окрестные крестьяне искали защиты и помощи.

Долгое время Северо-Восточная Русь находилась в подчинении Киева.Когда Владимир Мономах посадил своего сына Юрия в Ростове, он, видимо, хотел сохранить эту позицию. Но со смертью Мономаха зависимость Ростово-Суздальской земли от Киева прекратилась.

Князь Юрий Владимирович получил характерное прозвище Долгорукий, вероятно, потому, что стремился широко распространить свое влияние. Вся Россия была полем его деятельности. Он оказывал дипломатическое и военное давление на Новгород, вмешивался в княжеские распри даже в далекой Галичине.Под его влияние попали Рязань и Муром. Но главной целью его устремлений был киевский стол.

Начиная с Юрия Долгорукого, князья Северо-Восточной Руси совершали походы на волжских булгар. Булгарское царство, вошедшее в процветающую зону после падения Хазарии, контролировало торговлю на Волге. Северная Русь придавала Волжскому торговому пути то же значение, что и Киевская Русь, присоединенная к Днепру.

Первое упоминание о Москве в летописях связано с именем Юрия Долгорукого.Согласно легенде, изначально Москва принадлежала боярину Кучке, в честь которого поселение также называлось Кучкино. В 1147 году Юрий пригласил сюда своего союзника в борьбе против Киевского и Смоленского князей черниговского князя Святослава Ольговича.

В ходе упорной борьбы с племянниками Юрий окончательно захватил Киев в 1155 году. После этого он больше не вернулся в Ростово. Суздальская земля, куда отправил своих младших сыновей, старший сын Андрей Юрий посадил в Вышгород под Киевом.Но наследник Долгорукого предпочел Киеву далекий Залесский край. Пренебрегая волей отца, князь Андрей в 1155 году уехал в Суздальскую землю, взяв из женского монастыря привезенную из Константинополя икону Богородицы, написанную, по преданию, евангелистом Лукой. Эта икона как бы подсказывала Андрею место ее дальнейшего пребывания: кони, несущие будущую святыню Северо-Восточной Руси, остановились как бы на месте в 11 верстах от Владимира, на месте будущей загородной резиденции князя — Боголюбова. .С тех пор эта икона получила название Владимирской Богородицы.

После смерти Юрия Долгорукого в 1157 г. ростовчане и суздальцы избрали князем Андрея. Но Андрей, получив власть из рук бояр и вечевых старых городов, вскоре перенес свою столицу во Владимир и большую часть времени стал проводить под защитой стен мощного каменного замка в Боголюбово. Жестокий и властолюбивый политик, он опирался на младший отряд (военнослужащих) и население новых городов, в первую очередь Владимира, не имевшего, в отличие от Ростова и Суздаля, веча, многочисленных и влиятельных бояр.Названный летописью «самодержцем», князь изгнал своих близких родственников с владимирской земли, подверг бояр и отдельных церковных иерархов позору.

Утверждение Андреем культа Богородицы как главного на Владимиро-Суздальской земле как бы противопоставило его Киевской и Новгородской землям, где существовал культ Святой Софии. Построив храм Успения Пресвятой Богородицы, князь пожаловал ему десятую часть коммерческого дохода. Попытка Андрея создать особую Владимирскую митрополию вызвала противодействие со стороны Киева и Константинополя.Но Константинопольский Патриарх разрешил ему перенести епископский престол из Ростова во Владимир.

В борьбе за политическую гегемонию в России Андрей прежде всего стремился подчинить своей власти Киев и Новгород. Но его политика в отношении захваченного в 1169 г. Киева была совершенно новой в истории России. «Андрей, — отметил В.О. Ключевский, — впервые отделил трудовой стаж от места; заставляя признать себя великим князем всей Русской земли, он не покинул свою Суздальскую волость и не поехал в Киев, чтобы сесть за стол отца и деда…. Таким образом, княжеский старшинство, оторвавшись от места, приобрело личное значение. «

Победив Мстислава Изяславича, Андрей решил изгнать сына из Новгорода. Но поход его войск на Новгород в 1170 году окончился неудачей. Только прекратив поставки хлеба из волжских городов в Новгород, Боголюбский добился назначения своего ставленника новгородским князем.

Деспотизм и властолюбие Андрея настроили против него даже его ближайшее окружение.В Боголюбово, где князь, казалось, чувствовал себя в полной безопасности, в 1174 году возник заговор. Заговорщики пробрались в спальню князя и убили Андрея.

После смерти Боголюбского ростовские и суздальские бояре пригласили на княжение его племянников Ростиславичей, а жители Владимира обратились с аналогичным призывом к его братьям Михаилу и Всеволоду. Началась междоусобная война, в которой первоначально победили племянники, ставленники бояр. Но уже в 1175 году на престол вошел Михаил, а после его смерти в 1176 году — и Всеволод.

Княжение Всеволода Большое Гнездо (1176-1212) — время наивысшего расцвета Владимиро-Суздальского княжества. Судя по летописям, он был первым правителем Владимира, прочно усвоившим титул «великий князь». Всеволод сломил сопротивление старых бояр и стал распоряжаться делами княжества так же произвольно, как Андрей Боголюбский. Многие его враги из числа ростовских бояр погибли, другие лишились своих имений. С претензиями Всеволода вынуждены были считаться в Киеве и Новгороде, Галиче и Смоленске.

Однако внутри самого Владимиро-Суздальского княжества центробежные тенденции усиливались. Уже при жизни Всеволод начал передавать сыновьям наследство. V В прошлом году жизни великий князь завещал владимирский стол не своему старшему сыну Константину, стороннику ростовского ордена, а второму — Юрию.

Сразу после смерти Всеволода в 1212 году Константин вступил в борьбу с Юрием, вовлекая в нее новгородцев как союзников.Юрий, в свою очередь, объединился со своим братом Ярославом, который одно время занимал новгородский стол, но был изгнан из Новгорода. Ярослав, взяв Торжок, не пустил хлеба в Новгород и пытался навязать свою волю новгородским боярам. В этих условиях новгородцы пытались заключить сепаратный мир с Юрием и одновременно уговорить Ярослава признать старшинство Константина

.

В 1216 году в битве на р. Липице (близ города Юрьев Польский) новгородцы, в очередной раз призвавшие Мстислава Смелого, обратили в бегство войско Ярослава.Юрий не помог брату.

Победа Мстислава Смелого и новгородцев позволила Константину занять владимирский стол. Но после его смерти в 1218 году великое княжение снова перешло к Юрию Всеволодовичу. Потребность Новгорода в помощи против агрессии крестоносцев позволила Юрию снова вовлечь новгородцев в орбиту политики Владимира. Укрепив свои позиции в Среднем Поволжье, Юрий Всеволодович в 1221 году основал город Нижний Новгород на месте разрушенного мордовского городка при слиянии Оки и Волги, который со временем стал восточными воротами Руси.

Раздел Владимиро-Суздальской земли между сыновьями Всеволода Большого Гнезда и раздор между братьями окончательно подорвали могущество Северо-Восточной Руси. Князь Юрий Всеволодович погиб во время битвы с монголо-татарами на р. Город в 1238

Новгородская земля

История Новгородской земли — это, во-первых, история одного из крупнейших городов средневековья, демонстрирующего близость к европейскому типу развития, и, во-вторых, история необъятной страны, простирающейся от Балтики до Северного Ледовитого океана. и Урал.

Древнейшим ядром Новгородской земли было межнациональное объединение славянских (словенское, кривичи) и финно-угорских (меря, чудь) племен. Последние в Новгороде собирательно назывались «чудь племенами».

Новгород располагался на обоих берегах Волхова, недалеко от истока реки Ильмень. Волхов разделил город на две части: восточную — Торговую и западную — Софию. Территория Новгорода формировалась постепенно. Только к концу XIII в.Окончательно было определено деление города на пять основных административных округов — концов. Археологи изучили три древних племенных поселения, которые впоследствии легли в основу трех концов Новгорода — Славенского (в восточной части города), Неревского и Людина (со стороны Софии). Названия концов Славенский и Неревский этимологически соответствуют родовым союзам словенцев и Неревы (летопись Мария). В науке предполагалось (В.Л.Янин), что конец Людина изначально был поселением другого члена межнациональной конфедерации — кривичей.

Первоначальные поселения, по-видимому, постепенно сдвигались навстречу друг другу, к определенному центру, будущий Детинец, а места, которые они занимали ранее, назывались концами. Около 1168 года возник Плотницкий Предел, и только к концу XIII века. образовалась пятая административно-политическая единица Новгорода — Загородский край.

Территория вокруг Новгорода была разделена на пять губерний, которые впоследствии были названы Пятинскими. К северо-западу от Новгорода, между реками Волхов и Луга, лежала Водская пятина; на северо-восток, по обе стороны Онежского озера до Белого моря, — Обонежская; на юго-запад, по обе стороны реки Шелони, — Шелонская; на юго-восток, между Мстой и Ловать, — Деревская; в сторону Волги — Бежецкая.Основная масса финских племен проживала в северной пятине. Границы Новгородской земли на западе держались довольно твердо и никогда не выходили далеко за урочище Чудского и Псковского озер. Южные пятины, издавна заселенные славянами, были более-менее пригодны для земледелия. К северу и востоку от пятерки находились новгородские «колонии» — Заволочье на Северной Двине, Тре на Кольском полуострове, Печора, Пермь, Вятка. Уже в XII в. все эти земли платили дань Новгороду.Для захвата колоний и эксплуатации их богатств новгородские бояре широко использовали исследователей-разбойников — ушкуйников.

Пригород Новгорода находился в пяти домах: Ладога, Старая Русса, Торжок, Изборск, Копорье. Самым крупным пригородом был Псков, который со временем стал независимой республикой и стал называться «младшим братом Новгорода».

Сельское хозяйство на Новгородской земле издавна развито. Однако маргинальные почвы значительно снизили эффективность производства зерна.Поэтому в случае неурожая Новгород зависел от соседних русских земель. В то же время природно-климатические условия благоприятствовали развитию животноводства. Широкое распространение получили охота, рыбалка и пчеловодство. Важным источником богатства Новгорода было разграбление колониальных земель, откуда они пришли: меха, серебро, воск и другие предметы рыболовства.

Уровень кустарного производства в Новгороде был не ниже, чем в известных центрах Западной Европы и Ближнего Востока.Здесь работали опытные кузнецы, кожевники, ювелиры, оружейники, ткачи, бондаря и другие специалисты. Работали в основном на заказ. Подавляющее большинство ремесленных мастерских располагалось в богатых боярских имениях, владельцы которых эксплуатировали труд ремесленников. В большой боярской семье был исчерпывающий набор различных отраслей. Способствуя объединению бояр, такая система организации городской собственности в то же время решительно выступала против объединения ремесленников на профессиональной основе.Участие ремесленников разных профессий в единой хозяйственной организации боярский род стало непреодолимым препятствием для их объединения в цеховые организации.

Международная торговля Новгорода во многом была подчинена нуждам ремесла. Основу новгородского импорта составляло различное кустарное сырье. Фактически ввозились все виды цветных металлов, драгоценные камни, янтарь, ткань, даже некоторые породы дерева (например, самшит). Долгое время соль завозили, пока ее месторождения не обнаружили на самой Новгородской земле.Основными статьями новгородского экспорта в Западную Европу были меха, моржовые бивни, воск, сало, лен, конопля.

Торговые отношения между Новгородом и Скандинавией уходят корнями в очень древние времена. Новгородские купцы посещали Византию, страны Востока, вели торговлю в глухих русских городах. В XII в. Свой двор для отдыха новгородцы имели в городе Висбю на острове Готланд. В самом Новгороде было два двора иностранных купцов: готический (жителей острова Готланд называли готами) и немецкий.Со второй половины XII в. начинается активизация торговли новгородцев с городами балтийских немцев, которые впоследствии образовали Ганзейский союз. Император Фридрих II даже дал новгородским купцам право беспошлинной торговли в Любеке.

Крупные новгородские купцы были организованы в сотни, чем-то напоминавшие западноевропейские купеческие гильдии. Самым влиятельным и организованным было Товарищество купцов воска (торговцы воском) Ивановской сотни, существовавшее при церкви Иоанна Крестителя на Опоках.Здесь производилось взвешивание товаров и проходил суд по торговым делам.

Боярское землевладение в Новгороде в ряде случаев носило родовой характер. Крупные наделы городов были наследственной собственностью многодетных боярских семей. Владельцы соседних поместий произошли от одного общего предка. Установлено, что городские усадьбы самих бояр не меняли своих границ на протяжении X-XV веков.

До начала XII века, пока бояре не стали активно осваивать «деревни», боярское землевладение на новгородской земле существовало не в частной, а в корпоративной форме.Дело в том, что местная аристократия, происхождение которой, судя по всему, даже из родовой знати, принимала активное участие в сборе государственных доходов и контроле над ними. Это коренным образом отличало Новгород от южнорусских земель, где для сбора дани использовалась система полюдья, то есть безраздельный княжеский контроль над государственными доходами. Превратившись в особую корпорацию, новгородские бояре оказались изолированными от княжеской дружинной организации.

Сельскохозяйственная продукция, поступая на сборщик, перерабатывалась и превращалась в товары.Это повлекло за собой резкое повышение его цены. Поскольку в княжескую казну поступал только эквивалент денежной нормы, разница между стоимостью переработанного продукта и первоначального продукта оставалась в руках коллекционера. Бояре полностью сохранили сбор государственных доходов в родовой период, что консолидировало верхние эшелоны новгородского общества и дало им средства и возможности для эффективной борьбы с княжеской властью.

Социально-политическое развитие Новгородской земли изначально имело свою специфику.Княжеская власть всегда была вторичной по отношению к Новгороду. Уже при Ярославе Мудром новгородцы добились значительных политических успехов. В дальнейшем независимость новгородских бояр по отношению к княжеской власти продолжала расти. Память о призвании Рюрика и сложившаяся практика заключения договора («ссоры») с князем идейно подготовили торжество республиканского строя в Новгороде. Около 1117 г. новгородцы стали «вольными князьями», то есть открыто заявляли о праве изгнать князя независимо от воли Киева.В 1126 году новгородцы сами избрали градоначальником. До этого градоначальника либо присылали из Киева, либо назначали князем из дружины.

События 1132–1136 годов стали важной вехой на пути к полной независимости Новгорода от Киева. После смерти Мстислава Владимировича его сын Всеволод, занимавший новгородский стол, решил покинуть Новгород и занять Переяславль. Когда он, не добившись успеха на юге, вернулся в Новгород, новгородское вече выгнало его, а затем, под давлением сторонников князя, вернуло его с дороги.Но в 1136 году новгородцы взяли Всеволода и всю его семью под стражу. Князя обвинили в том, что он не следит за вонью, хотел княжить в Переяславле и первым бежал с поля боя в войне с суздальским князем Юрием Долгоруким. Обвинение Всеволода в том, что ему плевать на смердов, вряд ли могло исходить от самих смердов. При этом новгородская элита сама позаботилась о сохранении и воспроизводстве рабочей силы.

Традиционно считается, что с победой бояр над княжеской властью в 1136 году в Новгороде окончательно восторжествовал порядок феодально-боярской республики.Хотя, конечно, республиканская (вечевая) форма правления не складывается в одночасье, а складывается в течение длительного периода времени. Таким образом, процесс образования Новгородской республики продолжился и после 1136 года, но бояре с этого времени стали оказывать решающее влияние на выбор князя. Изначально ни одному из княжеских родов Руси не удавалось закрепиться в Новгороде надолго, а с 30-х годов. XIII век здесь правили только представители суздальской ветви.Всего на протяжении XII — XIII вв. Смена княжеской власти в Новгороде происходила около 60 раз.

Принято считать, что верховная власть в Новгороде находилась в руках городского совета. Он занимался законотворческой деятельностью, заключал и прекращал договоры с князем, избирал всех высших должностных лиц, решал вопросы войны и мира, устанавливал обязанности населения.

Князь был составной частью республиканского административного аппарата, но его функции были резко ограничены.Они сводились в основном к защите Новгорода от внешней опасности. Князь обязался неукоснительно выполнять условия «ссоры» с новгородцами, иначе ему могли «указать путь». Судебные права князя были ограничены, он не мог репрессировать новгородских мужей «без вины», ему запрещали приобретать земли в волостях, то есть на окраинах Новгородской земли. Но княжеская власть часто брала на себя посреднические функции и примиряла враждующие боярские группы.

Из окружения и под контролем бояр, вече избрало городского головы, который со временем сконцентрировал всю исполнительную власть … Он созывал вече и выполнял его решения, заключал с князем договоры. Кроме того, мэр контролировал деятельность всех должностных лиц, вместе с князем руководил военными кампаниями, выполнял судебные функции и представлял в международных отношениях.

Следующим чиновником в Новгороде был Тысяцкий. Изначально его назначили князем, но с конца XII века.тоже стали избираться. Долгое время (до второй половины XIV века) тысячами были представители небоярского населения — более мелкие люди, купцы. Тысяцкий контролировал налоговую систему, следил за порядком в городе, а в военное время руководил ополчением.

Владыка — епископ (впоследствии архиепископ) сыграл важную роль в жизни Новгорода. С середины XII века. духовного пастыря тоже стали избирать сами новгородцы. Вече назвало трех кандидатов.После этого на другом берегу Волхова, в Софийском соборе, путем жеребьевки с помощью ребенка или слепого был выбран один из трех самых авторитетных служителей церкви. Избранный таким образом иерарх был отправлен на хиротонию к Киевскому митрополиту. Первым новгородским правителем, который прошел подобную процедуру, был Аркадий. Выборы состоялись в 1156 году, когда митрополит отсутствовал в Киеве. Хотя митрополит Константин прибыл в Россию в том же году, хиротонию новгородского епископа всячески откладывали.Только через два года Аркадий дождался хиротонии от митрополита, который, тем не менее, был вынужден отказаться от традиции и смириться с реалиями новгородско-киевских отношений середины XII века.

Новгородский сеньор был хранителем городской казны, ведал государственными землями, участвовал в управлении внешней политикой, контролировал штандарт мер и весов и имел собственный полк. Любые сделки с землей без его разрешения были признаны недействительными.Новгородская летопись хранилась при епископском дворе. Канцелярия архиепископа была пожизненной, хотя бывало, что архиереи уходили в монастырь или были изгнаны по решению веча.

Были в Новгороде и другие чиновники. Во главе концов стояли «кончанские» старейшины, во главе улиц — «уличные» старейшины. Их выбирали на соответствующих (Кончанском и Уходанском) собраниях.

Одним из важнейших вопросов в истории Новгорода всегда было определение степени демократичности его политической системы.Многие историки XIX — XX вв. видел в Новгородской республике образец «демократии» (Н. М. Карамзин, И. Я. Фроянов), антитезу монархии. Принято считать, что в вечевом собрании Новгорода принимало участие все мужское население города, от бояр до простых ремесленников и купцов. Однако реальная власть в Новгородской республике принадлежала феодалам (боярам и мелким) и богатейшим купцам. Прослеживалась явная тенденция к олигархической форме правления (В.Л. Янин). Со временем бояре создали и особый орган — совет «господ». Заседания этого неофициального новгородского правительства проходили в квартирах епископа со стороны Софии и под его председательством. Совет готовил повестку вечевых собраний, разрабатывал меры воздействия на вече, контролировал руководство республики.

Вечевая площадь Новгорода, которая располагалась у Никольского собора на Торговой стороне, не превышала размеров боярской усадьбы.Была трибуна («градус») для руководителей республики, а также скамейки для остальных участников. По мнению В.Л. По оценкам Янина, здесь можно было разместить максимум 400-500 человек, что соответствовало количеству богатых боярских имений в Новгороде. Понятно, что места на скамейках могли занять в первую очередь состоятельные домовладельцы. Видимо, преимущества республиканского строя и его внешнего демократизма основывались не на многолюдности общегородского вече, а на его публичности, а также на многоступенчатой ​​вечевой системе города.Если общегородское вече фактически было искусственным органом, результатом создания межкончанской конфедерации, то нижние ступени вече (Кончанский и Уходанский) генетически произошли от древнейших народных собраний. Но они были важнейшим средством организации внутриполитической борьбы бояр за власть. Им было легче разжечь и направить политические эмоции всех социальных групп или улиц.

В нормальных условиях у бояр не было причин созывать вече и апеллировать к воле низов.Поэтому общегородское вече не было органом повседневного управления. Летописные воспоминания о нем разделены годами. Вече принимало на себя всю полноту власти только в экстренных случаях: когда неугодный князь был отвергнут, вторжение врага и т. Д.

ЧП в Новгороде обычно сопровождалось арестом князя, городского головы или других представителей республиканской администрации, грабежом имущества лиц, лишенных закона. Но элементы вечевой системы отразились на своеобразии менталитета новгородцев.Если в Юго-Западной Руси бояре казнили князей, то в Новгороде их не убивали, но вече не церемонилось с выборными сановниками и расправлялось со всей жестокостью.

Внутренняя жизнь Новгорода характеризовалась социальной напряженностью, часто приводившей к городским восстаниям (1136, 1207, 1228–1229 и др.). Хотя городские низшие классы принимали самое непосредственное участие в движениях такого рода, было бы преувеличением рассматривать эти восстания как проявление классовой борьбы в чистом виде… В каждом конкретном случае одни группы новгородцев во главе со своими боярами воевали против других групп со своими боярами. Это была борьба интересов, борьба между Уликаном и Кончанском. Но решающую роль в ограблениях и погромах, жертвами которых стали представители боярского рода, сыграли уличная толпа «чернокожие».

Самоутверждение новгородских бояр как участников корпоративной власти, в отличие от бояр южных княжеств, было не центробежным, а центростремительным.Добившись ограничения княжеской власти, новгородские бояре не дали князьям возможности разобрать новгородскую землю на части. Отсутствие в Новгороде густонаселенных и богатых окраин, за исключением Пскова, также способствовало сохранению единства Новгородской республики.

Псковская земля

Псковская земля протянулась длинной и узкой полосой по берегам реки Великой, а также по берегам Чудского озера и вытекающей из него реки Нарова.Она играла роль передовика русской почты на Западе. Благодаря выгодному географическому положению Псков (в древности Плесков) рано вовлекся в международную торговлю, через которую шел путь в Западную Европу из Новгорода. Основными статьями псковского экспорта были лен и конопля. Изначально Псков был настолько силен, что заставлял Новгород считаться с самим собой, и когда новгородцы приняли ответственное решение, они сочли необходимым посоветоваться с псковитами.

Отсутствие регулярных летописей в Пскове XII — XIII вв.это основная причина скудости информации о политической жизни города в это время. Тем не менее, можно достаточно подробно осветить основные вехи расширения автономии Пскова на пути образования независимой Псковской республики. В 1137 году псковичи вызвали изгнанного из Новгорода князя Всеволода Мстиславича и организовали оборону от новгородцев. Они поддерживали своего, псковского, князя и духовенство, стремясь добиться самостоятельности псковской церковной организации.В дальнейшем имя и память Всеволода были окружены почетом, он был провозглашен святым, а его меч и могила стали священными реликвиями города. Культ Всеволода послужил идеологической основой независимости Пскова. В 1192 году, во время очередного обострения отношений с Новгородом, псковское духовенство организовало демонстративное перенесение мощей князя в Троицкий собор.

Известно, что после смерти Всеволода в 1138 году в Пскове на некоторое время обосновался его брат Святополк Мстиславич.Таким образом, с 30-х гг. XII век. в городе был княжеский стол, за которым псковичи были «вольны». Видимо, в это же время Псков перестает принимать мэров из Новгорода. Только в церковном отношении Псковская земля оставалась частью Новгородской епархии и находилась в подчинении новгородских правителей.

В 1228 году Псков самостоятельно, вопреки воле Новгорода, заключил союз с Ригой. В 1237 году псковичи продемонстрировали свою независимость от Новгорода, послав воинов на помощь немцам и Чуди в бесславном походе на Литву.Вряд ли правомерно относить обретение Псковом независимости более поздней дате — второй половине XIII века. и уж тем более так называемого Болотовского договора 1348 года между Новгородом и Псковом.

Политическая и государственная организация Пскова в основном повторяла новгородскую: вечевой строй, выборный князь. Но вместо тысячи вече избрали двух мэров. Псковский собор Святой Троицы имел такое же значение для псковичей, как и Святая София для Новгорода.Общественный строй Пскова в целом носил более демократичный характер, и бояре здесь играли довольно скромную роль по сравнению с Новгородом. Небольшие размеры псковской земли и постоянная внешняя опасность не позволяли центробежным силам развиваться.

Русская Церковь сгибает светские мышцы с помощью реституции

ВЛАДИМИР, Россия. Уникальные Золотые ворота XII века, охраняемые ЮНЕСКО, являются жемчужиной этого древнего города примерно в 200 км к востоку от Москвы.

В настоящее время он принадлежит Министерству культуры и представляет собой выставку о захвате города монголами в 1238 году.Это одна из ключевых остановок на легендарном туристическом маршруте Золотого кольца по типичным средневековым городам, включая Ярославль, Суздаль, Кострому, Ростов и другие.

Но если Русская православная церковь добьется своего, Золотые ворота вскоре могут стать церковной собственностью. Церковь подала претензию на укрепление, это одна из сотен аналогичных претензий, которые она подала в правительство после принятия в 2010 году закона о реституции церковного имущества.

Чиновники и многие местные жители Владимира не в восторге от перспективы передать оберег города церкви.

«Золотые ворота давно стали символом нашего города, а не религиозным символом», — сказал Александр Карпилович, пресс-секретарь мэрии. Около 1000 человек подписали онлайн-петицию , призывающую отклонить просьбу церкви.

Местный активист Илья Косыгин, инициировавший петицию и чьей семье бабушки фактически было выделено жилье в Золотых воротах в 1920-х годах, соглашается.

Алиса Аксёнова, директор-учредитель Владимиро-Суздальского музейного комплекса.

«Это основа нашей местной идентичности», — сказал он. «Это Золотые ворота — Владимир — древний город, бывшая столица. Это важное чувство».

Претензия церкви на здание основывается на наличии небольшой церкви над воротами внутри укрепления.

«Но Золотые ворота никогда не были действующей церковью, — сказала Алика Аксёнова, бывший директор-основатель Владимиро-Суздальского музейного комплекса. «За все восемь веков его существования, а сейчас почти девять, они проводили там службы только [всего] 40 лет.«

Она добавила, что для того, чтобы попасть в храм, нужно подняться по 64 средневековым ступеням, а это означает, что он по сути бесполезен для богослужений, предназначенных для преимущественно пожилых людей Русской Православной Церкви. Кроме того, добавила она, музейный комплекс никогда не препятствовал проведению церковными службами ни в одном из подчиненных ей зданий. Но теперь все изменилось.

«Главное [для церкви] — иметь возможность сообщить, что ей принадлежит еще один памятник XII века», — сказала Аксенова RFE / RL.«Они гонятся за всем — каждый день, ненасытно».

Закон о реституции, действующий 8 лет назад, был направлен на то, чтобы позволить церкви восстановить контроль над религиозными зданиями, которые были насильственно национализированы атеистическим советским правительством. Многие из этих зданий были разрушены, а другие заброшены или использовались в качестве хранилищ. Однако, начиная с 1960-х годов, многие из наиболее выдающихся памятников были отреставрированы правительством и превращены в музеи.

Местный активист Илья Косыгин

Согласно закону 2010 г., решение о реституции принимает государственное агентство по собственности, Росимущество, которое является одним из самых непрозрачных ведомств в правительстве России.Министерство культуры, которому принадлежат многие из рассматриваемых объектов, может только подать встречное заявление со своими возражениями. Закон гласит, что если собственность передается церкви, государство должно передать «эквивалентную» собственность предыдущему владельцу.

В случае с Золотыми воротами, сказал директор музея Игорь Конышев, это просто нонсенс. Он добавил, что прошлый опыт показывает, что реституция церкви означает резкое сокращение доступа общественности к культурному наследию страны.

«В середине 1990-х годов церкви было передано около 15 поместных церквей», — сказал Конышев. «Среди них был памятник ЮНЕСКО — церковь Прокрова на Нерли. В наши дни церковь Прокрова на Нерли практически исключена из туристической повестки … Да, вы можете видеть это на обложках учебников [истории и культуры], но просто попытайтесь попасть внутрь! »

С 2012 года церковь подала заявку на реставрацию 26 памятников Владимирской области, в том числе Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном и Спасо-Ефимиевский монастырь в Суздале.Большинство заявок церкви в конечном итоге удовлетворяются, потому что по закону в них может быть отказано только в том случае, если будет продемонстрировано, что здание никогда не выполняло религиозную функцию.

Но это далеко не локальное явление. Общей базы данных нет, но сообщения местных СМИ за последние несколько недель показывают, что церковь ищет трех зданий в центре Екатеринбурга, жилого дома в Москве, участка земли на берегу реки в Чебоксарах, и Санкт-Петербурга.Николаевский собор в Санкт-Петербурге.

Успенский храм в Кондопоге до того, как сгорел …

По данным газеты «Деловой Петербург», только в одном Санкт-Петербурге власти передали 101 памятник религиозным организациям с момента принятия закона о реституции — большинство из них — Русской православной церкви.

В прошлом месяце в Ярославле церковь юристов собралась на семинар о том, как подавать заявления в соответствии с законом 2010 года.

10 августа вся страна была потрясена, когда знаменитая деревянная Успенская церковь 18-го века недалеко от далекого северного города Кондопога загорелась и была полностью разрушена.

… и поскольку он горел 10 августа 2018 года.

Хотя власти подозревают поджог, некоторые эксперты обвиняют Русскую православную церковь, которая получила право собственности на шедевр от Министерства культуры в мае 2017 года.

«Церковь была подарена огромной ценностью», — сказал Вячеслав Орфинский, профессор архитектуры и директор Научно-исследовательского института народной архитектуры.«Церковь определенно несет ответственность. Мы все думали, что эти люди будут вдвойне заинтересованы в ее защите — по религиозным причинам и из-за своего морального кодекса. Но этот инцидент показывает их полное отсутствие заботы. Получив контроль над таким памятником, они должны сделали все, чтобы защитить его. Церковь должна ответить за то, что произошло ».

«Это был не только религиозный памятник», — добавил он. «Это был памятник культуры, памятник нашей общей культуры. Думаю, что в лучшем случае случившееся свидетельствует о безответственности и халатности со стороны церкви…. Такие национальные сокровища должны быть под охраной Министерства культуры ».

Написано старшим корреспондентом Радио Свобода Робертом Колсоном на основе репортажа корреспондента Русской службы Радио Свобода Светланы Прокопевой
Оригинал статьи читайте здесь

Андрей Боголюбский — Academic Kids

Андрей Боголюбский — Academic Kids

От академических детей

В Википедии нет статьи с таким точным названием.
  • Если вы создавали эту страницу в последние несколько минут, а она еще не появилась, она может не отображаться из-за задержки в обновлении базы данных. Попробуйте очистить ( https://academickids.com:443/encyclopedia/index.php?title=Andrei_bogolyubsky&action=purge ), в противном случае подождите и повторите попытку позже, прежде чем пытаться воссоздать страницу.
  • Если вы ранее создавали статью под этим заголовком, она могла быть удалена. Просматривайте кандидатов на скорейшее удаление по возможным причинам.
Навигация

Академическое детское меню

  • Искусство и культура
    • Искусство ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Art )
    • Архитектура ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Architecture )
    • культур ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Cultures )
    • Музыка ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Music )
    • Музыкальные инструменты ( http://academickids.com/encyclopedia/index.php/List_of_musical_instruments )
  • Биографии ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Biographies )
  • Клипарт ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Clipart )
  • География ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / География )
    • Страны мира ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Countries )
    • Карты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Maps )
    • Флаги ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Flags )
    • Континенты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Continents )
  • История ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History )
    • Древние цивилизации ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Ancient_Civilizations )
    • Промышленная революция ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Industrial_Revolution )
    • Средневековье ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Middle_Ages )
    • Предыстория ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Предыстория )
    • Ренессанс ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Renaissance )
    • Хронология ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
    • США ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/United_States )
    • Войны ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Wars )
    • Всемирная история ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History_of_the_world )
  • Человеческое тело ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Human_Body )
  • Математика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Mat Mathematics )
  • Ссылка ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Reference )
  • Наука ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Science )
    • Животные ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Animals )
    • Авиация ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Aviation )
    • Динозавры ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Dinosaurs )
    • Земля ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Earth )
    • Изобретения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Изобретения )
    • Physical Science ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Physical_Science )
    • Растения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Plants )
    • Ученые ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Scientists )
  • Социальные исследования ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Social_Studies )
    • Антропология ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Anthropology )
    • Экономика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Economics )
    • Правительство ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Government )
    • Религия ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Religion )
    • Праздники ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Holidays )
  • Космос и астрономия
    • Солнечная система ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Solar_System )
    • планет ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Planets )
  • Спорт ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Sports )
  • Хронология ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
  • Погода
  • ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Weather )
  • Штаты США ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/US_States )

Информация

    Домашняя страница
  • ( http://academickids.com/encyclopedia/index.php )
  • Свяжитесь с нами ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Contactus )

Земля тьмы и Золотая Орда [Торговля пушниной при монголах, XIII-XIV вв.]

ДЖАНЕТ МАРТИН

СТРАНА ТЬМЫ И ЗОЛОТАЯ ОРДА

Торговля мехом при монголах XHI-XIV вв.

Когда монголы завоевали Булгар и русские княжества, они обосновались в степи к югу от этих регионов со своей штаб-квартирой в низовьях Волги.Отсюда Золотая Орда, как стали называть западных монголов, стала ключевым звеном на торговом и коммуникационном маршруте, охватившем Монгольскую империю, и позволила драгоценным шелкам и специям течь из Китая и Индии через Центральную Азию в низовья. Волга и дальше, через Черное море на европейские рынки. Северные территории, подчиненные Золотой Орде, не играли решающей роли в этом прибыльном торговом пути с востока на запад. Несмотря на то, что северные княжества были исключены из этой основной торговой системы своих повелителей, они претерпели заметные экономические изменения, находясь под властью Золотой Орды; в течение столетия они разработали торговую систему север-юг, которая поставляла мех и другие северные продукты в Золотую Орду и через Орду попала в основную торговую сеть восток-запад.Как развивались модели торговли пушниной в Булгарах и северо-восточных русских княжествах в течение первого века монгольского владычества, является предметом следующего обсуждения.

Чтобы определить влияние Золотой Орды на пушной промысел, необходимо изучить множество источников, свидетельства иностранных путешественников и других современных наблюдателей, а также русские летописи. И западные, и восточные источники предоставляют полезную информацию по этому поводу. С Запада мы использовали как счета путешественников, так и коммерческие документы.К первой категории относятся журналы монаха Джованни из Пьян де Карпин, известного как Пиано Карпини, и Вильгельма Рубрука. Рассказ Карпини основан на его путешествии в Монголию, которое он совершил в 1245 году, когда папа Иннокентий IV поручил ему нести послания мира и христианства вторгшимся монголам. Во время своего путешествия Карпини путешествовал по Польше, Киеву и низовьям Волги, где собирал сведения о татарах2. Семь лет спустя Рубрук совершил подобное путешествие. Посланный королем Франции Людовиком IX для перевозки писем хану Сартаку и монгольскому императору, Рубрук покинул Акко в 1252 году, направился в Константинополь, затем пересек

Cahiers du Monde russe et soviétique, XIX (4), окт.-déc. 1978, стр. 401-421.

Журнал Чикагского университета

Историк Ричард Хелли исследует наследие отсталости России.

Через пять столетий после того, как Иван Великий начал объединение территорий, которые впоследствии стали российским государством — сначала отторгнув часть северного Новгорода, затем поглотив части Вятки, Ярославля, Ростова-Суздаля и Твери, и отвоевав земли у Литвы — Россия остается Историк Ричард Хелли считает, что, несмотря на его размер и мощь, это была отсталая цивилизация.Его экономика примитивна, ее низкотехнологичная промышленность поддерживается продажей углеводородов и «второсортного оружия». Сельскохозяйственная техника изнашивается быстрее, чем ее можно заменить. И, несмотря на падение «железного занавеса», цензура по-прежнему остается фактом жизни. «В России почти ничего не работает должным образом, — говорит Хелли, — кроме взяточничества и вымогательства».

Ричард Хелли, который провел большую часть последних полувека, исследуя историю России в Чикаго, считает отсталость страны почти неизбежным условием.

Изучая историю России с момента поступления в колледж в 1954 году, Хелли, AB’58, AM’60, PhD’65, стал экспертом по средневековому и раннему современному прошлому страны. Ныне профессор истории Томас Э. Доннелли и с 1988 года редактор журнала « Российская история », Хелли является автором почти дюжины книг по московскому праву, рабству и крепостному праву, экономической истории, обществу и культуре. Его следующий проект — Структура новейшей российской истории , обширный анализ событий от правления Ивана Великого 15-го и 16-го веков до режима Иосифа Сталина 20-го века.По его словам, закоренелая отсталость России будет заметно проявляться.

Работа над книгой все еще продолжается, но в прошлом октябре Хелли представил некоторые из своих мыслей об отсталости на лекции, посвященной Дню гуманитарных наук, которая заполнила классную комнату Стюарта Холла. «Начнем с того, с чего я должен начать, — сказал Хелли своим слушателям, — что представление о нынешней и исторической отсталости России — это не политически некорректная клевета, придуманная Ричардом Хелли, а очень старая часть русского цивилизационного дискурса.Некоторые ученые связывают это явление с монгольским нашествием XIII века. Хотя Хелли предупреждал, что «легкое» — и ошибочное — «искушение будет заключаться в том, чтобы обвинить монголов», он все же допустил, что «трудно отрицать, что монголы сыграли значительную роль в том, что Россия пропустила эпоху Возрождения». По его словам, до 1240 года страна смотрела на юг и запад в поисках своего культурного влияния; впоследствии он отвернулся от остальной Европы и заболел «латинской аллергией», которая лишила его доступа к классическому римскому наследию.

Хелли утверждала, что более серьезным недостатком во всех сферах, от технологий до философии, является склонность России к абсолютизму. Накопив огромные территории, Иван Великий заложил основы самодержавия, при котором все ресурсы — люди и имущество — были в распоряжении правителя. Даже дворяне не имели независимой власти; если они не проявили должной верности, их земли могли быть захвачены и переданы более лояльным подданным. В начале 1500-х годов Иосиф Волоколамский, русский православный игумен (а позже и святой), помог установить версию страны о божественном праве царей: «В его лице правитель — человек, но в своей власти он подобен Богу», — нараспев произнесла Хелли.«Таким образом, это оставалось основной догмой русского самодержавия до 1917 года, когда самодержец был заменен генеральным секретарем Коммунистической партии, а Бог был заменен« историей »».

У низших классов было хуже, чем у дворян. Продолжавшееся с 1450 по 1725 годы, русское рабство «отличалось от других институтов, — сказала Хелли, — тем, что позволяло порабощать соотечественников». Те, кто не были откровенными рабами, были крепостными, привязанными к своим городам и фермам. «Крепостное право началось в 1450-х годах и закончилось только в 1906 году» с земельной реформой и созданием частной собственности.(Освобождение Александра II в 1861 году не повлияло на свободу, которую он предполагал.) «Русские редко имели какие-либо права», — сказал Хелли, и угнетение лишило их инициативы.

Недоверие к иностранцам сдерживает и Россию. Более чем за 300 лет до Советской Империи, кодекс Уложение , принятый в 1649 году, запрещал русским выезжать за границу. Даже когда Россия привозила ученых, ученых или военных стратегов из других мест, это держало их отдельно от местного населения.«Таким образом, возможности для россиян вернуться в Европу на личном уровне, — сказал Хелли, — были запрещены».

Добавьте к этому отсутствие независимой судебной системы, цензуру, которая сохранялась в советские времена, и привычку России высылать или казнить своих наиболее образованных граждан. Российское общество никогда не поощряло свободу мысли или амбиции: «Советские ученые были привязаны, как крепостные, к планам своих коллективов, и им было трудно идти туда, куда их вели их интересы» — одна из причин нехватки в стране важных изобретателей или философов.

Несмотря на «блестящие исключения» — Хелли отметила поражение России над Наполеоном; его 16 Нобелевских премий; составление Периодической таблицы химических элементов Дмитрием Менделеевым; и такие писатели, как Достоевский, Толстой и Чехов, — он не питал оптимизма по поводу неизбежного выхода России из отсталости. Права собственности «больше не существуют», а цензура растет. За последние несколько лет взяточничество приумножилось, и Владимир Путин, следуя примеру других российских правителей, заменил олигархов ельцинской эпохи «дружками ленинградского КГБ», — сказал он.«Не похоже, что средний класс или гражданское общество будут развиваться. Отсталость сохранится ».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.