Понятие стояние на угре связано: водораздел между игом и свободой — История России

Содержание

водораздел между игом и свободой — История России

8 октября 1480 года Московское княжество одержало бескровную победу в борьбе с Ордой

Если началом освобождения Руси от татаро-монгольского ига традиционно считается Куликовская битва, то финальную точку в нем поставили события, произошедшие ровно 100 лет спустя. 8 октября 1480 года началось знаменитое стояние на реке Угре двух войск — московского великого князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата. Благодаря военно-дипломатическим талантам московского князя, до прямого военного столкновения дело так и не дошло. Хан отступил в ордынские земли не солоно хлебавши, что было равносильно проигрышу, а Русь отстояла свое право на самостоятельность и независимость, о котором заявила веком ранее.

«Иван III разрывает ханскую грамоту и басту перед татарскими послами», картина художника Алексея Кившенко, 1880 год. По мнению большинства историков, это событие, якобы имевшее место в начале 1480 года — не более чем легенда, поскольку подобный поступок совершенно не характерен для осторожного и дипломатичного великого князя

Источник: http://www.

artsait.ru


Строптивый данник

Возглавив Большую Орду — одно из нескольких ханств, возникших на золотоордынских обломках, — хан Ахмат попытался восстановить прежнее государство — и почти преуспел в этом. Чтобы утвердить свое положение, ему, безусловно, требовалось привести к покорности русских. А Русь, видя, какие события разворачиваются в Орде, сразу же оценила возможности, которые открываются перед ней, — и не замедлила ими воспользоваться.

Подобно своему деду, великому князю московскому Василию I Дмитриевичу, который в 1405 году впервые во всеуслышание отказался платить дань Орде, Иван III в 1472 году тоже отказался выплачивать унизительный побор. Правда, в отличие от деда, которому пришлось дорого заплатить за свою решительность (в 1408 году хан Едигей отправился в поход и восстановил зависимость Москвы, получив колоссальную дань), ему удалось достичь успеха. При этом Иван III действовал теми же инструментами, что и его дед несколько десятилетий ранее: он использовал внутренние противоречия бывшей Орды.

Прекращая платить дань, великий князь прекрасно понимал, что в данный момент правителю Большой Орды не до строптивого данника: он занят борьбой с другими ханами. Вскоре в этом можно было убедиться наглядно: поход, который хан Ахмат предпринял в том же 1472 году, чтобы восстановить данничество московского князя, завершился разгромом татарского войска в сражении под Алексином. И только четыре года спустя Ахмат решился вновь потребовать от великого князя московского возобновления выплаты дани, да еще и настаивал на его визите в Орду.

Великий князь Иоанн Васильевич, он же Иван III. Портрет из «Царского титулярника» XVII века

Источник: https://rbth.com


Время для этого было выбрано грамотно: как раз в это время усилился конфликт между Иваном III и его братьями, Андреем Галицким и Борисом Волоцким. Осложнилась и ситуация на севере, где Ливонский орден не оставлял попыток взять псковские и новгородские земли под свою руку. А к лету 1480 года ситуация вокруг Москвы стала совсем тяжелой: братья Ивана III решились на открытый мятеж, а Ливонский орден двинулся в крупный поход на Псков.

Именно этот момент и выбрал хан Ахмат, чтобы призвать к мечу практически все мужское население Большой Орды и двинуться в поход на непокорную Москву. Отправляясь в эту военную экспедицию, хан рассчитывал на помощь польско-литовского короля Казимира IV, с которым он заключил военный союз. Против такой трехсторонней атаки Москва вряд ли устояла бы, и тогда можно было не только получить с нее недоплаченную дань, но и укрепить эту зависимость, что давало Ахмату лишний козырь в его борьбе за восстановление Золотой Орды.

Но и Иван III не ждал нападения сложа руки. Московский правитель успел заключить союз с крымским ханом Менгли-Гиреем, который тоже искал союзника в борьбе с ханом Ахматом, и убедил его начать военные действия на северо-западе, в ливонских землях. Сделано это было не случайно: к лету 1480 года обострились внутренние конфликты в польско-литовском королевстве, и это существенным образом отвлекало внимание Казимира IV. Когда войско хана Ахмата подошло к Оке и начало искать места для переправы на «московский» берег, крымские татары атаковали подольские княжества, и польскому королю стало не до поддержки своего ордынского союзника.

Иоанн III и татарские послы». Рисунок художника Константина Маковского из журнала «Нива», январь 1870 года

Источник: https://commons.wikimedia.org


Стрелы против ядер и картечи

О продвижении татарского войска по южному берегу Оки в Москве узнали сразу же, как только первые конные разъезды противника были замечены на окских берегах. К тому времени северный берег Оки давно был превращен если не в непреодолимый рубеж, то в оборонительную линию, преодолеть которую без существенных потерь татары не смогли бы. Вдоль реки тянулись несколько линий засек, перекрывавших основные дороги вглубь московского княжества, а существенная часть мужского населения из ближних и дальних сел царским указом была обязана по первому же сигналу вооружиться и занять оборону вдоль Оки. И хотя подавляющее большинство такого войска составляла пехота, на этом рубеже она вполне могла успешно противостоять ордынской коннице.

Но одного порубежного ополчения было откровенно мало, чтобы не сдержать, а полностью остановить наступление ордынского войска, и потому к берегам Оки и Угры начали стягиваться и основные военные силы русских.

Первым на южный рубеж отправился великокняжеский полк под командованием воеводы Даниила Холмского, на подмогу которому вскоре прибыли и полки других удельных княжеств, в частности Тверского, которым командовали воеводы Михаил Холмский и Иосиф Дорогобужский.

Стояние на Угре

https://pinterest.com


Добравшись до места впадения Угры в Оку и разослав в разные стороны разведчиков, которым надлежало отыскать удобные броды, хан Ахмат стал ждать обещанного ему польского подкрепления — но по известным причинам не дождался. Казимиру IV было не до того: его войска отчаянно сражались с конниками Менгли-Гирея, вторгшимися в Подолию. Так что рассчитывать ордынский хан мог только на собственные силы, которые не казались уже такими мощными в сравнении с русским войском. Дело в том, что не сработал и расчет Ахмата на русскую междоусобицу: в конце сентября на совете в Москве оба мятежных брата великого князя, Андрей Галицкий и Борис Волоцкий, прислали послов, заявивших, что они отказываются от мятежа и готовы поддержать старшего брата военной силой.

После нескольких попыток преодолеть Угру с налета, отбитых русскими войсками, хан Ахмат начал основное наступление 8 октября 1480 года. Сразу в нескольких местах его воины бросились в воду и поплыли к северному берегу, держась за лошадей и надутые бурдюки, а также пробираясь по разведанным бродам. Но в тех местах, где они выводили на противоположный берег, русские воины успели возвести укрепления, в каждом из которых разместились постоянные заставы. Их главным козырем стал «огненный наряд» — огнестрельные орудия, которых в армии московского князя становилось все больше и больше. Именно они и сыграли существенную роль в отражении первого, самого сильного натиска. Ядра, каменная и железная картечь хлестали по рвущимся к берегу ордынцам, производя настоящее опустошение в их рядах, пробивая бурдюки и не давая возможности приблизиться к противнику.

Стояние на реке Угре. Миниатюра из Лицевого летописного свода XVI века

Источник: https://commons.wikimedia.org


Наблюдавшему за ходом форсирования хану Ахмату было видно и то, что укрывалось от глаз его плывущих и тонущих воинов. По северному берегу Оки курсировали несколько крупных отрядов русской конницы, готовых в любой момент оказаться там, где ордынские конники смогут достичь русского берега. Такая маневренная оборона не оставляла ордынскому войску никаких надежд на успех наступления — и хан прекратил его. Не удалась и предпринятая в тот же день попытка форсировать Угру ниже по течению, где ордынцам удалось накопить крупные силы: это сосредоточение было замечено, и атаку встретили своевременно подтянутые конные отряды русского войска, разгромившие и отбросившие врага.

Победа без битвы

Воспользовавшись тем, что ордынцы прекратили наступление, великий князь Иван III отправил к ним посольство с предложением обсудить условия мирного договора. Он вряд ли рассчитывал на успех этого предприятия, отчего и отправил послом всего лишь боярского сына Ивана Топоркова, но даже такая безуспешная попытка давала время перегруппировать войска и дождаться подкреплений — войск Андрея Галицкого и Бориса Волоцкого.

К тому же время в любом случае играло на руку московскому князю: его войска, в отличие от ордынцев, могли рассчитывать на постоянный подвоз продовольствия и фуража, тогда как армия хана Ахмата пользовалась только тем, что сумела раздобыть по пути. Этих припасов было немного, и рассчитывать на новые не приходилось: разорив по пути все встретившиеся им селения, чтобы избежать удара с тыла, ордынцы сами лишили себя продовольственной и кормовой базы. К тому же подступали холода, которые войску Ахмата, одетому не слишком тепло, переносить было труднее, чем хорошо одетым русским.

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

Источник: https://encyclopedia.mil.ru


Исход стояния на Угре был необычным для того времени: так и не вступив в генеральное сражение, обе армии начали отступление от реки. Случилось это тогда, когда погода, казалось бы, обеспечила преимущество ордынцам: воду начал сковывать лед.

Тогда, чтобы не держать войска растянутыми на 60 верст (а именно столько занимала к началу ноября русская оборонительная линия), Иван III оттянул их к Боровску и перегруппировал, заняв плотную оборону на наиболее удобном для этого участке.

Узнав о том, что русские отошли от Угры, хан Ахмат и был бы рад броситься за ними — но у него уже не было сил на такое наступление. К тому же именно в это время он узнал, что у него в тылу, в Большой Орде, действует небольшой, но сильный отряд из русских и крымчаков, заблаговременно отправленный в рейд по Волге великим князем Иваном III. Это грозило куда большими неприятностями, чем зимовка на Угре, и хан скомандовал отступление. Но дойти до дома ему не было суждено: в начале 1481 года Ахмат был убит в своей полевой ставке на Северском Донце тюменским ханом Ибаком.

Памятник «Стояние на реке Урге», установленный в 1980 году в честь 500-летия знаменитого события

Источник: http://visit-kaluga.ru


В русской столице встреча вернувшегося с Угры великого князя Ивана III, которому удалось одержать бескровную победу, превратилась во всенародный праздник.

Повод был более чем весомый: заставив Ахмата отказаться от продолжения похода, московский правитель не просто одержал над ним верх, но и доказал, что Русь стала достаточно сильной, чтобы больше не быть данником Орды и вернуться на путь самостоятельного развития, который в конце концов приведет к созданию Российской империи — самой крупной и одной из сильнейших в мире.

Обложка: https://commons.wikimedia.org


Смотрите также:

Тест. Куликовская битва

Судьбоносное благословение на Куликовскую битву

Как Москва от Тохтамыша тюфяками отбивалась

Иван III. От Ивана Васильевича к Ивану Великому, от Московского княжества к Русскому государству

Правители России

"Cтояние на Угре" между войсками князя Ивана III и хана Ахмата

Трон золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, хана Большой Орды. Его власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В 1476 году князь Иван III перестал платить Орде ежегодный денежный "выход", который собирался с русских земель со времен Батыя. Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымом, лишь в 1480 году начал активные действия против Руси. Ему удалось договориться с польско-литовским королем Казимиром IV о военной помощи.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова войска Ливонского ордена захватили обширные территории страны. С запада грозил войной король Казимир IV. В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис (князь Угличский) и Андрей Большой (князь Волоцкий), недовольные усилением власти великого князя. Используя сложившуюся обстановку, хан Ахмат в июне 1480 года послал войска для разведки правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.

Иван III в свою очередь вступил в союз с соперником Ахмата крымским ханом Менгли-Гиреем и договорился с ним о совместном выступлении против польско-литовского короля Казимира IV.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений — Засечная черта, состоящая из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась "Окским береговым разрядом". Служба по его охране была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне не только из ближних, но и дальних сел.

Получив весть о походе ордынцев в последних числах мая 1480 года, Иван III направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами в помощь войскам, несущим постоянную службу на южной окраине. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление его главного удара. К месту возможной встречи с противником был отправлен великокняжеский полк. Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог соединиться с полками Казимира, а также без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель.

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов.

Ввиду надвигавшейся опасности Иван III сумел договориться со своими мятежными братьями и те обещали помочь. 3 октября 1480 года великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры, и остановился в городе Кременце, находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. Основная группировка войск князя была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами, в состав которых входили пехотинцы и "огненный наряд", состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, которые встречали их огнем из орудий (пищалей и тюфяков).

Хан Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира IV. Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польско-литовского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи от Казимира IV, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6-8 октября 1480 года и развернули военные действия сразу в нескольких местах.

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120-140 метров). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, а также расположились огнестрельные орудия с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь переправиться.

Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток. После нескольких неудачных попыток форсировать Угру и овладеть русской позицией, войска хана Ахмата отступили, но сохранили свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

20 октября полки Бориса и Андрея Большого пришли в Кременец. 26 октября замерзла река Угра, что существенно изменило обстановку для противоборствующих сторон не в пользу русских. Поэтому Иван III принял решение о переводе основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район города Боровска, местность под которым была удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Однако, узнав о прибытии войск братьев Ивана III и не получая известий от Казимира, хан не решился на это. Испытывая недостаток в провианте и страдая от сильных морозов, войска хана Ахмата 11 ноября начали отступать от русских рубежей.

28 декабря 1480 года великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. 6 января 1481 года он был убит. В Большой Орде началась междоусобица.

Победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а 12 ноября 1480 года — первый день полностью независимого Русского государства — одна из важнейших дат в истории Отечества.

В 1980 году в Калужской области на 176-м километре автотрассы Москва-Киев у моста через реку был открыт памятник Великому Стоянию на реке Угре.

В сентябре 2014 года недалеко от Калуги во Владимирском скиту Калужской Свято-Тихоновой пустыни (село Дворцы) был открыт музей-диорама "Великое Стояние на реке Угре". Он находится на территории, которая в 1480 году была занята войсками, участвовавшими в Великом Стоянии на Угре.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников 

Стояние на Угре

  • В сентябре будет рассмотрен законопроект об установлении в России новой памятной даты: Дня окончания Великого стояния на реке Угре в1480 году.
  • Эта инициатива вызвала дискуссию: возражали, например, татарские историки, полагающие, что это провоцирует межнациональную рознь.
  • Многонациональная страна заслуживает многонациональной памяти, в которой сливается множество различных голосов.

Сергей Медведев: Недавнее предложение одного из депутатов Госдумы отмечать 1480 год, Великое стояние на реке Угре, как государственный праздник, вызвало жаркие споры. В частности, в республике Татарстан сочли, что это провоцирует межнациональную рознь. И это поднимает более широкий вопрос: как вообще относиться к игу, к Золотой Орде, к взятию Иваном Грозным Казани? Как пытаться построить целый и непротиворечивый национальный миф в стране, где живет и русский, и татарский этнос, и все это вместе называется Российской Федерацией?

Корреспондент: В сентябре будет рассмотрен патриотичный законопроект об установлении в России новой памятной даты 11 ноября. В законопроекте указывается, что стояние на Угре является значительным событием в истории страны, в результате которого Русь освободилась от татаро-монгольского ига. Инициатива установить новый памятный день принадлежит властям Калужской области, где праздник является региональным, и депутату Госдумы Геннадию Скляру. По мнению депутата, установление этого дня поспособствует укреплению патриотического сознания россиян и популяризации отечественной истории.

Противостояние московского и ордынского войск на реке Угре продолжалось в течение нескольких недель в октябре-ноябре 1480 года. Предпосылкой послужил отказ Москвы платить Орде ежегодную дань. Ордынцам не удалось пересечь реку, да и решающего воинского столкновения не случилось, стояние завершилось несколькими мелкими стычками и отходом сил хана Ахмата.

В Татарстане не увидели достаточных оснований для введения памятной даты, это единственный регион, который выступил с резкой критикой инициативы. Ученые республики полагают, что новая памятная дата может вызвать лишь негативные общественно-политические последствия: в обществе стояние на Угре воспринимается как противостояние русских и татар.

Сергей Медведев: В студии Радио Свобода историк Ирина Карацуба и главный редактор журнала "Историк" Владимир Рудаков. Ждать ли очередной памятной даты рядом с 4 ноября? По-моему, власти пытаются как-то вынуть запал из 7 ноября. И 4 ноября — сконструированная дата, а теперь 11 ноября…

Российские памятные даты - это на 90% военная история: победы, сражения, битвы


Ирина Карацуба: Похоже на то. Если мы посмотрим полный список памятных дат, то он довольно причудлив. Это на 90% военная история: победы, сражения, битвы. Вы не найдете там, например, дату постановки балета "Лебединое озеро" или выхода в свет романа Толстого "Война и мир", или дня рождения инженера, построившего хороший мост. Это продолжение милитаризации нашей истории и нашей памяти. Память — это управление прошлым, значит, мы милитаризуемся. Это мобилизационный вариант.

При этом я давненько не слышала формулировки "Великое стояние на Угре" ("стояние на Угре" — да). А по последним работам Антона Горского вообще получается, что все это нужно сдвигать на 1472 год: Алексин, окончательное прекращение вассально-даннических отношений. А какой-нибудь Чарльз Гальперин или Даниил Островский скажут: дань платили еще и в XV веке, так что это спорная дата.

Сергей Медведев: Что произошло 11 ноября 1480 года? Россия встала с колен, как нас сейчас учат?

Владимир Рудаков: Я не вижу здесь особой милитаризации истории. Мне кажется, Ирина сама с некоторой долей иронии сказала о "Войне и мире" и "Лебедином озере". Все-таки есть ценности, которые разделяются большим количеством людей, в том числе военные победы, потому что в них задействованы большие массы народа. Кроме того, есть события, которые можно датировать, и есть те, которые датировать невозможно.

Есть конкретная канва исторических событий, которая связана и со столкновением под Алексином в 1472 году, и со стоянием на Угре в 1480-м. Антон Горский считает, что более правильно считать концом зависимости 1472 год, кто-то из историков настаивает на дате 1480 года. Есть историческая память, историческая традиция. Помните, как писал Карамзин: "Здесь конец нашему рабству". Он и его предшественники, в том числе древнерусские летописцы, которые соответствующим образом описывали стояние на Угре, возводили к этому некий символический финал.

Завершение зависимости или ига - это не акт о безоговорочной капитуляции, а некий долгий многовековой процесс, символическую точку в котором можно поставить достаточно произвольно. В данном случае научное знание, каким бы выверенным оно ни было, вряд ли сможет пересилить традицию, которая формировалась веками. Это примерно то же самое, что и дискуссия по поводу того, благословлял ли Сергий Радонежский Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Сергей Медведев: Или герои-панфиловцы.

Владимир Рудаков: Никакая научная концепция не будет окончательной — это не математика и не физика, а все-таки гуманитарная наука. Никакая научная гипотеза не сможет пересилить традицию, освященную веками: церковную, светскую, в том числе и научную. До начала 90-х годов ХХ века факт встречи Дмитрия Донского и Сергия никто не ставил под сомнение даже среди серьезных ученых.

Сергей Медведев: Идея ига как рабства, вообще идея монголо-татарского ига — это историческая традиция? Мы не имеем здесь дело с определенным историческим фактом: для кого-то это было иго, а для кого-то - протостадия русской государственности.

Ирина Карацуба: Традиции и походы должны пересматриваться. Иначе мы скатываемся к Владимиру Мединскому, который считает, что критерием объективности является соответствие патриотическим ценностям. Тогда мы вместо факта выставляем миф: миф был, значит, так ему и быть.

Владимир Рудаков: Что вы считаете фактом в исторической науке? Это научная дискуссия.

Ирина Карацуба: Это связано с огромным количеством доводов в пользу того или другого. Все известное нам о Куликовской битве ("Сказание о Мамаевом побоище") по большей части основано на том, что происходило в 1503 году, а Куликовская битва – это 1380 год. Это проблема источников. А Сергий не был митрополитом, чтобы благословлять.

Сергей Медведев: Мы должны вслед за Карамзиным считать, что монголо-татарское иго было рабством русских?

Владимир Рудаков


Владимир Рудаков: Термин "иго" появляется как некая аллегория, и не под воздействием каких-то тараканов в голове Кармазина, а под воздействием той же самой древнерусской традиции, которая воспринимала зависимость от Орды как рабство - не как античное рабство, когда были рабы и рабовладельцы, и не в фигуральном смысле, она просто проводила аналогии с библейским рабством. Это была отсылка к церковной традиции восприятия чужой власти. Потом уже, когда появилась наука нового времени в лице Николая Карамзина, он эту параллель ордынского и библейского рабства переформулировал в термин "иго", хотя этот термин по отношению в зависимости русских от Орды впервые используется в 1481 году польским хронистом. Так что этот термин тоже вполне синхронен времени, по крайней мере, окончание этой зависимости, но, конечно, не ее установление: в тот момент он не использовался. В проповедях Серапиона Владимирского (а это, судя по всему, середина третьей четверти XIII века) об этом уже говорится напрямую.

Сергей Медведев: А если посмотреть с другой стороны? Иго как некая первая протоимперия на большой евразийской территории, не с точки зрения формирования некоего непротиворечивого национального мифа, которое происходит в романтическом XVIII веке, романтизированное сознание об истории нации как борьбы, а с точки зрения сшивания пространства империи с налоговой системой, с системой дорог, с системой единого администрирования, со ставками князей в Орде? Можно ли сказать, что это была некая прото-Россия?

Ирина Карацуба: Когда нас учили на историческом факультете МГУ, говорилось, что это был урон, ущерб: пожгли, были дани, политическая зависимость. Николай Карамзин писал, что это сыграло большую роль в становлении московского самодержавства. А дальше все зависело от того, как тот или иной лектор относился к московскому самодержавству. Конечно, невозможно спорить с тем, что московские политические, финансовые, дипломатические и многие другие практики действительно выковались в горниле этого ига.

"Иго" — слово, взятое из Библии. Когда я преподавала в Америке, для меня было большой проблемой, как называть это по-английски. У них в учебниках пишут в основном "политическая зависимость", "вассальная зависимость Руси". Сейчас часто говорят, что надо отказаться от термина "иго", заменить его чем-то другим. Да, можно, но невозможно отказаться от того, что все эти более чем 200 лет царями или цесарями на Руси считались ханы Золотой Орды.

Сергей Медведев: Иван Грозный подписывался как "хан Московский".

Владимир Рудаков: Когда Иван Грозный принимал титул царя, конечно, он имел в виду встать вровень с теми институтами власти, которые когда-то доминировали на Руси. Крымский хан считал себя наследником той Орды, которая когда-то владела Русью. В средневековье реальные экономические и политические вещи очень тесно переплетаются с символическими. Определение зависимости как ига — это некая символическая уловка, которая позволяла книжникам (я думаю, и более широким слоям населения) проводить аналогии с событиями библейской истории. Зависимость тоже не надо представлять себе как какой-то оккупационный режим на Руси, как это часто преподносили, например, в довоенной литературе. Иногда представляются картины - какие-то карательные отряды… Вы помните фильм "Александр Невский": он ловит рыбу в озере, а там идут какие-то каратели-монголы? Это, конечно, было не так. У Монгольской империи не было ни таких задач, ни ресурсов для того, чтобы опутать оккупированную территорию какой-то сетью. Но и у русских князей было представление о том, что избавление от этого ига возможно не только военным путем, но и путем нравственного совершенствования, что это некая кара, ниспосланная свыше, и не всегда ей можно сопротивляться с оружием в руках: вы можете убить врага, но не искорените тот грех, который стал первопричиной.

Ирина Карацуба: Эту интересную тему хорошо разобрал Игорь Данилевский. Это варианты осмысления нашествия в русских южных и северных летописях в XIII веке. Действительно, северные летописи больше осмысливают это как наказание за грехи (а значит, нужно подчиниться воле божьей), южные же летописи - как наказание за грехи на условиях спасения души в противостоянии неверным.

Владимир Рудаков: Это я написал.

Ирина Карацуба: Он и ссылается на вас. Даже в такой ситуации из одного и того же страшного по своим последствиям события делаются противоположные выводы, и в какой-то степени это коррелируется с какой-то практикой Александра Невского и Даниила Галицкого.

Сергей Медведев: К нам присоединяется по скайпу историк и востоковед Азат Ахунов из Казани, ведущий научный сотрудник Института языка, литературы и искусства Республики Татарстан. Скажите, почему в Татарстане вызвала такое неприятие идея празднования 1480 года?

Здесь есть очень давняя обида, которая тянется еще с советского времени, когда в школьных учебниках татар называли татаро-монголами


Азат Ахунов: Здесь есть очень давняя обида, которая тянется еще с советского времени, когда в школьных учебниках татар называли татаро-монголами. Над татарами, которые учились в школах, постоянно смеялись: вы татаро-монголы, поработили Русь... То есть определенный комплекс всегда был, он передавался от родителей к детям, желание от него избавиться было всегда и есть до сих пор. В последнее время Татарстан продвигает бренд Казани, ее туристический потенциал, и это дало свои результаты, приезжает очень много гостей, туристов. Постепенно отношение к татарам стало меняться. Люди приезжают в Казань и видят, кто такие татары: здесь нет людей с узким разрезом глаз, которые скачут на лошадях с саблями. Казань сейчас позиционирует себя как современный, экономически развитый, продвинутый регион. И вот когда все это поменялось, сейчас опять поднимают эту тему…

Сергей Медведев: Я хочу обратиться еще к одной дате — 1552 год, взятие Иваном Грозным Казани. Каково сейчас отношение к фигуре Ивана Грозного? Я знаю, в Казани существуют инициативы назвать одну из улиц "Улица защитников Казани". У вас есть известный блогер, который даже получил административный срок за то, что негативно высказывался о роли Ивана Грозного.

Азат Ахунов: У нас Иван Грозный — отрицательный герой. Когда в соседней Чувашии возникла идея поставить ему памятник, это вызвало массовое недовольство, в том числе и официальных лиц Татарстана. Возможно, удалось как-то надавить, и эта идея не была реализована.

В целом говорить на эту тему можно, но считается, что нужно равновесие. Татарские национальные организации тоже давно поднимают вопрос о том, что нужно воздвигнуть памятник татарам - защитникам Казани, но это тоже не продвигается. Русская сторона говорит, что памятник русским воинам, которые участвовали во взятии Казани, находится в плохом состоянии. Власти стараются его реставрировать. Он стоит возле Кремля, был воздвигнут еще в царский период. Даже в советские времена существовала определенная историческая память о том, что этот памятник посвящен захватчикам Казани. До сих пор не поставлен монументальный знак или памятный камень, который еще в начале 90-х годов предполагали поставить под стенами Кремля в память о воинах-защитниках Казани. То есть власти Татарстана стараются держать равновесие.

Сергей Медведев: В самом деле, как сочетать эти два вида исторической памяти, разную мемориальную политику?

Владимир Рудаков: Все, что касается исторической памяти, - вещь весьма деликатная. Здесь самое главное - избежать каких-то резких шагов, которые могли бы при помощи того, что уже безвозвратно кануло в Лету, поссорить ныне живущих людей. На мой взгляд, Государственная Дума приняла правильное решение перенести рассмотрение вопроса о памятной дате, чтобы попытаться найти некий компромисс, который, мне кажется, здесь возможен. В основе неприятия термина "татары", "монголо-татары" действительно лежат комплексы, которые были сформированы на протяжении столетий, но абсолютно беспочвенны.

Сергей Медведев: В какой момент "монголы" превращаются в "татар"?

Владимир Рудаков: В русских летописях те люди, которые приходят на Русь вместе с Батыем, сразу "татары". Этот термин существует в русских средневековых источниках, иного термина по отношению к ним, за исключением "иноплеменные" или "басурмане", русские источники не предлагают. Мы не можем точно сказать, что это монголы. Безусловно, там был монгольский компонент, потому что это монгольская династия, монголоидная раса. Но в процессе движения на Запад к этому ядру монгольского войска присоединялись самые разные народы из Средней Азии и Поволжья, потом того, что у нас называется "дикое поле", фактически степи. Поэтому вычислить этнический состав войск, которые приходили с Батыем ли, с Мамаем ли, с ханом Ахматом ли в 1480 году, - задача крайне тяжелая. Говоря про этих людей "татары", мы копируем термин, существующий в русских летописях. А говоря, что это монголы, мы фактически копируем западноевропейскую историческую традицию, копируем название того этноса, который был ядром этого похода. Когда же мы говорим "монголо-татары", мы пытаемся скрестить ежа с ужом. Это не научный, а публицистический термин. Он придуман учителем Наумовым в 1832 году, в николаевскую эпоху, для того, чтобы попытаться снять это противоречие.

Ирина Карацуба


Ирина Карацуба: Весь юмор заключается в том, что государства Золотая Орда не было. Термин "Золотая Орда" — это русские летописи XVI века.

Владимир Рудаков: Спорить по поводу терминов и обижаться на их употребление — это путь в никуда, это именно комплексы. Задача преподавателей истории в российских регионах, в той же Калужской области и в регионах с преобладающим татарским населением — все-таки разъяснять, нести просветительскую миссию, а не сталкивать, не распалять какие-то комплексы. Ни у одного образованного человека в России нет представления, что татары, живущие в Башкирии или в Татарстане, — это те самые татары, которые завоевывали Русь.

Сергей Медведев: По отношению к Ивану Грозному в России задержался процесс постколониализма, деколонизации памяти. Я наблюдал это в Латинской Америке по отношению к Колумбу: сколько веков он считался там светочем разума эпохи великих географических открытий, а потом вдруг выясняется, что это воплощение колонизации, День Колумба во многих странах был объявлен днем национальной трагедии. И поход Ивана Грозного на Казань — это такая же постколониальная история.

Ирина Карацуба: Наш уважаемый предыдущий собеседник говорил о дружбе народов. Это язык какого времени? Наша конституция начинается словами "Мы, многонациональный народ Российской Федерации"… Мы помним, что были попытки решения этих проблем путем создания учения академика Кима о советском народе как новой исторической общности людей, но ничего не получилось. Что значит – "не расковыривать комплексы"? Может быть, нужно как раз поменьше милитаризации, поменьше памяти о сражениях, которые в империи связаны с подавлением других этносов, поменьше этой мобилизации, мифов о панфиловцах, о стоянии на Угре? Может быть, переключимся в более созидательную плоскость, чтобы у нас были не одни военные, маршалы и фельдмаршалы, а чтобы писатели писали, балерины танцевали, инженеры строили мосты, хирурги делали операции? Может быть, немножко сдвинуть фокус?

Владимир Рудаков: Боюсь, что это не делается путем указов и распоряжений.

Сергей Медведев: Разве день 4 ноября не указом сделан праздником, который вызван из небытия?

Владимир Рудаков: Но он не стал праздником русского национализма. Тех маршей, которые были, я последние несколько лет не вижу. У нас в обществе разные люди, и дай бог, чтобы так было и дальше, а не было какого-то одного строя. Что называть праздником — это как договоримся мы, многонациональный российский народ.

Ирина Карацуба: Про 4 ноября никто не договаривался, все историки были против: его навязали.

Кто хоть когда-нибудь принимал управленческие решения, понимает, что достичь стопроцентного консенсуса невозможно ни по одному вопросу


Владимир Рудаков: Кто хоть когда-нибудь принимал управленческие решения, понимает, что достичь стопроцентного консенсуса невозможно ни по одному вопросу. Государство решает определенные политические вопросы. Да, при этом оно должно учитывать разные точки зрения, существующие в науке, но кто сказал, что нужно брать за основу только одну существующую в науке точку зрения? Государство может выбирать из разного спектра, если ему нужно предложить обществу какую-то дату.

Сергей Медведев: Насколько современная российская история и идеология могут интегрировать этот модный, существующий уже не одно десятилетие постколониальный дискурс? Здесь речь идет не только о Татарстане, а, скажем, и о народах Кавказа. В Москве есть улица генерала Ермолова: как ее воспринимают жители Кавказа, для которых Ермолов - вполне одиозная фигура? Америка это проходила в отношении индейцев, сейчас - в отношении Гражданской войны: сносятся памятники героям Юга. Как вы считаете, Россию это еще ждет?

Владимир Рудаков: Я, честно говоря, не очень люблю использовать термин "колониализм" в отношении Российской империи. Говоря "колониализм", мы все подводим под общую гребенку. Российская колониальная империя - континентальная, и это накладывает определенные обстоятельства. Я не говорю, что Российская империя не была империей, она ею была, но колонии там были достаточно специфические, они были тесно связаны, переплетены с метрополией. Мы просто территориально видим, что те территории, которые считают себя наследниками ордынской империи, вкраплены в российскую территорию. Это российская земля, и Татарстан — российская цивилизация. Чем лучше живут татары, тем лучше живут русские, чуваши, татары, мордва и прочие, и тем сильнее российская цивилизация в целом. Где здесь провести грань между колониями? Если так нарезать свою территорию на колонии и метрополию, то мы с вами нарежем бог знает что. Мы один раз уже нарезали в 1991 году.

Сергей Медведев: Возьмем экстремальный пример — российско-чукотские войны: в результате чукчи были единственным народом, который не платил дань московскому, петербургскому государю. Чем это отличается от войн с навахо в Америке?

Владимир Рудаков: В определенный период истории ценность представляло владение землей. Чем большей землей владеет страна, тем она сильнее, тем статусней ее правитель. Поэтому, конечно, Москва присоединяла к себе земли, в том числе вооруженным путем. Но, насколько я понимаю, ни одно из этих присоединений не подпадает под современный термин "геноцид".

Сергей Медведев: Северный Кавказ.

Владимир Рудаков: Некоторые колонии, приобретенные нашими западными партнерами, - там и спорить нечего. Российская империя имеет свои оттенки как государство, отличное, например, от Британской империи с точки зрения устройства колониальной системы. Эти нюансы отражаются и на исторической памяти. Мы не можем сказать: а, ладно, они далеко живут, пусть себе создают историческую память, а мы от них отгородимся своей исторической памятью. Мы переплетены очень тесными узами. И ответственность историков, учителей, преподавателей, да и вообще всех образованных людей - искать такие способы построения общей памяти, которые не вытягивали бы из прошлого зерна раздора.

Сергей Медведев: Или искать какую-то полифоническую память, когда носителям основного нарратива нужно говорить: ребята, а давайте взглянем на то, что произошло в Казани или в Астрахани, со стороны живших там людей, посмотрим на это не с московских башен.

Владимир Рудаков: Если мы будем ругаться по поводу взятия Казани Иваном Грозным, грош нам цена как людям XXI века.

Ирина Карацуба: Я не понимаю, почему нельзя поставить памятник защитникам Казани? В чем проблема?

Сергей Медведев: Боятся упреков в сепаратизме.

Ирина Карацуба: Это же явно перекос в другую сторону. Что значит – "братские народы"? Вот украинцы были братским народом, а потом как-то перестали им быть. Распад империи неизбежен. В XIX веке госсекретарь Валуев писал в своем дневнике: "Завоевание Средней Азии - откуда эта эротическая тяга к окраинам?"; Чаадаев: "Опершись одним локтем о Китай, другим о Финляндию". Вяземский писал про географические фанфаронады. Не все воспринимали империю как дар жизни, некоторые воспринимали ее как дар смерти. Что мы сейчас собираемся укреплять, какую дружбу народов?

Владимир Рудаков: Вы что, против дружбы народов?

Ирина Карацуба: Я против сталинского языка. Что это за миф такой?

Владимир Рудаков: Человек говорил, что очень хорошо, когда в одном дворе живут русские, татары, грузины, украинцы, евреи.

Ирина Карацуба: "Мы за все хорошее, против всего плохого". А давайте реально посмотрим на вещи.

Владимир Рудаков: В каждом конкретном дворе, в каждом городе это выражается так или иначе.

Ирина Карацуба: Если дружба народов, почему нельзя поставить памятник убиенным защитникам Казани?

Владимир Рудаков: Существующие процедуры позволяют это делать. Я, например, не вижу в этом ничего страшного. Коль скоро мы почитаем память французов, в 1812 году пришедших в Россию, почему мы не можем отмотать время дальше и отнестись с уважением...

Сергей Медведев: Необходима переоценка роли определенных исторических личностей, не обязательно с разрушением памятников, но с какой-нибудь табличкой, которая уточняет их действия в истории с точки зрения современности.

Ирина Карацуба: Как известно, на памятнике тысячелетию Руси нет Ивана Грозного, а у нас сейчас опять проблема: а не поставить ли памятник Ивану Грозному. Памятников Сталину уже 20, есть два Ивана Грозных. Это мы укрепляем дружбу народов?

Владимир Рудаков: Вы хотите сказать, что в обществе нет почитания Сталина? Оно есть.

Сергей Медведев: Но вы ж сами говорите, что не общество, а государство должно брать ответственность за сознательную историческую политику.

Владимир Рудаков: Государство должно учитывать, в том числе, общественные настроения. Я вообще против того, чтобы зацикливаться на памятниках. Конечно, есть люди с однозначной исторической репутацией, коим памятники ставить негоже. Но фигуры, про которые вы сказали: при всем моем сложном отношении к тому и к другому, все-таки по их поводу в обществе идет продолжительная дискуссия. И чем больше мы будем хвататься за сердце с криком: ах, собираются поставить памятник тому или другому! - тем больше мы будем множить эту дискуссию и тем дальше будем от достижения консенсуса.

Сергей Медведев: Я согласен с вами по поводу консенсуса, но все же мне кажется, что историческая память — это и изживание исторических травм, и называние вещей своими именами. Здесь, наверное, я с вами не соглашусь, что нужно слушать общество по поводу памятника Сталину, ссылаясь на статистику. Я лично за полифонию, за многообразие мнений, но у государства должна быть ответственность за историческую политику и за принятие мемориальных решений.

Владимир Рудаков: У государства огромное количество ресурсов, и если бы оно хотело везде ставить памятники Сталину, оно бы так сделало. Я думаю, что у государства по этому поводу весьма и весьма осторожная позиция.

Сергей Медведев: Дискуссия об Иване Грозном неизбежно вылилась в дискуссию о Сталине... Хочу закончить все-таки призывом к полифонии: многонациональная страна заслуживает многонациональной памяти, в которой сливается множество различных голосов.

Роман Почекаев о дате «День окончания стояния на Угре» — Реальное время

Профессор ВШЭ — об уместности учреждения дня окончания стояния на Угре

В сентябре Госдума РФ собирается рассмотреть законопроект об установлении в России новой памятной даты — «Дня окончания Великого стояния на реке Угре» (11 ноября). «Небитву» между войсками московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата, встретившимися на берегах притока Оки более пятисот лет назад, калужские власти предлагают отмечать на федеральном уровне уже достаточно давно. Напомним, Комитет Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам еще в декабре 2017 года выступил против этой инициативы. Похожего мнения придерживается и крупнейший исследователь истории тюрко-монгольских народов Евразии, профессор ВШЭ Роман Почекаев. В своем интервью «Реальному времени» он рассказал о том, можно ли считать «стояние» событием, на котором закончилась зависимость Руси от Орды.

«Последнюю точку» стояние на Угре не поставило»

— Роман Юлианович, какова господствующая точка зрения на «стояние на Угре» в российской исторической науке на данный момент? И какова ваша личная, если она отличается?

— В общем-то, сам факт предложения объявить окончание стояния на Угре памятной датой говорит о том, что в современной исторической науке в целом сохраняется его оценка как важнейшего события, которое поставило точку в зависимости Руси от Орды.

Что касается меня лично, то я неоднократно говорил, что такая оценка представляется не вполне корректной. Связывать завершение периода зависимости с одной конкретной датой или даже с одним длящимся событием было бы, наверное, упрощением реальной политической ситуации.

Картина Н.С. Шустова «Иван III свергает татарское иго, разорвав изображение хана и приказав умертвить послов» (1862). Фото wikipedia.org

— И какой была реальная политическая ситуация на тот момент?

— Если коротко, ее можно свести к нескольким тезисам. Во-первых, существенное изменение статуса самой Орды: уже в первой половине XV века она распалась на несколько государствоподобных образований, в результате и в Улусе Джучи, и в вассальных государствах сложилась ситуация политико-правовой неопределенности: кого из наследников прежней Орды считать сюзереном, кому платить «выход» и т. д.

Во-вторых, изменилась ситуация и на Руси: московский князь из прежнего великого князя, то есть просто старшего в роду, причем во многом — именно в глазах ордынских ханов — превратился в настоящего государя Всея Руси, подчинив себе, то есть включив в состав своих владений, обширные территории, в том числе и целый ряд прежних «великих княжений».

В таких условиях вполне логичным становился вопрос о пересмотре формата отношений ордынских и московских правителей. В результате пускались своего рода «пробные шары»: отказ московского правителя выплачивать выход в ожидании реакции ордынского хана, обратное действие — карательный поход на Русь (Алексин, 1472 год).

Но и эти события, и само стояние на Угре тем не менее последней точки не поставили, поскольку сражения, как такового, не было. Соответственно, ни Иван III юридически не противостоял царю, ни Ахмат не покарал вассала.

— Царю — то есть Ахмату?

— Да.

Фрагмент диорамы Павла Рыженко «Великое стояние на реке Угре». Фото vk.com

— А если бы сражение на Угре все-таки состоялось, и, скажем, войска Ивана III одержали бы в нем победу, можно было бы считать, что эта точка поставлена? И были ли встретившиеся на Угре войска полноценными, то есть собранными для некой решающей битвы? Сколько воинов было с каждой стороны?

— Как известно, история не терпит сослагательного наклонения, произошло то, что произошло. Что касается состава, качества и количества войск. Из летописных сообщений можно сделать вывод, что войска Ахмата все же превосходили по численности войска Ивана III, но последние были лучше подготовлены и вооружены. Численность войск, скорее всего, тоже колебалась за счет дополнительных отрядов, подходивших к обеим сторонам и отходившим, плюс следует учитывать «в пассиве» те отряды, которые московские власти планировали пустить в обход армии Ахмата, чтобы совершить рейд непосредственно в ордынские владения в качестве отвлекающего маневра. В целом же, исходя из количества и качества войск, неудивительно, что обе стороны рассчитывали на подход союзников.

«Идеология противостояния «православной Руси» и «поганых татар» возникла несколько позднее»

— Итак, точка поставлена не была. Как дальше сосуществовали Орда и Русь?

— Орда не отказалась от претензий на сюзеренитет над прежними владениями, русскими или литовскими. Даже формальное падение Большой Орды в корне ситуацию не изменило, поскольку ее претензии унаследовало Крымское ханство. Вплоть до конца XVI века (а возможно, и позднее, тут лучше уточнить у источниковедов) московские князья продолжали титуловать крымских ханов «царями», а те в течение того же времени отказывались признавать царский титул московских государей.

Наиболее дискуссионным остается вопрос о «выходе». Московская школа историков упорно считает, что дань не выплачивалась еще с 1460-х годов, а в Крым шли только дипломатические дары — «поминки». Ну а в татарской историографии — и средневековой, и современной, соответственно, прямо противоположная точка зрения.

При этом данные источников дают основание считать, что выплаты из Москвы в Крым не были связаны только с дипломатическими миссиями, а носили регулярный и фиксированный характер. Другое дело, что теперь они в глазах московских властей были не показателем прежней зависимости, а откупом от крымских набегов. Но это не отменяет факта их выплат. Формально-юридически они были отменены лишь Константинопольским договором 1700 года, то есть уже при Петре I.

Река Угра недалеко от места установки памятника. Фото Siverec / wikipedia.org

— Верно ли, что события 1480 года изначально были оценены в Москве только как один из эпизодов противостояния с Ордой, и лишь позже они стали восприниматься как религиозная (и победная) «битва добра со злом»?

— Сообщения в летописях о событии, безусловно, появились очень быстро, в те же 1480-е годы. Но «избавление» от ордынцев тогда, конечно же, понималось как то, что они не подвергли разорению русские земли, но никак не обретение независимости.

Конечно, идеология противостояния «православной Руси» и «поганых татар» (то есть язычников в глазах русских) возникла несколько позднее, но, возможно, тоже вскоре: ведь нужно было обосновывать попытки установления сюзеренитета над Казанским ханством в 1487 году и т. д. Окончательно же эта идеология складывается, по всей видимости, не ранее XVI века, возможно, как раз в рамках казанских кампаний Ивана IV. К этому времени уже вполне четко прослеживается и политическая концепция, и устоявшаяся терминология в рамках этого противостояния. Говорить о ее чисто религиозном характере нельзя, поскольку в это время в Московском государстве были актуальны идеи симфонии — единства светской и церковной власти в сфере власти и управления.

При этом нельзя забывать, что попытки формирования этой идеологии производились и ранее — речь идет об известной концепции «Москва — третий Рим» инока Филофея (считается, что впервые эта концепция была сформулирована в конце 1523 — начале 1524 года, прим. ред.) и «Послании на Угру» ростовского епископа Вассиана (1480 год, — прим. ред.). Уже в этих текстах отстаивалась идея суверенитета Московского государства и, как следствие, обоснование противостояния с Большой Ордой.

— Стояние действительно не локализовано историками до сих пор?

— Да, споры об этом месте еще идут, предполагаются разные места — и с опорой на указания источников, и чисто логически, умозрительно: мол, должно было быть только так, потому что иначе было бы стратегически невыгодно и прочее.

— Говорят еще, что это событие не отражено в иностранных хрониках.

— Если не ошибаюсь, некоторая информация содержится в польских и литовских источниках конца XV—XVI веков.

Военно-исторический фестиваль «Великое стояние на реке Угре», посвященный событиям 1480 года. Фото пресс-службы калужского правительства

В соответствии с российской исторической традицией эта дата памятная. Но — не более того

— Можно обывательский вопрос? Как вообще умудрились простоять больше месяца друг напротив друга два войска, так ни разу и не схватившись? Может быть, происходили какие-то провокации, «разведки боем»? И были ли между сторонами переговоры в этот месяц?

— Обе стороны рассчитывали на активизацию своих союзников и учитывали погодные условия. Были разовые военные стычки, когда московские войска отразили несколько попыток ордынцев переправиться через Угру. А после замерзания реки и русские войска отошли, не решаясь дать бой на берегу, и ордынцы — не получив помощи от Литвы и узнав о намерении русских и касимовских татар зайти в тыл и вторгнуться вглубь ордынской территории. Собственно, это взаимное отступление и означало окончание стояния.

— Кто ушел первым? Видимо, татары?

— Насколько я знаю, напротив, первыми отступили войска Ивана III, намереваясь, в случае перехода татар по льду Угры, встретить их на надежной «твердой земле». Ахмат мог бы преследовать русских, но и его войска это стояние истощило, закончились запасы продовольствия, к тому же, к нему поступили известия о готовящемся вторжении русских отрядов в его собственные владения. Так что, хотя первыми от Угры стали отходить московские войска, фактически отступили именно ордынцы.

Рустем Шакиров

ОбществоИстория

Река угра 1480 год событие. Великое стояние на угре

Иван III разрывает ханскую грамоту и топчет басму перед татарскими послами в 1478 г. Художник А.Д. Кившенко.

В памяти русского народа тяжелый период истории, называемый «ордынским игом», начинался в XIII в. трагическими событиями на реках Калке и Сити, длился почти 250 лет, но триумфально заканчивался на реке Угре в 1480 г.

Значению Куликовской битвы 1380 г. всегда придавалось большое внимание, а московский князь Дмитрий Иванович, получивший после сражения почетную приставку к имени «Донской», является национальным героем. Но не меньший героизм проявляли и другие исторические персонажи, а некоторые события, возможно незаслуженно забытые, соизмеримы по своей значительности с битвой на Дону. События, что положили в 1480 г. конец игу Орды, известны в исторической литературе под общим названием «стояние на Угре» или «Угорщина». Они представляли собой цепь боев границе Руси между войсками великого московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата.


Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу.
Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в.

В 1462 г. московский великокняжеский трон унаследовал старший сын Василия II Темного Иван. Как руководитель внешней политики Московского княжества, Иван III знал, чего хотел: быть государем всей Руси, то есть объединить под своей властью все земли северо-востока и покончить с ордынской зависимостью. К этой цели великий князь шел всю жизнь и надо сказать успешно.


Государь всея Руси Иван III
Васильевич Великий.
Титулярник. XVII в.
К концу ХV века было почти завершено формирование основной территории Русского централизованного государства. Все столицы удельных княжеств Северо-Восточной Руси склонили голову перед Москвой: в 1464 г. было присоединено Ярославское княжество, а в 1474 г. - Ростовское. Вскоре такая же участь постигла Новгород: в 1472 г. частично, а в 1478 г. окончательно, Иван III перечеркнул сепаратистские тенденции части новгородского боярства и ликвидировал суверенитет Новгородской феодальной республики. Главный же символ новгородской вольности - вечевой колокол был им снят и отправлен в Москву.

Исторические слова, произнесенные при этом Иваном III: «Наше государство великих князей таково: вечю колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а господарство свое нам держати» , стали девизом русских государей на несколько столетий вперед.


Карта. Походы Ивана III.

В то время как Московское государство мужало и крепло, Золотая Орда уже распалась на несколько самостоятельных государственных образований не всегда мирно уживающихся друг с другом. Сначала от нее отделились земли Западной Сибири с центром в городе Чинга-Тура (нынешняя Тюмень). В 40-е гг. на территории между Волгой и Иртышом к северу от Каспийского моря образовалась самостоятельная Ногайская Орда с центром в городе Сарайчик. Чуть позже на землях бывшей монгольской империи вокруг границ ее преемницы - Большой Орды возникли Казанское (1438 г.) и Крымское (1443 г.), а в 60-е гг. - Казахское, Узбекское и Астраханское ханства. Трон же золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, чья власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В этот период взаимоотношения между объединяющейся Северо-Восточной Русью и распадающейся Ордой носили неопределенный характер. А в 1472 г. Иван III окончательно прекратил выплату дани ордынцам. Поход Ахмат-хана в 1480 г. стал последней попыткой вернуть Русь в подчиненное Орде положение.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова разбойничал Ливонский орден, войска которого под руководством магистра фон дер Борха захватили обширные территории на севере страны.

С запада грозил войной польский король Казимир IV. Непосредственно с польской угрозой была связана и смута, возникшая внутри государства. Новгородские бояре, уповая на помощь Казимира и ливонцев, организовали заговор с целью перехода Новгорода под власть иноземцев. Во главе заговора стоял пользующийся большим влиянием у новгородцев архиепископ Феофил. Кроме того, в Москве подняли мятеж родные братья Ивана III удельные князья Андрей Большой и Борис Волоцкий, требующие увеличения территории уделов и усиления их влияния на управление государством. Оба мятежных князя запросили помощь у Казимира и тот обещал им всяческую поддержку.

Весть о новом походе ордынцев достигло Москвы в последних числах мая 1480 г. В Типографской летописи о начале нашествия сказано: «Прииде же весть великому князю, яко дополна царь Ахмат идеть со своею ордою и царевичи, уланы и князми, еще же и с королем во единой думе с Казимером, король бо и подвел его на великого князя...» .

Получив известие о выступлении Орды, великий князь должен был принять ответные меры как дипломатического, так и военного характера.

Создание коалиции с Крымским ханством, направленной против Большой Орды, началось Иваном III незадолго до начала нашествия. 16 апреля 1480 г. московское посольство во главе с князем И.И. Звенигородским-Звенцом отправилось в Крым. В Бахчисарае московский посол подписал с ханом Менгли-Гиреем договор о взаимопомощи. Русско-крымский союз имел оборонительно-наступательный характер по отношению к Казимиру и оборонительный по отношению к Ахмату. «А на Ахмата царя, - писал крымский хан к Ивану III, быти нам с тобой за один. Коли пойдет на меня царь Ахмат, и тобе моему брату великому князю Ивану, царевичей своих отпустити на орду с уланами и со князми. А потом на тебя Ахмат царь и мне Менгли-Гирею царю на Ахмата царя пойти или брата своего отпустити с своими людьми» .

Союз с Менгли-Гиреем был заключен, но сложность обстановки на границе Крыма и Великого княжества Литовского, а также относительная слабость Менгли-Гирея, как союзника, не позволяла надеяться на предотвращение ордынской агрессии только дипломатическими путями. Поэтому для обороны страны Иван III принял ряд действий и военного характера.


К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Эта Засечная черта состояла из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом».

Служба по охране окского рубежа была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне из не только ближних, но и дальних сел. Во время нашествий Орды - это пешее ополчение должно было выдержать первый натиск и удержать врага на пограничных рубежах до подхода главных сил. Принципы обороны рубежа также были разработаны военной администрацией великого князя заранее. Сохранившийся «Наказ угорским воеводам» это наглядно показывает .


Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

В помощь войскам, несущим постоянную службу на южной «украине», в конце мая - начале июня великий князь направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой. Кроме них в русских летописях, как один из руководителей обороны Засечной черты, упоминается дальний родственник Ивана III князь Василий Верейский.

Меры, принятые великим князем, оказались своевременными. Вскоре на правом берегу Оки появились отдельные вражеские разъезды. Этот факт нашел отражение в летописи: «Татарове же пришедше плениша Беспуту и отидоша» . Первый удар, совершенный видимо с разведывательной целью, был нанесен по одной из правобережных приокских русских волостей, не прикрытой водной преградой от нападений со стороны степи. Но увидев, что русские войска заняли оборону на противоположном берегу, неприятель отошел.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление главного удара Ахмата. Прорыв Засечной черты должен был проходить либо между Серпуховым и Коломной, либо ниже Коломны. Выдвижение великокняжеского полка под руководством воеводы князя Д.Д. Холмского к месту возможной встречи с противником завершилось в июле 1480 г.

На решительность целей Ахмата указывают конкретные факты, нашедшие свое отражение в летописных источниках. Войско Ахмата, по всей вероятности, включало в себя все наличные военные силы Большой Орды в то время. Согласно летописям, совместно с Ахматом выступил его племянник Касим, и еще шесть царевичей, имена которых в русских летописях не сохранились. Сравнивая с теми силами, что выставляла Орда раньше (например, нашествие Едигея в 1408 г., Мазовши в 1451 г.), можно сделать вывод о численном составе войска Ахмата. Речь идет о 80-90 тысячах воинов. Естественно, эта цифра не является точной, но она дает общее представление о масштабе вторжения.

Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог успешно решить двойную задачу: во-первых, соединиться с полками Казимира, а во-вторых, без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель. Об этом есть прямые известия в русских летописях: «...поиде к Литовскои земли, обходя реку Оку, а ожидая к себе короля на помочь или силы» .

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов. Так, например, к Угре прибыли силы тверского княжества во главе с воеводами Михаилом Холмским и Иосифом Дорогобужским. Опередить ордынцев, раньше их выйти к берегам Угры, занять и укрепить все удобные для переправы места - такая задача стояла перед русскими войсками.

Движение Ахмата к Угре таило в себе большую опасность. Во-первых, эта река, как естественная преграда, значительно уступала Оке. Во-вторых, выходя к Угре, Ахмат продолжал оставаться в непосредственной близости от Москвы и при быстром форсировании водного рубежа мог достичь столицы княжества за 3 конных перехода. В-третьих, вступление ордынцев в пределы Литовской земли подталкивало Казимира к выступлению и усиливало вероятность соединения ордынцев с польскими войсками.

Все эти обстоятельства заставили московское правительство принять чрезвычайные меры. Одной из таких мер стало проведение совета. В обсуждении сложившейся ситуации приняли участие сын и соправитель великого князя Иван Молодой, его мать - князя инокиня Марфа, дядя - князь Михаил Андреевич Верейский, митрополит всея Руси Геронтий, архиепископ ростовский Вассиан и многие бояре. На совете был принят стратегический план действий, направленный на предотвращение вторжения ордынцев в русские земли. В нем предусматривалось одновременное решение нескольких различных по характеру задач.

Во-первых, было достигнуто соглашение с мятежными братьями об окончании «замятни». Прекращение феодального мятежа значительно укрепляло военно-политическое положение Русского государства перед лицом ордынской опасности, лишало Ахмата и Казимира одного из главных козырей в их политической игре. Во-вторых, было принято решение о переводе Москвы и ряда городов на осадное положение. Так, по словам Московской летописи, «...в осаде в граде Москве сел митрополит Геронтий, да великая княгиня инока Марфа, да князь Михаил Андреевич, да наместник московский Иван Юрьевич, и многое множество народа от многих градов». Проводилась частичная эвакуация столицы (из Москвы на Белоозеро отправлялись жена Ивана III великая княгиня Софья, малолетние дети и государственная казна). Частично эвакуировалось населения приокских городов, а гарнизоны в них укреплялись государевыми стрельцами из Москвы. В-третьих, Иван III распорядился о проведении дополнительной воинской мобилизации на территории Московского княжества. В-четвертых, было принято решение о рейде русских отрядов на территорию Орды для проведения отвлекающего удара. С этой целью вниз по Волге была направлена судовая рать под руководством служилого крымского царевича Нур-Даулета и князя Василия Звенигородского-Ноздроватого .

3 октября великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры. Прибыв к войску, Иван III остановился в городе Кременце, расположенном между Медынью и Боровском и находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. По свидетельству Московской летописи он «...ста на Кременце с малыми людми, а людей всех отпусти на Угру к сыну своему великому князю Ивану» . Занятие позиции, расположенной на 50 км в тылу войск, развернутых вдоль берега Угры, обеспечивало центральному военному руководству надежную связь с главными силами и позволяло прикрыть путь на Москву в случае прорыва ордынских отрядов через заградительные заслоны русских войск.

Источники не сохранили официального летописного отчета об «Угорщине», отсутствуют росписи полков и воевод, хотя от времени Ивана III сохранилось немало воинских разрядов. Формально во главе армии стоял сын и соправитель Ивана III Иван Молодой, при котором находился его дядя - Андрей Меньшой. Фактически же военными действиями руководили старые испытанные воеводы великого князя, имевшие большой опыт ведения войны с кочевниками. Большим воеводой являлся князь Данила Холмский. Его соратниками были не менее известные полководцы - Семен Ряполовский-Хрипун и Данила Патрикеев-Щеня. Основная группировка войск была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. Как сообщает Вологодско-Пермская летопись, великокняжеские воеводы «…ста по Оке и по Угре на 60 верстах» на участке от Калуги до Юхнова» .

Главная задача полков, разбросанных вдоль берега реки, состояла в предотвращении прорыва противника через Угру, а для этого необходимо было надежно защищать удобные для переправы места.

Непосредственная оборона бродов и перелазов была поручена пехоте. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами. В состав таких застав входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги.

Несколько иная роль отводилась коннице. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков, пытавшихся выяснить расположение русских отрядов на берегах Угры и разведать удобные места для форсирования реки. Большие конные полки спешили на помощь заставам, стоящим у переправ, лишь только определялось направление главного удара противника. Допускались и атакующие или разведывательные походы на противоположный, занятый врагом берег.

Таким образом, на широком фронте вдоль реки Угры была создана позиционная оборона с активными вылазками конных отрядов. Причем основной силой, находящейся в укрепленных узлах обороны у мест переправы, являлась пехота, оснащенная огнестрельным оружием.

Массовое использование русскими воинами огнестрельного оружия во время «стояние на Угре» отмечается всеми летописями. Применялись пищали - длинноствольные орудия, обладавшие прицельным и эффективным огнем. Использовались и так называемые тюфяки - огнестрельные орудия для стрельбы каменным или металлическим дробом на близкое расстояние по живой силе противника. «Огненный наряд» широко и с наибольшей пользой мог быть применен в позиционном, оборонительном сражении. Поэтому выбор именно оборонительной позиции на берегу Угры кроме выгодного стратегического положения диктовался еще и желанием эффективно использовать новый род войск в русской армии - артиллерию.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, идти в лоб на пищали и тюфяки, на сомкнутый строй тежеловооруженных русских воинов.

Летописи сообщают, что Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, городку, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира.

Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи поляков, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6-8 октября 1480 г. и развернули военные действия сразу в нескольких местах: «...татарове...же приидоша против князя Ондрея, а инии проти великого князя мнози, а овии против воевод вдруг приступиша» .

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120-140 м). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, были расположены пищали и тюфяки с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы в блестящих на солнце доспехах, с саблями находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь уцепиться за наш берег. Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток.

Русские воеводы с максимальной выгодой использовали преимущества своих войск в стрелковом вооружении и расстреливали ордынцев еще в воде. Им так и не удалось форсировать реку ни на одном участке. Особую роль в боях за переправы сыграл «огненный наряд». Ядра, дроб и картечь наносили значительный урон. Железо и камень прошивали насквозь бурдюки, которые использовались ордынцами для переправы. Лишенные поддержки лошади и всадники быстро выбивались из сил. Те, кого щадил огонь, шли на дно. Барахтающиеся в холодной воде ордынцы стали хорошей мишенью русским стрелкам, а сами они не могли использовать излюбленный прием - массированную стрельбу из луков. Долетавшие через реку на излете стрелы теряли свою убойную силу и практически не приносили вреда русским воинам. Несмотря на огромные потери, хан снова и снова гнал вперед свою конницу. Но все попытки Ахмата с хода форсировать реку окончились безрезультатно. «Царь же не возможе берег взяти и отступи от реки от Угры за две версты и ста в Лузе» - сообщает Вологодско-Пермская летопись .

Новую попытку осуществить переправу ордынцы предприняли в районе Опакова городища. Здесь условия местности позволяли скрытно сосредоточить конницу на литовском берегу, а затем сравнительно легко форсировать мелководную реку. Однако русские воеводы внимательно следили за передвижением татар и умело маневрировали полками. В результате, на переправе ордынцев встретила не малочисленная сторожевая застава, а крупные силы, которые отразили последнюю отчаянную попытку Ахмата.

Русское войско остановило Орду на пограничных рубежах и не пропустило неприятеля к Москве. Но окончательный перелом в борьбе с нашествием Ахмата еще не наступил. Грозное ордынское войско на берегах Угры сохранило свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

В этих условиях Иван III начал дипломатические переговоры с Ахматом. К ордынцам отправилось русское посольство во главе с думным дьяком Иваном Товарковым. Но эти переговоры показали принципиальную несовместимость взглядов сторон на возможность достижения перемирия. Если Ахмат настаивал на продолжении властвования Орды над Русью, то Иван III рассматривал это требование как неприемлемое. По всей вероятности, переговоры были затеяны русскими лишь для того, чтобы как-то протянуть время и выяснить дальнейшие намерения ордынцев и их союзников, а также дождаться свежих полков Андрея Большого и Бориса Волоцкого, спешащих на подмогу. В конечном счете переговоры так ни к чему не привели.

Но Ахмат продолжал верить в успешное завершение предпринятого похода на Москву. В Софийской летописи есть фраза, которую летописец вложил в уста ордынского хана по окончанию неудачных переговоров: «Дай Бог зиму на вас, и реки все станут, ино много дорог будет на Русь» . Установление ледового покрова на порубежных реках существенно меняло обстановку для противоборствующих сторон и не в пользу русских. Поэтому великим князем были приняты новые оперативно-тактические решения. Одним из таких решений был перевод основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район городов Кременец и Боровск. Сюда же, на помощь главным силам, двигались свежие полки, набранные на севере. В результате этой передислокации ликвидировался растянутый в длину фронт, который при потере такого естественного защитного рубежа, каким являлась Угра, существенно ослаблялся. Кроме того, в районе Кременца формировался мощный кулак, быстрое перемещение которого позволило бы преградить дорогу ордынцам на возможном пути наступления на Москву. Отвод войск от Угры начался сразу после 26 октября. Причем войска отводились сначала к Кременцу, а затем еще дальше в глубь страны, к Боровску, где великого князя Ивана III поджидали прибывшие из Новгородской земли войска его братьев. Перенос позиции с Кременца в Боровск был сделан вероятнее всего потому, что новое расположение русских войск прикрывало путь на Москву не только со стороны Угры, но и со стороны Калуги; из Боровска можно было быстро переместить войска к среднему течению Оки между Калугой и Серпуховом, если бы Ахмат решил изменить направление главного удара. По словам Типографской летописи «...князь великий приидоша к Боровску, глаголюще яко - и на тех полях бой с ними поставим» .

Местность под Боровском была очень удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Город располагался на правом берегу Протвы, на холмах с хорошим обзором. Покрытая густым лесом местность под Боровском не позволила бы Ахмату полностью использовать свою главную ударную силу - многочисленную конницу. Общий стратегический план русского командования не менялся - дать оборонительное сражение в выгодных для себя условиях и не допустить прорыва противника к столице.

Однако Ахмат не только не предпринял новую попытку перейти Угру и вступить в сражение, но 6 ноября начал отступать от русских рубежей. 11 ноября это известие достигло лагеря Ивана III. Маршрут отступления Ахмата проходил через города Мценск, Серенск и далее в Орду. Муртоза, самый энергичный из сыновей Ахмата, предпринял попытку разорить русские волости на правом берегу Оки. Как пишет летописец, захвачены были два сельца в районе Алексина. Но Иван III приказал своим братьям не мешкая выступить навстречу неприятелю. Узнав о приближении княжеских дружин Муртоза отступил.

На этом бесславно закончился последний поход Большой Орды на Русь. На берегах Оки и Угры была одержана решающая политическая победа - фактически свергнуто ордынское иго, тяготевшее над Русью более двух веков.

28 декабря 1480 г. великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен ликующими горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. Эта борьба закончилась его гибелью. В январе 1481 г. в донских степях утомленные долгим и бесплодным походом ордынцы потеряли бдительность и были настигнуты ногайским ханом Иваком. Убийство Ахмата мурзой Ямгурчеем привело к мгновенному распаду ордынского войска. Но решающим фактором, приведшим Ахмата к гибели, а его орду к разгрому было, конечно, их поражение в осенней кампании 1480 г.

Действия русского командования, приведшие к победе, имели некоторые новые черты, характерные уже не для удельной Руси, а для единого государства. Во-первых, строгая централизация руководства отражением нашествия. Все управление войсками, определение рубежей развертывания основных сил, выбор тыловых позиций, подготовка городов в тылу к обороне, все это находилось в руках главы государства. Во-вторых, сохранение на всех этапах противостояния постоянной и хорошо отлаженной связи с войсками, своевременное реагирование на быстро меняющуюся обстановку. И последнее, стремление действовать на широком фронте, умение собирать в кулак силы на наиболее опасных направлениях, высокая маневренность войск и отличная разведка.

Действия русских войск в ходе осенней кампании 1480 г. по отражению нашествия Ахмата - яркая страница в военной истории нашей страны. Если победа на Куликовом поле означала начало перелома в русско-ордынских отношениях - переход от пассивной обороны к активной борьбе за свержение ига, то победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а воскресенье 12 ноября 1480 г. - первый день полностью независимого Русского государства - одна из важнейших дат в истории Отечества. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959.


Памятник Великому Стоянию на реке Угре. Расположен в Калужской области на 176-м км автотрассы Москва-Киев у моста через реку. Открыт в 1980 г.
Авторы: В.А. Фролов. М.А. Неймарк и Е.И. Киреев.

____________________________________________________

См.: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. Полное собрание русских летописей (далее - ПСРЛ). Т. XII. СПб., 1901. С. 181.

Цит. по: Boинcкиe повести Древней Руси. Л., 1985, С. 290.

Калугин И.К. Дипломатические сношения России c Крымом в княжение Ивана III. M., 1855. С. 15.

Разрядная книга 1475-1598 гг. M., 1966. С. 46.

Воинские повести Древней Руси. С. 290.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.25. M.-Л., 1949. С. 327.

Tвepcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.15. CПб., 1863. Стб. 497-498.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

Черепнин Л.B. Oбpaзoвaниe pyccкoгo цeнтpaлизoвaннoгo гocyдapcтвa в XIV-XV вeкax. M., 1960. С. 881.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959. С. 263.

Tипoгpaфcкaя Aкaдeмичecкaя лeтoпиcь». ПЛДP. Bтopaя пoлoвинa XV в. M., 1982. С. 516.

Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. С. 264.

Coфийcкaя-Львoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.20, ч.1. CПб, 1910-1914. С. 346.

Boинcкиe пoвecти Дpeвнeй Pycи. С. 290.

Юрий Алексеев, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

В ноябре нынешнего года исполнится 535 лет одному знаменательному событию. День 11 ноября это не только день Лачплесиса в Латвии и день первого постсоветского чемпионства "Зенита". Мало кто задумывается о том, когда была снята самая длительная оккупация в истории России.Ведь период монголо-татарского ига — одна из самых долгих страниц в нашей истории. Впервые русские столкнулись с монголами в 1223-ем г. на реке Калке. 13 лет спустя орды Батыевы двинулись на Русь, громя все на своем пути. Один из самых героических эпизодов первых лет нашествий — оборона Рязани и Козельска. Про оборону Рязани был снят впоследствии мультфильм "Сказ о Евпатии Коловрате", подаривший Руси одного из первых национальных героев, а Козельск можно по праву считать первым городом Русской Воинской Славы, первым городом-героем, "первым Севастополем" нашей страны. Ведь общеизвестный факт о Севастополе таков, что он выдерживал осады продолжительностью почти год: Крымская война — 350 дней, ВОВ — 250 дней. Козельск сопротивлялся 1,5 месяца, что по тем средневековым меркам был вполне приличный срок. За это время защитники города положили под его стенами порядка 5000 ордынских оккупантов, но в итоге пал. С 1240 по 1480 г. на Руси установилось монголо-татарское иго. В 1380 г. князь Дмитрий Донской положил победное начало освободительной борьбе против ордынцев. Настал момент, когда Русь окончательно сбросила с себя ярмо позорной оккупации и вздохнула полной грудью, начав раскручивать свой территориальный маховик.


Угра — небольшая речка, протекающая по территории современных Калужчины и Смоленщины и являющаяся левым притоком р. Оки, относящейся к Волжскому речному бассейну. Длина 400 км, площадь бассейна 15 700 км². Берёт начало на Смоленской возвышенности на юго-востоке Смоленской области. Долгое время Угра была рекой, пограничной между различными этноплеменными и политическими образованиями. Упоминания о военных и политических столкновениях содержатся в летописях, начиная с 1147 года: это сведения о половецких набегах, о русско-литовских порубежных конфликтах и т. д.

Наиболее широкую известность Угра приобрела в 1480 году после так называемого Стояния на реке Угре, противостояния хана Большой Орды Ахмата и великого князя московского Ивана III, считающегося окончанием монголо-татарского ига. Из-за своего оборонительного значения река получила название «Пояс Богородицы»


Завершающим этапом в свержении ордынского ига, продолжавшегося практически 2 века, послужило Великое стояние на реке Угре. Однако, в современной литературе этому противостоянию уделяется малое внимание. Гораздо более известной является Куликовская битва, но именно стояние на реке Угре завершилось полным свержением ордынского ига.

Причины и предпосылки

На тот момент знаменитая Золотая Орда потеряла свой прежний статус и целостность. Она была разорвана местными ханами на множество отдельных синдикатов внутри страны. Каждая самостоятельная территория получала сохраняла название Орда, но к ней прибавлялась еще и географическое местонахождение этого ханства. Самым крупным осколком великой Золотой Орды, была Большая Орда. Именно ею и управлял хан Ахмат. Летописцы говорят о том, что для похода на Москву Ахмед собрал все имеющиеся у него войска. Буквально все мужское население Орды было созвано для похода на Москву.

Очевидность того, что ордынцы затевают крупный поход на Москву, стала понятной еще в начале марта 1480 года. Именно в это время недалеко от реки Ока, которая на тот момент была приграничной юго-западной территории российского государства, был замечен небольшой отряд ордынцев, который был разбит воеводами из Москвы. Но это появление монголо-татар было верным знаком того, что хан Ахмат собирает силы для похода на Русь.

В 1480 году произошло Великое стояние на реке Угре. Решающие события этого противостояния случились в октябре-ноябре месяце, но подготовительная работа, особенно со стороны ордынцев, началась гораздо раньше. По сути весь 1480 год был для России годом военным, когда вся страна готовилась в решающей битве для свержения ордынского ига.

Почему же случилось противостояние, которое ознаменовало великое стояние на реке Угре? И почему это случилось именно в 1480 году? Ответ на эти вопросы прост. Лучшего момента для похода на Москву у хана Ахмата могло больше и не быть. Ведь именно в это время князь московский Иван III находился в ссоре со своими братьями Андреем и Борисом, которые угрожали уходом своего войска на службу к князю литовскому Казимиру. В это же время Казимир со своим войском вторгся на территорию Пскова. В результате в случае нападения хана Ахмата, князь Иван III грозился увязнуть не только в войне с ним, но и с князем литовским, и со своими братьями, желавшими укрепить свою власть в стране.

Подготовка

Отношения с Ордой, и без того бывшие напряжёнными, к началу 1470-х годов окончательно испортились. Орда продолжала распадаться; на территории прежней Золотой орды, помимо непосредственного преемника («Большой Орды»), образовались также Астраханская, Казанская, Крымская, Ногайская и Сибирская Орды. В 1472 году хан Большой Орды Ахмат начал поход на Русь. У Тарусы татары встретили многочисленное русское войско. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынскому войску удалось сжечь город Алексин, однако поход в целом окончился провалом. Вскоре (в том же 1472 или в 1476 году) Иван III прекратил уплату дани хану Большой Орды, что неминуемо должно было привести к новому столкновению. Однако до 1480 года Ахмат был занят борьбой с Крымским ханством.


С весны 1480 года по всей земле Русской стали собирать сильное войско, которое бы смогло противостоять численности войска хана Ахмеда. Иван III, понимая что воевать придется не только с ханом Ахматом, но и с князем Казимиром, занялся поисками союзника. Таким стал хан крымский Менги-Гирей. Он обещал, что в случае нападения на Русь ордынцев и литовцев, хан крымский введет свои войска на территорию Литовского княжества, тем самым вынудив Казимира вернуться в свои владения. После этого Иван III заключил мир с братьями, которые предоставили ему свои войска, для совместной борьбы с ханом Ахмедом. Случилось это 20 октября, когда стояние на реке Угре 1480 года уже шло.

Ход стояния

В августе 1480 года по Руси прошла весть о том, что Ахмат с огромным войском движется к южным границам Руси, но оно двигалось не на север, а западнее, что говорило о намерении хана Ахмата атаковать Русь со стороны литовцев, чтобы те могли помочь ему войсками.


Только в начале октября 1480 года войско ордынцев подошло к границам Руси и началось великое стояние на реке Угре. Русское войско находилось в районе Калуги, в городке Кременец, откуда могло своевременно реагировать на все передвижения врага, а также перекрывало путь на Москву. Такое положение войск позволяло воеводам князя Ивана III оперативно реагировать на любые маневры легкой конницы хана Ахмата.

Стояние на реке Угре 1480 года продолжается. Русские войска не стремятся перейти в атаку. Войска Большой Орды ищут, но до определенного времени безуспешно хорошие броды для форсирования реки. Большинство бродов, которых было на реке Угре достаточное количество, не были пригодны для форсирования реки конницей, поскольку пологие берега давали явное преимущество русской армии. Для перехода подходило только место недалеко от устья Угры, где и стояли противники. Иван III не торопит битву еще и соображениям того, что с каждым днем у армии Ахмата заканчивается продовольствие и сено для лошадей. Кроме того приближалась зима, что также должно было сыграть за русских.

В течение октября 1480 года войско хана Ахмата несколько раз пыталось перейти в брод реку Угру, но безрезультатно. Главным образом это было связано с тем, что монголы использовали старую тактику - закидать врага стрелами, а потом изрубить в конной атаке. Стояние на реке Угре 1480 года возможности ордынцам так атаковать не дало, поскольку мощная броня русских пехотинцев и большая дальность между берегами, делали стрелы безопасными для русских войск. А конные атаки вброд, были легко отбиты русскими за счет хорошего оружия, а также применения артиллерии, которая главным образом состояла из пушек и пищалей. Эта артиллерия носила название «броня».

После неудачных попыток перейти Угру вброд хан Ахмат стал ждать холодов, чтобы перейти реку по льду. В результате практически весь октябрь 1480 года продлилось великое стояние на реке Угре. Но уже к 22 октября река Угра стала покрываться коркой льда. Зима в тот год наступила раньше обычного. Князь Иван III принял решение отойти к городу Боровск и там дать врагу решительный бой.

26 октября 1480 года Угра встала. Русские ждали атаки ордынцев в любой момент, но она все так и не последовала. 11 ноября 1480 года русские разведчики принесли в Боровск весть о том, что армия хана Ахмеда отступила и отправилась назад в степь. Так завершилось великое стояние на реке Угре. Вместе с ним завершилось и ордынское иго на Руси.

Для тех, кто наблюдал со стороны за тем, как обе армии почти одновременно (в течение двух дней) повернули вспять, не доведя дело до сражения, это событие казалось либо странным, мистическим, либо получало упрощённое объяснение: противники испугались друг друга, струсили принять сражение. Современники приписывали это чудесному заступничеству Богородицы, которая спасла русскую землю от разорения. Видимо поэтому Угру стали называть «поясом Богородицы». Иван III с сыном и всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело».

Иначе были восприняты результаты «стояния» в Орде. 6 января 1481 года Ахмат был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака на степную ставку, в которую Ахмат удалился из Сарая, вероятно, опасаясь покушений. В Большой Орде началась междоусобица.


С рекой Угрой связаны и другие события. Во время Отечественной войны 1812 года территория Поугорья охранялась партизанами Дениса Давыдова и юхновскими ополченцами под командованием Семёна Храповицкого. Благодаря активным действиям партизан Юхновский уезд не был оккупирован Наполеоновской армией.
Во время Великой Отечественной войны в ходе наступления противника на Москву река Угра стала естественным рубежом, за овладение которым в октябре 1941 года разворачивались кровопролитные бои. Наиболее известное среди этих событий — оборона отрядом майора И. Г. Старчака и курсантами Подольских военных училищ моста через Угру и её берегов у города Юхнова.

Здесь же, на Угре, командир эскадрильи А. Г. Рогов повторил подвиг Н. Гастелло. В его самолёт попал зенитный снаряд. Надежды на спасение не было, и А. Г. Рогов направил горящий самолёт на одну из фашистских переправ через Угру. Двухмоторная машина, разрушив мост, глубоко врезалась в дно реки.

С Угрой связан и один из наиболее трагических эпизодов Великой Отечественной войны — гибель 33-й армии генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова, попавшей в окружение под Вязьмой. Ударные группировки 33-й армии не смогли противостоять во много раз численно превосходящему врагу и были разгромлены. Тяжело раненый М. Г. Ефремов, не желая попасть в плен, застрелился. Павловский плацдарм, тем не менее, был удержан силами 43-й армии и остался неприступным.
Во время празднования 500-летия стояния на реке Угра в 1980 году на берегу легендарной реки был открыт памятник в честь знаменательного события российской истории, произошедшего в 1480 году в пределах Калужского края. В 1997-ом был учрежден Национальный парк "Угра".


Национальный парк Угра расположен в Калужской области, в долинах рек Угра, Жиздра, Высса и Ока. Национальный парк «Угра» образован в 1997 году по Постановлению Правительства Российской Федерации № 148 от 10.02.1997 г. С 2002 года — биосферный резерват ЮНЕСКО.

Национальный парк расположен в шести административных районах Калужской области: Юхновском, Износковском, Дзержинском, Перемышльском, Бабынинском и Козельском. Общая площадь парка — 98 623 га (из них: 43 922 га — земли лесного фонда, 1 326 га — во владение водного фонда, 53 375 га — земли без изъятия). Парк состоит из трёх участков — Угорский (64 184 га), Воротынский (3 171 га) и Жиздринский (31 268 га), и трёх отдельных кластеров. Охранная зона вокруг парка составляет 46 109 га.

Территория парка давно является туристическим районом, большой популярностью пользуются водные маршруты по Угре, Жиздре и Оке.

***
Вот и сегодня, спустя 535 лет наша история наглядно доказывает, что все различного рода оккупации Россия сбрасывала не путем диалога и переговоров, а путем прямого военного конфликта. Данная тенденция не изменилась и до сих пор. В следующем году исполнится 240 лет со дня рождения Соединенных Штатов, декларация о независимости которых была принята 4 июля 1776 г. и хочется выразить глубочайшую надежду, что вероломный удар возмездия по территории Йеллоустоуна — это вопрос относительно недолгого времени. Ведь совсем недавно, наши конструкторы выпустили альтернативу советскому БЖРК — ракетно-ядерный комплекс "Клап-К". Контейнеры-убийцы оказались настолько универсальными, что их не только невозможно отследить, но и более того — они могут быть встроены даже в дальнобойный грузовик, не говоря уже о крупных транспортных кораблях. Против такого оружия вся глобальная американская ПРО превращается по сути в кукольный баррикадный театр, а защищать американские интересы будет разве что какой-нибудь недоумок. Поэтому России по сути остается нажать первой на красную кнопку, чтобы сбросить с себя ярмо заокеанской оккупации. Ведь в этом случае ответного удара со стороны Запада уже не последует, а война может быть закончена всего-то одним-единственным точным попаданием.

В 1472 году хан Ахмат собрал больше войско и двинулся к Великому княжеству Московскому. Однако у Тарусы хан столкнулся с многочисленным русским войском, которое отбило все попытки Ахмата перебраться через Оку. Тогда разъяренный тем, что поход провалился, хан сжег город Алексин и перебил все его население. Считается, что в 1476 году великий князь московский Иван III прекратил платить Орде дань. Однако в летописях не зафиксирована точная дата прекращения выплат, поэтому данный вопрос до сих пор остается предметом спора среди исследователей. Например, существует упоминание в Вологодско-Пермской летописи: якобы в ходе переговоров в 1480 году Ахмат упрекал Ивана III в том, что тот не платит дань девятый год. Отсюда можно сделать вывод, что выплаты прекратились как раз перед сражением под Алексином.

Как бы то ни было, дань Орда не получала и давно. Но Ахмат был занят борьбой с Крымским ханством, поэтому обратил внимание на Великое княжество Московское только в 1480 году. Он вступил в сговор с польско-литовским королем Казимиром IV, который пообещал хану военную поддержку. Кроме того, Ахмат полагал, что в силу сложившихся обстоятельств настало удачный момент для похода. Псковские земли еще с начала 1480 года подвергались нападениям Ливонского ордена. Магистр ордена собрал «такую силу народа против русского, какой никогда не собирал ни один магистр ни до него, ни после». 100-тысячная армия пришла в русские земли, однако все, что смогла сделать — выжечь предместья Пскова. Кроме того, в то время у Ивана III испортились отношения с братьями.

Борис Волоцкий и Андрей Большой восстали против московского князя, недовольные его усилением. Андрей Большой обвинял Ивана в том, что после смерти Дмитровского князя тот забрал все земли себе, ничего не дав братьям. Затем великий князь московский решил наказать Бориса Волоцкого за то, что тот посмел отъехать к своему брату. Андрей отказался его выдать. Братья решили искать поддержки в борьбе с Иваном у Казимира IV, но ничего не вышло. Только угроза нашествия ордынского хана заставила московского князя пойти на уступки, и братья примирились.

Фрагмент диорамы «Великое стояние на реке Угре». (regnum.ru)

Тем временем Ахмат решил воспользоваться сложившейся обстановкой и послал отряд на разведку правого берега Оки, а осенью уже собрал основные силы и выдвинулся к границам княжества. «Того же лета, злоименитый царь Ахмат… поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше». Прознав о походе татарского хана, боярская верхушка раскололась.

Самые зажиточные и властные бояре, которых возглавили Иван Ощера и Григорий Мамон, советовали Ивану III спасаться бегством, остальные же настаивали на необходимости борьбы с Ордой. Народ устал от гнета и требовал от князя решительных действий. Возможно, именно это стало ключевым фактором, подтолкнувшим Ивана III к наступлению. Великий князь московский стал стягивать свои силы к берегам Оки: своего брата Андрея Меньшого он послал в его вотчину, Тарусу, а сына Ивана Молодого — в Серпухов. Сам же Иван III встал с войсками у Коломны и стал ждать дальнейшего развития событий. В тот же день в Москву доставили чудотворную икону Владимирской Божией Матери, так как считалось, что именно она спасла Русь от войск Тамерлана в 1395 году.

А тем временем Ахмат беспрепятственно продвигался по территории Великого княжества Литовского к Воротынску. Там он должен был получить помощь от короля Казимира IV, но так и не дождался подкрепления. Иван III вступил в сговор с крымскими татарами, и они напали на Подолию, тем самым оттянув литовскую армию на себя. Оставшись без поддержки и зная, что на Оке его ждут русские войска, Ахмат решил зайти на русскую территорию через Угру — левый приток Оки. Когда Иван III узнал об этих планах, то тут же направил к Калуге своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого. Сам же великий князь 30 сентября направился из Коломны в Москву на совет с митрополитами и боярами. Те были единодушны: «Чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству». Тогда же Иван III получил и помощь от своих братьев, с которыми враждовал. Он послал Андрея Большого и Бориса Волоцкого с войсками к Оке. Со своим войском Иван III подошел к Кременцу, где остался стоять с небольшим отрядом, а основные силы направил к Угре. Русское войско растянулось по берегу реки на 60 верст.

«Стояние на Угре», миниатюра летописного свода. XVI век. (wikiwand.com)

Хан несколько раз принимал попытку форсировать Угру, но все они были остановлены. Тогда войска Ахмата отступили на две версты от Угры и встали в Лузе. Войска великого князя московского заняли оборонительную позицию на противоположном берегу реки. Началось «стояние на Угре». Несмотря на то, что периодически возникали перестрелки, никто из противников не решался на серьезную атаку. Начались переговоры. Хан Ахмат требовал, чтобы к нему на поклон пришел сам Иван III или его сын, кроме того, он настаивал на выплате дани за прошлые годы. Московский князь же отправил к хану сына боярина Ивана Товаркова с подарками.

Переговоры провалились, так как Иван III отказался выплачивать долг, в свою очередь Ахмат не принял подарки. Вероятно, московский князь пытался этими переговорами выиграть время. Во-первых, он ожидал, пока к нему подоспеют войска братьев. Во-вторых, войско хана было не готов к длительному стоянию, поскольку в качестве провианта они использовали овец, а большое количество лошадей и скота из-за длительного пребывания на одном месте опустошили все запасы корма в округе. Русское же войско снабжалось зерном и мукой из княжеских запасов. В-третьих, воспользовавшись отсутствием хана в Орде, Иван III решил направить туда небольшой, но боеспособный отряд. Князь полагал, раз хан увел с собой почти все войска и не оставил значительных резервов войск дома, то больших сил для операции не потребуется. Отряд возглавил князь Василий Ноздреватый, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге и при поддержке крымского царевича Нур-Девлета совершить опустошительную диверсию во владениях Ахмата.


Картина «Лагерь русского ополчения». (icvl.ru)

Наступление холодов и предстоящее замерзание реки вынудили московского князя изменить тактику. 28 октября он решил отвести войска к Кременцу и сосредоточить их у Боровска, где надеялся в благоприятной обстановке дать хану Ахмату решающий бой. Однако Ахмат прознал, что в глубоком тылу против него действует диверсионный отряд, который должен захватить и разграбить столицу Орды. Хан решил не идти за русскими войсками и поспешил домой. 11 ноября он отправился обратно в Орду, по пути разрушая и грабя литовские города в отместку Казимиру IV за неоказанную помощь. Со стороны выглядело довольно странным, что оба войска почти одновременно развернулись и ушли от Угры. На Руси это приписали чудесному заступничеству Божьей Матери, а Угру стали называть «поясом Богородицы».

Великий князь Иван III со всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело». Для московского князя такой исход «стояния» был вполне благоприятным. Он не понес значительных потерь и не должен был выплачивать дань и долги за предыдущие годы. «Стояние» положило конец монголо-татарскому игу и сделало Русское государство свободным. Совсем иначе эти события восприняли в Орде. Ахмат, сам инициировавший поход, в итоге вернулся домой ни с чем. Это было равносильно поражению. 6 января 1481 года хан был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака. Предполагается, что Ибак вступил в сговор с Иваном III. После смерти Ахмата в Большой Орде началась междоусобная война, которая привела к развалу государства.

После продолжительного стояния на берегах реки Угры татары, не дав боя, начали отступление. Бескровная победа была обеспечена дипломатическими и внутриполитическими успехами . Стояние на Угре положило конец татаро-монгольскому игу на Руси.

Вероятно, многим приходилось видеть игру в преферанс опытных картежников. Раздаются карты, идет заказ. Те двое, кто не играет, открывают карты и внимательно их изучают. Затем все соглашаются, что играющий, например, недоберет одну взятку, и записываются заработанные очки. Зачем играть, если и так все ясно?

Не удивляйтесь тому, что в нашей книге есть и эпизод, описанный в этой главе. Назовем его знаменитым несостоявшимся сражением. Окончательное освобождение Руси из-под монголо-татарского ига не было добыто в бою. Оно было зафиксировано в 1480 г. на реке Угре.

После Куликовской битвы возвышение Москвы уже проходило практически без остановок. Потомки Дмитрия Донского покоряли русские княжества, расширяли границы государства, выходили из-под власти Орды. В 1462 г. Московское княжество возглавил выдающийся русский государственный деятель Иван Васильевич. Именно его уже открыто стали называть «Государем всея Руси» и царем.

Иван III (1462–1505) еще при жизни отца – Василия Темного – был соправителем княжества, водил войска покорять мятежных князей, участвовал в принятии важных внутри– и внешнеполитических решений. Поэтому, придя к власти, он уже был опытным дипломатом и политиком. Иван III действовал сразу в нескольких направлениях, дабы добиться признания, уважения и единоличной власти над русскими землями.

В ходе долгой борьбы Иван покорил Нижний Новгород, Рязань и Тверь. Москве поклонился Псков и сам «Господин Великий Новгород». После двух «карательных» походов московских войск купеческая республика вошла в состав Московского государства со всей своей территорией.

Во второй половине XV в. территория Московии увеличилась в три раза. Земли ее простирались от р. Печоры и Северного Урала до устьев рек Невы и Нарвы, от Васильсурска на Волге до Любеча на Днепре.

Для укрепления международного авторитета Иван женился на племяннице бывшего византийского императора – Зое Палеолог (при замужестве она приняла имя Софья). Сама Москва была укреплена и украшена новыми архитектурными строениями, подчеркивавшими величие столицы. С определенного момента Иван работал над тем, чтобы выйти из-под власти татар.

На самом деле Орда переживала распад. Вместо одного государства образовалось несколько новых. Начиная с 1437 г., существовало три ханства: Крымское, Казанское и Астраханское. От Золотой Орды отделилось Сибирское царство на р. Иртыш.

Время от времени московские князья прекращали платить «выход». Так поступил и Иван Васильевич. Он ограничил свои выплаты хану лишь дарами. (Такие дары, кстати, преподносились ханам и в дальнейшем, чтобы предотвратить татарские набеги.) В 1472 г. хан Ахмед совершил набег на русские земли. Вскоре после этого Ивану удается воспользоваться междоусобицами в стане вековых угнетателей. Он привлекает на свою сторону крымского хана Менгли-гирея, ярого врага Ахмеда, и заключает с ним мир. От Крыма цепочка дружеских связей протянулась к Ногайской орде и Сибирскому ханству.

После похода московитов на Новгород Ахмед решил начать самые серьезные действия с целью ослабления Москвы. В Крыму при его поддержке происходит переворот, Менгли-гирей выслан. Устанавливаются союзнические связи с Литовским великим князем и еще более прочные – с польским королем Казимиром. Обоим правителям принадлежала часть русских земель, обоих беспокоило явное стремление Москвы восстановить Русь в границах едва ли не времен Владимира и Ярослава. Недаром и через несколько десятков лет литовский князь отказывался признавать за Московским государем право называть себя Государем всея Руси. Казимир обещал Ахмеду военную и материальную помощь, если тот решится воевать с Иваном.

В истории остался полулегендарный рассказ о том, как хан несколько раз присылал в Москву своих послов. Они якобы везли с собой изображение великого хана. Великие князья должны были кланяться этому изображению и выслушивать ханскую грамоту на коленях. Иван Васильевич уклонялся от этой постыдной обязанности, сказываясь больным. Наконец, когда Ахмед послал к нему послов с требованием дани, Иван разозлился, сломал изображение хана, истоптал его ногами и велел умертвить послов. Это, мол, и послужило главной причиной войны.

Ситуация же начала изменяться в положительном для Ивана III направлении. Менглигирей вернул себе ханство в Крыму, московский государь улучшил отношения со своими братьями, пообещав им прибавку к наследственным уделам, которыми они уже владели. Наконец, когда хан шел из волжских стран степью к берегам Оки, Иван III направил вниз по Волге на судах рать под командованием звенигородского воеводы Василия Ноздреватого и крымского царевича Нордоулата, брата Менглигирея. Они должны были совершить набег на Сарай, оставшийся практически без обороны.

С приближением татар в народе нарастала тревога. Не забыли москвичи опустошительных набегов Тохтамыша в 1382-м и Эдигея в 1402 г. Носились слухи о различных зловещих предзнаменованиях. То в Алексине звезды падали на землю и разбивались в искры, то в Москве колокола звонили сами собой. Иван Васильевич отправил навстречу татарам войско, которое возглавил его сын Иван, а сам оставался в Москве после этого еще шесть недель. Жену Софью государь послал в Дмитров, откуда она водным путем отправилась на Белоозеро, вместе с ней отбыла вся казна. Иван III самым очевидным образом не хотел открытого военного столкновения; эвакуация его семьи, собственное нахождение не в войсках вызывали все больше недовольства. Наоборот, расположила к себе народ мать Ивана Марфа, демонстративно не пожелавшая покинуть стольный град.

В конце концов князь оставил Москву и поехал к войску в Коломну. В это время его сын Иван стоял с войсками в Тарусе.

В лагере не было единого мнения насчет того, надо ли давать бой. Князь опять уехал в Москву. «Сам разгневал царя (имеется в виду Ахмед), не платил ему выходу, а теперь нас всех отдаешь царю и татарам». К Ивану Васильевичу обратилось и патриотически настроенное духовенство. Лидером этой партии был ростовский архиепископ Вассиан Рыло: «Если боишься, то передай своих воинов мне. Я хотя и стар, но не пощажу себя, не отвращу лица своего, когда придется стать против татар».

Однако Иван III продолжал гнуть свою линию. Этот правитель был расчетлив, хитер и спокоен. Представить себе его на Куликовом поле довольно сложно – слишком много жертв в своем же войске, слишком ничтожны конкретные результаты. Опасаясь народного восстания, Иван Васильевич перебрался в Красное Село недалеко от Москвы и отозвал из армии сына. Тот, накрученный агрессивно настроенными патриотами, отказался. По всей видимости, после этого Иван III понял, что ситуация может выйти из-под контроля. Как сказал по этому поводу историк Костомаров: «Время было роковое для самодержавных стремлений Ивана; он чувствовал, что народная воля способна еще проснуться и показать себя выше его воли. Опаснее было куда-нибудь бежать, чем отправиться на войну с татарами».

Тем временем хан Ахмед медленно шел по окраинам литовских земель, мимо Мценска, Любутска, Одоева и стал у Воротынска, ожидая помощи от Казимира. Но помощи он не дождался. Менгли-гирей напал на Подолье и тем самым отвлек силы союзников Ахмеда.

Продвигались и русские войска. По мнению военных историков, то, как Иван вел свои части, является примером прекрасной организации снабжения, обеспечения коммуникаций. Войска шли в полном составе, сытые, одетые и готовые к бою. Вероятно, изначально Иван находился со своей ратью в Коломне, поскольку Ахмед мог двинуться на Москву именно через нее. Поэтому же сын князя и стоял на Оке. Но Ахмед решил идти через литовские владения, поэтому оборона была перемещена на реку Угру, по которой проходил значительный отрезок границы Литвы с Московией.

Ахмед двинулся к Угре – к месту ее впадения в Оку около Калуги. Начались стычки с передовыми отрядами русских. Татары подошли к реке в начале октября. Бродов на Угре было предостаточно. Однако они или были неудобны для конницы (обрывистые берега), или открывались затем дорогами в лес. (А зачем коннице татар лес?) Кроме того, противоположный берег охраняли полки Ивана Ивановича и Андрея Меньшого. Основные же части стояли в Кременце, в 60 км от реки под командованием самого Ивана III. Князь специально не подводил их к реке, чтобы имелась возможность перехватить ордынское войско, если бы оно смогло все-таки переправиться – ведь отрезок границы по Угре в длину составлял около 100 км; где татары смогут пройти, было непонятно. Сам же Иван не спешил нападать. Он был на своей земле, приближались холода, войска могли понадобиться для войны с Литвой и ливонцами и после отхода Ахмеда.

Татары тем временем опасались переходить реку, видя, какие колоссальные силы теперь может собрать Москва. 8 октября они, правда, попытались переправиться в одном из немногих удобных мест с пологими берегами. Но с противоположного берега началась стрельба из луков и пушек, мертвые татары и лошади образовали плотину, ордынцы отступили. Затем была предпринята еще одна попытка – у Опкова городища, но и здесь оборонительные силы русских не дали противнику переправиться.

Между тем река начала замерзать. Морозы в тот год ударили исключительно рано. Уже 26 октября на Угре стал лед. Скоро река должна была превратиться в сплошной брод. Великий князь отошел от Кременца к Боровску, объявив, что здесь он намерен дать бой. Но сражение опять не состоялось. Измученный долгим стоянием и морозом, не дождавшись помощи, Ахмед отводил своих татар. До него дошло известие, что отряды русских разграбили Сарай.

Раздосадованный Ахмед шел по литовской земле и опустошал, разрушал все на своем пути. На Донце в январе 1481 г. Ахмед был атакован и убит ханом тюменской орды Иваком, который вскоре известил об этом своего союзника Ивана Васильевича, за что получил богатые дары.

Так закончилось владычество татар на Руси. Иван III покончил с монголо-татарским игом не решительным ударом, а всей двадцатилетней работой по укреплению страны, усилению своей власти. Сражение было не нужно.

Стояние на реке; Угре , Угорщина - военные действия в 1480 году между ханом Большой Орды Ахматом и великим князем московским Иваном III, вызванные отказом Москвы (1476) платить Орде ежегодную дань. Положило конец монголо-татарскому игу. Московское государство стало полностью независимым.

Начало военных действий

В 1472 году ордынский хан Ахмат с большим войском двинулся к русским границам. Но у Тарусы захватчики встретили многочисленную русскую рать. Все попытки монголов переправиться через Оку были отбиты. Ордынское войско сожгло город Алексин и уничтожило его население, однако поход окончился провалом. В 1476 году великий князь Иван III прекратил уплату дани хану Золотой Орды, а в 1480 году отказался признать зависимость Руси от неё.

Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымским Ханством, лишь в 1480 году начал активные действия. Ему удалось договориться с польско-литовским королём Казимиром IV о военной помощи. Западные границы Московского государства (Псковские земли) в начале 1480 года подверглись нападениям Ливонского ордена. Ливонский хронист сообщал, что магистр Бернд фон дер Борх:

В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис Волоцкий и Андрей Большой, недовольные усилением власти великого князя. Используя сложившуюся обстановку, Ахмат в июне 1480 года организовал разведку правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.

Боярская верхушка Московского государства раскололась на две группы: одна («сребролюбцев богатых и брюхатых») во главе с окольничим Иваном Ощерой и Григорием Мамоном советовала Ивану III спасаться бегством; другая отстаивала необходимость бороться с Ордой. Возможно, на поведение Ивана III повлияла позиция москвичей, которые требовали от великого князя решительных действий.

Иван III начал стягивать войска к берегам реки Оки. В том числе, он отправил своего брата Вологодского князя Андрея Меньшого в его вотчину - Тарусу, а сына Ивана Молодого в Серпухов. Сам великий князь прибыл 23 июня к Коломне, где и остановился в ожидании дальнейшего хода событий. В тот же день из Владимира в Москву была привезена чудотворная икона Владимирской Божьей Матери, с заступничеством которой связывали спасение Руси от войск Тамерлана в 1395 году.

Войска Ахмата беспрепятственно двигались по литовской территории и в сопровождении литовских проводников через Мценск, Одоев и Любутск к Воротынску. Здесь хан ожидал помощи от Казимира IV, но так её и не дождался. Крымские татары, союзники Ивана III, отвлекли литовские войска, напав на Подолию. Зная, что на Оке его ожидают русские полки, Ахмат решил, пройдя по литовским землям, вторгнуться на русскую территорию через реку Угру. Иван III, получив сведения о таких намерениях, направил своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого к Калуге и к берегу Угры.

Противостояние на Угре

30 сентября Иван III вернулся из Коломны в Москву «на совет и думу» с митрополитом и боярами. Великий князь получил единодушный ответ, «чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству» . В те же дни к Ивану III пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь пожаловал братьям прощение и повелел им двигаться со своими полками к Оке. 3 октября Иван III оставил Москву и направился к городу Кременец (сейчас село Кременское Медынского района), где остался с небольшим отрядом, а остальные войска отправил к берегу реки Угры.

Чтобы исключить нападение с тыла, татары разорили район верховья р. Оки на протяжении 100 км, населенный русскими, захватив города: Мценск, Одоев, Перемышль, Старый Воротынск, Новый Воротынск, Старый Залидов, Новый Залидов, Опаков, Мещевск, Серенск, Козельск. Не удалась попытка хана Ахмата форсировать р. Угру в районе Опакова городища, она также была отбита.

Тем временем 8 октября Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого.

Указанное историческое событие происходило в районе пятикилометрового участка реки Угры вверх от устья её до впадения в неё р. Росвянки. Несколько дней продолжались попытки ордынцев переправиться, пресекаемые огнем русской артиллерии; попытки не принесли ордынцам желаемого успеха; они отступили на две версты от р. Угры и встали в Лузе. Войска Ивана III заняли оборонитель­ные позиции на противоположном берегу реки. Началось знаменитое «стояние на Угре». Периодически вспыхивали перестрелки, но на серьёзную атаку ни одна из сторон не решалась.

В таком положении начались переговоры. Ахмат потребовал, чтобы к нему с изъявлением покорности явился сам великий князь, или его сын, или по крайней мере его брат, а также чтобы русские выплатили дань, которую задолжали за семь лет. В качестве посольства Иван III отправил боярского сына Товаркова Ивана Фёдоровича сотоварищи с подарками. Требования дани были отклоне­ны, подарки не приняты, переговоры прервались. Вполне возможно, что Иван пошёл на них, стремясь выиграть время, поскольку ситуация медленно менялась в его пользу:

  • На подходе были силы Андрея Большого и Бориса Волоцкого.
  • Крымский хан Менгли I Гирей, выполняя своё обещание, напал на Подолию - южные земли Великого княжества Литовского, и Ахмат уже не мог рассчитывать на помощь своего союзника - Литвы.
  • Татарское войско - преимущественно конница, кроме того татары в качестве провианта использовали в основном овец, стада которых следовали за войском. Большое количество лошадей и скота в течение длительного стояния на одном месте опустошили все запасы корма в окру́ге, и войско начинало испытывать острый недостаток в фураже. Русское войско (преимущественно, пехота) снабжалось мукой и зерном из великокняжеских житниц.
  • В татарском войске началась и стала набирать силу эпидемия повальной болезни (по описанным в летописях признакам, предположительно дизентерии). Русское войско эпидемия не затронула.
  • «Ничейный» исход противостояния вполне устраивал Ивана, в то время как для Ахмата - инициатора военных действий такой исход был равносилен поражению.

В эти же дни, 15-20 октября Ивану III пришло пламенное послание архиепископа Ростовского Вассиана Ры­ло, в котором он призывал последовать примеру прежде бывших князей:

Окончание противостояния

Узнав, что Ахмат, стремясь добиться численного преимущества, максимально мобилизовал Большую Орду, так что на её территории не оставалось значительных резервов войск, Иван выделил небольшой, но очень боеспособный отряд, под командованием звенигородского воеводы, князя Василия Ноздреватого, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге до её низовий и совершить опустошительную диверсию во владениях Ахмата. В этой экспедиции принимал участие и крымский царевич Нордоулат со своими нукерами.

28 октября 1480 года Иван III решил отводить войска к Кременцу и далее сосредоточиться к Боровску, чтобы там в благоприятной обстановке дать сражение, если ордынцы форсируют реку. Ахмат, узнав, что в его глубоком тылу действует диверсионный отряд князя Ноздреватого и крымского царевича Нордоулата, намеревающийся захватить и разграбить столицу Орды, а также испытывая недостаток продовольствия, не решился преследовать русские войска и в конце октября - первых числах ноября также начал отводить свои войска. 11 ноября Ахмат принял решение отправиться назад в Орду, разграбив на обратном пути принадлежавший Литве Козельск.

Для тех, кто наблюдал со стороны за тем, как обе армии почти одновременно (в течение двух дней) повернули вспять, не доведя дело до сражения, это событие казалось либо странным, мистическим, либо получало упрощённое объяснение: противники испугались друг друга, струсили принять сражение. Современники приписывали это чудесному заступничеству Богородицы, которая спасла русскую землю от разорения. Видимо поэтому Угру стали называть «поясом Богородицы». Иван III с сыном и всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело» .

Иначе были восприняты результаты «стояния» в Орде. 6 января 1481 года Ахмат был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака на степную ставку, в которую Ахмат удалился из Сарая, вероятно, опасаясь покушений. В Большой Орде началась междоусобица.

Итоги

В Стоянии на Угре русское войско применило новые тактические и стратегические приёмы:

  • предотвращёны попытки ордынцев форсировать реку в значительной мере с помощью огнестрельного оружия и артиллерии;
  • согласованные действия с союзником Менгли I Гиреем, отвлекшие от столкновения военные силы Казимира IV;
  • отправка Иваном III в Большую Орду по Волге войска для разорения беззащитной ханской столицы, что было новой военно-тактической уловкой и застало ордынцев врасплох;
  • удавшаяся попытка Ивана III избежать военного столкновения, в котором не было ни военной, ни политической необходимости - Орда была сильно ослаблена, её дни как государства были сочтены.

«Стояние» положило конец монголо-татарскому игу. Московское государство стало суверенным не только фактически, но и формально. Дипломатические усилия Ивана III пред­отвратили вступление в войну Польши и Литвы. Свою лепту в спасение Руси внесли и псковичи, к осени остановившие немецкое наступление.
В 1502 году, когда Иван III из дипломатических соображений льстиво признал себя холопом хана Большой Орды, её ослабленное войско было разгромлено ханом Крыма Менгли I Гиреем, а сама Орда прекратила своё существование.

Память

Во время празднования 500-летия стояния на реке Угре в 1980 году на берегу легендарной реки был открыт памятник в честь знаменательного события российской истории, произошедшего в 1480 году в пределах Калужского края.

15 вопросов о татаро-монгольском иге • Arzamas

История, Антропология

Что значит «иго»? Кем были друг другу татары и монголы? Почему Орда «золотая»? Правда ли, что татары притащили на Русь мат? Все русские — потомки татаро-монголов? А может, ига вообще не было?

Автор Владимир Рудаков

1. Татаро-монгольское иго — это миф или правда?

Баскаки. Картина Сергея Иванова. 1909 год Музей Москвы

Да, иго — это правда. Действительно, в результате нашествия Батыя и действий монгольской администрации русские княжества стали зависеть от власти ханов Монгольской империи, а после ее распада — от того государственного образо­ва­­ния, которое мы привыкли называть Золотой Ордой. Этот период растя­нул­ся почти на два с половиной века — с 1240-х до 1470-х годов. Форм зависи­мости Руси от Орды было несколько: ордынские ханы выдавали русским князьям «ярлыки» на княжение (фактически утверждая их права на их же собственные территории), систематически собирали дань с русских земель (так называемый ордынский выход), отправляли на Русь особых чиновников, баскаков, и прив­ле­кали русские войска к участию в военных походах монголо-татар.

2. Что такое иго? И откуда взялось это слово?

Римляне под игом. Картина Марка Габриэля Шарля Глейра. 1858 год Musée cantonal des Beaux-Arts de Lausanne

Слово «иго» произошло от латинского jugum, изначально означавшего «ярмо», «хомут», «парная упряжь волов», а потом — «рабство». Дело в том, что игом называлась символическая арка, которая образовывалась двумя воткнутыми в землю копьями и еще одним копьем, положенным на них сверху: получив­шаяся арка как раз и формировала своеобразное ярмо. Под этой аркой (игом) римляне заставляли проходить побежденные войска в знак их покорности.

Впрочем, русские современники «ига» не называли так свои отношения с Ордой: они предпочитали писать о «пленении» и «рабстве». При этом слово «иго» им было известно: например, существовало выражение «иго Христово» — то есть монашеский постриг. 

Представления о том, что Русская земля была «пленена» и «порабощена» ино­земными завоевателями, начали формироваться в первые десятилетия после нашествия Батыя. Конечно, речь не шла об аналогиях с тем классическим рабством, которое существовало в Древнем Риме. Произошедшее осмысли­ва­лось в духе того времени и культуры — с помощью библейских сюжетов и об­ра­зов, заимствованных из пророческих книг. В основе таких представлений лежала «вера в то, что гнев Господень есть свидетельство избранничества наказанного народа, заботы Бога о его конечном спасении»  А. В. Лаушкин. К истории возникновения ранних проложных Сказаний о Михаиле Черниговском // Вестник МГУ. Серия 8. История. № 6. 1999.. Среди прочего эта забота проявлялась в том, что согрешившие народы оказывались «подъ ярмомъ работы»  В. М. Истрин. Откровение Мефодия Патарского и апокрифические видения Дани­ила в византийской и славяно-русской лите­ратуре. Исследования и тексты. М., 1897., то есть под ярмом рабства. В этих условиях избавить от кары Господней могут лишь смирение и вера. Книжники, например Сера­пион Владимирский, проводили четкую аналогию между «вавилонским пленением» иудеев и «ордынским пленением» Руси. Отсюда и своеобразная «идеология спасения», заимствованная из Книги пророка Иеремии: «Народ же, который подклонит выю свою под ярмо царя Вавилонского и станет служить ему, Я оставлю на земле своей… ...Подклоните выю свою под ярмо царя Вавилонского и служите ему и народу его, и будете живы»  Иеремия 27:11, 27:12..

Впервые понятие «иго» было использовано, когда зависимость от Орды уже становилась историей: в 1479 году его употребил иностранец, польский хронист Ян Длугош. Описывая в своих «Хрониках славного королевства Польши» правление Ивана III, Длугош применительно к власти татар исполь­зо­вал словосочетания «иго варваров» и «иго рабства» (jugum barbarum, jugum servitutis). Это была латинская калька с русского слова «рабство», которое у Длугоша уже не несло каких-либо библейских коннотаций и использовалось им как синоним политической зависимости Руси.

В русской письменности понятие «татарское иго» было впервые использовано в «Синопсисе» Иннокентия Гизеля (первое издание — Киев, 1674 год). Эта светская учебная книга по отечественной истории пользовалась большой популярностью в России, и именно оттуда «иго» перекочевало в «Историю государства Российского» Николая Карамзина. «Последний летописец»  «Последний летописец, или Две жизни Николая Карамзина» — название книги историка Натана Эйдельмана. также использовал этот термин исключительно в светском смысле: для него «свержение ига» и «конец рабства» — синонимы «свободы отечества». «Нако­нец мы видим пред собою цель долговременных усилий Москвы: сверже­ние ига, свободу отечества», — через запятую перечислял он в «Истории...». И хотя для него «иго» было скорее художественным эпитетом, а не строгим научным термином, именно с «Истории государства Российского» оно прочно вошло в отечественный исторический лексикон. 

Причина его популярности в том, что уже с конца XVIII века формирующееся русское национальное самосознание требовало ответов на неудобные вопросы, почему Россия не Европа и что стало причиной ее отставания в развитии. Концепция «ига» — столетнего рабства, навязанного извне, — позволяла отве­чать на них с наименьшими «имиджевыми» издержками, а также не только объяснить отставание Руси, но и найти дополнительные мотивы для нацио­нальной гордости. Лучше всех это сформулировал Пушкин: «России определе­но было высокое предназначение… Ее необозримые равнины погло­тили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осме­лились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвра­тились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией»  Из статьи «О ничтожестве литературы русской». .

В ХХ веке этот дискурс активно поддержал Иосиф Сталин, который собствен­норучно вписал слово «иго» в текст первого советского школьного учебника по истории под редакцией профессора Шестакова. С легкой руки вождя исто­рикам было предписано ссылаться на положения работы Карла Маркса «Разоблачение дипломатической истории XVIII века». В ней Маркс прямо писал: «Татарское иго… не только подавляло, но оскорбляло и иссушало самую душу народа, ставшего его жертвой». 

И хотя для большинства сегодняшних исследователей очевидно, что «иго» (так же как и «рабство» в чистом виде) не самое удачное определение для русско-ордынских отношений второй половины XIII — XV века, термином продолжают пользоваться. В том числе в силу сложившейся традиции, сформировавшейся под влиянием древнерусского книжного восприятия, риторической экспрессии Карамзина, патриотического пафоса Пушкина, историософского преувеличения Маркса и настойчивого желания Сталина внедрить в массы понравившуюся ему историческую терминологию.

3. Почему иго татаро-монгольское? Татары и монголы были одним народом?

Монгольские всадники преследуют врагов. Иллюстрация из «Джами ат-таварих» Рашида ад-Дина. Тебриз, первая четверть XIV века Staatsbibliothek Berlin

Татарами пришедшие на Русь завоеватели точно не были. Настоящие татары кочевали к юго-востоку от Байкала вдоль северной границы Китая, охраняя подходы к Великой Китайской стене от набегов кочевников, в том числе мон­голов. Слово «татары» в средневековой китайской историографии соответство­вало европейскому понятию «варвары». Как и варвары (в переводе с древнегре­ческого βάρβαρος — «негреческий, иноземный») в глазах гордых греков и рим­лян, так и татары в глазах просвещенных китайцев выглядели полными дика­рями. К тому же они говорили на непонятном наречии, слова которого звучали для образованного уха полной абракадаброй — «бар-бар» (лат. barbarus в рус­ский язык перешло как «варвары») или «тар-тар». 

Не сильно утруждая себя этнографическими изысканиями, китайцы распрос­тра­нили этноним «татары» и на другие племена, обитавшие к северу от соб­ственно татар, в том числе и на монголов (кстати, по тому же пути в свое время пошли и римляне, обозвав многочисленные народы, жившие за пределами Римской империи). 

Собственно татары никогда не были союзниками монголов и никогда не учас­твовали в их завоевательных походах, а наоборот, постоянно враждовали с ними. Отец Чингисхана Есугей во второй половине XII века нанес татарам крупное пора­жение, за что через несколько лет они его отравили. Чингисхан, придя к власти в Монголии, жестоко отомстил за смерть отца, устроив кровавую резню. Результаты ее известны из «Тайной истории монголов»: монголы вырезали всех, кто был ростом выше тележной оси. 

В результате в самом начале XIII века татары практически перестали существо­вать не только как военная сила, но и как этнос. Однако их имя в китайских исторических сочинениях того времени продолжало применяться по отноше­нию к монголам. Оно-то и было принесено в Европу купеческими караванами задолго до появления здесь войск под руководством хана Бату, как называли Батыя соотечественники. Получается, что именно благодаря китайцам мы до сих пор употребляем этноним «татары».

Сами же подданные Чингисхана называли себя монголами, а свое государ­ство — монгольским  В Европе об этом узнали достаточно рано: посетивший в середине XIII века ставку великого хана Гильом Рубрук в отчете о своем путешествии специально отмечал, что известные в европейских столицах под именем татар народы сами себя всегда называют монголами. Побывавший здесь несколькими годами позже другой европейский путешественник, Джованни Плано Карпини, и вовсе назвал свои записки «Историей монголов, именуемых нами татарами». . 

Родиной монголов, судя по всему, было среднее течение реки Аргуни (в вер­ховьях она известна как Хайлар, течет в Китае и на границе России и Китая, сливаясь с Шилкой, образует реку Амур). К началу XIII века выходец из пле­мени монголов Темуджин смог объединить монгольские племена. Впослед­ствии он получил титул Чингисхана и стал основателем Монгольской империи.

Сращивание этих двух этнонимов в понятие «монголо-татары» / «татаро-монголы» наблюдалось еще в средневековой китайской историографии и официальных текстах начиная с эпохи династии Сун (960–1279), когда постепенно установилась традиция именовать монголов («мэнъу») и все прочие монголоязычные племена татарами («да-да») либо монголо-татарами («мэн-да»).

Возникновение в русском языке конструкции «монголо-татары» связывают с именем учителя географии Первой Санкт-Петербургской гимназии Петра Наумова, который впервые использовал это словосочетание в своем учебнике, вышедшем в 1823 году. Так ученые первой половины XIX века стремились ликвидировать несоответствие между самоназванием завоевателей («монго­лы») и постоянно встречающимся в средневековых источниках их наименова­нием («татары»). Термин прочно укоренился в науке и употребляется многими учеными до сегодняшнего дня. Причина вполне понятна: XX век, одновремен­но соединивший в себе и идеи толерантности, и бурный рост националисти­чес­ких настроений, уже не смог отказаться от термина, который, будучи исторически неточным, позволял тем не менее (и вполне справедливо, между прочим!) не соотносить современных татар и монголов с теми завоевателями, что смерчем пронеслись по Руси в 30–40-е годы XIII столетия.

Что касается современных татар, то они не имеют никакого отношения к «тата­рам», упоминаемым в средневековых текстах. Просто в какой-то момент наиме­нование завоевателей перешло на завоеванные ими тюркские племена (половцев, волжских булгар и др.), заселявшие степные районы Южной Руси, Поволжье, Крымский полуостров, ряд других территорий.

4. Что означает «орда», это вообще где и почему она «золотая»? 

 В Золотой Орде. Акварель Алексея Максимова. 1907 год © РИА «Новости»

Изначально золотая орда — это название парадного ханского шатра, а в пере­носном значении — ставки хана  Ставка — место расположения высшего военного начальства во время войны.. В качестве названия государства, которое сами монголы называли Улус Джучи, в русских источниках «Златая Орда» появляется поздно, когда само это государство уже стало частью истории. Впервые мы встречаем это словосочетание во второй половине XVI века в «Казанской истории», посвященной покорению Казанского ханства Иваном Грозным. Определение «златая» подчеркивало высокий статус Орды, а значит, повышало значимость победы над ней. До этого русские называли Улус Джучи, который до 1266 года был частью единой Монгольской империи, просто Ордой либо собирательно — татарами. 

5. Чингисхан, Мамай, Батый — кто все эти люди?

Чингисхан. Неизвестный художник. XIV век 國立故宮博物院 (Музей императорского дворца в Тайбэе)

Чингисхан (Темуджин) — основатель и первый великий хан («каан») Монголь­ской империи, самой большой континентальной империи в истории. Именно он начал завоевания, захватив Китай, Среднюю Азию, Кавказ и дав наставление потомкам («чингизидам») продолжить походы в направлении Европы. Столица империи Чингисхана — город Каракорум (центральная часть нынешней Монголии). 

Батый на троне Золотой Орды. Миниатюра из персидской рукописи «Ğāmi al-tavārīḫ. Rašīd al-Dīn Fazl-ullāh Hamadānī». 1430–1434 годы Bibliothèque nationale de France

Хан Батый (Бату-хан) — его внук, сын Джучи, старшего сына Чингисхана. В отличие от деда, правившего всей империей, Батый был правителем лишь доставшейся в наследство от отца ее западной части — так называемого Улуса Джучи (слово «улус» в монгольском и тюркском в основном обозначает такие понятия, как «народ» или «государство»). Именно Батый возглавил Западный поход монголов, частью которого стало завоевание русских земель. Покорив Русь, армия Батыя двинулась дальше на запад, дойдя до побережья Адриати­ческого моря, а потом вернулась в степи. Ставка Батыя — Сарай-Бату — распо­лагалась в нижнем течении Волги (недалеко от современной Астрахани).

Хан Мамай. Картина Ильи Глазунова из цикла «Поле Куликово». 1980 год © Илья Глазунов / Московская государственная картинная галерея
народного художника СССР Ильи Глазунова

Мамай никакого отношения к династии Чингизидов не имел. Он был бекляри­бе­ком — по сути, вторым лицом в административной системе Золотой Орды после хана, однако, не будучи Чингизидом, никаких прав на престол не имел. При этом в 1360–1370-е годы в условиях ослабления ханской власти именно Мамай стал фактическим правителем Улуса Джучи. Узурпировав власть, он менял ханов по своему усмотрению. Период правления Мамая на Руси называли «Великой замятней» (то есть смутой). В это время ханы менялись с калейдоскопической быстротой. Именно Мамай возглавил поход на великого князя Московского Дмитрия Ивановича в 1380 году. Дмитрий разбил войска Мамая на Куликовом поле и впоследствии получил прозвище Донской. Это было первое с момента нашествия Батыя крупное полевое сражение русских князей с татарами. Поражение Мамая создало условия для укрепления в Орде власти законного Чингизида — хана Тохтамыша, по приказу которого Мамай был убит. В 1382 году Тохтамыш пошел походом на Дмитрия Донского, требуя от Москвы выплатить накопившиеся к тому времени недоимки. Дмитрий не смог выступить «против самого царя» (так называли ордынских ханов на Руси) и бежал в Кострому. Тохтамыш сжег Москву, после чего Дмитрий Иванович все-таки вынужден был вернуть Орде долг и в дальнейшем аккуратно платить дань. Однако именно тогда возникла надежда на то, что рано или поздно власть Орды падет: в завещании Дмитрия Донского есть очень характерное распоряжение на случай, если ситуация изменится: «А переменит Бог Орду…»

6. Почему русские были слабее татаро-монголов? Их было меньше или что? Оружие хуже было?

Осада Рязани. Копия Андрея Миронова с картины Ефима Дешалыта. 2018 год © Андрей Миронов / CC BY-SA 4.0

Если говорить об эпохе нашествия Батыя, то русские княжества, конечно, были заведомо слабее. На Европу неслась армада, которую книжники, прибегая к библейским цитатам, сравнивали с саранчой. Страх охватил всю Европу — вплоть до побережья Атлантики и Британских островов.

Численно монгольское войско существенно превосходило силы, которые могли бы быть выставлены русскими князьями (да и европейскими монархами тоже). Причем как по отдельности (а в реальности никакого объединения русских князей перед общей угрозой не было и в помине), так и совокупно (если бы вдруг такое объединение все-таки произошло). Оценки историков разнятся лишь в определении суммарной численности монгольского войска, пришедшего на русские земли. Владимир Кучкин приводит цифры от 37,5 до 75 тысяч, Роман Храпачевский — около 100 тысяч, Вадим Каргалов — от 120 до 135 тысяч, а археолог Анатолий Кирпичников говорит о 100–150 ты­ся­чах. Численность же дружин отдельных княжеств колебалась, вероятно, в пределах нескольких тысяч человек, что было просто несопоставимой величиной.

Кроме того, тактические приемы ведения боя, апробированные армией Батыя во время завоевания Средней Азии, превосходили приемы боя, используемые в тот период европейскими армиями. Это показали все без исключения сражения и осады, которые вели монголы во время своего Западного похода.

7. Правда ли, что татаро-монголы принесли на Русь мат? 

Берестяная грамота № 955. 1140‒1160-е годы Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Нет, это заблуждение, которое возникло сравнительно недавно — судя по всему, уже в ХХ веке. В реальности те слова, которые мы называем «матер­ными», в большинстве своем отечественного производства. Свидетельства этому мы находим в древнерусских текстах, составленных в домонгольский период. В частности, речь идет о берестяных грамотах, отразивших разговор­ный язык той эпохи. Очень показательна в этом смысле грамота № 955 второй половины XII века из Троицкого раскопа в Новгороде, представляющая собой письмо одной женщины своей приятельнице. Вот адаптированный перевод на современный русский: «От Милуши к Марене. Большой Косе — пойти бы ей замуж за Сновида. Маренка! Пусть же напьется рождающее лоно!» (Букваль­но — «пей, vulva!».) Как показал в свое время академик Андрей Зализняк, последняя фраза, выходящая за рамки «нормативной» лексики, — готовое речение, бытовавшее в эротическом фольклоре. «Она явно связана со „срам­ными“ песнями, составляющими важную часть народного свадебного ритуала, исконная функция которых состоит в том, чтобы магическим путем способ­ствовать плодородию, продолжению рода. В данном случае никакой бранной окраски „заветная“ лексика не имеет: она выступает в рамках своей исконной сферы, где она еще отчетливо сохраняет свой первоначальный сакральный и ритуальный характер»  А. А. Зализняк, В. Л. Янин. Берестяные грамоты из новгородских раскопок 2005 года // Вопросы языкознания. № 3. М., 2006. .

Берестяная грамота № 35. 1140‒1160-е годы Новгородский государственный объединенный музей-заповедник

Совершенно иной смысл имеет выражение из грамоты № 35, датируемой примерно тем же периодом (не ранее 1140-х годов) и найденной в Старой Руссе. Автор текста в язвительной форме отвечает своему адресату, не стесня­ясь в выражениях, смысл которых можно передать так: «Не оригинальничай!» («Веди себя как все») или даже «Не умничай!» (в оригинале: «Якове, брате, еби лежа, ебехото аесово», где слово «ебехота» выступает в значении «похотли­вый», а «аѥсова», по-видимому, являет собой сложносоставное слово из «аѥ» — «яйцо» — и «совати»).

аудио!

 

Откуда взялся мат?

Почему русские ругаются по матери, каково происхождение самых запрещенных русских корней и как мат расцвел в XX веке

Про «блѩдьскоѥ несториево раздѣлѥниѥ» (в данном случае всего лишь в зна­че­нии «еретическое») сообщает датируемая тем же XII веком Ефремовская кормчая  Кормчая — сборник церковных и светских правил. Ефремовская кормчая XII века названа так по имени переписчика Ефрема, жившего в Новгороде. применительно к ереси несториан. 

Из этого следует, что никакого отношения татаро-монголы к русскому мату не имели. Кроме того, раньше многие из ныне «матерных» слов не считались табуированной лексикой. По крайней мере, в произведениях средневековой книжности, в том числе и церковной, мы иногда можем встретить такие слова и выражения, которые в нынешней литературе увидишь разве что под маркировкой «18+».

инструкция

 

Как писать на бересте

Как подготовить письменные принадлежности и написать письмо на Руси с XI до середины XV века

8. Правда ли, что многие русские князья находились на службе у Орды? Они были предателями?

Князь Михаил Черниговский перед ставкой Батыя. Картина Василия Смирнова. 1883 годГосударственная Третьяковская галерея

Да, это правда: они находились на службе и были «служебниками» хана. Были ли они при этом предателями — вопрос гораздо более сложный. Ответ на него можно разделить на две части. Часть первая: воспринимались ли они в качестве предателей своими современниками? Часть вторая: корректно ли оценивать их поступки, исходя из системы ценностей нашего времени? 

На первую часть вопроса ответим отрицательно: сама по себе служба хану, судя по всему, предательством не считалась. О князьях, возвращавшихся от хана, русские летописи гордо писали, что те вернулись, будучи принятыми в Орде «с честью». Среди ханских «служебников» были и князья, позднее канонизи­рованные Русской церковью (например, святой благоверный князь Александр Ярославич, прозванный Невским). По крайней мере, источники, в которых такая служба осуждалась, до нас не дошли. Возможно, они просто не сохрани­лись, возможно, осуждающие нотки по тем или иным причинам (прежде всего, в результате самоцензуры книжников) не попадали на страницы летописей и житий. Тем не менее историк может строить свои предположения только на основе исторических источников, а источники об этом молчат.

На вторую часть вопроса разные историки отвечают по-разному. Есть и такие, которые пишут целые книги об «истории предательства». К счастью, «предате­ле­ведов» не так много. Все-таки история — это не военный трибунал: ее задача не осудить или восславить прошлое, а понять его, разобраться во внутренней логике поступков людей далеких эпох, реконструировать их мотивы и то, как оценивались их действия на протяжении веков — и современниками, и потом­ками. В то время, о котором идет речь, не было понятий «государство», «нация», поэтому предать можно было только православие, перейдя в другую веру. Такие случаи были, и они осуждались, в том числе и книжниками. Но служба князей ханам не была связана с вероотступничеством. А значит, судя по всему, не попадала под тогдашние представления о предательстве. 

9. Почему Куликовская битва такая важная, если иго не закончилось? 

Поединок Пересвета с Челубеем (Поединок на Куликовом поле). Картина Михаила Авилова. 1943 год © Михаил Авилов / Государственный Русский музей

Само количество дошедших до нас источников, повествующих о Куликовской битве, свидетельствует о том, что уже современники понимали: это событие огромной важности, первое серьезное столкновение русских князей с правите­лем Орды, закончившееся полной победой русских. Конечно, средневековые люди видели в этом промысел Божий: «даровал Господь победу», писали они.

С точки зрения изменения реальных военных и политических раскладов Куликовская битва, конечно, не стала финальной точкой борьбы Москвы с Ордой. Скорее наоборот: она стала отправной точкой в этой борьбе, потому что до Дмитрия Донского за полтора с лишним столетия были стихийные выступления против татар, но княжеская власть от них старалась дистанциро­ваться. А тут все наоборот: московский князь возглавил поход!

Да, спустя два года, в 1382 году, Москва подвергается разорению хана Тохтамы­ша. Да, зависимость просуществовала еще столетие. Но даже сто лет спустя Куликовская битва продолжала оказывать важное моральное воздействие на русских — это был прецедент, к которому постоянно обращались. Вот и во время стояния на Угре в 1480 году, когда Иван III колебался, взвешивая, стоит ли ему ввязываться в сражение с «самим царем» (а хан Ахмат, в отличие от Мамая, был легитимным Чингизидом!) или все-таки дешевле будет от него откупиться, великокняжеский духовник, ростовский архиепископ Вассиан Рыло пишет князю знаменитое «Послание на Угру». В нем он, ссылаясь на авто­ритет Дмитрия Донского, говорит о том, что раз Дмитрий не дрогнул и пошел в бой, значит и ты, Иван, должен действовать подобным образом. Потому что именно в этом состоит миссия великого князя — быть пастырем для своих подданных, не давать в обиду своих «духовных овец», противостоять «мысленному волку» Ахмату, который идет войной на православную Русь.

Конечно, событие такого масштаба, как Куликовская битва, не могло не об­расти разного рода легендами и преданиями — это закон исторической памяти. Не все сведения, которые дошли до нас, поддаются проверке  Это, прежде всего, относится к сведениям, которые сохранились в самом популярном, но при этом самом позднем произведении о событиях 1380 года — «Сказании о Мамае­вом побоище». Оно было написано спустя полтора-два столетия после Куликовской битвы. И многое, о чем оно рассказывает, другими источниками не подтверждается..

Это касается и засадного полка  Сюжет таков: в начале битвы часть русских воинов во главе с Серпуховским князем Владимиром Андреевичем и воеводой Дмитрием Михайловичем Боброком укрылись в дубовой роще. Видя, что русские гибнут под ударами татар, князь то и дело предла­гал Боброку выступить, но воевода отвечал, что «время еще не приспело». В нужный момент полк выскочил на татар, и это решило исход битвы. , и знаменитого поединка русского воина Пересвета и татарина Челубея, и целого ряда других подробностей битвы. Поэтому трудно сказать, был ли этот поединок на самом деле. Могло ли теоре­тически состояться сражение двух воинов перед битвой? Наверное, могло, хотя традиции такой, судя по всему, не существовало. Могло это быть только преда­нием, позднейшим домыслом? Тоже могло.

Что касается самих действующих лиц — Пересвета и Челубея, то возникнове­ние их «тандема» — это финальная точка длительной эволюции сюжета. Имя Пересвет фигурирует уже в самых ранних памятниках, посвященных Куликов­ский битве: «Задонщине» и так называемой «Краткой летописной повести», где в числе убитых упоминается воин Александр Пересвет. Но просто как участник битвы. Именно о поединке между русским богатырем и татарским впервые говорилось в «Сказании о Мамаевом побоище»: в этом произведении на бой с безымянным «печенегом» (так в «Сказании...» назван соперник русского воина) как раз и выходит присланный преподобным Сергием инок Пересвет. В поздних редакциях «Сказания...» у татарского богатыря все-таки появляется имя, но его называют Темир-Мурза, а вовсе не Челубей. Имя же Челубей впер­вые возникает в уже упомянутом «Синопсисе», в его третьей по счету редак­ции, 1680 года, то есть спустя 300 лет после самой битвы. На протяжении конца XVII — XVIII века «Синопсис» был самой популярной исторической книгой — не случайно рассказ о поединке Пересвета и Челубея стал общим местом в нашей национальной памяти о Куликовской битве.

10. Что такое «стояние на реке Угре»? И если там просто стояли, то почему это победа?

Стояние на Угре. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век Российская национальная библиотека

Осенью 1480 года по обе стороны реки Угры сошлись два войска — русское и ордынское. В течение месяца татары не решались перейти Угру и дать бой русским, после чего отошли обратно. Это было воспринято как победа. В сов­ременном русском общественном сознании стояние на Угре — финальная точка в истории, начавшейся в 1237–1238 годах: как писал Николай Карамзин, «здесь конец нашему рабству». Скорее всего, он написал так потому, что в 1480-м одна победа все-таки произошла: это была победа правителя Москов­ского государства над страхом перед Ордой, победа над теми людьми в окру­жении Ивана III, которые подталкивали его «не обострять», «договориться», «оставить все как есть», «не идти против самого царя». Иван колебался, но в ито­ге сделал свой выбор. Кто сказал, что свои самые главные победы мы одерживаем только на поле боя? Есть такие победы, которые мы одержи­ваем в борьбе с самими собой — со своими страхами и комплексами. Значение этих побед подчас не менее важно, чем значение ратных подвигов.

11. Иго закончилось в 1480 году — что, прямо так одномоментно, раз, и все?

Иван III разрывает ханскую грамоту. Картина Николая Шустова. 1862 год Сумський художній музей імені Никанора Онацького

В реальности иго исчезало постепенно. Представление о том, что оно уже пало, возникло еще до стояния на Угре. По крайней мере, польский хронист Ян Длугош в 1479 году так и написал: великий князь Московский сбросил варварское иго, иго рабства, которое долгие годы давило Московское государ­ство. Такая оценка была связана с событиями 1471 года. Хан Ахмат в ответ на притязания польской стороны, которая имела своих сторонников в Великом Новгороде, принял решение о передаче новгородских земель под власть поль­ского короля Казимира IV. Иван, возможно, даже не зная о принятом ханом решении, снаря­дил поход на Новгород, который считал вотчиной московских князей, и в битве на реке Шелони летом 1471 года разбил новгородское войско, заставив новго­род­цев признать его власть. Тем самым он нарушил ханскую волю, и за это должно было последовать наказание. В 1472 году Ахмат снарядил войско, дошел до Алексина, сжег его, но переправляться на другую («москов­скую») сторону реки не решился и в итоге отступил. С этого момента Иван III перестал выплачивать дань в Орду. Так продолжалось до 1480 года, когда Ахмат решил наказать Москву и восстановить свою власть над ней. Это, как мы знаем, ему не удалось. Спустя год он был убит. Сил на восстановление былого статус-кво у Большой Орды (так назывался один из осколков Улуса Джучи, которым правил хан Ахмат) уже не было. В начале XV века она распа­лась, а ее части со временем вошли в состав России (первым — Казанское ханство в 1552 году, последним — Крымское ханство в 1783-м). Тем не менее в русской историчес­кой памяти «конец рабства» принято датировать 1480 годом, и с этим ничего не поделаешь. И, наверное, ничего делать и не надо.

12. Все русские — потомки татаро-монголов?

Типажи России: сибирская татарка и пара калмыцких монголов. Иллюстрация из журнала Münchener Bilderbogen. Германия, конец XIX века The New York Public Library

Нет, конечно: русские не потомки татаро-монголов. Собственно монголы принадлежали к монголоидной расе: если бы это было так, русские имели бы характерные черты монголоидов. Причина в том, что в результате монголь­ского завоевания не произошло оккупации русских земель. Они стали отдален­ной периферией Монгольской империи (а впоследствии Улуса Джучи). Здесь не было монгольской администрации (ее функции выполняла местная княжес­кая власть), здесь почти не было монгольских гарнизонов. Иными словами, никаких условий для массового кровосмешения русских и монголов создано не было, хотя нужно отметить, что браки между русскими князьями и знат­ными монголками время от времени заключались. Одним из первых, в 1257 году, в Орде «оженися» белозерский князь Глеб Василькович, сын замученного татарами ростовского князя Василько Константиновича и внук убитого в Орде Михаила Всеволодовича Черниговского, позже канонизирован­ных Русской церковью в качестве святых великомучеников.

Если же говорить о тюркских народах (половцах, волжских булгарах и др.), также завоеванных монголами и вошедшими в состав их войска, то они исторически расселялись на территориях, находящихся восточнее русских земель. Впоследствии именно на них перейдет название «татары» (хотя собственно татарами, как мы уже знаем, они не были). Контакты русских с ними были более активны, чем с монголами. Впрочем, и до нашествия Батыя имели место браки половчанок с русскими — прежде всего, князьями (вспом­ним хотя бы, что половчанкой была супруга Юрия Долгорукого). 

Но это касалось только знати, контактировавшей с Ордой. Подавляющее большинство жителей русских княжеств XIII–XV веков в глаза не видели ни монголов, ни татар, ни тем более «монголо-татар».

курс arzamas

 

Краткая история татар

Пять очень коротких лекций об очень непростой истории татар

13. Почему русские не стали мусульманами?

Взятие Суздаля Батыем. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век Российская национальная библиотека

Во-первых, они этого явно не хотели: к переходу из православия в мусульман­ство на Руси традиционно относились плохо («обесерменился», говорили о таких людях). Во-вторых, русских к этому никто не принуждал. В период, предшествующий правлению в Орде хана Узбека (1313–1341), монголо-татары были язычниками. При этом они очень толерантно относились к другим религиям. Достаточно сказать, что уже в 1262 году, то есть спустя два десяти­летия после окончания Западного похода, в столице Улуса Джучи Сарае-Бату была учреждена епископская кафедра: это означает, что количество православ­ных приходов в Золотой Орде было столь велико, что для управления ими необходимо было ставить епископа. Но и после принятия ислама в первые десятилетия XIV века ханы с уважением относились к Русской церкви, справед­ливо считая, что, сохраняя расположение тогдашних «властителей дум» (вернее, душ), легче будет добиваться своих целей. На протяжении многих десятилетий церковь, с самого начала освобожденная татарами от необходи­мости денежных отчислений в Орду, отвечала им взаимностью.

14. Правда, что в России плохо с демократией из-за влияния ига?

Новгородское вече. Вечевой колокол. Картина Василия Худякова. 1861 год Одеський художній музей

Иго тут ни при чем. Так называемая вечевая демократия была достаточно развита в домонгольской Руси, а в ряде мест — прежде всего, в Новгороде — сохранилась до конца XV века. Однако ее свертывание, вытеснение вечевых традиций на периферию общественной жизни началось задолго до нашес­твия — например, в период правления во Владимиро-Суздальской Руси князя Андрея Боголюбского, погибшего от рук убийц в 1174 году. А в той же Новго­род­ской земле, наоборот, эти традиции сохранялись вплоть до конца периода зависимости от Орды. Поэтому правильнее говорить о том, что вечевая демократия была несовместима с сильной княжеской властью. Вероятно, в какой-то момент князья стали перенимать у монголов некоторые политичес­кие практики деспотического правления, однако и до этого правители русских земель «демократами» не были.

15. Что осталось от Орды сегодня? В современной Монголии живут их потомки?

Шесть силачей в традиционном монгольском наряде. Этническая автономия на границе с Внутренней Монголией. 1909–1911 годы Harvard University’s Library

Что остается от империй? Во-первых, их осколки. Бывшие части Золотой Орды еще в 40-е годы XV века стали независимы от Сарая — это, прежде всего, Казанское и Крымское ханства, Ногайская Орда, затем Астраханское ханство. Со временем (в разные исторические периоды) они вошли в состав Русского государства. Собственно Монголия никогда частью Золотой Орды (Улуса Джучи) не была, и в этом смысле нынешняя Монгольская Народная Республика является потомком более крупного государственного образования, Монголь­ской империи. Но помимо осколков от империй обязательно остаются мифы — об их величии, об их «особой миссии». Часть из них мы и попытались проана­ли­зировать и даже кое-где опровергнуть.

аудио!

 

Монгольское иго и его последствия

Как Орда изменила Русь

Источники

  • Борисов Н. С. Иван III.

    М., 2018.

  • Горский А. А. Москва и Орда.

    М., 2003.

  • Горский А. А. Русь. От славянского расселения до Московского царства.

    М., 2004.

  • Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси: Феодальная Русь и кочевники.

    М., 1967. 

  • Каргалов В. В. Конец ордынского ига.

    М., 1980.

  • Карпов А. Ю. Батый.

    М., 2011.

  • Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XIII–XV вв.

    Л., 1976.

  • Кучкин В. А. Завоевание Руси Батыем.

    Российская история. 2020. № 4.

  • Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII — первая четверть XIV в.).

    Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн X — нач. XX в. Сб. научных трудов. Вып. 1. М., 1990.

  • Почекаев Р. Ю. Мамай. История «антигероя» в истории.

    СПб., 2010.

  • Рудаков В. Н. «Духъ южны» и «осьмый час» в «Сказании о Мамаевом побоище» (К вопросу о восприятии победы над «погаными» в памятниках «Куликовского цикла»). Герменевтика древнерусской литературы. Сб. 9.

    М., 1998. 

  • Рудаков В. Н. Монголо-татары глазами древнерусских книжников середины XIII — XV в. Изд. 3-е.

    М., 2017.

  • Рудаков В. Н. Неожиданные штрихи к портрету Дмитрия Донского (бегство великого князя из Москвы в оценке древнерусского книжника.).

    Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2000. № 2. 

  • Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития.

    М., 1915. 

  • Трепавлов В. В. Золотая Орда в XIV столетии.

    М., 2010.

  • Храпачевский Р. П. Армия монголов периода завоевания Древней Руси.

    М., 2011.

  • Хрусталев Д. Г. Русь от нашествия до «ига». 30–40-е гг. XIII в. 2-е изд.

    СПб., 2008.

  • Послание на Угру Вассиана Рыло.

    Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV века. М, 1982.

  • «Слова» Серапиона Владимирского.

    Памятники литературы Древней Руси: XIII в. М., 1981.

  • Halperin C. J. The Tatar Yoke: The Image of the Mongols in Medieval Russia.

    Bloomington, 2009.

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Татарстан услышан: празднование стояния на Угре признали глупой инициативой

В России не будут праздновать День стояния на Угре 11 ноября, который символизирует собой прославление русского воинства, положившего конец татаро-монгольскому игу на Руси в 1480 году.

Калужский губернатор Анатолий Артамонов уже несколько лет горел желанием возвеличить это историческое событие, которое и так уже отмечается в его области, придать торжеству федеральное значение.

Последний гвоздь в крышку гроба этой идеи забил пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков. Он опроверг распространенную в СМИ информацию, что глава государства поддержал инициативу Артамонова. На самом деле это не так. 

- Такое предложение действительно излагалось губернатором Калужской области. Действительно, оно было принято к сведению. Но каких-либо решений в этой области не принималось и на повестке дня сейчас не стоит, - сказал Песков.

Вместе с тем, по мнению Пескова, глава государства «не согласился бы» с такой формулировкой.

Татарстан можно назвать единственным регионом, который открыто выступил против глупого предложения.

Это противостояние началось ещё в 2017 году, когда Анатолий Артамонов утвердил праздник на региональном уровне. С тех пор в Дзержинском районе Калужской области на месте, где в Средние века было стояние на Угре, сейчас проводятся фестивали, флешмобы, концерты и другие мероприятия.

Тогда же сенатор от области Юрий Волков начал процедуру придания этому региональному шабашу статус федерального масштаба. А летом 2019-го инициатива, оформленная в законопроект, уже добирается и до Госдумы, откуда начинает расходиться по заксобраниям регионов России, в том числе приходит в Госсовет Татарстана.

Среди историков не вызывают сомнения следующие факты, связанные с этим событием. В октябре-ноябре 1480 года по обе стороны реки Угры встали войска московского великого князя Ивана III и хана Улуг Улуса («Большая Орда») Ахмада. К этому времени говорить о единстве такого государственного образования, как Золотая Орда, не приходится, потому что от неё уже откололись Сибирское, Казанское, Астраханское, Крымское ханства, Ногайская и Большая орды. Ещё одной структурной единицей Золотой Орды были русские княжества, среди которых на тот момент стали возвышаться Московское княжество, Новгородская республика и так далее.

Противостояние между Иваном III и Ахмадом было бескровным. Отсюда среди историков идет дискуссия: каковы же были результаты от этого стояния? Московский князь и ордынский хан Ахмад шли друг на друга воевать. Иван III не хотел Ахмаду платить дань, потому что не понимал, почему хан Большой Орды говорит от имени всей Золотой Орды. Ведь есть и другие ханы.

Войны с обеих сторон то и дело пытались переходить реку, форсировали её, но каждый раз это заканчивалось ничем. Как такового итогового сражения не случилось. Только стояли. Тем не менее у Московского княжества некие формы расчета (так называемая дань) с другими ханствами после 1480 года сохранялись.

Анатолий Артамонов в СМИ сообщает, что праздник 11 ноября никак не связан со свержением «монгольского» или «татарского» ига. Русские княжества зависели от Золотой Орды. В 1480 году они объединились и дали отпор Золотой Орде.

По словам Артамонова, средневековая Золотая Орда не имеет никакого отношения к современным народам России, в том числе и к татарам. Поэтому праздновать победу над ней во всей России никак не зазорно.

Однако всё это выглядит как игра в одни ворота. Потому что если Артамонов сегодняшний русский этнос и российское государство возводит к далеким событиям XV века, то у татар, получается, нет ничего общего с таким средневековым явлением, как Золотая Орда.

Однако историки из Татарстана заявляют, что Золотая Орда - это такое же этнополитическое образование Средневековья, что и Русь, где вызревали многие народы, которые и сегодня населяют Россию.

У законопроекта по празднованию 11 ноября есть ряд сомнительных сторон.

На 10 сентября этого года, когда документ был внесен в повестку комитета Госдумы по обороне, один из авторов депутат Геннадий Скляр комментировал, что инициативу поддержало «большинство» регионов России. Он назвал цифру 70 субъектов страны.

Хотя в базе положительные отзывы направили только Астраханская область, Ставропольский и Алтайский край. Татарстан направил отрицательный отзыв.

Через калужские СМИ сообщалось, что сначала инициативу поддержали половина российских регионов, затем - «большинство». Калужские журналисты перечисляли только чуть более 20 регионов из 85. Тем временем Курултай Башкортостана и вовсе решил проигнорировать рассмотрение этой инициативы.

Калужские власти в своих СМИ ещё козыряют итогами подписной кампании на одной из платформ, где якобы за проголосовали более 100 тысяч человек. В то же время мы не находим никаких дискуссионных мероприятий или круглых столов, где бы историки обращались к экспертному сообществу с разъяснениями, что же именно они хотят праздновать 11 ноября.

Госсоветник Татарстана, специальный посланник ЮНЕСКО по межкультурному диалогу Минтимер Шаймиев, комментируя идею Артамонова, заявил, что народы России нуждаются не в ревизии исторических дат, а в единении для решения текущих задач и реализации планов развития общей для них страны в современном мире.

- В процессе становления, безусловно, были битвы, поражения и победы. Как стало известно из отдельных источников историкам прошлого и «неисторикам» нынешнего времени, были и стояния, как на Угре. Это неплохое понятие, форма выражения попытки мирного решения конфликтов. Хочется верить, что исход на реке Угре не зависел от ноябрьского состояния ледостава, - сказал Шаймиев.

Он также добавил, что путь к единению во все времена сложен, тернист, требует от всех нас обладания разумом для создания условий гармоничного развития всех народов Российской Федерации.

- Наш священный долг - достойно, сплоченно встретить в наступающем году 75-летие Великой Победы и 15-летие Дня народного единства. Нам не надо заниматься ревизией истории, тем более неумелыми руками. Нужно сплотиться во имя решения текущих задач и реализации планов нашего развития в современном мире, - подчеркнул Минтимер Шаймиев. 

- Мы свою позицию высказывали на этот счет, она не изменилась. Мы придерживаемся того, что памятными в России должны быть даты, которые являются, безусловно, объединяющими для всего многонационального народа, - заявила официальный представитель казанского Кремля Лилия Галимова.

Она напомнила слова Владимира Путина, который отметил вклад татарского народа в выходе из кризиса в Российском государстве, случившегося в Смутное время.  

- Минтимер Шарипович [Шаймиев] вчера очень точно ответил, что буквально на днях отметили День народного единства… Я хочу в этой связи напомнить очень известные слова Владимира Путина. Он отметил вклад, который в том числе и татарский народ внес в то, что у нас на сегодняшний день такой замечательный праздник был, - заявила Галимова в ходе брифинга в Доме правительства.

- Думаю, что предприимчивый губернатор Калужской области решил сделать на этом пиар для территории и себя лично. Река Угра находится на территории Смоленской и Калужской областей. Брендирование территорий сегодня дает очень многое - прирост инвестиций, например. Но сам способ странный, - говорит завкафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ, профессор, доктор политических наук Андрей Большаков.

По его словам, реальное появление такого праздника могло бы рассорить русских и татар, которые являются двумя самыми большими этническими группами в России, - государствообразующими. 

- В этом плане необходимо культивировать такие праздники, которые демонстрируют совместную борьбу старожильческих народов России против иноземных захватчиков. Хорошо, что администрация президента разобралась в ситуации и поняла ее возможные издержки, - считает эксперт.

Собеседник отмечает, что с точки зрения современной «Стратегии развития межнациональных отношений в РФ до 2025 года» в стране развивается гражданская идентичность. 

- Инициатива Артамонова наносит по ней удар. К тому же нельзя предъявлять претензии к современным народам (этносам). В 1480 году на реке Угре выясняли отношения другие русские и татары. С тех пор в формировании этих двух народов произошли огромные изменения. Поэтому экстраполяция ситуации 2019 года на 1480-й может вызвать только конфликт. И он будет деструктивным, - резюмирует Большаков.

Политолог Аббас Галлямов рассуждает по поводу истории, почему Дмитрий Песков открестился от инициативы Артамонова и не поддержал интерпретацию, что Путин одобряет празднование стояния на реке Угре. 

- Думаю, Кремль просто смотрит на реакцию Казани. Если бы она смолчала, то Песков не стал бы опровергать калужского губернатора. Но поскольку общественность и власти Татарстана выразили явное неудовольствие, в Кремле решили не втягивать президента в чужую войну. Идея сделать стояние на Угре общенациональным праздником - это ведь не идея Путина. Президент явно не заинтересован в появлении в стране новых линий разлома - их и без того хватает, - заявил в беседе с KazanFirst политолог Аббас Галлямов.

Казанский политолог и доктор социологических наук Андрей Тузиков объясняет негативные стороны сплочения современного общества средневековыми событиями, как, например, стояние на реке Угре. 

- К сожалению, обращение к Средневековью - это результат архаизации идентичности. Человек, спрашивая себя, кто он такой, или когда его спрашивают, может отвечать на уровне первого этажа идентичности. На этом этаже, как правило, есть идентичности «мужчина», «татарин» или «русский», «чуваш». Это всё первичные идентичности. Но современное общество достаточно сложное, - рассуждает Тузиков.

По словам собеседника, сегодня взаимодействие людей происходит на уровне других идентичностей: как профессионалов, как граждан большой страны, как жителей Казани. 

- Это всё более высокие этажи идентичности. Чем общество развитей, тем в принципе первичные идентичности не должны выступать на первых рядах. Я не хочу сказать, что они не важны и должны исчезать, но им нужно играть первую роль. Считается, что общество не здорово, если на первый план выходят вопросы, связанные с тем, где человек родился, какого он роду-племени. Забывать эти идентичности не стоит, - считает собеседник. 

Эти экскурсы в историю в поисках объединяющих посылов могут довести и до каменного века. 

- Мы - российский народ. У нас другой страны нет. И мы везде себя должны чувствовать как дома - что в Казани, что в Рязани, что в Калуге, что во Владивостоке, что в Новосибирске. С этой точки зрения попытаться апеллировать к историческим событиям, попытаться вбить клин какой-то, разделить многонациональный российский народ на «наших» и «ненаших», я считаю, очень неправильно. Это граничит с идеологической диверсией, - резюмирует Тузиков.


Читайте также: «Золотая Орда не виновата, что в России нет полноценной демократии»


"Cтояние на Угре" между войсками князя Ивана III и хана Ахмата

Трон золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, хана Большой Орды. Его власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В 1476 году князь Иван III перестал платить Орде ежегодный денежный "выход", который собирался с русских земель со времен Батыя. Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымом, лишь в 1480 году начал активные действия против Руси. Ему удалось договориться с польско-литовским королем Казимиром IV о военной помощи.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III нашел в плотном кольце возможностей. На севере в районе Пскова войска Ливонского ордена обширили обширные территории страны. С запада грозил войной король Казимир IV. В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис (князь Угличский) и Андрей Большой (князь Волоцкий), недовольные усиление власти великого князя. Используя сложившуюся обстановку, хан Ахмат в июне 1480 года послал войска для разведки правого берега реки Оки, а осенью выступил с помощью сил.

Иван III в свою очередь вступил в союз с соперником Ахмата Крымским ханом Менгли-Гиреем и договорился с ним о совместном выступлении против польско-литовского короля Казимира IV.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала эшелонированная система оборонительных сооружений - Засечная черта, состоящая из городов-крепостей, засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки.Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась "Окским береговым разрядом". Служба по его охране была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне не только из ближних, но и дальних сел.

Получив весть о походе ордынцев в последних числах мая 1480 года, Иван III направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами в помощь войскам, несущим постоянную службу на южной окраине.В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата русскому командованию определить возможное направление его главного удара. К месту встречи с противником был отправлен великокняжеский полк. Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что разрешено ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве.Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог соединиться с полками Казимира, а также без особых затруднений ворваться на территории Московского княжества со стороны литовских земель.

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берегу реки Угры. Туда же направляющие и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов.

Ввиду надвигавшейся опасности Иван III сумел договориться со своими мятежными братьями и те обещали помочь. 3 октября 1480 года великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры, и остановился в городе Кременце, находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. Основная группировка войск князя была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами, в состав которых входили пехотинцы и "огненный наряд", состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги.Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков.

Навязываемая ордынцам тактика тех возможностей использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или лишних маневрах. Они вынуждены действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, которые встречают их огнем из орудий (пищалей и тюфяков).

Хан Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку.Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира IV. Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание Польско-литовского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог помочь содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи от Казимира IV, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6-8 октября 1480 года и начали военные действия сразу в нескольких местах.

Противники сошлись лицом к лицу, разделяя их только речную гладь Угры (в наиболее широких местах до 120–140 метров). На левом берегу у переправились и бродов выстроились русские лучники, а также расположились огнестрельные орудия с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь переправиться.

Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток.После нескольких неудачных попыток форсировать Угру и овладеть русской позицией, войска хана Ахмата отступили, но сох свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

20 октября полки Бориса и Андрея Большого пришли в Кременец. 26 октября замерзла обстановка для противоборствующих сторон не пользуется русских. Поэтому Иван III принял решение о переводе основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в районе города Боровска, местность под которой была удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру.Однако, узнав о прибытии войск Ивана III и не получая известий от Казимира, хан не решился на это. Испытывая недостаток в провианте и страдая от сильных морозов, войска хана Ахмата 11 ноября начали отступать от русских рубежей.

28 декабря 1480 года великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники.6 января 1481 года он был убит. В Большой Орде началась междоусобица.

Победа на Угреначала конец ига и восстановление национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, 12 ноября 1480 года - первый день полностью независимого Русского государства - одна из важнейших дат в истории Отечества.

В 1980 году в Калужской области на 176-м километре автотрассы Москва-Киев у моста через реку был открыт памятник Великому Стоянию на реке Угре.

В сентябре 2014 года недалеко от Калуги во Владимирском скиту Калужской Свято-Тихоновой пустыни (село Дворцы) был открыт музей-диорама "Великое Стояние на реке Угре".Он находится на территории, которая в 1480 году была занята войсками, участвовавшими в Великом Стоянии на Угре.

Материал подготовлен на основе информации по открытым источникам

Стояние на Угре

  • В сентябре будет рассмотрен законопроект об установлении в России новой памятной даты: Дня окончания Великого стояния на реке Угре в1480 году.
  • Эта инициатива вызвала дискуссию: возражали, например, татарские историки, полагающие, что это провоцирует межнациональную рознь.
  • Многонациональная страна заслуживает многонациональной памяти, в которой сливается множество различных голосов.

Сергей Медведев: Недавнее предложение одного из депутатов Госдумы отмечать 1480 год, Великое стояние на реке Угре, как государственный праздник, вызвало жаркие споры. В частности, в республике Татарстан сочли, что это провоцирует межнациональную рознь. И это поднимает более широкий вопрос: как вообще относиться к игу, к Золотой Орде, к взятию Иваном Грозным Казани? Как пытаться построить целый и непротиворечивый национальный миф в стране, где живет и русский, и татарский этнос, и все это вместе называется Российской Федерацией?

Корреспондент: В сентябре будет рассмотрен патриотичный законопроект об установлении в России новой памятной даты 11 ноября.В результате законопроекта указывается, что стояние на Угре является значительным событием в истории страны, в результате которого Русь освободилась от татаро-монгольского ига. Инициатива установить новый памятный день принадлежит властям Калужской области, где праздник является региональным, и депутату Госдумы Геннадию Скляру. По мнению депутата, установление этого дня поспособствует укреплению патриотического сознания россиян и популяризации отечественной истории.

Противостояние московского и ордынского войск на реке Угре продолжалось в нескольких недель в октябре 1480 года.Предпосылкой послужил отказ платить Орде ежегодную дань. Ордынцам не удалось пересечь реку, да и решающего воинского столкновения не случилось, стояние завершилось мелкими стычками и отходом сил хана Ахмата.

В Татарстане не увидели достаточных оснований для введения памятной даты, это единственный регион, который выступил с резкой критикой инициативы. Предполагается, что новая памятная информация может вызвать негативные общественно-политические последствия: в обществе воспринимается как противостояние русских и татар.

Сергей Медведев: В Радио студии Свобода историк Ирина Карацуба и главный редактор журнала "Историк" Владимир Рудаков . Ждать ли очередной памятной даты рядом с 4 ноября? По-моему, власти пытаются как-то вынуть запал из 7 ноября. И 4 ноября - сконструированная дата, а теперь 11 ноября…

Российские памятные даты - это на 90% военная история: победы, сражения, битвы


Ирина Карацуба: Похоже на то.Если мы посмотрим полный список памятных дат, то он довольно причудлив. Это на 90% военная история: победы, сражения, битвы. Вы не найдете там, например, дату постановки балета "Лебединое озеро" или выход в свет романа Толстого "Война и мир", или дня рождения инженера, построившего хороший мост. Это продолжение милитаризации нашей истории и нашей памяти. Память - это управление прошлым, значит, мы милитаризуемся. Это мобилизационный вариант.

При этом я давненько не слышала формулировки "Великое стояние на Угре" ("стояние на Угре" - да).А по последним работам Антона Горского вообще получается, что все это нужно сдвигать на 1472 год: Алексин, окончательное прекращение вассально-даннических отношений. А какой-нибудь Чарльз Гальперин или Даниил Островский скажут: дань платили еще и в XV веке, так что это спорная дата.

Сергей Медведев: Что произошло 11 ноября 1480 года? Россия встала с колен, как нас сейчас учат?

Владимир Рудаков: Я не вижу здесь особой милитаризации.Мне кажется, Ирина сама с некоторой долей иронии сказала о "Войне и мире" и "Лебедином озере". Все-таки есть ценности, которые разделяются большим количеством людей. Кроме того, есть события, которые можно датировать, и есть те, которые датировать.

Есть конкретная канва исторические события, которая связана и со столкновением под Алексином в 1472 году, и со стоянием на Угре в 1480-м. Антон Горский считает, что более правильно считать концом зависимости 1472 года, кто-то из историков настаивает на дату 1480 года.Есть историческая память, историческая традиция. Помните, как писал Карамзин: "Здесь конец нашему рабству". Он и его древние предшественники, в том числе те, которые были задействованы в судебном процессе стояние на Угре, возводили к этому некий символический финал.

Завершение зависимости или ига - это не акт о безоговорочной капитуляции, а некий долгий многовековой процесс, символическую точку в котором можно поставить достаточно произвольно. В данном случае научное знание, каким бы выверенным оно ни было, невозможно ли пересилить традицию, которая формируется веками.Это примерно то же самое, что и дискуссия по поводу того, благословлял ли Сергий Радонежский Дмитрия Донского на Куликовскую битву.

Сергей Медведев: Или герои-панфиловцы.

Владимир Рудаков: Никакая научная концепция не будет окончательной - это не математика и не физика, а все-таки гуманитарная наука. Никакая научная гипотеза не сможет пересилить традицию, освященную веками: церковную, светскую, в том числе и научную.До начала 90-х годов ХХ века факт встречи Дмитрия Донского и Сергия не ставил под сомнение даже среди серьезных ученых.

Сергей Медведев: Идея ига как рабства, вообще идея монголо-татарского ига - это историческая традиция? Мы не имеем здесь дело с определенным историческим фактом: для кого-то это было иго, а для кого-то - протостадия русской государственности.

Ирина Карацуба: Традиции и походы должны пересматриваться.Иначе мы скатываемся к Владимиру Мединскому, который считает, что критерием объективности соответствует соответствие патриотическим ценностям. Тогда мы вместо факта выставляем миф: миф был, значит, так ему и быть.

Владимир Рудаков: Что вы считаете фактом в исторической науке? Это научная дискуссия.

Ирина Карацуба: Это связано с огромным количеством доводов в пользу того или другого. Все известное нам о Куликовской битве ("Сказание о Мамаевом побоище") по большей части основано на том, что происходило в 1503 году, а Куликовская битва - это 1380 год.Это проблема источников. А Сергий не был митрополитом, чтобы благословлять.

Сергей Медведев: Мы должны следовать за Карамзиным считать, что монголо-татарское иго было рабством русских?

Владимир Рудаков


Владимир Рудаков: Термин "иго" проявляет себя как некая аллегория, и не под воздействием каких-то тараканов в голове Кармазина анти-под воздействием той же самой древнерусской традиции, которая воспринимает зависимость от Орды как рабство - не как рабство. рабство, когда были рабы и рабовладельцы, и не в фигуральном смысле, она просто проводила аналогии с библейским рабством.Это была отсылка к церковной традиции восприятия чужой власти. Потом уже, когда появилась наука нового времени в лице Николая Карамзина, он эту параллель ордынского и библейского рабства переформулировал в термин "иго", хотя этот термин по отношению в зависимости русских от Орды впервые используется в 1481 году польским хронистом. Так что этот термин тоже вполне синхронен времени, по крайней мере, окончание этой зависимости, но, конечно, не ее установление: в тот момент он не использовался. В проповедях Серапиона Владимирского (а это, судя по всему, середина третьей четверти XIII века) об этом уже говорится напрямую.

Сергей Медведев: А если посмотреть с другой стороны? Иго как некая первая протоимперия на большой евразийской основе территории, не с точки зрения формирования некоего непротиворечивого мифа, которое в романтическом XVIII веке, романтизированное сознание об истории нации как борьба, а с точки зрения зрения сшивания пространства империи с налоговой системой, с системой дорог, с системой единого администрирования, со ставками князей в Орде? Можно ли сказать, что это была некая прото-Россия?

Ирина Карацуба: Когда нас учили на историческом факультете МГУ, говорилось, что это был урон, ущерб: пожгли, были дани, политическая зависимость.Николай Карамзин писал, что это сыграло роль в становлении московского самодержавства. А дальше все зависело от того, как тот или иной лектор относился к московскому самодержавству. Выковались в горниле этого ига, действительно, московские дипломатические, финансовые, дипломатические и многие другие практики.

"Иго" - слово, взятое из Библии. Когда я преподавала в Америке, для меня было большой проблемой, как называть это по-английски. У них в учебниках пишут в основном "политическая зависимость", "вассальная зависимость Руси".Сейчас часто говорят, что надо отказаться от термина "иго", заменить его чем-то другим. Да, можно, но невозможно отказаться от того, что все эти более чем 200 лет царями или цесарями на Руси считались ханы Золотые Орды.

Сергей Медведев: Иван Грозный подписывался как "хан Московский".

Владимир Рудаков: Когда Иван Грозный принимал титул царя, конечно, он имел в виду встать вровень с теми институтами власти, которые-то доминировали на Руси.Крымский хан считал себя наследником той Орды, которая когда-то владела Русью. В средневековье реальные экономические и политические очень переплетаются с символическими вещами. Определение как ига - это некая символическая уловка, которая позволяет использовать книжникам (я думаю, и более широким слоям населения) проводить аналогии с событиями библейской истории. Зависимость тоже не надо представлять себе как какой-то оккупационный режим на Руси, как это часто преподносили, например, в довоенной литературе.Иногда представляются картины - какие-то карательные отряды… Вы помните фильм "Александр Невский": он ловит рыбу в озере, а там идут какие-то каратели-монголы? Это, конечно, было не так. У Монгольской империи не было ни таких задач, ни ресурсов для того, чтобы опутать территорию какой-то сетью. И у русских князей было представление о том, чтобы избавиться от этого ига, возможно, только военным путем, но и путем нравственного совершенствования, что это некая кара, ниспосланная сила, и не всегда ей можно сопротивляться оружием в руках: вы можете убить врага , но не искорените тот грех, который стал первопричиной.

Ирина Карацуба: Эту интересную тему хорошо разобрал Игорь Данилевский. Это варианты осмысления нашествия в русских южных и северных летописях в XIII веке. Действительно, северные летописи больше осмысливают это как наказание за грехи (а значит, нужно подчиняться воле божьей), южные же летописи - как наказание за грехи на условиях спасения души в противостоянии неверным.

Владимир Рудаков: Это я написал.

Ирина Карацуба: Он и ссылается на вас.Даже в такой ситуации из одного и того же страшного по своим последствиям события делаются противоположные выводы, и в какой-то степени это коррелируется с какой-то практикой Александра Невского и Даниила Галицкого.

Сергей Медведев: К нам присоединяется к скайпу историк и востоковед Азат Ахунов из Казани, ведущий научный сотрудник Института языка, литературы и искусства Республики Татарстан. Скажите, почему в Татарстане вызвала такое неприятие празднования 1480 года?

Здесь есть очень давняя обида, которая тянется еще с советского времени, когда в школьных учебниках татар называли татаро-монголами


Азат Ахунов: Здесь есть очень давняя обида, которая тянется еще с советского времени, когда в школьных учебниках татар называли татаро-монголами.Над татарами, которые учились в школах, постоянно смеялись: вы татаро-монголы, поработили Русь ... Он передавался от родителей к детям, желание от него избавиться было всегда и есть до сих пор. В последнее время татарстан продвигает бренд Казани, ее туристический потенциал, приезжает очень много туристов, туристов. Постепенно отношение к татарам стало меняться. Люди приезжают в Казань и видят, кто такие татары: здесь нет людей с узким разрезом глаз, которые скачут на лошадях с саблями.Казань сейчас позиционирует себя как современный, экономически развитый, продвинутый регион. И вот когда все это поменялось, сейчас опять поднимают эту тему…

Сергей Медведев: Я хочу обратиться еще к одной дате - 1552 году, взятие Иваном Грозным Казани. Каково сейчас отношение к фигуре Ивана Грозного? Я знаю, в Казани существуют инициативы назвать одну из улиц "Улица защитников Казани". У вас есть известный блогер, который даже получил административный срок за то, что негативно высказывался о роли Ивана Грозного.

Азат Ахунов: У нас Иван Грозный - отрицательный герой. Когда в соседней Чувашии возникла идея поставить ему памятник, это вызвало массовое недовольство, в том числе и официальных лиц Татарстана. Возможно, удалось как-то надавить, и эта идея не была реализована.

В целом говорить на эту тему можно, но считается, что нужно равновесие. Татарские национальные организации тоже давно поднимают вопрос о том, что нужно воздвигнуть памятник татарам - защитникам Казани, но это тоже не продвигается.Русская сторона говорит, что русским воинам, которые участвовали во взятии Казани, находится в плохом состоянии. Власти стараются его реставрировать. Он стоит возле Кремля, был воздвигнут еще в царский период. Даже в советские времена существовала определенная историческая память о том, этот памятник посвящен захватчикам Казани. До сих пор не поставлен монументальный знак или памятный камень, который еще в начале 90-х годов предполагали поставить под стенами Кремля в память о воинах-защитниках Казани.То есть власти Татарстана стараются держать равновесие.

Сергей Медведев: В самом деле, как сочетать эти два вида исторической памяти, разную мемориальную политику?

Владимир Рудаков: Все, что касается исторической памяти, - вещь весьма деликатная. Здесь самое главное - избежать каких-то резких шагов, которые могли бы при помощи того, что уже безвозвратно кануло в Лету, поссорить ныне живущих людей. На мой взгляд, Государственная Дума правильное решение перенести рассмотрение о памятной дате, попытка найти компромисс, который, мне кажется, здесь возможен.В основе неприятия термина "татары", "монголо-татары" действительно лежат комплексы, которые были сформированы на протяжении столетий, но абсолютно беспочвенны.

Сергей Медведев: В какой момент "монголы" превращаются в "татар"?

Владимир Рудаков: В русских летописях те люди, которые приходят на Русь вместе с Батыем, сразу "татары". Этот термин существует в русских средневековых источниках, за исключением "иноплеменные" или "басурмане", русские источники не предоставляются.Мы не можем точно сказать, что это монголы. Безусловно, там был монгольский компонент, потому что это монгольская династия, монголоидная раса. В процессе движения на Западе к этому ядру монгольского войска были присоединены самые разные народы из Средней Азии и Поволжья, что у нас называется "дикое поле", фактически степи. Поэтому вычислить этнический состав войск, которые приходили с Батыем ли, с Мамаем ли, с ханом Ахматом ли в 1480 году, - задача крайне тяжелая. Говоря про этих людей "татары", мы копируем термин, существующий в русских летописях.Говоря, что это монголы, мы фактически копируем западноевропейскую историческую традицию, копируем название той этноса, который был ядром этого похода. Когда же мы говорим "монголо-татары", мы пытаемся скрестить ежа с ужом. Это не научный, а публицистический термин. Он придуман учителем Наумовым в 1832 году, в николаевскую эпоху, для того, чтобы попытаться снять это противоречие.

Ирина Карацуба


Ирина Карацуба: Весь юмор заключается в том, что государство Золотая Орда не было.Термин "Золотая Орда" - это русские летописи XVI века.

Владимир Рудаков: Спорить по поводу терминов и обижаться на их употребление - это путь в никуда, это именно комплексы. Задача преподавателей истории в российских регионах, в той же Калужской области и в регионах с преобладающим татарским населением - все-таки разъяснять, нести просветительскую миссию, а не распалять какие-то комплексы. Ни у одного образованного человека в России нет представлений, что татары, живущие в Башкирии или в Татарстане, - это самые татары, которые завоевывали Русь.

Сергей Медведев: По отношению к Ивану Грозному России задержался процесс постколониализма, деколонизации памяти. Я наблюдал это в Латинской Америке по отношению к Колумбу: сколько веков он считался там светочем разума эпохи великих географических открытий, а потом вдруг стало это воплощение колонизации, что это воплощение колонизации, День Колумба во многих странах был объявлен днем ​​национальной трагедии. И поход Ивана Грозного на Казань - это такая же постколониальная история.

Ирина Карацуба: Наш уважаемый предыдущий собеседник говорил о дружбе народов. Это язык какого времени? Наша конституция начинается словами "Мы, многонациональный народ Российской Федерации"… Мы помним, что были попытки решения этих проблем путем создания учения академика Кима о советском народе как новой исторической общности людей, но ничего не получилось. Что значит - "не расковыривать комплексы"? Может быть, нужно как раз поменьше милитаризации, поменьше памяти о сражениях, которые в империи связаны с подавлением других этносов, поменьше мобилизации, мифов о панфиловцах, о стоянии на Угре? Может быть, переключимся в более созидательную плоскость, чтобы у нас были одни военные, маршалы и фельдмаршалы, чтобы писатели писали, балерины танцевали, инженеры строили мосты, хирурги делали операции? Может быть, немножко сдвинуть фокус?

Владимир Рудаков: Боюсь, что это не делается путем указов и распоряжений.

Сергей Медведев: Разве день 4 ноября не указом сделан праздником, который вызван из небытия?

Владимир Рудаков: Но он не стал праздником русского национализма. Тех маршей, которые были, я последние несколько лет не вижу. У нас в обществе разные люди, и дай бог, чтобы так было и дальше, а не было какого-то одного строя. Что называть праздником - это как договоримся мы, многонациональный российский народ.

Ирина Карацуба: Про 4 ноября никто не договаривался, все историки были против: его навязали.

Кто хоть когда-нибудь принимает управленческие решения, понимает, что достичь стопроцентного консенсуса невозможно ни по одному вопросу


Владимир Рудаков: Кто хоть когда-нибудь принимает управленческие решения, понимает, что достичь стопроцентного консенсуса невозможно ни по одному вопросу. Государство решает высокие политические вопросы. Это должно учитывать разные точки зрения. Государство может выбирать из разного предложения, если ему нужно предложить какую-то дату.

Сергей Медведев: Насколько современная российская история и идеология интегрировать этот модный, существующий уже не одно десятилетие постколониальный дискурс? Здесь речь идет не только о Татарстане, а, скажем, и о народх Кавказа. В Москве есть улица генерала Ермолова: как ее воспринимают жителей Кавказа, для которых Ермолов - вполне одиозная фигура? Америка это проходила в отношении индейцев, сейчас - в отношении Гражданской войны: сносятся памятники героям Юга.Как вы считаете, Россию это еще ждет?

Владимир Рудаков: Я, честно говоря, не очень люблю использовать термин "колониализм" в Российской империи. Говоря "колониализм", мы все подводим под общую гребенку. Российская колониальная империя - континентальная, и это накладывает обстоятельства. Эти специальные специфические положения, используемые в Российской империи, были связаны, переплетены с метрополией.Мы просто территориально видим территорию, которая считает себя наследниками ордынской империи, вкраплены в российскую территорию. Это российская земля, и Татарстан - российская цивилизация. Чем лучше живут татары, тем лучше живут русские, чуваши, татары, мордва и прочие, и тем сильнее российская цивилизация в целом. Где здесь провести грань между колониями? Если так нарезать свою территорию на колонии и метрополию, то мы с вами нарежем бог знает что. Мы один раз уже нарезали в 1991 году.

Сергей Медведев: Возьмем экстремальный пример - российско-чукотские войны: в результате чукчи были единственным народом, который не платил дань московскому, петербургскому государству. Чем это отличается от войн с навахо в Америке?

Владимир Рудаков: В этом периоде истории представляло собой владение землей. Чем большей землей владеет страна, тем она сильнее, тем статусней ее правительственного правительства. Поэтому, конечно, Москва присоединяла к себе земли.Не подпадает под современный термин "геноцид".

Сергей Медведев: Северный Кавказ.

Владимир Рудаков: Некоторые колонии, приобретенные нашими западными группами, - там и спорить нечего. Российская империя имеет свои оттенки как государство, отличное, например, от Британской империи с точки зрения устройства колониальной системы. Эти нюансы отражаются и на исторической памяти.Мы не можем сказать: а, ладно, они позволяют себе историческую память, а мы отгородимся своей исторической памятью. Мы переплетены очень тесными узами. И ответственность историков, учителей, преподавателей, да и вообще всех образованных людей - искать способы построения общей памяти, которые не вытягивают из прошлого зерна раздора.

Сергей Медведев: Или искать какую-то полифоническую память, когда носителям основного нарратива нужно говорить: ребята, а взгляды на то, что произошло в Казани или в Астрахани, со стороны живших там людей, посмотрим на это не с московских башен.

Владимир Рудаков: Если мы будем ругаться по поводу взятия Казани Иваном Грозным, грош нам цена как людям XXI века.

Ирина Карацуба: Я не понимаю, почему нельзя поставить памятник защитникам Казани? В чем проблема?

Сергей Медведев: Боятся упреков в сепаратизме.

Ирина Карацуба: Это же явно перекос в другую сторону. Что значит - "братские народы"? Вот украинцы были братским народом, а потом как-то перестали им быть.Распад империи неизбежен. В веке XIX госсекретарь Валуев писал в своем дневнике: "Завоевание Средней Азии - откуда эта эротическая тяга к окраинам?"; Чаадаев: "Опершись одним локтем о Китай, другим о Финляндию". Вяземский писал про географические фанфаронады. Не все воспринимают империю как дар жизни, некоторые воспринимают ее как дар смерти. Что мы сейчас собираемся укреплять, какую дружбу народов?

Владимир Рудаков: Вы что, против дружбы народов?

Ирина Карацуба: Я против сталинского языка.Что это за миф такой?

Владимир Рудаков: Человек говорил, что очень хорошо, когда в одном дворе живут русские, татары, грузины, украинцы, евреи.

Ирина Карацуба: "Мы за все хорошее, против всего плохого". А давайте реально посмотрим на вещи.

Владимир Рудаков: В конкретном дворе, в каждом городе это выражается так или иначе.

Ирина Карацуба: Если дружба народов, почему нельзя поставить памятник убиенным защитникам Казани?

Владимир Рудаков: Существующие процедуры позволяют это делать.Я, например, не вижу в этом ничего страшного. Коль скоро мы почитаем память французов, в 1812 году пришедших в Россию, почему мы не можем отмотать время дальше и отнестись с уважением ...

Сергей Медведев: Необходима переоценка исторических личностей, не обязательно с разрушением памятников, но с какой-нибудь табличкой, которая уточняет их действия с точки зрения современности.

Ирина Карацуба: Как известно, на памятнике тысячелетия Руси нет Ивана Грозного, а у нас сейчас опять проблема: а не поставить ли памятник Ивану Грозному.Памятников Сталину уже 20, есть два Ивана Грозных. Это мы укрепляем дружбу народов?

Владимир Рудаков: Вы хотите сказать, что в обществе почитания Сталина? Оно есть.

Сергей Медведев: Но вы ж сами говорите, что не общество, а государство должно брать ответственность за сознательную историческую политику.

Владимир Рудаков: Государство должно учитывать, в том числе общественные настроения.Я вообще против того, чтобы зацикливаться на памятниках. Конечно, есть люди с однозначной исторической репутацией, коим памятники ставить негоже. Все-таки по их поводу в обществе идет продолжительная дискуссия. И чем больше мы будем хвататься за сердце с криком: ах, собираются поставить памятник тому или другому! - тем больше мы будем множить эту дискуссию и тем дальше будем от достижения консенсуса.

Сергей Медведев: Я согласен с вами по поводу консенсуса, но все же мне кажется, что историческая память - это и из истории исторической травм, и называние вещей своими именами.Здесь, наверное, я с вами не соглашусь, что нужно слушать общество по поводу памятника Сталину, ссылаясь на статистику. Я лично за полифонию, но государство должно быть ответственным за историческую политику и за принятие мемориальных решений.

Владимир Рудаков: У государства огромное количество ресурсов, и если бы оно хотело везде ставить памятники Сталину, оно бы так сделало. Я думаю, что у государства по этому поводу весьма и весьма осторожная позиция.

Сергей Медведев: Дискуссия об Иване Грозном неизбежно вылилась в дискуссию о Сталине ... Хочу закончить все-таки призывом к полифонии: многонациональная страна заслуживает многонациональной памяти, в которой сливается множество различных голосов.

Роман Почекаев в дату «День окончания стояния на Угре» - Реальное время

Профессор ВШЭ - об уместности учреждения дня окончания стояния на Угре

В сентябре Госдума РФ собирается рассмотреть законопроект об установлении в России новой памятной даты - «Дня окончания Великого стояния на реке Угре» (11 ноября).«Небитву» между войсками московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата, более пятисот лет назад, калужские власти выполнены отмечать на федеральном уровне уже достаточно давно. Напомним, Комитет Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам еще в декабре 2017 года выступил против этой инициативы. Похожего мнения придерживается и крупнейший исследователь истории тюрко-монгольских народов Евразии, профессор ВШЭ Роман Почекаев. В своем интервью «Реальному времени» он рассказал о, можно ли считать «стояние» событием, на котором закончилась зависимость Руси от Орды.

«Последняя точка» стояние на Угре не поставило »

- Роман Юлианович, какова господствующая точка зрения на« стояние на Угре »в российской исторической науке на данный момент? И какова ваша личная, если она отличается?

- В общем-то, сам факт предложения объявить окончание исторической науки о том, что в современной исторической науке в целом сохраняется его оценка как важнейшего события, которое поставило точку в зависимости Руси от Орды.

Что касается меня лично, то я неоднократно говорил, что такая оценка представляется не вполне корректной. Связывать завершение периода зависимости с одной датой или даже с одним длящимся событием было бы, наверное, упрощением реальной политической ситуации.

Картина Н.С. Шустова «Иван III свергает татарское иго, разорвав изображение хана и приказав умертвить послов» (1862). Фото wikipedia.org

- И какой была реальная политическая ситуация на тот момент?

- Если коротко, ее можно свести к нескольким тезисам.Во-первых, существенное изменение статуса самой Орды: уже в первой половине XV века она распалась на несколько государствоподобных образований, в результате и в Улусе Джучи, и в вассальных государствах сложилась ситуация политико-правовой неопределенности: кого из наследников прежней Орды считать сюзереном, кому платить «выход» и т. д.

Во-вторых, изменилась ситуация и на Руси: московский князь из прежнего великого князя, то есть просто старшего в роду, причем во многом - именно в глазах ордынских ханов - превратился в настоящее государство Всея Руси, подчинив себе, то есть включив в настоящее государство. состав своих владений, обширные территории, в том числе целый ряд прежних «великих княжений».

В таких условиях вполне логичным становился вопрос о пересмотре формата отношений ордынских и московских правителей. В результате пускались своего рода «пробные шары»: отказ московского правителя выплачивать выход в ожидании реакции ордынского хана, обратное действие - карательный поход на Русь (Алексин, 1472 год).

Но и эти события, и само стояние на Угре тем не последней точки поставили, как такового, не было. Соответственно, ни Иван III юридически не противостоял царю, ни Ахмат не покарал вассала.

- Царю - то есть Ахмату?

- Да.

Фрагмент диорамы Павла Рыженко «Великое стояние на реке Угре». Фото vk.com

- А если бы сражение на Угре все-таки состоялось, и, скажем, войска Ивана III одержали бы в нем победу, можно было бы считать, что эта точка поставлена? Были ли встретившиеся на Угре войска полноценными, то есть собранными для некой решающей битвы? Сколько воинов было с каждой стороны?

- Как известно, история не терпит сослагательного наклонения, произошло то, что произошло.Что касается состава, качества и количества войск. Из летописных сообщений можно сделать вывод, что войска Ахмата все же превосходили по численности войск Ивана III, но последние были лучше подготовлены и вооружены. Численность войск, скорее всего, тоже колебалась за счет дополнительных отрядов, подходящих к обеим сторонам сторонам и отходившим, следует учитывать «в пассиве» те отряды, которые московские власти планировали пустить в обход армии Ахмата, чтобы совершить рейд непосредственно в ордынские владения в качестве отвлекающего маневра.В целом же, исходя из количества и качества войск, неудивительно, что обе стороны рассчитывали на подход союзников.

«Идеология противостояния« православной России »и« поганых татар »возникла несколько позднее»

- Итак, точка поставлена ​​не была. Как дальше сосуществовали Орда и Русь?

- Орда не отказалась от претензий на сюзеренитет над прежними владениями, русскими или литовскими. Даже формальное падение Большой Орды в корне ситуация не изменило, поскольку ее претензии унаследовало Крымское ханство.Вплоть до конца XVI века (а возможно, и позднее, тут лучше уточнить у источниковедов) московские князья продолжали титуловать крымских ханов «царями», а те в течение того же времени отказывались признавать царский титул московских государей.

Наиболее дискуссионным остается вопрос о «выходе». Московская школа историков упорно считает, что дань не выплачивалась еще с 1460-х годов, а в Крым шли только дипломатические дары - «поминки». Ну а в татарской историографии - и средневековой, и современной, соответственно, противоположная точка.

Эти данные дают основание, что выплаты из Москвы в Крым не были связаны только с дипломатическими миссиями, а носили регулярный и фиксированный характер. Другое дело, что теперь в глазах московских властей не было прежней зависимости, а откупом от крымских набегов. Но это не отменяет факта их выплат. Формально-юридически они были отменены лишь Константинопольским договором 1700 года, то есть уже при Петре I.

Река Угра недалеко от места установки памятника.Фото Siverec / wikipedia.org

- Верно ли, что события 1480 года изначально были оценены в Москве только как один из эпизодов противостояния с Ордой, и лишь позже они стали восприниматься как религиозная (и победная) «битва добра со злом»?

- Сообщения в летописях о событии, безусловно, появились очень быстро, в те же 1480-е годы. Но «избавление» от ордынцев тогда, конечно же, понимали как то, что они не обрели разорению русские земли, но никак не обретение независимости.

Конечно, идеология противостояния «православной Руси» и «поганых татар» возникла несколько позднее, но, возможно, тоже вскоре: ведь нужно было обосновывать классификация сюзеренитета над Казанским ханством в 1487 году и т. д. Окончательно же эта идеология складывается, по всей видимости, не ранее XVI века, возможно, как раз в рамках казанских кампаний Ивана IV. К этому времени уже вполне четко прослеживается и политическая концепция, и устоявшаяся терминология в этом противостояния.Говорить о ее чисто религиозном характере нельзя, поскольку в это время в Московском государстве были актуальны идеи симфонии - единства светской и церковной власти в сфере власти и управления.

При этом нельзя забывать, что эта концепция была сформулирована в конце 1523 года - начале 1524 года, - прим. ред. ) и «Послании на Угру» ростовского епископа Вассиана (1480 год, - прим.ред. ). Уже в этих текстах отстаивалась идея суверенитета Московского государства и, как следствие, обоснование противостояния с Большой Ордой.

- Стояние действительно не локализовано историками до сих пор?

- Да, споры на этом месте еще идут, предполагаются разные места - и с опорой на инструкции, и чисто логически, умозрительно: мол, должно быть только так, потому что иначе было бы стратегически невыгодно и прочее.

- Говорят еще, что это событие не отражено в иностранных хрониках.

- Если не ошибаюсь, некоторая информация содержится в польских и литовских источниках конца XV ​​— XVI веков.

Во-исторический фестиваль «Великое стояние на реке Угре», посвященный событиям 1480 года. Фото пресс-службы калужского правительства

В соответствии с российской исторической традицией эта дата памятная. Но - не более того

- Можно обывательский вопрос? Как вообще умудрились простоять больше месяца друг напротив друга два войска, так ни разу и не схватившись? Может быть, происходили какие-то провокации, «разведки боем»? И были ли между сторонами переговоры в этот месяц?

- Обе стороны рассчитывали на активизацию своих союзников и учитывали погодные условия.Были разовые военные стычки, когда московские войска отразили несколько попыток ордынцев переправиться через Угру. А после замерзания реки и русские войска отошли, не решаясь дать бой на берегу, и ордынцы - не получив помощи от Литвы и узнав о намерении русских и касимовских татар зайти в тыл и вторгнуться вглубь ордынской территории. Собственно, это взаимное отступление и означало окончание стояния.

- Кто ушел первым? Видимо, татары?

- Насколько я знаю, напротив, первыми отступили войска Ивана III, намереваясь, в случае перехода татар по льду Угры, встретить их на надежной «твердой земле».Ахмат мог бы преследовать русских, но и его войска это стояние истощило, закончились запасы продовольствия, к тому же, к нему поступили известия о готовящемся вторжении русских отрядов в его собственных владениях. Так что, хотя первыми от Угры стали отходить московские войска, фактически отступили именно ордынцы.

Рустем Шакиров

ОбществоИстория

Закончилось Стояние на реке Угре

11 Ноября 2020 г.00:00

Памятник в честь 500-летия Стояния на реке Угре.

Фото: ugra.alexandrovi.ru

В 1476 г. московский князь Иван III отказался платить дань Золотой Орде. Хан Ахмат, ставший правителем Орды, весной 1480 г. выступил в поход. С этого же времени по всей русской земле стали собирать сильное войско, которое смогло бы противостоять войску хана Ахмата.Иван III занялся поисками союзника. Таким союзником стал крымский хан Менги-Гирей. После этого Иван III заключил мир со своими братьями, предоставили ему войска для совместной борьбы с золотоордынским ханом.

Войско ордынцев подошло к границам русских княжеств только в начале октября 1480 г., начав Стояние на реке Угре. Русское войско находилось в районе Калуги, где оно могло перекрыть путь на Москву. Такое положение позволяет воеводам князя Ивана III оперативно реагировать на любые маневры легкой татарской конницы.

Большинство бродов, на реке Угре было достаточное количество, не были пригодны для форсирования реки конницей. Для перехода подходило только место недалеко от устья Угры, где и стояли войска Ивана III. В течение октября 1480 г. войско хана Ахмата несколько раз пыталось перейти вброд Угру, но безрезультатно. Это было связано с тем, что монголы использовали старую тактику - осыпать врагаами, а потом изрубить его в конной атаке. В 1480 г. такой возможности у ордынцев не было, поскольку мощная броня русских пехотинцев и большое расстояние между берегами делали стрелы неопасными для русских войск.Конные атаки были легко отбиты за счет применения артиллерии.

После неудачной попытки перейти Угру вброд хан Ахмат стал ждать холодов, чтобы перейти реку по льду. В результате практически весь октябрь продлилось Стояние на реке Угре. Но уже к концу октября река Угра стала покрываться коркой льда. Иван III принял решение отойти к городу Боровск и там дать врагу решительный отпор.

В начале ноября 1480 г. Угра встала. Московские войска ждали атаки ордынцев в любой момент, но она все так и последовала.11 ноября 1480 г. разведчики принесли в Боровск новость о том, что армия хана Ахмата отступила. Так завершилось Стояние на реке Угре. Вместе с ним завершилось и ордынское иго на Руси.

Главным итогом Стояния на реке Угре является то, что Московское княжество получило независимость. Также необходимо заметить, что в камеру 1481 г. хан Ахмат погиб в результате боевого столкновения с воинами сибирского хана Ирбака. Вперед начавшейся борьбы за власть Золотая Орда разделилась на более мелкие ханства.

В 1980 г. на побережье реки Угры был открыт памятник в честь 500-летия Стояния.

Источники: http://istoriarusi.ru; http://www.istmira.com.

Угра не канет в лету

Авторитетные отечественные историки поддержали идею калужан о придании 11 ноября статуса федеральной памятной даты.

  • Участники конференции на берегу Угры, на месте событий Великого стояния.

  • Участники конференции в музее-диораме Владимирского скита Свято-Тихоновой пустыни.

  • Александр Чубарьян, Анатолий Артамонов и Юрий Волков на пленарном редактировании конференции.

Как уже сообщала наша газета, на прошлой неделе в Калуге состоялась Всероссийская научная конференция с международным участием «Великое стояние на Угре и формирование Российского централизованного государства: локальные и глобальные аспекты». В роли организаторов конференции выступили правительство области, Институт всеобщей истории Российской академии наук, КГУ им.К.Э. Циолковского и Калужский объединенный музей-заповедник.

Без преувеличения можно сказать, что в Калуге изучен весь цвет отечественных историков, занимающихся эпохи Ивана III и российского Средневековья. Как заметил министр внутренней политики и массовых коммуникаций Олег Калугин, «такого количества ученых можно встретить разве только в научной библиотеке на книжных полках». Кстати, министерство, объявленное Олегом Анатольевичем, сыграло самую активную роль в организации конференции.

Забегая вперед, отметим, что сами историки в беседе с журналистами тоже не скупились на комплименты в адрес организаторов, подчеркивая, что столь масштабный исторический форум не собирался давно.

В течение трех дней участники конференции обсуждали различные аспекты событий, произошедших на берегах Угры в 1480 году, а также оценивали масштабы значения Великого стояния для становления и дальнейшего развития Российского государства.

Надо сказать, что высокий значимость событий 1480 года в принципе никогда не вызывала сомнений.В частности, в Большой советской энциклопедии четко было написано: «Угорщина положила конец ордынскому игу. Русское государство стало суверенным не только фактически, но и формально ». Тем не менее в учебниках истории этой и личности Ивана III уделяется явно меньше места, чем они этого заслуживают.

Об этом в своем выступлении перед началом пленарного заседания говорил сопредседатель оргкомитета конференции, научный руководитель Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян.Он выразил надежду, что по итогам конференции будет дана справедливая оценка этого знакового события, в том числе и в учебниках истории.

Научный руководитель Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян.

- Для нас, калужан, события 1480 года и дата их окончания - 11 имеют крайне важное значение. Историческая значимость стояния на Угре переоценить, одобрение, обращаясь к участникам, губернатор области Анатолий Артамонов.

Член Совета Федерации Юрий Волков.

- Думаю, что Совет Федерации в ближайшее время проведет слушания, посвященные Великому стоянию на Угре.

С самого начала пленарного заседания было видно, что тема очень интересна для участников, она их, что называется, зацепила.Надо отдать должное организаторам: состав участников и темы их выступлений были очень подготовлены. Речь шла не только непосредственно о событиях Стояния на Угре, вопрос рассматривался гораздо шире.

К примеру, заведующий отделом западноевропейского Средневековья и раннего Нового времени Института всеобщей истории, член-корреспондент РАН Павел Уваров выступил с докладом «Кампания на реке Угре и всемирная история XV столетия». Доктор исторических наук, профессор МГУ Антон Горский в своем выступлении остановился на идеологических проблемах, предшествующие событиям на Угре, ведущий сотрудник Института всеобщей истории Вячеслав Назаров рассмотрел спорные вопросы, связанные вокруг этой исторической даты.Обсуждение шло очень оживленно, порою даже весьма острые дискуссии, хотя формат пленарного заседания их не предусматривает.

Впрочем, в эволюции подискутировать историки на заседаниях шести секций, работающих на конференции. По итогам всех дискуссий было принято единогласное решение поддержать инициативу калужан о придании 11 ноября (дню победного окончания Великого стояния) статуса федеральной памятной даты.

Участники конференции поддержали и инициативу установки в Калуге памятника Ивану III.Как отметил заведующий кафедрой вспомогательного исторического дисциплинно-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Евгений Пелов, установка на Калужской земле памятника из великих правителей России будет признанным потомками его заслуг по созданию нашего суверенного государства.

Научный руководитель Института всеобщей истории РАН академик Александр Чубарьян.

- Нельзя сказать, что это забытая страница нашей истории, но все-таки она в учебниках истории не стоит в первом ряду. Я думаю, этот недостаток будет преодолен, в том числе по итогам нашей конференции. Очень важно показать, что именно с этого времени, с победного окончания Великого стояния на Угре, появилась термин «Российская государственность», Россия вошла в более тесное взаимодействие со всей остальной Европой и была признана мощное государство.

Резолюция Всероссийской сММ участие научной конференции «Великое стояние на реке Угре и формирование Российского централизованного государства: локальные и глобальные контексты»

1.Поддержать Калужской области и ходатайствовать перед Российской Федерацией наук, министерством образования и академией Российской Федерации, министерством обороны Российской Федерации в Федеральное Собрание Российской Федерации соответствующее заключение для внесения изменений в ФЗ-32 ​​от 13.03.1995 г. «О днях воинской славы и памятных дат России» в части признанной датой 11 ноября - Дня окончания Великого стояние на реке Угре 1480 г.

Октябрь - ноябрь 1480 г.на берегах реки Угры на территории нынешней Калужской области русские войска во главе с великим князем Московским Иваном III отразили нападение Большой орды хана Ахмата, равное по своей мощи нашествию Батыя в XIII в., и свергли многовековое ордынское иго. Многодневная военная кампания, беспрецедентная по стратегии и тактике в истории российского и всемирного военного искусства, закончилась победой. Именно в результате этой победы молодое Российское государство с центром в Москве обрело политический и национальный суверенитет.Великое значение этого события, известного как «Стояние на Угре», было принято уже современниками, что нашло решение в памятниках древнерусской исторической литературы, прежде всего в древнерусских летописях. Понимание этого сегодня только усиливается. Учреждение этой памятной даты основано на признании Великого ст на реке Угре важнейшим историческим событием в истории Российского государства и общества, стремлении воздать должное великому подвигу русских воинов, отстоявших российскую государственность 11 ноября 1480 г., сохранить историческую память о том событии для нынешних и будущих поколений российских граждан.

2. Рекомендовать включить в число образовательных учреждений высшего образования России число программ общеобязательной дисциплины 11 ноября 1480 г. «Великое Стояние на реке Угре» с последующим включением необходимых учебно-методических материалов в учебники, учебные и методические пособия, хрестоматии в достаточном объеме и степени детализации, признавая его подлинное историческое значение.

Рекомендовать расширить и конкретизировать учебно-методические материалы в части преподавания событий 1480 г. на реке Угре в общеобразовательных учреждениях в России.

Свое мнение по поводу событий Великого стояния на Угре в интервью нашей газете высказали участники конференции.

Михаил Липкин, профессор, директор Института всеобщей истории РАН.

- В рамках конференции мы подписали соглашение о сотрудничестве между Институтом всеобщей истории РАН и Калужским государственным университетом им.К.Э. Циолковского. Оно предусматривает активную работу в развитии направления региональной истории. Особенно в тех событиях региональной истории, которые имеют глобальное значение. В частности, это тема сегодняшней конференции: Великое стояние на реке Угре и роль Ивана III для всего Европейского континента.

На мой взгляд, имя Ивана III и Великое стояние на Угре незаслуженно забыты в мировой истории. А после посещения музея-диорамы у меня все больше крепло мнение, что он был не тем полководцем, который скачет впереди войска, обладал мудростью и стратегическим мышлением, умением доверять важные решения профессиональным военачальникам.И Великое стояние на Угре стало той мудрой победой, когда государство стало экономически независимым, тогда появилось само понятие «российская государственность».

Олег Кудрявцев, профессор МГИМО.

- Иван Великий создал по-настоящему единое государство. И самое главное - он ликвидировал ордынское иго, или, как говорят сейчас, зависимость.До этого огромные ресурсы страны уходили вовне. После Стояния на Угре они стали оставаться здесь. А это и экономическое, и социальное развитие, развитие городов и самозащита государства, армия.

В его правление укрепилось значение страны в мире. Россией стали интересоваться как возможным союзником и торговым партнером. Эти события тех времен крайне важны для России и Калужской области сегодня. Это место, где решалась судьба огромной территории Европейского континента.

Михаил Кром, доктор исторических наук, профессор Европейского университета (Санкт-Петербург).

- Меня впечатлила организация этой конференции и состав участников, на мой взгляд, здесь собрались все крупные специалисты. И важно, что специалисты не только по российской истории, но и по всеобщей.Потому что события 1480 года имели, по моему мнению, и общеевропейское значение. Последствия стояния на Угре были важны для Европы так же, как и для России.

Что касается пленарного заседания, то на нем прозвучал ряд важных докладов, и я бы их сгруппировал по нескольким направлениям. Во-первых, это работа над первоисточниками, которая продолжается, и специалисты сделали целый ряд новых наблюдений. Я надеюсь, что они увидят свет в виде статей, по ним будет наверняка издан сборник.

Второй момент, о котором нужно сказать, - это идея синхронизации истории и определения там места и роли Ивана III, и собственно Великого стояния на Угре. Все выступавшие поставили это событие в ряд с событиями, происходившими и в Европе, и в Азии в этот период. Было подчеркнуто, что именно в конце XV века в мере зарождался тот мир, в котором мы живем. Я в своем выступлении коснулся проблемы суверенитета, поскольку мне кажется, она сегодня не поставлена ​​должным образом.А конец XV века - это именно та эпоха, когда зарождался российский суверенитет, то есть как раз то, что и отличает Московское государство от предшествующего ему Великого княжества, то есть принципиально новый этап. Именно это я попытался рассказать участникам конференции и надеюсь, что дискуссии об этом будут продолжены.

Юрий Никифоров, начальник научного отдела Российского военно-исторического общества.

- Научная конференция, посвященная стоянию на Угре, - событие поистине масштабного, один состав участников уже говорит о том, что здесь ведущие собрались знатоки российского Средневековья. И я по-хорошему удивился тому, как удалось организаторам собрать большинство ученых, занимающихся эпохой Ивана III. Поэтому данное мероприятие - это в своем роде уникальное для современного явления России явление, поскольку такого уровня в стране проводится не так много.

Говоря же о тематике форума, хочется отметить, что если смотреть ретроспективно на нашу историческую память, как у нас воспринимаются эти события, и сегодня на конференции, и у нас в военно-историческом обществе отмечалось, что личность Ивана III и сама его эпоха недооценены.И, безусловно, сегодня историческое сообщество приходит к мнению, что Иван III - один из выдающихся политических деятелей средневековой Руси и события того времени на Угре имеют судьбоносный характер для становления российской государственности в том виде, в котором она существует сейчас. Именно тогда произошло формирование ядра той страны, которую в современном мире мы называем Великороссией. В тот период состоялся один из важнейших этапов становления государственности России. Это и герб, который мы сегодня имеем, и само по себе название «Россия», и формирование самосознания людей, так называемого национального самосознания.Все это уходит корнями в эту эпоху.

Иван III, по сути, завершил то, что было начато его предшественниками, начиная с Ивана Калиты и продолжая московскими князьями, собирателями Русской земли. Благодаря этому он вошел в нашу историю, и память о нем должна быть увековечена достойным образом. И сегодня Российское военно-историческое общество и творческий совет во главе с известным режиссером Андреем Кончаловским уже больше года работают над проектом памятника Ивану III, который планируется установить не где-нибудь, а именно в Калуге.По замыслу этот памятник связан с Великим стоянием на Угре, с избавлением от ордынской зависимости. И, по мнению министерства культуры РФ и военно-исторического общества, это должен быть памятник не регионального, а федерального значения.

Борис Клосс, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

- В 1480 году Калужская земля была в центре исторических событий, в центре международных отношений Московского княжества и Орды. Известно, что само событие 1480 года и оценено историческими историками, сегодня рассматриваются научные проблемы, связанные с изучением событий великого стояния, как организована оборона русских войск, каковы исторические источники, которые рассказывают об истории событий.

На мой взгляд, очень важно, что данный представительный исторический форум прошел именно на Калужской земле, непосредственно с Великим стоянием на Угре.

Я считаю, что и в дальнейшем стоит обращать внимание на события Великого стояния, поскольку они имеют не только локальное, но весьма значимо и судьбоносно для истории всего Российского государства. Это переломный момент в истории нашей страны.

Антон Горский, руководитель Центра источниковедения Института российской истории РАН, профессор МГУ .

- За время великого княжения Ивана Васильевича территория Московского великого княжества выросла в несколько раз.

Событие, которое проводится в заглавие конференции, было одним из ключевых в княжении Ивана III, потому что именно этим событием 1480 года ознаменовано обретение того, что принято сейчас называть государственным суверенитетом Московского государства.

Дата 11 ноября достойна того, чтобы быть отмеченной на федеральном уровне.

Владислав Назаров, ведущий научный сотрудник Института всемирной истории РАН.

- Нынешняя научная конференция - значительное событие не только в нашей, но и в мировой историографии.

Сегодня научное сообщество вновь обращается к истории событий Великого стечения событий на Угре и личности князя Ивана III, которые в последнее время не пользовались популярностью.Причин тому несколько. Это и интерес к внуку Ивана Великого - Ивану IV, памятник которому не так давно установили в Орле. Это и в целом комплексное исследование всего периода XV века. На мой взгляд, все это совершенно справедливо и своевременно, так как заслуги Ивана III в деле становления независимого Российского государства трудно переоценить.

Материалы подготовили Анри АМБУРЦУМЯН, Ольга СМЫКОВА, Алексей КАЛАКИН.

Фото Георгия ОРЛОВА.

Рубеж на Угре

11 ноября 1480 года завершилось Стояние на Угре, знаменовавшее собой конец эпохи ордынского ига. В этой эпохе и запутанной терминологии, используемой для ее описания, в интервью «Историку» рассказал руководитель Центра истории России и межэтнических отношений ИРИ РАН, доктор исторических наук Вадим Трепавлов

Свой поход на Русь хан Большой Орды Ахмат начал еще в июне 1480-го. К Угре ордынцы подошли в начале октября, однако переправиться на другой берег не решились - стояли почти полтора месяца напротив русского войска.Долго так продолжаться не могло: в ноябре они повернули назад. Эту бескровную победу Иван III вполне мог записать в свой актив. Но даже если он сам этого не сделал, историки расставили все точки над «i». «Здесь конец нашего рабства», - показал об этом событии Николай Карамзин, имея в виду именно Угре завершился длившийся без малого два с половиной столетия период ордынского ига. Впрочем, в последнее время историки стараются не использовать карамзинскую терминологию, предпочитаемую терминам «рабство» и «иго» более нейтральные определения.Оправданно ли это и в какие еще терминологические ловушки можно попасть, занимаясь историей русско-ордынских отношений?

Сложности терминологии

- Насколько, на ваш взгляд, правомерно использование термина «иго»?

- Особых проблем с его употреблением, как этот термин действительно упоминается в источнике, хоть и несколько более поздних по отношению к золотоордынскому периоду. При этом мы знаем, что по настойчивым просьбам, в том числе историков Татарстана, в современных федеральных учебных заведениях, понятие «ордынское иго» заменено на более политкорректное - «зависимость русских княжеств от Орды».На мой взгляд, это был во многом конъюнктурный шаг, потому что независимо от психологических комплексов тех, кто считает себя потомками ордынцев, должны учитываться отношения к происходящему современников событий той эпохи. А отношение к режиму, установленному ордынцами на Руси, было однозначным: он воспринимался как рабство, как неволя, а это по большому счету и есть синонимы слова «иго».

Да, можно согласиться, что «иго» было не таким террором, «иссушающим душу русского народа», как его во второй половине XIX века характеризовал Карл Маркс.

- Конечно, это было явное преувеличение.

- Безусловно. В конце концов, 500-летнее османское иго на Балканах было намного более жестоким и кровопролитным, чем ордынское. Это не менее я считаю, что в контексте «иго» применительно к характеру отношений Руси и Орды незаслуженно из нашей историографии и учебной литературы. Впрочем, никакой катастрофы не произошло: будем принимать во внимание этот факт и использовать термин «зависимость».

- Какова была цель Батыева нашествия на русские земли?

- Смысл завоевания - в самом завоевании. А почему именно Русь? Здесь объяснение нужно искать в средневековой ментальности. Монголы считали себя избранным народом, упомянутым великим ханом, который отмечен божественным благоволением. Сохранились письма от монгольских правителей различным государству, где говорится о том, всему миру предстоит покориться власти монголов.

Можно услышать мнение о том, что якобы не используются особые значения, поскольку здесь, а монголы - кочевники и им нужны были степи, пастбища.С моей точки зрения, этот довод несостоятелен. К тому времени они уже завоевали огромные территории с оседлой культурой - и Китай, и Хорезм, весь покрытый оросительными каналами. Там тоже кочевать было затруднительно, однако они сознательно пошли на это. Почему? Потому что была программа завоевания мира, которую должен был осуществить народ, избранный Вечным Синим Небом. То есть монголы, подданные монгольского великого хана.

Так что кочевая экономика тут ни при чем. Была важна именно харизма завоевателей: «удачливые вожди ведут свой народ на покорение более слабых, менее удачливых соседей, которые не отмечены благоволением божественных покровителей».В этом и смысл, и цель завоевания, в том числе и русских земель.

Другое дело, что Русь особый статус и в Монгольской империи, и в Золотой Орде. Ее завоевали, но не оккупировали. Хотя русские княжества были не уникальны в таком положении: и Уйгурия, и Грузия, и страна енисейских кыргызов, и сельджукская Малая Азия в рамках Монгольской империи существовали точно так же. Это была типичная архаичная империя, территория которой обладали разным статусом.

- С вашей точки зрения, как правильно интерпретировать понятие «ордынское иго» или «зависимость от Орды», как теперь принято говорить?

- Я давно для себя вывел формулу: «иго» - это ярлыки и «выход», то есть инвеститура правителей и выплата налогов.Размер дани нам в точности неизвестен, и он, видимо, менялся на протяжении времени. Но, судя по оценочным суждениям русских книжников XIII века, дань была «тяжкой». Причем ее платить пришлось уже в 1250–1260-е годы, когда страна была разорена, а дань требовали. Регулярная выплата, по-видимому, началась с общеимперской переписи населения в 1257 году. Это было настоящее финансовое, ресурсное иго. С начала XIV столетия ордынцы передоверили сбор дани русским князьям - сперва тверским, затем московским.

Наличие и другого другого, то есть выдачи ярлыков на княжение русским князьям и необходимости платить в Орду, приводит меня к принудению, что русские княжества (во всяком случае, те, на которые выдавались ярлыки) являлись частями ордынской государственной системы.

- Почему эта зависимость сохранялась так долго - с 1240-х годов до второй половины XV века, целых два с половиной столетия?

- Основная причина - средневековый провиденциализм.Ведь нашествие иноплеменников, различных православия воспринимается в то время прежде всего как кара Господня, за самые разные грехи и прегрешения. А как можно Божьей воле препятствовать ?! Остается лишь смириться и постараться исправиться. И поэтому если мы внимательно посмотрим источники, то увидим, что восстаний против ордынской власти не было. Были восстания только против злоупотреблений этой властью.

Да и сами русские князьяали такой порядок незыблемой нормой, а себя счит - частью ордынской иерархии власти.Ведь над ними стояли «царь», как в русских источниках именовали ордынских ханов. А «царь», «цесарь» - это самый высший титул. До этого так именовали императоров Священной Римской и Византийской империй, но теперь стали называть и ханов Золотой Орды. «Царь» (он же император) по статусу выше самых могущественных и влиятельных князей. Именно поэтому русские князьяали себя вассалами ордынского «царя», в их глазах он считался легитимным правителем. От него они инвеституру - ярлыки на собственное княжение.За многие годы они к этому привыкли, примирились с этим. Да и Церковь долгое время такие отношения оправдывала. А народ, естественно, терпел…

Монголы и татары

- Упомянутый вами Маркс использовал термин «татаро-монголы». Как быть с этнонимами? Кто из них напал на Русь в XIII веке - «татары», «монголы», «татаро-монголы», «монголо-татары»?

- Однозначно напали монголы. Следует учитывать обстоятельства, что «монголы» того времени - это политоним, при помощи которого обозначались все подданные монгольского хана.Политоним, как известно, указывает на политическую принадлежность людей без учета их этнической, социальной и какой-либо идентичности. Абсолютные аналоги этого термина - «советский народ» или даже «русские»: как мы помним, именно так на Западе именовали всех без исключения жителей Советского Союза. Обозначение «русский» являлось политонимом, будь человек чувашом, якутом, чеченцем и т. д.

Так и здесь. В XIII веке на Русь напали монголы, но в этническом смысле это, конечно, был конгломерат разных племен и народов, объединенных к тому времени под властью великого хана, сидевшего в Каракоруме.Путаница в терминах возрастает в связи с тем, что и в русских источниках того времени, и в западноевропейских анналах термин «монголы» не используется, везде речь о «татарах». Чтобы хоть как-то сгладить это противоречие, был изобретен термин «монголо-татары» или «татаро-монголы».

Впрочем, ныне широко распространенное понятие «монголо-татары» изредка употреблялось и в древности. Оно встречается в некоторых армянских и китайских текстах XIII столетия. Со временем оно было забыто и вышло из употребления.И только в начале XIX века немецкий историк Христиан Крузе при составлении своего «Атласа по европейской истории» вновь изобрел это слово. Потом, в 1830-е годы, понятие «монголо-татары», подхватили и в нашей историографии, и оно прижилось, хотя это уже было абсолютно искусственное, кабинетное изобретение. Поэтому на ваш вопрос, кто напал на Русь в XIII веке, я бы ответил так: однозначно монголы, больше в известное то время как татары. Фактически это были два равнозначных политонима того времени.

- Каким образом в русских и европейских источниках этноним «татары» заменили собой правильную позицию современной этноним «монголы»?

- Примерно с XI века на Востоке, то есть в Китае и некоторых мусульманских странах, понятие татары стало общим обозначением для кочевых народов Центральной Азии. При этом существовала группа племен, носивших собственное имя «татары».

- То есть изначально татары - это одно из монгольских племен?

- Совершенно верно - союз племен Восточной Монголии, имя которого благодаря народам, жившим по соседству (и прежде всего, видимо, китайцам), в качестве собирательного перешло на все кочевые племена в том регионе.Так что, когда Чингисхан и его полководцы начали свои завоевания, для разных народов это уже было нашествие «татар».

А когда монгольские войска вторглись в половецкие степи, половцы (кипчаки) стали отступать. На Русь и в Западную Европу хлынули беженцы. Они-то и разнесли повсюду весть о страшном народе, явившемся с востока. А поскольку эти беженцы называли монголов «татарами», то и русские, и европейцы также начали использовать это наименование. Именно поэтому мы не найдем в русских и европейских источниках слова «монголы».Потом в рамках возникшего государственного образования, более известного нам как Золотая Орда, местные народы по средневековому обычаю приняли на себя название народа-завоевателя: они стали именовать себя «татарами», что в их глазах было синонимом «монголов».

- В какой мере средневековые татары соотносятся с татарами, ныне живущими в Казани, Башкирии и других регионах современной России?

- Чтобы не углубляться в этническую историю самой современной истории государства Поволжья, современным российским татарам соотносятся с ордынскими татарами примерно так же, как современные итальянцы с древними римлянами.То есть существует несомненная этническая преемственность между ними, но, конечно, есть и колоссальная разница - и в культуре, и на языке, и в ментальности. Вообще, Золотая Орда была этнической колыбелью многих тюркских народов. Монголы, придя в Восточную Европу, в степи Причерноморья, Поволжья, Казахстана, создали такую ​​государственную систему, в которой перемешались илые пришлые монгольские, и местные тюркские племена. Именно из этой этнической смеси племен и народов постепенно, уже после распада Золотые Орды, в разных регионах стали формироваться различные этнические сообщества.В итоге уже через 100–200 лет после распада Золотые Орды мы видим в источнике «узбеков», «кумыков», «ногайцев», а вместе с ними и несколько под названием народов «татары». Так что их этнические корни следует искать в золотоордынском периоде истории.

Одно из событий

- Почему во второй половине XIV века Дмитрий Донской пошел на конфликт с Ордой, фактически первым из русских князей решающее сопротивление вооруженное сопротивление существующему порядку?

- Тут есть нюансы.Да, если смотреть с русской стороны, то выход Дмитрия Ивановича на Куликово поле, конечно же, первая заметная веха в борьбе против ордынского ига. Но если смотреть на события 1380 года из Орды, то Куликовская битва - это всего лишь одно из событий так называемой «великой замятни», долгой междоусобной войны, которая в 1360–1370-х годах разразилась в ордынских землях.

Не будем забывать, что тогдашняя Русь была частью ордынской государственной системы. И когда эта система пошла вразнос, когда стала проявляться сепаратизм, представители разных кланов начали бороться за ханский престол в Сарае, а правители вступили в борьбу за дополнительные ресурсы, то тут в отсутствие сильной власти Дмитрий Иванович - будущий Дмитрий Донской - повел себя точно так же , как все остальные субъекты ордынской государственности.В 1376 году он захватил город Булгар, посадил там своего наместника, то есть активно включился в «великую замятню». Важно понимать: он не просто старался изгнать татар и сделать Русь независимой, он включился в междоусобную войну в Орде.

Сделать это было тем более соблазнительно, что в Золотой Орде к тому времени сложилось двоевластие: в Сарае один за другим менялись ханы, а в западной части государства еще одним ханским престолом распоряжался верховный военачальник Мамай.По сути, русские князья, которые ездили к безвольным ханам - марионеткам Мамая, не являющиеся ярлыком не от них, а от - фактически простолюдина, нелегитимного выскочки.

Так что я не думаю, что Дмитрий Донской имел замысел вообще освободиться от ордынской зависимости. В принципе, если бы была такая цель, возможно, он нашел способ ее достичь, так как Золотая Орда в то время очень ослабела: от нее отделился Хорезм (там появилась собственная династия), отделилось Молдавское княжество.Многолюдная Русь с накопленными после Ивана Калиты ресурсами тоже потенциал для освобождения. И когда спустя год после Куликовской битвы хан Тохтамыш победил Мамая, Дмитрий Донской послал ему - законному хану, потомку Чингисхана - поздравления с победой и воцарением.

- Тогда в чем, по-вашему, значение Куликовской битвы?

- Она показала, что в Москве в принципе по силам мобилизовать ресурсы, собрать большое войско и выступить против Орды.Хотя, конечно, сама Куликовская битва не имеет решающего значения в этом. Ее влияние было позже переосмыслено и описано как она стала выглядеть один из главных эпизодов борьбы. В действительности Дмитрий Донской нанес удар по Мамаю, который незаконно распоряжался престолом, расчистив тем самым дорогу к трону законному хану Тохтамышу.

- Почему еще 100 лет после Куликовской битвы продолжалась зависимость?

- Во-первых, привычка.Несколько поколений уже жили при этом режиме. Во-вторых, известная политическая гибкость завоевателей. Ведь та жесткая система подчинения, которая была принята в XIII веке, когда баскаки с вооруженными отрядами приезжали на Русь и выколачивали дань, к тому времени давно ушла в прошлое. Теперь «выход» собирали княжеские дьяки, и делали они это «безадресно», не уточняя, что «это идет татарам, а это - наше князю». Все собираемые деньги шли в княжескую казну, а уж что князь отвозил в Орду - об этом объекты налогообложения понятия не имели.Они знали, что князем установлен налог и его нужно платить.

Характер отношений Руси с Золотым Ордой, я считаю радикально изменился после Куликовской битвы, а после смертоносного Орды нашествия Тимура в 1390-х годах, когда почти все крупные ордынские города были разрушены. Под ударами Тимура хан Тохтамыш стал метаться между Литвой и Сибирью и в конце концов потерял власть. Вот тогда стало ясно, что ордынская держава клонится к закату.

На пути к собственной империи

- Если первое сравнить Дмитрия Донского и Ивана III, их вклад в дело освобождения русских земель, кого бы вы поставили на место?

- Я считаю, что у Дмитрия Донского не было задачи, а у Ивана III такая задача была, то для меня, конечно, Иван III на первом месте.

- В чем, на ваш взгляд, эпохальность Стояния на Угре?

- Николай Карамзин в «Истории государства Российского» весьма красноречиво охарактеризовал этот момент, написав: «Здесь конец нашего рабства». Основатель отечественной историографии своим авторитетом закрепил, но на самом деле это был долгий процесс. Современные историки время освобождения от ордынской зависимости растягивают как минимум на несколько лет. Так, известно, что «выход» в Орду Москва перестала выплачивать за восемь лет до Стояния на Угре - с 1472 года, когда Иван III разбил войско хана Ахмата под Алексином на Оке.А после 1480-го ушла в прошлое и политическая зависимость.

- Между тем Москва и после этого продолжала платить некое подобие дани крымскому хану?

- Не совсем так. В Европе это действительно воспринималось как дань, но «поминки» крымскому хану - это уже не дань. Главное здесь - добровольность. Никакого определенного размера и обязательности не было. Это была скорее часть дипломатического протокола. Ведь крымские и ногайские посольства тоже вручали русским правителям «поминки».Происходил своеобразный дарообмен, ничего не имевший с выплатой ордынского «выхода».

- Как в целом вы оцениваете период ига? Какую роль он в истории русских земель?

- На мой взгляд, произошло следующее: изначально, до монгольского завоевания, Русь была одним из европейских королевств, после распада Древнерусского государства - королевствами. Потом пришли монголы, и впервые в нашей истории на границе границ опустился «железный занавес».Потому что монголов боялись. На несколько столетий все, что находилось к востоку от Литвы, стало называться Тартария или даже Сарматия: в Европе знали, что там живут татарские данники. Высоко не воспринимается одно из равноправных государств. Для Европы это была другая цивилизация, ей не доверяли, от нее продолжали отгораживаться. Да, богатая земля, но и религия не та - схизматики, православные, и население наполовину азиатское, и реноме, память об ордынском владычестве явно сказывались…

Потом начались тяжелые конфликты на Западе - с поляками, немцами.В системе дала России возможность расширить область истории только на юг и на восток. Вот такая у нас оказалась альтернатива: либо оставаться из периферийных европейских монархий, либо отвернувшись от Европы, создать мощную собственную империю до Тихого океана. Россия выбрала второй путь. Вот вам одно из следствий монгольского завоевания.

Лента времени

1237–1238 годы

Нашествие Батыя на Северо-Восточную Русь.

1239–1241 годы

Нашествие Батыя на Южную Русь.

1243 год

Признание даннической зависимости от ордынского хана великим князем Владимирским Ярославом Всеволодовичем.

1357 год

Начало «великой замятни» в Золотой Орде.

1374 год

Прекращение выплаты дани темнику Мамаю по решению великого князя Дмитрия Ивановича.

1378 год

Первая победа русского войска над ордынским отрядом на реке Воже.

1380 год

Разгром войска Мамая в Куликовской битве.

1382 год

Разорение Москвы ханом Тохтамышем, возобновление выплаты дани русскими землями.

1472 год

Победа Ивана III над силами хана Ахмата под Алексином, окончательное прекращение выплаты дани Орде.

1480 год

Стояние на Угре, окончательное свержение ордынской власти над русскими землями.

Что почитать?

Трепавлов В.В. Золотая Орда в XIV столетии. М., 2010

Рудаков В.Н. Зависимость от Орды в русской исторической терминологии // Древняя Русь: пространство книжного слова. М., 2015

«Чтобы ты, злодей, перестал творить зло»

Спустя семь с лишним десятилетий после знаменитого Стояния, в середине XVI века, возникла вообще фантастическая трактовка того, что произошло на Угре осенью 1480 года.Автор составленной в Москве «Казанской истории», повествовавшей о событиях от наступления Батыя до взятия Казани Иваном Грозным, по-своему интерпретировал и причины похода хана Ахмата на Русь, и его причины бегства с Угры

Царь Ахмат, воцарившись в Золотой Орде после смерти своего отца, царя Зелед-Султана, по старому обычаю послал своих послов с царским ярлыком к великому князю Московскому Ивану Васильевичу просить дани и оброков за прошлые годы. Великий же князь не испугался царского гнева, но, взяв ярлык с изображением его лица, бросил на землю и затоптал ногами своими.И повелел он перебить всех надменных царских послов, дерзко явившихся к нему. Одного же оставил в живых, чтобы он мог передать царю такие слова: «То, что сделал я с твоими послами, сделаю и с тобой, чтобы ты, злодей, перестал творить зло и притеснять нас».

Царь же, услышав это, воспылал великой яростью, дыша, как огнем, гневом и угрозой. И сказал он своим князьям: «Видите, что творит раб наш ?! Как смеет этот безумец противиться власти нашей? » И, собрав в Большой Орде всю свою сарацинскую силу, не оставив даже небольшую охрану - он знал, что он ни о каком предстоящем нападении на его Орду, - пришел он на Русь, к реке Угре, в лето 6989, ноября в 1 день, желая уничтожить всех христиан и взять царственный город, славную Москву, как взял ее обманом царь Тохтамыш.И говорил он так: «Если не захвачу я живым великого князя Московского, и не приведу его связанного, и не замучу горькими муками, то зачем мне жизнь и царская моя власть?»

Услышал великий князь о неукротимой свирепости царя, и также собрал воинов со всей Русской земли, и вышел без страха навстречу нечестивому царю Ахмату к той же реке Угре. И стояли оба войска по берегам одной реки - русское и сарацинское. Та ведь река обходит многие места Русской земли, лежащий на пути у приходящих на Русь поганых варваров, и могу сказать, как она, как пояс самой пречистой Богородицы, как твердыня, очищает от поганых и защищенную землю.Царь же, видя, что великий князь, мнимый его раб, вышел безбоязненно против него с большой силой и стоит, вооружившись, у реки, намереваясь поразить мечом его сердце и отсечь ему голову, подивился таковой новой его дерзости. И много раз пытался царь переправиться через реку во многих местах и ​​не мог, так как препятствовало ему русское воинство.

И посовещался великий князь с воеводами своими о добром деле, от которого была ему великая польза, а после него и детям его и внукам на века.И он посылает он втайне от царя захватить Золотую Орду, пока царь стоит на Руси, не подозревая об этом, находившегося у него на службе царя Нурдовлета Городецкого и с ним воеводу - князя Василия Ноздреватого Звенигородского с большою силой. Они же, придя Волгою, в ладьях, в Орду, нашли ее пустой, без людей: были в ней только женщины, старики и дети. Так и захватили ее: жен и детей варварских и весь скот в плену взяли, имеющий же огню, и мечу предали и хотели до конца разорить Батыеводы юрт. <…>

И прибежали вестники к царю Ахмату с известием, что Русь Орду его разорила.И вскоре после этого, в тот же час, царь от реки Угры побежал назад, никакого вреда земле нашей не причинив. Также и прежденутое воинство великого князя из Орды отступило.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *