Причины и начало смуты: Причины и начало Смуты. Видеоурок. История России 7 Класс

Содержание

Начало Смутного времени (Смуты) — История России

1598-1613 гг. — период в истории России, названный Смутным временем.

На рубеже 16-17-го вв. Россия переживала политический и социально-экономический кризис. Ливонская война и татарское нашествие, а также опричнина Ивана Грозного способствовали усилению кризиса и росту недовольства в обществе. Это и послужило причиной начала Смутного времени в России.

Первый период Смуты

Первый этап Смуты характеризуется борьбой за престол. После смерти Ивана Грозного к власти пришел его сын Федор, но он оказался неспособен править. Фактически страной управлял брат жены царя — Борис Годунов. В конечном счете его политика вызвала недовольство народных масс.

Смута началась с появлением в Польше Лжедмитрия 1-го (в действительности — Григорий Отрепьев), якобы чудесным образом выжившего сына Ивана Грозного. Он переманил на свою сторону значительную часть русского населения. В 1605 г. Лжедмитрия 1-го поддержали воеводы, а затем и Москва.

И уже в июне он стал законным царем. Однако он действовал слишком самостоятельно, чем вызвал недовольство бояр, а также он поддерживал крепостничество, что вызвало протест крестьян. 17 мая 1606 г. Лжедмитрий 1-й был убит, на престол вступил В.И. Шуйский с условием ограничения власти. Таким образом, первый этап Смуты был отмечен правлением Лжедмитрия 1-го (1605-1606).

Второй период Смуты

В 1606 г. поднялось восстание, предводителем которого стал И.И. Болотников. В ряды ополчившихся входили люди из разных слоев общества: крестьяне, холопы, мелкие и средние феодалы, служилые, казаки и посадские люди. В битве под Москвой они потерпели поражение. В итоге Болотников был казнен.

Недовольство властью продолжалось. И вскоре появляется Лжедмитрий 2-й. В январе 1608 г. его войско направилось к Москве. К июню Лжедмитрий 2-й вошел в подмосковное село Тушино, где и обосновался. В России образовалось две столицы: бояре, купцы, чиновники работали на два фронта, иногда даже получали жалование от обоих царей.

Шуйский заключил договор со Швецией, и Речь Посполитая начала захватнические военные действия. Лжедмитрий 2-й бежал в Калугу.

Шуйский был пострижен в монахи и отправлен в Чудов монастырь. В России наступило междуцарствие — Семибоярщина (совет из семи бояр). Боярская дума пошла на сделку с польскими интервентами, и 17 августа 1610 г. Москва присягнула польскому королю Владиславу. В конце 1610 г. был убит Лжедмитрий 2-й, но борьба за престол на этом не окончилась.

Итак, второй этап Смуты был отмечен восстанием И.И. Болотникова (1606-1607), царствованием Василия Шуйского (1606-1610), появлением Лжедмитрия 2-го, а также Семибоярщиной (1610).

Третий период Смуты

Третий этап Смуты характеризуется борьбой с иноземными захватчиками. После смерти Лжедмитрия 2-го русские объединились против поляков. Война приобрела национальный характер. В августе 1612 г. ополчение К. Минина и Д. Пожарского дошло до Москвы. И уже 26 октября польский гарнизон сдался. Москва была освобождена.

Смутное время окончилось.

21 февраля 1613 г. Земский собор назначил царем Михаила Романова.

Итоги Смуты

Итоги Смутного времени были удручающими: страна находилась в ужасном положении, казна разорена, торговля и ремесла в упадке. Последствия Смуты для России выразились в ее отсталости по сравнению с европейскими странами. На восстановление хозяйства ушли десятки лет.

Причины и последствия Смутного времени в России в начале XVII века

Смутное время – период в истории России начала XVII века, который характеризовался политической нестабильностью, в том числе такими новыми явлениями, как самозванство. Ситуацию ухудшали не только внутренние проблемы, но и внешний фактор – интервенция Польши и Швеции.

История термина

В XVI веке в России термин “смута” использовался для обозначения какого-либо конфликта или ссоры, например, из-за разграничения земельных владений. В 1618 он использовался в обращениях к подданным. Сбежавший в 1660-ые годы в Швецию чиновник Посольского приказа Григорий Котошихин называл его “смутными временами”.

Современники также начали начало XVII века “великой разрухой государства” или “смятением Русской земли”. В трудах современников-иностранцев этот период называется “Московская трагедия”.

Предпосылки

В 1584 году умирает царь Иван IV Грозный и у него остаётся только два наследника. Малолетний царевич Дмитрий был убит в 1591 году в Угличе при загадочных обстоятельствах, а старший сын Фёдор интереса к государственным делам проявлял мало. Страной за него фактически правил Борис Годунов, детей у Фёдора к 1598 году не появилось. Помимо этого, к предпосылкам Смуты можно отнести и последствия правления Ивана IV – разорение страны Ливонской войны и набегами крымских татар, а также опричнину, которая привела к соперничеству между боярскими группировками.

Причины

В хронологической последовательности они выглядят следующим образом:

  • Пресечение династии Рюриковичей в 1598 году.
  • Недовольство Годуновыми со стороны боярства.
  • Голод и неурожаи в 1601–1603 годах. Недовольство царём перешло на простой народ, который связывал беды с ним.
  • Появление в 1604 году Лжедмитрия I и начало самозванства, впервые в истории России.
  • Внешний фактор. Иностранная интервенция в поддержку самозванца (поляки) и по приглашению царя Василия Шуйского против Лжедмитрия II (шведы).

Периодизация смутного времени

Она может быть различной и зависит от выбранного критерия. В качестве такового можно выбрать правителя, который находился на престоле в Москве:

  • 1598 – май 1605 года. Борис Годунов и его сын Фёдор.
  • Июнь 1605 – май 1606. Лжедмитрий I.
  • Июнь 1606 – июль 1610. Василий Шуйский.
  • 1610-конец 1612. Польский королевич Владислав Сигизмундович. Фактически страной управляла Семибоярщина. Монету чеканили от имени Владислава.
  • С января 1613. Михаил Романов. Он правил до 1645, но фактически Смута завершилась к декабрю 1618 подписанием Деулинского перемирия.

Таким образом, от 15 до 20 лет продлился этот период истории.

Внешнее вмешательство тоже подойдёт в качестве варианта периодизации:

  • 1604–1609  гг.– Польско-литовская интервенция в поддержку самозванцев Лжедмитрия I и Лжедмитрия II.
  • 1609–1618 гг. – Война с Речью Посполитой.
  • Лето 1610–март 1617 г. – Война со Швецией.

Третьим критерием для периодизации можно выбрать характер власти:

  • 1598–1605 гг. – Избранный Земским собором царь Борис Годунов и его наследник.
  • 1605–1606 гг. – Самозванец.
  • 1606–1613 гг. – Боярский характер власти.
  • С 1613. Династия Романовых.

Движущие элементы Смутного времени

В событиях Смуты приняли участие все слои общества. Наиболее важную роль в событиях играли три сословия – стрельцы, казаки и боевые холопы. Последняя категория возникла из-за нехватки земли на всех дворянских детей. Именно из боевых холопов происходил Иван Болотников – предводитель крупнейшего крестьянского восстания, собственно, первого такого в истории страны.

Полурегулярным войском в те годы были стрельцы. Они несли сторожевую службу в городах, в свободное от войн время им разрешалось заниматься ремеслом. Именно стрельцы приняли участие в свержении Лжедмитрия I, а также во всех крупных сражениях Смутного времени.

Казаки в начале XVII века представляли собой самостоятельную и часто враждебную силу, они часто разоряли города и волости. Видным казачьим предводителем периода Смуты был атаман донских казаков Иван Заруцкий. Его деятельность продолжалась с 1604 до 1614 года, то есть поддержки Лжедмитрия I до бегства на Яик с женой самозванца – авантюристкой Мариной Мнишек. Казачество было главной опорой самозванцев.

Особенностями периода была постоянная борьба между низами и верхами. Например, в Москве зажиточная часть общества в 1610 году была готова служить польскому королевичу Владиславу, а низы бежали к самозванцу Лжедмитрию II.

Духовенство, несмотря на свою образованность и авторитет в обществе, не смогло предотвратить Смуты.

Хронология событий смуты

Карта: Российское государство в начале XVII века. Смутное время. Карта наглядно показывает передвижения русских войск и армий иностранных интервентов в период Смутного времени в России. Шведские и польские завоеватели имели целью вмешательство во внутренние дела России, которая была ослаблена кризисом царской власти и завершением правления династии Рюриковичей.

Событие

Причины

Итог

1601-1603, великий голод

Заморозки, малый ледниковый период.

Вымирание населения, приток его в Москву, нарастание недовольства Годуновым, усиление слухов о спасшемся царевиче, бояре массово выгоняли свою прислугу, так как не могли её кормить, бегство населения на южные и восточные окраины.

1604, появление в Речи Посполитой самозванца

Беды в стране.

Лжедмитрий I получил поддержку и отправился воевать с Борисом Годуновым.

1605, смерть Бориса Годунова, убийство его сына Фёдора

Переход боярства и воеводы Петра Басманова на сторону самозванца.

На троне впервые в истории страны оказался самозванец.

1606, свержение самозванца Лжедмитрия I

Боярству не нравилось его польское окружение.

Воцарение Василия Шуйского, начало восстания Ивана Болотникова.

1606-1607, восстание Болотникова

Слухи о спасении царя Дмитрия и усиление крепостного права.

Василий Шуйский справился с повстанцами, но появился второй самозванец.

1607–1610, деятельность Лжедмитрия II

Низкая популярность Василия Шуйского на территории, которые охватило восстание Болотникова.

Гражданская война в стране, два правительства, в Москве и в Тушино, разорение многих городов.

1609–1618, война с Речью Посполитой

Нахождение на территории России шведских войск.

Поражение России, потеря Смоленска, Брянска и Чернигова, подписание перемирия на 14,5 лет и возвращение из плена патриарха Филарета.

1610–1617, война со Швецией

Шведские и французские наёмники после поражений 1610 вышли из-под контроля.

Поражение России, уступка Ингерманландии.

1610–1613, Семибоярщина

Поражение армии царя Василия Шуйского под Клушино.

Царём избран Владислав IV.

1611, первое земское ополчение

Польский гарнизон в Москве, разорение столицы.

Неудача из-за конфликта в лагере ополченцев.

1612, второе земское ополчение

Польская интервенция.

Освобождение Москвы.

1613, Земский собор

Требовалось избрать нового царя и положить конец конфликтам в государстве.

Михаил Романов избран царём.

1614, пойманы атамана Ивана Заруцкого и Марины Мнишек

Требовалось избавиться от конкурента на престол.

Ликвидирован последний самозванец.

Земский собор 1613 — выборы нового царя

После изгнания силами второго земского ополчения из Москвы польского гарнизона в неё стали съезжаться выборные люди, городские и сельские, для избрания царя на Земском соборе. На первом заседании собора его участники приговорили, что не будут избирать на трон иностранцев и сына самозванца от Марины Мнишек. И всё-таки вопрос о новом царём решался долго. Решающим стало мнение атамана донских казаков, которое тот подал в письме бывшему руководителю земского ополчения – князю и воеводе Дмитрию Пожарскому.

В нём Михаил Фёдорович упоминался как “природный царь”. Вскоре в разные города государства были отправлены служилые люди, они узнавали мнение народа о Михаиле и в определённой мере занимались агитацией. В результате его и избрали царём на окончательных выборах 21 февраля 1613 года. Михаилу повезло с семьёй. Его дед Никита был родным братом первой жены Ивана IV – Анастасии. Он оставил о себе хорошую память в народе. Отец Михаила – Фёдор Никитич некоторое время был патриархом при самозванце Лжедмитрии II.

Последние вспышки Смуты

Накануне избрания на царство Михаила Романова началась борьба с казачьим предводителем Иваном Заруцким. В его стане находилась Марина Мнишек и её сын – Иван, которого тоже можно было предложить в качестве кандидата на престол. В конце 1612 года Заруцкий отступил от Москвы к Рязани, а далее двигался через Воронеж к Астрахани. Его задумка состояла в том, чтобы поднять против Михаила Романова терских, волжских и донских казаков, но из этого ничего не вышло. Он смог разорить купцов в Астрахани, но даже оборонять городской кремль не решился и сбежал из городов в сторону реки Урал (Яик), где и был пойман. В Москву его доставили отдельно от жены. Марину Мнишек отправили в тюрьму, а Заруцкого с сыном казнили.

После этого серьёзных внутренних противников не было, но активные боевые действия со шведами велись до 1615 года (осада Пскова), а с поляками – до декабря 1618 года.

Итоги Смуты

Их можно поделить на экономические, военные и политические. Экономическим итогом Смуты стало разорение большей части территории страны. Её грабили интервенты, казаки, ногайцы, крымские татары и собственные повстанцы и разбойники. Казна была пуста. В 1614 денег едва хватало для содержания послов, которых отправляли в Голландию. С другой стороны, Смута способствовала ускоренному освоению Сибири при царе Михаиле Фёдоровиче.

Военным итогом Смуты стали территориальные уступки Швеции на северо-востоке и Речи Посполитой на западе. Россия впервые утратила выход в Балтийские море. Вернуть его смог только Пётр I спустя 100 лет. Западные границы вернулись примерно на линию 1500 года, то есть ещё в период правления Ивана III. Армия стала слабее из-за общей разрухи. Если со Швецией подписали мирный договор, то с Речью Посполитой было достигнуто только перемирие на 14 лет и 5 месяцев. Польский королевич Владислав Ваза сохранял права на московский престол.

Политическим итогом Смуты стало утверждение на троне династии Романовых. Интересно, что её представители почти одновременно заняли посты светской и духовной власти. Михаил Фёдорович стал царём, а его отец Филарет – патриархом.

Смутное время привело к изменению состава правительственного класса. Влияние старого боярства постепенно уменьшалось и его место стали занимать выходцы из новых родов, о которых мало было известно до начала XVII века. К таковым относились Нарышкины, Милославские, Лопухины и Долгорукие. Зато в событиях XVII века уже не видно представителей родов Холмских, Годуновых и Микулинских. Даже Боярская дума в XVII веке по своему составу наполняется теми, кого современники называли “случайными” людьми. Эти изменения привели к расстройству системы местничества и его отмене к 1682 году.

Последствия Смуты для России

Экономические

Разорение многих районов страны, убыль население, снижение сбора налогов и, как следствие, боеспособности армии, долгий период восстановления хозяйства при Михаиле Романове, усиление крепостного права.

Военные

Уступка Швеции Ингерманландии и выхода в Балтийское море, ещё больше территорий отдали Речи Посполитой – Брянск, Смоленск, Чернигов. Тем не менее, сформировались новые внешнеполитические задачи на XVII век для новой династии, среди них был не только вопрос возвращения утерянных земель, но и освоение Сибири и расширение контактов с европейскими странами.

Политические

Начало царствования династии Романовых, период совместного правления Михаила Романова и его отца – патриарха Филарета, повышение роли Земского собора.

В народных массах

Из-за Смуты они стали более раздражительными, что часто приводило к народным выступлениям в XVII веке.

Использованная литература:

  • В.О. Ключевский. Курс русской истории. Лекции 41-45. – М.: Эксмо, 2017.
  • Сб. документов. Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века, 1601– 1608 гг. № 15, 17, 19, 20, 27, 30, 33, 47, 79. М., 2003.
  • С. М. Соловьёв. История России с древнейших времён. Том 8. – Спб.: Амфора, 2015.

Основные причины смутного времени в России

Предпосылки Смуты

Замечание 1

Прежде чем приступить к рассмотрению причин наступления исторического периода, получившего название «Смутное время» или «Смута», следует рассмотреть общее состояние в стране, предшествовавшее этим событиям.

Вторая половина XVI века – это эпоха царствования Ивана IV Грозного, который вступил на русский престол в 1545 г. Первые годы правления Великого князя и первого русского царя были направлены на решение внутренних и внешних задач.

Во внутренней политике Иван Грозный стремился к централизации власти, построению важных государственных институтов, обузданию боярской вольницы. Во внешней политике Царь успешно ликвидировал угрозу с востока в лице Казанского и Астраханского ханств, на западе боролся с Ливонией за выход к Балтийскому море, на юге бился с Крымским ханством.

Однако, успешно начатые и осуществленные реформы не принесли тех плодов, на которые рассчитывал Иван IV. Продолжительные войны на несколько фронтов, борьба с боярской аристократией, разорение крестьян привели к тому, что в стране был развязан массовый государственный террор в виде Опричнины. Поражение в Ливонской войне, разорение Москвы крымскими татарами, террор Опричников привели к тому, что центральные регионы страны были разорены, экономика пришла в упадок. Общий социальный настрой общества также был критическим. Бояре требовали закрепления крестьян, как инструмента поддержания своего экономического благосостояния, старались не допустить развитие института дворянства, а дворяне наоборот требовали новых земель и привилегий.

Замечание 2

В стране сложились социально-экономические предпосылки для глобальных изменений в сословно-классовой системе, системе экономических взаимоотношений. Перед страной встал вопрос о необходимости приведения в соответствие социальных и экономических основ перед лицом новых исторических вызовов.

Эти вызовы могли быть решены самим Иваном IV и его потомками. Но история пошла совсем не так, как рассчитывал первый русский царь. Прямой наследник Ивана Грозного его старший сын Иван Иванович Молодой погибает в 1582 году, в 1591 году погибает младший сын Дмитрий. Такое развитие событий оказалось роковым для всей истории страны.

Царь назначил опекунский совет для помощи своему сыну Федору, который стал последним царем из Дома Рюрика. Руководил Советом Борис Годунов – родственник жены Федора.

В XVII век страна вступает в условиях социальной и экономической нестабильности. Накопившиеся проблемы породили тяжелую обстановку во всех областях жизни русского общества. Гром грянул в 1598 г., когда умер Федор и пресеклась династия Рюриковичей. Страна вступила в эпоху Смутного времени.

Причины Смутного времени

Изложив общее состояние страны, опираясь на исторические факты можно сформулировать причины, способствовавшие возникновению и развитию Смутного времени в нашей стране. Современные ученые выделяют следующие виды причин:

  • Династистическая
  • Политическая
  • Экономическая
  • Социальная
  • Внешнеполитическая

Династическая причина.

В 1598 г. умирает последний из трех сыновей Ивана Грозного – бездетный царь Федор. Страна впервые за много лет остается без верховного правителя.

Политическая причина.

Смерть последнего прямого Рюриковича вызвала обострение политической борьба между отдельными боярскими группировками. Некоторые ученые оценивает эту борьбу как борьбу с царской властью за сохранение своих привилегий. Ищутся пути решения возникшей проблемы. Впервые в стране царь избирается, им стал Борис Годунов. Ему не удалось преодолеть сопротивление части боярской аристократии и сформировать новую династию. Страна опять остается без правителя, что, в свою очередь, дает почву для появления самозванцев, раскалывая общество по политическим мотивам.

Экономическая причина.

Экономика страны времен второй половины XVI находится в глубоком кризисе. Страна пережила ряд разорительных войн, нашествий татар, внутреннего террора. Ситуацию катастрофически усугубил «Великий голод» 1601-1603 гг., в результате, которого разорились тысячи домохозяйств. В стране стала наблюдаться внутренняя миграция, когда люди стали уходить из разоренных центральных районов на окраины.

Считается, что причиной трех неурожайных лет является извержение вулкана Уайнапутина в Перу, после которого последовала вулканическая зима или малый ледниковый период. По некоторым оценкам число жертв этого голода приблизилось к полумиллиону человек. Голод начала XVII века показал кризис феодальной системы хозяйствования.

Социальная причина.

На фоне политического и экономического кризиса в стране развивается социальное недовольство. Поведение верховной власти, развязанный террор, голод, неясные перспективы дальнейшего существования государства ведут к росту социального кризиса. Причем недовольны все сословия. Крестьяне разорены. Бояре требуют закрепления крестьян, чтобы сохранить свое имущественное положение. Существующий строй вызвал отторжение у массы беглых крестьян, холопов, обедневшего посадского люда, казаков и служилых людей. Последствия опричнины подорвали авторитет царской власти.

Будучи не в состоянии прокормить своих крестьян и слуг, бояре просто выгоняли людей на улицу. Люди массово уходили в Москву, где государство раздавало деньги и хлеб, усиливая экономическую и хозяйственную дезорганизацию населения.

Оставшиеся без средств к существованию люди обращались к грабежу и разбою, усиливая общий хаос. Отдельные банды разрастались до нескольких сотен человек.

Внешнеполитическая причина.

Пользуясь внутренними проблемами России, заявили свои претензии, как на русский престол, так и на территории страны, соседние государства – Швеция и Польша. Швеция претендовала на Новгород и Балтийские земли. Польша на Смоленск и русский престол. Россия, обессиленная внутренними проблемами и войнами Ивана Грозного, не смогла оказать полного сопротивления интервентам.

Таковы основные причины исторического явления – Смуты, глубоко отразившейся на всей Русской Истории.

кратко и понятно. Претенденты на Российский престол и их правление

Начало XVII века ознаменовалось для России серией тяжелых испытаний.

Как началась смута

После того как в 1584 году умер царь Иван Грозный, престол унаследовал его сын Федор Иванович, который был очень слабым и болезненным. Ввиду состояния здоровья он правил недолго — с 1584 г. по 1598 г. Умер Федор Иванович рано, так и не оставив наследников. Младший сын Ивана Грозного предположительно был зарезан приспешниками Бориса Годунова. Появилось много желающих взять бразды правления в свои руки. В результате этого развернулась борьба за власть внутри страны. Подобная ситуация послужила толчком к развитию такого явления, как Смута. Причины и начало данного периода в разное время толковались по-своему. Несмотря на это, можно выделить главные события и аспекты, повлиявшие на развитие этих событий.

Основные причины

Разумеется, в первую очередь это прерывание династии Рюриковичей. С этого момента центральная власть, перешедшая в руки третьих лиц, теряет авторитет в глазах народа. Постоянный рост налогов также послужил катализатором недовольства горожан и крестьян. Для такого затяжного явления, как Смута, причины копились не один год. Сюда можно отнести и последствия опричнины, хозяйственную разруху после Ливонской войны. Последней каплей стало резкое ухудшение условий жизни, связанное с засухой 1601-1603 гг. Смута стала для внешних сил наиболее удачным моментом для ликвидации государственной самостоятельности России.

Предпосылки с точки зрения историков

Не только ослабление режима монархии поспособствовало появлению такого явления, как Смута. Причины ее связаны с переплетением устремлений и действий различных политических сил и социальных масс, которые были осложнены вмешательством внешних сил. В связи с тем, что одновременно образовалось множество неблагоприятных факторов, страна погрузилась в глубокий кризис.

Для возникновения такого явления, как Смута, причины можно выделить следующие:

1. Кризис хозяйства, который приходится на конец XVI века. Он был вызван убылью крестьян в города, увеличением налогового и феодального гнета. Обострил ситуацию голод 1601-1603 гг., в результате которого погибло около полумиллиона человек.

2. Кризис династии. После смерти царя Федора Ивановича обострилась борьба различных боярских кланов за право стоять у власти. В этот период на государственном престоле побывали Борис Годунов (с 1598 г. по 1605 г.), Федор Годунов (апрель 1605 г. — июнь 1605 г.), Лжедмитрий I (с июня 1605 г. по май 1606 г.), Василий Шуйский (с 1606 г. по 1610 г.), Лжедмитрий II (с 1607 г. по 1610 г.) и Семибоярщина (с 1610 г. по 1611 г.).

3. Духовный кризис. Стремление католической религии навязать свою волю закончилось расколом русской православной церкви.

Внутренние неурядицы положили начало крестьянским войнам, мятежам городов.

Правление Годунова

Нелегкая борьба за власть между представителями высшей знати закончилась победой Бориса Годунова — царского шурина. Это был первый случай в русской истории, когда престол достался не по наследству, а в результате победы в выборах в Земском соборе. В целом, за семь лет своего правления Годунов сумел решить споры и разногласия с Польшей и Швецией, а также наладил культурные и экономические взаимоотношения со странами Западной Европы.

Его внутренняя политика также принесла свои результаты в виде продвижения России в Сибирь. Однако вскоре положение дел в стране ухудшилось. Вызвано это было неурожаями в период с 1601 г. по 1603 г.

Годуновым были приняты все возможные меры по облегчению столь нелегкого положения. Он организовывал общественные работы, дал разрешение холопам уходить от своих господ, организовал раздачу хлеба голодающим. Несмотря на это, в результате отмены в 1603 году закона о временном восстановлении Юрьева дня вспыхнуло восстание холопов, положившее начало крестьянской войне.

Обострение внутренней ситуации

Самым опасным этапом Крестьянской войны стало восстание под предводительством Ивана Болотникова. Война перекинулась на юго-запад и юг России. Повстанцы одержали победу над войсками нового царя — Василия Шуйского — перейдя к осаде Москвы в октябре-декабре 1606 года. Остановили их внутренние разногласия, в результате которых восставшие были вынуждены отступить в Калугу.

Подходящим моментом наступления на Москву для польских князей стала Смута начала 17 века. Причины попыток интервенции крылись во внушительной поддержке, оказываемой князьям Лжедмитрию I и Лжедмитрию II, которые во всем подчинялись иностранным сообщникам. Правящими кругами Речи Посполитой и католической церкви были предприняты попытки расчленения России и ликвидации ее государственной самостоятельности.

Следующим этапом раскола страны стало образование территорий, которые признали власть Лжедмитрия II, и тех, что сохраняли верность Василию Шуйскому.

По мнению некоторых историков, основные причины такого явления, как Смута, крылись в бесправии, самозванстве, внутреннем расколе страны и интервенции. Это время стало первой гражданской войной в русской истории. До того как появилась Смута в России, причины ее формировались не один год. Предпосылки были связаны с опричниной и последствиями Ливонской войны. Экономика страны к тому времени была уже разорена, а в социальных слоях росло напряжение.

Завершающий этап

Начиная с 1611 года, наблюдается рост патриотических настроений, сопровождаемый призывами к прекращению раздоров и укреплению единства. Было организовано народное ополчение. Однако лишь со второй попытки под руководством К. Минина и К. Пожарского осенью 1611 года Москва была освобождена. Новым царем был избран 16-летний Михаил Романов.

Колоссальные территориальные потери принесла Смута в 17 веке. Причины ее в основном заключались в ослаблении авторитета централизованной власти в глазах народа, формировании оппозиции. Несмотря на это, пройдя через годы потерь и лишений, внутренней разрозненности и междоусобиц под руководством Лжедмитриев-самозванцев и авантюристов, дворяне, горожане и крестьяне пришли к выводу, что сила может быть только в единстве. Последствия Смуты оказывали влияние на страну еще долгое время. Лишь спустя столетие удалось окончательно их устранить.

Смутное время занимает в истории России серьезное место. Это время исторических альтернатив. В этой теме много нюансов, которые вообще важны для понимания и скорейшего усвоения. В рамках этой статьи мы кое какие из них разберем. Где взять остальные — смотри в конце статьи.

Причины смутного времени

Первая причина (и основная) в пресечении династии потомков Ивана Калиты, правящей ветви рюриковичей. Последний царь этой династии — Федор Иоаннович, сын — умер в 1598 году, и с этого же времени начинается период Смутного времени в истории России.

Вторая причина — больше причина интервенции в этот период — что по завершении Ливонской войны Московское государство заключило не мирные договоры а лишь перемирия: Ям-Запольское — с Польшей и Плюсское со Швецией. Отличия перемирия от мирного договора в том, что первое является лишь перерывом в войне, а не ее завершением.

Ход событий

Как вы видите, мы разбираем данное событие по рекомендуемой мной и другими коллегами схеме, о которой вы можете .

Смутное время началось непосредственно со смертью Федора Иоанновича. Потому что это период «бескоролевья», бесцарствия, когда правили самозванцы и люди в общем-то случайные. Однако в 1598 году был созван Земский собор и к власти пришел Борис Годунов — человек, который долго и упорно шел к власти.

Правление Бориса Годунова продолжалось с 1598 года по 1605 год. В это время произошли следующие события:

  1. Страшный голод 1601 — 1603 годов, следствием которого было восстание Хлопка Косолапа, и массовое бегство населения на юг. А также недовольство властью.
  2. Выступление Лжедмитрия первого: с осени 1604 года по июнь 1605 года.

Правление Лжедмитрия Первого продолжалось один год: с июня 1605 по май 1606 года. В его царствование продолжались следующие процессы:

Лжедмитрий Первый (он же Гришка Отрепьев)

Рост недовольства его правлением у боярства, так как Лжедмитрий не уважал русских обычаев, женился на католичке, стал раздавать русские земли в вотчины польскому дворянству.В мае 1606 года самозванца свергли бояре во главе с Василием Шуйским.

Правление Василия Шуйского продолжалось с 1606 года по 1610 год. Шуйский даже не был избран на Земском соборе. Его имя просто «прокричали», так он «заручился» поддержкой народа. К тому же он дал так называемую крестоцеловальную клятву, что будет во всем советоваться с боярской думой. В его правление произошли следующие события:

  1. Крестьянская война под предводительством Ивана Исаевича Болотникова: с весны с 1606 года по конец 1607 года. Иван Болотников выступил как воевода «царевича Дмитрия», Второго Лжедмитрия.
  2. Поход Лжедмитрия Второго с осени 1607 года по 1609 год. В ходе похода самозванец не смог взять Москву, поэтому сел в Тушино. Появилось двоевластие в России. Ни одна сторона не имела средств, чтобы одолеть другу сторону. Поэтому Василий Шуский нанял шведских наёмников.
  3. Разгром «Тушинского вора» войсками шведских наемников во главе с Михаилом Васильевичем Скопиным-Шуйским.
  4. Интервенция Польши и Швеции в 1610 году. Польша и Швеция находились в это время в состоянии войны. Так как в Москве оказались шведские войска, пусть и наемников, Польша получила возможность начать открытую интервенцию, посчитав Московию союзницей Швеции.
  5. Свержение Василия Шуйского боярами, вследствие чего появилась так называемая «семибоярщина». Бояре де-факто признали в Москве власть польского короля Сигизмунда.

Итоги Смутного времени для истории России

Первым итогом Смуты стало избрание новой царствующей династии Романовых, которая правила с 1613 года по 1917 год, которая началась Михаилом и закончилась Михаилом.

Вторым итогом стало отмирание боярства. Весь 17 век оно теряло свое влияние, а вместе с ним и старое родовое начало.

Третий итог — разруха, хозяйственная, экономическая, социальная. Ее последствия были преодолены только к началу царствования Петра Великого.

Четвертый итог — вместо боярства, власть сделала опору на дворянство.

PS.: Разумеется, все что вы здесь прочитали, доступно и на миллионе других сайтов. Но цель поста сжато, вкратце рассказать о Смуте. К сожалению всего этого недостаточно, чтобы выполнить тест . Ведь за кадром осталось множество нюансов, без которых немыслимо выполнение второй части теста. Поэтому я вас приглашаю .

С уважением, Андрей Пучков

Хронологически события Смутного времени охватывают период с 1598 г. по 1613 г. В 1598 г. умирает бездетный царь Федор и тем самым прекращается правление правящей династии Рюриковичей. В 1613 г. Зем-ский собор выбирает представителя новой династии — Михаила Романова.

Между двумя этими событиями, определившими начало и конец Смуты, калейдоскоп сложнейших событий, связанных с политической борьбой за власть, крестьянскими выступлениями, внешней интервенцией, которые обрушились на Россию за этот относительно короткий период.

Итак, начало Смуты было положено прекращением правящей дина-стии Рюриковичей после смерти последнего её представителя царя Федо-ра. Это событие явилось главной причиной Смутного времени. Династиче-ский кризис вызвал « всеобщее смятение и брожение», породившие в соз-нании народных масс деморализацию.

Но понять сам ход Смуты без учета предшествующего развития Мо-сковского государства невозможно. Неслучайно большинство дореволю-ционных историков считает, что Смута есть «порождение предыдущего

XVI века»*.

Предпосылки Смуты зарождались еще в период правления Ивана IV (1547-1584 гг.). Опричнина Ивана Грозного привела к экономическому ра-зорению большинства центральных уездов страны. Усугубила экономиче-ский кризис и затянувшаяся Ливонская война (1558-1582 гг.), результатом которой было не только поражение России, но и огромные людские жерт-вы и материальные потери. Дополнило тяжелый кризис внутри государст-ва массовое бегство крестьян в районы Поволжья, Урала, Западной Сиби-ри, открытые для русской колонизации после разгрома Казанского (1552 г.) и Сибирского (1582 г.) ханств. В этих условиях правительство под дав-лением дворянства вынуждено было пойти на издание указов, временно отменяющих Юрьев день (т.е. право перехода крестьян от одного владель-ца к другому) и увеличивающих срок сыска беглых**.

Кроме того, опричнина Ивана IV потрясла традиционный уклад жиз-ни, усилила всеобщее недовольство и деморализацию, ибо именно в этот период, по утверждению С.М.Соловьева, «воцарилась страшная привычка не уважать жизни, чести и имущества ближнего». Неслучайно В.О.Ключевский называет смутный период «отдаленным последствием опричнины».

* По мнению С.Ф. Платонова, «Смута в своем происхождении есть дело преды-дущего XVI века, и изучение Смутной эпохи вне связи с предыдущими явлениями на-шей жизни невозможно».

* * В 1580-е гг. были изданы указы, временно отменяющие Юрьев день. В 1597 г. был издан Указ об «Урочных летах», согласно которому беглые крестьяне подлежали сыску, суду и возвращению «назад, где кто жил» в течение 5 лет.

Так постепенно подготавливались политические и социальные пред-посылки Смуты и сама ее атмосфера.

В 1584 г. умирает Иван Грозный, оставивший потомкам разоренную опричниной и изнуренную Ливонской войной страну. Его наследниками оставались два сына: Федор – младший сын от первого брака и Дмитрий – от последней жены Грозного Марии Нагой*. По всеобщему утверждению, Федор Иоанович, слабый, болезненный, отличавшийся мягкостью характе-ра и глубокой религиозностью, не был способен к самостоятельному управлению государством**. Поэтому фактическим правителем становит-ся Борис Годунов, на сестре которого был женат царь.

Хотя период правления Федора (1584-1598 гг.) был непро-должительным, но он отмечен успехами в области внутренней и внешней политики. В стране началось небывалое строительство городов, крепост-ных сооружений, освоение Западной Сибири. На южных границах госу-дарства появились новые города: Самара, Саратов, Царицын, Курск, Бел-город, Елец; на восточных – Тюмень, Тобольск, Березово, Сургут, Об-дорск. В области внешней политики Годунов стремился к укреплению от-ношений с Польшей, Швецией. После непродолжительной войны со Шве-цией Россия сумела вернуть утраченные в период Ливонской войны горо-да на Балтийском побережье: Ям, Копорье, Ивангород.

Успехи Московского государства связывали с деятельностью не царя Федора, а его шурина – Бориса Годунова***. Неслучайно он получил оцен-ку, данную ему устами русского дипломата Луки Новосельцева: «Разумом его бог исполнил и о земле великий печальник».

После смерти Федора (1598 г.) правящая династия Рюриковичей пре-секлась. С прекращением династии «природных государей» государство в

*Старший сын Ивана IV был убит отцом в припадке слепого гнева в 1581 г. Малолет-ний сын Дмитрий после смерти Грозного был сослан в Углич вместе со своей матерью. В 1591 г. он погиб при странных обстоятельствах. Следственная комиссия во главе с князем В. Шуйским пришла к заключению, что смерть была случайной: царевич сам себя зарезал в припадке падучей болезни в то время, когда играл ножом в «тычку».

** Придворные летописцы изображали Федора царем «благочестивым» (он начинал свой день с молитвы: «Дай господи, не делать никому ничего плохого»), но не слишком хорошо разбиравшимся в делах земных.

Английский посол Флетчер так описывал Федора: «Он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, ма-ло способен к делам политическим и до крайности суеверен». Т.е., судя по словам со-временников, Федор Иванович был полной противоположностью своего отца, Ивана

*** Правда, в период правления Федора произошло событие, которое во многом по-влияло на события Смутного времени. В 1591 г. в Угличе скончался царевич Дмитрий. Хотя трагическая смерть царевича была случайностью, но народная молва обвиняла в причастности к ней Бориса Годунова. Эту позицию разделяла часть дореволюционных историков, в частности Н.М. Карамзин, считая, что гибель царевича была выгодна Б. Годунову по политическом мотивам.

народном понимании оказалось «ничьим»; «земля растерялась и пришла в брожение», положив начало Смуте.

Таким образом, династический кризис становится главной причиной Смутного времени. Наряду с этой политической причиной были и соци-альные, связанные с усилением системы крепостничества, а также недо-вольством боярства своим пошатнувшимся в период опричнины экономи-ческим и политическим величием. Если династический кризис привел к политической борьбе за власть, то социальный породил крестьянские вы-ступления и гражданскую войну, в которой приняли участие представите-ли всех слоев населения. Осложнилось течение Смуты вмешательством во внутренние дела России со стороны Швеции и Польши. Т.е. можно выде-лить политические, социальные и национальные причины смутного време-ни*. На всем протяжении Смуты политические и социальные причины пе-реплетались между собой, предопределив этот сложный период в истории России.

Семнадцатое столетие в истории нашей страны — переломное, бурное время заката Средневековья. Современники называли его «бунташным». Россия переживет крестьянскую войну — первую в своей истории, череду городских восстаний, «медный» и «соляной» бунты, выступления стрельцов, конфликт церкви и светской власти, церковный раскол. Да и начнется век необычно — с событий, получивших в истории название Смутного времени (1598-1613). Смута XVII в. как ключевое событие русской истории ставится исследователями в один исторический ряд с призванием варягов, образованием Киевской Руси и Московского государства. Неудивительно, что она притягивала взоры знаменитых писателей, поэтов, художников, композиторов. Достаточно вспомнить пушкинского «Бориса Годунова», драматическую трилогию А.К. Толстого («Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис»), оперу М.И. Глинки «Жизнь за царя».

В научной среде интерес к Смутному времени никогда не угасал. Не одно столетие историки бьются над разгадкой его причин и смысла. Первый русский историк В.Н. Татищев искал причины Смуты в «безумной распре знатных шляхетских родов» и законах Бориса Годунова, закрепостивших крестьян и холопов. По мнению Н.М. Карамзина, Смута была вызвана вмешательством иноземцев, «послаблением» царя Федора, «злодеяниями» Годунова и «развратом народа». Она — результат дисгармонии между традиционными идеями, принципами русской государственности и моральными устоями народа [источник 7, стр.435]. Соловьев связывал Смуту с внутренними факторами: дурным состоянием нравственности, династическим кризисом и усилением антиобщественных сил в лице «воровских казаков». В.О. Ключевский определил ее как социальную рознь, порожденную неравномерным распределением государственных повинностей [источник 3, стр.115]. Вслед за ним С.Ф. Платонов рассматривал Смуту как результат династического и социального кризисов, как политическую борьбу за власть между старой родовой аристократией и новой дворцовой знатью [источник 13, стр.186]. Советские историки на первый план выдвинули фактор классовой борьбы. Они полагали, что Смута началась снизу — с крестьянских выступлений. Появление самозванцев они связывали не с интервенцией, а с внутренней борьбой. Впоследствии понятие «Смута» было объявлено буржуазным, в литературе утвердились иные термины. М.Н. Покровский считал Смуту крестьянской революцией, Лжедмитрия — орудием иностранных интервентов. Этот период в истории стал называться «Крестьянская война Болотникова и польско-шведская интервенция». В последующих дискуссиях А.А. Зимин, В.И. Корецкий, Л.В. Черепнин и др. утверждали, что крестьянская война не прекращалась в течение 1603-1614 гг., являясь стержнем исторического развития России того периода [источник 8, стр.44]. Современные исследователи Р.Г. Скрынников и В.Б. Кобрин полагают, что Смута — это гражданская война, начавшаяся в 1603-1604 гг. [источник 3, стр.44]. Ее важнейшей предпосылкой, по мнению Р.Г. Скрынникова, стал кризис дворянского сословия, а главной причиной — раскол, поразивший дворянство и вооруженные силы государства в целом. Годуновская династия пала после того, как против нее выступили гарнизоны южных крепостей, а в дворянском ополчении под Кромами и в столице вспыхнули мятежи. Смутное время начала XVII в. — это период крайней слабости государственной власти, размаха самозванчества, неподчинения окраин гражданской войны и интервенции со стороны Польши и Швеции.

Предпосылки Смутного времени XVI-XVII в.: Сочетание нескольких кризисов: 1. Династический (закончилась династия Рюриковичей, недовольство против Б.Годунова, голод, упадок) отсюда ожесточенная борьба за власть. Отсутствие претендента с твердыми правами на престол. 2. Экономический (последствия Ливонской войны и опричнины, голодные годы 1601-1603, большие людские потери) 3. Социальный (мятежи, восстания (Болотников), разбои). 4. Нравственный кризис (клятвопреступления). 5. Иностранная интервенция (шведы захватили Новгородскую землю, в Москве хозяйничали поляки). Во время Смуты появилась альтернатива: идти по-прежнему пути, близкому к восточному, или вернуться на европейскую стезю развития, что означало необходимость ограничения власти, предоставления свободы обществу. В результате развернулась борьба общественных сил за лучшую жизнь, выбор пути развития.

Краткая хронология Смуты такова:

1598 г. — пресечение династии Калиты. Начало правления Бориса Годунова; 1601-1603 гг. — неурожаи и массовый голод в России. Нарастание социальной напряженности в стране; 1605г. — смерть царя Бориса Годунова. Воцарение Лжедмитрия I; 1606-1610 гг. — правление Василия Шуйского; 1006-1607 гг. — крестьянское восстание под руководством И. Болотникова. Лжедмитрий II; 1609 г. — втягивание в войну Польши и Швеции. Начало польской интервенции; 1610-1612 гг. — «семибоярщина»; 1611-1612 гг. — первое и второе ополчения, освобождение Москвы от польских интервентов; 1613 г. — начало династии Романовых.

Зарождение Смуты связано с угасанием династии Рюриковичей. Сын Ивана IV Федор (1584-1598) был неспособен к управлению государством. Он скончался бездетным, его младший брат, малолетний Дмитрий, умер при весьма загадочных обстоятельствах в Угличе в 1591 г. Династия потомков Ивана Калиты пресеклась. Вопрос о престолонаследии решался Земским собором, который избрал на царство шурина усопшего царя, боярина Бориса Годунова (1598-1605). Это был первый случай в истории Московского царства, до Годунова не избирался ни один царь, поэтому естественным представляется стремление нового царя всячески подчеркивать свою связь с прежней династией.

Введение

Причины и предпосылки Смутного времени

Претенденты на Русский престол и их правление

Федор Иванович и Борис Годунов

Лжедмитрий I

Лжедмитрий II

Владислав

Михаил Романов

3. Итоги и последствия Смуты

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Принятый в дореволюционной историографии термин «Смутное время», относившийся к бурным событиям начала XVII в., был решительно отвергнут в советской науке как «дворянско-буржуазный» и заменен длинным и даже несколько бюрократическим названием: «Крестьянская война и иностранная интервенция в России». Сегодня термин «Смутное время» постепенно возвращается: видимо, потому, что он не только соответствует словоупотреблению эпохи, но и достаточно точно отражает историческую действительность.

Среди значений слова «смута», приводимых В.И. Далем, мы встречаем «восстанье, мятеж… общее неповиновение, раздор меж народом и властью[источник 9]. Однако в современном языке в прилагательном «смутный» ощущается иное значение – неясный, неотчетливый. И в самом деле, начало XVII в. и впрямь Смутное время: все в движении, все колеблется, размыты контуры людей и событий, с невероятной быстротой меняются цари, нередко в разных частях страны и даже в соседних городах признают в одно и то же время власть разных государей, люди подчас молниеносно меняют свою политическую ориентацию: то вчерашние союзники расходятся по враждебным лагерям, то вчерашние враги действуют сообща… Смутное время – сложнейшее переплетение разнообразных противоречий – сословных и национальных, внутриклассовых и межклассовых… И хотя была и иностранная интервенция, невозможно свести лишь к ней все многообразие событий этого бурного и поистине Смутного времени.

Естественно, такой динамичный период был на редкость богат не только яркими событиями, но и разнообразными альтернативами развития. В дни всенародных потрясений случайности могут сыграть существенную роль в направлении хода истории. Увы, Смутное время оказалось временем утраченных возможностей, когда не осуществились те альтернативы, которые сулили более благоприятный для страны ход событий.

Цель курсовой работы – раскрыть и как можно полнее отразить сущность Смутного времени.

Рассмотреть причины и предпосылки Смутного времени.

Проанализировать правление претендентов на российский престол и возможные альтернативы развития России.

Рассмотреть итоги и последствия Смуты.

1. Причины и предпосылки Смутного времени и его начало

Семнадцатое столетие в истории нашей страны — переломное, бурное время заката Средневековья. Современники называли его «бунташным». Россия переживет крестьянскую войну — первую в своей истории, череду городских восстаний, «медный» и «соляной» бунты, выступления стрельцов, конфликт церкви и светской власти, церковный раскол. Да и начнется век необычно — с событий, получивших в истории название Смутного времени (1598-1613). Смута XVII в. как ключевое событие русской истории ставится исследователями в один исторический ряд с призванием варягов, образованием Киевской Руси и Московского государства. Неудивительно, что она притягивала взоры знаменитых писателей, поэтов, художников, композиторов. Достаточно вспомнить пушкинского «Бориса Годунова», драматическую трилогию А.К. Толстого («Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис»), оперу М.И. Глинки «Жизнь за царя».

В научной среде интерес к Смутному времени никогда не угасал. Не одно столетие историки бьются над разгадкой его причин и смысла. Первый русский историк В.Н. Татищев искал причины Смуты в «безумной распре знатных шляхетских родов» и законах Бориса Годунова, закрепостивших крестьян и холопов. По мнению Н.М. Карамзина, Смута была вызвана вмешательством иноземцев, «послаблением» царя Федора, «злодеяниями» Годунова и «развратом народа». Она — результат дисгармонии между традиционными идеями, принципами русской государственности и моральными устоями народа [источник 7, стр.435]. Соловьев связывал Смуту с внутренними факторами: дурным состоянием нравственности, династическим кризисом и усилением антиобщественных сил в лице «воровских казаков». В.О. Ключевский определил ее как социальную рознь, порожденную неравномерным распределением государственных повинностей [источник 3, стр.115]. Вслед за ним С.Ф. Платонов рассматривал Смуту как результат династического и социального кризисов, как политическую борьбу за власть между старой родовой аристократией и новой дворцовой знатью [источник 13, стр.186]. Советские историки на первый план выдвинули фактор классовой борьбы. Они полагали, что Смута началась снизу — с крестьянских выступлений. Появление самозванцев они связывали не с интервенцией, а с внутренней борьбой. Впоследствии понятие «Смута» было объявлено буржуазным, в литературе утвердились иные термины. М.Н. Покровский считал Смуту крестьянской революцией, Лжедмитрия — орудием иностранных интервентов. Этот период в истории стал называться «Крестьянская война Болотникова и польско-шведская интервенция». В последующих дискуссиях А.А. Зимин, В.И. Корецкий, Л.В. Черепнин и др. утверждали, что крестьянская война не прекращалась в течение 1603-1614 гг., являясь стержнем исторического развития России того периода [источник 8, стр.44]. Современные исследователи Р.Г. Скрынников и В.Б. Кобрин полагают, что Смута — это гражданская война, начавшаяся в 1603-1604 гг. [источник 3, стр.44]. Ее важнейшей предпосылкой, по мнению Р.Г. Скрынникова, стал кризис дворянского сословия, а главной причиной — раскол, поразивший дворянство и вооруженные силы государства в целом. Годуновская династия пала после того, как против нее выступили гарнизоны южных крепостей, а в дворянском ополчении под Кромами и в столице вспыхнули мятежи. Смутное время начала XVII в. — это период крайней слабости государственной власти, размаха самозванчества, неподчинения окраин гражданской войны и интервенции со стороны Польши и Швеции.

Предпосылки Смутного времени XVI-XVII в.: Сочетание нескольких кризисов: 1. Династический (закончилась династия Рюриковичей, недовольство против Б.Годунова, голод, упадок) отсюда ожесточенная борьба за власть. Отсутствие претендента с твердыми правами на престол. 2. Экономический (последствия Ливонской войны и опричнины, голодные годы 1601-1603, большие людские потери) 3. Социальный (мятежи, восстания (Болотников), разбои). 4. Нравственный кризис (клятвопреступления). 5. Иностранная интервенция (шведы захватили Новгородскую землю, в Москве хозяйничали поляки). Во время Смуты появилась альтернатива: идти по-прежнему пути, близкому к восточному, или вернуться на европейскую стезю развития, что означало необходимость ограничения власти, предоставления свободы обществу. В результате развернулась борьба общественных сил за лучшую жизнь, выбор пути развития.

Краткая хронология Смуты такова:

1598 г. — пресечение династии Калиты. Начало правления Бориса Годунова; 1601-1603 гг. — неурожаи и массовый голод в России. Нарастание социальной напряженности в стране; 1605г. — смерть царя Бориса Годунова. Воцарение Лжедмитрия I; 1606-1610 гг. — правление Василия Шуйского; 1006-1607 гг. — крестьянское восстание под руководством И. Болотникова. Лжедмитрий II; 1609 г. — втягивание в войну Польши и Швеции. Начало польской интервенции; 1610-1612 гг. — «семибоярщина»; 1611 -1612 гг. — первое и второе ополчения, освобождение Москвы от польских интервентов; 1613 г. — начало династии Романовых.

Зарождение Смуты связано с угасанием династии Рюриковичей. Сын Ивана IV Федор (1584-1598) был неспособен к управлению государством. Он скончался бездетным, его младший брат, малолетний Дмитрий, умер при весьма загадочных обстоятельствах в Угличе в 1591 г. Династия потомков Ивана Калиты пресеклась. Вопрос о престолонаследии решался Земским собором, который избрал на царство шурина усопшего царя, боярина Бориса Годунова (1598-1605). Это был первый случай в истории Московского царства, до Годунова не избирался ни один царь, поэтому естественным представляется стремление нового царя всячески подчеркивать свою связь с прежней династией.

Таблица: Альтернативы развития России в 17 в.

Борис Годунов Лжедмитрий I Василий Шуйский Иностранные претенденты Михаил Романов
Легитимность власти «Вчерашний раб, татарин, зять Малюты, Зять палача и сам в душе палач, Возьмет венец и бармы Мономаха:» Выкрикнут на царство на Земском соборе в феврале 1598 г.Формально власть готова была функционировать, но пошатнулась ее легитимность, т.к. новый царь не был кровным родственником прежней династии и «сидел» по месту ниже других. Противоречие- царь реформатор и невозможность проведения реформ из-за отсутствия легитимности власти. Лжедмитрий выдавал себя за сына Ивана Грозного, следовательно, в глазах народа он легитимен. Выкрикнут на импровизированном Земском соборе, собранном его сторонниками 19 мая 1606 г. Они легитимны, т.к. наследники королевских домов Швеции, Речи Посполитой. Они были «прирожденными» Избран на Земском соборе 21 февраля 1613 г
Реформаторская деятельность. упрочил положение церкви (институт патриаршества) первая попытка отсталости от Запада (первые дворяне поехали учиться за границу) градостроительство приглашал иностранцев на службу, обещая им право беспошлинной торговли, частичное разрешение крестьянских переходов, бесплатная раздача хлеба из царских закромов, подавил восстание Хлопка 1603-1604гг, «дело Романовых» Пожалование земли и денег служилым людям и польским наместникам, освобождение от зависимости ряда категорий крестьян и холопов, осложнение отношений с Польшей, перед которой он имел обязательства, но не спешил их выполнять, возврат из ссылки Романовых, Углубление гражданской войны и начало открытой интервенции Первые годы правления Михаила Романова прошли в обстановке почти непрерывной деятельности Земских соборов — здесь обсуждались почти все важнейшие проблемы государства.Для развития различных промыслов в Россию на льготных условиях были приглашены иностранные промышленники — рудознатцы, оружейники, литейщики. велось интенсивное строительство засечных черт против крымских татар, происходила дальнейшая колонизация Сибири В 1624-м году правительством царя Михаила были предприняты меры по ограничению власти воевод на местах. В 1642-м году было положено начало военным преобразованиям. Иностранные офицеры обучали русских «ратных людей» военному делу, и в России появились «полки иноземного строя».
Время правления 1598-1605 1605-1606 1606-1610 !613-1645
Анализ альтернативы Фактически Борис начал править еще при Федоре Иоанновиче. Он обладал государственным умом, он талантливый государственный деятель, хотя и не руководствовался в своей деятельности моральными нормами. Он стремился к консолидации господствующего класса, внутренняя политика направлена на стабилизацию, во внешней политике отдавал предпочтение победам дипломатическим. Вероятно, если бы в распоряжении Бориса оказались еще несколько спокойных лет, Россия более мирно и на сто лет раньше пошла бы по пути модернизации. А поскольку выход из кризиса шел крепостническим путем, то в крестьянах зрело недовольство, а Борис не понимал, что зло в крепостничестве. Возможности упущены. Победа Лжедмитрия была обеспечена, по словам Пушкина «мнением народа». Личность Лжедмитрия могла бы стать хорошим шансом для страны: смелый, решительный, образованный, не поддавшийся попыткам окатоличить Россию и поставить ее в зависимость от Речи Посполитой. Беда его в том, что он авантюрист, который смог добиться власти, но не смог ее удержать. Он не оправдал надежд ни римского папы, ни польского короля, ни крестьян, которые ждали возврата Юрьего дня, ни бояр, следовательно, ни одна сила внутри страны, ни одна сила за ее пределами не поддерживала Лжедмитрия, он был легко свергнут с престола. Шуйский интриган, лгун, даже под присягой. Но независимо от личных качеств царя его царствование могло стать не плохой альтернативой для государства. Шуйский впервые присягнул подданным, сделал крестоцеловальную запись, что можно трактовать, как ограничение власти в пользу бояр, а это уже шаг к ограничению самодержавия. Ключевский писал, что «Шуйский превратился из государя холопов в правомерного царя подданных, правящего по законам» Крестоцеловальная запись- первый робкий шаг к правовому государству, разумеется, феодальному. Здесь опять открывается альтернатива ограничения власти монарха договором т.к. бояре в 1610 г. составили договор. Иностранный претендент «прирожденный» и нейтральный, следовательно нет борьбы между боярскими группировками. Романов устраивал всех: и тех, кто выдвинулся в годи опричнины, и тех, кто от нее пострадал, и сторонников Лжедмитрия, и сторонников Шуйского. Может для консолидации страны и нужны были неяркие личности, а люди, которые могут спокойно вести консервативную политику. После стольких упущенных возможностей, консервативная реакция неизбежна. Но это устраивало народ т.к. самодержавие-гарант от произвола феодалов. Массы желали бесправия всех: от холопа до боярина. Эти настроения подталкивали к самоизоляции, к модели закрытого общества. И если модернизация и начнется в конце века, то ростки правового государства, которые появились в Смутное время забыты надолго.

2. Претенденты на Российский престол и их правление

2.1 Федор Иванович и Борис Годунов

В 1584 г. умер Иван Грозный, в наследство своим преемникам царь оставил разоренную опричниной и безудержной эксплуатацией страну, проигравшую к тому же длившуюся четверть века изнурительную Ливонскую войну. С Иваном IV фактически сходила на нет династия потомков Ивана Калиты. Старший сын царя, похожий на отца и жестокостью, и начитанностью, – Иван Иванович погиб от неудачного удара отцовского посоха. Престол переходил в руки второго сына – Федора Ивановича. Беспредельная самодержавная власть над огромной страной оказалась в руках человека, который править был просто не в состоянии. Естественно, при царе Федоре был создан правительственный кружок из нескольких бояр, своего рода регентский совет. Однако скоро реальную власть сконцентрировал в своих руках один из участников этого совета – боярин Борис Федорович Годунов, царский шурин – брат его жены царицы Ирины.

Враждебные Годунову летописные тексты часто называют его «лукавым рабом», но имеют при этом в виду вовсе не рабское происхождение Бориса, а то, что он, как и все подданные русских царей, считался холопом, т.е. рабом государя. С этой точки зрения и сам Шуйский, и беседующий с ним Воротынский были такими же «рабами».

Положение Годунова упрочилось быстро. Летом 1585 г., всего через год с небольшим после вступления Федора Ивановича на престол, русский дипломат Лука Новосильцев разговорился с главой польской церкви, гнезненским архиепископом Карнковским. Кто знает, о чем они говорили на самом деле, – Новосильцев доносил в Москву, разумеется, о тех своих словах, которые соответствовали официальной позиции. Желая сказать своему гостю что-то приятное, архиепископ заметил, что у прежнего государя был мудрый советник Алексей Адашев, «а ныне на Москве Бог дал вам такого ж человека просужаго (умного)». Этот комплимент Годунову Новосильцев счел недостаточным: подтвердив, что Адашев был разумен, русский посланник о Годунове заявил, что он «не Алексеева верста»: ведь «то великой человек – боярин и конюшей, а се государю нашему шурин, а государыне нашей брат родной, а разумом его Бог исполнил и о земле великий печальник».

Последнее слово означало покровителя, опекуна. Недаром английские наблюдатели, переводя это выражение на английский, называли Годунова «лордом-протектором». Вспомним, что через 60 с лишним лет этим самым титулом пользовался всесильный диктатор Англии Оливер Кромвель…

Федор Иванович занимал царский престол четырнадцать лет, но из них по меньшей мере 12, а то и 13 фактическим правителем страны был Борис Годунов. Поэтому нет смысла отделять царствование Федора от царствования Бориса.

Однако на пути к царскому престолу Борису Годунову пришлось преодолеть еще одно препятствие. Младший сын Ивана Грозного царевич Дмитрий жил в почетной ссылке в Угличе на правах удельного князя, со своей матерью Марией Федоровной из рода Нагих и своими дядьями. Если бы Федор умер бездетным (а так и произошло), то царевич был бы естественным наследником. Распространено утверждение, что Дмитрий не был помехой Годунову, поскольку брак Ивана IV с Марией Нагой, шестой или седьмой по счету, не был законным с канонической точки зрения. И все же у царского сына, пусть и не вполне законного, но официально пользующегося титулом царевича, прав было куда больше, чем у царского шурина. Когда назвавшийся именем Дмитрия человек предъявил права на престол, никто не задавался вопросом, сыном которой по счету жены грозного царя он был. Да, царевич Дмитрий загораживал Годунову дорогу к трону. Но восьми с половиной лет царевич таинственно погиб. Согласно официальной версии, современной событиям, это был несчастный случай: царевич сам себя «поколол» ножом во время эпилептического припадка. Официальная версия более позднего времени, начала XVII в., утверждает, что святой царевич был зарезан убийцами, подосланными «лукавым рабом» Борисом Годуновым. Вопрос о виновности Бориса Годунова в смерти царевича трудно разрешить однозначно. Так или иначе, но это препятствие было устранено.

В 1598 г., после смерти царя Федора, Земский собор избрал Бориса царем. Иначе и быть не могло. За годы своего правления Годунову удалось собрать вокруг себя – и в Боярской думе, и среди придворных чинов – «своих людей», тех, кто был обязан правителю своей карьерой и боялся тех перемен, которые могли наступить при смене власти.

Можно по-разному относиться к личным качествам Бориса Годунова, но даже самые строгие его критики не могут отказать ему в государственном уме, а самые рьяные апологеты не в состоянии отрицать, что Борис Федорович не только не руководствовался в своей политической деятельности моральными нормами, но и нарушал их для собственной выгоды постоянно. И все же он был прежде всего талантливым политическим деятелем, несомненным реформатором. И судьба его трагична, как судьба большинства реформаторов.

Удивительный парадокс: Иван Грозный привел страну не к краю пропасти, а просто в пропасть. И все же в народной памяти он остался порой внушающим ужас, отвращение, но ярким и сильным человеком. Борис же Годунов пытался вытащить страну из пропасти. И поскольку ему это не удалось, он оказался устраненным из фольклора, а в массовом сознании сохранился лишь своим лукавством, изворотливостью и неискренностью.

Методы Бориса Годунова резко отличались от методов царя Ивана (хотя сам Годунов и прошел школу опричнины). Годунов был беззастенчив и жесток в устранении своих политических противников, но только реальных, а не выдуманных противников. Он не любил устраивать казни на площадях, торжественно и громогласно проклинать изменников. Его противников тихо арестовывали, тихо отправляли в ссылку или в монастырскую тюрьму, и там они тихо, но обычно быстро умирали кто от яда, кто от петли, а кто неизвестно от чего.

Вместе с тем Годунов стремился к сплочению, к консолидации всего господствующего класса. Это была единственно правильная политика в условиях всеобщего разорения страны.

Однако именно на время правления Бориса Годунова приходится утверждение крепостного права в России. Первый шаг был сделан еще при Иване Грозном, когда был временно запрещен переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день. Но в царствование Федора Ивановича были приняты новые крепостнические указы. По гипотезе В.И. Корецкого, около 1592 – 1593 гг. правительство издало указ, запрещавший крестьянский «выход» по всей стране и навсегда. Это предположение разделяют далеко не все исследователи, но, вероятно, в эти годы были все же осуществлены какие-то крепостнические мероприятия: через пять лет появился указ об «урочных летах» – о пятилетнем сроке исковой давности для челобитных о возвращении беглых крестьян. Этот указ не делает разницы между теми, кто ушел в Юрьев день и не в Юрьев день, в заповедные лета и не в заповедные лета, он исходит уже из положения о прикреплении крестьянина к земле. А отсчет исковой давности ведется как раз от 1592 г.

Вопрос о причинах перехода к крепостничеству, о том, насколько серьезна была альтернатива иного варианта развития феодальных отношений, без крепостного права, принадлежит к числу не только еще не решенных, но и явно недостаточно исследованных.. По мысли Б.Д. Грекова, развитие товарно-денежных отношений в России второй половины XVI в. было настолько велико, что хлебная торговля превратилась в выгодную статью дохода. Эти обстоятельства толкали феодалов к переходу к барщинному хозяйству, которое невозможно без закрепощения крестьян.

Сейчас ясно, что развитие товарно-денежных отношений было преувеличено, что хлебная торговля была совсем невелика: городское население составляло вряд ли больше 2 – 3%, а экспорт хлеба еще не начался. Не наблюдается в XVI в. и резкий рост барщины, да и обрабатывали барскую запашку большей частью не крестьяне, а пашенные холопы «страдники»; поэтому развитие барщины не было связано с возникновением крепостничества.

И правительство Ивана Грозного, и правительство Бориса Годунова шли на прикрепление крестьян к земле, руководствуясь прагматическими, сиюминутными соображениями, стремлением ликвидировать и предотвратить на будущее запустение центральных уездов. Но это были в действительности лишь поводы, а не причины перехода к крепостничеству. Хозяйственный кризис послеопричных лет был следствием более общих социальных процессов. В это время, быть может, ярче, чем когда бы то ни было, прослеживается тенденция к усилению эксплуатации крестьянства и отдельными феодалами, и государством. Для того были два рода причин. Во-первых, численность феодалов росла быстрее, чем численность крестьян: дело не в уровне жизни, а в том, что в условиях длительной войны правительство постоянно рекрутировало в состав «детей боярских» выходцев из плебейских слоев, раздавая им за службу поместья с крестьянами. Уменьшение средних размеров феодальных владений при сохранении феодалом жизненного уровня прошлых лет приводило к тому, что повинности крестьян неуклонно возрастали.

Однако право крестьянского перехода – пусть и с уплатой «пожилого» и только раз в году – ограничивало аппетиты феодалов, служило естественным регулятором уровня эксплуатации: слишком алчный феодал мог, как щедринский дикий помещик, остаться без крестьян. Писцовые книги упоминают «порозжие поместья», из которых разошлись крестьяне, после чего помещики их «пометали» (бросили).

Внутренняя политика Годунова была направлена на стабилизацию положения в стране. При нем идет строительство новых городов, особенно в Поволжье. Именно тогда возникли Самара, Саратов, Царицын, Уфа. Облегчилось положение посадского населений: крупные феодалы больше не имели права держать в своих «белых» (не обложенных податями) слободах ремесленников и торговцев; все, кто занимался промыслами и торговлей, должны были отныне входить в посадские общины и вместе со всеми платить государственные налоги – «тянуть тягло».

Во внешней политике Борис Годунов стремился к победам не столько на поле брани, сколько за столом переговоров. Несколько раз удалось продлить перемирие с Речью Посполитой. Хорошо развивались отношения с государствами Средней Азии. Укрепилась оборона южных границ. Единственная война, начатая Россией в правление Бориса Годунова, была направлена против Швеции. В результате Ливонской войны ей досталось побережье Финского залива. После трех лет военных действий в 1593 г. был подписан Тявзинский мирный договор, вернувший России Ивангород, Ям, Копорье и волость Корелу.

Борис Годунов сделал первую до Петра попытку ликвидировать культурную отсталость России от стран Западной Европы. В страну приезжает много, значительно больше, чем раньше, иностранных специалистов – военных и врачей, разведчиков полезных ископаемых («рудознатцев») и мастеров. Бориса Годунова даже обвиняли (как через сто лет Петра I) в излишнем пристрастии к «немцам» (так называли в России западноевропейцев). Впервые «для науки разных языков и грамотам» было отправлено в Англию, Францию, Германию несколько молодых дворян. В Смутное время они не решились вернуться на родину и «задавнели» за границей; один из них в Англии перешел в англиканство, стал священником и даже богословом.

Вероятно, если бы в распоряжении Годунова оказалось еще несколько спокойных лет, Россия более мирно, чем при Петре, и на сто лет раньше пошла бы по пути модернизации. Но этих спокойных лет не было. Улучшение экономического положения только намечалось, а поскольку к выходу из кризиса шли крепостническим путем, то в крестьянстве зрело недовольство. Так, в 1593 – 1595 гг. боролись с монастырскими властями крестьяне Иосифо-Волоколамского монастыря. Кто знает, может, глухое недовольство не переросло бы во взрыв, если бы лето 1601 г. не было таким дождливым. К уборке урожая никак не удавалось приступить. А затем без перерыва сразу ударили ранние морозы, и «поби в раз сильный всяк труд дел человеческих в полех». Следующий год был снова неурожайным, да к тому же недоставало семян, и качество их было низким. Три года в стране бушевал страшный голод.

Разумеется, причиной его была не только погода. Расшатанное тяжелыми налогами и сильной феодальной эксплуатацией крестьянское хозяйство потеряло устойчивость, не имело резервов.

Но не только погода и неустойчивость крестьянского хозяйства привели к голоду. У многих бояр и монастырей лежали запасы зерна. По словам современника, их хватило бы всему населению страны на четыре года. Но феодалы прятали запасы, надеясь на дальнейшее повышение цен. А они выросли примерно в сто раз. Люди ели сено и траву, доходило до людоедства.

Отдадим должное Борису Годунову: он боролся с голодом как мог. Бедным раздавали деньги, организовывали для них платные строительные работы. Но полученные деньги мгновенно обесценивались: ведь хлеба на рынке от этого не прибавлялось. Тогда Борис распорядился раздавать бесплатно хлеб из государственных хранилищ. Он надеялся подать тем добрый пример феодалам, но житницы бояр, монастырей и даже патриарха оставались закрытыми. А тем временем к бесплатному хлебу со всех сторон в Москву и в крупные города устремились голодающие. А хлеба не хватало на всех, тем более что раздатчики сами спекулировали хлебом. Рассказывали, что некоторые богатые люди не стеснялись переодеваться в лохмотья и получать бесплатный хлеб, чтобы продать его втридорога. Люди, мечтавшие о спасении, умирали в городах прямо на улицах. Только в Москве было похоронено 127 тыс. человек, а хоронить удавалось не всех. Современник говорит, что в те годы самыми сытыми были собаки и воронье: они поедали непохороненные трупы. Пока крестьяне в городах умирали в напрасном ожидании еды, их поля оставались необработанными и незасеянными. Так закладывались основы для продолжения голода.

В чем причины провала всех попыток Бориса Годунова преодолеть голод, несмотря на искреннее стремление помочь людям? Прежде всего, в том, что царь боролся с симптомами, а не лечил болезнь. Причины голода коренились в крепостничестве, но даже мысль о восстановлении права крестьян на переход не приходила в голову царю. Единственной мерой, на которую он решился, было разрешение в 1601 – 1602 гг. временного ограниченного перехода некоторых категорий крестьян. Эти указы не принесли облегчения крестьянам. Голод погубил Бориса. Народные волнения охватывали все большие территории. Царь катастрофически терял авторитет. Те возможности, которые открывало перед страной правление этого талантливого государственного деятеля, оказались упущены.

2.2 Лжедмитрий I

О Лжедмитрии I накопилось и в литературе, и в массовом сознании много ложных стереотипов. В нем видят обычно агента польского короля и панов, стремившихся при его помощи захватить Россию, их марионетку. Совершений естественно, что именно такую трактовку личности Лжедмитрия усиленно внедряло правительство Василия Шуйского, севшего на престол после свержения и убийства «царя Дмитрия». Но сегодняшний историк может более беспристрастно отнестись к деятельности молодого человека, год просидевшего на русском престоле.

Судя по воспоминаниям современников, Лжедмитрий I был умен и сообразителен. Его приближенные поражались, как легко и быстро он решал запутанные вопросы. Похоже, он верил в свое царское происхождение. Современники единодушно отмечают поразительную, напоминающую петровскую смелость, с какой молодой царь нарушал сложившийся при дворе этикет. Он не вышагивал степенно по комнатам, поддерживаемый под руки приближенными боярами, а стремительно переходил из одной в другую, так что даже его личные телохранители порой не знали, где его найти. Толпы он не боялся, не раз в сопровождении одного-двух человек скакал по московским улицам. Он даже не спал после обеда. Царю прилично было быть спокойным, неторопливым и важным, этот действовал с темпераментом названого отца, но без его жестокости. Все это подозрительно для расчетливого самозванца. Знай Лжедмитрий, что он не царский сын, он уж наверняка сумел бы заранее освоить этикет московского двора, чтобы все сразу могли сказать о нем: да, это настоящий царь. К тому же «царь Дмитрий» помиловал самого опасного свидетеля – князя Василия Шуйского. Уличенный в заговоре против царя, Василий Шуйский руководил в Угличе расследованием дела о гибели подлинного царевича и своими глазами видел его мертвое тело. Приговорил Шуйского к смерти собор, помиловал «царь Дмитрий».

Не готовили ли несчастного молодого человека с детства к роли претендента на престол, не воспитали ли его в убеждении, что он законный наследник московской короны? Недаром, когда первые вести о появлении самозванца в Польше дошли до Москвы, Борис Годунов, как говорят, сразу сказал боярам, что это их рук дело.

Важнейшими соперниками Годунова на пути к власти были бояре Романовы-Юрьевы. Старший из них – Никита Романович, брат матери царя Федора – царицы Анастасии, считался союзником Годунова. Именно ему Никита Романович завещал покровительствовать свою детям – «Никитичам». Этот «завещательный союз дружбы» продолжался недолго, а вскоре после вступления Бориса на престол пятеро братьев-Никитичей были арестованы по лживому обвинению в попытке отравить царя и сосланы вместе со своими родственниками. Старший и братьев, охотник и щеголь Федор Никитич был пострижен в монахи под именем Филарета и отправлен на север, в Антониево-Сийский монастырь. Еще в 1602 г. любимый слуга Филарета сообщал приставу, что его господин со всем смирился и мыслит лишь о спасении души и своей бедствующей семье. Летом 1604 г. в Польше появился Лжедмитрий, а уже в феврале 1605 г. резко меняются донесения пристава при «старце Филарете». Перед нами уже не смиренный монах, а политический борец, заслышавший звуки боевой трубы. По словам пристава, старец Филарет живет «не по монастырскому чину, всегда смеется, неведомо чему, и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в мире жил». Другим же монахам Филарет гордо заявлял, что «увидят они, каков он впредь будет». И в самом деле, увидели. Меньше чем через полгода после того, как пристав отправил свой донос, Филарет из ссыльного монаха превратился в митрополита Ростовского: в этот сан его возвели по приказанию «царя Дмитрия». Все дело в связях самозванца с романовской семьей. Как только Лжедмитрий появился в Польше, правительство Годунова заявило, что он самозванец Юшка (а в монашестве – Григорий) Богданов сын Отрепьева, дьякон-расстрига Чудова монастыря, состоявший при патриархе Иове «для письма». Вероятно, так и было: правительство было заинтересовано в том, чтобы назвать подлинное имя самозванца, а выяснить правду тогда было легче, чем сейчас, через без малого четыре века. Отрепьев же до пострижения был холопом Романовых и постригся в монахи, видимо, после их ссылки. Не они ли подготовили юношу к роли самозванца? Во всяком случае, само появление Лжедмитрия никак не связано с иноземными интригами. Прав был В.О. Ключевский, когда писал о Лжедмитрии, что «он был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве».

Польше не только не принадлежала инициатива авантюры Лжедмитрия, но, напротив, король Сигизмунд III Ваза долго колебался, стоит ли поддерживать претендента. С одной стороны, было заманчиво иметь на московском престоле человека, обязанного королю. Тем более что молодой человек не скупился на обещания. Он тайно перешел в католичество и обещал папе римскому, что вся Россия последует его примеру. Королю он обещал Смоленск и Чернигово-Северскую землю, отцу своей невесты Марины, сандомирскому воеводе Юрию Мнишеку – Новгород, Псков и миллион золотых. И все же. Слишком невероятной казалась история чудесного спасения царевича. Сомнения в царственном происхождении «московского князька» высказывали почти все вельможи Речи Посполитой, к которым обратился за советом король. А при обсуждении в сейме коронный гетман Ян Замойский говорил, что вся история «царевича» напоминает ему комедии Плавта или Теренция. «Вероятное ли дело, – говорил Замойский, – велеть кого-то убить, а потом не посмотреть, тот ли убит, кого приказано убить?» К тому же синица в руках – заключенное в 1601 г. перемирие с Россией сроком на 20 лет на взаимовыгодных условиях – представлялась предпочтительнее, чем журавль в небе – союзник Речи Посполитой на московском троне. Сигизмунд III не мог решиться на открытый военный конфликт с Россией еще и потому, что Речь Посполитая вела изнурительную борьбу со Швецией за Прибалтику.

Именно поэтому король не решился оказать Лжедмитрию полную и безусловную поддержку: он лишь разрешил польским шляхтичам, если пожелают, вступать в его войско. Их набралось чуть больше полутора тысяч. К ним присоединились несколько сотен русских дворян-эмигрантов да еще донские и запорожские казаки, видевшие в походе Лжедмитрия хорошую возможность для военной добычи. Претендент на престол располагал, таким образом, всего лишь горсткой, «жменей» воинов – около четырех тысяч. С ними он и перешел через Днепр.

Лжедмитрия уже ждали, но ждали возле Смоленска: оттуда открывался более прямой и короткий путь на Москву. Он же предпочел путь подлиннее: через Днепр он перебрался возле Чернигова. Зато войскам Лжедмитрия предстояло идти через Северскую землю, где накопилось много горючего материала: недовольные своим положением мелкие служилые люди, подвергающиеся особо сильной эксплуатации в небольших поместьях крестьяне, остатки разгромленных войсками Годунова казаков, поднявших под руководством атамана Хлопка восстание, наконец, множество беглых, собравшихся здесь в голодные годы. Именно эти недовольные массы, а не польская помощь помогли Лжедмитрию дойти до Москвы и воцариться там.

В Москве Лжедмитрий тоже не превратился в польского ставленника. Он не торопился выполнять свои обещания. Православие оставалось государственной религией; более того, царь не разрешил строить в России католические церкви. Ни Смоленск, ни Северскую землю он не отдал королю и предлагал только заплатить за них выкуп. Он даже вступил в конфликт с Речью Посполитой. Дело в том, что в Варшаве не признавали за русскими государями царского титула и именовали их только великими князьями. А Лжедмитрий стал называть себя даже цесарем, т.е. императором. Во время торжественной аудиенции Лжедмитрий долго отказывался даже взять из рук польского посла грамоту, адресованную великому князю. В Польше были явно недовольны Лжедмитрием, позволявшим себе действовать самостоятельно.

Раздумывая над возможной перспективой утверждения Лжедмитрия на престоле, нет смысла учитывать его самозванство: монархическая легитимность не может быть критерием для определения сути политической линии. Думается, личность Лжедмитрия была хорошим шансом для страны: смелый и решительный, образованный в духе русской средневековой культуры и вместе с тем прикоснувшийся к кругу западноевропейскому, не поддающийся попыткам подчинить Россию Речи Посполитой. Но этой возможности тоже не дано было осуществиться. Беда Лжедмитрия в том, что он был авантюристом. В это понятие у нас обычно вкладывается только отрицательный смысл. А может, и зря? Ведь авантюрист – человек, который ставит перед собой цели, превышающие те средства, которыми он располагает для их достижения. Без доли авантюризма нельзя достичь успеха в политике. Просто того авантюриста, который добился успеха, мы обычно называем выдающимся политиком.

Средства же. которыми располагал Лжедмитрий, были в самом деле не адекватны его целям. Надежды, которые возлагали на него разные силы, противоречили одна другой. Мы уже видели, что он не оправдал тех, которые возлагали на него в Речи Посполитой. Чтобы заручиться поддержкой дворянства, Лжедмитрий щедро раздавал земли и деньги. Но и то и другое не бесконечно. Деньги Лжедмитрий занимал у монастырей. Вместе с просочившейся информацией о католичестве царя займы тревожили духовенство и вызывали его ропот. Крестьяне надеялись, что добрый царь Дмитрий восстановит право перехода в Юрьев день, отнятое у них Годуновым. Но, не вступив в конфликт с дворянством, Лжедмитрий не мог этого сделать. Поэтому крепостное право было подтверждено и лишь дано разрешение крестьянам, ушедшим от своих господ в голодные годы, оставаться на новых местах. Эта мизерная уступка не удовлетворила крестьян, но вместе с тем вызвала недовольство у части дворян. Короче: ни один социальный слой внутри страны, ни одна сила за ее рубежами не имели оснований поддерживать царя. Потому-то он так легко и был свергнут с престола.

2.3 Лжедмитрий II

На импровизированном Земском соборе (из случайно находившихся в Москве людей) царем был избран («выкликнут», как говорили презрительно тогда) князь Василий Иванович Шуйский. Трудно найти добрые слова для этого человека. Бесчестный интриган, всегда готовый солгать и даже подкрепить ложь клятвой на кресте, – таков был «лукавый царедворец», вступивший в 1606 г. на престол. Но независимо от личных качеств царя Василия его царствование тоже могло стать началом хороших перемен в политическом строе Русского государства. Дело в тех обязательствах, которые он вынужден был дать при вступлении на престол.

Шуйский впервые в истории России присягнул подданным: дал «запись», соблюдение которой закрепил целованием креста. Эту «крестоцеловальную запись» иногда трактуют как ограничение царской власти в пользу бояр и на этом основании видят в Шуйском «боярского царя». Начнем с того, что противоречия между «верхами» и «низами» господствующего класса были вовсе не так значительны, как представляется традиционно. В самом же ограничении самодержавия, хотя бы и в пользу бояр, нет ничего дурного: ведь именно с вольностей английских баронов начинался английский парламентаризм. Вряд ли необузданный деспотизм лучше, чем правление царя совместно с аристократией. Но в «крестоцеловальной записи» вовсе не было реального ограничения власти царя. Вчитаемся в нее.

Прежде всего, Шуйский обещал «всякого человека, не осудя истинным судом с бояры своими, смерти не предати». Таким образом, создавались законодательные гарантии против бессудных опал и казней времени опричнины. Далее новый царь клялся не отнимать имущества у наследников и родственников осужденных, если «они в той вине невинны», такие же гарантии давались купцам и всем «черным людям». В заключение царь Василий обязывался не слушать ложных доносов («доводов») и решать дела только после тщательного расследования («сыскивати всякими сыски накрепко и ставити с очей на очи»).

Историческое значение «крестоцеловальной записи» Шуйского не только в ограничении произвола самодержавия, даже не только в том, что впервые был провозглашен принцип наказания только по суду (что, несомненно, тоже важно), а в том, что это был первый договор царя со своими подданными. Вспомним, что для Ивана Грозного все его подданные были только рабами, которых он волен жаловать и казнить. Даже мысли, что не его «холопы» ему, а он своим «холопам» будет присягать, «целовать крест», не могло возникнуть у Ивана IV. В.О. Ключевский был прав, когда писал, что «Василий Шуйский превращался из государя холопов в правомерного царя подданных, правящего по законам». Запись Шуйского была первым, робким и неуверенным, но шагом к правовому государству. Разумеется, к феодальному.

Правда, Шуйский на практике редко считался со своей записью: судя по всему, он просто не знал, что такое святость присяги. Но уже само по себе торжественное провозглашение совершенно нового принципа отправления власти не могло пройти бесследно: недаром основные положения «крестоцеловальной записи» повторялись в двух договорах, заключенных русскими боярами с Сигизмундом III, о призвании на русский престол королевича Владислава.

Существенно еще одно обстоятельство. До 1598 г. Россия не знала выборных монархов. Иван IV, противопоставляя себя избранному королю Речи Посполитой Стефану Баторию, подчеркивал, что он царь «по Божию изволению, а не по многомятежному человеческому хотению». Теперь же один за другим на престоле появляются цари, призванные тем самым «многомятежным человеческим хотением»: Борис Годунов, избранный Земским собором, Лжедмитрий, не избранный, но овладевший троном только по воле людей, Шуйский… А за ним уже маячат фигуры новых избранных государей – королевича Владислава, Михаила Романова. А ведь выборы монарха – это тоже своего рода договор между подданными и государем, а значит, шаг к правовому государству. Именно поэтому неудача Василия Шуйского, не сумевшего справиться с противоборствующими силами и с начавшейся интервенцией Речи Посполитой, его свержение с престола знаменовали собой, несмотря на всю антипатичность личности царя Василия, еще одну упущенную возможность.

Ко времени царствования Василия Шуйского относится восстание Ивана Болотникова. Неудачу этого движения, охватившего весьма широкие массы, трудно отнести к тем альтернативам, которые, осуществившись, могли бы принести хорошие плоды. И личность предводителя восстания, и характер самого движения в нашей популярной и учебной литературе значительно деформировались. Начнем с самого Ивана Исаевича Болотникова. О нем пишут, что он был холопом князя Телятевского. Это правда, но у неискушенного читателя создается впечатление, что Иван Исаевич пахал землю или прислуживал своему хозяину. Однако среди холопов были совершенно разные социальные группы. Одну из них составляли так называемые послужильцы или военные холопы. Это были профессиональные воины, выходившие на службу вместе со своим хозяином. В мирное время они зачастую исполняли административные функции в вотчинах и поместьях своих владельцев. Рекрутировались они в значительной степени из обедневших дворян. Так, Никитичи-Романовы были арестованы по доносу своего холопа, происходившего из старинного (с XIV в.) дворянского рода Бортеневых. Григорий Отрепьев, тоже отпрыск дворянского рода, как отмечалось выше, служил холопом у тех же Романовых. Известен уход в холопы в середине XVI в. даже одного из белозерских князей. Тот факт, что нам известен в XVI – XVII вв. дворянский род Болотниковых, заставляет предполагать в Болотникове разорившегося дворянина. Вряд ли князь Андрей Телятевский стал бы воеводой под началом у своего бывшего холопа, если бы тот не был дворянином.

Всегда требовало объяснения большое количество дворян в войске вождя крестьянской войны, каким обычно рисовался Болотников. Во многих учебниках можно прочитать, что дворяне Пашков и Ляпунов со своими отрядами из эгоистических соображений сначала присоединились к Болотникову, а потом изменили ему, когда стала вырисовываться антифеодальная сущность движения. Однако при этом замалчивалось, что после ухода Пашкова и Ляпунова с Болотниковым остались и поддерживали его до конца многие другие феодалы, в том числе князья Григорий Шаховской и Андрей Телятевский.

Мы плохо знаем программу Болотникова, до нас дошло только изложение ее в документах, исходящих из правительственного лагеря. Излагая призывы восставших, патриарх Гермоген писал, что они «велят боярским холопем побивати своих бояр». Как будто звучит вполне антифеодально. Но прочитаем текст дальше: «…и жены их и вотчины и поместья им сулят» и обещают своим сторонникам «давати боярство и воеводство и окольничество и дьячество». Таким образом, мы не находим здесь призыва к изменению феодального строя, а только намерение истребить нынешних бояр и самим занять их место. Вряд ли случайно, что «в воровских полках» казакам (так именовались все участники восстания) раздавали поместья. Некоторые из этих помещиков-болотниковцев продолжали владеть землями и в первой половине XVII в.

Вряд ли случайно отношение к Болотникову фольклора. Сколько песен и легенд сложено о Степане Разине! На Урале записаны предания о Пугачеве. Но о Болотникове фольклор молчит, хотя, если верить современной исторической науке, именно его должен был бы воспевать народ. Но непослушный народ предпочел «вождю народных масс» другого героя, увы, классово не безупречного – «старого боярина Никиту Романовича».

Разумеется, и под знаменами Болотникова, и под стягами других «воровских атаманов», и, наконец, в лагере «тушинского вора», объявившего себя чудом спасшимся «царем Дмитрием», было немало обездоленных, не принимающих жестокого феодального строя, чей протест выливался порой в не менее жестокие, а то и разбойные формы. И все же, думается, ненависть к угнетателям была только одной из нескольких составляющих широкого движения в начале XVII в.

«Тушинский вор», Лжедмитрий II, унаследовавший от своего прототипа авантюризм, но не таланты, жалкая пародия на предшественника, нередко и впрямь игрушка в руках представителей короля Речи Посполитой, не олицетворял собой, как Болотников, никакой серьезной альтернативы тому пути развития, по которому пошла Россия. Может показаться неожиданным и даже раздражающим, но еще одной упущенной возможностью было, на мой взгляд, несостоявшееся царствование сына Сигизмунда III – королевича Владислава. Чтобы понять ход рассуждений, необходимо остановиться на обстоятельствах его призвания на московский престол.

2.4 Владислав

В феврале 1610 г., разочаровавшись в «тушинском царике», группа бояр из его лагеря отправилась к Сигизмунду III, осаждавшему Смоленск, и пригласила на трон Владислава. Было заключено соответствующее соглашение. А через полгода, в августе, после свержения Василия Шуйского уже московские бояре пригласили Владислава. И тушинцев, и московских бояр традиционно клеймят как изменников, готовых отдать Россию иноземцам. Однако внимательное чтение соглашений 1610 г. не дает оснований для таких обвинений.

В самом деле, в обоих документах предусмотрены разнообразные гарантии против поглощения России Речью Посполитой: и запрет назначать выходцев из Польши и Литвы на административные должности в России, и отказ в разрешении воздвигать католические храмы, и сохранение всех порядков, существующих в государстве. В частности, нерушимым оставалось и крепостное право: «на Руси промеж себя христианам выходу не быти», «людем русским промеж себя выходу не кажет король его милость допущати». В заключенном тушинцами в феврале 1610 г. договоре можно заметить и отзвук годуновских времен: «А для науки вольно кождому з народу московского людем ездити в иншые господарства хрестиянские».

Впрочем, в обоих соглашениях остался несогласованным один существенный пункт – о вероисповедании будущего царя Владислава. И тушинцы, и московские бояре настаивали на том, чтобы он перешел в православие; воинствующий католик, потерявший из-за приверженности римской вере шведский престол, Сигизмунд III не соглашался. Признание Владислава царем до решения этого вопроса – тяжелая по последствиям ошибка московских бояр. Дело здесь не в сравнительных достоинствах и недостатках обеих конфессий, а в элементарном политическом расчете. По законам Речи Посполитой король должен был обязательно быть католиком. Православный Владислав лишался таким образом прав на польский престол. Тем самым устранялась бы опасность сначала личной, а потом и государственной унии России и Речи Посполитой, чреватой в дальнейшем утратой национальной независимости. Поспешное же признание власти «царя и великого князя Владислава Жигимонтовича всея Руси» Боярской думой открыло путь в Москву польскому гарнизону.

Можно предположить, что воцарение православного Владислава на Руси принесло бы хорошие результаты. Дело не в личных качествах принца: став впоследствии польским королем, Владислав ничем особенно выдающимся себя не проявил. Существенно другое: те элементы договорных отношений между монархом и страной, которые были намечены в «крестоцеловальной записи» Василия Шуйского, получали свое дальнейшее развитие. Само воцарение Владислава было обусловлено многочисленными статьями соглашения. Сам же Владислав превратился бы в русского царя польского происхождения, как его отец Сигизмунд был польским королем шведского происхождения.

Однако и эта возможность оказалась упущенной, хотя и не по вине России. После свержения Шуйского и убийства собственными сторонниками Лжедмитрия II началась реальная интервенция против России. Швеция, войска которой были приглашены Шуйским для помощи в войне против Речи Посполитой, воспользовалась удобным случаем, чтобы захватить Новгород и значительную часть Севера. Польский гарнизон разместился в Москве, и наместник Владислава (королевичу было всего 15 лет, и любящий отец, естественно, не отпускал его без себя в далекую и опасную Москву, где совсем недавно один царь был убит, а другой сведен с престола) Александр Гонсевский самовластно распоряжался в стране. Под Смоленском, осажденным войсками Сигизмунда, русское посольство во главе с митрополитом Филаретом вело переговоры об условиях вступления Владислава на трон. Поскольку вопрос о вере будущего царя решить не удалось, переговоры провалились, а русская делегация оказалась на положении пленных.

Том временем в Москве Гонсевский от имени царя Владислава раздавил земли сторонникам интервентов, конфискуя их у тех, кто не признавал чужеземную власть. Странное впечатление производит приказная документация этих месяцев. Кажется, что понятия о верности и измене внезапно поменялись местами. Вот некто Григорий Орлов, который называет себя «верноподданным» не только царя Владислава, но и Сигизмунда, просит «великих государей» пожаловать его «изменничьим княж Дмитреевым поместейцем Пожарского». На обороте челобитной Гонсевский крайне вежливо и столь же твердо, обращаясь к дьяку И.Т. Грамотину, пишет: «Милостивый пане Иван Тарасьевич!.. Прикгожо… дать грамоту асударскую жаловальную». Не во всех грамотах изменниками называют таких людей, как Пожарский, но грамот таких немало.

Правда, все или почти все эти раздачи существовали лишь на бумаге: польские войска в Москве окружены сначала первым (во главе с Ляпуновым, Трубецким и Заруцким), а потом и вторым (во главе с Мининым и Пожарским) ополчениями. Центральной же власти как бы и не было. Разные города самостоятельно решают, кого им признавать за правителей. По стране бродят и осаждают города и монастыри отряды польских шляхтичей, занимающиеся не столько военными действиями, сколько простым грабежом. От них не отстают и свои собственные, родные казаки. Такая ситуация не могла продолжаться слишком долго: в стране все крепнет стремление к порядку. Пусть не к очень удобному, не очень хорошему, но к порядку. Чем бы мы ни считали народные волнения этого времени – крестьянской войной или гражданской, – ясно, в событиях принимали участие большие массы людей. Но ни одно такое массовое движение не может продолжаться слишком долго. Крестьянин (а в любом случае именно крестьяне составляли основную массу участников) не может превращаться на всю жизнь в вольного казака, его руки приспособлены к сохе, плугу и косе, а не к сабле и кистеню. Конь для него рабочий скот, а не живой элемент боевого снаряжения. Гражданская война постепенно увядала.

Возникшие на фоне этой общей усталости силы порядка оказались, как часто бывает, довольно консервативными. Нельзя не восхищаться мужеством, самоотверженностью и честностью Минина и Пожарского. Но правы были дореволюционные историки, подчеркивавшие консервативное направление их деятельности. Общественному настроению отвечало воспроизведение тех порядков, которые существовали до смуты. Недаром второе ополчение, возобновив чеканку монеты, выбивало на ней имя давно умершего царя Федора – последнего из царей, чья легитимность была вне подозрений для всех.

Изгнание из Москвы интервентов дало возможность созвать Земский собор для избрания нового царя. Так что как будто избирательность получала новый импульс. Но это был последний избирательный собор: Михаил Федорович становился царем как «сродич» царя Федора Ивановича и наследник «прежних великих благородных и благоверных и Богом венчанных российских государей царей».

При выборах, вернее в кулуарах собора, всплывали и иностранные кандидатуры. Отрицательный опыт выбора царя из бояр (Годунов и Шуйский) уже был: авторитет такого государя не был велик. Многие из бояр могли считать себя ничуть не хуже государя. В этом отношении царь из иностранцев, «прирожденный» государь, нейтральный по отношению к клановым группировкам, был предпочтительнее. Требовалось лишь одно главное условие – православие. Иначе, как показал опыт с Владиславом, возникает угроза независимости страны. Именно поэтому оказалась отвергнутой возникшая было кандидатура шведского принца.

2.5 Михаил Романов

Итак, в конце концов царем стал шестнадцатилетний сын митрополита Филарета Никитича Михаил Федорович. Один из бояр писал в Польшу князю Голицыну об этом выборе: «Миша Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». Думается, мотивы избрания были несколько глубже. Молодость должна была пройти, а за спиной «недошедшего» разумом Миши, который и в зрелые годы не отличался особенно глубоким умом, стоял его властный отец – Филарет Никитич. Правда, он пока находился в польском плену, но его возвращение было делом времени.

Неглупый человек, с сильной волей, но без особого блеска и таланта, Филарет Никитич оказался удобным для всех. В этом ему помогла, в частности, изворотливость. Его поддерживали те, кто выдвинулся в годы опричнины: ведь Романовы – родня первой жены царя Ивана, кое-кто из их родственников были опричниками, а отец Филарета – Никита Романович постоянно занимал высокое положение при дворе грозного царя. Но и пострадавшие от опричнины могли считать Филарета своим: среди его родни тоже были казненные в годы опричных репрессий, а у Никиты Романовича была стойкая популярность заступника, умевшего умерить гнев царя. Должно быть, это был миф: ведь пережить вес извивы опричных и послеопричиых лет можно было тому, кто сидел тихо и не заступался ни за кого. Но миф порой для действий людей важнее реалий.

Поддерживали Филарета и сторонники Лжедмитрия: ведь его холопом был Гришка Отрепьев, а первым делом Лжедмитрия было возвращение Филарета из ссылки. Не могли быть против и сторонники Василия Шуйского: при этом царе все тот же митрополит Филарет Никитич участвовал в торжественной церемонии перенесения мощей невинно убиенного царевича Дмитрия, действе, которое должно засвидетельствовать, что убитый в Москве «царь Дмитрий» – на самом деле «расстрига», самозванец, принявший на себя имя святого и благоверного царевича. С.Ф. Платонов писал, что в этом случае царь Василий играл святыней. Филарет хорошо помог ему в игре. Но и для главных противников Шуйского – тушинских казаков Филарет был своим человеком. В 1608г. войска тушинцев взяли Ростов, где Филарет был митрополитом. С тех пор он и оказался в тушинском лагере то ли как пленник, то ли как почетный гость. Филарета в Тушине называли даже патриархом. Недаром голос, поданный за Михаила Федоровича казачьим атаманом, был последним решающим голосом в пользу нового царя. Правда, согласие самого юного Михаила было получено не сразу. Особенно противилась мать будущего царя – инокиня Марфа. Ее можно понять: не было в те годы более опасного занятия, чем исполнение обязанностей царя. «Московского государства всяких чинов люди по грехом измалодушествовались, – говорила инокиня Марфа, – дав свои души прежним государям, не прямо служили». Только когда будущему царю и его матери пригрозили, что они будут виновны в «конечном разоренье» страны, они наконец согласились.

Итак, Романовы устроили всех. Быть может, для консолидации страны, восстановления общественного согласия страна и нуждалась не в ярких личностях, а в людях, способных спокойно и настойчиво вести консервативную политику. Здоровый консерватизм правительства первых Романовых дал возможность постепенно восстановить экономику, государственную власть, с некоторыми потерями (Смоленск, побережье Финского залива и т.д.) восстановить и государственную территорию. Должно быть, после стольких упущенных возможностей консервативная реакция была неизбежна. И все же еще одна возможность снова оказалась несбывшейся. Избирая Михаила на престол, собор не сопроводил свой акт уже никаким договором. Власть приобретала самодержавно-легитимный характер.

Впрочем, сохранились неясные сведения о какой-то записи, которую Михаил Федорович дал при вступлении на престол. Не было ли это повторением записи Шуйского? По другим сведениям, это было обязательство править лишь при помощи земских соборов. Действительно, до 1653 г. земские соборы собирались регулярно, были действительно представительными и хоть немного, но ограничивали самодержавную власть.

Издержки успокоения были велики. Наступила стабильная, но чисто традиционная жизнь. Многим из тех, кого взбаламутил вихрь бурных событий, динамизм перемен, частое общение с иностранцами, теперь было душно. Их разочарование выливалось порой в уродливые формы. Так, служивший при Лжедмитрии I князь Иван Андреевич Хворостинин пил без просыпу, не соблюдая постов, держал у себя «латынские» (т. е. католические) иконы и жаловался, что «в Москве людей нет: все люд глупой, жить не с кем. Сеют землю рожью, а живут все ложью». Князя дважды ссылали в монастыри, последнее пребывание в северном Кирилло-Белозерском монастыре несколько охладило его пыл, и он написал вполне ортодоксальную историю Смутного времени. Сколько таких разочарованных, спившихся талантов, вынужденных конформистов нудно тянуло служебную лямку и печально вспоминало бурную молодость! Только их внуки стали гвардейскими офицерами и кораблестроителями, прокурорами и губернаторами… Почти на целый век оказалась отложенной модернизация страны. Упрочилось крепостное право, окончательно зафиксированное в Уложении 1649 г. Только страшные и жестокие бунты – городские восстания, разинские походы напоминали о той высокой цене, которую платит народ за успокоение.

Но если модернизация страны все же началась в конце века, то элементы правового государства, ростки которых зарождались в Смутное время, были забыты надолго.

3. Итоги и последствия Смуты

Перед правящим классом, таким образом, объективно встал целый комплекс первоочередных и долгосрочных внутренних и внешних задач. Во-первых, восстановить и укрепить государственную власть, во-вторых, покончить с интервенцией и вести активную внешнюю политику, в-третьих, способствовать развитию производительных сил страны, в-четвёртых, обеспечить развитие и укрепление феодальных отношений.

Земский собор 21 февраля 1613 года проголосовал за сохранение самодержавного строя и традиционных порядков. Династия Романовых взошла на престол под лозунгами старины и порядка. Безликость Михаила была на руку боярам. Некоторые историки оценивают ситуацию периода избрания Михаила как уникальную возможность повернуть развитие России в сторону более решительной модернизации, в сторону правового государства. Но данный путь не соответствовал ожиданиям большинства народа, для которого неограниченное самодержавие и усмирение боярства были гарантией от произвола феодалов. Массы желали равного бесправия всех. Страшило повторение Смуты, безвластие. Спасение виделось в старине и православии. Смута впервые в русской истории втянула в политическую жизнь более широкие слои населения.

Так в России утвердилась династия Романовых, правивших страной более 300 лет.

К этому времени относится один из героических эпизодов русской истории. Польский отряд попытался захватить только что избранного царя, искал его в костромских вотчинах Романовых. Но староста села Домнина Иван Сусанин не только предупредил царя об опасности, но и завел поляков в непроходимые леса. Герой погиб от польских сабель, но и погубил заблудившихся в лесах шляхтичей.

Смутное время в России закончилось.

Последствия.

Смутное время было не столько революцией, сколько тяжелым потрясением жизни Московского государства. Первым, непосредственным и наиболее тяжелым его следствием было страшное разорение и запустение страны; в описях сельских местностей при царе Михаиле упоминается множество пустых деревень, из которых крестьяне «сбежали» или «сошли безвестно куда», или же были побиты «литовскими людьми» и «воровскими людьми». В социальном составе общества Смута произвела дальнейшее ослабление силы и влияния старого родовитого боярства, которое в бурях Смутного времени частью погибло или было разорено, а частью морально деградировало и дискредитировало себя своими интригами и своим союзом с врагами государства.

В отношении политическом смутное время, – когда Земля, собравшись с силами, сама восстановило разрушенное государство, — показало воочию, что государство Московское не было созданием и «вотчиною» своего государя, но было общим делом и общим созданием «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского Царствия».

Заключение

В завершении работы хотелось бы кратко обобщить материал, изученный в ходе написания курсовой работы.

Смута XVII в. как ключевое событие русской истории ставится исследователями в один исторический ряд с призванием варягов, образованием Киевской Руси и Московского государства. Зарождение Смуты связано с угасанием династии Рюриковичей.

Россия в начале 17 в. находилась в состоянии глубокого цивилизационного кризиса, который назрел в стране после правления Ивана Грозного и проявился в династическом, политическом и экономическом кризисах. Смутное время принесло стране несколько альтернатив развития и поставило новые вопросы: о легитимности власти, о самозванстве. После Смуты государство и государь уже не воспринимались как единое целое, государство это «люди Московского государства», а цари могут быть пришлыми.

Список использованной литературы

Крестьянские войны России 17-18 веков; проблемы, поиски, решения, М., 1974.

Скрынников Р.Г. Россия в начале 17 в. «Смута». М.,1988,стр.44.

Ключевский В.О. Русская история. М., 1993, кн.2, стр.176.

5. shpora.panweb.com/158/2844

6. http://www.zakroma.narod.ru/

7. Н.М.Карамзин. История государства Российского, М., «Эксмо», 2003, т.11-12.

8. Зимин А.А. В канун грозовых потрясений. М., 1986.

9. Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля в электронном варианте.

10. Васецкий Н.А. Самозванцы как явление русской жизни //. Наука в России. – 1995 г. — №3. – стр.57-63.

11. Деникин А.И. / Генерал/. Очерки русской Смуты.//Вопросы истории. 1994г. — №10 – стр. 99.

12. Браткевич Я. Смута в России: попытки оценок и прогнозов//Полис – 1994 г. — №6 – стр.32-41.

13. Платонов О. Лекции по русской истории.

14. Деникин А.И. Очерки русской Смуты.//Вопросы истории. – 1992. — №1. – стр.101-118.

Причины и начало Смутного времени

Текст этой презентации

Слайд 1

Причины и начало Смутного времени

Слайд 2

Как вы думаете, почему рубеж 16-17 веков получил название «Смутное время»? Смута – это время политического, социального, экономического кризисов, сопровождавшееся вторжением иностранных войск, появлением самозванцев.

Слайд 3

Слайд 4

Сделайте краткое описание состояния России в конце 16 века, С.8 Могло ли состояние страны стать одной из причин Смуты?

Слайд 5

Причины Смуты: 1) Состояние страны к концу 16 века 2) Пресечение династии Рюриковичей

Слайд 6

Слайд 7

И.Репин «И.Грозный и сын его»

Слайд 8

«угличская драма»

Слайд 9

Федор иванович (1584-1598)
Правил в 1584–1598 гг., сын царя Ивана IV Грозного. Последний царь из династии Рюриковичей. Был слабоумен и неспособен самостоятельно управлять государством.

Слайд 10

Причины Смуты: 1) Состояние страны к концу 16 века 2) Пресечение династии Рюриковичей 3) Борьба за власть среди знатных боярских фамилий

Слайд 11

Борис годунов 1598-1605гг.
Шурин (брат жены) царя Федора Ивановича. Происходил из древнего боярского рода. В 1598г. был избран царем Земским собором.

Слайд 12

Выдержки из статьи Тихомирова Л.А. «Монархическая государственность». «Немаловажным элементом духовной жизни людей того периода была вера в Бога и соответственно люди воспринимали царя как «помазанника Божьего». По представлениям абсолютного большинства россиян, живших до ХХ века, получая власть от Бога по праву рождения, царь совершенно сливается с ним. В то же время царь представляет перед Богом народ, и это единство так неразделимо, что народ даже наказуется за грехи царя. Идеал царской власти впервые сформулировал Иван IV Грозный. Идеал, им выраженный, — совершенно тот же, который был выражаем церковными людьми и усвоен всем народом. Иван IV объяснял, что не от народа, а от Божьей милости к народу идет царское самодержавие. Народ в царе призывает Божественное начало для верховного устроения земных дел».

Слайд 13

Каким образом Годунов привлекал людей на свою сторону?

Слайд 14

В 1601-1603гг. из-за плохих погодных условий (засуха и ранние заморозки) разразился голод. Прочитать текст документа на С.11-12

Слайд 15

Почему Годунова считали виновным в неурожаях и голоде?

Слайд 16

Вступление лжедмитрия в москву

Слайд 17

Источники и литература
Библиотека наглядных пособий. История России. 6-9 классы. – образовательный комплекс «1С-Паблишинг», 2011. Кириллов В.В. История России: учебное пособие для вузов. – М., 2014. www.rusempire.ru

Причины и начало смуты 17 век — основные моменты

Речь пойдет о грозных потрясениях в истории нашей страны, которые открывают бунташный 17 век. Без малого два десятилетия страна прошла через полосу, через череду антиправительственных выступлений, голода, иноземного вторжения, поэтому применительно к событиям начала 17 века слово «смута» используют, как имя собственное и пишут с большой буквы. А вообще говоря, смутой современники называли всякое без государное время, когда не было твердой и законной власти. И уже современников очень интересовали причины смуты.

Причины начала смуты в конце 16 века

Конечно, в рамках религиозного средневекового сознания они видели в этом кару господню за грехи человеческие. Понятное дело, что в новое время историки стали искать реальные, земные причины событий. В 20 веке исследователи обратили особенное внимание на то, что в конце 16 века был отменен Юрьев день, то есть права крестьян уходить от своих хозяев за неделю до и неделю после Юрьева дня осеннего, 26 ноября, уплатив своему хозяину 1 рубль пожилого. Современный художник представил, как мог бы выглядеть такой уход крестьянина: нехитрый скарб, который крестьян берет на новое место. Он рассчитывается с приказчиком, получает от него документ об уплате пожилого и уходит. Куда? Скорее всего недалеко, потому что крестьяне с остатками своего хозяйства, со скотиной, не могли искать новое место далеко от прежнего.

И вот, в конце 16 века в условиях хозяйственного кризиса, разорения после ливонской войны, правительство стало ограничивать права крестьян уходить в Юрьев день.

Поначалу это были временные запреты, а потом они стали постоянными и так сложилось само собой, что в конце 16 века где-то в 80-х, 90-х годах реально это право ухода в Юрьев день было отменено. И исследователи рассуждали так: вот прикрепление крестьян к земле, вот закрепощение, а вот ответ крестьян на это — первая крестьянская война.

Они стали в 20 веке оценивать смуту, как первую крестьянскую войну в России. Но эта схема не выдерживает проверки при ближайшем рассмотрении. Во-первых, крестьяне, конечно, участвовали в смуте, но не составляли основное число восставших на разных этапах смуты, и во-вторых, вскоре право Юрьева дня было восстановлено. Да и, вообще, в то время установить жесткий контроль и сыск крестьян по всей стране, ушедших в нарушение запрета от своего владельца, было невозможно. Таким образом, оказывается, что крестьяне, их недовольство не могло определить события смуты.

Недовольства дворян

И тогда, естественно, обратились к тем, кто наиболее активно участвовал в событиях начала 17 века. Это служилые люди, в первую очередь дворянство. И вот тут выясняется, что у дворян, наиболее надёжной опоры трона, действительно были серьезные основания для недовольства. Дело в том, что не хватало распаханной земли с крестьянами для того, чтобы пожаловать дворянам вотчину или поместье, то есть в полную собственность или условную собственность на условиях службы, это поместье, не хватало такой земли, и дворяне с трудом могли нести службу. Особенно тяжелое положение оказалось на южных рубежах государства. Здесь в новоосвоенных уездах крестьян было очень мало, и поэтому дворянам приходилось распахивать ковыльную степь силами своей семьи.

Понятное дело, что они рассматривали это как величайшую несправедливость. В отношении других категорий служилых людей — стрельцов и казаков, тоже правительство не могло в полном объеме выполнить своих обязательств. Жалования в мирное время платили не в полном объеме и даже не каждый год. Таким образом, именно недовольство служилого сословия стало главной причиной наступившей смуты.

Пресечение древней династии Рюриковичей

Но были еще два обстоятельства, которые, соединившись вместе, дали вот такой результат — страшную смуту начала 17 века.

Во-первых, это пресечение древней династии Рюриковичей. После смерти последнего царя из этой древней династии в 1598 году на престол был избран Борис Годунов. Он был избран земским собором, и в нашем представлении, как раз, его власть была совершенно законной, но иначе было в средневековье. Выборы по людскому хотению расценивались, как мало легитимные, потому что только Божьей милостью древняя династия может править страной. Так думали люди в то время.

Поэтому, когда наступили лихие времена, то власть оказалась не авторитетной. Непосредственное влияние на династический кризис конца 16, начала 17 века оказало еще одно событие, случившееся еще в 1591 году в городе Угличе. Там погиб сын царя Ивана Грозного царевич Дмитрий, и затем, в годы смуты целый ряд самозванцев выдавали себя за чудесно спасшегося царя Дмитрия Ивановича. Событие в Угличе одна из загадок отечественной истории. Одни исследователи полагают, что царевич Дмитрий погиб случайно, поколол себя ножом сам, а другие видят в этом злой умысел со стороны тогдашнего правителя Бориса Годунова, который, будто бы, уже тогда расчищал себе путь к престолу.

Что же произошло в Угличе? Здесь жила удельная семья, Мария Нагая и ее сын царевич Дмитрий 8 лет, и 15 мая 1591 года в полдень, как тогда водилось, вдовая царица села обедать, а ее сын вместе с 4-мя мальчиками сверстниками и мамкой-воспитательницей играл в птичку на заднем дворе. И, вдруг, царица услыхала крик, она выбежала на заднее крыльцо и увидела, что единственный сын мёртв. В исступлении она схватила полено и стала избивать мамку, которая не уберегла царевича. По звону набатного колокола в Кремль Углический сбежались горожане.

И тут царица, не помня себя, указала на углического дьяка Битяговского, сказала, вот убийца царевича. Дело в том, что у царицы с дьяком были очень плохие отношения и, похоже, она решила свести счеты. Толпа тут же растерзала дьяка. И вот, через несколько дней к Угличу приближается следственная комиссия, посланная из Москвы во главе с боярином князем Василием Ивановичем Шуйским. Запомним это имя, мы еще столкнемся с ним в годы смуты. Он станет даже царем. И так, Василий Иванович Шуйский, въехав в Углич, начал следствие, но братья Нагие, братья царицы, прекрасно понимали, что им предстоит держать ответ за убийство представителя царской администрации, и они загодя, ночью, изготовили улики.

Они пришли в чулан, зарезали курицу и кровью этой курицы измазали орудие убийства. Это была боевая палица, то есть очень серьезное такое оружие и ногайский нож, тоже, очень приличных размеров. Испачкав их кровью, положили эти предметы рядом с телом Битяговского и
его товарищей, которых тоже растерзали, в крепостной ров. Но, когда началось следствие, то эта подделка быстро вышла наружу. Поодиночке допрашивали мальчиков, которые были свидетелями произошедшего. Очень важно, что во время следствия не было пыток. Конечно, обычно средневековое следствие велось с применением пыток.

Дело в том, что люди средневековья искренне полагали, что правду человеку мешает сказать бес, который находится в теле, поэтому нужно пытать тело, и тогда правда сама выйдет наружу. Вот отсюда наше современное выражение «подлинная правда», длинник — это кнут, которым истязали, то есть правда сказанная под длинником. Но в данном случае пыток не было. И мальчики согласно показали, что, когда произошла трагедия на заднем дворе не было никого, то есть был царевич, четыре его сверстника и мамка. И в это время пришел на царевича падучий недуг. Дело в том, что у царевича Дмитрия была болезнь — эпилепсия. Время от времени у него случались припадки. И в этот момент на беду в руке у него оказался нож. Его бросило о землю и в судорогах он поранил себе горло, перерезав сонную артерию.

Даже бы, если лучший врач Европы того времени был в Угличе, он не смог бы спасти мальчика. Василиса, мамка, она, вообще, очень искренне вела себя на следствии. Она говорила вещи для нее очень опасные. Она говорила: «Я, я не уберегла царевича», то есть она винила себя. Так может вести себя только женщина, которая искренне любит ребенка. Вряд ли она могла быть причастна к убийству. Итак, вывод комиссии был однозначным. Царевич сам поколол себя ножом, это был несчастный случай.

Правда, по стране уже тогда поползли слухи, что царевич Дмитрий был убит по тайному приказу правителя Бориса Годунова. Эту версию отстаивали братья царицы Нагие. Они сообщили эту версию иностранцам и она попала в сочинения современников, которые жили в это время в Московском государстве. И так, смерть царевича Дмитрия в 1591 году, как оказалось через семь лет, пресекла династию. Потому что умер другой сын царя Ивана Грозного Федора Иоаннович, и династия на этом закончилась.

И так, пресечение древней династии — это очень важная причина смуты. Мы говорили, что смута — это безгосударево время, когда нет государя, которому безоговорочно доверяют подданные.

Страшный голод

Была еще одна причина, существенно повлиявшая на социальный кризис начала 17 века. Это страшный голод начала 17 столетия. Время от времени на нашей планете случаются колебания климата, и одно из таких, довольно резких колебаний, пришлось на начало 17 века. Тогда во многих странах северной Европы летом наступили холода, но особенно катастрофические последствия это имело на восточно-европейской равнине, то есть на территории нашей страны. Представляете, летом 1600 года замерзла Москва-река. Понятное дело, что посевы погибли.

И вот эти бедствия они повторялись несколько лет подряд. Конечно, один голод, одно не урожайное лето крестьянское хозяйство может вынести, но, когда они повторяются несколько раз подряд, то у крестьян заканчиваются все запасы хлеба. В стране наступил страшный голод. Голодающие устремились в столицу. В Москве, как говорили, умерло свыше 120 тысяч человек от голода.

Это больше населения столицы. Борис Годунов раздавал голодающим милостыню, по копеечке в день. Это то, на что можно было прожить одни сутки. Копейка Бориса Годунова, отчеканенная в год его восшествия на престол. Вот такой копеечкой могли люди спасти свою жизнь, и в пушкинском «Борисе Годунове» мы находим замечательный эпизод, когда юродивый Николка жалуется о том, что мальчишки отняли у него копеечку, ту самую, которая позволит ему сегодня быть сытым. Кстати, такие копеечки в 17 веке носили за щекой. Это было самое надежное место, потому что кошелек могли срезать, а изо рта можно было достать копейку, только придушив обладателя.

Так что эта самая подлинная копеечка познакомилась с большим количеством людей 17 века, современников смуты. В обстановке голода Борис Годунов разрешил крестьянам покидать свое прежнее место в Юрьев день, то есть было восстановлено их древнее право. Это было очень разумно, потому что крестьянин сам должен был решить, где легче ему выжить в это тяжелое время. Таким образом видите, отмена ухода в Юрьев день не могла стать причиной смуты, потому что, как раз, накануне смуты такое право было восстановлено. Но вот, что очень важно — это то, что в обстановке голода крупные землевладельцы, бояре стали выгонять своих военных холопов на улицу.

Дело в том, что у служилых людей по отечеству бояр и дворян были военные слуги. По норме середины 16 века с каждых ста четвертей земли, это приблизительно полгектара, нужно было выставлять одного тяжеловооруженного воина и, если размер вотчины или поместья был больше, то, следовательно, землевладелец являлся либо со своими сыновьями, либо в окружении военных слуг, военных холопов. Но во время голода этих холопов кормить стало нечем и их выгнали на улицу.

Представьте себе, чтобы стали делать современные телохранители, если бы их в Москве стали толпами выгонять, оставляя без работы. Вряд ли они пошли бы на паперть просить милостыню. Так было и в 17 веке. Военные слуги объединялись в отряды и стали грабить обозы с продовольствием, которые по приказу Годунова везли еду в столицу.

Самый крупный такой отряд под руководством Хлопка собрал около 500 человек. Это целая армия. Ему даже удалось разгромить, высланный против него правительственный отряд. Но затем он сам был разбит и казнен. Прозвище Хлопко указывает нам на то, что он и сам был холопского происхождения, видимо, он был из военных слуг. Большинство участников этих выступлений, движения разбоев, как назвал эти движения современник, затем бежали на юг, на Дон в вольные казаки и приняли потом участие в событиях смуты. Таким образом, на юге возникла социальное напряжение.

Это, как пороховая бочка, к которой достаточно было поднести спичку. И такая спичка была поднесена, когда на юге страны появился самозванец, который выдавал себя за чудесно спасшегося царевича Дмитрия Ивановича.

Читать «Великая Русская Смута. Причины возникновения и выход из государственного кризиса в XVI–XVII вв.» — Стрижова И. М. — Страница 1

Великая Русская Смута. Причины возникновения и выход из государственного кризиса в XVI–XVII вв.

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ

Святейшего Патриарха Московского

и всея Руси

АЛЕКСИЯ II

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА:

Интернет портал

«Православная книга России»

www.pravkniga.ru

Предисловие

Сей народ, безмолвный в грозах самодержавия наследственного, уже играл царями, узнав, что они могут быть избираемы и низвергаемы его властию или дерзким своевольством!

Карамзин Н.М.

Смута, лихолетье, междуцарствие… Давно ли мы с вами, жители современной России, пережили подобное? Давно ли чувствовали пьянящий вкус «свободы» от сознания собственной «власти», от возможности, как нам казалось, выбирать «на царствие» и свергать неугодного правителя?

Как и в те давние годы Великой Смуты, на рубеже XVI–XVII веков, так и в конце прошлого, XX века, все сферы жизни и все слои русского общества охватил глубочайший кризис, послуживший причиной борьбы за свободу, независимость и национальное выживание. Как и тогда, Россия была задушена иностранной интервенцией, сбита с пути; национальная идея погибала. Смена привычного строя, курса или династий, как было несколько веков назад, привела к тому, что обезумевший и дезориентированный народ хотел одного: насилия и крови. Как и тогда, в период лихолетья определился дальнейший путь развития и судьба Российского государства. Скажем больше: речь шла о дальнейшем существовании страны, великой державы, империи – России.

Зная на собственном опыте, что есть Смута в современном Российском государстве, обратимся назад, к рубежу XVI–XVII веков, чтобы сопоставить эту, современную смуту, пережитую нами сравнительно недавно, и то далекое, но так похожее на недавнее наше, Смутное время. Сопоставить и сделать выводы, научиться наконец понимать смысл и извлекать пользу из тех уроков, которые нам не устает преподносить история. Возможно, лучше зная историю нашего Отечества, мы когда-нибудь перестанем наступать на те же самые грабли, получая каждый раз по лбу?

В представленном вашему вниманию издании собраны отрывки научных трудов выдающихся русских историков – Н.М. Карамзина, B. О. Ключевского, С.Ф. Платонова, Н.И. Костомарова. К сожалению, объем книги не позволил охватить большую часть существующих работ по данному историческому периоду. Однако и в предложенном материале вы найдете не просто сухие исторические факты, а яркое и упоительное описание того далекого времени, почувствуете дух и колорит эпохи, в которую вас перенесут своими выдающимися работами величайшие русские историки и мастера слова.

Авторы и их работы располагаются в книге не по временному принципу, а по принципу от общего к частному, от более простого к более сложному, к серьезному и углубленному изучению темы, требующему всевозможные детали и подробности, а также исследование различных аспектов данного вопроса.

Отрывки из труда В.О. Ключевского «Курс русской истории», открывающие книгу, достаточно кратко и доступно объясняют как причины, так и следствия Смуты, затронувшей все без исключения стороны жизни – внутреннюю и внешнюю политику, экономику, социальные, сословные и династические отношения, нравственность и идеологию. От Ключевского мы переходим к более углубленному и расширенному исследованию вопроса Смутного времени на основе «Лекций» C. Ф. Платонова. Далее читателю предоставится возможность погрузиться в атмосферу Смутного времени вместе с «Историей государства Российского», написанной Н.М. Карамзиным. Слог этого величайшего историка и писателя настолько далек от штампов, излишней сдержанности и сухости большинства исторических книг, что позволяет обращаться к произведению этого выдающегося человека не только с познавательной и научной целью, но и знакомиться с ним как с прекраснейшим документальным историческим романом, к сожалению, неоконченным. Наконец, последний автор, представленный в данной книге, – Н.И. Костомаров – уделяет особое внимание не столько историческим событиям, не политическим и экономическим проблемам государства, а персоналиям, отдельным историческим лицам – безусловно, выдающимся. И через эти отдельные портреты, через жизнь и судьбу исторических личностей Костомаров, как мозаику, выкладывает историю Российского государства.

Ключевский Василий Осипович

Об авторе

Ключевский Василий Осипович (1841–1911) – великий русский историк. Родился 16 (28) января 1841 г. в селе Воскресенском (под Пензой) в семье бедного приходского священника. Первым его учителем был отец, трагически погибший в августе 1850 г. Семья вынуждена была перебраться в Пензу. В Пензе Ключевский учился в приходском духовном училище, затем в духовном уездном училище и в духовной семинарии. В 1861 г., преодолев трудные материальные обстоятельства, поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Его учителями становятся Ф.И. Буслаев, Н.С. Тихонравов, П.М. Леонтьев и С.М. Соловьев.

В 1865 г. окончил университет, защитив кандидатскую диссертацию на тему «Сказания иностранцев о Московском государстве». Оставшись при университете, Ключевский выбрал для специального научного исследования обширный рукописный материал житий древнерусских святых. Результатом была магистерская диссертация «Древнерусские жития святых как исторический источник» (1871). В том же году Ключевский был избран на кафедру русской истории в Московской духовной академии, которую занимал до 1906 г. В 1872 г. (по другим сведениям с 1867 г.) начал преподавать в Александровском военном училище и на Высших женских курсах. С 1879 г. преподавал в Московском университете, где заменил на кафедре русской истории скончавшегося Соловьева.

Докторская диссертация «Боярская дума Древней Руси» (впервые опубликована на страницах журнала «Русская мысль» в 1880–1881 гг.) составила известный этап в творчестве Ключевского. Тематика последующих научных трудов Ключевского ясно указывала это новое направление – «Русский рубль XVI–XVIII вв. в его отношении к нынешнему» (1884), «Происхождение крепостного права в России» (1885), «Подушная подать и отмена холопства в России» (1886), «Евгений Онегин и его предки» (1887), «Состав представительства на земских соборах Древней Руси» (1890) и др.

Наиболее известный научный труд Ключевского, получивший всемирное признание, – «Курс русской истории» в 5-и частях. Ученый трудился над ним более трех десятилетий, но решился опубликовать его лишь в начале 1900-х годов.

Согласно политическим взглядам, Ключевского можно охарактеризовать как умеренного консерватора, сторонника просвещенного самодержавия и имперского величия России. Поэтому неслучаен выбор Ключевского в качестве учителя всеобщей истории для великого князя Георгия Александровича, брата Николая II. Политической линии ученого отвечали и произнесенное в 1894 г. и вызвавшее возмущение революционного студенчества «Похвальное слово» Александру III, и настороженное отношение к первой русской революции, и неудачная баллотировка весной 1906 г. в ряды выборщиков в Государственную думу по кадетскому списку.

В.О. Ключевский умер в Москве 12 мая 1911 г. Похоронен на кладбище Донского монастыря.

Курс русской истории

Начало Смуты[1]

<…> Московское государство испытало страшное потрясение, поколебавшее самые глубокие его основы. Оно и дало первый и очень болезненный толчок движению новых понятий, недостававших государственному порядку, построенному угасшею династией. Это потрясение совершилось в первые годы XVII в. и известно в нашей историографии под именем Смуты, или Смутных времен, по выражению Котошихина. Русские люди, пережившие это тяжелое время, называли его и именно последние его годы «великой разрухой Московского государства». Признаки Смуты стали обнаруживаться тотчас после смерти последнего царя старой династии – Федора Ивановича; Смута прекращается с того времени, когда земские чины, собравшиеся в Москве в начале 1613 г., избрали на престол родоначальника новой династии – царя Михаила. Значит, Смутным временем в нашей истории можно назвать 14–15 лет с 1598 по 1613 г.; 14 лет в этой эпохе «смятения» Русской земли считает и современник, келарь Троицкого монастыря Авраамий Палицын, автор сказания об осаде поляками Троицкого Сергиева монастыря. <…> Мы должны остановиться на происхождении и значении этого потрясения. Откуда пошла эта Смута или эта «московская трагедия» (tragoedia moscovitica), как выражались о ней современники-иностранцы? Вот фабула этой трагедии.

Что вызывает у вас внутреннее смятение?

Находиться в остром конфликте не с другими, а с самим собой может — давайте посмотрим правде в глаза — может быть мучительным. Быть разделенным пополам, бесконечно колебаться между двумя (а иногда и более) вариантами, в худшем случае может быть почти невообразимо неприятно.

До крайности одержимость, это может привести к параличу воли и потере сна. Пока ваши мысли и чувства неистово сталкиваются друг с другом, бунтуют в вашей измученной голове, любой путь вперед кажется туманным или безнадежно двусмысленным.

Это как мозговая карусель. Чувствуя одновременно возбуждение и замешательство, ваши самоистязательные размышления и сопутствующие им эмоции кружатся по кругу. И хотя вы жаждете некоего прекращения бурной суматохи внутри вашего мозга, никакое «перемирие» не кажется практичным. Ибо существует почти идеальный баланс — или, точнее, напряжения — между положительными и отрицательными сторонами каждой альтернативы, из-за которой вы мучаетесь.

На самом деле никто не хочет ставить себя перед такой дилеммой, как эта.Почему в мире против они? Но в определенных ситуациях это выглядит так, как если бы несогласные части вашего существа захватили вас, и они просто не могут — или не хотят — прийти в соответствие. Поэтому, когда вы находитесь в центре такого внутреннего рэка, вы не можете не чувствовать себя подавленным.

Отметим также, что без вариантов или альтернатив, такой внутренней неразберихи не существовало бы. В конце концов, это не просто разочарование. Скорее, вы чувствуете себя загнанным в угол, где вы знаете, что вам следует , чтобы сделать выбор, но вам не хватает уверенности, смелости, веры в себя или силы воли, чтобы сделать это с уверенностью.

Для уточнения ниже приведены некоторые примеры внутренней турбулентности, которые я описываю. Со сколькими из них вы могли бы относиться? Или, возможно, добавить к ? Изучая их, подумайте, что их делает похожими: короче говоря, их базовый , динамический .

И подумайте также, что может включать в себя страх рискнуть — преследовать что-то новое или убежать от чего-то, что вам не нравится. Страх неудачи? Отказ? Перенести финансовые потери? Неизвестное (например, «Зло известное лучше неизвестного зла»)? А может быть, боязнь смущения? Стыд? Унижение? Чувство вины? Утрата контроля? Испытываете удар по своей самооценке? Или риск оттолкнуть других?

Вот примеры:

  • Сохранение или выход из брака, который может быть безопасным, надежным и комфортно предсказуемым; но то, что вы знаете, нездорово для вас — будь то из-за психического или эмоционального насилия, пренебрежения, постоянных споров, неверности, так называемых «несовместимых различий» или просто потому, что оно стало болезненно скучным или утомительным.
  • Придумывать творческую идею для коммерческого предприятия, которое, кажется, имеет огромный потенциал, и это действительно волнует вас, но это тоже довольно страшно. Потому что вы никогда раньше не пробовали делать что-то подобное и понимаете, что это то, что вам, возможно, не удастся успешно реализовать. И вы не только можете потерпеть неудачу, но и потеряете свои сбережения. Более того, на вас могут даже подать в суд, или вы обидите свою семью, или в конечном итоге почувствуете себя глупым и униженным.
  • Принятие решения жениться на ком-то, не будучи в состоянии быть полностью уверенным, что он или она действительно подходит вам — хотя он или она вас привлекает, вы чувствуете, что вам пора жениться, и этот человек явно готов сделать пожизненная приверженность вам.Тем не менее, хотя вы и не можете понять это, вы не можете избавиться от назойливых мыслей о том, что, возможно, вы что-то упускаете из виду, и, возможно, не стоит идти вперед и делать им предложение.
  • Пытаюсь решить, выйти ли из туалета и сказать другим, что вы гей, хотя вам становится все труднее и труднее замаскировать свою истинную личность. Это также похоже на то, что вам нужно сделать , если вы собираетесь придерживаться своих глубочайших принципов и по-настоящему принять себя таким, какой вы есть.Однако, с другой стороны, вы не можете преодолеть свои страхи по поводу того, как отреагируют ваши родители и все ваши гетеросексуальные друзья, если вы «откроетесь», а также того, как это может повлиять на ваше положение на работе.
  • Иметь сильное желание заняться чем-то, что вызывает у вас наибольший энтузиазм (сплав по рекам, альпинизм, экзотическое путешествие в места, где есть политические волнения и т. Д.) — и даже, в предварительном порядке, строить планы на это. Тем не менее, постоянно откладывать на потом, потому что это связано с определенными опасностями, которые вы не можете контролировать, с которыми вы просто не можете привыкнуть.
  • Быть принятым в ряд колледжей, в которые вы подавали заявление, и исключить все, кроме трех, но затем обнаружить, что плюсы и минусы каждого из оставшихся, по-видимому, по-разному сводят на нет друг друга. До сих пор вам никогда не приходилось принимать решения, столь важные для вашей будущей карьеры или успеха, и поэтому вы боитесь, что любой выбор, который вы сделаете, может оказаться неправильным — и что, если так, вы никогда не сможете простить себя. .
  • Когда вы почти полностью разочаровались в своей религии и почувствовали, что для сохранения своей непорочности вам нужно оставить ее.Но также быть обремененным тревожными мыслями о том, что отказ от веры может привести к отчуждению от ваших набожных, привязанных к традициям родителей, а также к потере друзей, которые тоже привязаны к догме и авторитету, которые больше не резонируют с вами.
  • Работа на работе или профессиональной должности, которая совершенно не бросает вам вызов — вы находите ее утомительной, унылой, бессмысленной и нисколько не удовлетворяющей (честно говоря, иногда требуется вся ваша самодисциплина, чтобы просто, день за днем, просто: объявиться»).И тем не менее работа оплачивается исключительно хорошо, позволяя вам с комфортом справляться со всеми своими расходами и даже предоставлять вам дополнительные средства для вещей, которые вы находите чрезвычайно приятными и приятными. и , учитывая нынешнее состояние экономики …

Несомненно, все мы пережили какой-то внутренний водоворот в своей жизни или, возможно, сейчас боролись с ним. Так что же, наконец, общего у всех этих крайне конфликтных ситуаций? И почему все они могут вызвать в вас такой беспокоящий хаос — настоящее столпотворение враждующих эмоций? Ведь — несмотря на то, что они иллюстрируют довольно разные примеры того, как ваши умственные размышления могут быть такими тревожными, — их объединяет множество элементов.

В каждом случае вы разрываетесь между двумя (а возможно, и более) альтернативами, каждая из которых представляет то, что вы цените или к чему привязаны. По-разному, каждый пример представляет собой вызов, который, по вашему мнению, у вас не хватает личных ресурсов, уверенности в себе, доверия или силы воли, чтобы встретиться лицом к лицу: если вы «сделаете это» и начнете менять свои обстоятельства в какой-то момент. способ, который потенциально может предоставить вам новые возможности и гораздо большее удовлетворение? Или вы должны «перестраховаться» и оставаться на своем нынешнем курсе, не подвергая риску то, что может вас расстраивать, но все же то, что вам достаточно комфортно (и уж точно не угрожает).

Серьезное размышление о том, чтобы изменить то, что на самом деле не работает для вас, почти всегда вызывает чувство тревоги и тревожное чувство уязвимости. Часть вас понимает, что если вы хотите двигаться вперед в своей жизни, вам уже давно пора что-то изменить, рискнуть и противостоять своим сомнениям и страхам. Тем не менее, другая часть вас не может не зацикливаться на возможности того, что такой риск может закончиться отказом, неудачей или поражением. И, к сожалению, негативные непредвиденные обстоятельства, связанные с принятием решительных действий, кажутся вам столь же «реальными», как и ваше более оптимистичное видение сравнительных преимуществ , которых может достичь такая попытка.

Просто рассмотрите двойное (или тройное) значение последнего слова в выражении «идти ва-банк». Будь то , утверждающий самостоятельно, или , прилагающий самостоятельно, благоприятный исход для принятия мер не может быть гарантирован. Ибо если это могло быть, не было бы никакой необходимости беспокоиться из-за этой проблемы. На самом деле, это даже не было бы проблемой .

Как вы уже знаете, в жизни очень мало гарантий. Почти всегда все зависит от вероятности. И во многих случаях, когда так много неизвестного, попытка предсказать, будет ли действие разумным или безрассудным, невозможно.Это что-то вроде выражения: «Жизнь можно понять только в обратном направлении … но ее нужно проживать вперед». Или, если на то пошло, «Взгляд в прошлое всегда 20/20».

Итак, в неопрятных рамках жизни вам часто приходится выбирать между тем, что не делает вас счастливым — или, возможно, даже делает вас несчастным, но, тем не менее, безопасным и свободным от беспокойства, — и тем, что может привести к гораздо большему. удовлетворение и благополучие, но вряд ли можно с уверенностью сказать. Как следствие, то, к чему вы, возможно, привыкли, каким бы разочаровывающим и неудовлетворительным оно ни было, должно вести борьбу с тем, что может быть лучше для вас, но при этом возникает тревожная неопределенность.

И в таких обстоятельствах вы в значительной степени обречены откладывать дела на потом. При выходе из зоны комфорта почти всегда присутствует или трепета, поэтому мучительные колебания между альтернативами перед вами практически неизбежны.

Все это можно рассматривать с точки зрения мотивационной амбивалентности. Ваше желание двигаться вперед скомпрометировано осознанием того, что вам придется нести ответственность, если ваш выбор окажется ошибкой.Именно поэтому некоторые особо осторожные люди остаются в стороне на неопределенное время.

По иронии судьбы, кажется, что , откладывая , решение — это выбор, который с наименьшей вероятностью приведет к неправильному решению — хотя, конечно, отказ от принятия решения тоже является решением — и, оглядываясь назад, может оказаться, что это было правильным решением. худшее решение из всех, которое может привести к тому, что вы упустите шанс, который выпадает раз в жизни.

Чтобы, наконец, быть достаточно решительным, чтобы действовал , вы должны быть в состоянии сказать себе, что вы способны справиться с любыми неожиданностями.И вы должны улучшить свою способность к самоутверждению и самоуспокоению (и приведенные здесь ссылки относятся к моей статье самопомощи, которая охватывает эти две жизненно важные темы). А также сказать себе, что если ваше действие не сработает, вам все равно удастся выжить.

Ибо вы действительно не можете быть очень счастливы, если не осмеливаетесь преследовать то, что, по вашему мнению, потенциально будет более значимым или полезным для вас. Только когда вы сможете убедиться в своих ресурсах и стойкости — и таким образом положить конец всей своей негативной внутренней болтовне — вы сможете продвинуться вперед.

В заключение я приведу пару дополнительных цитат, которые резюмируют мои собственные предубеждения относительно того, как справляться с такими неприятными ситуациями:

«Почему бы не рискнуть? Вот где фрукт. (Уилл Роджерс)

И, наконец, заслуженно известное выражение: «Ничего не рискнули, ничего не выиграли».

© 2015 Леон Ф. Зельцер, доктор философии. Все права защищены.

Вот статья, которую я написал, которая хорошо дополняет эту: «Что делать, если ваша амбивалентность не может быть решена?»

Чтобы получать уведомления всякий раз, когда я публикую что-то новое, я приглашаю читателей присоединиться ко мне в Facebook и Twitter.

Беспорядки в Британии | История США I (Коллекция AY)

Религиозное насилие поразило Англию в шестнадцатом веке. В то время как Испания грабила Новый Свет и строила империю, Англия боролась, поскольку католические и протестантские монархи соперничали за превосходство и атаковали своих противников как еретиков. Королева Елизавета закрепила протестантизм в качестве официальной религии королевства, но оставались вопросы относительно того, какой именно протестантизм будет преобладать. Многие пуритане смотрели на Новый Свет как на возможность создать маяк кальвинистского христианства, в то время как другие продолжали борьбу в Англии.К 1640-м годам политические конфликты между парламентом и короной соединились с давно закипавшей религиозной напряженностью. Результатом стала кровавая гражданская война. Колонисты по-разному отреагировали на то, как Англия вела войну против самой себя, но все они пострадали от этих десятилетий беспорядков.

Начало гражданской войны между королем и парламентом в 1642 г. дало возможность английскому государству укрепить свою власть над американскими колониями. Конфликт разразился, когда Карл I созвал парламент в 1640 году, чтобы помочь ему в подавлении восстания в Шотландии.В следующем году ирландцы восстали, и к 1642 году напряженные отношения между Карлом и парламентом привели к гражданской войне в Англии. Парламент победил, Карл I был казнен, а Англия была преобразована в республику и под протекторатом Оливера Кромвеля. Эти изменения изменили отношения Англии с ее американскими колониями.

В 1642 году ни одной постоянной британской североамериканской колонии не было старше 35 лет. Корона и различные владельцы контролировали большую часть колоний, но поселенцы от Барбадоса до Мэна пользовались значительной независимостью.Это было особенно верно в Массачусетском заливе, где пуританские поселенцы управляли собой в соответствии с уставом колонии 1629 года. Торговля табаком и военно-морские запасы экономически связали колонии с Англией, равно как и религия и политическая культура, но в целом англичане оставили колонии на произвол судьбы.

Гражданская война в Англии вынудила поселенцев в Америке пересмотреть свое место в империи. Старые колонии, такие как Вирджиния, и частные колонии, такие как Мэриленд, сочувствовали короне.Новые колонии, такие как Массачусетский залив, населенные религиозными инакомыслящими, участвовавшими в Великом переселении народов в 1630-е годы, склонялись к парламенту. Тем не менее во время войны колонии оставались нейтральными, опасаясь, что поддержка любой из сторон может вовлечь их в войну. Даже Массачусетский залив, который поддерживал связи с радикальными протестантами в парламенте, оставался нейтральным.

Король Карл I, изображенный с синим поясом Ордена Подвязки, слушает, как его командиры подробно описывают стратегию того, что станет первым генеральным сражением Первой гражданской войны в Англии.Поскольку все предыдущие конституционные компромиссы между королем Карлом и парламентом были нарушены, обе стороны собрали большие армии в надежде вынудить другую сторону уступить свою позицию. Битва при Эджхилле закончилась без явного победителя, что привело к продолжительной войне, продолжавшейся более четырех лет, и еще более продолжительной серии войн (известной как Гражданская война в Англии), в результате которой в 1649 году было создано Содружество Англии. Чарльз Ландсир, Канун битвы при Эдж-Хилле , 1642, 1845 гг.Викимедиа.

Казнь Карла в 1649 году изменила этот нейтралитет. Шесть колоний, в том числе Вирджиния и Барбадос, открыто заявили о своей верности сыну умершего монарха Карлу II. Парламент отреагировал на это законом 1650 года, который ввел экономическое эмбарго на восставшие колонии, вынудив их признать власть парламента. Парламент утверждал в Законе, что Америка была «заложена и заселена» английской нацией и что она, как воплощение этого содружества, обладает высшей юрисдикцией над колониями.За эмбарго последовал Закон о мореплавании 1651 года, который заставлял торговцев в каждой колонии доставлять товары прямо в Англию на английских кораблях. Парламент стремился более тесно связать колонии с Англией и запретить другим европейским странам, особенно голландцам, вмешиваться в его американские владения.

В течение следующих нескольких лет беспокойство колонистов по поводу действий парламента усилило их собственное чувство английской идентичности, основанное на понятиях прав и свобод.Однако, когда колонисты заявили о своей верности Карлу II после того, как в 1659 году парламентское государство рухнуло, а в следующем году Англия стала монархией, новый король разрушил все надежды на то, что он повернет вспять усилия парламента по консолидации. Революция, убившая его отца, позволила Карлу II начать следующий этап строительства империи в Английской Америке.

Англия оказалась в кризисе после смерти Оливера Кромвеля в 1658 году, что со временем привело к восстановлению монархии.В свой 30-летний юбилей (29 мая 1660 г.) Карл II отплыл из Нидерландов к своему восстановлению после девяти лет в изгнании. Он был встречен в Лондоне с большим успехом, как показано на его современной картине. Лив Фершулер, Прибытие английского короля Карла II в Роттердам , 24 мая 1660 года. C. 1660-1665. Викимедиа.

Карл II правил эффективно, но его преемник Яков II допустил несколько серьезных ошибок. В конце концов, парламент снова свергнул власть своего короля, на этот раз перейдя к голландскому принцу Уильяму Голландскому и его английской невесте Марии, дочери Якова II.Этот относительно мирный переворот был назван Славной революцией. Английские колонисты в эпоху Славной революции пережили религиозный и политический конфликт, который отразил преобразования в Европе. Это было время больших тревог для колонистов. В 1670-х годах король Карл II усилил контроль Англии над Америкой, создав королевскую колонию Нью-Гэмпшир в 1678 году и преобразовав Бермудские острова в коронную колонию в 1684 году. Смерть короля в 1685 году и последующие восстания в Англии и Шотландии против нового католического монарха. Яков II вверг Бермудские острова в кризис.Из нерегулярных отчетов было непонятно, кто побеждает или кто будет защищать их остров. Не только бермудцы желали большей защиты. На материке коренные американцы во главе с Метакомом — или, как его называли англичане, королем Филиппом — опустошили Новую Англию между 1675 и 1678 годами, в то время как конфликты с индейцами помогли спровоцировать восстание Бэкона в Вирджинии в 1676 году. Не менее тревожным стало появление Новой Франции, и многие остались настороже. католиков в Мэриленде. По мнению колонистов, католики и индейцы стремились уничтожить английскую Америку.

Яков II работал над укреплением обороноспособности колоний, создав в 1686 году Доминион Новой Англии. Колонисты приняли его королем, несмотря на его религию, но начали подозревать его в абсолютистских амбициях. Доминион объединил колонии Новой Англии, а также Нью-Йорк и Нью-Джерси в одну административную единицу, чтобы противостоять французской Канаде, но колонисты осудили потерю своих отдельных провинций. Губернатор Доминиона сэр Эдмунд Андрос мало что сделал для того, чтобы развеять опасения по поводу произвола власти, когда в начале 1687 года привлек колонистов к военной службе для кампании против индейцев штата Мэн.

В Англии стремление Джеймса к религиозной терпимости привело его к конфликту с парламентом и англиканским истеблишментом. Опасаясь того, что Джеймс намеревался уничтожить протестантизм, группа епископов и парламентариев попросила Уильяма Оранского, протестантского голландского штадтхолдера и зятя Джеймса, вторгнуться в страну в 1688 году. Когда в декабре король бежал во Францию, парламент пригласил Вильгельм и Мэри взошли на трон, а колонисты Америки заявили о своей верности новым монархам.Отчасти они сделали это для поддержания порядка в своих колониях. Как объяснил один чиновник из Вирджинии, если «в Англии не было короля, не было и правительства здесь». Таким образом, заявление о верности было средством к стабильности.

Что еще более важно, колонисты выступили за Уильяма и Мэри, потому что они считали, что их восхождение ознаменовало отказ от абсолютизма и подтвердило центральную роль протестантизма в жизни Англии. Поселенцы присоединились к революции, свергнув правительство Доминиона, вернув провинциям их прежний статус и вытеснив правительство Мэриленда, в котором доминировали католики.Они предприняли несколько нападений на французскую Канаду в рамках «войны короля Вильгельма» и обрадовались принятию парламентом в 1689 году Билля о правах, ограничившего власть монархии и закрепившего протестантизм в Англии. Для английских колонистов это была действительно «славная» революция, поскольку она объединила их в протестантскую империю, которая противостояла католической тирании, абсолютизму и французской власти.

Восстанавливает ли эффект нашего внутреннего смятения?

Как мы знаем, наши пристрастия причиняют нам сильную эмоциональную боль — чувства поражения и разочарования, которые мы испытываем каждый раз, когда снова срываемся, страх, что мы никогда не сможем выздороветь, насколько одинокими и изолированными могут быть наши пристрастия.Помимо депрессии, беспокойства и других проблем с психическим здоровьем, с которыми нам приходится бороться, мы также склонны испытывать множество внутренних потрясений. Что вызывает у нас, наркоманов, такое смятение? Какие факторы способствуют отсутствию у нас внутреннего покоя и стабильности?

Толкай и тяни

Для многих из нас, борющихся с зависимостью, мы можем оказаться в уникально трудном месте, где на них негативно влияют как наши привычки, так и самоуспокоенность, которая мешает нам стремиться к выздоровлению.Мы чувствуем непреодолимое чувство толчка и тяги. Нас подталкивают к выздоровлению забота и давление близких, их беспокойство за наше благополучие, то, как сильно мы не хотим их подводить. Многие из нас считают, что наши близкие являются источником нашей величайшей мотивации к выздоровлению, и мы чувствуем их любовь, а иногда и их ужас, подталкивающие нас к выздоровлению. Мы также чувствуем, что нас подталкивает наше внутреннее желание хорошего самочувствия, вера, которую мы все еще испытываем в самих себе, в то, что мы можем выздороветь, и даже когда эта вера ослабевает, она все еще присутствует в нас, и мы все еще чувствуем, как она подталкивает нас вперед.

Внутренний конфликт

Но в то же время нас подталкивают к более легкому и удобному пути — оставаться в привычной зоне комфорта нашего нынешнего образа жизни и привычных привычек. Мы можем логически знать, что нам нужно поправляться, но большая часть из нас не хочет или не чувствует себя еще готовой к этому. Иногда из-за нашего страха, что мы не сможем выздороветь, мы чувствуем столько внутренних потрясений, связанных с нашими зависимостями и выздоровлением.Мы чувствуем противоречие. Должны ли мы предпринять шаги, чтобы поправиться, если мы хотим только пить или употреблять снова в будущем? Должны ли мы сделать всю тяжелую работу, чтобы бросить курить, если у нас снова будет рецидив? Из-за этого постоянного притяжения мы чувствуем разногласия внутри себя. Мы чувствуем сильную нестабильность и внутреннее смятение. Мы никогда не чувствуем покоя внутри себя. Для многих из нас эта внутренняя среда потрясений и нестабильности вызывает депрессию, тревогу и другие проблемы с психическим здоровьем, которые усугубляют наше недомогание и подпитывают наши привычки привыкания, заставляя нас хотеть избежать этого смятения с помощью выбранных нами наркотиков.

В гостевом доме Ocala к вам будут относиться с достоинством, уважением и состраданием. Позвоните сегодня по телефону 855-483-7800, чтобы получить дополнительную информацию о наших программах лечения. theguesthouseocala.com 3230 Северо-восток 55-я авеню Силвер-Спрингс, Флорида 34488

Определение суматохи Merriam-Webster

тур · моил | \ ˈTər-ˌmȯi (-ə) l \

: состояние или состояние крайнего замешательства, возбуждения или волнения.

Понимание настоящего: влияние Первой мировой войны на Ближний Восток | Перспективы истории

Лейла Фаваз

Наблюдая за продолжающимся кризисом беженцев на Ближнем Востоке и в Европе, я не могу не вспомнить страдания людей Ближнего Востока в другое время великих потрясений: во время Первой мировой войны и после ее урегулирования.

Первая британская гвардия, Яффские ворота, 1917 г. Фото: Библиотека Конгресса.

История Великой войны помогает нам понять, как жестокое прошлое является причиной нынешних беспорядков на Ближнем Востоке. Историки широко освещают разрушения, вызванные Первой мировой войной в Европе, но многие на Западе не осознают уровень разрушений и потрясений, которые она вызвала на Ближнем Востоке. Потери на Ближнем Востоке были ошеломляющими: война не только опустошила земли и уничтожила армии, она разрушила целые общества и экономики.Таким образом, опыт Первой мировой войны на Ближнем Востоке, возможно, больше похож на опыт Второй мировой войны в Европе. Социальные, экономические и психологические последствия были глубокими и разрушительными.

Название моей книги Страна болящих сердец: Ближний Восток в Великой войне (Harvard University Press, 2014), о которой я недавно говорил на Вашингтонском историческом семинаре, взято из строчки в дневнике Турецкая феминистка Халиде Эдиб. В эпизоде ​​о своем путешествии на поезде через деревни от Анатолии до Хомса во время Великой войны она отметила навязчивое чувство страдания.В деревнях не было видно ни одного мужчины, потому что многие погибли или были призваны в армию. Саранча пожрала поля. Голод преследовал семьи и унес много жизней. Она написала: «Я видела, я прошла через землю, полную боли в сердцах и мучительных воспоминаний» (1). По мере того, как десятилетия спустя складывалась память о войне, люди начали описывать ее как великую войну страданий — сафарбарлик , или мобилизацию, — в которой босоногие солдаты пересекали города, пустыни, целые регионы вдали от своих домов и миллионы мирных жителей. столкнулись с голодом, болезнями, переселением и страданиями, столь глубокими и продолжительными, что их память передавалась от одного поколения к другому.

Карта Соглашения Сайкса – Пико с изображением Восточной Турции в Азии. Предоставлено: Национальный архив (Соединенное Королевство).

Окончание войны внесло в регион дополнительные политические потрясения. На Западе война укрепила уже сформировавшиеся национальные идентичности. Но на Востоке он разрушил имперскую османскую систему, которая, несмотря на все ее недостатки, позволяла множеству идентичностей сосуществовать большую часть времени. Соглашение Сайкса-Пико, заключенное во время войны в 1916 году, разделило регион на сферы влияния между британцами и французами: примерно, Палестина, Иордания и Ирак были признаны британскими, а Ливан и Сирия были переданы французам, если бы Союзники выигрывают войну.Никакие представители этих регионов не были причастны к соглашению. Он был заключен тайно и противоречил принципам самоопределения, которые в конце войны станут центральным элементом плана Вудро Вильсона «14 пунктов» по ​​обеспечению мира во всем мире. Французский мандат, пришедший на смену османам в 1923 году, ввел новое иностранное правление ливанскому и сирийскому народу, который снова не имел права голоса в своем правительстве. Таким образом, регион оказался в ловушке новых структур имперского управления, и были заложены основы для устойчивых взаимных подозрений.

Когда в июне 2014 года Исламское государство снесло песчаный вал между Ираком и Сирией, оно заявило об этом как о разрушении границы Сайкс-Пико. Это указание свидетельствует об уровне сохраняющегося недовольства односторонним изменением границ Западом 100 лет назад. Почему старые соглашения столетней давности находятся в центре горячих споров на Ближнем Востоке? Ответ заключается в том, что страдания, которые регион перенес во время Великой войны, живут в памяти его людей, и принятые тогда решения продолжают влиять на отношения между народами Ближнего Востока и по сей день.

Нынешний кризис с беженцами — это возможность вернуться на 100 лет назад к ошибкам, совершенным после Великой войны, которая вызвала — и продолжает вызывать — столько страданий и конфликтов. Вот почему изучение истории неоценимо для понимания настоящего. Как и память, влияние истории не мимолетно, а длительно. Мы должны учитывать это по мере продвижения вперед.

Примечание

1. Халиде Эдиб, Воспоминания о Халиде Эдиб (Лондон: Джон Мюррей, 1926), 375.


Лейла Фаваз — профессор ливанского и восточно-средиземноморских исследований Иссама М. Фареса в Университете Тафтса. Фаваз получила докторскую степень по истории в Гарвардском университете. В настоящее время она исследует изменяющуюся природу коллективной памяти и меняющееся наследие Первой мировой войны в Ливане и Сирии. В 2012 году Фаваз был удостоен звания кавалера Французского национального ордена Почетного легиона.

Этот пост впервые появился на AHA Today .

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: стартовала более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Столкновение историков: статья об Эндрю Джексоне и Трампе вызывает смятение

Эндрю Джексон не привыкать к жестоким конфликтам. В свое время он перевернул установленный политический порядок и помог возглавить насильственное расширение границ Америки.В нашей стране он стал токсичной фигурой для многих, поскольку даже Демократическая партия, которую он помог основать, дистанцировалась от его наследия рабовладения, удаления индейцев и популистской демагогии.

На прошлой неделе Джексон разрезал посмертно разрушительный путь через другое учреждение когда сосредоточен на его наследие, когда Общество историков ранней американской республики было брошено в хаос после спорной научной панели о человеке.

На панели, которая проходила 17 июля в Zoom, обсуждалась статья Дэниела Феллера, редактора журнала Andrew Jackson Papers.Названный «Эндрю Джексон в эпоху Трампа», он вызвал бурю, которая в течение 72 часов привела к отставке президента группы, а также к публикации открытых писем, осуждающих эти разговоры, и встречных писем с протестом против увольнения. Это также вызвало споры о том, переживает ли известное академическое сообщество запоздалое расправление с расизмом или отказ от своей приверженности активным научным дебатам перед лицом толпы в Твиттере.

Вместе с Джексоном и мистером Трампом мистер Феллер играл двух персонажей, у которых было мало поклонников в исторической профессии, которая часто придерживалась левых взглядов.Он начал с того, что вспомнил день в 2017 году, когда г-н Трамп посетил Эрмитаж, дом Джексона в Нэшвилле, прежде чем выделить то, что он назвал искаженными и корыстными попытками президента обернуться мантией бывшего президента.

Он также нападал на журналистов за то, что, по его словам, искажал информацию о Джексоне. Но его самые язвительные слова были зарезервированы для своих коллег-историков, которых он обвинил в неправильном прочтении исторических данных, преувеличении своей деструктивной политики по отношению к коренным американцам и в целом рисовании политически мотивированной картины Джексона как «маньяка-убийцы», «оторванного от реальности».

«Историческая халатность не имеет оправдания, независимо от того, насколько благородной цели она якобы служит», — заявил он.

Выступление г-на Феллера вызвало резкие возражения со стороны некоторых других участников дискуссии. Но реакция взорвалась в разделе комментариев Zoom и в социальных сетях, поскольку зрители раскритиковали его критику в адрес женщин-ученых (в том числе одна, которую он предположил, была «некомпетентной»), что некоторые сочли резким при чтении им исторических записей (включая то, что некоторые уподобляется отрицанию геноцида) и белоснежной композиции панели.

Но ситуация достигла точки кипения в последние три минуты, когда г-н Феллер, по всей видимости, повторяя неверно услышанную фразу, произнесенную ранее другим участником дискуссии, упомянул о репутации Джексона как убийце «красных и красных мундиров». Напряжение нарастало по мере распространения слухов.

Двадцать четыре часа спустя президент общества Дуглас Эгертон выступил с заявлением, в котором извинился за отсутствие разнообразия в группе и назвал неприемлемым использование расовых оскорблений. Но он также написал, что не хочет «заставлять замолчать людей, с которыми он не согласен.

Но само его заявление, и эта фраза в частности, вызвали резкое осуждение со стороны некоторых членов группы, известной как SHEAR. На следующий день 13 членов консультативного совета группы опубликовали письмо с призывом к отставке г-на Эгертона, которое он предложил. За этим последовали еще три публичных письма с критикой разговора или руководства общества, а также распространяемые в частном порядке контрблоки (в том числе одно в стиле анонимной брошюры XVIII века), обвиняющие консультативный совет в нарушении конституции группы.

Это была буря в чайнике, как заявляли в интервью несколько членов общества (немногие из которых были готовы сказать больше, чем несколько слов для протокола). Но это также отразило более широкие потрясения, происходящие в учреждениях по всей Америке после протестов, вызванных смертью Джорджа Флойда.

Для некоторых историков этот скандал представлял смущающий отказ от научного благоразумия на фоне давки в социальных сетях.

«Фиаско SHEAR не имеет ничего общего с историей и во многом связано с политикой», — написал в своем блоге Джон Фи, историк из Университета Мессии и бывший член общества.«Вот почему многие американцы, — добавил он, — не доверяют нам и нашей стипендии».

Но для других это представляло собой часть давно назревшего расового расчета в рамках исторической профессии, в которой доминируют белые, с более широкими последствиями для того, как и кем пишется история.

«То, что происходит в SHEAR, — это не интерпретационные разногласия по поводу наследия Эндрю Джексона, — сказал Сет Рокман, историк из Брауна, который недавно стал соавтором отчета о разнообразии для группы, — а более широкая борьба внутри сплоченного научного сообщества. о том, как создать инклюзивную американскую историю, способную противостоять вызовам 2020 года.”

Общество, насчитывающее немногим более 600 членов, возникло в результате некоторых противоречий, которые изменили историческую профессию и более широкое понимание американского прошлого за последние несколько десятилетий.

Он был основан в 1977 году и посвящен периоду между американской революцией и гражданской войной. Его основателями были политические историки, которые чувствовали себя все более вытесненными из других ассоциаций подъемом социальной истории, с ее акцентом на опыте и перспективах женщин, афроамериканцев и других групп, отстраненных от высокой политики.

Это была небольшая клубная группа, на первых конференциях которой, как вспоминал один давний участник, было «всего 50 парней и собака». Это было также место, где Джексон, и солнечная идея того периода как «подъем американской демократии» вырисовывалась широко.

В последние годы как сфера деятельности, так и общество диверсифицировались интеллектуально и демографически, поскольку великие люди и высокая политика стали менее важными. Произошел взрывной рост работ по коренным американцам и порабощенным людям, которые считаются критически важными в формировании американской демократии.В недавнем выпуске журнала общества основное внимание уделяется связям между ранней республикой и Африкой.

Друзья и критики описали г-на Феллера (а также тех, кто описывал себя как обоих) как политического историка старой гвардии, известного своими резкими и агрессивными вопросами на конференциях и считая себя защитником истинного Джексона.

В интервью 69-летний г-н Феллер, профессор Университета Теннесси, Ноксвилл, сказал, что историк не должен защищать или осуждать.По его словам, он сомневался в том, что он настаивает на том, чтобы видеть в Джексоне исключительно человека, «который просто хотел всех убить», а также в том, что он считает политизированным подходом к написанию истории.

«Дело не в том, что Эндрю Джексон хороший или плохой парень», — сказал г-н Феллер, который называл себя пожизненным демократом. «Но поскольку обе стороны идентифицировали его с Трампом по противоположным причинам, мы теперь читаем Джексона через призму Трампа».

И он не извинялся за группу, которая, как он отметил, была одобрена программным комитетом общества и г-ном.Эгертон прошлой осенью был одним из 39 участников запланированной конференции. (Остальные были отложены до следующего лета.) Газета была разослана за несколько недель, сказал он, добавив, что не получил никакой критики перед группой.

Что касается использования им фразы «в красных мундирах и красных шкурах», он сказал, что это отсылка к общепринятой фразе в старых научных кругах и заключена в «подразумеваемые кавычки». «Я никогда в своей жизни, и точка, добровольно не использовал слово« красная кожа », — сказал он.

Но для некоторых в обществе его аргументы выходили за рамки приемлемого научного дискурса.В своем письме консультативный совет, включая ученого, возглавлявшего группу, Джессику Леплер, заявил, что комиссия не соответствует «этическим нормам, академическим стандартам и установленным процедурам».

Эми Гринберг, историк Пенсильванского университета и новый президент общества, поддержала это мнение. «Я полностью согласна с этой оценкой», — сказала она в кратком ответе на вопросы, отправленные по электронной почте, добавив: «Я благодарна многим ученым, которые нашли время, чтобы правильно критиковать статью, которая не представляет ни ценностей SHEAR, ни наших стандартов. стипендии.

(г-н Эгертон, уходящий президент, отказался от комментариев.)

Другие историки как внутри, так и за пределами SHEAR заявили, что пренебрежительное отношение г-на Феллера к новым стипендиям и тот факт, что ученые, которых он назвал в своем выступлении, были все женщины — глубоко обескураживали и говорили о более глубоких проблемах в обществе и в области в более широком смысле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *