Присоединение западной сибири к россии год – Присоединение Сибири к России. Кратко история покорения Сибири

Присоединение Сибири к России. Кратко история покорения Сибири

 «И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне... А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом...» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества.

,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— "встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь

Страна Сибирь

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и... манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

Первые шаги за Урал

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, былин. Причины этого понять нетрудно. Русские войска тогда терпели поражения в затянувшейся и разорительной Ливонской войне. Не только южные и восточные окраины, но и центральные районы страны подвергались опустошительным набегам крымцев и ногайцев. За десять лет до «взятия Сибири» крымские татары сожгли Москву. В памяти народной были еще свежи ужасы монголо-татарското ига. Помнил народ и об огромных трудностях, которые пришлось преодолеть возглавляемым самим царем войскам при взятии Казани. И вот еще целое татарское царство, державшее в страхе окрестные племена и народы, казавшееся таким могущественным и крепким, рухнуло — рассыпалось вдруг, и не в результате похода правительственных войск, а от дерзкого удара горстки казаков.

Но значение «Ермакова взятья» было шире его понимания современниками. Произошло событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучум... был разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской, России».

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 г. во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак, заночевавший с небольшим отрядом на речном острове. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути.

В 1585 г. в Сибирь прибыл сравнительно небольшой, но хорошо снаряженный отряд ратных людей под предводительством Ивана Мансурова. Они были посланы правительством на помощь Ермаку и, не застав никого из его казаков, проплыли до устья Иртыша. Там их настигла зима. Служилые люди быстро «срубили» «городок», названный впоследствии Обским, где тут же были осаждены большим остяцким войском.

Сражение за городок длилось целый день, и лишь к вечеру с большим трудом отряду Мансурова удалось отбиться. Столь ожесточенный натиск остяков объяснялся просто: русские укрепились в так называемом Белогорье — крупном религиозном и политическом центре Западной Сибири, месте, где находилось одно из самых главных святилищ края. Обладание им значило в глазах окрестного населения очень много.

Потерпев неудачу при первом штурме, остяцкие «князцы» на следующий день прибегли к «помощи» знаменитого «бело-горского шайтана» — деревянного идола, пользовавшегося особым почитанием у ханты-мансийских племен. Это сразу же решило исход дела. На «шайтана» навели пушку, и меткий выстрел разнес его в куски. Осада была немедленно снята. Под впечатлением происшедшего часть местных жителей в знак покорности принесла ясак Мансурову, а представители шести «городков» по нижнему течению Оби и Северной Сосьве на следующий год отправились в Москву с просьбой о российском подданстве.

После того как Мансуров вернулся «на Русь», московское правительство поняло, что Сибирью не овладеть одним ударом, и перешло к иной, проверенной жизнью тактике. Было решено закрепляться на новых землях, строя города-крепости, а опираясь на них, продвигаться дальше, сооружая по мере надобности все новые и новые опорные пункты.

Активные, приключенческие, оздоровительные туры, маршруты горы - море 

Присоединение к России Западной Сибири

В 1586 г. в Сибирь по приказу из Москвы был послан новый отряд — 300 человек. Во главе его встали воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, а среди подчиненных им ратных людей «за Камнем» вновь оказались «Ермаковы казаки» — те, кто уцелел, кто вернулся из зауральского похода. Вскоре судьба разбросала их по сибирской земле, сделав активными участниками дальнейших событий.

Сукин и Мясной в 1586 г. построили на Туре крепость, давшую начало Тюмени — старейшему из ныне существующих сибирских городов. В 1587 г. русские ратники получили подкрепление и во главе с Данилой Чулковым двинулись дальше, построив недалеко от столицы Сибирского ханства другую крепость — будущий Тобольск.

В Кашлыке в это время обосновался Сейдяк — представитель соперничавшей и враждовавшей с Кучумом местной татарской династии. Чулкову удалось заманить к себе и захватить в плен нового претендента на сибирский престол, после чего Кашлык опустел и потерял прежнее значение, а Тобольск надолго стал главным городом Сибири.

Взятые русскими в плен представители татарской знати (включая Сейдяка) получали в Москве высокие чины и щедро жаловались «за службу». А между тем лишенный трона и поддержки большинства прежних подданных хан Кучум не думал складывать оружия. Он неизменно отвечал отказом на предложения стать зависимым от московского «государя» правителем (даже на условиях возвращения ему сибирского престола) и усиливал противодействие русским. Люди Кучума жестоко мстили татарскому населению за переход в подданство «белому царю» и однажды даже приблизились к Тобольску, убив там несколько человек.

С 90-х гг. XVI в. русское правительство перешло к более решительным действиям по присоединению зауральских земель. В 1591 г. отряд, состоявший из тобольских служилых людей и принявших российское подданство татар, во главе с воеводой Владимиром Кольцовым-Мосальским настиг войско Кучума на Ишиме и нанес ему сильное поражение у озера Чиликула.

В 1593 г. в северных русских уездах и Приуралье были специально сформированы войска, направленные против Пелымского княжества — сильного вогульского объединения, которое активно поддерживало Кучума и наносило большой ущерб русским селениям в Приуралье. В центре этого княжества на берегу Тавды служилыми людьми был построен Город Пелым, вскоре, правда, потерявший военное значение.

Вскоре к России была присоединена территория «Пегой орды». В русских документах так называлось объединение селькупов во главе с воинственно настроенным и, по-видимому, союзным Кучума «князцом» Воней. В центре «Пегой орды» ратные люди построили крепость Нарым, а позднее неподалеку от нее Кетск. Это значительно ослабило позиции Кучума, который к тому времени подкочевал к владениям Вони, но уже не мог рассчитывать на совместное с ним выступление.

Окончательный разгром сибирского «царя» произошел в августе 1598 г. Объединенный русско-татарский отряд численностью 400 человек под предводительством воеводы Андрея Воейкова вышел из Тары и после долгих поисков «сошёл» войско Кучума (500 человек) в Барабинской степи близ Оби. Ожесточенный бой продолжался полдня и закончился сокрушительным поражением кучумлян. Сам хан в разгар боя бежал с ближними людьми в небольшой лодке и скрылся. Покинутый всеми, нищий и больной, он вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Удалось избежать гибели и плена нескольким сыновьям.

Кучума, но они не скоро смогли оправиться от удара и возобновить набеги на русские владения (это стало возможным позднее, когда «кучумовичи» нашли себе союзников среди калмыков). В это же время шли энергичные поиски наиболее удобных путей «с Руси» в Сибирь и принимались серьезные меры к тому, чтобы сделать продвижение по ним по возможности более удобным и безопасным. К началу XVII в. путей «за Камень» было выявлено немало, но редкие из них отвечали возросшим требованиям. Объем всякого рода перевозок резко возрастал с началом колонизации края, и то, что могло удовлетворить торговцев, промысловиков и отряды ратных людей, изредка наведывавшихся в Сибирь, не годилось для организации постоянного сообщения, для регулярной переброски большого количества людей и грузов.

Этой цели, прежде всего не отвечали северные «чрезкаменные» пути, самые древние, проложенные в обход Казанского ханства задолго до присоединения Сибири. Они были труднодоступны и слишком удалены от экономически развитых районов Российского государства. По печорским путям (с выходом по восточным притокам Печоры на нижнюю Обь Собью или Северной Сосьвой) можно было отправить донесения, небольшие грузы (например, пушнину), но широко пользоваться ими могли лишь люди «торговые и промышленные». Существовал и морской путь в Сибирь — «Мангазейский морской ход». Им ходили из Белого моря в устье реки Таз, в район, называемый «Мангазея». При этом полуостров Ямал суда обычно не огибали, а пересекали по рекам и волоку. Однако поддерживать постоянное сообщение с Сибирью морем было по силам лишь привычным к такого рода плаваниям поморам, к тому же только в очень короткий для русского Севера и Сибири период летней навигации. Камские пути (по восточным притокам Камы) были в то время наиболее пригодны для налаживания регулярных связей с Сибирью. Но и среди них не сразу удалось выбрать самый удачный. Путь, по которому шли «Ермаковы казаки» (через Тагильский волок), в значительной части проходил по мелким и бурным рекам. Однако до 90-х гг. XVI в. ничего лучшего найдено не было, и основные перевозки осуществлялись по нему. В 1583 г. для его закрепления был даже поставлен Верхтагильский городок, простоявший семь лет, пока не был найден и освоен более удобный Чердынский путь. По нему с Вишеры перетаскивали суда волоком в Лозьву, а из нее по Тавде и Тоболу можно было попасть как в Туру, так и в Иртыш. Эта дорога была объявлена главной, и в 1590 г. на ней был построен Лозьвенский городок. Но и он просуществовал недолго.

В 1600 г. для лучшего обеспечения перевозок на полпути между Верхотурьем и Тюменью был выстроен еще один город — Туринск (его долгое время называли также Епанчин) В Тюмень «с Руси» можно было добраться и по старой Казанской дороге. Она, правда, проходила через степи и потому была довольно опасной — из-за угрозы неожиданного нападения кочевников. В 1586 г. на этой дороге русскими был построен город (Уфа), и впоследствии ее стали использовать в особых случаях — для срочной переброски войск, посылки гонцов и т. д.

Присоединение к России Восточной Сибири

Следующий этап присоединения Сибири начался с выходом русских на Енисей. Северную его часть промышленники начали осваивать как и низовья Оби, еще до присоединения Западной Сибири к Русскому государству - сразу же после открытия реки Таз. Примыкавший к Тазу район - «Мангазея» – был хорошо известен в России уже в 70-х гг. XVI в. (Первоначально это район русскими назывался «Молгонзеи»; его наименование видимо, восходит к коми-зырянскому «молгон» - «крайний» «конечный» — и обозначает «окраинный народ».). В это же время появились в документах первые упоминания о «Тунгусии» (тунгусы жили за Енисеем). С Таза волоком можно было перебраться в Турухан, а по нему выплыть в Енисей. Далее открывался путь к Таймыру, на Нижнюю Тунгуску и другие реки Восточной Сибири. Ее освоение русскими, таким образом, началось с северных районов и также было связано с «Мангазеей», где создали свою опорную базу русские и коми-зырянские промышленники. К концу XVI в. они столь основательно освоились в «Мангазее», что построили там свои городки, наладили оживленную торговлю с местными жителями, а часть их даже подчинили и, как позднее выяснилось, «дань с них имали... на себя». От Енисея в глубь Восточной Сибири русские продвигались стремительно. Это движение по-прежнему сильно замедлялось лишь по мере приближения к степной полосе, населенной сильными и воинственными кочевыми племенами, но в восточном и северном направлениях оно пошло с невероятной быстротой. Необычными были не только темпы продвижения: сам процесс присоединения восточносибирских земель отличался большим своеобразием. Если для Западной Сибири московское правительство тщательно разрабатывало план присоединения той или иной «землицы» и для его осуществления нередко посылало войска непосредственно из Европейской России, то в Восточной Сибири действовать такими методами становилось трудно, а потом и вовсе невозможно. Слишком далеко оказывались русские отряды от «Руси», слишком велики были размеры открывавшегося перед землепроходцами края, слишком редким и разбросанным по нему было коренное население. И по мере углубления в восточносибирскую тайгу местная администрация получала все больше власти, а вместо подробнейших инструкций у воевод все чаще оказывались предписания поступать «смотря по тамошнему делу». Управление на местах становилось более гибким и быстрым, однако, представители сибирской администрации теперь часто теряли согласованность действий. Движение на восток становилось не только более стремительным, но и более стихийным, нередко просто хаотичным. В поисках еще не объясаченных и богатых соболем «землиц» небольшие (иногда в несколько человек) отряды служилых и промышленных людей, опережая друг друга, преодолевали за короткий срок огромные расстояния. Они проникали на никому, кроме местных жителей, не известные реки, в «дальние, от века, не слыханные земли», ставили там наскоро укрепленные зимовья, «приводили под высокую государеву руку» встреченные на пути племена и народы, воевали и торговали с ними, брали ясак и сами промышляли соболя, весной после вскрытия рек отправлялись дальше, действуя, как правило, на свой страх и риск, но всегда от имени «государя». В таких походах они проводили годы, а когда, изнуренные выпавшими на их долю невзгодами, возвращались в свои города и остроги, то будоражили других рассказами о сделанных открытиях, часто добавляя к увиденному полученные от коренных жителей и совершенно невероятные сведения о богатствах «землиц», еще не «проведанных». Дух предпринимательства разгорался с новой силой. По следам первопроходцев отправлялись новые экспедиции и, в свою очередь, находили неясачные и богатые соболем земли. Отряды землепроходцев часто представляли собой объединения служилых и промышленных людей. Во время совместных походов, писал известный дореволюционный историк Н. И. Костомаров, «промышленники и торговые люди были товарищами служилых людей в их изумительных подвигах открытия новых землиц и вместе с ними выдерживали героическую борьбу с ужасною стужею... и дикими народами» Однако нередко такие отряды соперничали и враждовали друг с другом. Тем не менее, все они, в конце концов, раздвигали пределы известного им мира и увеличивали число подвластных российскому царю земель и народов.

Продвижение на восток в 20—40-е гг. приобрело столь большой размах, что вскоре пошло более быстрыми темпами, чем промысловое освоение края. Добывавшие соболя промышленники задерживались на «проведанных» землях, в то время как служилые люди продвигались все дальше. Однако и действия казаков и стрельцов постепенно попадали под контроль правительственной администрации. Во время походов она, правда, сильно не сковывала волю служилых. Подобно казакам Дона или Яика, «государевы служилые люди» в Сибири нередко сами решали, собравшись «на круг», многие важные вопросы и, например, могли «по приговору всего товарищества», «всего войска» изменить маршрут похода и его цели. Власти считались с бытовавшими в служилой среде порядками, заносимыми в Сибирь вольными казаками еще с «Ермакова взятья», но при всем этом в организации военных экспедиций играли важную роль. Администрация снабжала (пусть не всегда и не полностью) «поднимавшихся» в поход служилых оружием, боеприпасами, продовольствием, а после завершения похода, памятуя о наградах и продвижении по службе, стремилась «учинить государю многую прибыль» закреплением достигнутых результатов: строительством и заселением новых острогов, организацией местного управления, ясачного и таможенного сбора, казенной пашни, связи и т. п.

От Енисея к Лене и Тихому океану

Движение землепроходцев на восток от Енисея шло двумя основными, часто смыкавшимися потоками — северным (через Мангазею) и южным (через Енисейск).

В Мангазее уже в 1621 г. от живших по Нижней Тунгуске эвенков-буляшей были получены смутные сведения о «большой реке» Лене. К 20-м гг. относится и предание об удивительном путешествии на эту реку промышленного человека Пенды (или Пянды). Он совершил выдающийся географический подвиг. Во главе отряда в 40 человек Пенда в течение трех лет, преодолевая противодействие эвенков, пробирался вверх по Нижней Тунгуске, на четвертый год по Чечуйскому волоку достиг Лены, проплыл вниз по ее течению до места, где в будущем возник Якутск, вернулся в верховья Лены, бурятской степью перешел на Ангару, а затем по уже знакомому русским Енисею добрался до Туруханска. Известие об этом походе может показаться фантастическим из-за его дальности и длительности, но оно подтверждается отдельными документальными записями, в том числе и названиями основанных на этом пути зимовий (Верхне-Пяндинского и Нижне-Пяндинского), надолго переживших своего основателя.

В 30-е гг. по Вилюю и Лене прошло несколько групп ясачных сборщиков из Мангазеи. Они поставили несколько острожков и зимовий, вокруг которых, в свою очередь, возникли зимовья торговых и промышленных людей, ринувшихся в Приленский край после похода Добрынского и Васильева.

В 1633 г. на те же «за хребетные» (т.е. находящиеся за горными хребтами) реки иным, более северным путем - с Нижней Тунгуски на Вилюй, минуя Чону, — отправилась новая тобольская экспедиция в составе 38 человек во главе с Воином Шаховым. Разделившись на несколько мелких групп, этот отряд в течение шести лет укреплял власть «великого государя» в Вилюйском крае, сооружая зимовья. Взимая ясак с тунгусских и якутских племен и «десятую пошлину» (десятипроцентный налог) с русских промышленников. Экспедиция Шахова снаряжалась всего на два года, поэтом» служилые люди быстро израсходовали и продовольствие, и подарки «иноземцам» (необходимое в то время условие уплати ясака), запасы пороха и свинца. К 1639 г. из отряда уцелели лишь 15 человек. Изредка покупаемую у промышленником муку служилые тратили на «аманатов» (заложников из подчинившихся родов), а сами питались лишь рыбой и дикорастущей травой - «борщём» и слезно просили в отправляемым в Тобольск письмах о замене.

Гораздо больших успехов удалось добиться к этому времени отрядам служилых и промышленных людей, продвигавшихся в глубь восточносибирской тайги более удобными южным путями из Енисейска.

В 1627 г. 40 казаков во главе с Максимом Перфильевым добрались по Ангаре до Илима. Там они взяли ясак с окрестных бурят и эвенков, поставили зимовье и через год вернулись степью в Енисейск, дав толчок новым походам в «проведанные» земли.

В 1628 г. на Илим отправился десятник Василий Бугор с десятью служилыми. С притока Илима Идирмы казаки дошли через волок до Куты, а пустившись по ней, попали в Лену и, собирая, где могли, ясак, проплыли по течению реки до Чаи. В 1630 г. Бугор вернулся в Енисейск, оставив для «службы» на верхней Лене в зимовье у устья Куты двух, а у устья Киренги четырех человек.

В 1630 г. у волока на Лену был построен Илимский острог — важный опорный пункт для дальнейшего продвижения на эту реку. В том же году по приказу енисейского воеводы Шаховского «для государева ясашного сбору и острожные поставки» на Лену был отправлен немногочисленный, но хорошо оснащенный отряд под предводительством атамана Ивана Галкина. Весной 1631 г. он добрался до Лены, открыв с Илима на Куту более короткий путь, поставил небольшое (на 10 человек) «зимовье по-промышленному» в устье Куты и проплыл по Лене гораздо дальше Бугра — до «Якутской земли». Там Галкин сразу же встретил сопротивление пяти объединившихся «князцов», однако вскоре подчинил их, после чего предпринял походы по Алдану и вверх по Лене, собирая ясак с якутов и тунгусов и отражая нападения отдельных их объединений. Летом 1631 г. на смену Галкину из Енисейска прибыл с дополнительным отрядом в 30 человек стрелецкий сотник Петр Бекетов и стал посылать служилых людей вверх и вниз по Лене. Используя как силу оружия, так и незаурядный дипломатический талант, Бекетов привел «под государеву руку» еще несколько якутских, тунгусских, а также бурятских родов и для закрепления своих успехов в соответствии с царским указом поставил в 1632 г. острог в центре Якутской земли в ее наиболее заселенном районе.

Вернувшийся с прежними полномочиями на Лену Иван Галкин в 1634 г. приказал перенести эту крепость (будущий Якутск) на менее затопляемое место. Он собрал значительные в тех условиях силы (около 150 человек) из служилых и скопившихся в новом остроге промышленных людей и предпринял энергичные действия по упрочению в Якутии царской власти, опираясь на тех якутских «князцов», которые «государю прямили». Оказавшимся на Лене русским на этот раз пришлось очень тяжело. Они совершали конные походы, покупая лошадей, как потом сообщалось, «на последние свои товарёнка», брали в ходе двух- и трехдневных штурмов хорошо укрепле

svastour.ru

ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ. Освоение Сибири в XVII веке

ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

В 1586 г. в Сибирь по приказу из Москвы был послан новый отряд — 300 человек. Во главе его встали воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, а среди подчиненных им ратных людей «за Камнем» вновь оказались «Ермаковы казаки» — те, кто уцелел, кто вернулся из зауральского похода. Вскоре судьба разбросала их по сибирской земле, сделав активными участниками дальнейших событий.

Сукин и Мясной в 1586 г. построили на Туре крепость, давшую начало Тюмени — старейшему из ныне существующих сибирских городов. В 1587 г. русские ратники получили подкрепление и во главе с Данилой Чулковым двинулись дальше, построив недалеко от столицы Сибирского ханства другую крепость — будущий Тобольск.

В Кашлыке в это время обосновался Сейдяк — представитель соперничавшей и враждовавшей с Кучумом местной татарской династии. Чулкову удалось заманить к себе и захватить в плен нового претендента на сибирский престол, после чего Кашлык опустел и потерял прежнее значение, а Тобольск надолго стал главным городом Сибири.

Взятые русскими в плен представители татарской знати (включая Сейдяка) получали в Москве высокие чины и щедро жаловались «за службу». А между тем лишенный трона и поддержки большинства прежних подданных хан Кучум не думал складывать оружия. Он неизменно отвечал отказом на предложения стать зависимым от московского «государя» правителем (даже на условиях возвращения ему сибирского престола) и усиливал противодействие русским. Люди Кучума жестоко мстили татарскому населению за переход в подданство «белому царю» и однажды даже приблизились к Тобольску, убив там несколько человек.

С 90-х гг. XVI в. русское правительство перешло к более решительным действиям по присоединению зауральских земель. В 1591 г. отряд, состоявший из тобольских служилых людей и принявших российское подданство татар, во главе с воеводой Владимиром Кольцовым-Мосальским настиг войско Кучума на Ишиме и нанес ему сильное поражение у озера Чиликула.

В 1593 г. в северных русских уездах и Приуралье были специально сформированы войска, направленные против Пелымского княжества — сильного вогульского объединения, которое активно поддерживало Кучума и наносило большой ущерб русским селениям в Приуралье. В* центре этого княжества на берегу Тавды служилыми людьми был построен город Пелым, вскоре, правда, потерявший военное значение.

Вслед за Пелымским утратило независимость расположенное рядом Кондинское княжество. Его подчинению помогли кодские ханты князя Игичея, жившие на Оби к югу от Северной Сосьвы и добровольно принявшие российское подданство. При их же содействии в 1593 г. в нижнем течении Северной Сосьвы в уже освоенном русскими и коми-зырянскими промысловиками районе отрядом служилых людей во главе с чердынским воеводой Никифором Траханиотовым был основан новый опорный пункт — город Берёзов.

На следующий год берёзовцы соединились в Обском городке с союзными кодскими хантами и русскими ратными людьми и построили во владениях «князца» Бардака, добровольно присягнувшего ранее московскому государю, город Сургут. Туда перевели гарнизон из ликвидированного по царскому приказу Обского городка. Затем с помощью все тех же кодских хантов к России были присоединены новые земли в низовьях Оби. Там в 1595 г. возник Обдорский (или Носовой) городок, из которого собирали ясак не только с «остяков», но и с окрестных «самоедов».

На юге Западной Сибири в это время царские воеводы продолжали теснить хана Кучума и его союзников. В 1594 г. был поставлен город на Среднем Иртыше. Он был назван Тара и в дальнейшем стал важным опорным пунктом в борьбе с враждебными России кочевыми феодалами. В 1595 г. тарские служилые, которыми командовал Борис Доможиров, нанесли еще одно поражение Кучуму. Однако он вновь ускользнул от победителей и вновь сеял смерть и разорение среди своих бывших подданных.

Вскоре к России была присоединена территория «Пегой орды». В русских документах так называлось объединение селькупов во главе с воинственно настроенным и, по-видимому, союзным Кучуму «князцом» Воней. В центре «Пегой орды» ратные люди построили крепость Нарым, а позднее неподалеку от нее Кетск. Это значительно ослабило позиции Кучума, который к тому времени подкочевал к владениям Вони, но уже не мог рассчитывать на совместное с ним выступление.

Окончательный разгром сибирского «царя» произошел в августе 1598 г. Объединенный русско-татарский отряд численностью 400 человек под предводительством воеводы Андрея Воейкова вышел из Тары и после долгих поисков «сошёл» войско Кучума (500 человек) в Барабинской степи близ Оби. Ожесточенный бой продолжался полдня и закончился сокрушительным поражением кучумлян. Сам хан в разгар боя бежал с ближними людьми в небольшой лодке и скрылся. Покинутый всеми, нищий и больной, он вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Удалось избежать гибели и плена нескольким сыновьям Кучума, но они не скоро смогли оправиться от удара и возобновить набеги на русские владения (это стало возможным позднее, когда «кучумовичи» нашли себе союзников среди калмыков).

Утверждение русских на средней и верхней Оби, полный разгром, а затем и смерть развенчанного сибирского «царя» произвели сильное впечатление на местных жителей и привели к важным последствиям. Имя старого, почти ослепшего и оглохшего, но еще сильного памятью о своих недобрых делах хана перестало страшить племена, входившие когда-то в «Кучумово царство». Некоторые из них искали могущественных покровителей или союзников в борьбе с более сильными соседями и, убедившись в силе Российского государства, стали связывать с ним свои надежды на защиту от разорительных набегов и примитивно-жестокой эксплуатации воинственными кочевыми феодалами юга Сибири.

Подчиниться российскому царю тут же изъявили желание чатские, а также барабинские и теренинские татары, жившие в бассейне реки Оми и дававшие раньше ясак Кучуму. «Князец» эуштинских (томских) татар Тоян отправился в Москву с просьбой построить на его земле русский город, «чтоб от киргизских людей… оборонить». Этот город (Томск) был поставлен в нижнем течении Томи (притока Оби) в 1604 г. отрядом, сформированным в Сургуте из русских служилых людей разных городов, кодских хантов и татар, и стал впоследствии одним из крупнейших административных и хозяйственных центров Сибири.

С просьбами «дать оборонь» от воинственных соседей к воеводам стали обращаться руководители некоторых других тюркских родо-племенных объединений, изъявляя готовность «служить» и давать ясак «белому царю». Московские власти обычно охотно шли навстречу подобным просьбам. В ответ на это «Томский город» и его уезд стали подвергаться частым нападениям «киргизских и иных орд многих людей», противившихся сокращению сферы своего господства и влияния.

В свою очередь, набеги кочевников побудили российское правительство соорудить на Томи еще один опорный пункт — на этот раз в верховьях реки. Так, в 1618 г. на земле кузнецких татар, подчинявшихся враждебным России «князцам», появилась небольшая крепость — Кузнецкий острог. В дальнейшем он вырос, стал центром отдельного уезда, но вплоть до начала XVIII в. оставался крайним и самым отдаленным русским городом на юге Западной Сибири.

Постройка Кузнецка завершила первый этап присоединения Сибири к России. С ним связывают включение в состав Российского государства почти всех западносибирских земель и коренное изменение политической обстановки в Зауралье.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Покорение Сибири. История присоединения Сибири и Дальнего Востока к России

Покорение Сибири - это один из самых важных процессов становления русской государственности. Освоение восточных земель заняло более 400 лет. На протяжении всего этого периода произошло множество сражений, иностранных экспансий, заговоров, интриг.

Присоединение Сибири до сих пор находится в центре внимания историков и вызывает множество споров, в том числе и среди представителей общественности.

Покорение Сибири Ермаком

История покорения Сибири начинается со знаменитого похода Ермака. Это один из атаманов казаков. Точных данных о его рождении и предках не существует. Однако память о его подвигах дошла до нас сквозь века. В 1580 году богатые купцы Строгановы пригласили к себе казаков, чтобы те помогли защитить владения от постоянных набегов со стороны угров. Казаки расположились в небольшом городке и жили относительно мирно. Основную массу составляли волжские казаки. Всего их было чуть больше восьми сотен. В 1581 году на деньги купцов был организован поход. Несмотря на историческую значимость (по сути, поход ознаменовал начало эпохи покорения Сибири), этот поход не привлёк внимания Москвы. В Кремле отряд назвали простыми "бандитами".

Осенью 1581 года группа Ермака погрузилась на небольшие корабли и стала плыть по реке Чусовой вверх, до самых гор. По высадке казакам пришлось прочищать себе дорогу, рубя деревья. Берег оказался полностью необитаемым. Постоянный подъём и гористая местность создавали крайне тяжелые условия для перехода. Корабли (струги) переносили буквально на руках, поскольку из-за сплошной растительности не удалось установить катки. С приближением холодов казаки поставили лагерь на перевале, где и провели всю зиму. После этого начался сплав по реке Тагил.

Сибирское ханство

Покорение Сибири Ермаком встретило первое сопротивление от местных татар. Там практически за рекой Обь начиналось Сибирское ханство. Это небольшое государство образовалось в 15-м веке, после поражения Золотой Орды. Оно не имело значительной силы и состояло из нескольких владений мелких князей.

Татары, привыкшие к кочевническому образу жизни, не могли хорошо обустроить города или даже посёлки. Основными занятиями по-прежнему оставались охота и набеги. Воины были основном конными. В качестве оружия использовали ятаганы или сабли. Чаще всего они были местного изготовления и быстро ломались. Имелись также трофейные русские мечи и другое снаряжение высокого качества. Использовалась тактика стремительных конных набегов, во время которых всадники буквально затаптывали противника, после чего отступали. Пешие воины были в основном лучниками.

Оснащение казаков

Казаки Ермака получали современное на тот момент вооружение. Это были пороховые ружья и пушки. Большинство татар до этого даже не видели подобного, и это выступало основным преимуществом русских.

Возле современного Туринска произошло первое сражение. Тут татары из засады начали осыпать казаков стрелами. Затем местный князь Епанчи отправил свою конницу на Ермака. Казаки открыли по ним огонь из длинных ружей и пушек, после чего татары обратились в бегство. Эта локальная победа позволила взять Чинги-туру без боя.

Первая победа принесла казакам множество различных благ. Помимо золота и серебра эти земли были очень богаты сибирским мехом, который высоко ценился в России. После того как другие служивые люди узнали о добыче, покорение Сибири казаками привлеко множество новых людей.

Покорение Западной Сибири

После серии быстрых и удачных побед Ермак стал продвигаться дальше на восток. Весной несколько татарских князей объединились, чтобы дать отпор казакам, но быстро потерпели поражение и признали русскую власть. В середине лета в современном Ярковском районе произошло первое крупное сражение. Конница Маметкула начала атаку на позиции казаков. Они стремились быстро сблизиться и раздавить противника, пользуясь преимуществом всадника в ближнем бою. Ермак лично стал в окоп, где располагались пушки, и начал вести огонь по татарам. Уже после нескольких залпов Маметкул бежал со всем войском, что открыло казакам проход на Карачи.

Обустройство занятых земель

Покорение Сибири характеризовалось значительными небоевыми потерями. Сложные погодные условия и тяжелый климат вызывали множество болезней в стане экспедиторов. Помимо русских в отряде Ермака были также немцы и литва (так называли выходцев из Прибалтики).

Они были наиболее подвержены болезням и тяжелее всего переносили акклиматизацию. Однако жарким сибирским летом этих сложностей не было, поэтому казаки без проблем продвигались, занимая всё больше территорий. Взятые поселения не разграблялись и не сжигались. Обычно забирались драгоценности у местного князя, если он осмеливался выставить войско. В противном же случае он просто преподносил дары. Помимо казаков в походе участвовали поселенцы. Они шли позади воинов вместе с духовенством и представителями будущей администрации. В покорённых городах тут же строились остроги - деревянные укреплённые форты. Они являлись одновременно и гражданской администрацией, и оплотом в случае осады.

Покоренные племена облагались данью. За её выплатой и должны были следить русские наместники в острогах. Если кто-то отказывался выплачивать дань, его навещала местная дружина. Во времена же больших восстаний на помощь приходили казаки.

Окончательный разгром Сибирского Ханства

Покорение Сибири облегчалось тем, что местные татары практически не взаимодействовали друг с другом. Различные племена вели войну между собой. Даже в пределах Сибирского ханства далеко не все князья спешили на помощь другим. Наибольшее сопротивление оказал татарский хан Кучум. Чтобы остановить казаков, он заблаговременно стал собирать войско. Помимо своей дружины пригласил наёмников. Это были остяки и вогулы. Среди них встречалась и знать. В начале ноября хан привёл татар к устью Тобола, намереваясь остановить русских здесь. Примечательно, что местные жители в своём большинстве не оказали Кучуму никакой существенной помощи.

Решающая битва

Когда началась битва, практически все наёмники бежали с поля боя. Плохо организованные и обученные татары не смогли долго противостоять закалённым в боях казакам и тоже отступили.

После этой разгромной и решающей победы перед Ермаком открылась дорога на Кишлык. После взятия столицы отряд остановился в городе. Через несколько дней туда стали прибывать представители хантов с дарами. Атаман принял их радушно и общался доброжелательно. После этого и татары стали добровольно подносить дары в обмен на защиту. Также все, кто приклонял колени, обязывались платить дань.

Смерть на пике известности

Покорение Сибири первоначально не поддерживалось из Москвы. Однако слухи об успехах казаков довольно быстро распространились по всей стране. В 1582 году Ермак направляет делегацию к царю. Во главе посольства был спутник атамана Иван Кольцо. Царь Иван четвёртый оказал приём казакам. Им были преподнесены дорогие подарки, среди которых - снаряжение из царской кузни. Также Иван приказал собрать дружину из 500 человек и отправить в Сибирь. Уже на следующий год Ермак подчинил практически все земли на побережье Иртыша.

Знаменитый атаман продолжал покорять неизведанные территории и подчинять себе всё больше народностей. Случались восстания, которые удавалось быстро подавить. Но возле реки Вагай отряд Ермака был атакован. Застав ночью казаков врасплох, татарам удалось практически всех перебить. Великий предводитель и казачий атаман Ермак погиб.

Дальнейшее покорение Сибири: кратко

Точное место погребения атамана неизвестно. После гибели Ермака с новой силой продолжилось покорение Сибири. Год за годом подчинялись всё новые территории. Если изначальный поход был не согласован с Кремлём и носил хаотичный характер, то последующие действия стали более централизованы. Царь лично взял на контроль этот вопрос. Регулярно высылались хорошо экипированные экспедиции. Был построен град Тюмень, ставший первым русским поселением в этих краях. С этих пор планомерное покорение продолжалось с использованием казаков. Год за годом они завоёвывали всё новые территории. Во взятых городах ставилась русская администрация. Из столицы присылались образованные люди для ведения дел.

В середине 17-го века происходит волна активной колонизации. Основывается множество городов и поселений. Прибывают крестьяне из других краёв России. Заселение набирает обороты. В 1733 году организована знаменитая Северная экспедиция. Помимо покорения также ставилась задача исследования и открытия новых земель. Полученные данные после были использованы географами со всего мира. Окончанием присоединения Сибири можно считать вхождение Уряханского края в состав Российской империи.

fb.ru

Присоединение к России Западной Сибири

Поиск Лекций

План

 

Введение.

1. Страна Сибирь

1.1. Что такое "Сибирь"?

1.2. Первые шаги за Урал;

1.3. Присоединение к России Западной Сибири;

1.4. Присоединение к России Восточной Сибири;

1.5. От Енисея к Лене и Тихому океану;

1.6. К Байкалу и Приамурью. На Камчатку.

2. Причины начала освоения Сибири в конце XVI в.

 

«И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне... А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом...» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх и рискокеаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки на мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами истадами, и это от Перми до Тихого океана»,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— "встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь.

Страна Сибирь

 

Что такое «Сибирь»?

 

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и... манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

 

Первые шаги за Урал

 

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, былин. Причины этого понять нетрудно. Русские войска тогда терпели поражения в затянувшейся и разорительной Ливонской войне. Не только южные и восточные окраины, но и центральные районы страны подвергались опустошительным набегам крымцев и ногайцев. За десять лет до «взятия Сибири» крымские татары сожгли Москву. В памяти народной были еще свежи ужасы монголо-татарското ига. Помнил народ и об огромных трудностях, которые пришлось преодолеть возглавляемым самим царем войскам при взятии Казани. И вот еще целое татарское царство, державшее в страхе окрестные племена и народы, казавшееся таким могущественным и крепким, рухнуло — рассыпалось вдруг, и не в результате похода правительственных войск, а от дерзкого удара горсткиказаков.

Но значение «Ермакова взятья» было шире его понимания современниками. Произошло событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучум... был разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской, России».

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 г. во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак, заночевавший с небольшим отрядом на речном острове. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути.

В 1585 г. в Сибирь прибыл сравнительно небольшой, но хорошо снаряженный отряд ратных людей под предводительством Ивана Мансурова. Они были посланы правительством на помощь Ермаку и, не застав никого из его казаков, проплыли до устья Иртыша. Там их настигла зима. Служилые люди быстро «срубили» «городок», названный впоследствии Обским, где тут же были осаждены большим остяцким войском.

Сражение за городок длилось целый день, и лишь к вечеру с большим трудом отряду Мансурова удалось отбиться. Столь ожесточенный натиск остяков объяснялся просто: русские укрепились в так называемом Белогорье — крупном религиозном и политическом центре Западной Сибири, месте, где находилось одно из самых главных святилищ края. Обладание им значило в глазах окрестного населения очень много.

Потерпев неудачу при первом штурме, остяцкие «князцы» на следующий день прибегли к «помощи» знаменитого «бело-горского шайтана» — деревянного идола, пользовавшегося особым почитанием у ханты-мансийских племен. Это сразу же решило исход дела. На «шайтана» навели пушку, и меткий выстрел разнес его в куски. Осада была немедленно снята. Под впечатлением происшедшего часть местных жителей в знак покорности принесла ясак Мансурову, а представители шести «городков» по нижнему течению Оби и Северной Сосьве на следующий год отправились в Москву с просьбой о российском подданстве.

После того как Мансуров вернулся «на Русь», московское правительство поняло, что Сибирью не овладеть одним ударом, и перешло к иной, проверенной жизнью тактике. Было решено закрепляться на новых землях, строя города-крепости, а опираясь на них, продвигаться дальше, сооружая по мере надобности все новые и новые опорные пункты.

 

Присоединение к России Западной Сибири

 

В 1586 г. в Сибирь по приказу из Москвы был послан новый отряд — 300 человек. Во главе его встали воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, а среди подчиненных им ратных людей «за Камнем» вновь оказались «Ермаковы казаки» — те, кто уцелел, кто вернулся из зауральского похода. Вскоре судьба разбросала их по сибирской земле, сделав активными участниками дальнейших событий.

Сукин и Мясной в 1586 г. построили на Туре крепость, давшую начало Тюмени — старейшему из ныне существующих сибирских городов. В 1587 г. русские ратники получили подкрепление и во главе с Данилой Чулковым двинулись дальше, построив недалеко от столицы Сибирского ханства другую крепость — будущий Тобольск.

В Кашлыке в это время обосновался Сейдяк — представитель соперничавшей и враждовавшей с Кучумом местной татарской династии. Чулкову удалось заманить к себе и захватить в плен нового претендента на сибирский престол, после чего Кашлык опустел и потерял прежнее значение, а Тобольск надолго стал главным городом Сибири.

Взятые русскими в плен представители татарской знати (включая Сейдяка) получали в Москве высокие чины и щедро жаловались «за службу». А между тем лишенный трона и поддержки большинства прежних подданных хан Кучум не думал складывать оружия. Он неизменно отвечал отказом на предложения стать зависимым от московского «государя» правителем (даже на условиях возвращения ему сибирского престола) и усиливал противодействие русским. Люди Кучума жестоко мстили татарскому населению за переход в подданство «белому царю» и однажды даже приблизились к Тобольску, убив там несколько человек.

С 90-х гг. XVI в. русское правительство перешло к более решительным действиям по присоединению зауральских земель. В 1591 г. отряд, состоявший из тобольских служилых людей и принявших российское подданство татар, во главе с воеводой Владимиром Кольцовым-Мосальским настиг войско Кучума на Ишиме и нанес ему сильное поражение у озера Чиликула.

В 1593 г. в северных русских уездах и Приуралье были специально сформированы войска, направленные против Пелымского княжества — сильного вогульского объединения, которое активно поддерживало Кучума и наносило большой ущерб русским селениям в Приуралье. В центре этого княжества на берегу Тавды служилыми людьми был построен Город Пелым, вскоре, правда, потерявший военное значение.

Вскоре к России была присоединена территория «Пегой орды». В русских документах так называлось объединение селькупов во главе с воинственно настроенным и, по-видимому, союзным Кучума «князцом» Воней. В центре «Пегой орды» ратные люди построили крепость Нарым, а позднее неподалеку от нее Кетск. Это значительно ослабило позиции Кучума, который к тому времени подкочевал к владениям Вони, но уже не мог рассчитывать на совместное с ним выступление.

Окончательный разгром сибирского «царя» произошел в августе 1598 г. Объединенный русско-татарский отряд численностью 400 человек под предводительством воеводы Андрея Воейкова вышел из Тары и после долгих поисков «сошёл» войско Кучума (500 человек) в Барабинской степи близ Оби. Ожесточенный бой продолжался полдня и закончился сокрушительным поражением кучумлян. Сам хан в разгар боя бежал с ближними людьми в небольшой лодке и скрылся. Покинутый всеми, нищий и больной, он вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Удалось избежать гибели и плена нескольким сыновьям.

Кучума, но они не скоро смогли оправиться от удара и возобновить набеги на русские владения (это стало возможным позднее, когда «кучумовичи» нашли себе союзников среди калмыков). В это же время шли энергичные поиски наиболее удобных путей «с Руси» в Сибирь и принимались серьезные меры к тому, чтобы сделать продвижение по ним по возможности более удобным и безопасным. К началу XVII в. путей «за Камень» было выявлено немало, но редкие из них отвечали возросшим требованиям. Объем всякого рода перевозок резко возрастал с началом колонизации края, и то, что могло удовлетворить торговцев, промысловиков и отряды ратных людей, изредка наведывавшихся в Сибирь, не годилось для организации постоянного сообщения, для регулярной переброски большого количества людей и грузов.

Этой цели, прежде всего не отвечали северные «чрезкаменные» пути, самые древние, проложенные в обход Казанского ханства задолго до присоединения Сибири. Они были труднодоступны и слишком удалены от экономически развитых районов Российского государства. По печорским путям (с выходом по восточным притокам Печоры на нижнюю Обь Собью или Северной Сосьвой) можно было отправить донесения, небольшие грузы (например, пушнину), но широко пользоваться ими могли лишь люди «торговые и промышленные». Существовал и морской путь в Сибирь — «Мангазейский морской ход». Им ходили из Белого моря в устье реки Таз, в район, называемый «Мангазея». При этом полуостров Ямал суда обычно не огибали, а пересекали по рекам и волоку.Однако поддерживать постоянное сообщение с Сибирью морем было по силам лишь привычным к такого рода плаваниям поморам, к тому же только в очень короткий для русского Севера и Сибири период летней навигации. Камские пути (по восточным притокам Камы) были в то время наиболее пригодны для налаживания регулярных связей с Сибирью. Но и среди них не сразу удалось выбрать самый удачный. Путь, по которому шли «Ермаковы казаки» (через Тагильский волок), в значительной части проходил по мелким и бурным рекам. Однако до 90-х гг. XVI в. ничего лучшего найдено не было, и основные перевозки осуществлялись по нему. В 1583 г. для его закрепления был даже поставлен Верхтагильский городок, простоявший семь лет, пока не был найден и освоен более удобный Чердынский путь. По нему с Вишеры перетаскивали суда волоком в Лозьву, а из нее по Тавде и Тоболу можно было попасть как в Туру, так и в Иртыш. Эта дорога была объявлена главной, и в 1590 г. на ней был построен Лозьвенский городок. Но и он просуществовал недолго.

В 1600 г. для лучшего обеспечения перевозок на полпути между Верхотурьем и Тюменью был выстроен еще один город — Туринск (его долгое время называли также Епанчин) В Тюмень «с Руси» можно было добраться и по старой Казанской дороге. Она, правда, проходила через степи и потому была довольно опасной — из-за угрозы неожиданного нападения кочевников. В 1586 г. на этой дороге русскими был построен город (Уфа), и впоследствии ее стали использовать в особых случаях — для срочной переброски войск, посылки гонцов и т. д.

 


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту

poisk-ru.ru

Присоединение Сибири к России

Шербакульская средняя общеобразовательная школа №1

РЕФЕРАТ

Тема: "Присоединение Сибири к России"

Выполнила:

Ученица 10 "А" класса

Тычина Людмила

Руководитель: Оноприенко

Сергей Иванович

2003 год

План

Введение.

1. Страна Сибирь

1.1. Что такое "Сибирь"?

1.2. Первые шаги за Урал;

1.3. Присоединение к России Западной Сибири;

1.4. Присоединение к России Восточной Сибири;

1.5. От Енисея к Лене и Тихому океану;

1.6. К Байкалу и Приамурью. На Камчатку.

2. Причины начала освоения Сибири в конце XVI в.

Заключение

Список литературы

Введение

«И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне... А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом...» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх и риск океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки на мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана» ,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— "встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь.

1. Страна Сибирь

1.1. Что такое «Сибирь»?

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2 , простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и... манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

1.2. Первые шаги за Урал

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, были

mirznanii.com

Присоединение к Русскому государству Западной Сибири

Поход Ермака. В 1581 г. в ответ на обращение Строгановых царь Иван Грозный разрешил им набрать вольных казаков для защиты поселений на реке Чусовой от татарских набегов. Летом 1582 г. во владениях солепромышленников появился отряд казаков под командованием атамана Ермака. В составе отряда были вольные казаки с Волги, Яика, Дона и Терека. Наряду с Ермаком исторические документы называют и других атаманов – Ивана Кольцо, Никиту Пана и Савву Волдыря.

Ермак. Исторические документы донесли до нас очень мало достоверных свидетельств о личности Ермака. Поэтому о том, кто такой Ермак, историки спорят уже давно. Одни считают его донским казаком, другие – коренным жителем Приуралья посадским человеком Василием Тимофеевичем Алениным, третьи – уроженцем одной из северных волостей Вологодского уезда. Историк Р. Г. Скрынников, детально изучивший все обстоятельства сибирской экспедиции Ермака, считает, что его на самом деле звали Ермолай Тимофеевич, родился он в 1530-40-х гг., до сибирского похода около 20 лет возглавлял казачью станицу «в диком поле» на Волге, охраняя рубежи России. В боях с кочевниками-ногайцами Ермак приобрел огромный боевой опыт. В 1581 г. он со своей станицей нанялся на «цареву службу» и в составе русской армии участвовал в заключительных сражениях Ливонской войны. После окончания военных действий на северо-западных границах России Ермак со своим отрядом ушел на реку Яик (Урал), а оттуда, получив приглашение Максима Строганова, перебрался в Приуралье. Тобольский историк В. Софронов выдвинул оригинальное и весьма интересное предположение, согласно которому Ермак был потомком сибирских ханов из рода Тайбугинов. Это предположение, построенное на косвенных данных (равно как и другие версии о личности Ермака), во многом объясняет ту легкость, с которой Ермаку удалось разгромить Кучума и подчинить народы Сибирского ханства – последние видели в Ермаке не столько завоевателя, сколько законного претендента на ханский трон.

Разные источники и историки называют разных инициаторов похода Ермака. Одни видят в инициаторах московское правительство и лично Ивана Грозного, другие – Строгановых, третьи считают, что инициатива исходила исключительно от самого Ермака и его казаков. Но правы скорее всего те, кто считает, что сибирский поход был результатом объединения всех названных выше сил. Правительство своими грамотами 1560-70-х гг. открывало Строгановым путь на восток, подталкивало их туда, тем самым провоцируя столкновение с Сибирским ханством. Со своей стороны Строгановы сами стремились на восток в погоне за пушниной. Именно они снарядили отряд Ермака. Наконец, и казаки, привыкшие в боях с ногайцами на Волге не обороняться, а нападать, решили на свой страх и риск совершить набег на Сибирское ханство, рассчитывая на богатую добычу.

В поход за Урал отправилось более 500 казаков (вместе с казачьими «учениками», возможно, до 1500 человек), имевших на вооружении 3 пушки,300 пищалей, дробовые ружья, луки и сабли. Во время похода в войске' Ермака царила суровая дисциплина, но самые ответственные решения, по казачьим обычаям того времени, Ермак и его атаманы принимали «с совета» и «по приговору» всего «товарищества».

Дружина Ермака двинулась в путь по реке Чусовой 1 сентября 1582 г.Перевалила за Урал и на реке Туре у Епанчина юрта (на месте нынешнего Туринска) выдержала первый бой с татарами. Получив известие о вторжении горстки русских казаков, хан Кучум не очень обеспокоился, поскольку как раз в это время войска под командованием его сына Алея громили строгановские волости на Чердыни. Хан рассчитывал, что Строгановы для обороны своих владений отзовут назад отряд Ермака. Но просчитался. Разметав мелкие заградительные татарские отряды, ермаковцы на своих стругах вошли в Иртыш. 26 октября 1582 г. в сражении на Чувашевом мысу у самых стен Кашлыка казаки разбили наспех собранное войско Кучума.

1 сентября 1582 г. Традиционно считалось, что поход Ермака начался 1 сентября 1581 г. Изредка назывались и другие даты: 1577, 1578, 1579 и 1580 годы. Однако исследования петербургского историка Р. Г. Скрынникова убедительно показали, что поход начался 1 сентября 1582 г.

Победа казаков и поражение татар во многом объяснялись не только слаженными и смелыми действиями казаков, но и тем, что лучшие боеспособные части ханского войска находились в это время в набеге на строгановские волости, а участвующие в сражении ханты и манси обратились в бегство после первых казачьих залпов.

Описание сражения на Чувашевом мысу в «Погодинском летописце»

Месяца октября в 23 день, рениям своим!» И еще добавляли: на память святого апос – «Боже, помоги нам, рабам своим, и тола Якова, все русские воины выш – утверди свое величественное имя ли из крепости на бой и все повторя святое там, где жило неверие!» ли с молитвой: «С нами Бог, И начали подступать к засеке, и был создатель наш! Да поможет нам, твой бой тяжкий. А те, лютые звери, шлидерзко, казалось, что вместо сердец кровью и мертвыми телами устла-у них острые копья. И бились обе ны были, как в древности у Троян-стороны жестоко. Неверные же выского града близ Скомандры-реки, пустили бесчисленные стрелы, а сами когда пускался в погоню Акилес. одеты в железо и [защищены] мед – Так ведь тогда одолели приносивными щитами. Казаки же в них ших жертвы да исповедовавших язы палили из огнедышащих пищалей и чество безбожных басурман. Царе бились врукопашную: был бой и сеча вича же Маметкула ранили русские жестокая. Но с Божьей помощью воины; уже в то время мог быть взят русские держались, а неверные мало – в плен, но своими увезен был на помалу начали отчаиваться и ела – другой берег реки Иртыша. Царь же беть. Казаки же погнались за ними Кучум сильно напуган был право-вслед, нанося удары и ногами их славным воинством, попирая. И обагрились тогда поля

Летописи Сибирские // Сост. и общая редакция Е. И. Дергачевой-Скоп. Новосибирск, 1991. С. 73.

Многие исследователи сходятся на мысли, что поход Ермака не имел целью завоевание Сибирского ханства. Это был обычный стремительный казачий поход «за зипунами». Казаки хотели «немножко» пограбить и вернуться с добычей. Но результат превзошел все ожидания. Заняв Кашлык, казаки остались в нем на зимовку (по другим сведениям, перенесли зимовку в Карачино городище на Тоболе).

Разгром Сибирского ханства. Кучум, потерпев поражение в первом сражении с казаками и бежав из своей столицы, не сложил, однако, оружия. Его войска под командованием царевича Маметкула предприняли наступление на Кашлык, но на подступах

1585 г.Основание англичанами первой колонии в Северной

Америке – поселения Сити-оф-Рэли на о-ве Роанок у побережья Северной Каролины.

1588 г. Английский флот разгромил испанскую Непобедимую

армаду в проливе Ла-Манш.

1596-1597 гг.Экспедиция голландца Виллема Баренца в поисках северовосточного прохода из Атлантического океана в Тихий.

Конец XVI в. Образование государства Алтын-ханов в северо-западной Монголии

к нему в кровопролитной битве у озера Абалак 5 декабря 1582 г. были разбиты. Казаки понесли большие потери, но абалакская победа над отборными кучумовскими отрядами окончательно определила перевес русских сил. Кучум вынужден был откочевать на юг, в Барабинские степи.

Перед казаками встал вопрос: что делать дальше? Уйти с богатой добычей на Русь или остаться и привести Сибирь в русское подданство? Ермак и его соратники избрали второй вариант. Они остались в Кашлыке и стали править именем русского царя, приводя к присяге на государево имя и облагая ясаком местное население. В 1583 г. они предприняли походы вниз по Иртышу и Оби, подчиняя татар, хантов и манси, часть которых добровольно признала власть русских и стала оказывать им помощь (хантыйские князцы – Бояр, Алачей и мансийские – Ишбердей и Суклем). Эта помощь имела для ермаковцев огромное значение. Без нее горстка казаков не смогла бы в течение двух лет продержаться среди враждебного окружения.

Однако большинство местных племен, особенно татары, оказывали упорное сопротивление, и казакам силой оружия приходилось доказывать «кто есть кто»: «...воеваше по Иртышу и по великой Оби их нечестивые улусы и городки, татарские и остяцкия, до Назыма воеваше, и Назим городок остяцкой взяша со князком их и со многими их остяками поплениша и в плен поимаша». Покоренных татар в знак верности русскому царю заставляли целовать казацкую саблю.

Первые же поражения Сибирского ханства в войне с казаками привели к развалу этого полукочевого государства. Подчиненные татарами хантыйские и мансийские племена перестали признавать власть Кучума. Против него выступила и часть татарской знати. «Ближний ясашный мурза» Кучума Сенбахта Тагин помог ермаковцам захватить в плен лучшего кучумовского военачальника Маметкула. От Кучума ушел со своим родом его главный визирь Карача, который решил самостоятельно вести войну с казаками. В пределы Сибирского ханства вторгся «войной» Сеид-хан, племянник свергнутого Кучумом Едигира.Но и положение казаков ухудшалось с каждым месяцем. Болезни и стычки с неприятелем приводили к невосполнимым потерям. Кончились боеприпасы, и отряд утратил существенное преимущество перед врагами, не имевшими огнестрельного оружия.

В начале лета 1583 г. ермаковы казаки отправили в Москву послов во главе с Черкасом Александровым с известиемо «сибирском взятии»: «...царьство Сибирское взяша и многих живущих ту иноязычных людей под его государеву царскую высокую руку подвели и к шерти их привели... на том, что им быть под его царскою высокую рукою до веку... а на русских людей зла никакого не мыслить...».

В Москве по достоинству оценили важность известий, привезенных казаками. Иван IV отдал приказ о подготовке похода в Сибирь правительственных войск.

Гибель Ермака. В 1584 г. в Сибирь прибыл отряд стрельцов под командованием С. Волховского. Но плохо экипированные стрельцы почти все погибли от голода и морозов в суровую зиму 1584/85 г. Сильно уменьшилось и число казаков, к весне 1585 г. их оставалось не более двух сотен. Воспользовавшись этим, татарские отряды Карачи окружили казачий лагерь. Только к лету казакам удалось снять осаду и отбросить татар. После этого Ермак с частью отряда отправился вверх по Иртышу, громя отступавших татар. Но этот поход, успешно начавшись, закончился трагедией. На обратном пути к Кашлыку заночевавшие в устье речки Вагай казаки были внезапно атакованы Кучумом. Произошло это в ночь с 5 на 6 августа 1585 г. Большинству казаков удалось бежать. Но Ермак, прикрывая отступление своих товарищей, погиб в схватке с татарами. По одному из преданий, его одолел воин Кучума, могучий и храбрый Кучугай. По другому известию, Ермак утонул в водах Вагая.

Потеряв своего предводителя, казаки поспешили вернуться на Русь. Атаман Матвей Мещеряк вывел из Сибири оставшихся в живых казаков – около 90 человек. В сибирской земле осталось лежать несколько сотен казаков.

Казаки ушли из Сибири, чуть-чуть не дождавшись подмоги. В конце лета 1585 г. там появился отряд воеводы И. Мансурова. Не обнаружив в Кашлыке казаков, Мансуров отошел к устью Иртыша, где построил Обский городок, ставший на время опорным пунктом русских в Зауралье.

Гибель Ермака и уход казаков изменили военно-политическую ситуацию в Западной Сибири. Местные народы тотчас забыли о своей присяге русскому царю. Приобские племена предприняли попытку, правда безуспешную, выбить русских из Обского городка. Кучум занял Кашлык. Но престарелому хану не удалось поладить со знатью – Карача и другие мурзы отказали Кучуму в поддержке и переметнулись на сторону Сеид-хана, который отбил Кашлык у Кучума. Кучум с остатками своего воинства вновь бежал в Барабинскую степь.

Покорение западносибирских племен. Принесенное в Москву ермаковыми казаками известие о неисчерпаемых пушных богатствах Сибири заставило правительство всерьез заняться продвижением на восток. В 1586 г. в Сибирь было отправлено новое войско во главе с воеводами В. Сукиным и И. Мясным. В его составе находились и бывшие ермаковы казаки с атаманами М. Мещеряком и И. Александровым. Этот отряд основал Тюменский острог. Важным было то, что участники отряда направлялись в Сибирь на постоянную службу: многие из них в Тюмени «поставиша домы себе».

В следующем, 1587 г. еще один отряд, прибывший с Руси, под командой стрелецкого головы Д. Чулкова, воздвиг в 15 верстах от Кашлыка Тобольский острог. В этом же году Чулков пригласил на переговоры в Тобольск Сеид-хана и Карачу. Во время «дипломатического обеда» присутствовавшие на переговорах казаки, мстя за гибель Ермака и соратников, вероломно напали на хана и его многочисленную свиту. В этом скоротечном кровопролитном бою погиб «великий атаман» Матвей Мещеряк. Сеид-хан был пленен и отвезен в Москву.

С пленением Сеид-хана Сибирское ханство окончательно прекратило свое существование, и русские достаточно быстро стали распространять свою власть по Западной Сибири. В 1593 г. состоялся поход Н. Траханиотова и П. Горчакова против Пелымского княжества. Воеводам было наказано«приманить» местного князька Аблегирима и пять-шесть «лучших» людей и повесить их, а «черных людей всех обласкать и обнадежить, чтобы жили по своим юртам, платили ясак и приходили в город, ничего не опасаясь». Поход увенчался успехом, и в центре мансийских земель был основан Пелымский острог.

Покорив манси, русские отряды двинулись на Обь во владения хантыйских племен. Там с помощью местного князька Игичея они разгромили Кондинское княжество, в 1593 г. построили городок Березов, а в 1594 г. – Сургут. Хантыйский князец Бардак, с трудом оборонявшийся от селькупов, добровольно признал русское подданство. Продолжая движение вверх по Оби, русские разгромили «Пегую орду» – племенное объединение селькупов, возглавляемое воинственным князцом Воней. В центре его бывших владений в 1595 г. возник Нарым, а чуть выше по реке Кеть в 1596 г. – Кетск. С помощью союзных хантов были подчинены и земли в низовьях Оби; в 1595 г. там возник Обдорский городок, откуда русские стали собирать ясак с окрестных «самоедов».

Выстраивая укрепленные пункты на севере, русские двигались и на южные окраины бывшего Сибирского ханства, где кочевал непокорный Кучум. Попытки русских властей договориться

1606 г. Испанский мореплаватель Луис Ваэс де Торрес открыл

Новую Гвинею и Австралию. Это открытие до 1764 г. держалось испанцами в строгом секрете.

1607 г. Начало колонизации англичанами Виргинии, основание Джеймстауна.

с ним о переходе на царскую службу успеха не имели. Гордый хан отвечал отказом, именуя себя в письме к тарскому воеводе «вольным человеком» и «царем». Война продолжалась. Несмотря на понесенные в 1591, 1596 и 1598 гг. тяжелые поражения, Кучум мужественно сопротивлялся, пока в боях с русскими не растерял всех своих мурз и воинов. Оставшись фактически один, он был убит то ли бухарцами, то ли ногайцами.

После окончательного разгрома Кучума русская власть была признана всеми сибирскими татарами. Приехавший в Москву князец эуштинских (томских) татар Тоян обратился с просьбой о строительстве в его землях русского города, «чтоб от киргизских людей их оборонить»; за эту помощь он обещал оказывать содействие в подчинении окрестных племен. В 1604 г. отряд, сформированный в Сургуте из русских служилых людей, татар и хантов, поднялся по Оби и «поставил» в нижнем течении реки Томи город Томск, ставший важнейшей опорной базой русского освоения среднего Приобья.

Продвигаясь вверх по реке Томи, облагая ясаком местные тюркские племена, томские служилые люди в 1618 г. поставили в землях «кузнецких татар» Кузнецкий острог. Позднее на правом притоке Оби – Чулыме – строятся небольшие Мелесский и Ачинский острожки, а на самой Оби на границе со степью – Чатский острожек.

К началу XVII в. почти вся территория Западной Сибири от Обской губы на севере до Тары и Кузнецка на юге была подчинена русскими и вошла в состав Московского государства.

Причины русского движения в Сибирь. Что двигало русскими в их стремлении за Урал? Несомненно, что не один, а ряд факторов в их совокупности, обусловили натиск России на восток.

Первое, что лежит на поверхности и сразу бросается в глаза,– это пушнина. Поскольку «мягкое золото» являлось одним

1590-1593 гг. Русско-шведская война.

1604-1613 гг. «Смута» – гражданская война в России.

из важнейших экспортных товаров, в добыче пушнины были заинтересованы и государство и частные предприниматели. Дореволюционный историк Н. Матюнин вполне справедливо писал: «Соболь в истории .покорения Сибири должен занять первое место, так как слава не могла служить, да и не служила достаточным стимулом для людей грубых, необразованных, каковыми были казаки. Как в Америке золото, так здесь соболь порождает ужасающие страсти и тянет казачьи отряды все дальше и дальше в глубь страны».

Определенную роль сыграла и потребность государства в драгоценных металлах и камнях, которых в XVI в. на территории России не добывали. Золото и серебро выменивали у иностранных купцов, даже российские деньги приходилось печатать из немецких талеров. Поэтому в наказах сибирским воеводам специально предписывалось вести поиски золотых и серебряных руд и драгоценных камней.

Нельзя сбрасывать со счетов и стремление Русского государства (после подчинения Казанского и Астраханского ханств) ликвидировать еще одно татарское ханство – Сибирское. В этом стремлении слились как государственная необходимость ликвидировать военную угрозу с востока, так и желание русского народа отомстить «всем татарам» за позор золотоордынского ига. К тому же, Сибирское ханство, признав в 1557 г. свою зависимость от Москвы, позднее, при Кучуме, не только нарушило вассальные обязательства, но и фактически начало войну с Россией. А вассала, изменившего сюзерену, требовалось наказать.

Был и общий фактор, обусловивший движение русских на восток. Вся мировая история показывает, что любой этнос, создав государство, «раскручивается, как сжатая пружина», занимая все новые и новые территории, до тех пор, пока не столкнется с другим равным по силе этносом, способным дать достойный отпор. Русский, или точнее великорусский этнос, родившийся в жаркой сече на Куликовом поле, объединившись в Московское государство, начал поступательно расширять свое жизненное пространство.




infopedia.su

Ответы@Mail.Ru: Присоединение Сибири

Присоединение к Росси народов, населявших Восточную Сибирь, происходило в основном на протяжении первой половины 17 века. Окраинные территории на юге, востоке и северо-востоке Сибири вошли в состав России во второй половине 17 века, а Камчатка и прилегающие к ней острова – в самом конце 17 – первой половине 18 века. Присоединение Восточной Сибири началось с северной части бассейна Енисея. Во второй половине 16 века русские промышленники из Поморья стали проникать в Обскую губу и далее по р. Тазу в низовья Енисея. Целые поколения поморских промышленников были связаны с пушным промыслом в Енисейском крае. Они основывали многочисленные зимовья, служившие опорно-перевалочными пунктами, устанавливали связи с местными жителями. В 1601 году на р. Таз был основан г. Мангазея, ставший административным и торгово-перевалочным пунктом. В 30-х годах 17 века в Мангазее зимовало до тысячи промышленников, готовившихся к очередному сезону. Постепенно местное население стало платить ясак русскому правительству, что означало вхождение этих территорий в состав России. По мере удаления на восток в 30-х годах 17 века основных районов пушного промысла Мангазея стала терять свое значение. В первое десятилетие 17 века русские проникали и в бассейн среднего течения Енисея. Присоединение этих районов тормозилось некоторым сопротивлением со стороны местных князцов, которые сами собирали дань с местного населения. В 1628 году был основан Красноярский острог, который стал основным оплотом русских на юге Енисейского края. Подавляющая часть населения Енисейского края сложилась в результате стихийного народного переселения. К 1719 году в Енисейском уезде насчитывалось 120 деревень, а общая численность русского населения составляла 18 тысяч человек. Центром стал Енисейский острог, основанный в 1619 году. Заселение и освоение русскими Красноярского уезда сильно задерживалось из-за борьбы с киргизскими, тубинскими князьцами и джунгарами. В 1702 году джунгарский хан переселил значительную часть енисейских киргизов их Абаканских степей долину р. Или. Оставшиеся аборигены составили, затем основу ханства и вошли в состав русского государства. Постройка Абаканского (1707год) и Саянского (1709 год) острогов окончательно обеспечили безопасность русскому и местному населению Енисейского края. Впервые в Якутию русские промышленники проникли в 20-х годах 17 века из Мангазеи. Вслед за ними сюда пришли служилые люди и начали объясачивать местное население, что вызвало сопротивление. В 1632 году Бекетов поставил на р. Лена острог. В 1643 году его перенести на новое место в 70 верстах от старого и назвали Якутском. Но постепенно борьба с русскими прекратилась, т. к. якуты убедились в выгодности мирных связей с русским населением. К середине 17 века завершилось, в основном, вхождение Якутска в состав русского государства. Двигаясь по Лене, русские люди в 1633 году вышли к Ледовитому океану и следуя морским путем на восток, открыли Юкагирскую землю. Одновременно были открыты и сухопутные пути. В 40-х годах 17 века русские землепроходцы проникли на Колыму. И наконец в 1648 году был совершен знаменитый поход С. Дежнева и Ф. Попова, в результате которого русские впервые обогнули крайнюю северо-восточную оконечность Азиатского континента, открыв пролив, разделяющий его с Америкой. Продвижение от Лены на восток началось еще в процессе присоединения Якутии. Впервые к берегам Охотского моря вышел с группой казаков И. Москвитин. Из-за климатических и природных условий на большей части Якутии русское освоение носило промысловый характер. С упадком соболиных промыслов русские промышленники стали уходить из Якутии. В 1697-1699 годах В. В. Атласов прошел весь Камчатский полуостров, и составили его географическое и этнографическое описание. Во втором десятилетии 18 века были присоединены к России Курильские и Шантарские острова.

На завоеванных сибирских землях русские первопроходцы сначала воздвигали крепости-остроги, а затем и города. В конце XVI века в Сибири были построены крепости Тюмень, Тобольск, Верхотурье, Березов, Нарым и дру­гие. Вслед за казаками в Сибирь устремились торговые и служилые люди, беглые крестьяне. Началось освоение этого обширного и богатого края. Вхождение в состав России народов Сибири имело прогрессивное значение, ибо избавляло их от грабительских набегов соседей. Русские переселенцы познакомили местное население с основами земледелия, с различными сельскохозяйственными орудиями, передавали им свой опыт. Создавались условия для хозяйственного и культурного развития народов Сибири.

touch.otvet.mail.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о