Подвиги дмитрия донского – ( ) / .

Содержание

Россия должна помнить невероятный подвиг Дмитрия Донского

21 сентября в Российской Федерации отмечается как День воинской славы – это годовщина победы русского войска под командованием Дмитрия Донского над Татарской Ордой хана Мамая.

Прежде всего: где была Куликовская битва?

Это вопрос, увы, далеко не праздный. Хоть и учим мы историю в средней школе, но даже «знатоки» в знаменитом клубе как-то раз «сели» в этом вопросе.

А между тем находится Куликово поле практически в самом центре современной России – всего в 60 км юго-восточнее Тулы.

А уж о том, когда произошла знаменитая битва, точно не знает практически никто – в том числе и депутаты Государственной Думы, учредившие ее памятной датой 21 сентября.

Да, конечно, в летописях дата сражения указана совершенно точно – 8 сентября 6889 года. Но в то время счет лет на Руси велся «от сотворения мира», которое, как тогда считалось, произошло за 5508 лет до рождения Христа. И датой наступления нового года было 1 сентября. Поэтому и пришлась битва на самое начало 6889 года. И господа депутаты, недолго думая, прибавили к 8 сентября 13 дней (то есть современное расхождение между юлианским и григорианским календарем). Между тем такой пересчет дат крайне некорректен.

Во-первых, в 1380 (6888) году никакого григорианского календаря еще просто не было, а во-вторых, если бы он и был, то расхождение дат в то время между «старым» и «новым» стилем составляло бы не 13 дней, как сейчас, а только восемь.

Между тем Куликовская битва имеет полное право на то, чтобы считаться чудом с куда большим основанием, чем «чудо на Марне» 1914 года.

Аксиомой военного дела в XIII–XIV веках был тезис о том, что пешему против конного не устоять. «Царицей полей» в ту пору была тяжеловооруженная феодальная рыцарская конница – и ее поражения в столкновениях с пешим войском можно было буквально пересчитать по пальцам одной руки. Причем всякий раз пешая рать побеждала в силу какого-то особо благоприятного стечения обстоятельств. Так было, например, в Невской битве, когда новгородские пешие полки сумели скрытно подойти к лагерю шведов и по полной использовать момент внезапности. Так было в 1242 году, когда рыцари плотной массой атаковали новгородское войско по сильно подтаявшему льду Чудского озера – и утонули в нем, когда копыта коней этот лед размолотили. Так было в

1346 году при Креси, когда французские рыцари на уставших после долгого марша конях бросились в атаку на англичан по раскисшему от дождя крутому склону холма – и были в упор расстреляны английскими лучниками.

Ни одного из этих спасительных для пешего войска обстоятельств 8 сентября 1380 года не было. О внезапности и речи быть не могло, чистое и ровное поле идеально подходило для действий татарской конницы, преимущество в оружии дальнего боя тоже было на стороне татар, как и преимущество в численности.

О какой-то боевой выучке русской «черносошной рати» говорить тоже не приходилось. Русскому ратнику, вчерашнему крестьянину, может быть, и приходилось хаживать с рогатиной на медведя и учиться биться в строю во время «кулачной потехи». Но все равно сравниться в бою с профессиональным воином (будь то русский дружинник или татарский мурза) он не мог. Поэтому пешее крестьянское войско, перешедшее 7 сентября через Дон, могло представлять собой боевую силу только стоя плотной массой на одном месте. Но в этом качестве оно представляло идеальную мишень для татарских стрел.

В общем, ни единого шанса на победу у московского князя Дмитрия Ивановича (не ставшего еще Донским) не было. Но победа была-таки одержана, а из кровавой купели Куликова поля вышла уже новая, единая Россия.

Теперь-то мы, конечно, знаем, каков был тактический замысел князя Дмитрия – выставить под первый (и самый страшный) удар татарской конницы наспех набранную «по разрубу» «черносошную» крестьянскую рать, а немногочисленную дворянскую конницу приберечь в дубраве. До тех пор, пока татарские кони не устанут топтать русских ратников, а татарские сабли не затупятся о крупноячеистые (то есть способные удержать только рубящий удар меча, но никак не колющий удар стрелы) кольчуги и деревянные (!) щиты.

План, как мы знаем теперь, удался – хан Мамай не разглядел засады. Он поддался соблазну решить дело одним ударом – и не стал засыпать русскую рать стрелами, а пустил свою Орду в прямой лобовой удар. Чем это закончилось для Орды – известно.

Но вот известно ли нам, что переживал накануне битвы князь Дмитрий? Он прекрасно понимал, что составленный им план заведомо обрекает «черносошную рать» на чудовищные потери – и не мог не думать о том, может ли он требовать от людей такого самопожертвования, оставаясь сам в безопасности. О том, что князь думал именно об этом, можно судить по тому совершенно беспрецедентному поступку, который он совершит следующим утром – отдаст своего коня, плащ и шлем одному из бояр-дружиников, а сам встанет в пеший строй как простой ратник.

Князь Дмитрий принял накануне главное в своей жизни решение – разделить участь тех, кого он обрек на гибель. Шансов на то, чтобы остаться в живых, у него не было – первые ряды пешей рати должны были погибнуть наверняка – если не от сабли или копья, то от немыслимой давки и ударов копыт татарских коней.

Поступок князя был жестом последней решимости – в случае победы он мог рассчитывать лишь на то, что потомки помянут его добрым словом. А в случае поражения? Только на то, что «мертвые сраму не имут».

И действительно, не имут. Никто в русской рати не дрогнул, не бросил оружия, увидев с гиканьем и свистом летящую во весь опор татарскую конницу. Никто не побежал и тогда, когда полег уже в неравной сече весь левый фланг русского войска, и враг стал приближаться к переправам через Дон, лишая всех остальных последнего пути к спасительному отступлению. Что придавало тогда последние силы ратникам? В том числе и сознание того, что битва не проиграна, ибо где-то тут в общих рядах бьется неузнанным русский князь Дмитрий. И даже смерть его не будет означать поражения.

Но произошло чудо – битва не только была выиграна, но и князь Дмитрий остался жив! Его нашли вечером среди множества тел – без сознания, но и без серьезных ран! По тем временам иного объяснения, кроме «князя Бог спас», быть просто не могло.

В нашей стране было много полководцев, одержавших победы не менее блестящие, чем Дмитрий Донской. Но вряд ли найдется среди них кто-то, кто поступил бы столь же свято, как князь Дмитрий Иванович Московский на Куликовом поле.

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

belayaistoriya.ru

подвиги Александра Невского, Дмитрия Донского и Александра Суворова. подвиги КРАТКО

Родился Дмитрий 12 октября 1350 года в Москве. В 1359 году, когда умер

его отец, в биографии Дмитрия Донского появился опекун и наставник –

митрополит Алексий. С ним Дмитрий советовался в политических делах.

Кроме того, хорошие отношения у Донского сложились с Сергием

Радонежским – настоятелем монастыря. Именно к нему князь пришел

перед Куликовской битвой за благословением.

С 9 лет князь Дмитрий был вынужден бороться за свое княжение во

Владимире с другими князьями. После вражды с литовским князем

Ольгердом был заключен мир с Литвой. Постепенно Донской наладил

отношения с Новгородом, Тверью. Могущество князя Донского со

временем все больше нарастало.

В 1363 году Дмитрий Донской стал княжить во Владимире. После

большого пожара в Москве князь в 1367 году построил новый

белокаменный Кремль.

Будучи человеком верующим, князь поддерживал православные храмы,

делал пожертвования, а также основал монастыри в Московском

княжестве во время своего правления.

Орда начала конфликт с Дмитрием, разгромив Нижний Новгород. Но после

нападения на Москву в 1378 году войско Мамая было разбито (Битва на

реке Воже). А 8 сентября 1380 года состоялась знаменитая Куликовская

битва, в ходе которой Мамай потерпел поражение, а татаро-монгольские

войска были уничтожены. После этого, собрав оставшуюся часть своих

войск в Крыму, Мамай снова проиграл в битве со своим противником,

ханом Золотой Орды — Тохтамышем.

Выплата дани Золотой Орде временно прекратилась. Произошло слияние

Владимирского и Московского княжеств, а Москва стала центром

объединения русских земель.

Если рассматривать краткую биографию Донского, то нужно отметить, что

на протяжении всего его правления Москва тонула в междоусобных

войнах.

Когда же, после нашествия Тохтамыша в 1382 году, столица вновь

ослабла, междоусобицы вспыхнули с новой силой. После этого Донской

пообещал платить Орде дань, хоть и в меньшей степени, чем раньше.

Умер Дмитрий Иванович Донской 19 мая 1389 года в возрасте 39 лет.

Похоронен был в Москве в Архангельском соборе. После смерти

Донского управление княжествами перешло по наследству к его сыну

Василию I.

Дмитрий Донской был причислен русской Православной церковью к лику

святых. День памяти отмечают в день его смерти – 19 мая (по н. с. — 1

июня)

Именем великого князя названы улицы и площади в городах России и Украины, в его честь установлены памятники в Москве и Коломне.

Подробнее - на Znanija.com - https://znanija.com/task/25956079#readmore

otvet.mail.ru

Ратный подвиг на поле Куликовом

Страницы истории

19.09.2014

21 сентября Россия отмечает день воинской славы в память о победе русских полков во главе с князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве в 1380 году. Эта битва знаменует собой первый шаг к освобождению от татаро-монгольского ига. Впервые русские смогли объединиться, выступить единой силой в бою и победить.  

21 сентября Россия отмечает день воинской славы в память о победе русских полков во главе с князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве в 1380 году. Эта битва знаменует собой первый шаг к освобождению от татаро-монгольского ига. Впервые после многих лет вынужденной покорности и смирения под чужеземным владычеством русские смогли объединиться, выступить единой силой в бою и победить. Это послужило толчком к возрождению нации.

Вся наша культура пронизана образами, связанными с теми далекими событиями. В момент исторического выбора, во время политических дискуссий, мы ссылаемся на исторические параллели. Здесь и Дмитрий Донской, который впервые за столетия монгольского ига решается дать бой темнику Мамаю. Здесь и Сергий Радонежский, который из Троице-Сергиевой лавры благословляет Дмитрия на ратный подвиг во имя отечества. Он дал Дмитрию двух монахов-богатырей Ослябю и Пересвета. Битва Пересвета со страшным Челубеем, когда оба всадника на всем скаку ударили друг друга копьями и упали замертво – это символ борьбы добра со злом, прошедший через многие художественные произведения.

Мы знаем, что Дмитрий перед боем снял с себя княжеское одеяние, надел доспехи простого воина и встал в первые ряды своей дружины, и после битвы его нашли без сознания. Его поступок стал примером для многих русских командиров, сражавшихся бок о бок со своими солдатами. Всем известна история с засадным полком: когда сеча длилась уже целый день и татары начали одолевать, им в тыл ударил полк волынского воеводы Боброка и полк Владимира Андреевича, брата великого князя, что и решило исход битвы.

В честь этой битвы Дмитрий получил прозвище Донской, а народ надолго сохранил память о Куликовской битве или о «Мамаевом побоище». Известно, что никогда еще не было на Руси столь многочисленной битвы: со стороны русских выступило не менее 150 тысяч человек, со стороны татар – еще больше.

И хотя Куликовская битва не освободила Русь от монголо-татарского ига, хотя совсем скоро последовало нападение хана Тохтамыша и полное разграбление и сожжение Москвы, но начало освобождению было положено. Дмитрий Донской впервые потребовал от своего брата Владимира Андреевича отказаться от права на шапку Мономаха в пользу сына Донского – Василия. Так было введено прямое престолонаследие в отличие от существовавшего ранее обычая, когда власть переходила от старшего брата к младшему, а потом и к их сыновьям, что порождало распри.

Правнук Дмитрия Донского – Иван III смог растоптать басму – ханскую грамоту с требованием дани. И в 1480 году, ровно сто лет спустя после Куликовской битвы, русские и татары вновь сошлись на поле брани на реке Угре. И татары позорно бежали, наступил конец татарскому игу.

Трудно переоценить значение Куликовской битвы для самосознания русских. Этот исторический факт многие века служил духовной опорой для русской души в самые трудные для отечества времена. В момент, казалось бы, полного порабощения русские нашли в себе силы, чтобы восстать и дать отпор угнетателям. Их единство и умелое руководство князя стало залогом дальнейшего освобождения.

О Куликовской битве вспоминали солдаты во время сражений Первой мировой и Великой Отечественной войн. Фильмы, снятые на эту тему, вдохновляли наших воинов. Именно сейчас нам очень важно передать будущим поколениям историческое знание: успех нации возможен только, если она объединится и проявит воинскую доблесть, защищая свои ценности. Это залог ее будущего процветания.

Евгений Широков

www.postkomsg.com

Чем прославился Дмитрий Донской? Куликовская битва

Событий такого масштаба, как Куликовская битва, в истории России очень немного. Она стоит в одном ряду с такими сражениями, как Полтавская, Бородинская и Сталинградская битвы. Вот четыре великих сражения в русской истории. Это сражения, в которых решалась судьба страны, ее будущее. Конечно, они разные по масштабу, разные по используемой технике, но для своего времени их значение вполне сопоставимо.

Князь Московский

Князь Дмитрий Иванович Донской (1350–1389) после смерти отца с девяти лет начал княжить на Москве. В это время в Орде начались феодальные раздоры, и она стала слабеть. Но власть Мамая по-прежнему распространялась на Русь. Вдобавок Литва создала союз с Ордой, направленный против Руси и ее княжеств, и заняла Тверь. Москва в это время отстроила новую белокаменную крепость. Продолжалась экономическая борьба с ордынцами, и благодаря усилиям Москвы была снижена дань, а также заключен династический брак между Серпуховским князем Владимиром и дочерью литовского князя Ольгерда. Чем прославился Дмитрий Донской? Дипломатическими способностями, в первую очередь.

Легендарная фигура

Князь Дмитрий Донской – это знаковая фигура. Он давно стал символом великого полководца. Дмитрий Донской, пришедший из глубин времен, оброс мифами, но это тот случай, когда миф и реальность совпадают. Он действительно соответствует понятию великого полководца.

Дмитрий Донской, годы правления это показали, действительно был выдающимся, необычным деятелем своего времени. Он был человеком, который обладал огромной уверенностью в себе, в своей особой миссии. Не в себе лично, не самоуверенностью, но что свыше Господь дал ему особую задачу, особую цель среди людей. Дмитрий Донской чувствовал себя Божьим избранником. Господь поставил перед ним задачу освободить Русь, и он должен это сделать любой ценой. Когда Дмитрий поднял восстание против Золотой орды, он ощущал это, как миссию, которая дана ему свыше.

Подозрительная авантюра

Но для окружающих это выглядело несколько иначе. Многие считали, что восстание против Золотой Орды – это авантюра, что Дмитрий Иванович Донской на свой страх и риск поднял это восстание, а теперь вот идет по степи огромная черная туча – это воины Мамая. И пусть теперь он сам с ними и разбирается. Он эту кашу заварил, пусть он её и расхлебывает. Вот такое было отношение. И поэтому летом 1380 года, когда Дмитрий узнал от своей разведки, что татары вышли в поход и что у них огромное войско, Дмитрий Донской посылает гонцов ко всем своим русским князьям, которые все когда-то собирались вместе с ним и говорили, что надо поднять восстание.

И вот он посылает к ним гонцов и пишет: приходите, вот тот самый час пришел, когда мы должны вместе подняться на эту священную войну. И вдруг он начинает получать странные ответы. Один пишет, что не может, у него кони болеют, лошади совсем голодные, другой куда-то уехал в это время, и найти его невозможно. У третьего еще какие-то причины. Русский полководец оказался почти один. Нижегородский князь, его тесть, Дмитрий Константинович, не пришел, тверской князь, Михаил Александрович, не пришел, новгородцы не пришли. Пришли лишь некоторые князья: Белозерские, Ростовские – мелкие по численности дружин. И в этой обстановке Дмитрий понимает, что его может спасти только одно – народное ополчение.

Сбор ополчения

Надо убедить пойти на войну простых людей – горожан, крестьян, которые вообще-то никогда не воевали, это не их дело. Воевали профессионалы, дружинники. Народное ополчение собирали крайне редко. По каким-то чрезвычайным случаям, когда вопрос стоял не просто о войне между князем, скажем, Иваном, и князем Константином, а вопрос стоял о судьбе нашей веры, о православии, то есть эту войну с Мамаем нужно было поставить как священную войну, войну за веру. Для этого Дмитрию нужно было получить благословение от какого-то деятеля. Чтобы человек, которому доверяет народ, которого он считает действительно святым, благословил войну с Мамаем и поднял её на высоту священной войны, войны за веру.

Сергий Радонежский

В то время в Северо-Восточной Руси жил только один человек, которому люди безусловно доверяли, которого люди считали живым святым, потому что жизнь его была такова, что он жил безупречно. Это был преподобный Сергий Радонежский. Преподобный Сергий Радонежский, основатель монастыря в 70 км к северо-востоку от Москвы, игумен этого монастыря. Это, конечно, великий человек для нашей церкви. Но, кроме того, преподобный Сергий в своей повседневной жизни воплотил христианский идеал монашества: монах – это человек абсолютно незлобивый, бескорыстный, готовый каждому оказать какую-то помощь, каждого поддержать, каждому дать хороший совет. И слава о преподобном Сергии распространилась очень широко. Но, разумеется, Сергий не вмешивался в политику. И вот у Дмитрия был последний шанс обратиться к преподобному Сергию. Война с ордынцами преподобному Сергию не нравилась, потому что риск был очень велик.

На поклон

Но когда русский полководец 16 августа 1380 года приехал к нему в Троицкий монастырь и сказал: «Святой отец, благослови», то Сергий поднялся над личными отношениями, над суетными соображениями, и дал ему не просто свое благословение, а и двух своих монахов, Пересвета и Ослябю.

Зачем он дал своих иноков? Казалось бы, странное решение. Зачем он посылает монахов сражаться? Это было вообще нарушением монашеских правил, потому что монах должен сидеть в монастыре. Воин должен сражаться, а монах должен молиться, у каждого свое дело. И тут вдруг преподобный Сергий отправляет двух монахов на битву. Дело в том, что они были зримым свидетельством того, что это благословление преподобного Сергия. Ведь мир тогда был маленьким. Люди знали друг друга в лицо, как в деревне. И все знали, что Пересвет и Ослябя в прошлом были уважаемыми московскими воеводами, знатными людьми, но потом ушли в монастырь. И все понимали, что если они едут рядом с Дмитрием, то поход благословлен преподобным.

Священная война за веру

А раз это благословение преподобного, то это уже не просто княжеская драка, и это не просто какая-то авантюра, а это священная война за веру. И это значит, что каждый, кто погибнет в этой войне, получит венец мученика, и его на небесах ожидают ангелы, а тот, кто не пойдет на эту войну, – предатель веры, богоотступник. Вот зачем преподобный Сергий благословил своих иноков на этот поход. Чем прославился Дмитрий Донской? Он сумел собрать народное ополчение.

Расстановка сил – размышления князя

Он не стал ждать, пока татары осадят Москву, хотя у него уже была приличная каменная крепость, и некоторые советовали отсидеться в ней. И вот Дмитрий повел войска на Куликово поле. Народное ополчение пошло с ним.

А дальше он действует, как великолепный полководец, который все точно просчитывает. Он пошел навстречу врагу, в степь. Это было необычным военным приемом. Но это было правильное решение.

Решительное сражение

Затем он пришел в район Куликова поля и приказал своим войскам переправляться через Дон. На первый взгляд, они встали в совсем невыгодной позиции. С одной стороны – Дон, с другой стороны в глубоком овраге река Непрядва. То есть бежать некуда. В случае если войско дрогнет и побежит, то оно пропадет при переправе через реку. Татары их всех перебьют. Но это было правильно в тот момент. Каждому воину надо было дать такую мысль: или победить, или погибнуть. Спасения в бегстве не будет. Нужно сражаться. Это была ставка на победу. Так продумывалась Куликовская битва Дмитрия Донского.

Ночные раздумья

В ночь с 7 на 8 сентября 1380 года Дмитрий понял одну очень важную вещь: когда начнется битва, большой многотысячный полк ополченцев, которых он привел, может не выдержать. И Дмитрий представил себе, что такое ордынская атака: с гиканьем, криками, визгом, с воем несется черная ордынская конница. Она несется на большой полк, где стоят необученные ополченцы. И при виде этой лавины у них не выдержат нервы, они побегут. Это будет иррациональный страх, который захватит всех. Как спасти ополченцев? Как принять первый удар? И Дмитрий принимает единственно правильное решение. Он выставляет впереди хорошо обученный сторожевой полк, который состоял из отборных дружинников, закованных в железо. Тех людей, которые могли сдерживать некоторое время эту лавину примерно час. И сам Дмитрий едет в этот передовой полк. Было ясно, что этот полк обречен на гибель. Так мыслилась Куликовская битва Дмитрия Донского. Но эти воины остановят на какое-то время лавину конницы, и за это время ополченцы успеют прийти в себя, успеют преодолеть страх. И так оно и вышло.

На Поле Куликовом

На следующее утро Дмитрий расставил полки. Сам поехал в сторожевой полк на передовую. Лавина татарской конницы с вершины Красного холма пошла на русское войско. Весь полк, стоявший впереди, был уничтожен.

Но пока ордынцы с ним сражались, прошло, может быть, полчаса, может быть, час, и ополченцы пришли в себя. Они увидели, что можно остановить татар. Что энергия лавины она уже не та, она уже остановлена. И поэтому, когда татары добрались до большого полка, то он стоял насмерть и никуда не бежал.

Засада

И, конечно, было великолепное решение – поставить в дубраве засадный полк под командованием Владимира Андреевича Серпуховского. И этот засадный полк, неожиданно ударив во фланг ничего не ожидавшей татарской конницы, уже в середине битвы решил исход сражения.

Татары дрогнули и начали отступать. Как только это произошло, Дмитрий подбросил резервы на этот фланг, и началось контрнаступление. То есть все было продумано. Вплоть до его собственной роли. Так проходила битва Дмитрия Донского. Ведь в то время правители обычно стояли в тылу. А Дмитрий поехал вперед, мимо полков, чтобы все видели, что он едет сражаться в первых рядах, что он готов отдать свою собственную жизнь для победы, что он не бросит их, не убежит. Чем прославился Дмитрий Донской? Подвигом самопожертвования.

Тяжелая победа

После битвы его долго не моли найти. Он был тяжело ранен. Владимир Андреевич Серпуховской послал воинов его искать. Тяжелораненый в этой битве, Дмитрий едва уцелел.

Его нашли и привели в сознание, он сел на коня и вместе с братом они поехали осматривать поле битвы. Увидели, что поле завалено трупами. Победа досталась тяжелой ценой. Военный потенциал Москвы был подорван.

После битвы войско князя прибыло сначала в Коломну, а затем в Москву. Теперь на башне кремля в Коломне установлен памятник Дмитрию Донскому.

Значение битвы

Историческое значение Куликовской битвы состоит в том, что она окончательно определила роль Москвы как центра объединения Руси. Москва на Куликовом поле доказала, что она может освободить страну. Она может добиться независимости. Надо ей помогать, надо ее поддерживать. Чем прославился Дмитрий Донской? Он не словами, а делами показал, что готов бороться за свободу. Поэтому Василий Осипович Ключевский хорошо это сформулировал, сказав, что Московское государство родилось на просторах Куликова поля. Это метафора, но она точно выражает суть дела. А величественный памятник Дмитрию Донскому отражает перед потомками его великое деяние.

Последние годы жизни Дмитрия Донского были тяжелыми. Он со всех сторон чувствовал давление. Литва усиливалась, Орда требовала больше дани. И, может быть, эти невзгоды сократили срок его жизни. Он скончался в возрасте 38 лет в мае 1389 года.

Вот такая сравнительно короткая и героическая жизнь. Этот человек, великий князь Дмитрий Донской, по праву занимает видное место в нашей истории. Он этого достоин.

fb.ru

Подвиг Дмитрия Донского в памятниках разных эпох Автор:

Подвиг Дмитрия Донского в памятниках разных эпох Автор: Гордеева Ирина, 4 В класс Научный руководитель: заслуженный учитель России, Т.М. Сухова ЦЕНТР ОБРАЗОВАНИЯ 2006

Почему меня заинтересовала эта тема? Я родилась и живу в районе Северное Бутово Это окраинный район современной Москвы, расположенный на юге столице

Цель моей работы: попробовать собрать воедино, рассказать и отобразить на карте места и памятники, так или иначе, связанные с походом великого князя на Дон и Куликовской битвой напомнить, что история Москвы и всей страны в целом, начинается с истории своей «малой родины», которую необходимо знать и помнить, прежде всего, ради уважения к своим усопшим предкам

Сергиев Посад Николо-Угрешский монастырь село Беседы Большая Серпуховская дорога БУТОВО Дон Непрядва Золотая Орда с. Никульское д.Турово Куликово Поле село Монастырщино Свято-Дмитриевский Скопинский монастырь

Как я собирала информацию? Для написания моей работы я побывала во многих местах, связанных с Дмитрием Донским - в Коломне, Троице – Сергиевой Лавре, Николо – Угрешском монастыре, на Куликово поле, в с. Монастырщино). По дороге на Куликово поле

О Дмитрии Донском и о его подвиге - Куликовской битве знают, наверное, все русские люди. Куликовская битва 1380 г. - важнейшее событие в истории средневековой Руси, во многом определила дальнейшую судьбу Российского государства. Илья Глазунов. Князь Дмитрий Донской. Из цикла "Поле Куликово" "

Новая ордынская угроза В 1380 году над Русью нависла угроза повторения Батыева нашествия Новый хан Золотой Орды Мамай объявил новый поход на Русь. Поводом для нашествия послужил отказ Москвы платить непомерную дань Великий князь Дмитрий принял решение идти навстречу Мамаю Путь войск Дмитрия Ивановича до места сражения составлял около 400 км Именно на протяжении этого пути находятся памятники, связанные с его именем

Благословение Преподобного Сергия На все свои деяния Великий Князь стремился получить благословение Церкви Именно за этим он обратился к великому молитвеннику Преподобному Сергию. Святой подвижник благословил его идти на битву, уповая на Бога, и обещал предсказывал победу Преподобный Сергий отпустил с ним на битву двух монахов Троицкого монастыря – Александра Пересвета и Андрея Ослябю А. Кившенко. Прп. Сергий Радонежский благословляет св. бл. великого кн. Димитрия Донского на Куликовскую битву

С. Беседы на берегу Москвы-реки, в большом княжеском шатре, великий князь собрал на военный совет (на беседу) своих ближайших князей и воевод. Возвратившись в Москву с поля битвы, князь Димитрий повелевает на этом местепоставить церковь Рождества Христова стой поры место это называется с. Беседы Церковь Рождества Христова в с. Беседы

Сергиев Посад Николо-Угрешский монастырь село Беседы Большая Серпуховская дорога БУТОВО Дон Непрядва Золотая Орда с. Никульское д.Турово Куликово Поле село Монастырщино Свято-Дмитриевский Скопинский монастырь

По пути в Коломну Николо-Угрешский монастырь По пути в Коломну, великий князь после долгого перехода с войском остановился на ночлег в сосновом бору. И вдруг посреди ночи князь неожиданно проснулся и увидел буквально над собой на сосне сияющую икону Николая Чудотворца, парящую в воздухе. В память о чуде князь основал Николо-Угрешский монастырь. Николо-Угрешский монастырь (г. Дзержинский, Московская область)

Сбор русских войск в Коломне 15 августа 1380 г. на Девичьем поле состоялся смотр объединенного войска. После победы на Куликовом поле по обету князь начал строить Богородице-Рождественский монастырь Кроме того, по благословлению Преподобного Сергия в 1385 г. близ Коломны был основан Старо-Голутвин монастырь. Уже в современное время, в 2007 году, в Коломне был открыт памятник самому Благоверному князю. Это единственная конная статуя князю в России.

Переправа через р. Оку Зная об измене Олега Рязанского, князь Дмитрий повёл рать по левому берегу Оки к устью реки Лопасни. Место это звалось на Руси «У четырёх церквей», или «Сенькин брод». По этому броду войска переправились через Оку. В 1980г. в память этой переправы в селе Турово (Московская область), расположенного на берегу р. Лопасни на высоком берегу был установлен памятной знак «600 лет Куликовской битве». Д. Турово, памятник Дмитрию Донскому

Куликовская битва 6 сентября русские полки достигли р.Дона. На военном совете было решено переправляться через реку и встретить врага за Доном. В ночь с 7 на 8 сентября войска переправились через Дон. Войско расположилось на краю Куликова поля. В день Рождества Пресвятой Богородицы 8 сентября (21 сентября по новому стилю) 1380 состоялась Куликовская битва,. «На Куликово поле пришли москвичи, коломенцы, владимирцы, звенигородцы, серпуховчане, ростовчане, белозерцы, смоляне, муровчане, а ушли с него – единым русским народом. Если народ един, твердо стоит в вере, черпая в ней свои духовные силы, ему не страшны никакие испытания». святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II которая завершилась победой русского оружия

Сергиев Посад Николо-Угрешский монастырь село Беседы Большая Серпуховская дорога БУТОВО Дон Непрядва Золотая Орда с. Никульское д.Турово Куликово Поле село Монастырщино Свято-Дмитриевский Скопинский монастырь

Село Монастырщина Павших воинов хоронили на самом Куликовом поле, а также в нескольких километрах от него на месте, где сейчас находится село Монастырщина. Павших ратников хоронили 8 дней, а после это каждый из оставшихся в живых воинов принес из «Зеленой дубравы» (где прятался знаменитый засадный полк, решивший исход битвы) по одному бревну, из которых сложили деревянную церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Сейчас здесь, кроме храма, располагается музей, посвященный Куликовской битве и памятник великому князю Храм Рождества Пресвятой Богородицы и памятник Дмитрию Донскому

Куликово поле сегодня В состав музейного комплекса «Куликово поле» входят: первый памятник-колонна Дмитрию Донскому, открытый 8 сентября 1850г. на Красном холме. По преданию именно на этом месте располагалась ставка хана Мамая удивительный храм преподобного Сергия Радонежского, построенный в 1917г. перед самой революцией. Недалеко от Куликова поля находится Святой источник –Прощенный колодец, где Дмитрий Донской омывал раны своих воинов и прощался с ними после Куликовской битвы

Дорога домой Возвращаясь с битвы, Дмитрий Донской побывал на Дмитриевой горе (Рязанская область). Дело в том, что еще до начала битвы в этом месте побывал инок Александр Пересвет и оставил монаху-отшельнику свой могучий дорожный посох Великий князь поручил построить на месте часовни обитель во имя своего святого покровителя- великомученика Дмитрия - Свято - Дмитриевский мужской Молитва воина Александра Пересвета, Художник Павел Рыженко

Сергиев Посад Николо-Угрешский монастырь село Беседы Большая Серпуховская дорога БУТОВО Дон Непрядва Золотая Орда с. Никульское д.Турово Куликово Поле село Монастырщино Свято-Дмитриевский Скопинский монастырь

present5.com

Россия должна помнить невероятный подвиг Дмитрия Донского

21 сентября в Российской Федерации отмечается как День воинской славы – это годовщина победы русского войска под командованием Дмитрия Донского над Татарской Ордой хана Мамая.

Прежде всего: где была Куликовская битва?

Это вопрос, увы, далеко не праздный. Хоть и учим мы историю в средней школе, но даже «знатоки» в знаменитом клубе как-то раз «сели» в этом вопросе. А между тем находится Куликово поле практически в самом центре современной России – всего в 60 км юго-восточнее Тулы.

А уж о том, когда произошла знаменитая битва, точно не знает практически никто – в том числе и депутаты Государственной Думы, учредившие ее памятной датой 21 сентября.

Да, конечно, в летописях дата сражения указана совершенно точно – 8 сентября 6889 года. Но в то время счет лет на Руси велся «от сотворения мира», которое, как тогда считалось, произошло за 5508 лет до рождения Христа. И датой наступления нового года было 1 сентября. Поэтому и пришлась битва на самое начало 6889 года. И господа депутаты, недолго думая, прибавили к 8 сентября 13 дней (то есть современное расхождение между юлианским и григорианским календарем). Между тем такой пересчет дат крайне некорректен. Во-первых, в 1380 (6888) году никакого григорианского календаря еще просто не было, а во-вторых, если бы он и был, то расхождение дат в то время между «старым» и «новым» стилем составляло бы не 13 дней, как сейчас, а только восемь.

Между тем Куликовская битва имеет полное право на то, чтобы считаться чудом с куда большим основанием, чем «чудо на Марне» 1914 года.

Аксиомой военного дела в XIII–XIV веках был тезис о том, что пешему против конного не устоять. «Царицей полей» в ту пору была тяжеловооруженная феодальная рыцарская конница – и ее поражения в столкновениях с пешим войском можно было буквально пересчитать по пальцам одной руки. Причем всякий раз пешая рать побеждала в силу какого-то особо благоприятного стечения обстоятельств. Так было, например, в Невской битве, когда новгородские пешие полки сумели скрытно подойти к лагерю шведов и по полной использовать момент внезапности. Так было в 1242 году, когда рыцари плотной массой атаковали новгородское войско по сильно подтаявшему льду Чудского озера – и утонули в нем, когда копыта коней этот лед размолотили. Так было в 1346 году при Креси, когда французские рыцари на уставших после долгого марша конях бросились в атаку на англичан по раскисшему от дождя крутому склону холма – и были в упор расстреляны английскими лучниками.

Ни одного из этих спасительных для пешего войска обстоятельств 8 сентября 1380 года не было. О внезапности и речи быть не могло, чистое и ровное поле идеально подходило для действий татарской конницы, преимущество в оружии дальнего боя тоже было на стороне татар, как и преимущество в численности.

О какой-то боевой выучке русской «черносошной рати» говорить тоже не приходилось. Русскому ратнику, вчерашнему крестьянину, может быть, и приходилось хаживать с рогатиной на медведя и учиться биться в строю во время «кулачной потехи». Но все равно сравниться в бою с профессиональным воином (будь то русский дружинник или татарский мурза) он не мог. Поэтому пешее крестьянское войско, перешедшее 7 сентября через Дон, могло представлять собой боевую силу только стоя плотной массой на одном месте. Но в этом качестве оно представляло идеальную мишень для татарских стрел.

В общем, ни единого шанса на победу у московского князя Дмитрия Ивановича (не ставшего еще Донским) не было. Но победа была-таки одержана, а из кровавой купели Куликова поля вышла уже новая, единая Россия.

Теперь-то мы, конечно, знаем, каков был тактический замысел князя Дмитрия – выставить под первый (и самый страшный) удар татарской конницы наспех набранную «по разрубу» «черносошную» крестьянскую рать, а немногочисленную дворянскую конницу приберечь в дубраве. До тех пор, пока татарские кони не устанут топтать русских ратников, а татарские сабли не затупятся о крупноячеистые (то есть способные удержать только рубящий удар меча, но никак не колющий удар стрелы) кольчуги и деревянные (!) щиты.

План, как мы знаем теперь, удался – хан Мамай не разглядел засады. Он поддался соблазну решить дело одним ударом – и не стал засыпать русскую рать стрелами, а пустил свою Орду в прямой лобовой удар. Чем это закончилось для Орды – известно.

Но вот известно ли нам, что переживал накануне битвы князь Дмитрий? Он прекрасно понимал, что составленный им план заведомо обрекает «черносошную рать» на чудовищные потери – и не мог не думать о том, может ли он требовать от людей такого самопожертвования, оставаясь сам в безопасности. О том, что князь думал именно об этом, можно судить по тому совершенно беспрецедентному поступку, который он совершит следующим утром – отдаст своего коня, плащ и шлем одному из бояр-дружиников, а сам встанет в пеший строй как простой ратник.

Князь Дмитрий принял накануне главное в своей жизни решение – разделить участь тех, кого он обрек на гибель. Шансов на то, чтобы остаться в живых, у него не было – первые ряды пешей рати должны были погибнуть наверняка – если не от сабли или копья, то от немыслимой давки и ударов копыт татарских коней.

Поступок князя был жестом последней решимости – в случае победы он мог рассчитывать лишь на то, что потомки помянут его добрым словом. А в случае поражения? Только на то, что «мертвые сраму не имут».

И действительно, не имут. Никто в русской рати не дрогнул, не бросил оружия, увидев с гиканьем и свистом летящую во весь опор татарскую конницу. Никто не побежал и тогда, когда полег уже в неравной сече весь левый фланг русского войска, и враг стал приближаться к переправам через Дон, лишая всех остальных последнего пути к спасительному отступлению. Что придавало тогда последние силы ратникам? В том числе и сознание того, что битва не проиграна, ибо где-то тут в общих рядах бьется неузнанным русский князь Дмитрий. И даже смерть его не будет означать поражения.

Но произошло чудо – битва не только была выиграна, но и князь Дмитрий остался жив! Его нашли вечером среди множества тел – без сознания, но и без серьезных ран! По тем временам иного объяснения, кроме «князя Бог спас», быть просто не могло.

В нашей стране было много полководцев, одержавших победы не менее блестящие, чем Дмитрий Донской. Но вряд ли найдется среди них кто-то, кто поступил бы столь же свято, как князь Дмитрий Иванович Московский на Куликовом поле.

Источник

cont.ws

Россия должна помнить подвиг Дмитрия Донского

21 сентября в Российской Федерации отмечается как День воинской славы – это годовщина победы русского войска под командованием Дмитрия Донского над Татарской Ордой хана Мамая.

Прежде всего: где была Куликовская битва?

Это вопрос, увы, далеко не праздный. Хоть и учим мы историю в средней школе, но даже «знатоки» в знаменитом клубе как-то раз «сели» в этом вопросе. А между тем находится Куликово поле практически в самом центре современной России – всего в 60 км юго-восточнее Тулы.

А уж о том, когда произошла знаменитая битва, точно не знает практически никто – в том числе и депутаты Государственной Думы, учредившие ее памятной датой 21 сентября.

Да, конечно, в летописях дата сражения указана совершенно точно – 8 сентября 6889 года. Но в то время счет лет на Руси велся «от сотворения мира», которое, как тогда считалось, произошло за 5508 лет до рождения Христа. И датой наступления нового года было 1 сентября. Поэтому и пришлась битва на самое начало 6889 года. И господа депутаты, недолго думая, прибавили к 8 сентября 13 дней (то есть современное расхождение между юлианским и григорианским календарем). Между тем такой пересчет дат крайне некорректен. Во-первых, в 1380 (6888) году никакого григорианского календаря еще просто не было, а во-вторых, если бы он и был, то расхождение дат в то время между «старым» и «новым» стилем составляло бы не 13 дней, как сейчас, а только восемь.

Между тем Куликовская битва имеет полное право на то, чтобы считаться чудом с куда большим основанием, чем «чудо на Марне» 1914 года.

Аксиомой военного дела в XIII–XIV веках был тезис о том, что пешему против конного не устоять. «Царицей полей» в ту пору была тяжеловооруженная феодальная рыцарская конница – и ее поражения в столкновениях с пешим войском можно было буквально пересчитать по пальцам одной руки. Причем всякий раз пешая рать побеждала в силу какого-то особо благоприятного стечения обстоятельств. Так было, например, в Невской битве, когда новгородские пешие полки сумели скрытно подойти к лагерю шведов и по полной использовать момент внезапности. Так было в 1242 году, когда рыцари плотной массой атаковали новгородское войско по сильно подтаявшему льду Чудского озера – и утонули в нем, когда копыта коней этот лед размолотили. Так было в 1346 году при Креси, когда французские рыцари на уставших после долгого марша конях бросились в атаку на англичан по раскисшему от дождя крутому склону холма – и были в упор расстреляны английскими лучниками.

Ни одного из этих спасительных для пешего войска обстоятельств 8 сентября 1380 года не было. О внезапности и речи быть не могло, чистое и ровное поле идеально подходило для действий татарской конницы, преимущество в оружии дальнего боя тоже было на стороне татар, как и преимущество в численности.

О какой-то боевой выучке русской «черносошной рати» говорить тоже не приходилось. Русскому ратнику, вчерашнему крестьянину, может быть, и приходилось хаживать с рогатиной на медведя и учиться биться в строю во время «кулачной потехи». Но все равно сравниться в бою с профессиональным воином (будь то русский дружинник или татарский мурза) он не мог. Поэтому пешее крестьянское войско, перешедшее 7 сентября через Дон, могло представлять собой боевую силу только стоя плотной массой на одном месте. Но в этом качестве оно представляло идеальную мишень для татарских стрел.

В общем, ни единого шанса на победу у московского князя Дмитрия Ивановича (не ставшего еще Донским) не было. Но победа была-таки одержана, а из кровавой купели Куликова поля вышла уже новая, единая Россия.

Теперь-то мы, конечно, знаем, каков был тактический замысел князя Дмитрия – выставить под первый (и самый страшный) удар татарской конницы наспех набранную «по разрубу» «черносошную» крестьянскую рать, а немногочисленную дворянскую конницу приберечь в дубраве. До тех пор, пока татарские кони не устанут топтать русских ратников, а татарские сабли не затупятся о крупноячеистые (то есть способные удержать только рубящий удар меча, но никак не колющий удар стрелы) кольчуги и деревянные (!) щиты.

План, как мы знаем теперь, удался – хан Мамай не разглядел засады. Он поддался соблазну решить дело одним ударом – и не стал засыпать русскую рать стрелами, а пустил свою Орду в прямой лобовой удар. Чем это закончилось для Орды – известно.

Но вот известно ли нам, что переживал накануне битвы князь Дмитрий? Он прекрасно понимал, что составленный им план заведомо обрекает «черносошную рать» на чудовищные потери – и не мог не думать о том, может ли он требовать от людей такого самопожертвования, оставаясь сам в безопасности. О том, что князь думал именно об этом, можно судить по тому совершенно беспрецедентному поступку, который он совершит следующим утром – отдаст своего коня, плащ и шлем одному из бояр-дружиников, а сам встанет в пеший строй как простой ратник.

Князь Дмитрий принял накануне главное в своей жизни решение – разделить участь тех, кого он обрек на гибель. Шансов на то, чтобы остаться в живых, у него не было – первые ряды пешей рати должны были погибнуть наверняка – если не от сабли или копья, то от немыслимой давки и ударов копыт татарских коней.

Поступок князя был жестом последней решимости – в случае победы он мог рассчитывать лишь на то, что потомки помянут его добрым словом. А в случае поражения? Только на то, что «мертвые сраму не имут».

И действительно, не имут. Никто в русской рати не дрогнул, не бросил оружия, увидев с гиканьем и свистом летящую во весь опор татарскую конницу. Никто не побежал и тогда, когда полег уже в неравной сече весь левый фланг русского войска, и враг стал приближаться к переправам через Дон, лишая всех остальных последнего пути к спасительному отступлению. Что придавало тогда последние силы ратникам? В том числе и сознание того, что битва не проиграна, ибо где-то тут в общих рядах бьется неузнанным русский князь Дмитрий. И даже смерть его не будет означать поражения.

Но произошло чудо – битва не только была выиграна, но и князь Дмитрий остался жив! Его нашли вечером среди множества тел – без сознания, но и без серьезных ран! По тем временам иного объяснения, кроме «князя Бог спас», быть просто не могло.

В нашей стране было много полководцев, одержавших победы не менее блестящие, чем Дмитрий Донской. Но вряд ли найдется среди них кто-то, кто поступил бы столь же свято, как князь Дмитрий Иванович Московский на Куликовом поле.

rus-loh.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о