Поход через альпы суворова кратко: Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы. Справка

Содержание

Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы. Справка

31 августа войска Суворова (21,5 тысячи человек, в т.ч. 4,5 тысячи австрийцев) выступили в поход из Алессандрии и, пройдя за 5 дней 150 км, 4 сентября сосредоточились в Таверне.

Ввиду того, что австрийцы не выполнили своих обязательств по обеспечению похода, армии Суворова пришлось задержаться здесь на 5 дней.

10 сентября, получив 650 мулов и используя под вьюки 1,5 тысячи лошадей спешенных русских казаков, войска двумя колоннами двинулись на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, но более трудному пути – через перевал Сен-Готард на Швиц.

13 сентября они овладели перевалом, 14 сентября с боем прошли через Чертов мост и 15 (26) сентября вышли к Люцернскому озеру. Здесь выяснилось, что вопреки сведениям австрийского штаба, дороги к Швицу вдоль озера не было, а переправочные средства уведены противником. Войскам Суворова пришлось с боями горной тропой и по карнизам скал преодолевать труднодоступный перевал Росток (свыше 2400 м) и Муотенскую долину.

16 сентября они перешли перевал и спустились в долину, где получили известие, что корпус Римского-Корсакова разбит под Цюрихом, а австрийский отряд Фридриха фон Хотце – у реки Линта.

Армия Суворова оказалась почти без боеприпасов и продовольствия, окруженная втрое превосходящим противником.

На военном совете, созванном Суворовым, решили пробиваться через перевал Прагель на Гларус. 19-20 сентября русские войска, имея в авангарде отряд генерал-майора Петра Багратиона, отбросили французскую бригаду генерала Габриэля Молитора от Муотена, разбили превосходящие силы французов и открыли дорогу на Гларус. Одновременно арьергард генерала Андрея Розенберга отразил атаки французов с тыла и 23 сентября соединился с главными силами. Совершив тяжелейший переход через перевал Рингенкопф у деревни Панике, русская армия 27 сентября вышла в район Кура, а оттуда ушла в Австрию.

За время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 4 тысяч человек и нанесла вчетверо больший урон противнику.

Предательские, по существу, действия австрийского командования, отсутствие достоверных карт, за которые отвечали австрийцы, поражение под Цюрихом, неудачи войск коалиции на других фронтах, крайнее изнурение войск Суворова привели к тому, что цель Швейцарского похода Суворова не была достигнута. Это вынудило Павла I расторгнуть союз с Австрией и отозвать русские войска в Россию.

Вместе с тем переход с боями наиболее высокой в Европе Альпийской горной системы ‑ один из выдающихся образцов военного искусства. По меткому выражению Суворова, "русский штык прорвался сквозь Альпы".

За Швейцарский поход Суворов был возведен в звание генералиссимуса, и ему было приказано воздвигнуть монумент в Петербурге. Принимавший участие в этом походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

В Швейцарии в ущелье Шолленен у "Чертова моста" в 1899 году по инициативе князя Голицына был установлен памятник "Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 г.". Ежегодно здесь проходит торжественное возложение цветов.

Переход Суворова через Альпы: историческая правда России от РВИО

ХОД СОБЫТИЙ

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности  войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе. Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела. Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г. Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом   иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф. Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Наполеон завоевал Италию в ходе блестяще проведенной военной компании с Австрией 1796-1797 гг. Армия талантливого 27-летнего генерала неожиданно для противника прошла по прибрежной кромке Альп, где вся дорога простреливалась с моря.

 Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан. Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В. Суворову. Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от французских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г. Суворов разгромил французскую армию при р. Адде.  После этого без боя был захвачен Турин и Милан. 4 июня союзная армия совершила беспримерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и с ходу начала сражение у р. Треббии, в ходе которого была на голову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у г. Нови, а сам Жубер был убит. С падением крепости Мантуи северная Италия окончательно перешла в руки русской армии.   

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии - стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Следующим препятствием на пути войск Суворова был Чертов мост (Teufelsbruecke), который перекинут через р. Рёйса. Желая не допустить чрезмерного укрепления французов на левом берегу, Суворов отдал приказ генералу Каменскому преследовать войска отступавшего генерала Лекурба, изматывая французские части постоянными арьергардными боями. В результате французы не смогли укрепиться у Чертова моста, но разобрали центральную его часть, сделав проход невозможным. Тогда русские солдаты под командованием П.И. Багратиона разобрали стоящий неподалёку сарай на брёвна, и, связав их между собой офицерскими шарфами, перебросили через пролом. Под натиском русских французы вынуждены отступить, а большая их часть была направлена на юг для эвакуации. Всего у Лекурба осталось 3 000 человек, после эвакуации не более 900.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая - на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы - русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца!.. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

1 октября в Мутенской долине сошлись русские войска численностью 14 тыс. человек под командованием генерала А.Г. Розенберга с 24-тысячным корпусом под командованием генерала Массена. Понимая своё отчаянное положение, русские войска начали наступать на французские позиции и завязали всеобщий рукопашный бой. Натиск русских воинов был таков, что французский центр не смог продержатся и получаса – французы начали беспорядочное отступление. Входе истребления французских войск русский унтер-офицер Иван Махотин добрался до самого Массены и содрал с него золотой эполет, хотя генералу удалось бежать. В результате русские потеряли 700 человек убитыми и ранеными. Потери французов составили от 3 000 до 6 000 человек. В плен было взято 1 200 солдат и офицеров, в том числе генерал Ла Курк. Трофеями русских стали семь орудий и одно знамя.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию. Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор. Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией.  В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

220 лет назад начался знаменитый переход русской армии под командованием А. В. Суворова через Альпы

5 (16) августа 1799 г. после серии побед в Италии А. В. Суворову было дано приказание о переходе русской армии в Швейцарию на соединение с русским корпусом генерала А. М. Римского-Корсакова. Для перехода Суворов избрал самый короткий, но и самый трудный путь — через перевал Сен-Готард, занятый противником.

4 (15) сентября Суворов прибыл в Таверне, где выяснилось, что союзники-австрийцы не позаботились о предоставлении необходимых запасов продовольствия и вьючных мулов, без чего армия Суворова не могла выступать. На подготовку операции ушла неделя.

10 (21) сентября русские войска подошли к Сен-Готарду, занятому французским отрядом Лекурба (8,5 тыс. человек). Суворов направил колонну генерала А. Г. Розенберга в обход перевала справа через Дисентис на Чёртов мост в тыл противнику, а сам 13 (24) сентября главными силами атаковал перевал. Две атаки были отбиты, но во время третьей отряд генерала П. И. Багратиона вышел в тыл французских позиций, что заставило противника отступить. 14 (25) сентября французы пытались задержать русские войска у туннеля Урзерн-Лох и Чёртова моста, но были обойдены с флангов и отошли.

15 (26) сентября войска Суворова прибыли в Альтдорф и обнаружили, что оттуда нет дороги на Швиц, о чём австрийское командование Суворова не проинформировало. Решено было двигаться через хребет Росток и Муотенскую долину. Тяжёлые 18 км пути до Муотенской долины русские войска преодолели за два дня. Тем временем оставленный австрийцами и не дождавшийся помощи от Суворова корпус Римского-Корсакова потерпел поражение. Перейдя через Альпы, Суворов сам оказался в окружении французских войск и был вынужден предпринять новый трудный переход, завершившийся лишь в конце сентября, после чего достиг зимних квартир в Аугсбурге.

Действия австрийского командования, поражение войск Римского-Корсакова, неудача англо-русской экспедиции в Голландии, крайнее изнурение и большие потери войск Суворова (свыше 4 тыс. человек убитыми и ранеными) привели к тому, что цель похода не была достигнута. Вместе с тем русская армия совершила небывалый в истории труднейший горный поход, отбила атаки превосходящих сил противника, вышла из окружения и даже вывела 1, 4 тыс. пленных. События в Швейцарии раскрыли Павлу I двойственную политику Австрии и 11 (22) октября он расторг союз с ней, приказав Суворову возвратиться с армией в Россию.

За Швейцарский поход Александр Васильевич Суворов 28 октября (8 ноября) 1799 г. был возведён в звание генералиссимуса.

Лит.: Петрушевский А. Генералиссимус князь Суворов. СПб., 1884. Гл. 23. Швейцарская кампания: С. Готар, Чортов мост; 1799; То же [Электронный ресурс]. URL.: http://www.adjudant.ru/suvorov/pt00.htm; Фон-Рединг-Биберегг. Поход Суворова через Швейцарию 24 Сентября – 10 Октября 1799 г. СПб., 1902; То же  [Электронный ресурс]. URL.: http://www.adjudant.ru/suvorov/reding02.htm; Шевяков Т., Дзысь В. Итальянский и Швейцарский походы Суворова 1799 г. М., 2002.

См. также в Президентской библиотеке:

Богданович М. И. Походы Суворова в Италии и Швейцарии. СПб., 1846;

Клаузевиц К. Швейцарский поход Суворова 1799 г. М., 1939;

Подвиги Суворова в Италии и Швейцарии. М., 1806. Ч. 1;

Подвиги Суворова в Италии и Швейцарии. М., 1806. Ч. 2.

221 год назад начался знаменитый переход через Альпы армии Суворова

В середине августа 1799 года Александр Суворов получил предписание от императора России об отводе союзных войск в Швейцарию для соединения с находившимся там русским корпусом Римского-Корсакова. 21 сентября 1799 года войска Суворова выступили в Швейцарский поход.

Швейцарский поход — переход выступивших из Северной Италии русских и австрийских войск под командованием фельдмаршала Александра Васильевича Суворова, участвовавших в войне Второй коалиции, через Альпы в направлении Австрии. Этот поход явился составной частью русско-французской войны (1798-1800) и продолжением Итальянского похода (1799).

Суворов спланировал свой маршрут так, чтобы нанести удар во фланг и тыл французов. Русский полководец предполагал использовать традиционный для него прием быстроты и натиска. Он стремился поскорее преодолеть свой путь, чтобы неожиданно «напасть на противника с самой чувствительной стороны». Поэтому Суворов выбрал кратчайший, хотя и наиболее тяжелый, путь через перевал Сен-Готард.

Переход проходил в сложнейших условиях: предательское, по существу, поведение австрийских союзников, постоянно не выполнявших свои обязательства, ежедневные стычки с неприятелем, часто переходившие в сражения, сама природа, создававшая на пути русской армии неимоверные трудности, — все это преодолели суворовские солдаты. Закончился переход 8 октября 1799 года.

«Русский штык», по выражению самого Суворова, «прорвался сквозь Альпы», нанеся при этом французам потери, вчетверо превышавшие собственные.

Швейцарский поход в истории стал подвигом Александра Суворова. Самый знаменитый из противников — французский генерал Андре Массена, будущий маршал Франции, искренне признался, что отдал бы все свои походы за одну лишь швейцарскую эпопею русского полководца.

28 октября 1799 года за переход через Альпы Суворов получил звание генералиссимуса всех российских войск. В честь этого события по инициативе и на личные средства князя Сергея Голицына в Альпах высечен 12-метровый гранитный крест.

Альпийский поход Суворова

К концу августа 1799 года в результате Итальянского похода Суворова 1799 и Средиземноморского похода Ушакова 1799—1800 почти вся Италия была освобождена от французских войск. Остатки разбитой при Нови 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек) отступили к Генуе, которая осталась последним районом Италии под французским контролем. Наступление русско-австрийской армии под командованием Суворова (около 43 тыс. человек) на Геную, с последующим полным вытеснением французской армии из Италии, представлялось естественным следующим шагом.

Однако, в связи с планировавшейся высадкой 30-тысячного англо-русского десантного корпуса в Голландии, австрийским командованием было принято решение направить все находившиеся в Швейцарии австрийские войска на соединение с англо-русским корпусом в Голландии. Взамен ушедших из Швейцарии австрийских войск туда предполагалось перебросить русские войска из Италии (около 21 тысячи) и соединить их с находившимся в Швейцарии 24-тысячным русским корпусом под командованием Александра Римского-Корсакова. Российский император Павел I согласился на этот план, но поставил условием предварительное очищение Швейцарии от французов. Австрийский кабинет этого условия не выполнил.

29 августа 1799 австрийская армия начала отход из Швейцарии. Понимая, в какое отчаянное положение ставит его уход русские войска, эрцгерцог Карл под свою ответственность временно, до прибытия Суворова, оставил в Швейцарии 22-тысячный австрийский отряд под командованием генерала Фридриха фон Готце. Тем не менее, у французов в Швейцарии сохранялось примерно полуторакратное превосходство в численности. Французская атака была только вопросом времени.

Суворов задержался в Италии вплоть до капитуляции осажденного его армией французского гарнизона в Тортоне. В 7 утра 10 сентября 1799 года русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

21 сентября войска Суворова выступили в Швейцарский поход. Войска двумя колоннами выдвигались к подошве Сен-Готарда. 23 сентября левая колонна — корпус Вильгельма Дерфельдена с австрийской бригадой Готфрида Штрауха — расположилась у Дацио. Последний занимала бригада Гюдена (4300 человек), три батальона которой стояли на вершине и в селе Айроло, 1 батальон — на дороге в Валлис, у горы Фурк, 2 батальона — у озера Обер-Альп, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Бригада Луазона (такой же численности) занимала позиции от Урзерна до Альтдорфа. В ходе сражения часть её сил прибыла на помощь Гюдену. Всеми французскими войсками правого крыла, оборонявшими Сен-Готард и долины реки Ройс командовал К. Ж. Лекурб. Русские заняли Сен-Готард. Между тем Розенберг, выступив из Тавеча, двигался по Рейнской долине, тесня неприятельские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урзерн.

25 сентября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйса полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но встретил препятствие — так называемую Урзернскую дыру, узкую и низкую галерею, пробитую в обрамляющих Ройс скалах, длиной 64 метра и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 метров). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами свыше 60 метров высотой. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 метров длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 метров. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урзернской дырой и Чёртовым мостом — около 300 метров, а вся теснина до Гёшенена — около 2,5 километров. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урзернской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.

Французы, стоявшие на противоположном берегу, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся поблизости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский-третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова.

Лекурб намеревался остановить русскую армию, однако после боев на Сен-Готарде и за Чёртов мост и отступления ему удалось собрать лишь около 6000 человек. Здесь Лекурб направил часть войск под командованием Луазона и Гюдена в западном и юго-западном направлениях, оставшись в Зеедорфе с отрядом численностью 700—900 человек. Часть войск Лекурб направил к Флюелену, откуда они эвакуировались на переправочных средствах.

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Готце, ни Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода. Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Готце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании двух горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра), ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 километров), идущей через перевал Кинциг, всю армию, намереваясь во что бы то ни стало дойти до Швица.

С рассветом 27 сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 28 сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьергард за это время отразил два нападения Лекурба.

С 28 на 29 сентября арьергард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20—25-тысячной армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм. Последние части арьергарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 29 сентября. В тот же день, в Мутенской долине, Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова и Готце.

Узнав о поражении Римского-Корсакова, Суворов понял, что продолжать движение к Швицу, занятому главными силами противника, бессмысленно. Казачьи разъезды, посланные в восточную часть долины, вместо австрийцев корпуса Линкена обнаружили там французов. После поражения Готце тот отступил, позволив французам запереть выход из долины. Русская армия оказалась в каменном мешке, в окружении превосходящих сил противника, без продовольствия, с ограниченным количеством боеприпасов.

29 сентября в трапезной женского францисканского монастыря Св. Иосифа собрался военный совет. На нем было принято решение пробиваться на восток, через Клентальскую долину (отделённую от Мутенской долины горой Брагельберг) к Гларусу.

В тот же день австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские посты и спустилась в Клентальскую долину. За ней последовал авангард Багратиона и дивизия Швейковского (6 тысяч). За ними шли войска во главе с Суворовым. Отступление совершалось под прикрытием арьергарда Розенберга (первоначальная численность около 4 тысяч), который стоял у Мутена, охраняя тыл Суворова и дожидаясь окончания спуска в долину вьюков. Стремясь прочнее запереть русскую армию, Массена направил часть своих войск к выходу из Клентальской долины, а сам, возглавив 18-тысячную группировку, двинулся на Швиц с целью нанести удар на Мутен, в тыл русской армии. Во французской армии в связи с достигнутыми успехами царило победное настроение. План разгрома французов в Швейцарии силами 3-х группировок союзных войск был сорван.

30 сентября бригада Ауфенберга была атакована французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась в опасном положении. Ауфенберг начал переговоры о сдаче, но на помощь австрийцам прибыл авангард Багратиона. Вечером 30 сентября передовые части русских войск обратили в бегство французов, атаковавших Ауфенберга. Пытаясь в поисках спасения переплыть через небольшое озеро Рутен, более 200 человек утонуло, многие, рассеявшись по горам, в темноте срывались с круч, спасаясь от преследования, 168 солдат и офицеров во главе с командиром полка попали в плен. 1 октября произошли ожесточенные бои между русскими и французскими войсками поначалу равной численности (около 5−6 тысяч человек). Они окончились полным поражением последних, понёсших большие потери и отброшенных сперва на 6 километров, к деревне Нецсталь. Тем самым русской армии был открыт путь на Гларус. После упорного боя Багратион выбил их и оттуда, с ходу захватив деревню Нефельс на берегу реки Линт. Однако в это время к Молитору, уже наголову разбитому, подошла свежая дивизия Газана. Французы, получив значительный перевес в силах, заняли Нефельс. Контратакой Багратион снова выбил их оттуда. Пять или шесть раз Нефельс переходил из рук в руки и остался за русскими, когда Суворов отдал приказ Багратиону во избежание лишних потерь отходить к Нецсталю. Вечером 1 октября главные силы русской армии сосредоточились у Гларуса. В то время, как Багратион расчищал путь главным силам русской армии, в её тылу развернулись боевые действия между арьергардом А. Розенберга и войсками Андрэ Массены. Здесь произошло крупнейшее сражение Швейцарского похода.

30 сентября 10-тысячные французские войска атаковали русский арьергард численностью 4 тысячи человек. Войсками первой линии под командованием Максима Ребиндера французы были остановлены. С прибытием трёх полков второй линии под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контратаку, опрокинули французов и преследовали их на протяжении более 5 км до Швица, где преследование было остановлено по приказу Милорадовича. Ночью в долину спустились последние вьюки и шедшие за ними 3 полка пехоты. Силы Розенберга возросли до 7 тысяч человек. С этими силами Розенберг отступил в восточную часть долины на 3 километра, готовясь дать противнику решающее сражение. На следующий день Массена, в свою очередь, решил нанести решающий удар, в котором предполагал задействовать все имевшиеся у него силы — около 15 тысяч человек.

1 октября французы, выставив впереди густую стрелковую цепь, повели наступление тремя колоннами по обеим берегам реки Мутен. Между передовыми частями русских и французских войск началась перестрелка. Русские части стали отступать. За ними двинулась главная масса французских войск. Неожиданно для французов Милорадович развел передовой отряд в обе стороны по склонам и французские колонны очутились перед главными силами Розенберга, укрытыми в виноградниках по всей ширине долины. Русские войска были построены в две трёхшереножные линии, на расстоянии около 300 метров друг от друга, с кавалерией на флангах. В резерве стояли полки Ферстера и Велицкого.

Последовала атака русских войск. Ошеломлённые французы с минуту не предпринимали ничего, потом открыли ружейный огонь. Однако русские войска стремительно приближались к противнику. В Мутенской долине начался всеобщий рукопашный бой. Русские войска наступали настолько яростно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую, чтобы добраться до врага. Сражение переросло в истребление французских войск. Унтер-офицер Иван Махотин добрался до Андрэ Массены, схватил его за воротник и сдёрнул с лошади. На помощь командующему бросился французский офицер. В то время, как Махотин, повернувшись к нападающему, ударил его штыком, Массена успел бежать, оставив в руках суворовского воина золотой эполет, опознанный попавшим в плен генералом Ла Курком и предъявленный Суворову. Французские войска охватила паника, они обратились в бегство. Преследуемые казаками, целые толпы сдавались в плен. Французы потерпели сокрушительное поражение. Погибло от 3 до 6 тысяч, в плен попало 1200 человек, в том числе генерал Ла Курк, захвачено знамя и 7 орудий. Русские войска потеряли около 700 человек убитыми и ранеными. Победа Розенберга имела решающее значение для успешного завершения похода. Потрясенный поражением и едва спасшийся сам, Массена не решился на новое наступление со стороны Швица.

В это время главные силы русской армии отдыхали, собираясь с силами для нового похода. По прибытии в Гларус Суворов увидел, что пропала последняя надежда на помощь и содействие австрийцев. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и отступил в Граубюнден. 2 октября от Суворова отделился и отступил за Линкеном Ауфенберг. Суворов, предоставленный собственным силам, решил повернуть на юг и вывести свои войска свободным от неприятеля, но тяжёлым путём через Шванден, Эльм, Рингенкопф (Паникс), в долину Рейна. Это решение было принято на новом военном совете в Гларусе. На нём рассматривались две возможности: наступать на Нефельс и двигаться на Иланц. Однако ещё за день до военного совета Суворов послал австрийскому гарнизону в Иланце заготовить провиант на 2 дня, что говорит о заранее принятом решении. 4 октября Розенберг с пленными и трофеями присоединился к Суворову.

Армия двинулась в путь в ночь на 5 октября. Авангард вёл Милорадович, за ним шли войска Розенберга и Дерфельдена, в арьергарде находился Багратион, многократно отбрасывавший противника, пытавшегося атаковать с тыла. Марш продолжался до наступления сумерек. После полуночи 6 октября русские войска, более не преследуемые противником, снова тронулись в путь через перевал Рингенкопф (Паникс, 2 407 метра) Это был последний, наиболее тяжёлый горный переход. Тяжело раненных пришлось оставить. Войска двигались по извилистой тропинке, допускавшей движение только в одиночку, в густом тумане, при снегопаде и сильном ветре, валившем с ног. Снежный покров достигал полуметровой глубины. Число русских солдат, погибших во время этого перехода, доходило до двухсот. Вьюков было потеряно 300. В наиболее трагическом положении оказались французские пленные. Более тысячи пленных, взятых войсками Розенберга, шли без сапог, взятых у них русскими, сапоги которых полностью износились уже после перехода через хребет Рошток. До Кура дошло около 1400 пленных, столько же разбилось в пути, замёрзло и умерло от истощения сил. В пропасти пришлось бросить все орудия. Ночевала вся армия на перевале. Спуск с него 7 октября был ещё сложнее подъёма. Но и в этих условиях Суворову казалась кощунственной сама мысль избавиться от французских пленных. Вечером 7 октября русские войска достигли Иланца, а 8 октября — города Кур, где вся армия впервые с начала перехода через Паникс получила тепло, хлеб, мясные и водочные порции. Прибытием в Кур Швейцарский поход Суворова завершился.

В Куре армия отдыхала два дня, восстанавливая силы. 16 октября Суворов прибыл в Линдау. 19 октября здесь произошло соединение войск Суворова и Римского-Корсакова (последний привел около половины сил своего корпуса, 10 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии). В тот же день Суворов перевёл свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех, ожидая распоряжений от российского императора в ответ на посланные им донесения о походе в Швейцарию. 26 ноября русская армия двинулась от Аугсбурга в Россию.

Источники: ru.wikipedia.org, nash-suvorov.ru

Журнал Международная жизнь - По стопам великого Суворова: 220 лет историческому переходу через Альпы

«Переход Суворова через Альпы», Суриков, 1899 год

В этом году исполняется 220 лет со дня боевого перехода русской армии под командованием величайшего полководца Александра Суворова через Альпы. Швейцарский поход Суворова состоялся в сентябре 1799 года и пролегал через альпийские горные перевалы из Северной Италии в Швейцарию во время войны второй антифранцузской коалиции. Поход имел огромное стратегическое значение. По своему размаху и продолжительности он стал одним из крупнейших на горном театре военных действий. И чем продолжительнее временной интервал между прошедшим переходом Суворова через Альпы и днем сегодняшним, тем значительнее выглядит это исключительное событие с позиций отечественной истории и мировой военной науки. Швейцарский поход стал своего рода завершающим аккордом блистательной карьеры талантливого полководца Александра Васильевича Суворова, не проигравшего ни единого сражения. За свои военные подвиги во славу Отечества Суворов был удостоен звания генералиссимуса и заслужил благодарную память потомков.

В честь юбилейной даты по историческому маршруту русской армии между Миланом и Цюрихом 22-26 сентября пройдет автопробег «Суворов» на ретро-автомобилях советского производства, в ходе которого участники пробега также посетят многочисленные мемориальные места. Проект реализуется при поддержке Министерства иностранных дел РФ и Федерального агентства по туризму. Организаторами мероприятия выступают одна из ведущих туристических компаний страны «TUI Россия» и компания «Аукционный дом Егоровых», объединяющая видных специалистов российского антикварного рынка.

Автопробег, приуроченный к юбилею легендарного перехода Суворова через Альпы, ставит целью привлечь внимание к российской истории, рассказать о славном подвиге русских солдат не только на территории России, но и за рубежом. Инициатива организаторов автопробега открывает новые перспективы для событийного и приключенческого туризма и имеет большой потенциал в плане просветительской работы, воспитания патриотизма у подрастающего поколения россиян.

Фото: А. Мурадов

Ровно 220 лет назад, в сентябре 1799 года, завершился Итальянский поход Суворова и началась перегруппировка войск для дальнейшего движения в северном направлении. Предстоял нелегкий путь. Армия, которой командовал Суворов, была вынуждена перебраться из северной части Апеннинского полуострова в Швейцарию, чтобы соединиться с находящимся близ Цюриха корпусом под командованием генерала от инфантерии Римского-Корсакова. Там русские войска противостояли в четыре раза превосходящим силам французов. Но переход Суворова через Альпы казался почти невыполнимой задачей. Труднопроходимые горные перевалы надежно контролировались войсками противника.

Более чем двадцатитысячная армия с обозами и артиллерией должна была быть проведена через самые крутые склоны. Особую сложность представлял подъем на перевал Сен-Готард и так называемый Чертов мост – высокую и узкую каменную арку без ограждения над горным потоком с порогами и водопадами. Здесь и состоялось одно из легендарных сражений военной кампании. Естественное природное препятствие практически полностью контролировалось противником и было почти непреодолимым, но Суворову удалось добиться успеха.

Благодаря военной хитрости Суворова  русским войскам удалось обойти мост и атаковать противника с тыла. Полком генерала Каменского, завершил  тактический маневр глубокого обхода и обратил французов в бегство. Французы даже не успели до конца разрушить арку моста. Русским солдатам удалось восстановить переправу, закрыв брешь на мосту с помощью бревен разрушенного сарая и ремней от своих боеприпасов.

До наших дней Чертов мост не «дожил», увидеть можно лишь его руины. Туристы прокладывают сегодня маршруты по другому мосту, но с тем же названием. В скале напротив «моста дьявола» высечен огромный каменный крест, а небольшой участок земли, на котором он расположен, подарен России Швейцарией и считается российской территорией.

Памятник русским войскам в Швейцарских Альпах / Источник: rg.ru 

Пожалуй, это был самый яркий эпизод всего перехода Суворова через Альпы, но далеко не единственный. В экстремальных погодных условиях, часто по пояс в снегу, преодолевая по узким горным тропам крутые повороты и перевалы, русская армия упорно продвигалась к своей цели. По дороге она потеряла около трети своего личного состава, и переход Суворова закончился окружением. Корпус Римского-Корсакова, на соединение с частями которого двигался Суворов, к тому времени был разбит и вынужден был отступить. Это позволило французам закрыть все выходы из Мутенской долины.

Но даже в этом каменном мешке и в кажущейся безнадежной ситуации, осложненной к тому же вероломным предательством австрийских союзников, Суворов сумел найти выход. Перегруппировав силы, он пошел в отчаянную атаку и разгромил противника. Переправа Суворова через Альпы завершилась прорывом из Мутенской долины и вошла в историю.

В отсутствие необходимой для наступления поддержки со стороны австрийцев русские войска были вынуждены отступать через тяжелую гористую местность, в частности, через известный перевал Паникс, покрытый ледником. Как отмечали потомки, эта кажущаяся на первый взгляд неудачная компания принесла русским войскам больше чести, чем самая блистательная победа. За этот поход Александр Васильевич Суворов был удостоен от императора Павла I звания генералиссимуса.  Его действия как полководца. стали классикой военного искусства и вошли в мировые учебники по военной стратегии и тактике.

Легендарный поход русской армии в Швейцарии помнят и сегодня. В местах исторических сражений и тех кантонах, через которые прошла армия Суворова, установлены мемориалы и часовни в честь русских воинов. В ряде швейцарских городов созданы частные музеи Суворова. Самый большой из них находится в городе Ридерн. Его коллекция состоит из ядер, штыков, солдатских пуговиц и пряжек,
найденных на местах сражений с помощью металлоискателя.

Памятник Суворову на перевале Сен-Готард / Источник: rg.ru

Маршрут автопробега «Суворов» будет выстраивается по стопам следам движения великого полководца. Отправной точкой станет итальянский город Варезе, находящийся чуть севернее Милана. Далее участники автопробега продолжат движение на север через перевал Сен-Готард, а затем по территории Швейцарии, где остановятся возле музея Суворова в Лентале. Участники автопробега финишируют в Цюрихе, до которого Суворову, к сожалению, дойти не удалось. Маршрут автопробега не полностью повторяет все переходы русской армии, поскольку многие перевалы по-прежнему неприступны,  преодолеть их на автомобиле невозможно.

«Удивил – значит победил!», – говорил Александр Суворов, поэтому пробег будет осуществляться на советских ретро-автомобилях, представляющих в Европе гораздо большую редкость, чем дорогие спорткары. Состав экипажа также определяется по суворовскому принципу – «не числом, а умением»: из Москвы в пробег отправятся 6 автомобилей, в числе которых ГАЗ 20 Победа 1955 года. Еще несколько автомобилей из частных коллекций прибудет в строй на месте старта. Общая дистанция маршрута составлит порядка 460 км.

Переход Суворова через Чёртов мост. Художник А. Е. Коцебу

Организаторы автопробега заявили о своем желании продолжить в будущем проведение подобного рода проектов и выразили надежду на их успех и поддержку среди широких слоев населения.

 

Фотогалерея

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Переход армии Александра Суворова через швейцарские Альпы

Переход русских войск под командованием генерал-фельдмаршала Александра Васильевича Суворова из Северной Италии через Альпы в Швейцарию, длился с 10 по 27 сентября 1799 года и был совершен во время войны 2-й антифранцузской коалиции (Великобритания, Австрия, Россия, Турция, Королевство обеих Сицилий и других) против Франции.

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Переход с боями наиболее высокой в Европе Альпийской горной системы ‑ один из выдающихся образцов военного искусства. По меткому выражению Суворова, «русский штык прорвался сквозь Альпы».

Предательские, по существу, действия австрийского командования, отсутствие достоверных карт, за которые отвечали австрийцы, поражение под Цюрихом, неудачи войск коалиции на других фронтах, крайнее изнурение войск Суворова привели к тому, что цель Швейцарского похода не была достигнута. За время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и ранеными свыше 4 тысяч человек и нанесла вчетверо больший урон противнику. 

Швейцарский поход армии Суворова являлся одним из крупнейших для своего времени примером ведения военных действий на горном театре. Александр Суворов в очередной раз доказал свой военный гений, который так и остался неомрачённым, а русские солдаты свои великолепные боевые качества.

Полководец получил самый высокий военный чин Российской империи - генералиссимуса и ему было приказано воздвигнуть монумент в Петербурге. Войска должны были отдавать Суворову почести, равные императорским, даже в присутствии царя. К сожалению, Александр Васильевич Суворов не смог насладиться заслуженными наградами и почестями, принести России новые победы, 6 (18) мая 1800 года он ушёл в небесную дружину… 

5 (17) мая 1801 года, в Санкт - Петербурге на Марсовом поле в присутствии императора Александра I, был открыт памятник Александру Суворову - первый в России памятник некоронованной особе. 

В Швейцарии в ущелье Шолленен у «Чертова моста» в 1899 году по инициативе князя Голицына был установлен памятник «Доблестным сподвижникам генералиссимуса, фельдмаршала графа Суворова Рымникского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году». Ежегодно здесь проходит торжественное возложение цветов. 

Вечная память величайшему русскому военачальнику и его чудо-богатырям! Мы же должны помнить, что нашим предкам приходилось проливать реки крови и пота, исправляя чужие ошибки и предательство «союзников».

 

Там, где казаки переходили Альпы

Здесь, в Муотатале, Суворов получил ужасные новости: французский маршал Массена разбил союзную армию в Цюрихе и продвигался с 80-тысячным войском на нескольких фронтах к Суворову. На самом деле русские были почти в ловушке. Суворов, никогда не терпящий поражений, решил пробиться через перевал Прагель.

На подходе к Прагелю на следующее утро мы сели на такси от нашего отеля до Фруттли, сократив нашу прогулку примерно на три мили.Тропа постепенно вела вверх через широкую долину с длинными низкими скалами вдоль одной стороны и несколькими разбросанными фермами. Перевал Прагель намного проще, чем Чинциг Чулм, поскольку он ниже и шире. Знаки указали на объезд перевала, так как это был день соревнований по стрельбе. Когда наша тропа пересекала основную дорогу на перевале, мы могли видеть, как участники стреляют по бумажным мишеням через дорогу. Сцена была похожа на сельскую ярмарку с большой палаткой и группами пикников.Тропа спускалась мимо лесов и ферм к Ришизау и уединенному отелю - не типичному Berghotel (простая деревенская гостиница), обычно встречающемуся вдоль швейцарских туристических троп, а красивому современному зданию. Этот отель был построен в 1987 году на месте старого. в 19 ​​веке это место привлекало художников и писателей.

RICHISAU, который состоит из отеля, автобусной остановки и нескольких окрестных ферм, теперь находится на асфальтированной дороге. После регистрации мы упустили возможность посидеть на свежем воздухе на террасе и за 10 минут прокатились на P.Автобус на T.T. до Клонталерзее, чтобы искупаться. Изрезанная гора Гларниш с ледником на гребне образует фон для этого длинного прекрасного озера. Мы спустились в Vorauen, где есть крошечная пристань для яхт, пара маленьких отелей и широкая лужайка, которая служит пляжем. Искупавшись и прогулявшись, мы сели в автобус (ходит часто) до Ришизау. Во время спуска водителю пришлось использовать свой рог, чтобы отогнать корову, бредущую по дороге; теперь та же корова встала посреди дороги и блокировала движение.Водитель остановился, выбежал из машины и с помощью криков и жестов, известных всей сельской Швейцарии, выгнал животное с дороги.

На следующее утро мы предприняли получасовую поездку на автобусе в город Гларус, где Суворов снова оказался почти окруженным французами, поскольку Массена послал подкрепление и перекрыл долину Линталь, а также любое возможное возвращение через реку. Прагельский перевал. Теперь Суворову предстояло найти выход в третий раз, но не было такого легкого прохода, как «Прагель».

В Гларусе мы взвалили рюкзаки на плечи и пошли в музей Суворова, созданный Вальтером Галером, антикваром, всю жизнь увлеченным фельдмаршалом.В детстве Гахлер встречал людей, которые находили на своих полях сабли или мушкетные ядра. Он начал сам прочесывать леса и пастбища, основываясь на своих знаниях о том, куда шли различные армии. Его коллекция находится в музее на Аблашштрассе 32 и состоит из пушечных ядер, мушкетов, икон, портретов Суворова, изображений его армии и старинных книг.

Из Гларуса русские двинулись вверх по Сернфталю (долина притока Линталя) к деревне Эльм; Маршрут, пологий по дну долины, известен как Suwarow-weg или Суворовский путь.Отрезок между Шванденом и Эльмом можно пройти примерно за четыре с половиной часа. От Вяза, чтобы избежать французского движения клешней, Суворов выбрал перевал Паниксер.

Вяз - по-прежнему небольшая, тихая, нетронутая деревня, одна из самых очаровательных в регионе. Он расположен в небольшой чаше, почти окруженной горами высотой 9000 футов. Мемориальная доска возле деревенской церкви (интерьер которой прекрасен своей простотой) напоминает о трагическом событии, произошедшем в 1881 году. Часть близлежащей горы Чингельберг оторвалась и обрушилась на деревню, в результате чего погибло более 100 человек.Однако жители деревни сами навлекли на себя эту катастрофу; они упорно продолжали добывать сланец в Чингельберге, несмотря на зловещие звуки, которые слышались внутри него. После этого правительство Швейцарии приняло первые в Европе законы об охране окружающей среды. Глядя на деревню сегодня с ее аккуратными шале и красивыми садами, трудно представить себе катастрофу.

По тропе Суворовых

Виноградов Сергей

Фото: Портрет Александра Суворова, нарисованный И. Г. Шмидтом с натуры, 1800

В этом году исполняется 220 лет со дня перехода российской армии под командованием Александра Суворова через Альпы.Карту с маршрутом военной операции, вошедшую в мировую историю и возведшую Суворова в ранг гениального полководца, можно найти в учебниках, и не только российских. Но путь суворовской армии в горы Италии, Швейцарии и Лихтенштейна можно было повторить заново только на рубеже XIX и XX веков.

Поначалу на это решались только опытные путешественники, обладающие альпинистским мастерством, но в последние пару десятилетий, после строительства дорог и хижин для ночлега, по тропе Суворова гуляет множество туристов без специальной подготовки.Получите хороший гид, и все будет хорошо.

Путь занимает 10 дней (переход Суворовых длился почти вдвое дольше). Есть те, кто преодолевает дистанцию ​​не раз. По словам организаторов подобных суворовских туров, участниками являются россияне, жители стран СНГ и европейцы разного возраста. Большинство из них идут по тропе Суворовых, чтобы прочувствовать историю, а не насладиться красотой Швейцарии и знаменитыми альпийскими лугами. Они делают это, как выразился один частый посетитель: «Познакомиться с историей России руками и ногами.И знаете, по завершении маршрута нас переполняет гордость за Суворова и его войско. ”

Суворов в памятниках и музеях

Если составить карту памятников, мемориальных досок и музеев Александра Суворова в Швейцарии, она совпадет с маршрутом русской армии 1799 года. Весь путь обозначен идентификаторами, которые в 1899 году (столетие перехода) были построены учёным Василием Энгельгардтом. Он определил дома, в которых останавливался Суворов, почти в каждом городе и селе, обнаруженном на маршруте (тогда местные жители еще помнили это), и установил мемориальные доски.Сегодня и дома, и тарелки являются достопримечательностями Швейцарии и включены в местные путеводители.

Первый памятник, с которым столкнется путешественник, идущий по стопам Суворова, - медный барельеф с надписью «Европа благодарит Александра Суворова» на четырех языках. Суворова туристы встретят в необычной форме на перевале Сен-Готард. К 200-летию перехода через Альпы установлен памятник. На нем командир изображен в виде усталого старика. Его лошадь ведет горный проводник, держащий уздечку.А когда на перевал опускается туман, произведение искусства можно принять за скульптуру Дон Кихота и Санчо Пансы. В городе Эльма есть еще один памятник Суворову, тоже верхом на коне.

Памятник Суворову на перевале Санкт-Готард. Фото: rg.ru

Далее путешественники перейдут через мост Дьявола (ущелье Шёлленен). Армия Суворова прошла через него, пробиваясь дальше. Французы ожидали, что узость моста даст им легкую победу; но их надежды не оправдались.Уловка Суворова дала возможность русским обойти мост и атаковать врага с тыла. Мост, ставший свидетелем тех сражений, обрушился в конце 19 века, но его руины все еще можно увидеть. Сегодня люди переходят еще один мост, но с таким же названием. В скале напротив Дьявольского моста высечен огромный каменный крест. Небольшой земельный участок, на котором расположен крест, был подарен России Швейцарией и считается территорией России.

Крест у Чертова моста. Фото: nashagazeta.ch

Есть несколько суворовских музеев в кантоне Ури и других прилегающих районах, где пролегал путь русской армии. Кровать, на которой спал Александр Васильевич, можно увидеть в музее города Альтдорф. Но самый большой музей Александра Суворова в Швейцарии открыт в городке Ридерн. Его коллекция состоит из стержней, штыков, солдатских пуговиц и пряжек, найденных на местах боев с помощью металлоискателя.

Что думают простые швейцарцы о суворовских темах и паломничестве почитателей полководцев? Российская швейцарка Мария Кришат, которая более трех лет организовывала и лично руководила экскурсиями по суворовскому маршруту, рассказала «Русскому миру», что Александр Суворов - известный и заслуженный человек среди местного населения. Швейцарцы тепло приветствуют современных российских гостей и считают русских солдат времен Александра Суворова освободителями.

Похоже, так и будет, пока стоят Альпийские горы и русский крест, вырезанный на них на Чертовом мосту.

Безопасность превыше всего

Надо признать, что в нынешнем состоянии путь суворовских войск (даже если его коснулась лишь острие цивилизации) сильно отличается от того, который пережила русская армия более двух веков назад. В настоящее время часть маршрута туристы путешествуют на автотранспорте, переходы короткие (от 3 до 4 часов), у них частые остановки для отдыха и ночлег в более-менее комфортных условиях сельских гостиниц или кемпингов.

Больше всего участники ждут перевала Паникс, который Василий Суриков изобразил на своем знаменитом Марше Суворова через Альпы: на полотне изображено очень узкое место и крутая гора, которую русские солдаты бесстрашно штурмуют, вдохновленные своим полководцем. на белом коне. Сегодня этот перевал по-прежнему можно пересечь только пешком - сюда нельзя привезти лошадь и, очевидно, об автомобилях тоже не может быть и речи. В некоторых местах перевал довольно крутой, но при наличии помощи попутчиков он не представляет особых трудностей.Группы пересекают его за три-четыре часа.

Фото 3. Марш Суворова через Альпы В. Сурикова, 1899

Корреспондент «Русского мира» спросил Марию Кришат, разочарованы ли некоторые участники суворовского тура легкостью перехода. Они почувствовали невзгоды, через которые прошли Суворов и его армия, но их опыт был связан с прогулкой по красивой, красивой и абсолютно безопасной Швейцарии.

По словам Марии, маршрут не такой простой - некоторые суворовские тропы используются для тренировок швейцарских военных, с которыми туристы иногда встречаются по пути. Когда мы идем по маршруту, я прошу членов группы представить, что солдаты полностью экипированы, они тащат свое оружие и припасы; более того, они спешили, потому что враги преследовали их , сказала она. Кроме того, нужно понимать, что армия Суворова перешла перевал в сентябре. Осенью маршрут не ходим - дует сильный ветер, сыро и скользко .

Можно ли считать Суворов брендом?

Имя Александра Суворова можно увидеть во всех городах и селах Суворовского пути, а не только на памятниках и мемориальных досках.Путешественник может переночевать в доме, где останавливался Суворов, пообедать в ресторане с фамилией русских военачальников на вывеске и попробовать одноименное вино. Но Мария Кришат хмурится, услышав слово «бренд».

Ни в коем случае. Суворова не отрубь d, уверена она. Концепция бренда предполагает получение прибыли, но суворовские идеи не приносят существенных денег. По суворовским тропам приезжает мало туристов; на самом деле это скорее спорадическое, чем массовое явление.Я лично знаю людей, которые работают над развитием суворовских идей. Такие люди полны энтузиазма и не ищут выгоды. Открывают музеи, собирают раритеты. И время от времени они идут к спонсорам с чашей для подаяний. Большинство из них - швейцарцы и пожилые люди. Никто не может сказать, что будет с историей Суворовых в Швейцарии, когда их здесь больше не будет .

Некоторые из них уже скончались. Барон Эдуард Олег Александрович фон Фальц-Фейн - знаковая личность для всех, кто одержим личностью и кампаниями Александра Суворова.Он умер в ноябре 2018 года в возрасте 106 лет. Барон происходил из знатной дворянской семьи и в пятилетнем возрасте наблюдал за событиями Октябрьской революции из окна петроградского дома своего деда, генерала Епанчина.

Фото 4. Эдуард фон Фальц-Фейн. Фото: www.bfrz.ru

Еще несколько лет назад он принимал участников суворовского маршрута в своем доме. Он был одним из тех, кто когда-то проложил этот самый маршрут.В дни юности отец рассказал ему о подвиге русской армии. Затем он обнаружил карты и самостоятельно прошел по маршруту, отметив его основные точки. Позже он участвовал и поддерживал открытие музеев Александра Суворова и мемориальных досок.

Елена Бурова, однажды побывавшая на аудиенции у барона, делится: Пока мы ждали приема во дворе виллы, кто-то спросил гида, в какую категорию он отнесет предстоящую встречу. «Это историческое событие», - ответил он.Барон приветствовал нас, лежа на его кушетке у широкого окна с видом на город, расположенный внизу. У него было красивое лицо аристократического происхождения и изысканная русская речь без всякого акцента. Барон рассказал нам о своей недавней поездке в Санкт-Петербург для открытия пажинского корпуса и о своих связях с Россией .

Ключевые мероприятия, посвященные 220-летию перехода армии Суворовых через Альпы, пройдут в Швейцарии осенью 2018 года. Люди, неравнодушные к этим местам и туристическому маршруту, озабоченные сохранением памяти Суворова, ожидают, что юбилей не только увеличит количество гостей, но и привлечет внимание к этой яркой нити на катушке русской истории.

Вслед за генералом Суворовым | Швейцарский туризм

Общая информация

ClickToViewContent

Показать содержание технической информации
Требуемое время

От 4 до 8 часов (полный день)

Подходит для

Индивидуальные, Пары, Семьи, Группы, Дети

Погода

Внутри и снаружи

Исполнение

По требованию

Категория

Культура, Образование

Группа и информация о ценах

ClickToViewContent

Информация о бронировании

ClickToViewContent

Ведущий / Гид

Показать Common.Содержание Хоста / Гида

Контакт

ClickToViewContent

альбомов из тура в Швейцарию 1802 года (Дж.M.W. Turner: Sketchbooks, Drawings and Watercolors)

.

Эти альбомы использовались в 1802 году, во время первого турне Тернера за британские берега, через Францию ​​в Швейцарию. Прочие рисунки и акварели, сделанные во время или после экскурсии, рассматриваются отдельно.

Война с революционной Францией, разразившаяся в 1793 году, лишила поколение Тернера возможности путешествовать по континентальной Европе, но Амьенский договор от 28 марта 1802 года открыл окно возможностей. Тернер был среди множества художников, путешественников и авантюристов, которые пересекли Ла-Манш летом 1802 года.Большинство из них не пошли дальше Парижа, а для художников главной достопримечательностью был «Центральный музей искусств» в Лувре. Путешествие Тернера в Альпы было исключительным, возможно, - это формирующий опыт его жизни - даже больше, чем его первый визит в Италию в 1819 году, задержанный возобновлением наполеоновской войны, - и снабдил его материалом на долгие годы.

Поездку в Париж Тернера финансировал консорциум аристократических покровителей, которые думали, что ему будет полезно увидеть картины в Лувре.В 1857 году было сказано, что лорд Ярборо финансировал поездку с «двумя другими дворянами» 1, чтобы Тернер мог «изучать на континенте произведения великих мастеров». Лорд Ярборо был знаком с Тернером по крайней мере с 1798 года, в 1802 году выступал в качестве арбитра по паспорту художника и купил впечатляющий результат его тура - большую картину «Фестиваль открытия старинного урожая Макона » (Sheffield Galleries & Musuems Trust). 2 экспонировалась в Королевской академии в 1803 году. Среди других благотворителей Тернера, вероятно, были граф Дарлингтон и, возможно, герцог Бриджуотер, который заказал Тернера голландскую лодку в Gale (частное собрание; предоставлено во временное пользование Национальной галерее в Лондоне) 3 в качестве компаньона для картины Виллема ван де Вельде в 1801 году или (хотя и не дворянина) Вальтера Фокса, который посетил Швейцарию в молодости и со временем приобретет самую большую единственную коллекцию акварелей Тернера и других работ, основанных на 1802 тур.14 июля 1802 года художник Джозеф Фарингтон записал в своем дневнике: «Завтра Тернер отправляется в Париж по пути в Швейцарию» 4. Если бы Фоукс был среди его спонсоров, его работа, возможно, никогда не ограничивалась бы изучением старых мастеров искусства. Париж, как утверждали некоторые источники. Но есть и другая возможность: основная часть тура в Швейцарию финансировалась отдельно молодым джентльменом из графства Дарем, Ньюби Лоусон, личность и роль которого в качестве его «кассира» были раскрыты Сесилией Пауэлл.5 Лоусон и Тернер вместе отправились в горы, и Тернер давал своему напарнику уроки рисования по маршруту . Поскольку лорд Дарлингтон выступал в качестве судьи для паспорта Лоусона, а двое мужчин были друзьями, которые вместе посетили континент в 1816 году, граф, возможно, внес свой вклад в расходы на всю поездку, а Лоусон распределял свои средства, а также свои собственные. Но для такого человека, как Лоусон, тоже было нормально нанимать художника и мастера рисования в свои зарубежные путешествия.

Неизвестно, приехали ли Тернер и Лоусон вместе из Лондона или встретились в Париже, но с этого момента их интересы совпадали, в пользу Тернера.В Париже за 32 гинеи купили небольшой экипаж - кабриолет (вернули и продали на обратном пути), наняли швейцарского слугу и проводника; ему платили пять ливров в день и он сам покрывал свои расходы. Кабриолет позволял Тернеру носить с собой большие и громоздкие альбомы для рисования, чем это было бы практично пешком. Он привез с собой альбом для набросков Fonthill , который уже использовался в Англии, но все еще имел запасные страницы (см. Ниже), и еще один большой новый альбом, который станет St Gothard и Mont Blanc , а также книги меньшего размера, которые вскоре станут . Малый пирс Кале и Исследования в Лувре .В Париже он купил будущую книгу France, Savoy, Piedmont в магазине Coiffier и Grenoble в Papeterie du Marais. Позже, в Берне, он пополнит запасы.

Тернер совершил штормовую высадку в Кале и вынужден был выбраться на берег через буруны. Его подход и первые взгляды на порт и его окрестности были записаны в его альбоме Small Calais Pier ; Когда Тернер вернулся в Англию, он нарисовал более сложные версии приземления, обработанные с учетом картинок, в более крупной книге Calais Pier (Tate D04902 – D05072; Turner Bequest LXXXI).Оказавшись в Париже, он, вероятно, быстро осмотрел Лувр, но его первое пребывание было недолгим и в основном было посвящено подготовке к предстоящему путешествию. Даже в этом случае поразительно, что он вообще не делал рисунков - даже эскизов - города и снова проигнорировал их во время своего длительного пребывания на обратном пути. Двигаясь на юг через Францию, он лишь вкратце обрисовал в своей книге Франция, Савой, Пьемонт в автобусе или во время остановок на обочине дороги, а позже описал страну вплоть до Лиона как «очень плохую».6 Тем не менее, его зарисовки вокруг Макона будут преобразованы в году - открытии Vintage в следующем году. Маршрут Тернера в 1802 году был подробно описан в других источниках, в частности Дэвидом Хиллом, 7, и его можно проследить на опубликованных картах. Здесь он резюмируется в основном в отношении его выбора альбомов с примерами их содержания. Из них ясно, что маршрут действительно начал интересовать Тернера только тогда, когда он приближался к Греноблю из Лиона вдоль долины Изер, и он начал использовать большие листы своей книги Grenoble (например, Tate D04513; Turner Bequest LXXIV 20) и сделал его первый рисунок в более крупной книге Санкт-Готард и Монблан (D04618; Turner Bequest LXXV 26), которую он резервирует для горных пейзажей.Он нарисовал город и форт, реки Драк и Изер, а также близлежащие горы и совершил экскурсию в Гранд-Шартрез, который, как он нашел, «изобилует романтикой» 8 и стал предметом ряда листов книги Grenoble . После этого живописного объезда он повернул на север вдоль долины Изер в Женеву, сделав несколько остановок для рисования - исключение было в Румили около Анси, где он нарисовал башню и мельницу на берегу реки Нефаз на другом листе Grenoble (D04532; Turner Bequest LXXIV). 39).После паузы в Женеве Тернер и Лоусон продолжили путь на юго-восток вдоль долины Арв по пути к Шамони и Монблану. В Бонневиле, который тогда считался воротами в Альпы, Тернер сделал рисунки в книге St Gothard и Mont Blanc (например, Tate D04599; Turner Bequest LXXV 7), которые оказались одними из самых продуктивных среди картин и акварелей. он сделал во время своего турне. В той же книге он нарисовал Сен-Мартен (Tate D04601; Turner Bequest LXXV 9) и Салланш (Tate D04603; Turner Bequest LXXV 11), ледники Шамони (Tate D04613; Turner Bequest LXXV 21) и массив Монблан (Tate D046). ; Turner Bequest LXXV 18) перед тем, как начать тяжелый пеший переход через Коль-де-Воза вниз к Бионнассе и Ле Контамин.Вид на Ле-Контамин с рассветом над Монбланом (Тейт D04616; LXXV 24) знаменует собой редкую паузу на этом трудном отрезке пути, прежде чем продолжить путь через Коль дю Боном и Коль де ла Сень вниз по Валь Вени к Курмайору и Валь д'Аоста. Во время этого долгого путешествия Тернер держал большую часть своих альбомов упакованными, за исключением компактного France, Savoy, Piedmont , который был достаточно маленьким, чтобы держать его в кармане, и удобным для быстрых зарисовок. Он использовал ее по дороге на Монблан, а затем до Курмайора, к этому моменту книга Grenoble снова использовалась.Из последнего открывается прекрасный вид на Аосту (например, Тейт D04502, D04503; Turner Bequest LXXIV 10, 11). Из Аосты было более трудное восхождение, через перевал Большой Сен-Бернар, где «Дорога и проживание» были «очень плохими» 9. и Тернер ограничил свой рисунок, опять же в книге Гренобль , главным образом вершиной и знаменитым августинским приютом, служившим для путешественников. Его вид на хоспис через крошечное озеро с Мон Велан вдалеке (D04584; Turner Bequest LXXIV 55), вероятно, включает редкое представление о себе, Лоусоне и их проводнике.Комфортного кабриолета не хватало с Женевы, поскольку его послали встречать их в Мартиньи. Различные рисунки в книге « Гренобль » предполагают длительную паузу в древнем городе на берегу реки Дранс; а также замок Ла-Батиаз и реку (Tate D04494; Turner Bequest LXXIV 2) он нарисовал процессию в день святого (Tate D04580; Turner Bequest LXXIV 87). Оттуда маршрут пролегал на север к Женевскому озеру мимо замка Шильон (Tate D04535; Turner Bequest LXXIV 42) и Веве в Лозанну, далее на Авенш, а затем на восток в Берн.В Берне Тернер купил три новых альбома для рисования. Один, Swiss Figures, , использовался для изучения фигур и швейцарского костюма, вероятно, в основном в городе, где он, кажется, в противном случае сделал только один рисунок. Другой, Lake Thun , начал использоваться, когда он достиг Туна, в то время как Rhine, Strassburg и Oxford обслуживались в том же районе и на более поздних этапах тура, а также в Англии по его возвращении. В Туне, куда он добрался по долине Ааре из Берна, он нарисовал замок и церковь в книге Санкт-Готард и Монблан (Tate D04622; Turner Bequest LXXV 30).И снова кабриолет нужно было отправить вперед, на этот раз в Унтерзее на восточной оконечности озера Тун, пока путешественники плыли на лодке, которую плыли паромщики из Туна. На пристани в Нейгаузе Тернер наблюдал за прибытием паромов. и отъезд и приближение грозы. Затем Тернер и Лоусон отправились через Лаутербруннен в Гриндельвальд, где Тернер нарисовал ледники, леса и надвигающийся Эйгер в своей книге Grenoble (Tate D04537; Turner Bequest LXXIV 44).Здесь также кабриолет был отправлен в Бриенц, а путешественники на мулах и пешком пересекли Большой Шайдегг в Майринген и исследовали пейзажи вокруг водопада Райхенбах. Однодневная поездка на лодке по озеру Бриенц, чтобы увидеть разрушенный замок Ринггенберг, записана на нескольких рисунках; те, что в книге Rhine, Strassburg и Oxford , предположительно были сделаны в лодке, в то время как другие в Grenoble и St Gothard и Mont Blanc (например, Tate D04539; Turner Bequest LXXIV 46 и Tate D04648; Turner Bequest LXXV 56) были сделаны или доработаны позже.Из Бриенца группа отправилась через перевал Брюниг в Люцерн и на восток вокруг озера до Флюлена. Во время лодочной прогулки по озеру Тернер впервые увидел классические пейзажи вокруг Бруннена, залива Ури и горы Риги, которые были любимыми предметами в 1840-х годах. Кульминацией его горного тура была поездка по долине Ройсс через Альтдорф, Амстег и Вассен к перевалу Сен-Готард. Захватывающие пейзажи, воплощение горы Возвышенная и место недавних боев 1799 года, когда русская армия под командованием генерала Суворова на короткое время обратила в бегство французских оккупантов, сделали эту местность плодотворной для фотографий.Большая книга Санкт-Готард и Монблан , обычно предназначенная для самых величественных горных пейзажей, теперь стала самостоятельной. Рисунки, если они были начаты на месте, также были обработаны акварелью и гуашью, а такие предметы, как Мост Дьявола (например, Tate D04625; Turner Bequest LXXV 33), должны были быть преобразованы непосредственно в готовые работы.

Не имея возможности двигаться дальше, группа вернулась по своим следам и двинулась домой, на север, в Цуг и Цюрих, вдоль реки Лиммат мимо Бадена к слиянию с Рейном.Был отвод на восток, к Шаффхаузену и Рейнскому водопаду, а затем снова, продолжаясь на восток к Лауфенбургу и Базелю. Тернер добавил несколько окончательных рисунков в свою старую книгу Fonthill . Остальная часть путешествия задокументирована в книгах Lake Thun и Rhine, Strassburg и Oxford , последняя из которых также использовалась во время посещения Оксфорда, возможно, в конце 1802 года или в следующем году. Но впереди еще была важная работа. Сделав более длительную паузу в Париже на обратном пути, Тернер смог выполнить свои обязанности в Лувре.Он держал в стороне альбом для рисования, его листья были предварительно вымыты серым тоном, как основание для ярких копий, которые он собирался сделать. Помимо копий, « этюд в Лувре» содержит обширные заметки, комментарии и схемы раскраски картин, которые он видел. Все, кроме одного, были от старых мастеров. Тернер разделял современную британскую неприязнь к современной французской школе, воплощенной Жаком-Луи Давидом. В этом, несомненно, сыграли свою роль накопленные предрассудки военного времени; это могло также объяснить его продолжающееся безразличие к самой вражеской столице, поскольку на рисунках, сделанных во время более поздних посещений, он, кажется, восхищался ее красотой и жизненной силой.

В Лувре Тернер встретил своего лондонского коллегу Фарингтона, который записал впечатления путешественника в свой дневник. 30 сентября Тернер сказал ему, что «линии ландшафта в Швейцарии [] довольно изрезаны, но есть очень мелкие части ». 1 октября он говорил более подробно: «Великий Шартрез в порядке; - как и Гриндельвальд ... Деревья в Швейцарии плохи для художника, - фрагменты и обрывы очень романтичны и поразительно величественны. Страна в целом превосходит Уэльс и Шотландию... Погода была прекрасная: он видел прекрасные грозы среди гор ». Швейцария находилась в «очень неспокойном состоянии», но люди «благосклонно относились» к англичанам. Он испытал «сильную усталость от ходьбы и ... плохую жизнь и квартиру» 10. Вернувшись в Лондон 22 ноября, Тернер показал рисунки Фарингтона, сделанные во время его экскурсии, с бегущими комментариями и дополнительными замечаниями к пейзажу: «Ореховые деревья в Швейцария и т. Д. Очень хорошо. N [icolas]. Пуссен учился у них. - Дома в Швейцарии дурные формы, - черепица мерзкого красного цвета... Большинство эскизов бледнеют на месте, но подкрашиваются, так как многие из них подкрашиваются жидким белым цветом и черным мелом '11

По описанию Фарингтона, эти рисунки в основном относятся к Гренобль и Санкт-Готард и Монблан. альбомов. Помимо обработки их гуашью и мелом, Тернер, возможно, уже начал разделять лучшие листы и вставлять их в альбом, в котором они были найдены при его смерти. Состоящий из французской бумаги в кожаном переплете, он, вероятно, был приобретен Тернером для демонстрации своих лучших рисунков в порядке экскурсии.Возможно, это было выброшено из библиотеки одного из спонсоров его тура. Список Фарингтона предметов, которые он содержал - «Лион, Гренобль, Дефиле Большого и Малого Шартреза ... Шамони, Монблана и т. Д., - Аоста, - Сен-Бернар и т. Д.» - следует по маршруту Тернера и предполагает, что они были размещены в топографическом порядок. Мы также можем сделать вывод, что выбор Тернера начался в основном с рисунков из Grenoble , а затем они были объединены с листами из St Gothard и Mont Blanc .С их названиями они могут быть показаны потенциальным клиентам, которые могут заказать готовые версии маслом или акварелью.

Когда Раскин пришел разбираться в Turner Bequest, он нашел альбом в том виде, в каком его оставил художник, «смонтированный более упорядоченно, чем, насколько мне известно, он когда-либо достигал в подобном бизнесе ... однако название было написано под каждым предметом рукой Тернера и на французском языке Тернера »12. Раскин утверждал, что Тернер продал альбом и выкупил его обратно, но маловероятно, что он вообще расстанется с таким ресурсом.В то время как Тернер взломал свои альбомы для рисования, чтобы создать простую подборку, упорядоченную и описанную, Раскин теперь ее отменил. Он вырезал рисунки из альбома, намереваясь выставить многие из них, но также снял этикетки Тернера, которые складывал посылками. Они выживают и сегодня, но в более сложном, нежели полезном состоянии. В случае примерно 109 надписей, относящихся к чертежам Grenoble , Раскин не вел записи о том, какие из них применимы. Он приложил больше усилий с другим набором, который, очевидно, изначально был присоединен к некоторым из произведений Тернера St Gothard и Mont Blanc ; они были названы «Названиями из Великой серии Шамони» и пронумерованы.Примерно половина чисел соответствует цифрам на рисунках, но связь, к сожалению, неполная. В целом нанесенный ущерб трудно переоценить. В один миг многие субъекты утратили свою идентичность, а таксономия, которую Тернер - уникально, как признал сам Раскин - создал для своих рисунков, была уничтожена. В этом каталоге сделана попытка воссоединить рисунки с этикетками Тернера, но работа над этим еще не завершена.

Раскин на этом не остановился. Он разбил альбомы для набросков Lake Thun и Rhine, Strassburg и Oxford , не сохранив полной записи их порядка содержания.Отметив, что первое «просто» показало, «как мало он [Тернер] зависел от воспоминаний о пейзажах», он разрушил целостность книг, в которых были представлены первые впечатления Тернера о более поздних этапах его тура, записанные так, как они происходили изо дня в день. Из Swiss Figures он, кажется, удалил или избавился от некоторых листьев, возможно потому, что они пошли дальше оставшегося предмета в изображении сексуальной жизни (или воображения) художника. Сегодня Франция, Савойя, Пьемонт - единственный живописный альбом для зарисовок из тура 1802 года, который остался нетронутым, вероятно, потому, что Раскин не нашел особого интереса в его изображениях пейзажей по всей Франции и на пути в горы, но возражать нечего.Расчлененные книги были отсканированы в 1934 году, но в случайном порядке. Сегодня некоторые листы остались или были переплетены в книгах Fonthill и St Gothard и Mont Blanc , в то время как другие установлены отдельно.

Чертежи из Grenoble представляют наиболее сложный случай. Эта серия упоминается здесь, как и везде, как альбом для рисования из-за отсутствия лучшего названия, но неясно, была ли это когда-либо отдельная книга или, скорее, серия вкладышей, хранящихся вместе в бумажных обертках.Около шестидесяти из них, кажется, были включены в альбом Тернера; еще тридцать пять были найдены Раскином на свободе и описаны им как «мусор», отражающие (хотя и в характерно крайних выражениях) проблемы, представленные сериалом в целом. Рисунки технически отличаются от других, сделанных в туре, но также делятся на две группы. Большинство из них (предположительно предназначенные для альбома Тернера) обработаны мелом и белой гуашью по карандашу и демонстрируют свидетельства работы как в студии, так и на месте.Они развивают монохромный графический стиль «Шотландских карандашей» Тернера 1801 года, который в конечном итоге восходит к Ричарду Уилсону. Но есть и более плавные очертания. В некоторых случаях одна и та же композиция существует в обоих типах, и возникает вопрос, не были ли эти повторяющиеся предметы каким-либо образом связаны с обучением, которое Тернер давал Лоусону, или же намеревался снабдить своего «кассира» собственной записью тура. Конечно, кажется маловероятным, что, как утверждал ранний биограф Тернера Уолтер Торнбери, Тернер мог «наложить» условие, что Лоусон «никогда не набрасывал какой-либо вид своего собственного выбора» или что Тернер «не показывал своему компаньону ни единого наброска».13

Как ни прискорбно распад альбомов и альбомов Тернера 1802 года, это меньше всего гарантировало, что рисунки с них широко выставлялись, с самых ранних показов Завещания до наших дней. В результате преобразующее влияние континентальных и альпийских пейзажей на искусство и воображение Тернера в 1802 году было давно признано как из первоисточников, так и из картин и выставочных акварелей, созданных на их основе.

Другие виды, в основном Лауфенбург и Шаффхаузен, находятся в альбоме Fonthill (Tate D02203 – D02208, D02229 – D02233; Turner Bequest XLVII 26–31, 52–6), который Тернер, должно быть, носил с собой, но уже использовал ранее. в его тур.

Благодарю Дэвида Хилла, чье опубликованное исследование путешествия 1802 года, определение предмета, фотографии сайта, личные комментарии и советы оказались неоценимыми. Питер Бауэр провел новаторское исследование бумаги, использованной для альбомов 1802 года. Эндрю Уилтон дал мудрые советы, а Леонар Джанадда предоставил долгожданную возможность для некоторых рисунков, сделанных в 1802 году, вернуться в Швейцарию для показа в Fondation Pierre Gianadda, Мартиньи, и проявил щедрое гостеприимство.Спасибо также Lombard Odier & Cie, Женева.

По местам Суворова | Very Life Victory

Героизм русских солдат и военный гений их полководца оставили неизгладимый след в памяти швейцарцев, воздвигших памятник павшим героям прошлых сражений, а под ним землю с памятником. Площадь почти 500 квадратных метров подарена России.

Осенью 1799 года, ровно 220 лет назад, фельдмаршал Александр Васильевич Суворов совершил невиданный в истории подвиг - провел русскую армию через неприступные альпийские горы в Швейцарию, которая ждала помощи в борьбе с французами.

Сегодня, к годовщине героического похода , каждый желающий может посетить суворовские места славы и своими ногами пройти путь русской армии в сердце Швейцарских Альп. Экскурсии по маршруту похода великого полководца организуют многие туристические агентства.

Сегодня все желающие могут исследовать путь русской армии в самом сердце Швейцарских Альп, фото WEB

Отправной точкой тура обычно является небольшая деревня Аироло в швейцарском кантоне Тичино, у подножия Сен-Готарда.Это первая точка на Сен-Готард-роуд, где начинают говорить по-итальянски, и место, где Александр Суворов начал свое альпийское путешествие в 1799 году. Аироло находится на высоте 1179 метров над уровнем моря, и добраться сюда можно. поездом из аэропорта.

Первый вечер тура обычно свободный для прогулок - разместившись в местном отеле, можно полюбоваться видом и набраться сил для предстоящего восхождения на героический перевал Санкт-Готард .

Деревня Аироло - место, откуда Александр Суворов начал свой поход, фото WEB

По извилистой дороге Сен-Готард 46 поворотов по крутому южному склону гор, туристы поднимаются своими ногами на высоту 2091 метр от гостеприимной Аироло к месту сражения русской армии с Французский - исход этой битвы открыл Суворову путь через Сен-Готард.Многочисленные ледники и озера, расположенные в этих местах, питают многие известные реки, в том числе Ройс, Рону и Передний Рейн.

Подъем здесь занимает около четырех часов, после чего путешественники оказываются на берегу горного озера , где удобно разместиться в отеле на ночь.

На извилистой дороге Сен-Готард 46 поворотов, фото WEB

Осмотрев достопримечательности перевала, можно отправиться к месту сложнейшего Суворовского сражения, грозившего провалом всего проекта - к Чертову мосту , брошенному на высоте 23 метра над бурлящим потоком реки. река Ройсс.Туристический маршрут проходит по пологому северному склону горы, через ущелье Шёлленен до мемориального моста и установленного рядом грандиозного памятника погибшим русским воинам.

Мост Дьявола в Швейцарии, фото WEB

Здесь в скале высечен крест длиной 12 метров , а также посвящение воинам и их «генералиссимусу фельдмаршалу графу Суворову-Рымникскому, князю Италии». Рядом стоит отдельный памятник Александру Васильевичу - командир едет на коне, а рядом с ним старик, Антонио Гамма , который был проводником русской армии через Альпы в походе.

12-метровый крест в память о павших русских воинах, фото WEB

Путь от перевала до ближайшей деревни Андерматт занимает около пяти с половиной часов. Гордость Андерматта - одно из красивейших шале долины Урзерн, в котором Суворов переночевал перед очередным сражением. Сегодня, , Талмузей находится в этом доме, сохраняющем атмосферу того времени.

Завершив культурную программу в селе, пора продолжить спуск с перевала.После четырехчасовой прогулки по красивым долинам и подвесным мостам через ущелье Феллитобель маршрут тура упирается в деревню Вассен. Здесь тоже стоит остановиться хотя бы ненадолго, чтобы полюбоваться главной достопримечательностью этого места - католической церковью в стиле барокко , самой выдающейся во всей Швейцарии.

Талмузей, фото WEB

Далее спуск с перевала тянется от деревни Вассен, скрытой между крутыми склонами гор, к столице кантона Ури - Альтдорф .Восемь часов ходьбы в этих местах обычно проходят незаметно, так как экскурсионный маршрут пролегает по живописной долине Ruesstal , где потрясающая красота природы соседствует со средневековой архитектурой.

Деревня Андерматт, фото WEB

На следующий день, отдохнув после долгого спуска с перевала Сен-Готард, на лодке по озеру Люцерн вы отправитесь в Люцерн, красивый город, окруженный зелеными холмами и труднодоступными горными склонами.Здесь вы можете воспользоваться услугами гида, который за два часа проведет обзорную экскурсию. Завершив путешествие по местам суворовской славы, вы можете добраться до аэропорта из Люцерна поездом, унеся с собой мучительное ощущение прикосновения к чему-то великому и по-настоящему значительному.

Муотатал - в пути: когда-нибудь сделаем это.

Этим летом я участвовал в целой череде беговых и пеших прогулок, накапливая километры расстояния и тысячи футов высоты за каждые выходные.

Забавно, как все это идет урывками. Работа становится сумасшедшей, и мне внезапно становится трудно тратить силы на планирование поездок на выходные. Или вместо этого я отдаю предпочтение лыжероллерам и прощаюсь с горами до следующей недели… или недели после… или одной после этого, когда я часами планирую, куда поехать, только затем смотрю прогноз и вижу дождь.

Плюс, чтобы приспособиться к такому количеству упражнений (не будем называть это «тренировкой», не так ли?), Я пытался найти маршруты, которые были не более чем в часе или двух поездках на поезде от Цюриха, где я живу.Их много, но это побудило меня начать с аналогичных мест несколько выходных подряд. Есть много разных карманов гор - на самом деле бесконечные карманы - но я не замечал большого количества этого разнообразия. Тем не менее, тренировки хороши. Я бегал в двухчасовом радиусе от города.

Но не в последнее время. А еще бывает, что я не видел своего друга Грега много недель, а может, месяцев? Наконец-то мы соединились, когда планировали поездку на лыжный марафон в Италии Ла Сгамбеда в начале декабря, и вспомнили: да! Мы должны отправиться в поход! В момент интуиции мы оба собирались совершить один и тот же поход ранее этим летом, и ни один из нас так и не додумался до этого.Итак, мы встретились в воскресенье, чтобы наконец победить зверя и полюбоваться видами с возвышенностей.

Мы сели на поезд в Швиц, город в регионе за пределами Цюриха и одно из ближайших мест с относительно большими горами. Затем мы сели на автобус по извилистой долине до Муотатала, городка с населением в несколько тысяч человек на реке Муота. Муотатал наиболее известен (или известен только?) Тем, что у него есть шесть человек, которых называют «предсказателями погоды», которые предсказывают погоду различными странными методами. Одна из основ - это, например, муравейники.Вы можете увидеть их последние прогнозы и истории здесь.

Но я отвлекся. Мы оказались в Муотатале и начали подниматься по крутым коровьим пастбищам, а затем миновали небольшие «альпы». В Швейцарии Альпы - это не только горы. Альпы - это также ферма на холмах, и здесь, вероятно, но не гарантируется, продают сыр или другие продукты.

Оглядываясь назад через долину, когда мы поднимались выше, виды были потрясающими. Хотя мы сели на автобус чуть менее 30 минут от Швица, казалось, что мы бесконечно дальше в горы: глубоко в них, в окружении, вдали от чего-либо.С другой стороны, Швиц очень похож на границу гор. Он окружен несколькими харизматическими вершинами, такими как Риги и Гроссер и Кляйнер Митен. Но эти вершины заполнены людьми, и на вершине есть рестораны. В одном направлении они смотрят на горы и ледники, а в другом - на большие красивые озера, усеянные городами, и на Швейцарское плато.

Мы точно не были на Риги.

И мне напомнили, что осень - одно из самых прекрасных времен года для высоких гор.Растительность альпийской тундры полностью золотилась. Здесь не так много лиственных кустарников и деревьев, вместо этого золото было окаймлено темно-зелеными вездесущими хвойными деревьями Швейцарии.

Остановились пообедать и полюбоваться видом.

Тогда мы продолжили путь. Это превратилось в один из тех походов, где мы продолжали видеть впереди возвышенность или пространство между двумя холмами, через которое, как мы предполагали, мы пройдем, а затем спустимся с другой стороны. По большей части нас еще не было.

Мы с Грегом страдаем от масштабов в Швейцарии. Сколько бы раз я ни смотрел на карту, я не могу понять, насколько велика высота - 1000 или 1500 метров. В уме я могу сказать: «Да, этот маршрут поднимет нас на 1500 метров. Это почти 5000 футов ". Но до сих пор не понимаю, что такое 1500 метров. Итак, я иду в поход и все думаю, что я еще должен быть там. А меня там нет. И я продолжаю подниматься и подниматься.

Глупые американцы.

Но мы были взволнованы (даже если устали и страдали), потому что подбирались все ближе и ближе к снегу.Мы миновали удивительно большое скопление хозяйственных построек - что они там делают !? - и в какой-то момент шел по идеально проложенной грунтовой дороге. Серьезно, в Нью-Гэмпшире есть дороги с регулярным движением и в гораздо худшем состоянии. Трудно было представить, чтобы здесь кто-то подъезжал.

Через 2,5 часа мы наконец добрались до пика / перевала Чинциг, и это определенно того стоило.

Вот немного культуры.Мы гуляли по участку Виа Суворов. Я очень мало знаю об истории Швейцарии, но оказывается, что французская армия Наполеона вторглась в Швейцарию в 1798 году. Русский генерал по имени Суворов (Суворов, скорее всего, пишется в России) выступил маршем из Италии, чтобы попытаться вытеснить французов. Однако он и его армия не смогли справиться с французами и были вынуждены повернуть назад в Гларус, кантоне к югу от Цюриха. Когда они двинулись на юг, они пересекли этот пик / перевал и многие другие. Пейзаж красивый, но я бы предпочел не гулять по нему во время бегства.

После обеда мы начали спускаться к станции канатной дороги, где смогли спасти около 1000 метров (это 3000 футов) от износа коленей и ног, спустившись вниз. Как оказалось, поездка очень дорогая.

А потом мы едва не успели на автобус до ближайшего большого города, Альтдорфа и Флюэлена. Это приходило только раз в час. Черт! Мы спустились в маленький городок Бурглен, чтобы поискать кафе или где-нибудь переждать время. У нас не было особого успеха….

…. но оказывается, что Бурглен был родным городом Вильгельма Телля. Вильгельм Телль! Вы вообще знали, что он швейцарец? Не знаю, вспомнил ли я это или нет, но это было в Альтдорфе, чуть ниже холма, где он убил лорда, представителя династии Габсбургов. Швейцарцы не любят, когда ими правят монархи; Швейцария - это конфедерация. Таким образом, поступок Телля - это легенда о борьбе с тиранией. Кроме того, однажды он сбил яблоко с головы своего сына. Еще одна вещь, которую я не знал, и, возможно, вы тоже, - это то, что на самом деле нет никаких доказательств того, что Вильгельм Телль или лорд Габсбургов когда-либо существовали.Они могут быть просто выдумкой.

Так или иначе, мы видели жуткую статую Телля и его сына. Еще был музей Телля, в который мы не заходили. Бурглен был симпатичным городком.

В конце концов мы добрались до Флюэлена, где мы могли купить чипсы, чтобы взять под контроль тягу к соли, и сесть на прямой поезд до Цюриха. С автобусной ошибкой наш 15-километровый поход, который находился всего в одном кантоне от Цюриха, оказался занятием почти весь день. Я пополз домой, чтобы приготовить ужин.

Я надеюсь совершить еще хотя бы один высотный поход / пробег, прежде чем действительно станет зима, но скоро лыжный сезон. Что еще более важно, мы приближаемся к тому времени, когда еще не так здорово ходить (слишком много снега), но еще не пора кататься на лыжах (недостаточно снега). Что наиболее важно, я завален полевыми исследованиями и пытаюсь подготовиться к встрече докторского комитета.

Но всем нам нужно личное время, а для меня лучшее личное время - это горы. Так что найду хороший маршрут и хоть раз поднимусь высоко.

Перейти к основному содержанию Поиск