Последователи аристотеля: Вы знаете, кто такие перипатетики?

Содержание

ученики и последователи Аристотеля, его философская школа. Основана в 335334 годов до н. э. Название школы возникло из-за привычки Аристотеля про

Пользователи также искали:

перипатетическая школа - это, перипатетики это, перипатетики філософія, перипатетики кратко, перипатетики основные идеи, перипатетики основные принципы, перипатетики суть, перипатетики це, перипатетики, Перипатетики, основные, перипатетики основные идеи, перипатетики це, перипатетики кратко, перипатетики філософія, перипатетики основные принципы, перипатетики это, школа, идеи, кратко, філософія, принципы, перипатетическая, суть, перипатетическая школа - это, перипатетики суть, философские направления и школы.

перипатетики,

Последователи Аристотеля

Продолжение лекции по средневековой схоластике состоялось 18 февраля на заседании философского клуба Сатки.

В этот раз заведующий кафедрой философии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Виктор Лега остановился на арабской философии, поскольку без нее невозможно понять католическую философию XIII и последующих веков. Центром философской жизни становится Дамаск, а затем Багдад.

- Ислам к тому времени еще не представлял собой большой религиозной и политической силы, поэтому философы действовали совершенно спокойно, не опасаясь преследования со стороны мусульманских правителей. Существовали школы, которые занимались переводами на арабский язык античных трактатов. Так, в Багдаде был знаменитый «Дом мудрости», в котором были переведены на арабский язык работы Гиппократа, Галена, Евклида, Архимеда, Птолемея, Платона, Аристотеля, неоплатоников.

На арабский язык были переведены практически все работы Аристотеля, кроме «Политики». Платон также был известен достаточно хорошо, - говорит Виктор Петрович. - Однако для арабских философских школ было свойственно не совсем точное представление об античной философии. И часто трактаты одних философов приписывались другим. Так, например, были переведены на арабский язык некоторые эннеады Плотина, однако авторство приписывалось Аристотелю, поэтому их так и назвали — «Теология Аристотеля». Работы Прокла переведены были также под именем Аристотеля и назывались «Книга о причинах».

В это время философия развивается в основном как применение аристотелевских и платоновских принципов к положениям мусульманского богословия. Одним из первых арабских философов был аль-Кинди. Как Аристотель, он считал философию венцом всего научного знания. Мыслитель не ограничивался мусульманским мировоззрением и указывал, что истина — истина везде. Как и Аристотель аль-Кинди считал, что полное ее познание возможно при помощи разума.

Однако было и существенное отличие от Аристотеля, обусловленное мусульманским характером мировоззрения философа. Он утверждал, что целью всего существующего является Аллах, в котором существует вся полнота истины. Поэтому познать истину могут лишь пророки.

На философию Аристотеля опирался и другой арабский философ аль-Фараби. Прежде всего, его интересовала логика. Именно аль-Фараби собрал и упорядочил все логические трактаты Аристотеля. Среди наиболее значительных его произведений «О том, что должно предшествовать изучению философии», «Об общности взглядов двух философов — божественного Платона и Аристотеля», «Слово о классификации наук», «Трактат о взглядах жителей добродетельного города». Логику он понимал как инструмент для познания истины, поэтому ее необходимо изучать всем.

Наиболее выдающимся мыслителем после аль-Фараби был известный арабский мыслитель Ибн Сина, более известный в Европе как Авиценна. Свою философию он разрабатывал в традиции  философии Аристотеля. Главная книга Ибн Сины — «Книга исцеления», насчитывает 18 томов.

Также собравшиеся остановились на еврейской философии, развивавшейся параллельно с арабо-мусульманской и в некоторой степени зависевшей от нее.

- Зависимость объясняется тем, что иудеи, жившие в рассеянии, в основном были сконцентрированы в арабских странах и пользовались теми же философскими источниками, что и арабы. Хотя, разумеется, религиозная основа иудейской философии была совершенно иной. В первую очередь, конечно, это Тора — Пятикнижие Моисея, главная священная книга иудаизма. В первой половине 1-го тысячелетия сформировался Талмуд (букв. «учение») — огромный кодекс вероисповедной и морально-юридической мудрости евреев. Существовало в иудаизме и мистическое направление, связанное с учением Каббалы (букв. «Предание»), - продолжает Виктор Лега. - Многие философы поднимали проблему существования Бога и разработали целую серию доказательств Его бытия. Так, Ибн Пакуда доказывает это исходя из сложности мира; Ибн Цаддик из Кордовы в своем «Микрокосме» утверждает существование Бога, ссылаясь на случайный характер мира; Ибн Дауд из Толедо ссылается на необходимость перводвигателя и на различие между возможным и необходимым.

Одним из самых известных иудейских философов Средневековья был Моисей Маймонид (Моше бен Маймон). Его научное наследие включает многочисленные работы по логике, философии, еврейскому религиозному законодательству, медицине.

Писатель Аствацатуров о Пушкине, Сэлинджере и вдохновении

В рамках традиционного литературно-музыкального фестиваля «Аксенов-фест» творческую встречу провел писатель Андрей Аствацатуров. Филолог, американист, представитель коренной петербургской интеллигенции, Аствацатуров уже выступал в Казани с лекциями об урбанизме, апокалипсисе и закате Европы в произведениях английски...

Понимание искусства как мистического явления появилось сравнительно недавно. Литература существует сотни веков, начиная с Гомера и Эсхила. А идея, что искусство — это божий дар, вдохновение, она относительно новая. Это придумали романтики в конце 18 века, это они решили, что писать нужно исключительно в состоянии вдохновения. Писатель или художник мистически прозревает какую-то трансцендентальную сущность:

«…В одно мгновенье видеть Вечность,

Огромный мир — в зерне песка,

В единой горсти — бесконечность,

И небо — в чашечке цветка…»

Это Уильям Блэйк. Вот такой мистический взгляд.

Таким образом, на искусство возлагается очень серьезная ответственность: поэт — непризнанный законодатель мира. Он нам открывает бога, он нам открывает какие-то истины. Подобный взгляд мог зародиться в сознании протестантском, лютеранском или кальвинистском. Но любопытно, что для России этот взгляд тоже вполне себе характерен.

И когда Евтушенко говорит, что поэт в России больше, чем поэт — это и означает, что литературе вверяют какие-то дополнительные функции.

Но до романтизма все было по-другому. Если бы мы спросили поэтов 17 века, а они были очень профессиональные, какого-нибудь Расина, или Корнеля, или Буало: — «Зачем вы пишете?». Они ответили бы на это, что работа у них такая — писать: — «Мы поучаем, развлекая, мы просто профессионалы. Есть люди, которые воюют, им за это платят. Есть те, кто делает хорошие сапоги, а мы делаем хорошую литературу». Все они последователи Аристотеля, говорившего, что мастерство — это следование определенным правилам.

Писатели-профессионалы не зависели от такого причудливого состояния, как вдохновение, они работали, тренировались. Писатели-романтики не верили тому, что приходило им от головы. Кольридж — выдающийся романтик, реформатор теории литературы — в свое время творил только в состоянии вдохновения. Вот когда у него оно закончилось, он стал писать только критику. И его лучшие произведения остались незаконченными.

Вообще, посмотрите, весь романтизм — это фрагменты. Лучшие романтические тексты: роман Новалиса «Генрих фон Офтердинген» — не закончен, роман Людвига Тика «Странствования Франца Штернбальда» — не закончен. Гофман — то же самое. Фрагменты….

Есть две задачи, они как раз связаны с романтизмом и классицизмом. Первая — это когда мы хотим написать хороший, качественный текст. Точное слово, ясный сюжет, глубокий продукт — это не имеет никакого отношения к массовому искусству, это профессиональная литература. Такую создавали многие — Пушкин, например. Есть другой путь, когда литература это не цель, а средство самопознания.

То есть «я пишу потому, что это меня меняет», — говорит автор. Уолт Уитман — для него литература была способом познания себя, мира, способом приближения к богу. Генри Дэвид Торо, Генри Миллер были такими.

Если мы сравним «южные поэмы» Пушкина и «восточные поэмы» Байрона, то увидим, что Пушкин профессиональнее. У него нет таких провалов, как у англичанина, у него все очень гладко, очень здорово. У западного поэта есть совершенно гениальные куски и есть провальные эпизоды, графомания, — безобразие какое-то. Пушкин не позволял себе таких грубостей, он использовал открытия Байрона и довел их до технического совершенства. Но Байрон этим жил . Это просто две разные задачи.

Джек Керуак, Генри Миллер — авторы, относительно близкие к нам, которые работали ради того, чтобы себя наполнять каким-то драйвом. А вот Сэлинджер — это загадка. Он никогда не формулировал ясно свои представления об искусстве. Для него и для Джона Апдайка литература была способом внутренней терапии, потому что это были люди с сильными травмами и одновременно профессионалы.

Сэлинджер писал каждый из рассказов по несколько месяцев. Это даже трудно представить — рассказ на десять страниц он пишет три-четыре месяца.

Крупные писатели ставят очень конкретные технические задачи. Когда Пушкин писал поэму «Руслан и Людмила», то была конкретная техническая задача — смешная, остроумная. Этот мир романтический, мир Жуковского, вот это «у Лукоморья». Только единственное напрягает, что как-то уж больно поспешно Пушкин все называет: у него там и кот, и русалка, все в кучу свалил. Какая-то мистика, волшебники-поэты появляются, финны, странные существа, а в итоге мы начинаем читать — и это такая безобразная, вульгарная, как будто бы богатырская сказка. То есть такой обман жанрового ожидания — то, что действительно всегда талантливо делал Пушкин. Переворачивал жанр — вот это было круто. Так писал свои тексты Киплинг, так творил Голдинг. «Повелитель мух» создан, как будто бы робинзонада. Но на самом деле от робинзонады там только каркас, а механизм развития сюжета взят из древнегреческой трагедии.

Моя последняя книга «И не только Сэлинжер» как раз посвящена этим случаям.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Три книги о душе - Mировая цифровая библиотека

Описание

Мухаммад ибн Ахмад ибн Рушд (также известный по латинизированному варианту имени как Аверроэс, 1126—1198 гг. н. э.) — мусульманский юрист, врач и философ из Кордовы, Испания, на Западе более всего знаменит тем, что вновь познакомил Европу с Аристотелем, а на Востоке — благодаря своим трудам по медицине. Он изучал богословие, юриспруденцию, медицину и во всех этих областях написал важные работы. Он занимал пост религиозного судьи Севильи в 1169—1172 гг., а затем главного судьи Кордовы в 1172—1182 гг. В 1169 году Ибн Рушд начал писать серию комментариев к трудам Аристотеля, чьи работы он, предположительно, читал в арабском и сирийском переводах с греческого оригинала. За период почти в тридцать лет он написал комментарии практически ко всем работам Аристотеля. Ибн Рушд использовал метод написания коротких, средних и длинных комментариев к одной и той же работе, предназначенных для читателей с разными уровнями понимания. Аристотель, практически забытый на латинском Западе с VI века, пережил возрождение в XII и XIII веках, когда его работы были переведены на латынь и начали изучаться христианскими и иудейскими философами и теологами, в том числе Фомой Аквинским (1225—1274 гг.) и Маймонидом (1135—1204 гг.). С того времени и до XVII в. европейские ученые читали Аристотеля в изданиях, включавших в себя комментарии Ибн Рушда, а в ведущих университетах было распространено учение, известное как аверроизм. Настоящая книга представляет собой издание комментариев Ибн Рушда 1521 г. к труду Аристотеля "De Anima" ("О душе"), опубликованное в Павии, Италия. Помимо этого, в издание включены работа севильского врача Абу Марван Абд аль-Малик ибн Зухр (также известного под именем Авензоар, 1090—1162 гг. ) "Theiser" ("Книга упрощения относительно лечения") и комментарий к Аверроэсу (Ибн Рушду), написанный Марко Антонио Зимарой (1460—1523 гг.), итальянским последователем Аристотеля, редактором работ Аристотеля, Аверроэса и других философов.

Перипатетики и период раннего эллинизма

Рассматривается вопрос о влиянии политического развития Греции на философию перипатетиков в период раннего эллинизма. Установлено, что на философию перипатетиков оказали влияние две политические системы: эллинистические монархии и традиционные полисы. Установлено, что в период раннего эллинизма в философии перипатетиков проявилось две тенденции: стремление к политической активности и отчуждение индивида от общества. Доказано, что господствующей была тенденция к политической активности.

Peripatetics and the Period of Early Hellenism.pdf В научной литературе традиционно принято считать, что лицом эллинистической философии были стоики, эпикурейцы и скептики. Подчеркивается, что именно в этих философских учениях в наиболее полной мере отразились социально-исторические изменения в эпоху эллинизма и прежде всего переход от полисной системы к военно-бюрократическим монархиям. Однако в период формирования нового эллинистического мира, т.е. раннего эллинизма (334-281 гг. до н. э.) греческая философия состояла из многочисленных школ и направлений, среди которых особое место занимал Ликей и его представители - перипатетики. Ученики и последователи Аристотеля в это время были на первых ролях в философии и науке1. О большом влиянии перипатетиков говорит тот факт, что именно они выступали в качестве главных политических мыслителей, а также советников и наставников эллинистических царей среди философов2. Исследователи уже давно обратили внимание на то, что в период раннего эллинизма в греческой философии значительно усилился интерес к монархическому государственному устройству [5. P. 269; 6. P. 249; 7. P. 392; 8. P. 457-458]. Первое, что бросается в глаза, это большое количество политических сочинений, посвященных теории царствования. Греческими философами в период раннего эллинизма было написано не менее девяти работ, посвященных царской власти. Перечислим их: «Начала царской власти» Ксенократа; «О царской власти», «О царской власти» в двух книгах, «О воспитании царя», «К Кассандру о царской власти» Теофраста; «Птолемей» Деметрия Фалерского; «О царской власти» и «О царе-философе» Стратона; «О царской власти» Эпикура. Все эти сочинения были написаны в течение нескольких десятилетий в конце IV - начале III в. до н. э., и, как мы видим, большинство из них принадлежало перипатетикам. На наш взгляд, данная ситуация свидетельствует о возросшей роли монархий в политической жизни Греции в период раннего эллинизма. Образовавшиеся эллинистические царства стремительно ворвались в политическое пространство Греции. Греческие философы быстро отреагировали на эти изменения, посвятив часть своих политических работ монархии. О чем конкретно шла речь в этих сочинениях, нам не известно. Проблема заключается в том, что ни одно из многочисленных сочинений политического характера раннеэллинистических философов не сохранилось. В нашем распоряжении имеются лишь названия произведений и отдельные фрагменты, в которых более поздние античные авторы сообщают, причем зачастую довольно поверхностно, некоторые сведения. Немного прояснить ситуацию позволяет один фрагмент Теофраста. В Оксиринхских папирусах неизвестный автор приводит слова Теофраста из второй книги «О царской власти»: «И это царь, который действительно правит своим скипетром, а не копьем, как Кеней»3 [9. P. 127]. Томас Синклэр поясняет, что «даже неуязвимый Кеней был покорен кентаврами, из чего следует, что царствование должно основываться не на силе, а, как сказал Теофраст, на скипетре, который со времен Гомера был знаком законного правления» [6. P. 249]. Как мы видим, по мнению Теофраста, власть монарха должна основываться на законе, а не на силе и произволе. Но о каком законе может идти речь в случае с эллинистическими монархиями, в которых царская власть была неограниченной и абсолютной и которые все без исключения появились в 4о результате захвата власти насильственным путем ? В этой связи вопрос, который, на наш взгляд, заслуживает особого внимания, заключается не в том, как перипатетики относились к монархии, а в том, как они относились к неограниченной монархии. В научной литературе этот момент зачастую упускается из виду. А ведь именно эта форма правления сложилась в самых сильных и влиятельных государствах эллинистического мира. Еще Аристотель отмечал, что существует несколько видов монархии5. В III книге «Политики» у Аристотеля имеется рассуждение о неограниченной монархии. Философ называет ее «всеобъемлющей царской властью, которая состоит в том, что царь правит всем по собственной воле» [10. С. 480]. Позиция Аристотеля хорошо известна и заключается в том, что при любом виде государственного устройства господствовать должен закон, а не человек или группа лиц. Согласно Аристотелю, закон гарантирует большую беспристрастность, чем человек, поэтому полновластное господство одного над всеми не является ни полезным, ни справедливым [Там же. С. 481-483]. Но при этом Аристотель все-таки допускает возможность существования неограниченной монархии. Вот его слова: «Когда случится так, что либо весь род, либо один из всех будет отличаться и превосходить своей добродетелью добродетель всех прочих вместе взятых, тогда по праву этот род должен быть царским родом, а один его представитель - полновластным владыкой и монархом» [10. С. 484]. Всеобъемлющую царскую власть Аристотель уподобляет домохозяйственной власти, а точнее, власти отца над детьми. Об этом он говорит в I книге «Политики»: «Отец властвует над детьми в силу своей любви к ним и вследствие того, что он старше их, а такой вид власти и есть именно царская власть» [Там же. С. 398]. Из этого следует, что в представлении Аристотеля, монарх, обладающий неограниченной властью, выступает в качестве царя-благодетеля, который заботится о своих подданных как отец о детях. Данное представление Аристотеля, на наш взгляд, позволяет прояснить позицию перипатетиков в отношении неограниченной монархии. Мы полагаем, что Теофраст, говоря о том, что монарх должен править, опираясь на закон, а не на силу, имел в виду как раз добродетельное правление, основанное на справедливости и заботе о подданных. Неограниченная власть эллинистических монархов была той новой политической реальностью, с которой ни один из философов не мог не считаться. Перипатетики, представляющие одну из ведущих философских школ в период раннего эллинизма, были вынуждены приспосабливаться к этой реальности, адаптируя к ней идеи Аристотеля. И здесь исключительно важным является вопрос о том, в какой степени взгляды перипатетиков о добродетельном монархе соответствовали исторической реальности, т. е. правлению отдельных эллинистических монархов. Как известно, участники борьбы за наследство Александра Македонского руководствовались принципом «цель оправдывает средства». Однако при этом, в плане моральных качеств, методов правления, политики в целом и ее результатов, диадохи очень сильно отличались друг от друга. Среди них были те, кто покрыл свое имя злодеяниями и бесчестием. Но были и такие, кто вошел в историю благодаря своим высоким моральным качествам и выдающимся деяниям. К числу первых можно отнести Кассандра, Лиси-маха, Птолемея Керавна. К числу вторых - Птолемея I Сотера, Селевка I Никатора, Птолемея II Филадельфа, Антигона Гоната6. Кассандр, Лисимах и Птолемей Керавн печально прославились как жестокие, коварные и неразборчивые в средствах тираны. Дройзен пишет, что «правление Кассандра было полно деспотизма и насилий» [3. С. 237]. Именно Кассандр, будучи регентом при малолетнем наследнике македонского престола и сыне Александра Великого Александре IV, тайно умертвил последнего и его мать Роксану, тем самым узурпировав власть [Там же. С. 238]. Порочность одного из самых могущественных диадохов Лисимаха обернулась смертью для многих его родных и приближенных. Собственную дочь Лисимах осудил на пожизненное тюремное заключение. Зятя он приказал умертвить, чтобы овладеть его царством. Своего сына и наследника Агафокла Лисимах по ложному обвинению в заговоре казнил [Там же. С. 381-382]. Птолемей Керавн, желая овладеть македонским престолом, убил своего покровителя и друга Селевка I. Далее Птолемей решил жениться на своей сводной сестре Арсиное II, обещая усыновить ее сыновей от Лисима-ха. Он даже принес клятву в храме в своих добрых намерениях. Но в день свадьбы по приказу Птолемея сыновья Арсинои были жестоко убиты на глазах у матери [3. С. 393]. Антигон Гонат по праву считается одним из самых уважаемых правителей эпохи эллинизма. В его жизни и царствовании не найдется ни одного порочащего его деяния. Неслучайно многие греческие философы считали для себя честью быть его другом7. Птолемей I Сотер прославился как основатель одного из самых могущественных эллинистических государств. Именно при Птолемее в Александрии были построены Музей и библиотека, которые превратили город в невиданный доселе центр античной науки и культуры. О заботе Птолемея о своем государстве свидетельствует построенный им грандиозный Фаросский маяк8. Кроме этого, Птолемей считается автором несохранивше-гося исторического сочинения об Александре Македонском, на которое во многом опирались последующие историки вроде Арриана. Политику Птолемея I успешно продолжил его сын и наследник Птолемей II Филадельф. При нем Египет оставался одним из самых сильных и развитых эллинистических государств. Вероятно, именно на период правления Птолемея II пришелся расцвет александрийского Музея. Еще одним бесспорно выдающимся правителем был Селевк I Никатор. Селевк вошел в историю как основатель самого большого эллинистического государства. Кроме этого он основал большое количество новых городов, некоторые из них (Антиохия на Орон-те, Селевкия на Тигре, Апамея) были крупнейшими в эпоху эллинизма. Сохранившиеся источники позволяют судить о Селевке не только как о великом полководце и государственном деятеле, но и как о великодушном и благородном правителе. Мы не склонны идеализировать одних эллинистических монархов9 и демонизировать других. Однако важно отметить, что идея просвещенного и добродетельного монарха не являлась фантазией греческих философов, а находила подтверждение в деятельности отдельных эллинистических царей. Тесная связь между перипатетиками и Птолемеями, а также между ранними стоиками и Антигоном Гонатом свидетельствовала о возможности благотворного влияния философов на эллинистических правителей. Безусловно, вопрос о степени такого влияния остается открытым. Но тем не менее еще раз отметим, что теория о монархе-благодетеле имела под собой реальные основания. Греческие философы, прежде всего перипатетики, а позднее стоики, имели право рассчитывать на то, что их усилия в политической теории и практике могут дать положительные результаты. Поэтому мы полагаем, что интерес ведущих перипатетиков к теории монархии носил не отвлеченно-умозрительный, а вполне прикладной характер. Теофраст, Деметрий Фалерский, Дикеарх, Стратон и другие представители Ликея должно быть, разделяли мнение Аристотеля о том, что любое государственное устройство может быть усовершенствовано посредством правильных политических преобразований. В условиях господства неограниченной монархии именно этот вид государственного устройства, по мысли перипатетиков, подлежал усовершенствованию. И здесь роль философов как царских наставников и советников была крайне высокой. Это обстоятельство, на наш взгляд, объясняет пристальный интерес перипатетиков к политической теории в целом и к монархическому государственному устройству в частности. Впрочем, у перипатетиков в период раннего эллинизма сохранялся интерес и к полисной проблематике. Так, известно, что Теофраст и Деметрий Фалер-ский продолжали изучать политическое устройство отдельных полисов, а также их законодательство. Ни одна из политических работ этих философов не сохранилась. Но перечень этих сочинений у Диогена Лаэртского не оставляет сомнения в том, что дело Аристотеля по изучению политического устройства греческих полисов было успешно продолжено его последователями в Ликее10. Другие перипатетики разрабатывали теорию идеального государства. В одном из фрагментов сообщается что Дикеарх выступал сторонником смешанного государственного устройства. В сочинении «Триполития» Дикеарх высказал мнение, что наилучшее государственное устройство состоит из элементов монархии, аристократии и демократии [11. P. 91]. Для греческой политической мысли эта идея была далеко не новой. В Греции подобное политическое устройство традиционно было принято связывать со Спартой. Как передает Плутарх, в древности легендарный спартанский законодатель «Ли-кург придал государственному управлению смешанный характер» [12. С. 58], где монархия была представлена институтом царей, аристократия - герусией (советом старейшин), а демократия - народным собранием. Главное достоинство спартанского государственного устройства, по мнению Плутарха, заключалось в том, что в нем были уравновешены различные политические силы. Это обеспечило Спарте политическую устойчивость и отсутствие внутренних конфликтов на долгое время. Как мы видим на примере Аристотеля и Дикеарха, в Ликее активно разрабатывались проекты идеального государства в рамках традиционной полисной системы. Хорошо видно, что перипатетиков не устраивало существовавшее в то время политическое устройство полисов. Греческие полисы в период раннего эллинизма раздирали внутренние конфликты и противоречия. К продолжающейся борьбе между сторонниками демократии и олигархии, а также между сторонниками и противниками Македонии, добавилось противостояние между союзниками тех или иных диадохов и эллинистических царей. Основные виды государственного устройства - олигархия и демократия, продолжали дискредитировать себя в глазах греческих философов. В частности, сторонники демократии в Афинах постоянно нападали на перипатетиков, обвиняя их в связях с Македонией. Им даже удалось на год изгнать все философские школы из Афин (306305 гг. до н. э.), а также возбудить судебное дело против Теофраста (316-315 гг. до н. э.) [13. С. 54-55]). И при этом именно афинские демократы после падения режима Деметрия Фалерского и восстановления демократических порядков впали в совершенно неумеренное прославление «освободителей» Афин -Деметрия Полиоркета и Антигона Одноглазого, которых они даже объявили богами. Впрочем, и олигархия не вызывала у перипатетиков симпатии. Это хорошо видно из описания олигархического человека в «Характерах» Теофраста. Сторонника олигархии Тео-фраст описывает как человека, стремящегося к власти, тесно связанного с корыстью, презирающего простой народ и не желающего тратиться на общественные нужды [Там же. С. 35-36]. Что касается политического режима Деметрия Фалерского в Афинах, то в нем просматриваются элементы тирании, олигархии и аристократии [2. С. 547, 555-557]. Таким образом, разочарование в олигархии и демократии подталкивало перипатетиков к разработке новых проектов государственного устройства. Это, а также политические исследования, которые продолжали вести перипатетики, на наш взгляд, свидетельствуют о том, что, несмотря на кризисные процессы, полисная система в эпоху эллинизма оставалась жизнеспособной. Об этом говорят и некоторые современные исследования [14. P. 20; 15. P. 209]. Даже в ослабленном виде греческие полисы продолжали играть важную роль в общественно-политической и культурной жизни Греции. И именно с этим, как мы полагаем, был связан сохраняющийся интерес перипатетиков к полисной проблематике. Большой интерес представителей Ликея к политической науке, а также участие отдельных философов этой школы в государственных делах говорят о господстве в философии перипатетиков такой тенденции, как стремление к политической активности. По мнению Цицерона, именно перипатетик Деметрий Фалерский лучше всех совмещал научно-философскую деятельность с участием в делах государства. Как пишет Цицерон, Деметрий Фалерский был «первым и в занятиях наукой, и в управлении государством» [16. С. 138]. Но среди перипатетиков не один Деметрий Фалерский придерживался мнения о приоритете политической деятельности над научной или как минимум о их равноценности. В период раннего эллинизма в Ликее обострилась полемика по вопросу об образе жизни. Как сообщает Цицерон, между Теофрастом и Дикеархом имел место спор о том, какая жизнь является предпочтительной - созерцательная или деятельная [17. С. 123]. Теофраст отдавал предпочтение созерцательной жизни, Дике-арх - деятельной. Мы полагаем, что под созерцательной жизнью понималась научно-философская деятельность, а под деятельной - участие в общественно-политических делах. То, что два ведущих представителя Ликея не просто допускали возможность для философа участвовать в государственных делах, но и ставили политическую деятельность выше созерцательной, говорит о многом. Прежде всего о том, что представление о неразрывной связи между философией и политикой продолжало оставаться актуальным в раннеэллинистической философии. Вместе с тем нельзя не упомянуть и о другой тенденции, которая проявилась в философии перипатетиков в данный период. Речь идет о тенденции к отчуждению индивида от общества. Святой Иероним в первой книге сочинения «Против Йовиниана» приводит большой фрагмент из работы Теофраста «О браке». В нем Теофраст доказывает, что мудрый человек не должен жениться. Семейные обязанности и заботы непременно помешают занятиям философией. Дурная и непослушная жена будет большой обузой. Но даже если попадется хорошая жена, все равно придется страдать и переживать из-за нее. Вступать в брак ради детей, по мнению Теофраста, является высшей глупостью. Никакой гарантии в том, что дети окажутся достойными людьми и продолжат род, нет. Он полагает, что вместо жены и детей лучше иметь друзей, добрых слуг и родственников [18. P. 846-848]. Данные рассуждения Теофраста очень сильно напоминают взгляды еще одного раннеэллинистиче-ского философа - Эпикура. Мудрец Эпикура также уклонялся от брака и семейных обязанностей, предпочтя им тихую и спокойную жизнь. Но как ни странно, Теофраст в этом вопросе идет еще дальше. Согласно Эпикуру, для счастья мудрец нуждается в друзьях. Согласно Теофрасту, жизнь мудрого человека даже в одиночестве не будет хуже. Вот что он пишет: «Мудрый человек никогда не может быть один. Он имеет с собой добрых людей всех времен, и свободно направляет свой разум туда, куда он пожелает. То, что недоступно ему лично, он может охватить в мысли. И если людей мало, он беседует с Богом. Он никогда не бывает менее одинок, чем, когда одинок» [Ibid. P. 847]. Эдуард Целлер отмечает, что стремление Теофраста к внутренней свободе и душевному спокойствию сближает его с Эпикуром и стоиками [19. P. 405-406]. Мы согласны с данным мнением и полагаем, что именно в этом стремлении Теофраста проявилась тенденция к отчуждению индивида от общества. Впрочем, эта тенденция не являлась господствующей у перипатетиков. Во-первых, Теофраст, в отличие от стоиков и Эпикура, не стремился к независимости от внешних обстоятельств. Наоборот, он признавал зависимость счастья от судьбы и внешних условий. А во-вторых, спокойствие для Теофраста не являлось конечной целью жизни, а выступало в качестве необходимого условия для того, чтобы можно было полностью отдаться научно-исследовательской деятельности. У Эпикура и стоиков же теоретическая часть философии была подчинена практической цели достижения безмятежности и бесстрастия. Подведем итоги. Как мы установили, с образованием эллинистических монархий в Ликее значительно усилился интерес к монархическому государственному устройству. В своих многочисленных сочинениях, посвященных царской власти, перипатетики развивали идею добродетельного и просвещенного монарха. Данная идея находила подтверждение в деятельности отдельных эллинистических правителей, таких как Птолемей I, Птолемей II, Селевк I, Антигон Гонат. Влияние полисной системы, которая продолжала существовать в данный период, проявилось в исследованиях перипатетиков, посвященных законам и государственному устройству греческих полисов. Кроме этого, в Ликее продолжали работать над проектами идеального государства. Значительный интерес авторов этих проектов к проблеме политической стабильности свидетельствует о развитии кризиса полисной системы в период раннего эллинизма. В философии перипатетиков проявились также две противоположные тенденции. Тенденция к отчуждению индивида от общества возникла у Теофраста в виде стремления к уклонению от брака, семьи и детей, а также представления о мудреце, который находит удовлетворение в своем одиночестве. Тенденция к политической активности особенно заметно проявилась у Дикеарха и Деметрия Фалерского, которые деятельную жизнь ставили выше созерцательной. Интерес к политической науке в Ликее и участие его отдельных представителей в государственных делах позволяют сделать вывод о том, что у перипатетиков в период раннего эллинизма тенденция к политической активности преобладала над тенденцией к отчуждению индивида от общества. ПРИМЕЧАНИЯ 1 В Ликее в то время учились и преподавали выдающиеся философы, ученые, поэты, ораторы: Теофраст, Дикеарх, Стратон из Лампсака, Аристоксен, Деметрий Фалерский, Евдем Родосский, Гераклид Понтийский, комедиограф Менандр, оратор Динарх. Диоген Лаэртский сообщает, что Теофраста слушали до 2 тыс. учеников [1. С. 216]. И это при том, что, согласно переписи населения Аттики при Деметрии Фалерском, число полноправных граждан составляло 21 тыс. человек, а метеков - 10 тыс. [2. С. 553]. Как полагает Дройзен, в Афинах при Деметрии Фалерском на Ликей и философию перипатетиков была самая настоящая мода [3. С. 260-261]. 2 Деметрий Фалерский правил в Афинах в 317-307 гг. до н. э., будучи ставленником Кассандра. Позднее он оказался в Египте и стал влиятельной фигурой при дворе Птолемея I. Именно Деметрий Фалерский сыграл важную роль в создании и организации Музея и библиотеки в Александрии. Стратон из Лампсака был учителем Птолемея II Филадельфа. Теофраст поддерживал общение с Кассандром и Птолемеем I. По мнению Йена Уэрдингтона, тесная связь между перипатетиками и эллинистическими правителями продолжала традицию общения между греческими интеллектуалами и македонскими царями начиная с конца V в. до н. э. Уэрдингтон предполагает, что большое влияние перипатетиков в Птолемеевском Египте могло быть связано с тем, что юный Птолемей I вместе с Александром обучался у Аристотеля [4. P. 140-141]. 3 Кеней - персонаж древнегреческой мифологии. 4 Ни один из основателей эллинистических монархий не принадлежал по крови к царской династии Аргеадов, правившей в Македонии с VIII по IV в. до н. э. 5 Аристотель выделяет пять видов царской власти. Первый вид - это царская власть героических времен, которая была достаточно ограниченной. Второй вид - царская власть у варваров, наследственная и деспотическая по закону. Третий вид - выборная тирания. Четвертый вид - царская власть в Лакедемоне, которая была, по сути, наследственной и пожизненной стратегией. Пятый вид - это неограниченная власть одного над всеми [10. С. 476-477]. 6 Строго говоря, к числу диадохов, т.е. сподвижников Александра Македонского, из этого перечня относятся только Птолемей I Сотер, Селевк I Никатор, Кассандр и Лисимах. Согласно Дройзену, Антигон Гонат, Птолемей II Филадельф и Птолемей Керавн были так называемыми эпигонами, т.е. сыновьями и наследниками диадохов. 7 В дружеских отношения с Антигоном Гонатом были Зенон Китийский, Клеанф, Персей Китийский, Менедем из Эретрии, Бион Борисфенский. 8 Александрийский маяк был единственным сооружением из Семи чудес света, которое имело практическое предназначение. Маяк способствовал безопасному судоходству, а также выполнял военную функцию сигнальной башни [4. P. 144]. 9 В частности, Селевк участвовал в убийстве регента Пердикки. Птолемей I стал полноправным правителем Египта после того, как убил прежнего наместника Клеомена. Птолемей II жестоко расправился с высмеивавшим его поэтом Сотадом из Маронеи. 10 Теофраст считается автором таких сочинений, как «Обзор законов», «Законодатели», «Политики», «О наилучшем государственном устройстве», «О законах», «О наилучшем управлении государствами» и пр. [1. С. 218-220]. Деметрию Фалерскому приписываются такие сочинения, как «Об афинском законодательстве», «Об афинском государственном устройстве», «О законах», «О руководстве народом», «О политике», «О государственном устройстве» и пр. [Там же. С. 229].

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979.

Фролов Э. Д. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Личность. Власть). СПб. : Гуманитарная Академия, 2001.

Дройзен И.Г. История эллинизма. История диадохов. М. : Академический проект; Киров : Константа, 2011.

Worthington I. Ptolemy I: King and Pharaoh of Egypt. New York : Oxford University Press, 2016.

Balot R.K. Greek Political Thought. Oxford : Blackwell Publishing, 2006.

Sinclair T.A. A History of Greek Political Thought // Routledge Library Editions: Political Science. London : Taylor & Francis Group, 2012. Vol. 34.

Rowe C. The Peripatos after Aristotle // The Cambridge History of Greek and Roman Thought / C. Rowe, M. Schofield. Cambridge : Cambridge University Press, 2008. P. 390-395.

Hahm D.E. Kings and constitutions: Hellenistic theories // The Cambridge History of Greek and Roman Thought / C. Rowe, M. Schofield. Cam bridge : Cambridge University Press, 2008. P. 457-476.

Oxyrhynchus Papyri. P. XIII / P. Grenfell Bernard, S. Hunt Arthur. London : Egypt Exploration Fund, 1919.

Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: в 4 т. / пер. с древнегреч.; общ. ред. А.И. Доватура. М. : Мысль, 1983. Т. 4.

Dicaearchus of Messana: Text, Translation, and Discussion // Rutgers University Studies in Classical Humanities / William W. Fortenbaugh, E. Schutrumpf. London : Taylor & Francis Group, 2001. Vol. 10.

Плутарх. Сравнительные жизнеописания : в 3 т. М. : Академия наук СССР, 1961. Т. 1.

Феофраст. Характеры. Ленинград : Наука, 1974.

Hansen M.H. The Lifespan of Hellenic Polis // An Inventory of Archaic and Classical Poleis / Hansen Mogens Herman and Nielsen Thomas Heine. Oxford University Press, 2004. P. 16-22.

Billows R. Cities // A Companion to the Hellenistic World / A. Erskine. Blackwell Publishing, 2003. P. 196-215.

Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. М. : Наука, 1966.

Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. М. ; Л. : Академия наук СССР, 1949. Т. 1.

Nicene and Post-Nicene Fathers, Series II, Volume 6. Jerome: The Principal Works of St. Jerome. Schaff P. Christian Classics Ethereal Library, 1893.

Zeller E. Aristotle and the earlier Peripatetics: In Two Volumes. London : Longmans, Green, and Co., 1897. Vol. II.

Ликей Аристотеля - Ликей

Многим наверняка интересно откуда появилось столь cтранное название. 

Самое начало эпохи эллинизма (период завоеваний Александра Македонского) совпадает во времени с третьим периодом в деятельности Аристотеля, начавшимся после его возвращения в Афины. На этот раз Аристотель прибыл в Афины не 17-летним юношей, а 50-летним прославленным философом-ученым.

Оказавшись в Афинах, Аристотель не вернулся в Академию. Эту основанную Платоном философскую школу возглавлял теперь Ксенократ, не сумевший, как и его предшественник по руководству школы (схоларх) Спевсипп, понять и продолжить учение Платона во всем его объеме и во всей его глубине. Поэтому Аристотель мог считать себя подлинным наследником Платона если не по существу платоновского учения, уже подвергнутого критике самим Аристотелем, то по теоретическому уровню осмысления философских проблем.

Аристотель основывает свою философскую школу. Это происходит в 335/334 гг. до н. э. Эта школа Аристотеля вошла в историю философии под названием Ликей.


Основатель Ликея, Аристотель. Скульптура работы Лисиппа

Аристотель не был афинским гражданином, он не имел юридического права приобрести в Афинах дом и землю, а потому основал свою школу за пределами города при общественном гимнасии (Гимнасия - воспитательно-образовательное учреждение в Древней Греции), который находился неподалеку от храма Аполлона Ликейского, а потому назывался Ликеем. Со временем так стала называться и школа Аристотеля. При гимнасии находились строения и сад, а при строении была крытая галерея для прогулок. Поэтому школа Аристотеля стала называться Перипатос (от «перипатос» – прогулка), а ученики Аристотеля – перипатетиками. И строение, и сад не были собственностью Аристотеля. Он только ими пользовался.

Положение изменилось при преемнике Аристотеля по руководству Ликеем схолархе Теофрасте. Он также не был афинским гражданином и не мог владеть в Афинах и в пригородах недвижимой собственностью. Таков был старинный афинский закон. Однако, когда в 317 г. до н. э. в Афинах установилась олигархия (при избирательном цензе в 10 тыс. драхм в год), а власть оказалась в руках Деметрия Фалерского – ставленника Кассандра, сына Антипатра, то старый закон был нарушен. Деметрий Фалерский, который сам был перипатетиком, издал постановление, в соответствии с которым он смог подарить Теофрасту и строение, и сад.


Второй схоларх Ликея, Теофраст (Феофраст). Античный бюст

Перипатос, или Ликей, стал узаконенной организацией, объединившей учеников и последователей Аристотеля. Как и ранее платоновская Академия, Перипатос приобрел статус святилища муз. Члены Ликея делились на старших и младших. Младшие устраивали каждое новолуние посвященные музам общие трапезы, на которые приглашались люди со стороны. Схоларха, руководителя школы, избирали только старшие члены Ликея.

Время правления Деметрия Фалерского в Афинах было временем высшего внешнего расцвета Ликея Аристотеля. В Ликей съезжались ученики со всего эллинистического мира. В Афинах, где тогда насчитывалось не более 20 тыс. граждан (т. е. взрослых свободных мужчин), около 2 тыс. человек были учениками в Ликее. Не все слушатели удовлетворяли Теофраста, иначе он не сказал бы в одном из своих писем, что нелегко подобрать по вкусу узкий круг слушателей, не только что широкий. Многих влекло в Ликей тщеславие, желание приобщиться к школе, главу которой – Теофраста – принимали цари: Кассандр в Македонии и Птолемей I Сотер в Египте.

Однако перипатетики имели в Афинах и врагов. Еще при Деметрий Фалерском некий Аннонид попытался было обвинить Теофраста в безбожии, однако сам был обвинен и наказан. По-другому дела Ликея стали обстоять после изгнания из Афин Деметрия Фалерского Деметрием Полиоркетом. В Афинах восстанавливается демократия, а в связи с этим ухудшается положение Ликея.

Некий Софокл проводит закон, согласно которому нельзя было руководить школой без согласия афинского совета и народа, однако такого согласия перипатетиками получено в свое время не было. Ученикам Аристотеля пришлось бежать из Афин. Но у них нашелся защитник в лице некоего Филона, который обвинил Софокла в противозаконии. Закон Софокла был отменен, перипатетиков вернули в Афины. Новое восстановление олигархии в Афинах, после поражения Деметрия Полиоркета в битве при Ипсе в 301 г. до н. э., не принесло улучшения положению Ликея. Напротив, племянник Демосфена Демохарес организовал в Афинах репрессии против сторонников Македонии, а у Ликея с Македонией была традиционная, идущая от Аристотеля, связь. Перипатетики снова бегут из Афин. Многие из них находят свое убежище в египетской Александрии, где за семь лет до этого обосновался Деметрий Фалерский. Такова внешняя история Ликея.

Что касается ее внутренней стороны, то необходимо отметить, что после Аристотеля Ликей шел первое время по линии усиления в нем научных интересов при ослаблении философских. Конечно, и Аристотель занимался конкретными науками, например зоологией. Однако у Аристотеля философский интерес все же превалировал над научным. После Аристотеля Ликей обращается к научной работе. На первое место выходит эмпиризм, который у Аристотеля хотя и был, но в значительной мере погашался его же рационализмом. Все теоретическое знание о мире потенциально заложено в разумной душе, присущей – только человеку. Оно выявляется благодаря совместному действию, с одной стороны, получаемых из внешнего опыта представлений, а с другой стороны, активного интеллекта, который у Аристотеля приобрел самостоятельное сверхчеловеческое бытие. После Аристотеля в Ликее рационализм как учение о внеопытном происхождении теоретического знания пошел на убыль, эмпиризма же как учения о том, что всякое знание имеет своим первоначальным источником опыт и только опыт (в случае сенсуализма это внешний опыт), стало больше.

А затем происходит этизация Ликея – школа Аристотеля обращается по преимуществу к вопросам морали, что отвечало общей тенденции развития эллинистической философии.

Однако это происходит со значительным опозданием по сравнению с платоновской Академией: этизация Академии начинается уже в 315 г. до н. э., когда схолархом после Ксенократа становится Полемон, а Ликея – в 268 г. до н. э., когда схолархом школы Аристотеля становится Ликон.

Вот такая история простая и в то же время интересная история)). Ликей - это школа философских (и не только) учений, созданная Аристотелем

définition de %d0%bf%d0%be%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f et synonymes de %d0%bf%d0%be%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f (russe)



%d0%bf%d0%be%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f : définition de %d0%bf%d0%be%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f et synonymes de %d0%bf%d0%be%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b0%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%20%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8f (russe)

Contenu de sensagent

  • définitions
  • synonymes
  • antonymes
  • encyclopédie
  • определение
  • синоним

dictionnaire et traducteur pour sites web

Alexandria

Une fenêtre (pop-into) d'information (contenu principal de Sensagent) est invoquée un double-clic sur n'importe quel mot de votre page web. LA fenêtre fournit des explications et des traductions contextuelles, c'est-à-dire sans obliger votre visiteur à quitter votre page web !

Essayer ici, télécharger le code;

Solution commerce électronique

Augmenter le contenu de votre site

Ajouter de nouveaux contenus Add à votre site depuis Sensagent par XML.

Parcourir les produits et les annonces

Obtenir des informations en XML pour filtrer le meilleur contenu.

Indexer des images et définir des méta-données

Fixer la signification de chaque méta-donnée (multilingue).

Renseignements suite à un email de description de votre projet.

Lettris

Lettris est un jeu de lettres gravitationnelles proche de Tetris. Chaque lettre qui apparaît descend ; il faut placer les lettres de telle manière que des mots se forment (gauche, droit, haut et bas) et que de la place soit libérée.

boggle

Il s'agit en 3 minutes de trouver le plus grand nombre de mots possibles de trois lettres et plus dans une grille de 16 lettres. Il est aussi possible de jouer avec la grille de 25 cases. Les lettres doivent être adjacentes et les mots les plus longs sont les meilleurs. Participer au concours et enregistrer votre nom dans la liste de meilleurs joueurs ! Jouer

Dictionnaire de la langue française
Principales Références

La plupart des définitions du français sont proposées par SenseGates et comportent un approfondissement avec Littré et plusieurs auteurs techniques spécialisés.
Le dictionnaire des synonymes est surtout dérivé du dictionnaire intégral (TID).
L'encyclopédie française bénéficie de la licence Wikipedia (GNU).

Traduction

Changer la langue cible pour obtenir des traductions.
Astuce: parcourir les champs sémantiques du dictionnaire analogique en plusieurs langues pour mieux apprendre avec sensagent.

 

7239 visiteurs en ligne

calculé en 0,063s

allemand anglais arabe bulgare chinois coréen croate danois espagnol espéranto estonien finnois français grec hébreu hindi hongrois islandais indonésien italien japonais letton lituanien malgache néerlandais norvégien persan polonais portugais roumain russe serbe slovaque slovène suédois tchèque thai turc vietnamien

allemand anglais arabe bulgare chinois coréen croate danois espagnol espéranto estonien finnois français grec hébreu hindi hongrois islandais indonésien italien japonais letton lituanien malgache néerlandais norvégien persan polonais portugais roumain russe serbe slovaque slovène suédois tchèque thai turc vietnamien

Аристотелизм - По движению / школа

Аристотелизм - это школа или традиция философии Сократического (или классического ) периода Древней Греции, которая черпает свое определяющее вдохновение из работ 4-го века до нашей эры. философ Аристотель.

Его непосредственные последователи были также известны как Перипатетическая школа (что означает странствующие или гуляющие, после крытых проходов в лицее в Афинах , где они часто встречались) и среди наиболее видных членов (кроме самого Аристотеля). ) были Теофраст (322 - 288 г.C.), Евдем Родосский (ок. 370 - 300 до н.э.), Дикаарх (ок. 350 - 285 до н.э.), Стратон из Лампсака (288 - 269 до н.э.), Ликон из Троады (ок. 269 ​​- 225 до н. Э.), Аристо Кеосский (ок. 225 - 190 до н. Э.), Критолай (ок. 190 - 155 до н. Э.), Диодор Тирский (ок. 140 до н. Э.), Эримней (ок. 110 г. до н.э.) и Александр Афродисийский (ок. 200 г. н.э.).

Аристотель разработал более ранние философские работы Сократа и Платона в более практических и приземленных манерах и был первым, кто создал всеобъемлющую систему философии, охватывающую этику, метафизику, эстетику, логику и т. Д. Эпистемология, политика и наука .Он отверг рационализм и идеализм, поддерживаемые платонизмом, и отстаивал характерную аристотелевскую добродетель «phronesis» (практическая мудрость или благоразумие). Еще одним краеугольным камнем аристотелизма является идея телеологии (идея о том, что все вещи предназначены или направлены на достижение конечного результата , результата или , цели ).

Аристотелевская логика была доминирующей формой логики до тех пор, пока в 19 веке не появилась математическая логика , и еще в 18 веке Кант заявил, что теория логики Аристотеля полностью составляла как основу дедуктивного вывода .Его шесть книг по логике, организованные в собрание, известное как «Органон» в I веке до нашей эры, остаются стандартными текстами даже сегодня.

Работы Аристотеля по этике (в частности, «Никомахова этика» и «Евдемова этика» ) вращаются вокруг идеи, что мораль - это практический , а не теоретический , поле, и, если человек должен стать добродетельным, он должен выполнять добродетельных действий , а не просто изучать , что такое добродетель. Доктрины этики добродетели и эвдемонизма достигли апофеоза в этических трудах Аристотеля. Он подчеркнул, что человек - это рациональное животное, и что Добродетель приходит с правильным упражнением разума . Он также продвигал идею «золотой середины» , желательной золотой середины между двумя нежелательными крайностями (например, добродетель смелости - это средство между двумя пороками трусости и безрассудства).

Аристотелевская метафизика и эпистемология во многом следуют методам его учителя Платона, хотя в некоторых вопросах он начал расходиться.Аристотель предположил, что для того, чтобы знание было истинным , оно должно быть неизменным , как и объект этого знания. Таким образом, Вселенная делится на два явления: Форма (абстрактное и ненаблюдаемое, такое как души или знания) и Материя (наблюдаемые, вещи, которые можно ощутить и количественно оценить), и эти два явления на отличаются от от, но непременно к друг другу. Аристотелевская концепция гиломорфизма (идея о том, что веществ являются формами, унаследованными в материи ) отличалась от концепции Платона тем, что он считал, что форма и материя неразделимы , и что материя и форма не существуют на отдельно друг от друга. друг от друга, но только вместе .

Теория Политики Аристотеля подчеркивает веру в то, что люди по своей природе политичны , и что политическая жизнь свободного гражданина в самоуправляющемся государстве или «полисе» (с конституцией, которая представляет собой смесь лидерства , аристократия и гражданское участие ) высшая форма жизни . Аристотелевские идеалы лежат в основе многих современных либеральных взглядов на политику, голосование и гражданство.

Хотя большая часть работ Аристотеля была потеряна для западной философии после падения Римской империи , тексты были повторно представлены на Западе средневековыми исламскими учеными , такими как Аверроэс и Маймонид. Подобно тому, как эти мусульманские философы примирили аристотелизм с исламскими верованиями , святой Фома Аквинский в значительной степени отвечал за примирение аристотелизма с христианством , утверждая, что дополняет , а завершает истины, открытой в христианской традиции.Он стал доминирующим философским влиянием на схоластику и томизм в раннем средневековье в Европе.

Отчетливо аристотелевская идея телеологии была передана через немецких философов Кристиана Вольфа (1679 - 1754) и Иммануила Канта Георгу Гегелю, который применил ее к истории в целом, что в свою очередь привело к важному аристотелеву. влияние на Карла Маркса.

непреходящее наследие аристотелизма можно увидеть в работах современных философов, таких как Джон МакДауэлл (1942 -), Ганс-Георг Гадамер (1900-2002) и Аласдер Макинтайр (1929 - ) .

перипатетиков - энциклопедия



ПЕРИПАТЕТИКА (от греч. irEpuramuz., , чтобы ходить), имя, данное в древности последователям Аристотеля, либо из-за его привычки ходить взад и вперед, когда он читал лекции своим ученикам, либо из-за lrEpilraTos (крытая прогулка) лицея.

Ближайшие преемники Аристотеля Теофраст и Евдем Родосские были прилежными учеными, а не оригинальными мыслителями.Они не вносили никаких новшеств в основные доктрины своего учителя, и их усердие в основном направлено на то, чтобы дополнять его работы в незначительных деталях. Таким образом, они усилили аристотелевскую логику теорией гипотетического и дизъюнктивного силлогизма и добавили к первой фигуре категорического силлогизма пять настроений, из которых впоследствии была построена четвертая фигура. Стремление к естествознанию и систематизации эмпирических деталей, отличавшее Аристотеля от Платона, разделялось Теофрастом (q.v.). Такой же поворот к деталям наблюдается в его этике, где, судя по несовершенным свидетельствам Персонажей, он разработал еще более детальный портрет добродетелей Аристотеля См. Gellius, Noct. Att. xiii. 5, где рассказывается о том, как Аристотель избрал Феофраста своим преемником, и об их относительных пороках. В его доктрине добродетели особая перипатетическая позиция относительно важности внешних благ защищалась им с упором против нападок стоиков.Похоже, что он придавал этому вопросу даже большее значение, чем сам Аристотель, что, несомненно, привело к этому отчасти из-за накала споров, а отчасти из-за важности, которую досуг и свобода от изнуряющих забот естественно придают человеку с его прилежным темпераментом. Дошедшие до нас метафизические & roplac Теофраста показывают, что он полностью осознавал трудности, с которыми сталкиваются многие аристотелевские определения. Но мы не знаем, как он предлагал встречать собственную критику; и они, похоже, не внушали ему фактического отхода от учения его учителя, не говоря уже о его радикальном изменении.В поднимаемых им трудностях мы, вероятно, можем обнаружить склонность к натуралистической интерпретации. С другой стороны, Евдем больше склоняется к теологической или платонической стороне Аристотеля. философия. Эвдемова этика (которая, за исключением, возможно, трех общих для этого трактата книг и Никомахова этики , без всяких колебаний приписывает «Евдему») прямо определяет окончательный этический идеал Аристотеля O € wpia. со знанием и созерцанием Бога.И это дает Евдему стандарту для определения среднего значения разумом, которого требовал Аристотель, но сам оставил неясным. Все, что способствует нашему продвижению к познанию Бога, хорошо; всякая помеха - зло. Тот же дух можно проследить и у автора глав, которые появляются в приложении к книге i. Метафизики Аристотеля . Они были приписаны Пасиклу, племяннику Евдема. В остальном Евдем демонстрирует даже меньшую философскую независимость, чем Теофраст.Среди перипатетиков первого поколения, которые были личными учениками Аристотеля, другие главные имена - это имена Аристоксена Тарентского и Дикаарха Мессенского. Аристоксен, который ранее принадлежал к пифагорейской школе, придерживался позиции, с которой уже боролся Платон в г. Федон г., что душа должна рассматриваться как ничто иное, как гармония тела. Дикаарх согласился со своим другом в этой натуралистической интерпретации аристотелевской энтелехии и официально выступил против бессмертия души.

Натуралистическая тенденция школы достигла своего полного выражения в Стратоне из Лампсака, самом независимом и, вероятно, наиболее способном из ранних перипатетиков. Его система основана на формальном отрицании трансцендентного божества. Цицерон приписывает ему высказывание, что он не нуждался в помощи богов в строительстве вселенной; другими словами, он свел формирование мира к действию сил природы. У нас есть свидетельства того, что он не заменял имманентную мировую душу внеземным божеством Аристотеля; он не осознавал ничего, кроме естественной необходимости.Однако у него возник спор с атомистическим материализмом Демокрита в отношении его двойных допущений об абсолютных атомах и бесконечном пространстве. Его собственные рассуждения привели его скорее к тому, чтобы сделать упор на качественном аспекте мира. Согласно Стратону, истинное объяснение вещей следует искать в силах, порождающих их атрибуты, и он вслед за Аристотелем выводил все явления из основных атрибутов или элементов тепла и холода. Его психологическая доктрина объясняла все функции души как способы движения и отрицала какое-либо отделение разума от способностей чувственного восприятия.В этой связи он апеллировал к утверждению Аристотеля о том, что мы не можем мыслить без чувственного образа.

Преемниками Стратона во главе лицея были Ликон, Аристо Кеосский, Критолай, Диодор Тирский и Эримней, который подводит философскую преемственность примерно до z oo до н. Э. Другими перипатетиками, относящимися к этому периоду, являются Иероним Родосский, Пританис и Формион Эфесский, delirus senex , который пытался обучить Ганнибала военному искусству (Cic. De orat. II. 18). Сотион, Гермипп и Сатир были скорее историками, чем философами. Гераклид Лембус, Агафархид и Антисфен Родосский - имена для нас и не более того. Дело в том, что после Стратона в перипатетической школе почти 200 лет не было ни одного выдающегося мыслителя. В начале I века до н. Э. все философские школы начали захватывать дух эклектики. Отчасти это было связано с влиянием практического римского духа. Это влияние иллюстрирует проконсул Луций Геллий Публикола (около 70 г. до н. Э.C.), который предложил представителям школ в Афинах помочь им уладить их разногласия (Cic. De leg. I. 20). Эта атмосфера безразличия незаметно повлияла на отношение противоборствующих школ друг к другу, и мы находим различные движения к единству во взглядах Боэта Стоика, Панэция и Антиоха Аскалонского, основателя так называемой «Пятой Академии». Между тем можно сказать, что перипатетическая школа сделала новое направление и новую жизнь.Импульс был вызван Андроником Родосским. Его критическое издание Аристотеля указывало поздним перипатетикам направление, в котором они могли двигаться к Андронику. работают с прибылью, и с этого момента школа посвятила себя почти исключительно написанию комментариев к Аристотелю, , например. - Боэта Сидонского, Аристона Александрийского, Стасея, Кратиппа и Николая Дамаскина. Наиболее интересным перипатетическим трудом того периода является трактат « De mundo, », который является хорошим примером витающей в то время эклектической тенденции в перипатетической школе.Примесь стоических элементов настолько велика, что некоторые критики приписывают эту работу автору-стоику; но перипатетизм автора кажется более фундаментальной составляющей его доктрины.

Наши знания о перипатетической школе в течение первых двух столетий христианской эры очень фрагментарны; но те из ее представителей, о которых что-либо известно, полностью ограничились комментариями к различным трактатам Аристотеля. Так, Александр из Эги, учитель Нерона, прокомментировал Категории и De caelo. В 10-м веке Аспасий и Адраст Афродисийские написали многочисленные комментарии. Последний также рассматривал порядок аристотелевских писаний в отдельной работе. Несколько позже Гермин, Ахайк и Сосиген прокомментировали логические трактаты. Аристокл Мессенский, учитель Александра Афродисийского, был автором полной критической истории греческой философии. Этот второй этап деятельности школы завершается комплексными трудами Александра Афродизиаса (Схоларх, c. 200), экзегет par excellence, иногда называют вторым Аристотелем. Интерпретация Александра исходит из уже знакомых нам натуралистических линий. Аристотель утверждал, что только индивидуальное A '' A реально, и, тем не менее, утверждал, что всеобщее является надлежащим объектом познания. Александр стремится к последовательности, удерживая только первую позицию. Он говорит, что индивидуальное предшествует всеобщему не только «для нас», но и само по себе, а универсалии - это абстракции, которые имеют лишь субъективное существование в интеллекте, который их абстрагирует.Даже божество должно быть подчинено концепции индивидуальной субстанции. Такая интерпретация позволяет нам понять, как позднее Аристотель мог считаться отцом номинализма. Форма, продолжает Александр, везде неотделима от материи. Следовательно, душа неотделима от тела, чьей душой или формой она является. Разум или интеллект связаны с другими способностями. Комментарии Александра легли в основу арабского и схоластического исследования Аристотеля.Вскоре после смерти Александра перипатетическая школа, как и все остальные, была объединена с неоплатонизмом.

Аристотель - Школа жизни Статьи

]]>

Аристотель родился около 384 г. до н.э. в древнегреческом королевстве Македония, где его отец был царским врачом. Он вырос, возможно, самым влиятельным философом в истории со скромными прозвищами вроде «мастер» или просто «философ». Одной из его главных задач было обучение Александра Великого, который вскоре после этого отправился покорять известный мир.

Аристотель учился в Афинах, несколько лет работал с Платоном, а затем начал самостоятельную деятельность. Он основал научно-педагогический центр под названием «Лицей»: французские средние школы и лицеи названы в честь этого предприятия. Он любил гулять, обучая и обсуждая идеи. Его последователей называли перипатетиками, странниками. Его многие книги на самом деле являются конспектами лекций.

Аристотель был очарован тем, как все работает на самом деле. Как развивается куриный эмбрион в яйце? Как размножаются кальмары? Почему в одном месте растение хорошо растет, а в другом - почти не растет? И, самое главное, что делает жизнь человека и общества в целом благополучной? Для Аристотеля философия заключалась в практической мудрости.Вот четыре больших философских вопроса, на которые он ответил:

1. Что делает людей счастливыми?

В «Никомаховой этике » - книга получила свое название потому, что ее отредактировал его сын, Никомах, - Аристотель поставил перед собой задачу определить факторы, которые приводят людей к хорошей жизни или нет. Он предположил, что все хорошие и успешные люди обладают различными добродетелями, и предложил, чтобы мы стали лучше определять, что это такое, чтобы мы могли воспитать их в себе и уважать их в других.

Аристотель также заметил, что каждая добродетель, кажется, разбита посреди двух пороков. Он занимает то, что он назвал «золотой серединой» между двумя крайностями характера. Например, в четвертой книге своего Этика под очаровательным названием разговорных добродетелей и пороков - остроумия, шутовства и хамства - Аристотель рассматривает способы, которыми люди лучше или хуже разговаривают друг с другом.

Аристотель признавал, что умение вести хороший разговор - одна из ключевых составляющих хорошей жизни.Некоторые люди ошибаются, потому что им не хватает тонкого чувства юмора: это скучно: «кто-то бесполезен для любого вида социальных отношений, потому что он ничего не вносит и на все обижается». Но другие доводят юмор до излишка: «шут не может устоять перед шуткой, не щадя ни себя, ни кого-либо еще, при условии, что он может вызвать смех и сказать то, что человек со вкусом никогда бы не подумал сказать». Так что добродетельный человек в этой сфере находится в золотой середине: остроумный, но тактичный.

В увлекательном обзоре личности и поведения Аристотель анализирует «слишком мало», «слишком много» и «правильно» в отношении целого ряда достоинств.Мы не можем изменить свое поведение в любой из этих областей просто так. Но со временем изменение возможно. Аристотель говорит, что нравственное совершенство - результат привычки. Это требует времени, практики, поддержки. По мнению Аристотеля, людей, лишенных добродетели, следует рассматривать как несчастных, а не как злых. Им нужны не брань и не тюремное заключение, а лучшие учителя и больше наставлений.

2. Для чего искусство?

Искусство блокбастера в то время было трагедией.Афиняне смотрели кровавые пьесы на общественных фестивалях, проводимых в огромных театрах под открытым небом. Эсхил, Еврипид и Софокл были именами нарицательными. Аристотель написал руководство по написанию великих пьес, Поэтика . В нем есть отличные советы: например, используйте peripeteia , изменение судьбы, когда для героя дела идут от великого к ужасному. И anagnorisis , момент драматического откровения, когда герой внезапно понимает, что его жизнь идет очень плохо - и это, по сути, катастрофа.

Но для чего собственно трагедия? Какой смысл в том, чтобы все сообщество собиралось вместе, чтобы наблюдать за ужасными вещами, происходящими с главными персонажами? Подобно Эдипу в пьесе Софокла, который случайно убивает своего отца, женится на своей матери, узнает, что он сделал это, и выколачивает себе глаза в раскаянии и отчаянии. Ответ Аристотеля: катарсис . Catharsis - это своего рода очистка: избавляешься от всего плохого. В этом случае очистить наши эмоции, в частности, наши заблуждения, связанные с чувствами страха и жалости.

У нас здесь естественные проблемы: мы жестоки, не жалуем того, чего заслуживают, и склонны либо к преувеличенным страхам, либо к недостаточному испугу. Трагедия напоминает нам, что ужасные вещи могут случиться с порядочными людьми, включая нас самих. Небольшой недостаток может привести к краху всей жизни. Поэтому у нас должно быть больше сострадания или жалости к тем, чьи действия приводят к катастрофическим ошибкам. Нам необходимо постоянно коллективно переосмысливать эти важные истины. Задача искусства, по мнению Аристотеля, состоит в том, чтобы закрепить в нашем сознании глубокие истины о жизни.

3. Зачем друзья?

В восьмой и девятой книгах Никомаховой этики , Аристотель выделяет три различных типа дружбы: есть дружба, которая возникает, когда каждый человек ищет развлечения, их главный интерес заключается в собственном удовольствии и возможности момента, который другой человек предоставляет. Кроме того, есть дружба, которая является действительно стратегическим знакомством. Они получают удовольствие от общества друг друга только постольку, поскольку они надеются получить от этого пользу.

Тогда есть настоящий друг. Не тот, кто такой же, как вы, а кто-то, кто не вы, но о ком вы заботитесь не меньше, чем о себе. Печали настоящего друга - это ваши печали. Их радости - ваши. Это делает вас более уязвимым, если с этим человеком что-то случится. Но это тоже очень сильно усиливается. Вы освободились от слишком узкой орбиты собственных мыслей и забот. Вы расширяетесь в жизнь другого, вместе вы становитесь больше, умнее, выносливее, справедливее.Вы разделяете достоинства и устраняете недостатки друг друга. Дружба учит нас, кем мы должны быть: это в буквальном смысле лучшая часть жизни.

4. Как идеи могут проявляться в загруженном мире?

Как и многие люди, Аристотель был поражен тем фактом, что лучший аргумент не всегда побеждает в дебатах или набирает популярность. Он хотел знать, почему это происходит и что мы можем с этим поделать. У него было много возможностей для наблюдений. В Афинах многие решения принимались на публичных собраниях, часто на агоре , городской площади. Ораторы соперничали друг с другом, чтобы повлиять на общественное мнение.

Аристотель изобразил, как на аудиторию и отдельных людей влияют многие факторы, но не в строгом соответствии с логикой или фактами дела. Это сводит с ума, и многие серьезные люди этого не выносят. Они избегают рыночных споров и массовых дебатов. Аристотель был более амбициозен. Он изобрел то, что мы до сих пор называем риторикой, искусство заставлять людей соглашаться с вами. Мы хотели, чтобы вдумчивые, серьезные и благонамеренные люди научились быть убедительными, чтобы обращаться к тем, кто еще не согласен.

Он делает несколько вневременных замечаний: вы должны развеять страхи людей, вы должны увидеть эмоциональную сторону проблемы. На кону стоит чья-то гордость? Чувствуют ли они себя смущенными? - и соответственно обхватить его. Вы должны сделать его забавным, потому что продолжительность концентрации внимания невелика, и вам, возможно, придется использовать иллюстрации и примеры, чтобы оживить вашу мысль.

Мы заядлые ученики Аристотеля. Сегодня философия не кажется самым практическим занятием, возможно, потому, что в последнее время мы не уделяли достаточно внимания Аристотелю.

]]>

Аристотель - носимые устройства: рост числа ходячих встреч…

Мышление. Говорю. Гулять пешком. Эти основные человеческие функции неразрывно связаны друг с другом на протяжении всей истории. Это фундаментальный человеческий опыт, , который нужен нам, чтобы двигаться, путешествовать и вдохновляться открывать новые вещи. Дело в том, что ходьба значительно улучшает творческое мышление. Только с появлением в городах расширения современных офисных зданий встречи в том виде, в каком мы их знаем, превратились в встречи за столами, а участники рассаживаются на стульях. Теперь, когда в нашем обществе происходят сдвиги, многие из этих руководителей становятся излишними, поскольку традиционная идея об офисе и его рабочем месте распадается из-за возросшей мобильности, персонализированных технологий и растущего внимания к нашему человеческому благополучию.

А как насчет первых великих мыслителей и ораторов? Древнегреческие философы особенно любили ходить во время разговоров, обучения и сотрудничества. Действительно, фреска Рафаэля « Афинская школа » изображает Аристотеля и Платона , идущих, обсуждая горячие темы дня со своими последователями, держа в руках свои книги, которые, несомненно, содержат записи самой первой встречи.Неслучайно последователей Аристотеля называли перипатетической школой (то есть того, кто регулярно и широко ходит; название связывает мышление с ходьбой ). И были софисты , философы, которые бродили из города в город, выступая перед аудиторией, жаждущей информации и новых идей.

Нет абсолютно никаких сомнений в том, что процесс ходьбы (и общения с людьми, с которыми вы идете) усиливает творческое мышление и в настоящее время может привести к лучшему вовлечению сотрудников , разрушая барьеры между руководителем / подчиненным или между коллегами. рабочие.(И, конечно же, опыт , идущего бок о бок с вашим боссом, делает разговор более равным и свободным, , чем если бы вы сидели в офисе за столом, а босс во главе).
Итак, вернемся к Аристотелю ... он очень осознавал важность записи встреч и записывать идеи . Он всегда носил с собой свою верную записную книжку на прогулках и беседах, и это важное соображение перед тем, как начинать пешеходную встречу. Как делать записи в пути? Очевидно, пешеходные встречи (или это должно быть « Weetings »?) - не повод брать с собой любимый блокнот и ручку.Лучше всего, чтобы поток идей и диалогов оставался свободным и творческим . (Конечно, если вам в голову приходит «следующая большая вещь», и вы беспокоитесь, что забудете, тогда запишите самое необходимое в приложении для смартфона или попробуйте диктофон для голосовых заметок).

Итак, насколько технологии могут помочь в пешеходных собраниях / мобильных собраниях / собраниях в дороге? Что, если бы вы могли организовывать пешеходные встречи и делать заметки, просто используя «умное устройство»? А вы бы? (Это может быть решением для тех душ, у которых есть « разделение на iPhone », и которые не хотят надолго отлучаться от своих столов и электронных контактов).

Потребность в элегантных и сдержанных решениях - это то, с чем Arthur Holm знаком. Для создания интеллектуальных решений для совместного использования и совместной работы (и исключения внешних устройств) линейка DynamicShare объединяет интуитивно понятную AV-систему для совместной работы для совместного использования участниками переговорной комнаты .
Как скоро эта отмеченная наградами система станет 100% портативной и может использоваться для встреч на свежем воздухе ! А пока смотрите DynamicShare здесь:

http: // www.arthurholm.com/product-family/signal-distrubution-and-selection/

Но до того дня, когда эти технологии начнут больше интегрироваться в пешеходные собрания, возможно, лучше всего просто «быть». Наслаждайтесь свободой и человечностью без каких-либо препятствий *. Гуляйте, встречайтесь, наслаждайтесь, разговаривайте , погрузитесь в творческие мысли и энергию, которые начнут разворачиваться, когда мы начнем двигаться, думать и взаимодействовать вдали от офисной среды.

* Некоторые известные поклонники ходячих встреч: Аристотель, Платон, Гете, Чарльз Дарвин и Диккенс, Бетховен, Стив Джобс, Барак Обама (с Ангелой Меркель выше), Марк Цукерберг.

перипатетик - определение и значение

  • В тот день мы были на марше в том, что Денхэм называл нашей перипатетической больницей ; но он не был счастлив.

    Заряд! История британца и бурского

  • Генри Пареки лучше всего можно описать как странствующего предпринимателя .

    SFGate: Главные новости

  • Исходя из моего собственного опыта чтения вечеринок, я должен выбрать в качестве их специфических характеристик склонность к шляпам и кепкам таких замечательных форм, которые, если бы однажды они носились в четырехугольнике колледжа, стали бы предметом _instanter_ в общей комнате; и среди некоторых людей (которых мы можем назвать странствующих философов партии) пристрастие к потрепанным шубам и коротким трубкам, с которыми они путешествуют по окрестностям к чуду коренных жителей; в то время как те, кого мы можем причислить к стоикам, выказывают предпочтение халатам и прохладительным напиткам и ограничиваются главным образом дверными проемами и открытыми окнами своих жилищ.

    Эдинбургский журнал Blackwood, Том 54, № 334, август 1843 г.

  • Бруксу удалось втиснуть « странствующий », «невозмутимость», «гомеостаз», «временщик», «высокопарный» и «дидактический» в краткую статью из 850 слов о внутренней работе разума Обамы, обнажая хрупкую психику его собственный, и отчаянная потребность подтвердить свою позицию национального говорящего человека.

    Бен Коэн: Дэвид Брукс и большие слова

  • Как ни странно, это безумно удобно, и этот вид странствующего образа жизни (в то время как анафема моей жене) полностью подходит моему А.Д.Д. поиски постоянных приключений.

    люси ван пельт держит футбольный мяч

  • Как ни странно, это безумно удобно, и этот вид странствующего образа жизни (в то время как анафема моей жене) полностью подходит моему ADD. поиски постоянных приключений.

    открыто двухэтажный

  • С этой целью Патрик основал своего рода странствующую школу .

    Католическая энциклопедия, том 1: Аахен-Ассиз

  • Эта платоническая пропаганда (решительно направленная против восстановления « странствующего » и антиплатонических атак неоаристотелевской школы) нашла отклик в

    году.

    Католическая энциклопедия, том 1: Аахен-Ассиз

  • Цель состоит в том, чтобы учиться в процессе становления « странствующим » учреждением, перемещающимся из города в город с интервалом в два года.

    The Art Newspaper - RSS

  • Цель состоит в том, чтобы учиться в процессе становления « странствующим » учреждением, перемещающимся из города в город с интервалом в два года.

    The Art Newspaper - RSS

  • Определение перипатетика Merriam-Webster

    пери · па · тет · ic | \ ˌPer-ə-pə-ˈte-tik \

    1 заглавные : последователь Аристотеля или приверженец аристотелизма.

    3 перипатетика \ ˌПер- ə- пə- ˈтетики \ множественное число : движение или путешествия туда-сюда

    : , относящиеся к ходьбе или связанные с ней

    б : перемещение или перемещение с места на место : странствующий

    Кто такой Аристотель? - Ежедневно

    Аристотель был настолько влиятельным человеком, что Фома Аквинский назвал его просто «Философ.Третий в трилогии великих греческих философов (после Сократа и Платона), Аристотель разветвился в областях, которыми пренебрегали его предшественники. Его считают отцом современной логики, и его работа закладывает основы современного научного метода. Аристотель изменил наши представления о реальности, опустив философию на землю, показывая нам, как понимать мир, наблюдая за ним.

    Аристотель родился в 384 г. до н. Э. В Стагире, на фракийском побережье Греции. Когда ему было 17 лет, он переехал в Афины и поступил в Академию Платона.Аристотель быстро стал звездным учеником Академии, несмотря на несогласие с Платоном по многим философским принципам. Когда Платон умер в 347 г. до н. Э., Аристотель покинул Афины и перебрался в Мисию, где женился и у него родился сын. Следующее предложение работы Аристотеля поступило от королевского двора Македонии. Он обучал 13-летнего мальчика, который позже покорит мир, юного Александра Великого. Когда его ученик взошел на трон, он вернулся в Афины и обнаружил, что Академия процветает. Платоновская философия прочно закрепилась в греческой культуре, и Аристотель основал свою школу - Лицей.

    Эта фреска Рафаэля «Афинская школа» эпохи Возрождения помогает нам понять, почему онтология Аристотеля (теория бытия) была такой радикальной в мире, где господствует платоническая мысль.

    Согласно философии Платона, то, что мы воспринимаем как реальность, является просто несовершенным выражением нематериальных «форм». Истина существует только за пределами материального мира. Чтобы понять, что такое «хорошее», вы должны понять концепцию «доброты» и признать, что ничто из существующего на Земле никогда не достигнет цели.

    Философия Аристотеля переносит наше внимание на другой конец спектра. По мнению Аристотеля, материальный мир - король. Окончательное выражение реальности находится в окружающем нас мире, в частности в людях, животных и вещах, которые он называет «первичными субстанциями». Любые другие категории, которые мы можем создать («хорошие» или «мужчины»), на самом деле существуют только для того, чтобы помочь нам говорить об этих отдельных людях или вещах. Итак, Рафаэль показывает Платона слева, указывающего на небо, указывая на трансцендентный идеал, в то время как его ученик указывает вниз на землю, обращая наше внимание на материальный мир.

    Когда вы пытаетесь ответить на вопрос, вы сначала думаете, а затем пытаетесь выяснить, как ваш ответ вписывается в мир? Или вы начинаете с наблюдения, сбора информации, а затем выстраиваете категории и концепции на основе полученных вами идей? Аристотель рассматривал последний подход как путь к познанию.

    Факты еще недостаточно установлены. Если да, то следует отдавать должное наблюдениям, а не теориям, и теориям, только если то, что они утверждают, согласуется с наблюдаемыми фактами.

    Помимо своей сосредоточенности на наблюдении, Аристотель впервые в западной философии ясно изложил формальную логику. Разбивая аргументы в символической форме, он придумал стиль логики, который определил логику , пока в 19 веке его не сменила математическая логика. Фактически, формула изобретения должна быть разбита на простые термины, которые устанавливают взаимосвязь идей (например, если А, то Р, А, следовательно, Р). Преобразование аргументов в символическую форму значительно усложняет использование витиеватого языка или убедительных анекдотов, помогающих скрыть нелогичные аргументы и выводы.

    В Афинах у Аристотеля появились собственные последователи. Обучение в лицее отличалось от платоновской академии. Аристотеля интересовала практическая мудрость, понимание того, как вещи работают и как делать их лучше, что для него включало понимание того, как стать лучше, как быть счастливым и как построить лучшее общество. Он заставлял своих учеников наблюдать за природой, собирать информацию и даже разговаривать с охотниками и рыбаками, чтобы расспрашивать их об их опыте. Аристотель любил много гулять, пока читал лекции, поэтому его последователи стали известны как Peripatetics , что означает «ходить».”

    С падением Александра Македонского в 323 г. до н.э. политическая ситуация изменилась. Из-за своих связей с Македонией Аристотель был вынужден бежать из Афин, чтобы защитить себя. Он умер через год.

    Этому плодовитому писателю приписывают более 200 трактатов, из которых сохранился только 31.

    В античном мире Аристотель был известен как искусный стилист прозы (вдохновитель римского оратора Цицерона), но некоторые работы, дошедшие до наших дней, в основном представляют собой конспекты лекций.Они не предназначены для чтения, поэтому иногда за ними трудно уследить. Будьте терпеливы; это стоит усилий, но на распаковку уходит время.

    Никомахова этика

    Название принадлежит Никомаху, сыну Аристотеля, который первым редактировал книгу.

    Здесь Аристотель пытается помочь нам понять, что мы должны делать со своей жизнью. По его словам, наша конечная цель - найти eudaimonia (по-английски мы бы назвали это чем-то вроде счастья или удовлетворения), и мы должны структурировать свою жизнь так, чтобы наша повседневная деятельность в конечном итоге приводила нас к этому.Аристотель советует нам мыслить дальше нашей одержимости определением разницы между хорошим и плохим поступком. Случайные добрые дела не делают из вас хорошего человека. Стать хорошим человеком - это долгий процесс, который требует от нас работать над тем, чтобы стать добродетельными.

    Что касается названия, большинство людей практически согласны [в том, что такое добро], поскольку и многие, и образованные люди называют его счастьем и полагают, что жить хорошо и хорошо жить - это то же самое, что быть счастливым.Но они не согласны с тем, что такое счастье, и многие не дают того же ответа, что и мудрые.

    Поэтика

    В книге Аристотеля « Поэтика » делается попытка понять греческую трагедию. Зачем кому-то проводить свободное время, наблюдая за ужасными вещами, происходящими с вымышленными персонажами? Аристотель определил функцию катарсиса . Он использовал это слово в смысле, довольно близком к современному значению катарсиса: это своего рода освобождение. Наблюдение за страшными вещами, происходящими на сцене, позволяет нам избавиться от страха, который мы носим с собой.

    Таким образом, трагедия - это имитация серьезного, полного и определенного действия… в форме действия, а не повествования; через жалость и страх, вызывающие надлежащее очищение [катарсис] от этих эмоций ... . .

    Убедите людей встать на вашу сторону.

    Аристотель понимал, что общественное мнение не всегда принимает самый логичный аргумент. В то время как другие философы осуждали плохие рассуждения своих сограждан, Аристотель признавал, что люди с хорошими идеями должны приложить усилия, чтобы пойти навстречу своим слушателям.

    В своей книге « Риторика » Аристотель описывает некоторые стратегии и принципы влияния на общественное мнение.

    Его «риторический треугольник» показывает нам, что нам нужно обращаться к слушателям не только на логическом уровне. Слушатели должны уметь доверять оратору, считать его заслуживающим доверия и заслуживающим доверия, а также чувствовать привлекательность аргументации на эмоциональном уровне. Следует помнить о трех волшебных словах: ethos , pathos , logos .

    Итак, есть три средства убеждения.Ясно, что человек, который должен ими командовать, должен уметь (1) рассуждать логически, (2) понимать человеческий характер и добродетель в их различных формах и (3) понимать эмоции, т. Е. , чтобы назвать их и описать, чтобы узнать их причины и то, как они взволнованы.

    Будь настоящим другом.

    Аристотель считал, что наши друзья могут помочь нам стать лучше. Настоящая дружба (отличная от дружбы, основанной на веселье или дружбы, основанной на взаимной выгоде) - это дружба с человеком, которого мы ценим за его добродетели.Настоящие друзья могут выступать друг для друга своеобразным зеркалом. Когда мы действительно можем заботиться о другом человеке, мы можем вдохновиться вести лучшую жизнь.

    В бедности и других жизненных невзгодах верные друзья - надежное убежище. Молодых они держат подальше от шалостей; для стариков они утешение и помощь в их слабостях, а для тех, кто в расцвете сил, они побуждают к благородным делам.

    Найдите золотую середину.

    Быть добродетельным - значит найти баланс, существующий в золотой середине.Когда Аристотель рассматривал разные добродетели, он понял, что хорошее поведение часто находится между двумя крайностями. Если у вас слишком мало страха, вы виновны в пороке опрометчивости, если у вас слишком много страха, вы страдаете от трусости. Чтобы расти как личность, нужно научиться находить эту промежуточную точку и должным образом реагировать на ситуации, которые подбрасывает вам жизнь.

    Поэтому добродетель тоже в наших силах, а значит, и порок. Ибо там, где в наших силах действовать, в наших силах и не действовать… В наших силах быть добродетельными или порочными .

    «Совершенство никогда не бывает случайностью. Это всегда результат высокого намерения, искренних усилий и разумного исполнения; он представляет собой мудрый выбор из множества альтернатив - выбор, а не случай, определяет вашу судьбу ».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *