Реформы бунге витте вышнеградского таблица – .. , .. , .

10.2. Реформы н. К. Бунге и экономическая политика и.А.Вышнеградского

Целью финансовой политики Бунге было установление равновесие бюджета, но достигнуть этого уму так и не удалось.

1881г. – Бунге становится министром финансов. Проводит «податную реформу»: необходимость реформы была обусловлена тяжелым положением, в котором оказалось крестьянство (отсутствие необходимого прироста пахотных земель, всевозможные платежи, отсутствие возможности для технической эволюции с/х хозяйства). Крестьяне были просто вынуждены арендовать землю у дворян. В 1881г. – были понижены выкупные платежи, 1885г. – полная отмена подушной подати – государство при этом потеряла доход в 55 млн.руб в год, что было сбалансировано подъемом пошлин на ввозимый товар и на косвенные налоги. Наиболее целесообразным Бунге считал подоходный налог, но реализовать эту идею ему не удалось.

1882г. - учреждение крестьянского поземельного банка, кот. представлял крестьянам ссуду на приобретение дворянской земли. Эту ссуду было необходимо частично погашать 2 раза в год в случае троекратной просрочки земли у крестьянина просто изымались.

Можно сказать что в результате реформы дворяне денег практически не получили: во-первых, государство вычло из суммы выкупа долги, а во-вторых, остальная часть выкупа была выдана в виде государственных ценных бумаг, а не деньгами (а банки принимали эти ценные бумаги по цене ниже номинала). В связи с ухудшением положения дворянства было предложено создание Дворянского банка, кот выдавал бы деньги на производственные цели дворянам (проект Бунге). 1885г. –Дворянский банк открылся, он выдавал привилегированный кредит дворянству (6,5% а затем и 4% в год) независимо от рода занятий.

Железнодорожное строительство: Бунге делает ставку на строительство ж.д. за счет преимущественно казны. Частных компаний способных эффективно работать оказалось всего 5. Остальные ж.д. стали выкупаться в казну. Такой подход Бунге обосновал необходимостью поддержания отечественной промышленности. 1884г. – Екатерининская ж.д. (сейчас Донетская), соединяла Кривой Рог и Донбасс. Это позволило создать здесь новую металлургическую базу (19000г. – 25 заводов).

1887г. – министров финансов стал Вышнеградский . Вся его финансовая политика была подчинена одной задаче: обеспечение кредитных билетов золотом и серебром. Основными источниками стали – внешние займы (обусловленный низким процентом) и активный платежный баланс. Главными экспортными товарами стали – хлеб и сахар. Было выгодно то , что 1887-1889гг. в Европе были очень неурожайными, но на удивление урожайными в России. Кроме того, был установлен ряд сборов с крестьян (кот собирались осенью). 1891-1892 гг. – неурожаи и голод в России, кот практически свел на нет все усилия Вышнеградского, так как пришлось закупать хлеб за границей. 1888г. – госбюджет впервые стал бездефицитным, чего не было уже достаточно давно. Вышнеградский укрепил бюджет, как с помощью косвенных налогов, так и с помощью пошлин. 1891г. – таможенный тариф, кот носил строго протекционистский характер.

studfiles.net

Экономическая политика И. А. Вышнеградского.


⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 10Следующая ⇒

1 января 1887 г. Н. X. Бунге ушел в отставку. Его кресло занял профессор И. А. Вышнеградский, крупный изобретатель и удачливый финансист. Своей главной задачей он считал быстрое улучшение состояния денежного обращения в стране. С этой целью Министерство финансов накапливало большие запасы денег, а затем принимало широкое участие в сделках на зарубежных биржах. В результате покупательная возможность рубля повысилась.

В таможенной политике правительство стало с новой энергией двигаться по пути увеличения пошлин, достигших при Вышнеградском своей высшей точки. В 1891 г. был учрежден новый таможенный тариф. Если в предыдущий период повышенными сборами облагалось в основном ввозимое в Россию сырье, то теперь они стали налагаться и на продукцию машиностроения.

Вышнеградский более энергично, чем Бунге, выступал за непосредственное участие государства в хозяйственной деятельности и особенно в создании благоприятных условий для частного предпринимательства. Кроме того, экономическая программа Вышнеградского предусматривала привлечение в Россию иностранных капиталов, пересмотр оплаты железнодорожных перевозок, введение винной монополии. Некоторые из этих мер были претворены в жизнь его преемником на посту министра финансов

«Золотое десятилетие» русской промышленности.

В 1892 г. министром финансов был назначен С. Ю. Витте. Он разработал экономическую программу, в которой продолжил дело своих предшественников. Эта программа предусматривала:

— проведение жесткой налоговой политики, увеличение косвенных налогов, введение государственной монополии на производство и продажу водки;

— дальнейшее увеличение таможенных пошлин, призванное оградить развивающуюся русскую промышленность от иностранной конкуренции;

— денежную реформу с целью укрепления рубля, введение его свободного обмена на золото;

— широкое привлечение в страну иностранного капитала.

Большую часть этой одобренной Александром III программы Витте претворил в жизнь уже после его смерти. 90-е годы стали периодом небывалого взлета русской промышленности. За десятилетие промышленное производство в стране удвоилось, а выпуск продукции тяжелой промышленности увеличился в 3 раза. Особенно быстро развивались отрасли народного хозяйства, связанные с новыми видами топлива — углем и нефтью. В Донецком бассейне, где до 1887 г. было лишь 2 металлургических завода, к концу 90-х гг. действовало уже 17. Причем только 2 из них были построены отечественными предпринимателями. Все остальные принадлежали целиком или частично иностранцам — бельгийцам, французам, англичанам.

Приток денег из-за рубежа особенно возрос после успешного завершения в 1897 г. денежной реформы, обеспечившей устойчивость рубля. Повышение таможенных сборов также сделало более выгодным для иностранных предпринимателей не ввоз промышленных товаров, а их производство в самой России.

С 90-х гг. бурный рост переживала сосредоточенная на Кавказе нефтяная промышленность. Здесь успешно внедрялись новые способы добычи, хранения и переработки нефти и нефтепродуктов, находивших все более широкий спрос во всем мире. Крупнейшей компанией являлось «Товарищество братьев Нобель». Фирма занималась добычей и переработкой нефти, а также строительством специальных судов и вагонов-цистерн для ее перевозки.

Все предприятия, созданные в 90-х гг., прежде всего в паровозо- и вагоностроительной, рельсовой, медепрокат- ной, цементной, резиновой промышленности, являлись предприятиями «новой формации». На них использовалась передовая техника, внедрялись новейшие формы крупного производства. При дешевизне рабочей силы и богатстве природных ресурсов в России это стало основным источником сверхвысоких доходов предпринимателей.

На заграничных рынках акции новых русских гигантов, приносившие огромные прибыли, ценились очень высоко. Говорили, что достаточно было прибавить к названию фирмы слово «днепровский» или «донецкий», как акции тут же подскакивали в цене.

В 1893 г. после нескольких лет относительного затишья начался новый, еще более мощный подъем железнодорожного строительства. Увеличение длины железных дорог составляло в среднем свыше 2,7 тыс. км в год. Началось строительство Транссибирской железнодорожной магистрали из Европы к берегам Тихого океана. В то же время правительство активно скупало частные железные дороги, создавая единую транспортную сеть страны.

 

Крестьянство и дворянство в пореформенной России.

Крестьянство.

Во второй половине XIX в. крестьяне по- прежнему составляли подавляющее большинство населения Российской империи. По законам представители этой части общества значительно отличались от остальных сословий. Крестьяне, как бывшие крепостные, так и государственные, входили в состав самоуправляющихся сельских обществ — общин. Несколько сельских обществ составляли волость.

Члены общины были связаны круговой порукой в уплате налогов и выполнении повинностей. Поэтому существовала зависимость крестьян от общины, проявлявшаяся прежде всего в ограничении свободы передвижения.

На сельском сходе на 3 года избирались староста, сборщик податей и представители общины для участия в волостном сходе. Волостной сход избирал волостного старшину. На волостного старшину и сельского старосту, помимо решения текущих хозяйственных вопросов, возлагалась также и охрана порядка.

Для крестьян существовал особый волостной суд, члены которого также избирались сельским сходом. При этом волостные суды выносили свои решения не только на основе норм законов, но и руководствуясь обычаями. Зачастую эти суды наказывали крестьян за такие проступки, как неразумная трата денег, пьянство и даже колдовство. Кроме того, крестьяне подвергались некоторым наказаниям, которые давно уже были упразднены для других сословий. Например, волостные суды имели право приговаривать членов своего сословия, не достигших 60 лет, к порке. Особо безнравственных, не поддающихся перевоспитанию крестьян община имела право исключать из числа своих членов, что означало для провинившихся высылку в Сибирь.

Многовековое существование общины наложило сильный отпечаток на психологию русского крестьянина. Его сознанию были присущи коллективизм, развитое чувство справедливости. Русские крестьяне почитали старших по возрасту, рассматривая их как носителей опыта, традиций. Это отношение распространялось и на императора, служило источником монархизма, веры в «царя-батюш- ку» — заступника, стража правды и справедливости.

Русские крестьяне исповедовали православие. Необычайно суровые природные условия и связанная с ними напряженная работа — страда, результаты которой не всегда соответствовали затраченным усилиям, горький опыт неурожайных лет погружали крестьян в мир суеверий, примет и обрядов.

Освобождение от крепостной зависимости принесло в деревню большие перемены. Прежде всего усилилось расслоение крестьян. Ярче стали проявляться богатство одних и бедность других. Мерилом зажиточности чаще всего являлось наличие в хозяйстве определенного количества лошадей, без которых невозможно было обрабатывать землю. Безлошадный крестьянин (если он не занимался иным, неземледельческим трудом) стал символом деревенской нищеты. В конце 80-х гг. в Европейской России 27% дворов были безлошадными. Признаком бедности считалось наличие одной лошади. Таких хозяйств было около 29%. В то же время от 5 до 25% хозяев имели до десяти лошадей. Они скупали большие земельные владения, нанимали батраков и расширяли свое хозяйство.

Отмена крепостного права привела в деревне к резкому усилению потребности в деньгах. Крестьяне должны были платить выкупные платежи и подушную подать, иметь средства на земские и мирские сборы, на арендные платежи за землю и на погашение банковских кредитов. Происходило вовлечение большинства крестьянских хозяйств в рыночные отношения. Главной статьей крестьянских доходов была продажа хлеба. Но в силу низкой урожайности крестьяне нередко были вынуждены продавать зерно в ущерб своим собственным интересам. Вывоз хлеба за границу основывался на недоедании жителей деревни и справедливо именовался современниками «голодным экспортом».

Нищета, тяготы, связанные с выкупными платежами, недостаток земли и другие неурядицы крепко привязали основную часть крестьян к общине. Ведь она гарантировала своим членам взаимную поддержку. Кроме того, распределение земли в общине помогало выжить среднему и беднейшему крестьянству в случае голода. Наделы между общинниками распределялись чересполосно, а не сводились в одном месте. Каждый член общины имел по небольшому наделу (полосе) в разных местах. В засушливый год участок, расположенный в низине, мог дать вполне сносный урожай, в дождливые годы выручал участок на пригорке.

В то же время в общине зарождался небольшой слой земледельцев, которых стесняли общинные порядки. В деревне стало возникать противостояние двух типов общинников. Были крестьяне, приверженные традициям отцов и дедов, общине с ее коллективизмом и защищенностью, а были и «новые» крестьяне, желающие самостоятельно хозяйствовать на свой страх и риск.

Происходившие перемены подрывали общинные устои. Многие крестьяне уходили на заработки в города. Длительная оторванность мужчин от семьи, от деревенской жизни и сельской работы приводила к усилению роли женщин не только в хозяйственной жизни, но и в крестьянском самоуправлении. Такие женщины меньше времени уделяли воспитанию детей, передаче им крестьянского опыта и семейных традиций. На селе появились невиданные ранее явления — разводы, усилилось пьянство. Грамотность среди сельского населения страны оставалась низкой. По данным переписи 1897 г., она составляла лишь 17,4%.

Важнейшая проблема России накануне XX в. заключалась в том, чтобы превратить крестьян — основную часть населения страны — в политически зрелых граждан, уважающих как собственные, так и чужие права и способных к активному участию в государственной жизни.

Дворянство.

После крестьянской реформы 1861 г. быстро шло расслоение дворянства за счет активного притока в привилегированное сословие выходцев из других слоев населения. В 1856 г. для предотвращения этого были повышены классы чинов, дававших право на личное и потомственное дворянство. Для получения личного дворянства теперь требовалось иметь военный чин не ниже 12-й (подпоручик) или гражданский — не ниже 9-й ступени (титулярный советник) Табели о рангах, для потомственного — 6-й для военных чинов (полковник) и 4-й для гражданских (действительный статский советник).

Тем не менее во второй половине XIX в. численность дворянства выросла: например, в 1867 г. потомственных дворян было 652 тыс., в 1897 г. — свыше 1 млн 222 тыс. Однако политическое положение дворянства несколько ослабло: при зачислении на службу все более учитывались подготовленность к ней и образование, все меньше принималось во внимание сословное происхождение. К концу XIX в. среди офицеров было 51,2% потомственных дворян, а среди чиновников высшего и среднего звена — 30,7%. Всего дворяне составляли 1/4 от общего количества служащих. Большая часть чиновников-дворян уже потеряла связь с землей, жалованье стало единственным источником их существования.

Постепенно наиболее привилегированное сословие утрачивало и свои экономические преимущества. После крестьянской реформы 1861 г. площадь принадлежавшей дворянам земли уменьшалась в среднем на 0,68 млн десятин 8* в год. Число помещиков среди дворян сокращалось. В 1861 г. 88% дворян были помещиками, в 1878 г. — 56%, в 1895 г. — 40%. При этом почти у половины помещиков имения считались мелкими. В пореформенный период большая часть помещиков продолжала применять полукрепостнические формы ведения хозяйства и разорялась.

Одновременно часть дворян широко участвовала в предпринимательской деятельности: в железнодорожном строительстве, промышленности, банковском и страховом деле. Средства для занятия предпринимательством были получены от выкупа по реформе 1861 г., от сдачи земель в аренду и под залог. Некоторые дворяне стали владельцами крупных промышленных предприятий, заняли видные посты в компаниях, стали владельцами акций и недвижимости. Значительная часть дворян пополнила ряды владельцев небольших торгово-промышленных заведений. Многие приобрели профессии врачей, юристов, стали писателями, художниками, артистами. В то же время часть дворян разорилась, пополнив низшие слои общества.

Таким образом, упадок помещичьего хозяйства ускорил расслоение дворянства и ослабил влияние помещиков в государстве. Во второй половине XIX в. произошла утрата дворянами господствующего положения в жизни российского общества: политическая власть сосредоточилась в руках чиновников, экономическая — в руках буржуазии, властительницей дум стала интеллигенция, а класс некогда всесильных помещиков постепенно исчезал.

 


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

26. Общая характеристика экономики России во второй половине 19-нач. 20вв. Реформы е. Бунге и с. Витте. Столыпинская реформа.

Вторая половина XIX в. характеризуется успешным развитием народного хозяйства Российской империи.

Именно в тот пе­риод была проведена Великая крестьянская реформа, отменившая крепостное право и давшая личную свободу бывшим кре­постным крестьянам, составлявшим почти половину всего населения страны.

В 80-е гг. 19 в. было принципиально реформировано нало­гообложение.

отмена устаревших налогов – в частности подушной подати и введение подоходного налогообложения

расширена сфера косвенных налогов. (Николай Христианович Бунге – министр финансов России с 1881-1886 гг.)

Удалось ликвидировать дефицит­ность бюджета, приведя в равновесие доходы и расходы и оздоро­вив государственные финансы. (при Витте была введена государственная винная монополия, что дало значительный прирост бюджетных средств)

Наконец, была проведена крупно­масштабная денежная реформа, в результате которой был введен свободный размен бумажных денег на золото. Таким образом удалось извлечь из обращения избыточное ко­личество бумажных денег . Н.Х.Бунге на­стаивал на недопустимости новых выпусков кредитных билетов. Дело Бунге по укреплению денежной системы продолжил С.Ю.Витте, министр финансов Россий­ской империи в 1892—1903 гг. В результате осуществленной денежной реформы русский рубль стал одной из наиболее стабильных валют мира.

Знаменательны идеи Витте по аграрному вопросу. «Записка по аграрному вопросу» (1902) В то время общине пели дифирамбы все – и левые и правые за то, что она якобы препятствует пролетаризации деревни и что уравнительный порядок распределения соответствует принципам справедливости. Витте на фактическом и статистическом материале доказывает, что это не так. Уравнительное землепользование не удерживает земельные наделы в руках беднейших крестьян-общинников. В общинной среде происходит дифференциация - большинство беднеет, а самая незначительная часть богатеет путем хищнической эксплуатации земли и своих однообщественников и сосредоточивает в своих руках значительную и лучшую часть надела. Кроме того, община, как форма временного землепользования, способствует расточительности в отношении земли, низкой эффективности производства и является тормозом развития деревни. Витте спорит с распространенным в то время мнением, что община – это почти кооператив. Он показывает, что крестьянская кооперация (к тому моменту получившая развитие на Западе) основана на твердом праве собственности членов кооператива, четкая система участия в доходах и свободе вступления и выхода из кооператива. Поэтому надо стремиться освободить крестьян от всякой принудительной зависимости как от общины, так и от других феодальных пережитков. Эти положения нашли отражение в Столыпинской реформе.

28. «Легальный марксизм», идейно-политическое течение части передовой российской буржуазии, пытавшейся использовать для обоснования развития капитализма в России отдельные положения экономического учения Маркса; возникло в 90-х гг. 19 в. В. И. Ленин охарактеризовал это течение как «отражение марксизма в буржуазной литературе». Главные представители «Л. м.» П. Б. Струве, С. Н. Булгаков, М. И. Туган-Барановский, Н. А. Бердяев выступали в легальной прессе (отсюда название), издавали журнал «Новое слово», «Начало», «Жизнь». Наиболее ярким выражением идейной направленности «Л. м.» в начальный период его существования явилась книга Струве «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» (1894). «Легальным марксистам» была чужда идея пролетарского социализма, но их вполне устраивало, что марксизм обосновывал прогрессивность капитализма по сравнению с феодализмом, доказывал закономерный характер смены феодализма капиталистической общественно-экономической формацией. Подвергая критике народников как защитников мелкого производства, Струве в то же время восхвалял капитализм, усматривая в нём высшую ступень развития общества, призывал «признать нашу некультурность и пойти на выучку к капитализму», замалчивал его классовые противоречия. Он пытался «подправить» учение Маркса о государстве, подменить марксистскую теорию революционного ниспровержения капитализма либеральной теорией реформирования буржуазного общества. «Это были буржуазные демократы, для которых разрыв с народничеством означал переход от мещанского (или крестьянского) социализма не к пролетарскому социализму,... а к буржуазному либерализму» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 16, с. 96). Отрицая социализм как науку, «Л. м.» выступал против философских основ марксизма. Струве, Булгаков подменяли исторический материализм «экономическим материализмом», который сводили к прямой зависимости между прогрессом социальным и прогрессом экономическим. Лидеры «Л. м.» как теоретики формировались под воздействием различных буржуазных школ и течений, а также бернштейнианства. Связь с ним ярко выявилась в 1899, когда Струве в своей итоговой статьей «Марксова теория социального развития» попытался придать ревизионизму «гносеологическое» обоснование, одновременно отстаивая свой приоритет в ревизии отд. положений марксизма. Противоречивый в теоретическом отношении, «Л. м.» в то же время четко выражал стремление буржуазных теоретиков «... взять из марксизма все, что приемлемо для либеральной буржуазии... и отбросить «только» живую душу марксизма, «только» его революционность» (там же, т. 26, с. 227).

Будучи противниками революционного марксизма, Струве и его сторонники в то же время выступали, хотя и нерешительно, против самодержавия, за буржуазно-демократические свободы, критиковали народничество. Поэтому революционные марксисты пошли на временный союз с «легальными марксистами», который был использован для совместной борьбы с общим противником — народнической идеологией — основным препятствием на пути распространения марксизма в России. В 1895 был издан сборник статей «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития», в котором приняли участие социал-демократы и «легальные марксисты». В сборнике была помещена статья Ленина «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», в основу которой положен его реферат «Отражение марксизма в буржуазной литературе», прочитанный в кружке петербургских марксистов в 1894. В статье Ленин вёл борьбу и против народников и против либерально-буржуазных фальсификаторов марксизма, подверг критике буржуазный объективизм «легальных марксистов», открыто защищавших капитализм, отстоял и развил принцип партийности марксистской философии. Доступ революционных марксистов в легальные журналы полностью оправдал временный союз с «Л. м.». «Благодаря этому союзу была достигнута поразительно быстрая победа над народничеством и громадное распространение вширь идей марксизма (хотя и в вульгаризированном виде)» (там же, т. 6, с. 16). Завершив разгром народничества, Ленин нанёс решительный удар «Л. м.». В ряде статей он показал его эволюцию: начав как временные попутчики социал-демократов, «легальные марксисты» в период напряжённой борьбы революционных марксистов с «экономистами» окончательно перешли на позиции буржуазного либерализма. Критика Лениным «Л. м.» явилась началом целой исторической полосы в борьбе революционных марксистов против международного ревизионизма. Ко времени выхода «Искры» (декабрь 1900) «Л. м.» как идейное течение перестал существовать. В дальнейшем бывшие лидеры «Л. м.» (Струве, Туган-Барановский и др.) стали врагами большевизма, составив ядро буржуазной кадетской партии. После Октябрьской революции 1917 они входили в состав контрреволюционных белогвардейских «правительств», а в эмиграции вели активную антисоветскую деятельность.

studfiles.net

VIP Studio ИНФО - С.Ю. Витте – наследник Н.Х. Бунге и И.А. Вышнеградского

Сергей Юльевич Витте давно и навсегда вошел в анналы истории. Его личность и деяния неизменно вызывали интерес у исследователей, публицистов и политиков. Витте всегда уделялось гораздо больше внимания, чем какому-либо другому представителю высшей бюрократии имперской России. За ним закрепилась репутация крупнейшего преобразователя своего времени, «отца» отечественной индустриализации и творца первой российской конституции. Лишь немногие считают его приверженцем чуждого для России западного «биржевого» капитализма и разорителем крестьянства, готового пожертвовать коренными интересами собственной страны ради привлечения иностранного капитала. Однако при изучении многогранной деятельности Витте следует учитывать, что в ходе разработки и проведения экономических реформ он в значительной степени опирался на наследие своих предшественников – министров финансов Н.Х. Бунге (1881–1886 гг.) и И.А. Вышнеградского (1887–1892 гг.).

В мемуарах Витте писал, что «довольно сильно расходился» с Бунге «в вопросах экономических, финансовых и вообще в политических вопросах» [7, т. 1, с. 150, 151]. Однако это утверждение относится в большей степени к первым годам его министерской деятельности. От Бунге Витте заимствовал интерес к вопросам социальной политики, и прежде всего – к мерам по укреплению крестьянского землевладения. На него оказали значительное влияние такие реформы этого министра, как понижение выкупных платежей, отмена подушной подати и учреждение Крестьянского банка. Бунге выступал за облегчение крестьянам выхода из общины и отмену ее фискально-принудительных функций, призывал к организации массовых переселений малоземельного сельского населения на окраины империи [23]. Но Витте потребовалось время, чтобы освоить эту сферу государственной политики, оценить взгляды и достижения своего предшественника. По собственному признанию, в начале своей бюрократической карьеры он слабо разбирался в укладе сельской жизни и придерживался славянофильских убеждений [7, т. 2, с. 43]. Вплоть до середины 1890-х гг. Витте был активным сторонником традиционного аграрного курса, ориентированного на сохранение в деревне патриархально-общинных отношений и сословной обособленности крестьян. Витте поддержал закон 14 марта 1893 г., который ограничил выход крестьян из общины, запретил залог и продажу надельных земель лицам других сословий. Накануне обсуждения этого проекта министр финансов даже составил записку в защиту общинного землевладения [26, c. 246–258].

Лишь спустя несколько лет Витте признал необходимость уравнения крестьян в правах с остальным населением и предоставления им свободного выхода из общины. «Тут мне помог многими беседами бывший министр финансов Бунге, почтеннейший ученый и деятельный по крестьянской реформе 60-х годов, – вспоминал Витте. – Он обратил мое внимание на то, что главный тормоз экономического развития крестьянства – это средневековая община, не допускающая совершенствования» [7, т. 2, с. 44]. Витте возобновил курс Бунге в области аграрного законодательства. В 1894 г. был принят новый закон о паспортах, облегчавший крестьянам передвижение в поисках заработка; в 1897 г. отменен взимавшийся с крестьян и мещан паспортный сбор; в 1895 г. утвержден новый устав Крестьянского банка, который предоставил ему права покупать земли за счет собственного капитала для перепродажи крестьянам; с началом сооружения Сибирской железной дороги Витте вместе с Бунге активно выступал за переселение крестьян в зону строящейся магистрали; в октябре 1898 г. он направил письмо Николаю II о необходимости индивидуализации крестьянского землевладения; в 1903 г. добился упразднения круговой поруки.

В качестве председателя Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности (1902–1905 гг.) Витте высказывался за преодоление сословной замкнутости сельского населения и его включение в гражданское общество, предлагал ликвидировать фискально-принудительные функции общины, отменить все ограничения на свободу передвижения крестьянства, ввести принцип частной собственности на землю, поощрять переход к хуторскому и отрубному землевладению. В период премьерства Витте (1905–1906 гг.) были начаты преобразования в деревне – отменены выкупные платежи (с 1 янв. 1907 г.), пересмотрен устав Крестьянского банка с целью расширения его возможностей по кредитованию крестьянства (1905 г.), учреждены центральный Комитет по землеустроительным делам, губернские и уездные землеустроительные комиссии (1906 г.). По распоряжению Витте были разработаны «Основные положения для изменения законодательства о крестьянах», утвержденные Советом министров 15 апреля 1906 г. Результаты его деятельности позднее в полной мере использовал П.А. Столыпин, который продолжил аграрную реформу [24].

Витте возобновил политику Министерства финансов и в сфере фабрично-заводского законодательства. Ранее по инициативе Бунге были приняты законы об учреждении фабричной инспекции (1882 г.), нормировании труда малолетних, подростков и женщин (1882–1885 гг.), порядке найма и увольнения рабочих (1886 г.). При Витте последовали законы о преобразовании фабричной инспекции (1894 г.), ограничении продолжительности рабочего времени (1897 г.), ответственности предпринимателей за несчастные случаи с рабочими на производстве (1903 г.), предоставлении рабочим права выбирать старост в качестве уполномоченных для переговоров с должностными лицами на предприятии об условиях труда и быта (1903 г.). Витте придерживался сложившейся во времена Бунге тактики финансового ведомства, которая диктовалась не только чисто охранительными целями (как в МВД), но и задачами торгово-промышленной политики. Руководство министерства требовало, чтобы все действия местных властей и полиции на предприятиях основывались на строгом соблюдении правовых норм, протестовало против фактов административного произвола и прямого давления на фабрикантов, которые могли привести к дезорганизации производства и отпугнуть иностранных капиталистов [27].

Витте открыто признавал, что основные принципы его реформ были сформулированы Бунге [11, С. 47, 48]. Он не раз говорил и писал о своем «глубочайшем уважении» к выдающемуся предшественнику и даже о «преклонении» перед ним [5, стлб. 2641; 12, с. 17]. В мемуарах Сергей Юльевич именовал Бунге «очень просвещенным», «в высокой степени образованным и почтенным» человеком, которого он как «ученого финансиста» всегда оценивал «очень высоко» [7, т. 1, с. 151, 532]. По указанию Николая II Витте получил экземпляр «Загробных заметок» – адресованное императору политическое завещание Бунге, обнаруженное после его кончины в 1895 г. [19, л. 163]. В этом обширном меморандуме бывший министр финансов высказал свои суждения по ряду коренных вопросов внутренней политики [3]. Витте назвал «Загробные заметки» «замечательной запиской» Бунге, «соединявшего со светлым умом и государственным опытом глубокие научные познания» [15, л. 70 об.]. Впоследствии он часто цитировал этот документ в своих записках и всеподданнейших докладах [8, с. 536].

С И.А. Вышнеградским Витте сотрудничал в 1878–1886 гг. в Обществе Юго-Западных железных дорог, а в 1889 г. поступил под его начало в Министерство финансов на должность директора Департамента железнодорожных дел [21]. Он разделял мнение своего патрона о необходимости расширения вмешательства государства в экономическую жизнь. Это отличало их от Бунге, который занимал по этому вопросу умеренную позицию и критиковал крайности этатизма. Витте принял активное участие в реформе железнодорожного транспорта. При его содействии была установлена монополия государства на проездные тарифы, под контроль правительства поставлены доходы и расходы частных железнодорожных компаний, развернулась операция по выкупу нерентабельных частных линий в казну. Вместе с тем Вышнеградский и Витте в союзе с Бунге, занимавшим пост председателя Комитета министров, единым фронтом выступили против позиции Государственного контроля и путейского ведомства, предлагавших провести полное огосударствление железных дорог. В итоге в России утвердилась оптимально соответствовавшая условиям страны «смешанная» системы железнодорожного хозяйства, при которой казенные дороги сосуществовали с высокодоходными частными линиями [22, с. 59–66, 84].

Однако по вопросу о строительстве Сибирской железной дороги Витте решительно разошелся со своими предшественниками, которые считали этот замысел разорительным для казны, несмотря на ясно выраженную волю Александра III. Особенно резкую позицию занимал Вышнеградский. Он ссылался на тяжелое состояние денежного рынка, огромный объем чрезвычайных расходов на вооруженные силы и стратегические железные дороги в западных губерниях, нецелесообразность заключения внешних займов и другие причины. Министр финансов считал, что реализация подобного проекта может осуществляться лишь очень постепенно, а его полного завершения «возможно ожидать в более или менее отдаленном будущем» [13, л. 15–18 об., 29–36]. Тем не менее, в феврале 1891 г. император подписал указ о сооружении дороги, в марте начались работы на участке от Миасса до Челябинска, а в мае 1891 г. – между Хабаровском и Владивостоком. Однако из-за оппозиции руководства финансового ведомства дело продвигалось медленно [9, с. 73]. Поэтому при назначении Витте министром финансов Александр III настоятельно потребовал от него ускорить строительство Сибирского пути. И Сергей Юльевич, по собственным словам, «отдался этому делу всей душою, и все средства, которые только я мог давать на это дело, я давал». Он с гордостью писал в мемуарах, что «это великое предприятие было совершено благодаря моей энергии» [7, т. 1, с. 241, 242].

Витте проявил настойчивость и при введении винной монополии. В данном случае он также ревностно выполнял волю Александра III, которую, как и в случае со строительством Сибирской магистрали, саботировали его предшественники. В этом вопросе император целиком разделял позицию консервативных кругов во главе с издателем «Московских ведомостей» М.Н. Катковым, которые выступали за упразднение акцизной системы и переход к казенной продаже спиртных напитков. По распоряжению самодержца в первой половине 1880-х гг. в финансовом ведомстве с этой целью собирали необходимые материалы, однако сам Бунге «прямо признавал эту мысль почти неисполнимой и не могущей привести ни к каким благим результатам» [7, т. 1, с. 352, 353]. Вышнеградский, как ставленник Каткова, накануне вступления на министерский пост в своей программной записке горячо высказался за винную монополию, которая, по его мнению, позволит значительно увеличить поступления в казну [4, с. 194]. Однако после своего назначения он в беседе с Александром III, поставившим перед ним вопрос о питейной реформе, «дал императору если не вполне отрицательный, то во всяком случае весьма уклончивый ответ» [7, т. 1, с. 353]. Правда, в министерстве был разработан проект установления винной монополии в Пермской, Орловской и Ковенской губерниях в качестве пробного шага. Но дальше этого дело не пошло. Проведение реформы началось только при Витте, сумевшем преодолеть «громадные затруднения» в Государственном совете в 1893–1894 гг. [7, т. 1, с. 352]. В ходе обсуждения его законопроектов Вышнеградский полностью поддержал преемника в полемике с Бунге и другими противниками монополии [16; 17].

Витте продолжил курс своих предшественников по ужесточению таможенной политики. Правда, Бунге по своим воззрениям не был склонен к «чрезмерному» протекционизму, но Вышнеградский действовал в этом направлении без колебаний. Он включил Витте в состав межведомственной комиссии для разработки нового тарифа, который был утвержден 11 июня 1891 г. и стал самым высоким в Европе по степени таможенной охраны. Если в 1889 г. пошлины по всем границам империи составляли 28,6% стоимости ввезенных товаров, то в 1892 г. – 33,1% [20, с. 271–363, 388, 389]. Однако тариф предоставлял всем импортерам равные условия ввоза, что затрудняло заключение сепаратных соглашений, которые допускали значительные уступки, не распространявшиеся на другие страны. Между тем подобная практика получила широкое распространение на Западе. Поэтому, сменив Вышнеградского, Витте предпринял корректировку тарифа. 1 июня 1893 г. император одобрил систему двойного таможенного обложения, действующую одновременно, но дифференцированно по отношению к торговым партнерам. Минимальный тариф создавался путем конвенционных снижений ставок для стран, предоставлявших России право наибольшего благоприятствования, максимальный – путем надбавок в размере 15, 20 и 30% для остальных стран [ 10, с. 217, 218].

Плодами деятельности финансового ведомства в 1881–1892 гг. Витте в полной мере воспользовался при подготовке и проведении своей знаменитой денежной реформы. Правда, в мемуарах он всячески пытался принизить достижения министерства в этот период и подчеркнуть свою личную роль: «К этой реформе подготовляли наши финансы мои предшественники, как Бунге, так и Вышнеградский, но приготовления, сделанные ими, были сравнительно незначительны; в то время не был еще установлен окончательный план денежной реформы, даже в общих чертах, не говоря уже обо всех деталях» [7, т. 1, с. 464]. Однако реальные факты и неоднократные признания самого Витте, зафиксированные в различных источниках, опровергают это утверждение. При Бунге в министерстве сложилась концепция будущей реформы, суть которой заключалась в девальвации рубля и восстановлении металлического денежного обращения. Новым Монетным уставом 17 декабря 1885 г. золотая монета была впервые признана полноправным платежным средством. Тем самым в России де-факто установилась система золотого и серебряного биметаллизма. Серебряный монометаллизм в денежном обращении сохранялся лишь формально. По распоряжению Бунге на счетах Государственного банка началось сосредоточение золота, поступавшего в уплату таможенных сборов [23, с. 202–204].

Эту политику продолжил Вышнеградский. Ему удалось создать необходимые условия для будущей реформы: стабилизировать финансы, сбалансировать бюджет, активизировать торговый и платежный балансы, повысить курс рубля и накопить солидный золотой запас [25, с. 54–65]. В министерстве были сформулированы основные принципы предстоящего преобразования: девальвация рубля; признание приоритета золота в обеспечении бумажно-денежной массы; одновременное обращение металли­ческих и бумажных денег; гарантированный размен кредитных билетов на золото; ограничение выпуска бумажных денег в пределах, не превышающих по­требностей денежного обращения; предоставление права Казначейству принимать звонкую монету в уплату налогов по существующему курсу; разре­шение частным лицам использовать металлическую валюту в отношениях между собой.

Тем самым Министерство финансов оказалось на пороге денежной реформы. «Дело считалось в 1892 г. настолько подготовленным, – вспоми­нал Витте, – что И.А. Вышнеградский перед оставлением своего поста собирался дать своим предположениям окончательный ход. Он мне лично передал объемистую собст­венноручную рукопись, в которой были изложены его мысли по сему предмету» [18, л. 780]. Однако Витте отнюдь не сразу последовал за своими предшественниками. В начале своей министерской деятельности он довольно плохо ориентировался в вопросах денежного обращения, был склонен решать финансовые проблемы с помощью дополнительных выпусков кредитных билетов и, по собственным словам, предпринял некоторые «непоследовательные шаги». И только под влиянием Бунге он изменил свою позицию [7, т. 1, с. 327, 328, 369]. «Идея восстановления золотой валюты, – вспоминал управляющий делами Комитета министров А.Н. Куломзин, – была внушена Витте Николаем Христиановичем Бунге, доказавшим ему всю ее настоятельность, необходимость дать полезное для финансов назначение накопленному в банке золоту и своевременность самой меры» [8, с. 491].

Впоследствии Витте признавался в своих прежних заблуждениях: «Когда я вступил в уп­рав­ле­ние финансовым ведомством, я на опыте убедился в оши­боч­нос­ти своих книжных взглядов и в правильности той точ­ки зрения, на которой остановился И.А. Вышнеградский, а с ним и все его предместники» [18, л. 780]. В ходе подготовки денежной реформы в спорах с оппонентами Витте всячески пытался подкрепить свою позицию ссылками на политику Бунге и Вышнеградского. В письме к государственному секретарю В.К. Плеве от 10 марта 1896 г. он подчеркнул, что неуклонно следует курсу предшественников, которые заложили основы будущего преобразования, поэтому не может «принять высокой чести инициативы в мерах, мною принятых и тех, кои я предполагаю предложить принять в области денежного обращения» [14, л. 4–4 об.]. Бунге в качестве авторитетного экономиста, председателя Комитета министров и члена Государственного совета твердо пообещал Витте свое содействие в проведении денежной реформы и поддерживал его в высших бюрократических инстанциях вплоть до своей кончины в 1895 г. [7, т. 1, с. 328, 465; 8, с. 501].

Однако введение золотого стандарта нельзя считать буквальным выполнением Витте заветов предшественников. После утверждения монетного устава 1885 г. суть будущей реформы могла заключаться в законодательном оформлении и усовершенствовании системы биметаллизма, которая действовала в большинстве западных стран. Эта монетарная модель была достаточно гибкой – она предусматривала сохранение роли серебра и не требовала высокой нормы покрытия кредитных билетов. За введение биметаллизма выступали некоторые видные экономисты, которые считали этот путь наиболее приемлемым для России [2, с. 102, 103]. Ни Бунге, ни Вышнеградский из осторожности не высказывались сколько-нибудь определенно за конкретный вариант металлического обеспечения денежной массы, полагая это задачей будущего. Французский премьер-министр Ф.Ж. Мелин в 1896 г. направил Николаю II записку, в которой доказывал преимущества действующей во Франции системы биметаллизма и ее целесообразность для России [7, т. 1, с. 371, 463, 464, 466, 469].

Витте пошел другим путем и выступил за золотой монометаллизм, существовавший в двух ведущих европейских странах – Великобритании и Германии. Английский вариант предусматривал 100%-ное покрытие золотом бумажных денег, которые фактически представляли собой золотые сертификаты. В Германии банкноты покрывались золотом только на одну треть, причем эмиссия не имела прямой связи с объемом золотого запаса. Казалось, что именно немецкий вариант был более подходящим для России, но Витте предпочел последовать британскому образцу. В итоге была принята 100%-ная норма золотого покрытия кредитных билетов, что очень дорого обошлось стране. Из-за жесткой связи золота и выпуска бумажных денег, эмиссия определялась не экономическими потребностями, а состоянием золотого запаса. В кладовых Государственного банка хранились горы желтого металла для обеспечения сравнительно небольшого количества кредитных билетов, которых постоянно не хватало для нужд народного хозяйства. Непроизводительное использование такого количества золота в условиях отсталой России было непозволительной роскошью.

Поскольку золотомонетное обращение могло существовать только при активном расчетном балансе, то правительство было вынуждено в небывалых масштабах привлекать иностранные капиталы и поощрять деятельность в России западных предпринимателей, создавая тем самым сильную конкуренцию отечественным производителям; еще более форсировать экспорт хлеба, несмотря на очевидное снижение его стоимостного эффекта; заключать за границей крупные займы, что вызвало стремительный рост внешней государственной задолженности. Введение золотого стандарта резко увеличило также сумму внутреннего государственного долга, значительно обесценило материальные ценности и производительный труд в стране, особенно в сельском хозяйстве, привело к падению цен на продукцию земледелия. Система денежного обращения России была неустойчивой, она продержалась всего полтора десятилетия и прекратила свое существование с началом Первой мировой войны [1; 2, с. 110–115; 6].

Опора на достижения Министерства финансов в царствование Александра III позволила Витте осуществить новый виток социально-экономических преобразований и заслужить славу великого реформатора. Он умел учиться, усваивать чужой опыт и рационально его использовать. Вместе с тем его нельзя назвать эпигоном предшественников. Витте достаточно быстро освоился в новой для него сфере государственного управления, стал проводить самостоятельную политику и, когда считал нужным, без колебаний отступал от линии Бунге и Вышнеградского, хотя это не всегда шло на благо экономическому развитию. Он продолжил курс на усиление вмешательства государства в экономику, ужесточение контроля над частным предпринимательством и расширение казенного хозяйства. В этом отношении Витте пошел дальше предшественников. Он вполне сознавал значение частного капитала для экономической жизни, однако, по сложившееся в «верхах» традиции, стремился использовать предпринимательство в интересах государства.

www.vipstd.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о