Поп гапон кровавое воскресенье: Главные загадки «Кровавого воскресенья» 22 января 1905 года — Российская газета

Содержание

Поп Гапон и «Кровавое воскресенье» | Филиал Карамзина

1905 — 1907 годы были тяжелыми и непростыми для России. Потрясения Первой русской революции, происходившие под залпы русско-японской войны, очень сильно повлияли на нашу историю, предопределив ее будущее (ведь Февраль и Октябрь — это наследники Кровавого воскресенья 9 января 1905 года). Одним из зачинщиков революции, произошедшей в начале века, до сих пор считается священник Георгий Гапон. «Провокатор», «борец за права рабочих», «революционер», «идеалист», «агент тайной полиции» — такие разные точки зрения до сих пор бытуют об этом человеке. Сегодня мы расскажем о нем и о том самом дне, который изменил историю, — о 9 января 1905 года.
Священник Георгий Гапон

Священник Георгий Гапон

Прежде всего нужно кратко рассказать о самом Георгии Гапоне. Крестьянин и потомственный казак, родившийся в один год с Лениным (1870), Георгий Аполлонович Гапон свое детство и юность провел на Полтавщине. С раннего возраста в нем проявлялись одновременно милосердие, сострадание и желание перестроить жизнь по нравственности, сочетавшиеся с властностью, умением управлять людьми и бешеной энергией. Он получил духовное образование: сначала в училище и семинарии на Полтавщине, а затем, уже в 28 лет, в Петербургской академии. А во время учебы на родине он познакомился с толстовством, которое было тогда весьма распространенным учением, хоть и запрещенным властями. Его постулаты о непротивлении злу и нравственности нашли отклик в душе Гапона, но вскоре он с ними распрощался.

Лев Толстой

Лев Толстой

В 1894 году он стал священником кладбищенской церкви на окраине Полтавы, где смог реализовать черты своего характера. Красивая (почти цыганская) внешность Георгия, его голос и умение проповедовать и убеждать помогли молодому батюшке снискать славу и популярность хорошего проповедника, к которому люди шли толпами. Священники-коллеги даже обвиняли его в том, что Гапон ворует у них паству.

1898 год стал переломным в его жизни: умирает жена, поэтому Георгий решает уехать в Петербург и поступить в духовную академию, что ему удается. Его назначают священником на окраине Петербурга, где жили не только рабочие, но и самые низы общества — те самые люди из горьковского «На дне». Здесь он смог реализоваться не только как проповедник, но и как благотворитель: Гапон, которого рабочие любили и слушались, захотел проникать в души своих подопечных и пробуждать в них лучшие качества, а также просто помогать им.

Сергей Зубатов

Сергей Зубатов

Активным священником в 1903 году заинтересовался глава Особого отдела Департамента полиции Сергей Зубатов, который как раз воплощал на практике свою идею борьбы с революционными настроениями среди рабочих (он считал, что лучше создавать подконтрольные правительству рабочие объединения, в которых люди могли реализовываться и не попадать под влияние революционеров). Зубатов предложил Гапону создать проправительственное «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», которое было бы платформой для деятельности отца Георгия. Священник согласился.

К этому времени Гапон понял для себя, что рабочие, которые живут и трудятся в недостойных условиях, должны бороться за свои права. Поэтому началась двойная игра: на публике батюшка сотрудничал с чиновниками и правительством, проводил нравственную работу, а втайне организовывал кружки, в которых изучались труды революционеров и обсуждались планы по борьбе за политические и экономические права. Кроме этого, в «Собрание» стали активно проникать представители революционных течений. Здесь уже стала проявляться другая черта Гапона — властолюбие. Он мечтал стать главой огромной оппозиционной организации, которая объединяла бы рабочих всей страны и боролась за интересы и права трудящихся. А еще ему льстило, что он на тот момент времени являлся самым популярным человеком и в среде рабочих, и в обществе вообще (светские дамы за честь принимали пригласить священника к себе).

Гапон с членами «Собрания» и петербургским градоначальником Фуллоном

Гапон с членами «Собрания» и петербургским градоначальником Фуллоном

В конце 1904 года с Путиловского завода были уволены несколько рабочих. Гапон и «Собрание» решаются вступиться за них, однако ситуация не изменилась. Вскоре начали бастовать десятки тысяч рабочих. Участники «Собрания» думали о том, как помочь своим коллегам, и вскоре приняли решение написать петицию и принести ее прямо к царю. Георгий, понимавший, что это авантюра, все-таки решился возглавить этот протест. С этого момента начинается его «звездное» время. Все начало января 1905 года он ходит по заводам, произносит речи и уверяет рабочих в том, что они должны подписаться под петицией, в которой народ обращался к своему единственному защитнику — царю. Кроме того, Гапон убеждает людей, что их просьбы будут приняты. Шествие назначено на воскресенье 9 января после богослужения. Власти знали об этом мероприятии и за день до этого приняли решение разгонять. Самого Николая II в Петербурге не было. Об этом, кстати, священник знал, но все равно решился вести народ к Зимнему дворцу, будучи уверенным, что массы народа заставят правительство принять их требования.

В целом, требования в петиции были довольно мирными: защитить от произвола чиновников, восстановить уволенных рабочих на их местах, ввести 8-часовой день, увеличить зарплату, легализовать профсоюзы и т. д. Но в конце текста требования стали более решительными (созвать Учредительное собрание), а тон более резким (всему виной участие революционеров в составлении петиции). Как раз-таки последние строки текста и озлобили правительство, которое считало это посягательством на монархию и строй. Поэтому-то и было принято решение разгонять шествие.
9 января 1905 года

9 января 1905 года

9 января 1905 года после воскресных богослужений около 50 000 человек (рабочие и их семьи) слились в единую колонну для шествия к царю, об отсутствии которого они не знали. Народ нес его портреты, хоругви и иконы, свято веря в то, что их примут, услышат и исполнят их просьбы. Все они были убеждены в своей правоте священником Георгием Гапоном. А дальше — известно: шествие было разогнано и расстреляно, погибли несколько сотен человек, а Гапон, раненный в руку, бежал с площади, сбрил бороду и усы, переоделся в мирскую одежду и скрылся у знакомых.

В дальнейшем судьба рабочих Гапона, который был лишен священнического сана, не особо заботила. Он сбежал за границу, стал сотрудничать с социал-революционерами, в Лондоне написал мемуары, а вскоре согласился сотрудничать с царской полицией и даже вернулся в Россию, правда, никого не сдал. Но за это согласие эсеры стали считать его предателем и приговорили к смерти. В апреле 1906 года революционеры заманили его на дачу под Петербургом, где и повесили. Так закончилась жизнь самого необычного священника и революционера в России, который начинал как идеалист, но закончил так, как закончил…

Кровавое воскресенье попа Гапона

Ужасающие и трагические события, произошедшие в Санкт-Петербурге 22 января 1905 года, вошедшие в историю как Кровавое или Красное воскресенье, положили начало революции.

Фактически спланированное восстание петербургских рабочих сначала выглядело простым шествием с прошением к царю.

Празднично одетые люди шли с ликованием к Зимнему дворцу и свято верили в праведность мероприятия и мирный исход.


Они несли в руках иконы и портреты царя.

Основным требованием прошения был немедленный созыв Учредительного собрания на условиях всеобщей, тайной и равной подачи голосов.

В дополнение к этому выдвигался ряд политических и экономических требований — амнистия политических заключенных, расширение прав и свобод граждан, замена косвенных налогов прямым прогрессивным подоходным налогом, введение 8-часового рабочего дня.

Священник Георгий Гапон, возглавлявший шествие, практически был подстрекателем и провокатором ничего не подозревавших рабочих — он внушил им, что петиция будет непременно принята царем, и подтолкнул массы к пропасти кровопролития.


Политический характер выступления и стремление демонстрантов прорваться сквозь оцепление солдат стали причиной разгона шествия, в ходе которого против безоружных рабочих было применено огнестрельное оружие.

Даже не думавшие о революции люди были брошены на залпы армейских частей.

Опомнившись, рабочие попытались прекратить крестный ход, но попали в клещи между войсками, революционерами и напиравшими массами еще не осознавших, что происходит, задних рядов шествующих.

Гапон, спровоцировавший массы, скрылся и после бежал за границу.

Возбужденная толпа разбивала магазины, возводила баррикады, нападала на городовых, военных, офицеров и просто проезжавших мимо на извозчиках людей.

Было много убитых и раненых, численные данные об этом в разных источниках весьма значительно расходятся.


Столкновения также произошли у Нарвской заставы, на Шлиссельбургском тракте, Васильевском острове и Выборгской стороне.

На Васильевском острове группа рабочих под руководством большевика Л. Д. Давыдова захватила оружейную мастерскую Шаффа, но была изгнана оттуда полицией.

В качестве ближайших последствий этого события активизировалась либеральная оппозиция, революционные организации, и началась первая русская революция.

_____

Понравилось?! Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал РАТНИК на Яндекс.Дзен


Блокнот «Поп Гапон. Кровавое воскресенье». СССР. 1925. Бронза, литье, … | Аукционы

31 июля 2021 года

Аукцион завершён

Живопись, графика, предметы декоративно-прикладного искусства

31 июля аукционный дом «Литфонд» проведет торги изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

В каталоге аукциона 243 лота произведений живописи и графики, изделий из серебра, стекла, фарфора, дерева.

Аукцион открывает редчайшая икона «Святой Меркурий, убивающий Юлиана Отступника, и Святая Екатерина» из собрания Т. Мавриной и Н. Кузьмина, которые владели значительной коллекцией икон. Известный специалист по древнерусскому и византийскому искусству М.В. Алпатов датировал икону XIV веком.

Собирателям русского стекла будут интересны кубок с изображением двуглавого орла и вензелем императрицы Екатерины II, созданный на Петербургском стеклянном заводе в 1770-е-1780-е годы, а также стаканы кобальтового стекла с литографированными рисунками, производством которых занималась в XIX веке мастерская К.И. Теребенева и П.П. Семечкина.

Прекрасный образец агитационного фарфора — тарелка «Да здравствует VIII Съезд Советов», расписанная известным художником Государственного фарфорового завода М.П. Кирилловой по эскизу З.В. Кобылецкой. Тарелка посвящена VIII Всероссийскому съезду Советов, проходившему в Москве 22-29 декабря 1920 года, на котором был одобрен план Государственной электрофикации России (ГОЭЛРО) и земельный кодекс.

Такому масштабному событию были посвящены художественные произведения декоративно-прикладного и станкового искусства, например, агитационые тарелки Р.Ф. Вильде, А.В. Щекатихиной-Потоцкой, а также марки, плакаты, живопись.

Богато представлены на аукционе художники «неофициального искусства». Коллекционеры смогут побороться за работы таких мастеров, как А.Т. Зверев, Е.Л. Кропивницкий, Б.П. Свешников, Е.И. Чубаров, Д.П. Плавинский, В.А. Бахчанян, А.В. Харитонов, Ф. Инфанте-Арана.

Со всеми лотами можно ознакомиться на предаукционой выставке. Она проходит в аукционном доме «Литфонд» (Нижний Кисловский пер., д. 6, стр. 2) с 24 по 31 июля (ежедневно, кроме воскресенья и понедельника с 11 до 20 часов). Аукцион состоится 31 июля в 19:00 на платформе Bidspirit.com. Заочные и телефонные ставки можно оставить также на Bidspirit.com или Litfund.ru.

«Кровавое воскресенье» и роль в нём Георгия Гапона

«Кровавое воскресенье» и роль в нём Георгия Гапона

«Кровавое воскресенье» и роль в нём Георгия Гапона

кровавое воскресенье гапон расстрел

События, произошедшие в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года, вошли в историю под названием «Кровавое воскресенье». В этот день тысячи рабочих собрались на мирное шествие, подготовленное организацией «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» во главе со священником Георгием Гапоном. Требования у собравшихся были как экономические, так и политические (в том числе созыв Учредительного собрания). Однако царя в тот день в городе не оказалось. За попытками толпы прорваться сквозь оцепление солдат последовал разгона шествия, в ходе чего сотни людей пали жертвами.

Ключевой фигурой этого события стал лидер шествия Гапон, однако трактовки его мотивов у многих историков разнятся. Так, Ленин в своей статье «Поп Гапон» описывает его как «бессознательное орудие» в расправе царя над рабочими и говорит, что не стоит исключать того, что Гапон был «искренним христианским социалистом». По мнению Ленина, он был рупором рабочего класса, но оказался частью жестокого плана по расправе над рабочим движением.

Другой историк, Платонов считает что Гапон был подконтролен социалистам. Платонов, видящий революцию как масоно-сионистский заговор, находит подтверждение своей теории в смерти Гапона, якобы его убили сионисты с целью убрать лишнего свидетеля. Это он подтверждает тем, что заказчиком убийства Гапона был еврей Рутенберг (которого Платонов тоже относит к сионистским заговорщикам).

Зарубежный историк Пайпс в своём труде «Русская революция» верит в то, что Гапон сочувственно относился к русскому народу. Но что касается того, сотрудничал ли он с полицией, Пайпс пишет, что Гапон не скрывал своих связей с властями. Расстрел же он описывает как случайное стечение обстоятельств, произошедшее из-за той эйфории, в которую впали рабочие, не отреагировавшие на холостой предупредительный залп полиции.

Таким образом, нельзя точно определить ни истинных помыслов Георгия Гапона, ни точных причин расстрела рабочего движения. Плюрализм трактовок событий обусловлен прежде всего личной заинтересованностью историка в них. Так, Ленин обеляет человека, стоящего в истоках русской революции. Платонов же пытается найти подтверждение своей концепции революции как сионистского заговора. Пайпс, в свою очередь, руководствуется автобиографией Гапона и пытается найти более рациональные объяснения событий. Подводя итоги, можно сказать, что многообразие интерпретаций исторических событий неизбежно по ряду причин, будь то личная выгода, симпатии, идеология или расхождения в самих источниках. Да и рассказы самих очевидцев событий окрашиваются в их эмоциональные краски и желание приукрасить свою роль в истории, так что любое историческое явление доходит до нас словно через «сломанный телефон», много раз переделанное на новый лад.


9 ЯНВАРЯ 1905 ГОДА, ВЕЧЕР. Гапон

9 ЯНВАРЯ 1905 ГОДА, ВЕЧЕР

Гапон поднял голову. Выстрелы стихли. Он был невредим. Рядом с ним на земле лежали два трупа. Один принадлежал кузнецу-великану Филиппову, телохранителю отца Георгия. Второй — Ивану Васильеву, председателю «Собрания».

Пуля как будто выбирала — кого из вождей убить, Гапона или Васильева. И выбрала — 24-летнего человека, молодого мужа и отца… «Типичный русский герой — незаметный, скромный, застенчивый даже в обыденной жизни, не любивший шумихи рекламы и вечно конфузящийся своей действительно громадной популярности среди рабочих…» — так писал о нем журналист Симбирский. Он и имя носил незаметное, и в смерти своей стался незаметен: растворился среди десятков других жертв.

Накануне ночью Васильев написал жене:

«Нюша! Если я не вернусь и не буду жив, то, Нюша, ты не плачь, как-нибудь первое время проживешь, а потом поступи на фабрику и работай, расти Ванюру и говори, что я погиб мученической смертью, за свободу и счастье народа. Я погиб, если это будет только верно, и за ваше счастье. Расти его и развивай лучше, чтобы и он был такой же, как отец. Нюша, если я уже не вернусь, то сохрани расписку и храни ее; Ваня вырастет, я его благословляю! Скажи ему, чтобы он не забывал тебя. Пусть поймет отца, что отец погиб за благо всего народа, рабочих. Целую вас. Ваш горячо любящий отец и муж Ваня».

Стертые, «никакие» слова — а чувства искренние и трогательные. И некому было спросить вечером 8-го у бывшего ткача, а ныне профессионального профработника (по полицейской справке — «без занятий»), уроженца смоленской деревни Ивана Васильева, по какой это причине ему надо завтра быть убитым и как это поможет «всему народу».

(Мальчика Ванюру, Ивана Ивановича Васильева, воспитал Кузин. В январе 1923 года он учился в партшколе, а мать его, вдова погибшего героя революции 1905 года, была безработной, на что Кузин же обращал внимание читателей газеты «Правда».)

А попади бы пуля в Гапона — какой славой было бы овеяно его имя! Столыпин-младший был прав… Даже ловить не нужно было «попа», даже вешать — просто пуля отклонилась бы на полметра в сторону. И — никаких вопросов о том, кто и зачем организовал шествие… Никакой «гапоновщины». Никакого «попа-провокатора» не было бы в истории.

Но Гапон остался невредим. Он почти ничего не понимал, не воспринимал в эти секунды. Перед ним были расходящиеся, разбегающиеся, кричащие люди. Кто-то ткнул его в бок:

— Жив, отец?

Гапон кивнул.

— Идем! — позвал смутно знакомый человек.

Вдвоем они поползли к ближайшим воротам. Во дворе корчились и стонали раненые, вперемешку с ними метались и что-то кричали здоровые.

Гапона узнали, окружили рабочие. Священник сбросил шубу и в ярости закричал:

— Нет больше Бога, нет больше царя!

Хорошая реплика для сцены. Гапон-актер снова вошел в образ. Он пригляделся к человеку, вместе с которым уполз с окровавленной мостовой: это был Рутенберг.

Где был теперь его вчерашний, такой продуманный план — захватить оружейные лавки, боковыми улицами пробиваться к дворцу? Шествие разбежалось, «о баррикадах нечего было и думать». Рутенберг поставил перед собой теперь одну задачу: спасти Гапона.

Спасти? Для чего? Может быть, лучше было бы, логичнее по меньшей мере, если бы Гапон и Рутенберг попытались проникнуть к дворцу и во главе остатков расстрелянного шествия призвали бы власти к ответу? Но откуда могли они знать, что до дворца кто-то все же доберется? Тем, кто возглавлял колонну на Нарвской заставе, казалось, что уже все потеряно, когда в других частях города события только начинались.

Задворками пошли к другому дому, населенному рабочими. Квартиры были заперты — испуганные жильцы никого не хотели к себе пускать. Где-то во дворе (кажется, ни Гапон, ни Рутенберг точно не могли вспомнить, где именно) Гапон снял рясу, надел чье-то пальто и шапку. Принесли ножницы, стали состригать длинные поповские волосы. Рабочие обнажили головы и протягивали руки за прядями волос, повторяя:

— Свято. Свято.

Потом рассказывали, что где-то на улицах слышались и проклятия обманщику-Гапону. Но большая часть паствы петербургского Мюнцера сохранила ему верность.

Рутенберг повел Гапона мимо Балтийского и Варшавского вокзалов — к одним знакомым, потом к другим. Расставшись с паствой, Гапон мгновенно утратил кураж и пафос. Его трясло в лихорадке, он не видел и не слышал ничего вокруг. Во всяком случае, его впечатления этих часов журналистам, помогавшим ему работать над мемуарами, пришлось задним числом придумать — на основании «Доклада комиссии, избранной Общим Собранием Присяжных Поверенных от 16 января 1905 г. по поводу событий 9–11 января», подготовленного в противовес официальной версии и отпечатанного в мае того же года (тираж конфискован), и сентиментальных корреспонденций иностранных газет: мать, рыдающая над убитым ребенком, рабочие, кричащие солдатам: «Трусы! Вас бьют в Маньчжурии, а вы стреляете в безоружных!»

Наконец, оказались в особняке Саввы Морозова. Миллионер-социалист прибыл в Петербург из Москвы в разгар забастовки: он собирался «мирить» рабочих с предпринимателями. Гапона он презирал — по многим причинам, но в этот день участвовал в его спасении.

Гапона покормили, обрили ему бороду, переодели в университетскую студенческую форму (сбылась его мечта — он все же надел эту одежду!) и отвели на квартиру к Горькому (Знаменская ул., 20), который, увидев «народного героя», по своему обыкновению разрыдался.

Рутенберг сказал: «Надо обратиться к народу». У Гапона сошло с пера только короткое воззвание к рабочим Нарвской стороны:

«Родные товарищи-рабочие! Итак, у нас больше нет царя! Неповинная кровь легла между ним и народом. Да здравствует же начало народной борьбы за свободу! Благословляю вас всех. Сегодня же буду у вас. Сейчас занят делом».

Горький тем временем составлял «послание ко всему цивилизованному миру» — отчет о хождении к властям накануне бойни, с несложной мыслью в конце: так как Святополк-Мирский, Витте, сам Николай знали от нас о мирном характере движения, вся ответственность за случившееся ложится на них.

Потом Горький с Гапоном отправились на заседание Вольного экономического общества (Московский пр., 33). Интеллигенция, по примеру рабочих, стала организовывать профсоюзы (но не для защиты своих интересов, а прямо для политической борьбы), которые должны были объединиться в Союз союзов. Заседание, посвященное этому объединению, как раз и должно было состояться в Вольном экономическом обществе. Разумеется, на самом деле речь шла только о событиях прошедшего (еще не прошедшего!) дня. Председательствовал, по одним сведениям, публицист А. И. Новиков, по другим — врач П. Ф. Лесгафт.

Горький сообщил собравшимся, что Гапон жив, и попросил дать слово «его представителю». Бритый, остриженный, в студенческой тужурке и темных очках, Георгий Аполлонович произнес речь, известную в передаче уже поминавшегося Гиммера (он успел поучаствовать в строительстве баррикад на Васильевском и поспел к вечеру на интеллигентское собрание).

Если верить Гиммеру, «посланец Гапона» зачитывал бог весть как попавшие ему в руки документы дворцового ведомства и Министерства внутренних дел. По ним выходило, что Николай пообещал Мирскому, что приедет в Петербург, но что поздно вечером он имел секретное совещание с великими князьями Владимиром и Сергеем Александровичами, что войскам был разослан приказ в пакете, который следовало вскрыть в шесть утра… Сымпровизировать все это было невозможно. Может быть, эту немудреную фальшивку сочинили «на коленке» Горький с Гапоном и Рутенбергом накануне собрания? Так или иначе, ее больше никогда не пытались пустить в ход, а сам Гапон об этих «сенсационных документах», возлагающих всю вину на императорский дом, больше нигде не упоминает.

В официальном отчете о собрании тоже никакого упоминания о них нет. Сам Гапон свое выступление описывает так:

«…Взойдя на кафедру, я сказал, что теперь время не для речей, а для действий. Рабочие доказали, что они умеют умирать, но, к несчастью, они были безоружны, а без оружия трудно бороться против штыков и револьверов. Теперь ваша очередь помочь им. Когда я сел на место, ко мне подошел почтенный старичок и подал мне револьвер, говоря: „Вот на всякий случай хорошее оружие“».

Возбужденная интеллигенция составила многословное воззвание — почему-то к офицерам (в надежде на появление новых декабристов?):

«Мы пишем эти строки в ужасный день, который никогда не забудет Россия, мы пишем под свежим впечатлением только что пролитой крови на улицах столицы… Гг. офицеры! В истощенной экономически стране голодовки давно уже сделались хроническими. Массы обречены на непосильный труд, на неисходную нужду, на неизбежное вымирание. Насильственно удерживаемое в невежестве население лишено возможности развить свои силы. Личная энергия и народное творчество скованы бюрократической опекой и обессилены всепроникающим произволом. Так дальше жить нельзя… России нужна конституция… Стремление к новым свободным формам неодолимо, без них дальнейшая жизнь невозможна. Этим выходом воспользовались уже все культурные страны. На этом пути нашла свою силу и та страна, с которой мы теперь безуспешно воюем — Япония. Только русское правительство не может и не хочет понять то, чего требует история… Офицеры русского войска! Вы люди долга. Вы взяли на себя великую обязанность отдать, если нужно, даже свою за отечество жизнь. Спросите же вашу совесть: где ваше место? С безумцами ли, готовыми всегда пролить кровь, или с многострадальным народом? <…>»

И т. д. и т. п.

Письмо подписали 459 человек. Через несколько дней, когда запахло жареным, лист с подписями сожгли. Письмо распространялось, размноженное на гектографе, с извещением о количестве подписавших, но без имен.

В середине собрания Гапона (обсуждавшего в кулуарах с Рутенбергом поиски оружия для всеобщего народного восстания: оба еще видели себя во главе этого очистительного мятежа, позор, пережитый несколькими часами раньше у Нарвских ворот, стерся из их памяти) спешно увезли: кому-то показалось, что пришла полиция.

Рутенберг, близко наблюдавший Гапона в эти дни, проницательно замечает: на людях переодетый отец Георгий воодушевлялся, наедине с немногими близкими — скисал, впадал в робость, тревогу. Так было и накануне 9 января, но все же не в такой степени. Однако после выступления в Вольном экономическом обществе энтузиазм еще некоторое время владел им. В порыве вдохновения он написал еще одно «Послание к рабочим»:

«Родные товарищи рабочие! Неповинная народная кровь пролилась! Затаим же чувство злобы и мести к зверю-царю и его шакалам-министрам. И, верьте, близок, близок тот день, когда рабочая рать более грозная, более сознательная встанет, как один человек, встанет за свою свободу, за свободу всей России. Не плачьте же по погибшим героям, утешьтесь: мы разбиты, но не побеждены. Разорвем лучше все портреты кровопийцы-царя и скажем ему: да будь ты проклят со всем своим августейшим змеиным отродьем!»

Отчаяние и подавленное чувство вины трансформировались у недавнего вождя верноподданного шествия в гипертрофированную ненависть к «зверю-царю» и «шакалам-министрам». Рутенберг, которому Гапон наутро показал этот текст, не одобрил его. Следующее, третье по счету письмо было написано ими уже вдвоем — причем Рутенберг уверяет, что большая часть текста принадлежит ему:

«…Братья-товарищи, рабочие всей России! Вы не станете на работу, пока не добьетесь свободы. Пищу, чтобы накормить себя, своих жен и детей, и оружие разрешаю вам брать, где и как сможете. Бомбы, динамит — все разрешаю. Не грабьте только частных жилищ и лавок, где нет ни еды, ни оружия; не грабьте бедняков, избегайте насилия над невинными. Лучше оставить десять сомнительных негодяев, чем уничтожить одного невинного…»

Еще одно короткое послание было обращено к военным людям:

«Солдатам и офицерам, убивавшим своих невинных братьев, их жен и детей, и всем угнетателям народа, — мое пастырское проклятие; солдатам, которые будут помогать народу добиваться свободы, — мое благословение. Их солдатскую клятву изменнику царю, приказавшему пролить неповинную народную кровь, разрешаю».

Со стороны это выглядит почти смешно. Гапон кажется охваченным манией величия. Он принимает на себя функции всех земных и духовных властей, одно дозволяет, другое запрещает, разрешает присяги, накладывает проклятия. На самом деле он был сейчас всего лишь демагогом-одиночкой, скрывающимся от полиции в доме модного писателя. Но образ Гапона-пророка существовал уже отдельно от человеческой персоны. Инженер Рутенберг, который отнюдь не был талантливым оратором или тонким стилистом, входя в образ, без труда имитировал гапоновскую манеру. Или заражался ею?

Возбужденный своими литературными трудами, Гапон около полуночи вышел из дома Горького и отправился на извозчике в штабы Московского и Невского отделений. Там никого не было, здания были оцеплены полицией. Гапон вернулся к Горькому и лег спать.

Горький в это время писал жене Е. П. Пешковой: «Итак — началась русская революция, мой друг, с чем тебя искренно и серьезно поздравляю. Убитые — да не смущают — история перекрашивается в новые цвета только кровью. Завтра ждем событий более ярких и героизма борцов, хотя, конечно, с голыми руками — немного сделаешь».

Правительство и революционеры обвиняли друг друга в намеренном провоцировании трагедии. На самом деле ни те ни другие не были в этом виновны — просто потому, что не контролировали ситуацию. Но как отнестись к писателю-гуманисту, который на фоне десятков свежих трупов, трупов невинных безоружных людей, поздравляет адресата письма с начавшейся революцией? И кто хуже — совершившие по глупости и неумению преступление или радующиеся его последствиям?

«По другую сторону баррикад» в это время происходило следующее.

В восьмом часу Дмитрий Николаевич Любимов вышел из дома и отправился в Министерство внутренних дел. Невский выглядел в это время, по его словам, так:

«Толпы возвращались в большом беспорядке, многие терялись в толпе, родители искали детей, дети родителей, со скрытым ужасом — живы ли. Отовсюду тянулись печальные процессии фургонов с убитыми и ранеными… Не было криков, песен, ни одного революционного возгласа, напротив, какая-то зловещая тишина, везде хмурые лица… Толпа вела себя сосредоточенно. Только на боковых улицах были хулиганские выступления, производимые рабочими и разными темными лицами, неизвестно откуда появившимися. Какого-то генерала высадили из саней на Казанской. Кидали снежками и осыпали ругательствами проезжавших в экипажах дам. Жена моя, ехавшая в парных санях, попала в густую толпу на Красном мосту. Кто-то вскочил на подножку сзади саней и рванул ее меховую ротонду так, что оторвал воротник».

Войдя в министерство, Любимов увидел Лопухина и Родзевского, выходящих из кабинета Мирского. Любимов вошел к министру. Тот в волнении ходил по кабинету и курил. Все ждали Фуллона, неизвестно куда девшегося. Ждали почему-то с раздражением, с озлоблением. Видимо, все как-то подсознательно решили сделать добряка-градоначальника козлом отпущения.

Но вот Фуллон, усталый, едва передвигающий ноги, вошел — и раздражение сразу же исчезло. Фуллон был на Васильевском: брал штурмом баррикады. Возможно, он примерял на себя судьбу графа Милорадовича, чье попустительство сделало возможным восстание 14 декабря, — герой 1812 года искупил свою вину перед молодым царем смертью от пули Каховского. Но Фуллона пуля миновала, и он должен был как-то распоряжаться своей судьбой. Он молча протянул Мирскому сложенный лист бумаги: это было прошение об отставке.

Мирский взял рапорт Фуллона и попросил всех присесть к круглому столу, чтобы обсудить положение. Когда все уселись, он задал сакраментальный вопрос: кто приказал стрелять? Если не градоначальник (которому приходится сейчас отвечать за всех), то почему?

Фуллон сказал, что «был лишен возможности распоряжаться» — власть передали военным, а между тем официально военное положение не объявлялось. К тому же демонстранты столкнулись с войсками в разное время в разных районах — как было уследить за происходящим?

Дурново заметил, что вся ошибка была в том, что в город вели пехотные части — казаки и кавалерия разогнали бы толпу нагайками без всякой стрельбы.

Генерал Мешечич не согласился. Если войска не должны были стрелять, то зачем их вообще вводили в город — не для парада же? И вообще, есть четкие правила, уставы, если толпа, невзирая на троекратные предупреждения, не расходится, то…

В это время в кабинет вошел курьер и шепотом доложил: «Приехал генерал Трепов и желает немедленно видеть министра…»

Любимов вышел в приемную. Там стоял Трепов в парадной форме. Любимов и Трепов были знакомы, но бывший московский полицмейстер не ответил на приветствие. Официальным голосом он объявил:

— Прошу вас, несмотря на заседание, сейчас же доложить министру внутренних дел, что по высочайшему повелению к нему прибыл санкт-петербургский генерал-губернатор.

Ошарашенный Любимов прошел в кабинет к Мирскому и передал слова гостя. Мирский в растерянности вышел, через несколько минут вернулся и закрыл заседание «ввиду его бесцельности». Государь назначил Трепова генерал-губернатором «с особыми полномочиями». Ему и предстояло расхлебывать кровавую кашу, по недоразумению заваренную его предшественниками. Милыми, добрыми, либеральными, по большей части, людьми…

Сама должность санкт-петербургского губернатора вновь учреждалась (до этого, с 1866 года, со времени каракозовского выстрела, столицу возглавляли градоначальники с губернаторскими правами). А особые полномочия заключались в том, что Трепову подчинялись прокуратура и учебные заведения. И то и другое было противузаконно (университеты, например, пользовались автономией), и гибкий, при всей своей властности, Трепов попросил Любимова при составлении официальной бумаги о своем назначении «изложить это так, чтобы не бросалось в глаза… важно то, чтобы при случае я мог этим воспользоваться…». «Воспользоваться» пришлось уже в первые дни.

Выходя вместе с Любимовым из здания министерства, Святополк-Мирский сказал:

— Я, в сущности, уже не министр… Завтра подаю рапорт об увольнении.

Назначение Трепова (по совету Мосолова) было главным (и единственным) действием Николая II в этот день. Сам государь оставался в Царском и с министрами в течение вечера не связывался. В дневнике он записал следующее: «Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мама приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мама? осталась у нас на ночь».

На следующий день были объявлены первые цифры убитых (76 человек) и раненых (233). Потом официальная численность погибших росла: кто-то умер в больницах, из каких-то мертвецких поступили добавочные сведения. 18 января были опубликованы списки из 119 убитых. Иван Васильев в этом списке есть, а молотобойца Филиппова — нет. Но упомянуто еще об одиннадцати неопознанных. Итого — 130 трупов.

Общество всегда при крупных бедствиях или смутах склонно не верить официальным цифрам и противопоставлять им собственные, взятые более или менее с потолка. Так было при наводнении 1824 года, так было — уже на нашей памяти — в октябре 1993-го. Сообщения о двух, четырех, пяти тысячах убитых 9 января не стоит принимать всерьез — сам же Гапон им не верил, он говорил о шестистах, самое большее о девятистах. И шестисот, конечно, быть не могло. Власти не лгали. И все-таки официальные цифры могут быть не совсем полны: они основывались на сообщениях из больниц, а некоторые тела родственники сразу же уносили домой. Нет в официальном списке ни одного малого ребенка (есть несколько пятнадцати-шестнадцатилетних подростков) — а многие, очень многие видели убитых мальчишек, например, «снятых» выстрелами с деревьев. Некоторые историки допускают цифру в 150, может быть, даже 200 погибших.

Не все убитые были опознаны сразу. Были пропавшие без вести, которых днями разыскивали близкие. По свежим следам написано стихотворение Федора Сологуба «Искали дочь» — возможно, лучший (нетривиальнейший) литературный отклик на трагедию:

…По участкам, по больницам

(Где пускали, где и нет)

Мы склоняли к многим лицам

Тусклых свеч неровный свет.

Бросали груды страшных тел

В подвал сырой.

Туда пустить нас не хотел

Городовой.

Скорби пламенной язык ли,

Деньги ль дверь открыли нам, —

Рано утром мы проникли

В тьму, к поверженным телам.

Ступени скользкие вели

В сырую мглу, —

Под грудой тел мы дочь нашли

Там, на полу…

Если взять официальный список, то почти все погибшие — рабочие, а также приказчики и «мальчики» из лавок; кроме них — три студента, один торговец, один зубной врач (женщина), один булочник (германский подданный), дядька Александровского лицея и поминавшийся уже надзиратель Шорников. Женщин всего три. Национальный состав — смешанный, есть латыши, евреи, поляки, финны, но все-таки девять десятых — русские. Среди убитых было несколько членов РСДРП, но, кажется, ни одного эсера. Никто из известных людей, кроме Васильева, не погиб. Среди раненых (у дворца) — студент Михаил Фрунзе, будущий красный военачальник в Гражданскую войну.

Это были только первые жертвы первой из русских революций XX века. Уже в следующие дни их число стало прибавляться.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

КОММУНИСТЫ РОССИИ — ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ / Новости / «Кровавое воскресенье» — страшное преступление царской власти. Заявление Политбюро ЦК КПКР

9 января (22-го января по новому стилю) исполняется 115 лет со дня «кровавого воскресенья», когда царские войска по приказу Николая II расстреляли массовую мирную демонстрацию петербургских рабочих. Погибло более 200-т и было ранено более 800-т мирных граждан. Кровавая бойня, развязанная царем, привела к началу Первой русской революции 1905-1907гг. После этих событий Николай II навсегда получил кличку Николая кровавого и впоследствии был казнен разгневанным народом.

Оценивая события 9-го (22) января 1905-го года в Петербурге, КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ отмечает, что причиной массового мирного выступления рабочих была нетерпимая социально-экономическая ситуация в стране, обнищание и бесправие населения, демонстративный паразитический образ жизни правящей элиты. Сознание масс трудящихся в тот момент еще нельзя было назвать в полной мере классовым и потому большинство рабочих и всего народа испытывало большие иллюзии, надеясь убедить царя принять свои требования. Этим воспользовались политические авантюристы и провокаторы во главе с попом Гапоном, которые ранее при содействии охранки создали организацию «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга». Надеясь увести рабочие массы от революционной пропаганды, покровители Гапона из департамента полиции не препятствовали численному росту и разветвленной структуризации Собрания. Власти просчитались, упустив из виду быструю радикализацию настроений трудящихся, доведенных до крайности политикой правящего режима.

Поп Гапон и его окружение из числа эсеров, почувствовал силу стихийного народного движения, намеревались сыграть собственную политическую игру, добиться от царской власти признания своей политической роли и личных привилегий. Они манипулировали народным протестом и сеяли среди масс иллюзии возможного диалога с царским режимом. Российские социал-демократы, в первую очередь, большевики пытались разъяснить рабочим, что с царской властью бессмысленно говорить языком прошений. Петербургский комитет большевиков заявил в те дни, что «социал-демократы давно выставляли те же требования, что и требования петиции. Но обращаться с этими требованиями к царю бессмысленно, так как они означают низвержение самодержавия. Не просить царя и даже не требовать от него, не унижаться пред нашим заклятым врагом, а сбросить его с престола и выгнать вместе с ним всю самодержавную шайку — только таким путём можно завоевать свободу». Однако революционерам не удалось в полной мере завершить разъяснительную работу и Гапон сумел вывести безоружных людей на заряженные дула винтовок и под казачьи нагайки. Пролилась кровь, убитых и раненыхбыли сотни, в ответ возникли стихийные баррикады- очаги начинавшегося восстания.

Подвиг народа в том, что, будучи безоружным, он восстал против самодержавного гнета. Трагедия в том, что восстание было неподготовленным и что многие жертвы были обусловлены авантюризмом, амбициями и провокационной сущностью Гапона и его окружения. В новейшей российской истории мы также знаем немало примеров, когда ультрареволюционеры безответственно выводят мирных граждан на дубинки и водометы, подставляют людей под жесткие задержания. В этих случаях коммунисты всегда на стороне рядовых протестующих и всегда осуждают подпитываемых извне провокаторов, использующих в своих целях законное недовольство масс действиями буржуазной власти.

Историческое значение событий «кровавого воскресенья» в том, что ценой кровопролития рабочий класс изжил иллюзии о возможности диалога с царским самодержавием, с абсолютной монархией. Значительная часть трудящихся приобрела классовое сознание! Но из-за отсутствия у восстания должной подготовки оно вскоре захлебнулось под жестокими ударами царского режима.

Поэтому КПКР подчеркивает, что всякому решительному народному выступлению должна предшествовать тщательная и терпеливая подготовка, разъяснительная работа, этап накопления сил и средств. Классовой пролетарской партии необходимо терпеливо работать над ростом сознания масс, изолировать в политической борьбе ультрарадикалов, разоблачать популистов, стремящихся к использованию народного протеста в интересах транснационального капитала. Власть имущие же должны понимать, что после «кровавого воскресенья» и иных многочисленных преступлений царизма их попытки отмыть добела черного кобеля царизма бесперспективны.

Также власти стоит осознать, что жестокое подавление народного протеста чревато в дальнейшем ростом именно революционных по форме выступлений трудящихся. КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ выступает за мирный путь радикальных изменений социально-экономического курса. За переходный период от капитализма к социализму, за то, чтобы исключить насилие из современной политической повестки. Однако время для мирных изменений не бесконечно. Вопреки утверждениям предателей-меньшевиков, Россия не исчерпала лимит на революции, но миссия КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ состоит в том, чтобы вывести народное и рабочее движение на такой этап, когда мирные требования трудящегося большинства нельзя будет не исполнить, поскольку движение протеста будет опираться на жесткую дисциплину, сильную структуру, на мудрое и решительное руководство массовой марксистско-ленинской партии, чего были практически лишены рабочие в январе 1905-го года.

КПКР убеждена в том, что рабочий класс России никогда не повторит ошибок «кровавого воскресенья», отвергнет любых провокаторов-радикалов и всегда будет помнить о жертвах и героях всех русских революций!

Политбюро Центрального Комитета

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ

Гапон — ферзь или пешка?

Автор:

Александр Гончаров.

Историю России необходимо знать, потому что она воспитывает в нас патриотизм и чувство долга.

10 апреля 1906 года Георгий Аполлонович Гапон, лидер «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», выехал на встречу с неустановленным человеком. Гапон, опасавшийся покушения, не взял с собой ни телохранителей, ни оружия. Своим соратникам он заявил, что вечером обязательно вернется. Однако, этого не произошло.

Георгия Гапона начала искать полиция, но совершенно безуспешно.

Повешенное тело бывшего священника было обнаружено только 30 апреля в местечке Озерки на даче некоей госпожи Звержинской. Так завершился жизненный путь одного из лидеров первой революции в России.

Гибель Георгия Гапона

В большинстве советских учебников Георгий Аполлонович Гапон обычно именовался «попом Гапоном», а его гибель объяснялась казнью за сотрудничество с «охранкой». Этот миф, живший долгие годы, продолжает и сейчас действовать, точно также, как и миф о том, что 9 января 1905 года во время «Кровавого воскресенья» погибли тысячи человек.

И до революции 1917 года, и после нее, когда были вскрыты все архивы полиции, МВД и т.д., нигде не обнаружилось документов о сотрудничестве Гапона с органами подавления революции…

Во время «Кровавого воскресенья» же в реальности погибло 130 человек, в том числе и полицейские чины. Ранено было чуть более 300 человек.

Даже советский историк В. И. Невский полагал, что убитых имелось не более 200 человек.

Любопытно, что если вы попытаетесь найти в Интернет фотографии этого якобы массового расстрела, то их просто не найдете, несмотря на то что в это время уже существовали фотокорреспонденты. Кроме того, крупные события старались запечатлеть на кинопленку представители иностранных СМИ. Но никаких известий о разбитых фотоаппаратах или сломанной киноаппаратуре невозможно обнаружить в воспоминаниях участников событий.

Смешно, но в качестве иллюстрации расстрела толпы на Дворцовой площади у здания Генерального штаба используется чаще всего кадр из художественного фильма «Девятое января» (1925 г. ), режиссер Вячеслав Висковский (в ролях: Николай Симонов, Евгений Баранихин и др.). А по учебникам привычно кочуют картинки сочувствующих революции художников.

Мифы живучи, и многие верят им, а не историческим фактам.

Но вернемся к убиенному попу Гапону. Георгий Аполлонович Гапон действительно являлся лидером рабочих Санкт-Петербурга и, конечно же, «Кровавое воскресенье» лежит на его совести.

С юных лет Георгий Гапон отличался непомерным честолюбием. Священником он, по сути, стал по настоянию своего отца, человека глубоко верующего, зажиточного, выходца из крестьянской семьи.

Георгий Гапон был личностью незаурядной и поэтому умел легко находить связи, в том числе и в высоких кругах. Гапон мог откровенно врать и не считал это чем-то предосудительным. И он изначально понял, что каким-либо образом пробиться в элиту через Церковь или через придворные круги ему не удастся, и тогда-то сделал ставку на рабочих и революцию.

Рабочее движение в Санкт-Петербурге еще до Гапона, фактически, существовало в трех вариантах: контролируемое революционерами, контролируемое монархистами и контролируемое Министерством внутренних дел.

Гапон пошел на временный союз с властями. Он пользовался покровительством столичного градоначальника Николая Клейгельса и по просьбе последнего должен был составить доклад о рабочих организациях, созданных главой Особого отдела Департамента полиции Сергеем Зубатовым. Доклад Гапона сыграл определенную роль в дальнейшей судьбе Зубатова и самого Гапона. После отставки Сергея Зубатова, именно Гапон подхватил рабочую петербургскую организацию, при этом ему удалось добиться постепенного вывода своей структуры из-под надзора полиции.

Считая революционные партии реальной силой, Гапон налаживает связи с ними, устанавливая наилучшие отношения с эсерами. Полиции он доказывал, что его профсоюзная организация рабочих полностью лояльна власти, а между тем, в ней все больше и больше распространялись революционные идеи. Но, фактически, «Собрание русских фабрично-заводских рабочих» превратилось в квазирелигиозную секту с харизматическим лидером – самим отцом Георгием.

Г. А. Гапон и его соратники

К 9 января 1905 года Гапон сделал шаг в декабре 1904 года. В это время шла Японо-русская война. Путиловский завод являлся предприятием, работавшим для обороны страны. На нем произошло увольнение четырех рабочих на вполне законных основаниях. Все было бы ничего, но четверо уволенных принадлежало к гапоновскому «Собранию русских фабрично-заводских рабочих». Такого Гапон стерпеть не мог, ибо это било по его авторитету. Он потребовал защиты интересов своих рабочих от заводской администрации. Требования Гапона были сочтены чрезмерными, никто их удовлетворять не собирался. И 3 января 1905 года на Путиловском заводе вспыхнула забастовка. Рабочих, которые пытались вернуться на работу, гапоновцы просто выгоняли из цехов. Однако, к 5 января стало понятно, что забастовочное дело бесперспективно. Тогда Гапон предложил обратиться непосредственно к царю. Революционер-священник полагал, что такой ход поможет ему стать ферзем в революционном движении.

Когда утверждают, что петиция Гапона содержала требования только экономического плана, то балуются откровенной ложью. В этой петиции имелись требования созыва Учредительного собрания, амнистии политическим заключенным, ответственности правительства перед народом. То есть, фактически, шли предложения о ликвидации существующей формы правления.

Выполнение всех пунктов петиции привело бы просто к управлению в стране революционеров, да и поспособствовало бы выдвижению самого Георгия Гапона в лидеры уже государственного масштаба. Таким образом, Георгий Гапон при помощи революционных литераторов сочинил документ, который ни при каких условиях не мог быть принят любой вменяемой властью.

Революция вполне могла начаться не со столкновений с полицией и войсками, а с убийства вышедшего к народу императора Николая Александровича. У Георгия Гапона есть весьма ценное признание. Он говаривал, что если бы царь стал перед толпой, то его «убили бы в полминут, полсекунд!»

Впрочем, удивляться не стоит. Среди ближайших сподвижников Гапона во время «Кровавого воскресенья» был член боевой организации партии социалистов-революционеров Петр Рутенберг.

П. М. Рутенберг

«Кровавое воскресенье» заранее готовилось как провокация, которая должна была привести к революции с целью, в лучшем случае, заменить самодержавие на конституционную монархию, в худшем же – привести к полномасштабной гражданской войне в условиях внешней войны с Японией.

Сам Гапон рассчитывал на многое. Он уговаривал изначально рабочих добиваться любым путем встречи с императором, идти на войска, не страшась штыков и выстрелов. Историки знают о следующей фразе «революционного попа»: «Чем династия Готторпов (Романовых) лучше династии Гапонов? Готторпы — династия гольштинская, Гапоны — хохлацкая. Пора в России быть мужицкому царю, а во мне течёт кровь чисто мужицкая, притом хохлацкая».

Примечательно, что рассуждение о династии Готторпов (от попа Гапона) сейчас очень популярно среди леваков и противников русской монархии в XXI веке. Так что ничего нового современные нам «товарищи» изобрести просто не в состоянии. «Гапончики»-эпигоны все же интеллектуально ниже Георгия Гапона.

9 января Гапон поднял на манифестацию народ, зная, что Николая Александровича нет в столице. «Кровавое воскресенье» развернулось не со стрельбы по толпе, в которой, кстати, находились неплохо вооруженные революционные боевики. Баррикады в Санкт-Петербурге возникли еще до того момента, как рабочие под «Отче наш» двинулись по улицам города.

Наблюдая за действиями Гапона, можно получить четкое впечатление, что революционный ферзь, на самом деле, являлся типичной проходной пешкой, используемой для своих целей как членами элиты, желавшим «подвинуть» царя, так и революционерами, мечтавшими о коренном сломе исторической России. Все-таки не стоит так уж сильно разводить либералов и революционеров. Вряд ли революционно-террористическое движение могло бы быть жизнеспособным без поддержки противников самодержавия на самом верху.

Нельзя не отметить и такую параллель: Февраль 1917 года начался по сценарию Января 1905 года. Катализатором опять стала ситуация на Путиловском заводе и возникшая снова в условиях войны.

Для того, чтобы предотвратить столкновения войск и толпы правительством были приняты меры. Люди должны были остановиться, увидев военных. Все же предотвратить худшее не удалось. Раз провокация запланирована – она и будет совершена. Об этом хорошо свидетельствует один документ, опубликованный в журнале «Вопросы истории, №4, 1996 год: «Я, девятнадцатилетняя ткачиха, была свидетельницей того самого «Кровавого воскресенья» 9 января 1905 года. В людской толчее я попала в самые первые ряды и оказалась прямо перед цепью солдат, мешающих толпам рабочих подойти к Зимнему дворцу. Вдоль строя солдат быстро ходил офицер, и мы, заводские девчонки, залюбовались этим молодым, энергичным, подтянутым и хорошо одетым человеком. Особенно гляделись его аккуратные усы и невысокая офицерская шапка. Он, казалось, был недоволен тем, что толпа очень близко подошла к военному строю. Но всё было тихо и мирно. Внезапно к нему из толпы быстро подошёл вплотную чисто одетый человек; офицер остановился и поднял голову, ожидая, видимо, каких-то слов или просьб. Но подошедший выхватил револьвер и выстрелил в офицера. Тот упал, и солдаты начали стрелять и в толпу, и в воздух. Я случайно уцелела. О том, что случилось, я позже, уже в году в 30-м, рассказала Александре Михайловне Коллонтай, с которой была хорошо знакома. Она внимательно меня выслушала и сказала: «Маша, никому об этом больше не рассказывай. Это тебе может очень сильно навредить» (Исаков И. А. Как началось «Кровавое воскресенье»).

В 1905 году свержения русской монархии не произошло, революция своих целей не добилась. Учреждение Государственной Думы – это явно не тот итог, на который рассчитывали покровители Гапона.

Самого Гапона, выведенного из толпы Петром Рутенбергом, затем тепло принятого на квартире Максимом Горьким и отправившегося в эмиграцию из-за боязни ареста, результат тоже не удовлетворил.

За границей Гапона встретили хорошо. Он познакомился со многими влиятельными эмигрантами из России и, как любой истинный революционер, летом 1905 года Георгий Гапон обустроился на новом месте жительства в городе Лондоне. Там же он издал книгу «История моей жизни», причем получив весьма неплохие деньги.

В августе 1905 года Георгий Аполлонович принимает участие в операции по доставке оружия в Петербург на пароходе «Джон Графтон». Попечителем Гапона выступил финский «товарищ» Конни Циллиакус, имевший теснейшие контакты с японской разведкой.

Пароход «Джон Графтон» до Санкт-Петербурга не доплыл. Мель оказалась «контрреволюционной». Георгий Аполлонович лишился на время боевого инсургентского настроя…

Гапон решается заморозить отношения с революционерами и пытается вторично наладить связь с самим Сергеем Юльевичем Витте.

Удивительно трогательна выглядит забота о Гапоне со стороны Витте, ведь Георгий Аполлонович возвратился в Россию осенью 1905 года и жил на нелегальном положении. Витте, узнав об этом, лишь приказал тайно (с пиететом и уговорами) выдворить его обратно заграницу.

Когда Гапон вновь возвращается в Россию, то попадает под разнос «общественного мнения» и газет. В самой же рабочей организации Георгий Гапон остается непререкаемым авторитетом. Сектантам-гапоновцам было наплевать на журналистские инсинуации. Гапоновские рабочие вышли из сферы влияния эсеров…

Деятельность Гапона перестала устраивать его хозяев. Пешку легко сбросили с революционной шахматной доски. А устроителем убийства оказался хорошо знакомый Г. А. Гапону Петр Рутенберг.

Поделиться ссылкой:

Георгий Аполлонович Гапон | Священник Русской Православной Церкви

В России: революция 1905–06

…рабочие во главе со священником Георгием Гапоном (руководителем Собрания русских фабричных рабочих) прошли маршем к Зимнему дворцу, чтобы вручить императору Николаю лояльную петицию, содержащую аналогичные, но более широкие требования. . Их встретили войска, которые открыли по ним огонь, и около 130 человек были убиты.\n

Подробнее»,»url»:»Introduction»,»wordCount»:0,»sequence»:1},»imarsData»:{ «HAS_REVERTED_TIMELINE»:»false»,»INFINITE_SCROLL»:»»},»npsAdditionalContents»:{},»templateHandler»:{«name»:»INDEX»,»metered»:false},»paginationInfo»:{«previousPage «:null,»nextPage»:null,»totalPages»:1},»seoTemplateName»:»PAGINATED INDEX»,»infiniteScrollList»:[{«p»:1,»t»:225538}],»familyPanel»: {«topicLink»:{«title»:»Георгий Аполлонович Гапон»,»url»:»/biography/Georgy-Apollonovich-Gapon»},»tocPanel»:{«title»:»Directory»,»itemTitle»:» Ссылки»,»toc»:null},»groups»:[],»showCommentButton»:false,»fastFactsItems»:null},»byline»:{«contributor»:null,»allContributorsUrl»:null,»lastModificationDate» :null,»contentHistoryUrl»:null,»warningMessage»:null,»warningDescription»:null},»citationInfo»:{«contributors»:null,»title»:»Георгий Аполлонович Гапон»,»lastModification»:null,» адрес»:»https://www. britannica.com/biography/Георгий-Аполлонович-Гапон»},»websites»:null,»lastArticle»:false}

Узнайте об этой теме в этих статьях:

Кровавое воскресенье

  • В Кровавое воскресенье

    …собрание священник Георгий Гапон, надеясь представить требование рабочих о реформах непосредственно императору Николаю II, устроил массовую демонстрацию .Сообщив властям о своем плане, он повел рабочих, которые мирно несли религиозные иконы, изображения Николая и челобитные с указанием своих недовольств и желаний реформ, к…

    Подробнее
  • В России: Революция 1905–06

    …рабочие во главе со священником Георгием Гапоном (руководителем Собрания русских фабричных рабочих) прошли маршем к Зимнему дворцу, чтобы вручить императору Николаю верную петицию, содержащую аналогичную но более широкие требования. Их встретили войска, которые открыли по ним огонь, и около 130 человек были убиты.

    Подробнее

Кто поп гапон. Трагедия священника Гапона

ОТ СВЯЩЕННИКА ДО РЕВОЛЮЦИОНА?

О Кровавом воскресении, случившемся в Петербурге 9 января 1905 года, многое известно из школьной программы. Георгий Гапон — весьма популярный в то время деятель, создатель авторитетной организации под названием «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга».-Петербург — стал инициатором трагически закончившегося похода на царя. Священник, возглавлявший одну из рабочих колонн, был ранен возле нарвской заставы. Его вытащил из-под огня Петр Рутенберг, который чуть больше года спустя, вероятно, участвовал в его убийстве.

После 9 января в сознании Гапона наступил перелом. Если до того дня он верил королю, то теперь, под влиянием происшедшего в столице расстрела, написал листовку с призывом к немедленному восстанию. Он сделал это на квартире известного писателя Максима Горького, который очень тепло встретил священника.

Вскоре Рутенберг отправил Гапона в имение людей, сочувствовавших революционерам. Там отцу Георгию пришлось ждать, пока его переведут за границу. Однако по дороге священник пропустил проводников, и ему пришлось пересекать границу самостоятельно. У города Таураге в него выстрелил пограничник, но Гапон остался невредим.

ГЕРОЙ ЗАПАДНОЙ ПРЕССЫ

Георгий Гапон был популярен среди русских революционеров всех мастей, поселившихся в Западной Европе.Даже Владимир Ленин, не уважавший религию, очень волновался перед встречей с ним. Затем, выступая на III съезде РСДРП, Ленин охарактеризовал Гапона как «человека, несомненно преданного революции, инициативного и интеллигентного, хотя, к сожалению, и без последовательного революционного мировоззрения».

Но отец Георгий имел успех не только в революционной среде. О нем стала писать и западная пресса. Отец прекрасно смотрелся в роли преданного народу героя: красивый, обаятельный мужчина, хорошо говорит.

Слава приносила деньги: журналистам хорошо платили за интервью. И священнослужитель, говоря современным языком, сошел с ума. В Петербурге Георгий Аполлонович был скромен в быту, но за границей почувствовал вкус красивой жизни. Священник отметил ряд романов со светскими львицами, стал посещать Монте-Карло.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО

Гапон, пока везло, рвался в политику. Но молящийся оказался в полном неведении. Он совершенно не понимал сути идеологических разногласий между оппозиционными силами.

Священник решил объединить всех эмигрантов, не только революционеров, но и либералов. Понятное дело, вокруг него: он всегда был достаточно амбициозен. 24 апреля 1905 года Георгий Аполлонович созвал в Женеве конференцию, на которой присутствовали представители одиннадцати партий. Было решено создать общий комитет, задачей которого было «революционное воспитание масс». Гапон был включен в состав.

Однако вскоре авторитет отца Георгия в революционной среде стал стремительно падать. Лидеров левых партий, достаточно образованных в то время, раздражала политическая безграмотность священника, его чрезмерное стремление к лидерству. И священнику было гораздо легче общаться с простыми рабочими, чем с «высокоинтеллигентными интеллигентами».

ТРОЙНАЯ ИГРА

И тогда Гапон написал письмо Председателю Совета Министров Сергею Витте, заодно связавшись с РУВД. Суть его предложений сводилась к следующему: допустить деятельность Собрания русских фабрично-заводских рабочих, фактически разогнанного после 9 января, и использовать священника в качестве осведомителя.Власти заинтересованы в этой инициативе. Во многом потому, что митинг мог стать противовесом зарождающимся профсоюзам, где влияние имели левые партии.

После Манифеста 17 октября 1905 года отец Георгий вернулся в Россию и стал вести даже не двойную, а тройную игру. Он предстал перед властями как «умиротворитель рабочих». Перед революционерами он позиционировал себя как радикал, который вынужден скрывать свои истинные намерения. В пролетарской среде я хотел быть в правлении.Однако и те, и другие, и еще третьи почувствовали неискренность священника, потеряли к нему доверие.

С появлением Манифеста пресса получила некоторую свободу, и журналисты стали раскапывать неприятные для Георгия Аполлоновича факты. В частности, выяснилось, что священник сунул руку в карман собрания.

И тут Гапон решился на неординарный шаг. Священник сообщил в Департамент полиции, что его старый знакомый, эсер Петр Рутенберг, готов сдать боевую организацию этой партии полиции за «адекватную сумму».Отметим, что он не мог этого сделать даже при всем желании: он не имел никакого отношения к боевикам. Получив согласие властей, отец Георгий сделал Рутенбергу соответствующее предложение.

ПОВЕШЕН БОЛЕЛЬЩИКАМИ?

Обстоятельства смерти священника до сих пор окутаны тайной. Хотя полиция возбудила уголовное дело, никому не было предъявлено обвинение в убийстве. Итак, 28 марта 1906 года Гапон выехал из Петербурга по Финляндской железной дороге и не вернулся. По словам рабочих, он ехал на деловую встречу с представителем партии эсеров. В середине апреля газеты сообщили, что священника задушили веревкой и его труп висит на одной из пустующих дач под Санкт-Петербургом. Вскоре эти сообщения были официально подтверждены.

Некоторые подробности стали известны из публикаций в российской и зарубежной прессе, а также из воспоминаний. 28 марта 1906 года Рутенберг назначил Гапону свидание в Озерках.Якобы для достижения окончательного соглашения. Во время разговора в соседней комнате находились двое приглашенных Рутенбергом рабочих. Это были сторонники Гапона, так сказать, участники Кровавого воскресенья. Поняв, каким беспринципным человеком был их кумир, пролетарии, не мудрствуя лукаво, повесили священника.

Было ли это спланированное убийство или рабочие действовали под влиянием эмоций, остается загадкой.

Кстати

Незадолго до смерти Георгий Гапон пообещал опубликовать документы о своих отношениях с Сергеем Витте. «Когда они станут достоянием общественности, у многих будут проблемы», — заверил священник. Он договорился с адвокатом, что в случае его смерти он опубликует эти материалы.

После убийства Гапона адвокат отправился в Европу, чтобы обнародовать информацию в зарубежной прессе. Но по дороге он внезапно умер от болей в животе, а документы бесследно исчезли.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

Весной 1906 года за границу уехал и Петр Рутенберг.Возможно, он скрывался от следствия. Вернулся в Петроград после Февральской революции, стал одним из руководителей городской думы. 24 октября 1917 года защищал Временное правительство. Его арестовали и посадили в Петропавловскую крепость. Через несколько месяцев большевики освободили Рутенберга.

Эмигрировал из Советской России, переехал в Палестину, где наряду с политикой занимался электрификацией. Он был знаком с Уинстоном Черчиллем и Бенито Муссолини.Создал Палестинскую электрическую компанию. Электростанция недалеко от Ашкелона носит имя Рутенберга.

17 февраля 1870 года в Полтавской губернии родился Георгий Гапон. Он был одним из главных участников Кровавого воскресенья, борцом за права трудящихся, вошел в историю как провокатор и агент тайной полиции.

Журнал: История «Русская семерка», Альманах №1, весна 2017
Категория: Революционеры
Текст: Русская семерка

Кровавый провокатор

Современники знали Георгия Гапона как страстного, непоколебимого революционера, ставшего главным организатором печально известного шествия 9 января 1905 года, вошедшего в историю как Кровавое воскресенье.Возможность собрать такое количество людей и привести их на Нарвскую заставу представилась Гапону благодаря его собственной организации рабочих — «Собранию русских фабричных рабочих». Изначально «Ассамблея» создавалась под эгидой Зубатовщины — подконтрольных правительству рабочих профсоюзов. По словам историка Феликса Лурье, Георгий вел двойную игру — он усыплял бдительность полиции, уверяя ее высшие чины, что в «Собрании» нет места революционным идеям, а сам подстрекал рабочих к объявлению всеобщей забастовки. Благодаря связям с полицией Гапона заклеймили «провокатором», с которым он вошел в историю. Говорят, что Гапон специально привел людей на нарвскую заставу, чтобы полиция подавила восстание кровью. Таким он вошел в советскую историю, именно такой образ закрепил И.В. Сталин в своей «Краткой истории ВКП(б)».
Кровавое воскресенье — неоднозначное событие в истории. Это не просто общий порыв рабочих «достучаться до царя», а хорошо спланированная акция, в истории которой не все ясно.Чего, например, ожидали организаторы восстания, узнав заранее о намерении царя отклонить челобитную и ответить огнем на «мирный марш»? Ведь суть «воззвания» дошла до царя 7 января через министра юстиции Муравьева, с которым Гапону довелось общаться. Было и прямое письмо самому Николаю II с просьбой прислушаться к народу. Во всяком случае, об отношении Николая к предстоящей «сходке» можно было судить по его приказу от 8 января — Гапон был арестован.Чего добивался Гапон, когда вел толпу людей на верную смерть? Был ли рабочий вопрос так важен для него или были более высокие цели? Вполне возможно, что он надеялся, что расстрел мирного шествия вызовет народное восстание во главе с ним, Георгием Гапоном. Об этом свидетельствуют воспоминания другого революционера, Владимира Поссе, который однажды спросил Георгия, что он будет делать, если царь примет прошение. Гапон ответил: «Я бы упал перед ним на колени и убедил его в моем присутствии написать указ об амнистии для всех политиков.Выходили бы с царем на балкон, читал бы указ народу. Общее ликование. С этого момента я первый советник царя и фактический правитель России. — Ну, а если бы король не согласился? — Тогда это было бы равносильно отказу принять делегацию. Всеобщее восстание, и я во главе его. Между прочим, у организаторов Кровавого воскресенья были разные мнения. Например, правая рука, а впоследствии и убийца Гапона Петр Рутенберг готовил покушение на царя, рассчитывая убить его, когда он выйдет на балкон Зимнего дворца с обращением к народу.Об этом мы узнаем из воспоминаний начальника петербургского охранного отделения Герасимова.

Полицейский агент

Еще один вопрос, который остается открытым: был ли Георгий Гапон сотрудником полицейской разведки, двойным агентом? Не секрет, что именно слухи о предательстве Гапона и его доносы на бывших товарищей, в том числе на эсеров, стали основной причиной его убийства. Надо сказать, когда архивы были обнародованы, многие исследователи рылись в документах в поисках каких-либо доносов, написанных Джорджем.После долгих поисков один из специалистов по этому вопросу историк С.И.Потопов сообщил, что в списках Департамента полиции, как и в других документах, нет сведений о тайном агенте Георгии Гапоне, следовательно, нет и подтверждения. этого распространенного мифа. Кроме того, в пользу опровержения этого мнения говорит запрет на вербовку священнослужителей в качестве агентов, которым был Гапон, говорит вся его общественная деятельность. Сегодня наиболее распространена версия, что Гапона подставили путем перетасовки документов и специально запущенных слухов.

30 серебряников

Тем не менее глупо утверждать, что Гапон вообще не имел связи с полицией. Последний он часто использовал как финансовый источник, передавая некоторые сведения о людях, которых сам потом заранее предупреждал об опасности. Но все деньги Гапон отдавал на нужды рабочих и организаций. Правда, общественность часто этому не верила, называя Гапона Иудой и обвиняя в жадности. Петр Рутенберг в своей книге отмечал дороговизну костюма Георгия, когда все остальные его товарищи были одеты в обычные пальто, а Савинков, второй организатор кровавого убийства священника, писал, что Георгий в своих желаниях был даун- к земному мужчине — он любил роскошь, деньги, женщин.На фоне такого общего настроения как спусковой крючок сработала информация о том, что по возвращении в Россию после манифеста 17 октября Гапон получил от Витте 30 000 рублей. Гапон собирался возродить свою бывшую организацию «Совет», и на это пошли деньги министра финансов. Вообще Георгий часто так делал — сначала брал деньги из Департамента полиции благодаря своим связям, потом тратил их на агитацию. Он был искренне удивлен ажиотажем, который вызвали 30 тысяч, быстро переименованных в 30 сребреников: «Вы были поражены моими открытыми отношениями с Витте и согласием голодных рабочих организаций принять от него деньги?»
Негативную реакцию на самом деле вызвал другой распространенный слух: мол, 30 тысяч были переведены на счет некоего Рыбницкого, он же Гапон. Последней каплей для соратников Георгия стало известие о получении 100 тысяч рублей от Департамента полиции за информацию о террористических планах партии эсеров и выдаче властям имени Рутенберга.

Загадочные документы

Есть гипотеза, что причиной убийства Гапона стали некие документы: «если они будут обнародованы, кому-то станет плохо». Вдова Георгия сказала, что в этих бумагах есть какое-то громкое имя, но имя умолчала.Гапон заговорил о них после того, как поползли слухи о его предательстве и продажности. Он утверждал, что у него есть компромат на кого-то, очень известного. Известно, что незадолго до смерти Георгий собирался их обнародовать, некоторые из них он даже передал своему адвокату Сергею Марголину. В результате последний умер через два месяца после Гапона при невыясненных обстоятельствах. Его коллеги рассказали, что за неделю до смерти он упомянул о необходимости предать гласности некоторые бумаги.
Ходили слухи, что пресловутой «громкой фамилией» в таинственных газетах был Сергей Витте, министр финансов, который одолжил Тэлону 30 000 рублей, тем самым разрушив его репутацию. Но ведь от этого пострадал и сам Витте — после полугода непрекращающихся преследований общественного мнения он ушел в отставку. Кто скрывался за архивными документами? Чье имя так тщательно оберегалось, что на его алтарь приносили несколько жертв?

Евно Азеф — союзник Гапона

Евно Фишелевич Азеф — он же милиционер «Раскин», он же один из лидеров эсеров: Иван Николаевич, Валентин Кузьмич, Толстый. Да, он был двойным агентом, якобы работавшим «прикрытием» среди революционных организаций.Его послужной список в качестве агента полиции включает в себя сдачу многих революционеров, в том числе арест и казнь членов летучей боевой части партии социалистов-революционеров в феврале 1908 года. Он также предотвратил несколько крупных покушений: нападение на министра внутренних дел Дела Дурново и на самого Николая II.
Но он же был и организатором многих терактов и убийств. На его совести — смерть начальника корпуса жандармов В.К. Плеве, военный прокурор В.П. Павлов и даже великий князь Сергей Александрович Романов. Возможно, именно он спланировал и инициировал убийство Гапона как «провокатора», а затем и его адвоката Марголина. Зачем? Чтобы скрыть свою двойную или даже тройную личность. Некоторые историки, в том числе «В.К. Агафонов», считают, что, играя за обе стороны, он был подослан третьим — это был западный агент, посланный в Россию для разжигания беспорядков.
Азеф встретил Талона во время бегства последнего за границу, после Кровавого воскресенья. Он разрешил ему остаться в своей квартире.Вместе они снарядили яхту «Джон Графтон», которая должна была доставить русским революционерам необходимое оружие для сопротивления. Возможно, живя с Талоном в одной квартире, Азеф узнал о каком-то компромате, попавшем в руки Георгия.

Убийство раскрыто

Георгий Гапон был убит 28 марта 1906 года на даче Звержинской в ​​деревне Озерки под Петербургом. Его нашли только через несколько дней. На его шее болталась петля, и повсюду на теле были видны следы борьбы.Расследование показало, что смерть была мучительной.
Официальный убийца Гапона был быстро найден и пойман — им оказался ближайший сподвижник священника, эсер Петр Рутенберг. Его опознал местный дворник. Петр не отрицал своей причастности, он рассказал, как произошло само убийство и кто еще из рабочих присутствовал. Причиной он называл продажность и предательство Гапона, его связи с заместителем начальника Департамента полиции П. И. Рачковским.Но позже историки нашли за расправой над Гапоном еще одну «черную тень» — это уже известный нам Толстой, то есть Евно Азеф. Это он сфальсифицировал обвинение Гапона в двойной игре, чтобы выгородить настоящего секретного агента — себя самого. В результате были убиты одновременно два «пустышки» — сначала «народный пророк» Георгий Гапон, а затем провокатор Н.Ю. Татарова, безуспешно пытавшегося открыть глаза руководству эсеров на лицемерный характер их партийного лидера.

Священник Георгий Гапон вошел в историю как участник Кровавого воскресенья. Его несправедливо считают провокатором и агентом полиции под прикрытием.

Двойная игра

Современники знали Георгия Гапона как страстного, непоколебимого революционера, руководителя организации «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». По словам историка Феликса Лурье, «батюшка Гапон» вел двойную игру: он усыплял бдительность полиции, уверяя их высшие чины, что в Собрании нет места революционным идеям, а сам подстрекал рабочих к объявлению генеральной забастовка.Благодаря связям с полицией Гапона заклеймили «провокатором», с которым он вошел в историю. Говорят, что Гапон специально свозил людей на нарвскую заставу, чтобы полиция жестоко подавила восстание.

Действительно, «мирное шествие с хоругвями», организованное Георгием Гапоном, вызвало у историков немало вопросов. На что рассчитывали организаторы демонстрации, когда заранее было известно о намерении царя отклонить петицию и жестко подавить беспорядки? Суть «обращения» до Николая II дошла 7 января через министра юстиции Муравьева.А уже на следующий день государь приказал арестовать авторов челобитной.

Чего хотел Гапон, когда вел толпу людей на верную смерть? Был ли рабочий вопрос так важен для него или были более высокие цели? Вполне возможно, что он надеялся, что расстрел мирного шествия вызовет народное восстание во главе с ним, Георгием Гапоном. Об этом свидетельствуют воспоминания другого революционера, Владимира Поссе, который однажды спросил у священника, что он будет делать, если царь примет прошение.Гапон ответил:

«Я бы упал перед ним на колени и убедил его в моем присутствии написать указ об амнистии для всех политических. Выходили бы с царем на балкон, читал бы указ народу. Общее ликование. С этого момента я первый советник царя и фактический правитель России. Ну, а если бы король не согласился? — Тогда это было бы равносильно отказу принять делегацию. Всеобщее восстание, и я во главе его.»

Кстати, у организаторов «мирного марша» были разные мнения. Например, правая рука, а впоследствии и убийца Гапона, Петр Рутенберг, готовил покушение на царя, рассчитывая убить его, когда он выйдет на балкон Зимнего дворца, чтобы обратиться к народу. Об этом мы узнаем из воспоминаний начальника петербургского охранного отделения Герасимова.

Агент

Еще один вопрос, который остается открытым, — был ли Георгий Гапон сотрудником тайной полиции, двойным агентом.Не секрет, что именно слухи о предательстве Гапона и его доносы на бывших товарищей, в том числе на эсеров, стали основной причиной его убийства. Надо сказать, когда архивы были обнародованы, многие исследователи рылись в документах в поисках каких-либо доносов, написанных Джорджем. После долгих поисков историк С.И.Потолов, один из специалистов по этому вопросу, сообщил, что в списках Департамента полиции, как и в других документах, нет сведений о тайном агенте Георгии Гапоне, поэтому нет и подтверждения этому. распространенный миф.Кроме того, в пользу опровержения этого мнения говорит запрет на вербовку священнослужителей в качестве агентов, которым был Гапон, говорит вся его общественная деятельность. Сегодня наиболее распространена версия, что Гапона подставили с помощью подтасовки документов и специально пущенных слухов.

Это не значит, что у него вообще не было связей с полицией. Последний он часто использовал как финансовый источник, передавая какие-то сведения о людях, которых потом сам заранее предупреждал об опасности.Но все деньги Гапон отдавал на нужды рабочих и организаций. Правда, общественность часто этому не верила, называя Гапона Иудой и обвиняя в жадности.

Петр Рутенберг в своей книге отмечал дороговизну костюма Георгия, когда все остальные его товарищи были одеты в обычные шинели, а Савинков, второй организатор кровавого убийства священника, писал, что Георгий в своих желаниях был человек практичный — любил роскошь, деньги, женщин.

На фоне такого общего настроения сработала как курок информация о том, что по возвращении в Россию после Манифеста 17 октября Гапон получил от Витте 30 тысяч рублей.Гапон собирался возродить свою бывшую организацию «Совет», и на это пошли деньги министра финансов. Вообще Георгий часто так делал — сначала брал деньги в Департаменте полиции, благодаря своим связям, а потом тратил их на агитацию. Он был искренне удивлен ажиотажем, вызвавшим 30 тысяч: «Вас поразили мои открытые отношения с Витте и согласие голодных рабочих организаций принять от него деньги?»

Негативную реакцию, на самом деле, вызвал другой распространенный слух — мол, 30 тысяч были переведены на счет некоего Рыбницкого, он же Гапон.Последней каплей для соратников Георгия стало известие о получении 100 тысяч рублей от Департамента полиции за информацию о террористических планах партии эсеров и выдаче властям имени Рутенберга.

«Громкое имя»

Есть гипотеза, что причиной убийства Гапона стали какие-то документы. Вдова священника сказала, что в этих бумагах было какое-то известное имя, но свою фамилию не назвала. Сам Георгий Гапон незадолго до смерти утверждал, что у него есть компрометирующие данные на неких важных персон.Часть документов он даже передал своему адвокату Сергею Марголину. Последний умер через два месяца после смерти Гапона при странных обстоятельствах. Его коллеги рассказали, что за неделю до смерти он упомянул о необходимости предать гласности некоторые бумаги.

Ходили слухи, что «громким именем» был Сергей Витте, министр финансов, который одолжил Гапону 30 тысяч долларов. Но точного подтверждения этому не было.

Тень Евно Азеф

Евно Фишелевич Азеф — он же милиционер «Раскин», он же один из лидеров эсеров: «Иван Николаевич», «Валентин Кузьмич», «Толстый».В послужном списке этого «суперагента тайной полиции» сдача многих революционеров, в том числе арест и казнь членов летучего боевого отряда партии социалистов-революционеров в феврале 1908 года. Он также предотвратил несколько крупных покушений: нападение на министра внутренних дел Дурново и на самого Николая II.

В то же время Евно Азеф организовал несколько терактов и убийств «как революционер». На его совести смерть начальника жандармского корпуса — В.К.Плеве, военный прокурор В.П. Павлова и даже великого князя Сергея Александровича Романова. Возможно, именно он спланировал и спровоцировал убийство Гапона как «провокатор», а затем его адвокат Марголин. Зачем? Чтобы скрыть свою «двойную» или даже «тройную» личность. Некоторые историки, в том числе В.К. Агафонов, как считают — играя на обе стороны, его подослали третьим — это был западный агент, которого заслали в Россию для разжигания беспорядков.
Азеф встретил Гапона во время его бегства за границу, после Кровавого Воскресения.Он разрешил ему остаться в своей квартире. Вместе они снарядили яхту «Джон Графтон», которая должна была доставить русским революционерам необходимое оружие для сопротивления. Возможно, проживая с Гапоном в одной квартире, Азеф узнал о каком-то компромате, попавшем в руки Георгия.

Убийство

Георгий Гапон был убит 28 марта 1906 года на даче Звержинской в ​​деревне Озерки под Петербургом. Его нашли только через несколько дней с петлей на шее.

Официальный убийца Гапона, ближайший сподвижник священника Петр Рутенберг, был быстро найден и пойман. Его опознал местный дворник. Петр не стал отрицать своей причастности, рассказал, как произошло само убийство, и кто еще из рабочих присутствовал. Причиной он называл продажность и предательство Гапона, его связи с заместителем начальника Департамента полиции П.И. Рачковский. Но позже историки нашли за расправой над Гапоном еще одну «черную тень» — это уже известный нам «Толстой», то есть Евно Азеф.Именно он сфальсифицировал обвинение Гапона в «двойной игре», чтобы выгородить настоящего секретного агента — себя самого. В результате одновременно были убиты два «пустышки» — сначала «народный пророк» Георгий Гапон, а затем провокатор Н.Ю. Татарова, безуспешно пытавшегося открыть глаза руководству эсеров на лицемерный характер их партийного лидера.

Что в наше время теория и практика продажи народу второсортных и залежавшихся товаров достигла высочайших вершин.Но по сравнению с теорией и практикой воровства второсортных, залежавшихся и совсем прогнивших идей и идеологий, эта теория отстает и сильно отстает, хотя и та, и другая используют глубокие знания психологии человека, лазейки в его подсознании, способы организации массовых психозов, и так далее, и прочее. В мы рассказывали о том, как Википедия травила газом тамбовских крестьян. Посмотрим, как закрутится Вики, представляя историю Кровавого Воскресения, очередную годовщину которого мы отмечаем 9 января.Возьмем статью «Гапон, Георгий Аполлонович». Вики пишет: «Другой распространенный миф о Гапоне заключался в том, что он был платным агентом царской охранки. Исследования современных историков не подтверждают эту версию, так как она не имеет документальной основы. Так, согласно исследованиям историка-архивариуса С. И. Потолова, Гапона нельзя считать агентом царской охранки, так как он никогда не числился в списках и картотеках агентов охранного ведомства. «Распространенный миф» создан товарищем Сталиным в его «Кратком курсе истории ВКП(б)».Товарищ Сталин пишет: «Еще в 1904 году, перед путиловской забастовкой, полиция с помощью провокатора священника Гапона создала среди рабочих свою организацию — «Собрание русских фабричных рабочих». «Эта организация имела отделения во всех районах Петербурга. Когда началась забастовка, батюшка Гапон на собраниях своего общества предложил провокационный план: 9 января собрать всех рабочих и мирным шествием со знаменами и царскими портретами пройти в Зимний дворец и подать петицию (просьбу) к царю о своих нуждах.Гапон взялся помогать царской охранке: расстреливать рабочих и топить в крови рабочее движение. » Чем ВИКИ опровергает утверждения товарища Сталина о связи священника Гапона с царской охранкой? Вот как. Ниже в той же статье «»Гапон Георгий Аполлонович» русским по белому указано: Осенью 1902 года Гапон был представлен начальнику Особого отдела Департамента полиции Сергею Зубатову. Зубатов был привлечен к создание рабочих союзов, контролируемых полицией, и Гапон был приглашен принять участие в этой работе.Целью Зубатова было парализовать влияние революционной пропаганды на рабочих путем создания легальных рабочих организаций. То есть священник Гапон не был платным агентом охранки, но лично был в контакте с тогдашним товарищем Берией — начальником Особого отдела Зубатовым, автором и руководителем пресловутой «зубатовщины». Вау, сальто! Но это не все. Далее в той же (!) статье: Последней финансовой операцией Гапона была сделка по получению 100 тысяч рублей от УВД за информацию о террористических планах партии эсеров То есть Гапон не был платным агентом милиции, но был на связи с милицейским руководством, регулярно получал деньги из их рук.Интересная логика из Википедии и ее кукловодов! Дальше больше. В той же статье Вики, наконец, пишет прямо и недвусмысленно, открытым текстом: Гапон наверняка работал с Департаментом полиции и даже получал от него крупные суммы денег. Но это сотрудничество не носило характер агентурной деятельности. По свидетельству генералов А.И.Спиридовича и А.В. Герасимова, Гапона пригласили к сотрудничеству с Полицейским управлением не как агента, а как организатора и агитатора.Задача Гапона состояла в том, чтобы бороться с влиянием революционных пропагандистов и убеждать рабочих в преимуществах мирных методов борьбы за свои интересы. В соответствии с этой директивой Гапон организовал агитацию в отделах «Собрания», где сам Гапон, его ученики из числа рабочих и приглашенные лекторы разъясняли рабочим преимущества легальных методов борьбы. Полицейское управление, считая эту деятельность выгодной для государства, поддерживало Гапона и время от времени снабжало его денежными суммами.Сам Гапон, как руководитель «Собрания», выезжал к чиновникам из Департамента полиции и докладывал им о состоянии рабочего вопроса в Петербурге. Выходит, товарищ Сталин был прав в оценке деятельности священника Гапона! Правы были и эсеры, в том числе и те, кто выносил приговор провокатору Гапону и приводил его в исполнение, не сомневаясь в справедливости своего поступка. А Вики — что с Вики? «Вот это служба!», — как говаривал один из героев Ильфа и Петрова.То же самое можно сказать и об «исследованиях современных историков», на которые ссылается Вики. 2 января 2013 г. Москва

Георгий Гапон – священник, политик, организатор марша, закончившегося массовыми расстрелами рабочих, вошедшего в историю как «Кровавое воскресенье». Нельзя с уверенностью сказать, кем на самом деле был этот человек — провокатором, двойным агентом или искренним революционером. В биографии священника Гапона много противоречивых фактов.

Крестьянский сын

Происходил из зажиточной крестьянской семьи.Георгий Гапон родился в 1870 году в Полтавской губернии. Возможно, его предками были запорожские казаки. По крайней мере, такова семейная традиция Гапонов. Сама фамилия происходит от имени Агафон.

В ранние годы будущий священник помогал родителям: пас телят, овец, свиней. С детства он был очень религиозен, любил слушать рассказы о святых, способных творить чудеса. Окончив сельскую школу, Георгий по совету местного священника поступил в духовное училище.Здесь он стал одним из лучших учеников. Однако дисциплин, которые были включены в программу, ему явно не хватало.

Толстой

В школе будущий священник Гапон познакомился с антимилитаристом Иваном Трегубовым, который заразил его любовью к запрещенной литературе, а именно к книгам Льва Толстого.

После окончания колледжа Джордж поступил в духовную семинарию. Теперь он открыто высказывал идеи Толстого, что привело к конфликту с учителями. Был отчислен незадолго до выпуска. После окончания семинарии подрабатывал частными уроками.

Священнослужитель

Гапон в 1894 году женился на дочери богатого купца. Вскоре после женитьбы он решил принять сан священника, и эту идею одобрил епископ Иларион. В 1894 году Гапон стал диаконом. В том же году он был произведен в священники в церкви одного из сёл Полтавской губернии, в которой было очень мало прихожан.Здесь раскрылся истинный талант Георгия Гапона.

Священник читал проповеди, на которые стекалось множество людей. Он моментально завоевал популярность не только в своей деревне, но и в соседних. Он не занимался пустыми разговорами. Священник Гапон увязывал свою жизнь с христианским учением – помогал бедным, безвозмездно выполнял духовные просьбы.

Популярность среди прихожан вызвала зависть священников из соседних церквей. Они обвинили Гапона в похищении стада.Он их — в лицемерии и фарисействе.

Санкт-Петербург

В 1898 году умерла жена Гапона. Священник оставил детей у родственников, а сам отправился в Петербург поступать в духовную академию. И на этот раз ему помогли. Но проучившись два года, Гапон понял, что знания, полученные им в академии, не дают ответов на главные вопросы. Тогда он уже мечтал служить народу.

Гапон бросил учебу, уехал в Крым, долго размышлял, не стать ли ему монахом.Однако в этот период он познакомился с художником и литераторами, которые посоветовали ему поработать на благо народа и скинуть рясу.

Общественная деятельность

Гапон не сворачивал. Священство не мешало заниматься общественной деятельностью, которую он начал по возвращении в Петербург. Он стал участвовать в различных благотворительных акциях, много проповедовал. Его слушателями были рабочие, положение которых в начале ХХ века оставалось очень тяжелым. Это были представители самого незащищенного социального слоя: работа по 11 часов в день, сверхурочная работа, мизерная заработная плата, отсутствие возможности высказать свое мнение.

Митинги, демонстрации, протесты — все это было запрещено законом. И вдруг появился священник Гапон, который читал простые, понятные проповеди, проникающие прямо в сердце. Много людей собралось, чтобы послушать его. Число людей в церкви иногда доходило до двух тысяч.

Рабочие организации

Священник Гапон имел отношение к зубатовским организациям. Что это за ассоциации? В конце 19 века в России были созданы рабочие организации под контролем полиции.Таким образом осуществлялась профилактика революционных настроений.

Сергей Зубатов был чиновником. Пока он контролировал рабочее движение, Гапон был ограничен в своих действиях, не мог свободно выражать свои идеи. Но после того, как Зубатова отстранили от должности, священник начал двойную игру. Отныне его никто не контролировал.

Он предоставил в полицию сведения, согласно которым среди рабочих не было даже намека на революционные настроения. Он сам читал проповеди, в которых все громче раздавались нотки протеста против чиновников и фабрикантов. Это продолжалось несколько лет. До 1905 года.

Георгий Гапон обладал редким ораторским талантом. Рабочие не просто поверили ему — они увидели в нем чуть ли не мессию, способного осчастливить их. Он помогал нуждающимся деньгами, которые не мог получить от чиновников и фабрикантов. Гапон умел внушить доверие любому человеку — и рабочему, и милиционеру, и заводчанину.

Священник говорил с представителями пролетариата на их языке. Иногда его выступления, как утверждали современники, вызывали у рабочих состояние почти мистического экстаза.Даже в краткой биографии священника Гапона упоминаются события, произошедшие 9 января 1905 года. Что предшествовало мирному митингу, закончившемуся кровопролитием?

Петиция

6 января Георгий Гапон выступил перед рабочими. Он говорил о том, что между рабочим и царем стояли чиновники, фабриканты и прочие кровопийцы. Он призвал обращаться непосредственно к правителю.

Священник Гапон составил прошение в красноречивом церковном стиле. От имени народа он обратился к царю с просьбой помочь, а именно утвердить так называемую программу пятерки. Он призывал вывести народ из нищеты, невежества и гнета чиновников. Петиция заканчивалась словами «пусть наша жизнь станет жертвой за Россию». Эта фраза говорит о том, что Гапон понимал, чем может закончиться шествие к царскому дворцу. Кроме того, если в речи, которую священник читал 6 января, была надежда, что правитель услышит молитвы трудящихся, то спустя два дня и он, и его окружение мало в это верили.Все чаще он стал произносить фразу: «Если он не подпишет петицию, то у нас больше нет царя».

Поп Гапон и Кровавое воскресенье

Накануне похода царь получил письмо от организатора предстоящего марша. Он ответил на это сообщение приказом арестовать Гапона, что было не так-то просто сделать. Священник почти круглосуточно находился в окружении фанатично преданных своему делу рабочих. Чтобы его задержать, нужно было принести в жертву не менее десяти полицейских.

Конечно, Гапон был не единственным организатором этого мероприятия. Историки считают, что это была тщательно спланированная акция. Но петицию составил Гапон. Именно он повел несколько сотен рабочих 9 января на Дворцовую площадь, понимая, что шествие закончится кровопролитием. При этом он призвал брать с собой жен и детей.

В этом мирном митинге приняли участие около 140 тысяч человек. Рабочие были безоружны, но на Дворцовой площади их ждала армия, которая открыла огонь.Николай II и не думал рассматривать прошение. Тем более, что в тот день он был в Царском Селе.

9 января погибло несколько сотен тысяч человек. Авторитет царя был окончательно подорван. Народ мог ему простить многое, но только не массовое убийство безоружных. Кроме того, среди убитых в Кровавое воскресенье были женщины и дети.

Гапон был ранен. После разгона шествия несколько рабочих и эсер Рутенберг отвели его на квартиру Максима Горького.

Проживание за границей

После расстрела демонстрации священник Гапон сбросил с себя рясу, сбрил бороду и уехал в Женеву, тогдашний центр русских революционеров. К тому времени об организаторе шествия к царю знала вся Европа. И социал-демократы, и эсеры мечтали получить в свои ряды человека, способного возглавить рабочее движение. Ему не было равных в умении воздействовать на толпу.

В Швейцарии Георгий Гапон встретился с революционерами, представителями различных партий. Но он не спешил становиться членом одной из организаций. Лидер рабочего движения считал, что в России должна произойти революция, но только он мог стать ее организатором. По отзывам современников, это был человек редкой гордости, энергии и уверенности в себе.

За границей Гапон встретился с Владимиром Лениным. Это был человек, тесно связанный с рабочими массами, и поэтому будущий вождь тщательно готовился к беседе с ним.В мае 1905 года Гапон все-таки присоединился. Однако в ЦК его не представили и в заговорщические дела не посвящали. Это разозлило бывшего священника, и он порвал с эсерами.

Убийство

В начале 1906 года Гапон вернулся в Петербург. К тому времени события Первой русской революции уже были в самом разгаре, и он сыграл в этом важную роль. Однако лидер, революционный священник, был убит 28 марта.Информация о его смерти появилась в газетах только в середине апреля. Его тело было найдено в загородном доме, принадлежавшем социалисту-революционеру Петру Рутенбергу. Он был убийцей вождя петербургских рабочих.

Портрет священника Гапона

На фото выше вы можете видеть человека, организовавшего шествие рабочих 9 января 1905 года. Портрет Гапона, составленный его современниками: красивый мужчина невысокого роста, похож на цыгана или еврея.У него была яркая, запоминающаяся внешность. Но самое главное, священник Гапон обладал необыкновенным обаянием, умением войти в доверие к незнакомому человеку, найти со всеми общий язык.

Рутенберг признался в убийстве Гапона. Свой поступок он объяснил продажностью и предательством бывшего священника. Однако есть версия, что обвинение Гапона в двойной игре было подстроено Евно Азефом, полицейским и одним из лидеров эсеров. Именно этот человек был на самом деле провокатором и предателем.

Кровавая воскресная резня — Сегодня в истории

Находясь на грани поражения в войне с Японией на Дальнем Востоке, царская Россия была сотрясена внутренним недовольством, которое вылилось в то, что позже будет названо Кровавой воскресной резней в Санкт-Петербурге.

Россия стала более коррумпированной и тиранической, чем когда-либо прежде, при безвольном царе Романове Николае II, пришедшем к власти в 1894 году. Боясь, что его линия может угаснуть — его единственный сын Алексей был больным гемофилией, — Николай попал под чары недобросовестных людей вроде Григория Распутина, якобы безумного монаха.На рубеже веков империалистические цели России в Маньчжурии спровоцировали русско-японскую войну, которая началась в феврале 1904 года. Тем временем революционные лидеры, в первую очередь сосланный Владимир Ленин, собирали социалистические повстанческие отряды, намереваясь свергнуть царя.

Чтобы заручиться поддержкой непопулярной войны против Японии, российское правительство разрешило в ноябре 1904 г. провести собрание земств или областных управлений, учрежденных дедом Николая Александром II. Требования реформ, высказанные на этом съезде, не были удовлетворены, и более радикальные социалистические и рабочие организации избрали альтернативный курс действий.

22 января 1905 года группа рабочих во главе с радикально настроенным священником Георгием Аполлоновичем Гапоном направилась к Зимнему дворцу Санкт-Петербурга, чтобы представить свои просьбы царю. Имперские силы открыли огонь по демонстрантам, убив десятки и ранив многих. Забастовки и беспорядки вспыхнули по всему королевству в знак протеста против убийства, на что Николай ответил, объявив о создании ряда представительных собраний, или Дума, для проведения реформ.

С другой стороны, внутренние раздоры в России продолжали нарастать в течение следующего десятилетия, поскольку государство демонстрировало нежелание фактически реформировать свои репрессивные методы, а радикальные социалистические партии, особенно ленинские большевики, становились сильнее и приближались к достижению своих революционных целей. Проблема в конечном итоге достигла апогея более десяти лет спустя, когда ресурсы России были истощены до предела из-за давления Первой мировой войны.

Почему произошел марш Кровавого воскресенья? – JanetPanic.com

Почему произошел марш Кровавого воскресенья?

Первый поход от Сельмы. Когда около 600 человек начали запланированный марш из Сельмы в Монтгомери, штат Алабама, в воскресенье 7 марта 1965 года, это назвали демонстрацией. Демонстранты маршировали, требуя справедливости при регистрации избирателей.

Что произошло в Кровавое воскресенье в Сельме, штат Алабама?

В «Кровавое воскресенье» 7 марта 1965 года около 600 демонстрантов за гражданские права направились на восток от Сельмы по шоссе 80 США. Они добрались только до моста Эдмунда Петтуса в шести кварталах от него, где государственные и местные дубинками и слезоточивым газом и загнал их обратно в Сельму.

Что послужило причиной марша Сельмы?

После того, как чуть более недели спустя Джексон скончался от ран в Сельме, лидеры призвали к маршу в столицу штата Монтгомери, чтобы привлечь внимание к несправедливости смерти Джексона, продолжающемуся насилию со стороны полиции и массовым нарушениям прав афроамериканцев. гражданские права.

Против чего они протестовали в Кровавое воскресенье 1965 года?

Активисты протестовали против лишения афроамериканцев права голоса, а также против убийства 26-летнего активиста Джимми Ли Джексона, который был смертельно ранен в живот полицией во время мирной акции протеста всего за несколько дней до этого.

Кто был убит в Кровавое воскресенье Сельма?

Джимми Ли Джексон

Какова была цель Кровавого воскресенья 1965 года?

7 марта 1965 года около 600 человек пересекли мост Эдмунда Петтуса, пытаясь начать марш из Сельмы в Монтгомери.Силовики штата жестоко атаковали мирных демонстрантов, пытаясь остановить марш за избирательные права.

Что было известно как Кровавое воскресенье?

22 января 1905 года отец Гапон возглавил марш с петицией к царю. Тысячи рабочих приняли участие в этом мирном протесте. Рабочие не пытались свергнуть царя. Это событие стало известно как Кровавое воскресенье и считается одной из ключевых причин революции 1905 года.

Что случилось в Кровавое воскресенье в 9 классе?

Кровавое воскресенье — резня, произошедшая 22 января 1905 года в Санкт-Петербурге, в ходе которой было убито более 100 рабочих и около 300 ранено, когда они выводили процессию с воззванием к царю.

Какие события в истории России известны как Кровавое воскресенье?

Кровавое воскресенье (часто называемое Красным воскресеньем) произошло 22 января 1905 года, когда императорская гвардия открыла открытый огонь по демонстрантам во главе с отцом Георгием Гапоном, которые шли к Зимнему дворцу, чтобы подать петицию царю Николаю II.

Кто возглавил Кровавое воскресенье?

Отец Гапон

Что такое Кровавое воскресенье, объясните его значение викторина?

«Кровавое воскресенье» произошло 5 января 1905 года, когда рабочие бастовали вместе с женщинами и детьми.Они мирно пробрались в Зимний дворец, чтобы подать царю прошение. Однако казаки отреагировали бурно, в результате чего погибло около 1000 человек.

Что произошло в Кровавое воскресенье в Крок Парке?

Кровавое воскресенье, 21 ноября 1920 года. В 1920 году в Ирландии шла война за независимость. Он дважды облетел землю и выпустил красную сигнальную ракету — сигнал смешанным силам Королевской полиции Ирландии (RIC), вспомогательной полиции и вооруженных сил, которые затем ворвались в Крок-парк и открыли огонь по толпе.

Сколько ирландцев погибло в Кровавое воскресенье?

30 человек

Сколько всего людей погибло в Кровавое воскресенье?

Четырнадцать человек

Сколько ирландцев убили англичане?

Сочетание войн, голода и чумы вызвало огромную смертность среди ирландского населения. Уильям Петти подсчитал (в обзоре Дауна 1655–1656 гг.), что число погибших в войнах в Ирландии с 1641 г. составило более 618 000 человек, или около 40% довоенного населения страны.

Какие команды играли в Кровавое воскресенье?

Микрокосм Войны за независимость; События Кровавого воскресенья 21 ноября 1920 года стали решающим поворотным моментом в истории Ирландии. В Крок-парке футбольные команды Дублина и Типперэри выстроились в линию для большого матча.

С чего началась ирландская война за независимость?

Это началось из-за Пасхального восстания 1916 года. Члены Ирландского республиканского братства (IRB), сражавшиеся в тот день с британскими солдатами, хотели, чтобы Ирландия была отдельной страной, и хотели, чтобы Великобритания вывела свою армию из Ирландии.82 члена IRB были убиты, в том числе 16 казнены.

Почему ирландцы дерутся друг с другом?

юнионистов, которые в основном были ольстерскими протестантами, хотели, чтобы Северная Ирландия оставалась в составе Соединенного Королевства. Ирландские националисты, в основном ирландские католики, хотели, чтобы Северная Ирландия вышла из Соединенного Королевства и присоединилась к объединенной Ирландии. Силы безопасности Ирландской Республики играли меньшую роль.

Чем закончилась ирландская война за независимость?

21 января 1919 г. —

Дорога к кровавому воскресенью: роль отца Гапона и резня в Петербурге 1905 года — Вальтер Саблински — Libro in lingua inglese — Princeton University Press — Исследования Института Гарримана, Колумбийский университет

а) юридическая гарантия, Пагаменти, Консень, Diritto di recesso

б) Информация по преццо

Il prezzo barrato corrisponde аль prezzo di vendita аль pubblico аль lordo ди IVA и аль netto delle spese ди spedizione.
Il prezzo barrato dei libri italiani соответствует аль prezzo di copertina.
Я libri на английском языке в vendita су laFeltrinelli IBS в американском или английском языках.
laFeltrinelli IBS предлагает частые товары из США и из Гран-Бретаньи, закупает и импортирует товары, экспортирует их в Италию и т. д.
Преццо в ЕВРО è fissato da laFeltrinelli IBS e, в alcuni casi, può discostarsi leggermente dal cambio Dollaro/Euro o Sterlina/Euro del Giorno.Il prezzo che pagherai sarà quello in EURO al momento della conferma dell’ordine.
В ogni caso potrai verificare la convenienza dei nostri prezzi rispetto ad altri siti italiani e, in moltissimi casi, anche rispetto all’acquisto su siti americani o inglesi.

в) Наличие

I termini relativi alla disponibilità dei prodotti sono indicati nelle Condizioni generali di vendita.

Немедленная доступность
L’articolo è immediatamente disponibile presso laFeltrinelli IBS e saremo in grado di procedere con la spedizione entro un giorno lavorativo.
Примечание: La disponibilità prevista fa riferimento to single disponibilità.

Disponibile in giorni o settimane (объявления «3-5-10 дней», «4-5 дней»)
L’articolo non è attualmente disponibile presso il nostro magazzino.Il termine di disponibilità dell’articolo (эспрессо в giorni e/o settimane) è basato sulle informazioni Preventionmente comunicate a LAFIBS da ciascun fornitore per il reperimento del prodotto.

Нельзя caso di sopravvenuta indisponibilità di uno или pù pù prodotti presso i fornitori e/o negli altri casi di sopravvenuta indisponibilità, l’utente verrà tempestivamente avvisato via e-mail entro il termine suddetto, fermo restando cheànessun importo sare . Si prega di consultare l’articolo 5 delle Condizioni Generali di Vendita.
Примечание: La disponibilità prevista fa riferimento to single disponibilità.

Предварительно или доступно для определенных данных
La data di disponibilità prevista dell’articolo è indicata nella pagina di dettaglio del prodotto.

Недоступно
L’articolo non è attualmente disponibile e potrebbe tornare disponibile, ma non sappiamo ancora quando.Inserisci la tua mail dalla scheda prodotto, attivando il servizio laFeltrinelli IBS «avvisami» e sarai contattato quando sarà eventualmente ordinabile.

Свидетельство Гапона о «Кровавом воскресении»

В конце 1905 года лидер протеста Георгий Гапон дал свидетельство очевидца о «Кровавом воскресении» и расстреле царскими войсками мирных жителей и рабочих:

«Мы были не дальше тридцати ярдов от солдат, отделяясь от них только мостом через Таракановский канал, которым здесь обозначена граница города, как вдруг, ни с того ни с сего и без ни минуты промедления, послышался сухой треск многих ружейных выстрелов. Позже мне сообщили, что затрубил рожок, но мы не могли его расслышать из-за пения, а если бы и услышали, то не знали бы, что это означает.

Васильев, с которым я шел рука об руку, вдруг оторвался от моей руки и рухнул на снег. Упал и один из рабочих, несших знамена. Сразу же один из двух полицейских, о которых я говорил, закричал: «Что вы делаете? Как вы смеете стрелять в портрет Государя?” Это, конечно, не подействовало, и оба они, и другой офицер, были застрелены – как я узнал потом, один был убит, а другой опасно ранен.

Я быстро повернулся к толпе и крикнул им, чтобы они ложились, и сам растянулся на земле. Пока мы лежали таким образом, раздался еще один залп, и еще, и еще, пока не стало казаться, что стрельба не прекращалась. Толпа сначала встала на колени, а потом легла плашмя, спрятав головы от дождя пуль, а задние ряды процессии начали разбегаться. Дым костра лежал перед нами тонким облачком, и я чувствовал его душно в горле…

Маленький мальчик лет десяти, несший церковный фонарь, упал, пронзенный пулей, но еще крепко держал фонарь и попытался снова подняться, когда его сразил очередной выстрел. Оба кузнеца, охранявшие меня, были убиты, как и все, кто несли иконы и хоругви; и все эти эмблемы теперь лежали разбросанными по снегу. Солдаты действительно стреляли во дворы соседних домов, где пыталась укрыться толпа и, как я узнал потом, пули попадали даже в людей внутри, в окна.

Наконец стрельба прекратилась. Я встал с несколькими другими, которые остались невредимыми, и посмотрел вниз на тела, которые лежали ничком вокруг меня.Я крикнул им: «Встаньте!» Но они лежали неподвижно. Сначала я не мог понять. Почему они там лежали? Я снова взглянул и увидел, что руки их безжизненно раскинуты, и увидел алое пятно крови на снегу. Тогда я понял. Это было ужасно. А мой Васильев лежал мертвый у моих ног.

Ужас закрался в мое сердце. В голове промелькнула мысль: «А это дело батюшки нашего, царя». люди.Я встал, и вокруг меня снова собралась небольшая группа рабочих. Оглянувшись назад, я увидел, что наша линия, хотя и уходящая вдаль, была прорвана и что многие люди бежали. Напрасно я звал их, и через мгновение я стоял там, в центре нескольких десятков человек, дрожа от негодования среди разбитых руин нашего движения».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.