Реформирование народного хозяйства в 1990 предполагало: Реформирование народного хозяйства в 1990 г. предполагало …

Содержание

Иван Большаков. Курс радикальных экономических реформ и его последствия | Библиотека "Политология" | ПолитНаука

Проблема радикальных экономических реформ в России является достаточно актуальной в свете построения демократического государства с эффективной рыночной экономикой и развитым гражданским обществом, а так же с учетом необходимости продолжения структурных изменений в политической и экономической системе.

Реформы, начавшиеся в январе 1992 г ., были попыткой России совершить быстрый, практически мгновенный переход от социалистической, командно-бюрократической экономики – к рыночной. Однако они привели к результату, отличному от общественных ожиданий, а также целей, провозглашавшихся инициаторами и сторонниками общественных перемен, а их последствия существенно отражаются на экономике и социально-экономической политике до сих пор. Те проблемы, с которыми сегодня сталкивается Российская Федерация – это не случайный набор трудностей, а проявление тенденций, заложенных радикальным постсоциалистическим переходом, названным «шоковой терапией».

Существуют самые разные оценки хода и результатов реформ – от достаточно позитивных до крайне негативных. Тем не менее, стоит отметить, что Россия 1990-х, безусловно, кардинально изменилась по сравнению с Советским Союзом конца 1980-х годов. В то же время, сформировавшаяся новая система коренным образом отличается не только от советского планового хозяйства, он и от первоначально провозглашенных ориентиров.

Перед автором данной работы стояла задача описать основные аспекты экономических реформ, которые проводились в конце 80-х – начале 90-х гг. и рассмотреть их социально-экономические и политические последствия для страны. А так же причины того, почему спустя довольно длительное время после начала реформ мы имеем в России общественно-экономическую систему, принципиально отличающуюся от модели, взятой в качестве ориентира.

Неизбежность преобразований

К середине 80-х годов политический режим, сформировавшийся в СССР и контролируемых им государствах Восточной Европы, социально-экономическая система, находились в предкризисном состоянии. Расходы Советского Союза на войну в Афганистане и традиционный затратный механизм ведения хозяйства увеличивали бюджетный дефицит, отмечалось неуклонное падение промышленного производства.

К этому времени мощный научно-технологический потенциал страны, созданный за послевоенный период, в значительной степени был исчерпан. Фактически была потеряна возможность осуществить прорыв в сфере научно-технической революции.[1] Решающее воздействие на прогресс науки и техники оказывали несвойственные социализму факторы – конкурентная борьба внутри страны и между государствами на международных внешних рынках, что требовало включенности Советского Союза в общемировые процессы обмена информацией, технологиями и научными открытиями, однако в условиях изоляционизма и «холодной войны» с капиталистическим Западом этот шаг был невозможен.

Крайне отрицательную роль играла сверхмилитаризация экономики: экспорт оружия в слаборазвитые страны увеличивал их долг, который они не в состоянии были полностью оплатить; существенные ресурсы тратились на проекты по наращиванию оборонного потенциала. В результате, происходили слишком медленные сдвиги в сфере социальной политики, что не позволяло эффективно решать проблемы повышения уровня и качества жизни советских граждан.

Негативные явления в экономике тяжело отражались на развитии социальной сферы. В течение длительного периода в стране проводилась следующая политика: богатое государство при достаточно низком уровне жизни граждан. Среднегодовой доход на душу

населения к этому времени отставал на 50% от развитых европейских стран (Великобритании и Франции) и на 70% от США.[2] В 1981-1982 годах темпы развития экономики составили 2-3% и были самыми низкими за все годы Советской власти. От пятилетки к пятилетке выдвигались все новые задачи, но большинство из них так и осталось не достигнутыми. Жизнь людей становилась все труднее, а надежды на лучшее будущее утрачивались.

Глубокий кризис, связанный с тяжелыми испытаниями и потрясениями, был неизбежен. В то время, ряд специалистов в академических кругах (в частности, АН СССР) четко понимали: социализм проиграл соревнование. Долгие годы официальная советская пропаганда распространяла лозунг «догнать и перегнать Америку». Однако, идея сравнения с самой «развитой страной капитализма» настолько укоренилась в общественном сознании, что факт отставания СССР от США стал одним из главных аргументов в пользу отказа от социализма и поиска эффективных альтернатив развития страны, поиска путей выхода из общего кризиса. В конечном счете, этот поиск привел к смене модели общественного развития в виде перестройки политической системы и перехода к рынку, со всеми социальными и политическими структурами, которые обеспечивают его нормальное функционирование.

Начало реформ

Пришедшее к руководству страной в 1985 г . новое поколение советских руководителей не имело четкой программы экономических и политических преобразований.

Реформа в России началась не только 2 января 1992 г ., но и с июньского Пленума ЦК КПСС в 1987 г.[3] Предпринятые после него меры имели реальные последствия. Главная направленность реформы заключалась в переходе от преимущественно административных к экономическим методам управления производством. Реформа не затрагивала существа административно-командной системы, однако дала старт необратимому процессу развития предпринимательства.

Характерной чертой начального периода перестройки экономики являются специфические взаимоотношения власти с общественной и экономической наукой: руководство СССР приняло все передовые для того времени предложения прогрессивных ученых-рыночников. Попытки реализовать эти идеи на практике показали несостоятельность и неспособность решить какие-либо проблемы народного хозяйства страны.

Некоторую роль сыграли ошибки правительства в экономической политике – отказ от изменения цен, ослабление контроля за доходами, нежелание ущемить ВПК привели к расстройству финансовой системы и началу спада. Еще одно следствие такой политики – усиление сепаратизма, центробежных тенденций, которые через какое-то время внесли свой вклад в развал СССР.

Новый этап реформ связан работой правительства Н.Рыжкова в период между зимой 1990 и осенью 1991 гг. и началом поворота от поиска оригинальных социалистических моделей экономики к рынку. На этом этапе вскрылись противоречия между сторонниками эволюционного и радикального вариантов.[4]

В концепции, разработанной осенью 1989 г. Государственной комиссией по экономической реформе под руководством Л.Абалкина были проанализированы три варианта перехода к рынку – консервативный, радикальный и умеренно-радикальный. Выбор был сделан в пользу последнего, однако, в начале 1990 г. ситуация измелилась настолько, что радикально-умеренный вариант оказался неприемлемым, что привело к ускорению рыночных реформ в политике правительства Н.Рыжкова.

Наиболее характерной чертой этого периода была поляризация социальных сил; в стране постепенно формируются различные центры власти, между ними начинается борьба за политическое доминирование, возникает целая война программ, которых за 1989-1991 гг. было около 40.[5] В конечном итоге, противоречия между радикалами и эволюционистами, подогретые политическими факторами, вылились в противостояние Программы «500 дней», отличавшейся большим радикализмом, акцентом на монетаристские методы и консервативной правительственной программы.

Основной замысел первой программы, авторами которой была группа экономистов во главе с С.С.Шаталиным и Г.А.Явлинским, предполагал энергичные и безотлагательные меры по оздоровлению финансов и денежного обращения, за которыми должна была следовать либерализация цен. Параллельно высокими темпами должны были проводиться разгосударствление, развитие предпринимательства и рыночной инфраструктуры,   демонополизация экономики, призванные в относительно короткие сроки (те самые 500 дней) обеспечить запуск рыночного механизмов саморегулирования, позволяющего открыть для экономики возможности подъема. Реализация программы предусматривала ряд общеполитических условий: единство, быстроту и решительность действий, согласованность всех экономических и политических решений органов власти и их подчиненность задачам проведения реформы, перестройку союзных органов управления, их кадровое обновление для восстановления доверия к ним со стороны республик и населения.[6]

Более умеренная правительственная программа, разработка которой велась под руководством директора Института экономики АН СССР Л.И.Абалкина и главы правительства Н.И.Рыжкова предполагала сохранение на более длительный срок государственного сектора в экономике и контроль со стороны государства над складывающимся частным сектором. Сохранялся госзаказ, намечалось увеличение доли продукции, реализуемой предприятиями сверх государственного заказа по свободным или регулируемым ценам, выдвигалась задача регулирования денежных доходов населения и достижения их соответствия с реальным предложением товаров и услуг.

Программа "500 дней" была принята Верховным Советом России, начался этап ее обсуждения и принятия у Михаила Горбачева, которому были предоставлены чрезвычайные полномочия для обеспечения перехода к рыночной экономике. Однако президент лишь попытался соединить радикальный проект С.Шаталина с консервативными предложениями Л.Абалкина. Особую остроту дискуссиям и противоборству придавали политические аспекты программ. Верховный Совет России обсуждал вопрос об отставке союзного правительства. Возникала опасность конфронтации между центром и Россией. Неясна была позиция других республик. После принятия поправок к Конституции[7] и начавшегося процесса провозглашения суверенитета республик, нельзя было исключать, что они поддержат российскую программу по политическим соображениям.

В политической сфере проявлялись крайне негативные тенденции: начались массовые забастовки, разрушение традиционных структур административной системы управления, которое существенно опережало формирование рыночных механизмов, нарастали центробежные силы сепаратизма в республиках Советского Союза. Все это привело к почти полной потере управляемости страной. Августовские события и победа российского руководства способствовали резкому усилению развития политических процессов и изменению расстановки сил в стране. Коммунистическая партия, скомпрометировавшая себя участием членов ее высших органов в перевороте, была запрещена. Руководство СССР, по сути, стало выполнять декоративную роль. Большинство республик после попытки переворота отказались от подписания Союзного договора. В попытках избавиться от дискредитированного центра в декабре 1991 года лидеры России, Украины и Белоруссии заявили о прекращении действия Союзного Договора 1922 года, президент М.Горбачев ушел в отставку, а СССР прекратил свое существование. Реальных экономических реформ так и не последовало.

 

«Шоковая терапия»

В начале 1992 г. руководство России во главе с Президентом Б.Н. Ельциным пошло на реальные шаги, ведущие к рыночной экономике. Открыто было заявлено, что переход к рыночной экономике требует перехода к новой модели общественного развития.

Новое правительство, возглавляемое ученым-экономистом Е.Т.Гайдаром, разработало программу радикальных экономических реформ в области народного хозяйства. Предполагавшиеся программой меры «шоковой терапии» были направлены на резкий перевод экономики на рыночные методы хозяйствования. «Шоковые» меры должны были быть направлены против командно-бюрократической системы, которая не способна решать какие-либо позитивные задачи, зато имеет огромный потенциал и опыт в подавлении всего прогрессивного.[8] Перед правительством встала принципиальная задача обеспечить условия экономического роста.

Важное место в программе реформирования экономики занимала либерализация цен – освобождение их из-под контроля государства. За государством сохранялось регулирование цен лишь на некоторые товары и продукцию производственно-технического назначения. Российские цены были слишком быстро выведены на мировой уровень, рынки сбыта существенно уменьшились, либерализация цен, и переход к жесткой финансовой политике должны были вызвать сокращение спроса и производства. Однако в течение первого полугодия темп спада не превышал в большинстве отраслей 11-13%, но уже к концу года спрос на товары практически исчез. Если раньше некоторые из них были конкурентоспособны хотя бы по цене, то быстрое движение к мировым ценам устранило это преимущество. Из конкурентных отраслей остались только отрасли, связанные с экспортом нефти, газа и частично ВПК.

Либерализация цен вызвала резкий скачок инфляции. За год потребительские цены в России выросли почти в 26 раз; снизился уровень жизни населения. Произошло сокращение инвестиционных, промышленных программ и расходов на социальную сферу. В 1992 г . правительство Е.Гайдара в целях борьбы с инфляцией встало на путь сознательной невыплаты людям заработной платы. Обесценились и были прекращены выплаты гражданам их денежные сбережения, хранившиеся в Госбанке.

Основная роль в процессе перехода к рынку отводилась приватизации собственности. Это коренным образом отличало проводимую российским правительством реформу от рыночной реформы периода перестройки, не выходившей за рамки социализма. Ее результатом должно было стать превращение частного сектора в преобладающий сектор экономики. Большинство предприятий превратились в частные, акционерные общества. Однако в руках государства остались значительные пакеты акций крупных предприятий, играющих ведущую роль в российской экономике.

Программа экономических реформ включала серьезные преобразования в сельском хозяйстве. В частности, появление новых форм хозяйствования: открытых и закрытых акционерных обществ, товариществ с ограниченной ответственностью, сельскохозяйственных кооперативов.

Проводимые правительством Гайдара реформы резко критиковались Верховным Советом, который добивался смены Кабинета. Президент Б. Ельцин решительно поддерживал правительственный курс экономических реформ. Однако под давлением парламента и консолидировавшейся оппозиции, к лету 1992 г. правительство Е. Гайдара было вынуждено ослабить свою экономическую политику.

В целях предотвращения спада производства, возросли кредитные вливания в экономику. Характерной чертой экономических реформ в России этого периода стали крупномасштабные внешние займы, в итоге условия функционирования российской экономики во многом определялись под влиянием и непосредственном участии международных финансовых организаций, в первую очередь Всемирного банка и МВФ.

Все усилия по укреплению финансовой системы результатов не дали. Контроль над экономикой постепенно утрачивался. В декабре 1992 г. на VII Съезде народных депутатов произошла сильнейшая конфронтация между исполнительной и представительной властями. В результате, президент ослабил свои позиции и Е. Гайдар был вынужден уйти в отставку. Однако общий курс радикальных экономических реформ сохранился, но была широко признана необходимость корректировки принятого курса реформ.

Последствия реформ

За год реформы в России была во многом осуществлена намеченная реформаторами программа: либерализации цен, перехода к жесткой финансовой и кредитной политике, введения новой налоговой системы, изменения внешнеэкономической и валютной политике, выражением которых стал свободный курс рубля; разработки и начала реализации программы приватизации. Однако экономика страны осталась в глубоком кризисе, проявлениями которого стали тяжелые социально-экономические последствия. Поставленные цели оказались не достигнуты в полной мере, а многие из них были нереальны.

В последствии реформы в стране так не сложились условия для эффективной конкуренции, не был создан механизм рыночной концентрации и накопления капитала, не сформировался необходимый набор стимулов для эффективного использования ресурсов, не выстроена система прозрачных и соблюдаемых всеми основными участниками правил экономической игры. В течение пяти лет после начала реформ в экономике наблюдался спад производства.[9] Правительство не имело серьезной промышленной политики и не предприняло мер для усиления контроля над государственным сектором и недостаточно содействовало развитию производства в частном секторе.

Ключевой итог реформы – снижение уровня жизни населения при одновременном росте социальной дифференциации. Сильнейший удар испытало население вследствие обесценения его сбережений, начавшееся ускоренное расслоение неизбежно оказалось связанным с ухудшением благосостояния и даже обнищанием определенных групп населения. Деятельность правительства Гайдара и возможность его влияния на эти процессы были весьма скромными, свелись к маневрированию, под давлением парламента, профсоюзов и других сил, иногда приводили к неоправданно жестоким и несправедливым действиям.[10]

Тем не менее, все же был сделан качественный скачок в общественной и экономической жизни, большой исторический шаг вперед. Россия избавилась от элементов тоталитарного государства: было покончено с всеобщей экономической и личной зависимостью от государства, население получило основные гражданские свободы и основы рыночной экономики. Реформа предоставила гражданам право экономического самоопределения – каждый сам волен выбирать, ориентируясь на свои возможности и желания: стать предпринимателем или наемным работником в государственных структурах. Именно свобода выбора является основой личной свободы людей и фундаментом раскрытия творческого потенциала личности. Россия, отойдя от принципа коллективизма, свойственного советскому обществу, в первые годы реформ отдала предпочтение индивидуализму, определявшему стиль проведения рыночных реформ. В этом выборе большую роль сыграло давление внешних обстоятельств: стремление поскорее войти в мировое политическое, социально-экономическое и интеллектуальное пространство, побуждало Россию механически заимствовать характерные для развитого западного общества индивидуалистические ценности.[11]

Неудача предпринятой попытки в исторически короткие сроки реформировать советскую экономику была вызвана различными факторами и причинами. Прежде всего, это не учет реалий советской экономической системы; постановка абстрактных и во многом не реальных целей; а так же ошибки, допущенные при определении содержания и последовательности мер экономической и социальной политики. Реформаторы принимали ту стратегию, которую им рекомендовали МВФ и Всемирный банк, иногда противоречащую научным рекомендациям, не очень задумываясь о том, в какой степени она подходит для России, с учетом ее внутренних особенностей.

Не были обеспечены политическая стабильность и политическая воля к практической реализации основных положений программы экономических реформ. Наоборот, разразилось противостояние между исполнительной и законодательной ветвями власти.

Во многом, тяжелые последствия «шоковой терапии» были связаны с изменением основной цели преобразований. Главная цель, сформулированная ранее: построить гражданское общество с передовой экономикой, основанной на рыночной системе, была заменена иной установкой: реализовать такие преобразования, которые подорвут социально-экономическую базу возможных рецидивов путча, реставрации коммунистической системы, а все остальное, включая гражданское общество, рыночную экономику и прочее как-нибудь потом получится.[12] Институциональные реформы, которые были необходимы для формирования новой экономики, способной решить стоявшие перед страной задачи были отодвинуты на второй план, что было существенной ошибкой при попытках осуществить либеральные рыночные реформы и обусловившей в конечном итоге их неудачу.

* * *

Революционные меры экономике противопоказаны, они выводят экономику из равновесия, подрывают ее устойчивость, порождают социальную напряженность и конфликты. Однако, начатые в 1987-1992 гг. перемены носили во многом революционный характер. Это была революция как по масштабу охваченных ею процессов, так и по глубине осуществляемых перемен. События последнего десятилетия развивались в соответствии с определенной внутренней логикой, которая характерна для всех крупных революций прошлого.

Экономические реформы, начала 1990-х г. привели к совершенно новой социально-экономической и политической структуре России, где в отличие от советского периода, по-другому организованы экономика, структура собственности, государственные и общественные институты. Основные задачи постсоциалистического перехода в экономике России за долгое время реформ были решены – рыночные институты, пусть несовершенные, сформированы.

Однако если считать, что результатом преобразований в экономике должен стать эффективно действующий рыночный механизм с конкуренцией, обеспечивающей стабильность цен, с государственным регулированием, придающим социальную направленность функционированию рыночного механизма, реформы, ведущие к экономической свободе и эффективности, по существу, еще впереди.


Список литературы
  1. Переход к рынку. Москва: ЭПИцентр, 1990.
  2. Абалкин Л. Размышления о стратегии и тактике экономической реформы. Вопросы Экономики. - №2. - Москва, 1993.
  3. Гайдар Е. Долгое Время. Россия в мире: очерки экономической истории - Москва, 2005.
  4. Гурова И. Смена общественной парадигмы как подоплека российских реформ. Проблемы, успехи и трудности переходной экономики (опыт России и Беларуси) // Под ред. М.А. Портного. - Москва, 2000. // http://www.auditorium.ru/books/145/gurova.htm
  5. Данилов-Данильян В.И. Бегство к рынку: десять лет спустя. - Москва, 2002. // http://www.netda.ru/belka/economy/danilovd/dd11bkr.htm
  6. Исторические судьбы, уроки и перспективы радикальной экономической реформы (заседание за "круглым столом" Горбачев-Фонда и журнала Вопросы экономики, посвящ. 10-летию перестройки). // Вопросы экономики. - №4. - Москва, 1995.
  7. Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: уровни, темпы и факторы экономического развития. // Восток. 1991. № 6.
  8. Почему сегодня неосуществима программа «500 дней». // «Комсомольская правда», 4 ноября 1990.
  9. Явлинский Г. Периферийный капитализм. - Москва, 2003.
  10. Ясин Е. Судьба экономической реформы в России. Вопросы экономики - Москва, 1993.
  11. Советский энциклопедический словарь. Москва, 1987.

Примечания

1 Абалкин Л.А. Размышления о стратегии и тактике экономической реформы. Вопросы Экономики. №2. Москва, 1993., с.4.

2 Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии: уровни, темпы и факторы экономического развития // Восток. № 6. 1991., с.68.

3 Ясин Е. Судьба экономической реформы в России. Вопросы экономики - Москва, 1993., с. 125.

4 Стоит отметить, что в конце 1989 года экономика выходила из под контроля, старые методы уже не действовали; ситуация складывалась таким образом, что требовались существенные радикальные изменения.

5 Исторические судьбы, уроки и перспективы радикальной экономической реформы (заседание за "круглым столом" Горбачев-Фонда и журнала Вопросы экономики, посвящ. 10-летию перестройки). // Вопросы экономики. №4. Москва, 1995., с. 12.

6Почему сегодня неосуществима программа «500 дней». // «Комсомольская правда», 4 ноября 1990.

7 24 октября 1989 года были приняты поправки к Конституции, позволяющие союзным республикам самим определять свое государственное устройство.

8 Данилов-Данильян В.И. Бегство к рынку: десять лет спустя. МНЭПУ, Москва 2002 // http://www.netda.ru/belka/economy/danilovd/dd11bkr.htm

9 Явлинский Г. Периферийный капитализм. ЭПИцентр. Москва, 2003 г ., с.12-13.

10 Ясин Е. Судьба экономической реформы в России. Вопросы экономики. Москва, 1993 ., с.133.

11 Гурова И. Смена общественной парадигмы как подоплека российских реформ. Проблемы, успехи и трудности переходной экономики (опыт России и Беларуси) // Под ред. М.А. Портного. Изд-во: МОНФ., Москва, 2000 // http://www.auditorium.ru/books/145/gurova.htm

12 Данилов-Данильян В.И. Бегство к рынку: десять лет спустя. МНЭПУ., Москва 2002 // http://www.netda.ru/belka/economy/danilovd/dd11bkr.htm



К 30-летию визита М.С. Горбачева в Тольятти / Выставки / Из фондов архива / Управление по делам архивов / Структура администрации / Власть / Администрация городского округа Тольятти

Визит первых лиц Советского Союза в какую-либо точку страны всегда был неслучаен. Часто он означал либо старт новой политической или идеологической кампании, либо важные перемены, которые должны были произойти в месте визита. Иногда это было начало строительства или пуск в эксплуатацию какого-либо нового промышленного объекта, начало нового экономического эксперимента и т.д. Визит М.С. Горбачева в Куйбышевскую область и Тольятти в апреле 1986 г. имел большое значение не только для нашего города, но и для страны в целом. В ходе визита новый генеральный секретарь КПСС озвучил важные перемены, которые готовила партия в деле управления СССР. Справедливости ради, стоит сказать, что с высоких трибун эти перемены были провозглашены незадолго до визита Горбачева, на XXVII съезде КПСС, состоявшемся в марте 1986 г. По устоявшейся в годы «застоя» традиции, съезд должен был подвести итоги прошедшей одиннадцатой пятилетки и наметить перспективы на двенадцатую, ставшую для советской экономики последней.

          Одиннадцатая пятилетка не принесла серьезных экономических успехов. Наоборот, она показала увеличение отставания от стран Запада, вступивших в «информационную» эру, основанную на широком внедрении персональных компьютеров, промышленных роботов, мелкотоварных высокотехнологичных производств. XXVII съезд фактически признал отставание в новых ключевых отраслях экономики. Чтобы его ликвидировать был принят комплексный план развития советской экономики до 2000 года, который вошел в историю, как программа «ускорения». Программой предполагалось за счет внедрения новых технологий добиться прогресса во всех значимых отраслях советской экономики – от машиностроения до сельского хозяйства – и вывести ее на новый качественный уровень, соответствующий передовым экономикам Запада. Амбициозность программы «ускорения» впечатляла: за 15 предстоящих лет предстояло сделать столько же, сколько за 70 предыдущих, что предполагало напряжение всех сил страны. На съезде было особо отмечено, что успех программы напрямую зависит от того, насколько советские, партийные, профсоюзные организации, трудовые коллективы предприятий сумеют изменить свою работу, проявить в ней творческую инициативу, приспособиться к новым требованиям времени. Так, вместе с «ускорением» было произнесено слово «перестройка» – второе ключевое слово «эпохи Горбачева», давшее название последнему историческому периоду существования СССР.     

          После съезда, опять же по устоявшейся традиции, новый лидер партии должен был рассказать о ее решениях трудящимся. Местом встречи М.С. Горбачева с гражданами стала Куйбышевская область. В Тольятти 8 апреля 1986 года на встрече с трудящимися Волжского автозавода и города генеральный секретарь КПСС впервые широко озвучил ранние идеи перестройки. Тольятти для этого был выбран неслучайно. Молодой промышленный центр с современными предприятиями, значительным в то время научным потенциалом, с многочисленным и молодым рабочим классом, он проектировался и развивался как «образцовый» социалистический город. Тольяттинские заводы, прежде всего, Волжский автомобильный завод, относились к числу крупнейших в своих отраслях. Они часто выступали инициаторами различных экономических и технологических экспериментов, получавших развитие и на других промышленных площадках. Перестройка предполагала масштабные экономические эксперименты, связанные с полным или частичным переводом предприятий на самоокупаемость и самофинансирование, в рамках пока что еще государственного заказа. В какой-то степени это было возвращением к временам новой экономической политики. Но продиктовано оно было не желанием вернуться к «ленинским принципам» управления экономикой и государством, как об этом часто говорилось в то время, а гораздо более прозаичными соображениями. На фоне стагнации экономики в СССР начал уменьшаться приток валюты, что ставило под угрозу планы дальнейшего роста. Перевод предприятий на самоокупаемость давал шанс на развитие наиболее эффективным из них (т.е. рентабельным). К числу таких относился и Волжский автомобильный завод, уровень рентабельности продукции которого, по данным некоторых исследователей, насчитывал сотни процентов. Волжский автозавод уже участвовал в эксперименте по переходу на самоокупаемость и показывал неплохие результаты. Его опыт предполагалось распространить и на другие предприятия. Наконец, весомым фактором для визита генерального секретаря в наш город была известность Тольятти гражданам СССР. Страна знала Тольятти как один из локомотивов индустриального развития. Немаловажным для визита генерального секретаря являлось наличие в городе сильных партийной и комсомольской организаций. В КПСС состояло до 2% взрослых горожан. В то же время оппозиционные настроения в городе почти никак не проявлялись. С точки зрения коммунистических лидеров Тольятти идеально подходил для того, чтобы публично обозначить новые изменения в политике партии и правительства. 

          Общение с трудящимися новый лидер страны, пожалуй, уже традиционно, начал с критики существующего положения дел. Впрочем, вряд ли это делалось только в целях популизма. Экономика и общество второй сверхдержавы мира действительно стагнировали, и все больше рядовых граждан страны понимали это. Горбачев отметил недопустимость многих старых подходов к решению накопившихся проблем. В его публичной речи прозвучало слово, ставшее ключевым для обозначения новой политики – «перестройка». Надо сказать, что сам термин не был изобретением генсека. Термин «перестройка» появился в советских документах рубежа 1920–1930-х гг. для обозначения ряда перемен в управлении народным хозяйством страны при переходе к плановой экономике. Схожий термин можно найти в документах Международного валютного фонда начиная с 1970-х гг., когда после масштабного энергетического кризиса началось реструктурирование экономики развитых стран: сокращение доли тяжелой промышленности при наращивании выпуска потребительских товаров, смещение акцента с показателей промышленного роста на вопросы экологической безопасности, удовлетворение повседневных потребностей граждан за счет увеличения доли сектора услуг и т.д. Примечательно, что М.С. Горбачев неявно, не расставляя соответствующие акценты и не приводя сравнений, во многом озвучивал программу действий, предложенную международными финансовыми структурами странам Запада и принятую правительствами этих стран для исполнения.        

          Положения нового курса нашли отражение в речи М.С. Горбачева перед трудящимися Волжского автозавода. Генеральный секретарь напрямую не критиковал очевидные перекосы в советской экономике, ее, как выражаются современные либералы-монетаристы, «утяжеленность». Однако он обратил внимание на негативное влияние экономических диспропорций. На примере тракторной промышленности, генсек отметил стремление к перепроизводству готовой продукции в целях перевыполнения плана. При этом, он подверг критике невнимание руководителей предприятий к выпуску комплектующих для техники, производство которых давало незначительный прирост плановых показателей. В какой-то степени это была и скрытая критика промышленной политики самого автозавода: автолюбители в СССР неоднократно жаловались на острый дефицит запасных частей к вазовским машинам, доступность которых была резко ограничена. Но открытой критики промышленной политики, проводившейся в стране десятилетиями, еще не прозвучало – это было дело будущего.  

          То, что в сфере экономики произойдут изменения из выступления М.С. Горбачева следовало несомненно. Большое значение новый генеральный секретарь придавал наращиванию выпуска социально значимых товаров, и это не случайно. Традиционно в СССР приоритетной поддержкой государства пользовалась тяжелая промышленность, особенно ее оборонные отрасли. Результатом такой политики стало существенное отставание гражданских отраслей экономики не только от лучших мировых производителей, но даже от увеличивающихся требований внутренних потребителей. Середина 1980-х гг. была отмечена острым дефицитом продовольствия и товаров народного потребления, особенно в провинции. Граждане СССР содержали самую крупную в мире сухопутную армию, но не всегда могли себе позволить поставить на стол мясо или колбасу. Наблюдались перебои в снабжении молоком и маслом. О непродовольственных товарах не приходилось и говорить. Качество потребительских товаров оставалось низким, что неоднократно подчеркивалось на самом высоком уровне.

          М.С. Горбачев в своем выступлении перед трудящимися не обошел эти проблемы стороной. По его мнению, перестройка и ускорение развития экономики должны были в первую очередь сопровождаться повышением качества производимых товаров. Это должно было стать неотъемлемой частью политики ускорения. Он подверг критике действующую систему контроля качества производимых товаров через отделы технического контроля на предприятиях. Вскоре она будет дополнена независимой системой государственной приемки продукции. Начавшаяся кампания борьбы за улучшение качества продукции имела для Волжского автозавода позитивные последствия. М.С. Горбачев призвал заводчан, в рамках программы ускорения, улучшить качество выпускаемых автомобилей, выйдя на уровень лучших мировых производителей и превзойдя их. Несмотря на очевидную несбыточность пожелания, оно оказалось подкреплено рядом важных решений, итогом которых стала поставка автозаводу современного лабораторного оборудования и создание передового научно-технического центра. Так, даже в позднем советском обществе критические замечания и пожелания превращались в конкретные инициативы и проекты. Другим объектом критики в речи стала неповоротливость действовавшей плановой модели управления государством, ее резистентность к экономическим инновациям, что очень хорошо понимали на автозаводе. На нескольких примерах неудавшихся экономических инициатив М.С. Горбачев постарался показать глубину противоречий между стремлением трудовых коллективов улучшить показатели работы и ведомственным подходом управляющих органов, часто приводившим к удушению любой, даже перспективной инициативы. Эта проблема была не нова и хорошо известна гражданам СССР. Со времен хрущевской «оттепели» чиновники-ретрограды, не дававшие хода ценным производственным или экономическим инициативам, стали излюбленным объектом критики у литераторов и журналистов. Однако в большинстве случаев критика не приводила к существенным переменам, что было связано с самой моделью экономики, основанной на сверхцентрализации управления. Даже инициативы, исходившие из самого политбюро коммунистической партии, далеко не всегда претворялись в жизнь, а часто и просто спускались на тормозах, лучшим примером чему стал итог экономической реформы Косыгина.

          Горбачев прекрасно понимал, что и его реформы может ожидать та же судьба. Возможно поэтому главный «архитектор перестройки» не думал ограничиваться отдельными нововведениями. Поэтому в качестве гарантии успеха и необратимости перемен он и силы, поддерживавшие его, планировали масштабные изменения всей социально-экономической системы. «Мы должны придать больше динамизма развития всем сферам жизни советского общества. Имеется в виду и наша экономика, социальная и духовная сфера, и политическая система» – отметил в своей речи генсек. Эти слова, также как и честная критика недостатков советской системы, пробудили у многих надежду на обновление советского общества, постепенное устранение наиболее вопиющих недостатков «реального социализма» брежневского образца, на возврат к «ленинским» идеям построения справедливого динамично развивающегося общества. Разумеется, те, кто слушали выступление М.С. Горбачева, да и он сам, вряд ли представляли себе в апреле 1986 года, чем уже через пять лет обернется попытка масштабного и ускоренного реформирования столь сложной социально-экономической системы, как Советский Союз. Речь Горбачева перед трудящимся Волжского автозавода стала речью надежды на перемены к лучшему.

          Документы выставки, прежде всего, призваны дать характеристику социально-экономическому положению Тольятти и Волжского автозавода в середине 1980-х годов, а также изменениям в политике коммунистической партии, пришедшимся на этот период. Акцент сделан на публикации докладов и статей лиц, непосредственной отвечавших за развитие страны, города и автозавода.

 

Янчарук Д.В., к.и.н., ведущий специалист Управления по делам архивов.          

Стратегия-2010: планы и результаты | Новости

Еще до внесения в правительство из официального текста Стратегии был изъят один из ключевых разделов, касающийся реформы государства. Раздел был детально проработан, но сохранился только в экспертном варианте. Тем не менее он реализовывался наряду с другими разделами.

Строго говоря, официально проект Стратегии так и не был утвержден правительством. Летом 2000 года прошло лишь его предварительное рассмотрение, завершившееся одобрением проекта «в целом». Предполагалось, что его официальное утверждение произойдет после всесторонней доработки. Однако работа над проектом приостановилась и не была доведена до логического завершения.

Оценка реализации Стратегии велась по двум направлениям. Первое — по выполнению конкретных мер. Каждая мера оценивалась с точки зрения того, реализована она или нет, и если да, то в какой степени.

Меры, предусмотренные Стратегией, были реализованы примерно на 36% (таблица I). Раздел «Реформа власти», а также самый большой по числу мер раздел «Модернизация экономики» продвигались лучше всего. Раздел «Реформа социальной сферы» реализован на уровне ниже среднего.


Уровень реализации мер внутри разделов оказался гораздо менее ровным. Например, в разделе модернизации экономики неплохо продвигались дела в бюджетной политике, в реформировании налоговой системы, в развитии финансовых рынков. Но весьма неважно — в сфере рынков земли и недвижимости, таможенной политики и в сфере инновационной экономики.

В сфере естественных монополий реформы тоже шли далеко не единым фронтом. Реформа электроэнергетики в целом была реализована в соответствии с положениями Стратегии. Реформа железнодорожной отрасли реализована примерно наполовину. В газовой отрасли не было сделано почти ничего.

Другой пример незавершенных реформ — совершенствование таможенной политики. Поначалу, в соответствии с замыслом Стратегии, были предприняты энергичные усилия по корректировке таможенного тарифа и совершенствованию таможенного администрирования. Но в середине десятилетия работы в сфере таможенного администрирования замедлились, а по отдельным аспектам вернулись в исходное положение. В результате Россия занимает одно из последних мест в мире по эффективности экспортно-импортных операций и таможенного администрирования.

В социальной сфере дальше всего продвинулись реформы образования и пенсионного страхования. Хуже обстояли дела в здравоохранении и оказании социальной помощи.

В реформе власти оказался наибольший разброс результатов. С одной стороны, в области федеративных отношений и местного самоуправления первоначальный перечень мер был реализован почти полностью. Это не означает, что результаты реформы соответствовали ожиданиям, но почти все меры были реализованы на практике. Минимален оказался прогресс во всем, что касается правоохранительной деятельности. По сути дела, эта повестка почти полностью переносится на следующее десятилетие реформ.

Мы также провели анализ достижения целей, обозначенных в Стратегии. Из десяти стратегических целей были достигнуты только три (см. Рисунок I, степень достижения обозначена красным цветом). За 10 лет резко вырос уровень жизни населения и снизилась бедность, был удвоен ВВП и обеспечена платежеспособность государства. Последняя цель в некотором смысле была даже перевыполнена, поскольку в момент разработки Стратегии–2010 никто не мог ожидать столь быстрого сокращения уровня государственного долга, появления столь значительных бюджетных профицитов и создания внушительных резервных фондов. Возможно, после изнурительного десятилетнего кризиса 1990-х именно эти цели оказались наиболее значимыми в краткосрочном плане.


К сожалению, по большинству других целей, не менее значимых для успешного долгосрочного развития, прогресс был весьма ограничен, если вообще имел место. Не произошло значимых прогрессивных сдвигов в структуре экономики, отсутствует безусловное исполнение законов. О реальном достижении поставленных целей свидетельствует и то, что лозунг модернизации экономики снова выдвигается в качестве главного долгосрочного приоритета, хотя именно этими словами был назван крупнейший и наиболее успешно выполненный раздел Стратегии-2010.

Почему программа реформ, де-факто принятая на вооружение руководством России, оказалась реализованной лишь на треть? Мы видим три возможных объяснения.

Во-первых, половинчатость мер часто давала несоразмерно худший результат. Классический пример — реформа государственной службы. С самого начала она замышлялась как компромисс между сторонниками традиционного, «государственнического» подхода, предполагавшего сохранение ключевых принципов работы советского госаппарата, и сторонников «сервисного» государства, открытого и ориентированного на удовлетворение потребностей общества. Мероприятия программы реформирования государственной службы, подготовленной в рамках компромисса, были реализованы примерно наполовину, что является немалым достижением на фоне большинства других реформ. Но, несмотря на огромный объем проделанной работы, ее результаты не отразились на практической деятельности государственных органов.

Во-вторых, некоторые меры попросту не оправдали ожиданий. Например, большие надежды возлагались на конкурсные закупки для государственных нужд. С формальной точки зрения их внедрение проходило достаточно успешно. Но исследования показывают, что существенных изменений к лучшему в плане эффективности госзакупок не произошло. Аналогичная ситуация сложилась с переходом федеральных органов власти на трехуровневую систему управления. На перестройку были затрачены огромные усилия центрального аппарата федеральных органов исполнительной власти. Но практически ничего в работе системы государственного управления не изменилось в лучшую сторону.

В-третьих, цели, которые были провозглашены в Стратегии-2010, не во всем соответствовали реальным приоритетам общества и государства. Типичный пример — интеграция в мировую экономику. Эта цель была провозглашена. Но, будем откровенны, на протяжении всего прошедшего десятилетия ни для российского общества, ни для федеральных властей эта цель настоящим приоритетом не являлась. В плане реализации мер по присоединению к ВТО был проделан огромный объем работы, но к ВТО присоединиться так и не удалось, а вклад России в мировую торговлю ограничивается главным образом экспортом сырья и продуктов его переработки.

Михаил Дмитриев — президент ЦСР
Алексей Юртаев — руководитель группы проектов ЦСР

Экономическая реформа и процесс глобальной интеграции в JSTOR

Информация журнала

«Записки Брукингса по экономической деятельности» содержат статьи, отчеты и основные моменты обсуждений с конференций Группы Брукингса по экономической деятельности. Экспертиза группы сосредоточена на «живых» проблемах экономической деятельности, которые стоят перед лицом, определяющим государственную политику, и исполнительной властью в частном секторе. Особое внимание уделяется недавним и текущим экономическим событиям, которые имеют прямое отношение к современной ситуации или особенно сложны, поскольку они расширяют наше понимание экономической теории или предыдущих эмпирических результатов.Такие вопросы обычно являются количественными, а результаты исследований часто статистическими. Тем не менее, во всех статьях и отчетах рассуждения и выводы изложены в форме, понятной для заинтересованного, информированного неспециалиста, а также полезной для специалиста по макроэкономике. Короче говоря, статьи преследуют несколько целей: тщательный и проницательный профессиональный анализ, своевременность и актуальность для текущих проблем, а также ясное изложение.

Информация об издателе

Институт Брукингса - независимая беспартийная организация, посвященная на исследования, анализ, образование и публикации, посвященные вопросам государственной политики в области экономики, внешней политики и государственного управления.Цель учреждения деятельности заключается в улучшении работы американских институтов и качества государственной политики с помощью социальных наук для анализа возникающих проблем и предложения практические подходы к этим вопросам в языке, ориентированном на широкую публику. В своих конференциях, публикациях и других мероприятиях Брукингс выступает в роли мост между наукой и политикой, приносящий новые знания в внимание лиц, принимающих решения, и предоставление ученым большего понимания общественности вопросы политики.Деятельность института осуществляется в рамках трех исследовательских программы (экономические исследования, исследования внешней политики и государственные исследования), а также через Центр просвещения в области государственной политики и Брукингс Institution Press.

Экономика Китая нуждается в институциональной реформе, а не в углублении дополнительного капитала

В июне 2020 года группа из шести экономистов Всемирного банка выпустила очень интересный доклад под названием «Замедление производительности труда в Китае и потенциал будущего роста», в котором они объясняют, почему рост производительности труда в Китае снизился. так заметно за последние несколько лет.Авторы утверждают, что рост совокупной факторной производительности (СФП) Китая составлял от 3,1 до 3,5 процента в 1980-х и 1990-х годах, после чего он начал падать. Далее они говорят:

Совокупный рост СФП замедлился с 2,8 процента за 10 лет до мирового финансового кризиса до 0,7 процента в 2009–2018 годах. В 2017 году появились признаки повышения производительности труда и роста СФП, но оба показателя остаются значительно ниже докризисных уровней. Хотя более слабый рост производительности в Китае совпал с недавним снижением темпов роста мировой производительности и, вероятно, им повлиял, замедление в Китае было более резким.

В документе представлены некоторые очень полезные подробности о снижающемся росте производительности труда в Китае, в том числе различия по периодам времени и по регионам, а также предлагается, как сдвиги в секторах могли повлиять на изменения в производительности. Среди прочего, в документе рекомендуются меры по ускорению перехода китайской экономики от менее производительных секторов; в нем утверждается, и, на мой взгляд, правильно, что «укрепление рыночных институтов для эффективного управления несостоятельностью, реструктуризацией фирм и банкротством может ускорить рост производительности.”

Эти рекомендации почти наверняка хорошие, хотя и немного общие (профессиональная опасность согласно документам Всемирного банка), и этот документ стоит прочитать тем, кто заинтересован в понимании проблем китайской экономики. Но у меня есть две большие «системные» проблемы с подходом, используемым в этой статье - и во многих, если не в большинстве, аналогичных научных статьях, связанных с Китаем. Другими словами, моя критика не относится конкретно к этой статье, а является ответом на общий подход, который, кажется, доминирует в академическом анализе китайской экономики.

Авторы Всемирного банка предполагают, что общие уровни экономического роста и роста производительности Китая будут продолжать приближаться к уровням Запада, пока страна продолжает привлекать капитал и обеспечивать передачу технологий. Но есть веские причины полагать, что таких шагов будет недостаточно, чтобы экономика Китая сравнялась с экономикой Запада в расчете на душу населения.

Опасности измерения ВВП (и производительности) Китая

Моя первая проблема - измерить рост производительности.Авторы используют стандартную производственную функцию Кобба-Дугласа, в которой выпуск является функцией капитала, труда и СФП, для разложения компонентов выпуска на одного работника. Это, конечно, требует измерения выпуска, для которого авторы используют данные о реальном ВВП, предоставленные Национальным статистическим бюро Китая. Данные о ВВП - это стандартная мера экономического производства, которую экономисты используют для большинства стран, поэтому это довольно распространенный подход к измерению производительности. Но, конечно, он неявно предполагает, что рост ВВП в Китае является таким же показателем реального создания стоимости в экономике, как и в любой другой стране.

Вот в чем проблема. Большинство экономистов согласны с тем, что Китай значительно больше страдает от непроизводительных инвестиций, чем другие страны, и, поскольку эти инвестиции не списываются до такой степени, что плохие инвестиции регистрируются в других странах, из этого следует, что данные по ВВП Китая несопоставимы с данными других стран. страны. Иными словами, хотя рост ВВП в Китае является мерой роста экономической активности, как и в большинстве стран, взаимосвязь между экономической активностью и созданием стоимости в Китае не такая, как в большинстве других стран.Это означает, что рост ВВП не может использоваться в качестве значимого показателя объема производства по отношению к Китаю.

Обратите внимание, я не просто говорю, что ВВП не является идеальным показателем создания стоимости в Китае. Это не идеальный показатель для любой точки мира, но, если он имеет некоторую последовательную и беспристрастную связь с объемом производства, темпы роста ВВП, тем не менее, могут быть полезны для сравнения эволюции «реальной» экономики страны во времени и для сравнения производительность различных экономик.

Проблема в Китае совсем другая. Тот факт, что значительная и растущая доля экономической деятельности в стране состоит из непродуктивных инвестиций, которые неправильно записаны, означает две вещи. Во-первых, взаимосвязь между ростом ВВП Китая и ростом реальной экономики непостоянна. Во-вторых, рост ВВП Китая несопоставим с показателями других стран. Те, у кого есть опыт бухгалтерского учета, сказали бы, что то, что в других странах было бы , отнесенным на расходы, на самом деле капитализировано в Китае: этот подход обязательно должен привести к более быстрому росту и более высокой стоимости активов на бумаге в Китае по сравнению с базовой стоимостью экономической сами мероприятия.В частности, рост ВВП в Китае будет завышать относительный рост производства в течение многих лет, пока, в основном, страна не достигнет своих долговых ограничений, после чего рост ВВП будет заниженным, в основном потому, что такой же объем «реального» роста будет измеряться относительно искусственно завышенное основание.

Я много раз обсуждал в другом месте, почему использование роста ВВП в качестве входных данных системы в Китае - в отличие от того, что он является измеряемым выходом почти везде в других странах - делает невозможным сравнение ВВП Китая с ВВП других стран (например, см. Здесь и здесь), но самый простой способ объяснить этот момент - провести простой мысленный эксперимент.Представьте себе, что есть две страны, такие как Китай, с одинаковой экономикой: одни и те же люди делают одни и те же дела, используя одни и те же ресурсы. Единственное отличие состоит в том, что в первой стране непроизводительные инвестиции записываются более или менее в соответствии с другими странами, тогда как во второй стране непроизводственные инвестиции не записываются. С точки зрения бухгалтерского учета, стоимость списания актива рассматривается как расходы в первой стране (так что это снижает прибыль бизнеса, что, в свою очередь, снижает компонент добавленной стоимости в расчете ВВП), тогда как они рассматриваются как капитальные вложения В секунду.

Из-за капитализации расходов во второй стране, пока объем непроизводительных инвестиций не является тривиальным, первая страна будет иметь более низкие темпы роста ВВП и меньшее богатство, чем вторая, и по этой причине рост производительности труда тоже будет ниже - на бумаге. Это верно даже при том, что, помните, мы определили реальную экономическую деятельность этих двух стран как идентичную. Излишне говорить, что экономисты, искренне желающие понять основные экономические показатели страны, то есть ее способность создавать богатство, предпочли бы использовать данные из первой страны для своего анализа и отвергали бы данные из второй как относительно бесполезные. , если у них не было точного способа внести необходимые корректировки.

Представление о том, что Китай эффективно капитализирует расходы, вовсе не вызывает сомнений. Большинство экономистов согласятся с тем, что чрезмерные инвестиции в Китай представляют собой серьезную проблему, и, если их надавить, они признают, что это похоже на вторую из двух стран, описанных выше, а не на первую. Но они также укажут, что нет способа исправить данные с какой-либо точностью. Удивительно, но это заставляет их игнорировать проблему. Как объяснил один из них шесть лет назад:

Если экономисты начнут пытаться вычесть предполагаемые неэффективные инвестиции из ВВП, тогда оценки ВВП будут сильно отличаться от экономистов к экономистам, в зависимости от того, насколько велик каждый из них считает пузырь.. . Если мы сделаем то, что рекомендует Петтис, и вычтем наши субъективные оценки процента будущего неиспользуемого жилья от ВВП, то мы с вами получим два разных показателя ВВП!

Несогласие по данным, по-видимому, намного хуже, чем согласие по данным, которые просто неверны. В той степени, в которой экономика - это в основном академическая дисциплина, это нормально, потому что в социальных науках ошибаться гораздо меньше, чем неточность.

Однако для тех, кто хочет понять, что происходит в Китае, я бы сказал, что это огромная проблема.Не признавая очень серьезных системных предубеждений во временных рядах данных, мы должны относиться к значению наших выводов гораздо более скептически, чем большинство экономистов, похоже, готовы признать. Если мы включим большие объемы непродуктивной деятельности в нашу меру «продуктивности», по крайней мере, значение этого слова будет практически бессмысленным.

Дело в том, что в течение многих лет, когда большая часть китайских инвестиций была продуктивной и быстро росла, показатели производительности, основанные на данных о ВВП страны, были значимыми, и эти меры представляли «реальность» довольно последовательным, беспристрастным и сопоставимым образом.Если они не были «правильными» в фундаментальном смысле, они были не меньше, чем в других странах, но поскольку их неудачи были последовательными и беспристрастными, первая и вторая производные были значимыми, полезными для сравнения (с течением времени или с другими странами) , и достаточно точно.

Но как только Китай начал систематически неправильно распределять большие объемы инвестиций, и по мере того, как сумма нерационального использования росла как доля роста ВВП (как я объясняю здесь), связь между ВВП и «реальностью» стала разрозненной, причем разрыв со временем увеличивался. , и в этом случае первая и вторая производные (например, рост ВВП и производительность на душу населения) больше не являются значимыми измерениями.

Подводные камни прогнозирования экономической конвергенции

Моя вторая «системная» проблема с подходом, использованным в документе Всемирного банка (и многих других подобных документах), заключается в том, что авторы утверждают следующее:

С точки зрения международной конвергенции потенциал роста Китая остается значительным. Поскольку доход на душу населения и производительность по-прежнему намного ниже, чем в развитых странах, есть значительные возможности для догоняющего роста за счет увеличения капитала (хотя и критически важного в частном секторе), накопления человеческого капитала и улучшения СФП.. .

Даже после четырех десятилетий 10-процентного роста в год потенциал роста Китая остается высоким. Доход на душу населения в Китае составляет менее четверти среднего показателя по стране с высоким уровнем дохода по рыночным обменным курсам и менее трети по ППС. Несмотря на достижения в таких секторах, как электронная коммерция, финансовые технологии, высокоскоростные поезда, возобновляемые источники энергии и электромобили, Китай в целом остается далеким от мировых технологических рубежей. СФП менее чем вдвое меньше, чем в Соединенных Штатах, и отстает от уровней СФП в ряде стран со средним уровнем дохода.Следовательно, у Китая есть возможности догнать мировых лидеров за счет передачи технологий и передовых методов управления.

Здесь подразумевается, что развитие частично является функцией дополнительных инвестиций на душу населения: страна всегда растет по мере приближения к границе капитала, установленной Соединенными Штатами. Согласно этому предположению, бедные страны более бедны, чем богатые, главным образом потому, что у них нет таких уровней технологий и капитала, как в богатых странах.По мере того, как они продолжают увеличивать объем капитальных вложений, их производительность будет расти до тех пор, пока их доходы не сравняются с доходами богатых стран.

Если бы это предположение было действительно верным, экономическая конвергенция была бы гораздо более очевидным историческим фактом, чем кажется. На самом деле конвергенция настолько редка, что практически отсутствует. Я бы сказал, что на самом деле было только четыре случая, когда очень неразвитая экономика достигла статуса развитой экономики, и в каждом случае это происходило по очень особым причинам, которые не могут быть легко воспроизведены путем увеличения капитала.Два из них - Сингапур и Гонконг - представляют собой крошечные торговые точки, которые разбогатели, используя огромную финансовую и торговую эффективность. Две другие - Южная Корея и Тайвань - также являются очень маленькими странами, которые извлекли выгоду из своей ключевой политической роли во время холодной войны.

Это не означает, что больше инвестиций не ведет к большему богатству. В одних условиях он работает, а в других - нет. Вместо того, чтобы просто предполагать, что это либо всегда работает, либо никогда не работает, я думаю, что гораздо полезнее рассмотреть основные условия, при которых увеличение инвестиций увеличивает производительность и благосостояние, а также условия, при которых это не работает.Я уже обсуждал это раньше (например, здесь), но для упрощения предлагаю начать с различия между странами, уровень инвестиций которых намного ниже их способности продуктивно поглощать инвестиции, и странами, уровень инвестиций которых не соответствует.

Ключевое предположение здесь заключается в том, что верхний предел производственной мощности экономики, который мы можем рассматривать как ее способность использовать производительные преимущества труда, капитала, технологий и других ресурсов, не является одинаковым для всех стран.Напротив, это зависит от набора формальных и неформальных институтов (политических, юридических, финансовых, налоговых, социальных и образовательных), которые регулируют экономическое поведение.

Приведем лишь один гипотетический пример. Другими словами, Канада не богаче Боливии, потому что у канадцев больше золота, нефти, компьютеров, мостов или аэропортов, а, скорее, из-за сложной совокупности учреждений, которые позволяют канадским рабочим и предприятиям работать на гораздо более высоких уровнях создания экономической стоимости. Возьмите относительно образованную боливийку и отвезите ее в Канаду, и как только вы устраните языковые ограничения, дискриминацию и социальное соответствие, ее производительность быстро вырастет до канадского уровня.

Это связано с тем, что количество капитала и технологий, которые средний человек в Канаде может продуктивно освоить, намного выше, чем те, которые может поглотить средний человек в Боливии. Почти каждый согласился бы с этим, но не, очевидно, с очевидным выводом, на который он указывает: увеличения капиталовложений недостаточно, чтобы довести Боливию до канадских уровней благосостояния и производительности без полной трансформации формальных и неформальных институтов, которые удерживали боливийцев назад.Итак, насколько углубление капитала приемлемо для Боливии без этой трансформации? Достаточно, чтобы «догнать» не Канаду, а, скорее, любой соответствующий уровень капитала и технологий, учитывая ее особый набор формальных и неформальных экономических институтов. Канада могла бы получить экономическую выгоду, например, от высокоразвитых транспортных средств и средств связи, которые в Боливии были бы потрачены впустую.

Я буду называть этот уровень капитала и технологий уровнем Хиршмана, потому что Альберт Хиршман блестяще и подробно писал об этом процессе.Другими словами, увеличение капитала вызовет дальнейший реальный рост в Боливии до тех пор, пока страна находится ниже своего уровня инвестиций Хиршмана, но как только он достигнет этого уровня, дальнейшее развитие будет происходить не за счет увеличения капитала, а скорее за счет институциональной реформы.

Рассмотрим европейские страны после 1918 года или Европу и Японию после 1945 года. Это были высокоразвитые страны, которые были опустошены войной и брошены в нищету, но, поскольку их институты оставались в значительной степени нетронутыми, они, тем не менее, могли чрезвычайно быстро расти после войн, в основном как функция быстрого увеличения инвестиций.Другими словами, у них был очень высокий уровень Хиршмана, хотя после войны их основной капитал был уничтожен до уровня, намного ниже их уровня Хиршмана. Но после многих лет впечатляющего роста, обусловленного увеличением капитала (в значительной степени восстанавливая инфраструктуру и производственные мощности, которые были разрушены войной), каждая из этих стран снова достигла этой точки, после чего темпы их роста резко замедлились. Их фактический уровень инвестиций «догнал» не границу капитала, установленную Соединенными Штатами, а, скорее, уровень Хиршмана, соответствующий их собственным внутренним институтам.

То же самое и в Китае. Когда в конце 1970-х годов началась эра реформ, страна вышла из пяти десятилетий антияпонской войны, гражданской войны и маоизма, из-за которых в нее было ужасно мало инвестиций - по сравнению не с границами столицы, установленными Соединенными Штатами, а скорее, более значимо, до уровня инвестиций Хиршмана, которые его собственные институты позволяли продуктивно поглощать. Китай был образованной и высокоорганизованной экономикой с крайне отсталой инфраструктурой и крайне ограниченными производственными мощностями, поэтому, как и в европейских странах, разоренных войной, уровень его инвестиций был очень низким по сравнению с верхними пределами, установленными его институциональным развитием.

Что на самом деле нужно экономике Китая

В случае Китая самым быстрым способом развития в 1980-х и 1990-х годах было как можно более быстрое увеличение капиталовложений. Но с учетом самых высоких темпов роста инвестиций в истории, достижение их собственного уровня Хиршмана всегда было лишь вопросом времени, после чего дальнейшее быстрое развитие могло заключаться только в проведении необходимых институциональных реформ, которые позволили китайским рабочим и предприятиям для продуктивного освоения более высоких уровней инвестиций.Тот факт, что окупаемость капитала - как очень наглядно демонстрирует исследование Всемирного банка - сильно различается от провинции к провинции, хотя Пекин годами рассчитывал на конвергенцию, должен показать, что для развития нужно гораздо больше, чем просто наведение мостов или приобретение технологий. Эти различия в доходности капитала от провинции к провинции также показывают, что, вероятно, для такой большой страны, как Китай, существует не один уровень Хиршмана, а несколько таких уровней в зависимости от специфического набора институтов, управляющих различными регионами и провинциями.

Дальнейшее отставание в экономическом отношении не увеличивает вероятность наверстать упущенное, за исключением особых случаев, обычно в тех случаях, когда по историческим причинам (например, война, революция, политические обстоятельства или некомпетентность) уровень инвестиций страны намного ниже ее уровня. Уровень Хиршмана, который сам определяется уровнем развития институтов страны. Так называемая ловушка среднего дохода, на мой взгляд, является признанием этого факта. Авторы доклада Всемирного банка вместо этого пишут, что «Китай в среднем остается довольно далеким от границ мировых технологий и, таким образом, имеет значительный остающийся потенциал для догоняющего роста», поэтому они рекомендуют «использовать более передовые технологии и управленческие навыки. из стран с высоким уровнем доходов, а также повышение эффективности распределения ресурсов.«За исключением того, что фраза« повышение эффективности распределения ресурсов »несет чрезвычайно большую нагрузку, я думаю, что это, вероятно, неправильный подход и приведет в основном к еще большему нерациональному распределению инвестиций в стране.

Что действительно нужно Китаю, так это трансформация его институтов в направлении, которое, по мнению некоторых, сильно отличается от того, в котором он идет в настоящее время.

Помимо этого блога, я пишу ежемесячный информационный бюллетень, освещающий некоторые из тех же тем.Те, кто хочет получать бесплатные подписки на информационный бюллетень, должны написать мне на [email protected], указав свою принадлежность. Twitter: @michaelxpettis

Рост производительности и экономическая политика в Австралии - Парламент Австралии


Исследование 19 1996-97

Доктор Глен Отто


(Консультант)
Группа экономики, торговли и производственных отношений
30 июня 1997 г.

Д-р Гленн Отто - старший преподаватель Школы экономики в Университет Нового Южного Уэльса.Имеет ученые степени Университет Квинсленда, Австралийский национальный университет и Королевский университет в Канаде. Его исследовательские интересы и публикации варьируются по таким областям, как деловые циклы, текущий счет, производительность, экономическая роль государственного капитала, и прикладная эконометрика.

Содержание

Обзор основных проблем

Вопросы и проблемы, возникающие при измерениях роста производительности

Стандартные показатели производительности

Уровень производительности и жизни

Рост производительности труда в Австралии

Оценки по экономике
Отраслевые оценки

Производительность в Австралии относительно OECD

Детерминанты производительности Рост

Повышение производительности
Инвестиции в физический капитал
Инвестиции в исследования и разработки
Инвестиции в человеческий капитал
Прочие факторы

Микроэкономическая реформа и производительность Рост

Выводы

Примечания

Список литературы

Обзор основных проблем

Широко признано, что повышение производительности фундаментальная причина долгосрочного улучшения стандартов страны жизни.

Двумя наиболее широко используемыми показателями производительности являются труд продуктивность и многофакторность. Последнее относится к мера производительности, которая пытается учесть все затраты в производственный процесс, а не только на рабочую силу. Хотя у обоих есть свои использования, многофакторная производительность обычно является лучшим показателем технологический уровень экономики. Таким образом, темпы роста многофакторности производительность является показателем лежащих в основе технологических прогресс в экономике.

Так как многофакторная производительность получается как остаточная, т.е. это изменение выпуска, которое остается после учета вклад всех факторов производства, это может быть серьезно зависит от погрешности измерения. В частности, краткосрочные движения в многофакторной производительности часто связаны с состоянием деловой цикл, а не отражает изменения в технологиях. Как как следствие, долгосрочные тенденции в многофакторной производительности как правило, лучший справочник по основному техническому прогрессу.

Одно известное направление экономического моделирования (модель Суона-Солоу экономического роста) предполагает, что рост производительности фундаментальный источник долгосрочного роста доходов на душу населения. В отсутствие роста производительности долгосрочные темпы роста доход на душу населения упадет до нуля. В этом анализе увеличение в норме сбережений (и / или инвестиций) страны даст только временное увеличение скорости его роста.

С точки зрения политики, важное ограничение таких Анализ состоит в том, что рост производительности является «экзогенным», т.е.е. в экономические силы, определяющие темпы роста производительности, осталось без объяснения причин. Последние достижения в теории роста попытался определить конкретные факторы, определяющие ставку роста производительности в экономике.

Оценки роста производительности в Австралии за последние тридцать лет предполагают две основные тенденции:

  • Тенденция роста производительности труда в 80-е годы была ниже. чем в 1960-е гг. Это особенно очевидно в измерениях производительность труда.
  • Средний темп роста производительности в Австралии составил как правило, медленнее, чем в других странах ОЭСР, особенно в течение 1980-х гг.

Выявление основных детерминант роста производительности не является простой. Хотя большое количество возможных влияний были предложены точные экономические механизмы, с помощью которых многие из кандидаты фактически влияют на темпы роста производительности труда четко не указано. По сути, требуется понимание стимулов, которые существуют для производства знания и идеи (как теоретические, так и прикладные своего рода).

Учитывая природу знания, выгоды для общества от его производство, например посредством исследований и разработок (НИОКР) или образование, может превышать выгоды, полученные фирмой или человек, который его действительно производит. Как следствие, производство знаний может быть неоптимальным, если его оставить полностью рыночным силам. Таким образом, может быть роль правительства субсидировать инвестиции в НИОКР, образование и обучение. В той мере, в какой темп роста технологий зависит от количества ресурсов, выделяемых на знания производства, государственная политика может повлиять на долгосрочные темпы роста экономики.

Некоторые из основных факторов, которые могут повлиять на производительность рост включает в себя степень, в которой у страны есть возможности для перенимать передовые технологии из других стран, уровень инвестиции в определенные виды физического капитала (например, завод и оборудования и основной общественной инфраструктуры), количество ресурсы, посвященные исследованиям и разработкам, уровень человеческого капитал рабочей силы, макроэкономическая среда и характер социальных и экономических институтов, которые страна обладает.

За последние три десятилетия инвестиции Австралии в физический капитал имеет тенденцию превышать средний показатель по ОЭСР. Однако это частично отражает наши темпы роста населения выше среднего и наши относительно низкий уровень капиталоемкости. Это с точки зрения его влияние на производительность, появляется форма инвестиционных затрат иметь такое же значение, как и совокупный уровень. Некоторые недавние эмпирические исследования показывают, что инвестиции в машины и оборудование и в некоторых типах общественной инфраструктуры (например,грамм. транспорт и коммуникационные системы) могут иметь очень высокую отдачу по сравнению с другие виды инвестиций.

Общие расходы Австралии на НИОКР, как правило, ниже в среднем по ОЭСР. Это частично отражает относительно низкие уровни инвестиции частного сектора в исследования и разработки в Австралии. В частности, Существует мнение, что показатели австралийского бизнеса в коммерческое применение фундаментальных исследований было плохим. Это объясняется рядом факторов, в том числе ролью защита в снижении конкурентного давления на отечественную промышленность, отсутствие адекватных управленческих навыков, неадекватный обмен информация между базовыми исследователями и промышленностью и отсутствие венчурный капитал для финансирования инновационных идей и компаний.

Микроэкономическая реформа - одно из средств, с помощью которых экономические институты в Австралии меняются. Целью микроэкономической реформы является уменьшить ненужные ограничения на торговлю (как внутреннюю, так и международный) и разрешить выделение ресурсов в Экономика Австралии лучше отражает результаты рынков.

Был проведен ряд исследований, предполагающих микроэкономические реформа принесет значительные выгоды австралийскому экономия.Один из ожидаемых положительных эффектов от процесса микроэкономической реформы улучшение Производительность Австралии.

Хотя на основе экономической теории разумно ожидать микроэкономическая реформа положительно повлияет на уровень производительности в Австралии (например, из-за последствия усиления конкурентного давления), будут ли изменения связанных с микроэкономической реформой, может привести к постоянному увеличение темп роста производительности намного больше неуверенный.Конечно, точно определить сложно. экономические механизмы, благодаря которым постоянный рост произойдет рост производительности. Это отражает мнение экономистов неуверенность в том, каковы основные причины технологический прогресс.

Вопросы и проблемы, возникающие в Измерение роста производительности

Производительность определяется как отношение индекса выпуска продукции к указатель входов. В простейшем случае, когда есть только один вывод (e.грамм. количество произведенных автомобилей) и только один ввод (например, часов труда) производительность будет измеряться как количество машин произведено за час труда. В этом случае у нас будет мера производительности труда. Когда два или более входа (или выходы) вовлечены в производственный процесс, необходимо построить индекс всех выходов и индекс всех ресурсы, задействованные в производственном процессе. (1)

Повышение производительности происходит, если:

  • повышенный уровень выпуска может быть произведен для данного уровня входов, или
  • для получения заданного объем выпуска.(2)

В идеале уровень производительности является мерой текущего состояние технологий и изменения в производительности отражают лежащие в основе технологические изменения в экономике. (3) Уровень или состояние технологий - известные в настоящее время (лучшие) методы преобразование ресурсов страны (т.е. труда, капитала, земли и полезные ископаемые) в те товары и услуги, которые необходимы экономике. (4) На практике существующие показатели производительности могут зависеть от многие факторы, помимо изменений в технологии (см. ниже), и это может затруднить интерпретацию краткосрочных колебаний этих меры.

Кажется достаточно очевидным, что улучшения в производительность, которая отражает лежащий в основе технологический прогресс, желательные явления, поскольку они позволяют продавать больше товаров и услуг. производится (и потребляется) из пугающих ресурсов определенного уровня. Хотя технологические изменения могут иметь неблагоприятные последствия для экономики благосостояние некоторых людей и групп в краткосрочной перспективе, в течение долгосрочный рост технологий - фундаментальный источник повышение уровня жизни в стране.(5)

Полезно проводить различие между абсолютными уровень производительности в определенный момент времени и темп роста производительности с течением времени. Например, Страна А может иметь высокий уровень производительности и иметь возможность производить 20 автомобилей в час по сравнению со страной B, где только 10 автомобилей в час. час может быть произведен. Ясно, что страна А более продуктивна, чем Страна B. Однако, если в стране B темпы роста выше, продуктивность страны A, а затем с течением времени уровень страны B производительность будет стремиться приблизиться (или догнать) страны А продуктивность.Чем больше разница между темпами роста Чем выше производительность A и B, тем быстрее скорость сходимости. Из-за компаундирования небольшие различия в темпах роста производительность может иметь значительные последствия. Например, с темпы роста производительности 1,5 процента в год в Австралии абсолютный уровень производительности (и, соответственно, наш стандарт live) для удвоения требуется около 50 лет. Если средняя производительность рост может быть увеличен всего на полпроцента (до 2.0 процентов на год), то уровень жизни удвоится всего за 36 лет. Такой расчеты очень ясно показывают важность возможности определить ключевые факторы, влияющие на производительность рост.

Стандартные меры Производительность

Существует ряд широко используемых показателей производительности. В Самый простой подход - вычислить однофакторную меру продуктивность. Однако концептуально лучший подход - вычислить многофакторный показатель производительности.

Однофакторные меры производительности сосредоточены на производительности разового ввода в производство. Принято считать, что выпуск продукции (фирмой, отраслью или экономикой) зависит от двух затраты, труд и капитал. (Здесь «капитал» означает физический капитальные вложения в производство, такие как фабрики, офисы, инструменты оборудование и т. д.) В этом случае можно использовать две однофакторные меры. можно определить: производительность труда и производительность капитала.

Производительность труда определяется как выпуск продукции (Y) на одного работника или за рабочий час (L). Рассчитывается как (Y / L). Рост в производительность труда рассчитывается как процентное изменение в (г / л) со временем.

Производительность капитала определяется как выпуск (Y) на единицу заглавная (K). Рассчитывается как (Y / K). Рост капитала производительность рассчитывается как процентное изменение (Y / K) по сравнению с время.

Когда труд и капитал рассматриваются как единственные факторы производство, затем стандартный показатель добавленной стоимости выпуска, такой как Валовой внутренний продукт (ВВП) в постоянных ценах является подходящим мера (Y) для использования при расчете труда или капитала продуктивность.Однако, если есть интерес к расчету производительность промежуточного ввода, такого как сырье или энергии, то выпуск следует измерять как валовой выпуск. (6)

Одним из преимуществ однофакторных показателей производительности является то, что их относительно просто вычислить, и данные требования не особо тяжелые, особенно по рабочей силе продуктивность. Однако в качестве меры технического прогресса они обычно будет дефицитным. Сосредоточившись на одном входе в производственный процесс они игнорируют возможность замены этот ввод для других в ответ на относительные изменения цен.Для Например, одна проблема с производительностью труда заключается в том, что она не учитывать тот факт, что увеличение (Y / L) может быть результатом перейти к более капиталоемкому производственному процессу или повышенное использование энергии, ни то, ни другое не обязательно с лучшими экономическими показателями или отражающими улучшение технология.

Одно из средств контроля эффектов замещения среди входных данных заключается в вычислении многофакторной (или суммарной) производительности.Принцип, лежащий в основе многофакторной производительности (MFP) расчет состоит в том, чтобы разделить результат на комбинацию всех соответствующие входы в производственный процесс. Учитывая Вклад всех факторов производства в объем производства мы находимся, в теория, оставленная с вкладом из-за текущего состояния одни только технологии.

В принципе, улучшение качества труда и капитала входы следует учитывать в единицах измерения (L) и (K).Тем не мение, показатели труда и капитала с поправкой на качество, как правило, не доступны из официальных источников данных, например Австралийское бюро Статистика (ABS), поэтому измерения MFP, основанные на официальных данных, будут имеют тенденцию фиксировать улучшения качества входных данных. Работа по Денисон (1985) для Соединенных Штатов (США) представляет собой одну попытку учитывать повышение качества различных вводимых ресурсов. Пока точное измерение многих экономических переменных затруднено, это в особенности в случае акционерного капитала, который имеет как концептуальные и практические трудности.(8)

Измерение выпуска (Y) затруднительно для сферы услуг поскольку производство во многих сферах услуг также не очень хорошее определены или трудно измерить точно. Таким образом, в финансы, общественные работы, государственное управление и оборона выпуск секторов, как правило, определяется на основе данных о занятости. Для некоторых в таких странах, как Австралия и США, оценка производства составляет исходя из предположения о нулевом росте производительности труда. Другой страны, такие как Швеция и Великобритания (Великобритания), производят различные предположения о росте производительности труда в Сектор обслуживания.Таким образом, для многих расчетов совокупного производительность сектор услуг должен быть исключен. Учитывая тенденция к увеличению доли сектора услуг ВВП, это создает потенциально серьезную проблему для получения точные измерения производительности в масштабах всей экономики.

Наконец, все показатели производительности будут затронуты в краткосрочный период за счет изменения степени использования фактора входы, связанные с бизнес-циклом.Например, рабочая производительность имеет тенденцию к снижению по мере того, как экономика входит в рецессию. Обычное объяснение падения состоит в том, что, хотя спрос на их продукт упал, фирмы держатся (или накапливают) квалифицированных рабочих, увольнение и повторный найм которых может быть дорогостоящим во время этап восстановления делового цикла. Аналогично, когда спрос повышается, что недоиспользованные рабочие будут работать усерднее, поэтому измеряемая производительность труда имеет тенденцию к резкому росту по мере того, как экономика восстанавливается.Основным следствием этого является то, что из года в год изменения в производительности могут быть трудными для интерпретации и не обязательно отражают основные изменения в технологии.

По данным Австралийского статистического бюро (1996 г., Каталожный № 5234.0, стр. 6), «Практически ...; (МФУ) в значительной степени мера эффекта от улучшения качества ...; входы и как они используются. Включает технический прогресс, улучшения в рабочей силе, улучшения в практике управления, экономики масштаба и т. д.'Кроме того, можно было бы также включить качество инфраструктура, сила прав собственности и культурные отношения. (9)

Производительность и жизнь Стандарты

Широко используемым показателем уровня жизни в стране является доход (или выпуск) на душу населения. Хотя есть, конечно, спорные вопросы о том, является ли объем производства на душу населения достаточным комплексный показатель среднего уровня жизни (или благосостояние), (10) они не рассматриваются в данной статье.Вместо этого мы будем просто возьмите доход на душу населения как удобный показатель значительно более трудная для измерения концепция экономического благосостояние.

Фундаментальный источник устойчивого улучшения жизни стандартов со временем - это рост производительности. Стандартная модель экономический рост благодаря Суону (1956) и Солоу (1956) предлагает рост производительности (или технологические изменения) как основная причина роста производства на душу населения в долгосрочной перспективе. В соответствии с эта модель увеличивает норму сбережений страны или населения темп роста может временно повысить темпы роста выпуска в расчете на на душу населения, но они не постоянно повышают темпы роста страны производства на душу населения.(Это потому, что убывающая отдача предполагается, что в игру вступят инвестиции.) Таким образом, увеличение норма национальных сбережений (при прочих равных) повысит нашу уровень производства на душу населения, но долгосрочный рост это не повлияет на показатель выпуска продукции на душу населения в размере . (11) Только постоянный рост производительности приводит к постоянным улучшениям в уровне жизни. При отсутствии роста производительности нет не будет роста производства на душу населения в долгосрочной перспективе.(12)

Хотя модель Swan-Solow обеспечивает прямую ссылку из рост производительности в сторону повышения уровня жизни, не предоставлять никаких объяснений источника роста продуктивность. В модели Свана-Солоу рост производительности составляет «экзогенный» (т.е. определяемый вне модели).

Причины, по которым производительность (или технологическая эффективность) имеет тенденцию увеличиваться с течением времени остаются необъясненными. Одно из следствий этого состоит в том, что модель не дает повода для каких-либо предложений по политике в отношении как производительность и, следовательно, долгосрочные темпы роста страны, можно увеличить.

Начались последние разработки в теории экономического роста. чтобы устранить это ограничение модели Свана-Солоу. Эти новые модели экономического роста часто классифицируются под заголовком 'модели эндогенного роста'. (13) Новые модели роста обычно действовать одним из двух способов. Один из подходов - позволить росту скорость технологии, на которую влияют некоторые другие переменные, например от количество ресурсов, выделяемых на исследования и разработки (НИОКР) или существующим запасом знаний.(14) альтернативный подход - расширить понятие капитала до включая человеческий капитал. (15)

Новые теории роста имеют ряд интересных особенностей. Во-первых, они допускают возможность самоподдерживающегося роста в выпуск на душу населения, т. е. долгосрочные темпы роста выпуска на душу населения. на душу населения определяется в рамках модели, а не экзогенным темпы роста производительности. Вторая особенность - важность побочные эффекты (или положительные внешние эффекты), которые могут произойти когда фирма или частное лицо принимает инвестиционное решение.В виде Доурик (1995) указывает, что инвестиции в НИОКР или в человеческий капитал рабочих может генерировать новые знания, преимущества которые не обязательно полностью улавливаются лицом, производящим инвестиционное решение. (16) Это означает, что производство знания, вероятно, будут неоптимальными, если они полностью определены рыночными силами. В результате правительства могут сыграть свою роль. для субсидирования инвестиций в НИОКР, образование и обучение. Таким образом, Третья особенность новых теорий роста заключается в том, что государственная политика выбор может повлиять на темпы роста производства в экономике на душу населения в долгосрочной перспективе.Эти вопросы обсуждаются далее в следующий раздел этой статьи.

Производительность в Австралии Рост

Данные о росте производительности в австралийской экономике могут быть получено из ряда источников. Австралийское бюро Статистика (АБС) в настоящее время публикует годовые оценки единичных и многофакторный рост производительности. Однако есть ряд другие исследования, в которых представлены оценки роста производительности Австралия, использующая различные методологии, e.грамм. см. EPAC (1989) для обзора исследований до 1989 г., Дао, Росс и Кэмпбелл (1993), Хоу (1993) и Фокс и Кохли (1996). Вообще говоря, есть две основные эмпирические закономерности, которые возникли в результате различных попытки измерить рост производительности в Австралии:

  • Замедление тренда темпов роста производительности в течение 1980-х гг. Однако сложно как точно определить когда началось это замедление и, как следствие, связать его с конкретным событием.
  • Замедление роста производительности более выражено в производительности труда, чем в многофакторной производительности.

Оценка в масштабах всей экономики

Одно- и многофакторные оценки роста производительности опубликованные АБС для сектора рынка Австралийская экономика. Сектор рынка исключает ряд секторов участвуют в производстве услуг в экономике: государство управление и оборона, финансы и страхование, имущество и бизнес-услуги, образование, здравоохранение и общественные услуги, а также часть личных и других услуг.Эти секторы исключены потому что показатели выпуска для этих отраслей либо исходя из предположения об отсутствии изменений в производительности труда или не не измерить его адекватно. (17)

На рисунке 1 показаны индексы АБС (базовый 1989-90 гг. = 100) производительность труда, капитала и многофакторности за последние 30 лет. годы. Понятно, что и производительность труда, и многофакторность производительность показывает положительный рост за период. В отличие, уровень капиталоемкости оставался примерно постоянным в течение тридцатилетний период.

На рисунке 2 показаны годовые темпы роста трех показателей продуктивность. На графике есть две примечательные особенности. Первый, есть тенденция для всех трех темпов роста двигаться вместе со временем, хотя это особенно актуально для родов продуктивность и многофакторность. (18) Во-вторых, это очевидно, что на все три показателя производительности влияют колебания бизнес-цикла. Производительность (как бы она ни измерялась) имеет тенденцию падать во время спадов и увеличения подъемов.Этот Характеристика особенно ярко проявляется в данных после 1980 г. Поскольку на показатели производительности, похоже, влияют колебания деловой цикл трудно интерпретировать из года в год изменения в таких мерах. Однако если посмотреть на средние темпы роста в течение более длительных периодов времени - один из методов определения долгосрочные тенденции в производительности. (19)


Источник: АБС 5234.0


Источник: АБС 5234.0

В таблице 1 приведены оценки роста производительности за период. С 1965-66 по 1994-95 гг., А также для пяти и десяти летних интервалов.Над за весь период производительность труда росла в среднем на 2,2% в год, в то время как многофакторная производительность росла на средняя ставка 1,5 процента в год. Данные свидетельствуют о том, что роды и многофакторный рост производительности был медленнее за последнее десятилетие. с 1985-86 по 1994-95 годы, чем в предыдущие двадцать лет. Тем не мение, это во многом отражает относительно низкие расценки труда и многофакторный рост производительности во второй половине 1980-х гг. В за пять лет, прошедших с 1990-91 гг., темпы роста производительности немного выше среднего за весь период.Более тридцати за год рост капиталоемкости был существенно нуль. Это отражает отрицательные темпы роста в первые двадцать лет. и положительные (выше среднего) темпы роста производительности капитала более последнее десятилетие. (20)

Таблица 1: Темпы роста производительности - совокупная экономика

                                     Многофакторный трудовой капитал
                               Производительность Производительность Производительность
  Средние за 5 лет:
  1965-66 - 1969-70 2.46 -0,10 1,57
1970-71 - 1974-75 3,14 -0,25 2,10
1975-76 - 1979-80 2,47 -0,30 1,70
1980-81 - 1984-85 2,45 -0,88 1,40
1985-86 - 1989-90 0,47 0,84 0,61
1990-91 - 1994-95 2,23 0,63 1,66

  10-летние средние показатели:
  1965-66 - 1974-75 2.80 -0,18 1,84
1975-76 - 1984-85 2,46 -0,59 1,55
1985-86 - 1994-95 1,35 0,74 1,14

  Среднее значение за 30 лет:
  1965-66 - 1994-95 2,20 -0,01 1,51
 

Источник: ABS 5234.0.

Ряд других исследований также предоставили оценки рост производительности в Австралии.Обычно одна из основных проблем В этих исследованиях рассматривается вопрос о том, есть ли доказательства того, что рост производительности труда или многофакторной производительности замедлился с 1960-х годов. Наблюдалась ли тенденция к снижению рост производительности? Доурик (1995, 1990) утверждает, что тенденция темпы роста производительности труда в Австралии действительно снизились (поскольку произошло в других странах ОЭСР) после первого инициированного ОПЕК шок цен на нефть в 1973 году, а затем снова в 1980-х.Доурик (1995) характеризует трендовое поведение производительности труда в Австралия следующим образом:

В конце 1960-х - начале 1970-х годов ежегодный рост рабочей силы продуктивность в среднем составляла почти 3%. Этот темп роста снизился до 2 процентов за десять лет после водораздела Нефтяной кризис 1973 года, и этот показатель снизился еще больше до 1%. за последний 10-летний период. (стр.29)

Он предполагает, что спад в середине 1980-х годов можно объяснить для более быстрого роста занятости и более медленного роста в соотношение капитала к труду.

Что касается МФУ, Доурик утверждает, что, хотя рост МФУ замедление темпов роста в Австралии после 1973 г., свидетельств замедление темпов роста в 1980-е гг. В соответствии с этой точкой зрения EPAC (1989) провели обзор ряда австралийских исследований и пришли к выводу, что замедление производительности в 1980-х годах было более выраженным для производительности труда, чем для многофакторной производительности. Данные АБС представленное в таблице 1 также в целом согласуется с этими претензии.

Отраслевые оценки

АБС не публикует официальных оценок многофакторности рост производительности для разных секторов экономики.Тем не мение, индексы производительности труда публикуются в Национальном Учитывает ряд секторов экономики. В таблице 2 представлены оценки роста производительности труда по одиннадцати отраслям Экономика Австралии за последнее десятилетие. В соответствии с данными в таблице 1 индекс производительности труда измеряет постоянные цены валовой продукт за час работы.

За последнее десятилетие отрасли с наибольшим ростом в производительности труда были электричество, газ и вода и Связь.Горнодобывающая промышленность, производство, транспортировка и хранение темпы роста производительности труда, превышающие средние по сектор рынка в целом. Остальные сектора были все относительно плохие исполнители. Большинство секторов показали более высокая производительность в первой половине 1990-х годов по сравнению с вторая половина 1980-х гг.

Таблица 2: Темпы роста производительности труда по отраслям Оценки

Среднее значение по сектору за период
                               1985-86 1990-91 1985-86
                                   к к
                               1989-90 1994-95 1994-95
Агр, лес, рыба 0.64 -0,01 0,32
Горное дело 1,33 5,43 3,38
Промышленное производство 2,46 4,24 3,35
Электроэнергия, газ, вода 8,50 6,03 7,27
Строительство -1,37 0,47 -0,45
Оптовая торговля -0,42 1,82 0,70
Розничная торговля -1,60 0,99 -0,31
Жилье, кафе, отдых -0.58 -0,92 -0,75
Транс, хранение 1,67 3,89 2,78
Связь 8,17 7,84 8,01
Культура, отдых -3,41 1,75 -0,83

Сектор рынка 0,47 2,23 1,35
 

Источник: АБС 5204.0

Австралийское бюро экономики сельского хозяйства и природных ресурсов произведены оценки MFP (на основе показателей валового выпуска) для обоих сельский сектор и ресурсный сектор.(21) Они считают, что для период с 1971-72 по 1988-89 гг. рост производительности в сельской местности сектор составлял около 2 процентов в год, а для сектора ресурсов он составлял в среднем около 1,4% в год за период с 1971 по 1972 год. 1985-85. Для сравнения: рост производительности в производственный сектор в среднем составлял 1,3% в год по сравнению с тем же период.

Производительность в Австралии относительно ОЭСР

Существует общее мнение, что в последние годы производительность рост в Австралии был медленнее, чем в других Страны ОЭСР.Такие исследования, как Баумоль, Блиндер, Гюнтер и Хикс (1992) представляют доказательства, указывающие на то, что средний рост производительность труда в Австралии за период 1961-92 гг. была ниже чем в Японии, Германии, Франции, Великобритании и Италии, хотя было лучше, чем для США и Канады. Аналогичные заявления делает Дао, Росс и Кэмпбелл (1993), которые представляют эмпирические оценки, указывающие на что из 13 стран ОЭСР только в США наблюдался более низкий рост скорость МФУ по сравнению с Австралией за период с 1970 по 1987 гг.В средний рост за период по всем странам составил 1,3% в год, в то время как Австралия достигла показателя 0,8 процента.

Таблица 3: Сравнение роста производительности в Австралии и OECD

                                            Труд МФУ
  1961-1975
  Австралия 2,6 1.4
ОЭСР 3,5 1,8

  1975–1983
  Австралия 1,4 0,3
ОЭСР 1,4 0,4

  1983–1991
  Австралия 0.6 0,4
ОЭСР 1,8 1,2
 

Источник: Howe (1993, таблица 2, стр. 22)

Howe (1993) представляет некоторые дополнительные свидетельства австралийского относительные показатели производительности, которые сведены в Таблицу 3. Обратите внимание, что основным источником данных Хоу является база данных OECD Outlook, поэтому цифры в таблице 3 не совсем сопоставимы с цифрами в Таблица 1. Из Таблицы 3 мы видим, что в то время как Австралия рост производительности был примерно сопоставим со средним показателем по ОЭСР в в конце 1970-х и начале 1980-х годов наши выступления были относительно слабее в период с 1983 по 1991 гг.

Детерминанты производительности Рост

Учитывая широко распространенное мнение, что рост производительности в Австралии показатель за последние два десятилетия был низким по сравнению с другими странами ОЭСР. стран, мы теперь исследуем различные аргументы, которые были предложил объяснить нашу плохую работу. Напомним, что в Модель роста Лебедя-Солоу рост производительности определенный. Таким образом, необходимо смотреть за пределы этой модели, чтобы найти фундаментальные причины технологических усовершенствований.Некоторые из обсуждаются основные экономические детерминанты роста производительности. ниже.

Повышение производительности

Одна из интерпретаций относительно низкой производительности Австралии темп роста по сравнению с другими странами заключается в том, что он просто отражает «догоняющая» производительность других стран. Аргумент в том, что страны с низкими начальными (или стартовыми) уровнями продуктивность, как правило, будет происходить относительно быстрее рост производительности на по сравнению со странами, которые уже имеют высокий уровень продуктивности.Идея состоит в том, что в странах с низкой уровни производительности позволяют применять передовые методы от экономик-лидеров. (Международная торговля была бы одним из средств какие новые технологии могут быть переданы между странами, или копирование передовых технологий.) Если бы в Австралии был высокий уровень производительности в 1970 г. по сравнению с другими странами ОЭСР было бы разумно ожидать, что другие страны ОЭСР испытывают относительно более быстрый рост производительности по мере того, как в Австралию.

Хелливелл и Чанг (1992), Доурик и Нгуен (1989) и Dowrick (1992) представляет результаты для стран ОЭСР, которые предполагают что есть свидетельства наверстывания и сближения в уровни производительности. Более бедные страны ОЭСР в целом показали более быстрый рост многофакторной производительности. (22) Дао, Росс и Кэмпбелл (1993) также исследуют, есть ли какие-либо эмпирическая поддержка аргумента о догоняющем движении в качестве объяснения различия между ростом производительности в Австралии и ОЭСР.Они сравнивают уровень производительности в австралийской промышленности. по сравнению с другими странами ОЭСР за период 1970-73 гг. и 1984-87 гг. Они утверждают, что труд и капитал Австралии продуктивность уровни обычно были ниже среднего показателя по ОЭСР в оба периода выборки. Это говорит о том, что на самом деле может быть были некоторые возможности для австралийской промышленности наверстать упущенное уровни производительности в других странах ОЭСР. Это видно из данные о том, что такого наверстывания не произошло.

Хотя догонялки не могут объяснить относительно бедное положение Австралии производительность по сравнению с другими промышленно развитыми странами, это может быть более разумным аргументом в пользу того, почему темпы роста выпуск на душу населения в новых индустриальных странах (особенно в Восточной Азии) превзошли наши собственные. Рассмотрим данные в таблице 4 взяты из Dowrick (1995, таблица 2.5). Обратите внимание, что в 1970 году в Австралии был высокий уровень ВВП на душу населения. относительно других стран Восточноазиатского региона.Однако за следующие двадцать лет средние темпы роста других экономики в регионе превышали австралийские, иногда на значительная маржа. Доурик утверждает, что этот образец беговой дорожки темпов роста в целом согласуется с явлением догоняющего роста и что темпы роста новых индустриальных стран Восточной Азии экономики замедлятся по мере того, как их уровень ВВП на душу населения приближается к показателям развитых стран. (23)

Таблица 4: Уровень и темпы роста производства на душу населения для Австралия и отдельные страны Восточной Азии

                             Уровень ВВП Среднегодовой рост
                               душевой показатель ВВП на душу населения,
                                                                          % п.а.
                                 1990 г.
                                     1970 1970-80 1980-90
Австралия 10917 1,5 1,3
Япония 7500 3,2 3,7
Гонконг 4456 6,8 4,9
Сингапур 3155 7.9 4,5
Малайзия 2117 5,8 2,6
Тайвань 2387 7,0 5,7
Таиланд 1508 3,5 5,0
Южная Корея 1688 6,2 7,6
Китай 825 4,1 6,3
Индонезия 700 5.8 4,4
 

Источник: Dowrick (1995, таблица 2.5, стр. 32)

Инвестиции в физический капитал

На рост производительности труда (Y / L) влияет рост соотношение капитала к рабочей силе (K / L) и темп роста MFP. Увеличивает в (K / L), или «углубление капитала», как правило, улучшают трудозатраты. производительность, поскольку производительность капитала относительно медленно изменить (см. Таблицу 1). Это обеспечивает прямую связь между физическими инвестиции и производительность труда.Если вложения в физический капитал низкий, это в конечном итоге приведет к снижению роста ставка основного капитала и (K / L), особенно если рабочая сила вход (L) сильно растет. Однако Эдей и Бриттен-Джонс (1990) сообщают, что за три десятилетия с 1960 по 1990 гг. отношение валовых инвестиций к ВВП, как правило, превышало показатель ОЭСР. в среднем примерно на 2–3 процентных пункта ВВП. Это казалось бы быть несовместимым с относительно медленным ростом рабочей силы производительность (при прочих равных).(24) Однако наша относительно более высокие темпы роста населения и более низкий уровень капитала производительности, чем в ОЭСР, означает, что Австралии необходимо поддерживать соотношение инвестиций к ВВП выше среднего по ОЭСР. (25)

В принципе, инвестиции в физический капитал не должны иметь прямое влияние на скорость роста MFP, ни на Solow-Swan имеет ли это какое-либо долгосрочное влияние на темпы экономического роста? рост (из-за убывающей доходности). Однако ряд возможных были предложены исключения.

Во-первых, в той мере, в какой технологические усовершенствования воплощены в основном капитале, и эти улучшения качества не отражены надлежащим образом в показателях основного капитала, тогда углубление капитала может привести к более высоким уровням измеряемого MFP.

Во-вторых, утверждалось, что инвестиции в некоторые виды физический капитал имеет очень высокую доходность (особенно при совокупный уровень), что может отражать существование крупных внешние выгоды.Два наиболее широко обсуждаемых примера: инвестиции в оборудование и в общественную инфраструктуру.

Де Лонг и Саммерс (1991, 1992) находят на основании межстрановые доказательства того, что реальная отдача от инвестиций в оборудование очень дорого по сравнению с другими типами инвестиций, например в жилищах и строениях. Они утверждают, что побочные выгоды важный компонент более высокой доходности. Например, когда работник учится использовать новую машину, приобретенные знания - это общественное благо, которое может быть передано в другие отрасли.

Используя как временные ряды, так и данные поперечного сечения, ряд эмпирические исследования показали, что некоторые типы общественных инфраструктура оказалась очень продуктивной (т.е. у них высокий маржинальные продукты). (26) В общем, этот факт не будет адекватно отражены простой совокупной оценкой капитала акции, которые включают как частный, так и государственный капитал. Меры МФУ для частного сектора в США и Австралии в значительной степени коррелирует с государственными инвестиционными расходами.(27) Ашауэр (1989) интерпретировал свои результаты как указание на то, что снижение отношения государственных инвестиций к ВВП в США с середина 1970-х годов была важным причинным фактором в наблюдаемых снижение роста производительности труда в США за этот период. (28)

Инвестиции в исследования и разработки

Ряд авторов разработали модели, в которых рост темп технического прогресса (грубо говоря, темп роста МФУ) зависит от существующего уровня технологии и от количество ресурсов (труда и капитала), затраченных на производство новых идей и изобретений-i.е. на долю ресурсы экономики направляются на НИОКР. (29) При определенных В условиях этих моделей следует, что увеличение доли ресурсы страны, направляемые на НИОКР, повысят темпы роста МФП и, как следствие, темп роста производства на душу населения. То, на что модели не обращаются напрямую, определяет количество ресурсов, выделяемых на НИОКР. Однако важно влияния могут включать:

  • государственное (или частное) финансирование чисто (или фундаментальных) научных исследования,
  • частные стимулы, существующие для проведения НИОКР, e.грамм. патентная система, и
  • типы возможностей, которые существуют для талантливых частные лица.

Расходы на НИОКР в Австралии низкие по сравнению с другими странами ОЭСР (30) В 1989-90 гг. валовые расходы Австралии на НИОКР составила 1,23 процента ВВП по сравнению со средним показателем по ОЭСР 1,87 на душу населения. цент ВВП. (31) Частично этот факт объясняется тем, что инвестиции частного сектора в НИОКР в Австралии были низкими на мировые стандарты.Например, в 1989 г. только около 40% Общие расходы на НИОКР приходятся на бизнес-сектор. В большинстве Расходы на НИОКР в деловом секторе стран ОЭСР превышают государственный сектор. Согласно EPAC (1987), в то время как Австралия расходы на фундаментальные и прикладные исследования выгодно отличаются от другие страны с развитой экономикой, наши показатели в коммерческой применение фундаментальных исследований к дизайну и разработке продуктов был бедным. Низкая производительность бизнеса объясняется количество факторов в том числе:

  • роль тарифов в снижении конкурентного давления на отечественная промышленность,
  • отсутствие управленческих навыков,
  • Неадекватный обмен информацией между фундаментальными исследователями и промышленность, и
  • отсутствие венчурного капитала для финансирования инновационных идей и компании.

Конечно, есть и другие способы получить преимущества НИОКР. Например, предприятия могут покупать технологию напрямую или косвенно (через лицензию или приобретение продукта, который воплощает желаемую технологию). Таким образом, низкий уровень НИОКР делает не обязательно подразумевает технологическую неполноценность. Как Латтимор (1991) отмечает, что важно измерять не только расходы. на НИОКР, а также на масштабы совместных предприятий, лицензирования и заимствованная (или скопированная) технология.

Учитывая внешние эффекты, которые обычно связаны с производство знаний, фирмы, которые проводят НИОКР, не могут иметь возможность использовать все выгоды от таких расходов и это может стать основой для государственного вмешательства, например правительства обычно предоставляют фирмам субсидии или налоговые льготы проведение НИОКР. Для такой небольшой открытой экономики, как Австралия, еще один способ поощрения инноваций - увеличение Международная торговля.Это один из способов получить прибыль от НИОКР. осуществляется за границей.

Мерфи, Шлейфер и Вишни (1991) отмечают, что инновации и прогресс в знаниях часто является продуктом талантливых частные лица. Однако у таких людей есть другие возможности. В в частности, они могут также заниматься другими видами деятельности, которые являются формами поиск ренты, то есть они могут стремиться захватить существующее богатство, а не чем производить новое богатство. Если талантливые члены общества поощряется к проведению исследований, тогда экономический рост будет выше.(32) Факторы, которые могут побуждать людей к заниматься такой социально продуктивной деятельностью включают:

  • наличие большого рынка, на котором можно получить вознаграждение получено,
  • хорошо функционирующий рынок капитала, позволяющий фирмам расширяться быстро, и
  • четко определенные права собственности, которые гарантируют, что люди могут сохранить возвращается от своей деятельности.

Инвестиции в человеческий капитал

Еще один фактор, который кажется важным определяющим фактором темпы экономического роста - это накопление человеческого капитала (т.е. повышение трудовых навыков). Mankiw, Romer и Weil (1992) присутствуют доказательства того, что различия в человеческом капитале являются важным детерминант межстрановых различий в доходах на душу населения. Есть также некоторые свидетельства того, что очень высокие показатели рост в некоторых странах Восточной Азии (см. Таблицу 4) в первую очередь обусловлен накоплению человеческого капитала. (33)

Физические лица могут приобретать человеческий капитал двумя основными способами: через формальное образование и обучение без отрыва от производства e.грамм. обучение действиями. (34) Хотя оба, вероятно, будут важны, (35) это последнее, что, по-видимому, дает наиболее вероятное объяснение стабильно высокие темпы роста доходов и производительности.

Эффекты накопления человеческого капитала через обучение Делание было исследовано в литературе о новом росте. Основа идея состоит в том, что, производя товары, люди склонны думать о способы улучшения производственного процесса. Таким образом повышается производительность без явных изменений в производственном процессе.(36) С обучение на практике, знания накапливаются, а не с помощью преднамеренных усилий, но как побочный продукт экономической деятельности. Если обучение на практике эмпирически важный феномен, то скорость роста MFP зависит от количества новых знаний, генерируемых обычная деятельность.

Что на самом деле определяет объем обучения в процессе выполнения конкретная отрасль или экономика - это нерешенный вопрос. Лукас (1993) утверждает, что если обучение на практике само по себе уменьшение отдачи от масштаба, устойчивый рост темпов роста производительности потребует постоянного внедрения новых товары, а не просто продолжение обучения на заданном наборе товаров.Один средства, с помощью которых небольшая экономика может расширить ассортимент товаров, которые она может (потенциально) продукция продается на мировом рынке. Таким образом, относительно открытая экономика кажется важным предварительным условием для рост, основанный на обучении.

Прочие факторы

Было предложено множество других факторов, влияющих на уровни производительности и темпы роста. К ним относятся:

  • государственное регулирование, например экологические стандарты или труд правила рынка, (37)
  • позиция макроэкономической политики, e.грамм. Фишер (1993) представляет доказательства того, что рост производительности отрицательно связан с инфляция,
  • культурных факторов и
  • тип социальных и экономических институтов, которые страна обладает.

Хотя влияние многих из этих переменных на производительность трудно поддается количественной оценке, трудно не согласиться с следующее заявление Хансена и Прескотта (1993: 281):

Каждая страна имеет набор правил и положений, регулирующих ведение бизнеса.Это имеет последствия для стимулов к применять более передовые технологии и ресурсы, необходимые для управлять существующим. Бюрократия, помогающая в усыновлении новых технологий… способствовать технологическому росту. Системы которые отвлекают предпринимательский талант от совершенствования технологий рентоориентированная деятельность отрицательно сказывается на росте. В причина огромной разницы между США и Индией должно быть, Индия была менее успешной, чем Соединенные Штаты в создании институтов, способствующих экономическому развитию.

Микроэкономическая реформа - это один из процессов, посредством которого существующие экономические и социальные институты в Австралии меняются. в в следующем разделе мы рассмотрим возможное влияние этих институциональные изменения производительности.

Микроэкономическая реформа и Рост производительности

Согласно Quiggin (1996), микроэкономическая реформа началась в Австралия в 1973 году с решением правительства Уитлама о снизить повсеместно тарифы на 25%.С тех пор государство и федеральные правительства всех политических убеждений преследовали микроэкономическая реформа с разной степенью интенсивности. Микроэкономическая реформа - это общий термин для обозначения государственной политики предназначены для дерегулирования или повторного регулирования продуктов, услуг и факторов рынки таким образом, чтобы способствовать конкуренции и эффективности в отношение как к внутренним, так и к международным рынкам »(Робертсон, Quayle and McEachern, 1994: 384). Экономическая политика, которая, как правило, в рубрику «микроэкономическая реформа» входят:

  • дерегулирование рынка труда,
  • снижение тарифов и другие формы защиты для внутренних промышленность против иностранной конкуренции,
  • дерегулирование финансовых рынков,
  • приватизация и акционирование государственных предприятий, и
  • снижение искажающих налогов.

На общем уровне микроэкономическую реформу можно рассматривать как «снятие или уменьшение ограничений на торговлю», а не только международная торговля, а также торговля между частными лицами и фирмами внутри страны. Основная цель - позволить распределить ресурсов в Австралии, чтобы лучше отражать рынок (в отличие от нерыночные) результаты. Где есть наглядные примеры рынка неудача (например, монопольная власть или внешние эффекты), затем `` микроэкономическая реформа может включать в себя переработку и совершенствование правил, а чем дерегулирование или меньшее правительство ».(38)

Широко распространено мнение, что микроэкономическая реформа приносят значительные выгоды австралийской экономике. Для например, см. EPAC (1990), Филмер и Дао (1994) и Кларк (1995). Обычно считается, что один из положительных результатов микроэкономическая реформа улучшит производительность производительности. Согласно Филмеру и Дао (1994: 1) 'микроэкономическая реформа направлена ​​на ускорение роста производительности за счет создания среда, в которой ресурсы распределяются по максимуму производственное использование и фирмы используют наиболее эффективные методы производство.'

На основе стандартной экономической теории достаточно легко утверждают, что микроэкономическая реформа, сняв ограничения на торговли и увеличения конкурентного давления (как внутреннего, так и внешний), будет способствовать повышению как производственной эффективности (т. е. каждая фирма применяет технику, которая, учитывая существующее состояние знания, максимизирует свою отдачу от задействованных ресурсов), а также эффективность распределения (т. е. ресурсы распределяются между фирмами и отраслей так, чтобы производимый набор товаров и услуг соответствуют предпочтениям отечественных и зарубежных потребители).

Хотя такие изменения могут иметь важные последствия для уровень производительности (и, как следствие, на уровне вывода), менее очевидно, приведут ли они к постоянное улучшение темп роста производительности. Кажется важным различать раз и навсегда повышение уровня продуктивности и увеличение прироста показатель. В контексте модели экономического роста Лебедя-Солоу это последнее, что является ключом к долгосрочным улучшениям в уровень жизни.

Хотя это не обязательно так при эндогенном росте модели, как правило, точные механизмы, с помощью которых микроэкономическая реформа повысит темпы роста производительности труда четко не указано.

Чтение литературы предлагает два способа, которыми микроэкономическая реформа может повлиять на рост производительности, при по крайней мере, в среднесрочной перспективе, если не навсегда. Первый из них из-за того, что австралийские фирмы подвергаются усилению конкуренции, как на международном уровне за счет снижения защиты, так и внутри страны через политику в области конкуренции.(39) По словам Дао, Росс и Кэмпбелл (1993: 22) «давление конкуренции, которое эффективно использует высококачественных производственных ресурсов - сильная формула для повышение производительности ». В том же духе Филмер и Дао (1994: 43) утверждают, что `` более ориентированная на рынок и способствующая конкуренции экономика на товарных рынках и усиление сотрудничества на рынках труда обеспечивает лучшую основу для роста производительности в целом ».

Второй аспект эффекта роста производительности от микроэкономическая реформа основана на убеждении австралийских фирм будут иметь стимул и возможность использовать «догонялки» возможности.Основная идея заключается в том, что для многих австралийских фирм и отрасли свои методы производства (например, методы управления, капитальное оборудование и т. д.) ниже современной передовой практики в других страны. Если бы австралийские фирмы получили необходимые стимулы (и возможности) перенять лучшую мировую практику существенное влияние на рост внутренней производительности, по крайней мере, во время фаза наверстывания. Кроме того, если есть продолжение совершенствования передовой мировой практики, что еще больше стимулировало бы рост внутренней производительности.

Был проведен ряд исследований, в которых предпринимались попытки количественно оценить ожидаемые выгоды от микроэкономической реформы. Например, см. Бюро экономики отрасли (1990), Деловой совет Австралия (1994), Филмер и Дао (1994), Промышленная комиссия (1995). Предполагаемые выгоды варьируются от 5 до 20 процентов ВВП, рост которого произойдет в течение 5-10 лет. В отличие к этим исследованиям Quiggin (1996) представляет критический анализ процесс микроэкономической реформы в Австралии и явно скептически относится к тому, может ли он обеспечить производительность и продуктивность эффекты роста, которые были заявлены.Он утверждает, что микроэкономические реформы, предпринятые до настоящего времени, не привели к существенное влияние на совокупные темпы роста производительности. По словам Квиггина, это отражает тот факт, что чистая прибыль от уже проведенных микроэкономических реформ было мало, конечно менее 1 процента ВВП. Он также утверждает, что «большой оценки выгод от реформы были получены главным образом обращение к предполагаемым динамическим преимуществам, неизвестным мейнстриму неоклассическая микроэкономика »(стр. 222).

Следует признать, что существует значительная неопределенность о точной величине результата и производительности микроэкономической реформы. Стандартная экономическая теория предсказывает, что микроэкономическая реформа положительно скажется на уровне Австралийский выпуск. Экономические механизмы, с помощью которых это будет происходить хорошо поняты. Однако по сути это раз и навсегда выгоды и будут иметь, в лучшем случае, временный эффект от темпов роста производительности и выпуска продукции.Ли микроэкономическая реформа приведет к постоянному увеличению рост производительности гораздо более неопределенный. Конечно, это сложно с уверенностью определить механизмы, с помощью которых это будет происходить. Это во многом отражает нашу сохраняющуюся неуверенность в отношении именно то, что движет технологическим прогрессом.

Выводы

В этом документе подчеркивается важность роста производительности как фундаментальный источник долгосрочных улучшений в Австралии уровень жизни.Однако стандартные меры производительности предполагают, что темпы роста производительности в Австралии замедлились вниз в 1980-х годах по сравнению с 1960-ми годами. Пока Австралия не уникальна среди стран ОЭСР в плане замедления темпов роста рост производительности, межстрановые сравнения производительности рост указывает на то, что показатели Австралии часто были ниже среднего показателя по ОЭСР. Повышение долгосрочного роста производительности ставка в Австралии, даже на доли процента, скорее всего, приносят значительные выгоды с точки зрения более высокого среднего уровня жизни стандарты.

Определение факторов, определяющих уровень производительности рост оказался сложной задачей. Большое количество возможных были предложены факторы влияния, такие как расходы на исследования и развитие, образование и накопление человеческого капитала, а также степень конкуренции. Однако пока нет надежного консенсуса. выяснилось, какие факторы являются наиболее важными. Эта неопределенность ограничивает способность политиков разрабатывать и проводить экономическую политику, которая повысит производительность рост.

В Австралии в настоящее время предпочтительный механизм повышения производительность - это микроэкономическая реформа. Какие именно эффекты разные микроэкономические реформы повлияют на производительность труда. оценить с любой точностью. Хотя один из вероятных эффектов усиление конкуренции, связанной с микроэкономической реформой, является разовое повышение уровня продуктивности, вроде меньше уверен, что эти реформы приведут к постоянному увеличению темп роста урожайности.

Примечания

  1. См. Karmel and Polasek (1978) для введения в построение порядковых номеров.
  2. Эта структура является достаточно общей, чтобы включать внешние такие эффекты, как загрязнение. Предположим, страна производит меньше загрязнение для данного уровня ввода и данного уровня выпуска, тогда это приводит к увеличению производительности.
  3. Экономическая концепция производственной функции полезна устройство для размышлений о технологиях и технологических изменениях.А производственная функция суммирует текущее состояние технологий с помощью с указанием максимального объема вывода, который технически можно производить из заданного количества ресурсов. Технический прогресс (или рост производительности) возникает из-за сдвига в производственная функция, позволяющая производить больше продукции из существующее количество входов.
  4. Хансен и Прескотт (1993) используют более широкое определение состояние технологий, включающее набор правил и положений которые контролируют ведение бизнеса и торговлю.
  5. Кажется разумным предположить, что большинство жителей Австралии предпочел бы текущее состояние технологий тому, что существовало сто или даже пятьдесят лет назад.
  6. См. Morrison (1993).
  7. Другое название MFP - остаток Солоу: см. Солоу (1958).
  8. См. Harcourt (1972) и Lattimore (1991). По связанному с этим вопросу, может быть трудно точно измерить все входы в производственный процесс, e.грамм. фонд исследований и разработок столица. Конечным результатом является то, что эти пропущенные входные данные будут отображаться в показателе производительности.
  9. См. Romer (1996).
  10. См. ABS (Национальные счета Австралии, март 1990 г.) и Nordhaus и Тобин (1972).
  11. По сути, в то время как более высокие сбережения предполагают более высокие инвестиции и накопление капитала, поскольку там повышается уровень капитала на душу населения убывают прибыль, т. е. удвоение капитала на душу населения приводит производство на душу населения увеличится в раз меньше, чем два.
  12. Чтобы увидеть относительно близкое соответствие между ростом производительности и рост производства на душу населения, обратите внимание, что за период Реальный объем производства на душу населения в Австралии с 1965-66 по 1994-95 гг. средняя ставка около 2 процентов годовых при том же Период роста МФУ в среднем составлял около 1,5 процента в год.
  13. См. Romer (1996) и Barro and Sala-I-Martin (1995).
  14. См. Romer (1986, 1990).
  15. См. Lucas (1988).
  16. Знание неконкурентоспособно, когда использование идеи или теории одним человек не исключает одновременного использования кем-то другим.Можно ли запретить (или исключить) других от использования знание зависит от характера знания и системы имущественные права.
  17. По сути, рыночный сектор состоит из этих отраслей где доступна прямая оценка выпуска.
  18. Это частично отражает тот факт, что производительность труда зависит как от MFP, так и от соотношения капитала к труду, которое относительно медленно меняется.
  19. ABS учитывает эффекты бизнес-цикла за счет роста вычислений циклов и сравнивая рост производительности с пика одного цикл роста до пика следующего.
  20. Как отмечают Дао, Росс и Кэмпбелл (1993), низкий или снижающийся капитал производительность не обязательно является проблемой для экономического роста при условии, что это компенсируется увеличением производительности труда, связанным с с увеличением соотношения капитала к труду.
  21. См. EPAC (1990).
  22. См. Dowrick (1992).
  23. Что является основным источником быстрого экономического роста в некоторых экономика стран Восточной Азии остается открытым вопросом.
  24. Строго говоря, это не валовые инвестиции, а чистые инвестиции (т.е. валовые инвестиции за вычетом амортизации), что способствует увеличению капитала и получению точных оценка экономической амортизации - сложная проблема.
  25. См. EPAC (1995).
  26. Это особенно актуально для базовой инфраструктуры, такой как дороги и автомагистрали, водопроводные и канализационные системы, порты, аэропорты, школы и др.
  27. См. Aschauer (1989) и Otto and Voss (1994).
  28. Одна нерешенная проблема, с которой сталкиваются все эти исследования это вопрос причинно-следственной связи, т.е. вызывают ли инвестиции рост или наоборот ?
  29. См. Romer (1990) и Grossman and Helpman (1991).
  30. См. Lattimore (1991).
  31. Обзор ресурсов Австралии по науке и инновациям , AGPS, Канберра, 1992.
  32. Мерфи, Шлейфер и Вишни (1991) находят положительную корреляцию между экономическим ростом и долей инженеров в стране но отрицательная корреляция между ростом и долей юристы.
  33. Лукас (1993).
  34. См. Arrow (1961).
  35. См. EPAC (1986) и Клэр и Джонстон (1993).
  36. Лукас (1993) обсуждает пример корабля Liberty Ship-a типа грузового судна, построенного на верфях США во время Второй мировой войны - где было сокращение человеко-часов на судно от 12 до 24 процента при каждом удвоении совокупного выпуска.
  37. См. Sloan (1992).
  38. EPAC (1990: 4).
  39. См. Hilmer, Rayner and Taperell (1993).

Список литературы

Австралийское статистическое бюро, Окружающая среда Австралии: Проблемы и факты , Каталожный № 4140.0, 1992.

Австралийское статистическое бюро, Национальное агентство Австралии Учетная запись: Multifactor Productivity, 1994-95 , Кат. 5234.0, 1996.

Австралийское статистическое бюро, Национальное агентство Австралии Бухгалтерия: Годовой 1995-96 , Каталожный № 5204.0.

Ашауэр, Д., «Продуктивны ли государственные расходы?», Journal монетарной экономики , 24 (2), 1989.

Эрроу, К. «Экономические последствия обучения на практике», Обзор экономических исследований , 29, 1961.

Барро Р. и Х. Сала-И-Мартин, Economic Growth , Макгроу-Хилл, Нью-Йорк, 1995.

Баумоль, В., А. Блиндер, А. Гюнтер и Дж. Хикс, Economics , 2-е изд., Харкорт Брейс Йованович, Сидней, 1992.

Бюро экономики отрасли, Микроэкономическая реформа , BIE Документ для обсуждения 9, AGPS, Канберра, 1990 г.

Деловой совет Австралии, Деловой совет Бюллетень , Мельбурн, 1994.

Клэр Р. и К. Джонстон, «Образование и обучение в 1990-е », Справочный документ EPAC, № 31, июль 1993 г.

Кларк Д., «Микроэкономическая реформа», в Австралийский Экономика , изд. Питер Крислер, Allen & Unwin, Сидней, 1995.

Дао, Дэн, Стив Росс и Роберт Кэмпбелл, Structural Change и экономический рост , Справочный документ EPAC No.28, офис EPAC, июнь 1993 г.

Дж. Де Лонг и Л. Саммерс, «Инвестиции в оборудование и экономическая Рост '', Quarterly Journal of Economics , 106, май 1991.

Дж. Де Лонг и Л. Саммерс, «Инвестиции в оборудование и экономическая Рост: насколько сильна связь? » Документы Брукингса по экономическим Деятельность , 2, 1992.

Денисон, Э., Тенденции экономического роста в Америке 1929–1982 годы, , Вашингтон, округ Колумбия, Брукингский институт, 1985.

Доурик С., Нгуен Т., Сравнительный экономический рост ОЭСР. 1950-85: догонялки и конвергенция », American Economic Обзор , 79, 1989.

Доурик, С., «Объяснение снижения производительности 1980-е », Австралийский бюллетень труда , 16 (3), сентябрь 1990.

Доурик, С., «Технологическое отставание и расходящиеся доходы: Модели экономического роста 1960-88 ', The Economic Журнал , 102 (412), май 1992 г.

Доурик, С., «Экономический рост: новейшая история и перспективы», в Экономика Австралии , Питер Крайслер (ред.), Allen & Анвин, Сидней, 1995.

Эдей М. и М. Бриттен-Джонс, «Сбережения и инвестиции», в Австралийская макроэкономика в 1980-е годы , С. Гренвилл (ред.), РБА, Сидней, 1990.

Консультативный совет по экономическому планированию (EPAC), Человеческий капитал и Рост производительности , Советский документ, февраль 1986 г.

EPAC, Промышленность высоких технологий в Австралии , Совет Бумага № 25, январь 1987 г.

EPAC, Производительность в Австралии: результаты последних исследований, Документ Совета № 39, апрель 1989 г.

EPAC, Микроэкономическая реформа , Документ Совета № 42, май 1990.

EPAC, Рост производительности и изменения в Австралии Первичные отрасли промышленности, дискуссионный документ 90/06, сентябрь 1990 г.

EPAC, Инвестиции и экономический рост , Комиссионный документ Нет.9, 1995.

Филмер Р. и Д. Дао, «Экономические эффекты микроэкономики» Реформа , Справочный документ EPAC, № 38, февраль 1994 г.

Фишер С., «Роль макроэкономических факторов в росте», Журнал денежно-кредитной экономики , 32, 1993.

Фокс, К., и У. Коли, «Рост ВВП, условия торговли и Общая факторная производительность », Mimeo, август 1996 г.

Гроссман Г. и Э. Хелпман, Инновации и рост в Глобальная экономика , MIT Press, Кембридж, 1991.

Хансен, Г. и Э. Прескотт, «Что послужило причиной последней рецессии?», American Economic Review, Papers and Proceedings, 83 (2), Май 1993.

Harcourt, G., Некоторые Кембриджские разногласия в теории Capital , Cambridge University Press, Кембридж, 1972 г.

Хелливелл, Дж., И А. Чанг, «Совокупная производительность и рост». in an International Comparative Setting », в International Продуктивность и конкурентоспособность , Б.Хикман, (ред.), Оксфорд University Press, Oxford, 1992.

.

Hilmer, F., M. Rayner и G. Taperell, National Competition Политика , Отчет Независимого комитета по расследованию, 1993.

Howe, John, Потенциал роста Австралии в 1990-е годы , Справочный документ EPAC № 35, Офис EPAC, декабрь 1993 г.

Отраслевая комиссия, Последствия для роста и доходов Hilmer and Related Reforms, AGPS, Канберра, 1995.

Кармель, П.Х. и М. Поласек, Прикладная статистика для Экономисты , 4-е изд., Питман, Мельбурн, 1978.

Латтимор Р., «Инвестиции и основной капитал: что Цифры действительно значат? », В Экономическая динамика Австралии Industry , Клайв Гамильтон, (ред.), Allen & Unwin, Сидней, 1991.

Латтимор Р., «Исследования и разработки: скрытые инвестиции в Австралийская промышленность ', в Экономическая динамика Австралии Индустрия , Клайв Гамильтон, (изд.), Аллен и Анвин, Сидней, 1991.

Лукас Р., «О механике экономического развития», Journal of Monetary Economics , 22 (1), июль 1988 г.

Лукас Р., «Делая чудо», Econometrica , 61 (2) Март 1993.

Мэнкью Г., Д. Ромер и Д. Вейль, «Вклад в Эмпирика экономического роста », Ежеквартальный журнал Economics , 107, May 1992.

Моррисон К., Микроэкономический подход к измерению Экономические показатели, Springer-Verlag, Нью-Йорк, 1993.

Мерфи, К., А. Шлейфер, Р. Вишни, «Распределение «Талант: последствия для роста», Ежеквартальный журнал г. Экономика , 104, август 1991 г.

Нордхаус, В. и Дж. Тобин, «Рост устарел?» Пятидесятая Юбилейный коллоквиум , V, Национальное экономическое бюро Исследования, издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, 1972 г.

Отто Г. и Г. Восс, «Государственный капитал и частный сектор» Производительность », Economic Record , 70, 1994.

Куиггин Дж. Большие надежды: микроэкономическая реформа в Австралия, Allen & Unwin, Сидней, 1996.

Робертсон П., «Манифест производительности: концепции и Definitions 'Mimeo, Школа экономики, Университет Нового Юга Уэльс, 1996.

Робертсон, Т., М. Куэйл, У. Макихерн, Economics: A Contemporary Introduction , Нельсон, Мельбурн, 1994.

Romer, D., Advanced Macroeconomics , McGraw-Hill, New Йорк, 1996.

Ромер П., «Повышение доходности и долгосрочный рост», Journal политической экономии , 94 (5), октябрь 1986 г.

Ромер П., «Эндогенные технические изменения», журнал Journal of Политическая экономия , 98 (5), Октябрь, Часть 2, 1990.

Sloan, J. «До конца времен: реформа рынка труда в Австралия », Обзор экономики Австралии , 4-й квартал, 1992.

Солоу Р., «Вклад в теорию экономического роста», Ежеквартальный журнал экономики , 70, 1956.

Солоу Р., «Технические изменения и совокупное производство. Функция », Обзор экономики и статистики , 39 (5), Август 1958 г.

Свон, Т., «Экономический рост и накопление капитала», Экономический отчет , 32, 1956.


Эффект иммиграции

«Иммиграция - это прекрасная возможность для экономической политики, и важно задокументировать последствия этого», - сказал Дуглас Хольц-Икин, экономист, входивший в Совет экономических советников при президенте в обеих администрациях Буша.Он согласился с основными выводами анализа Moody’s и сказал, что 1,15 процента - это разумная оценка влияния иммиграции на ВВП.

«Нельзя просто щелкнуть выключателем и сделать США богаче», - сказал Озимек, экономист Moody’s Analytics, который работал над анализом. «Но с иммиграцией вы можете щелкнуть выключателем и значительно увеличить размер страны». И хотя другие изменения в политике могут иметь тонкие, косвенные последствия для экономики, существует очень прямая связь между увеличением размера страны и ростом ВВП (мы имеем в виду общий ВВП, а не ВВП на душу населения, что, как показывает анализ, не обращается).

Это может показаться основным моментом: добавление рабочих-иммигрантов означает, что экономика больше, и больше людей получают заработную плату и покупают товары и услуги. Но этот факт может стать неожиданностью для многих, сказала Дженнифер Хант, экономист из Университета Рутгерса. Многие американцы полагают, что иммигранты не оказывают никакого влияния на экономику, или думают, что иммигранты вычитают ценность из экономического пирога фиксированного размера. Фактически, иммигранты делают пирог больше. Согласно недавнему исследованию экономистов Райана Эдвардса из колледжа Миллс и Франческа Ортеги из Куинс-колледжа штата Калифорния, даже иммигранты без документов стимулируют рост.

Используя методы, представленные в статье, мы подсчитали, что депортация примерно 11,3 миллиона человек без документов в этой стране нанесет экономике почти 8 триллионов долларов в течение следующих 14 лет. Их легализация может увеличить ВВП почти на 2 триллиона долларов за тот же период. Вы можете увидеть, как будут выглядеть эти гипотетические сценарии, на нашей диаграмме выше.

Иммигранты стимулируют рост, но не без определенных затрат

Споры о том, берут ли иммигранты на работу у американцев, только усилились в последние несколько лет и были главной проблемой на протяжении президентской кампании 2016 года.Исследования показывают, что иммигранты не угрожают заработной плате или работе большинства американцев. В недавнем отчете Национальной академии наук, инженерии и медицины было обнаружено «мало доказательств того, что иммиграция существенно влияет на общий уровень занятости коренных рабочих». Хотя не все люди одинаково затронуты иммиграцией (например, бросившие школу могут потерять больше, чем владельцы бизнеса), многие исследования пришли к одному и тому же выводу: иммигранты в целом не вытесняют коренных американцев, и в Фактически, иногда действительно создают больше рабочих мест для людей, уже находящихся в этой стране.

Как объясняет экономист по вопросам труда Пиа Оррениус, когда иммигранты попадают в рабочую силу, они действительно могут повысить доходы местных жителей. Этот «иммиграционный излишек» обычно невелик, обычно от 0,2 до 0,4 процента, но он все равно составляет около 50 миллиардов долларов в год. Иммигранты также, как правило, более мобильны, перемещаются в места, где нужны рабочие, имеют тенденцию быть более предприимчивыми и новаторскими, что способствует экономическому росту на долгие годы, и часто работают в ролях, дополняющих роль коренных американцев, что делает всех более продуктивными.

Анализ Moody's не принимал во внимание фискальные затраты на привлечение большего числа иммигрантов в страну: затраты на предоставление общественных благ, таких как образование, здравоохранение, социальные пособия и т. Д. Расчет затрат на постоянно меняющуюся группу людей невероятно сложен. , и оценки широко варьируются в зависимости от предположений о среднем возрасте иммигрантов, уровне образования, количестве детей и даже правовом статусе.

В целом иммигранты, как правило, рожают больше детей, а это означает, что правительство штата и местные органы власти несут бремя предоставления образования.У них также, как правило, более низкий заработок, что означает, что они меньше платят налоги. Отчет национальных академий показал, что в большинстве сценариев иммигранты получают больше от государственных услуг, чем платят налоги, особенно на уровне штата и на местном уровне. Тем не менее, поскольку современные иммигранты моложе, работают и имеют более высокий уровень образования, чем иммигранты, иммигранты ранее, они «имеют тенденцию приносить пользу федеральным финансам в краткосрочной перспективе», говорится в отчете. Поскольку федеральные пособия в основном выплачиваются пожилым людям, люди, которые действительно вычитают из бюджета, по словам Ханта, выходят на пенсию и получают социальное обеспечение.

Хотя в анализе не учитываются потенциальные фискальные издержки, связанные с допуском миллионов иммигрантов в страну, он также не учитывает ряд факторов, которые имеют положительные эффекты: повышение производительности за счет инноваций и предпринимательства иммигрантов, а также положительное влияние на рынки жилья. (Иммигранты с большей вероятностью будут покупателями жилья и составят большую часть прироста домохозяйств за последние два десятилетия.)

Беспрецедентное решение в истории

Иммиграция - это не просто способ, это, возможно, единственный доступный с финансовой точки зрения способ достичь 4-процентного роста.Хант, Хольц-Икин и другие опрошенные нами экономисты согласились с тем, что, если не произойдет масштабных и дорогостоящих изменений в политике (например, увеличения субсидий по уходу за детьми или увеличения налогового кредита на заработанный доход), Трампу будет практически невозможно достичь своей цели. без иммиграции.

«Три процента - это внешний предел того, что возможно без изменения иммиграции», - сказал Хольц-Икин.

В определенные моменты истории США, особенно в 1990-е годы, в стране действительно наблюдался период высокого экономического роста, который не зависел от иммиграции.«90-е были особым десятилетием», - сказал Джованни Пери, экономист Калифорнийского университета в Дэвисе. 4-процентный рост в то время был больше связан с повышением производительности благодаря технологическим достижениям, инновациям и налоговой политике. По словам Пери, иммиграция действительно способствовала росту, но лишь частично. Перенесемся в сегодняшний день, когда условия совсем другие, и иммиграция становится нашим единственным вариантом повторить такой высокий рост.

Это напрямую связано с политической реальностью, заключающейся в том, что база Трампа и большая часть его предвыборной риторики были сосредоточены на избирателях, которые рассматривают иммигрантов как угрозу своему существованию.Когда Трамп говорит об экономическом росте, обычно не возникает вопрос об иммиграции. Во время предвыборной кампании Трамп неоднократно заявлял, что его политика будет способствовать росту экономики на 3, 4 или даже на 6 процентов в год. В ходе третьих президентских дебатов Трамп сказал: «Я действительно думаю, что мы можем подняться выше 4 процентов. Я думаю, вы можете перейти на 5 или 6 процентов ». Сегодня на веб-сайте Белого дома говорится, что у Трампа есть «смелый план по созданию 25 миллионов новых рабочих мест в США в следующее десятилетие и возвращению к 4-процентному ежегодному экономическому росту.«Трамп часто упоминает о налоговых и нормативных реформах, чтобы объяснить, как ему удалось достичь таких высоких показателей; иммиграция упоминается редко.

Когда администрация Трампа упоминает об иммиграции, это почти всегда в контексте ее ограничения. Фактически, согласно Политико, Трамп поддерживает закон, который сократит легальную иммиграцию вдвое в течение следующего десятилетия.

Взгляд на исторические записи показывает масштабы дилеммы, стоящей перед администрацией. Темпы иммиграции, согласно анализу Moody’s, необходимы для стимулирования ежегодных темпов роста на 4 процента - около 8 миллионов чистых иммигрантов в год - являются аномалией в постоянно меняющемся взгляде Америки на прием иностранцев.

«Этого никогда не случалось в истории Соединенных Штатов в том виде, в каком мы их знаем», - сказал экономист по вопросам труда Пери, недавно писавший о том, как иммиграция увеличила как население, так и производительность в период с 2000 по 2015 год. Даже в периоды чрезвычайно высокой иммиграции, например, во время в конце 1990-х и начале 2000-х годов, включая оценки нелегальных иммигрантов, США принимали только около 2 миллионов иммигрантов в год.

Поскольку уровни иммиграции, превышающие примерно 1–2 миллиона в год, являются беспрецедентными в истории, трудно предсказать, как они могут повлиять на экономику.Эксперты отмечают, что эти гипотетические сценарии вызывают ряд вопросов: откуда бы взялись все эти иммигранты? Насколько они могут быть квалифицированными или неквалифицированными? Как изменится экономика США, чтобы обеспечить их капиталом?

«Кажется, что ни на один из этих вопросов нет ответа, который ввел бы нас в практически трамповский мир с 4-процентным реальным ростом», - сказал экономист Эдвардс.

Почему больше иммигрантов увеличивают ВВП, или как работает наш график

Давайте вернемся немного назад и посмотрим, как U.С. Экономический рост рассчитывается в первую очередь. Два важных фактора, которые входят в уравнение, - это количество людей в рабочей силе и их производительность. За последние 50 лет у нас был средний рост ВВП около 3 процентов, около половины из которых приходилось на растущую рабочую силу, а половина - на ее производительность (в последние годы она колебалась ближе к 2 процентам).

Но из-за уходящего на пенсию поколения «бэби-бума» и падения уровня рождаемости темпы роста рабочей силы быстро снижаются.По данным исследовательского центра Pew Research Center, прогнозируемые темпы роста всего взрослого населения трудоспособного возраста в следующие два десятилетия в среднем будут составлять всего 0,3 процента - и единственная причина, по которой это число вообще растет, - это появление новых иммигрантов. Без них к 2035 году численность населения в трудоспособном возрасте уменьшилась бы на 8 миллионов человек. Другими словами, если никто не заменит вышедших на пенсию работников, население США трудоспособного возраста сократится более чем на 4 процента всего за два десятилетия. Единственный верный способ переломить эту тенденцию - иммиграция.

Обычно вклад рабочей силы в экономику составляет 1: 1 - увеличение рабочей силы на 1 процент, ВВП увеличивается на 1 процент. Таким образом, чтобы рассчитать влияние иммигрантов на экономику, необходимо определить, как иммигранты как группа сравниваются с остальным населением в целом. Moody’s обнаружило, что, хотя иммигранты работают в самых разных сферах, от низкоквалифицированной рабочей силы на местах до высококвалифицированных технических рабочих мест, в целом они группируются в отраслях с производительностью ниже среднего.В то же время иммигранты в США, как правило, трудоспособного возраста и обычно приезжают сюда на работу, поэтому как группа у них больше работников, чем в среднем. В целом, эти два фактора вместе означают, что иммигранты имеют немного больший вес, чем коренные американцы, когда дело доходит до ВВП - в частности, в 1,15 раза больше.

Итак, в этом расчете есть ряд допущений. Во-первых, Moody’s не проводит прямого различия между зарегистрированными и незарегистрированными иммигрантами, а использует данные переписи населения, чтобы проанализировать, в каких отраслях работают иммигранты, переехавшие сюда за последние 10 лет.Это косвенная мера их совокупного воздействия на экономику.

Второе предположение состоит в том, что иммигранты в будущем будут похожи на иммигрантов сегодня: такое же сочетание отраслей, такое же сочетание низкоквалифицированной и высококвалифицированной рабочей силы. Но это могло измениться. Например, если Конгресс примет закон, резко сократив количество виз, предоставляемых низкоквалифицированным рабочим, и увеличив их для высококвалифицированных рабочих в Кремниевой долине, экономический импульс, обеспеченный дополнительными иммигрантами, мог бы быть намного больше.

«В некоторых заявлениях Трамп хочет« приостановить »иммиграцию, - сказал Озимек из Moody’s Analytics, - а в других заявлениях он говорит о том, что сюда допускаются только« лучшие »люди». С такими противоречивыми заявлениями трудно предсказать исход реальной иммиграции.

Конечно, иммиграция - лишь один из многих факторов, которые могут повлиять на будущий ВВП. Поэтому мы объединили этот «эффект иммиграции» с прогнозом ВВП Moody’s Analytics. Их базовый прогноз учитывает ряд других факторов, которые могут повлиять на будущий рост ВВП, в том числе U.S. Население, рождаемость и смертность, уровень экономической активности и краткосрочные эффекты восстановления. Небольшие различия в каждом из этих факторов могут изменить прогнозируемый ВВП в каждом сценарии, особенно в краткосрочной перспективе. Однако все опрошенные нами экономисты согласились с тем, что потребуется очень существенный сдвиг в политике, чтобы существенно изменить рост в долгосрочной перспективе.

Подробнее о прогнозах Moody’s можно прочитать в их недавнем экономическом отчете.

Депортация нелегальных иммигрантов - огромный удар для экономики, их легализация - благо

В ходе своей кампании Трамп однажды выдвинул идею депортации всех 11 миллионов нелегальных иммигрантов.Еще неизвестно, попытается ли он осуществить такие массовые депортации. Пока администрация взвешивает, стоит ли это делать, экономисты говорят, что ей следует осознавать, что одновременное удаление такого большого количества людей имело бы значительный экономический эффект. Мы подсчитали общую потерю ВВП почти в 8 триллионов долларов за 14 лет, используя методы, описанные в недавней статье Эдвардса из колледжа Миллс и Ортеги из Куинс колледжа CUNY.

Эдвардс и Ортега сосредоточили свой анализ на приблизительно 11,3 миллионах нелегальных иммигрантов в стране, из которых примерно 7.1 миллион - рабочие. Их депортация приведет к почти беспрецедентной потере рабочей силы на 5 процентов, сокращению занятости в стране, аналогичному тому, что произошло во время Великой рецессии.

В документе утверждается, что легализация этих иммигрантов без документов будет иметь противоположный эффект, увеличивая ВВП на 0,6 процента или совокупный выигрыш в размере 1,8 триллиона долларов в течение следующих 14 лет. Это связано с тем, что иммигранты без легального статуса имеют ограниченные возможности для работы, часто отказываясь от более высокооплачиваемой работы, соответствующей их навыкам, из-за требований к оформлению документов или страха раскрыть свой статус.Эта «потеря производительности» - это единственное, что может компенсировать легализация.

Ортега сказал, что оценка газеты консервативна, поскольку предполагает, что получение легального статуса сделает нелегальных иммигрантов столь же продуктивными, как и другие иммигранты с таким же образованием. Но некоторые исследования показали, что когда нелегальные иммигранты получают легальный статус, они на самом деле становятся более продуктивными, чем те, кто прибыл легально, вкладывая средства в дополнительные навыки и обучение. Даже с этими предположениями газета прогнозирует, что легализация увеличит экономический вклад неуполномоченного населения примерно на 20 процентов.

Авторы предпочли не пытаться подсчитывать огромные дополнительные затраты на логистическое размещение и депортацию миллионов людей, которые, по некоторым оценкам, составляют от 400 до 600 миллиардов долларов.

Дело не только в ВВП

Конечно, вопрос о том, как иммиграция влияет на ВВП, является небольшой частью гораздо более широкого вопроса о том, как иммигранты и иммиграционная политика влияют на нашу экономику. Стивен Камарота, директор по исследованиям Центра иммиграционных исследований, отмечает, что ключевой вопрос в любом гипотетическом сценарии заключается в том, станет ли лучше коренное население.Массовый рост иммигрантов может увеличить размер экономики США, но это не обязательно улучшит положение людей, которые уже находятся здесь.

Увеличение иммиграции имеет разный эффект в зависимости от образования и отрасли. Отчет национальных академий предполагает, что некоторые низкоквалифицированные работники (например, бросившие среднюю школу), которые конкурируют с низкоквалифицированными иммигрантами, будут терять заработную плату и доход, даже если владельцы бизнеса и инвесторы получают прибыль от общего роста экономики.Как объясняет экономист из Гарварда Джордж Борхас, люди, которые конкурируют с иммигрантами, проигрывают людям, нанимающим иммигрантов.

Эти нюансы часто скрываются в общей численности занятых. Согласно Rutger’s Hunt, когда экономисты говорят о влиянии иммиграции на рабочие места, они спрашивают, упал или повысился уровень занятости коренных жителей. А с национальной точки зрения существует широкое согласие в отношении того, что рост иммиграции существенно не влияет на общий уровень занятости.Но эти цифры не охватывают людей, которые вынуждены менять работу, например американских рабочих, которые имеют ту же квалификацию, что и рабочие-иммигранты, и могут быть вынуждены перейти на низкооплачиваемую или менее желательную работу. Для этих людей иммиграция может изменить жизнь.

«Как правило, когда дело доходит до иммиграции, есть победители и проигравшие, - сказал Майкл Бен-Гад, профессор экономики Лондонского университета Сити, - и эти различия, как правило, намного больше, чем чистое число, такое как ВВП.”

Как упоминалось ранее, даже если иммигранты увеличивают ВВП, необходимо также учитывать стоимость предоставления государственных услуг, таких как здравоохранение, образование и социальные пособия. Отчет национальных академий показал, что, как правило, иммигранты в первом поколении обходятся правительствам дороже, в основном на уровне штатов и на местном уровне, чем родившиеся по рождению поколения. Однако дети иммигрантов «вносят наибольший экономический и финансовый вклад в население».

«Иммиграция - не панацея и не вылечит всех наших недугов, - сказал Джереми Роббинс, исполнительный директор New American Economy, - но в целом она полезна для экономического роста...и однозначно положительно для страны ».

Государственные пенсионные фонды снижают предполагаемую доходность

Краткое изложение было изменено 13 января 2020 г. с целью удаления устаревшего прогноза доходности.

Обзор

Государственные и местные системы пенсионного обеспечения государственных служащих в Соединенных Штатах управляют инвестициями государственных пенсионных фондов на сумму более 4,3 триллиона долларов, при этом доход от этих активов составляет более 60 центов на каждый доллар, доступный для выплаты обещанных пособий.Около трех четвертей этих активов находится в так называемых рискованных активах - акциях и альтернативных инвестициях, включая частные акции, хедж-фонды, недвижимость и товары. 1 Эти инвестиции предлагают потенциально более высокую долгосрочную доходность, но их стоимость колеблется в зависимости от взлетов и падений финансовых рынков в краткосрочной перспективе и экономики в целом в долгосрочной перспективе.

Финансовые аналитики теперь ожидают, что доходность государственных пенсионных фондов в течение следующих двух десятилетий будет более чем на полный процентный пункт ниже, чем в прошлом, исходя из прогнозов процентных ставок и экономического роста ниже исторических.Исследование The Pew Charitable Trusts показывает, что после Великой рецессии, которая началась в конце 2007 года и официально закончилась в середине 2009 года, государственные пенсионные планы снизили целевые показатели доходности в ответ на изменения в долгосрочных перспективах финансовых рынков. (См. Рисунок 1.)

База данных

Pew включает 73 крупнейших государственных пенсионных фонда, которые в совокупности управляют 95 процентами всех инвестиций государственных пенсионных систем. Средняя предполагаемая доходность этих средств составила 7,3 процента в 2017 году, по сравнению с более чем 7.5 процентов в 2016 году и 8 процентов в 2007 году непосредственно перед началом спада.

Более половины фондов в базе данных Pew снизили предполагаемую норму прибыли в 2017 году. После резких колебаний во время рецессии и в последующие годы эти изменения отражают новую норму, в которой перспективные прогнозы ожидаемого экономического роста и доходность облигаций ниже, чем у государственных пенсионных фондов. Снижение предполагаемой нормы прибыли приводит к увеличению обязательств по плану, отражаемых в балансах фондов, что, в свою очередь, увеличивает актуарные взносы работодателей, которые требуются.Тем не менее, внесение таких изменений может в конечном итоге укрепить финансовую устойчивость планов за счет снижения риска недополучения прибыли и, таким образом, ограничения непредвиденных расходов.

В последнее время было разработано множество планов по снижению требований к увеличению взносов, которые были вызваны увеличением обязательств, связанных с более консервативными инвестиционными предположениями. Приведенная стоимость будущих обязательств обычно рассчитывается с использованием предполагаемой нормы прибыли в качестве ставки дисконтирования, которая используется для выражения будущих обязательств в сегодняшних долларах; предположения о более низкой доходности приводят к более высоким расчетным обязательствам.Некоторые государственные пенсионные фонды поэтапно снижают учетную ставку, эффективно меняя способ расчета будущих обязательств. Это позволяет им распределять увеличение взносов с течением времени.

Например, в 2016 году Калифорнийская пенсионная система государственных служащих (CalPERS) - крупнейший государственный пенсионный план страны - объявила, что она постепенно снизит свою предполагаемую норму прибыли с 7,5 процентов в 2017 году до 7 процентов к 2021 году. 2 Даже такие Постепенное изменение может иметь значительное влияние с течением времени: снижение ставки дисконтирования на 1 процентный пункт приведет к увеличению объявленных обязательств в U.S. планирует более чем на 500 миллиардов долларов, что на 12 процентов больше.

Поскольку предполагаемая доходность снизилась, структура активов в основном не изменилась. Например, средние отчисления в акции и альтернативные инвестиции, которые могут обеспечить более высокую доходность, но с большим риском, сложностью и стоимостью, в последние годы оставались относительно стабильными и составляли около 50 процентов и 25 процентов активов соответственно. Это указывает на то, что большинство управляющих фондами и политиков корректируют свои предполагаемые нормы прибыли в ответ на внешнеэкономические и рыночные прогнозы, а не на изменения во внутренней инвестиционной политике.

Это краткое обновление исследования, опубликованного Pew в 2017 и 2018 годах, которое предоставило данные о распределении активов, эффективности и практике отчетности для фондов во всех 50 штатах. В нем исследуется влияние продолжающегося медленного экономического роста на показатели инвестиций, а также потенциальные меры руководства и политики в отношении снижения доходности. Наконец, в кратком изложении освещаются политики и решения, используемые хорошо финансируемыми планами, включая принятие предположений о более низкой доходности, которые помогли защитить планы от экономической нестабильности.

Ключевые термины и понятия

Предполагаемая норма доходности : Предполагаемая или ожидаемая норма доходности - это целевой показатель доходности, который пенсионный фонд оценивает своими инвестициями на основе прогнозов экономического роста, инфляции и процентных ставок. Предполагаемая доходность государственного пенсионного фонда в 2017 году составляла 7,42 процента, а в среднем - 7,33 процента.

Ставка дисконтирования : Ставка дисконтирования используется для выражения будущих пенсионных обязательств в сегодняшних долларах.Большинство государственных пенсионных фондов определяют свою учетную ставку на основе предполагаемой нормы прибыли. Снижение ставки дисконтирования по плану ведет к увеличению расчетных обязательств и более высоких ежегодных выплат по взносам. Средняя ставка дисконтирования государственного пенсионного фонда в 2017 году составляла 7,25 процента, а в среднем - 7,11 процента.

Инвестиционные сборы : Инвестиционные сборы или расходы включают любые сборы, которые пенсионный фонд платит профессионалам за распределение своих активов. Это могут быть административные сборы или сборы за управление капиталом, и они могут включать любые выплаты за результаты деятельности или участие в прибылях, если они сообщаются.

Реальная и номинальная доходность : Настоящая доходность - это доход, который инвестор получает после вычитания уровня инфляции из номинальной ставки (реальная доходность = номинальная доходность - инфляция).

Рисковые активы : Федеральная резервная система определяет «безопасные активы» как инвестиции с фиксированным доходом, денежные средства и другие эквиваленты денежных средств (например, депозитные сертификаты). Рискованные активы включают другие инвестиции, такие как акции (акции), частные акции, хедж-фонды, недвижимость и товары, которые, как ожидается, принесут более высокую доходность, но подвергают фонды большей волатильности рынка.

Государственный пенсионный фонд и государственный пенсионный план : Государства часто спонсируют более одного пенсионного плана для участвующих рабочих и пенсионеров; индивидуальные планы в пределах штата обычно делятся нанимающим государственным учреждением. Планы отвечают за управление пенсионными выплатами, а государственные пенсионные фонды управляют инвестированием активов плана.

Прогнозируемый медленный экономический рост в следующем десятилетии

Прогнозы более низкого, чем исторический, экономического роста и доходности облигаций в ближайшие 10–20 лет приводят к растущему консенсусу среди правительственных и отраслевых экономистов относительно того, что пенсионные фонды будут иметь более низкую доходность долгосрочных инвестиций, и предлагают новую норму для инвестиций в государственные фонды.Например, с 1988 по 2007 год в США годовой рост валового внутреннего продукта (ВВП) превысил 5,5 процента, в то время как Бюджетное управление Конгресса (CBO) в настоящее время прогнозирует ежегодный рост всего на 4 процента на следующее десятилетие. (См. Рис. 2.) И поскольку ожидается, что экономический рост будет более умеренным, долгосрочные перспективы для акций и других инвестиций пенсионных фондов будут аналогичными.

Доходность облигаций, которые составляют около 25 процентов активов пенсионного фонда, также прогнозируется ниже, чем средние исторические показатели.Доходность облигаций инвестиционного уровня в период с 1988 по 2007 год составляла в среднем около 6,5 процента в год, но CBO прогнозирует в среднем всего 3,7 процента в год в течение следующего десятилетия. 3

Учитывая эти тенденции, эксперты рынка в целом соглашаются с тем, что более низкая доходность инвестиций сохранится в будущем. Pew прогнозирует долгосрочную медианную доходность всего 6,4 процента в год для типичного портфеля пенсионных фондов с учетом ожидаемого роста ВВП и процентных ставок. 4 Другие аналитики с аналогичными прогнозами включают Voya Financial Advisors (6.4 процента), Дж. П. Морган и Уилшир (оба по 6,5 процента). 5

Основная тенденция: более низкая предполагаемая доходность

Доходы от инвестиций составляют более 60 процентов доходов государственного пенсионного плана - остальную часть составляют взносы работодателей и работников, поэтому фондам необходимы точные предположения о доходности для обеспечения финансовой устойчивости. Спустя десятилетие восстановления у штатов есть возможность перенастроить политику в соответствии с «новой нормой» экономики, приняв допущения о доходности в соответствии с текущими прогнозами.

Многие планы снизили свои предполагаемые нормы прибыли, что также влияет на ставки дисконтирования, чтобы отразить эти экономические реалии, несмотря на краткосрочные бюджетные проблемы, с которыми они могут столкнуться, поскольку требования по взносам возрастают при более низких ставках дисконтирования. Например, хотя только девять из 73 фондов, включенных в это исследование, имели предполагаемую ставку ниже 7,5 процента в 2014 году, к концу 2017 финансового года около половины приняли предполагаемые ставки ниже этого процента. Сорок два фонда снизили свою предполагаемую ставку в 2017 году, чтобы лучше учесть более низкую ожидаемую доходность инвестиций.Несколько штатов, в том числе Джорджия, Луизиана, Мичиган и Нью-Джерси, последовали примеру калифорнийского фонда CalPERS, приняв многолетние стратегии для снижения предполагаемых ставок в течение следующих нескольких лет.

Директивные органы могут выразить озабоченность по поводу увеличения приведенной стоимости обязательств пенсионного фонда, вызванного снижением ставок дисконтирования, связанного с этим снижения коэффициентов накопления (доли обязательств плана, сопоставимой с активами), а также влияния этих изменений на требуемые взносы для работодатели и рабочие.Однако влияние на обязательства отражает бухгалтерский учет, а не экономику. В конечном итоге директивным органам необходимо структурировать пенсионные системы, чтобы обеспечить финансовую устойчивость на протяжении всего экономического цикла, чтобы участники получали обещанные льготы. Несмотря на то, что пенсионные фонды продемонстрировали высокую доходность инвестиций в 2017 году (средняя годовая доходность 73 фондов составила 12,8 процента), фонды по-прежнему отстают от своих долгосрочных целевых показателей доходности. Например, в 2017 году средняя доходность за предыдущие 10 лет была меньше 5.5 процентов, и ни один из фондов, указанных в наших данных, не выполнил свою инвестиционную цель за этот период.

Государства, принимающие более консервативные предположения

государства решают эти проблемы. Недавние реформы в Коннектикуте являются примером того, как снижение ставок дисконтирования может помочь снизить долгосрочные риски и избежать краткосрочных скачков требований к взносам. Штат снизил ставки дисконтирования для пенсионной системы служащих штата Коннектикут (SERS) и пенсионной системы учителей (TRS) с 8 процентов до 6.9 процентов в 2017 и 2019 годах соответственно. Одновременно с этим директивные органы приняли политику финансирования, которая снизила бы нефинансируемые обязательства и стабилизировала ставки долгосрочных взносов. 6 Наконец, они продлили период времени, в течение которого государство выплачивает пенсионный долг на сумму более 30 миллиардов долларов, до 30 лет и добавили пятилетнюю поэтапную реализацию новой политики финансирования. В совокупности эти меры помогли гарантировать, что влияние увеличения взносов работодателей будет лишь постепенно сказываться на государственном бюджете.

Как и ожидалось, изменения Коннектикута привели к увеличению зарегистрированного пенсионного долга штата - недавнее снижение учетной ставки для TRS увеличило заявленное нефинансируемое обязательство только для этой системы с 13 миллиардов долларов до почти 17 миллиардов долларов. Но изменения в конечном итоге направили государство на путь выплаты этого долга устойчивым образом, что повысит предсказуемость государственных расходов и защитит пенсионные фонды от рыночной волатильности. Действительно, при анализе кредитоспособности Коннектикута рейтинговым агентством использовался дальновидный подход, который учитывает будущий рыночный риск и долгосрочную финансовую устойчивость наряду с заявленным коэффициентом финансирования.

Например, Fitch Ratings в своем анализе предложения по реформе TRS Коннектикута на 2019 год отметило, что предыдущая предполагаемая годовая доходность фонда в размере 8 процентов была «нереалистичной целью для будущих доходов от инвестиций ... - улучшение срочного финансирования, что подвергает государство серьезному фискальному риску ». Рейтинговое агентство отметило изменение ожидаемой доходности в 6,9 процента как фактор, который снизит фискальные риски. 7

Другие штаты приняли альтернативные подходы для повышения предсказуемости затрат и создания запаса прочности на случай неизбежных рыночных спадов.В Калифорнии CalPERS ввел в действие политику управления рисками в 2015 году, которая постепенно снижает предполагаемую норму доходности плана и с каждым годом переводит структуру инвестиций в менее рискованные активы, уровень финансирования которых увеличивается из-за более высокой, чем ожидалось, доходности. Такая политика помогает постепенно снизить риски и повысить предсказуемость затрат в долгосрочной перспективе, не оказывая краткосрочного давления на государственный бюджет. 8

Пенсионная система штата Висконсин (WRS) использует новаторский подход к управлению рисками с помощью предположений о доходности.Предполагаемая долгосрочная доходность WRS на 2017 год составила 7,2 процента; однако план использует более низкую ставку дисконтирования в размере 5 процентов для расчета стоимости пособий для работников после их выхода на пенсию. 9 Даже если инвестиции не соответствуют предположению о долгосрочной доходности, суммы, зарезервированной для каждого пенсионера, должно быть достаточно для оплаты базового вознаграждения без дополнительных взносов налогоплательщиков или нынешних сотрудников. И, если доходность превышает 5 процентов, как теперь ожидается, избыток будет использован для финансирования увеличения аннуитета (аналогично корректировке стоимости жизни).Система не обеспечит такого роста, когда доходность упадет ниже 5 процентов. 10

Наконец, Северная Каролина эффективно использует две ставки дисконтирования для определения политики взносов. Штат определяет минимальный размер взносов, исходя из предположения о доходности инвестиций, установленного планом в размере 7 процентов, а также потолка с использованием доходности казначейских облигаций США в качестве показателя того, какую прибыль могут принести безрисковые инвестиции. 11 Эта безрисковая ставка отражает то, что может принести гарантированная инвестиция; государственные пенсионные планы, как и большинство других инвесторов, берут на себя риск, чтобы получить доходность выше этого уровня.Если план полностью финансируется по безрисковой ставке, то взносы работодателя упадут, чтобы просто оплатить стоимость новых льгот. В любой год, когда ставка взносов находится между нижним и верхним пределом, работодатели будут вносить дополнительные 0,35 процента заработной платы сверх ставки предыдущего года.

Политика, введенная CalPERS, Висконсином и Северной Каролиной, призвана лучше гарантировать выделение адекватных активов для оплаты обещанных выгод, учитывая фундаментальную неопределенность в отношении рискованных инвестиций на протяжении десятилетий.Кроме того, за счет снижения предполагаемой нормы прибыли более половины государственных пенсионных фондов повысили вероятность того, что они смогут достичь своих инвестиционных целей в будущие годы.

Фонды не только корректируют целевые показатели доходности с учетом меняющихся экономических условий, но и более внимательно изучают размер комиссионных, которые они платят инвестиционным менеджерам. По данным Ассоциации институциональных партнеров с ограниченной ответственностью (ILPA), более 140 организаций, включая многие государственные и местные пенсионные фонды, предприняли шаги для повышения уровня раскрытия информации и прозрачности в отношении комиссионных за результаты прямых инвестиций (также известных как удерживаемые проценты). 12 Эти сборы составляют примерно 6 миллиардов долларов, или 30 процентов всех сборов, выплаченных государственными и местными фондами США инвестиционным менеджерам в 2017 году (остальную часть составляют сборы за управление). Для того чтобы государственные пенсионные фонды могли точно сообщать о своих вознаграждениях, управляющие частными инвестициями должны раскрывать общую цену своим клиентам; ожидание того, что эти сборы будут раскрыты только недавно, появилось в государственных пенсионных фондах.

Хотя совокупные уровни комиссий в процентах от активов оставались относительно постоянными в течение последнего десятилетия или более, некоторым фондам удалось добиться значительных сокращений.Например, в Пенсильвании инвестиционные расходы в процентах от активов снизились с 0,81 процента в 2015 году до 0,74 процента в 2017 году, что позволяет сэкономить государственным пенсионным планам более 57 миллионов долларов в год за счет снижения комиссионных сборов. Государство продолжает уделять внимание этому вопросу, следуя рекомендациям своей комиссии по управлению государственными пенсионными фондами и инвестициям в активы. 13 Законодатели создали панель в рамках государственных пенсионных реформ 2017 года и рекомендовали меры, которые, согласно прогнозам, позволят обеспечить актуарную экономию от 8 до 10 миллиардов долларов в течение 30 лет.

Какие факторы влияют на прогнозы рыночной доходности ниже исторической?

Во время бычьих рынков 1980-х и 1990-х годов менеджеры государственных и местных пенсионных фондов обычно предполагали, что в долгосрочной перспективе они будут получать в среднем 8 процентов или более прибыли от своих инвестиций - предположения, которые по большей части были , справедливо, учитывая преобладающие рыночные взгляды на то время. Однако спустя годы после сегодняшнего восстановления после рецессии эксперты рынка прогнозируют более низкую доходность, в значительной степени из-за более низких, чем исторические, темпов экономического роста и процентных ставок.

Экономический рост обычно измеряется через изменения ВВП, совокупного уровня товаров и услуг, произведенных в национальной экономике за определенный период времени. Этот показатель роста, в свою очередь, отражается в рыночной доходности акций и стоимости вложений в акционерный капитал. Двумя ключевыми факторами, стимулирующими рост, являются размер рабочей силы и повышение производительности, обусловленное технологиями (то есть производительность на одного работника).

Рост ВВП после Великой рецессии ниже, чем темпы роста, наблюдавшиеся во время предыдущих восстановлений, а также долгосрочные исторические средние значения, в значительной степени из-за того, что сокращение участия в рабочей силе сохранялось на протяжении всего периода восстановления, несмотря на уровень безработицы, который упал до самой низкой точки. с 1960-х (т.е., сейчас на рынке труда работает меньше людей, чем в прошлом). 14 Ожидается, что участие в рабочей силе продолжит сокращаться и останется ниже исторического уровня, в первую очередь из-за старения населения. Ожидается, что рост производительности, другой ключевой фактор роста ВВП, будет скромным без непредвиденных значительных технологических инноваций. 15

В то же время сумма процентов, выплачиваемых по государственным и корпоративным облигациям, неуклонно снижалась на протяжении последних 30 лет.После рецессии США вступили в беспрецедентный период низких процентных ставок, когда Федеральная резервная система удерживала краткосрочные ставки на уровне нуля или близком к нему с 2008 года до конца 2015 года. Доходность 30-летних казначейских облигаций упала с 8 процентов в 1990 году. примерно до 3 процентов в конце 2018 года, а в последнее время еще больше упали.

Забегая вперед, большинство экспертов не ожидают значительного повышения процентных ставок в ближайшем будущем по нескольким причинам, в первую очередь из-за того, что инфляция была низкой в ​​последние пять лет и, согласно прогнозам, останется ниже среднего в долгосрочной перспективе. 16 Не ожидается, что факторы, которые обычно вызывают инфляцию, такие как повышение заработной платы и экономическое развитие, быстро улучшатся или окажут значительное повышательное давление на стоимость товаров и услуг. 17

Заключение

Ожидается, что в ближайшее десятилетие экономика будет расти умеренными темпами, а доходность инвестиций пенсионных фондов вряд ли вернется к историческим уровням в обозримом будущем. Признавая эти тенденции, государственные планы все чаще корректируют свои предположения о доходности, чтобы ставки в большей степени соответствовали экономическим прогнозам.

Хотя заявленные обязательства будут расти, поскольку планы рассчитывают стоимость пенсионных обещаний с использованием более консервативных предположений, более низкие предполагаемые нормы прибыли в конечном итоге уменьшают инвестиционный риск пенсионных фондов, повышают предсказуемость стоимости пенсий для налогоплательщиков и положительно влияют на анализ кредитоспособности государства. Путем сочетания снижения учетной ставки с политикой сглаживания воздействия на затраты или принятия таких изменений в рамках более широких усилий по реформированию политики могут смягчить воздействие на государственный и местные бюджеты.

Государства могут проводить политику, обеспечивающую запас прочности пенсионных систем на случай возможного экономического спада. Калифорния, Северная Каролина и Висконсин предоставляют примеры альтернативных подходов, которые могут снизить инвестиционный риск как для государственных пенсионных фондов, так и для государственных бюджетов.

Приложение

Для изучения инвестиционной практики пенсионных фондов в 50 штатах Pew использует три источника, охватывающих 73 крупнейших финансируемых государством пенсионных фонда, совокупные активы которых составляют более 3 триллионов долларов США (около 95 процентов всех инвестиций государственных пенсионных фондов).Двадцать два штата имеют более одного фонда:

  • Данные, собранные из всеобъемлющих годовых финансовых отчетов финансируемых государством планов, отчетов об инвестициях пенсионных планов и других соответствующих документов, опубликованных отдельными государственными пенсионными планами с 1992 по 2017 год, с уделением основного внимания распределению активов, результативности и комиссиям с 2006 по 2017 год. 2017. Кроме того, данные об эффективности за 2018 год были собраны из плановых документов.
  • Данные Федеральной резервной системы США по финансовым счетам США, которые включают агрегированные экономические и инвестиционные данные о государственных пенсиях с 1950 по 2018 год.
  • Данные сравнения производительности Wilshire Trust Universe Comparison Service (TUCS), ежеквартально с 1991 по 2018 год. 18
  • Вместе эти наборы данных предоставляют более чем 60-летние совокупные инвестиционные тенденции и позволяют детально изучить инвестиционную практику большинства государственных пенсионных фондов с 2006 по 2017 год. Полные данные за 2017 год - в виде таблиц и графиков - можно найти в приложении.

Таблица A1: Показатели государственных пенсионных вложений в 50 штатах, 2017 г.

См. Полную таблицу в PDF

Сноски

  1. Совет управляющих Федеральной резервной системы, «Z.1 Финансовые счета США: потоки средств, балансовые отчеты и интегрированные макроэкономические счета, четвертый квартал 2018 г., Таблица L.120, Статистический выпуск Федеральной резервной системы, 7 марта 2019 г., https://www.federalreserve.gov/ релизы / z1 / 201

    / z1.pdf.
  2. См. Пресс-релиз Калифорнийской системы пенсионного обеспечения государственных служащих «CalPERS для снижения ставки дисконтирования до семи процентов в течение следующих трех лет», 21 декабря 2016 г., https://www.calpers.ca.gov/page/newsroom/calpers- новости / 2016 / calpers-lower-Discount-rate; и Институт фондов национального благосостояния, «Топ-100 крупнейших государственных пенсионных рейтингов по совокупным активам», https: // www.swfinstitute.org/fund-rankings/public-pension.
  3. Бюджетное управление Конгресса, «Бюджет и экономические перспективы: 2019–2029» (2019), https://www.cbo.gov/system/files/2019-03/54918-Outlook-3.pdf.
  4. Г. Меннис, С. Банта и Д. Дрэйн, «Оценка риска финансовых проблем для государственных пенсий: анализ государственного стресс-теста» (Рабочий документ № 92 Центра бизнеса и правительства Моссавара-Рахмани, Гарвардская школа Кеннеди, 2018).
  5. См. П. Земский и Б.Рейнхард, «Предположения рынка капитала на 2019 год» (2018), Нью-Йорк: Voya Investment Management; и J.P. Morgan Asset Management, «Долгосрочные рыночные предположения на 2017 год» (2017 г.), Нью-Йорк: J.P. Morgan Chase & Co .; и А. Форести и М. Раш, «Рентабельность распределения активов и допущения рисков, 2017 г.» (2017 г.), Санта-Моника, Калифорния: Wilshire Consulting.
  6. Актуарные политики финансирования для пенсионных планов делятся между политиками, использующими долларовые выплаты на уровне долга по пенсионному фонду, где ожидается, что долларовая сумма, необходимая для закрытия дефицита финансирования, будет стабильной с течением времени, и политиками на уровне процента финансирования фонда заработной платы, где выплата долга останется неизменной как доля от общей заработной платы, но будет расти в долларовом выражении.Первый имеет более высокую начальную долларовую стоимость, но быстрее выплачивает долг и обеспечивает большую бюджетную стабильность.
  7. См. Fitch Ratings, «Fitch Ratings: изменение пенсии учителей в Коннектикуте дорого обходится, но снижает фискальные риски», пресс-релиз от 28 февраля 2019 г., https://www.fitchratings.com/site/pr/10064878.
  8. Политика
  9. CalPERS по снижению финансовых рисков описана здесь: https://www.calpers.ca.gov/docs/funding-risk-mitigation-policy.pdf.
  10. Предполагаемая ставка пенсионной системы штата Висконсин была снижена до 7 процентов по состоянию на 2018 год и повлияет на обязательные взносы штата и работников начиная с 2020 года.
  11. Wisconsin рассчитывает увеличение или уменьшение размера пенсионного пособия на основе инвестиционных показателей плана. При выходе на пенсию средства со счета участника и резервного счета работодателя, достаточные для выплаты аннуитета за предполагаемый срок жизни пенсионера, переводятся на счет резерва аннуитета. На этот счет зачисляются годовые проценты; когда средства в аннуитетном резерве превышают сумму, необходимую для выплаты существующего пособия, автоматически увеличивается аннуитетное пособие.Когда средств недостаточно, аннуитетный платеж уменьшается, чтобы восполнить недостачу. Более подробная информация доступна по адресу: https://etf.wi.gov/retirement/planning-retirement/annuity-payments-and-adjustments.
  12. Приведенная стоимость обязательств - и, следовательно, актуарная ставка взносов - ниже при расчете с использованием 7-процентной ставки дисконтирования, чем при расчете с использованием более низкой безрисковой ставки (обычно доходность 30-летнего казначейского векселя, в настоящее время меньше чем 2.5 процентов).
  13. См. Институциональную ассоциацию партнеров с ограниченной ответственностью, «Поддерживающие шаблоны», https://ilpa.org/reporting-template/template-endorsers/.
  14. Комиссия по управлению государственными пенсиями и инвестициям в активы, «Заключительный отчет и рекомендации» (2018), https://patreasury.gov/pdf/2018-PPMAIRC-FINAL.pdf.
  15. Бюджетное управление Конгресса, «Бюджет и экономические перспективы: 2019–2029» (2019), https://www.cbo.gov/publication/54918.
  16. Дополнительные факторы, способствующие более низкому, чем исторически, уровню участия в рабочей силе, включают замедление иммиграции, другие демографические сдвиги и низкий уровень занятости среди людей с дипломом ниже высшего.
  17. Федеральный резервный банк Кливленда, «Инфляционные ожидания», последнее изменение: 12 сентября 2019 г., https://www.clevelandfed.org/our-research/indicators-and-data/inflation-expectations.aspx.
  18. Даже если доходность облигаций значительно увеличится, это снизит стоимость текущих вложений в облигации пенсионных фондов. В условиях роста процентных ставок планы понесли бы убытки, если бы им нужно было продать облигации, которые они приобрели, когда доходность была ниже.
  19. Wilshire Trust Universe Comparison Service и Wilshire TUCS являются знаками обслуживания Wilshire Associates Inc.(«Wilshire») и были лицензированы для использования The Pew Charitable Trusts. Все содержимое Wilshire TUCS является собственностью Wilshire Associates Inc., 2019, все права защищены.

Проект истории социального обеспечения Великая депрессия: социальная политика Америки

Социальная политика Америки в период Великой депрессии и Второй мировой войны

Джерри Д. Маркс, доктор философии, Университет Нью-Гэмпшира

Экономический контекст - Вторая промышленная революция

Америка в 20-е годы была процветающей страной.Экономия за десятилетие увеличилась в четыре раза. 1 «жилищный бум» позволил миллионам американцев иметь собственный дом. К 1924 году домовладельцами были около одиннадцати миллионов семей. Автомобили, электричество, радио и массовая реклама становились все более влиятельными в жизни среднего американца. Автомобили, когда-то считавшиеся роскошью для богатых американцев, теперь дали промышленным рабочим и фермерам гораздо большую мобильность. Электричество положило конец изнурительной работе в американском доме. Электрические холодильники, утюги, плиты и стиральные машины со временем стали «широко распространенными». 2 На ферме электрические инструменты, такие как электропилы, насосы и измельчители, сделали фермеров более продуктивными. К 1922 году радио было обычным источником новостей и развлечений для американских семей. С развитием транспорта и коммуникаций увеличилась и индустрия массовой рекламы. В дополнение ко всему этому, корпорации все чаще предлагали рабочим дополнительные льготы и возможности совместного использования акций. 3

Великая депрессия

Депрессия: очереди за едой: длинная очередь людей, ожидающих кормления: Нью-Йорк: из-за отсутствия существенных государственных программ помощи в 1932 году бесплатное питание в некоторых странах распределялось из частных источников; ок.2/1932.
Фото: Коллекция FDR-PHOCO: Фотографии из общественного достояния библиотеки Франклина Д. Рузвельта.

Общее процветание Соединенных Штатов в 1920-е годы затмило хроническую бедность некоторых уязвимых групп населения. Это были те же самые группы населения, которые всегда подвергались риску в истории Америки: дети, пожилые американцы, меньшинства, семьи, возглавляемые женщинами, люди с ограниченными возможностями и работники с нестабильной или низкооплачиваемой работой. По словам Джеймса Т. Паттерсона, автора книги «Борьба Америки с бедностью: 1900–1994», около четверти населения южных сельских районов составляли бедные издольщики и фермеры-арендаторы. 4 Более трети этих мелких фермеров были афроамериканцами. Это то, что Паттерсон называет «старой бедностью». 5 «Новая бедность» началась со знаменитого краха фондового рынка 1929 года и начала Великой депрессии. Именно тогда многие семьи со средним и высоким доходом впервые столкнулись с бедностью в Америке. Это были трудолюбивые люди, полностью разделявшие ценности и идеалы американской мечты, люди, которые наслаждались сильной экономикой 1920-х годов и покупали дома, холодильники и автомобили.Внезапный и серьезный спад американской экономики оставил многих из этих людей в шоке и отрицании. Некоторые стали склонны к суициду. Между 1929 и 1933 годами безработица в Соединенных Штатах подскочила с 3,2 процента до 24,9 процента, что составляет почти четверть официальной рабочей силы. 6 Это составило 12,8 миллиона рабочих. 7 Безработица в некоторых городах достигала 80 процентов, 8 из 10 рабочих. 8 За этот период потребительские расходы снизились на 18 процентов, производство продукции упало на 54 процента, а расходы на строительство упали на 78 процентов.Остановлено 80% производственных мощностей автомобильной промышленности. К 1932 году многие политики, бизнесмены и журналисты начали размышлять о возможности массовой революции в Соединенных Штатах. 9 Фактически, тысячи самых отчаявшихся безработных начали совершать набеги на продовольственные магазины. Напоминая продовольственные бунты во время распада феодальной системы в Европе, это грабежи стало широко распространенным к 1932 году. Демонстрации бедняков, требующих увеличения помощи, часто приводили к дракам с полицией.В таких местах, как Гарлем, «сидячая забастовка» стала частью стратегии во время этих демонстраций помощи. Питтсбургский священник по имени отец Джеймс Р. Кокс собрал 60 000 человек на митинг протеста; 12000 из этих последователей позже присоединились к Коксу в Вашингтоне, чтобы протестовать перед президентом Гербертом Гувером. Когда 5000 ветеранов войны провели демонстрацию в Вашингтоне весной 1932 года, Гувер послал не кого иного, как генерала Дугласа Макартура и майора Дуайта Эйзенхауэра, чтобы разогнать митинг. Один обозреватель описывает обращение с ветеранами:

Хижины, построенные Bonus Army на квартирах Анакостия, Вашингтон, округ Колумбия.С., горит после боя с военными. Капитолий на заднем плане. 1932 г.
Фото: Национальный архив
Идентификатор национального архива 531102

«Полиция окружила их. Бросали кирпичи. Пара полицейских ответили стрельбой. Один человек был убит, а другой тяжело ранен… .Справа от меня… формировались воинские части… .Перед этой армейской колонной находился отряд Голгофы. Затем возле лагеря остановились штабные машины и четыре грузовика с детскими цистернами.Они спустили трапы, и маленькие танки выкатились на улицу ... 12-й пехотный полк был в полной боевой форме. У каждого был противогаз, а на поясе были бомбы со слезоточивым газом ... Они закрепили свои штыки, а также закрепили противогазы на лицах. По приказу они нанесли удар своими штыками и двинулись внутрь. Штыки использовались, чтобы колоть людей, заставляя их двигаться ... Весь блок был покрыт слезоточивым газом. Вспыхнуло пламя там, где солдаты подожгли дома протестующих, чтобы изгнать этих людей.” 10

Политический ответ - Франклин Д. Рузвельт и Новый курс
Один наблюдатель указал Франклину Д. Рузвельту (Рузвельту) после вступления в должность, что, учитывая нынешний кризис, он будет либо худшим, либо величайшим президентом в американской истории. Говорят, что Рузвельт ответил: «Если я проиграю, я буду последним». 11 К тому времени, когда в 1932 году был избран Франклин Рузвельт, традиционные идеологии и институты Соединенных Штатов находились в состоянии переворота. 12 Американцы, которые выросли, продвигая идеологию «заслуживающих и не заслуживающих бедных» и клеймение бедняков, теперь стояли в очереди за помощью. Частные некоммерческие организации, такие как Community Chests, несмотря на доблесть в своих усилиях, были завалены запросами, неспособными удовлетворить потребности своих сообществ. Правительства штатов и местные органы власти, несущие полную ответственность за своих бедняков на протяжении всей американской истории, теперь обратились за финансовой помощью. Что было необходимо, так это расширенное институциональное партнерство между федеральным правительством и другими секторами американского общества в продвижении социального обеспечения.В прошлом федеральное правительство проявляло активность в других областях, таких как развитие железных дорог и пенсии ветеранам войны. Однако американская вера, как ранее выразил президент Франклин Пирс Доротее Дикс, заключалась в том, что федеральное правительство не должно участвовать в оказании помощи бедным. 13 Но теперь масштабы этого национального кризиса требовали национального решения. Федеральное правительство находится в лучшем положении, чтобы инициировать и координировать национальные усилия государственного, частного и некоммерческого секторов общества.По мере углубления кризиса прогрессивные лидеры и средние американцы все чаще требовали, чтобы федеральное правительство взяло на себя большую ответственность за сокращение и предотвращение бедности.

Одно из наиболее радикальных политических предложений по преодолению Великой депрессии было выдвинуто сенатором Хью Лонг из Луизианы, а второе - доктором Фрэнсисом Таунсендом из Калифорнии. 14 Лонг (который позже был убит) предложил программу «поделиться богатством», согласно которой миллионеры будут облагаться налогом для финансирования пенсий для всех, кто старше 60 лет.Стоимость программы, которая будет финансироваться за счет подоходного налога, должна была составить 3,6 миллиарда долларов, что по тем временам было колоссальной суммой. Таунсенд предложил ввести специальный налог с продаж, чтобы платить каждому американскому гражданину более 60 (за исключением осужденных преступников) 200 долларов в месяц. Общая стоимость предложения оценивалась в 2,4 миллиарда долларов. Около 25 миллионов человек подписали петиции в поддержку плана Таунсенда! Следовательно, администрация Рузвельта установила двухуровневую федеральную систему страхования и программ помощи. Но чтобы разобраться с социальными беспорядками по всей стране, он незамедлительно принял меры по созданию рабочих мест.Он сделал это, учредив несколько федеральных агентств и программ. 15 Одним из них было Федеральное управление по оказанию чрезвычайной помощи (FERA), которое было создано в соответствии с Федеральным законом о чрезвычайной помощи в 1932 году.

Как следует из названия, на FERA была возложена основная ответственность за управление усилиями по распределению федеральных фондов помощи отдельным штатам. Фонды помощи были использованы для поддержки безработных семей во время непосредственного кризиса. Управление гражданских работ (CWA) было фактически частью FERA.Эта федеральная программа создала рабочие места в сфере общественных работ. Эти работы в государственном секторе включали ремонт дорог, рытье дренажных канав и содержание местных парков. Управление общественных работ (PWA), созданное в 1933 году, также занималось общественными работами. Однако, в отличие от CWA, он сосредоточился на сложных общественных работах, таких как плотины и аэропорты. Другой программой, начатой ​​в 1933 году, был Гражданский корпус охраны природы (конечно же, CCC!). Целевой группой этой программы была безработная молодежь. То есть Гражданский корпус охраны природы предоставил молодежи рабочие места в различных парках.Армия США использовалась для надзора за молодежью. Кроме того, в 1933 году Конгресс принял Закон Вагнера-Пейзера. Этот закон предоставил отдельным штатам федеральное финансирование для создания бюро по трудоустройству. До 1933 года такие службы были только в 23 штатах. И, наконец, хотя и не связанные напрямую с работой, программы экстренного питания были созданы для предотвращения голода. Например, излишки сельскохозяйственных товаров распределялись среди бедных. Кроме того, была учреждена относительно небольшая программа «талонов на питание» для нуждающихся федеральных работников.

Федеральные реформы во время администрации Рузвельта также включали реформы по стабилизации экономического сектора. 16 Сюда входит создание в 1933 году Национальной администрации восстановления (НРА). Эта противоречивая программа, которая была объявлена ​​неконституционной Верховным судом в 1935 году, временно угрожала капиталистической идеологии, напрямую вмешиваясь в работу рынка «спрос и предложение». Точнее, эта федеральная инициатива была направлена ​​на стабилизацию экономики путем заключения соглашений о заработной плате и ценах для сдерживания резкого падения цен и заработной платы во время депрессии.Для дальнейшего поддержания цен на продукцию были установлены производственные квоты, чтобы сдерживать «сброс» избыточных запасов продукции на потребительский рынок. Аналогичным образом было создано Агентство по регулированию сельского хозяйства для сокращения сельскохозяйственного производства с целью поддержания более высоких цен на сельскохозяйственную продукцию (и предотвращения дальнейших банкротств в сельскохозяйственном секторе). Также в 1933 году была создана Федеральная корпорация страхования вкладов (обозначенная наклейкой на окне FDIC в вашем местном банке). Основная обязанность этой организации заключалась в восстановлении доверия населения к банковской системе.FDIC работала с участвующими банками по страхованию банковских вкладов потребителей от банкротства. Федеральное правительство также сотрудничало с банками в решении проблем миллионов ферм и домов, которым угрожает лишение права выкупа права выкупа. Например, федеральное правительство напрямую закупало у банков и рефинансировало (по более низкой процентной ставке) ипотечные кредиты нуждающихся фермеров в соответствии с Законом о чрезвычайной ипотеке для фермерских хозяйств и Законом о помощи фермерам. Оба закона были приняты в 1933 году.

Год спустя Национальным законом о жилищном строительстве было создано Федеральное управление жилищного строительства (FHA).В рамках этой программы федеральное правительство застраховало ипотечные ссуды и ссуды на улучшение жилищных условий, что позволило банкам рефинансировать ссуды малообеспеченных семей по более низким процентным ставкам. Дополнительные экономические реформы включали создание Управления долины Теннесси (TVA) в 1933 году и Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) в 1934 году. Целью TVA было содействие экономическому развитию в этом регионе страны. С этой целью были построены плотины и электростанции, обеспечивающие регион недорогой электроэнергией.TVA также разработало проекты по борьбе с наводнениями, произвело и продало удобрения и восстановило лесные массивы на больших участках земли. Что касается Комиссии по ценным бумагам и биржам, многие люди считали, что безудержные спекуляции на фондовом рынке сыграли значительную роль в крахе фондового рынка и последующей депрессии. Таким образом, Комиссия по ценным бумагам и биржам взяла на себя ответственность за регулирование спекулятивных злоупотреблений со стороны инвесторов и биржевых маклеров.

Вопрос для обсуждения: Президенты и инвалиды Франклин Д.Рузвельта обычно считают одним из трех величайших президентов в американской истории, наряду с Линкольном и Вашингтоном. Рузвельту также случилось иметь инвалидность, он боролся с детским параличом или «полиомиелитом» на протяжении большей части своей взрослой жизни. Поскольку из-за болезни его ноги были парализованы, он не мог ходить без посторонней помощи. 17 Тем не менее, во время своей президентской кампании Рузвельт проехал 13 000 миль на поезде и произнес 16 важных речей. 18 На протяжении всего его президентства люди поражались его энергии и оптимизму.Он занимал этот пост дольше, чем любой президент в американской истории, проведя Соединенные Штаты через два крупнейших кризиса двадцатого века - Великую депрессию и Вторую мировую войну. Может ли Рузвельт быть избран президентом сегодня? Как бы пресса осветила его инвалидность? Как бы избиратели отреагировали на кандидата, который не мог ходить без посторонней помощи? Этот первый набор реформ, как указывалось ранее, был временной мерой. С ноября 1934 года по ноябрь 1936 года администрация Рузвельта провела вторую серию реформ, призванных определить текущую ответственность федерального правительства, ответственность за социальное обеспечение, аналогичную той, которая существует в европейских странах. 19 Основным законодательным актом, принятым в этот период, был Закон о социальном обеспечении 1935 года.

Этот закон представляет собой пакет социальных программ, включающих как страхование, так и помощь малоимущим (позже именуемую «государственной помощью» или «социальным обеспечением»). Что касается страхования, закон содержал как страхование по безработице, так и пенсии по старости (широко известные как «Социальное обеспечение»). Страхование от безработицы было очень непопулярно среди руководителей бизнеса. Для того, чтобы проиллюстрировать, как в конце 1931 года Генри Форд упорно обвинять массовую безработицу на индивидуальной лени.Он утверждал, что для желающих есть много работы! 20 Тем не менее, объединив страхование по безработице с более популярными программами, такими как пенсии по старости, Рузвельт смог принять закон. Закон о социальном обеспечении также содержал несколько федеральных программ помощи малоимущим. Эти программы, предназначенные для постоянной федеральной ответственности, включали помощь по старости, помощь слепым и помощь детям-иждивенцам (ADC). 21 ADC, как следует из названия, адресная помощь детям из малообеспеченных семей в семьях с одним родителем.Только в 1950 году родитель-одиночка также получил официальное право на получение помощи. Обратите внимание, что до Нового курса помощь социальным работникам была средством реабилитации. 22 Чтобы получить облегчение, человек должен был согласиться на реабилитационные услуги от социального работника (включая значительную дозу моральных наставлений!). С Новым курсом помощь в бедности стала правом американских граждан, отвечающих определенным стандартам, включая, конечно же, финансовая потребность. Другими словами, плохая помощь стала не «средством» реабилитации, а, скорее, «самоцелью».«Закон о социальном обеспечении способствовал сотрудничеству между федеральным правительством и штатами в оказании помощи бедным путем использования« соответствующих формул финансирования ». 23 То есть на каждый доллар государственного финансирования, израсходованного на программы помощи пожилым людям, помощи слепым и помощи детям-иждивенцам, федеральное правительство внесло определенный процент финансирования. Тем не менее, законодательство позволяло каждому штату определять стандарты приемлемости и уровни льгот. Также в законодательный пакет был включен ряд менее масштабных программ в области здравоохранения и социального обеспечения.

К ним относятся программы охраны детства и материнского здоровья в Разделе V закона и программы общественного здравоохранения в Разделе VI закона. Во время этого второго раунда реформ администрация Рузвельта продолжала бороться с массовой безработицей и волнениями среди рабочих. По стране прошли многочисленные забастовки. Чтобы поддержать права организаторов профсоюзов, в 1936 году был принят Закон Вагнера. 24 Этим законом был учрежден Национальный совет по трудовым отношениям. Правление закрепило за рабочими право создавать собственные профсоюзы.Например, были изложены конкретные процедуры создания профсоюзов, включая процедуры голосования для выбора агента по ведению коллективных переговоров. Администрация Рузвельта также реализовала важные федеральные инициативы во время этого «второго Нового курса», которые позже были прекращены. 25 Одним из них было Управление выполнения работ (WPA), которое заменило Федеральное управление по чрезвычайным ситуациям, созданное в начале Нового курса. Около 85% участников программы получили тяжелую помощь. Право на участие в программе было ограничено одним членом от каждой семьи.Поскольку это обычно был мужчина, некоторые сочли эту программу дискриминационной. В любом случае в WPA работало два миллиона человек в месяц, строившие библиотеки, школы, больницы, парки и тротуары. 26

Элеонора Рузвельт была решительным сторонником крупной программы, реализуемой в рамках ВПА, под названием Национальная молодежная администрация. 27 Предшественник современной финансовой помощи студентам, эта программа позволила старшеклассникам и студентам колледжей завершить свое образование, предоставив рабочие места в государственном секторе с частичной занятостью.Также были созданы сельские лагеря, где молодежь могла обучаться торговым навыкам. WPA также профинансировала несколько проектов, которые заставили людей работать. 28 Например, «Новый курс» учредил проект «Федеральный театр», который создал рабочие места для актеров и драматургов и развлечение для рабочих. Кроме того, были профинансированы Федеральный проект писателей и Федеральный художественный проект. При этом писатели работали над подготовкой таких предметов, как путеводители по штатам и городам Америки, а художники рисовали фрески на стенах общественных зданий.После 1936 года администрация Рузвельта столкнулась с большим сопротивлением своей программе реформ со стороны республиканцев и консервативных демократов.

У этого противостояния было несколько причин. 29 Прежде всего, Новый курс не смог положить конец депрессии. Национальные экономические проблемы продолжались, несмотря на широкий спектр реформ. Во-вторых, многие политические и деловые лидеры чувствовали себя неуютно из-за продолжающегося дефицита расходов Рузвельта. (Для финансирования Нового курса и стимулирования экономического роста администрация Рузвельта потратила больше, чем фактически получало федеральное правительство в виде налоговых поступлений.) Третьей причиной противодействия дальнейшим реформам был страх перед социализмом в Америке. «Новый курс» с его масштабными государственными программами занятости и общенациональными программами помощи малоимущим был фундаментальным изменением в институциональной структуре Америки, изменением, которое поставило под угрозу идеологию консервативных лидеров страны. К этому страху добавлялось растущее влияние профсоюзов по всей стране. В конце концов, Рузвельт поддержал законодательство (закон Вагнера), способствующее этому развитию, несмотря на противодействие лидеров бизнеса.Все эти события вызвали растущее недовольство консервативных республиканцев и демократов из администрации Рузвельта, так называемого «мозгового треста». Отсюда растущее противодействие дополнительной социальной реформе. Несмотря на это противодействие, администрации Рузвельта все же удалось добиться принятия Закона Вагнера-Стигала о жилищном строительстве в 1937 году. 30 Этим законом было учреждено Управление жилищного строительства США, которое предоставляло местным органам власти ссуды под низкие проценты для развития государственного жилья. Еще одним поздним успехом Нового курса стал Закон о справедливых трудовых стандартах, принятый в 1938 году.Этим законодательством установлены минимальная заработная плата и максимальная продолжительность рабочего времени. (Помните, что и минимальная заработная плата, и максимальное количество рабочих часов были частью политической программы ранней прогрессивной эры.) Однако, чтобы удовлетворить интересы южан, законодательство не распространялось на сельскохозяйственный труд.

Роль социальной работы в новом курсе
К началу Великой депрессии социальная работа в Соединенных Штатах пережила значительный рост и созревание как профессиональная дисциплина. В ответ на критику, что социальная работа состоит из добросердечных людей, занимающихся деятельностью, которой может заниматься почти каждый, публикация Мэри Ричмонд 1917 года «Социальный диагноз» предоставила «совокупность знаний» для профессионализации. 31 В книге особое внимание уделяется методам работы с конкретными случаями, ориентированным на человека в его окружении. То есть, хотя Ричмонд придерживалась социологической точки зрения, согласно которой индивидуальные проблемы коренятся в социальной среде (безработица и т. Д.), В ее книге была принята медицинская модель процесса дифференциальной диагностики отдельных случаев. Основываясь на этом тщательном сборе информации о клиенте, лечение будет состоять из некоторой комбинации индивидуального изменения и изменения окружающей среды. (Следует отметить, однако, что Ричмонд не был большим энтузиастом «оптовой» социальной реформы, предпочитая вместо этого «розничное» вмешательство.В течение десятилетия 1920-х годов профессия социального работника все больше отражала консервативные тенденции по всей стране. 32 Времена были хорошие; рабочих мест было много. И снова социальные проблемы, такие как бедность и безработица, были связаны с индивидуумом.

Психиатрическая социальная работа, частично возглавляемая колледжем Смита, стала модным явлением в этой профессии. При этом психоаналитическая работа Зигмунда Фрейда, ставшая популярной на национальном уровне, предоставила социальным работникам необходимую теорию и индивидуальные методы лечения.В 1920-е годы общество рассматривало индивидуальную дисфункцию как признак не столько аморальности, сколько эмоционального расстройства. По словам Джона Эренрайха, личные нужды были не столько для Святого Петра, сколько для Святого Зигмунда. В любом случае упор на работу с кейсами способствовал профессионализации социальной работы по многим причинам. 33 Работа с делами была гораздо менее опасной для среднего и высшего классов, чем социальная работа, связанная с конкретными причинами, более известная как социальная реформа. Фактически, бизнесмены и профессионалы были готовой клиентурой для психоанализа.Чтобы утвердиться в качестве профессии, социальная работа нуждалась в поддержке этих групп со средним и высоким доходом. Ему нужны были их гонорары за услуги; ему нужна была их санкция. Таким образом, профессия социального работника с ее растущим упором на работу с пациентами соответствовала социальным, экономическим и политическим потребностям консервативных и процветающих 1920-х годов.

К 1929 г. насчитывалось 25 аспирантов по социальной работе. 34 Было создано несколько профессиональных организаций, в том числе Американская ассоциация социальных работников в 1921 году.Кроме того, для получения дополнительных знаний, основанных на исследованиях, было разработано несколько профессиональных журналов, в том числе «Компас», который позже был переименован в «Социальная работа». Когда Франклин Рузвельт вступил в должность, он сделал нескольких социальных работников видными фигурами в своей администрации. И это несмотря на то, что профессия в целом не хотела возвращаться к социальной реформе (т. Е. «Макро»). 35 Частные некоммерческие организации оставались доминирующими поставщиками кейсов со стороны социальных работников.Тем не менее, во время Нового курса государственные учреждения в первую очередь распределяли средства помощи нуждающимся. Вот где можно было найти действие и работу. И, как было сказано, социальные работники сыграли важную роль в разработке политики. Жена Рузвельта, Элеонора Рузвельт, была, вероятно, самым влиятельным человеком в Белом доме. Хотя у нее не было степени «социальной работы», Элеонора прошла обучение без отрыва от производства, работая в домах для поселений в Нью-Йорке. 36

Фактически, ее подход к роли первой леди отражал философию урегулирования «исследований и реформ.«О ее поездках по стране и миру для сбора информации для мужа ходят легенды. Она привлекла внимание прессы и, казалось, была повсюду. Она была его глазами и ушами, его сборщиком данных. Он знал, что может рассчитывать на то, что она вернет подробную информацию об общественных настроениях и социальных нуждах. Все эти «исследования» явились предпосылкой для разработки социальной политики Нового курса. Гарри Хопкинс, социальный работник с опытом работы в поселках, был следующим по значимости человеком после президента.Фактически, именно Элеонора впервые заметила Хопкинса как страстного молодого социального работника в Нью-Йорке и направила его к своему мужу. 37 После того, как Хопкинс руководил программой помощи Рузвельта в Нью-Йорке, он был избран главой Федерального управления по чрезвычайным ситуациям, а затем и его преемника - Управления прогресса работ. 38

Третьим видным членом администрации Рузвельта, получившим образование в области социальной работы и имеющим опыт работы в поселениях, была Фрэнсис Перкинс.Перкинс была первой женщиной, назначенной в кабинет президента в истории США, и работала секретарем министерства труда. 39 В начале своей карьеры она работала в двух поселениях Чикаго, Hull-House и Chicago Commons. 40 В 1909 году она посетила Нью-Йоркскую школу благотворительности (которая впоследствии станет Высшей школой социальной работы Колумбийского университета), чтобы изучить методы исследования в рамках опросов. Год спустя она получила степень магистра политических наук Колумбийского университета.Прежде чем стать министром труда, Перкинс возглавляла Промышленный совет штата Нью-Йорк Рузвельта, на этой должности она выступала за более безопасные производственные и трудовые стандарты. 41 Среди других влиятельных социальных работников в администрации Рузвельта были Грейс Эбботт, Пол Келлог, Адольф Берл, Генри Моргентау-младший и Эдуард Линдеманн. 42

Помимо этих важных ролей в разработке политики, Новый курс создал тысячи новых «рядовых» рабочих мест в социальной сфере.Фактически, Федеральный закон о чрезвычайной помощи требует, чтобы каждый местный администратор по оказанию государственной помощи нанял в свой штат хотя бы одного опытного социального работника. 43 Это требование ввело этику и методы социальной работы в каждый округ и город Америки. В течение 1930-х годов количество нанятых социальных работников увеличилось вдвое - с 30 000 до более 60 000 должностей. Этот рост рабочих мест привел к значительному сдвигу в практике социальной работы от преимущественно частных агентств и клинических ролей к государственным агентствам и социальной защите.Новый курс также расширил сферу социальной работы с преимущественно городской профессии до общенациональной профессии, также практикующей в сельской местности.

Знаете ли вы?

Гарри Хопкинс, социальный работник, был настолько уважаем президентом Франклином Рузвельтом, что до того, как здоровье Хопкинса начало ухудшаться, некоторые считали, что Рузвельт готовил его к следующему президенту Соединенных Штатов. 44 Во время Второй мировой войны Рузвельт послал Хопкинса в качестве своего специального представителя на переговоры как с Уинстоном Черчиллем, так и с Иосифом Сталиным.

Успехи и неудачи нового курса

У «Нового курса» было много недостатков. 45 Как указывалось ранее, Вторая мировая война больше всего решила проблему безработицы во время Великой депрессии. И хотя Закон о социальном обеспечении содержал несколько относительно небольших программ здравоохранения, Новый курс в целом не предусматривал крупной национальной программы здравоохранения. Более того, чтобы успокоить южных политиков и добиться принятия некоторых законов о реформе, Рузвельт сделал относительно мало, чтобы помочь афроамериканцам. 46 Многие из этих граждан работали в качестве домашней прислуги, рабочих-мигрантов и сельскохозяйственных рабочих. Законодательство «Нового курса», касающееся пенсий по старости, страхования от безработицы и минимальной заработной платы, не распространялось на работников этих профессий. С этической точки зрения, возможно, наиболее прискорбно, что Новый курс не содержал законодательства, направленного против линчевания, хотя избиение и линчевание чернокожих граждан все еще было обычным явлением в некоторых частях страны.

Если Америка как нация пострадала во время Великой депрессии, то больше всего пострадали афроамериканцы и другие меньшинства. 47 Элеонора Рузвельт была, вероятно, самым могущественным политическим союзником афроамериканцев во времена администрации Рузвельта. Как отметила историк Дорис Кирнс Гудвин, Франклин Рузвельт думал о том, что можно сделать с политической точки зрения, в то время как Элеонора думала о том, что следует делать с этической точки зрения. 48 Изучая условия жизни своего мужа в южных штатах, Элеонора обнаружила дискриминацию афроамериканцев в нескольких программах «Нового курса». Например, афроамериканцы, участвовавшие в программах по оказанию помощи на юге в рамках WPA, получали более низкую заработную плату, чем их белые коллеги.В результате Элеонора добилась того, чтобы чернокожие лидеры были услышаны в Белом доме, в результате чего в 1935 году президент издал указ, запрещающий дискриминацию в программах WPA.

В контексте времени подобные действия показали афроамериканцам, что Франклин и Элеонора Рузвельт действительно заботятся о них. Что еще более важно, эта пропаганда дала молодым афроамериканцам представление о потенциальной власти федерального правительства в отношении гражданских прав. Каковы бы ни были его недостатки, Новый курс не позволил многим американцам, черным и белым, умереть от голода во время Великой депрессии.Бросая вызов идеологиям статус-кво в Соединенных Штатах, он реформировал национальные институциональные структуры, чтобы удовлетворить огромные потребности миллионов американцев, живущих в бедности. При этом Новый курс создал крупную федеральную систему здравоохранения и социального обеспечения в дополнение к услугам местных государственных и частных агентств. Совет социального обеспечения, созданный для выполнения Закона о социальном обеспечении, позже стал Министерством здравоохранения, образования и социального обеспечения США. 49 Акт о социальном обеспечении стал и остается основой американской системы здравоохранения и социального обеспечения.

Персональные данные: Мэри МакЛеод Бетьюн

Мэри Маклеод Бетьюн, дочь бывших рабов, в 1936 году возглавила Отдел по делам афроамериканцев в Национальном управлении по делам молодежи. Она использовала эту должность, чтобы защищать потребности афроамериканцев во время Великой депрессии, руководя более справедливой политикой. доля финансирования Нового курса на образование и занятость чернокожих. 50 Бетьюн родился в 1875 году в Мэйсвилле, Южная Каролина, и получил стипендию в семинарии для негритянских девочек Скотия в Конкорде, Северная Каролина.Позже она посещала Библейский институт Муди в Чикаго с 1894 по 1895 год. 51 В 1904 году она основала Дайтонскую образовательную и промышленную школу для негритянских девочек в Дейтона-Бич, Флорида, школу, которая позже объединилась с Институтом Кукмана в Джексонвилле и стала Колледж Бетьюна-Кукмана. Педагог, организатор и защитник политики, Бетюн стала одним из ведущих борцов за гражданские права своего времени. 52 Она возглавила группу афроамериканок, проголосовавших после ратификации в 1920 году 19-й поправки к Конституции (дающей женщинам право голоса).На своей должности в Национальной молодежной администрации она стала самым высокооплачиваемым афроамериканцем в федеральном правительстве и ведущим членом неофициального «черного кабинета» администрации Рузвельта. Позже она стала первой афроамериканкой, которой был посвящен памятник в Вашингтоне, округ Колумбия,

.

Критический анализ: бизнес, Великая депрессия и новый курс

Учитывая первостепенную роль, которую частный коммерческий рынок играет в американском социальном обеспечении, Великая депрессия явилась величайшим провалом делового сектора в истории Америки.В результате масштабного экономического коллапса, последовавшего за крахом фондового рынка в 1929 году, федеральное правительство взяло на себя гораздо более активную роль в обеспечении социального благосостояния. Это новое партнерство между институциональными секторами США быстро развивалось, временами несмотря на сопротивление лидеров бизнеса. Чтобы проиллюстрировать это, и Торговая палата США, и Национальная ассоциация производителей сочли Закон о социальном обеспечении слишком радикальным. 53 Тем не менее, было гораздо меньше возражений против Закона о социальном обеспечении (с его взносами работодателей), чем ожидала администрация Рузвельта.Фактически, некоторые видные бизнес-лидеры, такие как Джерард Свуп из General Electric и Мэрион Фолсом из Eastman Kodak, публично поддержали закон. В то же время многие социальные реформаторы критиковали Закон о социальном обеспечении и другие законы Нового курса как слишком умеренные, слишком сексистские и слишком расистские. Были ли они правы? Должен ли Новый курс заменить, а не осторожно реформировать многие институты США? Неужели Рузвельт и «Новый курс» слишком соответствовали интересам консервативного бизнеса и политических лидеров? Неужели Америка упустила фундаментальную возможность для значительного прогресса с точки зрения социальной и экономической справедливости?

Социальная политика в послевоенной Америке Экономический контекст: автомобили, пригород и корпоративная социальная ответственность

Конец 1940-х и десятилетие 1950-х годов стали свидетелями все более сильного U.С. экономика. Победа Соединенных Штатов и их союзников во Второй мировой войне позволила экономике Соединенных Штатов стать мировым лидером. Экономические инфраструктуры Европы, Японии и Советского Союза были сильно разрушены во время войны, в то время как экономика Соединенных Штатов, усиленная военным производством, оправилась от Великой депрессии. Когда страна вступила в 1950-е годы, экономика США начала бурно расти, чему способствовала политика федерального правительства, особенно в автомобильной и жилищной промышленности.Фактически, на большинство товаров существовал большой отложенный спрос. General Motors была крупнейшей и богатейшей корпорацией в мире, и ее валовая выручка скоро превысила миллиард долларов. 54 Закон о межгосударственных автомагистралях 1956 года выделил миллиарды долларов на строительство шоссе, тем самым подпитывая спрос на автомобили со стороны растущего населения. Миллионы американцев увидели возможность сохранить свои рабочие места в городской промышленности, живя в пригородах. И снова федеральное правительство (работающее в партнерстве с частным банковским сектором) сделало возможным ипотеку под низкие проценты для этих потребителей, ипотеку, гарантированную федеральными агентствами, такими как Администрация ветеранов и Федеральное жилищное управление.

Кроме того, девелопер Уильям Дж. Левитт начал массовое производство доступных домов для американцев среднего класса. По мере роста экономики американский бизнес начал менять свои приоритеты на благотворительность. Опыт Великой депрессии, Нового курса и Второй мировой войны побудил американские компании все чаще направлять пожертвования общественным группам, отличным от традиционных медицинских и социальных услуг местных общинных сундуков. Переходу способствовало постановление Верховного суда Нью-Джерси 1953 года.Постановление узаконило корпоративную благотворительность не только в традиционных терминах «прямой выгоды» для корпорации, но и в плане широкой социальной ответственности корпораций перед нацией. 55 До этого судебного решения корпоративные благотворительные подарки могли быть юридически оправданы для акционеров только в том случае, если пожертвование было прямой выгодой для сотрудников. Например, пожертвование железнодорожной компании местному YMCA, которое предоставило жилье железнодорожникам, было законным.Постановление истолковало «прямую выгоду» как выгоду для системы свободного предпринимательства, а не только для корпорации или ее сотрудников.

Таким образом, был создан правовой прецедент для корпоративных пожертвований более широкому кругу причин, включая образовательные, культурные и творческие организации. В то же время американские корпорации все больше осознавали свою ответственность перед широким кругом общественных групп. 56 На протяжении 1930-х годов деловой сектор сталкивался с обиженным и враждебным общественным мнением в результате коллапса экономики и повсеместных страданий.Последующее принятие закона о новом курсе, как указывалось ранее, было воспринято бизнесом как огромная угроза системе свободного рынка. Помимо беспрецедентного увеличения ответственности федерального правительства за национальное социальное обеспечение, деловой сектор опасался будущего усиления государственного регулирования. Таким образом, бизнесу была предоставлена ​​возможность признать свои более широкие обязанности по социальному обеспечению на добровольной основе или через усиление государственного регулирования. Как и в эпоху прогрессивного развития, руководители предприятий ответили на угрозу дальнейшего регулирования, сделав новый акцент на профессионализме менеджмента и корпоративной социальной ответственности. 57

Идея управления бизнесом как попечителя общества в целом все больше и больше подчеркивалась в деловом секторе. Управление бизнесом стало более восприимчивым к многочисленным группам в своей среде: акционерам, сотрудникам, пенсионерам, потребителям, правительству и местным сообществам. Например, в 1954 году General Electric стала первой корпорацией, которая соединила взносы сотрудников и пенсионеров на благотворительность с корпоративными пожертвованиями (т. Е. «Совпадающими подарками»). 58 Более того, этот широкий круг заинтересованных сторон начал усилия по привлечению корпораций к большей ответственности за их политику и социальное воздействие (что в конечном итоге привело к «движению потребителей» и «этичному инвестированию»).

Политический контекст: Маккарти и красная паника

Хотя федеральное правительство работало с бизнес-сектором в 1950-х годах над строительством домов и шоссе, на федеральном уровне было проведено относительно мало новых социальных реформ. 59 Крупные программы Нового курса, такие как Социальное обеспечение, пережили консервативный политический климат 1950-х годов благодаря мощной поддержке со стороны растущего среднего класса Америки. Однако администрации Гарри Трумэна (1945–1952) и Дуайта Эйзенхауэра (1953–1960) относительно бездействовали в отношении новой крупной социальной реформы.Принятый закон включал Национальную программу школьных обедов 1946 года, Национальный закон 1946 года о психическом здоровье (предоставление субсидий штатам на услуги по охране психического здоровья) и Программу школьного молока 1954 года. 60 Одной из основных причин отсутствия серьезных новых социальных реформ в этот период была национальная озабоченность ростом коммунизма. Как указывалось ранее, некоторые из крупных государственных программ Нового курса подвергались критике за то, что они были коммунистическими.

Американские профсоюзы в той или иной степени находились под влиянием коммунистов.Однако теперь Советский Союз и Китай вышли из Второй мировой войны как военные державы, способные соперничать с США во всем мире. Такие события, как послевоенная советская экспансия в Восточной Европе, встревожили население США, которое недавно стало свидетелем глобальной агрессии Адольфа Гитлера. 61 В то же время коммунистические партии набирали силу в таких странах, как Франция и Италия. 62 Следовательно, распространение коммунизма стало проблемой номер один для избирателей. 63 Возможно, У. вызывает еще большее беспокойство.С. Политическими лидерами были правительственные отчеты о том, что Советский Союз в своем стремлении к мировому господству тайно разрабатывал атомное оружие и спонсировал шпионскую деятельность в Соединенных Штатах. Президент Трумэн отреагировал на эту «красную тревогу» (и подогрел ее), учредив в 1947 году Программу лояльности федеральных служащих. 64 Целью программы было устранение подрывных служащих в правительстве США.

В том же году Комитет Палаты представителей по антиамериканской деятельности (в который входил молодой конгрессмен по имени Ричард Никсон) начал серию расследований проникновения коммунистов в американские профсоюзы, правительство, академические круги и киноиндустрию.В ходе этих расследований старший редактор журнала Time Уиттакер Чемберс признал, что был бывшим членом Коммунистической партии, и назвал бывшего высокопоставленного чиновника Госдепартамента США и генерального секретаря учредительной конференции Организации Объединенных Наций Алджера Хисса коммунистом. выполняет шпионскую работу на Советский Союз. Красная паника стала еще более пугающей в 1949 году, когда президент Трумэн объявил, что Советский Союз взорвал атомную бомбу, и когда Мао Цзэ-дун объявил коммунистический суверенитет над всем материковым Китаем.Затем, в 1950 году, Алджер Хисс был признан виновным в лжесвидетельстве и отрицании того, что совершал шпионаж в пользу Советского Союза. 65 К тому времени, когда сенатор Джозеф Маккарти позже в том же году заявил, что у него есть список коммунистов, работающих в Государственном департаменте США над национальной политикой, Красная паника достигла истерики.

Последствия для социального сектора и социальной работы

Эта социально-политическая среда вызвала большую общественную поддержку антикоммунистической внешней политики «холодной войны».Тем не менее, это также повернуло общественную поддержку против дальнейших социальных реформ. 66 Книги Карла Маркса были запрещены к продаже в книжных магазинах. Университеты отказались приглашать «неоднозначных» спикеров. Радикальные воинствующие союзы были исключены Конгрессом промышленных организаций («CIO»). В конце концов, эти антикоммунистические настроения наряду с сильной экономикой привели к относительно небольшому интересу администраций Трумэна и Эйзенхауэра к основным социальным законам. Консервативная тенденция 40-х и 50-х годов снова нашла отражение в профессии социального работника.Таким образом, социальная работа вернулась к профессиональному статусу и индивидуальному подходу (то есть к работе с пациентами), а не к социальной реформе эпохи Нового курса. 67 В 1952 году был создан Совет по образованию в области социальной работы, который стал стандартным органом по аккредитации, а три года спустя несколько профессиональных организаций были объединены в Национальную ассоциацию социальных работников (NASW). Более того, в течение 1950-х годов развивалась «психосоциальная» ориентация на работу с конкретными случаями, объединив методы из конкурирующих школ мысли («диагностические» стихи «функциональные»).

Частично основанный на трудах Хайнца Хартмана, Мелани Кляйн, Пола Федерн и Анны Фрейд, терапевты стали уделять больше внимания функциям эго. Больше внимания было также уделено использованию отношений клиент-терапевт в настоящем (в отличие от восстановления подавленной бессознательной информации) и вопросам разделения посредством использования «прекращения» в терапии. (См. Труды Маргарет Малер, Рене Спитца и Джона Боулби). Кроме того, предвосхищая эру «управляемой медицинской помощи», социальные работники начали изучать методы, связанные с кратковременной терапией.Наконец, публикация Эрика Эриксона 1950 года «Детство и общество» вызвала повышенный интерес социальных работников к психосоциальному развитию на протяжении всей жизни. Таким образом, в 1950-х годах в социальной работе особое внимание уделялось работе с пациентами. Затем наступили 60-е годы! ContentSelect Для получения дополнительной информации по связанным темам социальной работы используйте следующие условия поиска: Федеральный художественный проект «Новый курс» Федеральный проект писателей Франклина Д. Рузвельта Федеральный администратор чрезвычайной помощи. Закон о справедливых трудовых стандартах Администрация гражданских работ Закон Вагнера-Стигалла о жилищном строительстве Гражданский корпус охраны окружающей среды Закон о социальном обеспечении Мэри Ричмонд 1935 года Национальный совет по трудовым отношениям Зигмунда Фрейда Элеонора Рузвельт Управление прогресса работ Гарри Хопкинс Национальная молодежная администрация Фрэнсис Перкинс Проект федерального театра Мэри МакЛеод Бетьюн Red Scare

Примечания
1.Пол Джонсон, История американского народа (Нью-Йорк: HarperPerennial, 1999), стр. 718.
2. Роберт Каро, Годы Линдона Джонсона: Путь к власти (Нью-Йорк: Винтаж, 1983), стр. 502-504.
3. Брюс С. Янссон, Неохотное государство всеобщего благосостояния: американская политика социального обеспечения - прошлое, настоящее и будущее, 4-е изд. (Бельмонт, Калифорния: Wadsworth / Thomson Learning, 2001), стр. 167.
4. Джеймс Т. Паттерсон, Борьба Америки с бедностью: 1900–1994 (Кембридж, Массачусетс: издательство Harvard University Press, 1995), с.38.
5. Там же.
6. Майкл Б. Кац, В тени богадельни, 10-е изд. (Нью-Йорк: BasicBooks, 1996), стр. 214.
7. Patterson, p. 42.
8. Katz, p. 214.
9. Там же, с. 223-224.
10. Там же, с.224.
11. Президентские кампании Пола Ф. Боллера-младшего (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1985), с. 239.
12. Katz, p. 214.
13. Джеймс Лейби, История социального обеспечения и социальной работы в Соединенных Штатах (Нью-Йорк: Columbia University Press, 1978), с. 104
14.Эдвард Д. Берковиц, Государство всеобщего благосостояния Америки от Рузвельта до Рейгана (Балтимор: Johns Hopkins University Press, 1991), стр. 18-19; Ричард Уэйд, Расширяющиеся ресурсы: 1901-1945, изд. Артур М. Шлезингер-младший, Альманах американской истории (Нью-Йорк: Барнс и Ноубл, 1993), стр. 470.
15. Янссон, стр. 179–184.
16. Там же, стр. 184–188.
17. Фрэнсис Перкинс, Рузвельт, которого я знал (Нью-Йорк: Viking Press, 1946), с. 37.
18. Boller, p. 234.
19. Jansson, p. 194, 199.
20.Ховард Зинн, Народная история Соединенных Штатов: с 1492 г. по настоящее время (Нью-Йорк: HarperPerennial, 1995), стр. 378.
21. Янссон, стр. 203.
22. Джон Х. Эренрайх, Альтруистическое воображение: история социальной работы и социальной политики в Соединенных Штатах (Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1985), с. 107.
23. Янссон, стр. 203, 205-207.
24. Там же, с. 204.
25. Там же, стр. 194, 207-208.
26. Дорис Кернс Гудвин, Нет обыкновенного времени (Нью-Йорк: Touchstone, 1995), с. 87.
27.Янссон, стр. 208; Траттнер, стр. 283.
28. Goodwin, p. 87; Зинн, стр. 394.
29. Jansson, p. 209.
30. Там же, стр. 210–211.
31. Ehrenreich, pp. 64-65; Траттнер, стр. 255-262.
32. Там же.
33. Ehrenreich, pp. 72, 76.
34. Ibid., P. 78.
35. Ibid., P. 103.
36. Goodwin, pp. 96, 365, 381.
37. Ibid., P. 87.
38. Leiby, p. 224, Гудвин, стр. 87.
39. Джордж Мартин, госпожа секретарь Фрэнсис Перкинс (Бостон: Houghton Mifflin, 1976), стр. 3-4.
40. Там же., стр. 60-63, 72-74.
41. Там же, с. 205.
42. Ehrenreich, p. 104.
43. Уолтер И. Траттнер, От закона о бедных к государству всеобщего благосостояния: история социального обеспечения в Америке, 6-е изд. (Нью-Йорк: Свободная пресса, 1999), стр. 285; 296-297.
44. Goodwin, pp. 106-107; 212, 257.
45. Zinn, pp. 393-394.
46. Goodwin, p.163, Trattner, p. 282.
47. Trattner, p. 282.
48. Goodwin, pp. 162–163.
49. Trattner, p.295.
50. Одри Томас МакКласки и Элейн М. Смит, Мэри МакЛеод Бетюн: создание лучшего мира (Блумингтон, Индиана: издательство Indiana University Press, 1999), стр.xii, 4.
51. Sigerman, p. 20; Мак-Класки и Смит, стр. 5.
52. McClusky & Smith, стр. 3, 6, 8, 16.
53. Trattner, p. 291.
54. Дэвид Хальберштам, Пятидесятые (Нью-Йорк: Виллард, 1993), с. 118, 132; Эренрайх, 1985, стр. 144–145.
55. Элеонора Бриллиант, Объединенный путь: дилеммы организованной благотворительности (Нью-Йорк: Колумбия, 1990), с. 157; Барри Д. Карл, Корпоративная благотворительность: историческая справка. В корпоративной филантропии: философия, менеджмент, тенденции, будущее, предыстория (Вашингтон, Д.С .: Совет по фондам, 1982), с. 132.
56. Фрэнк Эндрюс, Corporation Giving (Нью-Йорк: Рассел Сейдж, 1952), с. 17; Моррелл Хилд, Социальные обязанности бизнеса: компания и сообщество, 1900-1960 (Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси: Transaction, Inc., 1988), стр. 207.
57. Leiby, pp. 170–172; Хилд, 1988, стр. 207.
58. Биллиттери, Томас Дж. «Крупные и мелкие доноры продвигали благотворительность в 20 веке». В The Chronicle Of Philanthropy, 13 января 2000 г., цитируется 19 июля 2000 г. Доступно по адресу http: // philanthropy.com / free / article / v12 / i06 / 06002901.htm; Интернет.
59. Jansson, p. 229.
60. Trattner, p. 312.
61. Кристофер Мэтьюз, Кеннеди и Никсон: соперничество, которое сформировало послевоенную Америку (Нью-Йорк: Touchstone, 1997), с. 48.
62. Дэвид Маккалоу, Трумэн (Нью-Йорк: Touchstone, 1993), стр. 544.
63. Matthews, p. 37.
64. Ehrenreich, 1985, p. 140; Маккалоу, стр. 551.
65. Мэтьюз, 1996, стр. 67-68.
66. Ehrenreich, p. 122,140-142.
67. Там же, стр. 122, 136–137, 188.

Как цитировать эту статью (формат APA): Marx, J.D. (2011). Американская социальная политика в период Великой депрессии и Второй мировой войны. Получено [дата обращения] с http://socialwelfare.library.vcu.edu/eras/great-depression/american-social-policy-in-the-great-depression-and-wwii/.

Microsoft Word - Отчет по НДС NRF EY 2010 10 07 pm II.doc

% PDF-1.6 % 263 0 объект > эндобдж 260 0 объект > поток PScript5.dll Версия 5.2.22010-10-07T18: 49: 51-04: 002010-10-07T18: 49: 01-04: 002010-10-07T18: 49: 51-04: 00application / pdf

  • Microsoft Word - НДС NRF EY Отчет 2010 10 07 pm II.doc
  • Филлан
  • Acrobat Distiller 8.1.0 (Windows) uuid: 0e72ab97-0560-4c1c-853c-fe422912a11fuid: 07be4fbe-8b68-4ff0-a482-c489521762c0 конечный поток эндобдж 251 0 объект > эндобдж 249 0 объект > эндобдж 250 0 объект > эндобдж 252 0 объект > эндобдж 253 0 объект > эндобдж 254 0 объект > эндобдж 255 0 объект > эндобдж 256 0 объект > эндобдж 257 0 объект > эндобдж 258 0 объект > эндобдж 259 0 объект > эндобдж 216 0 объект > эндобдж 292 0 объект > эндобдж 300 0 объект > поток htX ے} ߯ 9ySbUeITRq4.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *