Радищев рассказ: Радищев биография кратко – самое главное и интересные факты из жизни поэта Александра Николаевича

Содержание

биография, писатель, поэт, философ ,ключевая фигура русской истории

Главное

Александр Николаевич Радищев - одна из ключевых фигур русской истории. Без него невозможно себе представить ни русской литературы, ни русской общественной жизни восемнадцатого века, ни русского освободительного движения, ни русской философской мысли. Судьба его притягивает внимание всех, кто интересуется прошлым и будущим своей родины, России. Особое место в популяризации жизни и творчества писателя занимает Государственный музей А.Н.Радищева, находящийся в с.Радищево Пензенской области. Именно здесь, во глубине России, А.Н.Радищев увидел, как живёт русский крестьянин. Здесь зародилась его горячая любовь к народу. На пензенской земле – истоки творчества гениального сына России, того, кто «вольность первый прорицал».

История

Село Радищево, ранее Преображенское, Верхнее Аблязово, основано прадедом А.Н.Радищева Григорием Аблязовым. Здесь, уйдя в отставку, жил отец Радищева Николай Афанасьевич со своей семьей с середины 18 века. В семь лет Радищев был отправлен для обучения в Москву, и с тех пор известно несколько посещений Радищевым Аблязова.

Александр Радищев родился 31 августа 1749 года в Москве. В семь лет он был «явлен» на смотр «недорослей» в Малоярославце. И в 1756г. или 1757г. отправлен для дальнейшего обучения в Москву, где жил у родственников матери Аргамаковых до конца 1763г., обучаясь вместе с его детьми, посещая публичные лекции, университетскую библиотеку, театральные представления и празднества.

В 1762 году Радищеву минуло 13 лет. На престол вступила Екатерина II. По ходатайству М.Ф. Аргамакова Александр Радищев был пожалован в пажи к императрице. Нуждаясь в хорошо подготовленных юристах, императрица в 1766 году выбрала 6 лучших пажей и среди них Радищева, повелев отправить их в Лейпцигский университет. Радищев провел в Лейпциге без малого 5 лет. В Лейпциге Радищев воспринимает европейские идеи, которые легли в основу его мировоззрения, подтолкнули к осознанию явлений русской жизни. Самообразование давало больше, чем образование.

В ноябре 1771 года Радищев возвратился в Россию. Молодой специалист поступает на службу в Сенат – высшее судебное учреждение - на скромную должность протоколиста, подписав клятвенное обещание «верно и нелицемерно во всем повиноваться, не щадя живота своего». Ему 23 года. Он умен, образован, полон надежд и желания принести пользу Отечеству. А в начале 1775г. Радищев подал прошение об отставке «за домашними нуждами».

В 1770-1780-х гг. А.Н. Радищев служил в коммерц-коллегии. Он завоевал любовь и расположение Президента коммерц-коллегии Александра Романовича Воронцова, как умный, деловой, честный и неподкупный чиновник, с отличными знаниями юриспруденции, что было немаловажным в таможне.

Несмотря на большую занятость делами таможни, в 1780-е гг. Радищев создал свои наиболее значительные литературные произведения. Он был человеком энциклопедических познаний, которые требовали выхода. В 1790 году в домашней типографии Радищев напечатал книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». За написание книги был приговорен к смертной казни, позже приговор был заменен на 10-летнию ссылку в Сибирь, из которой Радищев возвратился после смерти Екатерины.

Радищев умер 24 сентября 1802 года, обстоятельства его смерти неясны, по одной из версий, в состоянии тяжелой депрессии Радищев покончил с собой.

Состояние

Государственный музей А.Н.Радищева был открыт на его родине в 1945 году. Имени Александра Радищева посвящены все культурно-массовые мероприятия музея. Из их содержания можно узнать, как проводил время маленький Саша, бегая по просторным землям усадьбы бок обок с крепостными детьми, как внимательно слушал он рассказы няни своей Прасковьи Клементьевны и учился грамоте под руководством дядьки Петра Мамонтова. Во время театрализованных экскурсий посетителям предлагается поиграть в бирюльки – старинную русскую настольную игру, а также узнать о том, как сложилась дальнейшая судьба писателя, в юном возрасте покинувшего отчий дом.

В усадьбе Радищевых проводиться конкурс «Что есть сын Отечества», направленный на раскрытие творческих способностей участников в различных номинациях: литературной, художественной, театральной. Среди литературных трудов А.Н. Радищева есть статья под названием «Беседа о том, что есть сын Отечества», По мнению Александра Николаевича, сыном Отечества может быть человек, исполненный чести, благородства, способный всем пожертвовать для блага народа, и если понадобится, если он будет знать, что смерть его принесет крепость и славу Отечеству, то не страшится пожертвовать жизнью. Благодаря этой статье и появилось название конкурса «Что есть сын Отечества».

В начале учебного года стало традицией проводить театральное прочтение одной главы из книги «Путешествие из Петербурга в Москву», во время которого посетители становятся непосредственными участниками всех происходящих в главах событий. А тридцать первого августа, в день рождения Александра Николаевича, музей приглашает к себе будущих первоклассников на детский утренник, который так и называется «Первоклассник к Радищеву», для того чтобы рассказать о музее, его правилах посещения и конечно о самом писателе.

Впечатления

«Блажен писатель, если творением своим мог просветить хотя бы единого; блажен, если хотя бы в едином сердце посеял добродетель…» - писал Александр Николаевич Радищев.

Поэт Вера Звягинцева в своём отзыве о музее говорила: «Музей дышит какой-то свежестью, теплом, кажется нарядным. У этого сельского музея, находящегося среди чернозёмных полей, есть что-то своё, ни с чем несравнимое обаяние».

Музей А.Н.Радищева выполняет роль своеобразного культурного центра, который способствует единению городских и сельских жителей, собирая их вместе в залах своих экспозиций. Соприкоснувшись с истинными ценностями, по счастью, не подвластными времени, вы не захотите расстаться с чудом, сохранённым для нас духом далёкой эпохи.

 

{{objectCandidate. short_description}}

Привязан к брендам:

 

Адрес: {{objectCandidate.address ? objectCandidate.address : 'нет'}}

Автор описания:

{{objectCandidate.author}}

Сайт:

{{objectCandidate. site}}

Координаты:

{{(objectCandidate.coords || []).lat}} {{(objectCandidate.coords || []).lon}}

Объекты

Откуда и куда ехал путешественник?.

. («Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева)

Работа подготовлена при поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (грант N 06 – 03 – 00052а).

Вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского…

Дан. 5, 5

 

МИФ И ЗАГАДКА РАДИЩЕВА

Почему путешественник отправился в Москву? Дворянин мог поехать в свое имение, мог путешествовать с целью (вроде Чичикова) по российским просторам. Путь чиновника лежал бы скорее в столицу, то есть в город Святого Петра. Путешественник вовсе не спешит в Москву на «ярмарку невест» (Пушкин) и не к забытой в странствиях возлюбленной, как Чацкий. Даже и не в университет, хотя похвальное слово Ломоносову произносит. Что же влечет его в первопрестольную? Конечно, во времена Радищева не было еще тех историософских сравнений двух столиц, которые характерны для эпохи Гоголя, Белинского, Аксаковых, Герцена, ибо не сложились твердо обозначившиеся идейные направления – славянофилов и западников. Но хоть направлений и не было, проблема уже была. И, кажется, одним из первых на нее обратил внимание Радищев.

Вообще, проблем он поставил множество. До сих пор его и третируют, и апеллируют к нему, и не могут отказаться от него. Он и первый дворянский революционер; и «бунтовщик хуже Пугачева» (Екатерина II), он и первый западник (так его определил Герцен, найдя Радищеву антитезу в лице Михаила Щербатова – как предтечи славянофильства), он и первый интеллигент (Бердяев), и первый русский гуманист (Эйдельман), римский стоик (скажем, Биллингтон), первый русский самоубийца (Чхартишвили). По мнению Григория Чхартишвили, Радищев проложил путь русским писателям-самоубийцам, не вынесшим политических катаклизмов России, «открыл длинный мартиролог русских писателей-самоубийц»

. Это и вправду стало расхожей мыслью. В фундаментальном труде Биллингтона, обобщившем основное точки зрения на русскую культуру, сказано: «Радищев был, быть может, первый, обративший специальное внимание на монолог Гамлета в своей последней работе: «О человеке, его смертности и бессмертии», и решил вопрос, взяв собственную жизнь согласно этому образцу, в 1802. Последнее десятилетие восемнадцатого столетия отмечено числом аристократических самоубийств. Героическое самоубийство было рекомендовано римскими стоиками, которые были для аристократов восемнадцатого столетия героями классической античности»
. В римских республиканцев играли и деятели французского Конвента. Легенда об отравлении-самоубийстве Радищева идет от Пушкина (статья «Александр Радищев») и Герцена: «Налил себе стакан купоросного масла и выпил его». Очень хотелось иметь реального русского стоика, вроде римских. Мифов много, это один из них.

Начнем с него, попытаемся его разобрать.

Тема самоубийства у Радищева была (даже и в «Путешествии», в первых строках), но скорее как дань моде, все бредили римским республиканизмом и стоицизмом. Ю. Лотман писал осторожно об этой теме у мыслителя: «…Радищевым поднимался вопрос о праве на самоубийство <…> Рассуждение о: героическом самоубийстве, как следствии готовности погибнуть, но не покориться тирану, было удобной и вполне понятной читателю XVIII в. формой выражения <…> В литературе XVIII в. имелась прочная традиция прославления тираноборческих подвигов античных «героев-самоубийц»»

. Тирана перед Радищевым не было. Не похоже и то, чтоб человек, знавший, что болен дурной болезнью, убивший по сути жену, наградивший своих детей всеми последствиями этой болезни, публично (в «Путешествии») каявшийся в этом, затем таким же образом убивший свою свояченицу – вторую жену и ни разу не подумавший о самоубийстве как жесте раскаяния, испугался бы пустых слов вельможи, которые ему, человеку опытному, прошедшему реальный арест и острог, разумеется, не могли показаться серьезными. Каковыми они и не были. К тому же, как всем известно, самоубийцы хотят умереть, чтобы не страдать в этой жизни, и по возможности избегают мучительных смертей. Что же произошло?

Рассказывают обычно следующую историю. Радищев требовал в 1802 году в законодательной комиссии отмены крепостного права и дворянских привилегий. Граф Завадовский спросил его, не хочет ли он снова в Сибирь. Радищев бросился домой, выпил стакан чистящей ядовитой жидкости, которой его сын чистил эполеты, начались жуткие боли, пытался зарезаться бритвой, бритву отобрали. Умер в страшных муках. Такова история, с которой согласны все. Но, думаю, что если бы Радищев испугался сибирских тягот и бед, то вряд ли бы он избрал много более страшные предсмертные мучения в результате выпитой кислоты. Не случайно, выпив, хотел перерезать себе горло бритвой. Бритва и была той всеми отмеченной попыткой самоубийства, чтоб избавиться от диких болей,  которые причиняла ему выпитая (похоже, что по ошибке) жидкость. К сожалению, я не могу доказать фактически это свое утверждение. Но ведь и сторонники версии самоубийства также не располагают никакими реальными фактами.

Существенно и то, что Радищев в свои последние годы был не в оппозиционном, а в правительственном лагере, ибо его антикрепостническая позиция по сути совпадала с позицией Александра I. Приведем соображения весьма кропотливого современного исследователя: «Последний год жизни Радищева отмечен усиленным вниманием к нему со стороны императора: Радищев был единственным из всех чиновников комиссии по составлению нового Уложения, вызванным на коронацию в Москву (вместе с графом Завадовским). В течение 1802 г. все прочнее делалось служебное положение Радищева, ему повышен оклад (с полутора тысяч до двух, что равняло Радищева с другими членами комиссии), возвращен орден Св. Владимира 4-й степени. Наконец, находясь в стесненном материальном положении, Радищев обращается к императору с просьбой о значительной денежной ссуде <…> В день смерти Радищева, когда весть о тяжелом состоянии писателя достигла Зимнего дворца, император присылает своего лейб-медика Виллие – факт, на важность которого обратил внимание Ю. М. Лотман. Кроме Радищева в девятнадцатом веке подобной чести удостоились еще только два русских писателя – Н. М. Карамзин и Пушкин»

На мой взгляд, загадка самоубийства – мнимая загадка. Думаю, большого и длинного обсуждения она не заслуживает. Задумаемся лучше о другом.

 

ВЕКТОР ДВИЖЕНИЯ

Почему все же Москва?

Пишут в учебниках, что поэзия Пушкина есть итог, подведение итогов и завершение поэзии XVIII века, ответ на вопросы этого века. Но, думается, вопросы были много глубже и отвечал на них не только Пушкин, а весь XIX век. Но и XX век продолжал эти вопросы осмыслять. XVIII век, «столетье безумно и мудро» (Радищев), – это построение Петровской империи, а далее проверяется ее жизнеспособность. Весь век у петровских реформ есть друзья и враги. Но первые враги появились в конце XVIII века – это Пугачев и Радищев. Поэтому такой пристальный к ним интерес у наиболее последовательного сторонника Петра Великого (и его преобразований) – Пушкина.

У Герцена рядом поставлены два инакомысла этого столетия – Щербатов и Радищев. Только он считал, что Щербатов повернут назад, а «Радищев – смотрит вперед, на него пахнуло сильным веянием последних лет XVIII века». Радищев, в отличие от Щербатова, полагал Герцен, против допетровской жизни. Я бы позволил себе в этом усомниться. При этом, надо сказать, именно Герцен замечает, что «путешественник»»предается полному отчаянию». Противоречивость герценовской оценки здесь очевидна. Радищева с его легкой руки называют западником, а тот и сам каялся, что начитался возмутительных французских книжек, но отсюда еще не следует его западничество, более того, мы знаем, что славянофилы начинали как раз с освоения западноевропейских идей.

Если посмотреть непредвзято на текст радищевского «Путешествия», то станет очевидно: вся книга о возможной гибели Петербургской империи. Не случайно, комментируя Радищева, Герцен писал: «Петербургская Россия <…> очевидно, не есть достигнутое состояние, а достижение чего-то, это репные зубы, которые должны выпасть; она носит во всех начинаниях характер переходного, временного; империя стропил – столько же, сколько фасад, она не в самом деле, не «взаправду», как говорят дети». Историческое движение постпетровской имперской России было из Москвы в Петербург. Само название книги Радищева требовало попятного движения, назад, в Москву. Начитавшийся немцев и французов – первый славянофил? Это, конечно, требует неких рассуждений, но они чуть дальше. Пока же, забегая вперед, замечу, что «Путешествие из Петербурга в Москву» – это даже на первый взгляд явный отказ от петербургской империи, возврат в московскую старину, когда были счастливы баре и поселяне, не было рекрутских наборов и пр. Певец империи Пушкин разделял взгляды Радищева на необходимость свободы, но полагал возможность свободы лишь в империи, ибо остальное – пугачевщина. Он ответил ему «Путешествием из Москвы в Петербург». К сожалению, мало кто вдумывается в символику названий этих двух путешествий. Пушкин полагал, что будущность России связана с движением из Москвы в Петербург.

Мы говорим о том, что Пушкин пытался возродить память о Радищеве, писал, что «вослед Радищеву восславил я свободу», но забываем, что сам он от этой строчки отказался и, думается, не только из цензурных соображений, а уточняя свою поэтическую и политическую позицию. Более того, признавая значение книги и отчаянную смелость поступка Радищева, Пушкин идейно по всем пунктам с ним не соглашается. Конечно, его мысль постоянно возвращается к радищевским темам, думаю, в том же регистре, в каком он постоянно обращался к теме Пугачева. Как к двум противникам Петровской империи и дела Петра. Пугачев им описывается вполне объективно, а в «Капитанской дочке» даже с симпатией, почти как Роб Рой. Там же Пушкин нарисует образ дворянина Швабрина, с испугу принявшего крестьянский бунт. Тема Радищева?..

Вчитаемся в комментарий Пушкина к словам Екатерины (поэт именно здесь видел причину ненависти императрицы к путешественнику): «…он хуже Пугачева; он хвалит Франклина. – Слово глубоко замечательное: монархиня, стремившаяся к соединению во едино всех разнородных частей государства, не могла равнодушно видеть отторжение колоний от владычества Англии. Радищев предан был суду. Сенат осудил его на смерть <…> Государыня смягчила приговор». Мрачная сила радищевских инвектив и пророчеств своей убежденностью в неминуемой гибели империи, своим невероятным дальновидением невольно напоминала, конечно, Франклина, но не только: можно вспомнить по крайней мере Нострадамуса, предсказавшего, как известно, падение французского королевского дома. Когда французская революция началась, все вспоминали исполнившееся пророчество Казота. И в атмосфере случившегося катаклизма, который казался потрясением мировых основ, пророчеств пугались не меньше, если не больше, чем прямых обличений. Не меньше крестьянской войны. С крестьянами уже научились справляться. Да к тому же Пугачев думал о власти, а не о развале империи. Такое придумать мог только субъект – из своих, Пугачев из университета, дворянский Нострадамус.

Постоянная тема его книги – о бренности величия: «Гордитеся, тщеславные созидатели градов, гордитесь, основатели государств; мечтайте, что слава имени вашего будет вечна; столпите камень на камень до самых облаков; иссекайте изображения ваших подвигов и надписи, дела ваши возвещающие. Полагайте твердые основания правления законом непременным. Время с острым рядом зубов смеется вашему кичению. Где мудрые Солоновы и Ликурговы законы, вольность Афин и Спарты утверждавшие? – В книгах. – А на месте их пребывания пасутся рабы жезлом самовластия.  – Где пышная Троя, где Карфаген? – Едва ли видно место, где гордо они стояли» (с. 31, «Новгород»).

Причем, что любопытно, он пишет о бренности тех государств и их правителей, которые устанавливали правовую структуру. Поневоле можно поверить Бердяеву, что в основе мировоззрения Радищева лежит идея анархизма. Проверим это на его отношении к самому Петру и его идейной преемнице – императрице Екатерине II.

Но для начала поглядим на степень неблагодарности, столь характерной для пишущего человека, и сегодня пытающегося отрицать дело Петра, забывающего, что без усилий Петра и Екатерины не было бы и его собственного образования, не было бы вообще русской классической литературы.

 

ЛИТЕРАТУРА И ИМПЕРИЯ

Как начиналась новая русская литература?

Без сомнения, с Петровских реформ, скажет любой. Об этом еще и Пушкин писал: «Петр не успел довершить многое, начатое им. Он умер в поре мужества, во всей силе творческой своей деятельности. Он бросил на словесность взор рассеянный, но проницательный. Он возвысил Феофана, ободрил Копиевича, не взлюбил Татищева за легкомыслие и вольнодумство, угадал в бедном школьнике вечного труженика Тредьяковского. Семена были посеяны. Сын молдавского господаря воспитывался в его походах; а сын холмогорского рыбака, убежав от берегов Белого моря, стучался у ворот Заиконоспасского училища. Новая словесность, плод новообразованного общества, скоро должна была родиться». Что ж, инициированная реформами первого русского императора, она поначалу и была связана с задачами и успехами империи.

И вот уже сын «холмогорского рыбака», сиречь Ломоносов, обращается к императрице Елизавете, «Петровой дщери»:

Народов Твоея державы

Различна речь, одежды, нравы,

Но всех согласна похвала.

И просит Музу:

Гласи со мной в концы земные,

Коль ныне радостна Россия!

Она, коснувшись облаков,

Конца не зрит своей державы,

Гремящей насыщенна славы…

(«Ода на день восшествия на престол…», 1746. )

Именно обширность империи, разносоставность ее народов, беспредельность Государства восхищают поэта. Это гео

графическое величие страны должно подтвердить само солнце:

В Российской ты державе всходишь,

Над нею дневный путь проводишь

И в волны кроешь пламень свой…

(«Ода на день брачного сочетания…», 1745.)

Имперское сознание определяет творчество первых русских поэтов XVIII века, даже сатира Кантемира и Фонвизина решала вполне государственные задачи, была служилой, воспитывая подданных в должном духе, духе государственного просветительства. Что предполагало необходимыми составляющими «апофеозу» Отечества, его военной мощи, завоевательной политики, расширявшей пределы державы. Не только Ломоносов, но и второй великий поэт того же столетия – Державин, певец «Фелицы», гордо мог воскликнуть:

О кровь славян! Сын предков славных,

Несокрушаемый колосс!

Кому в величестве нет равных,

Возросший на полсвета росс!

(«На взятие Измаила». )

Иными словами, любовь к родине отождествлялась с любовью к империи. Радищев выдвигает иной принцип: «уязвленность» человеческими страданиями, стыд жить величием, когда страдают «малые сей земли». Послушаем Н. Эйдельмана:

«Радищев погиб, оставя главное наследие, свою совесть, свой стыд; они придают особую нервную энергию даже архаическим, малопонятным главам «Путешествия»: и вот в чем, полагаем, главная тайна этой книги.

Радищевский стыд унаследовала великая русская литература, прежде всего писатели из дворян, которые «не умели» принадлежать своему классу».

Но так ли это? Ведь стыд за себя – категория не национальная, а все-таки общечеловеческая. Поэтому определять через нее пафос всей русской литературы кажется слишком опрометчивым. Было ведь и понятие «дворянской чести», и бунинская нелюбовь к «деревне». «Власть тьмы» даже Толстой увидел…

Существенно для нашей темы, однако, что этот стыд предполагал разрыв с имперским сознанием, противопоставление совестливой личности величию государства. Поэтому в момент торжественного и стремительного становления империи таможенный чиновник Александр Радищев издает полулегально книжку сентиментального путешественника, который в силу своей сентиментальности преисполняется состраданием к простому народу, встречаемому им на проезжей дороге. Он путешествует из Петербурга в Москву, а дорога эта даже в те времена занимала не более шести-семи дней. Обширности империи и проблем разных ее народов путешественник не заметил. Конечно, можно сказать, что немало и на этом пути ему удалось увидеть, о многом подумать. И вот, глядя окрест себя и уязвив свою душу страданиями человечества, а точнее, русского крестьянства, автор вдруг предрекает не больше, ни меньше, как грядущий распад империи, надеясь, что из этого для народа воспоследствует благо. Именно это ставилось ему обычно в заслугу. Но был ли уж так напрямую связан распад империи с народным благом? Сегодня позволительно в этом если и не усомниться, то, во всяком случае, над этим задуматься.

Пушкин сказал о Петре: «кем наша двигнулась земля». Почти то же самое говорит Радищев. Почти, да другое. В 1782 году 8 августа Радищев был на открытии памятника Петру Первому. Он как бы стыдится хвалить Петра: «И хотя бы Петр не отличился различными учреждениями, к народной пользе относящимися, хотя бы он не был победитель Карла XII, то мог бы и для того великим назваться, что дал первый стремление столь обширной громаде, которая яко первенственное вещество была без действия. Да не уничижуся в мысли твоей, любезный друг, превознося хвалами столь властного самодержавца, который истребил последние признаки дикой вольности своего отечества. Он мертв, а мертвому льстити неможно!» (курсив мой. – В. К.). Итак, мы возвращаемся к мысли Бердяева: неужели Радищев сторонник «дикой вольности»? Неужели ослепленность собственными чувствами может привести человека, заметившего ужасы французской революции, о которой он резко отрицательно написал в «Путешествии», к дикому отрицанию законопорядка?

В «Путешествии» Радищев весьма резко отзывается о французской революции: «Ныне, когда во Франции все твердят о вольности, когда необузданность и безначалие дошли до края возможного, ценсура во Франции не уничтожена. И хотя все там печатается ныне невозбранно, но тайным образом. Мы недавно читали, – да восплачут французы о участи своей и с ними человечество! – мы читали недавно, что народное собрание, толико же поступая самодержавно, как доселе их государь, насильственно взяли печатную книгу и сочинителя оной отдали под суд за то, что дерзнул писать против народного собрания. Лафает был исполнителем сего приговора, О Франция! ты еще хождаешь близ Бастильских пропастей» (с. 91, «Краткое повествование о происхождении ценсуры»). У Радищева не было иллюзий относительно французской революции с самого начала. Интересно, что Бастильскую крепость он называет пропастью. Но вот пафос империи ему чужд.

 

ЖЕЛАНИЕ ВОЛЬНОСТИ ИЛИ СТРАХ БУНТА?

Интересна мысль Радищева: Петр дал стремление обширной громаде и он же убрал последние остатки вольности.

Но что такое вольность?

Радищев, говорят, был крепостник, крут с крестьянами. Впрочем, уже в первой главе он признается, что намеревался «сделать преступление на спине комиссарской» (с. 8, «София»), то есть обломать палку о спину дорожного смотрителя, какого-нибудь Самсона Вырина. Сообщает, правда, об этом с сентиментальной ужимкой. По мнению французов, сентиментальность есть чувствительность грубых нервов. Сам Радищев оправдывался: «Примеры властвования суть заразительны» (с. 72, «Хотилов»). Но страх преследовал его. В конечном счете, можно сказать, что книга его есть реакция испуга на пугачевский бунт и попытка найти какой-то выход. Есть ли у народа иная возможность себя вести?

Вспомним строки К. Аксакова:

Раб в бунте опасней зверей,

На нож он меняет оковы…

Оружье свободных людей –

Свободное слово.

(«Свободное слово».)

А теперь слово Радищеву: «Но ведаете ли, любезные наши сограждане, коликая нам предстоит гибель, в коликой мы вращаемся опасности. Загрубелые все чувства рабов, и благим свободы мановением в движение не приходящие, тем укрепят и усовершенствуют внутреннее чувствование. Поток, загражденный в стремлении своем, тем сильнее становится, чем тверже находит противустояние. Прорвав оплот единожды, ничто уже в разлитии его противиться ему не возможет. Таковы суть братья наши, в узах нами содержимые. Ждут случая и часа. Колокол ударяет. И се пагуба зверства разливается быстротечно. Мы узрим окрест нас меч и отраву. Смерть и пожигание нам будет посул за нашу суровость и бесчеловечие. И чем медлительнее и упорнее мы были в разрешении их уз, тем стремительнее они будут во мщении своем. Приведите себе на память прежние повествования. Даже обольщение колико яростных сотворило рабов на погубление господ своих! Прельщенные грубым самозванцем, текут ему вослед и ничего толико не желают, как освободиться от ига своих властителей; в невежестве своем другого средства к тому не умыслили, как их умерщвление. Не щадили они ни пола, ни возраста. Они искали паче веселие мщения, нежели пользу сотрясения уз.

Вот что нам предстоит, вот чего нам ожидать должно» (с. 72, «Хотилов»).

Чего боялся, то и случилось.

 

* * *

Стоит отвлечься в сторону немного, но идя путем Радищева. В августе 1999 года в Санкт-Петербурге была проведена конференция: «Философия как судьба: А. Н. Радищев. К 250-летию со дня рождения». А по окончании конференции оргкомитет  устроил участникам путешествие из Петербурга в Москву – путем Радищева. Дорога удивительная, жалко, что не было нового Радищева, чтоб всплакнуть на этой дороге, где горе запивали участники путешествия водкой под названием «Комиссар». Впрочем, наш герой кое-что предсказал, написав в своей знаменитой книге: «Когда нынешние державы от естественных и нравственных причин распадутся, позлащенные нивы их порастут тернием и в развалинах великолепных чертогов гордых их правителей скрываться будут ужи, змеи и жабы, – любопытный путешественник обрящет глаголющие остатки величия их…» (с. 74, «Вышний Волочок»).

Держава распалась – не без некоторого участия нашего героя. И что же мы видели? Разрушенные имения. Развалившаяся кладка. Нет того барского уюта просвещенного вкуса, который любили дворяне конца XVIII века. Вот небольшие заметки из записной книжки той поездки, что остались случайно. Привожу записи в естественном беспорядке:

В расписании нашего путешествия написано: «Экскурсия по Волхову в Званку». Пароходик мелкий, все толпятся у борта, волны закручиваются и кучерявятся у кормы, другого пути, кроме водного, в державинское имение не осталось. Наконец, причаливаем к пустому берегу. Там когда-то шла «жизнь званская», приглашались к обеду соседи, которым бывали обещаны «шексенинска стерлядь золотая, каймак и борщ, вина и пунш». Ныне сплошные заросли кустов и травы, имения не предчувствовалось даже.

Далее путь лежал через Крестцы, в программе стояло: «Крестцы, руины почтовой станции, дворца, церковь». Руины – это точно! Ничего, кроме руин!

Тверь, Христорождественский женский монастырь, христорождественский собор, построенный Карлом Ивановичем Росси в 1820 году. На двери прикноплена бумажка со следующей надписью:

«Сауна и спорт. Клуб не работает: здесь теперь монастырь».

Заглянув в открытую дверь, видишь брусья, кольца, остатки шведской стенки; идет ремонт, интеллигентная монахиня с еврейским лицом говорит, что они восстанавливают общину, что уже у них четыре сестры. Использование старых зданий: застенки НКВД в гимназии, страшная тюрьма в Борисоглебском монастыре под Тверью, воспитательный дом в усадьбе «Раёк» Глебовых-Стрешневых, санаторий в барском доме в Митино. В Митинской усадьбе надпись в барском туалете: «Прошу покорно ходить проворно!» Интересно, старая или новая? Через озеро перевоз. На голом пузе у толстого перевозчика-лодочника татуировка: «Когда я тебя накормлю?»

Опять Тверь. Банк «Менатеп», б-р Радищева, д. 52. ОБМЕН ВАЛЮТЫ.

Все радищевские испуги сбылись. На месте державинской Званки – полудикие лесные заросли, ничего не сохранилось. Два энтузиаста – Николай Николаевич Калинин и Андрей Всеволодович Татаринов – водят любопытных, показывая виртуальную реальность: «Здесь был расположен дом, здесь Гаврила Романович любил сидеть, вон там шла липовая аллея, и мы думаем, что именно меж тех шести лип он захоронил любимую собачку». Продираемся по узкой, плохо протоптанной тропе меж высокой травы, кругом ямы, тропа то вверх, то вниз, просят не оступиться и быть осторожнее – ползают змеи. Впрочем, когда-то сам Державин пошутил: «Здесь царство комарье, / Царица им Дарья». Жены Даши давно уже нет, а комары остались.

Отличие сегодняшней поездки от радищевского путешествия, что никто здесь не пашет, нет работающих крестьян, все заросло дикой травой и бурьяном. Сельское хозяйство практически прекратило свое существование.

 

* * *

Ю. Карякин и Е. Плимак в своей известной книге обещали развенчать либеральную легенду о Радищеве. Они пишут: «Сталкивая выразителей различных общественных мнений, сопоставляя различные точки зрения, заставляя своих положительных героев отбрасывать одну иллюзию за другой, Радищев подводит читателя к революционным выводам <…> Революционное просветительство в настоящем, народная революция в будущем – таков «Проект в будущем» Радищева, таков его ответ на вопрос «что делать?» – великий вопрос всей русской демократической литературы XVIII – XIX вв.». Итак, по их мнению, перед нами первый сознательный дворянский революционер. К тому же явный намек, что более гуманный, чем последующие радикалы. Однако немецкий исследователь остроумно назвал Радищева «приемным отцом», даже, точнее, «отчимом» (Ziehvater)  русского революционного движения.

Зачем же Радищев писал «Вольность»? Неужели как призыв к революции? Ведь там отношение к вольности у него весьма двойственное. Правда, авторы (Карякин и Плимак) полагают, что мыслитель изменил свое отношение к бунту после робеспьеровского террора 1893 года: «К концу 90-х годов концепция Радищева приняла резко пессимистическую окраску. Раньше мыслитель был за революционное завоевание вольности, теперь он считает безнадежным исход кровавой борьбы: всякое междоусобие венчается учреждением диктатуры, гражданские войны в этом отношении ничем не отличаются от всякого рода завоевательных походов и войн». Но на самом деле именно в «Путешествии» (в 1890 году, напоминаю), в главе «Тверь», пишет он ту фразу, которая приводится авторами как пример его отрезвления: «Таков есть закон природы: из мучительства рождается вольность, из вольности рабство…» (с. 102, «Тверь»). Это примечание путешественника к оде «Вольность». Но ведь и сама ода «Вольность» написана в 1781 – 1783 годах, так что делать из ее текста выводы о возможных аллюзиях на Французскую революцию и вовсе полная нелепость. В этой оде можно прочитать идейную схему его путешествия: вольность необходима, но она и катастрофична. Крестьяне законов не знают: они способны только на бунт. И как же с ними поступать? Полная безысходность. Выхода нет. И уж совсем нет выхода в революцию.

В книге есть слова о законе, с которым автор сопрягает вольность. Стихотворец говорит путешественнику: «Я ее развернул и читал следующее: – Вольность… Ода… – За одно название отказали мне издание сих стихов. Но я очень помню, что в Наказе о сочинении нового уложения, говоря о вольности, сказано: «вольностию называть должно то, что все одинаковым повинуются законам». Следственного вольности у нас говорить вместно» (с. 96, «Тверь»). Но еще раньше, в главе «Едрово», он увещает крестьян, пытавшихся покарать барина за блуд с крестьянками: «Известно в деревне было, что он омерзил 60 девиц, лишив их непорочности. Наехавшая команда выручила сего варвара из рук на него злобствовавших. Глупые крестьяне, вы искали правосудия в самозванце! но почто не поведали вы сего законным судиям вашим? Они бы предали его гражданской смерти, и вы бы невинны осталися. А теперь злодей сей спасен» (с. 62, «Едрово»). Правда, там же он замечает, что «крестьянин в законе мертв». А стало быть, и решения по-прежнему нет.

Вольность не может предотвратить бунт.

Зачем же пишет он свою книгу?

 

КНИГА

В дневнике А. Никитенко, как реакция на герценовский конволют, зафиксировано общее представление, как «Путешествие» явилось в свет: «Радищев – человек умный и с характером, несмотря на бездну пустословия в его сочинении и на желание блистать красноречием. Селивановский в своих записках говорит, что книгу Радищева типографщики не хотели печатать, несмотря на то, что обер-полицмейстер, тогдашний цензор, позволил ее, – конечно, не прочитав. Радищев тогда завел типографию у себя в деревне, напечатал там свою книгу и разбросал ее по дорогам, на постоялых дворах и т. д. Он же говорит, что Радищев написал ее вследствие каких-то неприятностей по службе. Естественно, книга должна была подвергнуться сама и подвергнуть преследованию своего автора. Это было в разгар французской революции, и мудрено ли, что Екатерина II, уже старуха, испугалась таких сочинений, как «Вадим» Княжнина и книга Радищева».

Екатерина после жестких определений насчет «бунтовщика хуже Пугачева», «мартиниста», сторонника «Франклина» в окончательной редакции приговора назвала «Путешествие»»вредными умствованиями». Сам Радищев резонно оправдывался, что он вовсе не собирался звать народ к бунту, что по самому стилю книги видна ее непригодность для народного чтения, поэтому приписывание ему такого замысла нелепо. Он писал в тюрьме 6 июля 1790 года: «Если кто скажет, что я, писав сию книгу, хотел сделать возмущение, тому скажу, что ошибается, первое и потому, что народ наш книг не читает, что писана она слогом, для простаго народа не внятным, что и напечатано ее очень мало, не целое издание или завод, а только половина. И может ли мыслить о сем, кто общников не имеет; возмог ли я помыслить, что почесть меня таким возможно» . Конечно, разбрасывать такую книгу по дорогам и постоялым дворам было бы нелепостью.

Слог ее действительно невнятен. Это слог человека, конечно, обращающегося не к народу, а к правителям. Слог пророка. Об этом необходимо два слова. Начну с отношения к языку Радищева. Американский исследователь, человек весьма глубокомысленный, тем не менее из-за малопонятного слога отказывает книге даже в смысле: «Написана книга ужасно, и если исходить из одних ее литературных достоинств, вряд ли вообще заслуживает упоминания. В ней царит такая идеологическая путаница, что критики и по сей день не сойдутся в том, какую же цель ставил себе автор: призыв к насильственным переменам или просто предупреждение, что если вовремя не провести реформ, то бунт неизбежен». А, скажем, Г. Плеханов, при всем его уважении к «революционаризму» Радищева, считал, что самый главный недостаток знаменитой книги – это плохой язык. В его сочинениях, писал Плеханов, на каждом шагу встречаются «славянщины», чем большее значение имеет в его глазах предмет, о котором он пишет, тем охотнее облекает он свои мысли в тяжеловесное церковнославянское одеяние. Но «славянщина» – это библеизмы, это тот язык, на который была переведена Библия. Как уже замечали исследователи, книга Радищева переполнена не просто церковнославянизмами, но именно библеизмами, постоянными внутренними отсылками к Библии. К сожалению, у меня нет под рукой текста этого доклада, но примеры подыскать нетрудно.

Например: «Блажен возрыдавший, надеяйся на утешителя; блажен живущий иногда в будущем; блажен живущий в мечтании» (с. 7, «Выезд») – очевидный парафраз евангельских слов Христа. Иногда он просто переносит свое движение в некое вневременное пространство как бы выходя за пределы земного, своего рода посланник свыше: «Зимой ли я ехал или летом, для вас, думаю, равно. Может быть, и зимою и летом» (с. 10, «Любани»). В другой главе отец обращается к сыну со словами наставления, которые более подошли бы в качестве наставления христианскому мученику: «Не бойся ни осмеяния, ни мучения, ни болезни, ни заточения, ниже самой смерти. Пребудь незыблем в душе твоей, яко камень среди бунтующих, но немощных валов. Ярость мучителей твоих раздробится о твердь твою» (с. 53, «Крестьцы»). И так далее. Герцен сравнивает Радищева с пророком Даниилом, хотя и отказывает соотечественнику в пророческом даре: «Радищев не стоит Даниилом в приемной Зимнего дворца <…> Он не имеет личного озлобления против Екатерины…» . Но невольное сравнение начинает работать само по себе.

Даниил был мудрый и смирный еврейский юноша, выросший и воспитанный в Вавилоне. Когда-то он разгадал сон Навуходоносора, сообщив тому, что вскоре возникнет несокрушимое государство вместо Вавилона. Скорее всего, речь шла о царстве небесном. Но российские мыслители хотели видеть в этом царстве Россию. Тютчеву принадлежит весьма известное политическое стихотворение «Русская география», где он предрекает, что Россия будет всемирной империей:

От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,

От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная…

Вот царство русское… и не прейдет вовек,

Как то провидел Дух и Даниил предрек.

(1848 или 1849.)

Поэт ссылается здесь на ветхозаветное пророчество (на книгу пророка Даниила) о том времени, когда «Бог Небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно» (Дан. 2, 44). Но, стало быть, текст Даниила существовал в сознании государственно мысливших русских писателей. Однако текст обширен, и главная его мысль все же не в этом предсказании. Более того, в культурное сознание Даниил вошел еще и как пророк, предсказавший падение великой империи. Не Навуходоносора, как излагал Меньшиков, а Валтасара, забывшего о работе правителя. Валтасар, сын Навуходоносора, среди роскоши пира, в окружении жен и наложниц, вдруг увидел «как вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского» (Дан. 5, 5). Испуганный Валтасар позвал Даниила, чтобы тот объяснил написанное. Даниил сказал: «Вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин. Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам» (Дан. 5, 25 – 28). Кончается текст о Валтасаре словами: «В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский, был убит, и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет» (Дан. 5, 30 – 31).

И вот что мы читаем в главе «Тверь», где путешественник пересказывает оду «Вольность»: «Следующие 8 строф содержат прорицания о будущем жребии отечества, которое разделится на части, и тем скорее, чем будет пространнее» (с. 102, «Тверь»). Совпадение с пророчеством Даниила поразительное, да еще торжественный библейский тон.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. Н. ТУПОЛЕВА

Александр Николаевич Радищев - российский прозаик, поэт, философ, де-факто руководитель Петербургской таможни, участник Комиссии по составлению законов при Александре I. Стал наиболее известен благодаря своему основному произведению «Путешествие из Петербурга в Москву», которое издал анонимно

Все свободное время Александр Николаевич посвящал литературному труду. Первым напечатанным его сочинением был перевод книги французского коммуниста-утописта Г. Мабли, которую Радищев снабдил собственными весьма интересными примечаниями. Писал он много и упорно, но не торопился издавать свои произведения, тем более что некоторые из них явно не прошли бы цензуру. В 1789 году было напечатано первое произведение Радищева. Заведя типографию, писатель издал «Путешествие из Петербурга в Москву». Для Радищева творчество того периода было способом осудить крепостную систему государства. Несомненно, это вызвало протест императрицы, так что вскоре писатель был арестован. Автор смело и жестко обличал российские порядки, писал о тяжелом положении крепостных крестьян, злоупотреблениях помещиков, разврате и роскоши, в которых погрязли вельможи, о корыстолюбии и взяточничестве судей, произволе чиновников и других язвах общества. Более того – он недвусмысленно намекал на вторую пугачевщину, если крепостное право не будет отменено, и даже сам предлагал проект освобождения крестьян, причем обязательно с землей.

  

Радищев подготовил проект гражданского переустройства, основанный на началах гражданской свободы личности, равенства всех перед законом и независимости суда, проект гражданского уложения, записку «О законоположении». В ней Радищев высказал оригинальные мысли о статистическом изучении уголовно-правовых явлений. В связи с этим советский ученый профессор С. С. Остроумов отметил, что Радищева по праву можно считать основоположником судебной статистики. Сын Николая Александровича Радищева вспоминает об отце: «Александр Николаевич был нрава прямого и пылкого, все горести сносил с стоическою твердостью, никогда не изгибался и был враг лести и подобострастия. В дружбе был непоколебим, а оскорбления забывал скоро, честность и бескорыстие были отличительными его чертами. Обхождение его было просто и приятно, разговор занимателен, лицо красиво и выразительно…»

  

Александр Радищев

Дело N. Александр Радищев: книжное дело

С литературой по теме, вы можете ознакомиться в научно-технической библиотеке им. Н.Г. Четаева КНИТУ-КАИ

Радищев, Александр Николаевич. Избранные философские сочинения [Электронный ресурс] / А. Н. Радищев. - Электрон. дан. – М.: Издательство Юрайт, 2018. - 365 с. 

Аннотация: В истории развития русской философской мысли второй половины XVIII века А. Н. Радищеву принадлежит ключевое место. В сборник сочинений российского поэта, философа и предтечи революционного движения вошло не только самое известное произведение «Путешествие из Петербурга в Москву», но и ряд других художественных и философских работ, а также письма Радищева, адресованные его другу и покровителю, графу А. Р. Воронцову. Примечания и подготовка текста — Л. Б. Светлова.

Тот дивный мир: XVIII-XIX вв. / сост. Н. Д. Ткаченко. - М.: Сов. Россия, 1991. - 480 с. 

Аннотация: Настоящее тематическое издание с охватом трех великих литературных эпох — XVIII, XIX, XX вв. — представляет собой свод классических произведений русских писателей, обращавшихся к теме любви. Целая россыпь имен украсит первую книгу этого издания: Карамзин, Батюшков, Пушкин, Боратынский, Вельтман, Лермонтов, Тургенев, Достоевский, Лесков... В общем, это широкая художественная и социально-психологическая картина, показывающая эволюцию представлений о любви и ее образов от времен Екатерины II и до нашего столетия. Читатель сможет проследить, как по мере смены исторических периодов и литературных направлений усложнялся и обогащался мир нравственных переживаний русского человека.

Радищев, Александр Николаевич. Путешествие из Петербурга в Москву / А. Н. Радищев. - М.: Советская Россия, 1973. - 240 с.

Аннотация: А.Н.Радищев - первый русский революционер из дворян, писатель, провозгласивший в своей книге необходимость революции в России против монархии и крепостного права. Первое издание его книги, появившееся в конце XVIII века, было уничтожено правительством Екатерины II, и книга более ста лет находилась под запретом. Картины крепостной неволи и самодержавной деспотии написаны в книге пером страстного патриота, защитника родного народа. Передовые люди XIX века бережно сохранили несколько экземпляров первого издания книги, тайком читали их и переписывали. В наше время книга не раз переиздавалась по этим уцелевшим экземплярам. 

Самвелян, Николай Григорьевич. Пока сердца для чести живы: рассказы о русской культуре / Н. Г. Самвелян. - М.: Просвещение, 1986. - 254 с. 

Аннотация: Книга включает серию рассказов о представителях отечественной культуры и искусства различных исторических периодов: И.Федорове, А.Н.Радищеве, Н.Г.Мыльникове, Ф.И.Шаляпине, а также о наших современниках, развивающих и сохраняющих родную культуру. Написанная с учетом рекомендаций школьной факультативной программы «Мировая художественная культура», она будет полезна учащимся как при подготовке к факультативным занятиям, так и к урокам гуманитарного цикла.

Старцев, Абель Исаакович. Университетские годы Радищева / А. И. Старцев. - Л.: Сов. писатель, 1956. - 190 с. 

Аннотация: Научная история жизни великого русского писателя-революционера 18 века Александра Николаевича Радищева пока не написана. Основная причина этого - скудность выявленного биографического материала. Пытаясь проследить жизнь Радищева, историк литературы то и дело наталкивается на "белые пятна". Помочь ему могут только поиски в архивах. Предлагаемая читателю работа, посвященная студенческим годам Радищева, является в значительной части результатом таких архивных разысканий. Главные вопросы, которые ставятся в ней, - формирование молодого Радищева как революционера и состав окружения, в котором он жил и работал в этот ранний период своей жизни. В ходе исследования видное место по праву заняла характеристика старшего товарища Радищева Федора Васильевича Ушакова и деятельность кружка русских студентов в Лейпциге, который может быть назван кружком Ушакова-Радищева.

По материалам с сайта https://history.wikireading.ru/291234

Материалы подготовлены: О.А. Кулябиной, главным библиотекарем сектора социокультурных коммуникаций НТБ им. Н.Г. Четаева

«Путешествие из Петербурга в Москву» читать онлайн книгу📙 автора Александра Радищева на MyBook.ru

Гой еси, дорогой читатель!
Дознав, аже сие произведение в игрище мне выпало, решителен был в деяниях своих - окушатися оного и днесь вкусить книгу данную, осьмьнадцатого веку, кую:) далече прочесть следовало, да тщета руци оную яти.
Овый текст прочитавши, спешу впечатлениями поделитися, зане негоже прочитанное замалчивать!

В таком духе я планировал написать всю рецензию, т.к. книга подобным языком написана или почти таким, не суть.
Но потом подумал, что мы живём не в семнадцатом или восемнадцатом веке и не всем такой язык будет по нраву, а некоторые могут подумать, мол "не ведает чело, что десницею творено"©, поэтому перейду на более современный язык.

Сначала мне казалось, что аффтор жжот, но к середине книга разонравилось и, лишь узнав, что аффтор в натуре выпил йаду, решил дочитать эту шнягу. Может двести лет назад фолловеры и подписывались на подобные посты, но сейчас читается пицот минут каждая глава. В то время книга подняла много хайпа, а среди хейтеров была сама Екатерина II, которая агрилась не по-детски, обозвав всё это аццким зашкваром.

Мда... понятней не стало, остановимся на компромиссном варианте и перейдём, собственно, к сути.
Посыл у автора похвальный, который опережал его время более чем на полвека, как известно, крепостное право таки отменили, но только в 1861 году.
Из плюсов:
Мне понравилось, что Радищев не боится и указывает на те огрехи в обществе, правосудии, власти, на которые остальные закрывают глаза или действуют в угоду властьимущих.
В книге присутствует юмор, его немного и он покажется устаревшим современному читателю, но он есть.
Что не поменялось за 200 лет:
Если кратко, то НИЧЕГО, если подробней, то навскидку:
1. У кого есть деньги, тот отправляет детей учиться за границу.
2. Закон глух к низшим слоям общества.
3. На "орбите" не ведают, что происходит на "Земле".
4. За кражу тысячи сажают, за кражу миллиарда ни в жисть.
5. "Свобода слова" - это пустой звук.
6. Дороже всего обходится бесплатная медицина.
7. Кто больше заплатит, тот и прав.
8. см. 5й пункт
9. см. 5й пункт
10. см. 5й пункт...

Не будем вдаваться в подробности сюжета, но книгу можно разделить на три части:
Где Радищев выражает недовольство системой правления и правосудия, а также предлагает свои варианты, как должно быть.
Где он описывает, как бояре насилуют крестьянок
И где показывает ужасающие подробности жизни крепостных, которых обирают до нитки их господа
Из минусов
Можно отметить сложный язык, похожий на первый абзац этой рецензии, думал привыкну к нему, но так и грыз этот кактус, периодически обливаясь водой, чтобы не заснуть. Например:

Вещал Акиба: вошед по стезе Равви Иозуа в сокровенное место, я познал тройственное. Познал 1-е: не на восток и не на запад, но на север и юг обращатися довлеет. Познал 2-е: не на ногах стоящему, но восседая надлежит испражняться. Познал 3-е: не десницею, но шуйцею отирать надлежит задняя. На сие возразил Бен Газас: дотоле обесстудил еси чело свое на учителя, да извергающего присматривал! Ответствовал он: сии суть таинства закона; и нужно было, да сотворю сотворенное и их познаю.

Или:

Но колико удалилися мы от первоначального общественного положения относительно владения. У нас тот, кто естественное имеет к оному право, не токмо от того исключен совершенно, но, работая ниву чуждую, зрит пропитание свое зависящее от власти другого!

Просвещенным вашим разумам истины сии не могут быть непонятны, но деяния ваши в исполнении сих истин препинаемы, сказали уже мы, предрассуждением и корыстию. Неужели сердца ваши, любовию человечества полные, предпочтут корысть чувствованиям, сердце услаждающим? Но какая в том корысть ваша?

Обилие сцен насилия над крестьянами, заимствования из произведений французов, а также разочаровался, прочитав в комментариях, что никакого путешествия не было и это не реальные путевые очерки.
Книга нужная, книга актуальная во все времена, поднимает много проблем общества, но язык повествования непривычен современному человеку, это, как если бы житель восемнадцатого века почитал "Словарик сисадмина":) или "Википедию", а чтобы закончить рецензию в том же настроении, что и начал, т.е. с юмором, вот вам картинка в тему книги.

Ставьте пальчики вверх и подписывайтесь на канал, до новых встреч, друзья!

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ «БУНТОВЩИКА» – Мосправда-инфо

24 сентября (11 сентября по ст.ст.) 1802 года автор «Путешествия из Петербурга в Москву» Александр Радищев в возрасте 53 лет покончил жизнь самоубийством, открыв, как выразился Григорий Чхартишвили (Борис Акунин) в книге «Писатель и самоубийство», длинный мартиролог русских писателей-самоубийц».

Как это было

В тот осенний день, между 9 и 10 часами, Александр Радищев, по воспоминаниям сына Павла, принял успокоительное. Сам Павел, окончивший в том году Морской кадетский корпус и уже служивший мичманом, как раз готовился чистить золотые нити бахромы на своих эполетах. Для этого на столе находился приготовленный им большой стакан «царской водки» (так называется смесь кислот: азотной кислоты (HNО3) — 1 объем и соляной кислоты HCl — 3 объема). В таком сильнейшем окислителе легко растворяются даже золото и платина, которые не может взять больше ни одна кислота. Неожиданно Радищев схватил этот стакан и на глазах сына залпом его выпил. Затем у него в руке оказалась остро наточенная бритва, которой Александр Николаевич попытался перерезать себе горло. Павел успел перехватить его руку и не позволил зарезаться.

«Теперь я буду долго мучиться!», — горестно воскликнул самоубийца. И был прав. Несчастный умирал в ужасных страданиях до часа ночи.

Важнейший эпизод в этой истории: обычно Радищева пользовал полковой доктор, но теперь из дворца к нему был послан личный врач Александра I лейб-медик баронет Джеймс (Яков Васильевич) Виллие (1768—1854). Кроме Радищева из литераторов в XIX веке такой чести были удостоены только Пушкин и Карамзин.

Известно, что признав невозможность помочь страдальцу, доктор Виллие имел с умирающим очень продолжительную беседу. При этом присутствовал Павел Радищев. В своих воспоминаниях он только записал, что Радищев попытался объяснить врачу причины своего самоубийства, но Павел не счел нужным изложить содержание разговора. Виллие же по поводу их беседы сказал: «Видно, что этот человек был очень несчастлив». (по кн. Виктора Еремина).

Как бы там ни было, но факт самоубийства сохранили в тайне, скорее всего, с согласия Александра I. Официально было объявлено, что он умер от чахотки. Более осведомленным лицам разъяснили, что Радищев принял яд по ошибке, намереваясь запить лекарство водой. Дети писателя настаивали на том, что отец их погиб в результате психического заболевания. Но более подробный разговор о версиях гибели пойдет чуть позже… Погребен Александр Радищев был по православному обряду на Волковском кладбище в Петербурге.

История несчастий

4 августа (22 июля по ст. ст.) 1789 г. полностью написанная книга Радищева получила официальное разрешение на публикацию от петербургского обер-полицмейстера Никиты Ивановича Рылеева. Однако наиболее острые места автор вставил в книгу уже после получения официального разрешения и, чтобы то не было обнаружено, стал печатать ее в домашней типографии. Именно поэтому в свет книга вышла в 1790 году. В это время во Франции свирепствовал революционный террор, и напуганная Екатерина II восприняла сочинение Радищева как призыв к мятежу. Автора она назвала «бунтовщиком хуже Пугачева», а его «Путешествие…» – «вредным умствованием». Сам Радищев резонно оправдывался, что он вовсе не собирался звать народ к бунту, что по самому стилю книги видна ее непригодность для народного чтения, поэтому приписывание ему такого замысла нелепо. Однако суд приговорил Радищева к смертной казни, которую Екатерина II заменила на 10 лет ссылки в Илимск (хотя по закону Радищева следовало отправить на каторжные работы).

Из Петербурга Александра Николаевича вывезли закованным в кандалы и одетым в драный солдатский тулуп, но уже на следующий день кандалы были сняты, тулуп заменен на отличную теплую одежду, его стали хорошо кормить и вежливо с ним обращаться. Начальник (ведь Радищев, кроме всего прочего, был управляющим Петербургской таможни) и покровитель сочинителя А.Р. Воронцов помог ссыльному деньгами и вещами. К тому же, он отправил письма властям населенных пунктов, лежащих на пути в Илимск. И.А. Пиль, иркутский генерал-губернатор, встретил ссыльного как дорогого гостя и какое-то время привечал его, пока не был полностью готов дом в Илимске.

Как пишет литературовед Виктор Еремин в статье «Александр Радищев или Паж императрицы», «каторжные работы» ссыльного заключались в чтении книг, сочинении философских трактатов и исследовательской работе по поручению Александра Воронцова. Младенцу понятно, что не могло все это происходить без ведома Екатерины II, и Радищев об этом знал, но обиду на самодержицу ее верный паж сохранил на всю оставшуюся жизнь».

23 ноября 1796 г., менее чем через три недели после кончины Екатерины II, новый император Павел I повелел взять с Александра Николаевича обещание не писать более ничего против властей и ссылку в Сибири заменил ему постоянным пребыванием в личном имении — селе Немцово (Калужской губернии). Перемены к лучшему начались уже через две недели после убийства Павла: 15 марта 1801 г. унаследовавший ему Александр I, который был в добрых отношениях с А.Р. Воронцовым, дал Александру Николаевичу полную свободу. Вскоре писателя затребовали в столицу, и 6 августа 1801 г. Александр I назначил Радищева членом Комиссии составления законов при Государственном Совете.

Из всего выше сказанного следует, что Радищев в свои последние годы был не в оппозиционном, а в правительственном лагере, ибо его антикрепостническая позиция по сути совпадала с позицией Александра I. Вообще, последний год жизни Радищева отмечен усиленным вниманием к нему со стороны императора: Радищев был единственным из всех чиновников комиссии по составлению нового Уложения, вызванным на коронацию в Москву (вместе с графом Завадовским). В течение 1802 г. все прочнее делалось служебное положение Радищева, ему повышен оклад (с полутора тысяч до двух, что равняло Радищева с другими членами комиссии), возвращен орден Св. Владимира 4-й степени.

Версии

О том, что стало причиной самоубийства и было ли то самоубийство вообще, исследователи спорят по сей день… Так, Григорий Чхартишвили (Борис Акунин) в книге «Писатель и самоубийство» приводит версию, предложенную еще Пушкиным в статье «Александр Радищев» (1836 г.): председатель Комиссии по составлению законов граф Петр Завадовский разгневался и пригрозил Радищеву повторной ссылкой в Сибирь. Для Радищева оказалось достаточно одной угрозы повторного унижения. Он занервничал, стал всем говорить, что «до него добираются», и уже не мог думать ни о чем другом». У него началась депрессия, из-за которой автор «Путешествия…» и решил свести счеты с жизнью

Но, как писал еще в 50-ые годы XIX века сын Радищева – Павел, оснований опасаться повторной ссылки у его отца не было. Ведь все это происходило в самом начале царствования Александра I, когда молодой император всерьез думал о либеральных реформах. Он и Радищева призвал к правительственной деятельности как фигуру знаковую – легендарного либерала. Его назначение в Комиссию по составлению законов – важный символический акт. Поэтому император не стал бы ссылать Радищева даже за самые отчаянные проекты. К тому же, главный покровитель Радищева при дворе, граф Александр Воронцов – непосредственный начальник графа Петра Завадовского, государственный канцлер и собственно глава Комиссии.

Вторую версию самоубийства можно назвать философской. Согласно ей, добровольный уход из жизни был глубоко осознанным шагом, определенным посланием современникам и потомкам. Как писал литературовед и культуролог Юрий Лотман, Радищев, как и деятели французской революции, рассматривал самоубийство как гражданский акт. Тем более, что сам Радищев о самоубийстве слишком много думал и писал (см., например, главу «Крестцы» из того же «Путешествия»).

Третья версия – самая экзотическая и наименее распространенная. Радищев и не думал травиться. Его смерть – случайность. Стакан «царской водки» писатель выпил нечаянно, перепутав с водой. Попытка суицида была, но уже после неумышленного отравления, когда, осознав случившееся, Радищев пытался зарезаться, чтобы прекратить мучения. Помешали дети. Так что, согласно третьей версии, Радищев не покончил с собой, а умер из-за роковой случайности.

Согласно четвертой версии – не только самоубийство, но и особенности самого «Путешествия» объясняются затяжной болезнью, которой с самой юности страдал Радищев. Эту версию приводит философ Владимир Кантор в статье «Откуда и куда ехал путешественник». Автор полагает, что именно болезнь Радищева была основной движущей силой его путешествия, разоблачающего ужасы царизма, а само передвижение из Петербурга в Москву оказывается путем от дворянско-имперского разврата к чистоте старых московских нравов. Отчасти эту версию подтверждает и сам текст «Путешествия…» (гл. «Яжелбицы»): столкнувшись с похоронами, на которых отец обвиняет себя в преждевременной смерти сына, путешественник обращается к себе: «Нечаянный хлад разлиялся в моих жилах. Я оцепенел <…> Воспомянул дни распутные моея юности. Привел на память все случаи, когда встревоженная чувствами душа гонялася за их услаждением, почитая мздоимную участницу любовныя утехи истинным предметом горячности. Воспомянул, что невоздержание в любострастии навлекло телу моему смрадную болезнь».

Резонанс

Когда Николай Афанасьевич (отец Радищева) узнал, что в Илимске Александр женился на свояченице, сестре покойной жены, старик фактически отказал ему от дома, причем был поддержан всеми родственниками, кроме уже парализованной на то время Феклы Степановны. Более того, узнав о самоубийстве сына, отец вознамерился ехать в Петербург и умолять императора лишить трех младших детей покойного, которых он считал ублюдками (т.е. незаконнорожденными), права на ношение фамилии Радищев и дворянства. Александр I отнесся к детям самоубийцы весьма благосклонно: двух девочек он велел определить в Смольный монастырь, а шестилетнего Афанасия — во 2-ой Кадетский корпус. Учитывая все это, можно констатировать, что смерть Радищева не вызвала со стороны властей никаких специальных действий, никто не воспринял ее как политический акт. Александр, конечно же, Радищева не запрещал. Через 5 лет после вышло собрание сочинений писателя, но «Путешествия из Петербурга в Москву» в нем не было.

Сергей ИШКОВ

Урок 7. а.н. радищев «путешествие из петербурга в москву» (обзор) - Литература - 9 класс


Урок 7. А.Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву» (обзор).
1. Основные вехи биографии А.Н. Радищева
2. Книга А.Н.Радищева и время правления Екатерины 11
3. Панорама быта и нравов различных слоев общества.
4. Экономическая система крепостной России:
5. Актуальность произведения.
Я взглянул окрест меня –
Душа моя страданиями человечества
Уязвлена стала.
«Путешествие из Петербурга в Москву»
А.Н.Радищев
Семья, детство, образование.
Дед его, Афанасий Прокофьевич Радищев, один из потешных Петра Великого , дослужился до бригадирского чина и дал своему сыну Николаю хорошее по тому времени воспитание: Николай Афанасьевич знал несколько иностранных языков, был знаком с историей и богословием, любил сельское хозяйство и много читал. Он был очень любим крестьянами, так что во время Пугачевского бунта, когда он со старшими детьми спрятался в лесу (жил он в Кузнецком уезде Саратовской губернии), а младших детей отдал на руки крестьянам, никто не выдал его.
Старший сын, Александр, любимец матери, родился 20 августа 1749 г. Русской грамоте он выучился по часослову и псалтырю. Когда ему было 6 лет, к нему был приставлен учитель француз, но выбор оказался неудачный: учитель, как потом узнали, был беглый солдат. Тогда отец решил отправить мальчика в Москву. Здесь Радищев был помещен у родственника своей матери, М.Ф. Аргамакова, человека умного и просвещенного. Радищев был поручен заботам очень хорошего француза-гувернера, бывшего советника руанского парламента, бежавшего от преследований правительства Людовика XV. Очевидно, от него Радищев узнал впервые некоторые положения философии просвещения. Аргамаков, по связям своим с Московским университетом (другой Аргамаков, А. М., был первым директором университета), доставил Радищеву возможность пользоваться уроками профессоров.
В 13 лет (в 1762г.) Александр поступил в Петербургский пажеский корпус. Пажи во дворце видели расточительство и роскошь, привилегии дворян; учебные заведения были открыты только для аристократов.В числе лучших учеников в 1766г. Радищев был послан в Лейпцигский университет для изучения юриспруденции. Там увлекся трудами французских философов Дени Дидро, Жан Жака Руссо, Вольтера. Вернувшись в Россию, поступил на службу в Сенат, затем перевелся в коммерц-коллегию. Здесь снискал репутацию безупречно честного и талантливого юриста. Он пользовался большим расположением своего начальника, либерально настроенного вельможи А.Р.Воронцова.
Карьера и творчество.
Перед Радищевым открывалась блестящая карьера. Но он менее всего был озабочен личной судьбой, мучительно думая, как помочь страдающему народу. Свое литературно-публицистическое творчество он посвятил решению наболевших социальных вопросов, а точнее – крепостному праву и самодержавию. В 1789г. в ж. «Беседующий гражданин» публикует ст. «Беседа о том, что есть настоящий сын Отечества»: «Не все достойны звания патриота, им не могут быть униженные рабы и угнетатели. Лишь тот может быть назван сыном Отечества, кто не страшится трудностей, преодолевает препятствия, помогает несчастным, избавляет от опасностей заблуждения и пороков, и ежели уверен в том, что смерть его принесет крепость и славу отечеству, то не страшится пожертвовать жизнью». Вся дальнейшая деятельность Радищева показала, что он являлся именно таким сыном Отечества, подлинным патриотом.
«Путешествие из Петербурга в Москву.
В 1790г. в своей книге «Путешествие из Петербурга в Москву» писатель с небывалой смелостью выступил против самодержавно-крепостнического строя. Печатая книгу, он готов был к любым испытаниям. Напечатал ее в собственной типографии.
Екатерина II, прочитав книгу, сказала: «Злодей хуже Пугачева».Последовал арест, заключение в Петропавловскую крепость, угроза смертной казни. После вынесения смертного приговора Екатерина II заменила смертный приговор ссылкой в Сибирь в Илимский острог «на десятилетнее безысходное пребывание», т.к. боялась потерять в Европе имя просвещенной императрицы. Ссылка не сломила духа Радищева. Он говорил: «Потомство отомстит за меня!»
«Годы царствования Екатерины II – это время расцвета абсолютизма. Недаром дворяне назвали это время «золотым веком». Для них это действительно было золотое время, когда привилегии помещиков и крепостной гнет достигли наивысшего развития. Императрица на только усилила власть помещиков над крестьянами, но и старалась умножить число богатых дворян. С этой целью она стала раздавать дворянам казенные земли и государственных крестьян, положение которых политически было абсолютно бесправным. Но в переписке с европейскими философами Екатерина II рисовала Россию обителью благоденствия и тишины. «Лучше судьбы наших крестьян у хорошего помещика нет во всей вселенной», - писала Екатерина II.
Свои революционные убеждения Радищев пронес через всю жизнь. Вернувшись из ссылки, работал в законодательной комиссии Александра I; составил ряд законопроектов, которые предусматривали уничтожение крепостного права и предоставление народным массам демократических свобод. Реакционеры стали грозить «вольнодумцу» новой ссылкой.
Затравленный своими недругами, в 1802г. А.Н.Радищев покончил жизнь самоубийством. Его смерть явилась своеобразным политическим протестом.
Анализ «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева в специфике жанра («путешествие»)
Свою главную книгу писатель создал в жанре литературного путешествия. Выбор жанра не был случайным для автора, который полагал, что путевые записки дают возможность показать современную ему действительность во всей её полноте и сложности.
«Много можно узнать,- писал он,- если бы сыскался или житель столицы, или житель в губернии, или путешествователь, довольно имеющий твердости духа, любящий отечество и правду, а сверх того находяся в независимости своей в особенности, не имел нужды бояться мщения сильных, сделал бы картину преступающих в злоупотреблении властей».
Усиление ощущения сложности и мозаичности картины мира в «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева через включение в книгу различных жанров:
а) фольклора.
б) древнерусской литературы.
в) новой русской литературы.
В «Путешествии…» А.Н. Радищева встречаются такие традиционные для произведений жанра путевых записок мотивы и приемы, как культ дружбы, приём «найденной рукописи», описание разговора с несчастной девушкой, встречи с нищим, посещение крестьянской избы и т.п.

Писатель ставил перед собой цель – разбудить дремлющие силы «сочувственников», сделать их единомышленниками в борьбе за счастье народа, привлечь на свою сторону колеблющихся, заставить задуматься равнодушных, бросить вызов «жестокосердным».
В главе «София» Путешественник, разозлённый наглостью почтового комиссара, хотел было ударить его, но вовремя остановился. Обдумывая затем своё поведение, он пришёл к выводу, что «рассудок есть раб нетерпеливости», то есть ум может затмеваться страстью, страсти следует обуздывать.
В главе «Чудово» приятель Путешественника Ч…, побывав в экстремальной ситуации (кораблекрушение), понял, что все степени, чины, титулы (в том числе дворянство) – это только одежды, которые спадают, и «человек тогда становится просто человеком».
В главе «Бронницы» путешественник посетил церковь на месте исчезнувшего Холмограда и стал рассуждать о Боге. Человеку не нужно знать всё заранее, иначе он или испугается, или потеряет интерес к жизни; рассудок человека слаб и ему не справиться с этим знанием, поэтому лучше довериться Богу, который является каждому человеку как «тайный глас». Значит один из способов самосовершенствования – прислушиваться к внутреннему голосу.
Разговор о содержании «Путешествия из Петербурга в Москву» через сюжет.
• «София» — хамство, обман, чинопочитание.
• «Любани» — трудолюбивый крестьянин, не верящий в закон.
• «Чудово» — бездушие чиновников.
• «Спасская Полесть» — казнокрадство, использование служебного положения.
• «Сон» — кто виноват? Царь знает, но не хочет видеть, ибо сам в крови.
• «Зайцово» — крестьяне убили помещика, и убийство это выглядит как оправданное.
• «Хотилов» — крестьян нужно освободить.
• «Медное» — крестьяне продаются подобно вещи.
• «Тверь» — ода «Вольность». Самодержавие нужно свергнуть вооружённой борьбой народа.
• «Городня» — рекрутские наборы, хотя иные крестьяне способнее помещиков.
• «Пешки» — положение крестьян ужасно, долго так продолжаться не может.
«Путешествие из Петербурга в Москву» является революционным манифестом Радищева, завуалированным под жанр путевого романа. В виде встречающихся героев в различных населенных пунктах по пути в Москву Радищев обозначает основные проблемы Российской Империи, дает оценку самодержавию, намечает пути развития государства в освобождении от крепостного права, чиновничества и тотальном просвещении. Выход к лучшему будущему, по мнению Радищева, произойдет путем революции. Об этом говорит ода «К вольности», которая была признана Екатериной II «бунтовской». Роман строится в виде отдельных заметок, скрепленных единой сюжетной линией путешествия.
«Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева является новаторским в русской литературе. Писатель открыл новые страницы не только в сфере русской литературы, но и общественной мысли. Размышления Радищева, представленные на страницах романа, нашли отклик у передовой интеллигенции его времени и более позднего периода.
Ключевые слова:
А.Н. Радищев, жанр путешествия, просветительские взгляды, антикрепостнический пафос, черты классицизма, гражданский пафос, обличительный пафос.
Основные имена: Александр Николаевич Радищев
Основные выводы:
• "Путешествие из Петербурга в Москву" Радищева - это произведение с глубоким смыслом, затрагивающее острые проблемы своей эпохи.
• Главной темой "Путешествия" Радищева является крепостное право и его пагубное влияние на развитие России.
• Помимо крепостного права, в "Путешествии" Радищев затрагивает и другие проблемы России второй половины XVIII века: произвол чиновников и судей, несовершенные законы в сфере торговли, низкий уровень образования и неграмотность населения, жесткая цензура и отсутствие свободы слова, неравные браки в среде крестьян, дворян.
• Основной идеей Радищева при написании "Путешествия" было показать все ужасы и проблемы России второй половины XVIII века. Однако Радищев не только надеялся обратить внимание на проблемы, но предлагал свой план отмены крепостного права.
Литература:
1) Литература. 9 класс. Учеб. для общеобразоват. организаций. В 2 ч. Ч. 1 / В. Я. Коровина, В. П. Журавлев, В. И. Коровин. — 4-е изд., перераб. — М. : Просвещение, 2017.
2) Н. В. Беляева. Уроки литературы в 9 классе.: пособие для учителей. — М.: Просвещение, 2017
Разбор типового тренировочного задания
Определите жанр произведения
А) роман Б) повесть В ) путешествие Г) очерк.
Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитайте задание, уяснив его содержание.
2. Вспоните определние жанров романа, повести, путешествия и очерка. Определите их сходства и различия.
3. Определите жанровую принадлежность произведения.
4. Из списка выберите верный вариант ответа и подчеркните его.
Разбор типового контрольного задания
По окончании Пажеского корпуса юный Радищев был отправлен на учебу в германский университет, в котором незадолго до этого учился Гёте. О каком университете идёт речь?
А) О Бременском университете
Б) О Мюнхенском университете
В) О Лейпцигском университете
Г) О Геттиненгском университете
Стратегия выполнения задания:
1. Внимательно прочитайте задание, уяснив его содержание.
2. Вспомннте фактический материал из жизни писателя.
3. Проанализируйте все варианты ответов, побробуйте обосновать каждый из них.
4. Из списка выберите верный вариант ответа и подчеркните его.

Александр Радищев - портрет, биография, личная жизнь, причина смерти, "Путешествие из Петербурга в Москву"

Биография

Сегодня, направляясь из Санкт-Петербурга в Москву, путешественники преследуют какую угодно цель, только не обличение несправедливых государственных порядков. Не таков был Александр Радищев, положивший означенный маршрут в основу знаменитой книги, от которой сам же тяжело пострадал. Писатель пережил на своем веку царскую немилость и прощение и стал одной из самых значительных фигур русского Просвещения.

Детство и юность

Александр Николаевич Радищев родился в 1749 году, во времена правления Елизаветы Петровны. Родители были зажиточными помещиками и проживали в селе Верхнее Аблязово, получившем название по фамилии прадеда писателя. В 1952 году населенный пункт переименован в Радищево.

Дом Радищевых и усадебная церковь в селе Верхнем Аблязове

Николаю Афанасьевичу, отцу мальчика, принадлежало имение Немцово под Калугой, и там частично проходило детство будущего философа. Мать Фекла Саввична происходила из рода московских дворян Аргамаковых. Семья была большая, дружная, шумная, в ней родились 11 детей. Они вели привольную деревенскую жизнь, однако родители уделяли внимание их образованию.

Маленький Александр, с одной стороны, опекался крепостным дядькой Петром Мамонтовым, который рассказывал мальчику небылицы, а с другой - учился французскому у приставленного к нему иностранца. В 7-летнем возрасте ребенка отправили в Москву и оставили на попечение дяди по материнской линии. В доме Аргамаковых, приходившихся ближайшими родственниками директору Московского университета, мальчик имел возможность набраться премудрости.

Александр Радищев в детстве с крепостным учителем Петром Мамонтовым

Заодно с двоюродными братьями и сестрами он брал уроки у именитых профессоров, а воспитанием детей занимался французский гувернер, бежавший с родины по политическим мотивам. Либеральные учителя заложили в юноше основы свободомыслия и стремление к протесту против несправедливости.

В 1762 году на престол взошла Екатерина II и приняла 13-летнего Александра в число императорских пажей. Он обучался в Пажеском корпусе и прислуживал государыне на приемах и светских мероприятиях. Жизнь при дворе разительно не соответствовала идеалам свободы, служения и бескорыстия, воспринятыми юношей от прогрессивных учителей.

Портрет Александра Радищева

В 1766 году Радищев попал в число избранных юношей, которые удостоились чести отправиться на обучение в Лейпцигский университет. Шестеро товарищей провели в Германии 5 лет, получая юридическое образование и впитывая передовые взгляды эпохи Просвещения.

Жили студенты скудно, однако с жадностью поглощали знания по философии, естествознанию, литературе и истории. Радищев к тому же едва не получил диплом медика. Возвращаясь в Россию в 1771 году, молодые люди были полны надежд послужить отечеству и воплотить в жизнь передовые идеи.

Литература

Литературной деятельностью Радищев стал заниматься еще в Лейпциге. Он начинал с переводов произведений, казавшихся ему ценными с общественной и философской точки зрения. В Петербурге юноша знакомится с издателем Николаем Новиковым и анонимно публикует в его журнале “Живописец” небольшой очерк.

Писатель Александр Радищев

Рассказ становится прообразом главного труда писателя и повествует о путешествии. Здесь автор рисует невеселую картину русской деревни, скованной крепостным рабством. Публикация вызвала большой резонанс и шквал критики “сверху”. Однако Радищев продолжает писать, в том числе переводы, правда, дополняя их собственными мыслями.

Первую отдельно изданную книгу Александр Николаевич также выпускает анонимно. Это «Житие Федора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений», изданное в 1789 году. Книга посвящена старшему товарищу по Лейпцигскому университету, который был идейным вдохновителем их студенческой группы. Издание имело успех, о нем говорили, отмечая, однако, опасность высказанных мыслей.

Александр Радищев в типографии печатает книгу "Путешествие из Петербурга в Москву"

“Путешествие из Петербурга в Москву” писалось не один год. Взгляды автора трансформировались, знания обогащались, что непосредственно влияло на текст и его тональность. В 1789 году Радищев дерзнул предоставить рукопись цензорам. Как ни странно, цензура пропустила опасную работу, приняв ее за обычный путеводитель и не удосужившись вникнуть в содержание.

Однако ни одно издательство за публикацию не бралось, тогда автор при помощи друзей организовал типографию у себя дома. Там в 1790 году напечатали 600 экземпляров книги и часть выставили на продажу. Первые тома разлетелись мгновенно, и “Путешествие” стало пользоваться спросом. Поднявшийся шум привел к тому, что издание доставили императрице. Та прочла книгу, выделяя особенно возмутительные цитаты. После громкого дела полный тираж изъяли и сожгли.

Александр Радищев на допросе

Книга, признанная крамольной и вызвавшая общественный резонанс, со временем была раскритикована с точки зрения художественной ценности. В частности, Александр Пушкин отмечал, что она пошла и жеманна, а проблемы в ней раздуты, и характеризовал роман как “очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге”.

В ссылке Радищев продолжал заниматься творчеством. В трактате «О человеке, его смертности и бессмертии» писатель отходит от социальных вопросов и обращается к философии. Автор исследует двойственность человеческой природы, единство души и тела, подчеркивая при этом главенствующую роль разума. В последние годы жизни мужчина занимается поэзией. К написанной ранее оде “Вольность” добавляются новые стихи и богатырская поэма “Бова”, венчающая его писательскую биографию.

Общественная деятельность и ссылка

До скандала, вызванного изданием “Путешествия из Петербурга в Москву”, Радищев служил чиновником в разных службах Петербурга. Несколько лет мужчина проработал в торгово-промышленном ведомстве, а затем перешел в таможню, где за 10 лет дослужился до поста начальника.

Александр Радищев под конвоем едет в ссылку

Однако 30 июня 1790 года с карьерой было покончено: по приказу Екатерины II Александра Николаевича арестовывают, заключая в Петропавловскую крепость.

Радищев не отрицал своей вины, но был поражен, когда узнал, что ему грозит смертная казнь. Писателя обвиняли как заговорщика, государственного изменника и бунтовщика “хуже Пугачева”. Мужчине вменялось “покушение на государево здоровье”. От смертного приговора Радищева спасло только особое решение императрицы, которая смилостивилась и заменила наказание 10-летней ссылкой в Сибирь. Народный заступник был отправлен в сентябре 1790 года в Илимск Иркутской области.

Личная жизнь

В личной жизни Александра Радищева было две женщины. С первой женой его познакомил товарищ по Лейпцигскому университету Андрей Рубановский, которому Анна Рубановская приходилась родственницей. Александр и Анна вступили в брак в 1775-м, и год спустя у них появился первенец Василий. Всего у пары родились шестеро детей, но две девочки умерли в младенчестве.

Василий, Николай, Екатерина и Павел лишились матери в 1783 году. Женщина скончалась в возрасте 31 года, рожая младшего сына.

Портрет Анны Васильевны Радищевой

Дети остались на попечении младшей сестры Анны Васильевны - Елизаветы Рубановской. Та взяла их с собой, когда последовала за Радищевым в ссылку. По церковным канонам брак с сестрой жены считался недопустимым и приравнивался к кровосмешению. Поэтому официально этот союз не был зарегистрирован. В Илимске у Радищева с Елизаветой Васильевной родились еще трое детей: Анна, Фекла и Афанасий.

В 1797 году Александр Николаевич овдовел во второй раз: простудившись, его жена умерла, так и не вернувшись в Петербург из места ссылки. Интересным фактом можно считать то, что отец Радищева отказался признавать младших внуков, называя их внебрачными. Старик чтил церковный устав и предпочел бы, чтоб сын женился на крепостной, нежели на свояченице.

Последние годы и смерть

Ссылка Радищева закончилась раньше назначенного срока. В 1796 году на престол взошел Павел I и в пику матери освободил опального писателя. Тот перебрался в отцовское имение Немцово, а полную амнистию и восстановление в правах получил уже при Александре I в 1801 году. С этого времени Радищев жил в Петербурге, занимаясь разработкой законов в специальной комиссии.

Памятник Александру Радищеву у входа в Саратовский художественный музей

Александр Николаевич умер 12 сентября 1802 года, и о причинах смерти ходили разные толки. Говорили, что 53-летний мужчина покончил с собой, выпив яд. Однако это не вяжется с тем, что он был отпет и похоронен в церковной ограде Волковского кладбища, чего самоубийцы лишаются по православному канону. В официальном документе значится, что причиной смерти стала чахотка.

Цитаты

“Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние... и народ право имеет монарха-деспота судить”.
“Только тогда станешь человеком, когда научишься видеть человека в другом”.
“Ничто для нас столь обыкновенно, ничто столь просто кажется, как речь наша, но в самом существе ничто столь удивительно есть, столь чудесно, как наша речь”.
“Добродетелью я называю навык действий, полезных общественному благу”.

Библиография

  • 1772 - «Отрывок путешествия в ***И***Т***»
  • 1773 - «Офицерские упражнения»
  • 1783 - “Вольность”
  • 1789 - «Житие Федора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений»
  • 1790 - “Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего”
  • 1790 - “Путешествие из Петербурга в Москву”
  • 1790 - “Беседа о том, что есть сын Отечества”
  • 1792 - “Письмо о китайском торге”
  • 1792 - «О человеке, его смертности и бессмертии»
  • 1799 - “Бова”
  • 1801 - “Стихотворения”

Радищев Александр Николаевич | Encyclopedia.com

(1749–1802), поэт, мыслитель и радикальный критик русского общества.

Александр Николаевич Радищев был арестован Екатериной II за подстрекательство к мятежу в 1790 году за публикацию художественного путевого журнала. Его недавно повысили с должности помощника директора до директора Департамента таможни и акцизов Санкт-Петербурга, и он извлек пользу из прежнего энтузиазма Екатерины в отношении европейского просвещения. После службы в качестве пажа при императорском дворе с 1762 по 1767 год он был выбран в качестве одного из элитных студентов, отправленных изучать право в Лейпцигском университете, где он впитал прогрессивное мышление ведущих французских философов . После завершения учебы в 1771 году он вернулся в Россию, где откликнулся на поддержку Екатерины в переводе произведений европейских мыслителей эпохи Просвещения. Его первое литературное предприятие в 1773 году было переводом книги Габриэля Бонно де Мабли «« Наблюдения за историей Греции », », которая идеализировала республиканскую Спарту. Первым значительным оригинальным произведением Радищева, опубликованным в 1789 году, были его мемуары Житие Федора Васильевича Ушакова ( Жизнь Федора Васильевича Ушакова ), в которых вспоминались идеалистические беседы с однокурсником в Лейпциге о притеснении, несправедливости и возможностях реформ. .Это была прелюдия к фильму Путешествие из Петербурга в Москву ( Путешествие из Петербурга в Москву ), в котором наблюдательный, сентиментальный путешественник обнаруживает различные недостатки современного российского общества.

На каждом перевалочном пункте раскрывается аспект состояния российского общества. Например, в Тосне путешественник наблюдает за феодализмом; в Любани это принудительный крестьянский труд. Чудово привлекает его внимание к необузданной бюрократической власти; он узнает о самодержавии на Спасской Полести; а в Выдропуске его внимание привлекают императорский двор и придворные.Другие остановки по дороге освещают такие вопросы, как религия, образование, здоровье, проституция, бедность и цензура, в энциклопедической панораме больного общества. Единого лекарства от болезней России не предлагается, но основная идея состоит в том, что ошибки необходимо исправлять любыми способами, которые окажутся эффективными.

Глубоко пострадавшая от Французской революции 1789 года, Екатерина теперь считала этот труд возмутительной попыткой подорвать свой имперский авторитет. В качестве примера был приведен пример Радищева на показательном процессе, который приговорил его к смертной казни, позже замененной на сибирскую ссылку.Ему было разрешено вернуться в Европейскую Россию в 1797 году, но он оставался в изгнании до 1801 года. Раздавленный своим опытом, он покончил жизнь самоубийством в следующем году. Его Путешествие оставалось официально запрещенным до 1905 года. Однако судьба его автора, а также смелость его критики снискали Радищеву репутацию предшественника радикальной интеллигенции девятнадцатого века.

См. Также: Екатерина II; просветление, воздействие; интеллигенция

библиография

Кларди, Джесси В.(1964). Философские идеи Александра Радищева. Нью-Йорк: Astra Books.

Лэнг, Дэвид М. (1959). Первый русский радикал: Александр Радищев (1749–1802). Лондон: Аллен и Анвин.

МакКоннелл, Аллен. (1964). Русский философ: Александр Радищев 1749–1802. Гаага: Нийхофф.

W. Гарет Джонс

Александр Радищев - один из первых поклонников Америки в JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение - многопрофильный научный журнал, посвященный к истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза.Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций. "Русское обозрение", основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» - независимый журнал, не имеющий единого мнения. с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией.JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение. Электронная версия "Русского обозрения" - доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и воплощать в жизнь их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Общественное Я и интимное тело в письмах Радищева из изгнания на JSTOR

Abstract

«Стипендия о Радищева» до сих пор игнорировала его увлекательные письма из ссылки (1791–1801), используя их в первую очередь как исходный материал по биографии или идеям писателя, вместо того, чтобы анализировать их как часть текста Радищева.В данной статье исследуется, как писатель использует свои письма для построения своего нового общественного имиджа после того, как он был разрушен его арестом и судом. Но Радищев использует их и для инсценировки своего интимного тела, чтобы вызвать у своих адресатов интерес и жалость. Наконец, он временами превращает это реальное тело в риторическое, которое выполняет разные функции, от постановки фиктивной близости вместо настоящей Радищева, когда это неудовлетворительно, до символического подарка своему покровителю графу Александру Воронцову.Изучение именно этого вопроса проливает новый свет на писателя.

Информация журнала

Канадские славянские газеты / Revue canadienne des slavistes (CSP) были созданы в 1956 году. В 1967 году они стали выходить два раза в год, а в 1968 году стали выходить ежеквартально. Журнал является официальным изданием Канадской ассоциации славистов (CAS). CSP - это рецензируемый мультидисциплинарный журнал, публикующий оригинальные исследования на английском и французском языках по Центральной и Восточной Европе.Он привлекает читателей со всего мира и ученых из различных дисциплин: язык и лингвистика, литература, история, политология, социология, экономика, антропология, география, фольклор и искусство. Журнал особенно силен в славянском языкознании; Русская литература и история; Украинская литература и история; Польская и балканская история и культура. Статьи хорошо сбалансированы между темами современности, раннего модерна и средневековья. Специальные тематические выпуски (или разделы) выходят регулярно и проходят сложную рецензию журнала.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis быстро выросла за последние два десятилетия и стала ведущим международным академическим издателем. Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывая широкий спектр предметных областей и включая отпечатки журналов Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz, Taylor & Francis. Taylor & Francis полностью привержены публикации и распространению научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается основной целью.

Путешествие в Россию - Baltimore Sun

КРАСНЫЙ МАЙ, Россия - Маленькие деревянные домики темные и скромные сидят под серым летним небом, их полки тяжелы фужерами для шампанского, вазами, чашами и стаканами, которые удерживают жителей в плену.

Здесь почти все работают на стекольном заводе «Красный Май - Красный Май». Они работают, но большинству не платят пять лет.Вместо денег фабрика ежемесячно раздает резаное стекло и каждый день по буханке хлеба. Слишком бедные, чтобы уехать из города, люди остаются, работают и мечтают о свободе, скованной своим хрусталем.

Русские хорошо знают рабство. Цари поработили их веками, затем пришел коммунизм, чтобы продлить их плен. Сегодня, несмотря на свободу и образование, жизнь для многих жителей деревень и малых городов остается несчастьем. Они чувствуют себя немного иначе, чем старые крепостные, связанные теперь законами экономики, а не государства.

Два века назад дворянин с общественным сознанием ехал по дороге, проходящей через Красный Май, записывая увиденное. Он превратил свой репортаж в страстную полемику с требованиями социальной реформы. Его имя - Александр Николаевич Радищев - и его книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» знает каждый россиянин. Коммунисты объявили его первым революционером, потребовав от каждого школьника изучить его книгу.

Радищев проигнорировал два великих города, Санкт-Петербург.Петербург и Москва. Тогда, как и сейчас, они вряд ли отражали истинное положение России. В 18 веке городские аристократы путешествовали в модных экипажах, ели устриц на прекрасном фарфоре и сплетничали на французском. Девяносто процентов русских были крепостными, которых покупали и продавали их хозяева, пытаясь прокормить себя, обрабатывая землю по ночам и по воскресеньям.

Сегодняшние бароны - новая элита, обогащенная за счет добычи постсоветских трофеев - путешествуют на Мерседесах, едят свою икру на прекрасном фарфоре и собираются на Французской Ривьере.Более половины россиян живут за чертой бедности. Даже зажиточные, живущие в городах, в большинстве своем достигли лишь своего рода благородной бедности.

Сегодня Радищев наверняка заметил бы жителей Красного Мая. Многие из них уныло стоят на обочине шоссе, соединяющего Санкт-Петербург и Москву, пытаясь продать свое стекло.

«Конечно, это не свобода, - говорит 64-летняя Зоя Иванова. - Ни у кого нет денег. Они не могут уйти. Мы должны продолжать работать. Если завод закроется, не будет никакой надежды».«

Когда-то они были героями-тружениками, создавшими мощный символ Советской власти. В 1937 году они изготовили 1,5-тонные звезды из красного стекла, которые возвышаются на башнях Московского Кремля.

Иванова работала резкой стекла примерно 10 лет назад, когда у нее сломались руки. Потом работала уборщицей на фабрике. Сейчас, по ее словам, средний рабочий зарабатывает около 17 долларов в месяц, выплачивая их хрустальным стеклом по розничной стоимости.

«Когда-то жизнь была лучше», - говорит она. Фабрика могла поддерживать город с населением 12 000 человек.«Теперь мы возвращаемся во времена Радищева. Кто может сказать, что мы все, кроме крепостных?»

Радищев посетил 24 поселения и рассказал о том, как крепостное право развратило крестьянина и господина, как система привязывала помещика к правительству, а крепостного к земле. Он говорил о суровых законах и капризных наказаниях, коррумпированных судьях, обременительных налогах и удушающей цензуре, проституции и венерических заболеваниях. Он мог бы написать большую часть своей книги сегодня.

Его путешествие было не только физическим, но и философским.Хотя он был написан как одна поездка и опубликован в 1790 году, на самом деле он работал над книгой более 10 лет. В нем отражено несколько поездок, в том числе поездка, совершенная после 1773 года, когда мятежные крестьяне пронеслись по восточной и южной России, убивая помещиков и сжигая их поместья.

Радищев родился в Москве в 1749 году, вырос в усадьбе своего отца в средней полосе России и был отправлен в петербургский двор в качестве пажа. В 1766 году Екатерина Великая отправила его в Германию учиться в Лейпцигском университете.Он вернулся, получив образование в области права, языков и французских философов, мечтая о свободе и равенстве.

Реакция на его книгу была немедленной. Екатерина обвинила его в разжигании революции, приговорила Радищева к смертной казни и приказала сжечь его книгу. В России сохранилось всего 18 экземпляров оригинала. Через две недели после вынесения приговора Екатерина заменила Радищева сроком 10 лет ссылки в Сибирь. После смерти императрицы сын Екатерины помиловал Радищева, и он вернулся домой в конце 1797 года.

Назначенный в комиссию по пересмотру кодекса законов, он снова заговорил о свободе, равенстве и свободе печати. "Тебе не хватило Сибири?" - потребовал коллега. Шел 1802 год. Отчаявшись перемен, Радищев покончил с собой. Ему было 53 года.

Его книга живет, как и его наблюдения. Сегодняшний путешественник может легко преодолеть 424 мили за день, но Радищев настаивает на обратном: «Чем медленнее вы путешествуете, тем дальше вы доберетесь».

The Departure

«Поужинав с друзьями, я сел в почтовый фаэтон.Кучер по своему обыкновению гнал лошадей как можно сильнее, и через несколько минут я был за городом ».

Так Радищев описывает начало своей поездки. Сегодня в Санкт-Петербурге Николай Иванович Яров, 58 -летний эпидемиолог из уважаемого городского института Пастера, допивает завтрак, состоящий из чая и гречневой каши, и надевает камуфляж, форму русского человека, идущего навстречу приключениям ... Снаружи его ждет карета - квадратная и поношенная 9- летние Жигули, вездесущий российский автомобиль.

У Ярова, морского врача на пенсии, жена работает стоматологом, взрослая дочь и уютная квартира на красивой улице. Он также достаточно беден, имея комбинированную пенсию и зарплату в 122 доллара в месяц, поэтому он очень хочет работать водителем по выходным.

Он натягивает ремень безопасности на грудь, изо всех сил стараясь сделать так, чтобы он выглядел так, как будто он пристегнут, но при этом скрупулезно отказывается это делать.

Мы едем, проезжаем мимо грандиозных отелей Санкт-Петербурга, оживленного Макдональдса, шикарных кафе, обувного магазина с распродажей Hush Puppies.Даже со скидкой одна пара обошлась бы Ярову в треть его месячной зарплаты. Элегантный город начинает переходить в высокие серые ветхие многоквартирные дома. Они сменяются зелеными полями, обсаженными березками. Женщины с головами в платках, мужчины в фуражках несут сено, вооруженные старинными вилами и граблями.

Пейзаж продолжается до Москвы, прерываясь скоплениями деревянных домов, высоковольтными проводами, случайными беспорядочными фабриками и, кое-где, городом.Есть даже село Радищев.

Яров жалуется на астму и закуривает еще одну сигарету.

София

«Несколько копеек, хозяин, на выпивку?» Хотя такие поборы и незаконны, все охотно платят, чтобы избежать обидных правил проезда. Двадцать копеек сослужили мне хорошую службу ».

Кучер на почте предъявил Радищеву тонко завуалированное требование о взятке, чтобы он смог получить лошадей.Копейка - это одна сотая рубля, а по тем временам это была солидная сумма чаевых.

Яров, конечно, быстро знакомится с современным эквивалентом, когда совершает ошибку, медленно проезжая через КПП ГАИ вместо полной остановки.

Раздраженный полицейский резко машет своей черно-белой дубинкой. Завязываются переговоры, взыскание 20 руб. Сегодня это около 75 центов. За два столетия взяточничества, инфляция посетила шоссе.

Любань

«Трепещи, жестокосердный помещик! На челе каждого твоего мужика написано осуждение твое».

Радищев встречает крепостного, вспахивающего поле в жаркое воскресенье. Шесть дней в неделю крестьянин работает на своем хозяйском поле, хотя, как отмечает Радищев, вяло, потому что не получает ни прибыли, ни благодарности. По воскресеньям и вечером он работает, чтобы прокормить себя и шестерых детей. «Если парень не ленив, - говорит он Радищеву, - он не умрет с голоду».

Любани было почти 300 лет, когда проехала карета Радищева.В эти выходные село с населением 14 200 человек отмечает свое 500-летие.

Люди здесь работают сейчас, на мебельной фабрике, в больнице, в местном дворце культуры. А по ночам и в выходные они яростно работают, чтобы прокормить себя.

«Жизнь продолжается, есть прогресс», - говорит Ирина Иванова, 23-летняя медсестра, мать 10-месячного сына. «Но мы обязаны работать на себя каждую свободную минуту».

Сейчас родильный дом закрыт из-за отсутствия бизнеса - в постсоветские годы рождаемость в России стремительно падала.

«При социализме тоже было не так хорошо, - говорит ее кузина, 30-летняя Марина Румянцева. - Теперь мы надеемся, что они поправятся».

Румянцева, певица, организующая концерты в Доме культуры, зарабатывает 25 долларов в месяц, у нее есть 10-летний сын. Ее муж, инженер, зарабатывает 44 доллара. В стильном черном костюме - единственном у нее - Румянцева - это свежесть, молодость и оптимизм. Ее мать, Раиса Александрова, стоит рядом с ней, выглядит изрядно потрепанной, на 59 лет, в несовместимых пиджаке и платье.

Александрова вспоминает, что всего несколько лет назад ей приходилось регулярно ездить в Санкт-Петербург в поисках еды или одежды. Теперь в Любани можно купить все, что угодно, от «Кока-колы» до костюма турецкого производства - если только найдешь деньги.

Посторонним трудно понять, как россияне могут жить на такие маленькие деньги, когда еда и одежда стоят почти столько же, сколько на Западе. «Большую часть зарплаты мы тратим на еду», - говорит Румянцева. «Мы должны планировать и экономить, чтобы покупать одежду."

В маленьких городках арендная плата невысока. Она и ее муж платят 5,50 доллара в месяц за свою крошечную двухкомнатную квартиру. В их доме нет телефонов. Коммунальные услуги стоят около 3,50 долларов в месяц. вода летом. Они не могут мечтать о собственном автомобиле. После расходов у них есть 60 долларов в месяц на еду и одежду.

Они остаются в живых, потому что, как и большинство россиян, им выделен участок земли в 60 футов от 60 футов. На этой земле они выращивают большую часть своей еды, а некоторые еще остаются.

«Люди здесь очень хорошие, - говорит Иванова, - только плохие».

На шоссе взгляд путешественника привлекает ярко-желтый дом. Хотя дома в сельской местности часто украшают резьбой, этот покрыт суетливым, замысловатым дизайном и в идеальном состоянии.

Евгения Петрова, 71 год, и ее внук, Миша, 13 лет, стоят на прилегающем картофельном поле и ловят колорадских жуков, которые жадно поедают листья. Муж Петровой умер 10 лет назад, сейчас она живет с 48-летним сыном Анатолием.Двое мужчин построили дом 23 года назад, вырубая дрова в близлежащем лесу после шторма.

Анатолий, окончивший Радищевскую гимназию, когда-то работал на местной деревообрабатывающей фабрике, но скопил деньги и четыре года назад арендовал небольшой универсальный магазин. Сегодня у него их трое, что позволяет его семье жить намного лучше, чем у большинства, с машиной, частыми поездками в Санкт-Петербург и телевизионной антенной, которая принимает множество каналов.

«Он может все», - гордо говорит его мать. "Он очень трудолюбивый.Он может выполнять строительные, сварочные и электромонтажные работы. И он не пьет ».

Трезвость Анатолия необычна для сельской местности, где многие поколения пережили долгие зимы и суровую жизнь, запертые в объятиях водки.« Утром пьян, весь день свободен », - весело говорят россияне. в этот день

Жизнь здесь никогда не была легкой. Немцы взяли Петрову в плен во время Второй мировой войны и использовали ее как работницу. В послевоенные годы все чуть не голодали.

Возможно, будущее будет добрее к ее внуку , ухмыляющийся белобрысый, благословленный трудолюбием и удачливым отцом.Миша пленен только американскими карикатурами, дублированными на русский язык, и борьбой с титанами, которую настраивает высокая антенна на доме.

Его пальцы иссиня-черные от сбора ягод. А его футболка провозглашает его мировоззрение: «Солнце Калифорнии».

Чудово

«Надежда, преследующая человека до крайности, теперь придала нам силы, и мы по мере сил поддерживали друг друга».

На почтовой станции Чудово друг рассказывает Радищеву о том, что он был в группе, попавшей в шторм на озере.Их лодка почти потерпела кораблекрушение, но когда кто-то из отряда высыпает на берег и пытается получить помощь, местные власти отказываются действовать - их командир спит. Мужчины подстрекают друг друга, и им чудом удается избежать смерти, несмотря на безразличие официальных лиц - метафора безразличного царского правительства.

Спустя более 200 лет 68-летняя Евгения Гребенова и 72-летняя Евгения Носова сидят на скамейке на обочине узкой улочки в Чудово, созерцая своих равнодушных чиновников.

«Мы всю жизнь работали, - говорит Гребенова, - и у нас даже нет приличной пенсии».

Гребенова носит белый платок, повязанный по-крестьянски вокруг головы. Вечер теплый, но поверх выцветшего платья она носит свитер. Она вспоминает, как в 7 лет пошла работать на ферму после того, как тайная полиция пришла за ее отцом и забрала его в разгар сталинских облав, когда любой мог быть виноват в чем угодно. Она вспоминает, как несколько лет спустя скрывалась от немцев.

В возрасте 55 лет она вышла на пенсию с 23-летней работы на местной фабрике по производству листового стекла ниже по улице. Сейчас на заводе производятся стеклопакеты. Им владеет немецкая компания. Гребенова не против, несмотря на войну.

«Может быть, если бы он принадлежал нашим, было бы намного хуже», - смеется она. «У нас есть акции, и они нам выплачивают дивиденды - 60 рублей в год». Получается 2,33 доллара. Ее пенсия составляет 32 доллара в месяц. Ее сын приходит, чтобы помочь с посаженным вокруг ее дома картофелем и рубить дрова.

«Мне нечего ждать», - говорит ее подруга Носова, одетая в пиджак своего покойного мужа. «Мое здоровье не станет лучше».

Будущее находится на другом конце улицы, где Кэдбери построила шоколадную фабрику. «В газете говорится, что они платят хорошие налоги», - сообщает Гребенова. «Теперь наши пенсии приходят вовремя. Раньше были большие задержки».

Дорожный знак, прибитый к стене ее дома, написан на русском и английском языках: Bournville Lane, напоминающий английскую деревню.

«Знаки очень красивые, - говорит Гребенова, - и их видно издалека. И они не тускнеют».

Дорога вьется обратно к шоссе, мимо традиционных деревянных домов и полуразрушенных пятиэтажных квартир, построенных в хрущевские годы конца 1950-х - начала 60-х годов. Некоторые магазины теперь окрашены в фиолетовый цвет Кэдбери.

На шоссе появляется видение будущего, подобное миражу: заправочная станция с круглосуточным магазином. Diet Coke, картофельные чипсы Lays или хот-дог, приготовленный в микроволновой печи, кто-нибудь? В сверкающем маленьком сборном здании есть чистые, как свистки, платные туалеты.Новый мотель рекламирует сауну. Неужели это Россия, где самый надежный придорожный туалет - спрятанное за кустом место?

Новгород

«Древняя поговорка:« Кто устоит против Бога и Великого Новгорода? » может служить доказательством его могущества. Торговля была причиной его подъема. Внутренние разногласия и хищный сосед привели к его падению ».

Радищев размышляет о взлете и падении Новгорода, который датируется 859 годом и стал центром могущественной религиозной и политической империи.Новгород был демократическим и имел тесные торговые связи с Западом.

Этот отрезок пути Радищева вызывал ярость Екатерины Великой больше всех остальных. Радищев описывает разрушение города в 1471 году Иваном Грозным, пришедшим из Москвы-соперницы. Он сетует на то, что могущество преобладает над правом. И у него есть несколько гадких слов в адрес Ивана и созданной им деспотической системы - для Екатерины и других царей в наследство.

Сегодня Москва как никогда завидует власти.И, по прошествии всех этих столетий, говорит мэр Александр Корсунов, Новгород по-прежнему мечтает о торговле и тесных связях с Западом.

«Сохранен дух наших предков», - твердо заявляет мэр.

В прошлом году Новгород сделал невозможное, создав привлекательные условия для инвесторов в стране, печально известной тем, что сдерживает иностранных бизнесменов с помощью удушающей бюрократии и хищной коррупции.

Здесь город и район приняли законы, прощающие все местные налоги до тех пор, пока бизнесмен не окупит свои вложения.Пресечены крупномасштабные взяточничество и вымогательство.

«Если у нас возникнут проблемы, - говорит Андрей Комов, директор немецкой компании Sommer Novtruck, - мы звоним мэру или его заместителю, и они решают их. Они создают отдел поддержки бизнеса. Если нам нужна помощь в поиске» поставки, они помогают нам в этом. Я не слышал, чтобы это происходило больше нигде в России ».

Компания занимается производством кузовов для тягачей и контейнеров, бизнес развивается. «Сейчас хорошее время, чтобы приехать сюда», - говорит Комов.«Подожди, а будет уже поздно».

Валдай

«Этот город славится любовными наклонностями жителей, особенно незамужних женщин. Кто не был на Валдае, кто не знает валдайских расписных девиц? Смелые и бесстыдные валдайские девушки останавливают каждого путешественника и попытаться разжечь его страсть, чтобы использовать его щедрость за счет их целомудрия ».

Сегодня, говорит майор милиции Евгений Насков, такого бесстыдного поведения среди девушек с Валдая мало.Жители этого 32-тысячного городка узнают их, и это будет слишком неловко. По его словам, раскрашенные девки, которые стоят на шоссе под Валдаем, пытаясь разжечь страсть прохожих, родом из соседнего Тверского района.

Едя вечером по трассе Санкт-Петербург-Москва, кажется, будто проститутки разбросаны по всем 424 километрам. Под Москвой молодые женщины стоят группами по полдюжины, выстраиваются в очередь и прихорашиваются, а водители, делая свой выбор, светят фарами вдоль ряда.

Но не валдайские девушки, по крайней мере, не на Валдае.

«Я должен сказать, что Радищеву очень повезло, что он нашел их здесь», - говорит майор Насков.

Торжок

«Пусть кто угодно печатает все, что приходит ему в голову. Если кого-то оскорбляют в печати, пусть он получит компенсацию по закону. Я закончу этим: цензура того, что печатается, принадлежит обществу, которое дает автор лаврового венка или использует свои листы для упаковки бумаги ».

Радищев встречает молодого человека, направляющегося в Санкт-Петербург.В Петербурге просить разрешения на типографию и подробно обсуждают вред, который цензура нанесла стране.

Сегодня нет цензуры, - заявляет Олег Иванович Вишняков, редактор газеты «Торжок», «Вестник». Единственное, что газета получает деньги от местной администрации, и когда мэр или губернатор хочет разместить статью в газете, редактор, конечно же, соглашается.

Он делает это, говорит он, хотя статьи обычно не соответствуют действительности.

«Мы знаем, что на самом деле вещи сильно отличаются от того, как они их описывают», - говорит он.Газета никогда не критикует мэра или губернатора, хотя Вишняков говорит, что может обойтись несколькими жалобами на образование или социальные услуги.

Недавно газета обратилась к больнице из-за длинных очередей и платы за услуги, которые должны быть бесплатными. Администрация проигнорировала статью.

«Мы так и не получили ответов», - говорит Вишняков. «Нет никого, кто мог бы заставить их ответить».

Радищев, взявший в пример Америку, был бы разочарован.Он написал:

«Штат Делавэр в своей Декларации прав говорит:« Свобода печати должна быть нерушимо защищена ». В штате Мэриленд используется тот же язык ".

Медное

«Дважды в неделю всю Российскую Империю уведомляют о том, что Н.

Итак, Радищев начинает свое описание аукциона имения, крепостных и сельхозугодий, выставленных на продажу из-за банкротства.Такие неудачи были обычным явлением в то время, когда развратные владельцы теряли свои владения из-за игровых долгов или плохого управления.

Сегодня плохое управление новоявленными поместьями - большими совхозами - как никогда распространено. Только сегодня, когда ферма площадью 12 000 акров, которая когда-то поддерживала Медное, терпит крах, никто не пытается подавать заявки.

«Хозяйство пытались объявить банкротом, - говорит Александр Семенов, идя по обочине по дороге косить сено, - но никто его не покупал.Мы все работаем, просто ничего за это не получаем. Может, если кто-то нас купит, у нас что-то будет ».

Тверь

« Поверхностный блеск может потускнеть, но истинная красота никогда не померкнет. ... Шекспира ... будут читать до тех пор, пока человечество не будет уничтожено ".

Радищев обращает внимание на состояние русской поэзии и литературы, которое, по его мнению, находится в упадке, и он жалуется, что пишет на такие темы, как свобода запрещено. Он сетует на ограничения русского интеллигента.

Алла Монакова, 22 года, только что окончила Тверской университет по специальности литература. Она продает книги в главном универмаге города - это платит лучше, чем писать или преподавать. А Шекспир, по ее словам, очень востребован, особенно «Ромео и Джульетта» и «Гамлет».

Великие русские - Толстой, Чехов и другие - также пользуются спросом, хотя многие интеллектуалы обеспокоены дешевыми романами, которые так хорошо продаются, и низкосортными американскими фильмами, заполняющими радиоволны.Но подобные культурные заботы вряд ли доминируют в повседневном разговоре. Качество жизни делает.

«Крепостного права больше нет, но в остальном мы возвращаемся на 200 лет назад», - говорит Монакова. «Вы видите тех же бедных, измученных привидениями людей. Люди бесполезны. Им грустно, они живут одним днем ​​и думают о том, как поесть сегодня».

Городня

«Набор призывников был причиной рыданий и слез народа, скопившегося там».

Радищев наблюдает за рыдающими деревенскими крестьянами, когда сыновей и мужей отправляют в армию на военную службу для своих хозяев.

Надежда Евдокимова, рассказывая о своем единственном ребенке Саше, попавшем в армию в конце мая, тоже начинает рыдать.

«Я бы отдала все, чтобы он был рядом со мной», - говорит она, упрекая себя в том, что она слишком бедна, чтобы давать взятки, которые могли бы защитить его.

Евдокимова, 41, проживает на третьем этаже ветхого пятиэтажного дома в селе Городня. Ее квартира выглядит старой, но чистой; на улице воняет мочой и капустой.

Она в ужасе от того, что после шести месяцев базовой подготовки ее 18-летнего Сашу отправят на войну в Чечню. Она чувствует себя такой же преданной и беспомощной, как крестьяне, плачущие в этой деревне 200 лет назад.

«Держать его здесь стоит тысячу баксов», - говорит она, переводя американское выражение «баксы» в правильную грамматическую форму, добавляя «ов» в конце. «Чтобы заработать 1000 долларов, мне пришлось бы работать более трех лет, ничего не есть и не покупать».

Работая продавцом в магазине, она зарабатывает 25 долларов в месяц, но последние три месяца ей не платили.Ее муж работает на местном птицефабрике трактористом, зарабатывая 18 долларов в месяц. В прошлом месяце ему заплатили всего 9 долларов.

«Точно так же, как во времена Радищева», - говорит Евдокимова. «Мы здесь связаны, как крепостные. Может быть, есть те, кто хозяева своей судьбы, но я никого из них не знаю».

Клин

«Я подошел к нему и вложил рубль в дрожащую руку нищего».

Нищие, столь обычные во времена Радищева, исчезли в советское время.Теперь они вернулись, молодые, старые, больные, вышли на улицы в поисках денег.

Подъезжаете к современной почтовой станции - рядом с Москвой появляется Макдональдс - и два маленьких мальчика подбегают с просьбой денег, прежде чем вы успеете заказать Биг Мак и шоколадный коктейль.

Рядом с церковью Всех Скорбящих стоит нищий - сегодня редко можно встретить действующую церковь без попавших в нее попрошаек. 50-летний Александр Егоров говорит, что люди, которые ходят в церковь, добрые и дают нищим деньги.

«Коммунисты испортили страну морально и в других отношениях», - говорит Егоров. «Сейчас то же самое, что и 200 лет назад. Это тоже нехорошо. Но я думаю, когда дети вырастут, все станет лучше».

Черная Грязь

«Здесь я увидел еще один прекрасный пример произвола дворянина над крестьянами. Шла свадьба. Но вместо радостного шествия видны были только горе и уныние».

Тогда помещик заставлял двух крестьян пожениться.Не так сегодня, нет, совсем нет. 22-летняя Саша и 21-летняя Татьяна Ловыгина улыбаются и произносят тосты с шампанским в день свадьбы.

Прождав в течение часа в очереди невест, женихов и гостей, которая тянется по коридору к парковке, они собираются войти во Дворец бракосочетания в Зеленограде (Зеленый город), город, который был построен рядом с Черная Грязь в 1958 году как новый административный центр.

Дворец бракосочетания состоит из нескольких простых офисов в задней части приземистого пятиэтажного здания из желтого кирпича, где также находятся прокуратура и спортивная школа.На Саше светло-серый костюм, на Татьяне - длинное белое свадебное платье. Она носит розовые розы.

Когда они входят в пустой кабинет, обшитый деревянными панелями, струнный квартет начинает свадебный марш Лоэнгрина. Регистратор ждет за своим простым деревянным столом. Филодендрон украшает комнату.

«Ваше обоюдное согласие дает мне право зарегистрировать ваш брак», - объявляет чиновник. «Объявляю вас мужем и женой».

После поцелуев и фотографий их рассылают через зал, чтобы посмотреть свою церемонию в мгновенном видеоповторе.

Затем Саша набрасывается на Татьяну и уносит ее по ступенькам из осыпающегося цемента. Они стоят на стоянке и пьют шампанское из пластиковых стаканчиков перед взятой напрокат Audi, украшенной двумя золотыми кольцами и брызгами цветов.

«Они будут счастливы вместе», - говорит друг Саша Жаров, вместе с ними окончивший Институт электроники. Стоимость и дефицит квартир требуют, чтобы они жили с ее мамой, но они уже купили себе диван-кровать.

Гость предлагает шампанское посетителю, который отказывается, потому что она за рулем.

«Я тоже за рулем, - объявляет предъявитель шампанского, - и я пью».

Жаров смеется.

«Россия изменилась, - говорит он, - но люди остались прежними».

Наша версия «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева в переводе Лео Винера была опубликована в 1958 году издательством Harvard University Press.

Александр Радищев - Интересные рассказы об известных людях, биографии, юмористические рассказы, фото и видео.

31 августа 1749 - 24 сентября 1802

Александр Николаевич Радищев, (20 августа (31 августа) 1749 - 12 сентября (24 сентября) 1802), русский писатель и общественный критик, арестованный и сосланный при Екатерине Великой. Он выдвинул на первый план традицию радикализма в русской литературе, опубликовав в 1790 году свое «Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву ». Его описание социально-экономических условий в России принесло ему ссылку в Сибирь до 1797 года.

Наследие

В последние годы жизни автора его московская квартира стала центром нескольких литературных кругов, которые превозносили подобные взгляды и самым откровенно оплакивали его смерть. Русскому самодержавию, однако, удавалось препятствовать публикации «Путешествия» до 1905 года, за это время оно распространялось через радикальные группы и было переведено на несколько языков. Александр Пушкин, симпатизирующий взглядам и страсти Радищева, взял на себя обязательство написать продолжение его подстрекательской книги, которая, к сожалению, так и не была закончена и на раннем этапе столкнулась с давлением цензоров.Однако после революций 1905 и 1917 годов Радищев был принят в радикальный канон и стал широко читаемым в России и Европе. Несмотря на несоответствие идеала автора и советской действительности, властям удалось изобразить его как «материалиста, активного борца с самодержавной тиранией и истинного праотца большевизма». Lang 276

Биография

Радищев родился в небольшой дворянской семье в имении недалеко от Москвы. Его отец, Николай Афанасьевич Радищев, был известным помещиком в Москве, который был известен гуманным обращением со своими более чем 3000 крепостными.Юный Радищев провел свое раннее детство в деревне с медсестрой и наставником, затем был отправлен к родственнику в Москву, где ему разрешили проводить время в только что созданном Московском университете. В 1765 году семейные связи предоставили ему возможность служить пажем при Екатерининском дворе, к которому он, тем не менее, относился с подозрением за его «презрение к православной вере и желание передать родину в чужие (немецкие) руки». Ланг, DM 1977 г. Первый русский радикал: Александр Радищев.Вестпорт: Издательская группа Гринвуд. стр. 26 Из-за его исключительных академических перспектив Радищев был выбран из десятка молодых студентов, которые были отправлены за границу для получения западного образования. Несколько лет учился в Лейпцигском университете. Его зарубежное образование повлияло на его подход к российскому обществу, и по возвращении он надеялся включить философию Просвещения, такую ​​как естественный закон и общественный договор, в российские условия. Даже будучи титулярным советником, составлявшим юридические протоколы на государственной службе Екатерины, он восхвалял таких революционеров, как Джордж Вашингтон, и восхвалял ранние этапы Французской революции, и обнаружил, что влюблен в российского масона Николая Ивановича Новикова, чья публикация « Дрон »впервые публично критиковал правительство, особенно в отношении крепостного права.Ланг, 63 Его острая сатира и негодование вдохновили Радищева на создание самого известного произведения - Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву , в котором он подражает суровому и страстному стилю Новикова. Он также особенно критиковал крепостное право и ограничения личной свободы, налагаемые самодержавием.

Екатерина Великая прочитала труд, сочла призывы Радищева к реформе свидетельством радикализма в якобинском стиле и приказала изъять и уничтожить копии текста. Из первоначально напечатанных 650 экземпляров только 17 уцелели и были переизданы в Англии пятьдесят лет спустя.Ярмолинский, Авраам. 1959. Путь к революции: век русского радикализма. Нью-Йорк: Макмиллан. P 5 В 1790 году Радищев был арестован и приговорен к смертной казни. Он смиренно попросил прощения у Екатерины, публично отрекся от своей книги, и его приговор был заменен ссылкой в ​​Илимск в Сибири. По дороге с писателем обращались как с обычным каторжником, сковали его лодыжки и заставляли переносить русский холод, от которого он в конце концов заболел. Его друг, граф Александр Воронцов, который владел Екатериной, заступился и сумел обеспечить Радищеву более подходящее жилье, что позволило ему вернуться в Москву, чтобы выздороветь и возобновить свое путешествие с достоинством и комфортом.Ланг, 204 Начиная с октября 1790 года, Радищев в течение двух лет путешествовал по Сибири через Сибирь, останавливаясь в городах Екатеринберг, Тобольск и Иркутск, прежде чем добраться до городка Илимска в 1792 году. По пути он начал писать биографию. Ермака, казацкого покорителя Сибири, увлекающегося геологией и природой. Поселившись на пять лет в Илимске со своей второй женой Елизаветой Васильевной Рубановской и двумя детьми, Радищев, единственный образованный человек в округе, стал местным врачом и спас несколько жизней.Он также написал длинный трактат `` О человеке, его смертности, бессмертии '', почитаемый как один из немногих великих философских трудов России. Ланг, 217 В нем он обращается к вере человека в загробную жизнь, телесность души и недостатки материализма.

Русское лейбницианство | Taylor & Francis Group

Философия Лейбница пользовалась русским фандомом, который просуществовал с восемнадцатого века до смерти последних изгнанных русских философов в двадцатом веке. Прежде всего, Лейбниц оказал прямое влияние на Петра Великого и на научное развитие Санкт-Петербурга.Еще в восемнадцатом веке был Михаил Ломоносов, которого отправили учиться у Кристиана Вольфа в Марбург и который вернулся в Санкт-Петербург с размытым лейбницевским мировоззрением, которое он применил к изучению химии и физики. Другой философ восемнадцатого века, Александр Радищев, учившийся в Лейпциге, продемонстрировал согласие с рядом ключевых элементов философии Лейбница. Русское лебницианство как непрерывное философское движение значительно оживилось в 1870-х годах, когда немецкий философ-лейбницкий философ Густав Тейхмюллер устроился в Дерптский университет (ныне Тарту, Эстония), который тогда находился в составе Российской империи.Тейхмюллер повлиял на ряд русских философов, заставив их принять «тейхмюллерскую» версию лейбницианства. Среди этих философов были Евгений Бобров и Алексей Козлов. В Санкт-Петербурге Козлов оказал влияние на собственного сына Аскольдова и друга последнего - Николая Лосского. Между тем, в Москве Лев Лопатин, Николай Бугаев и Петр Астафьев развили собственное лейбницианство в условиях относительной независимости от влияния Тейхмюллера и, предположительно, в некоторых случаях, под частичным влиянием Владимира Соловьева.Однако, несмотря на эту относительную независимость, факт остается фактом: в России конца девятнадцатого и начала двадцатого века существовала сеть более или менее взаимосвязанных лейбницких философов, которые читали друг друга и писали друг о друге, обменивались идеями и составляли движение. что мы могли бы охарактеризовать как «русский лейбницианство» или «русский неолейбницианство». В этой главе я рассказываю историю интеллектуальной линии русского лейбницианства.

Коллекции Bloomsbury - Демократические моменты

Крепким голосом и звонким произношением я наконец провозгласил: следующие.

Каждый человек рождается в этом мире на равных. У всех одинаковые конечности, у всех есть разум и воля. Следовательно, человек, рассматриваемый вне общества, является существом, не зависящим ни от кого в своих делах. Но он ограничивает это, соглашается не подчиняться только общей воле, становится послушным командам других людей, в слово становится гражданином. Ради чего он сдерживает свои желания? С какой целью он установил власть над сам? Неограниченный в проявлении силы воли, почему он ограничивает ее посредством послушания? 'Для ради него самого », - говорит разум.«Ради него самого», - говорит внутренний голос. «Ради него самого», - говорит мудрое законодательство. Отсюда следует, что всякий, кто хочет лишить его возможности быть гражданином, является его врагом. Он ищет в законе защиты и возмездия своему врагу. Если закон либо не имеет полномочий защищать его, либо не желает этого, либо не имеет сила, чтобы помочь ему немедленно в его нынешнем горе, тогда гражданин использует свое естественное право на защиту, сохранение, благополучие. Для гражданина.. . первая обязанность его организма - защита, сохранение, благополучие. Ассистент убит крестьяне своими зверскими поступками нарушили их гражданские права. В тот момент, когда он мирился с насилием своего сыновья, когда к душевной боли невесты он добавил изнасилование, когда он угрожал убийством, потому что они осмелились сопротивляться его адской господство, в тот момент закон, призванный защищать гражданина, был далеким, а его сила - незаметной. Это было когда пробудился закон природы, и сила оскорбленного гражданина, неотделимая от закона о вреде, вступила в силу.Крестьяне, убившие звериного асессора, невиновны перед законом. . . . Гражданин, независимо от жизненного положения в котором ему суждено было родиться, есть и всегда будет человеком.

Александр Радищев, прозападный русский госслужащий и теоретик права, лучше всего запомнился как автор книги "Путешествие из Петербурга". в Москву (1790), произведение литературы о путешествиях, в котором рассказчик знакомится с пейзажами России позднего Просвещения.Радищев не понаслышке знаком с судебной и налоговой системой России и предлагает едкую критику Состояние империи просочилось через истории об эксплуатации и неудавшихся реформах. Хотя книга очищена от цензуры, Екатерина Великая отреагировала яростно, приказав конфисковать и уничтожить весь тираж более 600 экземпляров. копии. Первоначальный смертный приговор был заменен ссылкой в ​​Сибирь. Социалисты-революционеры, в том числе и большевики, считали его героем и предшественником радикальной политики.

Россия восемнадцатого века была абсолютисткой. государственный. Однако в нем не было недостатка в верховенстве закона. Екатерина обнародовала новый правовой кодекс в 1767 году. Хотя большая часть этого документа была Заимствованный из работ Монтескье и Беккариа, упаковка выглядела прогрессивно. В случае, было реализовано лишь несколько частей кода. Путешествие ставит вопрос о том, в основе лучшего общества лежат альтернативные формы правления; в административной реформе и менее коррумпированной государственной службе и судебная власть; или в изменениях моральных ожиданий, которые принесут пользу обществу хорошо и потенциально просвещает правящий класс.Радищев стремился избегайте явной терминологии, которая могла бы вызвать возражения у абсолютного правителя. Он использует русское слово для обозначения демократия только один раз во всех его трудах 91, но часто заменяет эквивалентные письменные выражения о заинтересованности, состоянии и правах люди.

Этот контекст подкрепляет создание демократического момента в седьмой главе. («Зайцово») Путешествия. Путешествие критикует абсолютизм скорее прагматично, чем теоретически. в момент позднего правления Екатерины, когда было замечено, что оно переросло в деспотизм и безудержное кумовство.В предыдущей главе, названной «Новгород» в честь легендарного города-государства и республика, разрушенная Иваном Грозным в шестнадцатом веке, оратор спрашивает: «Что такое народное право?» Опираясь на миф Руссо о естественном состоянии, он приравнивает народное право и всеобщая воля. В интересующей нас главе он обращается к значению прав граждан. В Средством для политического заявления является выступление в суде, завершающее рассказ о несправедливости. "Зайцово" повествует как сын помещика осуществил свое право сеньора и жестоко изнасиловал молодой крестьянская девушка.Ее жених и его братья пришли ей на помощь, завязалась рукопашная схватка, помещик и его сыновья были убиты. и крестьяне предстали перед судом. Этот отрывок взят из речи одного из судей, защищающего право крепостных к самообороне и определяет народное насилие как демократический инструмент. В отрывке используются концепции эгалитаризма, гражданство и право сопротивления. При явном рассмотрении условия, при которых население может изменить состояние экономического подчинения, в этой главе дается неявное определение политических договоренностей, к которым "демократия" может относиться как к идеальной или возможной альтернативе.

Речь начинается с декларации принципа равенства с целью установления идея о том, что каждый человек имеет право на свободу. Это замечательно прогрессивное заявление в российском контексте. В отсутствие экономической свободы Радищев спрашивает, можно ли пользоваться свободой. посредством коллективных действий по защите отдельных лиц или группы, когда социальная договор был нарушен: народные действия могут положить конец правонарушениям, а в более долгосрочной перспективе могут привести к изменению норм поведения в соответствии с концепция естественного порядка, который он считал свободным.Аргументы на основе естественной справедливости не были рутиной в русской мысли и письменности того периода. Единственным прецедентом государственной санкции народных акций был традиционная идея «коллективной ответственности», рассматриваемая как более пассивный способ удовлетворения определенных требований, предъявляемых на крестьянство вроде налогового или призывного уровней. Более того, Обсуждаемый здесь принцип генеральной воли также был бы провокационным, поскольку возражения Екатерины Великой против Руссо были хорошо известны.

Демократия, представленная в драматической истории, рассказанной в этой главе, предполагает непосредственное участие членов группы, которые используют коллективные действия, когда хозяева, которым они исторически уступили автономию, больше не Править адекватно. В основе этой точки зрения лежит идея о том, что осуществление власти одного человека над другим не может быть оправдано. если это серьезно нарушает интересы потерпевшего. Эта эгалитарная защита демократии предполагает, что общество, определяемые классовыми структурами, экономические интересы которых превыше всего, должны, по крайней мере, гарантировать безопасность 92 подчиненного класса.В этих рамках при вынесении судебного решения должна применяться причина и наказание за преступления в целях обеспечения всеобщей безопасности. Однако, когда эти условия нарушаются, он предвидит, что случается здесь демократический процесс, в котором даже крепостные становятся гражданами, а народ восстает: демократия здесь - это власть народа в ее основном смысле. Гражданство истолковывается с моральной точки зрения согласно послушание элите или государству теряет силу, когда их авторитет были скомпрометированы нарушением этих основных прав.Демократия делает не распространяться на политическую сферу через представительство или франшизу, и он включает в себя элемент самоопределения только тогда, когда личность сталкивается со значительной опасностью. Именно в этих условиях что даже крепостные, которых всегда следует признавать людьми, могут стать временными гражданами.

Эта речь представляет собой демократический момент, потому что она создает оратора, который ярый защитник интересов народа. На практике, как показывает Путешествие неоднократно свобода дает право жить без угрозы телесных повреждений, но не означает, что любой человек является хозяин своей жизни.Это не видение равного продвижения интересов людей в плюралистическом общество. Его идея равенства не является реляционной, поскольку Радищев (который никогда не освобождал собственных крепостных) нигде не утверждается, что все равны в политических правах; или что равные возможности для продолжения социальное равенство должно быть нормой. Но в выступлении предусмотрена возможность того, что существуют условия, в которых чемпион народ, как избранный представитель или, возможно, как Гракхи в Древнем Риме, восстанет, если демократические действия смогут возглавить постоянное изменение социальных условий.Взгляды Радищева на правительство находились между реальностью. русской истории и его знание влиятельных европейских счетов. Он вслед за Монтескье признал, что многие факторы влияют на типы правительства, наиболее подходящие для наций, и в этом Уважение теоретически принимает точку зрения, согласно которой абсолютизм и олигархия были естественной формой российского государства.

Если Радищев признает, что исторически республиканизм погашен в России, он не принимает ни того, что республиканцев больше не будет, ни других принципов. демократических объединений не может вступить в игру.Множественные вдохновения могут служить оправданием народного восстания, и они включили бы Локка, эссе Дидро о «естественном праве» («Le droit naturel») в Энциклопедия, Руссо как автор первой и второй бесед, аббат «История двух Индии» Рейнала (1777 г.), особенно в ее рассказах о рабах восстание и Спартак нуар, и французская декларация Прав человека и гражданина (1789 г.). Немногие россияне знали сочинения Джона Локка, но Радищев, кажется, хорошо знает о его двух трактатах.Он может следовать за Локком, предполагая, что есть права не зависит от использования франшизы, что не может быть нарушено из-за несогласия к их нарушению. Он не отрицает экономического превосходства землевладельцев. Но он отрицает любое предположение 93 о том, что они могут быть лучше по своей природе. Защита обвиняемых братьев основывается на том, что их нельзя было ожидать. отказаться от своей минимальной свободы, основанной на эгалитарном принципе, что все человеческие люди разделяют фундаментальный моральный статус.

Во фрагменте «Рассуждения о политической экономии» Руссо спрашивает, «есть ли не орган нации, взявший на себя обязательство так же сознательно обеспечить сохранение наименьшего из своих членов, как что из всех остальных? и является ли безопасность отдельного гражданина менее общим делом, чем безопасность всего государства? » В изображении Радищева ответ на риторический вопрос состоит в том, что сохранение экономических интересов элиты была единственной функцией крестьянства.Но история изнасилования и насилия подтверждает, что экономическая безопасность одного класса поставила под угрозу физическую безопасность большего класса. Суть выступления в «Зайцове» это делать выводы из насилия. Во-первых, такие эпизоды обнажают систему принуждения в национальном масштабе. из которых становятся актуальными новые моральные требования. Очевидно, оратор считает, что между крепостными существует моральное равенство. и хозяева, согласующиеся с точкой зрения Локка, что все имеют равные естественные права и что моральные требования должны также проводиться по справедливости.Каждый имеет право не пострадать другими, и в этом случае Радищев утверждает, что землевладельцы лишились своих прав в результате неправомерного поведения, которое спровоцировало убийство. Теперь землевладельцы должны быть обязаны признать права своих крепостных в будущем и развивать отношения общества. если не ради равенства, то как минимум ради собственной самозащиты.

Но строгое принуждение к воздержанию от принудительных действий, уже санкционированное в своды законов режима Екатерины, но не получившие широкого распространения, налагают на социально-экономическую группу сдержанность и стандарт минимум достойного поведения.Довод об оправдании выглядит спорным для землевладельцев, потому что он принимает эгалитарную предпосылку. это было чуждо им как членам социально-экономической группы, чьи привилегии не были ограничены. В эссе «О юриспруденции» (1801–182), Радищев использует язык прав человека, чтобы указать, что существуют обязательные обязанности и защита. это нужно уважать как добро само по себе. Речь в «Зайцово» не предъявляет претензий в основном от имени прав человека, поскольку его эгалитаризм является главным образом инструментом и направлен на прекращение насилия и сигнализацию необходимости перемен, потому что демократические санкции - это скрытая сила исправления зла.

Несмотря на более позднюю советскую традицию читать Радищева как протобольшевика, Путешествие не дает плана для перестройки политической экономии в России. в эпоху Екатерины Великой. Однако критика предполагает, что любые попытки реформ могут исходить из угрозы. социальных волнений. Чтобы предотвратить восстание, правительству и дворянам придется пересмотреть свои методы и упражнения. общее человечество. Читатели могут заподозрить, что его истинным чувством будет неинструментальная вера в естественные права Локка и строгий моральный долг уважать их, и что здесь есть основная идея, что все люди равны по своей фундаментальной ценности.Он показывает, что мало кто из россиян понял бы это как предметную точку зрения, точку зрения, проиллюстрированную реакцией элитных коллег, которые негодуют на эту речь и прочтите это как оправдание убийства, а не как совет модерировать их действия в соответствии с минимальным определением прав и свобод. Далее в этой главе приводятся менее веские аргументы в пользу морального поведения исходя из личных интересов. Пока коротко В идеале это все же лучший результат, потому что разумное поведение будет способствовать безопасности с обеих сторон.

Предположение о Путешествии состоит в том, что класс иерархия России, гарантированная ее авторитарной политической системой, не изменится, хотя ее можно будет реформировать. Эта идея прав человека в основном сводится к «низшим ограничения на терпимое человеческое поведение ». Даже обеспечение признания таких принципов, как эгалитаризм и права лежащая в основе демократия в основном смысле групповой самозащиты была бы серьезным сдвигом. Глава о Новгороде завершается. что республиканизм как форма правления был всего лишь вспышкой в ​​российском история и возрождению не подлежит.Это не исключает ценности республиканизма или обещания более радикальных форм прямой демократии, подразумеваемых в оправдании коллективных действий и народные права.

Отражает ли эта речь пессимизм или оптимизм со стороны автора, что демократия какое-то может длиться дольше минуты в России? Исторические теории свободы, народный суверенитет а демократическое право на правосудие не имело никаких оснований в России восемнадцатого века. На практике принципы общественного договора и естественного права, принятые Екатериной в 1767 году, не реструктуризировали собственность. связи; реформа системы правосудия не устранила широко распространенную коррупцию.Будучи человеком Просвещения и переводчиком исторического труда Мабли, Радищев считал, что народы прошли через циклы прогресса и упадка определяются такими факторами, как экономические обстоятельства, международное положение и модели лидерства. Позиции самого Радищева о формах конституции менялись между просвещенным абсолютизмом. к радикальному республиканизму, закаленному к концу жизни надеждой на парламентского монарха при молодом царе Александре Я.Римская республика была свергнута аграрными конфликтов, и Новгородская республика не выдержала нашествия. Эпоха французов Революция показала живой пример того, что может произойти, когда экономическая эксплуатация и политическое брожение достигают точки без возврата. Это произошло в тот момент, когда некоторые русские мыслители, такие как Радищев и его спикер, обладали концептуальным языком. необходимо было объяснить, почему бесчеловечность, проявленная в местных актах тирании, несовместима с выживанием абсолютизма.

Самоуничтожение абсолютизма обещало позитивные реформы или узурпацию суверенная власть народа, сценарий, который он не мог полностью изучить. Радищев возлагал свои надежды на класс образованной элиты и меритократических государственных служащих, которые знали лучше. Искусство демократического Настал момент предложить модель поведения, которая может стабилизировать жизнь двух сословий. в качестве среднесрочного средства путем поиска компромисса - или может оправдать на основе самообороны передачу суверенитета народу.Этот переход от насилия к новой социальной системе можно подумать, чтобы воспроизвести переход, изображенный Руссо в конце Книги I Социального Контракт, в котором фундаментальный пакт «вместо того, чтобы разрушать естественное равенство, напротив, подменяет моральное и законное равенство ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *