Повесть герой нашего времени: «Герой нашего времени» читать и скачать бесплатно (epub) книгу автора Михаил Лермонтов

Содержание

Урок 24. михаил юрьевич лермонтов: личность, судьба, эпоха. роман «герой нашего времени» - Литература - 9 класс


Урок 24 Михаил Юрьевич Лермонтов. Роман «Герой нашего времени»
Вспомните стихотворения М. Ю. Лермонтова, которые вы уже знаете. Из какого стихотворения данные строки:
Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее - иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
«Дума», «Пророк», «И скучно и грустно»
Правильный ответ. «Дума»

На этом уроке вы вспомните некоторые факты из жизни и творчества Михаила Юрьевича Лермонтова, рассмотрите историю создания романа «Герои нашего времени», особенность построения, понаблюдаете за образом Печорина, определите темы, которые затрагивает автор в своем произведении.
Основное содержание урока
Жизнь М.Ю. Лермонтова, была коротка и трагична.
Он писал:
Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее - иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
« Дума»
За стихотворение «На смерть поэта» в 1837 был отдан приказ о переводе Лермонтова прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ.

Кавказская ссылка была сокращена хлопотами бабушки. И через полгода Лермонтов возвращается в Петербург, где попадает в пушкинский литературный круг, знакомится с В.А. Жуковским, П.А. Вяземским, П.А. Плетнёвым, В.А. Соллогубом, его принимают в семействе Карамзиных.
В 1840 году в Петербурге выходят сборники "Стихотворения" и "Герой нашего времени".
В основу романа «Герой нашего времени» легли впечатления поэта от поездки на Кавказ в 1837 году. Цель романа – показать такого человека, который не подчиняется диктату строя, общества, времени, берёт решение каждого случая в свои руки, испытывает всё своим умом и подчиняет всё своей воле, является подлинным героем времени.
Роман был завершен в 1839 г. или в самом начале 1840 г.
С марта 1839 г. по февраль 1840 г. на страницах «Отечественных записок» публикуются три повести - «Бэла», «Фаталист» и «Тамань» как три самостоятельные произведения.
Печорин Григорий Александрович – главный герой романа. Противоречивость — главная черта характера Печорина, в образе которого соединились талантливый человек, мыслящая и энергичная натура. Смелость и честность его характера сочетаются с безверием, скептицизмом и индивидуализмом. Герой не верит в дружбу и любовь. Но стремится сам решать свою судьбу и отвечать за свое поведение.
Основные черты образа Печорина помогает раскрыть система образов романа, каждый из которых по своему оттеняет различные грани характера героя.
В столкновениях с горцами раскрываются «странности” характера главного героя. Печорина многое объединяет с людьми Кавказа. «Таков уж был человек, Бог его знает!» — говорит о нем Максим Максимыч.
В повести «Бэла» характер Печорина еще остается загадкой. И Лермонтов слегка приоткрывает тайну его поведения. Печорин признается Максим Максимычу, что его «душа испорчена светом».
В повести «Тамань» Печорин вмешивается в жизнь незнакомых ему людей. Таинственность поведения контрабандистов обещала увлекательное приключение.
«И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг честных контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие, и как камень едва сам не пошел ко дну!»
Здесь Лермонтов создает четкий психологический портрет своего героя.
«Да и дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да еще с подорожной по казенной надобности!» — с горькой иронией думает Печорин.
Он из любопытства вмешивается в жизнь местных контрабандистов, вынуждая их бежать и оставить без помощи слепого мальчика. Печорин глух и слеп по отношению к людям и миру.
Противоречивость и раздвоенность Печорина еще отчетливее выступают в сопоставлении его с Максим Максимычем. Штабс-капитан живет для других, Печорин — только для себя.
В повести «Княжна Мери» Печорин в кругу офицеров и дворян.
Но он здесь скучает в этом обществе мелких завистников, ничтожных интриганов, лишенных благородных стремлений и элементарной порядочности. В его душе зреет ненависть к этим людям.
«Фаталист» - заключительная часть романа, в основу которой положен вопрос о «судьбе», «предопределении», «фатализме».
«Дневник Печорина» - исповедь героя, который с грустью осознает двойственность своего характера. По его мнению, в нем живут два человека, причем один из них совершает поступки, а другой – смотрит и судит его. И трагедия в том, что Печорин не признается в своей душевной ущербности, а обвиняет именно общество и людей.
В этом психологическом романе Лермонтов показывает, как на характер человека влияют социальные условия, среда: природа дала ему и глубокий, острый ум, и доброе, отзывчивое сердце, но его поступки и благородные порывы в конечном счете уступают место жестокости.
Кто же виноват в том, что прекрасные задатки Печорина погибли? И автор отвечает, что виновато именно общество, виноваты те условия, в которых воспитывался и жил молодой человек.
Трагедия Печорина, страдающего эгоиста, заключается в том, что его ум и его силы не находят применения. А равнодушие Печорина ко всему и ко всем -тяжелый крест. «Трагедия Печорина, — писал Белинский. — прежде всего в противоречии между высокостию натуры и жалкостию действий».

Противостояние Печорина и общества проявляется в изображении состояний его души. События, описанные в романе, основаны на реально историческом контексте. Поэтому «Герой нашего времени» считается первым русским социально психологическим романом.
В нем Лермонтов ставит перед читателем волнующий всех вопрос: почему самые достойные, умные и энергичные люди его времени не находят применения своим недюжинным способностям? На этот вопрос писатель отвечает историей жизни Печорина.
Трагическая судьба героя — это трагедия всего поколения, поколения нереализованных возможностей. Характер главного героя раскрывается во взаимоотношениях с различными людьми: горцами, контрабандистами, Максим Максимычем, «водяным обществом». Автор показывает и отношение Печорина к женщинам.

Автор определил цель своего произведения как «исследование души человеческой».
Печорин – это эгоист, который никогда не изменится, так как не может относиться к себе критически. Полюбить кого-нибудь, кроме себя, он тоже не в состоянии.
У Лермонтова получился не роман-биография, а роман-портрет, причем портрет души, а не внешности.
Структура романа своеобразна. Это цикл повестей, объединенных в роман, с общим главным героем, а иногда и рассказчиком.
В. Г. Белинский утверждал, что «это не собрание нескольких рассказов и повестей, а роман, в котором один главный герой и одна основная идея».
Роман имеет «кольцевую композицию»:
сначала идут главы, посвященные последним событиям в жизни Печорина («Бэла», «Максим Максимыч», предисловие к «Журналу Печорина»),
затем рассказывается о более ранних эпизодах жизни героя («Тамань», «Княжна Мери»).
«Бэла» — романтическая новелла о любви европейца к дикарке.
«Максим Максимыч» — реалистическое повествование странствующего офицера о герое, о котором он раньше узнал из рассказов Максима Максимыча.
«Тамань» — романтическая повесть о мимолетном увлечении героя девушкой, которая готовит ему гибель.
«Княжна Мери» — светская повесть с «любовным треугольником», которая заканчивается поединком соперников.
«Фаталист» — фантастическая проза, которой присуща загадочность и вмешательство высших сил.
В последней повести подводится своеобразный философский итог жизненных исканий Печорина: «Я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своей жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута» («Фаталист»).
В романе развиты все основные мотивы творчества писателя:
мотив свободы и воли;
мотив одиночества;
мотив трагизма любви и дружбы;
мотив трагедии поколения;
мотив высокого назначения писателя, поэта.
Автор затрагивает и нравственные проблемы:
проблема смысла жизни и назначения человека,
проблема счастья, проблема
уважения к людям,
«наполеоновская проблема»
(проблема крайнего
индивидуализма и эгоизма).
Проанализировав этот роман, можно сделать вывод, что «Герой нашего времени» - первый в русской литературе роман, где представлена не биография героя, а именно развитие личности человека.
Ключевые слова: Михаил Лермонтов, личность, судьба, эпоха, роман, жанровое своеобразие, стиль
Основные понятия:
o Психологический роман — разновидность романа, в котором автор имеет целью изображение и исследование «внутреннего мира человека» и «тончайших движений его души». В своей классической форме выступил в XIX веке преимущественно в русской и французской литературе. В XX веке его влияние распространилось на всю мировую литературу.
o Тема произведения - это предмет изображения, иначе говоря – материал, взятый для отображения в произведении. По сути, тема является отправной точкой создания любого произведения.
o Идея произведения - это главная мысль произведения, в которой выражается оценочно-эмоциональное отношение писателя к тем явлениям, которые им изображены.
o Сюжет как сложное целое состоит из элементов: экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка + эпилог, пролог.
o Композиция – это построение произведения, соотнесенность компонентов художественной формы, соединенных в целое. Важными элементами композиции являются лирические отступления и вставные эпизоды, цель которых – выражение автором своих мыслей, чувств и расширение пространства произведения соответственно.
Разбор типового тренировочного задания
С какой целью М. Ю. Лермонтов нарушает хронологический порядок построения произведения?
а) дает возможность объективно, через самоанализ, раскрыть «историю души» человека
б) стремление к оригинальности
в) для того чтобы пробудить интерес читателя к герою
г) постепенное — от «внешнего к внутреннему» — раскрытие характера главного героя

Алгоритм выполнения задания:
1) прочитайте задание,
2) вспомните хронологический порядок построения произведения;
3) напишите верный ответ.
М. Ю. Лермонтов нарушает хронологический порядок построения произведения, так как …
а) дает возможность объективно, через самоанализ, раскрыть «историю души» человека – это неверный вариант;
б) стремление к оригинальности– это неверный вариант;
в) для того чтобы пробудить интерес читателя к герою – это неверный вариант;
г) постепенное — от «внешнего к внутреннему» — раскрытие характера главного героя – это верный вариант.

Следовательно, верный ответ г).

Разбор типового контрольного задания
Что читал Печорин в ночь перед дуэлью?
а) Ф. Шиллер. «Коварство и любовь»
б) А. Смит. «Исследования о природе и причинах богатства народов»
в) В. Скотт. «Шотландские пуритане»
г) Дж. Байрон. «Паломничество Чайльд-Гарольда»
Алгоритм выполнения задания:
1) прочитайте задание,
2) вспомните, что читал Печорин в ночь перед дуэлью;
3) напишите верный ответ.

Печорин в ночь перед дуэлью читал…
а) Ф. Шиллера. «Коварство и любовь» – это неверный ответ.
б) А. Смита. «Исследования о природе и причинах богатства народов» – это неверный ответ.
в) В. Скотта. «Шотландские пуритане» – это верный ответ.
г) Дж. Байрона. «Паломничество Чайльд-Гарольда» – это неверный ответ.
Следовательно, верный ответ в).

Герой нашего времени. Бэла, 1965 - Фильмы

Герой нашего времени — это, как многие считают апогей творчества Лермонтова. Самый «живой» и, пожалуй, самый яркий плод творчества автора. Кавказ всегда много значил для Михаила Юрьевича. Там, еще с детства, все слушают пересказ старших о истории Бэлы. Эта трагедия давно стала частью народного наследия.

Работа автора — это произведение о сложном периоде для Кабарды, это история о поиске сосуществования с русскими. Любовь Бэлы и Печорина возможно имела место в свое время. Выражение «судьба Бэлы» – уже стало устоявшимся. Бэла, будучи младшей дочерью князя, была избалованна и изнежена, она восхищала всех своей красотой и грацией. Однако какой была трагичной ее смерть, далеко от родины, среди чужих ей людей, с которыми и слова нельзя было сказать на родном языке.

Многие герои в русской литературе стали нарицательными. Онегин, Печорин, Хлестаков, Митрофанушка, все они как отдельные означающие определенные качества герои. Фильм режиссера Станислава Ростоцкого Герой нашего времени. Бэла дает понять, что Григорий Печорин – такой же человек, как и мы, со своими недостатками, привычками и прошлым. В фильме Владимир Ивашов прекрасно передал образ Печорина. На столько, что за его игрой, не видно самого актера – только Григорий.

Печорин в видении режиссера Ростоцкого очень реалистично показывает непонятость и одиночество Печорина Лермонтова. История Бэлы — его личная невысказанная трагедия, ее судьба — это зеркало, в котором отражается его искалеченная душа. Сидя за экраном, вы будете проживать события вместе с героями, настолько хорошо фильм передает атмосферу.

Герой нашего времени — это, как многие считают апогей творчества Лермонтова. Самый «живой» и, пожалуй, самый яркий плод творчества автора. Кавказ всегда много значил для Михаила Юрьевича. Там, еще с детства, все слушают пересказ старших о истории Бэлы. Эта трагедия давно стала частью народного наследия. Работа автора — это произведение о сложном периоде для Кабарды, это история о поиске сосущество

Герой нашего времени (с участием студий театра)

Герой нашего времени
Автор: М.Ю. Лермонтов
Постановка: Семен Спесивцев

Роман "Герой нашего времени" - одна из ярчайших страниц творчества М.Ю.Лермонтова. Он состоит из пяти отдельных повестей ("Бэла", "Максим Максимыч", "Тамань", "Княжна Мэри", "Фаталист"), связанных воедино образом главного героя - Печорина. Подчеркивая типичность фигуры Печорина для русской дворянской молодежи 30-х годов XIX века, Лермонтов писал в предисловии к роману: "Герой нашего времени... это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения".

Печорин, по его собственному признанию, страдает от скуки, и все его поступки продиктованы стремлением эту скуку преодолеть: похищение красавицы-черкешенки Белы, вмешательство в жизнь контрабандистов, дуэль с Грушницким, - вот далеко не полный список «подвигов» нашего героя. Со стороны жизнь его кажется чередой захватывающих приключений, на самом же деле Печорин всего лишь пытается заполнить пустоту своего существования. «Какое мне дело до радостей и бедствий человеческих»,- говорит он, проезжая «транзитом» сквозь судьбы людей, нигде не задерживаясь надолго. В литературной критике такие герои стали зваться «лишними» людьми, которые вроде бы являются «ошибкой творения».

Спектакль относится к жанру рок-драма, в нем режиссер-постановщик Семен Спесивцев соединяет песни в исполнении Виктора Цоя и драму Михаила Лермонтова, тем самым объединяя поиск смысла жизни современного поколения и русской дворянской молодежи 30-х годов XIX века. Можно сделать еще одну попытку разгадать характер Печорина – героя своего времени, символа своей эпохи. Эпохи, подарившей России новых героев, новую литературу. Как бы то ни было, на ошибках учатся, и если это действительно так, историю Печорина вполне можно озаглавить «Курс лекций для начинающих жить».

Продолжительность спектакля: 1 час 50 минут с одним антрактом

«Фаталист» Лермонтова и проблема судьбы в Герое нашего времени

«ФАТАЛИСТ» ЛЕРМОНТОВА И ПРОБЛЕМА СУДЬБЫ В ГЕРОЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

FELIKS RASKOĽNIKOV

Со времени первой публикации в 1840 году роман Лермонтова Герой нашего времени неизменно вызывал острый интерес и читателей, и критиков. Сначала их внимание больше всего привлекали странный характер и сложная психология главного героя, а также противоречивая и неясная этическая позиция автора. Но со временем внимание исследователей переместилось в направлении философских аспектов Героя нашего времени. Неудивительно, что «Фаталист» постепенно сделался центром научных дискуссий, ибо, как заметил И. Виноградов (169), именно «Фаталист» больше, чем любая другая глава, характеризует Герой нашего времени как философский роман.

«Фаталист» действительно вызывает много вопросов, важных для понимания мировосприятия Лермонтова. Что он имеет в виду под фатализмом? Кто фаталист: Вулич? Печорин? А может быть, сам Лермонтов? Как «Фаталист» связан с другими главами романа? Почему Лермонтов поместил этот загадочный рассказ в самый конец Героя нашего времени? Данная статья представляет собой попытку еще раз проанализировать «Фаталист» в свете поставленных вопросов и проследить его связь с отношением Лермонтова к иррациональному, в частности к идее судьбы.

В основе сюжета «Фаталиста» лежит игра со смертью, в которую вовлечены оба главных героя: Вулич и Печорин. Эта странная игра составляет главный элемент сюжета не только «Фаталиста», но и многих других глав Героя нашего времени. В «Бэле» Печорин рискует дважды: сначала для того, чтобы овладеть очаровательной черкесской княжной, а потом чтобы отнять ее у Казбича. В «Тамани» он подвергает себя опасности, подсматривая за контрабандистами, а потом садясь в лодку с «ундиной», хотя он не умеет плавать. В «Княжне Мери» он рискует жизнью во время дуэли с Грушницким. Однако между этими эпизодами и «Фаталистом» есть существенное различие, подчеркнутое тем, что Лермонтов закончил свой роман именно этим рассказом. Дело в том, что во всех главах романа, кроме «Фаталиста», игра Печорина со смертью получает, главным образом, психологическое обоснование. В «Бэле»

Rev. Étud. slaves, Paris, LXVII/2-3, 1995, p. 353-363.

Спектакль Герой нашего времени, автор Михаил Лермонтов, Театр Моссовета

Сюжет:

«Бэла»
Представляет собой вложенный рассказ: повествование ведёт Максим Максимыч, который рассказывает свою историю неназванному офицеру, встретившемуся ему на Кавказе. Скучающий в горной глуши Печорин начинает свою службу с кражи чужого коня (благодаря помощи пятнадцатилетнего Азамата) и похищения Бэлы, любимой дочери местного князя (также при помощи Азамата (Бэла была его старшей сестрой) в обмен на коня Казбича), что вызывает соответствующую реакцию горцев. Но Печорину нет до этого дела. За неосторожным поступком молодого офицера следует обвал драматических событий: навсегда покидает семью Азамат; от руки Казбича погибает Бэла, а также её отец.

«Максим Максимыч»
Эта часть примыкает к «Бэле»; самостоятельного новеллистического значения не имеет, но для композиции романа целиком важна. Здесь читатель единственный раз встречается лицом к лицу с Печориным. Встреча старых приятелей не состоялась: это скорее мимолетный разговор с желанием одного из собеседников (Печорина) поскорее его закончить.
Повествование построено на контрасте двух противоположных персонажей — Печорина и Максима Максимыча. Портрет даётся глазами офицера-рассказчика. В этой главе высказывается попытка разгадать «внутреннего» Печорина через внешние «говорящие» черты.

«Тамань»
Повесть рассказывает не о рефлексии Печорина, а показывает его с активной, деятельной стороны. Здесь Печорин неожиданно для себя становится свидетелем бандитской деятельности. Он поначалу думает, что человек, приплывший с другого берега, рискует жизнью ради чего-то действительно ценного, но, на самом деле, это всего лишь контрабандист. Печорин очень разочарован этим, но, тем не менее, уезжая, он не жалеет, что побывал в этом месте.
Главный смысл в заключительных словах героя: «И зачем было судьбе кинуть меня в мирный круг „честных“ контрабандистов? Как камень, брошенный в гладкий источник, я встревожил их спокойствие и, как камень, едва сам не пошёл ко дну!»

«Княжна Мери»
Повесть написана в форме дневника. По жизненному материалу «Княжна Мери» ближе всего к так называемой «светской повести» 1830-х годов, но Лермонтов наполнил её иным смыслом.
Повесть начинается с прибытия Печорина в Пятигорск на лечебные воды, где он знакомится с княгиней Лиговской и её дочерью, называемой на английский манер Мери. Кроме того, здесь он встречает свою бывшую любовь Веру и приятеля Грушницкого. Юнкер Грушницкий, позёр и тайный карьерист, выступает контрастным персонажем к Печорину.
За время своего пребывания в Пятигорске Печорин влюбляет в себя княжну Мери и ссорится с Грушницким. Он убивает Грушницкого на дуэли и отказывает княжне Мери. По подозрению в дуэли его вновь ссылают — на этот раз в крепость, где он знакомится с Максимом Максимычем.

«Фаталист»
Дело происходит в казачьей станице, куда приезжает Печорин. Он сидит в гостях, компания играет в карты. Вскоре им это надоедает и завязывается беседа о предопределении и фатализме, в который некоторые верят, некоторые нет. Завязывается спор между Вуличем и Печориным: Печорин говорит, что видит явную смерть на лице у Вулича. В результате спора Вулич берёт пистолет и стреляет в себя, но происходит осечка. Все расходятся по домам. Вскоре Печорин узнаёт о смерти Вулича: его зарубил шашкой пьяный казак. Тогда Печорин решается испытать судьбу и поймать казака. Он прорывается к нему в дом, казак стреляет, но мимо. Печорин хватает казака, приезжает к Максиму Максимычу и всё ему рассказывает.

В помощь школьнику. 9 класс. М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени»

Текст: Ольга Разумихина

В 1840 году был опубликован, не побоимся этого слова, культовый роман М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Это скандальное произведение, как за десять лет до этого — пушкинский «Евгений Онегин», вызвало общественный резонанс настолько широкий, что в следующем году автору пришлось дополнить текст знаменитым предисловием:

«Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь; оно или служит объяснением цели сочинения, или оправданием и ответом на критики. Но обыкновенно читателям дела нет до нравственной цели и до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так ещё молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце её на находит нравоучения. <...>

Эта книга испытала на себе ещё недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов. Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых... Старая и жалкая шутка! <...>

Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. <...> Отчего же вы не веруете в действительность Печорина? <...> Уж не оттого ли, что в нём больше правды, нежели бы вы того желали?.. <...> Но не думайте <...>, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! <...> Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить — это уж бог знает!»

И действительно, в начале 1840-х читатель был не готов к такому роману, поскольку Лермонтов работал в новом — для современной ему публики — направлении реализма.

Как многие из вас знают из школьного курса литературоведения, в XVIII веке господствовал сначала классицизм, затем сентиментализм; начало XIX века прошло под эгидой романтизма. Однако все эти направления быстро изжили себя, так как проповедовали какую-то одну идею. Так, «усреднённый» классицист призывал читателя поклоняться Господу, служить Отчизне, уважать старших и слушать ум, а не сердце; сентименталистская литература проповедовала диаметрально противоположное — жить чувствами, а не догмами. Романтики же считали смыслом бытия борьбу, в самом высоком смысле слова: за любовь, свободу, справедливость. Только вспомните, с какими страшными испытаниями сталкивается Светлана из одноимённой баллады Жуковского, ещё не зная, что всё происходящее — сон!

Но так или иначе, большинство классицистических, сентименталистских и романтических произведений, по крайней мере написанных в России, прямо указывали читателю, что хорошо, а что плохо; какой герой достоин подражания, а какой — осуждения. (В Европе всё было несколько иначе, но это — тема отдельной статьи.)

А вот реалист «просто-напросто» рассказывал историю, а вывести мораль предстояло самому читателю. Более того, персонаж, понравившийся одному человеку, мог категорически не угодить другому. Так, при чтении «Обломова» кто-то больше симпатизирует Илье Ильичу, а кто-то — его лучшему другу Штольцу; и это совершенно нормально!

Но «Обломов» был опубликован в 1859 году, спустя почти 20 лет после выхода в свет «Героя нашего времени», и за этот срок все более-менее привыкли к новым законам литературы. Лермонтов же ступал по следам А. С. Пушкина — и задумал сочинение куда более провокационное, нежели «Евгений Онегин».

Итак, в чём же принципиальная разница между главными «лишними людьми» русской литературы? Пожалуй, в том, как они относятся к окружающим.

Евгений Онегин, хотя и убивает друга на дуэли, делает это по стечению обстоятельств — и оказывается не в силах справиться с потрясением, договориться с совестью; с юной же Татьяной, приславшей ему пылкое письмо, он обходится более чем благородно. А то, что в конце романа он провоцирует любимую женщину на измену… ну, во-первых, Онегин понимает, что она ни капельки не любит мужа, а во-вторых, чего ещё ожидать от привыкшего к светским интригам человека! У него хотя бы есть оправдание: он впервые за несколько лет страстно влюблён.

А вот Печорин делает гадости с полным знанием дела. Григорий Александрович то разбивает одно за другим нежное сердце, то отвергает друзей, то методично доводит до белого каления человека, который (хотя бы поначалу) не сделал ему ничего плохого…

Не случайно даже фамилия лермонтовского героя указывает на то, что Печорин — человек куда более жестокий, чем Онегин. Фамилия Евгения образована от топонима: Онега — это холодная, бурная река, протекающая в Архангельской области. Она располагается куда севернее, чем восточносибирская река Лена, которая, в свою очередь, «подарила» фамилию Владимиру Ленскому. Но река Печора ещё севернее, чем Онега!

Но между Онегиным и Печориным есть ещё одно принципиальное отличие: последний подозрительно часто получает то, что хочет.

Расположим главы соответственно фабуле, то есть в хронологическом порядке, — и перечислим все случаи, когда Печорину крупно повезло.

«Тамань». Оказавшись в «мирном круге честных контрабандистов», Печорин начинает следить за загадочной девушкой, похожей на русалку. Он делает это из праздного любопытства, но та думает, что незваный гость хочет пожаловаться в полицию. В итоге ундина решает избавиться от случайного свидетеля:

  • Она прыгнула в лодку, я за ней, и не успел ещё опомниться, как заметил, что мы плывём. «Что это значит?» — сказал я сердито. «Это значит, — отвечала она, сажая меня на скамью и обвив мой стан руками, — это значит, что я тебя люблю...» И щека её прижалась к моей <...>. Вдруг что-то шумно упало в воду: я хвать за пояс — пистолета нет. О, тут ужасное подозрение закралось мне в душу, кровь хлынула мне в голову! Оглядываюсь — мы от берега около пятидесяти сажен, а я не умею плавать! Хочу ее оттолкнуть от себя — она как кошка вцепилась в мою одежду, и вдруг сильный толчок едва не сбросил меня в море. <...> «Чего ты хочешь?» — закричал я, крепко сжав её маленькие руки <...>. «Ты видел, — отвечала она, — ты донесёшь!» — и сверхъестественным усилием повалила меня на борт; мы оба по пояс свесились из лодки, её волосы касались воды: минута была решительная. Я уперся коленкою в дно, схватил её одной рукой за косу, другой за горло, она выпустила мою одежду, и я мгновенно сбросил её в волны.

Феноменальное везение! Хотя, между нами говоря, этой опасности Печорин вполне мог избежать. Садиться в лодку с малознакомым человеком, не умея плавать, — не самое мудрое решение.

«Княжна Мери». В этой главе Печорину везёт больше всего. Во-первых, отправившись на Кавказ, он совершенно неожиданно встречает там и некогда влюблённую в него Веру, и бывшего сослуживца Грушницкого. Во-вторых, «положив глаз» на княжну Мери, Печорин долгое время не знает, как бы ему произвести на неё впечатление. И снова помогает случай:

  • В нескольких шагах от меня стояла группа мужчин, и в их числе драгунский капитан, изъявивший враждебные намерения против милой княжны <...>. Вдруг из среды их отделился господин во фраке с длинными усами и красной рожей и направил неверные шаги свои прямо к княжне: он был пьян. Остановясь против смутившейся княжны <...>, он уставил на неё мутно-серые глаза и произнес хриплым дишкантом:
  • — Пермете... ну, да что тут!.. просто ангажирую вас на мазурку…
  • — Что вам угодно? — произнесла она дрожащим голосом, бросая кругом умоляющий взгляд.
  • Увы! её мать была далеко, и возле никого из знакомых ей кавалеров не было <...>. Я видел, что она готова упасть в обморок от страху и негодования.
  • Я подошел к пьяному господину, взял его довольно крепко за руку и, посмотрев ему пристально в глаза, попросил удалиться, — потому, прибавил я, что княжна давно уж обещалась танцевать мазурку со мною.<...>Я был вознагражден глубоким, чудесным взглядом.

Наконец, если бы не везение, Печорин никогда бы не узнал о заговоре, который готовит против него рассерженный Грушницкий. Григорий Александрович просто проходил мимо, когда бывший сослуживец обсуждал злодейский план с будущим секундантом. Какова была вероятность оказаться именно в это время именно в том месте?

«Бэла». В этой главе Печорин — опять же благодаря сверхъестественной удачливости — крадёт любимого коня Казбича, хотя своенравный горец почти никогда не оставлял скакуна без присмотра.

«Фаталист». Какова вероятность, что вы выйдете живым и невредимым из хаты, где заперся казак, только что зарезавший невинного человека? Однако и здесь Печорину везёт — несмотря на то, что злодей успевает выстрелить и пуля свистит у главного героя прямо над ухом.

(Кстати, литературоведы до сих пор спорят, когда происходит действие главы «Фаталист»: до или после смерти Бэлы. И всё-таки вероятнее второе, ведь поступок, который совершает Печорин, — слишком отчаянный даже по его меркам. Более чем вероятно, что Григорий Александрович решил рискнуть жизнью, чтобы «наказать» себя за гибель невинной девушки. Ведь должна же была в нём когда-нибудь проснуться совесть?)

«Максим Максимович». И здесь Печорин попадает в переплёт: сталкивается с сослуживцем, которого не видел много лет. А тот, оказывается, всё это время таскал с собой его дневники. Когда же Печорин разочаровывает Максима Максимовича и тот собирается выбросить тетради, они — о чудо! — попадают в руки удачно подвернувшемуся проезжему офицеру.

Такое количество счастливых совпадений вполне приемлемо для классициста (вспомните ту же комедию «Недоросль», где по не зависящим друг от друга причинам в одном поместье оказываются не менее пяти персонажей), но не для реалиста.

Но не будем строго судить Михаила Юрьевича: он, повторимся, был одним из первых российских авторов, работавших в новом направлении. Да и, в конце концов, чего не сделаешь ради любимого персонажа!

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ? | Esenin

«Герой нашего времени?» М. Ю. Лермонтова 

Спектакль в двух действиях. 12+

 

Жанр: мистическая драма.

Продолжительность: 3 часа 30 минут (с одним антрактом).

 

Режиссер-постановщик:

Ярослав Шевалдов

 

Хореограф-постановщик:

Екатерина Деменина

 

Композитор:

Даниил Борзенко

 

Художник-постановщик:

Ярослав Шевалдов

 

Действующие лица и исполнители:

Григорий Александрович Печорин - Эдмон Саадян /  Ярослав Шевалдов,

Доктор Вернер/Казбич - Тимур Бурин,

Максим Максимович - Ильдар Аллабирдин/Михаил Эдлис,

Грушницкий/Азамат - Илья Алаев,

Вера - Анна Сардановская,

Бэла - Ольга Гончарова,

Княжна Мери - Надежда Элпис.

 

Описание спектакля:

«Герой нашего времени?» – знак вопроса в названии спектакля по одноименному роману М.Ю. Лермонтова является чуть ли не главным действующим лицом. Герой? Нашего? Времени? В чем загадка этих заданных автором категорий? Печорин ли главное действующее лицо, либо кто-то или что-то другое руководит этим пространством? Что несет в себе понятие времени? Не оно ли всем движет, играет в свою игру? И как человек может бороться с ним? Чтобы попытаться найти ответы, за основу спектакля взят основной триптих из романа: «Бэла», «Княжна Мери», «Фаталист».

Через метафоричность и символизм выступают перед нами яркие персонажи Лермонтова. Даже не персонажи, а типы людей, которых мы легко можем встретить среди своего окружения. У каждого свои ценности, свои ориентиры, но почему в какой-то момент человек начинает поддаваться чужому влиянию и так зависит от него? В чем состоит демонизм личности главного героя?

Знакомые всем со школьной скамьи страницы журнала Печорина предстанут перед вами в совершенно новом, метафизическом прочтении романа.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Герой нашего времени Михаил Лермонтов | Художественная литература

Современная литература зародилась гораздо раньше, чем можно было ожидать, в третьем и четвертом десятилетиях XIX века: в Шотландии с Джеймсом Хоггом, в Германии с Георгом Бюхнером и в России с Лермонтовым.Ну, не совсем «современная литература», но, по крайней мере, в Лермонтове мы видим первого настоящего антигероя.

Для тех, кто имеет представление о русском романе как об огромном чудовище, наполненном запутанным количеством персонажей, которые называются «Принц-что-то» и «Принцесса-что-то еще», до такой степени, что вы чувствуете, что вам нужен указатель, чтобы держать хотя бы смутное представление о происходящем. дальше, Герой нашего времени внесет освежающие изменения. Его объем составляет менее 200 страниц, и в нем есть хорошо урезанные персонажи, и, хотя есть три разных рассказчика, все это прекрасно понятно, быстро и без особых усилий излагает свою точку зрения и выходит, не прерывая своего приема.

Вот его суть: творение скучающего, циничного, безродного Григория Александровича Печорина. Лермонтов заставляет его подходить к нам боком, так сказать, сначала по воспоминаниям ветерана штабс-капитана, несущего службу на Кавказе. Затем мы встречаемся с ним мимолетно и прямо, и, наконец, через его собственные дневники, которые сами почти заканчиваются, вы чувствуете, в середине рассказа, как если бы Лермонтов просто подумал: «Вот и все, я ухожу», и отложил его ручка.

Или был застрелен. Жизнь Лермонтова не слишком отличалась от жизни его творения: он также служил офицером на Кавказе, попадал в романтические склоки и погиб на дуэли.(На передней обложке книги с довольно мрачным остроумием изображен портрет Лермонтова, пронизанный пулевыми отверстиями.) Не то чтобы Лермонтова можно было путать с его героем - «этой жалкой старой уловкой!». вот как он увольнял тех, кто это делал.

Но Печорин - это, конечно, версия Лермонтова, закаленная версия, скажем так, тот, кто мог манипулировать сердцами женщин, казалось бы, по своему желанию, или кто с радостью мог пойти на фальсифицированную дуэль. «Итак? Если я умру, значит, я умру! Потеря для мира не будет большой. Да, и мне уже довольно скучно с собой.Я похож на человека, который зевает на балу, и не ложится спать только потому, что его экипаж еще не прибыл. Но карета готова ... прощай! »

Шутка в том, что история совсем не скучная. На самом деле Лермонтов изо всех сил старается сделать жизнь своего героя интересной. Татарская принцесса, приключения с контрабандистами (в том числе с красивой женщиной), драка с однополчанином из-за другой женщины, завершившаяся дуэлью, и рассказ о жестоком пьяном убийстве.

Но вот характер Печорина нас очень интригует. Переводчик в своем предисловии называет его «неприятным», но я бы этого не сказал. У него могут быть достойные сожаления черты характера, и он представляет опасность для себя и окружающих, но неприязнь - это последнее, чем он является. «Может быть, несколько читателей захотят узнать мое мнение о характере Печорина?» - спрашивает рассказчик Лермонтова перед началом дневников. «Мой ответ - это название этой книги.« Какая злая ирония! » они скажут. Я не знаю.«Эти последние три слова прекрасно передают двусмысленность произведения. В предисловии самого Лермонтова говорится, что книга является« портретом, составленным из недостатков всего нашего поколения в их наиболее полном развитии », и доходит до того, что слово« неприятный »используется для обозначения описывают Печорина, но правду о нем лучше рассказать в романе, когда его описывает одна из женщин, чьи сердца он разбивает (подозреваю, кстати, что Лермонтов написал книгу как месть за разбитое сердце). в первую очередь): «Но в вашей природе есть что-то особенное, что принадлежит только вам... Никто не может желать, чтобы его любили так сильно, как ты. Зло не так привлекательно ни для кого, кроме вас, ни один взгляд не сулит столько блаженства, никто не может лучше использовать свои преимущества, и никто не может быть так искренне несчастен, как вы, потому что никто не стремится так сильно убедить себя в наоборот ».

Евразийский меланж в фильме« Герой нашего времени »

Михаил Лермонтов, Тифлис, 1837,

Маккензи Хауэлл,

Невозможно отнести Россию к категории строго европейской или строго азиатской.Дело в том, что Россия - обширная страна, где проживает множество культур, на которые оказали влияние как Запад, так и Восток. При этом роман Михаила Лермонтова 1840 года « Герой нашего времени » наглядно демонстрирует отождествление России девятнадцатого века с Западной Европой и подражание ей. Западный взгляд Лермонтова усиливает различие кавказских культур на протяжении всего романа. Тем не менее, взгляды Лермонтова по-прежнему иллюстрируют евразийский «меланж» России.

Михаил Лермонтов, Автопортрет, 1837 г.

Идентификация - интересный предмет в пределах Герой нашего времени , как Лермонтов передает информацию через несколько слоев повествования. Роман история Григория Печорина, беспокойного, задумчивого знатного офицера, дислоцированного в Кавказ. Сказано через несколько рассказчиков, Печорин представляет собой русского байронического героя, но также и наиболее существенного человек империи. Эскапада с Белой, Кавказская княгиня, «подаренная» Печорину, пересказывает Максим Максимич безымянный рассказчик; позже этот же рассказчик редактирует и кадрирует читательский введение в журнал Печорина.Эти персонажи постоянно влияют на взгляд читателя на события, а также на других персонажей. Поэтому это примечательно, что у этих персонажей есть особая черта: их высший класс Европейская русская идентичность.

Западное влияние возможно очевидно прежде всего в отношении различных рассказчиков к представления азиатских. В «Беле» неназванный рассказчик то и дело с насмешкой относится к своему кавказскому окружению, заявляя в одном месте: «Что несчастные люди! » (Лермонтов, 8).Фактически он связан с Максимом Максимичем из-за они разделяли низкое мнение об этих людях, причем последние пренебрегали азиатами как «Негодяи» и «дураки», которые обманывают путешественников без денег и не могут получить образование (Лермонтов, 4-8). По словам Дэвида Шиммельпенника ван дер Ойе, «Азия была единственной место, где русские могли бы быть равными европейцам ». (Ой, 4) С этим в ум, пренебрежительные замечания, подобные этим, от наших европейских русских рассказчиков можно интерпретировать как попытки увидеть Кавказ как западноевропейцев. делать; то есть как низшие и прочие .

Подробнее преднамеренные культурные и лингвистические ссылки на Запад, особенно на Франция, сохраняется на протяжении всего романа. Безымянный рассказчик ссылается на свое багаж как «чемодан», французский термин, который, кажется, использовался исключительно за его кажущуюся элегантность. Позже неназванный рассказчик также ссылается на произведения Бальзака и Печорина ссылки les Jeunes-France , еще один излишний французский расцвет (Лермонтов, 56,73). Позже Тем не менее, Печорин и Грушницкий демонстрируют свой романтический репертуар. обмен колкостями на французском (Лермонтов, 87-8,108).В конечном итоге они перерастают в более смертоносный обмен западного происхождения: их дуэль (Лермонтов, 155-6). В этих дисплеев, персонажи демонстрируют стремление подражать западным мода и вся ее драма.

Это интересно отметить, что рассказчики демонстрируют похожие модели в что касается азиатской культуры, если возможно, даже неосознанно. Почти еще в неназванный рассказчик ссылается на его «чемодан», он отмечает «Черкесский лохматая шапка », тонкий символ кавказского влияния на характер. (Лермонтов, 4).Сам Максим Максмич показывает свое - довольно ограниченное - знание местных языков таким образом, чтобы ссылки других рассказчиков на западноевропейскую культуру (Лермонтов, 11,14,16-7,20). Это, безусловно, более тонкое, чем западное влияние, но, тем не менее, это свидетельство культурного совпадения.

Короче говоря, в то время как Герой нашего времени отражает период вестернизации в русской культуре высшего сословия, очевидно, что Россия в это время не полностью лишена азиатского влияния.Русские персонажи, такие как безымянный рассказчик и Печорин, могут пренебрегать Кавказом, но персонаж Максима Максимича представляет собой невольную евразийскую смесь культур. Герой нашего времени выступает в качестве идеального входа для понимания российской империи, а вместе с ней и российских имперских отношений.

Маккензи Хауэлл - старший специалист по французским и международным исследованиям

Библиография:

Лермонтова, Михаил. Герой нашего времени .Перевод Владимира Владимировича Набокова и Дмитрия Набокова, Ardis Publishers, 2002.

Oye, г. Дэвид Шиммельпеннинк ван дер. Русский Ориентализм: Азия в русском сознании от Петра Великого до эмиграции. Йель University Press, 2010.

Михаил Лермонтов, «Герой нашего времени»

Портрет П. Забороцкого 1837 Источник в Wiki Commons

Я купил издание в мягкой обложке New English Library (Mentor) A Hero of Our Time , переведенное Филипом Лонгвортом, много лет назад за 12 пенсов (я знаю это, потому что цена была нацарапана на передней обложке черной шариковой ручкой) , но прочитал ее только этим летом.Этот перевод был впервые опубликован в 1962 году и выпущен Mentor в 1975 году. Страницы пожелтели, а обложка потрескалась, но ничто из этого не умаляет поразительного качества романа.

Родившийся в знатной московской семье Михаил полюбил Кавказ с десяти лет, когда бабушка забрала его туда ради здоровья. Он поступил на военную службу после неудачной учебы в Московском университете. Герой был опубликован в 1840 году; В том же году он был сослан на Кавказ (во второй раз - наказание, которое он, несомненно, наслаждался) после дуэли с сыном французского посла.Год спустя он провел еще одну дуэль с товарищем-офицером и был убит; ему было всего 27.

Роман удивительно современен в своей фрагментарной структуре: его можно рассматривать как пять слабо связанных рассказов и новелл, выстроенных в хронологическом порядке, в котором происходили описываемые события. Объединяющим элементом является центральный персонаж - байронический молодой офицер Григорий Александрович Печорин. Впервые он появляется во вступительной истории - «Бела», повествовании от первого лица неназванного молодого писателя-путешественника (возможно, самого Лермонтова), в котором «штабс-капитан» средних лет по имени Максим Максимич рассказывает историю о том, как несколькими годами ранее Печорин , недавно прибывший молодой офицер в кавказский форт Максима, подкупил сына молодого черкесского вождя, чтобы тот помог ему похитить его сестру в обмен на лошадь.Он медленно завоевывает сердце принцессы Белы, затем бросает ее, и она умирает, опустошенная горем. Это наша первая проблеск циничного отношения Печорина к женщинам. У его непостоянства нет явных мотивов; он говорит, что Бела утомляет его, что это делает его «дураком и мошенником», но ему больше жалко себя, чем ее. В первом из многих байронических автопортретов (Байрон упоминается в романе несколько раз) Печорин говорит

У меня дух, испорченный миром, разбитое воображение и сердце, которое не может быть удовлетворено; все так мало для меня значит; Я привыкаю к ​​печали так же легко, как и к удовольствию, и день ото дня моя жизнь становится все пустее.

Взволнованный и глубоко опечаленный этим эпизодом с Белой, несмотря на его позу безразличия, он решает отправиться в путешествие - в никуда; «Может, я умру где-нибудь в дороге»; он, кажется, потерял волю к жизни. Максим упрекает его в нигилизме и намекает, что Печорин уловил «разочарование» модного общества; Печорин просто шутит, что, должно быть, англичане изобрели эту «моду скуки» - Максим отмечает, что некоторые считали Байрона «не более чем пьяницей».

Печорин - вызывающе противоречивый, высокомерный, меланхоличный персонаж, а Герой - - один из самых ранних романов о "лишних людях"; он предвосхищал экзистенциальных, охваченных страхом антигероев, которые стали популярными с 1940-х годов у Сартра, Камю, а затем в США - Керуака и битников.

Во втором рассказе «Максим Максимич» Печорин появляется снова и описывается как проявляющий чувство «нервной слабости», с «детской» улыбкой и женственным поведением.Его глаза предполагают либо «злой нрав», либо «постоянную меланхолию», а взгляд «безразлично спокойный». Максима, который с нетерпением ждал этой встречи, беззаботно отмахивается от Печорина, который говорит, что не может остановиться - он уезжает в Персию, снова движимый скукой. Максим почти так же убит горем, как преданный Бела; он с грустью описывает Печорина как «легкомысленного человека», на которого «нельзя положиться». Он с горечью вручает юному рассказчику дневник Печорина, легко переданный в его распоряжение автором, и он составляет основу остальных трех рассказов.Теперь видно, откуда взялось название превосходный литературный блог «Журнал Печорина»! Рассказчик в стороне настаивает на «невиновности» и героизме Печорина, который, по его словам, «так беспощадно выявил собственные слабости и пороки».

«Тамань» - третий этаж. Здесь Печорин рассказывает, как его ограбили и чуть не убили слепой мальчик (который, как он подозревает, «не такой слепой, как казался») и очаровательная молодая кавказская девушка, оба контрабандисты.

«Княгиня Мария» - самый длинный рассказ, почти 100 страниц.В этой новелле Печорин безжалостно соблазняет одноименную героиню, продолжая при этом роман с бывшей увлеченной любовницей Верой, мотивируемой, как распутники в « Опасных связях » Лакло, главным образом желанием очернить надменную чистую женщину, которая поначалу сопротивлялась ему. но также назло своему пижонскому другу Грушницкому, чья щегольская скука раздражает его, потому что он признает там пародию на себя. В сюжете захватывающего саспенса, предательства и коварства Печорин убивает своего соперника в злобной дуэли.

Иллюстрация дуэли с Грушницким М. Врубелем

«Фаталист» - странная кодовая линия коллекции. Время, установленное незадолго до или после событий в «Бела», безумный игрок делает ставку на дату своей собственной смерти. Изначально казалось, что он бросил вызов судьбе, выжив в русской рулетке, он поддается случайному акту безумного насилия. Печорин появляется ближе к концу и рискует жизнью, чтобы задержать убийцу.

Бесполезность существования и любви кажутся центральными чертами мировоззрения Печорина.В «Принцессе Марии», самом сложном и интересном разделе романа, он много времени исследует свою природу и мотивы. Он знает, что женщины считают его неотразимым, но это только подтверждает его презрение к ним и его недоумение по поводу себя и мира:

Почему это? - почему я никогда особо не ценил что-либо?… Должен признать, что я действительно не люблю женщин с характером: но это их беспокойство.

Вера, кажется, понимает его, но не может, как и все, сопротивляться; она его «рабыня» и знает, что он будет неправдой.Это также заставляет его сомневаться в своих мотивах в преследовании других женщин, таких как принцесса, когда он знает, что любовь Веры превосходит все, на что способна Мэри. Он думает, что дело не только в волнении завоевания или сложности соблазнения; это также не «неугомонная потребность в любви» нашей юности или удовлетворение от разочарования романтического соперника:

Я чувствую, что у меня неутолимый голод, который пожирает все, что встречается на его пути. Я вижу радости и страдания других только по отношению к себе, я рассматриваю их как пищу для поддержания моих духовных сил.

Он заключает, что это форма «жажды власти». «Мое главное удовлетворение - подчинять своей воле все вокруг… Что такое счастье, как не пресыщенная гордость?»

«Может ли быть, - размышляет он позже, - что моя единственная цель на земле - разрушить надежды других?» Он заключает, что его «жалкая роль» в жизни всегда была ролью «палача или предателя». Он играет с мыслью, что у него много общего с вампиром.

Герой нашего времени - это тот самый современный тип романа: самоанализ мотивов главного героя.Как говорит Уильям Э. Харкинс в своем Послесловии к этому изданию, Печорин «самовлюблен и невротичен», неспособен любить, склонен к «пустым позам», мелко манипулирует, «оппортунистичен» и «временами даже мстителен» в обращении с женщинами и мужчины - печальная фигура Максима незабываема, когда Печорин пренебрегает своей дружбой. Сегодня его можно назвать садистом - как и многие другие порочные, страдающие и отчужденные романтические герои, от Шиллера Грабители (1781) до Евгения Онегина и гордых, измученных героев Байрона, а вскоре и Хитклифа сестер Бронте. (который тоже любил заставлять «червей страдать») и Рочестер, и Ставрогин Достоевского.Харкинс отмечает, что Печорин полон противоречий: героический и невротический, чувствительный к несправедливости и безразличный к страданиям других, поклонник женской красоты и самовлюбленный самовлюбленный. Он - предшественник бесчисленных экзистенциальных героев-аутсайдеров в более поздней художественной литературе, тошнотворных фигур, вызывающих отвращение к другим людям и их собственной скуке, исполненных безразличия и враждебных к соответствующему безразличию иррационального мира. Этот роман подготовил почву для более глубокого исследования психологических глубин персонажей, запечатленных в шедеврах Тургенева, Достоевского и Толстого.

Поделиться в Facebook и Twitter

Купить Героя нашего времени (классика пингвинов) онлайн по низким ценам в Индии | Герой нашего времени (Penguin Classics) Обзоры и рейтинги

Я

БЕЛА

Я был проездным из Тифлиса.Вся моя тележка состояла из одного небольшого чемодана, наполовину заполненного путевыми заметками о Грузии. Из них большая часть, к счастью для вас, утеряна, а саквояж, содержащий мои оставшиеся вещи, к счастью для меня, цел.

Солнце уже начало закатываться за заснеженный хребет, когда я ехал в долину Койшаур. Кучер, осетин, без устали гнал лошадей, чтобы до наступления темноты подняться на гору Койшаур, во весь голос распевая песни.Славное место, эта долина! По обе стороны горы неприступные красноватые скалы, увешанные зеленым плющом и увенчанные гроздьями платанов, желтые пропасти, очищенные проточной водой, и там, вверху, золотая кайма снегов, а внизу - Арагва, обнимая другую. безымянный ручей, шумно бьющий из черного, заполненного туманом ущелья, протянулся, как серебряная нить, и переливается, как змея с чешуей.

Дойдя до подножия Койшаура, мы остановились в гостинице.Здесь шумно толпились десятки грузин и горцев; рядом остановился на ночь караван верблюдов. Мне пришлось нанять волов, чтобы тащить мою телегу на эту проклятую гору, потому что была уже осень и дороги были ледяные, а эта гора была почти две версты длиной.

Ничего не поделаешь: нанял шесть волов и несколько осетин. Один из них поднял мой чемодан себе на плечи, другие стали криками помогать волам - и больше ничего.

Позади моей телеги упряжка из четырех быков с легкостью тащила другого, несмотря на то, что она была сложена высоко, до самого верха. Это обстоятельство меня поразило. За телегой шел ее хозяин, куривший маленькую кабардинскую трубку в серебре. На нем была офицерская шинель без погон и лохматая черкесская шапка. На вид ему было около пятидесяти; его смуглая кожа говорила о том, что он давно знаком с кавказским солнцем, а его преждевременно поседевшие усы не соответствовали его твердой походке и крепкому лицу.Я подошел к нему и поклонился в знак приветствия; он молча ответил на мой лук и выпустил огромный клуб дыма.

"Кажется, мы с тобой попутчики".

Он снова поклонился, не говоря ни слова.

«Вы, должно быть, едете в Ставрополь».

«Именно так ... с государственной собственностью».

«Скажите, пожалуйста, почему четыре вола легко тянут вашу тяжелую телегу, а шесть зверей еле-еле двинут мою пустую даже с помощью этих осетин?»

Он хитро улыбнулся и многозначительно посмотрел на меня.

«Вы наверняка недолго на Кавказе».

«Около года», - ответил я.

Он улыбнулся второй раз.

"Но в чем дело?"

«В чем дело! Ужасные звери, эти азиаты! Думаете, они помогают криком? Дьявол знает только то, что они кричат! Волы их понимают; вы могли бы запрячь их десяток, и все же, если они кричали на их пути, волы никогда не сдвинулись с места. Ужасные аферисты! Но чего же от них ждать?.. Им нравится обирать проезжающих мимо путников. Жулики испорчены! Вы увидите, они тоже получат от вас чаевые. Ой, я их знаю, они не могут меня обмануть ».

« Вы давно здесь служили? »

« Да, я служил здесь при Алексее Петровиче », - ответил он [Ермолов] с достоинством. он прибыл на границу, я был младшим лейтенантом, - добавил он, - и под его началом я получил два повышения за действия против горцев ».

« И вот вы...? "

" Теперь меня засчитывают в Третий пограничный батальон. А ты, могу ли я осмелиться спросить? »

Я ему сказал.

На этом разговор закончился, и мы продолжили молча идти бок о бок. На вершине горы мы нашли снег. Солнце село. и ночь следовала за днем ​​без перерыва, как это обычно бывает на юге; однако, благодаря отражению от снега, мы могли легко различить дорогу, которая все еще шла в гору, хотя уже не так круто.Я приказал поставить свой чемодан на телегу, а волов обменять на лошадей и в последний раз оглянулся на долину - но густой туман, волнами поднимавшийся из ущелий, покрыл ее полностью, а не оттуда до нас дошел единственный звук. Вокруг меня болтали осетины и требовали чаевых; но штабс-капитан крикнул на них так угрожающе, что они мгновенно разбежались.

«Видите ли, какая нация», - сказал он. «Они не могут сказать« хлеб »по-русски, но выучили« Офицер, дайте мне чаевые! » На мой взгляд, татары лучше этого, по крайней мере, они не пьют.

До станции было еще версте или около того. Вокруг было тихо, так тихо, что по жужжанию комара можно было проследить за его полетом. Слева лежала глубокая черная ущелье; а за ней и впереди темно-синие горные вершины, изрезанные складками и покрытые слоями снега, были очерчены на фоне бледного горизонта, который все еще цеплялся за последнее отражение заката. В темнеющем небе начали мерцать звезды, и, как ни странно, они казались намного выше чем на нашем Севере. По обе стороны дороги торчали голые черные скалы; кое-где я мелькал под снегом кусты, но ни один сухой лист не шелестел, и это было радостно слышать среди этой безжизненной мечты о природе, фырканье усталой почтовой тройки и неровный звон русского колокольчика.

«Завтра будет отличная погода», - сказал я. Капитан не сказал в ответ ни слова, но указал на высокую гору, возвышающуюся прямо напротив нас.

"Что это?" Я спросил.

«Гора Гуд».

"Ну и что ж?"

«Посмотри, как курит».

И действительно, гора Гуд дымилась; по его бокам скользили светлые полосы облаков, а на его вершине лежало черное облако, такое черное, что казалось пятном на темном небе.

Мы уже разглядели почтовую станцию, а также крыши окружающих ее хижин, и перед нами мерцали приветственные огни, а мы вдыхали запах сырого холодного ветра, слышали грохот ущелья и ощущали мелкий дождь.Едва я успел накинуть войлочный плащ, как пошел снег. Я с трепетом посмотрел на капитана.

«Нам придется здесь спать», - сказал он с раздражением. «В такую ​​метель ты не перейдешь через горы. Что скажешь? Были ли лавины на Горе Креста?» - спросил он водителя.

«Нет, сэр, - ответил осетинский водитель, - но там много висит, много».

За неимением места на вокзале для проезжающих нам предоставили ночлег в прокуренной избе.Я пригласил своего спутника выпить со мной стакан чая, потому что я взял с собой железный чайник - единственное мое удовольствие во время моих путешествий по Кавказу.

Одна сторона хижины была построена в скале; К двери вели три скользких мокрых ступеньки. Пробираясь внутрь, я наткнулся на корову (коровник с этими людьми заменяет комнату прислуги). Я не знала, куда деваться: здесь блеют овцы; там рычала собака. К счастью, с одной стороны светился тусклый свет, который помог мне найти еще один дверной проем.Здесь открылась довольно занимательная картина: большая хижина, крыша которой покоилась на двух почерневших от дыма столбах, была заполнена людьми. В центре мерцал костер, разложенный на голой земле, и дым, оттесненный ветром из отверстия в крыше, разносился такой толстой пеленой, что я долго не мог сориентироваться. . У костра сидели в лохмотьях две старухи, много детей и одна тощая грузинка. У нас не было выбора, поэтому мы укрылись у костра и зажгли трубки, и вскоре чайник начал общительно шипеть.

"Жалкий лот!" - сказал я капитану, указывая на наших грязных хозяев, которые молча смотрели на нас в каком-то ступоре.

«Очень глупая нация», - ответил он. «Вы поверите? Они ничего не умеют, они не способны ни на какое образование! По крайней мере, наши кабардинцы или чеченцы, хоть они и разбойники, и нищие, - дерзкие дьяволы, а они - нет. даже ум на вооружение. На одном из них не увидишь настоящего кинжала. Точно осетин! "

"А вы долго пробыли в Чечне?"

"Да, я десять лет пробыл в форте со своей компанией, недалеко от Стоун Форд.Вы знаете это? "

" Я слышал рассказ "

" Знаешь, друг, мы устали от этих головорезов; нынче, слава богу, затихло, а раньше было, сто шагов за валу пройти, а какой-нибудь оборванный дьявол где-то сидел бы на страже: минутка беспечности и берегись - либо лассо вокруг ваша шея или пуля в затылок. Они храбрые парни! »

« Наверное, у вас была своя доля приключений », - сказал я, движимый любопытством.

"Это у меня есть!"

Тут он стал теребить левый ус, повесил голову и задумался. У меня было ужасное желание вытащить из него какую-нибудь маленькую сказку - желание, характерное для всех странствующих и записывающих людей. Тем временем заваривался чай; Я вынул из чемодана две полевые чашки, налил одну и поставил перед ним. Он сделал глоток и сказал как бы самому себе: «Да, это у меня есть!» Это восклицание вселило в меня большие надежды. Я знаю, старые кавказцы любят говорить, рассказывать истории; так редко они получают шанс.Человек может проработать добрых пять лет где-нибудь на задворках со своей ротой, и целых пять лет никто не скажет, как у вас дела (потому что сержант-майор говорит: «Добрый день»). Но было о чем поговорить: в окружении дикой, любопытной нации, каждый день в опасности, могут быть чудесные происшествия, и вы не можете не сожалеть о том, что наши люди так мало записывают.

"Не хотите рома?" - сказал я своему товарищу. «У меня белое из Тифлиса, сейчас холодно.«

» Нет, сэр, благодарю вас, но я не пью. »

« Это так? »

« Да, это так. Я дал себе клятву. Когда я был младшим лейтенантом, однажды, знаете ли, мы слишком сильно повздорили друг с другом, и в ту ночь они подняли тревогу; вот мы вышли на парад навеселе, и успели ли мы его поймать, когда Алексей Петрович узнал: не дай бог, как он разозлился! Нас чуть не передали на суд. Одно можно сказать наверняка, проведите целый год, когда не видите ни души, а если у вас там есть водка - вам конец.

Услышав это, я почти потерял надежду.

«По крайней мере, черкесы, понимаете, - продолжил он, - когда они пьют слишком много молодого вина на свадьбе или похоронах, вот тогда и вылезают ножи. Однажды мне удалось чудом сбежать, и я был гостем дружелюбного принца ».

« Как это случилось? »

« Ну, - он набил трубку, потянул ее и начал свой рассказ - » Понимаете, это было так. Я находился в то время в форте за Тереком со своей ротой - прошло почти пять лет.Однажды осенью прибыл конвой с припасами, в котором ехал офицер, молодой человек лет двадцати пяти. Он явился ко мне в полной форме и объявил, что ему приказали остаться со мной в форте. Он был очень худой и очень светлый, и на нем была такая новая форма, что я сразу догадался, что он совсем недавно был с нами на Кавказе. «Полагаю, - спросил я его, - вас перевели сюда из России?» «Совершенно верно, сэр», - ответил он. Я пожал ему руку и сказал: «Очень рад познакомиться, очень рад.Вам это покажется немного скучным, но я думаю, что мы с вами сможем поладить, как друзья. И, пожалуйста, назовите меня Максим Максимич, и пожалуйста - какой смысл в этой полной форме? Всегда надевайте форменную фуражку, когда приходите ко мне, так и будет. Его отвели на квартиру, и он поселился в форте. «

« Как его звали? »- спросил я Максима Максимича.

« Его звали ... Григорий Александрович Печорин. Он был великолепным парнем, осмелюсь заверить вас; только немного странно. Например, под дождем и холодом, на охоте целый день, понимаете, любой замерзнет и устал - но с ним все было в порядке.Но в другой раз, когда он сидел в своей комнате, было дуновение ветра, и он уверял меня, что сейчас простудится; дребезжит ставень, а он дрожит и бледнеет; но, как я свидетель, он пошел за кабаном совсем один; Бывали случаи, когда вы не могли вытянуть из него ни слова в течение нескольких часов подряд, а в других случаях он начинал рассказывать истории так, что ваш живот словно разрывался от смеха. Да, действительно, у него были большие чудачества, и он, вероятно, был богатым человеком. У него было так много разных драгоценных безделушек! »

« Долго ли он оставался с тобой? »- снова спросила я.

«О, почти год. И этот год я обязательно запомню; он доставил мне много неприятностей, но я буду помнить его не из-за этого! которым суждено случиться с ними всевозможные необычные вещи ".

"Необычно?" - воскликнул я с любопытством, наливая ему еще чаю.

«Послушайте, я вам расскажу. Верстах в шести от крепости жил этот дружелюбный князь. Его драгоценный сын, мальчик лет пятнадцати, вошел в привычку ездить к нам.Каждый день он мог приходить по той или иной причине; и мы с Григорием Александровичем, конечно, потакали ему. Какой он был сорвиголова, умел во всем: поднимать шляпу на всем галопе, стрелять из винтовки. Одно в нем было не так хорошо: у него была ужасная слабость к деньгам. Однажды Григорий Александрович в шутку поклялся, что подарит ему золотую монету, если он украдет лучшую козу из отцовского стада. И что ты думаешь? На следующую ночь он притащил его за рог. Но иногда, если у нас возникала идея подразнить его, его глаза налились кровью, и он клал руку прямо на кинжал.«Эй, Азамат, это будет стоить тебе головы», - говорил я ему. «Это будет яман для твоей головы!»

«Однажды старый князь сам пришел пригласить нас на свадьбу. Он женился на своей старшей дочери, а я была его кунаком, так что вы знаете, мы не могли отказать ему, даже если он был татарином. Мы поставили В деревне нас встретило много собак с громким воем. Женщины увидели нас и спрятались; те, чьи лица нам удалось увидеть, не были красавицами. «Я был гораздо лучшего мнения о черкесских женщинах», - сказал Григорий Александрович. меня.«Подожди, - ответил я, посмеиваясь. Я имел в виду кое-что собственное.

Amazon.fr - Герой нашего времени - Лермонтов, Михаил, Набоков, Владимир, Биньон, Т.Дж., Набоков, Владимир, Набоков, Дмитрий

Я

БЕЛА

Я был проездным из Тифлиса. Вся моя тележка состояла из одного небольшого чемодана, наполовину заполненного путевыми заметками о Грузии. Из них большая часть, к счастью для вас, утеряна, а саквояж, содержащий мои оставшиеся вещи, к счастью для меня, цел.

Солнце уже начало закатываться за заснеженный хребет, когда я ехал в долину Койшаур. Кучер, осетин, без устали гнал лошадей, чтобы до наступления темноты подняться на гору Койшаур, во весь голос распевая песни. Славное место, эта долина! По обе стороны горы неприступные красноватые скалы, увешанные зеленым плющом и увенчанные гроздьями платанов, желтые пропасти, очищенные проточной водой, и там, вверху, золотая кайма снегов, а внизу - Арагва, обнимая другую. безымянный ручей, шумно бьющий из черного, заполненного туманом ущелья, протянулся, как серебряная нить, и переливается, как змея с чешуей.

Дойдя до подножия Койшаура, мы остановились в гостинице. Здесь шумно толпились десятки грузин и горцев; рядом остановился на ночь караван верблюдов. Мне пришлось нанять волов, чтобы тащить мою телегу на эту проклятую гору, потому что была уже осень и дороги были ледяные, а эта гора была почти две версты длиной.

Ничего не поделаешь: нанял шесть волов и несколько осетин. Один из них поднял мой чемодан себе на плечи, другие стали криками помогать волам - и больше ничего.

Позади моей телеги упряжка из четырех быков с легкостью тащила другого, несмотря на то, что она была сложена высоко, до самого верха. Это обстоятельство меня поразило. За телегой шел ее хозяин, куривший маленькую кабардинскую трубку в серебре. На нем была офицерская шинель без погон и лохматая черкесская шапка. На вид ему было около пятидесяти; его смуглая кожа говорила о том, что он давно знаком с кавказским солнцем, а его преждевременно поседевшие усы не соответствовали его твердой походке и крепкому лицу.Я подошел к нему и поклонился в знак приветствия; он молча ответил на мой лук и выпустил огромный клуб дыма.

"Кажется, мы с тобой попутчики".

Он снова поклонился, не говоря ни слова.

«Вы, должно быть, едете в Ставрополь».

«Именно так ... с государственной собственностью».

«Скажите, пожалуйста, почему четыре вола легко тянут вашу тяжелую телегу, а шесть зверей еле-еле двинут мою пустую даже с помощью этих осетин?»

Он хитро улыбнулся и многозначительно посмотрел на меня.

«Вы наверняка недолго на Кавказе».

«Около года», - ответил я.

Он улыбнулся второй раз.

"Но в чем дело?"

«В чем дело! Ужасные звери, эти азиаты! Думаете, они помогают криком? Дьявол знает только то, что они кричат! Волы их понимают; вы могли бы запрячь их десяток, и все же, если они кричали на их пути, волы никогда не сдвинулись с места. Ужасные аферисты! Но чего же от них ждать?.. Им нравится обирать проезжающих мимо путников. Жулики испорчены! Вы увидите, они тоже получат от вас чаевые. Ой, я их знаю, они не могут меня обмануть ».

« Вы давно здесь служили? »

« Да, я служил здесь при Алексее Петровиче », - ответил он [Ермолов] с достоинством. он прибыл на границу, я был младшим лейтенантом, - добавил он, - и под его началом я получил два повышения за действия против горцев ».

« И вот вы...? "

" Теперь меня засчитывают в Третий пограничный батальон. А ты, могу ли я осмелиться спросить? »

Я ему сказал.

На этом разговор закончился, и мы продолжили молча идти бок о бок. На вершине горы мы нашли снег. Солнце село. и ночь следовала за днем ​​без перерыва, как это обычно бывает на юге; однако, благодаря отражению от снега, мы могли легко различить дорогу, которая все еще шла в гору, хотя уже не так круто.Я приказал поставить свой чемодан на телегу, а волов обменять на лошадей и в последний раз оглянулся на долину - но густой туман, волнами поднимавшийся из ущелий, покрыл ее полностью, а не оттуда до нас дошел единственный звук. Вокруг меня болтали осетины и требовали чаевых; но штабс-капитан крикнул на них так угрожающе, что они мгновенно разбежались.

«Видите ли, какая нация», - сказал он. «Они не могут сказать« хлеб »по-русски, но выучили« Офицер, дайте мне чаевые! » На мой взгляд, татары лучше этого, по крайней мере, они не пьют.

До станции было еще версте или около того. Вокруг было тихо, так тихо, что по жужжанию комара можно было проследить за его полетом. Слева лежала глубокая черная ущелье; а за ней и впереди темно-синие горные вершины, изрезанные складками и покрытые слоями снега, были очерчены на фоне бледного горизонта, который все еще цеплялся за последнее отражение заката. В темнеющем небе начали мерцать звезды, и, как ни странно, они казались намного выше чем на нашем Севере. По обе стороны дороги торчали голые черные скалы; кое-где я мелькал под снегом кусты, но ни один сухой лист не шелестел, и это было радостно слышать среди этой безжизненной мечты о природе, фырканье усталой почтовой тройки и неровный звон русского колокольчика.

«Завтра будет отличная погода», - сказал я. Капитан не сказал в ответ ни слова, но указал на высокую гору, возвышающуюся прямо напротив нас.

"Что это?" Я спросил.

«Гора Гуд».

"Ну и что ж?"

«Посмотри, как курит».

И действительно, гора Гуд дымилась; по его бокам скользили светлые полосы облаков, а на его вершине лежало черное облако, такое черное, что казалось пятном на темном небе.

Мы уже разглядели почтовую станцию, а также крыши окружающих ее хижин, и перед нами мерцали приветственные огни, а мы вдыхали запах сырого холодного ветра, слышали грохот ущелья и ощущали мелкий дождь.Едва я успел накинуть войлочный плащ, как пошел снег. Я с трепетом посмотрел на капитана.

«Нам придется здесь спать», - сказал он с раздражением. «В такую ​​метель ты не перейдешь через горы. Что скажешь? Были ли лавины на Горе Креста?» - спросил он водителя.

«Нет, сэр, - ответил осетинский водитель, - но там много висит, много».

За неимением места на вокзале для проезжающих нам предоставили ночлег в прокуренной избе.Я пригласил своего спутника выпить со мной стакан чая, потому что я взял с собой железный чайник - единственное мое удовольствие во время моих путешествий по Кавказу.

Одна сторона хижины была построена в скале; К двери вели три скользких мокрых ступеньки. Пробираясь внутрь, я наткнулся на корову (коровник с этими людьми заменяет комнату прислуги). Я не знала, куда деваться: здесь блеют овцы; там рычала собака. К счастью, с одной стороны светился тусклый свет, который помог мне найти еще один дверной проем.Здесь открылась довольно занимательная картина: большая хижина, крыша которой покоилась на двух почерневших от дыма столбах, была заполнена людьми. В центре мерцал костер, разложенный на голой земле, и дым, оттесненный ветром из отверстия в крыше, разносился такой толстой пеленой, что я долго не мог сориентироваться. . У костра сидели в лохмотьях две старухи, много детей и одна тощая грузинка. У нас не было выбора, поэтому мы укрылись у костра и зажгли трубки, и вскоре чайник начал общительно шипеть.

"Жалкий лот!" - сказал я капитану, указывая на наших грязных хозяев, которые молча смотрели на нас в каком-то ступоре.

«Очень глупая нация», - ответил он. «Вы поверите? Они ничего не умеют, они не способны ни на какое образование! По крайней мере, наши кабардинцы или чеченцы, хоть они и разбойники, и нищие, - дерзкие дьяволы, а они - нет. даже ум на вооружение. На одном из них не увидишь настоящего кинжала. Точно осетин! "

"А вы долго пробыли в Чечне?"

"Да, я десять лет пробыл в форте со своей компанией, недалеко от Стоун Форд.Вы знаете это? "

" Я слышал рассказ "

" Знаешь, друг, мы устали от этих головорезов; нынче, слава богу, затихло, а раньше было, сто шагов за валу пройти, а какой-нибудь оборванный дьявол где-то сидел бы на страже: минутка беспечности и берегись - либо лассо вокруг ваша шея или пуля в затылок. Они храбрые парни! »

« Наверное, у вас была своя доля приключений », - сказал я, движимый любопытством.

"Это у меня есть!"

Тут он стал теребить левый ус, повесил голову и задумался. У меня было ужасное желание вытащить из него какую-нибудь маленькую сказку - желание, характерное для всех странствующих и записывающих людей. Тем временем заваривался чай; Я вынул из чемодана две полевые чашки, налил одну и поставил перед ним. Он сделал глоток и сказал как бы самому себе: «Да, это у меня есть!» Это восклицание вселило в меня большие надежды. Я знаю, старые кавказцы любят говорить, рассказывать истории; так редко они получают шанс.Человек может проработать добрых пять лет где-нибудь на задворках со своей ротой, и целых пять лет никто не скажет, как у вас дела (потому что сержант-майор говорит: «Добрый день»). Но было о чем поговорить: в окружении дикой, любопытной нации, каждый день в опасности, могут быть чудесные происшествия, и вы не можете не сожалеть о том, что наши люди так мало записывают.

"Не хотите рома?" - сказал я своему товарищу. «У меня белое из Тифлиса, сейчас холодно.«

» Нет, сэр, благодарю вас, но я не пью. »

« Это так? »

« Да, это так. Я дал себе клятву. Когда я был младшим лейтенантом, однажды, знаете ли, мы слишком сильно повздорили друг с другом, и в ту ночь они подняли тревогу; вот мы вышли на парад навеселе, и успели ли мы его поймать, когда Алексей Петрович узнал: не дай бог, как он разозлился! Нас чуть не передали на суд. Одно можно сказать наверняка, проведите целый год, когда не видите ни души, а если у вас там есть водка - вам конец.

Услышав это, я почти потерял надежду.

«По крайней мере, черкесы, понимаете, - продолжил он, - когда они пьют слишком много молодого вина на свадьбе или похоронах, вот тогда и вылезают ножи. Однажды мне удалось чудом сбежать, и я был гостем дружелюбного принца ».

« Как это случилось? »

« Ну, - он набил трубку, потянул ее и начал свой рассказ - » Понимаете, это было так. Я находился в то время в форте за Тереком со своей ротой - прошло почти пять лет.Однажды осенью прибыл конвой с припасами, в котором ехал офицер, молодой человек лет двадцати пяти. Он явился ко мне в полной форме и объявил, что ему приказали остаться со мной в форте. Он был очень худой и очень светлый, и на нем была такая новая форма, что я сразу догадался, что он совсем недавно был с нами на Кавказе. «Полагаю, - спросил я его, - вас перевели сюда из России?» «Совершенно верно, сэр», - ответил он. Я пожал ему руку и сказал: «Очень рад познакомиться, очень рад.Вам это покажется немного скучным, но я думаю, что мы с вами сможем поладить, как друзья. И, пожалуйста, назовите меня Максим Максимич, и пожалуйста - какой смысл в этой полной форме? Всегда надевайте форменную фуражку, когда приходите ко мне, так и будет. Его отвели на квартиру, и он поселился в форте. «

« Как его звали? »- спросил я Максима Максимича.

« Его звали ... Григорий Александрович Печорин. Он был великолепным парнем, осмелюсь заверить вас; только немного странно. Например, под дождем и холодом, на охоте целый день, понимаете, любой замерзнет и устал - но с ним все было в порядке.Но в другой раз, когда он сидел в своей комнате, было дуновение ветра, и он уверял меня, что сейчас простудится; дребезжит ставень, а он дрожит и бледнеет; но, как я свидетель, он пошел за кабаном совсем один; Бывали случаи, когда вы не могли вытянуть из него ни слова в течение нескольких часов подряд, а в других случаях он начинал рассказывать истории так, что ваш живот словно разрывался от смеха. Да, действительно, у него были большие чудачества, и он, вероятно, был богатым человеком. У него было так много разных драгоценных безделушек! »

« Долго ли он оставался с тобой? »- снова спросила я.

«О, почти год. И этот год я обязательно запомню; он доставил мне много неприятностей, но я буду помнить его не из-за этого! которым суждено случиться с ними всевозможные необычные вещи ".

"Необычно?" - воскликнул я с любопытством, наливая ему еще чаю.

«Послушайте, я вам расскажу. Верстах в шести от крепости жил этот дружелюбный князь. Его драгоценный сын, мальчик лет пятнадцати, вошел в привычку ездить к нам.Каждый день он мог приходить по той или иной причине; и мы с Григорием Александровичем, конечно, потакали ему. Какой он был сорвиголова, умел во всем: поднимать шляпу на всем галопе, стрелять из винтовки. Одно в нем было не так хорошо: у него была ужасная слабость к деньгам. Однажды Григорий Александрович в шутку поклялся, что подарит ему золотую монету, если он украдет лучшую козу из отцовского стада. И что ты думаешь? На следующую ночь он притащил его за рог. Но иногда, если у нас возникала идея подразнить его, его глаза налились кровью, и он клал руку прямо на кинжал.«Эй, Азамат, это будет стоить тебе головы», - говорил я ему. «Это будет яман для твоей головы!»

«Однажды старый князь сам пришел пригласить нас на свадьбу. Он женился на своей старшей дочери, а я была его кунаком, так что вы знаете, мы не могли отказать ему, даже если он был татарином. Мы поставили В деревне нас встретило много собак с громким воем. Женщины увидели нас и спрятались; те, чьи лица нам удалось увидеть, не были красавицами. «Я был гораздо лучшего мнения о черкесских женщинах», - сказал Григорий Александрович. меня.«Подожди, - ответил я, посмеиваясь. Я имел в виду кое-что собственное.

Герой нашего времени | Обзор | Обзор Wee

Примечание. Этот обзор взят из Fringe 2018 года.

Проблема с адаптацией традиционной пьесы или романа заключается в том, как она будет переведена на современную аудиторию. Центральным сюжетом романа Михаила Лермонтова 1840 года является конфликт между нашим байроническим героем Печориным, которого играет Оливер Беннетт в постановке HUNCHtheatre, и Грушницким, которого играет Джеймс Марлоу.Вернувшись с войны, Печорин советует своему другу, как ухаживать за прекрасной княгиней Марией, которую играет Анастасия Зиновьева, в то же время тайно пытаясь расположить ее к себе. Само собой разумеется, что сегодня было бы довольно сложно написать такую ​​историю, не сводя женских персонажей к простым трофеям.

В этом отношении Герой нашего времени нужно воспринимать с долей скепсиса, но не более, чем пьесу Шекспира. Что еще более важно, это тщательное и увлекательное изучение характера.Беннетт показывает выдающееся исполнение роли Печорина; харизматичный и обманчивый, он играет с окружающими, чтобы скоротать время. Однако он не лишен эмоций; он встречается с Верой, которую также играет Зиновьера, старым пламенем, вокруг которого он не может не быть искренним и обожающим. Сложность его отношений с Грушницким возрастает, и его истинная природа становится ясной в захватывающей финальной сцене. Его нарцисс с золотым сердцем энергичен и воодушевлен, несмотря на жару в зале.

Модернизированный сценарий создает неповторимый тон классики и современности, комедии и трагедии. Диалог тщательно обновлен, но при этом не теряется захватывающая история, стоящая за ним. HUNCHtheatre гордится тем, что выступает за пределами типичной театральной обстановки, «стирая границы между актером и аудиторией». В любое другое время года интимность выступления была бы очевидна, но во время «Границы» нет ничего исключительного в тесноте подземной студии C Royale.

Режиссер Владимир Щербань умеет передавать мысли и чувства персонажей, особенно через сцену и повествование. Однако физические аспекты выступления были случайными, и темп казался слишком энергичным для его же пользы. Конечно, трудно сократить рассказ такого размера, и, учитывая, насколько хорошо написан сценарий, было бы жаль что-либо вырезать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *