Присоединение украины к россии причины и последствия: Назовите причины присоединения Украины к России и укажите даты этого процесса

Содержание

Присоединение Украины к России

До 1651 году, на протяжении практически 20 лет, Украина вели освободительную войну против Польши, под властью которой она находилась. Польша в те времена была терзаема внутренними раздорами, что позволило украинцам настолько затянуть эту войну. Но уже к 1651 году стало понятно, что в одиночку Украина одолеть Польшу не сможет. Для украинцев стало очевидно, что присоединение Украины к России это единственный шанс избавиться от зависимости от Польши. В результате гетман Богдан Хмельницкий обратился к русскому царю, Алексею Михайловичу с просьбой принять Украину в состав России. Многие граждане выступили против присоединения, поскольку уже на протяжении 20 лет Россия с Польшей не воевала. В стране царил мир. Принять же Украину фактически означало самостоятельно объявить войну Польше. К такой войне Россия не была готова. Для того, чтобы детальнее обсудить присоединение Украины к России царь Алексей собрал Собор. Мнения разделились. Большинство же учувствовавших говорили царю о том, что Украину принимать не стоит, чтобы избежать войны с Польшей. Собор затянулся до 1653 года. Для Украины такое промедление было смерти подобно, поэтому Хмельницкий объявил русскому царю, что если Россия не примет в свой состав Украину, то Хмельницкий обратится с тем же предложением к Турции. Эти угрозы подействовали, поскольку война с Польшей была для России более приемлемой, чем общая русско-турецкая граница. В результате этих действий началась война между Россией и Польшей.

Богдан Хмельницкий умер в 1657 году. Его место занял новый гетман Иван Выговский. Он решил использовать с собственной выгодой тот факт, что Россия была занята в битвах со шведами, и заключил союз с Польшей. Польша, которая к тому моменту разваливалась из-за войны, а также из-за внутренних проблем, с радостью приняла союзника. Русский царь в тот момент, наверное, в первый раз осознал, какой стоящий совет давали ему дворяне, отговаривавшие царя от присоединения Украины. Получилось, что всего через 4 года после того, как произошло

присоединение Украины к России, Украина Россию предала. К чести основной массы украинского народа, стоит отметить, что народ был против служения Польше. В 1659 году Выговской был изгнан, а место гетмана занял Юрий Хмельницкий, сын Богдана. Теоретически это должно было способствовать сближению народов, на деле же получилось иначе.

В 1660 году объединенное русско-украинское войско направилось в поход на Львов. Россияне выставили 30 тысяч человек, украинцы – 25. Начало похода было успешным, но завершилось оно самым крупным военным поражением России 17 века. Произошло это 5 сентября 1660 года. Вблизи города Любара российский командующий Шереметев наткнулся на польское войско, которое было усилено крымской армией. Более двух недель Шереметев сдерживал натиск врага. Русские сражались до последнего. Силы им придавала уверенность, что со дня на день на пол битвы должна появиться украинская армия во главе с Хмельницким, и нанести решающий удар по полякам. Но Хмельницкий со своей армией так и не пришел на помощь русским. Более того, он заключил мир с поляками и обязался не воевать против них. В результате русское войско капитулировало 23 октября 660 года у города Чуднов. Большинство россиян погибло, остальных крымские татары забрали в рабство. Лишь немногим удалось после рабства вернуться на родину. В их числе был и Шереметев, который вернулся в Россию только спустя 21 год. Украинцы, из-за которых россияне ввязались в войну с Польшей, в течение каких-то 4 лет дважды предали русских.

Итоги присоединения Украины

В результате, присоединение Украины к России стоило русским не только добрососедских отношений с Польшей, но и целой армии, которая была уничтожена из-за предательства Юрия Хмельницкого. После этих событий война с Польшей продвигалась не очень активно, поскольку обе страны были озабочены внутренними проблемами, и не могли в должной мере воевать друг с другом. В результате в январе 1661 года был подписан мирный договор, который объявил о перемирии на 13,5 лет.

Итоги присоединения Укравины:

  • Россиия началу войну с Польшей
  • Украина поулчила возможность полноценного формирования своей нации.
  • Украина приобрела особый статус (национальный, религиозный, госдуарственный).

Причины и последствия присоединения Украины к России (ФОТО) » Новости GoGetNews

Чтобы досконально разобраться в теме, мы решили пригласить к разговору историка, писателя, профессора, директора Центра украиноведения Киевского национального университета имени Шевченко, специалиста по истории украинского казачества Владимира Сергийчука.

В советской, а позже и в современной российской историографии процесс присоединения украинских земель к Русскому царству чаще всего именовался «воссоединением Украины с Россией» и описывался как дружеский и бескорыстный жест со стороны Москвы, откликнувшейся на просьбу о помощи украинского гетмана Богдана Хмельницкого, втянутого в многолетнюю войну с поляками. В рамках этой концепции события времен Переяславской рады зачастую рассматриваются как результат взаимного притяжения двух государственных образований, представлявших, по сути, один и тот же народ — потомков Киевской Руси. Однако украинские историки еще в XIX веке по-иному стали смотреть на события тех лет. В частности, Владимир Сергийчук полагает, что Россия воспользовалась безвыходным положением Хмельницкого и во многом не сдержала свои обещания, первоначально данные украинцам. Кроме того, по его мнению, гетман Мазепа, отложившийся от Петра Первого накануне Полтавской битвы, был не предателем, а последним украинским политиком, имевшим шанс восстановить независимость тогдашней Украины. Наконец, украинский историк готов поставить под сомнение сам факт родства двух братских народов, но полагает, что именно желто-голубой флаг дважды спасал Россию в ХХ веке.

Не токмо права и привилея

«Лента.ру»: Если говорить о присоединении Украины к России, то, как вы считаете, какие временные рамки охватывает этот процесс?

Владимир Сергийчук: Сам процесс присоединения начинается после Переяславской рады, потому что все, что было до того, — это обращения по поводу предоставления Украине военной помощи против Польши. В этих обращениях содержались воззвания дипломатического характера: мы готовы идти под единого православного царя и так далее, но главное условие — это военный союз, потому что благодаря военной помощи Москвы Хмельницкий и казацкая старшина рассчитывали на победу над Польшей и утверждение того украинского государства, которое возрождалось на Приднепровье через триста лет после падения Галицко-Волынского княжества. Так вот, начиная с июня 1648 года Богдан Хмельницкий многократно обращался с подобными просьбами о помощи, но царь Алексей Михайлович не только не предоставил ее сам, но и удерживал от таковой и Войско Донское, к которому посылали своих послов по этому поводу украинские казаки. Таким образом, в моем понимании, вопрос присоединения Украины начинается после Переяславской рады, когда украинцы присягнули на верность царю, не имея на руках никакого документа, который гарантировал бы им выполнения обязательства Алексея Михайловича сохранить все права и обычаи украинского народа, как об этом торжественно заявлял московский посол Василий Бутурлин.

Ведь когда казаки потребовали от Бутурлина, чтоб он присягнул от имени царя на том, что все давние права и вольности украинского народа будут сохранены, Бутурлин ответил, что царь своим холопам не присягает. Мол, «за великого государя веру учинити, николи не бывало и впредь не будет; и ему, гетману, и говорить было о том непристойно, потому что всякой подданный повинен веру дати своему государю». Для украинского казачества это было удивительным, потому что в предыдущие времена, когда польский король подписывал какие-то соглашения с украинцами, он присягал и подтверждал клятвенно права подданных. На это Бутурлин отвечал: «польские короли подданным своим чинят присягу, и тово в образец ставить непристойно, потому что те короли неверные и не самодержцы…».

То есть украинцы наперед ставились в ранг, который был совсем другим, чем раньше, при польских королях. Не на то они рассчитывали, когда обращались к единоверному православному царю за помощью. Правда, Бутурлин убедил казацких старшин присягнуть: мол, наш царь справедливый, добрый, вы к нему обращайтесь после того, как присягнете как подданные, и он удовлетворит все ваши просьбы. Поэтому мы сегодня должны констатировать: на Переяславской раде не принято было никакого документа; соответственно, никакого договора тогда никто не подписывал.

А как же «мартовские статьи»?

«Мартовские статьи» — это следствие того документа, что создавался уже на следующий день после присяги Богдана Хмельницкого, старшины, посполитых, мещан на верность царю. А самих статей в январе и феврале 1654 года еще не было.

Насколько нам известно, все требования Хмельницкого и казачества были удовлетворены?

Нет, в том-то и дело. Во-первых, до сих пор в московских архивах нам говорят, что нет оригинала статей Богдана Хмельницкого. Если мы хотим узнать, что же он просил от Москвы, нам нужно знать оригинал. Все документы, касающиеся переговорного процесса, связанного с «мартовскими статьями», сохранились в московском архиве. А самого оригинала, который привезли в Москву наши послы с Украины, нет. Нам говорят, что есть так называемый список с белорусского письма. Это 23 статьи. Что было в оригинале, к сожалению, мы не знаем.

23 статьи — это уже подписанные?

Нет. Это обращение Богдана Хмельницкого, но уже переписанное дьяками Посольского приказа Московского государства. Но так ли было в оригинале? Это как сегодня с российской стороны говорят, когда идет речь о пакте Молотова-Риббентропа: а где оригинал? И все. Так вот то же самое можно сказать и в данном случае — где оригинал статей Богдана Хмельницкого, тот, который писался им, с его подписью? Потому что то, что нам предлагают из Москвы, — это список с «белорусского письма», то есть то, как дьяки Посольского приказа уразумели текст Богдана Хмельницкого и переложили его для того, чтобы царь понимал, что это такое.

Короче говоря, если идет речь о появлении «мартовских статей», то сперва нужно говорить о статьях Богдана Хмельницкого, оригинала которых мы не имеем, и остается только догадываться, что было в них. Но есть еще один документ — письмо Богдана Хмельницкого украинским послам, находившимся в Москве. Поскольку тот документ, что привезли из столицы Украины, не понравился в Посольском приказе Московского государства, ему не дали хода. Во всяком случае больше месяца царского ответа не было.

Послы не знали, что делать, ибо должны были получить новые инструкции от Богдана Хмельницкого в связи с тем, что их документ не был принят. Они посылают гонца, чтобы получить новые указания. Гетман 21 марта 1654 года пишет Алексею Михайловичу о том, чтоб тот быстрее подтвердил права и вольности украинского народа и отпустил казацких послов. Отправляя с этим письмом гонца Филона Горкушу, Богдан Хмельницкий также передает своим послам через него инструкцию: «Однако помните, ваша милость, и сами, как Василей Васильевич Бутурлин словом его царского величества нас утвержал, что его царское величество не токмо нам права и привилея, от века данные, подтвердити и при вольностях наших стародавних сохранити, но и паче еще особные свои всякого чину людям показовати имеет милость. Делайте ж тако ваша милость и о том всем прилежанием тщитеся, чтоб все по наказу было, и привилия его царского величества тотчас без всякого переводу чтоб чрез вашу милость присланы были». То есть стойте на том, что обещал Бутурлин в Переяславе в январе 1654 года.

Отдельный наказ имел и Филон Горкуша: «Буде посланцов своих застанет на Москве, чтобы говорил именем всее старшины, чтоб договаривались о вольности казатцкие, шляхетцкие, духовные и всякие чина, чтоб на все тотчас и привилия взяли, как о том пространнее в листех, к ним писанных, и соображено есть». Но Филон Горкуша прибыл в Москву только 7 апреля, когда царь уже утвердил в своей редакции просьбы украинского народа, что получили наименования «мартовских статей».

В отредактированном виде?

В отредактированном. Из всех 23 статей остается 11. И таким образом, «мартовские статьи» — это уже не статьи Богдана Хмельницкого. Это уже царские статьи. Точнее то, что царь оставил из того списка с белорусского письма. Но тем не менее, когда мы смотрим эти «мартовские статьи», мы видим, что казацкие просьбы там как будто бы удовлетворены. Поскольку мы видим, что гетмана можно избирать. Раз гетман, значит, своя власть на территории трех воеводств. Финансы в руках казачества, суд также. Войско как гарант государственности — сохраняется.

40 тысяч?

Нет. 40 тысяч было при договоре с поляками. А здесь казаки просили царя 60 тысяч. И ответ был такой: «И великий государь наш его царское величество на то изволил им, числу списковым казаком быть велел». Мол, пусть будет и больше, государю от этого никакого убытка не будет, потому что это войско будет содержаться за счет Украины. Короче говоря, войско есть, все есть. Территория, финансы, но, если речь идет о государственности, должна быть еще одна важная черта: имеет ли право Войско Запорожское на международные отношения? Потому что если нет международных отношений, то нет полноценного государства. Это квазигосударство.

А до этого момента?

Украина имела международные отношения. Она подписала в 1649 году договор с Турцией, Зборовский договор — признание Украины на территории трех воеводств со стороны Польши…

То есть это уже было после начала восстания Хмельницкого?

Конечно. Это признание победы Украинской национальной революции в середине XVII века. Потом Богдан Хмельницкий в 1650 году писал письмо турецкому султану, что он готов быть его данником. Для украинцев, повторяю, было важно, есть ли право на международные отношения, то есть чтобы была возможность принимать иностранных послов и направлять своих к чужеземным монархам.

В статьях Богдана Хмельницкого, если верить списку с белорусского письма, есть пункт, где казаки просят, чтобы им разрешили иметь контакты с другими державами. Есть и ответ царя: эта просьба остается, только дописывается одно предложение — «А с турским салтаном и польским королем без указу царского величества не ссылаться». То есть запрет на самостоятельные отношения с Польшей и Турцией. Скажите, пожалуйста, какая страна в то время была самым большим южным соседом Украины? Турция. На западе — Польша. На востоке и севере — Москва. То есть этой строчкой Украине запрещены дипломатические отношения с другими государствами. Это подтверждается тем, что в мае 1654 года, когда украинское посольство пошло в Швецию через Москву, его не пропустили туда, а завернули обратно. Другими словами, Москва действительно запретила Украине дипломатические отношения. Правда, потом Богдан Хмельницкий найдет выход в Швецию — через Европу…

Но это при Выговском, кажется, уже было? (Иван Выговский, гетман Войска Запорожского с 1657 по 1659 год)

Нет, послы в Швецию будут ездить от Богдана Хмельницкого, это потом при Выговском подпишут первый украинско-шведский договор. Но готовиться он будет еще при Богдане Хмельницком. Он сначала, кстати, готовил украинско-шведско-венгерский договор против Польши. А потом остался украинско-шведский, поскольку венгры хотели забрать Подолию себе. Так вот, таким образом, мы с вами понимаем, что «мартовские статьи» оказались документом, подтверждающим, что московский царь не сдержал свое слово, которое в Переяславе от его имени давал Бутурлин.

Далее: все пять лет — с 1648-го по 1653-й — Хмельницкий просил военной помощи от Москвы. Да, есть запись в «мартовских статьях», что московское войско в количестве трех тысяч ратников будет стоять на границе с Украиной, готовое в любой момент оказать помощь против поляков. Но это войско почему-то оказалось в Киеве. Не в Путивле, на границе, а в Киеве, на монастырских огородах Софии Киевской. Почему возле Софии? Оказывается, митрополит киевский Сильвестр Косов и духовенство не присягнули на верность царю. И это войско вместо того, чтобы помогать Украине освобождаться от поляков, выходит, наблюдало за киевскими монахами.

Получается, оккупационное войско.

Да. И, стало быть, это ответ на вопрос, какой документ поехал из Переяслава в Москву и какой вернулся обратно. Но я так понимаю, что Хмельницкому в итоге, быть может, и не нравилось, что было подписано, но даже на этих условиях он соглашался. У него не было выхода, и он верил единоверному православному царю.

К началу 1654 года Хмельницкий оказался в очень тяжелой ситуации. И тут надо поднимать вот какой вопрос: почему на протяжении с июня 1648 года до Земского Собора в октябре 1653 года московский царь не отозвался на просьбы Хмельницкого помочь единоверному православному украинскому народу против католической Польши?

Не хотел ссориться с Польшей.

Не хотел. Но можно предположить и другое: разве московскому царю было выгодно, чтобы Украина при помощи Москвы сбросила польское иго, утвердилась как государство? Что тогда будет с концепцией Третьего Рима? Ведь она предусматривает, что все земли Киевской Руси по Вислу должны быть в руках московского царя. Если московский царь поможет построить украинское государство, так ему уже не будет выхода на Вислу. Потому что сама Украина займет эти территории. Это тот вопрос, исследования которого я не вижу у российских историков. Объяснений тоже не вижу.

Богдан Хмельницкий

Понятно. Но гипотетически предположим, что Хмельницкий прожил бы дольше и для Украины и внутриполитическая ситуация, и внешнеполитическая обстановка улучшились бы — он смог бы пойти на то же, на что пошел Выговский?

Выговский, который разорвал так называемый Переяславский договор (я подчеркиваю: никто никакого договора в Переяславе в январе 1654 года не подписывал), то есть отбросил «мартовские статьи», на самом деле выполнял политическое завещание Богдана Хмельницкого. В этом легко убедиться, если взять в руки книгу под названием «Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России». Третий том, страницы 555-556. Это речь Богдана Хмельницкого, произнесенная на Чигиринской казацкой раде в октябре 1656 года. Связано это выступление с тем, что после Переяславской рады, начиная с прихода в Киев московского войска, московский царь так и не предоставил помощи Украине против Польши, а, наоборот, потребовал, чтобы казацкое войско пришло ему на помощь, потому что царь решил освободить Смоленщину, которая была в руках поляков. Царь рассчитывал на то, что ему удастся быстрее это сделать, если он сам ударит с востока через Можайск, а Украина ударит на Гомельщину и вынудит Польшу оттянуть силы от Смоленска.

Но ведь это все в итоге и получилось.

Да, все правильно, но в первую очередь это было сделано в интересах московского царя. А Украине обещанной помощи не было. Богдан Хмельницкий вынужден был согласиться на условия царя, потому что против Польши все равно нужно было воевать. Тогда на юге нынешней Белоруссии еще в 1648-1649 годах были созданы 4 казацких полка. Это были украинские полки, потому что население там духовно, так сказать, было зависимо от киевского митрополита — отдельного православного митрополита в Белоруссии не было. Ну и экономически население юга нынешней Белоруссии тяготело к Киеву, а Вильно — центр — был далеко.

И когда пришли на юг Белоруссии три казацких полка под командованием Ивана Золотаренко, это 20 тысяч человек, и начали вытеснять польские гарнизоны, то местное православное население, экономически зависимое от Киева, начало присягать гетману Богдану Хмельницкому. Оно захотело быть, в современной терминологии, гражданами Украинского государства, которое называлось тогда или Гетманщина, или Войско Запорожское. Это не понравилось московскому царю. И он стал требовать от Богдана Хмельницкого, чтобы Золотаренко не назывался полковником белорусским. Потом выяснилось, что этот процесс набрал широкий размах не только на юге нынешней Гомельской области, но даже в Могилеве. Там был создан казацкий полк во главе со шляхтичем Константином Приклонским, и он со своей старшиной приехал в лагерь Ивана Золотаренко в Чаусы и присягнул на верность Украине. То есть эта территория хотела под Украину, а не под царя. А тот позволить подобные вольности не мог, и это, конечно, не понравилось казакам. Как так: мы пришли, завоевали, это наш трофей, а у нас отбирают? Тем более что само население просится в Украину.

Но этот конфликт был еще тлеющий. Самый острый конфликт разгорелся в 1655 году. Когда царь освободил Смоленщину, он послал подмогу Богдану Хмельницкому, и московские войска пошли на Запад, освобождать вместе с казацкими уже украинские земли. Пришли ко Львову. И когда Богдан Хмельницкий увидел, как московские ратники ведут себя в Городке (такое поселение есть возле Львова) — жгут, грабят, он сделал все, чтобы Львов не штурмовали. И как в 1648 году он сумел добиться, чтобы татары не штурмовали Львов — так и теперь. Львов откупился, его не тронули, и войско пошло дальше на запад до Вислы. Хмельницкий вернулся из Львова в Чигирин, но за себя оставил наказным гетманом Даниилу Выговского (брата будущего гетмана Ивана Выговского — прим. «Ленты.ру»). Союзная армия пришла к Висле, а на правобережье Вислы тогда население еще во множестве было православное, неокатоличенное. И там жители опять же хотели быть в составе Украины, а не под московским царем. И между Петром Потемкиным, военачальником царским, и Данилой Выговским начался конфликт. Доходило до острых столкновений. И это все на Богдана Хмельницкого действует не очень позитивно, как и на казацкую старшину.

В этой ситуации, когда Польша была в агонии, польская шляхта ищет выходы для спасения собственного государства. Один из выходов, она считает, — пообещать Алексею Михайловичу польскую корону. Тогда царь прекратил бы боевые действия, а поляки бы сами управились со шведами, которые взяли Варшаву, и венграми, взявшими Краков, — король Ян-Казимир уже собирался бежать в немецкие земли. И московский царь полякам поверил. Зачем воевать, когда готовая корона сама идет в руки. Хотя Хмельницкий его убеждал добить Польшу. В результате царь прекратил боевые действия.

Но корону поляки не спешили отдавать. Приходит зима, весна 1656 года. Короны нет. Царские послы добились только того, что на конец августа назначается польско-московская комиссия, которая должна решить процедурные вопросы — как эту корону передавать. Перед этими переговорами, которые намечаются в Вильно, нынешнем Вильнюсе, в казацкую столицу Чигирин приезжает посол царя Василий Кикин. Он спрашивает от имени царя (а царь уже считает, что он король польский, что это его территория, и он хочет, чтобы Богдан Хмельницкий подсказал ему), как правильно размежевать украинцев и поляков. Есть документ Богдана Хмельницкого по этому поводу, и он там пишет, что граница украинцев и поляков должна быть по Висле, «как за давних князей руських», то есть украинских, и дальше по Карпатскому хребту. Также договорились, что на эти переговоры в Вильно приедет украинская делегация во главе с чигиринским городовым, атаманом Романом Гапоненком. Сперва он хотел поехать к царю в ставку под Ригу, где самодержец протянул ему руку в перчатке. Тогда он приехал в Вильно, где поляки Никите Одоевскому, главе московской делегации, выставили ультиматум: «Если казаки будут на переговорах, мы не примем участия». Для них это выгодно, ибо будут сорваны переговоры о передаче короны. И в такой ситуации Одоевский решил не пускать казацкую делегацию на переговоры. И она осталась на улице, образно скажем. Ее не информируют, о чем идет речь, только какие-то слухи ходят по Вильно, и слухи такие, что поляки осмелели и уже требуют от Москвы, чтобы та отказалась от Украины.

Конотопская битва

Во всяком случае корона царю уже не светит. И казацкая делегация возвращается в Чигирин. Гетман предупрежден, и к приезду делегации он собирает казацкую раду. Именно этих событий, как я говорил, касаются страницы 555-556 политического завещания Хмельницкого. Это все пишет в письме к царю отец Ивана Выговского. Послы, которые вернулись из Вильно, упали на колени перед гетманом и, обливаясь слезами, говорили: «Пропало Войско Запорожское, потому что Москва нас может теперь отдать полякам. А нас, твоих послов, не пустили в посольскую избу, как собак не пускают в церковь».

И вот когда послы сказали эти слова, то Богдан Хмельницкий, как пишется в этом документе, кинулся, как умалишенный, и закричал на всю казацкую Раду: «Дети, вы о том не печальтесь. Я знаю, что нужно сделать. Нужно отступить от православного царя». Это политическое завещание, которое потом будет реализовать Выговский. Я думаю, что если бы остался в живых Богдан Хмельницкий, то он довел бы свои планы до конца, потому что он уже подписал со шведами военную конвенцию, не спрашивая разрешения царя. То есть он вел самостоятельную политику.

Но в такой ситуации Москва просто могла договориться с поляками.

Конечно. Хмельницкий понимал, что в случае подобного союза Москва и Варшава сразу бы договорились разделить Украину. Тем более в Вильно этот раздел уже начался. Как мог Богдан Хмельницкий воспринимать заявление Одоевского, который предложил провести размежевания не по Висле, как условились с Богданом Хмельницким, а по Западному Бугу? Это первый раздел украинских земель между Москвой и Варшавой. Потому что за Западным Бугом оставалось четыре исторических украинских региона до Вислы. Неудивительно, что Богдан Хмельницкий был в таком настроении. Но он искал моменты — как опытный дипломат, он хотел избежать прямого разрыва, понимая, что Москва, раз уже сговорились в Вильно о разделе, может делить и дальше. Поэтому он в этой ситуации не стал рисковать.

Хотя Хмельницкий сразу же обратился к турецкому султану. Беда в том, что в прошлые годы отметалось все, что не подходит под идеологическую концепцию. То, что было со стороны Турции, не принималось во внимание. Сейчас, когда турки открывают свои архивы, стало ясно, что было посольство Богдана Хмельницкого и шла речь о том, что он готов повторно присягнуть турецкому султану. Если бы Украина вошла в турецкое подданство, то еще большой вопрос, решился ли бы московский царь воевать за Украину против турецкого султана.

Шанс Мазепы

И когда в итоге завершилось присоединение Украины? После гетманства Разумовского? (Кирилл Григорьевич Разумовский — последний гетман Войска Запорожского в 1750-1764 годах)

После 1783 года, когда окончательно было ликвидировано полковое устройство. Когда вместо полков появились наместничества.

А в период с конца XVII века до того, как Украина лишилась всякой автономии, были у нее шансы отстоять свою государственность?

Шансы были, во-первых, у гетмана Петра Дорошенко (гетман Правобережной Украины в 1665-1676 годах — прим. «Ленты.ру»), шансы были и у Ивана Выговского. Если б не кошевой Запорожской Сечи Иван Сирко. Он в 1659 году пошел в Крым по просьбе московских воевод и начал грабить там в то время, когда хан со всем войском помогал гетману Выговскому под Конотопом против московской армии, пришедшей принуждать Украину к верности царю. Ведь после Конотопской битвы, когда в Москве стало известно о поражении ее армии, то царь объявил траур на три дня, начали готовиться уже к приходу татар с Выговским. Это пишет Соловьев.

Иван Выговский

Другой момент — когда гетман Дорошенко в 1668 году объединил две Украины, левобережную и правобережную, и московские войска были вытеснены с Украины. Но Сирко опять тут как тут: пошел брать Чигирин, потому что ему хотелось избрать нового гетмана, и он привел своего ставленника. Дорошенко оставил в Глухове наказным гетманом черниговского полковника Демьяна Многогрешного, а на него вышли московские воеводы. Начали уговаривать, чтобы он согласился быть гетманом Левобережной Украины, бери, мол, булаву от царя — и все. И Многогрешный согласился, но при этом в Левобережную Украину вошли московские войска и взяли все под свой контроль. Далее следует Глуховская рада (Рада 1669 года в Глухове, на которой Многогрешный был избран гетманом — прим. «Ленты.ру») и так далее.

То есть Выговский — один момент был, Дорошенко — второй, Мазепа — третий. Вот три шанса, которые Украина имела для того, чтобы утвердить собственное государство. Это все — то, что есть в документах, которые изданы в Петербурге и в Москве. А если издать все документы, которые есть в российских архивах, а еще в турецких, думаю, многое прояснится.

С вашей точки зрения, такая резкая реакция России на действия Мазепы адекватна? Анафема, все прочее. Потому что, по сути, он привел три тысячи солдат или четыре. Не сказать чтобы его поступок решил исход битвы.

Вы имеете в виду, Полтавской битвы?

Да.

Полтавская битва — это венец всех тех событий, которые совершились ранее. Под Полтавой однозначно проиграл не Мазепа, а Карл XII. Мазепа проиграл в том, что, зная опыт своих предшественников, эти постоянные доносы, измены и так далее, он до последнего дня не раскрывал своих карт. Поэтому он и не смог мобилизовать Украину на свою сторону.

Ну вот тот же Апостол (Даниил Апостол, гетман Войска Запорожского в 1727-1734 годах — прим. «Ленты.ру») пошел с ним к шведам, а когда Петр I начал репрессии, преследования тех семей, старшины которых пошли с Мазепой, то он вернулся. И многие потом перебегали из-за каких-то личных интересов. Они бросили Мазепу, и гетман остался в меньшинстве еще до Полтавской битвы. Когда тот же Скоропадский (Иван Скоропадский, гетман объединенного войска Запорожского в 1708-1722 годах — прим. «Ленты.ру»), скажем, стоял по речке Псел, где выставил все свои гарнизоны, чтобы не подпустить польские войска к Полтаве, и так далее. И когда многие из тех старшин, на которых надеялся Мазепа, ему изменили. Поэтому он к Полтавской битве не был в таком же статусе, как и Карл XII. И здесь ошибку нужно искать в тактике, стратегии не Мазепы, а Карла XII.

Просто переход гетмана на сторону шведов в России всегда преподносился как измена.

Вопрос в том, в первую очередь, кому изменил и с какой целью. Да, изменил Петру Первому. Но почему он это сделал после двадцати лет верной службы? Есть выступление Мазепы перед войском, где он объясняет свой поступок. Но лучше всего его объясняют слова Александра Меншикова, которые он писал Петру Первому. Узнав о том, что Мазепа поехал к шведскому королю, Меншиков просит Петра, чтобы тот немедленно обратился к украинскому народу с универсалами, и в этих универсалах он должен был сказать, что во всех бедах Украины виноват Мазепа — и в поборах, и в налогах на содержание московского войска. Потому что если Мазепа обратится первый, то народ пойдет за ним. Почему? Потому, утверждает Меншиков, что «он сие учинил, то не для одной своей особы, но и всей ради Украины». Вот это предложение, которое не фигурирует в российских изданиях, учебниках и так далее. Даже у Татьяны Таировой-Яковлевой (директор центра по изучению истории Украины исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета — прим. «Ленты.ру»), которая доказала, что Мазепа не писал донос на своего гетмана в 1687 году, этого предложения почему-то нет. Я раньше нее смотрел материалы походной канцелярии Меншикова, где были и документы Мазепы. Кстати, я видел там письмо Мазепы полтавскому полковнику Черняку, о котором она также не упоминает. А в этом письме есть такая интересная фраза, которую тоже нужно каким-то образом объяснять: «Чтоб ни в чем Москве не верили».

Картина Густава Седерстрема «Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы»

Это не упоминается, потому что как-то неприятно. Но это документ, понимаете. Можно Меншикова не любить, но Меншиков написал, как я уже говорил выше. Если он сказал эти слова о Мазепе, давайте оценивать, прав Меншиков или не прав. А если просто говорить «Мазепа — изменник», то это упрощенный взгляд.

По сути, получается, что Мазепа был последним самостоятельным гетманом.

Фактически так. Суметь продержаться 22 года в должности гетмана, угодить Петру Первому — это не так просто было.

Ну, история с его приходом к власти тоже не очень красивая была…

Я вам могу вот что сказать. Если Василий Голицын (фактический глава русского правительства во время регентства царевны Софьи и ее фаворит — прим. «Ленты.ру») взял с него десять тысяч, то он эти десять тысяч взял бы и с другого претендента. Есть такая поговорка с тех времен: в Москве ничего без взятки не решается.

До сих пор так, ничего не изменилось.

Да, но это поговорка в среде казачества. Не дал бы Мазепа — дал бы другой претендент. Голицын свои деньги взял бы.

Традиционно считается, что после того, как Левобережье вошло в состав Московского царства, там стало активно развиваться хозяйство. Туда потек народ православный с правого берега, который не хотел жить под католической шляхтой, и вообще началось развитие края. То есть получается, что воссоединение с Россией обернулось благом для этой территории.

А кто этот народ туда изгонял с Правобережья? Тут еще много вопросов есть, к тому же Ивану Сирку.

То есть насильно сгоняли?

Да. Потому что, когда царские власти решили отдать Польше Правобережье против воли украинского населения, народ начали оттуда изымать. Там и идеологическая обработка была, и экономические условия, и своего рода насильственные действия, с тем чтобы не оставлять их под польским владычеством — дескать, всех в католицизм обратят или в унию. Потому и Правобережье опустело и в разорение пришло, это факт. А потом вопрос: даже если вы смотрите «мартовские статьи», есть ли там такое положение, что московский царь имеет право делить Украину, отдавать кому-то? Конечно, нет. Может быть, в оригинале статей Богдана Хмельницкого такое есть, так покажите нам… (смеется)

Родство, братство и вера

Я тут натолкнулся на точку зрения некоего современного историка Анатолия Филатова, который убежден в том, что никакого присоединения Украины к России не было, было лишь воссоединение Руси.

Дело в том, что в российской историографии и по сегодняшний день популярна такая точка зрения, что Украина и Россия — единый народ. Но нужно понимать, что процесс общения между украинской территорией и нынешней русской территорией начался чуть больше тысячи лет назад, когда руськие (не русские), то есть украинские князья начали завоевывать земли нынешней России. Святослав пошел на Волгу, Владимир — на Клязьму, а Ярослав Мудрый дошел до Поморья. Тогда предков нынешних россиян присоединили к Киевской Руси насильно…

Были они родными братьями тогда? В условиях украинского климата, украинского чернозема люди вышли на высший уровень материального производства — хлеборобство. А в северных районах продолжали жить рыбалкой, охотой, собирательством. Было ли в районе Вологды в то время хлеборобство? Нет, конечно. А у нас еще за несколько тысяч лет до нашей эры известна трипольская хлеборобская культура… Но в условиях, когда человек занимается рыбалкой, охотой, собирательством, у него вырабатывается и менталитет соответствующий — берет все, что есть у природы. Он не создает ничего. Хлебороб, который сеет, собирает, он создает новый продукт. У него совсем другая психология. А поскольку и контактов между ними тогда не было, то не могли жители Приднепровья и жители Мещоры быть родственниками.

Тысячу лет назад киевские князья пошли как агрессоры на северные земли, как завоеватели, пошли и завоевали угро-финские племена. Никаких славян там же не было. Есть известный перечень угро-финских племен от Балтики до Урала. Остались финны, остались карелы, эстонцы. А вот ижора, которая на месте Петербурга жила, она ассимилирована. Мещора возле Москвы пропала, тверь фактически пропала, а кто дальше от центра, те остались: удмурты, мордва, пермяки…

Мы не могли быть единым народом тысячу лет назад. Нас свели в Киевской Руси. Кто свел? Агрессоры, украинские князья. И они, на беду нынешним украинцам и потомкам угро-финнов, то есть русским, создали проблемы, которые до сих пор нельзя решить. Я на сто процентов уверен, что ни мещора возле Москвы, ни тверь, ни чудь, ни ведь не присылали прошений до киевских князей о присоединении. Киевские князья пошли туда как агрессоры. Они совершили преступление, потому что они забрали духовность этих коренных народов, они их ассимилировали, они их русифицировали…

Практически как крестоносцы в Прибалтике.

Они при помощи православной веры и толкования Евангелия-Библии на староболгарском начали насильно создавать новый язык, который потом станет постепенно шлифоваться в литературный при участии тех же украинцев. Тот же Гоголь, которого многие великодержавные патриоты российские упрекали в том, что он привнес много украинизмов в русский язык. И за это его вспоминали недобрым словом. Или тот же Чехов, русский писатель, писал по-русски, но естество у него было украинское, оно все равно вводило в русскую речь какие-то украинизмы.

А что насчет религиозного аспекта? Постоянно же упирают на то, что религия была одной из основных причин, почему Хмельницкий обратился к православному царю. Действительно ли был такой сильный пресс со стороны католиков на Украине?

Пресс со стороны католиков был действительно сильный. Украина поэтому много теряла, потому что украинская шляхта была поставлена перед выбором, особенно после Кревской унии 1385 года (соглашение о династическом союзе между Великим княжеством Литовским и Польшей, по которому литовский великий князь Ягайло, вступив в брак с польской корол

История: Наука и техника: Lenta.ru

366 лет назад, 18 января 1654 года, в городе Переяславе гетман Богдан Хмельницкий и казацкая старшина присягнули на верность русскому царю Алексею Михайловичу. Как это событие повлияло на дальнейшую историю Украины и России? Почему вскоре после этого между Москвой и Украиной произошел конфликт, приведший сначала к разрыву, а затем ко второй Переяславской раде? Могла ли Украина остаться в составе Речи Посполитой как «Руськое княжество»? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказала доктор исторических наук, профессор, директор Центра по изучению истории Украины Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Таирова-Яковлева. «Лента.ру» повторно публикует ее интервью 2018 года.

В мае 2017 года в интервью украинскому телеканалу «Громадське телебачення» вы назвали Переяславскую раду компромиссом обеих сторон. В чем он заключался?

В том, что обе стороны для достижения договоренности сразу пошли на определенные уступки. Сначала украинская сторона потребовала от московского посла Василия Бутурлина, чтобы он принес присягу от имени Алексея Михайловича, обязующую царя соблюдать достигнутые соглашения. Когда Бутурлин категорически отказал в этом Хмельницкому со словами, что такого «николи не бывало и впредь не будет», старшине пришлось уступить и принести присягу в одностороннем порядке. Со стороны Москвы компромисс был в том, что она переступила через негативное отношение к происходившим на Украине событиям и к украинскому казачеству, согласившись принять его «под высокую руку».

Алексей Кившенко «Переяславская рада. 1654 год. Воссоединение Украины с Россией»

Кажется, в Москве тогда с подозрением относились и к украинскому православию?

Да, Московское государство находилось в сложных отношениях с украинским православием, считая его «испорченным». Это было связано как с событиями после Брестской унии 1596 года, давшей начало униатской церкви, так и с реформами Петра Могилы. Поэтому православных выходцев из Великого княжества Литовского, переезжавших жить в Москву, заставляли «перекрещиваться». В 20-е годы XVII века даже был издан специальный документ, предписывающий сжигать изданные на Украине богословские книги. Такая политика продолжалась вплоть до начала патриаршества Никона.

В чем выражалось негативное отношение Москвы к происходившим на Украине событиям? Вы говорите о восстании Богдана Хмельницкого?

Конечно. На любые восстания и бунты в Москве всегда реагировали настороженно. Особенно это касалось украинского казачества, к которому в Московском государстве еще со времен Смуты относились крайне негативно.

Почему?

Жители Великого княжества Литовского, и особенно украинские казаки (примерно 50-60 тысяч человек), самым активном образом участвовали в русской Смуте начала XVII века. Они составляли костяк вооруженных формирований всех самозванцев и польско-литовской армии во время интервенции в Московское государство. Более того, в 1618 году реестровое казачество под руководством гетмана Петра Сагайдачного осадило Москву и разорило ее окрестности.

Но это не помешало Сагайдачному через два года вступить с Москвой в переговоры и за 30 лет до Хмельницкого предложить казакам перейти под покровительство царя.

Было не совсем так. В 1620 году Сагайдачный отправил посольство в Москву только для того, чтобы заставить польского короля Сигизмунда III пойти на серьезные уступки украинскому казачеству. Со стороны гетмана это был хитрый дипломатический ход. Но он не обещал московскому царю, что примет подданство, — речь шла только о службе и совместных походах против турок и крымских татар.

Если вернуться к Переяславской раде, какой термин вы считаете наиболее подходящим для этого события? Это было воссоединение, присоединение или объединение?

На мой взгляд, речь шла о присоединении, а последующий длительный процесс вхождения Украины в Московское государство я называю инкорпорацией. У меня недавно вышла книга, которая так и называется — «Инкорпорация: Россия и Украина после Переяславской рады (1654-1658)».

Почтовая марка СССР, 1954 год

В этой книге вы пишете, что «стороны очень мало знали друг о друге, во многих случаях просто не понимали, о чем идет речь (подчас в прямом смысле этого слова), и к тому же не слишком серьезно относились к данному объединению». Поясните, пожалуйста, о чем это.

Мы часто не осознаем, насколько Украина середины XVII века отличалась от Московского государства. К тому времени она уже 250 лет находилась в составе сначала Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой. Политическое устройство этих государств базировалось на совершенно иной основе, чем в Москве: Литовские статуты, Магдебургское право, шляхетская демократия. Лидеры Украинского гетманства родились и выросли в Речи Посполитой, считая ее своей отчизной, поэтому они были воспитаны на ее юридических и даже понятийных традициях.

Материалы по теме

00:03 — 28 июля 2016

Поэтому с началом реальной инкорпорации Украины в состав Московского государства сразу же проявилось серьезное взаимное непонимание. Это касалось даже схожих по звучанию терминов, но означавших совершенно разные, а иногда и прямо противоположные понятия («воевода», «холоп»). Неудивительно, что юридически оформленные обязательства обе стороны трактовали по-своему. В результате это взаимное непонимание быстро привело к серьезным конфликтам.

Серьезные конфликты возникли в результате несерьезного отношения к объединению, как вы пишете?

Говоря о несерьезном отношении, я имела в виду, что в ситуации 1653-1654 годов вопрос об объединении в общее государство для обеих сторон был вторичным, а на первом плане стояли более насущные задачи. Для Московского государства это была религиозная война «за освобождение православного населения», и присоединение Украины должно было стать первым шагом для продвижения на земли Великого княжества Литовского. Для Украинского гетманства главной целью была военная защита от недавно заключенного польско-крымского союза, направленного против него. Поэтому обе стороны тогда об остальном не особенно задумывались.

То есть «Мартовские статьи» 1654 года, подтвердившие просьбу Переяславской рады о переходе украинцев «под высокую руку» царя Алексея Михайловича, были составлены настолько расплывчато, что обе стороны трактовали их так, как им было удобно?

Да, и это свидетельствует о том, что и Москва, и Украина очень спешили с заключением соглашения. Для Хмельницкого была жизненно необходима срочная военная помощь от Московского государства, а царь Алексей Михайлович под влиянием патриарха Никона желал ускорить религиозную войну для защиты православных единоверцев. К тому же реальное объединение и так сильно затянулось: решение о принятии Украинского гетманства в русское подданство Земский Собор в Москве принял еще в октябре 1653 года, а казаки присягнули царю лишь в феврале-марте 1654 года.

Почему в середине XVII века Москва вдруг озаботилась защитой православных единоверцев Великого княжества Литовского, если раньше она относилась к ним с недоверием?

Действительно, в это время политика Москвы резко изменилась. Царь Алексей Михайлович был очень верующим человеком, поэтому для него религиозные мотивы имели существенное значение. Колоссальное впечатление на него произвел в 1649 году приезд в Москву иерусалимского патриарха Паисия, увлекшего молодого русского государя идеей спасения православного мира вплоть до Константинополя. Именно Паисий способствовал возвышению Никона, который через три года стал патриархом и во время Земского Собора 1653 года лично уговаривал царя согласиться с присоединением Украины.

Разве царь этого не хотел?

Богдан Хмельницкий обращался в Москву с просьбой предоставить ему русское подданство в 1648-м и в 1649 году, но тогда ему неизменно отказывали. Все изменило мнение Никона, который в своих планах церковной реформы опирался на интеллектуальный багаж украинского православия (прежде всего специалистов Киево-Могилянской академии). Присоединение Украины для него было важным шагом в будущей религиозной войне. И, конечно, этому способствовал визит в Москву иерусалимского патриарха Паисия.

Паисий в 1649 году приехал в Москву через Киев, в самый разгар восстания Хмельницкого. Вы пишете, что именно патриарх при встрече с гетманом натолкнул его на идею украинской государственности.

Да, сейчас практически все ведущие историки — как российские, так и украинские — сходятся в том, что переговоры гетмана Хмельницкого с патриархом Паисием в Киеве стали толчком, превратившим обычный казацкий бунт в национально-освободительное движение, создавшее первую государственность в рамках Украинского гетманства.

Кадр из фильма «Огнем и мечом»

Получается, иерусалимский патриарх оказался фигурой, способствующей сближению Украины и Москвы?

Да, его роль в этом деле была огромной.

Почему Хмельницкий обратился за помощью к московскому царю, хотя до этого вел переговоры с крымским ханом, турецким султаном и даже пытался примириться с польским королем?

На самом деле еще с 1648 года украинские казаки неоднократно просили о помощи у Москвы. Хмельницкий рассматривал союз с московским царем как наиболее перспективный, тем более что это был альянс с единоверцами, поскольку на Украине никогда не было негативного отношения к московскому православию. Что касается крымских татар, то коалиция с ними для украинцев была ситуативной и поначалу успешной, но уже к 1653 году Хмельницкий убедился, насколько этот союз опасен и ненадежен. Когда крымский хан договорился с польским королем, положение Украинского гетманства стало просто катастрофичным.

Почему украинцы так часто меняли союзников? Они вступали в сношения то с русскими, то с крымскими татарами, то с шведами и периодически пытались помириться с поляками.

Это было вызвано геополитическим положением Украины, находившейся между тремя мощными соседями — Османской империей и вассальным ей Крымским ханством, Речью Посполитой и Московским государством. Ей приходилось постоянно балансировать между ними, чтобы хоть как-то выжить.

Михаил Горелик «Набег крымских татар на Украину»

В своей книге вы пишете, что «мы сразу должны отбросить миф о «братских народах», не имевший ничего общего с менталитетом человека XVII века, который не предусматривал этнического, а тем более национального самосознания». Почему?

Дело в том, что термин «нация» возник не ранее XIX века, а термин «народ» (в этническом смысле) употребляется примерно со второй половины XVIII века. Во времена Переяславской рады можно говорить лишь об этноконфессиональном самосознании, и то оно было характерно для узкой прослойки элиты. Например, польские шляхтичи считали себя сарматами, поэтому не воспринимали собственных крестьян как соотечественников. А на Украине сначала была популярна идея «роксоланского народа», но уже в XVII веке среди казацкой старшины появилось понятие «казако-руський народ», ставшее их попыткой вести свое происхождение от хазар. То есть о какой-то общей национальной идентичности применительно к тому историческому периоду говорить нельзя.

Но разве украинское православное население Великого княжества Литовского в середине XVII века не считало себя русскими людьми? Вы пишете, что после визита в Киев патриарха Паисия Богдан Хмельницкий в феврале 1649 года впервые назвал себя «единовладцем и самодержцем руським».

Да, термин «руський» как отсылка к Киевской Руси активно использовался в Речи Посполитой — там существовало даже Руськое воеводство.

Это территория современной Украины?

Западной ее части — воеводство было образовано на землях бывшего Галицко-Волынского княжества. Но православное население Речи Посполитой не считали «руськими» жителей Московского государства — их именовали «московитами». Поэтому понятия единого народа не существовало, было лишь понимание общего православного пространства.

Материалы по теме

00:00 — 3 июля 2016

К примеру, термин «Малая Россия» (Малороссия) имеет церковное происхождение. Первоначально под ним подразумевалась территория, подчиненная киевскому митрополиту. Неслучайно после присоединения Украины царь Алексей Михайлович изменил свой титул на «Всея Великия и Малыя Росии» — это было сделано явно с подсказки богословов из Киева. Но когда спустя полтора года в царскую титулатуру добавили «и Белыя Росии», для украинцев это стало неприятным сюрпризом. В их понимании Белая Русь (Белоруссия) была составной частью Малой России — как единого пространства, подчиненного киевскому митрополиту.

Первые конфликты между украинцами и Москвой возникли в том числе из-за белорусских земель?

Этот конфликт связан еще и с тем обстоятельством, что стороны очень спешили с присоединением, но по-разному трактовали подписанные соглашения. Присоединение Украины к Московскому государству означало для царя войну с Речью Посполитой, у которой царь Алексей Михайлович и патриарх Никон надеялись отвоевать Смоленск и белорусские земли с православным населением. Военные действия для Москвы были успешными во многом благодаря поддержке украинского войска Ивана Золотаренко. И к лету 1655 года русские войска овладели Минском и Вильно, но дальше начались разногласия: царь собирался присоединить Белоруссию к Московскому государству на общих основаниях, а Хмельницкий видел ее в составе Украинского гетманства.

Кадр из фильма «Богдан-Зиновий Хмельницкий»

Почему после заключения Виленского перемирия 1656 года, когда поляки согласились избрать царя Алексея Михайловича своим королем, Хмельницкий был готов уйти под власть крымского хана? Он боялся, что «ненавистные ляхи» и «проклятые москали» договорятся между собой за счет Украины?

Его слова, что нужно «отступить от руки царского величества» и быть «под бусурманином», были сказаны сгоряча. Но 1656 год был апофеозом взаимного непонимания между Москвой и гетманом, который тогда вел переговоры с шведским королем. В Москве крайне негативно смотрели на внешнеполитическую активность Хмельницкого и настойчиво требовали от него соблюдать «Мартовские статьи» 1654 года.

А гетман их не соблюдал?

Нет, конечно. Обо всех внешних сношениях гетман был обязан докладывать в Москву, чего он не делал. Кроме того, в тот момент Московское государство находилось в состоянии войны со Швецией, и контактов украинцев с противником царь никак не мог стерпеть.

Кажется, вопреки «Мартовским статьям» Украина еще и налоги не платила?

Она их никогда не платила — вплоть до эпохи Екатерины II, которая была крайне удивлена и возмущена, узнав об этом.

Царь Алексей Михайлович действительно мог стать польским королем в 1656 году?

Разумеется, нет. После Шведского потопа Речь Посполитая была близка к катастрофе, и поляки были готовы подписать все что угодно. Но когда ситуация изменилась, они так же легко отказались от ранее взятых обязательств. Кстати, поляки немало поспособствовали раздорам между Украиной и Москвой — именно они распустили так возмутивший Хмельницкого ложный слух о разделе Украинского гетманства по условиям Виленского перемирия.

Почему после смерти Богдана Хмельницкого и избрания гетманом Ивана Выговского между Москвой и Украиной произошел разрыв?

Это было позже, вначале Выговский хотел договориться с Москвой. В феврале 1658 года он заключил тайное соглашение с русскими воеводами, согласно которому отказался от многих важных и выгодных для Украины положений «Мартовских статей» 1654 года. Например, новый гетман согласился на подчинение киевской митрополии московскому патриарху. Все это позволяло преодолеть былые разногласия и конфликты и успешно продолжить процесс инкорпорации Украины в состав Московского государства. Но этого не случилось.

Почему?

Из-за событий, происходивших уже непосредственно в Москве. Патриарх Никон, на которого ориентировались украинцы, рассорился с царем и попал в опалу. Из-за инициированной им церковной реформы в стране разразился Великий раскол, и в какой-то момент Москве просто стало не до Украины. На отчаянные просьбы Выговского, положение которого внутри гетманства было крайне неустойчивым, никто не отвечал. Не понимая, что происходит в Москве, Выговский реагировал очень нервно.

Материалы по теме

00:12 — 24 января 2016

С другой стороны, среди казацкой старшины Украинского гетманства были различные группировки, ориентированные на Москву, Польшу, Швецию и Крым. Многие заслуженные полковники считали себя вправе претендовать на место гетмана, используя внутренние интриги и внешнюю поддержку. Все это привело к тому, что Выговский порвал с Москвой, не дождавшись от нее военной помощи в подавлении бунтов, призвал на помощь крымских татар, а в сентябре 1658 года заключил Гадячский договор с Речью Посполитой.

Насколько значимым было сражение при Конотопе в 1659 году, юбилей которого официально праздновался на Украине при президенте Ющенко?

С военной точки зрения это была большая неудача московских войск, но она не помогла Выговскому удержаться у власти и не привела к сколь-либо значимым политическим результатам. Но сражение при Конотопе не идет ни в какое сравнение с Чудновской битвой 1660 года, когда почти все русское войско погибло или попало в плен. Катастрофа при Чуднове имела колоссальное историческое значение: Россия более чем на сто лет вынуждена была отказаться от Правобережной Украины.

Но ведь Чудновская катастрофа произошла из-за предательства нового гетмана Юрия Хмельницкого, заключившего сепаратное соглашение с поляками?

Это верно, и причиной тому была вторая Переяславская рада 1659 года, резко ограничившая украинскую автономию. Казацкая старшина пыталась пересмотреть ее положения, но встретила категорический отказ Москвы. В итоге это привело к переходу Юрия Хмельницкого на сторону Речи Посполитой. Впоследствии Москве все же удалось найти компромисс с Украиной и смягчить условия соглашения, но это случилось уже в 70-е годы XVII века, когда стороны научились договариваться и понимать друг друга.

Президент Украины Виктор Ющенко на праздновании 350-летия Конотопской битвы, 2009 год

На Украине во время празднования 350-летия Конотопской битвы в 2009 году ее называли эпизодом украинско-российской войны.

Разумеется, это так же некорректно, как и широко распространенный термин «русско-польская война». Наши современные коллеги из Литвы просто не понимают, почему у нас так называют военные действия, происходившие на территории Великого княжества Литовского. Например, под Конотопом на стороне Выговского воевали крымские татары, но никто же не говорит о русско-крымской войне? Такие термины и оценки имеют отношение не к историческим реалиям того времени, а к современной политике и сиюминутной политической повестке.

Если бы Варшава согласилась на проект реформы государственного устройства Речи Посполитой, ее переформатирование от федерации поляков и литовцев в конфедерацию «трех народов» с образованием на территории Украины «княжества Руського» (чего добивался гетман Выговский в 1658 году в Гадячском договоре), могла ли она вернуть себе Украину?

У нас есть наглядный пример — судьба Правобережной Украины, оставшейся в составе Речи Посполитой. В итоге это привело к страшнейшим и кровавым событиям — гайдаматчине и колиивщине — и даже имело тяжелейшие последствия в XX веке (например, печально известная Волынская резня). Мне кажется, под польским владычеством у Украины не было будущего.

Была ли Руина — двадцатилетняя гражданская война на Украине в XVII веке — следствием Переяславской рады?

Нет. Руина была вызвана незавершенными процессами государственного строительства в Украинском гетманстве и анархическими настроениями огромных «показаченных» людских масс, не желающих возвращаться к мирной жизни. На внутренние причины накладывалось внешнее вмешательство соседних государств. Переяславская рада 1654 года стала одним из эпизодов Руины и, к сожалению, так и не смогла в полной мере ее прекратить.

Кадр из фильма «Богдан-Зиновий Хмельницкий»

Действительно ли процесс реального вхождения Украины в состав Российского государства затянулся более чем на столетие?

Да, вплоть до правления Екатерины II Украина имела широчайшую автономию. Характерный факт: до середины 50-х годов XVIII века существовала таможня между Украинским гетманством и остальной территорией Российской империи. Украина имела свою юридическую систему и законодательство, и в дела гетманов Москва и Петербург долгое время практически не вмешивались.

Историк Василий Ключевский так отзывался о последствиях Переяславской рады: «Московское правительство, присоединив Малороссию, увидело себя в тамошних отношениях, как в темном лесу. Зато малороссийский вопрос, так криво поставленный обеими сторонами, затруднил и испортил внешнюю политику Москвы на несколько десятилетий, завязил ее в невылазные малороссийские дрязги, раздробил ее силы». Вы согласны с такой оценкой?

В целом нет, я согласна лишь с тем, что Москва в украинских делах действительно была как в темном лесу и что вопрос был поставлен криво. Но для Московского государства выгод от присоединения Украины было много. Произошел грандиозный перелом в многовековом русско-польском противостоянии и радикальное изменение баланса сил в Восточной Европе. Погрязнув в конфликте с украинскими казаками, Речь Посполитая как государство навсегда ослабла, а в конце XVIII века вообще оказалась разделенной между своими соседями.

Материалы по теме

00:04 — 7 ноября 2017

Для нашей страны присоединение Украины еще и приоткрыло окно в Европу, поскольку украинская культура и образование в то время имели высокий европейский уровень. Когда в 1687 году в Москве открылась Славяно-греко-латинская академия — первое в России высшее учебное заведение — 90 процентов ее преподавателей были приглашены туда из Киево-Могилянской академии. И в течение XVIII века почти все высшее духовенство русской церкви было представлено выходцами с Украины. Возможно, без присоединения Украины у нас не было бы феномена Михаила Ломоносова.

Потому что он учился в Славяно-греко-латинской и Киево-Могилянской академиях?

Не только. Начальное образование в родных Холмогорах он получил в школе, основанной выпускником Киево-Могилянской академии. Вплоть до екатерининской эпохи выходцы с Украины оказывали огромное влияние на русскую культуру, искусство и образование. Известно, что под впечатлением от знакомства с переехавшим в Москву Симеоном Полоцким, выпускником Киево-Могилянской академии, царь Алексей Михайлович распорядился устроить в Кремле придворный театр, а сам Симеон Полоцкий стал учителем царских детей.

Что получила Украина от Переяславской рады?

Для нее союз с Москвой тоже имел позитивное значение. В той тяжелой ситуации для Украины это было если не меньшим злом, то совершенно точно наилучшим выходом. Дальнейшие события показали, что реальной альтернативы у нее не было. Альянс с Речью Посполитой ни к чему путному не привел, коалиция со Швецией тоже была бесперспективной. Попытки правобережного гетмана Петра Дорошенко, признавшего себя вассалом турецкого султана, создать союз с крымскими татарами вообще поставили Украину на грань полной катастрофы…

Михаил Хмелько «Навеки с Москвой, навеки с русским народом»

После Переяславской рады Московское государство и Украинское гетманство еще долго притирались друг к другу. Я уже говорила, что в итоге обе стороны научились понимать друг друга и находить разумные компромиссы. Но прежде чем это случилось, им пришлось пройти через длительные и тяжелые испытания, в том числе через военные конфликты.

как присоединяли Украину: Наука: Наука и техника: Lenta.ru

В чем смысл событий, происходивших на западных границах Русского царства в середине и во второй половине XVII века? Добровольно ли объединились два славянских народа — русский и украинский? Какую роль присоединение сыграло впоследствии в судьбе каждого из них? «Лента.ру» продолжает изучать «31 сложный вопрос» по отечественной истории, седьмой из которых эксперты, разрабатывающие единый учебник по этому школьному предмету, сформулировали так: «Присоединение Украины к России (причины и последствия)». Чтобы досконально разобраться в теме, мы решили пригласить к разговору специалиста «с той стороны» — историка, писателя, профессора, директора Центра украиноведения Киевского национального университета имени Шевченко (2000 — 2007 годы), специалиста по истории украинского казачества Владимира Сергийчука.

В советской, а позже и в современной российской историографии процесс присоединения украинских земель к Русскому царству чаще всего именовался «воссоединением Украины с Россией» и описывался как дружеский и бескорыстный жест со стороны Москвы, откликнувшейся на просьбу о помощи украинского гетмана Богдана Хмельницкого, втянутого в многолетнюю войну с поляками. В рамках этой концепции события времен Переяславской рады зачастую рассматриваются как результат взаимного притяжения двух государственных образований, представлявших, по сути, один и тот же народ — потомков Киевской Руси. Однако украинские историки еще в XIX веке по-иному стали смотреть на события тех лет. В частности, Владимир Сергийчук полагает, что Россия воспользовалась безвыходным положением Хмельницкого и во многом не сдержала свои обещания, первоначально данные украинцам. Кроме того, по его мнению, гетман Мазепа, отложившийся от Петра Первого накануне Полтавской битвы, был не предателем, а последним украинским политиком, имевшим шанс восстановить независимость тогдашней Украины. Наконец, украинский историк готов поставить под сомнение сам факт родства двух братских народов, но полагает, что именно желто-голубой флаг дважды спасал Россию в ХХ веке.

«Лента.ру»: Если говорить о присоединении Украины к России, то, как вы считаете, какие временные рамки охватывает этот процесс?

Владимир Сергийчук: Сам процесс присоединения начинается после Переяславской рады , потому что все, что было до того, — это обращения по поводу предоставления Украине военной помощи против Польши. В этих обращениях содержались воззвания дипломатического характера: мы готовы идти под единого православного царя и так далее, но главное условие — это военный союз, потому что благодаря военной помощи Москвы Хмельницкий и казацкая старшина рассчитывали на победу над Польшей и утверждение того украинского государства, которое возрождалось на Приднепровье через триста лет после падения Галицко-Волынского княжества. Так вот, начиная с июня 1648 года Богдан Хмельницкий многократно обращался с подобными просьбами о помощи, но царь Алексей Михайлович не только не предоставил ее сам, но и удерживал от таковой и Войско Донское, к которому посылали своих послов по этому поводу украинские казаки. Таким образом, в моем понимании, вопрос присоединения Украины начинается после Переяславской рады, когда украинцы присягнули на верность царю, не имея на руках никакого документа, который гарантировал бы им выполнения обязательства Алексея Михайловича сохранить все права и обычаи украинского народа, как об этом торжественно заявлял московский посол Василий Бутурлин.

Ведь когда казаки потребовали от Бутурлина, чтоб он присягнул от имени царя на том, что все давние права и вольности украинского народа будут сохранены, Бутурлин ответил, что царь своим холопам не присягает. Мол, «за великого государя веру учинити, николи не бывало и впредь не будет; и ему, гетману, и говорить было о том непристойно, потому что всякой подданный повинен веру дати своему государю». Для украинского казачества это было удивительным, потому что в предыдущие времена, когда польский король подписывал какие-то соглашения с украинцами, он присягал и подтверждал клятвенно права подданных. На это Бутурлин отвечал: «польские короли подданным своим чинят присягу, и тово в образец ставить непристойно, потому что те короли неверные и не самодержцы…».

То есть украинцы наперед ставились в ранг, который был совсем другим, чем раньше, при польских королях. Не на то они рассчитывали, когда обращались к единоверному православному царю за помощью. Правда, Бутурлин убедил казацких старшин присягнуть: мол, наш царь справедливый, добрый, вы к нему обращайтесь после того, как присягнете как подданные, и он удовлетворит все ваши просьбы. Поэтому мы сегодня должны констатировать: на Переяславской раде не принято было никакого документа; соответственно, никакого договора тогда никто не подписывал.

А как же «мартовские статьи»?

«Мартовские статьи» — это следствие того документа, что создавался уже на следующий день после присяги Богдана Хмельницкого, старшины, посполитых, мещан на верность царю. А самих статей в январе и феврале 1654 года еще не было.

Насколько нам известно, все требования Хмельницкого и казачества были удовлетворены?

Нет, в том-то и дело. Во-первых, до сих пор в московских архивах нам говорят, что нет оригинала статей Богдана Хмельницкого. Если мы хотим узнать, что же он просил от Москвы, нам нужно знать оригинал. Все документы, касающиеся переговорного процесса, связанного с «мартовскими статьями», сохранились в московском архиве. А самого оригинала, который привезли в Москву наши послы с Украины, нет. Нам говорят, что есть так называемый список с белорусского письма. Это 23 статьи. Что было в оригинале, к сожалению, мы не знаем.

23 статьи — это уже подписанные?

Нет. Это обращение Богдана Хмельницкого, но уже переписанное дьяками Посольского приказа Московского государства. Но так ли было в оригинале? Это как сегодня с российской стороны говорят, когда идет речь о пакте Молотова-Риббентропа: а где оригинал? И все. Так вот то же самое можно сказать и в данном случае — где оригинал статей Богдана Хмельницкого, тот, который писался им, с его подписью? Потому что то, что нам предлагают из Москвы, — это список с «белорусского письма», то есть то, как дьяки Посольского приказа уразумели текст Богдана Хмельницкого и переложили его для того, чтобы царь понимал, что это такое.

Короче говоря, если идет речь о появлении «мартовских статей», то сперва нужно говорить о статьях Богдана Хмельницкого, оригинала которых мы не имеем, и остается только догадываться, что было в них. Но есть еще один документ — письмо Богдана Хмельницкого украинским послам, находившимся в Москве. Поскольку тот документ, что привезли из столицы Украины, не понравился в Посольском приказе Московского государства, ему не дали хода. Во всяком случае больше месяца царского ответа не было.

Послы не знали, что делать, ибо должны были получить новые инструкции от Богдана Хмельницкого в связи с тем, что их документ не был принят. Они посылают гонца, чтобы получить новые указания. Гетман 21 марта 1654 года пишет Алексею Михайловичу о том, чтоб тот быстрее подтвердил права и вольности украинского народа и отпустил казацких послов. Отправляя с этим письмом гонца Филона Горкушу, Богдан Хмельницкий также передает своим послам через него инструкцию: «Однако помните, ваша милость, и сами, как Василей Васильевич Бутурлин словом его царского величества нас утвержал, что его царское величество не токмо нам права и привилея, от века данные, подтвердити и при вольностях наших стародавних сохранити, но и паче еще особные свои всякого чину людям показовати имеет милость. Делайте ж тако ваша милость и о том всем прилежанием тщитеся, чтоб все по наказу было, и привилия его царского величества тотчас без всякого переводу чтоб чрез вашу милость присланы были». То есть стойте на том, что обещал Бутурлин в Переяславе в январе 1654 года.

Отдельный наказ имел и Филон Горкуша: «Буде посланцов своих застанет на Москве, чтобы говорил именем всее старшины, чтоб договаривались о вольности казатцкие, шляхетцкие, духовные и всякие чина, чтоб на все тотчас и привилия взяли, как о том пространнее в листех, к ним писанных, и соображено есть». Но Филон Горкуша прибыл в Москву только 7 апреля, когда царь уже утвердил в своей редакции просьбы украинского народа, что получили наименования «мартовских статей».

В отредактированном виде?

В отредактированном. Из всех 23 статей остается 11. И таким образом, «мартовские статьи» — это уже не статьи Богдана Хмельницкого. Это уже царские статьи. Точнее то, что царь оставил из того списка с белорусского письма. Но тем не менее, когда мы смотрим эти «мартовские статьи», мы видим, что казацкие просьбы там как будто бы удовлетворены. Поскольку мы видим, что гетмана можно избирать. Раз гетман, значит, своя власть на территории трех воеводств. Финансы в руках казачества, суд также. Войско как гарант государственности — сохраняется.

40 тысяч?

Нет. 40 тысяч было при договоре с поляками. А здесь казаки просили царя 60 тысяч. И ответ был такой: «И великий государь наш его царское величество на то изволил им, числу списковым казаком быть велел». Мол, пусть будет и больше, государю от этого никакого убытка не будет, потому что это войско будет содержаться за счет Украины. Короче говоря, войско есть, все есть. Территория, финансы, но, если речь идет о государственности, должна быть еще одна важная черта: имеет ли право Войско Запорожское на международные отношения? Потому что если нет международных отношений, то нет полноценного государства. Это квазигосударство.

А до этого момента?

Украина имела международные отношения. Она подписала в 1649 году договор с Турцией, Зборовский договор — признание Украины на территории трех воеводств со стороны Польши…

То есть это уже было после начала восстания Хмельницкого?

Конечно. Это признание победы Украинской национальной революции в середине XVII века. Потом Богдан Хмельницкий в 1650 году писал письмо турецкому султану, что он готов быть его данником. Для украинцев, повторяю, было важно, есть ли право на международные отношения, то есть чтобы была возможность принимать иностранных послов и направлять своих к чужеземным монархам.

В статьях Богдана Хмельницкого, если верить списку с белорусского письма, есть пункт, где казаки просят, чтобы им разрешили иметь контакты с другими державами. Есть и ответ царя: эта просьба остается, только дописывается одно предложение — «А с турским салтаном и польским королем без указу царского величества не ссылаться». То есть запрет на самостоятельные отношения с Польшей и Турцией. Скажите, пожалуйста, какая страна в то время была самым большим южным соседом Украины? Турция. На западе — Польша. На востоке и севере — Москва. То есть этой строчкой Украине запрещены дипломатические отношения с другими государствами. Это подтверждается тем, что в мае 1654 года, когда украинское посольство пошло в Швецию через Москву, его не пропустили туда, а завернули обратно. Другими словами, Москва действительно запретила Украине дипломатические отношения. Правда, потом Богдан Хмельницкий найдет выход в Швецию — через Европу…

Но это при Выговском, кажется, уже было? (Иван Выговский, гетман Войска Запорожского с 1657 по 1659 год)

Нет, послы в Швецию будут ездить от Богдана Хмельницкого, это потом при Выговском подпишут первый украинско-шведский договор. Но готовиться он будет еще при Богдане Хмельницком. Он сначала, кстати, готовил украинско-шведско-венгерский договор против Польши. А потом остался украинско-шведский, поскольку венгры хотели забрать Подолию себе. Так вот, таким образом, мы с вами понимаем, что «мартовские статьи» оказались документом, подтверждающим, что московский царь не сдержал свое слово, которое в Переяславе от его имени давал Бутурлин.

Далее: все пять лет — с 1648-го по 1653-й — Хмельницкий просил военной помощи от Москвы. Да, есть запись в «мартовских статьях», что московское войско в количестве трех тысяч ратников будет стоять на границе с Украиной, готовое в любой момент оказать помощь против поляков. Но это войско почему-то оказалось в Киеве. Не в Путивле, на границе, а в Киеве, на монастырских огородах Софии Киевской. Почему возле Софии? Оказывается, митрополит киевский Сильвестр Косов и духовенство не присягнули на верность царю. И это войско вместо того, чтобы помогать Украине освобождаться от поляков, выходит, наблюдало за киевскими монахами.

Получается, оккупационное войско.

Да. И, стало быть, это ответ на вопрос, какой документ поехал из Переяслава в Москву и какой вернулся обратно. Но я так понимаю, что Хмельницкому в итоге, быть может, и не нравилось, что было подписано, но даже на этих условиях он соглашался. У него не было выхода, и он верил единоверному православному царю.

К началу 1654 года Хмельницкий оказался в очень тяжелой ситуации. И тут надо поднимать вот какой вопрос: почему на протяжении с июня 1648 года до Земского Собора в октябре 1653 года московский царь не отозвался на просьбы Хмельницкого помочь единоверному православному украинскому народу против католической Польши?

Не хотел ссориться с Польшей.

Не хотел. Но можно предположить и другое: разве московскому царю было выгодно, чтобы Украина при помощи Москвы сбросила польское иго, утвердилась как государство? Что тогда будет с концепцией Третьего Рима? Ведь она предусматривает, что все земли Киевской Руси по Вислу должны быть в руках московского царя. Если московский царь поможет построить украинское государство, так ему уже не будет выхода на Вислу. Потому что сама Украина займет эти территории. Это тот вопрос, исследования которого я не вижу у российских историков. Объяснений тоже не вижу.

Богдан Хмельницкий

Понятно. Но гипотетически предположим, что Хмельницкий прожил бы дольше и для Украины и внутриполитическая ситуация, и внешнеполитическая обстановка улучшились бы — он смог бы пойти на то же, на что пошел Выговский?

Выговский, который разорвал так называемый Переяславский договор (я подчеркиваю: никто никакого договора в Переяславе в январе 1654 года не подписывал), то есть отбросил «мартовские статьи», на самом деле выполнял политическое завещание Богдана Хмельницкого. В этом легко убедиться, если взять в руки книгу под названием «Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России». Третий том, страницы 555-556. Это речь Богдана Хмельницкого, произнесенная на Чигиринской казацкой раде в октябре 1656 года. Связано это выступление с тем, что после Переяславской рады, начиная с прихода в Киев московского войска, московский царь так и не предоставил помощи Украине против Польши, а, наоборот, потребовал, чтобы казацкое войско пришло ему на помощь, потому что царь решил освободить Смоленщину, которая была в руках поляков. Царь рассчитывал на то, что ему удастся быстрее это сделать, если он сам ударит с востока через Можайск, а Украина ударит на Гомельщину и вынудит Польшу оттянуть силы от Смоленска.

Но ведь это все в итоге и получилось.

Да, все правильно, но в первую очередь это было сделано в интересах московского царя. А Украине обещанной помощи не было. Богдан Хмельницкий вынужден был согласиться на условия царя, потому что против Польши все равно нужно было воевать. Тогда на юге нынешней Белоруссии еще в 1648-1649 годах были созданы 4 казацких полка. Это были украинские полки, потому что население там духовно, так сказать, было зависимо от киевского митрополита — отдельного православного митрополита в Белоруссии не было. Ну и экономически население юга нынешней Белоруссии тяготело к Киеву, а Вильно — центр — был далеко.

И когда пришли на юг Белоруссии три казацких полка под командованием Ивана Золотаренко, это 20 тысяч человек, и начали вытеснять польские гарнизоны, то местное православное население, экономически зависимое от Киева, начало присягать гетману Богдану Хмельницкому. Оно захотело быть, в современной терминологии, гражданами Украинского государства, которое называлось тогда или Гетманщина, или Войско Запорожское. Это не понравилось московскому царю. И он стал требовать от Богдана Хмельницкого, чтобы Золотаренко не назывался полковником белорусским. Потом выяснилось, что этот процесс набрал широкий размах не только на юге нынешней Гомельской области, но даже в Могилеве. Там был создан казацкий полк во главе со шляхтичем Константином Приклонским, и он со своей старшиной приехал в лагерь Ивана Золотаренко в Чаусы и присягнул на верность Украине. То есть эта территория хотела под Украину, а не под царя. А тот позволить подобные вольности не мог, и это, конечно, не понравилось казакам. Как так: мы пришли, завоевали, это наш трофей, а у нас отбирают? Тем более что само население просится в Украину.

Но этот конфликт был еще тлеющий. Самый острый конфликт разгорелся в 1655 году. Когда царь освободил Смоленщину, он послал подмогу Богдану Хмельницкому, и московские войска пошли на Запад, освобождать вместе с казацкими уже украинские земли. Пришли ко Львову. И когда Богдан Хмельницкий увидел, как московские ратники ведут себя в Городке (такое поселение есть возле Львова) — жгут, грабят, он сделал все, чтобы Львов не штурмовали. И как в 1648 году он сумел добиться, чтобы татары не штурмовали Львов — так и теперь. Львов откупился, его не тронули, и войско пошло дальше на запад до Вислы. Хмельницкий вернулся из Львова в Чигирин, но за себя оставил наказным гетманом Даниилу Выговского (брата будущего гетмана Ивана Выговского — прим. «Ленты.ру»). Союзная армия пришла к Висле, а на правобережье Вислы тогда население еще во множестве было православное, неокатоличенное. И там жители опять же хотели быть в составе Украины, а не под московским царем. И между Петром Потемкиным, военачальником царским, и Данилой Выговским начался конфликт. Доходило до острых столкновений. И это все на Богдана Хмельницкого действует не очень позитивно, как и на казацкую старшину.

В этой ситуации, когда Польша была в агонии, польская шляхта ищет выходы для спасения собственного государства. Один из выходов, она считает, — пообещать Алексею Михайловичу польскую корону. Тогда царь прекратил бы боевые действия, а поляки бы сами управились со шведами, которые взяли Варшаву, и венграми, взявшими Краков, — король Ян-Казимир уже собирался бежать в немецкие земли. И московский царь полякам поверил. Зачем воевать, когда готовая корона сама идет в руки. Хотя Хмельницкий его убеждал добить Польшу. В результате царь прекратил боевые действия.

Но корону поляки не спешили отдавать. Приходит зима, весна 1656 года. Короны нет. Царские послы добились только того, что на конец августа назначается польско-московская комиссия, которая должна решить процедурные вопросы — как эту корону передавать. Перед этими переговорами, которые намечаются в Вильно, нынешнем Вильнюсе, в казацкую столицу Чигирин приезжает посол царя Василий Кикин. Он спрашивает от имени царя (а царь уже считает, что он король польский, что это его территория, и он хочет, чтобы Богдан Хмельницкий подсказал ему), как правильно размежевать украинцев и поляков. Есть документ Богдана Хмельницкого по этому поводу, и он там пишет, что граница украинцев и поляков должна быть по Висле, «как за давних князей руських», то есть украинских, и дальше по Карпатскому хребту. Также договорились, что на эти переговоры в Вильно приедет украинская делегация во главе с чигиринским городовым, атаманом Романом Гапоненком. Сперва он хотел поехать к царю в ставку под Ригу, где самодержец протянул ему руку в перчатке. Тогда он приехал в Вильно, где поляки Никите Одоевскому, главе московской делегации, выставили ультиматум: «Если казаки будут на переговорах, мы не примем участия». Для них это выгодно, ибо будут сорваны переговоры о передаче короны. И в такой ситуации Одоевский решил не пускать казацкую делегацию на переговоры. И она осталась на улице, образно скажем. Ее не информируют, о чем идет речь, только какие-то слухи ходят по Вильно, и слухи такие, что поляки осмелели и уже требуют от Москвы, чтобы та отказалась от Украины.

Конотопская битва

Во всяком случае корона царю уже не светит. И казацкая делегация возвращается в Чигирин. Гетман предупрежден, и к приезду делегации он собирает казацкую раду. Именно этих событий, как я говорил, касаются страницы 555-556 политического завещания Хмельницкого. Это все пишет в письме к царю отец Ивана Выговского. Послы, которые вернулись из Вильно, упали на колени перед гетманом и, обливаясь слезами, говорили: «Пропало Войско Запорожское, потому что Москва нас может теперь отдать полякам. А нас, твоих послов, не пустили в посольскую избу, как собак не пускают в церковь».

И вот когда послы сказали эти слова, то Богдан Хмельницкий, как пишется в этом документе, кинулся, как умалишенный, и закричал на всю казацкую Раду: «Дети, вы о том не печальтесь. Я знаю, что нужно сделать. Нужно отступить от православного царя». Это политическое завещание, которое потом будет реализовать Выговский. Я думаю, что если бы остался в живых Богдан Хмельницкий, то он довел бы свои планы до конца, потому что он уже подписал со шведами военную конвенцию, не спрашивая разрешения царя. То есть он вел самостоятельную политику.

Но в такой ситуации Москва просто могла договориться с поляками.

Конечно. Хмельницкий понимал, что в случае подобного союза Москва и Варшава сразу бы договорились разделить Украину. Тем более в Вильно этот раздел уже начался. Как мог Богдан Хмельницкий воспринимать заявление Одоевского, который предложил провести размежевания не по Висле, как условились с Богданом Хмельницким, а по Западному Бугу? Это первый раздел украинских земель между Москвой и Варшавой. Потому что за Западным Бугом оставалось четыре исторических украинских региона до Вислы. Неудивительно, что Богдан Хмельницкий был в таком настроении. Но он искал моменты — как опытный дипломат, он хотел избежать прямого разрыва, понимая, что Москва, раз уже сговорились в Вильно о разделе, может делить и дальше. Поэтому он в этой ситуации не стал рисковать.

Хотя Хмельницкий сразу же обратился к турецкому султану. Беда в том, что в прошлые годы отметалось все, что не подходит под идеологическую концепцию. То, что было со стороны Турции, не принималось во внимание. Сейчас, когда турки открывают свои архивы, стало ясно, что было посольство Богдана Хмельницкого и шла речь о том, что он готов повторно присягнуть турецкому султану. Если бы Украина вошла в турецкое подданство, то еще большой вопрос, решился ли бы московский царь воевать за Украину против турецкого султана.

И когда в итоге завершилось присоединение Украины? После гетманства Разумовского? (Кирилл Григорьевич Разумовский — последний гетман Войска Запорожского в 1750-1764 годах)

После 1783 года, когда окончательно было ликвидировано полковое устройство. Когда вместо полков появились наместничества.

А в период с конца XVII века до того, как Украина лишилась всякой автономии, были у нее шансы отстоять свою государственность?

Шансы были, во-первых, у гетмана Петра Дорошенко (гетман Правобережной Украины в 1665-1676 годах — прим. «Ленты.ру»), шансы были и у Ивана Выговского. Если б не кошевой Запорожской Сечи Иван Сирко. Он в 1659 году пошел в Крым по просьбе московских воевод и начал грабить там в то время, когда хан со всем войском помогал гетману Выговскому под Конотопом против московской армии, пришедшей принуждать Украину к верности царю. Ведь после Конотопской битвы, когда в Москве стало известно о поражении ее армии, то царь объявил траур на три дня, начали готовиться уже к приходу татар с Выговским. Это пишет Соловьев.

Иван Выговский

Другой момент — когда гетман Дорошенко в 1668 году объединил две Украины, левобережную и правобережную, и московские войска были вытеснены с Украины. Но Сирко опять тут как тут: пошел брать Чигирин, потому что ему хотелось избрать нового гетмана, и он привел своего ставленника. Дорошенко оставил в Глухове наказным гетманом черниговского полковника Демьяна Многогрешного, а на него вышли московские воеводы. Начали уговаривать, чтобы он согласился быть гетманом Левобережной Украины, бери, мол, булаву от царя — и все. И Многогрешный согласился, но при этом в Левобережную Украину вошли московские войска и взяли все под свой контроль. Далее следует Глуховская рада (Рада 1669 года в Глухове, на которой Многогрешный был избран гетманом — прим. «Ленты.ру») и так далее.

То есть Выговский — один момент был, Дорошенко — второй, Мазепа — третий. Вот три шанса, которые Украина имела для того, чтобы утвердить собственное государство. Это все — то, что есть в документах, которые изданы в Петербурге и в Москве. А если издать все документы, которые есть в российских архивах, а еще в турецких, думаю, многое прояснится.

С вашей точки зрения, такая резкая реакция России на действия Мазепы адекватна? Анафема, все прочее. Потому что, по сути, он привел три тысячи солдат или четыре. Не сказать чтобы его поступок решил исход битвы.

Вы имеете в виду, Полтавской битвы?

Да.

Полтавская битва — это венец всех тех событий, которые совершились ранее. Под Полтавой однозначно проиграл не Мазепа, а Карл XII. Мазепа проиграл в том, что, зная опыт своих предшественников, эти постоянные доносы, измены и так далее, он до последнего дня не раскрывал своих карт. Поэтому он и не смог мобилизовать Украину на свою сторону.

Ну вот тот же Апостол (Даниил Апостол, гетман Войска Запорожского в 1727-1734 годах — прим. «Ленты.ру») пошел с ним к шведам, а когда Петр I начал репрессии, преследования тех семей, старшины которых пошли с Мазепой, то он вернулся. И многие потом перебегали из-за каких-то личных интересов. Они бросили Мазепу, и гетман остался в меньшинстве еще до Полтавской битвы. Когда тот же Скоропадский (Иван Скоропадский, гетман объединенного войска Запорожского в 1708-1722 годах — прим. «Ленты.ру»), скажем, стоял по речке Псел, где выставил все свои гарнизоны, чтобы не подпустить польские войска к Полтаве, и так далее. И когда многие из тех старшин, на которых надеялся Мазепа, ему изменили. Поэтому он к Полтавской битве не был в таком же статусе, как и Карл XII. И здесь ошибку нужно искать в тактике, стратегии не Мазепы, а Карла XII.

Просто переход гетмана на сторону шведов в России всегда преподносился как измена.

Вопрос в том, в первую очередь, кому изменил и с какой целью. Да, изменил Петру Первому. Но почему он это сделал после двадцати лет верной службы? Есть выступление Мазепы перед войском, где он объясняет свой поступок. Но лучше всего его объясняют слова Александра Меншикова, которые он писал Петру Первому. Узнав о том, что Мазепа поехал к шведскому королю, Меншиков просит Петра, чтобы тот немедленно обратился к украинскому народу с универсалами, и в этих универсалах он должен был сказать, что во всех бедах Украины виноват Мазепа — и в поборах, и в налогах на содержание московского войска. Потому что если Мазепа обратится первый, то народ пойдет за ним. Почему? Потому, утверждает Меншиков, что «он сие учинил, то не для одной своей особы, но и всей ради Украины». Вот это предложение, которое не фигурирует в российских изданиях, учебниках и так далее. Даже у Татьяны Таировой-Яковлевой (директор центра по изучению истории Украины исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета — прим. «Ленты.ру»), которая доказала, что Мазепа не писал донос на своего гетмана в 1687 году, этого предложения почему-то нет. Я раньше нее смотрел материалы походной канцелярии Меншикова, где были и документы Мазепы. Кстати, я видел там письмо Мазепы полтавскому полковнику Черняку, о котором она также не упоминает. А в этом письме есть такая интересная фраза, которую тоже нужно каким-то образом объяснять: «Чтоб ни в чем Москве не верили».

Картина Густава Седерстрема «Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы»

Это не упоминается, потому что как-то неприятно. Но это документ, понимаете. Можно Меншикова не любить, но Меншиков написал, как я уже говорил выше. Если он сказал эти слова о Мазепе, давайте оценивать, прав Меншиков или не прав. А если просто говорить «Мазепа — изменник», то это упрощенный взгляд.

По сути, получается, что Мазепа был последним самостоятельным гетманом.

Фактически так. Суметь продержаться 22 года в должности гетмана, угодить Петру Первому — это не так просто было.

Ну, история с его приходом к власти тоже не очень красивая была…

Я вам могу вот что сказать. Если Василий Голицын (фактический глава русского правительства во время регентства царевны Софьи и ее фаворит — прим. «Ленты.ру») взял с него десять тысяч, то он эти десять тысяч взял бы и с другого претендента. Есть такая поговорка с тех времен: в Москве ничего без взятки не решается.

До сих пор так, ничего не изменилось.

Да, но это поговорка в среде казачества. Не дал бы Мазепа — дал бы другой претендент. Голицын свои деньги взял бы.

Традиционно считается, что после того, как Левобережье вошло в состав Московского царства, там стало активно развиваться хозяйство. Туда потек народ православный с правого берега, который не хотел жить под католической шляхтой, и вообще началось развитие края. То есть получается, что воссоединение с Россией обернулось благом для этой территории.

А кто этот народ туда изгонял с Правобережья? Тут еще много вопросов есть, к тому же Ивану Сирку.

То есть насильно сгоняли?

Да. Потому что, когда царские власти решили отдать Польше Правобережье против воли украинского населения, народ начали оттуда изымать. Там и идеологическая обработка была, и экономические условия, и своего рода насильственные действия, с тем чтобы не оставлять их под польским владычеством — дескать, всех в католицизм обратят или в унию. Потому и Правобережье опустело и в разорение пришло, это факт. А потом вопрос: даже если вы смотрите «мартовские статьи», есть ли там такое положение, что московский царь имеет право делить Украину, отдавать кому-то? Конечно, нет. Может быть, в оригинале статей Богдана Хмельницкого такое есть, так покажите нам… (смеется)

Я тут натолкнулся на точку зрения некоего современного историка Анатолия Филатова, который убежден в том, что никакого присоединения Украины к России не было, было лишь воссоединение Руси.

Дело в том, что в российской историографии и по сегодняшний день популярна такая точка зрения, что Украина и Россия — единый народ. Но нужно понимать, что процесс общения между украинской территорией и нынешней русской территорией начался чуть больше тысячи лет назад, когда руськие (не русские), то есть украинские князья начали завоевывать земли нынешней России. Святослав пошел на Волгу, Владимир — на Клязьму, а Ярослав Мудрый дошел до Поморья. Тогда предков нынешних россиян присоединили к Киевской Руси насильно…

Были они родными братьями тогда? В условиях украинского климата, украинского чернозема люди вышли на высший уровень материального производства — хлеборобство. А в северных районах продолжали жить рыбалкой, охотой, собирательством. Было ли в районе Вологды в то время хлеборобство? Нет, конечно. А у нас еще за несколько тысяч лет до нашей эры известна трипольская хлеборобская культура… Но в условиях, когда человек занимается рыбалкой, охотой, собирательством, у него вырабатывается и менталитет соответствующий — берет все, что есть у природы. Он не создает ничего. Хлебороб, который сеет, собирает, он создает новый продукт. У него совсем другая психология. А поскольку и контактов между ними тогда не было, то не могли жители Приднепровья и жители Мещоры быть родственниками.

Тысячу лет назад киевские князья пошли как агрессоры на северные земли, как завоеватели, пошли и завоевали угро-финские племена. Никаких славян там же не было. Есть известный перечень угро-финских племен от Балтики до Урала. Остались финны, остались карелы, эстонцы. А вот ижора, которая на месте Петербурга жила, она ассимилирована. Мещора возле Москвы пропала, тверь фактически пропала, а кто дальше от центра, те остались: удмурты, мордва, пермяки…

Мы не могли быть единым народом тысячу лет назад. Нас свели в Киевской Руси. Кто свел? Агрессоры, украинские князья. И они, на беду нынешним украинцам и потомкам угро-финнов, то есть русским, создали проблемы, которые до сих пор нельзя решить. Я на сто процентов уверен, что ни мещора возле Москвы, ни тверь, ни чудь, ни ведь не присылали прошений до киевских князей о присоединении. Киевские князья пошли туда как агрессоры. Они совершили преступление, потому что они забрали духовность этих коренных народов, они их ассимилировали, они их русифицировали…

Практически как крестоносцы в Прибалтике.

Они при помощи православной веры и толкования Евангелия-Библии на староболгарском начали насильно создавать новый язык, который потом станет постепенно шлифоваться в литературный при участии тех же украинцев. Тот же Гоголь, которого многие великодержавные патриоты российские упрекали в том, что он привнес много украинизмов в русский язык. И за это его вспоминали недобрым словом. Или тот же Чехов, русский писатель, писал по-русски, но естество у него было украинское, оно все равно вводило в русскую речь какие-то украинизмы.

А что насчет религиозного аспекта? Постоянно же упирают на то, что религия была одной из основных причин, почему Хмельницкий обратился к православному царю. Действительно ли был такой сильный пресс со стороны католиков на Украине?

Пресс со стороны католиков был действительно сильный. Украина поэтому много теряла, потому что украинская шляхта была поставлена перед выбором, особенно после Кревской унии 1385 года (соглашение о династическом союзе между Великим княжеством Литовским и Польшей, по которому литовский великий князь Ягайло, вступив в брак с польской королевой Ядвигой, провозглашался польским королем — прим. «Ленты.ру»): если ты хочешь быть со своей собственностью, процветать — ты должен быть католиком. Нет — ты не имеешь никакого права голоса, ни в сеймике, ни в сейме. Это однозначно. Поэтому они изменяли, будем прямо говорить, украинскому народу, они бросали православную веру и шли в католицизм. Считается, что от Кревской до Люблинской унии 1569 года (государственный союз между Польшей и Великим княжеством Литовским, положивший начало существованию Речи Посполитой — прим. «Ленты.ру») около трехсот украинских православных шляхетских родов перешли в католицизм.

Материалы по теме

09:18 — 11 ноября 2013

16:07 — 4 ноября 2013

17:01 — 28 октября 2013

17:56 — 21 октября 2013

То есть православие маргинализировалось, получается.

Конечно, тем более римская церковь развивалась более динамично по сравнению с православной. Несколько столетий православная церковь не собирала никаких соборов, а римская в это время собирала. Они работали над своим самоусовершенствованием, а православная церковь — нет. Особенно после падения Византии. Она же бесправная оказалась. И вот здесь вопрос: почему Богдан Хмельницкий и казачество так смотрели на Москву? Потому что царьгородские патриархи утратили свое положение при Османской империи, которое у них было во времена Византии. Теперь у них нет тех прав и нет той паствы, потому что турки начали исламизацию. Где оставалась паства православная? Москва, Украина, Молдова. И главная паства где? Москва и Украина, особенно Украина. А где единоверный православный царь у них? Московский. Единственный. И эти православные патриархи, не только царьгородские, но и иерусалимские, антиохийские, александрийские, едут за милостыней в Москву. Им дают деньги на приходы, на пропитание, но они же должны как-то отрабатывать эти субсидии перед властью. Поэтому, проезжая через Украину, они говорят украинцам: ваше спасение в Москве.

Почему московскому царю, московскому княжеству так важно, чтобы украинцы верили в московского царя? Вспомним такую дату: 1492 год. Это заложение концепции «Москва — Третий Рим, а четвертому не бывать». И в этой концепции записано, что по Вислу должны быть земли нового Рима. То есть украинские земли, белорусские нынешние. Значит, нужно готовить население этих территорий, чтобы они благосклонно восприняли такую концепцию. Поэтому царьгородские патриархи и работают в указанном направлении.

Но в 1589 году из Москвы вернулся патриарх Иеремия Второй и рассказал во Львове, как с ним в Москве поступили, когда он не захотел высвятить московского патриарха. Что с ним сделали? Отправили в темницу. Полгода или сколько был он там, и только после этого «уговорили». Он не хотел отрывать от себя свое. То есть если он высвятил московского патриарха, то это уже не его подчиненный.

После этого владыки украинские стали прислушиваться к предложению, которое еще в 1583 году высказал князь Острожский, впоследствии большой ревнитель православия. Он первым предложил, что нужно перейти под власть римского папы. А это уже возвращение в Европу. Но владыки украинские, которые поехали в Рим, не поступили так, как хотел польский король. Польская власть и король считали, что, приняв Унию, украинцы смогут легче перейти в католицизм и, таким образом, стать поляками, потому что католик в то время — это уже поляк. Но наши владыки, которые поехали в Рим, а это все тогда приветствовал киевский митрополит православный Михаил Рогоза, подписали Унию напрямую с Римом, а не через польского кардинала. Если бы подписали через Польшу, тогда было бы то, что планировал польский король, польская шляхта. Это было бы окатоличивание и ополячивание.

И Украина бы исчезла.

Да. А Берестейская уния 1596 года (решение ряда епископов православной западнорусской Киевской митрополии во главе с митрополитом Михаилом Рогозой о принятии католического вероучения и переходе в подчинение римскому папе с одновременным сохранением богослужения византийской литургической традиции на церковнославянском языке — прим. «Ленты.ру») как раз и спасла ее, потому что она получила покровительство римского папы. Если сегодня мы посмотрим историю, то какая церковь из украинских явилась самой патриотической, национально-созидающей? Греко-католическая. Потому что она работала для своего народа, особенно в двадцатом столетии. Шептицкий (митрополит Андрей, предстоятель Украинской греко-католической церкви в 1901-1944 годах — прим. «Ленты.ру») — это как раз та величина, перед которой преклонялись все.

И, наконец, подводя итог нашего разговора про середину XVII века: как вы считаете, правильно ли поступил Хмельницкий и был ли у него другой выход?

В той ситуации Хмельницкий вынужденно поступил так. Потому что он верил в искренность московского царя. Если бы он знал, что все обещания будут пустым словом, он, конечно, так не сделал бы. Но его подвела эта вера. Если бы Хмельницкий знал, что появится та запись — «а с турским салтаном и польским королем без указу царского величества не ссылаться», он, наверное, так не сделал бы. Ведь в Переяславе не все были за союз с Москвой. Там и другие варианты рассматривались.

Но в той ситуации Хмельницкий считал, что это самый оптимальный выход. Тем более патриархи столетиями убеждали украинцев, что их спасение в Москве. И казачество воевало с Унией, хотя потом и Выговский начал задумываться, да и Хмельницкий, и Дорошенко. И Мазепа начал задумываться, хотя масса была в основном православная, и они не хотели идти вразрез с мнением массы, привыкшей защищать православные ценности. И поэтому это урок для сегодняшнего дня: если есть вера, то можно на что-то рассчитывать и что-то строить. И если вера не подтверждается, уже трудно пойти тем же путем.

Вот возьмите Мазепу. Он же верой и правдой служил Петру Первому. Но когда царь сказал Мазепе, что украинский народ умен и грамотен, но это ему не нравится, когда Петр пожелал перевести казацкие полки в ранг регулярных частей российской армии, а Мазепа этого не захотел, то пьяный Петр бьет его по щекам. И перед войском своим Мазепа, переходя на сторону шведов, говорит: «Если меня, вами избранного гетмана бьют по щекам, как бесчестную блудницу, то за что вас имеют? Вас имеют за навоз последний». И народ думает: если избранника народа Петр позволяет бить по щекам — а он это мог позволить, бороды же стриг и что угодно — то что тогда?

Но с другой стороны, нельзя же отрицать и то, что Россия уже в XVII веке начала свой путь к строительству империи, централизации власти, просвещенному абсолютизму. А Польша, если уж брать две стороны, уже свой золотой век пережила и катилась к разделам конца XVIII века. Следовательно, с точки зрения исторического прогресса присоединение Украины к России было все-таки благом для нее? Ведь она могла остаться в составе Польши, которая в конечном итоге была поделена.

Все познается на практике. Все позитивное и все доброе создается тогда, когда оно создается по взаимному согласию и сердечности. Когда этого нет, когда за обещаниями стоят другие закулисные планы или когда стоит вопрос создания такой империи, как Третий Рим, за счет интересов других народов, это всегда оканчивается плачевно. Кроме того, есть, я думаю, закон истории: все, что создано силой, долго не продержится. Все что создано силой, никогда не будет держаться, потому что всегда есть необъяснимая внутренняя потребность человека хранить свои ценности — своего рода, своей территории и так далее.

И никто не может этим управлять. Поэтому смотрите: в 1863 году Валуев (русский государственный деятель, граф Петр Валуев — прим. «Ленты.ру») сказал, что украинского языка и нации нет, не было и быть не может. А в 1917 году в том же Петрограде появляется сине-желтый стяг. Его подняли солдаты Волынского полка, отказавшись стрелять в народ, и после этого началась российская демократическая революция. Тогда же украинские солдаты Московского гарнизона подняли сине-желтое знамя и над Кремлем. Верили в то, что демократическая Россия всем даст права. Разве Грушевский (Михаил Грушевский — историк, общественный деятель, один из лидеров украинского национального движения, первый председатель Украинской Центральной Рады в 1917-1918 годах — прим. «Ленты.ру») хотел самостоятельную Украину в то время? Нет, все хотели автономии в составе Российской Федерации. Вот наши территории, заселенные украинцами — дайте нам право учить в школах на родном языке, служить в церкви Божьей, писать книги. И никаких вопросов.

Но когда эти проекты привезли в Петроград, то, что там сказали министры Временного правительства: «Что вам, еще Харьков отдать и Донбасс? Да нет». И начались вопросы. А потом и кровь.

Еще один пример. Русские большевики с целью привлечь на свою сторону украинцев, которые не хотели жить под большевистской властью, пообещали повсюду украинизацию. Но Сталин в декабре 1932 года запретил украинизацию за пределами УССР — как будто там не осталось украинцев. Их принудили в большинстве стать русскими. А результат? Когда московские демократы в августе 1991 года решили идти на защиту Белого дома, то они двинулись от Александровского сада под тем же сине-желтым стягом — триколор появился только у здания Моссовета.

Может это совпадение, но и в 1917 году Российская империя рухнула от появления украинского национального флага в столице, и в 1991 году он тоже сыграл свою роль в развале Советского Союза. Кстати, его можно увидеть на кадрах хроники о событиях возле Белого дома. Значит, украинская энергия никуда не девается, в нужное время она проявляется.

Поэтому все, что противится желанию сознательной нации, потом оказывается тяжелым камнем на плечах тех, кто не выполняет своих обещаний. Если бы в 1648 году царь московский предоставил Украине помощь против Польши, как его неоднократно просили, чтобы не татары приходили попутно грабить Украину, а пришли единоверные братья московские помогать против католической Польши. И царь создавал бы не Третий Рим, а федерацию свободных народов, то, наверное, история пошла бы иначе. И эта территория была бы самой процветающей, самой благоухающей, здесь было бы все в мире и согласии. Плюс единая православная вера, которую может уважать каждый на своем языке. К сожалению, так не случилось. Вынести бы теперь уроки истории всем…

Прогнозы экспертов о нарастании напряжения на российско-украинской границе 7 апреля 2021 г. — Власть — Новости Санкт-Петербурга

Мятежный Донбасс напоминает о себе не сам. С обеих сторон ДНР и ЛНР наблюдается стягивание военных. Дипломаты ведущих мировых стран упрекают Россию в провокациях. Россия отвечает тем же. Главная причина роста напряжения — невыясненные отношения обновлённого Вашингтона и Кремля, а также падающий рейтинг президента Владимира Зеленского, заявил в интервью директор старейшего российского частного аналитического центра, изучающего военные вопросы, — Центра анализа стратегий и технологий, член РСМД, Руслан Пухов.

— Руслан Николаевич, официальные власти России делают вид, что ничего особенного с передислокацией российских военных подразделений к границе с Украиной не происходит. Тем не менее поток информации о переброске танков, гаубиц и прочей техники на запад пополняется постоянно. Что на самом деле происходит?

— Причина усиления российской военной группировки на границе с Украиной очевидна — это резко возросшая за последнее время агрессивность Украины по отношению к ДНР и ЛНР. Украина фактически в одностороннем порядке вышла из принятого в прошлом году соглашения о прекращении огня, резко увеличила интенсивность обстрелов, началось активное сосредоточение украинских войск на линии соприкосновения. Но еще очевиднее агрессивная украинская риторика на самом высоком уровне — постоянно заявляется о неприемлемости для Украины Минских соглашений и о готовности решить вопрос военной силой. Главнокомандующий вооруженными силами Украины генерал Хомчак постоянно дает интервью украинским СМИ, в которых заявляет о готовности силой завоевать ДНР и ЛНР.

Поскольку Россия является фактически гарантом и ДНР, и ЛНР, и Минских соглашений в целом, то она вынуждена адекватно реагировать на военные приготовления Украины. Но поскольку по очевидным причинам Россия не может объявить свои гарантии прямо, то она вынуждена скрывать и умалчивать соответствующие военные мероприятия со своей стороны.

Фактически же со стороны России производится концентрация значительной группировки войск, чтобы в случае украинского нападения на ДНР и ЛНР произвести эффективную масштабную контрнаступательную операцию для полного разгрома украинской военной группировки, как минимум в Донбассе, а скорее всего, и на всем Левобережье Украины.

— Шойгу сегодня заявил, что это всё учения и проверки, их всего за апрель будет 4 048. Эта ситуация насколько уникальна?

— Эта ситуация не уникальна, поскольку в 2014–2016 годах российская военная группировка на границе с Украиной поддерживалась по ротации непрерывно, с периодическим усилением в случае обострений. В конце августа 2014 года ввод ограниченной группировки (восемь батальонных тактических групп) позволил осуществить разгром наступавших украинских войск и вынудил Украину к прекращению наступательных действий против ДНР и ЛНР и к подписанию Минских соглашений. В начале 2015 года ввод совсем небольшого контингента позволил устроить украинским силам котел в Дебальцево и вынудил Украину окончательно принять Минские соглашения. Сейчас ситуация снова возвращается к ситуации 2014–2015 годов, поскольку Украина открыто взяла курс на окончательное торпедирование Минских соглашений и на попытку военного реванша.

— Дмитрий Песков заявил 5 апреля: «Российская армия передвигается на российской территории в тех направлениях, в которых считает нужным, в том виде, в котором считает нужным. Для обеспечения надежной безопасности нашей страны. Это не должно ни у кого вызывать ни малейшей обеспокоенности. Россия не представляет угрозу ни для одной страны мира». То есть переход войск через государственную границу РФ исключён?

— Песков заявляет о переброске войск по российской территории. Никакого «исключения ввода войск» на территорию Украины в его словах нет.

Если оценивать вероятность украинского наступления на ДНР и ЛНР, то, действительно, полномасштабное наступление с целью «окончательного решения вопроса» маловероятно — поскольку на это наверняка последует масштабный военный ответ российской стороны. Но вот вероятность локальных наступлений украинских сил с целью захвата тех или иных позиций или населенных пунктов — весьма высока. Такие наступления могут быть преподнесены украинскому обществу как «победы», и в то же время они минимизируют вероятность русского вмешательства.

— В Госдуме депутаты от «Единой России» шумели 6 апреля. Говорят, что президент Зеленский уже «переплюнул» Порошенко в вопросах нарушения прав жителей ДНР и ЛНР и обострения отношений с РФ. К чему же тогда нас готовит парламент нашей страны, рассказывая про похороны детей в закрытых гробах?

— Парламент страны, естественно, готовит нас к возможности масштабного военного вмешательства на Украине, что разумно со стороны парламента.

— У нас в прошлый раз пропаганда шумела про убийства детей накануне широкомасштабных военных действий 2014–2015 годов…

— Ну, украинцам самим проще всего сделать так, чтобы не подавать повода «пропаганде» и никого не убивать. Это Украина начала нынешнюю эскалацию и несет за нее полную ответственность.

— Кому сейчас выгодна разморозка войны с переходом границ и линий соприкосновения?

— Разморозка выгодна, естественно, именно Украине, поэтому украинские власти ее и затеяли. Собственно, подход Украины после 2015 года всегда сводился, в общем-то, к одному — к полному саботажу Минских договоренностей и к выжиданию момента, когда эти договоренности можно будет полностью ревизовать. Естественно, что основой такой ревизии может стать только создание соответствующей ситуации де-факто, то есть взятие военного реванша за 2014 год и военный разгром и оккупация пророссийских республик. К другому сценарию и к какому-либо мирному решению Украина никогда и не готовилась.

— Что изменилось к весне 2021 года?

— Теперь, как можно судить, Киев увидел «окно возможностей» для реализации желаемого для себя сценария, что связано, прежде всего, с приходом к власти в США администрации президента Джо Байдена — давнего и самого высокопоставленного куратора «украинских дел» в Вашингтоне. Видимо, украинская сторона полагает, что увеличение вовлеченности США усилит американское давление на Россию и гарантирует от русского военного вмешательства в случае украинского наступления на Донбассе.

Более этого, обострением ситуации в Донбассе Киев надеется попытаться вынудить новую администрацию США к более тесному вовлечению на украинской стороне. Возможно, этот фактор вообще является главным в нынешнем кризисе, поскольку Украина объективно заинтересована в интернационализации конфликта, а вовлечение США в качестве «стороны урегулирования» (а фактически союзника) является вообще голубой мечтой Киева. Так что не исключено, что будет предпринята попытка разыграть достаточно примитивную комбинацию — обострение конфликта, а затем обращение к США за «посредничеством», что позволит Киеву похоронить неудобный для него «Нормандский формат» переговоров по ненавистным Минским соглашениям.

К обострению на Донбассе нынешнее украинское руководство подталкивает и внутриполитическая обстановка. Внутренние дела у президента Зеленского идут весьма неважно, его бестолковая администрация находится в состоянии постоянного хаоса, а Украина содрогается в тисках обострения пандемии коронавируса, борьба с которой украинскими властями была с самого начала организована неэффективно. По последним опросам, рейтинг пропрезидентской партии скатился уже на третье место. В попытках удержать свои политические позиции Зеленский дает все более националистический крен. В этих условиях Киеву срочно нужны хоть какие-то победы, равно и как желательно разжигание «патриотизма». Война здесь — хороший повод, тем более что ментально Зеленский вообще склонен к известному авантюризму. Наконец, перед глазами — произведший большое впечатление на украинских политиков успешный осенний военный поход Азербайджана в Нагорном Карабахе.

Все это в сумме и стало причиной нынешнего киевского агрессивного курса на обострение на Донбассе.

— При каких условиях Киев может повторить успех Баку в Нагорном Карабахе?

— Киев может повторить его только при условии полного и демонстративного невмешательства России, то есть «слива» российской стороной ДНР и ЛНР. Чего, конечно же, не будет, хотя бы потому, что нынешнее статус-кво на Донбассе эффективно блокирует все пронатовские устремления Украины и закрывает для нее путь в НАТО. Поэтому у России нет никакого стимула «сливать» этот конфликт — зачем, чтобы завтра получить американские войска и ракеты в 500 километрах от Москвы?

— В МИД РФ в ответ упрекнули США в «провокациях на юго-востоке Украины». «В Вашингтоне должны быть озабочены последствиями этой скоординированной политики», — заявил 6 апреля замглавы МИД Рябков. Следом Сергей Лавров призвал Запад требовать от Украины выполнения Минских соглашений. «К огромному сожалению, пока действия и реакция наших западных коллег на наращивание военной инфраструктуры и на переброску войск к линии соприкосновения на Донбассе разочаровывают», — сказал глава МИД РФ. Зачем Западу слушать Рябкова и Лаврова?

— Бесспорно, что сейчас Украина — это зона конфликта между Россией и США и что реальное урегулирование украинского конфликта и самого статуса Украины возможно только как часть общего урегулирования отношений между РФ и США. Поскольку такое общее урегулирование в обозримом будущем невозможно в принципе (прежде всего ввиду позиции США — у которых отсутствует реальная модель интеграции России в западное сообщество, да и в общем-то нет заинтересованности в такой интеграции вообще), то и разрешение украинского кризиса в обозримом будущем невозможно. Зачем Западу слушать Лаврова и Рябкова? Ну, хотя бы потому, что и от них зависит, поедут русские танки по Украине или нет.

— Владимир Зеленский заявил, что «НАТО — это единственный путь к окончанию войны в Донбассе». На встрече с генсеком НАТО заявил. Вы как видите пределы солидарности альянса с Киевом?

— Вопрос НАТО — он вообще ключевой в украинском кризисе, поскольку совершенно очевидно, что Москва не допустит присоединения Украины к НАТО, и действия Путина в 2014 году (присоединение Крыма и поддержка восстания на Донбассе) были вызваны во многом стремлением создать рычаги для недопущения вхождения. Эффективные нейтрализация и неприсоединение Украины должны стать одним из ключевых и обязательных элементов любого урегулирования украинского кризиса, без этого само урегулирование будет невозможно в принципе. Поэтому нынешняя риторика Зеленского о присоединении к НАТО сама по себе является одним из открытых действий Киева по эскалации кризиса. Это красная тряпка, которой Зеленский открыто и нагло дразнит Москву. С возможными соответствующими последствиями — но, как уже было сказано, Киев является сейчас главным поджигателем и бенефициаром обострения.

— Рост напряжения с использованием армий между Киевом и Москвой как связан с противоречиями Кремля и властей ЕС? Вы видите фактор скорой достройки «Северного потока — 2»?

— Роль ЕС в украинском кризисе очень второстепенна, поскольку ЕС импотентен и значимым фактором международной политики не является. Поэтому Кремль мало обращает внимания на роль ЕС тут. «Северный поток — 2», скорее всего, будет достроен, но не будет полноценно введен в строй в обозримом будущем, а это, в свою очередь, лишит Москву еще одного повода к сдержанности в украинском вопросе.

— Сегодня вероятность начала новой войны вы бы как оценили?

— Вероятность начала большой войны и русской масштабной интервенции на Украину пока низкая, но тут многое зависит от позиции США, — мы, в общем, не знаем, сдерживают ли они Зеленского за кулисами или наоборот, подстрекают. Ну, или ведут себя так, что украинская сторона может это воспринимать как подстрекательство и обещание карт-бланша — как воспринял американское поведение Саакашвили летом 2008 года.

В свою очередь эксперт из Киева, руководитель Стратегической группы «София» Андрей Ермолаев считает, что «скоротечные и катастрофичные по последствиям военные действия» сейчас имеют вероятность до 50%.

— Андрей Васильевич, на ваш взгляд — в чём причины нынешнего обострения вокруг Донбасса? Конфликту в этом году семь лет, но такого вала сообщений о передислокациях военных с обеих сторон не было давно.

— События 2021 года вокруг и на Донбассе могут стать решающими как для судьбы самого региона, так и для будущего украино-российских отношений. Еще в 2018 году, в контексте очередного переизбрания Путина на пост президента РФ, была довольно распространенной точка зрения о возможности прекращения конфликта в связи с якобы готовностью российского президента к компромиссам «Донбасс в обмен на Крым». В частности, о вероятности «косовского сценария» для Донбасса писал влиятельный американский журнал TIME и другие. Такие трактовки и ожидания изменений вписывались в общую картину взаимоотношений РФ и США времен Трампа и стремления РФ с максимальной выгодой использовать ситуацию в связи со строительством «Северного потока», ожидания нового равновесия и уже ощутимой усталости от тупика в войне на Донбассе, который «ссорит всех со всеми». В какой-то степени и приход Зеленского на пост президента Украины с обещаниями новых подходов к проблеме войны и мира подкреплял такие ожидания. События второй половины 2019 года, символом которых стала встреча нормандской четверки в Париже, также выглядела как логичный шаг к этому самому компромиссу: выход из горячей фазы, новые подходы к реализации Минских соглашений и даже — возможные выборы на Донбассе уже осенью 2020 года. Так, во всяком случае, заявлял Зеленский, комментируя итоги переговорного цикла 2019 года. Но. Даже несмотря на перемирие летом 2020-го, переговорный процесс забуксовал. Уступки в вопросах безопасности и выборов (проблема так называемой «формулы Штайнмайера» — «граница — после выборов»), возможно, и были приемлемы для Киева, как и для Берлина с Парижем, но не встретили поддержки у других западных партнеров Украины — Великобритании и США. Более того, можно предположить, что сам допуск большого компромисса с РФ по вопросу Донбасса представлялся невыгодным, потому что открывал путь к постепенному потеплению отношений ЕС и РФ со всеми вытекающими.

Осень 2020-го стала своеобразным поворотом. Украина выступает с инициативой «Крымской платформы», которая, по существу, противопоставляется Минским переговорам. Крым снова — в фокусе внимания политиков и дипломатов. Представители украинского МИДа говорят о возможном «объединении кейсов по Крыму и Донбассу» — то есть объединение конфликтных территориальных вопросов в одну проблему территориальной агрессии РФ против Украины. О выборах на Донбассе вообще уже речи нет. Более того, в ряде районов, прилегающих к зоне конфликтов, также выборы в местные органы самоуправления не проводятся под предлогом безопасности. Минский переговорный процесс начинает буксовать на этапе обсуждения «планов реализации Минских соглашений». В этот же период времени Зеленский получает серьезную поддержку от Великобритании (включая контракты на постройку военных судов) и Турции (включая договоренности о сотрудничестве в сфере ОПК). Великобритания как подписант Будапештских соглашений стала самым активным дипломатическим и идеологическим актором в украинской публичной и непубличной политике, пока США переживали конфликтный выборный период (президентские выборы). Собственно, в этот период и проявилась самостоятельная линия американо-британского альянса (БритАмерика) в отношении Украины и украино-российского конфликта, отличная от более компромиссной европейской.

К весне 2021 года украинская власть форсировала целый ряд новых решений и инициатив, которые свидетельствовали об отказе от компромиссов и промежуточных формул. В частности, проект законодательства о «переходном периоде» о Донбассе, Стратегию военной безопасности Украины. Эта позиция получила поддержку Великобритании и США и — длительную паузу от лидеров ЕС.

Ответом РФ и сепаратистских республик еще в феврале 2021 года стал Форум «Русский Донбасс» в Донецке, где была опубличена доктрина «Русский Донбасс» и заявлено о том, что так называемые ЛНР и ДНР будут утверждаться как «новые национальные русские государства», которые в будущем станут частью «русского мира», что можно интерпретировать как союзнические отношения с другими «русскими национальными государствами». Таким образом, в вопросе войны и мира сложилась патовая ситуация. Линия на развитие «новых национальных русских государств ЛНР — ДНР» никак не пересекается с линией на «освобождение территорий и восстановление Донецкой и Луганской областей».

РФ оказалась в сложном положении: утверждение ЛНР и ДНР как новых русских государств потребует какого-то признания уже летом 2021 года. В это же время будет завершаться строительство газопровода «Северный поток — 2», и эти два события желательно пройти без срывов. Оба этих процесса требуют гарантий и защиты. Тем более что в сентябре — выборы в Госдуму, в которых будут участвовать и избиратели на Донбассе, получившие паспорта граждан России. Их уже более полумиллиона, и эта цифра динамично растет. Украина, в свою очередь, стремится не допустить окончательного погружения Донбасса в «русский мир» — ни политически, ни территориально.

К середине весны эта борьба достигла пика. Разворачивание под разными предлогами вооруженных сил вокруг Донбасса, демонстрация силы, громкие заявления и сепаратные переговоры с разными сторонами-интересантами только усилили напряжение. Тема «второй войны на Донбассе» стала сейчас топ-темой.

— Что может произойти в итоге?

Украина: демонстративная игра мускулами и публичная бескомпромиссная позиция по Донбассу сопровождаются активными поисками срочной финансовой и материальной помощи (оружие, вакцина). Призрак войны уже позволил украинскому руководству форсировать просьбы о ПДЧ (план действий по членству. — Прим. ред.) в НАТО, заручиться особыми союзническими гарантиями с США, Великобританией, Турцией, получить новые коридоры возможностей со странами Ближнего Востока, где сильно влияние британской и американской дипломатии. То есть определенные цели уже достигнуты. Дальнейшая тактика «бряцания оружием», вероятнее всего, будет связана с поддержкой образа угрозы с Востока. Но все это уже не будет иметь никакого отношения собственно к реинтеграции, «возврату Донбасса» и пр. Тем более что секретарь украинского СНБО Данилов вообще предлагает исключить слово «Донбасс» из политического дискурса как вредный «пророссийский нарратив». Призрак войны стал действенным инструментом шантажа и получения дополнительных преференций в условиях реального экономического кризиса, роста социального напряжения, провала антиэпидемической политики и вакцинации населения. И даже, возможно, — получение ПДЧ по вступлению в НАТО.

Стоит также учитывать, что общественные настроения «установления мира» все больше склоняются к варианту прекращения боевых действий, но все меньше предполагают возвращение Донбасса. 7 лет — большой срок, травма войны и потерь, страх войны все больше склоняют украинцев к варианту «остановить безумие». Но прощать или договариваться готовы немногие. Еще в довоенный период среди киевской элиты распространенными были мнения, что Донбасс — это регион сложный, пророссийский, который часто становится источником появления сильной и богатой элиты (особенно яркий пример — президентство Януковича). Поэтому готовность по возможности размежеваться, а то по случаю и избавиться от Донбасса у части киевских элит была всегда. Война, как ни жестоко это прозвучит, дала радикально настроенным победителям 2014 года уникальный шанс распрощаться с Донбассом, а заодно и со своими главными политическими и бизнес-конкурентами. Настроения создать свою удобную и управляемую Малую Украину были уже тогда, несмотря на всю патриотическую риторику про «ни пяди земли». Не исключено, что после поражения «партии войны» Порошенко и неудач молодой команды Зеленского, которые просто не справились с ситуацией в стране и не знают, как вести самостоятельную большую игру, подталкивают их к негласным простым решениям: таки расстаться с Донбассом, даже ценой напряжения и новых конфликтов, и ограничиться проектом Малой Украины, как это уже пытался реализовать Порошенко.

РФ: Крым на Донбасс по «косовскому сценарию» в 2019–2020 годах разменять не удалось. Возможно, потому что БритАмерику не устраивает потепление отношений РФ и ЕС. Но альтернативная линия — на прирастание землями и союзниками, на защиту «русского мира» и укрепление отношений с «новыми русскими национальными государствами» — неплохое приобретение накануне думских выборов. Еще в начале 2021 года, на фоне взаимных обвинений в пробуксовке работы минской ТКГ, российский президент заявил о том, что Донбасс без помощи и поддержки не оставят. После форума «Русский Донбасс» в Донецке начала без особой конспирации явно усиливаться концентрация ВС РФ под предлогом очередных военных учений. Российские политики и эксперты на официальных ТВ-каналах не скрывают воинственных настроений «защитить новых соотечественников» и публично грозят ответным ударом со стороны РФ в случае наступательных действий ВСУ. Российская власть и околовластная медиатусовка понимают, что обострение только на руку идее «воссоединения» с соотечественниками на Донбассе. Другими словами, чем острее ситуация на Донбассе — тем вероятнее вариант «второго Крыма», со всеми его символическими и материальными дивидендами для РФ, тем более если в этом варианте можно обвинять воинственную Украину.

БритАмерика, т. е. Великобритания и США: Новая горячая фаза конфликта на Донбассе или даже «холодное обострение» — выгодная история, позволяющая закрепить за Украиной символический статус «форпоста Запада», новой границы Запада против Евразии. Любые компромиссы Украины с РФ по поводу переходных периодов, «заморозок» и пауз несут в себе угрозу восстановления в украинской политике сторонников умеренной, балансирующей политики. А это, в свою очередь, существенно усиливает европейские «примиренческие настроения», укрепляет франко-германскую линию на поддержание партнерских отношений с РФ. Так что «немного войны», вовлечение Украины в НАТО через «стратегическое партнерство» и укрепление прозападных настроений молодой правящей украинской элиты — важный, даже стратегический бонус в конкуренции за настроения и устремления всей Европы, а заодно и надежный инструмент сдерживания России.

ЕС, т. е. франко-германский дуэт прежде всего: Пожалуй, самое сложное и невыгодное положение в связи с обострением ситуации на Донбассе — франко-германский альянс проигрывает игру за Украину. Несмотря на декларативные европейские устремления, Украина все больше зависит от конъюнктуры интересов БритАмериканского альянса. Все попытки продвинуть компромиссные планы по Донбассу (в том числе «кластерный подход» и формулу Штайнмайера) не увенчались успехом, и прежде всего потому, что не восприняты на самой Украине. Новое обострение несет в себе угрозы ответных действий, в первую очередь — в адрес РФ, а это может означать, что придется соглашаться на санкционные меры против проекта «Северный поток — 2», ограничивать и без того скудный экспорт, распространять ограничения на высокотехнологический импорт и т. д. И даже — замораживание отношений между РФ и ЕС, о чем откровенно намекнул министр иностранных дел РФ Лавров. ЕС сталкивается здесь с иезуитской политикой «сдерживания развития» со стороны своих евроатлантических партнеров-конкурентов США и Великобритании, которые уже вернулись к старой и однажды отвергнутой идее единой евроатлантической зоны свободной торговли (далеко не самая популярная идея среди европейских элит). Так что Украина действительно сыграла роль «чеки для Европы», только не буквально в военном, а скорее в геоэкономическом и историческом измерениях. Видимо, до последнего ЕС будет искать способ усадить Украину и РФ за стол переговоров, даже если для этого придется проводить еженедельные скайп-конференции в формате «4–1».

Донбасс: О выборе Донбасса говорить не приходится. Политические режимы так называемых ДНР и ЛНР (народными их назвать и правда сложно) субординированы и зависимы от политики и интересов Кремля, экономика — «на капельнице» ограниченной торговли с РФ и финансовой помощи, а граждане самопровозглашенных республик оказались в уникальном «гибридном» гражданском пространстве, с паспортами Украины, ДНР, ЛНР, РФ, иногда — в ассортименте. Режимы ухватились за шанс стать «новыми русскими государствами» и не заинтересованы теперь в каких-либо реинтеграциях. Реверс возможен только в случае изменения позиции Кремля, что в сложившейся ситуации маловероятно. Так что и режимам ДНР и ЛНР выгодно обострение. Оно открывает им дорогу в «русский мир», независимо от судьбы, мнения и самочувствия населения.

Трагедия ситуации состоит в том, что многомиллионный Донбасс, расколотый войной, так и не смог обрести собственный голос. Старая элита предала и продала своих земляков. Новая элита — скорее, обслуживающий персонал соседнего государства. Политическая жизнь в регионе практически замерла, граждане живут в условиях ограниченных свобод, угрозы репрессий. Причем со всех сторон. Переселенцы пока так и не смогли организовать сильные общественно-политические структуры, способные выразить интересы людей «снизу». Во всяком случае пока. Такие проекты, как Социальная Инициатива «Донбас-Донбасс», в форме ассоциации общественных организаций, выступающий за «диалог снизу» и за новую гражданскую дипломатию мира, делают только первые шаги. И в не самых благоприятных условиях. Но очевидно одно: «Русский Донбасс», как и «деоккупация территорий» — это еще не окончательные ответы. Нужен поиск «третьего пути» для Донбасса, который еще предстоит найти и сформулировать.

— Как на ситуацию влияет падение рейтинга президента Владимира Зеленского? Он действительно падает?

— Уровень поддержки и доверия к Зеленскому действительно подсел. Но нужно учитывать ряд моментов. Знаменитые «73 процента» во втором туре — это показатель на выборах, в то время как социологические показатели соотносимы со всем населением страны. Так что уровень доверия в 20–25% — это достаточно много, если экстраполировать эти данные на возможные выборы. Зеленский остается политиком номер один, сохраняя при этом влияние на все регионы страны. Его ближайшие конкуренты — Порошенко и Бойко — крайне ограничены в возможностях роста. В отличие от Зеленского, они так и не избавились от реноме «региональных лидеров», Порошенко воспринимается как лидер национал-патриотического Запада Украины, Бойко — русскоговорящего промышленного Востока. Но этого критически мало для успеха. К тому же оба конкурента Зеленского ассоциируются со «старой элитой», на которой много старых грехов.

Зеленский использовал довольно опасные приемы власти для укрепления реноме: сомнительные с точки зрения Конституции и законов решения СНБО по введению санкций против граждан Украины. И если информационно-идеологическая сторона решений — явно популистская и воспринимается как проявление силы и решительности президента, то возможные правовые и политические последствия этих решений (блокирование активов, закрытие телеканалов, избирательные санкции против контрабандистов и пр.) могут как бумеранг ударить по самому президенту. А значит, Зеленский загнал себя в ловушку популистских решений: чтобы сохранить успех — нужно продолжать, не останавливаясь. Война с политическими противниками и олигархами может загнать Зеленского в большую «внутреннюю войну» уже к осени 2021 года, конфликты и кризис власти на Украине выглядят вполне вероятными уже в ближайшее время.

— Зеленский заявил, что «НАТО — это единственный путь к окончанию войны в Донбассе». Как на Украине понимают эти слова и относятся к ним?

— Нужно учитывать, что аннексия Крыма и война на Донбассе, сопровождавшиеся агрессивной российской пропагандой, серьезно повлияли на старые стереотипы и настроения людей. Даже самые дружественные украинцы, считавшие дружбу с Россией естественным состоянием, часто испытывают оскорбление и даже унижение от того, что слышат и читают об Украине. Информационная война нанесла мощнейший удар по общественной психологии и умонастроениям. Россия остается для многих близкой страной, но перестает быть другом. И поэтому подросло число тех, кто видит в Западе (Евросоюз, НАТО — как некие «образы коллективного Запада») нового партнера и помощника. Но важно также учитывать, что на Украине очень болезненно переживается ощущение и самовосприятие «слабости» и «несамостоятельности». Тема «внешнего управления» и «агентов влияния извне» стала очень распространена, в том числе на бытовом уровне. Так что небольшой, на считаные проценты, крен в сторону прозападных симпатий балансируется желанием и настроениями стать по-настоящему независимыми и самостоятельными. И последнее, возможно, станет крепкой общественной основой для новых идей и новых идеологий. И если партнерство и помощь НАТО могут восприниматься благосклонно и нейтрально, то членство остается конфликтной темой, тем более что для многих украинцев членство в военно-политическом альянсе воспринимается и как угроза новых конфликтов, кризисов.

— Какова роль новой администрации США в нарастании напряжённости сегодня? Ни для кого не секрет, что Украина гораздо ближе Байдену, чем его предшественнику.

— С Байденом украинская власть связывала большие надежды на поддержку, помощь и внимание. Но до последнего времени эти выгоды были неочевидны. Информация о переговорах дипломатов и подаче в медиа была скудной и противоречивой. А тема звонка из Вашингтона превратилась в украинских медиа в сатирическую. Но даже телефонный разговор Зеленского с Байденом в первых числах апреля мало что проявил. Куда заметнее активность и связь политики украинской власти с Великобританией. Свидетельство тому и последняя встреча Зеленского с премьером Джонсоном. Тем не менее вполне явной стала связь американской и британской политики в отношении Украины, которая явно не связана и не скоординирована с ЕС и ее лидерами. И не только в вопросах войны и мира. Финансовая и военная помощь, помощь в вакцинации (договор с компанией Pfizer, который возник после разговора Зеленского с Байденом), дипломатические коридоры для Украины в богатые страны Ближнего Востока — все это свидетельствует о высокой скоординированности действий и даже о треугольнике БритАмерика — Украина.

— Лидеры ЕС сегодня — на ролях молчаливых наблюдателей. Насколько активна поддержка Киева Брюсселем и Берлином сейчас?

— Брюссель до настоящего времен не имеет внятной стратегии в отношении Украины. На Украине критикуют соглашения о свободной торговле с ЕС, которая не принесла особых дивидендов украинской экономике, зато выгодна европейским производителям и инвесторам. Франко-германский дуэт, который пытался реализовать европейский интерес в вопросах войны и мира на Донбассе, не смог реализовать политику нового компромисса. Брюссель и франко-германский дуэт не заинтересованы в новом расколе и «санитарном кордоне» в Центральной и Восточной Европе между ЕС и РФ, Евразией в целом. Но пока они стратегически проигрывают БритАмерике и вынуждены держать паузу, чтобы не допустить нового витка похолодания и не сорвать те проекты, которые еще связывают Европу с Россией, — «Северный поток — 2» прежде всего. Но в случае обострения ситуации, вероятнее всего, Брюссель поддержит «коллективную позицию» Запада против РФ, но по-прежнему будет медлить с европейской перспективой Украины. Возможно, потому что разочаровывается в способности Украины сохранить стабильность и целостность страны в среднесрочной перспективе.

— События на Кавказе, когда замороженный конфликт был внезапно выигран одной из сторон, могут быть сценарием для Донбасса?

— Сценарий какого-либо блицкрига следует исключить. Прежде всего потому, что он невозможен ни с какой стороны, но еще и потому, что много внешних акторов могут вмешаться в ситуацию — и буквально как участники, и как стороны влияния. Блицкриг — это бикфордов шнур более масштабных европейских и глобальных кризисов. А потому не имеет смысла рассчитывать блицкриги как использование чьего-то опыта, как некую «локальность». Для Донбасса это может стать первым пунктом начала больших войн, и это требует другого анализа и расчетов.

Для Украины блицкриг катастрофичен в любом из вариантов: если начнет Украина — последует вмешательство РФ и обернется расколом всей Украины, если начнет РФ вместе с сепаратистами — это может обернуться полноценной войной в масштабе всего европейского театра действий.

— Вопрос неслучаен. 10 апреля Зеленского ждут в Турции. Эрдоган — едва ли не самый частый внешний собеседник президента Украины. Что Анкара уже дала и может ещё дать Киеву?

— Анкара имеет свой интерес — усиление влияния в Черноморском регионе, укрепление позиций на юге Черноморья, усиление своего «северного фланга». К тому же в рамках доктрины «Великого Турана» Турция получила исторический шанс разыграть крымско-татарскую карту и в перспективе побороться за Крым как за территорию крымско-татарского государства. Крымские татары как коренной народ Крыма также понимают, какой шанс дает им история в связи с аннексией и началом большой борьбы за Крым. Сейчас видна и связь линии Турции с линией Великобритании. Поэтому для Украины Турция — это союзник с собственным умыслом.

Турция готова участвовать в вооружении Украины. Например, поставки беспилотников «Байрактар», при этом Анкара получает доступ и к технологиям украинского ВПК.

— Вообще насколько велики поставки оружия на Украину сегодня? Обыватель знает про американские «джевелины» и попытки стран ЕС продавать Киеву ненужные гаубицы с истребителями.

— Помощь — в пределах разумной целесообразности. ПТУРсы, катера прибрежной охраны, беспилотники, средства разведки, бронированный транспорт — это, конечно, не «оружие победы». Украину вооружают так и в таких объемах, чтобы ей по-прежнему нужна была помощь, а вмешательство — желаемым и даже необходимым.

— Несколько сотен тысяч паспортов РФ для жителей неподконтрольных районов востока Украины — сдерживающий фактор?

— На Украине к этому еще не относятся с должной серьезностью. Возможно, потому что и среди политических и бизнес-элит два и три паспорта — это неудивительный факт. Ситуация скорее всего изменится уже осенью 2021 года, когда украинская власть воочию увидит, сколько граждан Украины на Донбассе примут участие в российских выборах. Если, конечно, к этому времени не произойдет трагичных событий на фронте, которые сделают возможным вмешательство ВС России под предлогом «защиты соотечественников».

— Какие моменты, разогревающие ситуацию, не учитывают наблюдатели в РФ?

— Во-первых, не учитывается тот факт, что политическая оппозиция, пользовавшаяся особым доверием и поддержкой Кремля (Виктор Медведчук, «Оппозиционная платформа — За жизнь») и эксплуатировавшая тему мира на Донбассе, за последние два года превратилась в глазах большинства политиков, экспертов и избирателей в «русскую партию». Стратегия этой силы оказалась примитивной, вызывающей и в итоге — провальной. Потому и санкции, принятые СНБО против представителей этой силы, не вызвали серьезного резонанса. Вместе с тем монополия на тему мира сыграла злую шутку с другими политиками и политическими силами, которые оказались на обочине политического процесса. В итоге украинская политика приобрела выраженные бело-черные тона, которые во многом повлияли на риторику и поведение провластной команды (окружение Зеленского, партия «Слуга народа»). Патриотизм превратился в своеобразную политическую религию, постулаты которой практически не подвергаются сомнению. Критики такой политики оказываются в идеологическом капкане — либо «агент влияния», либо «симпатик русской партии». Умеренные политические силы в результате потеряли маневр и влияние.

Во-вторых, из дискурса был полностью исключен гражданский и гуманитарный диалог. Люди слышали только пропагандистов и политиков. Гражданская дипломатия с участием людей с высоким общественным и моральным авторитетом была нивелирована. По сути, блокированный сверху (и со стороны РФ, и со стороны Украины) гражданский диалог очень сильно повлиял на представления общества о возможности и целесообразности мирного процесса, компромиссов, взаимоприемлемых правил.

В-третьих, информационная война и агрессивная пропаганда российских СМИ часто «выходит за пределы». Поведение медиагероев, их риторика и оценка в адрес Украины, украинской политики в целом часто оскорбительны и уничижительны. И это серьезно влияет на умонастроения даже самых умеренных украинцев. РФ в медиа выглядит и звучит как страна-агрессор, страна-угроза.

В-четвертых, Россия и раньше не была для украинцев образцом для подражания. Несмотря на рекламу технических, военных и прочих достижений, многие украинцы знают реальное положение дел в российской глубинке, уровень доходов и реальные настроения. И эта информация не только и даже не столько из СМИ, а от многочисленных остарбайтеров. С другой стороны, массовый выезд украинцев на заработок в страны Европы позволяет сравнивать и сопоставлять. Средний украинец (активный возраст) знает Европу лучше, чем средний россиянин. Молодое поколение вообще не страдает ностальгией и не испытывает никакого «особого» чувства к россиянам, потому что в большинстве своем не было в России, зато неплохо знает европейский Запад. А в условиях войны, в том числе информационной, симпатии к соседям на Западе намного сильнее, чем к соседям на Северо-Востоке.

И последнее. И до войны отношения Украины и России все больше приобретали прагматичный меркантильный характер: торговля, работа. Напрочь отсутствовал какой-либо внятный «образ будущего» — какими могут быть отношения через 10, 20 и 50 лет. В условиях войны будущее вообще исчезло как возможно общее. Либо «сами», либо — «бегство в Европу». Это связано с другой, более сложной проблемой — исчезновением так называемого постсоветского пространства — как общего социального пространства жизни, которое оказалось намного живучей бывшего советского государства. Но это совсем другая тема.

— Сегодня вероятность начала новой войны вы бы как оценили?

— Война как сознательный акт, как продуманная и подготовленная операция — маловероятна. Скорее, речь может идти о попытках локальных управляемых конфликтов, которые можно использовать как инструмент шантажа и давления, как может представляться прожектерам. Но именно поэтому считаю угрозой неуправляемый ход развития событий — как результат провальной спецоперации либо провокации «третьих сил» (а их достаточно в этом конфликте), следствием чего могут быть скоротечные и катастрофичные по последствиям военные действия (вероятность — до 50%). В такой «случайной каше событий» выгодополучателями могут быть и РФ (война позволяет окончательно оформить Донбасс в «русский»), и, как ни парадоксально, Украина — такой конфликт позволит заручиться дополнительной поддержкой и помощью, а заодно и объяснить, почему с Донбассом легче распрощаться, чем за него воевать. Но главное — такая вспышка с последствиями превратит возникший украино-российский раскол в исторический разлом, и это будет надолго… Украина же будет ограничена рамками Малой Украины, с рисками новых внутренних напряжений и локализаций как на западе, так и на юго-востоке.

Самое трагичное: война на Донбассе была и остается войной политических режимов, которые так и не осознали своей ответственности за судьбу людей. А точнее сказать, проявили полную безответственность. И люди вынуждены за это расплачиваться жизнями и личными трагедиями.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Глава СНБО Данилов заявил о желании Москвы уничтожить Киев

Глава Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов и раньше отличался резкими политическими высказываниями. В интервью журналу «Новое время» он, в частности, заявил об идущей войне между Россией и Украиной.

Комментируя противоречивую работу украинских судов по экономическим преступлениям, Данилов расставил приоритеты, стоящие перед страной.

«Реформа судебной системы — это один из самых больших вызовов нашего государства, он на втором месте после войны с Российской Федерацией», — сказал он.

Глава СНБО сообщил, что Киеву необходимо проделать много работы по обеспечению украинской энергобезопасности и присоединению страны к европейской энергосистеме в 2023 году: «Для этого нам надо пройти очень много процессов, мы должны сделать тестовое отключение от общей энергосистемы с РФ, и РФ нам в этом точно не помогает, а делает все, чтобы уничтожить нашу страну».

Данилов также оценил риски возможной эскалации боевых действий в Донбассе. По его мнению, заявления Москвы относительно происходящего на востоке Украины во многом связаны с предстоящими российскими выборами в Госдуму.

«Очень многие процессы, которые сегодня происходят, в том числе громкие заявления Российской Федерации, имеют свою внутреннюю политическую причину. Но мы не должны расслабляться. Россия для нас — постоянный и ежеминутный риск», — сообщил председатель СНБО. Он прокомментировал и проходящую на Украине «антиолигархическую» кампанию. По его словам, некоторые стратегические отрасли промышленности контролируются людьми из «страны-агрессора».

Кроме того, Данилов заявил, что некоторые западные страны — в частности, Германия и Франция — придерживались мнения, что Россию лучше не злить. Глава СНБО привел в пример 2008 год и грузино-осетинский конфликт. «Именно эти страны объясняли, что нельзя злить Россию», — заявил Данилов. Он отметил, что именно такая позиция Парижа и Берлина привела к плачевным последствиям для Грузии и Украины.

После событий на Украине 2013-2014 годов Киев называет Россию страной-агрессором, обвиняет в участии подразделений российской армии в боевых действиях в Донбассе, а также заявляет об оккупации Крыма. В Москве обвинения отвергают: Путин заявлял, что российские солдаты не воюют на территории Украины, а Крым присоединился к России в рамках легитимного народного референдума.

В апреле Киев признавался, что готовится к полномасштабной войне с Россией. Речь шла об участии Украины в учениях НАТО Defender Europe 2021. «Defender Europe 2021 — переводится как «защити Европу». Их смысл, что на акваториях от Балтийского до Черного морей отрабатывается — ну давайте прямым текстом — война с Россией, тема вооруженного противостояния с Россией», — говорил представитель Украины в Трехсторонней контактной группе по Донбассу Алексей Арестович. Он уточнял, что объединенная группировка войск будет отрабатывать сценарии боевых действий на Балканах, в Крыму и регионах севернее полуострова.

5 августа в эфире программы «60 минут» на телеканале «Россия 1» депутат Госдумы Олег Морозов заявил, что украинские власти до сих пор пребывают в «опасной иллюзии» возможного прямого военного противостояния с Россией.

«Последняя иллюзия, которая еще живет в голове Зеленского, состоит в том, что все-таки можно как-то зарубиться с Россией. Что Запад не бросит Украину одну и поможет. […] Любой специалист в военной области понимает, что сколько ни снабжай сегодня Вооруженные силы Украины, они никогда даже не приблизятся к российскому потенциалу. […] Поэтому не существует проблемы возможного военного противостояния Украины с Россией», — объяснил парламентарий.

Инфляция в США и ее последствия

Об угрозе инфляции в США заговорили еще по итогам февраля, когда она с 1,2% поднялась до 1,7% годовых. Но, даже когда она ускорилась до 2,6% (по итогам марта), Федеральный резерв (ФРС) показательно демонстрировал спокойствие. Однако 4,2% по итогам апреля – максимальный с сентября 2008 г. уровень – заставил, похоже, задуматься и ФРС.

Замглавы ФРС Ричард Кларида назвал такой рост инфляции «неприятным сюрпризом» и намекнул, что центральный банк США будет вынужден реагировать. «Придет время, и на следующих заседаниях мы сможем приступить к обсуждению сокращения ежемесячных объемов выкупа активов», – заявил он 25 мая в интервью Yahoo Finance.

В арсенале ФРС как минимум две ответные меры. Первая – сократить программу выкупа активов (так называемое количественное смягчение, quantitative easing, QE) или даже вообще свернуть ее. Вторая – повысить ставку рефинансирования. И глава ФРС Джером Пауэлл уже поясняет, что начнет сокращать выкуп активов задолго до повышения ставок.

Всплеск инфляции, а точнее, реакция ФРС на него неизбежно скажется как на американской, так и на мировой экономике. Для России (равно как и для многих других развивающихся стран) что повышение ставки, что сворачивание программы QE будут иметь крайне неприятные последствия. Примером тому 2014 год. ФРС тогда тоже планомерно сокращала объем выкупаемых на рынке активов, а в октябре полностью прекратила такие покупки. Негативное влияние тех шагов ФРС на развивающиеся экономики лучше всего видно по реакции валют этих стран. Это у нас в России резкое падение курса рубля ассоциируется с событиями на Украине, присоединением Крыма и западными санкциями. Но тогдашнее ослабление рубля не сильно отличалось от поведения валют других развивающихся стран. Падать они начали еще в мае 2013 г., когда бывший в то время главой ФРС Бен Бернанке только анонсировал сворачивание программы QE в 2014 г. И если за базу принять апрель 2013 г., то к январю 2016 г. рубль полегчал на 60%, турецкая лира на 40%, мексиканский песо на 32%, бразильский реал на 51%, а аргентинский песо так и вовсе на 62%.

Когда же ФРС повысит ставки, что укрепит доллар и, соответственно, сделает долларовые активы привлекательнее рублевых, то ни рублю, ни российской экономике лучше от этого не станет. Деньги всего мира побегут в Америку. К тому же у укрепления доллара есть и еще один, более прямой канал негативного на нас влияния – через инфляцию. Ослабление рубля удорожит импорт, что ускорит и общий рост цен в стране. Инфляция же в России и без того самая высокая с 2016 г. и по итогам мая может составить 6%.

Вывод первый: любая реакция ФРС на рост инфляции в США негативно скажется на развивающихся экономиках, в том числе и на российской. Но куда интереснее, как действия ФРС повлияют на экономику самих Соединенных Штатов. И вот здесь очередность шагов ФРС (что сначала – сворачивать QE или повышать ставки) имеет первостепенное значение.

Инфляция сейчас находится в центре общественного внимания. Но большинство наблюдателей упускают из виду изменение другого важного показателя – темпов роста денежной массы. А с ними происходят изменения покруче, чем с инфляцией. И влияние этих изменений гораздо существеннее.

Самая простая аналогия денежной массы – ваша зарплата. Если она растет на 27% в год, то рост цен на 5–6% или даже на 7–8% будет вам не страшен. Так и в экономике США: денежная масса там еще в феврале росла темпами 27%, поэтому рост инфляции до нынешних 4,2% или даже до 10% (хотя это и трудно пока представить) экономическому росту помехой не будет.

Но уже по итогам апреля темпы роста денежной массы резко упали – сразу на 9 процентных пунктов (с 27 до 18%). И вот это повлияет на экономический рост в США покруче, чем рост инфляции на 2–3 процентных пункта.

В 2021 г. экономика США еще покажет, видимо, лучшие темпы роста за последние 70 лет. Но большинство граждан и экспертов отнесут это на счет низкой базы 2020 пандемийного года, а не на счет уникальной и смелой политики Пауэлла, наращивавшего денежную массу самыми быстрыми темпами с 1943 г., т. е. со времен Второй мировой войны.

А вот резкое последующее замедление темпов роста американской экономики будет негативно воспринято «по всем фронтам» – начиная с фондовых рынков в самих США и по всему миру и заканчивая рынками сырьевыми.

Что могла бы сделать ФРС, чтобы рекордные за последние 70 лет темпы роста ВВП сохранились и в ближайшие годы? Ответ состоит из двух пунктов. Во-первых, необходимо сохранить высокие темпы роста денежной массы. Для этого программу QE надо не только не снижать, а наращивать. Во-вторых, растущую инфляцию надо-таки усмирять. И здесь повышение ставок – самый эффективный инструмент. То есть правильный алгоритм действий ФРС – QE сохранять и наращивать, ставку повышать.

Судя по заявлениям руководства ФРС (см. выше), они намерены действовать по-другому: «сворачивать QE, прежде чем повышать ставку». При реализации такого подхода замедление темпов экономики США лишь вопрос времени.

При желании и в этих действиях ФРС можно было бы усмотреть «российский след». Ведь, зажимая – в попытках утихомирить инфляцию – денежную массу, ФРС вольно или невольно повторяет ошибки советских и российских властей в 1991–1995 гг. И эта ошибка особенно наглядна на фоне «бразильского кейса».

В 1991–1995 гг. в России бушевала инфляция – цены за пять лет выросли в 8000 раз. ВВП за те же пять лет упал на 32%. Сторонники таргетирования инфляции могли бы воскликнуть: «А как же иначе при такой инфляции?!» Могли, если бы не бразильский кейс. В Бразилии в те же самые годы бушевала еще более сильная инфляция – за те же пять лет цены там выросли в 40 000 раз! Но… ВВП Бразилии при этом не упал, а вырос на 18%.

Бразильский парадокс объясняется просто: хотя цены там выросли в 40 000 раз, параллельно денежная масса выросла еще быстрее – в 63 000 раз. То есть денежная масса росла в реальном выражении, поэтому рос и ВВП. В России же, наоборот, рост денежной массы (в 500 раз) на порядок отставал от роста цен. В реальном выражении денежная масса сокращалась, что и послужило причиной глубокого падения экономики.

Почему в Бразилии при большей инфляции экономика росла, а у нас падала? Потому, что российские власти пытались подавить инфляцию зажимом денежной массы. Ту же самую ошибку сейчас хочет повторить и ФРС. Последствия, как и в российском кейсе, для экономики США будут негативными.

Причины и последствия действий России в отношении Украины

Это отрывок из Источники российской политики великих держав: Украина и вызов европейскому порядку . Загрузите бесплатную копию здесь.

Кризис в отношениях между Россией и Западом после аннексии Крыма Россией и военной интервенции на востоке Украины привел к появлению большого количества публикаций, написанных учеными и комментаторами с самых разных точек зрения и специальностей, включая исследования по России и Евразии. , международные отношения и исследования безопасности.Как один из самых серьезных кризисов последних десятилетий, конфликт привлек внимание многих ученых, независимо от того, много ли они работали над Украиной или украинско-российскими отношениями. Новички в этом конфликте вынуждены принимать за чистую монету некоторые поверхностные характеристики ситуации, вместо того, чтобы признавать сложность и противоречивость многих ключевых движущих сил конфликта. Мы идентифицируем два пробела в литературе, оба из которых связаны с рассмотрением действий России как реакции на недавние события.Во-первых, мало кто изучает историю отношений. В результате явления с глубокой историей иногда рассматриваются как недавние события. Во-вторых, проблема национальной идентичности часто рассматривается поверхностно, что приводит к недооценке интересов национальной идентичности как фактора, лежащего в основе действий России.

С советских времен сохранилась традиция, согласно которой ученые, специализирующиеся на российской политике, заявляют о своих экспертных знаниях по нерусским странам, которые стали независимыми государствами после 1991 года.По этим причинам во многих работах, посвященных кризису, используются немногие первоисточники из Украины (на украинском или русском языке), и лишь немногие из них содержат свидетельства обширной полевой работы в Украине. Украинские исследования гибридной войны в России, например, ведущего стратега страны Владимира Горбулина, игнорируются западными учеными [1]. Нехватка украинских источников и полевых исследований в Украине, естественно, заставляет эти работы в значительной степени полагаться на вторичные источники и цитаты из официальных российских источников. Хотя это и понятно, когда советское правительство ограничивало поездки за пределы Москвы в чувствительные республики и когда доступ к информации о нерусских республиках был затруднен, сегодня меньше причин обращаться к таким странам, как Украина, через Россию и российские СМИ.Мало того, что путешествовать по Украине и другим странам легко, но и украинские источники широко доступны через Интернет как на украинском, так и на русском языках. [2] Веб-сайты украинского правительства, президента и парламента доступны как на украинском, так и на русском языках.

Ученые, пишущие об этом конфликте, сталкиваются с выбором точки зрения, которая может привести к критике независимо от того, что они делают. Те, кто винит в конфликте агрессию России, сталкиваются с обвинениями в том, что они игнорируют действия США, НАТО, ЕС и украинских националистов, которые якобы не оставляли России свободы действий, чтобы делать что-либо, кроме военного вмешательства.Тех, кто винит в конфликте Запад и Украину, можно обвинить в защите атаки на более слабого соседа, которая явно нарушает международное право и многим напоминает агрессию Германии по отношению к своим соседям в 1930-х годах. Те, кто пытается придерживаться более «сбалансированной» точки зрения, рискуют оказаться наивными или апологетами обеих предыдущих групп.

Хотя эти точки зрения фундаментально конкурируют, они, как правило, имеют две общие характеристики. Во-первых, они в основном сосредоточены на том, чтобы возложить вину на кого бы то ни было.Во-вторых, многие, хотя и не все, в своих попытках обосновать свои доводы дают ясные и простые объяснения конфликта. Это заставляет их выбирать и собирать факты и интерпретации для поддержки своих аргументов, а не исследовать множество областей, в которых причины переплетаются, интерпретации оспариваются, а «факты» интерпретируются совершенно по-разному в зависимости от ранее существовавшей точки зрения.

Хороший пример — вопрос о законном владении Крымским полуостровом.До кризиса мало кто из ученых-международников уделял этому много внимания. Те, кто обвиняет Запад в кризисе (как с левой, так и с реалистической точки зрения), рассматривают аннексию Крыма Россией как возвращение этой территории в ее «естественный» дом. Это основано на акцентировании внимания на определенных фактах: контроль России над территорией с 1780-х по 1954 год; представление о том, что перевод 1954 года был «подарком» или даже прихотью, и преобладание русского языка на полуострове. Мнение о том, что Крым является более «русским», чем украинским, остается широко распространенным, особенно среди западных исследователей России, и является обычным явлением среди критиков внешней политики США и реалистов.В информативной и сбалансированной истории Крыма Нила Кента говорится, что референдум «был радостно встречен большинством крымчан». Он продолжает: «Нет сомнений в том, что большинство населения Крыма поддержало присоединение к Российской Федерации» [3]. Оба утверждения весьма сомнительны.

Те, кто винит в конфликте Россию, сосредотачиваются на другом наборе фактов. Территория юридически являлась частью Украины, и, таким образом, ее захват нарушил международное право, и если судить о захвате Россией как законном на исторических или лингвистических основаниях, будет создан разрушительный прецедент.Когда крымчане получили возможность проголосовать за свое будущее на хорошо подготовленном референдуме, как это было на референдуме 1991 года о независимости Украины, 54% проголосовали за выход Украины из Советского Союза. В Будапештском меморандуме 1994 года и снова в Договоре о дружбе 1997 года Россия обязалась уважать территориальную целостность Украины. Как указывают Пол Р. Магочи и Эндрю Уилсон, если продолжительность пребывания в государстве является критерием, который мы используем, чтобы решить, кому должен принадлежать Крым, то он должен быть возвращен татарам, правившим полуостровом с 13 -го по 900-е гг. до конца 18 -го века.[4] Вильсон подсчитал, что Крым, хотя и был аннексирован Россией в 1783 году, «только когда-либо был по-настоящему русским только после Крымской войны 1853–56 до 1917» и снова с 1945–54; то есть он находился под властью России семьдесят три года (Крым был советской республикой с 1921 по 1945 год). Полуостров был украинским в течение чуть более короткого периода — 60 лет, но под властью татар — четыреста лет [5].

Точно так же те, кто изучал Украину в период с 1991 по 2014 год, обнаружили, что поддержка сепаратизма никогда не была поддержана большинством населения Крыма или Донбасса.Общественная поддержка отделения была реальным фактором, но за два десятилетия, предшествовавших кризису, совместная поддержка независимого Крыма и союза Крыма с Россией варьировалась от 20 до 40%. На референдуме в марте 2014 года было заявлено о маловероятном «за» 97% голосов, когда татары, составляющие примерно 15% населения, бойкотировали его. Отчет, ошибочно просочившийся в Совет при президенте России по гражданскому обществу и правам человека, показал, что реальная явка составила только 30% (а не 83%), и из них только половина (т.е. 15%) проголосовали за объединение с Россией. [6]

Можно долго спорить, какой из этих факторов должен иметь большее значение при оценке того, кто «должен» контролировать Крым, что имеет огромное влияние на то, как распределять вину за более крупный кризис. К сожалению, вместо того, чтобы делать это, большинство анализов выбирают версию, которая поддерживает распределение вины, которое уже было предопределено.

Работы по украинско-российскому конфликту можно разделить на пять групп. Первый подчеркивает западную экспансию как причину конфликта, изображая Россию как пассивную жертву, вынужденную ответить.Это включает в себя как тех, кто выступает против американского влияния в мире в основном с левой позиции, так и тех, кто ссылается на реализм для обвинения политики Запада. Работы с этой точки зрения имеют тенденцию подчеркивать националистические элементы в украинской политике и экстремистские элементы в украинском национализме. [7]

Вторая и третья школы дополняют друг друга, поскольку обе рассматривают Россию как движущую силу конфликта, но расходятся во взглядах на движущие силы российской политики. Вторая школа фокусируется на геополитической экспансии России — ее стремлении свести на нет хотя бы некоторые результаты 1991 года.Вместо того, чтобы критиковать Запад за то, что он делает слишком много, некоторые в этой школе критикуют его за то, что он не сделал больше для интеграции Украины в Запад. [8] Третья школа считает, что российское поведение обусловлено внутренними потребностями автократической модели, построенной Путиным, и советским происхождением силовиков (сил безопасности) [9]. Четвертая точка зрения, опирающаяся в основном на геополитические концепции, считает, что частично виноваты обе стороны [10]. Последний подход рассматривает конфликт как попытку правительства России восстановить определенное понятие российской национальной идентичности, которое рассматривает Россию не как национальное государство, а как « цивилизацию », которая простирается за пределы Российской Федерации и несовместима. с независимой Украиной.[11] Эта точка зрения согласуется с другими, которые обвиняют Россию, но мы оставляем ее напоследок, потому что она относительно неразвита, и мы стремимся уделять ей дополнительное внимание.

Мы подчеркиваем, что, хотя теоретически эти причинные факторы различны, на практике они имеют тенденцию сочетаться. Например, российские лидеры могут быть мотивированы как геополитическими, так и внутренними выгодами захвата Крыма. Поскольку почти вся литература стремится распределить вину, существует сильная тенденция комбинировать различные аналитические аргументы, подтверждающие вывод.Это приводит к некоторой аналитической путанице. Например, законность аннексии Крыма, роль местных украинских и российских сил в сепаратистских движениях Донбасса и разумность расширения НАТО — это три совершенно разных вопроса, и тем не менее существует сильная тенденция их объединять. Те, кто преуменьшает значение международно-правового аспекта аннексии Крыма, также склонны утверждать, что конфликт на Донбассе был в основном внутренним (и, таким образом, является « гражданской войной », а не « вторжением ») и что расширение НАТО было в лучшем случае глупо и необоснованно. худший агрессивный.Противоположные взгляды также имеют тенденцию к объединению. Эти позиции хорошо коррелируют с взглядами на санкции Запада против России.

«Украинский кризис — вина Запада»

Первая группа работ изображает Россию как жертву, вынужденную реагировать на расширение НАТО и ЕС и продвижение демократии в то, что президент Медведев назвал «привилегированной зоной интересов» России. Эта точка зрения выдвигается двумя разными группами ученых из противоположных сторон политического спектра: левыми критиками внешней политики США и реалистами.Точно так же работа Ричарда Саквы, Стивена Коэна, Джонатана Стила и Джона Миршеймера, среди прочих, фокусируется на НАТО, США и украинских националистах в объяснении возникновения конфликта.

Эти работы объединяют основной аргумент: Россия — великая держава, и в силу своей мощи и истории имеет право на уважение и права, которых нет у других государств (таких как Украина). Расширяя НАТО за счет стран, которые когда-то контролировались Россией (как Советский Союз), Запад (управляемый США) стал угрозой национальной безопасности России.Разные ученые сосредотачиваются на разных политиках и событиях, но список проступков США / НАТО / ЕС включает несколько раундов расширения НАТО, обсуждение Плана действий по членству (ПДЧ) для Украины (который не был предоставлен) на конференции НАТО в Бухаресте в 2008 г. Саммит, отмена США Договора по ПРО, поддержка цветных революций на Украине, в Грузии и других странах, планы ЕС по подписанию Соглашения об ассоциации с Украиной и, наконец, поддержка протестов Евромайдана, из-за которых Виктор Янукович был свергнут с поста президента Украины.Они утверждают, что изгнание Януковича было незаконным и что присутствие радикальных националистов среди участников Майдана создавало непосредственную угрозу для этнических русских или русскоязычных в Украине, оправдывая вмешательство России. Сила этих перспектив в том, что они отражают многие из тех же соображений, которые высказывали Путин и другие защитники политики России. Основное различие между «левой» и «реалистической» версиями состоит в том, что реалист утверждает, что использует извечные уроки реалистической теории и выявляет западные ошибки в теоретически ошибочном принятии этими странами либеральных теорий международных отношений.Напротив, левые склонны видеть корень проблемы в американском империализме (поскольку ревизионисты времен холодной войны обвиняли в холодной войне экспансионизм США).

Эти подходы основаны на избирательном подходе к истории, уделяя мало внимания событиям между Украиной и Россией в течение большей части постсоветского периода и особенно во время президентства Януковича с 2010 года (что связано с вопросом о том, было ли его отстранение оправданным) . Такие вопросы, как национализм и регионализм в Украине, как правило, рассматриваются поверхностно.Реалисты, в частности, отдают предпочтение ближайшей внешней среде и поэтому в основном игнорируют внутренние факторы в России и Украине. Они подчеркивают региональную раздробленность Украины и рассматривают конфликт как «гражданскую войну» между украинцами и русскоязычными и критикуют провокационную политику «украинских националистов». У украинских граждан другой взгляд на кризис: только 16% украинцев видят в нем «гражданскую войну», а 72% рассматривают его как «агрессивную войну России против Украины».[12]

Эти точки зрения примечательны не только тем, что они обсуждают, но и тем, что они делают. Хотя понятно, почему ученые-реалисты преуменьшают важность суверенитета Украины или международного права, менее ясно, почему те, кто заявляет, что критикуют доминирование США, делают это. Эти подходы напоминают гегелевские представления об «исторических» и «неисторических» народах (украинцы относятся к последней группе), но в литературе левые не защищают эту позицию теоретически и не развивают ее значение (кого еще считают неисторическим). «когда такие неисторические нации являются« честной игрой », а когда нет?).Другими словами, одно дело сказать, что США и НАТО были неразумны в расширении на восток, и полагать, что это угрожает России, другое дело сказать, что это вызвало или оправдало военное вторжение России в третью страну, Украину. Это требует дальнейшей теоретической разработки.

Сторонники этих двух позиций также выборочно интерпретировали данные о российском вмешательстве в Восточной Украине. Это стало еще более проблематичным по мере того, как растет объем свидетельств со спутников, наблюдателей НАТО, Организации по безопасности и сотрудничеству (ОБСЕ), западных журналистов, аналитических центров (таких как Bellingcat), украинской военной разведки и захваченных российских солдат, которые задокументировали российские вооруженные силы. участие.По оценкам украинской военной разведки, в Донецкой Народной Республике (ДНР) и Луганской Народной Республике (ЛНР) находятся до 6 000 российских военнослужащих и еще 40 000 марионеточных сил [13]. В июне 2017 года министр иностранных дел России Сергей Лавров опроверг отрицание присутствия российских войск на востоке Украины, когда он говорил о «нашем решении присоединиться к войне на Донбассе и в Сирии» [14].

Критики западной политики выборочно используют теории заговора, в которых фигурируют украинские националисты или Запад.Де Плоег тридцать раз цитирует утверждения Ивана Качановского о том, что «украинские националисты» несут ответственность за убийства снайперов на Евромайдане [15]; Качановски, в свою очередь, опирается на очень избирательное использование источников, собранных из всех уголков Интернета и YouTube, за исключением других учетных записей. [16] Среди широких масс ученых, экспертов и политиков мало споров, основанных на обширных доказательствах, включая свидетельства очевидцев, приговоры суда и видеозаписи, что дружинники Януковича и Беркут ОМОН застрелили протестующих.[17] В ноябре 2017 года, в годовщину Евромайдана, который ежегодно 21 ноября официально отмечается как «День достоинства и свободы», российская информационная война изменила характер и обвинила в убийствах «грузинских снайперов» [18]. ] Принимая во внимание хорошо задокументированные усилия России по дезинформации (см. Главу 2), можно ожидать большего скептицизма.

Похожая теория заговора обвиняет «украинских националистов» в гибели 42 пророссийских протестующих в Одессе 2 мая 2014 года. Министерство иностранных дел России подготовило отчет, в котором число погибших преувеличено до сотен и описывается как «массовое убийство». «совершенные« украинскими националистами ».[19] То, что произошло в тот день, было собрано местными журналистами в подробном отчете о трагических событиях дня. В Одессе первыми погибшими в тот день стали расстрелы проукраинских демонстрантов, и людей бросили коктейли Молотова с обеих сторон, что привело к поджогу здания, в результате чего в общей сложности погибло 48 человек — шесть от огнестрельных ранений, 34 от вдыхания дыма и ожоги, и восемь от прыжка и смерти. [20]

«Реалистический» анализ украинско-российского конфликта трудно оценить, потому что многие способы, которыми реализм был применен к этому конфликту Миршаймером и другими, противоречат фундаментальным принципам реалистической теории.Иными словами, реалистический анализ украинского конфликта во многих отношениях вовсе не реалистичен [21]. Таким образом, нынешние взгляды Миршаймера развились с 1990-х годов, когда он поддержал Украину, сохранившую ядерное оружие, унаследованное ею от СССР [22], шаг, который в то время рассматривался как крайне провокационный по отношению к России.

Реалисты сосредотачиваются на отношениях между великими державами Запада и Россией [23], и с этой точки зрения Украина — второстепенный спектакль; действительно, в выводах Раджана Менона и Юджина Румера Украина ни разу не упоминается.Суть их аргумента заключается в том, что движение Запада в сторону России представляет собой угрозу, на которую Россия была вынуждена ответить. Однако неясно, что расширение НАТО и политика Запада в отношении Украины на самом деле идут вразрез с принципами реализма. Реализм считает, что государства живут в небезопасном мире, и советует, что умные всегда будут пытаться увеличить свою власть. Если это так, то реализм, вероятно, посоветовал бы США и их союзникам расширить свой альянс, пока у них была возможность сделать это.В самом деле, тот факт, что Россия теперь пытается двигаться на запад, вероятно, будет воспринят реалистами как дополнительное оправдание расширения НАТО: для альянса лучше столкнуться с Россией на Украине, а не в Польше или Германии.

Точно так же противоречит реализму утверждать, что политика США и расширение НАТО каким-то образом сделали Россию более агрессивной, потому что в реалистической теории государства всегда стремятся расширить свою власть. Таким образом, реалисты ожидают, что Россия воспользуется открывающимися перед ней возможностями, независимо от того, рассердились ли российские лидеры или почувствовали себя преданными Западом.Реализм утверждает, что интересы, а не эмоции, определяют поведение государства. Опять же, реализм с такой же вероятностью приводит к противоположному выводу: если Россия вторглась в Украину, это произошло не потому, что Запад продвинулся слишком далеко на восток, а потому, что он продвинулся недостаточно далеко на восток, чтобы предотвратить территориальную экспансию России. Критика государств за то, что они сильные, а не слабые, идет вразрез со всей традицией реалистической науки.

Как ни странно, аргументы, выдвигаемые самопровозглашенными реалистами в отношении Украины, не только противоречат теории реализма, но и занимают позицию либерализма, которую реалисты презирали на протяжении многих поколений.Ключевой концепцией реализма (и либерализма) является «дилемма безопасности», идея о том, что, когда государство предпринимает шаги для повышения своей безопасности, оно подрывает безопасность своего соседа, тем самым вызывая реакцию. Реалисты считают это неизменной характеристикой системы, которую безрассудно пытаться преодолеть. Государства, которые воздерживаются от стремления к власти, могут оказаться в опасности. Либерализм, предвосхищающий эскалацию цикла ответных действий, советует обеим сторонам выиграть благодаря сдержанности.Реализм считает эту сдержанность наивной, потому что государства всегда будут искать выгоды и могут отказаться или обмануть любую сделку (как это сделала Россия в отношении Будапештского меморандума и Договора о дружбе с Украиной 1997 года). Либералы, а не реалисты, выступают за то, чтобы государства пытались смягчить дилемму безопасности либо в одностороннем порядке, либо через формальное соглашение, ограничивающее усилия по увеличению своей власти по сравнению с их потенциальными противниками. Таким образом, заявляя, что НАТО следовало воздержаться от расширения, и предполагая, что это может предотвратить попытки расширения самой России, Миршаймер занимает либеральную, а не реалистическую позицию.

Те, кто ссылается на реализм, применяют его более последовательно, когда критикуют Запад за принятие политики, рекомендованной либерализмом; а именно, опираясь на распространение демократии и международные институты для поддержания безопасности. Надежды западных политиков на то, что проблема безопасности будет решена в Центральной Европе, не оправдались. Однако опять же неясно, будет ли реализм советовать разделить Восточную Европу на условиях России, а не усилить сопротивление потенциальной российской экспансии.

Аргумент Миршаймера и других сохраняет еще один важный аспект реализма; а именно, что международная политика направлена ​​на интересы «великих держав» и что интересы не великих держав должны и неизбежно будут второстепенными по сравнению с интересами великих держав. Поскольку война между великими державами смертоносна, ее избегание является моральным императивом, который оправдывает подчинение потребностей меньших держав потребностям примирения с великими державами. Если оставить в стороне мораль, потому что великие державы могут заставить меньшие подчиняться их потребностям, они это сделают.В данном случае подразумевается, что для сохранения своего рода кондоминиума великих держав между США и Россией необходимо разделить Европу таким образом, чтобы Россия оставалась удовлетворенной, и, следовательно, «статус-кво», а не «революционное» государство, если использовать прежнее. Условия госсекретаря США Генри Киссинджера.

Этому аспекту аргументации, к сожалению, не уделялось сравнительно мало внимания, поскольку именно от него зависит большая часть споров о том, кто виноват и что следует делать дальше.По большей части это нормативные дебаты, но они также указывают на давние разногласия между либерализмом и реализмом. Либерализм (представленный в этих дебатах позицией ЕС) твердо убежден в том, что уважение международного права и государственного суверенитета имеет важное значение для поддержания порядка безопасности в Европе и является единственным способом поддержания долгосрочного мира. Это то, что принесло мир, например, во Францию ​​и Германию после трех войн за 70 лет. Либералы считают вторжение России в Украину не только разрушительным для мира, но и ужасающим с нормативной точки зрения.Большинство реалистов считают, что прочный мир просто невозможен в международных делах. Эти два вопроса, вызванные реализмом, заслуживают большего внимания. Во-первых, считаем ли мы, что мир лучше всего сохранить, охраняя суверенитет малых государств или жертвуя им ради нужд великих держав? Во-вторых, является ли принесение в жертву суверенитета малых государств морально приемлемой позицией? [24] Однако, как отмечалось выше, реализм не проясняет, является ли предоставление России контроля над Украиной верхом благоразумия или глупой уступкой важной территории.

«Русские обезьяны» [25]

Вторая часть научных работ посвящена России, стремящейся расширить свое влияние и добиться признания своего статуса великой державы. В этой работе по кризису гибридная война России на востоке Украины рассматривается как продолжение ее давней политики создания замороженных конфликтов с начала 1990-х годов в Молдове, Грузии и Азербайджане. В этой литературе также анализируется реваншистская политика России в контексте жалоб Путина на распад СССР и стремление России создать новые союзы, в данном случае Евразийский экономический союз.В этом отношении те, кто обвиняет Россию, опираются на ряд событий и политики, которые те, кто обвиняет Запад, в значительной степени игнорируют. Удивительно, но мало в этой научной работе углубляется в изучение вопросов национальной идентичности, которые заставляют многих в России рассматривать Украину как искусственную страну и несостоятельное государство. Может быть понимание, если сравнить точку зрения России с той, которая наблюдалась в предыдущих случаях колониального коллапса, например, в отношении колониальных отношений Соединенного Королевства с Ирландией и отношений Франции с Алжиром.В обоих случаях колониальная держава рассматривала эти территории скорее как единое «ближнее зарубежье», чем как отдельные колонии. Британцы, французы и русские проводили различие между народами, тесно связанными с метрополией, и иностранными колониями, находящимися дальше от нее. Похоже, что Россия не рассматривает Украину и Беларусь так же, как Грузию или Узбекистан, и особенно три страны Балтии. Деколонизация в ближнем зарубежье, будь то Ирландия, Алжир или Украина, была более интенсивной и ожесточенной, вызывая сильное чувство предательства в Лондоне, Париже и Москве соответственно в связи с независимостью регионов, которые считались частью мегаполиса.

Третья часть научных работ соглашается с тем, что конфликт в значительной степени вызван поведением России, но считает, что это поведение коренится в автократической внутренней политике России, а не в ее международных устремлениях [26]. Одна из версий этого подхода рассматривает «милитократическую» политическую систему Путина, в которой доминируют разведывательные службы и военные, и ее «чекистскую» культуру действий (так называлась первая советская секретная служба) как корень военной агрессии России. Александр Мотыль проанализировал путинскую Россию как фашистскую политическую систему.[27] Российский ученый Владисав Иноземцев определяет путинскую Россию как фашистскую и империалистическую, а не как националистическую, потому что она основана на языке, а не на крови, в отличие от расистских доктрин нацизма. [28] Хотя это и не является явным расизмом, коллективное определение русскоязычных как «русских» имеет сильный этнонационалистический подтекст, особенно в Беларуси и Украине, поскольку оно неявно отрицает существование их национальной идентичности. Послание России о «консервативных ценностях» носит ярко выраженный мужской характер и связано с акцентом на уникальное величие Путина, прославлением разведывательных служб, подтверждением мифов о Великой Отечественной войне и утверждением России как великой державы.[29]

Другой вариант этой работы анализирует Россию как «мафиозное государство» или «клептократию», где погоня за деньгами так же важна, как национализм и стремление к признанию России великой державой. Марк Галеотти считает, что в путинской России нет противоречий между широко распространенной коррупцией и национализмом; в конце концов, клептократы во многих частях света тоже националисты. Часто во многих конфликтах между организованной преступностью и военизированными формированиями существует «тончайшая грань». То же самое и с Крымом и с прокси-анклавами России на Донбассе — ДНР и ЛНР.[30] Премьер-министр Крыма Сергей Аксенов, лидер небольшой российской националистической партии, в прошлом — лидер организованной преступности по псевдониму «Гоблин».

Точно так же Уилсон пишет, что гибридная война России — это «внешняя политика как рейдерство » (корпоративное рейдерство), выходящая за пределы российских границ, те же методы, которые определяют сочетание бизнеса и организованной преступности, преобладающее в России. Доказательством этого является массовый рейдерский захват украинских государственных и частных активов после аннексии Крыма Россией.Эта форма политики не является чуждой и для самой Украины, где она была региональной на Донбассе до 2010 года и где Янукович в качестве президента проводил систематическую кампанию по сбору ключевых бизнес-активов среди своей семьи и небольшого круга союзников.

Поиск внутренних источников российской политики ведется вплоть до индивидуального уровня и самого Путина. Маша Гессен исследует биографию Путина, утверждая, что его ранние годы и опыт работы офицером КГБ в Восточной Германии (ГДР) во время падения коммунизма многое говорят нам о Путине как лидере.[31] Путин воочию увидел, как народный протест привел к революции в ГДР, а два десятилетия спустя он увидел их ближе к себе, на границах России, в Грузии и Украине. Путин лишил ГДР неизменно негативного взгляда на политическую нестабильность при президенте Михаиле Горбачеве и позже, в 1990-е годы при президенте Борисе Ельцине, одной из причин является то, что западные спецслужбы и правительства могли использовать политическую рознь для подстрекательства к смене режима [32]. В ноябре 2017 года 100--я годовщина большевистской революции, народной революции, революционеры которой получили помощь от Германии, которая привела к смене режима, не отмечалась путинской Россией.Клиффорд Дж. Гэдди и Фиона Хилл пишут, что корни Путина в советских спецслужбах гораздо глубже, благодаря его отцу, который был одним из немногих, кто выжил в качестве члена подразделения НКВД (российской тайной полиции), отправленного в тыл врага на оккупированных нацистами территориях. Эстония. [33] Путин, похоже, является ключевым игроком во внешней политике России, поэтому вопросы о нем как о личности кажутся весьма актуальными. Можно ли лучше всего понять Путина как спонтанного и эмоционального импровизатора и игрока, или как холодного расчетливого стратега? Является ли Путин националистом или он использует национализм как инструмент для завоевания голосов, чтобы сохранить общественную поддержку и подорвать демократическую оппозицию?

Геополитика

Четвертая точка зрения рассматривает конфликт как часть более широкого геополитического соперничества между Россией и Западом.Эта перспектива фокусируется на отношениях между Западом и его институтами (НАТО и ЕС), с одной стороны, и Россией, с другой, и имеет тенденцию сводить роль Украины к полю битвы в соперничестве между Россией и Западом. Сэмюэл Чарап и Тимоти Дж. Колтон обсуждают «динамическое взаимодействие» между геополитикой, гео-идеями и геоэкономикой, в то время как Тоул обращается к «критической геополитике». Хотя конкретные утверждения различаются, основное внимание уделяется расширению западных институтов на восток и усилению противодействия этому в России.Эта школа мысли видит источник конфликта в опоре Запада на архитектуру безопасности в Европе после окончания холодной войны, исключающую Россию. Многие из этих работ лучше подходят для теории реалистов, чем те, которые обвиняют США в конфликте.

В то время как Менон и Румер рассматривают эту «архитектурную» проблему как фундаментальную причину конфликта, Чарап и Колтон видят в ней только допустимую причину. [34] По мнению Чарапа и Колтона, движущей силой конфликта было столкновение западных институтов, продвигающихся на восток, и защита Россией своей традиционной сферы влияния.«Именно спор за земли между Россией и Западом привел к взрыву на Украине и вывел из-под контроля напряженность» [35]. Они видят перекрывающиеся «геополитические», «геоэкономические» и «геоидеациональные» конфликты. [36]

С этой точки зрения, непосредственной причиной конфликта была неспособность ЕС предвидеть негативную реакцию России на расширение Восточного партнерства на Евразию. Так же, как многие критиковали НАТО за предположение, что его расширение не может рассматриваться как угроза со стороны России, большая часть этой литературы критикует ЕС за игнорирование того, что Чарап и Колтон называют «геоэкономическими» последствиями его расширения на восток.К 2013 году именно ЕС, а не НАТО взял на себя инициативу в продвижении на территорию, которую Россия считала жизненно важной для своей безопасности. Более того, включение Украины в Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) с ЕС подорвало бы долгосрочные усилия России по созданию собственного торгового блока Евразийского союза, в который входила Украина.

Многие из этих авторов, в том числе Менон и Румер, Чарап и Колтон и Тоал, стремятся беспристрастно критиковать как Россию, так и Запад за их роль в конфликте.Это отражено в названии книги Чарапа и Колтона « Все проигрывают ». Тоал также отвергает характеристики России как имперской державы, поскольку они «основываются на поверхностных концепциях геополитики» [37]. Тоул считает, что реакция Путина была сформирована более широким кругом факторов, чем те, на которые в узком плане смотрят реалисты или либералы, сосредоточившие внимание на России как на имперской державе. Эти факторы включали украинское «национализирующее государство», цветные революции у соседей России, расширение НАТО и ЕС и динамику государства.[38] Хотя Тоул признает, что членство в НАТО не предлагалось Украине, он считает, что озабоченность России по поводу будущего Севастополя «была обоснованной». [39] Точно так же Чарап и Колтон, кажется, возлагают большую вину за конфликт на Запад, чем на Россию.

Национальная идентичность и национализм

Последняя часть научных публикаций, самая небольшая, посвящена анализу национальной идентичности в украинско-российских отношениях и русского шовинизма по отношению к украинцам.В свете большого количества литературы, посвященной русскому национализму, странно, что он недооценивается как источник поведения русских на Украине, в то время как ученые и журналисты, особенно те, кто защищает Россию или критикует Запад, уделяют большое внимание национализму в Украине, где национализм гораздо менее заметен, а крайние националисты гораздо менее влиятельны, чем в России. [40] Ни один кандидат в президенты не победит на выборах в Украине, придерживаясь этнической националистической программы. Между тем, ни одной украинской националистической партии не удалось переступить порог, чтобы войти в парламент на выборах 2014 года — в том же году Россия вторглась в Украину.В Украине гражданский патриотизм, а не этнический национализм пользуется большей общественной поддержкой из-за регионального и языкового разнообразия страны. Опросы показывают, что три четверти украинцев негативно относятся к российским лидерам, но не к русскому народу — чего можно было бы ожидать, если бы в Украине преобладал этнический национализм. Относительный дисбаланс внимания к национализму в России и Украине может быть вызван двумя факторами. Во-первых, из-за того, что о России уделяется много внимания, и большинство ученых и журналистов знают о России гораздо больше, национализм является лишь одним из многих факторов, которые могут повлиять на поведение россиян.Напротив, при гораздо меньшем количестве исследователей, посвященных Украине, и при гораздо меньшем знакомстве с Украиной многих ученых и журналистов, легко сосредоточить внимание на знакомой и вызывающей воспоминания теме, такой как национализм. Это особенно верно в свете второго фактора — согласованных усилий российского руководства по преувеличению роли и экстремизма национализма в Украине. В этом разделе мы рассмотрим роль национализма и национальной идентичности в объяснении поведения как России, так и Украины.

Роль русского национализма в некоторой степени подкрепляет рассмотренную выше литературу, в которой основное внимание уделяется устремлениям России к великодержавности и внутренней политике России как источникам конфликта.Некоторые также видят в национализме прямую причину, пишет Иван Крастев: «Это Путин-консерватор, а не Путин-реалист, решил нарушить суверенитет Украины. Его поход на Крым — это не realpolitik, это kulturkampf ’. [41]

Русский национализм имеет долгую историю и занимал видное место в дискуссиях по российской внешней политике в 1990-х годах, как показывает обширная литература того времени, но президент Ельцин никогда не принимал его полностью. Точно так же российские планы в отношении Крыма неоднократно появлялись на протяжении всего постсоветского периода (см. Четвертую главу).Чарльз Кловер пишет, что после 2000 года «появление яростного националистического оппозиционного движения взяло в заложники мейнстрим» [42]. В 1990-е годы красно-коричневая коалиция, противостоящая Ельцину, контролируемая режимом «националистическая оппозиция» Жириновский и Дугин занимали крайние позиции в российской политике.

Как подчеркивает Тоул, отказ Путина от влияния Запада в «привилегированной зоне интересов» России и отчуждение от Запада были «годами в процессе становления» [43]. Традиционная теория евразийства, в которой Россия рассматривается не как колонизирующая империя, а как позитивная цивилизация, выходящая за пределы России, была обновлена ​​и популяризирована.С этой точки зрения русские, украинцы и белорусы являются частью единой цивилизации Русский мир (Русский мир), разделение которой на отдельные государства является искусственным. Во внутренней политике России в отношении меньшинств, которая признает широкий спектр групп, не признаются украинцы, которые по численности являются вторым по численности меньшинством просто потому, что они не рассматриваются как отдельные и не обладают автономными территориальными институтами [44].

Именно этой цивилизации Русский мир российские националисты опасаются, что она находится под угрозой с Запада.Галеотти и Эндрю Боуэн пишут, что Путин считает себя не строителем империи, а «защитником цивилизации от« хаотической тьмы », которая наступит, если он позволит России быть политически окруженным за границей и культурной колонией западных ценностей у себя дома». 45] Работы евразийских идеологов, таких как Александр Дугин, который в 2014 году призвал своих соотечественников «убивать, убивать украинцев» [46], обеспечили новое постсоветское мировоззрение и идентичность для правящих элит России и силовиков .

Путин принял национализм после цветных революций и пошел дальше после массовых уличных протестов, вернувшись на пост президента в 2012 году. Клевер пишет, что «оранжевая лихорадка» в России в середине 2000-х помогла тому, что в то время считалось экстремистской риторикой. «стать стандартным жаргоном государственной политики всего через полтора десятилетия» [47]. Путин публично сформулировал эту точку зрения в своей речи на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года [48]. После его переизбрания в 2012 году продвижение Путина «консервативных ценностей» осудило мультикультурализм, приветствие мусульманских иммигрантов, однополые браки и упадок национального государства (все темы, которые нашли отклик у популистских националистов в ЕС и США. ).

Когда президент Петр Порошенко приветствовал достижение Украиной безвизового режима с ЕС как окончательный разрыв его страны с Россией, Путин ответил ассоциацией Европы с гомосексуализмом: «Кстати, там гораздо больше синих (геев) униформы (геев), чем здесь». , поэтому он не должен слишком расслабляться и на всякий случай должен внимательно следить за ним »[49].

Хотя неудивительно, что российские националисты находятся на одной волне с Путиным, большинство оппозиционных демократических политических лидеров, таких как Алексей Навальный, также поддерживают аннексию Крыма Россией.Это важно, потому что указывает на то, что российский национализм и, в частности, его взгляды на Украину не изолированы от Путина и его команды и, следовательно, не пройдут автоматически, когда он в конце концов покинет свой пост.

Роль национализма в Украине привлекла больше внимания, в первую очередь тех, кто считает вмешательство России оправданным. Приводятся три связанных аргумента. Во-первых, коалиция, которая пришла к власти в Украине после Евромайдана, была нелегитимной и угрожающей, поскольку в нее входили представители крайне националистических партий.Во-вторых, роль этих групп в протестах представляла достаточную опасность для этнических русских и русскоязычных, чтобы оправдать их желание отделиться и вмешательство России для их защиты. В-третьих, неудачная попытка революционеров Евромайдана в парламенте отменить закон Януковича о языке 2012 года была изображена как представляющая дополнительную угрозу правам русских и русскоязычных (мера была принята, но не была подписана исполняющим обязанности главы государства Александром Турчиновым). [50]

Среди тех, кто изучает Украину, влияние и экстремизм различных националистических групп являются предметом серьезных споров.Однако меньше внимания привлекло то, что те же авторы, которые яростно критикуют вмешательство США, похоже, выдвигают стандарты военного вмешательства в своих соседей, которые являются соблазнительно низкими и удивительно расплывчатыми.

Общая схема для понимания кризиса состоит в том, чтобы изобразить Украину разделенной на правительства, проводящие плюралистическую политику, и правительства, проводящие то, что Саква называет «монистической» (националистической) политикой, под которой Саква имеет в виду политику, отвергающую плюрализм.С этой точки зрения, «гражданская война» была вызвана свержением плюрализма «монистической» национальной политикой, которая нетерпима к русскоязычным и поддерживает русофобию [51]. Однако, как ученые Украины исследовали более двух десятилетий, простые бинарные отношения (например, между «монистическим» и плюралистическим или между этническими и языковыми категориями) в Украине вводят в заблуждение. Более того, эти критики «монизма» странным образом игнорируют политику Януковича, который упорно пытался устранить любых потенциальных политических конкурентов, а также экономических соперников.Желание остановить его до того, как он полностью консолидирует автократию в стране, было одним из основных источников поддержки протестов Евромайдана и помогает объяснить, почему различные олигархи поддержали его изгнание.

Кроме того, разговоры о мультикультурализме в регионах, контролируемых Россией, будь то Крым или ДНР и ЛНР, являются мифом. В Крыму татары подверглись постоянным репрессиям, их лидерам запретили возвращаться в Крым, а их неофициальный парламент Меджлис был запрещен.Украинская православная церковь — Киевский патриархат запрещена. В ДНР и ЛНР закрыты украинские школы и СМИ, запрещены Украинская православная церковь — Киевский патриархат и протестантские церкви.

Более четверти жителей Восточной Украины считают себя представителями смешанной русско-украинской национальности, и большинство украинцев говорят на русском и украинском языках, в зависимости от обстоятельств. Более того, даже русское / украинское различие в некоторых случаях является ложным, поскольку люди часто смешивают и то, и другое.Точно так же, как указывает Владимир Кравченко, дихотомия Украины, разделенная на «монизм» и «плюрализм», показывает слабое понимание современной украинской идентичности, поскольку на самом деле «эти два понятия частично взаимосвязаны и взаимозависимы» [52]. Однако преувеличение этих различий оказывает глубокое влияние, поскольку побуждает наблюдателей прогнозировать конфликт на Украине и, следовательно, рассматривать его как «нормальное явление», когда он произойдет. Предсказания о распаде Украины в условиях гражданской войны между ее восточными и западными регионами публиковались еще в начале 1990-х годов.[53]

Главный вопрос, с которым мы сталкиваемся при оценке национализма как причины конфликта, заключается в том, является ли он основным источником поведения или используется лидерами инструментально для обеспечения поддержки политики, которую они выбрали на других основаниях. Поскольку национализм может использоваться политиками инструментально, он совместим с различными объяснениями основных движущих сил. Даже если мы считаем, что национализм используется российским руководством для создания собственной поддержки, тот факт, что он, похоже, работает так хорошо, означает, что национализм должен быть частью нашего понимания текущего конфликта.Точно так же, даже если украинские националисты умеют привлекать внимание, они могут не иметь большого влияния на политику. Основное различие между Россией и Украиной состоит в том, что использование национализма — это успешная стратегия для завоевания голосов в России, но не на Украине; действительно, ни один украинский президент никогда не выигрывал выборы с националистической программой.

С вопросом национализма связана проблема идентичности, которая может быть этнической или гражданской или, как в большинстве западных демократий, и тем, и другим.Взгляд русских на идентичность основан на языке и культуре (вместе охватывающих туманный термин «цивилизация»), и поэтому русские и русскоязычные независимо от их гражданства являются «русскими». Здесь термин «русские» в английском языке сбивает с толку, поскольку он может иметь три значения: (1) этнические русские ( Русский ) в Российской Федерации; (2) граждане России ( Россиянин, ) в Российской Федерации; и (3) три восточных славянина ( Русский как относящиеся к членам Русского Мира , которые вместе вышли из Киевской Руси).Хотя есть сходство между одним и двумя в различии между «английским» и «британским», путаница заключается в использовании одного слова («русский») для описания обоих.

Русское понимание идентичности связано с тремя дополнительными факторами, относящимися к Украине и Беларуси: (1) украинцы, белорусы и русские — «один народ»; (2) Беларусь и Украина — искусственные государства; (3) границы Беларуси и особенно Украины являются искусственными, имея в виду не только Крым, но также Восточную и Южную Украину (так называемая Новороссия ).Российские взгляды на идентичность, а также на Украину и украинцев сталкиваются с реальностью на местах (как видно из провала проекта Новороссия ) и диаметрально противоположны тому, как украинцы рассматривают свою собственную идентичность в этническом, гражданском или этно-гражданском плане. Как ни странно, военная агрессия Путина укрепила украинскую идентичность и сделала понимание Россией Украины и украинцев еще более устаревшим.

Заключение

Как показал фрагментарный характер этого обзора литературы, в данной области еще не разработан четкий набор аналитических дебатов, которые определяют тему.Доминирующая дискуссия о том, кто виноват, неразрешима. С аналитической точки зрения, пока работы по этой теме исходят из ошеломляющего множества парадигм, уровней анализа, географических фокусов и концептуализаций проблемы. Однако в основе этого лежит ряд вопросов, которые, кажется, формируют большую часть дискуссии, даже если они не рассматриваются напрямую. Здесь мы выделяем несколько.

Первая основная проблема касается принципа суверенного равенства государств. Позиция России и позиция многих работ по этой теме дает однозначный отрицательный ответ на этот вопрос или, по крайней мере, со значительной квалификацией.Для реалистов сам вопрос наивен. Но многие другие, не претендующие на звание реалистов, в той или иной степени принимают идею о том, что Россия имеет особые права или привилегии из-за своего размера и могущества. Для тех, кто не поддерживает реализм, вопрос в том, что это за привилегии и чем они заканчиваются. Чарап и Колтон правы, когда пишут: «Никого не должно удивлять, что страна с возможностями и амбициями России будет стремиться к влиянию на своей периферии; США и Китай в этом отношении ничем не отличаются ».[54]

Более важный вопрос заключается в том, насколько и в какой степени мы считаем такие амбиции законными? Говоря более конкретно, насколько законно ущемлять интересы других государств региона, чтобы служить интересам России? Можно подозревать, что утверждение о «легитимности» приносит нам мало пользы, потому что оно наталкивается на другие законные утверждения. Томас Грэм и Менон, например, приводят убедительные доводы в пользу того, что концепция России относительно своей роли как державы со временем оставалась неизменной и на нее влияли события периода после холодной войны.Но они оставляют без внимания важнейший вопрос о том, насколько далеко мы должны вмешиваться в дела других государств, включая Украину, чтобы удовлетворить концепцию России о ее статусе великой державы [55]. Как разрешить конкуренцию из-за претензий на легитимность, кроме как посредством неприкрытого использования власти? Таким образом, один важный вопрос состоит в том, как ответить на вопрос, какие именно интересы одной страны находятся за пределами ее границ и насколько далеко они простираются географически. Может ли сочетание realpolitik и принципа решить проблему? Если нет, готова ли разнообразная группа ученых, выступающих за признание прав России за ее пределами, поддержать реалистическую позицию?

В отсутствие какого-либо общего соглашения между Россией и Западом по этому вопросу возникает второй вопрос.Как мы узнаем, когда согласие на требования могущественного государства о расширении своего влияния решит проблемы безопасности, а когда такие уступки только усугубят их? Исторических случаев может быть слишком мало, чтобы делать хорошие эмпирические обобщения. В результате будут использованы аналогии, и в этом случае будет проведено сравнение с территориальными требованиями Германии в 1930-е годы. Поведение России с 2014 года достаточно неоднозначно, чтобы соответствовать как точке зрения, согласно которой она остановилась там, где она остановилась, потому что была пресыщена, так и точке зрения, согласно которой она остановилась там, где она остановилась, из-за сопротивления как внутри Украины, так и со стороны международного сообщества.Что касается территории, то есть веские аргументы в пользу того, что Россия может быть удовлетворена где-то в пределах границ бывшего Советского Союза. Однако с нормативной точки зрения Россия демонстрирует признаки революционной державы, надеясь отменить как преобладающее распределение власти, так и правила игры, принятые в Европе в течение некоторого времени. Пожалуй, нет более актуальной задачи, чем правильно оценить, в каких аспектах уступки удовлетворят амбиции России, а какие будут их подогревать.

Если кажется, что приведенные выше вопросы выдвигают ответы на суд реалистов, мы должны признать, как мы это делали ранее в этой главе, что реализм тоже имеет свои пределы. На вопрос, когда умиротворять, а когда противостоять, реализм может ответить только ретроспективно (заключение сделки Невилла Чемберлена с Гитлером в 1938 году в тот момент выглядело весьма цинично и реалистично). Если предстоит новое разделение Европы, подобное тому, которое было достигнуто в Ялте в 1945 году или в ходе более ранних разделов Польши, то какой границы следует искать Западу и как он должен преследовать этот интерес? Аргумент Миршаймера прямо указывает на такую ​​«грандиозную сделку», но он и другие умалчивают о том, где должна быть новая линия и как ее следует перерисовать, когда в будущем созвездия власти изменятся.

Еще один ряд важных вопросов касается соотношения внутренних и международных источников внешней политики России. Те, кто видит в поведении России главную причину конфликта, могут опираться как на ее стремления к великодержавности, так и на некоторые аспекты ее внутренней политики. В данном случае эти аргументы дополняют друг друга, но из-за этой взаимодополняемости трудно сказать, какие из них могут иметь большее влияние в долгосрочной перспективе или что может произойти, когда эти мотивы конфликтуют, а не усиливают друг друга.В частности, представление о том, что смена правительства в России приведет к менее агрессивной внешней политике, вызывает страх у некоторых в России и надежду у многих на Западе, но неясно, сбудется ли это предсказание. В 1990-е годы Ельцин часто демонстрировал автократический контроль, а не демократию, когда сдерживал смешение коммунистических и националистических реваншистов, которые стали доминировать в Государственной Думе. Замороженные конфликты в Молдове, Грузии и Азербайджане произошли еще при Ельцине в 1990-е годы.Предположение о том, что демократическая Россия может быть частью «единой и свободной Европы», еще предстоит окончательно проверить. Нам нужно лучше понимать внутреннюю динамику российской внешней политики.

Это не единственные вопросы, которые можно задать, но это вопросы, по которым мы можем представить плодотворные дебаты и, в некоторых случаях, прогресс в решении эмпирических вопросов. Более того, формулируя эти проблемы как конкретные примеры более широких проблем, эти вопросы позволили бы нам привлечь к этому случаю обширную литературу по международным отношениям, истории и сравнительной политике.

Дополнительная литература

Эллисон, Рой, «российское« отрицательное »вмешательство в Украину: как и почему Россия нарушила правила», International Affairs , том 90, № 6 (ноябрь 2014 г.), стр.1255–1297.

Бейтман, Аарон, «Политическое влияние российских служб безопасности», Журнал славянских военных исследований , том 27, № 3 (сентябрь 2014 г.), стр. 380–403.

Бергман, Макс и Кэролайн Кенни, Война другими способами: российские активные меры и вооружение информации (Вашингтон, округ Колумбия: Центр американского прогресса, 6 июня 2017 г.).https://www.americanprogress.org/issues/security/reports/2017/06/06/433345/war-by-other-means/

Darczewska, Jolanta, Анатомия российской информационной войны: Крымская операция, тематическое исследование, Центр восточных исследований, № 42 (май 2014 г.). https://www.osw.waw.pl/sites/default/files/the_anatomy_of_russian_information_warfare.pdf

Делькур, Лора и Катарина Вольчук, «Спойлер или посредник демократизации? Роль России в Грузии и Украине », Демократизация , т.22, нет. 3 (апрель 2015 г.), стр. 459–478.

Галеотти, Марк, Crimintern: Как Кремль использует преступную сеть России в Европе (Лондон: Европейский совет по международным отношениям, 18 апреля 2017 г.). http://www.ecfr.eu/publications/summary/crimintern_how_the_kremlin_uses_russias_criminal_networks_in_europe

Гуде, Кен, Россия, 5-я колонна (Вашингтон, округ Колумбия: Центр американского прогресса, март 2017 г.). https://www.americanprogress.org/issues/security/reports/2017/03/15/428074/russias-5th-column/

Хорват, Роберт, Превентивная контрреволюция Путина: постсоветский авторитаризм и призрак бархатной революции (Лондон: Routledge, 2012).

Крыштановская О. и Уайт С. «Советизация российской политики», Постсоветские дела , том 25, № 4 (октябрь 2009 г.), стр. 283–309.

Кузио, Тарас, «Преступность, политика и бизнес в Украине 1990-х», Коммунистическая и посткоммунистическая политика , том 47, № 2 (июль 2014 г.), стр. 195–210.

Кузио Т., «Конкурирующие национализмы, Евромайдан и российско-украинский конфликт», Исследования этничности и национализма , том 15, № 1 (апрель 2015 г.), стр.158–169.

Ларуэль, Марлен, «Русский мир»: мягкая сила России и геополитическое воображение (Вашингтон, округ Колумбия: Центр глобальных интересов, май 2015 г.). http://globalinterests.org/wp-content/uploads/2015/05/FINAL-CGI_Russian-World_Marlene-Laruelle.pdf

Моше, Аркадий, Кризис вокруг Украины — три года спустя: Неужели полностью исключена «большая сделка»? FIIA Comment 12, 2017 (Хельсинки: Финский институт международных отношений, 15 мая 2017 г.).

Ниммо, Бен, Анатомия информационной войны: как работает пропагандистская машина в России и как ей противостоять, Институт центральноевропейской политики, 15 мая 2015 г. http://www.cepolicy.org/publications/anatomy-info -вара-хау-россия-пропаганда-машина-работает-и-как-противодействует-ей

Потапова, Кристина, Как мы стали врагом в глазах России: ЕС в образе кремлевской пропаганды , В фокусе (Брюссель: Центр европейских исследований Вилфрида Мартенса, март 2017).https://www.martenscentre.eu/sites/default/files/publication-files/kremlin-propaganda-european-union-enemy-russia.pdf

Шкандрий, Мирослав, «Жизнь с двусмысленностями: значение национализма в русско-украинской войне» в Ольге Бертельсен, ред., Революция и война в современной Украине: вызов перемен (Штутгарт: Ibidem Verlag, 2016), стр. .121–138.

Торбаков, Игорь, «Украина и Россия: запутанные истории, оспариваемые идентичности и война нарративов», в О.Издание Бертельсена, Революция и война в современной Украине, стр.89–120.

Банкноты

[1] Владимир Горбулин, ред., Свитова Гибридна Вийна: Украинский фронт (Харьков: Фолио, 2017). См. Также «Российская« гибридная »война — вызов и угроза для Европы», специальный выпуск журнала Украинского центра экономических и политических исследований Разумкова Национальная безопасность и оборона , №№. 10.09.2016.

[2] Украина издает множество русскоязычных газет и веб-сайтов в Интернете, в то время как самый популярный украинский телеканал «Интер» вещает в основном на русском языке.Относительно немногие ученые на Западе владеют украинским языком, что увеличивает вероятность полагаться на российские источники. Например, «Зеркало недели» и «Украинская правда» издаются как на русском, так и на украинском языках. Три из пяти еженедельных политических журналов Украины выходят на русском языке.

[3] Нил Кент, Крым: история (Лондон: Hurst, 2016), стр. 157 и 160.

[4] Пол Р. Магочи, Эта благословенная земля: Крым и крымские татары (Торонто: University of Toronto Press, 2014) и Эндрю Уилсон, Украинский кризис.Что это значит для Запада (Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 2014).

[5] А. Вильсон, Украинский кризис, с.100.

[6] https://www.forbes.com/sites/paulroderickgregory/2014/05/05/putins-human-rights-council-accidentally-posts-real-crimean-election-results-only-15-voted- для аннексии / № 5060f511f172

[7] Левую точку зрения можно найти в материалах Р. Саквы Frontline Ukraine и Криса Каспара Де Плоега, Украина в Crossfire (Атланта, Джорджия: Clarity 2017).Реалистическая перспектива дана Джоном Дж. Миршеймером, «Почему в украинском кризисе виноват Запад: либеральные заблуждения, спровоцировавшие Путина», Foreign Affairs , том 93, No 5 (сентябрь / октябрь 2014 г.), стр. 77-89 и Раджан Менон и Юджин Румер, Конфликт в Украине. Раскручивание приказа после окончания холодной войны (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2015). https://www.foreignaffairs.com/articles/russia-fsu/2014-08-18/why-ukraine-crisis-west-s-fault

[8] Примеры критики угрозы России для системы европейской безопасности включают Дерек Аверре, «Конфликт на Украине: вызов России для управления европейской безопасностью», Europe-Asia Studies , vol.68, нет. 4 (июнь 2016 г.), стр. 699–725 и Элиас Гётц, «Это геополитика, глупо: объяснение политики России в отношении Украины», Global Affairs , том 1, № 1 (2015), стр. 3–10.

[9] Хорошим примером является Метте Скак, «Российская стратегическая культура: роль сегодняшних чекистов», Contemporary Politics , том 22, № 3 (июль 2016 г.), стр. 324–341.

[10] Дж. Тоул, За рубежом и Сэмюэл Чарап и Тимоти Дж. Колтон, Все проигрывают. Украинский кризис и разрушительная борьба за постсоветскую Евразию (Лондон: Международный институт стратегических исследований, 2017).

[11] Тарас Кузио, Война Путина против Украины: революция, национализм и преступность (Торонто: кафедра украинистики, Университет Торонто, 2017).

[12] Исследование Украинского центра экономических и политических исследований Разумкова, 3 апреля 2015 г. http://old.razumkov.org.ua/ukr/poll.php?poll_id=1026

[13] http://www.pravda.com.ua/news/2017/09/9/7154531/

[14] https://www.unian.info/politics/2006424-lavrov-on-donbas-war-i-heard-criticism-of-our-decision-to-join-the-fight.html

[15] К. К. Де Плоег, Украина в Crossfire также часто цитирует Сакву, который поддерживает книгу на обложке.

[16] Теория заговора Качановского об операции под ложным флагом на Евромайдане, где украинские националисты якобы убили протестующих, цитируется многими левыми авторами войны. См. Р. Саква, Frontline Ukraine , стр. 90–93. Это объяснение популярно и в российском правительстве.

[17] Для получения первоисточников см. «20 февраля: Кто дал команду стрелять по Майдану?» В книге Сони Кошкиной, Майдан.Нерассказанная история (Киев: Издательство Яркая Звезда, с. 272–287 и «Частина Третья: 18 Лютого — 20 Лютого» в ред. Леонида Финберга и Ульяны Головач, Майдан. Свидчения. Киев, 2013–2014 року (Киев: Дух и литера, 2016), с. 505–761. Об убитых протестующих «Небесной сотне» см. О. Трибушна и И. Соломко, ред., Небесная сотня, (Киев: Фолио, 2014). Обширная библиография западных ученых исследования Евромайдана можно найти в Т. Кузио , Война Путина против Украины , стр.363–367. Для вторичных источников см. Элисон Смейл, «Заботясь о своих ранах, клянусь сражаться», New York Times , 6 апреля 2014 г., Эндрю Хиггинс и Эндрю Крамер, «Побежденные даже до того, как он был изгнан», The New York Times. , 4 января 2015 г. и Том Парфитт, «Семьи жертв в Украине устраивают расследование смертей», The Daily Telegraph , 19 февраля 2015 г.

[18] Анализ этой новой дезинформации см. В Обзоре дезинформации ЕС от 30 ноября 2017 г. по адресу http: // mailchi.mp / euvsdisinfo / dr89-880153? e = 16eb39ac8e

[19] Р. Саква, Frontline Ukraine , стр.97–99.

[20] Хронологию событий дня и насилия 2 мая 2014 г. в Одессе можно найти в Т. Кузио, Война Путина против Украины , стр. 334.

[21] Для другой критики применения реализма в Украине см. Дирк Беннет, «Реалистичные аргументы в пользу вооружения Украины», The American Interest , 20 февраля 2015 г. https: //www.the-american-interest.ru / 2015/02/20 / the-realist-case-for-arming-ukraine /

[22] Дж. Дж. Миршаймер, «Дело в пользу украинского ядерного сдерживания», Foreign Affairs , том 72, № 3 (лето 1993 г.), стр. 50–66. https://www.foreignaffairs.com/articles/ukraine/1993-06-01/case-ukrainian-nuclear-deterrent

[23] Дж. Дж. Миршеймер, «Почему в украинском кризисе виноват Запад» и Р. Менон и Э. Румер, Конфликт в Украине .

[24] Уэйн Мерри, «Истоки российской войны на Украине: столкновение российских и европейских« цивилизационных выборов »для Украины» в книге Элизабет А.Вуд, Уильям Э. Померанц, В. В. Мерри и Максим Трудолюбов, Корни войны России в Украине (Вашингтон, округ Колумбия; Центр Вудро Вильсона, 2016), стр.30.

[25] A. Wilson, Ukraine Crisis , p.vii. Уилсон ссылался на объяснение Второй мировой войны Норманом Стоуном как «немцы обезьяны».

[26] Во время «холодной войны» две разные литературы считали, что советская внешняя политика уходит корнями во внутреннюю политику. Один из них, проиллюстрированный знаменитыми «Источниками советского поведения» Джорджа Кеннана, сосредоточен на особой природе советской системы.http://www.historyguide.org/europe/kennan.html Другой подчеркивал преемственность между царской и советской внешней политикой, видя, что обе они уходят корнями в автократию.

[27] Александр Дж. Мотыль, «Путинская Россия как фашистская политическая система», Коммунистические и посткоммунистические исследования , том 49, № 1 (март 2016 г.), стр. 25–36.

[28] Владислав Иноземцев, «Путинская Россия: умеренное фашистское государство», The American Interest , 23 января 2017 г. https: //www.the-american-interest.com / 2017/01/23 / putins-russia-a-умеренно-фашистское-государство /

[29] Валери Сперлинг, «Культ мачо-личности Путина», «Коммунистические и посткоммунистические исследования» , том 49, № 1 (март 2016 г.), стр. 13–23, и Марина Романец, «Виртуальная война: мужественность. Сексуальность и пропаганда в русско-украинской войне », Восток / Запад: украиноведческий журнал , т. 4, вып. 1 (2017), стр. 159–177.

[30] Доминик Сэндбрук, Чрезвычайное положение. Те, кем мы были. Великобритания 1970–1974 (Лондон: Penguin, 2011), стр.492.

[31] Маша Гессен, Человек без лица: невероятное восхождение Владимира Путина (Нью-Йорк: Риверхед, 2012).

[32] См. Https://www.theatlantic.com/international/archive/2013/02/how-the-1980s-explains-vladimir-putin/273135/ Для изучения того, как теории заговора формируют постсоветские лидеры, см. Кузио Т. Советские теории заговора и политическая культура в Украине. Понимание Виктора Януковича и Партии регионов, Коммунистические и посткоммунистические исследования , т.44, № 3 (сентябрь 2011 г.), стр. 221–232.

[33] Клиффорд Г. Гэдди и Фиона Хилл, Г-н Путин: Оперативник в Кремле (Вашингтон, округ Колумбия; Brookings Institution Press, 2015), стр. 366–367.

[34] Р. Менон и Э. Румер, Конфликт в Украине , с.162 и С. Чарап, Т. Дж. Колтон, Каждый проигрывает , стр.26–7.

[35] С. Чарап и Т. Дж. Колтон, Каждый проигрывает , стр.27.

[36] С. Чарап и Т. Дж. Колтон, Каждый проигрывает , стр.29–30.

[37] G. Toal, Near Abroad , pp.20–21 и 26–33.

[38] Г. Тоул, Ближнее зарубежье , с.298.

[39] Г. Тоул, Ближнее зарубежье , стр.215.

[40] Об Украине см. Эндрю Уилсон, Украинский национализм в 1990-е годы: вера меньшинства (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1996). О России см. Пол Чейсти и Стивен Уайтфилд, «Проблема путинского национализма» в изданиях Агнешки Пикулицкой-Вильчевской и Р. Саквы., Украина и Россия: люди, политика, пропаганда и перспективы (Бристоль: E-International Relations, март 2015 г.), стр. 165–172.

[41] Иван Крастев, «Чего хочет Россия и почему?» Prospect , 6 марта 2014 г. http://www.prospectmagazine.co.uk/politics/what-does-russia-want-and-why

[42] Чарльз Кловер, Черный ветер, Белый снег: подъем нового национализма в России (Нью-Хейвен, Conn .: Yale University Press, 2016), стр.287

[43] Г.Toal, Near Abroad , стр.208.

[44] Обсуждение украинского меньшинства в России не включено в книгу Федерика Прина, Национальные меньшинства в путинской России. Разнообразие и ассимиляция (Лондон: Routledge, 2016).

[45] Марк Галеотти и Эндрю Боуэн, «Империя разума Путина», Внешняя политика, 21 апреля 2014 г. http://foreignpolicy.com/2014/04/21/putins-empire-of-the-mind/

[46] «Советник Путина Дугин говорит, что украинцев надо« убивать, убивать, убивать »», 12 июня 2014 г.https://www.youtube.com/watch?v=MQ-uqmnwKF8

[47] C. Clover, Black Wind, White Snow , стр.282 и 315.

[48] http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2007/02/12/AR2007021200555.html

[49] https://www.rferl.org/a/putin-unwashed-russia-poroshenko-ukraine-gay/28557438.html

[50] Эти аргументы фигурируют в «Культурных противоречиях» в газете Sakwa Frontline Ukraine , стр.270–277. Миршаймер в статье «Почему в украинском кризисе виноват Запад» пишет, что временное украинское правительство «состояло из четырех высокопоставленных членов, которых на законных основаниях можно было назвать неофашистами» стр.4.

[51] См. Р. Саква, Frontline Ukraine и Бруно де Кордье , «Война Украины за Вандею? Взгляд на «идентичность сопротивления» повстанческого движения на Донбассе, Российский аналитический дайджест, № 198 (14 февраля 2017 г.). http://www.css.ethz.ch/content/specialinterest/gess/cis/center-for-securities-studies/en/publications/rad/rad-all-issues/details.html?id=/n/o / 1/9 / no_198_identity_politicsnr_198_identity_

[52] Владимир Кравченко, историк из Харькова и директор Канадского института украиноведения при университете Альберты, пишет: «С теоретической точки зрения книга Саквы не содержит ничего нового.С точки зрения украиноведения его значение еще меньше ». Восток-Запад: украиноведческий журнал , том 3, номер 1 (2016), с.163. https://www.ewjus.com/index.php/ewjus/article/view/173

[53] См., Например, Э. Румер, «Евразийское письмо: вернется ли Украина в состав России?» Внешняя политика, № 96 (осень 1994 г.), стр. 129–144. Альтернативную точку зрения см. В Paul D’Anieri, «Этническая напряженность и государственные стратегии: понимание выживания украинского государства», Journal of Communist Studies and Transition Politics , vol.23, номер 1 (март 2007 г.), стр 429.

[54] Чарап и Колтон, Все проигрывают , стр.24.

[55] Томас Грэм и Р. Менон, «Проблема Путина», Boston Review , 12 сентября 2017 г. http://bostonreview.net/politics/thomas-graham-rajan-menon-putin-problem

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Десять глобальных последствий украинского кризиса — Европейский совет по международным отношениям

Действия России — и реакция Запада на них — не приведут к разрушению нынешнего международного порядка, но они могут ускорить этот процесс.В течение последних нескольких десятилетий западные державы извлекали выгоду из международной архитектуры, которую они разработали и контролировали. Хотя восходящие державы, такие как Бразилия, Китай и Индия, не опрокинули эти послевоенные институты, им не нравится то, как Запад использовал глобальные институты для достижения своих собственных интересов и все чаще «обходят» глобальные институты, создавая двусторонние договоренности. в то же время внушая им убеждение, что они выдалбливают либеральную предвзятость их правил и положений.Если сейчас Запад попытается использовать эти институты для действий не только против Ирана и Северной Кореи, но и против России — постоянного члена Совета Безопасности ООН, — он может обнаружить, что поощряет ревизионизм, а не сдерживает его.

«Мир никогда не будет прежним», — сказал президент Европейского совета Герман ван Ромпей после Крыма, вызвав в воображении геополитическое пробуждение в самом сердце ЕС. Пока что кризис сдерживается Украиной, а не распространяется на постсоветское пространство или ставит мировую экономику на колени.Какими будут долгосрочные глобальные последствия украинского кризиса? Это вопрос, на который мы попытались ответить, опираясь на опыт всех программ ECFR, и собрали здесь 10 поразительных эффектов.

Наши выводы основаны на более обширной истории о мировом порядке, предшествовавшем кризису в Украине. После окончания холодной войны мир извлек выгоду из двух порядков: порядка безопасности под руководством США, который обеспечивал баланс сил в каждом регионе, и правового порядка под руководством Европы, который стремился написать правила для нашего взаимозависимого мира — в все, от свободной торговли и выбросов в атмосферу до финансовых операций и геноцида.Фоном для украинского кризиса является разрушение системы безопасности под руководством США по мере подъема незападных держав и пересмотра своей внешней политики США после десятилетия войны. Запад, похоже, все чаще пытается компенсировать свое нежелание использовать военную мощь «вооружением» международного правопорядка — то есть, используя финансовые санкции, замораживание активов и международное право, чтобы определять выбор ревизионистских держав.

Расширенная Европа

1.Повышение ставок в России. В будущем , аннексия Крыма может выглядеть переломным моментом для самой России. Это резко усилило внутреннюю политическую и экономическую напряженность, с которой уже столкнулся авторитарный режим Путина, и, таким образом, создало внутреннюю скороварку, которая может относительно быстро породить либо полноценный авторитаризм, либо крах режима — точные контуры исхода остаются неизвестными. угадайте пока.

2.Открытый вызов европейскому порядку. Аннексируя Крым и вторгаясь в Украину, Россия подняла фундаментальные вопросы о принципах европейского порядка. Россия всегда была против принципа, согласно которому страны могут свободно выбирать свои союзы, и постоянно, хотя часто и тайно, пыталась сорвать расширение НАТО на своих соседей. Но сейчас Путин открыто оспаривает эти принципы. Россия хочет как восстановить, так и заново легитимизировать сферы влияния как организующий принцип европейского порядка.Это прямой вызов Европе и Западу в целом: хотя некоторые страны могут быть готовы безоговорочно принять взгляд России на европейский порядок, ни одна из них не может позволить себе сделать это открыто. Но кажется даже менее вероятным, чем раньше, что Россия примет заказ, проводимый Западом.

Международное право

3. Конкурс на соответствие международным нормам. Мы сталкиваемся с оспариваемой международной нормативной территорией. Действия России при Путине представляют собой двойную атаку на западные идеи международного порядка.Во-первых, Путин бросает вызов принципиальным основам западной политики, утверждая, что США и Европа только делают вид, что уважают международное право, но на самом деле счастливы действовать вне его, когда на карту поставлены их интересы. В качестве доказательств он приводит Косово, Ирак и Ливию. Во-вторых, он представляет по существу нелиберальное видение миропорядка, которое, как он утверждает, является более реалистичным, основанное на сферах влияния, противодействии расширению прав и возможностей народа и поддержке собственной национальной или языковой группы — во всех отношениях прямая противоположность западным идеям либерального порядка. .

4. Запад теряет все остальное. Несмотря на то, что применение Россией силы для аннексии территории создало прецедент, угрожающий повсеместным беспорядком, мир не встал на сторону Запада. Большое количество воздержавшихся при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН показывает, что многие страны рассматривают это как борьбу между блоками власти, а не как фундаментальный вопрос международного порядка, и не принимают самоидентификацию Запада как защитника либерального порядка.«Остальные», то есть незападные страны, сочли некоторые действия, процитированные Путиным, вызывающими беспокойство, и не отделяют свои взгляды на поддерживаемый Западом либеральный порядок от своей убежденности в том, что Запад пользуется неоправданно привилегированным положением в международном масштабе. система. Мы должны отвергнуть любую эквивалентность противоречивых действий Запада и действий России на Украине, но нам также необходимо пересмотреть и укрепить международные основы либерального видения.

Ближний Восток и Северная Африка

5. Начало конца санкций. Противники Запада на Ближнем Востоке наиболее остро пострадали от карательных экономических санкций под руководством США — со стороны Ливии и Ирака, а с недавних пор и Ирана, которые продолжаются и по сей день. Кризис на Украине может означать начало развязки экономических санкций как предпочтительного инструмента современной силы принуждения США. Если идти вслед за Россией, которая занимает 9 -е 9 крупнейших мировых экономик, то это может означать перегиб в экономическом принуждении, который война в Ираке продемонстрировала на военной арене.Ожидайте некоторого ускорения усилий со стороны «альянса находящихся под угрозой» по разработке вариантов обхода (банковские и платежные системы, резервные валюты), чтобы изолировать себя от Управления по контролю за иностранными активами Казначейства США. Это будет иметь последствия для Ближнего Востока и далеко за его пределами. И Европа тоже может захотеть подвергнуть сомнению желательность того, чтобы быть настолько уязвимой для пристрастий казначейства США — как показывает нынешнее затруднительное положение BNP Paribas.

6. Ищем энергию в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Любая европейская стратегия по снижению энергетической зависимости от России неизбежно обратит внимание на Ближний Восток. Наряду с существующими источниками в Алжире и государствах-членах Совета сотрудничества стран Персидского залива, украинский кризис может сделать иранский энергетический рынок, находящийся под санкциями, еще более привлекательным, поощряя российско-иранскую конкуренцию, а не сотрудничество. Или Европа может переориентировать внимание на Ливию и вернуть свои потенциальные 1,6 миллиона баррелей в день обратно в онлайн, или увидеть новые возможности в курдском или других регионах Ирака, особенно с учетом новых вариантов трубопроводов через Турцию.Перспективы серьезного поворота в области энергетики на Ближнем Востоке могут оказаться столь же неуловимыми, сколь и дразнящими, но они должны быть в поле зрения Европы.

Азия и Китай

7. Азиатские страны соревнуются за Путина. По мере роста напряженности в Азии многие страны региона пытаются укрепить свои стратегические отношения с внешними державами — и, несмотря на их действия на Украине, даже западные союзники в Азии продолжали ухаживать за путинской Россией.Например, премьер-министр Японии Синдзо Абэ открылся для России, потому что он добивается территориального урегулирования по четырем островам, на которые претендуют и Токио, и Пекин, и хочет помешать России присоединиться к стороне Китая. Точно так же Южная Корея заинтересована в сотрудничестве Москвы с Северной Кореей. Для сравнения, европейцы не имеют в Азии рычагов воздействия, которые позволили бы им заручиться полным сотрудничеством азиатских стран по таким вопросам, как Крым и Украина.

8. Азия ненавидит западное вмешательство даже больше, чем самоопределение. Учитывая, что многие азиатские страны беспокоятся о своих сепаратистских регионах, можно подумать, что они выступят против аннексии Крыма Россией. Но кризис на Украине показывает, как они еще больше беспокоятся о вмешательстве Запада. Имея выбор между самоопределением и священным суверенитетом, Азия в основном выбирает последнее. Даже Индия, которая должна беспокоиться о любом референдуме об отделении из-за проблемы Кашмира, и особенно Китай, который видит шанс вовлечь Россию в свои территориальные гамбиты.

Европейский Союз

9. Эскалация европейского единства. В прошлом отношения с Россией были самым спорным вопросом в европейской внешней политике. Но ЕС сохранил сплоченность, отвечая на агрессию Путина ограниченными санкциями, политической и экономической поддержкой нового украинского руководства и поддержанием дипломатических каналов с Россией. Польша и страны Балтии хотели более смелого ответа, но пошли на компромисс во имя европейского единства.Недавнее решение болгарского правительства приостановить строительство «Южного потока» показывает, что давление Еврокомиссии работает. И Европа по-прежнему обладает оружием массового уничтожения, которое дает ей рычаг воздействия на Россию: доступ к ее финансовому сектору. ЕС должен работать над тем, как настроить это оружие и использовать его в качестве сдерживающего фактора.

10. Риск разобщения при деэскалации. Однако кризис также показал, что это единство, сколь бы ценным оно ни было, было хрупким и лишенным лидерства.В частности, ни Веймарский треугольник, ни Вышеградская группа — два формата, которые могли бы дать более сильные импульсы как для антикризисного управления, так и для долгосрочной стратегии в отношении стран Восточного партнерства и России — не были эффективными. Несомненно, многие страны, ранее наиболее активно участвовавшие в восточной политике ЕС (Польша, Германия, Словакия, Чешская Республика, Венгрия), сумели договориться о реакции на происходящие в Украине события с относительно низким общим знаменателем. Но они по-прежнему разделены по долгосрочным вопросам, которые будут определять политику ЕС в будущем: в первую очередь, возможный энергетический союз и уроки, извлеченные из провала саммита в Вильнюсе.Конкурирующие интерпретации ошибок, допущенных ЕС в своей политике по отношению к восточным партнерам («плохое сообщение об этой политике России» или «недостаточное предложение Украине»), могут затруднить сохранение нынешнего консенсуса.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Украина говорит, что пришло время России уйти после саммита Байдена и Путина

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба выступает во время интервью в Киеве, Украина, 17 июня 2021 года.REUTERS / Глеб Гаранич

КИЕВ, 17 июня (Рейтер) — Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил в четверг, что приветствует жесткие заявления президента США Джо Байдена во время его встречи с президентом Владимиром Путиным на этой неделе и сказал, что сейчас настало время заставить Россию уйти из Украины. .

Во время первой реакции украинского правительства на высоком уровне после саммита Байдена и Путина в Женеве в среду Кулеба сказал Рейтер, что переговоры не вызвали никакого беспокойства для Киева.

«Этот саммит продемонстрировал, что Америка вернулась, и теперь пора заставить Россию отступить с Украины», — сказал Кулеба в интервью, добавив, что Москва не имеет права вето на вступление Украины в НАТО.

Киев опасался того, что Байден и Путин заключат сделку о будущем Украины за его спиной.

«Президент Путин не видел … никакого приглашения к переговорам со стороны США по украинскому вопросу», — сказал Кулеба. «И это принципиальный вопрос, потому что мы договорились с Соединенными Штатами, что никакие сделки по Украине не будут заключаться без Украины, и Америка сдержала свое обещание».

Аннексия Москвой Крымского полуострова у Украины в 2014 году и ее поддержка сепаратистов на востоке Украины являются одними из ряда факторов, которые сильно обострили отношения между Россией и США в последние годы.

Президент Владимир Зеленский сообщил Reuters на этой неделе, что он получил заверения от Байдена в том, что Украина не будет использоваться в качестве инструмента торга.

Зеленский призвал членов НАТО ускорить заявку Украины на присоединение к альянсу после противостояния с Москвой в этом году, в результате которого Россия сосредоточила дополнительные войска и военную технику у границ Украины.

Кремль заявил в четверг, что это будет «красная линия» для России. подробнее

Киев разочарован явным нежеланием некоторых европейских членов НАТО, не желающих противодействовать Москве, принять Украину.

Даже Байден, обещая поддерживать территориальную целостность Украины, заявил на саммите НАТО в Брюсселе в понедельник, что Украина должна искоренить коррупцию и соответствовать другим критериям, прежде чем она сможет присоединиться к альянсу.

Кулеба сказал, что Украина усиливает словесное давление на НАТО, потому что она остается «в вакууме безопасности» даже во время борьбы с поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке.

«Мы не являемся членами какого-либо альянса безопасности … Так что да, мы — нация, отчаянно ищущая безопасности.И это побуждает нас проявлять активность, проявлять настойчивость, если позволите », — добавил Кулеба.

Байден будет принимать Зеленского в Белом доме в июле.

Репортаж Сергея Каразы и Маргариты Чернокондратенко; сценарий Матиаса Уильямса; редакция Александр Смит

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

Война в России и Украине весной 2021 года

21 сентября 2021 г.

Этот документ является частью программы обучения руководителей CSIS «Понимание российских военных сегодня ».

Сводка

Сосредоточение войск и техники России вдоль ее границы с Украиной в апреле 2021 года напомнило о вторжении России на Украину в 2014–2015 годах и вызвало опасения по поводу нового раунда российской агрессии против своего соседа. Хотя наихудший сценарий не реализовался, эти события требуют пристального внимания и тщательного исследования, поскольку они могут повториться, если руководство России решит, что их интересы национальной безопасности снова окажутся под угрозой.

Несколько наблюдений вытекают из подробного анализа паники этой весной войны между Россией и Украиной. Во-первых, заявления о численности задействованных российских войск в некоторых отношениях вводили в заблуждение — большинство войск, о которых идет речь, уже находились на границах Украины после прошлых вторжений. Во-вторых, российские вооруженные силы, участвовавшие в этих учениях, отрабатывали сложные сценарии, включая окружение Операции объединенных сил Украины на Донбассе и блокирование доступа Украины к Черному морю.В-третьих, российские публичные оправдания передвижения войск и техники вблизи границы с Украиной при ближайшем рассмотрении оказались неубедительными. Похоже, что главной движущей силой действий России было желание послать сигналы новой администрации США, а именно, что администрация Байдена не должна пытаться оспаривать статус-кво по отношению к Украине, приближая ее к Организации Североатлантического договора. (НАТО) или помощь в освобождении частей оккупированного Донбасса. Наконец, хотя России, возможно, и удалось послать конкретные сигналы администрации Байдена, ожидаемый эффект имел неприятные последствия в случае с Украиной.

Введение

В апреле 2021 года внимание международного сообщества было приковано к последнему витку напряженности между Украиной и Россией. Киев и его международные партнеры обвинили Москву в неспровоцированном сосредоточении войск и техники вдоль украинской границы. В то же время Москва вела себя так, как будто ничего необычного не происходило, и представила это как очередной раунд проверки готовности российских вооруженных сил после зимнего периода учений. 1

Для России нет ничего необычного в использовании проверок готовности вооруженных сил для отработки сложных сценариев с участием масс войск и техники.Например, в апреле 2019 года Черноморский флот России и 4-я армия ВВС и ПВО Южного военного округа отработали различные элементы ведения боевых действий высокой интенсивности в регионе против гипотетической угрозы со стороны США и НАТО.

Что было необычно, так это масштаб и размах российских военных действий возле украинской границы весной 2021 года. Отчеты и фото- и видеоматериалы о передвижении техники и войск российских вооруженных сил к границе с Украиной напоминали действия России в 2014 году. –15.В то время Россия разместила войска вдоль украинской границы, некоторые из которых принимали участие в боевых действиях на Донбассе. Учитывая этот опыт, массовое перемещение техники и войск в этом году заставило некоторых экспертов задуматься о наихудшем сценарии — тотальной агрессии России против Украины, — которая выйдет за рамки более ограниченного применения силы в 2014–2015 годах.

Паника, связанная с войной весной 2021 года, подняла несколько интересных вопросов. Во-первых, сколько российских войск было задействовано? Во-вторых, к каким возможным сценариям готовились российские войска вдоль украинской границы? В-третьих, каких грандиозных стратегических целей Россия хотела достичь с такой массовой концентрацией техники и войск? И, наконец, какие более широкие геополитические последствия могла иметь эта паника, связанная с войной?

Что было необычно, так это размер и размах российских военных действий возле украинской границы весной 2021 года.Отчеты и фото- и видеоматериалы о передвижении военной техники и войск РФ к границе с Украиной напоминали действия России в 2014–2015 годах.

Размеры дислокации в России

По словам пресс-секретаря Пентагона Джона Кирби, весеннее развертывание российских войск у границы с Украиной было крупнейшим с 2014 года. Примечательно, что министерство обороны США отказалось предоставить точные статистические данные о количестве российских войск, подведенных к украинской границе.Тем не менее, в конце марта Европейское командование США повысило уровень дозора с «возможного кризиса» до «потенциального неминуемого кризиса». Он также увеличил скорость полета своих платформ разведки, наблюдения и разведки (ISR), чтобы лучше понять ситуацию на земле. Украинские власти утверждали, что численность российских войск вдоль общей границы к середине апреля увеличилась до 100–120 000, что, согласно публичным заявлениям, было более или менее принято на Западе как точное число.

13 апреля министр обороны России Сергей Шойгу впервые подтвердил, что переброска дополнительных войск действительно имела место. В частности, он сообщил, что две общевойсковые армии (САА) и три соединения ВДВ были переведены на западную границу в рамках проверки готовности после зимнего периода учений. В последующем заявлении министр Шойгу уточнил, что речь идет о соединениях 41-й и 58-й САА, а также 7-й и 76-й десантно-штурмовых дивизий и 98-й воздушно-десантной дивизии.

Еще до того, как Москва начала весной переброски техники и войск к западной границе, там уже находилось почти 87 000 российских военнослужащих. Это стало прямым результатом принятых Россией в 2014–2016 годах решений о создании постоянной военной инфраструктуры вблизи границы с Украиной и в оккупированном Крыму. В результате в 2015 году штаб 20-й САА был переведен в Воронеж из Нижнего Новгорода, а в 2016 году в подчинении этой армии были созданы две мотострелковые дивизии (3-я и 144-я).В конце 2016 года в Ростовской области была воссоздана 8-я САА, под ее контролем 150-я мотострелковая дивизия и два корпуса в оккупированных частях Донбасса. В 2017 году Россия сформировала 22-й армейский корпус в Крыму. Согласно украинским оценкам, предоставленным Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в июле 2020 года, Россия может сформировать 28 батальонных тактических групп (БТГ), используя соединения только по другую сторону границы, без каких-либо дополнительных развертываний. Таким образом, большинство сил, указанных в учениях, уже присутствовало.По оценкам Украины, предоставленным ОБСЕ в июне 2021 года, только 12000 российских военнослужащих были выведены с границы, а остальные остаются на своих местах. В результате количество оставшихся войск примерно равно количеству войск, которые находились на границе до учений.

К заявлениям министра Шойгу о том, что два дополнительных ВГА и три других соединения воздушно-десантных войск были переброшены к западной границе, следует отнестись со скепсисом. Если Россия на самом деле собрала не более 100 000–120 000 военнослужащих вблизи границы с Украиной, и почти 87 000 военнослужащих уже были там, это означает, что фактически были развернуты только некоторые части этих дополнительных формирований.В противном случае общие цифры были бы намного выше, поскольку в каждом российском САА сейчас насчитывается не более 20–30 тысяч военнослужащих, а в каждой десантной дивизии — от 6000 до 6500 военнослужащих. Заявление Шойгу, вероятно, было сделано намеренно, как часть целенаправленной кампании, направленной на то, чтобы российские силы, развернутые рядом с Украиной, выглядели более грозными, угрожающими и убедительными.

Еще до того, как Москва начала весной переброски техники и войск к западной границе, там уже находилось почти 87 000 российских военнослужащих.Это стало прямым результатом принятых Россией в 2014–2016 годах решений о создании постоянной военной инфраструктуры вблизи границы с Украиной и в оккупированном Крыму.

Сценарии России

Учитывая, как в прошлом российские вооруженные силы использовали проверки готовности после зимних тренировок для отработки сложных сценариев, можно предположить, что такая же ситуация имела место этой весной. Действительно, для российского Генштаба было бы странно создавать такую ​​концентрацию сил без проработки каких-то сценариев и оперативных планов.Чтобы Россия пользовалась доверием в глазах целевой аудитории на стратегическом уровне, российские вооруженные силы должны пользоваться доверием на оперативном уровне, что означает активное выполнение и улучшение их сценариев и оперативных планов.

Есть достаточно оснований утверждать, что российские вооруженные силы вблизи украинских границ практиковали либо ограниченный удар, чтобы заблокировать доступ Украины к Черному морю, либо более амбициозный план по окружению всех украинских сил на востоке.

Во-первых, согласно источникам, использующим разведывательные данные из открытых источников (OSINT), таким как Conflict Intelligence Team и российским публичным объявлениям, дополнительные формирования и войска были переброшены в оккупированный Крым (части 58-й САА и дивизии воздушно-десантных войск) и Район 20-й ЦГА (входит в состав 41-й ЦГА), который сосредоточен вдоль северо-востока Украины.Такая концентрация примечательна, поскольку она была сделана на флангах Операции объединенных сил Украины на Донбассе, основной задачей которой является сдерживание подконтрольных России сил в регионе. Развертывая дополнительные войска в этом регионе, Москва намекала на возможность окружения Операции объединенных сил Украины (от 30 до 35 тысяч военнослужащих). В то время как силы 8-го САА могли контролировать скованные украинские силы на фронте в Донбассе, российские силы будут наносить удары одновременно из Крыма и Воронежской области, чтобы окружить украинские силы.

Два других фактора подтверждают эту гипотезу. Во-первых, когда в сентябре прошлого года на полигоне Капустин Яр разыгрались основные операции стратегического командно-штабного учения «Кавказ-2020», личный состав 58-й и 20-й САА был задействован в разработке сценария, предусматривавшего окружение силы противника за счет комбинированного двухфлангового удара, сходящегося в тылу, и одновременного отражения контрударов противника. Этот сценарий напоминает ситуацию весны 2021 года, когда Россия усилила оккупированный Крым на юге частями 58-й САА и парашютно-десантных формирований, а также 20-й САА на северо-востоке вместе с 41-й САА.

Во-вторых, когда российские старшие офицеры сравнивали «Кавказ-2020» и «Кавказ-2016», они заявили, что во время последнего учения российские силы практиковали «локализацию гипотетического приграничного вооруженного конфликта в зоне ответственности Южного военного округа», тогда как итерация 2020 года была сосредоточена на «локализации гипотетического приграничного вооруженного конфликта в зоне ответственности Южного военного округа». локализация межгосударственного конфликта с привлечением иностранных сил ». Смена акцента предполагает, что амбиции российского военного руководства возросли за последние четыре года по мере развития и совершенствования вооруженных сил.На Кавказе-2016 российские войска отрабатывали сценарий Донбасса 2014-2015 годов (т.е. стабилизацию ситуации ограниченными силами в случае гипотетического украинского наступления). В 2020 году масштабы дислокации России были намного больше, поэтому основной элемент прошлогодних стратегических командно-штабных учений «Кавказ» проводился на полигоне Капустин Яр. Его размеры (60 км в ширину и 120 км в глубину) намного больше, чем у хребта Опук (30 км в ширину и 15 км в глубину, где проходил главный эпизод Кавказ-2016) и позволяют проводить гораздо более сложные и амбициозные сценарные упражнения.К этой категории относится гипотетическая попытка окружить Операцию объединенных сил Украины на Донбассе.

Весной 2021 года в Крыму также происходило активное передвижение войск. Из-за ограниченного пространства для маневра на полуостров были переброшены только части 58-й дивизии САА и воздушно-десантных войск. Бригады связи как 58-й САА, так и воздушно-десантных войск присутствовали на полуострове во время проверки готовности после зимнего периода учений. Этот факт согласуется с официальными заявлениями о том, что войска в оккупированном Крыму отрабатывали развертывание межведомственной группировки войск на оперативном направлении.Способность войск эффективно разворачиваться и сражаться в новых местах зависит от эффективной связи и взаимодействия бригад связи.

Примечательно также, что российские вооруженные силы перебросили в оккупированный Крым десантные корабли Балтийского флота, Северного флота и Каспийской флотилии. Десять тысяч военнослужащих были задействованы в активной фазе учений под руководством министра обороны России и начальника генерального штаба на полигоне Опук, частично или полностью блокируя выход Украины к морю.Эти десантные корабли позволили россиянам отработать высадку как минимум двух БТГ. Одновременно не менее 2000 военнослужащих десантировались в оперативную глубину обороны гипотетического противника, эффективно прорвав оборонительный пояс противника и сделав уязвимым его тыл. Эти российские десантники обычно используются для отражения возможных контратак противника и оптимизации дальнейших наступательных движений дружественных войск. На всех этапах учений войска поддерживали боевые вертолеты, тактико-оперативные истребители и бомбардировщики.Комбинированные десантные и десантные десанты, движение БТГ по суше и огневая поддержка с воздуха частично или полностью заблокировали бы доступ Украины к морю. Эшелон командования и управления (C2) практиковал использование сетей и оборудования командования, управления, связи и компьютерной ISR (C4ISR) для принятия более быстрых и своевременных решений. Частичное или полное блокирование Россией доступа Украины к Черному морю означало бы еще один серьезный удар по экономике Украины, которая в значительной степени зависит от черноморских портов в плане экспорта сельскохозяйственной продукции, а также металлов и химикатов.

Масштабные и комплексные тренировки в оккупированном Крыму этой весной можно увидеть и с другой точки зрения. Большая часть российских войск на полуострове не участвовала в учениях «Кавказ-2020», поскольку основной сценарий отрабатывался внутри страны (на хребтах Прудбой и Капустин Яр). По сравнению с учениями «Кавказ-2016», когда основной элемент проходил на полигоне Опук, силы и полигоны в Крыму практически не участвовали. Сложные учения этой весны на полигоне Опук можно рассматривать как своего рода компенсацию за прошлогоднее невмешательство.

Таким образом, передвижение и развертывание войск и техники весной 2021 года дает достаточно оснований для того, чтобы утверждать, что россияне отрабатывали сложные сценарии (полная или частичная блокировка украинского доступа к Черному морю), как они это делали в оккупированном Крыму, и намекали на возможность более амбициозного сценария (окружение контингента ООС на Донбассе).

Причины действий России

По мере развития событий Россия пробовала разные аргументы, чтобы оправдать свое решение сосредоточить беспрецедентное количество войск и техники вдоль своих границ с Украиной, в том числе:

  • Как предположил министр Шойгу, это была защитная реакция на У.Учения S./NATO Defender Europe 2021;

  • Это был упреждающий ход для сдерживания возможного украинского наступления на Донбасс;

  • Русские опасались, что украинцы, вдохновленные прошлогодними успехами Азербайджана в нагорно-карабахском регионе, предпримут еще одну попытку освободить части оккупированного Донбасса; и

  • Передвижение украинских войск на Донбасс было доказательством того, что Киев замышлял что-то гнусное.

Аргументы не выдерживают критики.Украина не участвовала в учениях НАТО Defender 2021, которые проводились в основном на Балканах и в гораздо меньшем масштабе по сравнению с развертыванием России в апреле этого года. То же самое и с идеей о том, что успехи Азербайджана могут побудить Украину переключить свою позицию на Донбассе со стратегической обороны на наступательную. Это правда, что Украина в 2018 и 2020 годах закупила оборудование, такое как беспилотные боевые летательные аппараты (БЛА) Bayraktar TB2, что способствовало успехам Азербайджана в нагорно-карабахском регионе.

Тем не менее, украинским вооруженным силам все еще не хватает критической массы систем (ISR, C2, радиоэлектронной борьбы, огня дальнего действия и высокоточных боеприпасов) для ведения современной войны, которая основана на способности одновременно сражаться на передовой и не позволять противникам вводить подкрепление с тыла. Без критической массы технологий для современных глубоких операций со стороны Украины было бы неосмотрительно переходить от стратегической оборонительной позиции на Донбассе к наступательной.Периодические ротационные перемещения украинских войск к линии фронта и обратно не являются чем-то необычным, поскольку они осуществляются непрерывно с 2014 года.

Что повлияло на решение Москвы о вводе дополнительных войск этой весной? Две причины кажутся более правдоподобными, чем другие. Во-первых, 20 января 2021 года Джо Байден вступил на пост президента США. Во время президентской кампании Байден был самым откровенным кандидатом в отношении Украины; будучи кандидатом в президенты, он пообещал сделать Украину одним из основных элементов своей внешней политики и выразил готовность увеличить помощь в области оборонного вооружения.С момента входа в Белый дом Байден и его команда сделали ряд заявлений, демонстрирующих поддержку украинских властей. Учитывая такие заявления, вполне вероятно, что российское правительство решило действовать упреждающе и обеспечить статус-кво на границах России. В России доминирует эскалация, и попытки США и Украины изменить статус-кво, установившийся после событий 2014–2015 годов, будут дорогостоящими. Россия ясно дала понять своим ограниченным военным вмешательством в Донбасс, что не позволит Украине полностью восстановить порядок и суверенитет в регионе.

Другой вероятной причиной было предотвращение членства Украины в НАТО. В заявлениях украинских официальных лиц, в том числе главы Министерства обороны Украины, выражена заинтересованность в участии в Плане действий по членству в НАТО в 2021 году. Широко известно, что евроатлантическая интеграция Украины — это не стартер для России. В результате Москва решила действовать упреждающе и наглядно продемонстрировать членам НАТО риски, связанные с возможной интеграцией Украины в НАТО.Как ясно дал понять Владимир Путин в своей последней статье о России и Украине, Москва сделает все, что в ее силах, чтобы страны бывшего Советского Союза не стали плацдармом для антироссийской активности внешних держав, что в первую очередь означает США и НАТО.

Последствия

Похоже, что России удалось относительно успешно донести это послание до одной из своих целевых аудиторий. Президент Байден и его команда приняли идею «стабильных и предсказуемых» отношений с Россией, что на практике означает U.С. отказ предпринять шаги, которые могут радикально изменить нынешний статус-кво и пересечь красные линии России. Таким образом, во время саммита НАТО в Брюсселе в июне 2021 года союзники официально подтвердили решение саммита в Бухаресте 2008 года о том, что Украина однажды станет членом НАТО. Но с другой стороны, публичные заявления правительства США ясно дали понять, что Вашингтон не поддерживает вступление Украины в НАТО в ближайшем будущем.

Еще более показательно, что во время паники весенней войной администрация Байдена рассматривала вариант предоставления Украине чрезвычайного пакета оборонительной военной помощи на сумму 100 миллионов долларов, но в конце концов решила не продолжать.Такую нерешительность можно также рассматривать как принятие идеи о том, что бесполезно бросать вызов России на ее периферии, где у нее преобладают силы и мощь.

С другой стороны, только Россия виновата в желании Украины вступить в НАТО. Чем больше Москва угрожает Украине постоянной военной инфраструктурой или перемещением дополнительных войск и техники, тем больше Украина хочет вступить в НАТО, поскольку последний видит, как быстро может ухудшиться обстановка безопасности без конкретных гарантий безопасности, которые предоставляет НАТО.

Поразительно, как во время этой военной паники президент Украины Владимир Зеленский изменил свое отношение к интеграции в НАТО. Его публичные заявления изменились от некоторой двусмысленности во время президентской кампании 2019 года до полной поддержки этой весной. В этом история повторилась. Еще на президентских выборах 2014 года Петр Порошенко также не был решительным сторонником интеграции в НАТО, считая, что такой подход может принести мир на Донбассе. Это не помогло, и активное использование российских сил на Донбассе не оставило Украине альтернативы, кроме как попытаться вступить в НАТО.То же самое и сегодня. Российские угрозы и агрессивные действия могут повлиять на целевую аудиторию на Западе так, как того желает Москва, но в отношении Украины это будет иметь противоположный эффект. Другой украинский лидер сейчас однозначно хочет, чтобы его страна вступила в НАТО.

Николай Белесков — научный сотрудник Национального института стратегических исследований при Президенте Украины. Ранее работал в Украинском институте мировой политики.

Взгляды в тексте являются авторскими и не отражают официальную позицию Национального института стратегических исследований и Офиса Президента Украины.

Эта публикация финансировалась Стратегической инициативой России, Европейское командование США в Штутгарте, Германия. Мнения, аргументы, точки зрения и выводы, выраженные в этой работе, не отражают точку зрения RSI, US EUCOM, Министерства обороны или правительства США.

Этот отчет подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики.Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в этой публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2021 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

См. Ссылки в PDF-файле.

причин для больших «промахов» — политика ЕС в отношении Украины

Политика ЕС в отношении Украины и России остается неизменной, несмотря на критические голоса, призывающие изменить политику ЕС в отношении России, особенно в Германии.ЕС подчеркивает европейское единство, поддерживая режим санкций против России, одновременно поддерживая дипломатические каналы и поддерживая украинскую политику территориальной целостности, и его далеко идущее соглашение об ассоциации с Украиной вступило в силу. [1] В глазах ЕС только путинская Россия представляет собой виновную сторону кровавого конфликта.

2 Против этой позиции я буду утверждать, что со стратегической точки зрения политика ЕС в отношении Украины имела по крайней мере три недостатка:

  • Это одновременно тревожно и, возможно, показательно, что ЕС проигнорировал предупреждения о возможной жесткой реакции со стороны России. если Украина повернет на запад и станет частью сферы влияния ЕС.
  • Также совершенно очевидно, что ЕС довольно романтично понимал внутреннюю ситуацию в Украине.
  • Наконец, ЕС был и остается довольно равнодушным к вопросу о том, какие негативные последствия может иметь соглашение об ассоциации для самого ЕС.

3Почему ЕС принял этот курс, объяснить непросто. Традиционных объяснений, основанных на идее о том, что деятельность ЕС представляет собой не что иное, как экспорт норм, в данном случае недостаточно.Судя по всему, между Россией и ЕС существовала и до сих пор существует серьезная конкуренция за власть. Следовательно, есть все основания искать дополнительные объяснения.

4 Далее я опишу украинский конфликт как главный катализатор изменений в мировой политике, изобразлю природу конфликта как интеграционное соперничество между ЕС и Россией, а затем перейду к болезненной внутренней ситуации на Украине. Далее я более подробно проанализирую отсутствие у ЕС Realpolitik, прежде чем я буду утверждать, что в свете многочисленных кризисов, с которыми сталкивается ЕС, принятие ответственности за Украину может стать огромным бременем для ЕС.Затем я рассмотрю некоторые теоретические подходы к ошибкам в политике ЕС и, наконец, затрону важный вопрос о том, какая политика может превратить Украину в более мирную и стабильную страну. Предлагаемый курс действий в этом документе потребует болезненных шагов со стороны ЕС. Реакция Москвы и ее выбор политики также остаются фактором неопределенности, и готовность Украины идти по этому пути также сомнительна. Это показывает, что идеального решения не существует. ЕС застрял в лабиринте, из которого очень сложно выбраться.

5 Тезис 1: Конфликт из-за Украины вызвал серьезные изменения в мировой политике к худшему и оставил Украину в руинах. С одной стороны, Россия дестабилизировала европейский политический порядок; с другой стороны, очевидно, что ЕС допустил серьезные внешнеполитические ошибки в своей политике в отношении Украины. [2] В контексте украинского кризиса доминирующий нарратив в мировой политике изменился. Кроме того, конфликт вызвал серьезные вопросы о характере и будущем роли ЕС в мировой политике.

6 Конфликт на Украине вызвал заметное изменение в дискуссиях о состоянии мирового порядка. До конфликта аналитики и политики обсуждали и практиковали «гуманитарные интервенции», обсуждали «демократический мир» и разработали «Доктрину ответственности за защиту» (R2P), то есть международное сообщество должно поддерживать государство, не способное гарантировать прав человека, а в крайних случаях даже военное вмешательство. Четкая конечная цель доминировала в дискурсе о мировой безопасности: глобальное управление.Этому изменению в значительной степени способствовала борьба. В настоящее время в заголовках преобладают статьи о геополитике и даже о Второй холодной войне. Одной из важных причин этих изменений является реакция России и Запада на внутренние потрясения и политические преобразования на Украине.

7 Конфликт оставил Украину в руинах, и отношения Запада с Россией в настоящее время намеренно заблокированы:

  • Несмотря на 2-е прекращение огня в феврале 2015 г. [3] люди все еще гибнут в результате военных действий на Украине — более десяти тысяч человек [4] на сегодняшний день — военные преступления совершают повстанцы, но также и силы, сражающиеся за Киев.Россия и Украина обвиняют друг друга в несоблюдении положений соглашения о прекращении огня.
  • Де-факто , Крым больше не является частью Украины, а является частью России, хотя Украина и Запад справедливо называют это аннексией и грубым нарушением международного права. Однако для России поглощение Крыма означает защиту русского народа и выражение свободной воли населения Крыма.
  • Российские войска все еще присутствуют на востоке Украины.Можно себе представить распространение восстания на другие регионы, население которых склоняется к России.
  • ЕС (и США) установили режим санкций (положения против физических лиц и торговые ограничения), который все еще действует. Россия ответила аналогичными мерами. [5]
  • НАТО согласовала ряд «адаптивных» (адаптация структуры сил НАТО к новому типу кризиса) и «гарантийных» мер, которые включают предварительное размещение техники в государствах-членах на восточном фланге, а также как развертывание четырех многонациональных батальонов на ротационной основе в Прибалтике и Польше.[6]

8 ЕС обвиняет Россию в этой катастрофе. Действительно, внутренняя и внешняя политика России идет по опасному пути. Внутри страны демократическая культура отступает. Во внешней политике Россия пыталась противопоставить Западу наступательную политику — или, с точки зрения Москвы, остановить западный экспансионизм — и заявляет о своей готовности защищать русский народ за пределами территории России (по словам российских официальных лиц, цифра 30 миллионов). [7]

9Дискуссия о том, отвергает ли Россия идею «европеизации» и отказывается от европейских норм, ведется по крайней мере с середины первого десятилетия этого столетия.[8] Суть здесь более узкая: а именно, что политика ЕС в отношении Украины открыла для Путина окно возможностей завладеть Крымом и спровоцировать и поддержать кровавую борьбу на востоке Украины. В этом конкретном деле действия Путина не стали неожиданностью, поскольку его политика зашла в тупик. Традиционные методы влияния России перестали действовать. Вариантов было всего две: либо признать поражение, либо применить другие методы воздействия.

10В Брюсселе действия Путина ударили по неподготовленным институтам.Следовательно, вообще не было планов, как реагировать на наступательный подход России. Несмотря на то, что главный спорный вопрос, соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной, вскоре вступит в полную силу и, таким образом, ЕС достиг своей главной политической цели, есть много свидетельств того, что серьезная самокритика необходима. Политические круги Брюсселя, похоже, еще не готовы к серьезной самокритике. [9]

11 Украинский кошмар также ставит под сомнение самооценку ЕС как международного игрока.Традиционные представления о «гражданской власти» больше не кажутся уместными. Ряд политических подставных лиц пытаются использовать кризис, например, как предлог для превращения ЕС даже в традиционный тип международного игрока, призывая, например, к «европейской сверхдержаве».

12 Как развивался конфликт и каков его характер?

13 Тезис 2: Украина была объектом силового соперничества между ЕС и Россией, в котором каждая сторона хотела расширить свое влияние на Украину.ЕС хорошо осознавал это соперничество. Поэтому ответственные лица поспешили к подписанию соглашения об ассоциации с Украиной, проигнорировав интересы России. Проблема: эта политика предполагала, что Путин будет применять только те методы, которые использовались в прошлом. Возможные ответные действия России на основе другого набора инструментов не были приняты во внимание.

14 До 2013 года Украина боролась в основном с Россией. Речь идет о долгах Украины перед Россией, последующей реакции Москвы и упреках России в том, что Украина незаконно продала российский газ Западу.Крым, где у России находилась крупная военно-морская база, был дополнительным серьезным препятствием в отношениях Украины с Россией. Севастополь всегда был важным центром для демонстрации военно-морской мощи России в глобальном масштабе. Несмотря на то, что обе стороны смогли подписать соглашение, которое позволяет России содержать базу, [10] Крым оставался потенциальной зоной конфликта. Дума, например, издала постановления о том, что Крым принадлежит России, и власти раздавали российские паспорта гражданам в Крыму. [11]

15 В тени этих конфликтов ЕС проводил политику сближения Украины с ЕС посредством своей Политики Восточного партнерства с соглашением об ассоциации в качестве ее основной части.Соглашение имеет далеко идущие последствия и характеризуется как «новаторский документ». Официально

16

«Это первое соглашение, основанное на политической ассоциации между ЕС и любой из стран Восточного партнерства, беспрецедентное по своей широте (количество охваченных областей) и глубине (детализация обязательств и сроки)». [12]

17 Россия, напротив, намеревалась включить Украину в формирующийся Евразийский экономический союз (ЕАЭС). С точки зрения Путина, Украина представляла собой даже «жемчужину в короне» ЕЭС, потому что « не было жизнеспособного, прочного Евразийского Союза без Украины. ”[13]

18 Однако с «» двумя конкурирующими проектами будущего Украины — одним из ЕС и одним из России — прямая конкуренция была лишь вопросом времени. »[14] Конфликт перерос в конфликт между ЕС и Россией в ноябре 2013 года, когда тогдашний президент Украины Виктор Янукович решил не подписывать подготовленное соглашение об ассоциации с ЕС. До этого момента Путин мог рассчитывать на свою крутую руку. С точки зрения Януковича, Россия даже предложила более выгодную сделку, чем ЕС.В декабре Россия объявила о намерении купить украинских государственных облигаций на сумму 15 миллиардов долларов и снизить цену на газ. ЕС, с другой стороны, отклонил запрос Украины на 20 миллиардов евро, но вместо этого предложил соглашение об ассоциации. Это очень ясно показало, что Россия и ЕС серьезно конкурируют за будущую ориентацию Украины — и обе стороны, как полагают, имеют преимущество.

19 Ни ЕС, ни Россия не предвидели последующих событий:

  • На площади Независимости в Киеве начались масштабные и упорные протесты в пользу склонения к ЕС.
  • Вмешались силы безопасности.
  • Демонстрации достигли драматической и печальной кульминации в феврале 2014 года, когда снайперы убили 88 человек (включая полицейских). Кто были убийцами, до сих пор неясно.

20Для России эти протесты стали нежелательным вызовом. ЕС очень приветствовал и поддержал это развитие событий: «эти люди верят в ЕС и демократию!» Мало кто думал о подобных интерпретациях так называемой арабской весны, когда многие думали, что арабский мир вот-вот станет похож на Западную Европу — сны иногда являются лишь тенями.

21 До этого момента политикой ЕС в отношении Украины руководили Высокий представитель по иностранным делам и политике безопасности (Кэтрин Эштон) и президент Европейского совета (Херман ван Ромпей). Однако, когда разразился кризис, произошла существенная смена основных игроков. «Европейские подставные лица» исчезли со сцены, и национальные игроки перехватили инициативу. Очевидно, в Брюсселе к актерам не доверяли.

22 Эта основная группа стран также доминировала в более поздних переговорах с Россией по соглашению о прекращении огня (преимущественно Германия и Франция).Министры иностранных дел Германии и Польши заключили соглашение между президентом Януковичем и оппозицией на улицах. Принял участие и посол России. Тем не менее соглашение оказалось несостоятельным. Протестующие бросились и сожгли правительственные здания и парламент. Президент Украины сбежал в Россию, и в парламенте было голосование за его отставку. Голосование не соответствовало конституционным нормам. Тем не менее переходное правительство захватило власть. В феврале 2014 года украинцы проголосовали за новый парламент, а премьер-министром стал фаворит США Арсений Яценюк.

23 Из-за этого Россия потеряла крупного, хотя и не очень надежного партнера по сотрудничеству. Традиционные методы больше не работали. Традиционная политика Путина перестала быть эффективной. Чтобы избежать поражения, ему пришлось изменить методы воздействия на ситуацию. Учитывая высокий приоритет Украины в политике России, выбора не было — ему приходилось использовать разные инструменты власти.

24Это изменение стало неожиданностью для ЕС, и дипломаты ЕС по-прежнему придерживаются мнения, что это было непредвиденно: боевики оккупировали правительственные здания и казармы вооруженных сил в Крыму.Россия начала захватывать Крым. События развивались очень быстро: 16 марта состоялся референдум, и 96,6 процента проголосовали за то, чтобы стать частью России. Этот референдум не был справедливым и не соответствовал западным стандартам. Тем не менее предположение о том, что большинство населения Крыма было за вхождение в состав России, вполне вероятно.

25Запад ответил тем, что ЕС и США начали применять санкции против России и тех, кто считается ответственным за «переворот» на полуострове Крым. Конфликт разрастался, и в апреле 2014 года в Донецке и Луганске на востоке Украины началось восстание, которое привело к серьезным сражениям с украинскими войсками.Россия явно была участницей конкурса. Вместе с интенсивной кампанией в СМИ Россия начала современный тип вооруженного конфликта: гибридную войну.

26Неконец столкновениям не предвидится:

  • Два прекращения огня в сентябре 2014 г. и феврале 2015 г. [15] при посредничестве лидеров Германии, Франции и России до сих пор не соблюдаются. [16]
  • Просьба ЕС к России: вернуться на круги своя — территориальная целостность Украины должна быть восстановлена. Россия обвинила Запад в поддержке незаконного государственного переворота в Киеве и заявила, что Крым теперь является частью России.
  • Несмотря на многочисленные разговоры и телефонные звонки, особенно между канцлером Германии и Путиным, Москва не сдвинется ни на дюйм.
  • Ни военного, ни политического решения не предвидится.

27 Что касается Западной Украины и правительства в Киеве, Евросоюз выиграл битву: 25 мая 2015 года прошли президентские выборы, в результате которых к власти пришел олигарх Петр Порошенко, которого поддерживал бывший чемпион мира по боксу Виталий. Кличко, которого изначально поддерживала Германия и который отказался от своей кандидатуры после того, как Порошенко объявил о своей кандидатуре.[17]

28Темная сторона этого успеха: политика ЕС привела к катастрофе для Украины. Со стратегической точки зрения политический подход ЕС основывался на трех грубых ошибках: невнимании к внутренним расколам Украины, отсутствии смысла в реальной политике и бездумном взгляде на возможные последствия, если Украина станет тесно связана с или даже с член — ЕС.

29 Тезис 3: В своей политике по принуждению Украины встать на чью-либо сторону ЕС недостаточно тщательно проанализировал социальные, экономические и политические разногласия в Украине и их возможные последствия.

30 С самого начала Украина была большой страной, чреватой проблемами и, что еще более важно, сформировала довольно разные представления об основных направлениях своей политики.

31 До наступления кризиса можно было выделить примерно три «идентичности» [18] — Крым, Восточная Украина и Западная Украина: [19]

  • В Крыму с самого начала были широко распространены сепаратистские идеи. Привязка к России всегда была предметом обсуждения. По данным опроса 2001 года, 60 процентов заявили о себе как о русских, 24 процента — о украинцах и 11 процентов — о татарах.
  • Россия всегда поддерживала русскоязычные группы на полуострове: ДУМА еще в 1991 году объявило передачу Крыма Украине «незаконной», а члены ДУМА открыто рекламировали объединение Крыма с Россией.
  • В 2010 году президент Янукович получил более 70 процентов голосов на Юге и Востоке. Он обещал восстановить отношения с Россией.

32 Опрос 2011 года также показал эти расходящиеся ориентации: [20]

  • На Востоке, 45.2 процента высказались за таможенный союз России, а 24,4 процента — за ассоциацию с ЕС
  • На юге 50,7 процента поддержали таможенный союз с Россией, а 23,5 процента — за вступление в ЕС
  • В Западной Украине: 76,9 процент занял проевропейскую позицию.

33 Украинское правительство в Киеве так и не смогло примирить три «идентичности» или «ориентации». Перманентное увядание между склонностью к России и ЕС было долговременной чертой украинской политики.Янукович маневрировал между нейтралитетом и восточной или западной ориентацией в 2013/14 году как следствие этой внутренней ситуации. Однако ЕС воспринял это как непонятное «колебание», а не как продукт внутренней ситуации в Украине. ЕС вынудил президента Украины принять чью-то сторону и отклонить предложения России.

34 Это была не более чем силовая игра не только с Украиной, но и с Россией:

  • 25 февраля 2013 года Президент Европейской Комиссии дал понять: « Необходимо четко сказать, что невозможно одновременно быть членом Таможенного союза и иметь глубокую зону свободной торговли с Европейским союзом. »[21]
  • В сентябре 2013 года премьер-министр Украины Николай Азаров и президент Путин обратились к ЕС с просьбой включить Россию в переговоры, но ЕС не проявил интереса. [22] Очевидно, идея заключалась в том, чтобы противопоставить России свершившиеся факты.
  • Начиная с июля 2014 года, россияне присоединились к переговорам, чтобы обсудить с Еврокомиссией многие вопросы, но только технические. Это было слишком поздно, чтобы повлиять на ситуацию.

35 ЕС никогда тщательно не анализировал ситуацию на Украине.Распад страны в результате такого принудительного выбора был реальной возможностью; «дьявольский силач» в Москве мог воспользоваться внутренней ситуацией на Украине.

36Соперничество между ЕС и Россией оставило Украину позади в беспорядке и даже хаосе. Если в России не произойдет какой-то революции, Украина будет тесно связана с ЕС, но потеряла с Восточной Украиной важный экономический актив, а с Крымом — регион, который дает Украине свободный и безопасный доступ к Черному и морю. Азова и Кавказа, а также безопасную южную границу.Политическая система тоже не в лучшей форме. Все еще существующие « олигархических группировки… остаются одним из важнейших препятствий на пути модернизации украинского государства ». [23] Кроме того, готовность двигаться к выполнению соглашения о прекращении огня невысока. Доступ в Россию и на евразийский рынок уже снижен. [24] Кроме того, ситуация с безопасностью все еще остается нестабильной. Согласно отчету ОБСЕ от 12 марта 2017 г .:

37

«В Донецкой области с вечера 10 по 11 марта СММ зафиксировала такое же количество нарушений режима прекращения огня, как и в предыдущий отчетный период, в том числе около 1100 взрывов (по сравнению с примерно 1260 взрывами).12 марта СММ зафиксировала около 320 взрывов. Большинство взрывов было зафиксировано в окрестностях Донецка и Авдеевки, а также в районе Горловки и Светлодарска ». [25]

38 Что касается мира на украинской земле, то реального прогресса не видно. Обе стороны не могут или не хотят выполнять основные положения Минского соглашения от февраля 2015 г .: [26]

  • С одной стороны, лидеры сепаратистов и Россия никогда не намеревались проводить местные выборы на сепаратистских территориях в соответствии с украинским законодательством ( пункт 4 соглашения) и полное восстановление украинского государственного контроля над границами страны (пункт 9 соглашения).
  • С другой стороны, украинское правительство не может изменить конституцию, чтобы предоставить сепаратистской территории особый статус, потому что у него нет необходимого большинства в две трети в парламенте.

39 Тезис 4: ЕС разработал свою политику в отношении Украины в условиях конкуренции с Россией. Однако он не учел возможные ответные меры Москвы иного рода. Эти контрмеры не стали неожиданностью.

40Предупреждения о возможных военных действиях поступали еще в 2008 году после нападения России на Грузию.Например, министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер сказал: « Россия может попытаться продвинуться в Крыму после успеха своих военных операций в Грузии в августе ». В Польше было « веры в то, что Украина следующая. »[27] Кроме того, до того, как всплыл жестокий конфликт, ряд аналитиков подчеркивали, что потенциальное членство государств, участвующих в программе Восточного партнерства ЕС ,« изменит тектонику постсоветского пространства — массовая реакция со стороны России. последует.” [28]

41Действительно, интерес России был очевиден. В официальных стратегических документах подчеркивается, например, преобладающий статус России в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) с растущим акцентом на Украине. Уже в «Среднесрочной стратегии России (2000–2010) по развитию отношений с ЕС » можно было прочитать, что Россия нацелена на « консолидацию и развитие интеграционных процессов в СНГ » и что расширение ЕС имеет « амбивалентное влияние » на сотрудничество между ЕС и Россией.В Концепции внешней политики Российской Федерации от февраля 2013 года Украина указана « как приоритетный партнер в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) » и « — защита прав и законных интересов российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом ». Наконец, президент России Владимир Путин заявил 23 декабря 2013 года, что завершены работы по запуску экономического союза с Беларусью и Казахстаном в 2015 году и что он надеется, что к нему присоединится Украина.[29]

42 Современный тип ведения войны, на котором основывались действия Путина, тоже не был удивительным; Метод гибридных операций обсуждается в западных политических и военных кругах с 2002 года [30] и, безусловно, был известен в военных кругах Брюсселя, а также в национальных столицах.

43EU дипломаты и парламентарии проигнорировали эти четкие предупреждающие знаки. Более того, они ускорили процесс и оказали давление на президента Украины, чтобы тот выбрал сторону. Другими словами, они не осознавали, что Россия и Европа играли в разные игры: парчези (лудо) ЕС, шахматы Путина.

44 Брюссель утверждает, что Россия долгое время не протестовала против соглашения. Однако это не убедительный аргумент по следующим причинам:

  • Россия знала только с июля 2013 года о глубине предполагаемой ассоциации, включая не только адаптацию стандартов ЕС в экономической сфере, но и очень тесные политические отношения, включая координация политики безопасности и обороны. [31]
  • Когда Россия начала критиковать глубину ассоциации и в ноябре 2013 года президент Янукович попросил включить русских в переговоры [32], ЕС не проявил интереса; протесты на Майдане и свержение президента действительно пользовались решительной поддержкой.
  • Кремль также предложил провести переговоры между ЕС и ЕАЭС, но Баррозу сказал, что Киев должен выбрать либо Брюссель, либо Москву. [33]
  • Представитель по иностранным делам, леди Эштон, и ван Ромпей, президент Европейского совета, не теряя времени даром, подписали соглашение и дали явные признаки поддержки протестующих на Майдане. [34] Премьер-министр временного правительства Арсений Язенюк подписал политическую часть 21 марта 2014 года, а экономическую часть подписал 27 июня 2014 года новый президент Петр Порошенко.

45 В отчете Палаты лордов Великобритании за февраль 2015 года политика ЕС резюмируется следующим образом:

«Элемент« хождения во сне »был очевиден в преддверии кризиса в Украине и очень важен. аналитические ошибки были допущены в ЕС. Официальные лица в Брюсселе, а также посольства государств-членов все участвуют во внешнеполитическом процессе ЕС, но все, похоже, не заметили предупреждающих знаков ».

Бывший канцлер Гельмут Шмидт использовал более жесткую формулировку: Комиссия ЕС стала слишком большой для своих штанов (мания величия).[35]

46 Тезис 5: Политика ЕС по подписанию соглашения об ассоциации с Украиной и предоставлению стране четкой перспективы членства, добавляет ошеломляюще тяжелое бремя и без того перегруженной экономической и политической повестки дня ЕС. Вероятно, это повредит и ЕС, и Украине.

47Старый подход ЕС, по крайней мере на бумаге, заключался в том, что нет никакой связи между восточной политикой ЕС и его членством. Однако цели и методы равнялись подготовке к членству.Парламент ЕС всегда был положительно настроен, и Комиссия последовала этому позже. Еврокомиссар по вопросам расширения заявил в Киеве еще 7 февраля 2013 года, что теперь существует связь между восточной политикой ЕС и его членством. [36] Сегодня политика ЕС почти безоговорочно поддерживает правительство в Киеве. ЕС и Киев теперь объединяет нечто вроде сообщества судьбы, и похоже, что ЕС неразрывно связан с будущим Украины. Это так, несмотря на ограничительное толкование соглашения об ассоциации, согласованного Европейским советом в декабре прошлого года, далеко идущий характер соглашения сближает Украину с ЕС.[37]

48 Это добавляет еще одну серьезную проблему к огромному списку проблем ЕС. Грубый и выборочный набросок многочисленных и тяжелых бремени ЕС выглядит следующим образом:

49 Расширение:

  • После раундов расширения 2004 [38] и 2007 [39] стран, которые все были получателями льгот от ЕС, стали его членами, и центр политической тяжести переместился на восток.
  • В 2013 году к нему присоединилась Хорватия, страна, которая в 2014 году оказалась « худшими экономистами…» вместе с вырученными Грецией и Кипром, и пока мало признаков местных стартапов или иностранных инвесторы, создающие жизнеспособный бизнес помимо туризма. »[40]
  • На Балканах начались переговоры о присоединении с Черногорией и Сербией. Албания, Босния и Герцеговина, Косово и Македония еще больше отстают от процесса присоединения. Тем не менее, в регионе Балкан растет влияние России и Турции, и Верховный представитель ЕС по иностранным делам и вопросам безопасности видит опасность «игры большой силы» в регионе. [41] Так было уже в начале этого десятилетия. [42] Во всем регионе преобладают замороженные споры.
  • Переговоры о членстве с Турцией продвигались очень медленно по некоторым веским причинам.Страна заняла 69-е место в рейтинге демократии за 2015 год (среди 113 стран по данным за 2013–2014 годы) [43]

50 Экономическая ситуация в ЕС:

  • В 2013 году безработица среди молодежи превысила 50 процентов как в Испании, так и в Греции. В Италии этот показатель был выше 40 процентов. Общая безработица достигла почти 10 процентов в 2010 году. [44]
  • Кризис евро все еще продолжался в начале этого десятилетия. [45] Это создало — и до сих пор создает серьезную напряженность между различными странами и регионами ЕС.[46]

51Внутренняя политическая ситуация:

  • Массовый приток беженцев ставит под удар европейскую солидарность: из Балкан, Африки, Сирии и Ирака. [47] Это началось уже в 2013 году, когда количество просителей убежища, например, в Германии выросло с 77 651 до 127 023. [48] ​​
  • В 2014 году семьдесят три процента разделяли критические взгляды на евро в Швеции, семьдесят в Великобритании, сорок восемь в Польше, тридцать шесть процентов в Венгрии и тридцать пять процентов в Греции.[49]
  • Der Spiegel изображен в марте 2015 года на обложке с заголовком « Как европейцы смотрят на Германию — немецкий Übermacht » на фоне фотографии офицеров немецкого вермахта. Это поднимает вопрос о том, является ли идея обуздания власти Германии посредством европейской интеграции столь же эффективной, как в прежние дни. [50]
  • Негативный референдум в Нидерландах по соглашению об ассоциации вызывает сомнения не столько в ассоциации, сколько в европейской интеграции в целом.[51]

52 Есть много признаков того, что европейская интеграция стоит на распутье. Европейские элиты по-прежнему придерживаются традиционного пути дальнейшей интеграции, в то время как сопротивление дальнейшей централизации нарастает. [52] Нет никаких признаков того, что одна из этих проблем исчезнет в ближайшем будущем.

53 ЕС в срочном порядке решает проблемы с Украиной и Россией, чтобы исправить хотя бы один важный момент из длинного списка проблем.Однако серьезность ситуации требует, прежде всего, подходов, которые могли бы объяснить, почему ЕС оказался в таком затруднительном положении.

54Вопрос о том, почему ЕС проводил эту ненадежную политику, действительно сложен. Одна причина: несмотря на то, что государства-члены формально имеют решающий голос в этом процессе, на практике задействовано много действующих лиц, и между ними нет явной иерархии, а скорее представляет собой сложную сеть взаимозависимостей и влияний.У этих участников разные приоритеты и разные точки зрения. Все это складывается в непрозрачную систему ответственности.

55 Ни одна теория не может дать полного понимания политики ЕС. Однако я предполагаю, что четыре подхода могут достаточно четко осветить политику ЕС в отношении Украины: зависимость от пути, организационные интересы, концепция ЕС как гражданской державы и концепция использования расширения в качестве рычага для создания европейской сверхдержавы. .

56 Подход зависимости пути просто провозглашает, что важные решения в прошлом будут влиять на возможные результаты последовательности событий, происходящих позже. Есть возможность изменить курс; однако каждый шаг имеет тенденцию удерживать актера на ранее выбранной дорожке. Соответственно, принятое в Копенгагене в 1993 году решение о том, что каждая европейская страна может стать членом ЕС — при соблюдении определенных условий и при условии, что ЕС подходит для приглашения нового члена, — определило курс на дальнейшее расширение.После расширения в мае 2004 г. (Кипр, Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, а затем Болгария и Румыния в 2007 г.) ЕС начал Европейскую политику соседства (ЕПС), нацеленную на страны на границе ЕС (Украина, Беларусь, Молдова, Армения, Азербайджан, Грузия, Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Израиль, Палестинская автономия, Иордания, Ливан и Сирия). Модернизирующая мощь ЕС должна приблизить эти страны посредством политики обусловленности и социализации к стандартам ЕС.Для европейских партнеров членство всегда оставалось на втором плане.

57 Как писали Аннегрет Бендиек и Тимоти Рериг в марте 2007 года: « ЕПС имеет тенденцию воспроизводить политику расширения в смысле европейской политики , зависящей от пути». [53] Аналогичным курсом последовала — даже более жестко — политика Восточного партнерства (ВП), начатая в Праге в 2009 году. [54] Помимо Украины, Республики Армения, Азербайджанской Республики, Республики Азербайджан Беларусь, Грузия и Республика Молдова были партнерами в этой программе.Инструменты политики остались прежними. Все эти инструменты указывают направление членства, несмотря на то, что многие страны-члены стремились избегать каких-либо четких заявлений по этому поводу. Комиссия, однако, вскоре высказала прямое мнение. Бывший комиссар по вопросам расширения Штефан Фюле, например, ясно дал понять в мае 2014 года: с его точки зрения, присоединение Украины, Грузии и Молдовы должно быть долгосрочной целью. [55]

58Поэтому зависимость от пути выглядит как хороший подход к пониманию политики ЕС в отношении восточных стран, включая Украину, но только до определенного момента.Украина — это не Польша или страны Балтии, где ориентация на ЕС и членство в них не оспаривалась, а Россия не проявила принципиального сопротивления этому шагу. В случае с Украиной Россия четко заявила, что членство Украины в ЕАЭС является главной политической целью. Таким образом, политика ассоциации ЕС проводилась в очень нестабильной политической среде, что ограничивает объяснительную силу подхода зависимости от пути. В данном случае было достаточно оснований не полагаться на традиционный курс действий, а обсудить — и, возможно, реализовать — изменение курса или, по крайней мере, подготовиться к ответным действиям России.Почему этого не произошло?

59 Хотя государства-члены в целом очень старались избегать четкой перспективы членства для Украины, Комиссия была лидером и очень прямолинейна в этом отношении. Кроме того, действительно, углубление ЕС в контексте расширения повышает политический статус Комиссии и представляет собой основу для получения дополнительных финансовых и личных ресурсов. Эта политика соответствует организационным интересам Комиссии. Комиссия, однако, не является самостоятельной, а действует в сложной институциональной среде, что приводит к институциональным разногласиям по поводу ответственности и конкуренции между различными участниками: [56]

  • Комиссия отвечает за Программу Восточного партнерства, но также и за расширение в целом (с одним комиссаром).
  • Политика в отношении России, однако, входит в компетенцию Верховного представителя Союза по иностранным делам и политике безопасности (и, действительно, в то же время государства-члены частично проводят свою собственную политику в отношении России).
  • Генеральный директорат по торговле Комиссии практически независимо ведет переговоры о зонах свободной торговли без включения EEAS (Европейской службы внешних действий), которые представляют собой жизненно важную часть соглашения об ассоциации с Украиной.
  • Основные подходы к переговорам действительно являются частью раундов обсуждений, в которых рабочие группы Совета, ЕСВД, Комиссия и государства-члены пытаются согласовать свои взгляды. Однако, что касается торговли, Комиссия имеет общий контроль в переговорах со странами-партнерами, в то время как ЕСВД обладает этими полномочиями в политической части. Из-за этого оба учреждения обладают важными знаниями и преимуществами по сравнению с другими участниками, особенно государствами-членами.
  • Государства-члены не разделяют общих интересов в отношении политики в отношении Восточной Европы. Южные государства не так внимательно относятся к Украине, как, например, Польша. За исключением некоторых предложений Вышеградской группы (Польша, Чешская Республика, Словакия, Венгрия) и так называемого Веймарского треугольника (Германия, Франция, Польша), политика ЕС в отношении Востока была вопросом координации между Комиссией. , ЕСВД и Совет. Государства-члены играли довольно пассивную роль.[57]

60 На этом фоне тот факт, что ЕС избегал включения политики ассоциации в отношении Украины в стратегический контекст, включая размышления о возможных ответных действиях, имеет дополнительное объяснение. Важным фактором был организационный интерес институтов, в первую очередь представляющих ЕС: Комиссии, Президента Совета и Высокого представителя Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности. Они действовали в политическом контексте, характеризующемся довольно реактивной, даже пассивной политикой государств-членов.Впоследствии не было места, где серьезно обсуждался бы стратегический анализ внутреннего положения Украины, ее важнейшие отношения с Россией, интересы России и стратегические варианты. Другими словами, не было общего стратегического руководства, которое могло бы тщательно и своевременно решать основные вопросы, касающиеся политики ЕС в отношении Украины. Эти вопросы пропали без вести в сложном политическом механизме ЕС.

61 ЕС в значительной степени отражает список «гражданских целей» [58], связанных с концепцией гражданской или нормативной силы.Как утверждают Майкл Меймет и Ярост Янчак:

62

«С точки зрения дискурса« гражданской власти », как процесс расширения, так и Партнерская инициатива были и по-прежнему направлены на передачу и распространение внутренних ценностей и норм ЕС в государствах Центральной и Восточной Европы позволяя постнациональному порядку заменить логику силовой политики, которая управляла этой частью Европы до конца холодной войны ». [59]

63 В этом контексте политика ассоциации ЕС с Восточной Европой, особенно с Украиной, представляет собой мирную концепцию, направленную на то, чтобы вызвать позитивные изменения в Украине без какого-либо негативного воздействия на отношения с Россией.Традиционная политика силы или мышление в геополитических терминах, включая использование вооруженных сил в качестве политического инструмента, не является частью такого рода внешнеполитического мышления. Это мышление переносит внутриполитический опыт и нормы ЕС во внешний мир. Более того: из-за своей уникальной и новаторской внутренней политической и институциональной структуры « ЕС не имеет другого выбора, кроме как проецировать эти принципы и нормы во внешних отношениях. ”[60]

64Действительно, эта основная «философия» была важным фактором при формировании политики ЕС в отношении Восточной Европы и Украины в частности.Тем не менее, снова возникает вопрос, почему ЕС не смог или не захотел изменить курс — самое позднее, после саммита в Вильнюсе в ноябре 2013 года. С точки зрения ЕС, этот саммит должен был принять решение о далеко идущем сотрудничестве с несколькими восточными соседями. чтобы приблизить их к ЕС. Однако «исторический момент» оказался в лучшем случае умеренным успехом. Беларусь и Азербайджан не были склонны поддаваться тону сирен мягкой силы ЕС, и президент Украины Виктор Янукович отказался подписать сделку.

65 Поучительно, что саммит в Вильнюсе принес очень ограниченные результаты, и дипломат ЕС сказал EUobserver: «Мы не знаем, как заниматься геополитикой…. Это столкновение двух миров. Украинские политики совершенно не похожи на нас: они знают Запад только по пятизвездочным отелям ». [61] Он добавил: « ЕС недооценил не только Путина; в равной степени недооценивается Янукович, который играл Брюссель против Москвы, чтобы получить «деньги, деньги, деньги». »Стало очевидно, что Украина превратилась в центр силовой политики.

66Если это было довольно очевидным положением вещей, вопрос о том, достаточно ли три объяснительных подхода, рассмотренных выше, объясняют политику ЕС. Совершенно очевидно, что необходима дополнительная пояснительная схема. Это связано с эволюцией ЕС.

67 Концепция гражданской власти не лишена противоречий. С самого начала европейской интеграции цель «федеративной Европы» — просто другое слово для «европейской сверхдержавы» — играла роль в дебатах по Европе.В последние годы, особенно представители Комиссии и другие действующие в Брюсселе участники время от времени вносили в дебаты видение сверхдержавы. Для Маргрет Тэтчер расширение было инструментом ослабления центральных институтов Брюсселя. Бывший председатель комиссии Романо Проди раскрыл противоположную функцию расширения на Восток. Для него расширение на Восток должно было стать частью стратегии « года» по созданию на европейском континенте сверхдержавы, равной США. ”[62]

68 В этой концепции расширение — это не только стратегия, позволяющая ЕС расти и придерживаться норм экспорта, но и рычаг для создания «европейской сверхдержавы». На этом фоне логично, что Комиссия, Верховный представитель и Председатель Совета не изменили курс после Вильнюса, а поспешили к подписанию соглашения об ассоциации с Украиной. В соответствии с этим мышлением президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, говоря о конфронтации с Россией из-за Украины, призвал к созданию европейской армии.[63] Показательно, что такое мышление игнорирует широко распространенный подход, существовавший до программы «Восточное партнерство», согласно которому расширение на Восток должно происходить при наличии всеобъемлющего соглашения с Россией. [64]

69 Подводя итог: зависимость от пути и концепция гражданской власти вполне могут служить пояснительными схемами для политики ЕС в отношении Украины до того момента, когда стало очевидно, что Россия выступила против этого шага и была в ситуации, чтобы либо проиграть битву, либо изменить методы. влияния.На данном этапе необходимо расширить пояснительную схему сложностью организационных интересов и структуры ЕС в этой области и, как следствие, отсутствием «стратегического лидерства». Наконец, интерес к использованию расширения в качестве рычага для превращения ЕС в сверхдержаву представляет собой дополнительный объясняющий фактор.

70В данный момент кажется разумным исходить из следующих предположений:

  • Боевые действия в восточных областях Украины будут продолжаться.
  • ЕС (и США) продолжают требовать, чтобы Путин отказался от Крыма и уважал территориальную целостность Украины. [65]
  • Соглашение о прекращении огня предусматривает изменение конституции Украины, чтобы обеспечить особую, более независимую позицию для региона Донбасса. Однако быстрая реализация маловероятна из-за взаимных упреков сторон.
  • Что касается Донбасса, то об интересах и целях Москвы много говорят. Однако трудно поверить, что Путин и «повстанцы» сдадутся безоговорочно.В то же время военная победа украинских сил маловероятна, и НАТО концентрируется на мерах сдерживания на территории государств-членов.

71 Если это разумное описание ситуации, все переговоры зашли в тупик, и прекращение огня не действует. Следствие: западная политика зашла в тупик.

72 Кроме того, действительно царит нехватка времени:

  • Люди продолжают умирать на востоке Украины.
  • Европейский банк реконструкции оценивает экономическую ситуацию в Украине следующим образом: «Экономика резко упала и остается очень хрупкой» [66], и война является большим препятствием для дальнейших реформ и восстановления экономики.
  • В стране нет внутреннего мира: восемь человек, которые были близки к бывшему президенту Януковичу, погибли в начале 2015 года — некоторые были только что расстреляны. [67]
  • С российской стороны санкции вполне могут способствовать дальнейшему экономическому и политическому спаду и переориентации на Китай.[68]

73Европейский союз, если использовать другой мультфильм, заперт в лабиринте — и это место скоро закрывается.

74 Похоже, ЕС, если использовать другой мультфильм, заперт в лабиринте и, конечно, нуждается в смене курса.

75 Основной вариант, поддерживаемый аналитиками, отдающими предпочтение реалистическим подходам, — нейтралитет — больше не существует. [69] Это потребует отказа от соглашения об ассоциации с Украиной и станет большим поражением для ЕС. Западная часть Украины также не поддержит такую ​​политику.Другой вариант — следить за механизмами сотрудничества в области торговли между двумя экономическими регионами: ЕС и ЕАЭС. Как рассуждали Иван Крастев и Марк Леонард,

76

«ЕАЭС — это именно тот проект, который Брюссель мог придумать сам. Это единственный институт, способный уменьшить зависимость Москвы от военного давления и националистической риторики ». [70]

77 Однако это вряд ли осуществимо, так как по-прежнему существуют территориальные проблемы.Предложение президента Юнкера создать европейскую армию в ответ на действия России может, с одной стороны, быть реализовано только в долгосрочной перспективе, с другой — оно не может повлиять на ситуацию в Украине. Напротив, поскольку конфликт из-за Украины происходит в контексте Realpolitik, такой шаг заблокировал бы политические решения и обострил бы европейско-российское соперничество.

78 Оставшийся вариант болезненен для ЕС и поэтому не будет предлагаться учреждениями в Брюсселе.Их позиция высечена в камне из-за их политической философии (отчасти гражданской власти, отчасти идеи дальнейшего превращения ЕС в сверхдержаву путем расширения), но также из-за организационных интересов. То или иное государство-член должно взять на себя инициативу. Это предложение может нести в себе потенциал для мирной Украины и некоторого улучшения в отношениях между ЕС и Россией. Как утверждает Эгберт Ян, если Россия не вернется к урегулированию конфликтов на основе консенсуса, Украине понадобится К.Аденауэр, который предпочел, чтобы большая часть Германии была прочно интегрирована в «Запад», нежели — на этот раз — иллюзорному восстановлению территориальной целостности в границах 2013 года. [71]

79 В этом контексте мое краткое предложение для ЕС выглядит следующим образом:

  • Молчаливо признаю, что Крым больше не является частью Украины, и продвигает в Киеве идею отказаться от своей политики активного возвращения Крыма.
  • Попытайтесь преодолеть сопротивление украинского парламента не только изменению конституции в сторону большей автономии для восточных провинций, но и, при желании, к упорядоченному и регулируемому отпуску с помощью контролируемого референдума.[72] Очень похоже, что процесс отделения уже начался. [73]
  • Продвигать идею о том, что восточные провинции должны провести такой референдум под международным наблюдением (ОБСЕ).
  • Примите ЕАЭС как положительную черту европейского порядка, а не как основу конкуренции. [74]

80Действительно, такая политика потребовала бы серьезных жертв со стороны ЕС и Украины. Однако повстанцам было сложно не принять это предложение, и Путину пришлось перейти к обороне.

81Если эта политика претворяется в жизнь и референдум все же состоится, его результат остается неопределенным. Однако я думаю, что отделение восточного региона от Украины, вероятно, было бы лучшим решением для страны, чем маргинальная победа Киева. Нынешняя ситуация неустойчива, и требуются значительные усилия для ее исправления.

Россия усиливает давление на Украину

Владимир Путин разминает мускулы и проверяет решимость Запада.

Ситуация с безопасностью на востоке Украины продолжает ухудшаться. В пятницу участились нарушения режима прекращения огня, в результате чего произошло большое количество взрывов. Два украинских солдата погибли. Вызывает тревогу то, что российские войска переброшены к границе с Украиной и Крымом.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что это никого не должно волновать — наверное, поэтому и следует. 2014 год оставил многих на Украине и на Западе болезненно осознающими, насколько далеко Россия готова зайти, чтобы защитить свои интересы, особенно когда она заявляет об обратном.Европейское командование США повысило свою боевую готовность до самого высокого уровня. Западные партнеры НАТО и Украины ясно дали понять, что наблюдают — сигнал, который, как они надеются, сам по себе поможет сдержать агрессивные действия.

Россия, не теряя времени, пыталась создать защитный предлог, чтобы в случае дальнейшей эскалации конфликта она могла обвинить кого-то в ее провокации. По словам Пескова, военная деятельность призвана обеспечить безопасность самой России в ответ на возросшую военную активность стран НАТО.Тот факт, что любое беспокойство со стороны НАТО является ответом на наращивание мощи России, не имеет отношения к кремлевской хронологии. Россия может быть искренне обеспокоена эскалацией украинских сил, но вполне понятно, учитывая недавнюю историю России в регионе, подозревать, что это представляет собой тактику запугивания. Прикрытие военных учений дало возможность усилить войска как на востоке Украины, так и в Крыму. В ответ на подтвержденную поддержку территориальной целостности Украины со стороны США Песков был более откровенен, предупредив, что России потребуется « принять дополнительные меры » для защиты, если США разместят войска на Украине для ее защиты или если НАТО усилит свое присутствие в Украине. страны ближнего зарубежья.

Возможные объяснения

Логично, что действия России направлены на то, чтобы оказать давление на Украину, чтобы она пошла на уступки в потенциальном урегулировании конфликта на востоке страны. В Москве растет разочарование в связи с желанием Украины внести поправки в Минские соглашения 2014–2015 годов и ее сопротивлением реализации ключевых политических элементов соглашения. Центральное требование России состоит в том, чтобы Украина вступила в переговоры напрямую с представителями так называемой Луганской Народной Республики (ЛНР) и Донецкой Народной Республики (ДНР).Это имеет решающее значение для устойчивого нарратива России о том, что она не является стороной конфликта, а вместо этого является посредником в том, что она любит неточно называть исключительно внутренним украинским конфликтом. Поскольку Владислав Сурков был заменен в прошлом году Дмитрием Козаком в качестве главного переговорщика Путина по Украине, это стало более заметным фокусом российской позиции.

Россия недовольна президентом Украины Зеленским. Когда Зеленский был избран, он пришел к власти как политический новичок, пообещав, что прекратит стрельбу на Донбассе и проведет прямые переговоры с Россией о прекращении конфликта.Намерения Зеленского казались искренними, и Кремль надеялся добиться уступок. Зеленский действительно заключил несколько быстрых сделок по гуманитарным вопросам и вопросам безопасности, в отличие от своего предшественника. Однако по прошествии времени, когда украинское правительство осознало, насколько опасны детали политического урегулирования, переговоры вернулись в тупик. Ухудшение ситуации на линии фронта показывает, что «заморозить» конфликт на востоке Украины намного сложнее, чем думал Зеленский.

Однако последние события касаются не только Донбасса.Движение вокруг Крыма вызывает серьезную озабоченность. Хотя российская милитаризация Крыма не является чем-то новым, некоторые думают, что Россия может захотеть оказать давление на Украину с помощью воды. Украина заблокировала ключевой водный канал после аннексии Крыма в 2014 году, лишив полуостров большей части водоснабжения. Хотя Россия заявляет, что решит этот вопрос к лету, многие скептически относятся к тому, возможно ли это. Проблема воды — не новая проблема, и некоторые аналитики сомневаются, что это причина накопления, но это явный конфликт.Боевые действия на Донбассе могут стать дополнительным давлением, ослабляющим обороноспособность Крыма. Конечно, могло быть и наоборот, когда Крым стал точкой давления, отвлекающей от Донбасса.

И дело не только в Украине. Черное море является ареной для потенциальных конфликтов с учетом присутствия там сил России и НАТО, что подчеркивает стратегическое положение Крыма. Россия также увеличила свою активность в других странах Европы. В конце марта реактивные самолеты НАТО 10 раз поднимались в воздух в ответ на необычно большое количество российских бомбардировщиков и истребителей, проводящих сложные маневры вблизи воздушного пространства союзников.Украина — горячая точка в отношениях России и Запада. Несомненно, Россия хочет, чтобы западные партнеры — особенно Франция, Германия и США — оказали давление на Украину, чтобы она выполнила Минские соглашения или, по крайней мере, пошла на уступки ЛНР и ДНР. Россия, вероятно, хочет проверить решимость администрации Джо Байдена на Украине, особенно в связи с ростом напряженности после того, как Байден публично заявил, что считает Путина «убийцей».

Возможные ответы

Положительным моментом для Зеленского является то, что действия России привели к шквалу призывов в поддержку Украины со стороны западных партнеров.Это включало долгожданный звонок Зеленского – Байдена, в ходе которого главы двух государств обсуждали ситуацию. Министр обороны США Ллойд Остин подтвердил «непоколебимую поддержку США» суверенитета Украины и подтвердил приверженность США наращиванию потенциала украинских сил. ЕС и Великобритания также подтвердили свою приверженность суверенитету Украины.

Остается вопрос, что будут делать западные партнеры Украины, если Россия существенно повысит ставки на Донбассе или в Крыму, или в том и другом.Украинские военные пользовались устойчивой поддержкой. США недавно пообещали выделить 125 миллионов долларов военной помощи, но это долгосрочное решение, а не реакция на эскалацию конфликта. Безусловно, будут резкие заявления, попытки дипломатии и санкции. Однако этого будет недостаточно для полного сдерживания России. Настойчивое желание Путина обсудить Донбасс в недавнем трехстороннем звонке с Германией и Францией без участия Украины показывает, как Москва может использовать «дипломатию» для своего собственного пиара. Вряд ли будет какая-либо прямая поддержка войск со стороны Запада Украине, если ситуация значительно ухудшится.Россия, несомненно, делает ставку на Запад, и Зеленский пойдет на компромисс, если до этого дойдет, чтобы избежать возобновления войны.

Взгляды, выраженные в этом комментарии, принадлежат автору и не отражают точку зрения RUSI или какой-либо другой организации.

Россия, Украина и Запад: Как вы решаете проблему, как Владимир?

Владимир Путин снова угрожает Украине. У Запада пока нет единого и эффективного способа решения этого и других вызовов со стороны России.

В последние недели в районе Донбасса на востоке Украины участились боевые действия. Украинские потери увеличились вдоль линии соприкосновения между территорией, контролируемой украинским правительством, и частями региона, находящимися под контролем марионеточных режимов России. Как и до вторжения в 2014 году, российские регулярные войска находятся у границы с Украиной. Разведка из открытых источников показывает, что некоторые подразделения были передислоцированы на северо-восточную границу Украины с баз, расположенных намного дальше на восток. По крайней мере, часть 76-й десантно-штурмовой дивизии, которая участвовала во вторжении в восточную Украину в 2014 году, переместилась из близлежащей границы России со странами Балтии в Крым.Минобороны России также объявило, что перебрасывает десантные суда из Каспия в Черное море якобы для учений. Что задумал президент России Владимир Путин и что с этим делать ЕС и НАТО?

В сентябре в России пройдут парламентские выборы. Они не будут свободными или справедливыми, но президенту Владимиру Путину нужны результаты, чтобы они вызывали доверие, чтобы избежать протестов, которые имели место после явно сфальсифицированных парламентских выборов 2011 года.Однако внутри страны дела у него шли не очень хорошо, поскольку в прошлом году в российскую конституцию были внесены поправки, позволяющие ему оставаться у власти до 2036 года. Избыточный уровень смертности в России во время пандемии COVID-19 был одним из самых высоких в мире. По данным МВФ, прогнозы роста на следующие несколько лет анемичны. Опросы общественного мнения показывают, что в настоящее время все больше россиян считают, что Путин скорее не преуспел, чем преуспел в содействии экономическому развитию, повышению уровня жизни и борьбе с коррупцией.Протесты против задержания лидера оппозиции и борца с коррупцией Алексея Навального в январе были крупнейшими за почти десятилетие и прошли почти в 200 городах по всей России. А в соседней Беларуси президент Александр Лукашенко, находящийся у власти с 1994 года, изо всех сил пытается восстановить контроль после фальсификации выборов в августе 2020 года — нежелательный прецедент для Путина. Возможно, это объясняет, почему он обращается к старым хитростям, подавляя оппозицию дома и отвлекая внимание за рубежом: он надеется заставить замолчать критиков, вызвать всплеск патриотической поддержки и обеспечить желаемый результат выборов.

Маневры вокруг Украины могут быть направлены только на оказание психологического давления на президента Владимира Зеленского и подчеркивание уязвимости его страны. Один независимый российский военный аналитик говорит, что до середины мая земля на Донбассе будет слишком влажной для крупных наступлений бронетехники. Есть также предположение, что вертолеты и самолеты, необходимые для воздушного нападения, все еще отсутствуют в Крыму — признаки того, что нападение не неизбежно.

В качестве альтернативы военные действия России могут быть направлены в первую очередь на то, чтобы выбить из колеи западные страны.Путин может подумать, что разговоры о возобновлении войны, ведущей к разрушению Украины (фраза, которую недавно использовали как министр иностранных дел России Сергей Лавров, так и путинский переговорщик по Украине Дмитрий Козак), убедят Францию ​​и Германию, посредников Минских соглашений, положивших конец ожесточенные бои в 2014 и 2015 годах, чтобы опереться на Зеленского, чтобы пойти на уступки. Реализация соглашений в значительной степени застопорилась после резкого скачка прогресса после избрания Зеленского в 2019 году. Уступки могут включать предоставление доверенным лицам Кремля на Донбассе права вето на украинскую внешнюю политику или разрешение России размещать свои силы вдоль линии соприкосновения, как « миротворцы »- как это недавно было сделано между армянскими и азербайджанскими силами вокруг Нагорного Карабаха.Опыт других стран бывшего Советского Союза показывает, что российские миротворцы редко бывают нейтральными, и их трудно вытеснить.

Или Кремль действительно готовит к лету новое вторжение. Одним из тревожных индикаторов является усиление российской пропаганды, обвиняющей Украину в подготовке нападения на «сепаратистские» районы и планировании «геноцида» против этнических русских. Подобная дезинформация, широко распространенная в 2014 году, когда Россия напала на Украину, имеет как внутренние, так и внешние цели: она увеличивает общественную поддержку защиты российских «соотечественников»; и это позволяет иностранным правительствам, ищущим причину не ссориться с Москвой, делать вид, будто Украина виновата в своих собственных бедах.

Независимо от того, какой из тезисов верен, США и другие западные страны должны преследовать две цели: успокоить Украину, чтобы она не чувствовала себя обязанной предпринять поспешные упреждающие действия (попадание в ловушку, которую Грузия сделала в 2008 году, когда она была быстро подавлена ​​контратакой России) и сдерживала Россию, сместив расчет затрат и выгод в пользу деэскалации. Многие западные лидеры разговаривали с Зеленским и другими украинскими лидерами, чтобы подтвердить свою поддержку Украины.Но пока нет достаточной ясности ни в отношении негативных последствий для режима Путина нового вторжения на территорию Украины, ни в отношении того, что Запад может сделать, чтобы помочь Украине защитить свой суверенитет и территориальную целостность.

США и другие западные страны должны успокоить Украину и сдержать Россию, изменив расчет рентабельности Путина в пользу деэскалации.

Украина с меньшей вероятностью попытается нанести удар первой в ожидании российского удара, если она уверена, что сможет удержать свои позиции на линии соприкосновения.Силы Украины намного более боеспособны, чем они были в 2014 году, но западным странам следует работать с ними, чтобы выявить и заполнить пробелы в их оборонном арсенале, а также организовать обучение там, где это необходимо. Великобритания объявила, что позже в этом году сформирует «полк рейнджеров» для обучения, консультирования и сопровождения партнеров в условиях повышенной опасности. По сообщениям, правительство рассматривает возможность размещения его на начальном этапе в Мозамбике или Сомали; он мог бы внести больший вклад в безопасность евроатлантического региона, если бы был размещен на Украине.

Западным странам также необходимо продемонстрировать большую политическую поддержку Украины, не поощряя нереалистичных ожиданий. Правительства стран НАТО еще более разделены по поводу того, чтобы позволить Украине продвигаться к членству в НАТО, чем они были на саммите в Бухаресте в 2008 году, когда они неразумно пообещали Грузии и Украине членство в НАТО без графика или пути к его достижению. Вместо того, чтобы подчеркивать продолжающуюся неспособность Украины присоединиться к западным клубам, Зеленский должен призвать как можно больше стран ЕС и НАТО наладить физические или виртуальные контакты на высоком уровне с украинскими властями и гражданским обществом в ближайшие месяцы, чтобы продемонстрировать свою озабоченность ситуацией. .

Путин знает, что Запад не хочет воевать за Украину; Поэтому Запад должен показать, что он также увеличит стоимость агрессии другими способами. ЕС, Великобритания, США и другие западные сторонники Украины должны ясно дать понять в своих контактах с российскими властями, что они работают над скоординированными пакетами санкций, которые могут быть быстро применены в случае, если российские войска снова пересекут границу. Новые санкции должны выходить за рамки введенных в 2014 году; этого было недостаточно, чтобы убедить Путина уйти с востока или с Крыма.На этот раз они должны быть призваны нанести реальный ущерб секторам экономики, на которые опирается режим Путина, особенно нефтегазовой отрасли, и доступу России к международной финансовой системе, а также более широкому кругу российских элитные фигуры, чем были намечены до сих пор.

При разработке и продвижении санкций США должны учитывать тот факт, что их европейские партнеры поставили на карту гораздо больше в экономическом плане, чем они сами: в 2019 году торговля ЕС с Россией была более чем в девять раз больше, чем торговля США с Россией.Европейцы также зависят от России примерно на треть своих запасов нефти и газа. Санкции должны быть жесткими, чтобы иметь сдерживающий эффект, но они также должны быть политически выгодными для политиков в странах, экономика которых уже пострадала от последствий пандемии; США и другим странам, возможно, потребуется найти способы помочь наиболее пострадавшим.

Газопровод «Северный поток — 2» из России в Германию через Балтийское море должен стать первым объектом санкций.Он почти завершен, но если он войдет в строй, несмотря на предыдущие санкции США против компаний, участвующих в его строительстве, это будет значительная победа Путина. Это вбьет клин между Германией, с одной стороны, и США, Польшей и странами Балтии, с другой, и позволит России закрыть существующие трубопроводы, проходящие через Украину. Это также увековечит чрезмерную зависимость Европы от России в плане ее энергоресурсов. Питер Бейер, координатор трансатлантического сотрудничества в министерстве иностранных дел Германии и бывший член Бундестага, призвал 31 марта ввести мораторий на дальнейшие строительные работы на Северном потоке 2 — разумный промежуточный шаг, хотя и требующий болезненного подъема. — вниз от правительства Германии.

Безопасность Украины — самая неотложная, но далеко не единственная проблема Запада, связанная с Россией. После 20 лет правления Путина западные страны до сих пор не разработали всеобъемлющую стратегию борьбы с его способностью подавлять тех, кого он считает противниками. Так же важно, как поддержка Украины, — это противодействие более широким усилиям России по подрыву либерально-демократических систем. Кремль показал в США в 2016 и 2020 годах и во Франции в 2017 году, что он может и хочет вмешиваться в выборы.Было бы наивно думать, что угроза исчезла. В сентябре 2021 года в Германии предстоят выборы в Бундестаг; первый раунд президентских выборов во Франции состоится в апреле 2022 года. Западным державам необходимо делиться информацией и передовым опытом в борьбе с дезинформацией и манипулированием избирателями, а также выявлять, разоблачать и, по возможности, преследовать российских агентов влияния в их политических системах.

После 20 лет правления Путина западные страны до сих пор не разработали всеобъемлющую стратегию борьбы с его способностью разрушать тех, кого он считает противниками.

Западные страны должны также обеспечить адекватность своих вооруженных сил для сдерживания любых будущих попыток России запугать или принуждать их. Программа военной модернизации Путина достигла своего пика, и оборонный бюджет России в 2019 году был примерно на 10 процентов меньше, чем в 2016 году, но он по-прежнему составляет почти 4 процента ВВП по сравнению со средним показателем по НАТО (без США) 1,7 процента. цент Вооруженные силы России намного лучше оснащены и более боеспособны, чем они были во время победы над Грузией в 2008 году.В недавнем «Комплексном обзоре безопасности, обороны, развития и внешней политики» Соединенного Королевства Россия описывается как «самая серьезная угроза нашей безопасности» — точку зрения, вероятно, разделяют многие страны Центральной и Северной Европы. В последние годы Путин уделял особое внимание новому ядерному оружию (включая крылатую ракету с ядерной установкой), которое разрабатывает Россия — оружию, которое мало пригодно для ведения войны, но, безусловно, может быть использовано для устрашения потенциального противника. Для поддержания сдерживания НАТО нужны надежные средства противодействия обычным и ядерным вооружениям.Ему также необходим диалог с Россией, который гарантирует, что каждая сторона понимает цели и красные линии друг друга — хотя Россия до сих пор отказывается взаимодействовать с существующими международными механизмами для выяснения военных намерений.

Ситуация с правами человека в России, хотя и ухудшается, не представляет прямой угрозы интересам Запада в отличие от российского вторжения в Украину, успешного российского манипулирования выборами на Западе или военного принуждения европейской страны. Это не должно мешать западным лидерам и официальным лицам поднимать отдельные дела при встречах со своими российскими коллегами или применять санкции в отношении лиц в вопиющих случаях.Но права человека не должны быть движущей силой политики — даже в случае такой видной фигуры, как Навальный.

Более последовательный подход Запада к России должен быть основан на ограничении ущерба, который она может нанести интересам стран ЕС и НАТО и их восточноевропейских соседей, прежде всего Украины, но также и Беларуси — все еще возможной цели для присоединения к России. Путин может быть у власти еще десять лет или больше; он вряд ли избавится от недоверия к НАТО и ЕС или перестанет искать сферу влияния на постсоветском пространстве.Некоторые европейские политики, в том числе Эммануэль Макрон, продолжают утверждать, что Европа должна улучшить свои отношения с Россией посредством диалога. Западу действительно следует продолжать говорить с Кремлем и российским обществом более широко, но без иллюзий, что в отношениях произойдут коренные изменения. Мировоззрение Путина с нулевой суммой, которое обычно разделяют в российском политическом истеблишменте, будет определять внешнее поведение России в обозримом будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.