Россия после отмены крепостного права: После отмены крепостного права в России появились больницы для рабочих

Содержание

После отмены крепостного права в России появились больницы для рабочих

В первую половину XIX века численность рабочих в Петербурге существенно возросла, участились эпидемии, а мест в городских больницах не хватало. 158 лет назад, 12 апреля 1861 года, Александр II издал Указ об учреждении в Санкт-Петербурге больницы для рабочего населения.

Ещё в 1842 году император Николай I отдал распоряжение о создании в Санкт-Петербурге «постоянной больницы для чернорабочих на 470 коек». Стараясь немедленно исполнить его повеление, городские власти решили отдать под больницу только что построенное здание тюрьмы, но там поместилось всего 150 кроватей. Чтобы увеличить количество койко-мест, филиалы больницы разместили еще в нескольких домах в разных районах Санкт-Петербурга. Однако специального здания для больницы так и не было построено. Лечебное заведение оказалось разбросанным чуть ли не по всему городу. Причём созданные места не могли удовлетворить потребности граждан в медицинской помощи.

Император Александр II неоднократно обращал внимание на неудобства, связанные со сложившейся ситуацией. В марте 1861 года Санкт-Петербургская городская дума в связи с освобождением крестьян от крепостной зависимости постановила учредить больницу для бедных, которая должна быть построена взамен имеющейся. По проекту архитектора Штрома в 1866 году было построено здание на набережной Фонтанки, рассчитанное на 400 мест. В последующие годы на территории больницы было построено еще несколько деревянных бараков для больных, а в 1893 году перед главным фасадом установлен бронзовый бюст Александра II. Император с супругой посещали больницу, обходила всех больных, пробовали из общего котла пищу, которой кормят пациентов. С такими же визитами они появлялись там и во время эпидемии холеры.

В Александровской больнице зарождались многие методики в лечении и диагностике, широко использовались новейшие для того времени методы лечения. В больнице впервые в стране был установлен рентгенологический аппарат. В настоящее время Городская Александровская больница является современным многопрофильным стационаром, где применяются уникальные диагностические и лечебные технологии. Интересно, что в больнице есть единственный в Петербурге музей, где можно проследить историю стационара и его подразделений со дня основания. Там сохранился медицинский инструментарий 19 века, меню больничного обеда, истории болезней, описание посещений императором и другие документы, а в вестибюле больницы установлен бюст Александра II.

Отмена крепостного права в России: история крестьянской реформы

«Освобождение крестьян (Чтение манифеста)». худ.Борис Кустодиев. Картина 1907 года / фото: public domain

160 лет назад, 3 марта 1861 года, император Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права. Согласно документу, крестьянам присваивались гражданские права — свобода вступления в брак, самостоятельное заключение договоров и ведение судебных дел, приобретение недвижимого имущества на своё имя. Однако реакция крепостных на «Крестьянскую реформу» оказалась неоднозначной. 

Подготовительный материал по проведению крестьянской реформы в России был собран еще в правление Николая I. Однако помещики активно противодействовали упразднению крепостного права.

Александр Николаевич, вступивший на российский престол в 1855 году, поручил работу над крестьянским вопросом крупным помещикам-крепостникам. Именно это, как свидетельствуют историки, повлияло на то, что в итоге крепостное право было отменено.

В 1857 году для подготовки крестьянской реформы был учрежден Секретный комитет. В сентябре 1860 года выработанный проект реформы был обсужден депутатами, присланными дворянскими комитетами, а затем передан в высшие государственные органы. В середине февраля 1861 года «Положение об освобождении крестьян» было рассмотрено и одобрено Государственным советом.

(19 февраля) 3 марта 1861 года Александр II подписал манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей». Однако, данный документ вызвал неоднозначную реакцию во всех слоях населения.

Хотя крестьянству даровалась юридическая свобода, но земля объявлялась помещичьей собственностью. За отведённые наделы крестьяне переходили в положение «обязанных» — несли в пользу помещиков повинности, которые практически не отличались от прежних, крепостных. Чтобы действительно получить свободу, крестьяне должны были «выкупить» себя вместе с семьей, однако выкупная стоимость земли превышала рыночную более чем в 2 раза, а в некоторых случаях доходила и до пятикратной стоимости. 

Также происходило и перераспределение земель, когда помещики при помощи «отрезков» (20% земель, не подлежащих выкупу) забирали у крестьянства необходимые им земли и вынуждали крестьян арендовать эти участки на выгодных помещикам условиях.  

Поэтому бывшие крепостные остались недовольны реформой. По стране прокатились крестьянские бунты с требованиями освобождения с землёй. За один только 1861 год было зафиксировано свыше тысячи восстаний крестьян, тогда как за весь период с с 1855 по 1860 годы было менее пятисот восстаний.

Для подавления наиболее крупных выступлений в Казанской и Пензенской губерниях пришлось использовать правительственные войска.

Несмотря на это, крестьянская реформа 1861 года имела важное историческое значение и дала старт другим важнейшим преобразованиям, направленным на создание в России гражданского общества.

Отмена крепостного права

Сегодня Россия идет по пути модернизации. Она постепенно обновляет все сферы общественной жизни, и опыт подобных преобразований у нее уже есть. 150 лет назад Россия выбрала путь реформ. Осознание тупика, в котором оказалась наша страна в политическом, экономическом, культурном отношениях, подтолкнуло правительство Александра II к масштабным преобразованиям. Стране предстояла вторая, после Петра I, модернизация. Крепостное право – позорное для цивилизованного общества состояние почти неограниченной власти одного человека над другим – было отменено. С падением крепостничества был открыт путь другим важным реформам. Обновленная Россия заняла достойное место в ряду великих держав.

Библиотека юридического факультета СПбГУ подготовила виртуальную выставку в честь знаменательной даты. Выставка дает представление о становлении института крепостного права, о порожденном им кризисе, о мероприятиях Александра II и его сподвижников. Текст сопровождается иллюстрациями из старых печатных изданий, принадлежащих библиотеке юридического факультета. 150-летие отмены крепостного права актуально в свете тех глобальных задач, которые ставит перед Россией стратегия модернизации.

1. Этапы закрепощения крестьян в России

К 1580-м годам, при царе Иване IV Грозном, в политике Московского государства ясно обозначилась тенденция к закрепощению свободного крестьянского населения. Это было связано с тяжелым экономическим положением в стране после неудачной Ливонской войны и опричных нововведений. Крестьянство на Руси было единственным бесперебойным источником доходов государства, поэтому удержание крестьян под постоянным контролем и усиление эксплуатации крестьянского труда было положено в основу государственной политики.

Подробнее…

2. Россия и крестьянский вопрос

Понимание того, что крепостное право резко негативно сказывается на развитии России, стало проникать в высшие эшелоны власти за 60 лет до эпохи Великих реформ. Александр I (1801-1825) взошел на престол, вооруженный программой реформ и окруженный талантливыми единомышленниками.

Подробнее…

3. Подготовка Великой реформы

Перед новым правителем, царем Александром II (1855-1881) встала проблема безотлагательных кардинальных преобразований. Отмена крепостного права открывала дорогу другим реформам, возможность сбросить «комплекс стыда», наконец, оживить экономическую жизнь и России и повысить доходы государства.

Подробнее…

4. Деятели Крестьянской реформы

Яков Ростовцев, Николай Милютин, Петр Семенов, Юрий Самарин, многие другие государственные и общественные деятели, ученые и публицисты откликнулись на призыв к обновлению страны. Они взвалили на себя труд воплощать в жизнь достижения Крестьянской реформы и способствовать распространению духа реформ.

Подробнее…

5. Главный комитет об устройстве сельского состояния

Специальный совещательный орган, состоявший в непосредственном ведении императора, был учрежден 19 февраля 1861 года для претворения в жизнь идей Крестьянской реформы. Комитет обладал законодательными и исполнительными функциями. В 1882 году Комитет был закрыт, так как правительство сочло его особую задачу выполненной.

Подробнее…

6. Ход освобождения от крепостной зависимости

Для правового обеспечения реформы было издано 17 актов. Первый из них, обязательный для всей Российской империи, – «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Затем были приняты положения о поземельном устройстве крестьян Украины, Белоруссии и Великороссии, а также о специальных группах крестьян, как то: приписанных к заводам, малоимущим и т.д.

Подробнее…

7. Реакция общества на отмену крепостного права

Крестьяне воспринимали землю как «божью собственность», которая, согласно «правде», должна распределяться поровну лишь между работающими на ней. Поэтому в целом они отрицательно отнеслись к «земельным статьям» Манифеста 19 февраля 1861 года.

Подробнее…

8. Радикальная интеллигенция как продукт Великих реформ

Двадцатилетие реформ не принесло успокоения России. Широкая общественная дискуссия, выбор пути развития страны и критическое переосмысление николаевского наследия в те годы создали условия для выхода на авансцену истории новой социальной силы – радикальной интеллигенции. В отличие от западных стран интеллигенция – образованные люди, живущие, главным образом, умственным трудом, – в России была самостоятельной политической силой, оппозиционной власти. При полной политической пассивности крестьян и дворян интеллигенция развернула борьбу во имя «спасения России» так, как она это понимала.

Подробнее…

9. Главное здание Юридического факультета – бывшее «Городское училище в память 19 февраля 1861 г.

»

На углу Большого проспекта и 22 линии Васильевского острова, на месте сада начального училища, в 1911 году видным петербургским архитектором Иваном Ивановичем Яковлевым возведено здание в неоклассическом стиле – дом №7, представляющий собой монументальный пятиэтажный учебный корпус. Постройка здания была приурочена к 50-летию отмены крепостного права. Эта памятная дата широко праздновалась в Российской империи: в Москве заложен храм Александра Невского, выпущены памятные медали, проведены многочисленные собрания, издана литература.

Подробнее…

10. Сцены крестьянской и помещичьей жизни.

Смотреть все…

Что думали наши предки об отмене крепостного права в России — Российская газета

Стилистика и орфография авторов сохранены.

1858 ГОД

Александр Никитенко, историк литературы

22 декабря 1857/ 3 января. Воскресенье. В публике боятся последствий рескрипта об эмансипации - волнений между крестьянами. Многие не решаются летом ехать к себе в деревню.

Никто не думает, что освобождение крестьян будет иметь благодетельные последствия для самого дворянства. А казалось бы, что этого именно и следовало бы ожидать. Оно должно дать ему более политического значения. Повелевая рабами, оно само было рабом. Но как скоро установится идея права между дворянством и ему подвластными, то идея этого права непременно должна проникнуть и в другие общественные отношения, должна получить повсеместное приложение.

Сделав этот шаг, мы вступили на путь многих реформ, значение которых теперь нельзя с полной вероятностью определить. Сила потока, в который мы ринулись, увлечет нас туда, куда мы не можем предвидеть.

Василий Арсеньев, действительный тайный советник, чиновник

1/13 января. [...] 1858-й год встречает Россия с началом важного государственного переворота - освобождения крепостных; все умы в волнении. Немногие из дворян стоят за сохранение личных прав над крестьянами, но многих затрудняет наделение их землею. Решение вопроса о крепостном праве может спасти отечество наше от великих бедствий [...]

Император Александр II.

1860 ГОД

Николай Пирогов, хирург

(запись из дневника 1880 года. - Ред.)

Еду в Петербург, призванный на съезд попечителей 1860 г.; глазам и ушам не верю, что вижу и слышу. В Твери, где я остановился по делам моего тверского имения, я нашел вечером у предводителя дворянства собрание дворян человек 50 и более, и что там говорилось почти публично, и в каких выражениях проявлялось недовольство, этого я никогда не забуду; и за что же? Это были не крепостники, а прогрессисты, недовольные прогрессом и называвшие его анархиею.

Приезжаю в самый Петербург. Еще хуже: недовольство еще ярче. Тут является ко мне один из соседей по тверскому имению, застает у меня Н.Х. Бунге, назначенного тогда в ректоры киевского университета и участвовавшего в редакционной комиссии. Я не знал, куда деваться, когда помещик напал на члена ненавистной ему комиссии. "Вы хотите крови! - восклицал он. - Она польется реками!" и т.п.

Но это был, по крайней мере, крепостник и потому недовольный ex officio [по обязанности (лат.)]. Вечером в тот же день приходит ко мне доктор Шульц, имевший вход в банкирские дома, знакомый коротко со многими художниками, вообще, человек довольно сметливый. "Ну, - говорит он мне, - все уверены, что в России должна быть революция; при этом государе, опытные люди полагают, она еще не вспыхнет, но после него непременно". - "Полноте, любезный, молоть чепуху", - отвечаю я. "Поживите в Петербурге; так увидите сами, какая перемена вышла в 4 года (я выехал из С.-Петербурга, собственно, в 1857 г.)!" - были последние слова Шульца.

И, прожив недели три в Петербурге, действительно было чему удивляться: распущенности ли, с одной стороны, или безалаберности - с другой; то слышались довольно громко, почти публично, самые ярокрасные бредни и вызовы, то запрещались весьма скромные журнальные статьи. Вообще, предшествовавшее непосредственно эманципации время оставило у меня впечатление чего-то смутного, неопределенного, недозволявшего понять, должно ли радоваться тому, что предстоит, или только рукою махнуть.

Все это я привожу себе на память в доказательство того, что общественное мнение сильно расшевелилось вопросом об эманципации, но из этого, конечно, не следует, что вопрос был расшевелен общественным мнением. Он был поднят, несомненно, сверху. Причин к тому, как все мы знаем, было не мало в то время.

Только три рода людей из культурного класса встречал я, в то время не одобрявших эманципации: во-первых, завзятых и неисправимых крепостников из эгоизма и личных интересов; во-вторых, крепостников по принципу. "Все государство рухнет, - говорили эти, - без крепостных людей".

"Поверьте, Николай Иванович, - говорил мне бессарабский губернатор, - это все придумывают наши враги, французы и англичане; они, пожалуй, вставили такой крючок и в мирный договор, зная, что ничем так не ослабишь Россию, как уничтожив или ослабив связь между простым народом и дворянством". - "Вот увидите, ваше превосходительство, помяните мое слово, увидите, что государство ужасно потерпит, - говорил мне один окружной начальник, - когда сократятся, после эманципации, помещичьи запашки, вывоз зерна уменьшится так, что на заграничные доходы нечего более рассчитывать".

К третьему роду противников эманципации принадлежали люди, хотя и близорукие, но не так ограниченные; они очень наивно утверждали, что нужно прежде образовать, а потом освобождать. Любопытно, что и между самими крестьянами, по крайней мере, нашей юго-западной окраины, встречались противники эманципации, в том смысле, что, мол, "нехай будет по-прежнему, чтобы еще гирше [хуже (укр.)] не было". Это случалось и мне не раз слышать.

За эманципацию были все ученые, учащаяся молодежь, люди, именуемые передовыми 1840-х годов; все крестьяне, не очень забитые, особливо же дворовые, и, наконец, интеллигентная и передовая часть дворянства, надеявшаяся с уничтожением крепостного права получить от главы государства представительное правительство для страны, тем более что сам государь инициативу эманципации клал в руки дворянства; государь же и его правительство, конечно, усматривали в уничтожении крепостного права самое главное и самое современное средство к поднятию экономического быта всего государства, к увеличению его доходов и к сближению с западными государствами, сделавшемуся крайне необходимым для культуры отсталой от Запада во всех отношениях России.

Зал в Первом кадетском корпусе, где проходили заседания Редакционной комиссии по освобождению крестьян.

1861 ГОД

Петр Валуев, государственный деятель

Кончил работу по проекту Манифеста. Был у обедни. Потом у кн. Долгорукова. Вечером у министра. Изменил проект по замечаниям того и другого.

На будущую субботу, 28-го числа, назначено заседание Государственного совета под председательством государя для обсуждения первых 20 пунктов "Общего положения". Говорят, что государь намерен при этом предложить заготовленные вопросы, направленные к тому, чтобы провести с размаху главные начала проекта большинства. [Комментарий П. Валуева: Не знаю, будет ли когда-нибудь написана подробная и правдивая история крестьянской реформы. Это тем более желательно, что не только во время ее подготовления и осуществления, но и до сих пор на ее счет были и остаются в ходу весьма ошибочные понятия. [...]

Положения 19 февраля имеют важные "недостатки; они составлялись и облекались в законодательную форму под влиянием разных страстей и предубеждений; они вообще имели некоторые свойства односторонности, в правительственном смысле неправильной и вредной; величайшей в летописях мира поземельной реформе предпослано было самим правительством уничтожение давних форм поземельного кредита; к восстановлению этого кредита в других формах не приложено должной заботливости; вообще обнаружено немного попечения о хозяйственном быте помещиков и политические последствия избранного способа реформы весьма поверхностно взвешены.

Но главными виновниками этих ошибок были те самые, которые наиболее на них сетовали и в них обвиняли Редакционные комиссии, ген. Ростовцева, гр. Панина и самого государя. Все сбылось, так как сбылось только потому, что государь не нашел помощи там, где он ее первоначально искал и должен бы был найти. Именно те, которые должны были оказать эту помощь и совершить дело, дали ему ускользнуть из их рук.]

Александр Никитенко

29 января/10 февраля. Воскресенье. Важный для всей России день. Дело об освобождении крестьян внесено в Государственный совет. В заседании присутствовал сам государь. Оно длилось от часу до половины седьмого. Государь, говорят, сказал прекрасную речь, в которой, между прочим, произнес слова: "Самодержавная власть утвердила крепостное право в России, она же должна и прекратить его". Он с большою твердостью выразил непременную державную волю свою о том. Некоторые члены протестовали против главных оснований свободы, и между ними, говорят, жалко отличился один, который выразил скорбь о прекращении нежных патриархальных отношений между помещиками и крестьянами, П. А. Клейнмихель, обратясь к государю, сказал: "Ваше величество изволили обещать предоставить помещикам полицейскую вотчинную власть над крестьянами".

Проект правительства сильно поддерживали великий князь Константин Николаевич, граф Панин и Чевкин. На противной стороне, между прочим, был и просвещенный, либеральный граф Строганов. Видно, недалеко ушли его либерализм и просвещение.

Партия противников свободы, кажется, готова в своем бессилии на всякие гадости. Она выдумывает и распускает по городу разные нелепые слухи в расчете напугать правительство. Теперь, например, пущена в ход глупая выдумка о явлении Путятину тени Якова Ивановича Ростовцева и проч. Из рук вон пошло и достойно только мельчайших сердец и умов.

Манифест императора Александра II от 19 февраля 1861 года.

7/19 ноября. [...] Вторник. В десять часов утра экстренное заседание в Главном управлении цензуры. В "Сыне отечества" появился листок, сверху которого крупными буквами начертано: "Картина: русские крестьяне благодарят государя за освобождение от крепостной зависимости, поступила в продажу и пр. ". Эта картина была на выставке и в объявлении о ней нет ничего странного. Но под ним на том же самом листе напечатана карикатура, в которой представлен Краевский и издатель "Сына отечества" со множеством собак и собачонок. Под карикатурой подпись: "Собачья депутация изъявляет благодарность своему защитнику в виду своего преследователя". Дело в том, что в "С.-Петербургских ведомостях", издаваемых под редакцией Краевского, не раз были печатаны статьи против множества собак в городе и предлагались намордники, а "Сын отечества" смеялся над этим. Но сближение двух фактов - благодарность крестьян и благодарность собак - вышло как нельзя более неуместным. [...]

Владимир Одоевский, писатель

19 ноября/1 декабря. [...] Про Михайлова [распускавшего прокламации Герцена] в "Independance Belge" пишут, что он рассказал судьям: я был крепостным и в детстве видел, как секли моего деда за то, что мешал барину изнасиловать его дочерей, с тех пор я поклялся в вечной ненависти дворянству. 19 февраля 1861 года умиротворило меня; но действия дворянства снова возбудили мою желчь, и вот отчего я пред ваши. [...]

К. Гейслер. Крепостного наказывают батогами в присутствии помещичьей семьи и слуг. Фото: РИА Новости

1862 ГОД

Петр Кропоткин, революционер

28 июля. Суббота. Утром, когда я расплатился с портным, который шил мне чехлы на чемоданы и прочее, он говорит: "Не будет ли в чем от вашей милости помощи, вот я выдумал машину..." - "perpetum mobile", - подумал я. "Да-с, вечное движение".

Я с сожалением взглянул на него, - бедняга худ и воодушевляется при мысли о своей машине. "16 лет работал я над ней, ваше сиятельство, целый год чертил я, по 10 недель тогда не спал, начерчу и брошу; вот теперь начертил и все строил модель, только шары поделал глиняные, - раз махнет, и все разлетится, а уж я сделаю это, и просто, можно сказать, всю Россию обогатит это, она вот как пойдет в гору, так тут пружины, их можно поставить несколько тысяч, эти пружины будут распирать и не пущать назад. Только я уж сделаю эту машину, а капитала только нет, а всячески сделаю, разве смерть возьмет. Я вот был крепостной, работал, оброк платил и плачу по сие время, а Бог даст буду вольный, тогда сделаю".

Бедняга! Я ему дал 2 рубля на его модель. Как он был доволен: "Я вам за ваши рубли тысячами отдам!" [...]

Владимир Одоевский

27 ноября/9 декабря. [...] Между помещиками ходит молва, что государь приехал в Москву, чтоб мириться с дворянами, как бы чувствуя себя перед ними виноватым! Что за ослы! По-настоящему им бы надлежало просить прощения и у бога, и у царя, и у народа за прошедшие свои гадости и за настоящее их непонимание всей великости нашей эпохи, всего существенно благого для них самих и в освобождении крестьян и в судебной реформе.

Что за ослы! Нельзя этого не повторить.

Гусиное перо, которым Александр II подписал журнал заседания Общего собрания Государственного совета об отмене крепостного права в России. Фото: РИА Новости

1866 ГОД

Владимир Одоевский

26 декабря 1865/ 7 января 1866. Обед у меня для Куртина. Даль, Вельтман, Орел, Свербеев, Николай Елагин, Соболевский, Соф. Корнилова. За обедом я сказал почти следующее: "Позвольте вам, господа, предложить выпить рюмку вина в честь дружбы между Америкой и Россией. Нас сближают не одни материальные интересы, есть связь внутренняя: тоже необозримое пространство, тоже многоразличие климатов. Вы освободили негров, государь наш освободил крепостных. Вы уняли американскую шляхту, мы уняли польских плантаторов .."

Петр Валуев

4/16 февраля. [...]Наши борзописцы толкуют о 19 февраля. Нет, не отмена крепостной зависимости крестьян, сколь ни велико это дело, составляет главную грань между настоящим и прошлым. Падение крепостной зависимости духа - вот что их разделяет. Взгляды и понятия изменились. Сила тяготения к центральному солнцу власти уменьшилась. Каждый начинает смотреть на самого себя как на самостоятельную единицу. Вполне ясного сознания еще нет; уменья и подготовки еще менее, но повеяло ветром, который со временем сметет противупоставляемые ему преграды. Вопрос в том, сметет ли он только дряблое и отжившее или усилится до бури, которая поломает и живое. Зависит от правильности наблюдений и взгляда в Зимнем дворце.

Александр Жиркевич, писатель

26 апреля/8 мая. В последнее время - как в обществе, так и в литературе - снова поднят крестьянский вопрос.

Толкуют: 1) о недостаточности крестьянских наделов;

2) о том, что крестьянские общества должны сооружать банки для закупки у частных владельцев земли для крестьян;

3) хотят волостные правления обратить в учреждения, которые помогали бы подъему заработной платы мужика и т.п.;

4) на вопрос, откуда же взять землю для увеличения наделов, указывают на помещичьи и казенные земли;

5) наконец, предлагается переселить избыток населения одних губерний на свободные казенные земли других.

Русские нигилисты-революционеры воспользовались этим брожением и пустили в народе слух, что крестьянам будут даны дополнительные наделы. Правительство, конечно, поспешило успокоить брожение, выслав печатные удостоверения, что никаких дополнительных наделов дано не будет (такое объявление и по сю пору вывешено у дверей местной гольшанской церкви). Многие даже решаются вздыхать о крепостном праве. Вообще в головах радетелей о нуждах крестьянских воцарился сумбур.

Отчего же прежде крестьянин, в крепостном состоянии, мог управиться со своими податями и случаи недоимок были реже, чем теперь?

1) Крестьяне отдавали помещику прежде больше, чем платят теперь повинностей казне.

2) Доходов за заработки теперь более.

Если же крестьянину теперь трудно платить подать, то это потому, что ему неоткуда взять помощи в случае, если появится застой в хозяйстве или работе. Прежде крестьянин не был подвержен таким случайностям, как теперь. У него был помещик, который в своих личных выгодах входил в его положение.

[...] При крепостном праве помещик волей-неволей входил в быт мужика, понимая, что всякое насилие, внесенное в материальную сторону этого быта, больно отзовется на собственном кармане владельца: он только и пострадает. Следовательно, прямой выгодой было не допускать мужика до разорения.

Что же существует теперь у нас?

Падет ли лошадь у мужика, захворает ли член семьи, отняв нужные рабочие руки, - никому нет дела: плати подати как знаешь.

Г. Доре. Помещики за игрой в карты. 1854 год.

1892 ГОД

Василий Ястребцев, композитор, биограф Н. А. Римского-Корсакова

9/21 февраля. [...] Знаете, - добавил Николай Андреевич [Римский-Корсаков], - я в настоящее время напоминаю, пожалуй, доброго помещика старого времени, привыкшего сызмала к крепостному праву, который, хотя и сознает всю пользу и правоту новой, гуманной реформы, тем не менее нет-нет да и подумает - про себя, конечно, - что в его время, при прежних порядках, тоже было хорошо и даже лучше. [...]

Циркуляр министра внутренных дел С. Ланского начальнику Ставропольской губернии о препровождении медалей за труды по освобождению крестьян. Апрель 1861 года.

1894 ГОД

Владимир Короленко, писатель

10/22 марта. [...] Необходимо прежде всего новое освобождение крестьян, - и только тогда возможны будут дальнейшие разумные реформы остальных сторон русского быта. Иначе - все будет непоследовательно, все будет упираться в эту огромную стену.

А на это нет пока никаких данных. Даже, кажется, самая мысль недостаточно ясна для общества. У нас все кажется как-то так, что экономические реформы - нужны народу, политические - только "высшим классам". Тогда как экономические отправления самого народа опутаны сетью крепостных пережитков. Мужик все еще не свободен, он все еще "крепок" устаревшим формам жизни, он все еще связан в каждом своем движении. А с ним связаны и мы. [...]

Анна Волкова, журналист, издатель

4/16 июля. [...] От времени до времени раздаются звуки треснувшей лиры о восстановлении, в замаскированном виде, крепостного права. [...]

Но главные и незыблемые органы охраны - это "Московские ведомости" и "Гражданин". Когда было можно и не стыдно перед Европой, эти газеты открыто восставали против народного просвещения, руководствуясь той великой истиной, что править невежественным народом легче, чем просвещенным. Бессмысленное стадо рогатого скота управляется одним пастухом с кнутом в руках. Кнут есть сила для стада - народа, почему для обуздания последнего необходимо телесное наказание. "Московские ведомости", "Гражданин" сильно проповедуют о необходимости розог, и многие из общества бессмысленно повторяют эти слова... [...]

Изба крестьянина в дореволюционной России. 1900-е годы. Фото: РИА Новости

1896 ГОД

Алексей Суворин, журналист, издатель

8/20 апреля. [...] За крепостных назначено дворянству 3 млн франков золотом. 20 лет раньше надо было, но дворянство задержало. Крепостными могли строить дороги, совершенствовать хозяйство - не делали. Лучшие имения теперь те, которые начались при крепостном праве. Большинство проедало доходы и разоряло имения.

1903 ГОД

Сергей Зимин, меценат, основатель частного театра

15/28 июня. Путь нами был сделан в 2000 верст и на машине чуть ли не 1000 верст, так что немного устали. [...] Положение здешних крестьян прямо бедственное и угнетенное. Крестьяне, благодаря своей простоте, остались без земли и работают лишь на своего помещика, т. к. нет других конкурирующих лиц, т.е. других близлежащих поместий, так что они принуждены работать прямо за бесценок, лишь бы заработать на хлеб. Случалось слышать от них даже такие слова: "Эх, барин, разве нам хуже жилось при крепостном праве, поверьте, нам тогда жилось лучше". Все они понуры, задавлены заботами, изнурены трудом, робкие. Лишь завидит вас - станет снимать шапку и низко-низко вам поклонится. Даже неловко делается. [...]

Чтение Манифеста об отмене крепостного права в имении Прозоровых Московской губернии. 1861 год. Фото: РИА Новости

1907 ГОД

Рюрик Ивнев, поэт

19 февраля/4 марта. [...] Сегодня такой великий день - освобождения крестьян от крепостной зависимости, а у нас идут занятия, я пишу листовочки на физике.

Публикация подготовлена М.А. Мельниченко за счет гранта Российского научного фонда (проект N19-18-00221).

3 марта 2021 года - 160 лет отмене крепостного права в России

«Я не понимаю, – сказал он в 1847 году депутации смоленского дворянства, – каким образом человек сделался вещью и не могу себе объяснить иначе, как хитростью и обманом с одной стороны и невежеством – с другой»,

– приводит слова Николая I
юрист и общественный деятель Анатолий Кони
в исследовании «Главные деятели освобождения крестьян» (1903).


Александр II главной целью своего правления обозначил крестьянскую реформу.

«Крупная историческая заслуга Имп. Александра Николаевича состояла в том, что он, движимый верным политическим чутьём, не поколебался… – продолжает Анатолий Кони. – Прежде, чем думать о подробностях предстоящей реформы, надлежало ответить на тревожные ожидания общества твёрдым и бесповоротным решением основного вопроса: быть или не быть самой реформе».


С призывом поддержать его Александр в конце марта 1856 года обратился к московским дворянам. Предупредил, что реформа будет поэтапной и продолжительной.


«Но, конечно, господа, вы сами знаете, что существующий порядок владения душами не может оставаться неизменным. Лучше отменить крепостное право сверху, чем дожидаться того времени, когда оно само собою начнёт отменяться снизу»,

– заявил император.


Для выработки идеологии реформы и проектов законодательных актов об отмене крепостного права потребовалось 5 лет. В 1857 году по указу Александра II был образован секретный Комитет по крестьянским делам, переименованный позже в Главный комитет по устройству сельского населения. Царь считал своим долгом присутствовать на каждом рабочем совещании.


«Здесь требовался от государя огромный запас политического такта и неослабного самообладания»,


– читаем в книге «Главные деятели освобождения крестьян».


Председателем Комитета был весьма близкий к царю человек – Яков Иванович Ростовцев.


Бывший генерал «воспользовался заграничным отпуском для основательного изучения крестьянского вопроса и в результате… превратился в горячаго сторонника не только дарования крестьянам личной свободы, но и наделения их при освобождении земельною собственностью посредством выкупа».


Не все члены Комитета были согласны с его председателем.


«И вот, когда нападки достигли, казалось, высшего напряжения, Государь пережил новый удар: 6 февраля (по старому стилю) 1860 года скончался Ростовцев, прошептав перед своим последним вздохом присутствовавшему при кончине Государю: „Государь, не бойтесь!“».


Через год, пройдя бесчисленные «комитеты» и совещания, мнения и прения, Манифест об отмене крепостного права был подписан. Однако радость, с которой он был встречен, вскоре сменилась разочарованием. Бывшие крепостные ожидали полной воли и были недовольны переходным состоянием «временнообязанных». Крестьяне бунтовали, требуя освобождения с землёй…


Несмотря на это, крестьянская реформа 1861 года имела огромное историческое значение. Она открыла перед Россией новые перспективы, создав возможность для широкого развития рыночных отношений, других важнейших преобразований, направленных на создание гражданского общества. Оно формировалось уже в ходе обсуждения отмены крепостного права. Вот почему непосредственными деятелями реформы Анатолий Кони считает также и представителей печатного слова, в том числе вождя публицистики того времени – Александра Герцена, который, как пишет автор книги «Главные деятели освобождения крестьян», «почтительно преклонился пред Александром II в знаменитой статье „Ты победил, Галилеянин“».


По глубокому убеждению Анатолия Кони, «Имп. Александр Николаевич… твёрдо выдержал свой пост на „корме родного корабля“ в эти трудные годы его плавания, по праву заслужив приобщение к своему имени завидного эпитета Освободителя».

«Наследие крепостного права по-прежнему определяет то, что происходит»

Задумывались ли вы, почему в России так пренебрежительно относятся к частной собственности? Удивительно, но одной из причин могут быть события столетней давности — первая приватизация, которую проводил Петр Столыпин в начале XX века. Исследования показали, что в регионах, где было больше конфликтов, связанных с этой реформой, люди хуже относятся к частной собственности. Об историческом наследии, бремя которого мы продолжаем нести, ошибках, за которые продолжаем платить, о том, как сказывается крепостное право на российской экономике, — рассуждает профессор РЭШ, содиректор бакалавриата РЭШ и ВШЭ Андрей Маркевич в новом выпуске подкаста «Экономика на слух» — совместном проекте VTimes и Российской экономической школы.

Итак, главные тезисы Андрея Маркевича

Экономика и финансы

Живем ли мы наследием крепостного права?

Подкаст «Экономика на слух». Сезон 2. Выпуск 2

Крепостное право и революция

Вклад крепостного права в революцию 1917 г. косвенный. Экономические трудности, возникшие во время Первой мировой войны из-за слабости русской экономики и неготовности к большой войне, способствовали началу революции. Но к экономическим проблемам, которые накопились, привело именно крепостное право. Проанализировав урожайность в европейских губерниях Российской империи в XIX веке до и после освобождения крестьян, мы с Екатериной Журавской [профессором Парижской школы экономики] выяснили, что после отмены крепостного права урожайность начала быстро расти. И именно в тех губерниях, где раньше было больше крепостных. Схожие изменения произошли и в промышленности. Даже родившиеся после реформы призывники из губерний, где жило больше крепостных, были выше земляков, родившихся там до реформы. Это говорит о том, что не только экономика развивалась быстрее после отмены крепостного права, но и потребление крестьян росло и улучшалось.

Проблемой стала земельная реформа, последовавшая за отменой крепостного права, которая растянулась на много лет. Реформа предполагала выкуп земли. И если освобождение крестьян сказалось положительно на росте урожайности, то земельная реформа привела к ее снижению. С освобождением у крестьян появилось больше стимулов работать усерднее, зная, что помещик не отберет результаты их работы. Но земельная реформа закрепила институт крестьянской общины, которая снижала индивидуальность труда крестьян, что сокращало эффективность сельского хозяйства и тормозило развитие общества.

Наследие крепостного права

События, институты и реформы далекого прошлого продолжают влиять на экономику. Например, сравнив результаты современных опросов о расходах людей и территории уездов бывшей Российской империи, можно увидеть, что там, где было больше крепостных, потребление сегодня ниже. Крепостное право сдерживало развитие городов, ограничивая мобильность крестьян. Причем степень ограничений была разной — на барщине их было больше, на оброке — меньше (например, крестьяне могли заниматься не только сельским хозяйством). Интересно, что связь между крепостным правом и потреблением сегодня сильнее там, где крепостные были именно на барщине. То есть прошлое в лице наследия крепостного права по-прежнему определяет то, что происходит сейчас.

Как от него избавиться

В географии действует закон Доплера: все связано со всем, но вещи, находящиеся рядом, связаны сильнее тех, что находятся далеко друг от друга. Это можно сказать и про историю: все связано со всем, но относительно более близкие по времени события больше связаны с современностью, чем отдаленные. То есть влияние прошлого все же уменьшается со временем. Кроме того, распространение технологий и мобильность труда и капитала сглаживают проблемы, унаследованные от прошлого. Чтобы выяснить, исчезает ли разница в развитии со временем, я реконструировал региональный ВВП для 1897 г. и сопоставил результат с другими данными. Расчеты показывают, что, с одной стороны, менее экономически развитые регионы в конце XIX — начале XX в. росли в XX веке быстрее, то есть постепенно догоняли наиболее развитые регионы, уменьшая отставание. Историческое неравенство постепенно уходило. С другой стороны, эти же расчеты показывают, что корреляция в региональном развитии сохраняется, то есть влияние наследия прошлого хоть и уменьшается, все же присутствует в нашей жизни.

А что в других странах?

Например, в США краткосрочный эффект от отмены рабства был другим. Нобелевский лауреат Роберт Фогель показал, что рабство на юге США было практически столь же эффективным, как и свободный труд в сельском хозяйстве.

Это связано с тем, что принудительный труд в США в основном использовался на хлопковых плантациях. И из-за технологических причин организация труда на таком производстве была более эффективной. В России же производство зерна было организовано иначе. Но долгосрочные последствия рабства такие же тяжелые. Яркий тому пример — движение Black Lives Matter. Неравенство в США сохраняется, и работы экономистов и историков показывают, что одна из ключевых причин — неравный доступ к образованию. Эта проблема так же уходит вглубь истории рабства в США.

Почему мы не любим частную собственность

Изначально община появилась как страховка — сообщество, помогающее пережить тяжелые времена его участникам. Основная характеристика российской общины — чересполосица во владении землей, то есть земля разбивается на относительно равные участки земли, которые внутри разделяются на полоски. Каждый член общины получает несколько полосок, чтобы, если на одном из участков случился плохой урожай, он не остался без еды. Но такая система снижает возможности для применения новых технологий, поскольку полоски узкие и находятся в разных местах. Там, где Столыпинская реформа [передача надельных земель в собственность крестьян параллельно с упразднением общины] проводилась более активно (крестьяне активнее выходили из общины и сами консолидировали свои участки), урожайность росла быстрее. Но вокруг реформы было много конфликтов, и самое интересное, что география положительного и отрицательного отношения к приватизации сегодня — и к Столыпинской реформе в начале XX века связаны друг с другом. То есть там, где было больше всего конфликтов во времена Столыпинской реформы, сейчас люди чаще склонны говорить, что плохо относятся к институту частной собственности. С одной стороны, можно сказать, что такая связь возникает из-за каких-то глубинных причин, культуры и такое отношение к частной собственности устойчиво. С другой — что негативное отношение каким-то образом передалось через поколения нашим современникам и привело к более критическому восприятию приватизации 90-х гг. XX века.

Хотите сообщить об ошибке? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Что изменилось после отмены крепостного права

19 февраля 1861 года манифестом императора Александра II в России было отменено крепостное право. Это событие стало одним из ключевых в истории нашей страны. Оно очень долго подготавливалось и имело весьма глубокие, хотя и противоречивые последствия.

Противоречивость вытекала из того, что самодержавная власть производило реформу так, чтобы по возможности ничего не менять. Крестьяне получили только личную свободу, оставаясь прикрепленными к земле, поскольку связанные круговой порукой, они не могли уехать из деревни без согласия общины.

Крестьяне не получили землю в частную собственность, но даже пользование ее было обусловлено выкупом, до полной уплаты которого помещику они должны были отрабатывать барщину и выплачивать оброк.

Так что положение крестьян с экономической точки зрения даже ухудшилось, поскольку сохранялись прежние повинности, и добавилась еще необходимость уплаты выкупа. Однако, как всегда в истории, была и другая сторона. Члены семьи крестьянина домовладельца могли теперь покинуть деревню и отправиться в город на заработки, где пополнили необходимые для роста промышленности ряды рабочих.

Кроме того, крестьянская реформа повлекла за собой целый комплекс реформ: земскую, городскую, судебную, военную. Они были связаны с тем фактом, что крестьянство, составлявшее подавляющее большинство российского населения, получило гражданские права, и теперь необходимо было решать хозяйственные вопросы без привлечения принудительного труда крепостных.

Аналогично теперь необходимо было унифицировать судебную систему для всех граждан, поскольку раньше помещичьи крестьяне находились под судебной властью помещиков. Устаревшая рекрутская система комплектации армии, также базировавшаяся на крепостном праве, теперь нуждалась в коренной трансформации, что и привело к введению всесословной воинской повинности.

Страна приобрела иной облик, как ни хотели бы консервативные круги сохранить прежнюю систему. Появились земские и городские органы местного самоуправления, благодаря которым быстро начало расти количество школ, больниц и прочих социальных учреждений.

Судебная система приобрела черты, свойственные европейской: наличие адвокатов, судов присяжных, бессословность. Но все это сама власть воспринимала не сколько как реформы, сколько вынужденные уступки для сохранения главного: самодержавной неограниченной монархии, господства дворянства. Из-за этого реформы протекали в режиме «два шага вперед, шаг назад».

С одной стороны освобождение крестьян подтолкнуло развитие рыночных отношений – многие крупнейшие капиталисты, вроде Морозовых, происходили из крестьянской среды. Ускорился переход к машинному производству, начался бурное строительство железных дорог.

Уже через 20 лет после реформы основные виды промышленного производства механизируются. Протяженность железнодорожного полотна, которая до реформы составляла жалкие две тысячи километров, через 20 лет уже достигла 22 тысяч км.

Но с другой – сохраняется крайняя отсталость сельского хозяйства, которая, как ни странно, проистекает не только из-за сохраняющихся пережитков крепостничества в деревне, но и из-за разорения многих помещиков, не сумевших приспособиться к новым рыночным реалиям.

Реформа та ударила «одним концом по барину, другим по мужику». Все это тянет назад и развитие промышленности, для успешного развития которого необходим достаточный спрос, наличие капиталов и приток рабочей силы.

Достаточно сказать, что если в США строительство железных дорог стало способом накопления громадных состояний Рокфеллеров, Морганов, то в России это было делом убыточным, которое первоначально смогло взять на себя только государство.

Сами люди также изменились. Рыночные отношения, ускоренные крестьянской реформой произвели серьезный раскол во всех слоях российского народа сверху донизу. Крестьянство постепенно расслаивается на зажиточных кулаков, активно встраивавшихся в рынок, основную массу середняков и безлошадных бедняков. Только навязанная им община мешает их окончательному разделению.

Разделяет рынок и дворянство. Значительная его часть разоряется и кроме сословной принадлежности, сохраняемой законом, у нее ничего не остается. Но некоторые дворяне сумели воспользоваться полученным выкупом и вложить средства в банки, железнодорожное строительство и даже заняться своим бизнесом.

Впрочем, таких было не так много. Большая часть остается землевладельцами, которые пытаются вести хозяйство в отсутствии крепостных, тем более, что крестьянская реформа сохраняла определенную зависимость от помещиков бывших крепостных, а наиболее плодородные земли остаются в их руках.

Идет активное расслоение основной массы городского населения – мещанства, которое идет по пути наибольшего разнообразия: в условиях развития рынка мещане попадают как в предприниматели, так и в рабочие.

Однако все эти социальные подвижки никак не отражаются в законодательстве, где по-прежнему узаконена сословная структура общества. Даже перепись 1897 года, когда в стране уже довольно широкие слои являются буржуазными и пролетарскими, делит население России по сословным признакам феодальной эпохи: дворяне, духовенство, мещане, казаки, крестьяне — как будто нет никакого капитализма.

Не произошло практически никаких изменений в политической жизни страны. Самодержавная монархия никоим образом не собиралась делиться властью с народом. Поэтому речи не шло не только о парламенте и конституции или возможности создавать легальные политические организации типа партий, но даже скромным по своим возможностям органам самоуправления – земским и городским – запрещалась любая политическая деятельность.

Как говаривал Александр III по поводу возможности введения Конституции: «Чтобы русский царь присягал каким-то скотам?!» Больше того, частенько не соблюдался один из главнейших принципов просвещенной монархии, проводившийся в жизнь еще Екатериной II – принцип верховенства закона, согласно которому даже самодержавный монарх не может нарушать свои законы.

Но тот же Александр III иногда поступал совершенно произвольно, вопреки законам империи, причем иногда совершенно открыто. Когда после стачки на Морозовской мануфактуре в 1885 году суд присяжных оправдал организаторов стачки, и согласно судебному законодательству решение присяжных являлось окончательным, император своей волей отменил это решение и назначил наказание для оправданных.

Таким образом, великие реформы Александра II, начатые крестьянской реформой были действительно значительными, но скорее вопреки, чем благодаря их организаторам. А постоянные попытки повернуть их вспять, в конце концов, привели к революции.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.

Подписаться

Отмена крепостного права | Encyclopedia.com

Россия 1861

Сводка

С момента основания русской нации в 1552 году до середины девятнадцатого века Россия была высшей имперской державой. Россия развивалась из территории, непосредственно окружающей Москву, и простиралась от Берингова пролива до территории, которая сейчас является Польшей; русские цари по понятным причинам предполагали непобедимость нации. Однако Крымская война опровергла это предположение. Отсталая, полусредневековая российская промышленность не выдержала современной войны.Вооружение, произведенное для военных действий, доставило до линии фронта несколько месяцев из-за отсутствия современных коммуникаций. Более того, русская армия в основном состояла из относительно неопытных крепостных добровольцев, людей, которые пошли в армию исключительно для того, чтобы освободиться от земли. Эти жесткие ограничения в сочетании с угрозой революции, которая была бедствием для древнего европейского режима после 1848 года, сигнализировали о необходимости радикальных изменений.

В 1856 году царь Александр II инициировал радикальные социальные реформы, наиболее исторически важной из которых был Закон об освобождении крепостных крестьян 1861 года.Этот акт создал новое русское население, состоящее из людей, которые ожидали стать свободными гражданами, но вместо этого стали наемными рабами. Рост требований народа в сочетании с репрессивной реакцией преемников Александра II проложили путь революции, которая произойдет в 1917 году, 56 лет спустя.

Хронология

  • 1842: В Санитарные условия трудящегося населения Великобритании британский реформатор Эдвин Чедвик обращает внимание на убожество трущоб заводских городков страны и показывает, что у работающих людей гораздо выше заболеваемость. чем средний и высший классы.
  • 1845: От Ирландии до России голод поражает Европу, убивая около 2,5 миллионов человек.
  • 1851: Китайское восстание Тай Пин («Великий мир») начинается под руководством школьного учителя Хун Сюцюаня, который считает себя младшим братом Иисуса Христа. Он мобилизует крестьянство против маньчжурских императоров в гражданской войне, которая унесет от 20 до 30 миллионов жизней в течение следующих четырнадцати лет.
  • 1853: Крымская война начинается в октябре.Борьба, которая продлится до февраля 1856 года, столкнет Россию с объединенными силами Великобритании, Франции, Турции и Сардинии-Пьемонта. Война, отмеченная работой Флоренс Найтингейл с ранеными, также является первым конфликтом, задокументированным фотожурналистами.
  • 1857: Начинается сипойский мятеж, неудачное восстание индийских войск против Британской Ост-Индской компании. В результате восстания, длившегося до 1858 года, Англия помещает Индию под прямое правление короны.
  • 1859: Американский аболиционист Джон Браун совершает рейд на федеральный арсенал в Харперс-Ферри, штат Вирджиния. Его поимка и повешение в декабре усиливают враждебность, которая разжигает гражданскую войну шестнадцатью месяцами позже.
  • 1861: Через несколько недель после инаугурации Авраама Линкольна начинается Гражданская война с обстрела форта Самтер. Шесть штатов выходят из Союза, присоединяются к Южной Каролине и образуют Конфедеративные Штаты Америки (позже к ним присоединились еще четыре штата) и избирают президентом Джефферсона Дэвиса.Первое крупное сражение войны при Булл-Ран или Манассасе в Вирджинии - это победа Конфедерации.
  • 1861: Италия объединена под властью короля Сардинии Виктора Эммануила II.
  • 1861: Луи Пастер публикует статью, в которой вводится концепция теории микробов и опровергается спонтанное зарождение.
  • 1863: 1 января президент Линкольн издает Прокламацию об освобождении, освобождая всех рабов на территориях Конфедерации. Так начинается год, который станет поворотным моментом в гражданской войне с решительными победами Союза при Геттисберге, Виксбурге и Чаттануге.После этого Конфедерация почти постоянно находится в обороне, сражаясь не для победы, а для того, чтобы избежать проигрыша.
  • 1867: Соединенные Штаты покупают Аляску у России за 7,2 миллиона долларов.
  • 1871: После поражения немцев парижане создают Коммуну, революционное правительство, которое контролирует столицу - аналогичные восстания вспыхивают в других городах - в течение примерно двух месяцев. В конце концов, Третья республика подавляет Коммуну с жестокостью, превышающей таковую во время правления террора.

Событие и его контекст

Зачем нужно проводить реформы?

Историки долго спорили о причинах реформ в России и, в частности, о прекращении феодализма. Некоторые подчеркивают победу либерализма над авторитаризмом, называя Александра II «царем-освободителем». Продвижение в царский кабинет либералов Юрия Самарина и Николая Милютина, убежденных сторонников реформ, усиливает это восприятие. Однако аргументам либералов в кабинете министров обычно противодействовало архиконсервативное большинство; поэтому влияние либералов было в лучшем случае ограниченным.Более того, большинство комментаторов настаивают на том, что реформы всегда были ограниченными, поскольку русский царизм постоянно сопротивлялся любому шагу, который привел бы к переходу к конституционной монархии. Поэтому представление о том, что Россия может стать либеральной при Александре II, в значительной степени рассматривается как преувеличение.

Марксистские историки выдвигают альтернативную точку зрения и указывают на экономическое давление как на движущую силу реформ. В сочетании с стремлением модернизировать российскую промышленность многие советники царя согласились с тем, что крепостное право неэкономично и трудоемко, и поощряли дворянство, крепостных владельцев, избегать перемен.Напротив, освобождение крепостных обеспечило бы промышленную рабочую силу и стимулировало бы модернизацию сельского хозяйства в соответствии с методами, принятыми в Западной Европе. Очевидно, это было частью эффекта, которого желал Александр II, и в свете разгрома Крымской войны модернизация получила признание как необходимость. Однако были альтернативы эмансипации, которые также принесли бы экономические выгоды, и Александр особенно стремился отвергать любые идеи, которые проникали из западных либеральных экономик.Поэтому большинство историков ищут альтернативные объяснения его реформаторскому рвению.

Главная проблема, о которой говорится в историях того периода, - это страх революции. По мере того, как надвигалось поражение в Крыму, 30 марта 1856 года царь произнес знаменитую речь перед московской знатью. В своей речи он развеял их опасения, что он намеревается немедленно отменить крепостное право, и заверил крепостников, что они получат возмещение за любые экономические потери, которые они могут понести. Однако он подчеркнул, что реформа неизбежна: «Но, конечно, вы сами понимаете, что существующая система крепостничества не может оставаться неизменной.Лучше начать отмену крепостного права сверху, чем ждать, пока оно начнет отменяться снизу ».

Таким образом, необходимость модернизации сочеталась с другими императивами. Уроки Франции почти столетием ранее, надвигающийся крах Империя Габсбургов, возникшая в результате событий 1848 года, и тот факт, что эти идеи проникли в российское общество (обычно импортированное войсками, которые имели контакты с другими странами и их народами), повлияли на политику царя.Таким образом, модернизация была императивом не только для продолжения имперской политики России, но и для выживания самого царства.

Эмансипация консенсусом

Конкурирующие требования дворянства, царская власть и давление модернизации означали, что эмансипация займет некоторое время. Речь 1856 года может быть прочитана как Александр II, образно испытывая воду. Вероятно, он надеялся, что дворянство перехватит инициативу в своей традиции служения царю.Однако вскоре стало очевидно, что крепостники не хотели разрушать систему, при которой власть могла измеряться «на душу населения». Большинство считало, что крепостные, которых считали варварами, не могут стать гражданами России и, следовательно, не могут быть освобождены от контроля дворян.

Александр II использовал традиционную стратегию своих предшественников; 1 января 1857 г. он учредил секретную комиссию, чтобы исследовать, как можно реструктурировать российское общество. Что свидетельствует о политических пристрастиях царя, в комиссию вошло лишь меньшинство реформаторов.Это означало, что их работа велась без особого энтузиазма и что решения, предлагаемые комиссией, были в пользу крепостников. Царь все больше разочаровывался в комиссии и даже вводил в свое окружение советников из Западной Европы. Александр II смог добиться прогресса в реформах, только обойдя собственное поручение.

20 ноября 1857 г. вильнюсскому генерал-губернатору была издана директива, известная как Рескрипт Назимова. Эта директива, которая была распространена среди всех региональных губернаторов к 18 декабря, предписывала учреждать провинциальные собрания для обсуждения того, как можно добиться освобождения крепостных в каждом из регионов.Это позволило каждому региону предложить наиболее подходящие решения для конкретных обстоятельств, но параметры обсуждения были установлены. Дворянству будут предоставлены полные права собственности на все земли и сохранится ответственность за поддержание закона и порядка на своей земле. Бывшим крепостным будет разрешено покупать землю и они получат «административный контроль» над своей жизнью, что предполагает как минимум свободу передвижения. Министр внутренних дел Д. Бибиков пояснил, что директива была обязательной: «Дворянство обязано исполнить волю Государя, который призывает их к сотрудничеству в улучшении жизни крестьян.«Как и многое из того, что окружало реформы Александра II, даже этот приказ был открыт для интерпретации.

Дворянство имело огромную экономическую власть в царской России, и освобождение крепостных представляло угрозу для этой власти. Следовательно, дворянство в регионах там, где стоимость земли была самой высокой, отказались подчиняться. Их единственная уступка заключалась в том, что государство предлагало выкупить крепостных у их владельцев. У Александра не было другого выбора, кроме как осуществить эмансипацию самостоятельно.

К декабрю 1858 года либералы занимали большую часть комиссии.Новые идеи возникли при полной поддержке царя, что укрепило его имидж освободителя. Предложена схема создания нового сельского класса на базе коммуны. Это позволило бы бывшим крепостным создавать фактически автономные сообщества, которые были бы саморегулируемыми и имели бы право покупать соответствующую землю для обеспечения своих членов. Комиссия также обсудила справедливые условия покупки и, что особенно важно, инициировала снятие полномочий полиции с крепостников. Несогласие дворян не могло помешать эмансипации стать законом, хотя для завершения окончательной редакции потребовалось еще два года, в основном потому, что комиссия сочла своим долгом добавить дополнительные меры защиты дворянства.

Закон об эмансипации вступил в силу 19 февраля 1861 года. Этот 360-страничный документ был очень сложным и предназначался только для информирования бюрократов. Цель этой сложности кажется ясной. Закон мало оправдал ожиданий самих крепостных. Он предлагал ограниченную эмансипацию, которая в действительности зависела от прихоти дворянства. «Мелиорация крестьян» на самом деле причинила большие трудности большинству сельского крестьянства.

Семена революции

В соответствии с Законом об освобождении крепостных крестьян был предоставлен «статус вольных сельских жителей».«Однако они не были свободными гражданами России. Им было разрешено самоуправление в рамках коллективной ответственности коммуны, но это фактически сделало их рабами общинных законов. Более того, им были выданы паспорта, ограничивающие их передвижение. Подушный налог, который был введен для обеспечения финансирования государства, что привело к экономическим трудностям для освобожденных крепостных.

Самым спорным аспектом закона было земельное поселение. опись земельной собственности.Правительство и землевладельцы должны были договориться о том, какие участки земли перейдут в собственность коммуны, прежде чем обязательства будут аннулированы. По схеме, финансируемой государством, земля была передана коммуне, а бывшим крепостным был предоставлен контракт, по которому коммуна обязывалась выплатить выкуп в течение 49-летнего периода. Все платежи были выше, чем ожидалось, потому что землевладельцы представили завышенную оценку своей земли, часто в два раза превышающую рыночную. Это означало, что бывшие крепостные были финансово связаны с коммунами.Усиление трудностей привело к тому, что крестьяне потеряли от 10 до 26 процентов земли, на которой они раньше работали. Таким образом, коммунам было трудно выращивать достаточное количество урожая, чтобы прокормить коммуну, и излишки, чтобы расплачиваться за выкуп. Революция в 1861 году казалась гораздо большей угрозой, чем в 1856 году.

Широко распространенный страх перед революцией был результатом роста беспорядков. В 1859 и 1860 годах, когда эмансипация была в пределах досягаемости, было зарегистрировано всего 217 случаев беспорядков в течение 24 месяцев.В 1861 году, когда стали ясны последствия этого акта, было зарегистрировано 1889 инцидентов. Хотя эта цифра снизилась до 849 в 1862 году, 509 в 1863 году и 156 в 1864 году, дворяне зафиксировали, что деревенские коммуны «кипели негодованием и убийственными намерениями». Крепостные крестьяне поддерживали царя, «своего маленького отца», были подорваны, и многие отказывались подписывать описи, поскольку считали, что подпись является признаком удовлетворения. Дворянство было так же недовольно. Им было трудно найти рабочую силу на оставленных ими землях, что привело к снижению производства и финансовым трудностям.Последнее усугублялось тем, что 62% крепостных были заложены. Возникший в результате раскол между царем и людьми никогда не исчезнет полностью.

Хотя многие представители знати придерживались либеральных идей, в основном это было сделано для того, чтобы противостоять росту радикальной революционной политики. Однако такая точка зрения побудила дворянство требовать большего участия в политическом процессе. Когда началась промышленная революция, некоторые крепостные стали мобильными; Однако сохраняющееся недовольство и условия, предлагаемые рабочим на рудниках и безборьях, вызвали дальнейшие антицарские настроения и спровоцировали убийство Александра II в 1882 году.В течение следующих 50 лет дальнейшие лишения для народа, возвращение к репрессиям и неудачи в войне позволили вновь созданному обездоленному российскому крестьянству объединиться в противостоянии царскому режиму. Чем дольше просуществовало царство, тем неизбежнее становилась революция; после событий 1860-х годов это был чисто вопрос, когда.

Ключевые игроки

Александр II (1818–1881): царь Российской империи, 1855–1881. Александр руководил освобождением крепостных крестьян и «великими реформами», которые преобразовали российское общество, начиная с 1857 года.

Милютин, Дмитрий (1816-1912): В качестве военного министра Милютин в январе 1856 года подготовил доклад, в котором сравнивал промышленность, экономику и вооруженные силы России с западноевропейскими. Он был заядлым реформатором, но стойким царистом и был влиятельным советником на протяжении всего правления Александра II.

Рейтерн, Михаил (1820-1890): Рейтерн, министр финансов царя Александра, был влиятельным консерватором-реформатором, который возглавил промышленную реформу и, в частности, способствовал насильственной миграции крепостных из земли в города.

См. Также: Революции в Европе ; Русские революции .

Библиография

Книги

Эклоф, Бен, Джеймс Бушнелл и Лариса Захарова. Великие реформы в России: 1855-1881 гг. . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 1994.

Филд, Дэниел. Конец крепостного права: дворянство и бюрократия в России, 1855-1861 гг. . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1976.

Линкольн, У. Брайс. Великие реформы .Де Кальб: Издательство Северного Иллинойского университета, 1990.

Рибер, Альфред Дж., Изд. Политика самодержавия: Письма Александра II князю А. И. Барятинскому, 1857-1864 гг. . Париж: Мутон, 1966.

Вентури, Франко. Корни революции . Нью-Йорк: Кнопф, 1960.

Зайончковский, Петр А. Отмена крепостного права в России , редакция и перевод Сьюзан Вобст; Введение Теренса Эммонса. Залив Бриз. FL: Academic International Press, 1978.

—Даррен Г. Лиллекер

Сент-Джеймсская энциклопедия трудовой истории во всем мире: основные события в трудовой истории и их влияние

Американское рабство и русское крепостное право в воображении после освобождения от власти | Журнал междисциплинарной истории

Историография рабства, крепостного права и их исчезновения обычно сосредотачивается на проектах отмены рабства и историческом воображении в период до эмансипации и на достижениях после официальной отмены кабалы.В этой новаторской книге рассказывается, как много людей в России и США изображали освобожденных людей после их освобождения. Разнообразные текстовые и визуальные изображения составляют основную часть материалов, которые Беллоуз исследует в своем ярком, тонком и высокочувствительном анализе.

В первой главе обсуждается радикальная литература в двух странах накануне эмансипации. Беллоуз не находит в России аболиционистского движения, аналогичного американскому; она противопоставляет редкие русские крепостные рассказы относительно более распространенным автобиографиям У.С. рабы. Глава 2 переходит к ностальгической исторической фантастике, созданной американскими и российскими помещиками в годы после освобождения, изображая отношения между крепостными / рабами и их хозяевами как патерналистские и неконфликтные. В главе 3 исследуются иллюстрированные периодические издания и литографии. По словам Беллоуза, «благодаря чтению периодических изданий американцы и русские все больше узнавали о своих странах и остальном мире и становились ближе к ним». В обеих странах иллюстраторы обычно изображали бывших рабов и крепостных, пытающихся понять «свободу» и «современность», когда они не принимали активного участия в политических восстаниях.В это время укрепились стереотипы агрессивных афроамериканцев и крестьян. Представления о себе афроамериканцев и крестьян вызвали отчетливые образы их попыток улучшить образование, сельское хозяйство и бизнес.

Картины маслом, как показано в главе 4, отражают различия. Многие российские и американские художники разделяли цель очеловечивания бывших рабов / крепостных в демонстрации их повседневной жизни крестьян. НАС.художники, однако, часто сосредотачивались на беглецах и различных формах сопротивления рабов, в то время как их российские коллеги помещали отставку крестьян в центр внимания. В главе 5 представлены рекламные объявления и эфемеры, направленные на введение бывших рабов и крепостных в мир товаров и бизнеса. Российская реклама, как правило, изображала крестьян на равных с другими людьми; американская разновидность подчеркивала расизм, этнические различия и сегрегацию. В последней главе обсуждаются литература и визуальная культура на рубеже двадцатого века, которые касались социальных преобразований, будь то идеализация или критика рабства и крепостничества.

Хотя материалы этой ценной и новаторской книги увлекательны, выводы, которые делает из них Беллоуз, кажутся слишком поверхностными и знакомыми. Она утверждает, что эти источники показывают, что российская и американская элиты пытаются сохранить власть перед лицом социальных и политических изменений, и что «разные изображения крестьян и освобожденных людей американцами и русскими происходят из разных представлений о расе и этнической принадлежности» (7), вряд ли новаторское наблюдение.Однако недавние исследования Российской империи начали оспаривать такое явное противодействие. Литература и изображения нерусских этнических групп заслуживают большего внимания, чем им уделяет Беллоуз.

Книга цитирует, но никогда не начинает подлинного разговора с существующей историографией. Какова его основная цель? Если это историческое воображение и консолидация социальных стереотипов, книга должна была дополнить визуальные и художественные материалы более общим историческим анализом и построением национальной исторической памяти.Подтверждают ли визуальные источники Беллоуза то, что мы знаем из более традиционной историографии, или противоречат им? Методология Беллоуз также могла бы выиграть от идей, основанных на более широком сравнении, несмотря на упоминание ею работ Блоха, Скопколя и Колчина. 1 Сравнение Колчина русского крепостного права и американского рабства в период Несвободный труд было побочным продуктом дебатов в эпоху холодной войны, которые одержимо сосредотачивались на сравнении России и США.Однако в настоящее время узкое сосредоточение на истории этих двух стран не позволяет заметить, что в 1860-х годах рабство и эмансипация были проблемами не только в Соединенных Штатах и ​​России, но также в Латинской Америке, Африке, Китае и некоторых частях Франции. , Британской и Османской империй.

Беллоуз оставил в книге еще одну крупную «черную дыру». Она почти не замечает, что отмена рабства в Соединенных Штатах была произведена за счет разрушительной гражданской войны, тогда как отмена крепостного права в России встретила лишь временное, спорадическое сопротивление землевладельцев.Вместо этого мы находим контрасты между «свободой выражения мнения» в Соединенных Штатах (для бывших рабов?) И цензурой в России, а также между расой и этнической принадлежностью и порядком сословия. То, что Беллоуз рассматривает Гражданскую войну и Крымскую войну как аналогичные источники отмены смертной казни, вводит в заблуждение. Историография России почти единодушно отвергает связь Крымской войны с отменой крепостного права. Более того, Гражданская война в США была не первопричиной аболиционистского движения, а его неотъемлемой частью; Крымская война была европейской, а в конечном итоге глобальной проблемой, связанной с распадом Османской империи.Как это серьезное различие в двух настройках повлияло на популярную литературу и картины, в ностальгию по рабству, идентификацию «другого» и оценку «современности»? Возможно, более старая ссылка, такая как Баррингтона Мура Социальные истоки диктатуры и демократии: Господь и крестьянин в создании современного мира (Бостон, 1967), могла бы послужить полезным исправлением ошибок в этой работе, учитывая недавние достижения в соответствующей историографии.

© 2021 Массачусетского технологического института и Журнал междисциплинарной истории, Inc.

2021

Массачусетского технологического института и журнала междисциплинарной истории, Inc.

Американское рабство и русское крепостное право в воображении после освобождения

Фото: Обложка книги предоставлена ​​UNC Press

—————

Аманда Беллоуз - преподаватель кафедры исторических исследований в колледже Юджина Ланга при Новой школе, где она преподает университет XIX века.С. История. Ее новая публикация «Американское рабство и русское крепостное право в воображении после освобождения» была опубликована издательством Университета Северной Каролины в июне 2020 года.

Эта книга представляет собой первую по объему монографию, в которой сравниваются способы, которыми народы двух разрозненных стран, России и США, отреагировали на почти одновременную отмену крепостного права и рабства в середине XIX века. Эмансипация освободила миллионы русских крепостных и поработила афроамериканцев, которые впоследствии стремились стать подданными и гражданами национальной политики.В обеих странах эпоха пост-эмансипации характеризовалась территориальной экспансией, ростом населения, иммиграцией, индустриализацией и модернизацией - явлениями, которые еще больше усложнили представления о национальной идентичности россиян и американцев.

В течение пятидесяти лет, последовавших за отменой крепостного права в 1861 году и рабства в 1865 году, русские и американцы всех слоев общества ответили на социальные преобразования посредством культурного производства. Авторы, художники и бизнесмены создавали ориентированные на массовость изображения крепостных, крестьян, порабощенных афроамериканцев и вольноотпущенников в литературе, периодических изданиях, иллюстрациях, картинах и рекламе - источниках, которые широко распространялись в общественной сфере.Как акты воображения и воспоминаний, эти изображения были лексиконом репрезентации, которую создатели и аудитория наделили значимостью и интерпретировали по-разному. Элитные русские и американцы или те, кто обладал величайшей политической, экономической или социальной властью, обычно изображали крепостных и порабощенных людей жертвами накануне отмены рабства, довольными сельскими рабочими, чей простой образ жизни привлекал ностальгию публики во время индустриальной экспансионистской войны. возрастом, а на рубеже двадцатого века - разрушительными мигрантами из сельской местности в города.Русские крестьяне и афроамериканские вольноотпущенники противостояли этим изображениям, создавая достойные представления о себе, которые освещали их традиции, общины и достижения. В конечном итоге эти разнообразные текстовые и визуальные образы сформировали коллективные воспоминания о двух системах рабства, повлияли на развитие национального самосознания и повлияли на общественное мнение, поскольку крестьяне и вольноотпущенники стремились реализовать свои вновь обретенные права.

Путешествовать по морю перемен после эмансипации было нелегкой задачей для русских и американцев девятнадцатого века.В России издание царем Александром II Манифеста об освобождении от 19 февраля 1861 года освободило 40 процентов населения страны от кабалы и стало первой из нескольких политик модернизации, которые привели к существенным изменениям. Бывшие крепостные, ныне подданные (подданные), стремились управлять общинной землей своих деревень, открывать школы и участвовать в национальных инициативах, служа вместе со своими бывшими владельцами в местных органах управления, таких как земств (провинциальные собрания).Однако автократическое правительство России предоставило мало политических прав бывшим крепостным, которые, как и землевладельцы, не имели выборного представительства на национальном уровне. Расизм не повлиял на динамику ассимиляции в России, потому что крестьяне и землевладельцы в значительной степени имели одну и ту же этническую принадлежность, язык и русскую православную религию. Но ни эмансипация, ни последующие реформы, инициированные правительством, не устранили барьеры, созданные сословной системой времен царя Петра Великого, которая делила население на разные социальные группы.Действительно, русское дворянство и крестьянство оставались культурно далекими друг от друга в начале двадцатого века. Хотя крестьянство и прореформистские интеллектуалы возлагали большие надежды на потенциал индивидуального подъема, политического представительства и национального прогресса после 1861 года, газета Nedelia (Неделя) в 1871 году жаловалась на то, что, хотя «многое изменилось, многие мечты не сбылись. поняли, [и] многое оказалось не так, как ожидалось ».

В Соединенных Штатах, Harper’s Weekly в июле 1865 года, вскоре после окончания Гражданской войны, опубликовал воодушевляющее заявление о национальном мире, заявив, что «каждый вопрос внутри страны [скоро] будет разумно разрешен».В конечном итоге утверждение популярного журнала оказалось преждевременным. Завершение войны поставило задачу интегрировать четыре миллиона ранее порабощенных афроамериканцев в общую численность населения около тридцати шести миллионов человек в 1865 году. Одним из важнейших факторов, определяющих динамику ассимиляции, была раса: афроамериканцы составляли демографическое меньшинство в стране с населением. примерно тридцать два миллиона белых граждан. В своих пост-эмансипационных усилиях по осуществлению своего права голоса, получения грамотности, приобретения собственности или открытия бизнеса вольноотпущенники встретили сильное сопротивление со стороны американцев, которые считали цвет своей кожи признаком расовой неполноценности, которая не позволяла им равное обращение перед законом. .В течение постэмансипационного периода восстановления, известного как Реконструкция (1865–1877), ратификация штатами Четырнадцатой и Пятнадцатой поправок обеспечила афроамериканцам гражданство, а для афроамериканцев - право на пользование. Но эти ранние гарантии гражданских прав афроамериканцев рухнули в течение 1870-х, 1880-х и 1890-х годов из-за юридических проблем с законами эпохи Реконструкции, принятия нового закона «Джим Кроу», который серьезно ограничил свободы чернокожих, и значительного увеличения числа актов. насилия в отношении афроамериканцев с целью насаждения расового порабощения.

Американское рабство и русское крепостное право в эпоху пост-эмансипации открывает новые возможности в качестве первого сравнения текстовых и визуальных массово-ориентированных изображений бывших крепостных и порабощенных афро-американцев пост-эмансипации в России и Соединенных Штатах. Это сопоставление определяет способы, которыми субъекты и граждане двух разрозненных обществ ответили на эмансипацию, создавая коллективные воспоминания посредством культурного производства. И в Соединенных Штатах, и в России текстовые и визуальные образы пост-эмансипации составляли то, что Алон Конфино называет «общими культурными знаниями», которые передавались от одного поколения к другому через «носители памяти».Изучая этот разнородный массив воспоминаний, можно обнаружить важные соответствия между способами, которыми россияне и американцы разного происхождения представляли свое прошлое и будущее посредством создания архетипов, служивших аналогичным социальным целям.

В этой книге также указываются параллельные и различные способы, которыми россияне и американцы получали изображения посредством изучения производства, распространения и потребления вышеупомянутых изображений.Он не только каталогизирует наиболее влиятельные изображения, но и помещает эти изображения в соответствующий исторический контекст, чтобы оценить их формы, функции и эволюцию. Более того, эта книга рассматривает репрезентацию как более чем l’art pour l’art ; вместо этого он учитывает мотивацию художников, писателей и бизнесменов, сообщения, встроенные в изображения, и способы, которыми аудитория обрабатывала изображения в разные моменты времени.

Действительно, культурное производство служило важным инструментом в борьбе за влияние на общественное мнение о взрывоопасных проблемах постэмансипации.После отмены крепостного права и рабства крестьяне и вольноотпущенники стремились получить работу, основать предприятия и участвовать в политических или гражданских делах. Во многих случаях русские-некрестьян и белые американцы выступали против их усилий по достижению этих целей. Землевладельцы и бизнесмены отказывались платить своим рабочим адекватную заработную плату, городские рабочие оттесняли мигрантов из сельских районов в города, которые искали работу, а в Соединенных Штатах белые граждане не позволяли афроамериканцам голосовать за представителей, которые, как опасались белые, будут проводить политику, угрожающую их жизни. привилегированный статус.

В то время как одни россияне и американцы отреагировали на радикальные изменения в обществе, последовавшие за эмансипацией, посредством актов насилия, таких как беспорядки или линчевание, другие обратились к литературе, искусству и другим формам средств массовой информации. Ярые сторонники эмансипации, например, призывали читателей в радикальных рассказах, вымышленных автобиографических рассказах, драмах и поэзии 1860-х годов проявлять сострадание к крестьянам и афроамериканцам. Однако альтернативный ответ был представлен авторами из русских и американских помещичьих семей.В течение 1870-х, 1880-х и 1890-х годов они создавали массовые произведения исторической фантастики, которые стремились поддержать идеологию цивилизации, изображая крестьян и вольноотпущенников, которые предпочитали рабство свободе. Популярность этих ревизионистских рассказов свидетельствует о противодействии переменам со стороны читателей среднего класса и об общем методе авторов ответа на вызовы образу жизни, который они стремились сохранить. Между тем визуальная культура конца девятнадцатого века отразила схожие разделения художников.В картинах маслом, иллюстрированных периодических изданиях, карикатурах и рекламе, которые доходили как до грамотной, так и безграмотной аудитории, русские и американцы разного происхождения обсуждали последствия отмены смертной казни, права гражданства и подданства, городскую миграцию и упадок традиционной народной культуры. На рубеже двадцатого века афроамериканцы и русские крестьяне все чаще бросали вызов через важные контрнарративы представлениям, произведенным мужчинами и женщинами, которые никогда не испытывали рабства.Используя художественную литературу и другие формы визуальной культуры, они изображали переживания бывших крепостных и порабощенных людей сложными, гуманистическими способами.

Помещая изображения крестьян и афроамериканцев в сравнительную перспективу, Американское рабство и русское крепостное право в воображении после освобождения выявляет поразительные репрезентативные сходства и проливает свет на различия, которые лучше объясняют индивидуальные истории отмены крепостного права и рабства. Во-первых, я утверждаю, что это было в первую очередь двойное желание российской и американской элит сохранить власть перед лицом перемен, которое привело к их параллельному изображению после эмансипации.Например, изображения крестьян и вольноотпущенников, удовлетворенно продолжающих служить своим бывшим хозяевам, белыми и некрестьянскими авторами и художниками, демонстрируют их сопротивление трансформации исторической динамики власти, регулирующей отношения между собственником и рабочим. Между тем образы вольноотпущенников и крестьян как виновников городского беспорядка служат дополнительным свидетельством их опасений по поводу деятельности освобожденных кабальных рабочих. Эти соответствующие представления возникли из совершенно разных контекстов; в то время как расизм играл центральную роль в формировании социальной динамики в Америке после освобождения от власти, в России практически отсутствовали концепции расового различия между землевладельцами и крепостными.Крестьяне и вольноотпущенники также создали аналогичные представления об амбициозных, достойных мужчинах и женщинах, которые противоречили существующим стереотипам о бывших крепостных и порабощенных афроамериканцах как о наивных, ленивых или жестоких. Они разделили цель озвучить свой опыт и противостоять карикатурам, созданным белыми и некрестьян после эмансипации.

Во-вторых, я утверждаю, что разные изображения крестьян и вольноотпущенников американцами и русскими проистекают из разных представлений о расе и этнической принадлежности, разной степени политической власти, осуществляемой крестьянами и вольноотпущенниками, и их различного культурного происхождения.Белые американцы считали афроамериканцев более низкими в расовом отношении; расизм стимулировал их действия и проник во многие их представления о порабощенных афроамериканцах и вольноотпущенниках. В ситуации, уникальной для Соединенных Штатов, белые также почувствовали угрозу поправок к Реконструкции, которые дали афроамериканцам гражданство и право голоса. В ответ белые ввели в действие черные кодексы и терроризировали афроамериканцев, чтобы сохранить свою политическую власть. Эта динамика способствовала тому, что белые американцы производили унизительные представления о вольноотпущенниках; белые использовали эти изображения, чтобы оправдать свое подавление афроамериканцев.В конечном счете, приверженность белых расовому превосходству и страх потерять власть послужили серьезным препятствием на пути обретения свободы и обеспечения гражданских прав афроамериканцев в течение века, последовавшего за отменой рабства.

Напротив, бывшие крепостные в России появлялись в более широком спектре изображений, включая крестьянство как представителей славянской культуры и как эгалитарных городских жителей. В то время как расизм ограничивал воображение многих белых американцев, его отсутствие в российском контексте позволило культивировать более широкое представление о постэмансипации.Политическая динамика также сыграла решающую роль. После эмансипации крестьяне не получали политических прав, серьезно ставивших под сомнение авторитет русской аристократии; вместо этого и дворяне, и крестьяне оставались подданными царя-самодержца. Насилие преследовало юг, переживший эмансипацию, но отношения между русским крестьянством и аристократией были менее напряженными в конце девятнадцатого века. Тем не менее, такие факторы, как бедность, война, всеобщее отсутствие гражданских свобод и классовый антагонизм, в конечном итоге привели к полным социальным потрясениям во время русских революций 1905 и 1917 годов.

—————

Доктор Аманда Беллоуз - историк Соединенных Штатов девятнадцатого века. Она преподает в Новой школе в Нью-Йорке. Ее книга «Американское рабство и русское крепостное право в представлении о пост-эмансипации» была опубликована издательством University of North Carolina Press в 2020 году. Ее исследования, письма и преподавание сосредоточены на истории американского рабства, эпохи гражданской войны, реконструкции и XIX век народной культуры.

«От американского рабства и русского крепостничества в воображении после освобождения», Аманда Брикелл Беллоуз.Авторские права © 2020 Университета Северной Каролины Press. Используется с разрешения издателя. www.uncpress.org

Эмансипация в России. - The New York Times

Социальная революция в России, превратившая ДВАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ крепостных в свободных людей, объявляется действительно произошедшей в воскресенье, 17 марта - с этого момента и навсегда памятный день в истории российской цивилизации. Исчезновение крепостного права, впервые предложенное как академический вопрос ЕКАТЕРИНОЙ II.- которое на самом деле было инициировано АЛЕКСАНДРОМ I. - и которое занимало умы НИКОЛАЯ до того, как он был полностью поглощен более амбициозными проектами, наконец достигнуто щедрым coup de main АЛЕКСАНДРА II, все внимание которого, начиная с его вступление было поглощено этой грандиозной задачей. С научной точки зрения это нововведение представляет собой просто колоссальный эксперимент в политической и социальной экономии: но на самом деле оно имеет гораздо более глубокие претензии на наши симпатии как на очень глубокий и трогательный человеческий факт.Крестьянская беднота с нетерпением ждала этого, поколения жили и умирали в надежде, что наступит хорошее время, и в кратком телеграфном сообщении о том, что «эмоции, порожденные всей Империей, безмерны», есть определенный пафос.

Настоящим имперским манифестом, хотя полная и полная свобода дарована крепостным, она в то же время охраняется определенными временными условиями, которые, без сомнения, необходимы для защиты ткани общества от полного разрушения, которое может легко следите за нововведением, столь стремительным.Таким образом, собственники земельной собственности сохраняют за собой право на нее. Однако они должны уступить крестьянам в постоянное пользование жилища с землей, которая будет передана им заново по закону в счет уплаты пошлин. При таком положении дел, которое будет переходным периодом, крестьяне должны называться «крестьянами-данниками». Но по закону им разрешено покупать свои жилища и землю, а затем они становятся свободными землевладельцами.В обмен на отказ от права на принудительный труд своих крепостных русский землевладелец должен получить возмещение, частично выплаченное деньгами (для чего правительство недавно договорилось об очень крупной ссуде) частично в виде облигаций, которые постепенная продажа собственности Crown на определенное количество лет. Императорский указ заканчивается выражением: «Мы уверены в здравом смысле нашего народа» - уверенности, которая, кажется, полностью оправдана как терпением, с которым ожидали долгожданного указа, так и духом порядка. после его обнародования.

Нет необходимости объяснять этот грандиозный акт предоставления избирательных прав, предполагая, что царь АЛЕКСАНДР II. либо филантропичны, чем все другие российские монархи, либо движимы какой-то очень неясной политикой. На самом деле уже давно было очевидно, что эмансипация быстро становилась неизбежной. Когда моральное давление, которому всегда очень трудно сопротивляться, подкрепляется материальными потребностями, противостоять законам человеческой природы противоречит законам человеческой природы. Теперь российское правительство глубоко осознает, что с экономической точки зрения крепостное право нерационально - что для продолжения материального развития нации она должна иметь самый мощный из всех орудий - бесплатный труд.Это правительство на самом деле движется не столько благотворительностью, сколько политической экономией. Когда мы добавляем к этому, что страстное желание свободы в течение значительного времени распространялось среди крестьян, становится очевидным, что выбор действительно лежал между исчезновением крепостного права и революцией, которая, должно быть, грубо пошатнула ткань общества. Следует считать само собой разумеющимся, что при проведении меры, изменяющей элементы существования стольких миллионов людей, возникнут трудности очень серьезного характера.Какая революция могла быть совершена без этого? Нам действительно трудно с нашими нынешними огнями представить ни способ, ни средства реализации столь гигантского нововведения. Крепостное право - основа всей административной системы - отменить его - значит вступить в новый общественный строй. Фактически, без радикального изменения административной системы эмансипация была бы практически бесполезной. Любой, кто следил за современной русской литературой, знает, какое ужасное бедствие представляют собой правительственные чиновники, поскольку именно их вопиющая коррупция и вымогательства составляют тему всего, что наиболее популярно в романах и пьесах нации.

Крепостные собственники обычно категорически против проекта предоставления избирательных прав. В самом деле, ничто не могло более смело выразить колоссальные масштабы этого движения, чем тот факт, что оно является абсолютным актом Автократической воли и что Император вынужден бороться не только с огромными трудностями, присущими этой работе, но и с тем, противодействовать этому неизменному консерватизму территориальной аристократии, против которого постоянно терпят неудачу проекты реформ, которые так долго занимали внимание сменявших друг друга царей.Дворяне громко протестуют, что они сильно пострадают от перемен и что возмещение, которое они получают, не может компенсировать потерю. Более того, весьма вероятно, что одним из первых плодов их недавно приобретенного права передвижения будет возрождение в крестьянах кочевых инстинктов славянской расы, сдерживание которых изначально было главным мотивом их зачисления в крепостные. Обретя свободу блуждания, вполне вероятно, что многочисленные отряды направятся в безлюдный регион юга России, чьи бескрайние черные гумусовые равнины ТЕНГОБОРСКИЙ показал, что они способны стать житницей Европы.Таким образом, легко увидеть, что, в то время как крупные землевладельцы будут очень смущены, более мелкие люди могут быстро, как они утверждают, быть полностью сметены с лица земли. Конечно, эти соображения нисколько не меняют вывода. Эмансипация неизбежна; и каким бы мучительным ни был переходный период, который, несомненно, придется пройти России, неудобства нескольких тысяч ленивых и деспотичных дворян ни на минуту не могут сравниться с колоссальным величием этого акта социальной справедливости.

Конец феодализму: 150-летие освобождения крепостных - Московский центр Карнеги

Отмена крепостного права в России в 1861 году стала переломным моментом в истории страны и ознаменовала собой первый этап ее демократических преобразований. Если бы не революционные вихри, охватившие Россию пятьдесят лет спустя и полностью изменившие представление страны о себе и своей истории, отмена крепостного права была бы, пожалуй, самой важной датой в истории России.

Реформы 1861 г. имели огромное внутриполитическое значение. Третья часть населения России наконец получила личную свободу, права собственности и гражданские права. Были заложены основы местного самоуправления: сельские общины, сходы, районные суды. Отмена крепостного права заложила основу для других великих реформ Александра II.

В 1864 году реформа местного самоуправления учредила выборные местные органы власти. В том же году судебная реформа отделила местные суды от исполнительной и законодательной ветвей власти и ввела презумпцию невиновности, суды присяжных и открытые судебные разбирательства с участием как обвинения, так и защиты.

Реформа городского управления 1870 г. создала выборные городские собрания, местные думы. В следующем году женщинам было предоставлено право работать в государственных и государственных учреждениях. Военная реформа 1874 года заменила старую систему, которая заставляла крестьян служить в армии в качестве долгосрочных призывников, новой системой всеобщей обязательной военной службы.

Отмена крепостного права также дала большой толчок экономическому развитию страны, особенно частному промышленному производству и сельскому хозяйству.К началу двадцатого века Россия стала крупнейшим производителем зерна в мире. Он увеличил площадь пахотных земель, начал использовать современную сельскохозяйственную технику, а также развил агрономию и продажи сельскохозяйственной продукции.

Промышленному развитию особенно сильно повлияла отмена крепостного права. За тридцать лет после реформ количество наемных рабочих увеличилось в пять раз, а количество промышленных предприятий - вдвое. Количество городов в России утроилось с 1863 по 1897 год.К 1900 году Россия стала второй в мире по промышленному росту после США.

Освобождение крепостных также имело важное культурное значение, эффективно положив конец шизофрении, характерной для российского общества, где интеллектуалы говорили о морали и свободе, в то время как общество все еще было основано на феодальных основаниях. Реформа помогла России вступить в период, когда ее культура процветала и распространилась далеко за пределы страны.

Советская идеология и система образования сделали реформу 1861 года гораздо более критичной.Таким образом, виновники насильственной Октябрьской революции в России пытались принизить значение мирных преобразований. «Рабство, покончившее с имперской прихотью», как назвал его Александр Пушкин, на самом деле оправдало многовековые надежды и создало прецедент в предоставлении свободы сверху. Он прошел без насилия, его провозглашению предшествовали многие годы кропотливой работы с участием дворянства и помещиков. Но в то же время видная роль дворянства в проведении реформы во многом определила и ее недостатки.

Реформа позволила освободить крепостных и дать им землю, хотя ее можно было свести к закону, который просто улучшил их положение или освободил их, не дав им земли. Тем не менее, все в России помнят из школьных уроков истории, что крестьянам приходилось платить выкуп земли, и так называемые «лишние участки» земли были отрезаны, в результате чего большинство бывших крепостных стали хуже, раздроблены и убыточная земля.

Хотя реформа ознаменовала собой большой шаг вперед для России, продолжались и другие феодальные методы ведения сельского хозяйства, когда крестьяне все еще были в долгах и были связаны землевладельцами.Помещики продолжали управлять своими поместьями, а дворянство сохраняло свои привилегии. Даже сорок лет спустя, в 1903 году, Ленин охарактеризовал социальную и политическую систему России как «военно-бюрократический феодализм».

В некотором смысле советская система тоже была военно-бюрократической и полуфеодальной, особенно после того, как крестьян распределили по колхозам, а их внутренние паспорта были изъяты, чтобы они оставались на своих местах. И в некотором смысле даже современная Россия сохраняет некоторые из этих характеристик; действительно, некоторые, в том числе Андрей Рябов из Московского центра Карнеги, сказали бы, что в последнее время они стали сильнее.

Феодализм в России, вероятно, закончится навсегда только тогда, когда последняя служебная машина с мигающим синим светом мчится по встречной полосе. Крепостное право здесь отменили всего сто пятьдесят лет назад. По сравнению с Европой и Азией Россия все еще молодая нация, и предстоит еще много работы.

Всемирная история на связи | Vol. 4 № 2

Бронировать Обзор


Дэвид Мун, Отмена Крепостного права в России 1762-1907 гг. .Харлоу, Англия: Лонгман, Пирсон Издательство, 2001. Стр. xx + 203. $ 19,20 (бумага).
Россия часто плохо учитывается в формирующейся программе всемирной истории. Пока это неудобно вписывается в «Европу», но недостаточно «азиатскую» в полной мере проявить себя на мировой арене. Процесс его модернизации, его имперская экспансия и его интеллигенция - все приглашают к плодотворному сравнительному истории, как и его потенциальный вклад в долгую историю человечества несвободная трудовая практика.Британский сериал Лонгмана, Семинары по истории, признает сохраняющийся разрыв между специализированными монографическими исследованиями и учебников, и стремится сделать доступными последние исследования обоих ученых и студенты. Поскольку самая последняя работа по русскому крепостному праву будет цитироваться в Peter Stearns, et al., World Civilizations: The Global Experience (AP Edition, 4-е изд. Longman, Pearson 2005) - это лорд Джерома Блюма, 1961 год, . и крестьянин в России , (Princeton University Press) неспециалисты явно нуждаются в достоверном резюме последних четырех десятилетий исследований.Для продвинутого ученика, серьезного читателя или учителя - книга Дэвида Муна. - отличное введение в сложный круг вопросов. 1
К несчастью, отмену крепостного права все еще слишком часто приписывают Крымской войне: Россия, побежденная на русской земле некомпетентно управляемой, плохо обеспеченной продовольствием, и измученный болезнью экспедиционный корпус, внезапно осознавший, что его военные, социальные и экономические системы безнадежно устарели, и поэтому быстро освободил крепостных, чтобы подготовить почву для быстрой индустриализации. 2
Сорок лет назад историк-марксист МГУ П. А. Зайончковский, стремились привести российские разработки более близко к диалектическому классу борьба в Западной Европе. Он усугубил пост-крымское военное недомогание в Россия к всеобщему кризису, широкомасштабному предвестнику подъема буржуазия, похожая на Францию ​​до революции. Кроме того, в первые десятилетия культурных обменов, о которых договорились Кеннеди и Хрущев, он регулярно принимал перспективных молодых американских докторантов и преподавал им, как проводить архивные исследования в Москве по истории законодательства Александр II и его отец.В совокупности их усилия привели к серии диссертаций, а затем монографии Теренса Эммонса, Дэниела Филда, Брюс Линкольн и другие, которые существенно изменили восприятие историков конца крепостного права. 3
Четный если кто-то не разделяет точку зрения Муна, что аболиционистская деятельность восходит к в мир XVIII века Екатерины Великой и ее супруга, Недавняя стипендия дает понять, что реформа законодательства Александра I и Николай I послужил не только прецедентом, но и толчком к принятию указов. 1861 г.Более полувека государство сознательно использовало окраины России. как лаборатория для проведения исследований по отмене смертной казни. Последовательный поток крестьян законодательство захлестнуло сельскую местность. Все чаще секрет правительства комитеты и министерства были укомплектованы «просвещенными» бюрократами, которые умел писать законы и не принадлежал к крепостному владению как основа государственной службы. Они провели реформу, посоветовались с дворянством, включили встречные предложения и, в конце концов, предложили очень консервативный закон.После этого крестьяне не могли свободно переезжать в города, чтобы стать промышленниками. рабочие или стать независимыми фермерами; дворяне были хорошо вознаграждены за землю, которую они сдали, обычно контролируя количество и качество земли, которые они покинули, и сохранили свою привилегированную социальную роль. Гарантировать стабильность, лояльность и налоговые поступления, власть ввела новый порядок на ледяной скорости. Луна рассказывает о текущих адаптациях и корректировках сельская реформа вплоть до эпохи Столыпина, последовавшей за революциями 1905 года. 4
Этот - это книга, в которой обобщаются сведения об усилиях правительства по улучшению, и со временем отменить крепостное право. Он не касается крестьянского образа жизни, крестьянки, крестьянская религия, сельскохозяйственный цикл или сами урожаи. Он замечательно тонкий даже по крестьянской общине, подчеркивая новизну постэмансипационных институтов самоуправления, а не преемственности с прошлых деревенских сходов.Другие великие реформы в армии, судебная система, образование, муниципальные и провинциальные органы власти городские думы и земства упоминаются лишь вскользь. 5
Этот Короче говоря, это важный и надежный обзор новейшей исторической литературы. Это скорее обучит учителя, чем будет использоваться в старшей школе. аудитория, хотя включение сорока страниц переведенных документов, глоссарий, справочник «кто есть кто» и полная библиография приглашают к его использованию среди продвинутых студенты. 6

Макс. Дж. Окенфусс
Вашингтонский университет
Сент-Луис

Пятидесятая годовщина падения крепостного права

Ленин. Пятидесятая годовщина падения крепостного права

Пятидесятая годовщина падения крепостного права


Опубликовано: «Рабочая газета» , №3, 8 (21) февраля 1911 г. Издается по тексту Рабочей газеты .
Источник: Ленин Собрание сочинений , Издатели Прогресс, [1974], Москва, Том 17, страницы 87-91.
Переведено: Дора Кокс
Транскрипция \ Разметка: Р. Цымбала
Общественное достояние: Ленинский Интернет-архив (2004). Вы можете свободно копировать, распространять, отображать и выполнять эту работу; а также делать производные и коммерческие работы.Пожалуйста, укажите «Марксистский Интернет. Архив »в качестве источника. • ПРОЧТИ МЕНЯ


19 февраля 1911 года исполняется 50 лет со дня основания падение крепостного права в России. Везде идет подготовка к отметить юбилей. Царское правительство принимает все меры предосторожности. чтобы гарантировать, что только самые реакционные взгляды на так называемые «Раскрепощение» крестьян выдвигается в церквях и школах, в казармах и на публичных лекциях. Круглые буквы бросился из Питера.Петербурга во все уголки России, инструктируя всех и различные учреждения не заказывать для раздачи среди населения любые книги и брошюры, кроме изданных Национальным клубом, т. е. одной из самых реакционных партий III Думы. В некоторых местах чрезмерно усердные губернаторы дошли даже до того, что распустили комитеты организованные без «руководства» полиции (например, Земств [2] ) к празднованию годовщины Крестьянки. «Реформа»; они распускаются за проявление недостаточной готовности провести торжества в русле требований черносотенцев. правительство.

Правительство обеспокоено. Он видит, что как бы забитые ни были, запуганный, отсталый и невежественный рабочий или крестьянин может быть просто упоминание о том, что пятьдесят лет назад отмена крепостного права была провозглашенный тем не менее будоражит и волнует репрессированных Думой помещики, дворянство, люди, страдающие больше, чем когда-либо прежде от мелкой тирании, насилия и угнетения помещиков-феодалов и их полиции и бюрократов.

В Западной Европе последние пережитки крепостного права были отменены Революция 1789 г. во Франции и революции 1848 г. в большинстве других стран. В России в 1861 г. люди, веками находившиеся у помещиков в рабство, были не в состоянии развернуть широкую, открытую и сознательную борьбу за Свобода. Крестьянские муравьиные восстания тех дней оставались изолированными, разрозненными, стихийные «бунты», которые легко подавлялись. Отмена крепостное право осуществляли не повстанцы, а правительство, реализовавшее после своего поражения в Крыму Война [3] , что уже нельзя было поддерживать систему крепостного права.

Это были сами помещики, помещичье правительство самодержавный царь и его чиновники, «освободившие» крестьян в Россия. И эти «освободители» манипулировали делами таким образом. путь , что крестьяне вступили в «свободу», раздетый до пауперизм; они были освобождены от рабства помещиков, чтобы впасть в рабство перед теми же помещиками и их лакеями.

Помещики-дворяне «раскрепощали» русских крестьян в таком кстати, что более пятой всей крестьянской земли было отрезано и забрали помещики.Муравьи-крестьяне были вынуждены платить выкупных денег , т. Е. дань бывшим рабовладельцев за свою крестьянскую землю, пропитанную их потом и кровь. Такую дань крестьяне заплатили сотни миллионов рублей. феодалы, тем самым впадая в еще большую нищету. Не довольствоваться захватывать крестьянские земли и оставлять крестьянам худшее, а иногда и совершенно бесполезная земля, помещики часто устраивали ловушки для их - они делили землю таким образом, чтобы крестьянам оставалось либо без пастбищ, либо без лугов, лесов и воды для их животные.В большинство из губернии [1] собственно России крестьяне после отмены крепостного права остались в то же старое состояние безнадежной кабалы помещиков. После их «Эмансипация» крестьян по-прежнему оставалась «низшим» сословием, податный рогатый скот, обыкновенное стадо над которым власть, созданная помещиками, владела им по своему желанию, от которых они взимали налоги, которых пороли березами, избивали и унижали.

Ни в одной другой стране мира нет крестьянства после его «Эмансипация», испытала такое разорение, такую ​​нищету, такую унижения и такое возмутительное обращение, как в России.

Но падение крепостного права всколыхнуло весь народ, разбудило его от вековой сон, научил его искать свой выход, вести свою борьбу для полной свободы.

За падением крепостного права в России последовало все более быстрое развитие городов, заводов, заводов и железных дорог. построен. На смену феодальной России наступала капиталистическая Россия. В оседлый, забитый крепостной муравей-горох, твердо придерживавшийся своей деревни, имел безоговорочная вера в священников и трепет перед «властями» была постепенно уступая место новому поколению крестьян, крестьян, имевших работали сезонными разнорабочими в городах и кое-чему научились у их горький опыт жизни в скитаниях и наемном труде.Номер рабочих в больших городах, на заводах, постоянно увеличивать. Постепенно рабочие начали создавать ассоциации для своих общих борьба против капиталистов и правительства. Ведя это борьба русский рабочий класс помог крестьянам подняться миллионам, выпрямите спину и отбросьте крепостные привычки.

В 1861 году крестьяне были способны только на «бунты». В десятилетия последовавших за русскими революционерами, героическими усилиями пробудивших люди, которые боролись, оставались изолированными фигурами и погибали под удары самодержавия.К 1905 году русский рабочий класс получил силы и окрепли в результате многолетней стачечной борьбы и годы пропаганды, агитации и организации, проводимые Социал-демократическая партия. И русский рабочий класс руководил всем человек, миллионы крестьян, в революцию .

Революция 1905 года подорвала царское самодержавие. Из толпы мужиков, репрессированных феодальным рабством проклятой памяти, эта революция создали впервые в России народ, начинающий понимать человека, начиная осознавать свою силу, Впервые Революция 1905 года показала царское правительство, русских помещиков. и русская буржуазия, которая миллионы и десятки миллионов человек становились граждан , становились бойцами кто не позволяйте никому обращаться с ними как со скотом, относитесь к ним как к мафии.В Настоящее освобождение масс от гнета и тирании никуда не годится. на мир когда-либо воздействовали какими-либо иными средствами, кроме независимых, героическая, сознательная борьба самих масс.

Революция 1905 года только подорвала самодержавие; это не уничтожьте это. Теперь самодержавие изливает свой гнев на народ. В помещичья Дума служит только для угнетения и подавления народа всех более. Недовольство и гнев снова распространены повсюду. Этот первый шаг будет за ним следует второй.В начале борьбы будет свое продолжение. За революцией 1905 года последует новая, вторая, революция. Годовщина падения крепостного права служит напоминанием о том, что и призыв к этой второй революции.

Либералы ноют: нам нужно «еще 19 февраля». Это не правда. Такого рода разговоры достойны только буржуазных трусов. Нет второй «19 февраля» возможно после 1905 года. выше »людей, которые учились (а учится - из опыт помещичьей III Думы) на борьбу снизу.Может быть никакого «освобождения сверху» народа, которым руководили, даже если однажды революционным пролетариатом.

Черносотенцы это понимают и поэтому боятся годовщину 1861 года. Как Меньшиков, этот верный сторож царской Черносотенцы писали в Новом времени : «1861 год провалился. чтобы предотвратить 1905 ».

Черносотенная Дума и ярость, с которой царское правительство преследует своих врагов, не препятствует, а ускоряет новые революция.Мрачный опыт 1908–19010 гг. Научил людей принимать снова в бой. Летние забастовки рабочих (1910 г.) Затем последовали студенческие зимние забастовки. Новая борьба набирает обороты импульс, возможно, медленнее, чем мы хотели бы, но обязательно и неизбежно.

Революционное социал-демократическое движение, очищая себя от скептики, отвернувшиеся от революции и незаконных партия рабочего класса, собирает свои ряды и сплавляет свои силы для надвигающихся великих битв.


Банкноты

[1] губерния , уезд , волость —Русский административно-территориальные единицы. Самой крупной из них была губерния, который имел свои подразделения в уездах, которые в свою очередь подразделялись на волости. Эта система округа сохранялась при Советской власти до тех пор, пока введение новой системы административно-территориального деления страны в 1929–30.— Ред. .

[2] Земства - органы местного самоуправления введены в центральную губернии царской России в 1864 году.Дворянство играло ведущую роль в их. Их функции ограничивались чисто местными экономическими проблемами. (больницы и дорожное строительство, статистика, страхование и др.). Их деятельность контролировалась губернаторами и министром внутренних дел, которые могли отменить любое из их решений, не одобренных правительство.

[3] Война между Россией и коалицией Англии, Франции, Турции, и Сардиния в 1853–1856 гг.


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *