Писатель фолкнер: Уильям Фолкнер – биография, книги, отзывы, цитаты

Содержание

Уильям Фолкнер – биография, книги, отзывы, цитаты

Уильям Фолкнер — американский писатель.

Принадлежит к крупнейшим писателям США, мастерам новой американской прозы XX века, которая стала известна в Европе с 20-х годов, а в 30-х годах получила мировое признание. Этот самый американский из авторов Америки стал одним из колоссов мировой литературы. Опираясь на разговорный язык и американские народные традиции, Фолкнер сочетал эти элементы с литературным модернизмом и самыми смелыми европейскими экспериментами в символизме и в литературе «потока сознания», создавая свои бессмертные шедевры.

Родился в Нью-Олбани, в штате Миссисипи, был старшим из четырёх сыновей и вырос в Оксфорде, где расположен университет штата Миссисипи. Фолкнер получил имя…

Уильям Фолкнер — американский писатель.

Принадлежит к крупнейшим писателям США, мастерам новой американской прозы XX века, которая стала известна в Европе с 20-х годов, а в 30-х годах получила мировое признание. Этот самый американский из авторов Америки стал одним из колоссов мировой литературы. Опираясь на разговорный язык и американские народные традиции, Фолкнер сочетал эти элементы с литературным модернизмом и самыми смелыми европейскими экспериментами в символизме и в литературе «потока сознания», создавая свои бессмертные шедевры.

Родился в Нью-Олбани, в штате Миссисипи, был старшим из четырёх сыновей и вырос в Оксфорде, где расположен университет штата Миссисипи. Фолкнер получил имя в честь своего прадедушки, полковника Уильяма К. Фолкнера, участника гражданской войны, сколотившего состояние при прокладке железных дорог и одновременно бывшего автором популярных романов. Его образ запечатлелся в сознании потомка, став источником рассказов о прошлом Юга и о гражданской войне, а также об истории семьи Фолкнеров, слава которой к тому времени значительно померкла. После того как принадлежавшая семье железная дорога была продана, отец Фолкнера обзавёлся платной конюшней и скобяной лавкой в Оксфорде и в конце концов стал управляющим делами в университете.

Несмотря на страстную любовь к чтению, Уильям учился довольно слабо и был исключён из старших классов школы. Ему пришлось пойти работать счетоводом в банк своего деда. В 1918 году, когда подруга Фолкнера Эстелла Олдхэм вышла замуж за другого, Фолкнер вступил в Королевские ВВС Канады. Однако война закончилась прежде, чем он завершил основной курс подготовки. Вернувшись в Оксфорд, Фолкнер некоторое время занимался на курсах при университете, работал в нью-йоркском книжном магазине. Места работы и профессии он менял часто.

В литературе Фолкнер дебютировал циклом стихов «Мраморный фавн» (1924), в котором заметно ощущается влияние поэзии французских символистов. Решающее влияние на Фолкнера оказал писатель Шервуд Андерсон. Они познакомились в 1925 году в Новом Орлеане. Андерсон помог Фолкнеру опубликовать его первый роман «Солдатская награда» (1926) и побуждал его углубиться в изучение своих южных корней. Вместо этого Фолкнер на грузовом судне отправился в Европу, объездил на велосипеде Италию и Францию и по возвращении закончил второй роман, «Москиты» (1927) — сатирическое изображение литературных кругов Нового Орлеана. Его третий роман, «Флаги в пыли», был отвергнут, но Фолкнер переработал его и дал новое название «Сарторис» (1929). Это был первый роман из обширной саги об округе Йокнапатофа, вымышленной версии его родного округа Линкольн. На карте этого воображаемого мира он написал: «Единственный владелец и собственник — Уильям Фолкнер».

В подражание «Человеческой комедии» Бальзака Фолкнер предпринял попытку художественного воссоздания места действия и его истории в ряде романов с повторяющимися персонажами и постепенно развивающимся сюжетом, который повествовал о взлёте и крахе Юга со времён вытеснения индейцев, образования общества плантаторов и присущего ему рыцарского кодекса чести и вплоть до трагедии рабства и замены прежних ценностей современными ценностями меркантильного, стяжательского Севера. Фолкнеровский цикл о рае, потерянном по вине ограниченности человеческих возможностей и безудержных страстей, воплощён в повествовании о различных персонажах и историях их семей, в хронике региона и в прошлом, которое Фолкнер возвышает до уровня мифа и вселенского обобщения, показывая комическое и трагическое в жизни своих Сарторисов, Компсонов, МакКаслинов, Бандренсов, Сноупсов и других. Их истории зачастую преломляются в многочисленных повествовательных перспективах, нелинейной последовательности времени и неясном, изменчивом, полном намёков и недомолвок стиле. К примеру, «Шум и ярость» (1929) — история упадка семейства Компсонов, рассказанная от лица её четырёх представителей, самым запоминающимся из которых становится слабоумный Бенджи. Фолкнер строит роман таким образом, что откровение снисходит постепенно, при переплетении потоков сознания нескольких персонажей и при создании весьма символичного узора.

В 1929 году, будучи уже признанным романистом со вполне определённой темой и хорошо разработанным методом, Фолкнер женится на успевшей развестись Эстелле Олдхэм и поселяется в предместьях Оксфорда. За двенадцатилетний период с 1930 по 1942 он создает романы: «Когда я умирала» (1930), «Святилище» (1931), «Свет в августе» (1932), «Авессалом, Авессалом!» (1936), «Непокорённые» (1938), «Дикие пальмы» (1939), «Деревушка» (1940) — первая часть трилогии о Сноупсах, «Сойди с горы, Моисей» (1942).

Несмотря на шумную славу во Франции и в небольшом кругу писателей, проза Фолкнера так и не получила признания более широкой аудитории — за исключением экранизированного романа «Святилище»: история изнасилованной и ступившей на путь проституции школьницы. Это привело к работе Фолкнера в Голливуде в качестве сценариста и «доработчика» чужих сценариев, прежде чем он достиг пика славы при получении Нобелевской премии по литературе в 1949 году.

К последним работам Фолкнера относятся роман «Осквернитель праха» (1948), сборник рассказов, изданный в 1950 году, «Притча» (1954), завершение трилогии о Сноупсах — романы «Город» (1957), «Особняк» (1959) и его последний комический роман «Похитители» (1962). Поселившись неподалеку от Виргинского университета, Фолкнер завершил свою карьеру в некоторой растерянности от собственного успеха и зачастую выдавал себя за простого фермера, а не за всемирно известного писателя.

Уильям Фолкнер - фото, биография, личная жизнь, причина смерти, книги

Биография

Американский писатель Уильям Фолкнер, прославившийся благодаря романам «Шум и ярость», «Свет в Августе» и «Похитители», стал единственным жителем штата Миссисипи, удостоенным Нобелевской премии по литературе, а также обладателем приза, учрежденного Джозефом Пулитцером в области беллетристики. До этого момента произведения автора не пользовались популярностью, но затем их включили в списки 100 лучших англоязычных книг по версии совета Всемирной современной библиотеки.

Детство и юность

Мальчик, которого родители Марри Чарльз Фолкнер и Мод Батлер назвали Уильям Катберт, родился 25 сентября 1897 года в городе Нью-Олбани, принадлежавшем американскому штату Миссисипи. Ребенок рано познакомился с литературой и до момента поступления в школу научился читать и писать.

Embed from Getty ImagesУильям Фолкнер и его брат Джон

Семья несколько раз переезжала с места на место и в 1902 году обосновалась в Оксфорде, округ Лафайет. Там отец принял на себя управление несколькими предприятиями, а мать, бабушка и темнокожая няня Калли занялись домашним хозяйством и воспитанием и образованием детей. Именно женская часть семьи Фолкнер оказала решающее воздействие на биографию будущего писателя, привив ему любовь к искусству и насыщенному художественному языку.

Отец тоже внес свою лепту в становление личности Уильяма и других сыновей, приучая их наблюдать за красотой окружающего мира во время рыбалки, охоты и прогулок в отдаленных малоизученных лесах. Благодаря такому влиянию со стороны всех членов фамилии подросток добился успехов в освоении начальной школьной программы, но к средним классам потерял интерес к знаниям и начал систематически прогуливать уроки.

Читайте также7 звезд, не имеющих высшего образования

Увлекшись историей штата Миссисипи, он бросил учебу и начал мечтать о повторении судьбы известного прадеда, бывшего писателем, полковником и героем Гражданской войны. Эти интересы разделял старший товарищ Фолкнера Фил Стоун, который получил степень бакалавра Йельского университета и был старше юноши на несколько лет. Следуя советам ученого друга, Уильям начал посещать курсы в высшем учебном заведении округа и присоединился к студенческому братству Sigma Alpha Epsilon.

Уильям Фолкнер в молодости / Wikipedia

Организация, пропитанная атмосферой творчества, побудила нового члена проявить изобретательность, и чтобы не выбиваться из коллектива, 17-летний юноша начал сочинять стихи. Стоун, бывший первым читателем ранних произведений, высоко оценил талант приятеля и обратился к нескольким издателям, которые не сочли работу подходящей для печати.

Такое отношение подтолкнуло молодого Фолкнера на время отказаться от литературы и в 1918 году записаться в резервную часть военно-воздушных сил в Канаде. Но к этому времени Первая мировая война закончилась, и не нюхавший пороху юноша вынужден был вернуться домой. По протекции отца, заведовавшего административными делами университета Миссисипи, отставника летной школы снова взяли на курсы и, несмотря на посредственную успеваемость, пригласили печататься в студенческой газете.

Книги

В 1919 году американское издание The New Republic напечатало раннее произведение Фолкнера, а через 5 лет в свет вышел сборник стихов под названием «Мраморный фавн». Но к этому времени начинающий писатель уже отошел от стихотворений и по совету новеллиста Шервуда Андерсона начал работу над романами «Солдатская награда» и «Москиты».

Писатель Уильям Фолкнер / Library of Congress

В 1927 году Фолкнер задумал серию романов, действие которых разворачивалось в вымышленном округе Йокнапатофа, и написал первое произведение «Флаги в пыли». Но, вопреки ожиданиям, эта история, пронизанная традициями и духом американского юга, не понравилась редакторам и только в 1929 году была полностью переработана и напечатана под названием «Сарторис».

Опустошенный таким отношением к собственной книге, автор решил начать эксперименты со стилем и создал 3 рассказа о молодом поколении семьи Компсон. Через некоторое время описанные события сложились в единое повествование и в итоге стали полноценным романом «Шум и ярость», выразившим новаторский подход к языку и литературе. Но первые читатели не поняли авторского замысла, и по-настоящему великий роман оценили лишь в 1932 году.

Читайте также7 фактов о Пушкине, которых вы точно не знали

На волне успеха Уильям опубликовал сборник рассказов «Тринадцать», в который вошли «Роза для Эмили», «Красные листья», «Вечернее солнце» и «Сухой сентябрь», рисовавшие картины расовой несправедливости и морального угнетения, распространенных в некоторых областях его родной страны.

Самым известным произведением Фолкнера современники сочли роман «Свет в августе», написанный и опубликованный в 1932 году. Другими не менее знаменитыми работами Фолкнера являются поздние романы «Авессалом, Авессалом!», «Осквернитель праха», «Город» и «Особняк», позволившие автору стать лауреатом Нобелевской премии по литературе и ставшие лучшими «южными» книгами всех времен.

Личная жизнь

Несмотря на множественные романы, то и дело случавшиеся в личной жизни популярного писателя, Фолкнер оставался преданным первой возлюбленной Эстелл Олдем, в 1929 году ставшей его законной женой.

Уильям Фолкнер и его жена Эстелл / Virginia

На пути к этому счастью Уильям столкнулся с преградами в виде измены избранницы, а также ожидания возобновления отношений, длившегося на протяжении 10 лет. Из-за этой девушки парень, не подходивший для воинской службы, пошел в британскую армию и едва не бросил занятия литературой, которая в итоге обеспечила обоим безбедную жизнь.

Только женившись на Эстелл, оставившей первого супруга, писатель вздохнул спокойно, а появление дочерей Джил и Алабамы сделало его по-настоящему счастливым и дало силы вдохновенно творить. Коммерческий успех произведений позволил семье Фолкнера приобрести дом Rowan Oak в штате Миссисипи, где сейчас разместился музей с коллекцией книг, рукописей, портретов и фотографий.

Смерть

В 65-летнем возрасте Фолкнер, с детства увлекавшийся верховой ездой и охотой, получил серьезную травму при падении с лошади и после осмотра узнал о закупорке сосудов и наличии сгустков крови, вызывавших тромбоз.

Читайте также7 звезд, умерших из-за оторвавшегося тромба

Вероятно, этот диагноз обусловил снижение работоспособности организма и привел к смерти по причине остановки сердца, произошедшей в санатории писателей в 1962 году.

Библиография

  • 1926 – «Солдатская награда»
  • 1929 – «Сарторис»
  • 1929 – «Шум и ярость»
  • 1930 – «Когда я умирала»
  • 1931 – «Тринадцать»
  • 1931 – «Святилище»
  • 1932 – «Свет в августе»
  • 1936 – «Авессалом, Авессалом!»
  • 1939 – «Дикие пальмы»
  • 1948 – «Осквернитель праха»
  • 1951 – «Реквием по монахине»
  • 1957 – «Город»
  • 1959 – «Особняк»
  • 1962 – «Похитители»

Непереносимый Фолкнер

Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

О классике американской и мировой литературы рассказывают Стивен ди Мадио - профессор-литературовед, Лев Лосев - поэт и профессор Дартмутского колледжа, Александр Генис - писатель, И.Джи.Маршалл - актер. Автор и ведущая Марина Ефимова. Впервые в эфире 25 сентября 1997.

Марина Ефимова: Писатель Уильям Фолкнер, как известно, изменил карту американского юга, добавив к штату Миссисипи несуществующий округ Йокнапатофа с главным городом Джефферсоном. Именно в этом типичном, ничем не примечательном, абсолютно ординарном местечке Уильям Фолкнер создал американский эпос, сравнимый по мощи с греческими трагедиями. Большинство американских литературоведов признает, что Уильям Фолкнер, лауреат Нобелевской, Пулитцеровской, Национальной и многих других литературных премий, является одним из величайших, если не величайшим американским романистом 20 века. Но те же литературоведы, причем уже без всякого исключения, считают Фолкнера самым трудночитаемым, а, возможно, и редко читаемым американским классиком. Вот что сказал профессор американской литературы Стивен ди Мадио, когда я спросила его, можно ли назвать Фолкнера писателем, популярным в Америке?

Стивен ди Мадио: Фолкнера можно назвать писателем чрезвычайно популярным в узком кругу серьезных читателей. Для массовой аудитории не только язык Фолкнера, но и вообще его стиль изложения слишком сложен. В таких романах как "Шум и ярость" или "Авессалом, Авессалом!" неискушенному читателю даже трудно следить за сюжетом, который развивается причудливо и не обязательно в хронологической последовательности. Поэтому в школьную программу, например, включают только рассказы Фолкнера, даже для студентов первых курсов произведения Фолкнера приходится снабжать солидными пояснительными комментариями. Словом, широкой читательской аудитории у него никогда не было.

Марина Ефимова: Период непризнания и неприятия Фолкнера даже литературным миром был таким продолжительным, что его судьбу можно сравнить разве что с судьбой Джойса. Лишь четвертый по счету его роман "Шум и ярость", написанный в 1929 году уже 32-летним писателем, был высоко оценен критиками. К сожалению, их оценка совершенно не убедила читателей - роман не покупали точно так же, как и более ранние книги писателя. Нельзя сказать, чтобы и в других сферах жизни молодой Фолкнер многого достиг. Вот что пишет его биограф Фредерик Карл.

Диктор: "Он бросил школу после 10 класса, а университет - после первого курса. Он пробовал работать в газете, потом на почте, но оказался монументально непригоден к регулярной работе. В 1918 году Уильям Фолкнер попытался поступить на службу в армию, но его не приняли из-за худобы и маленького роста - 162 сантиметра. Тогда он уехал в Канаду, был принят в ВВС и стал военным летчиком, правда, лишь номинально, потому что война кончилась и Фолкнер не успел совершить ни одного боевого вылета. Он начал путешествовать, менял места, друзей, занятия и оставался верен только одному делу, не приносящему ни денег, ни известности – писательству".

Карта Йокнапатофы, нарисованная Фолкнером для книги "The Portable Faulkner" (1946)

Марина Ефимова: На страну Йокнапатофу и его жителей Фолкнер набрел в своем третьем по счету романе "Сарторис". И, похоже, его литературным Вергилием стал его старший друг, экстравагантный человек, изысканный прозаик Шервуд Андерсон. Фолкнер вспоминает.

Диктор: "Шервуд сказал однажды: "Если ты не выберешь свой путь, ты никогда ничего дельного не напишешь. Надо, чтобы было, с чего начать. Ты - деревенский парень, все, что ты знаешь, это крохотный клочок земли в Миссисипи, откуда ты родом. Но и этого достаточно, это тоже Америка. Пусть самый дальний и неизвестный ее уголок, но вытащи его, как кирпичик из стены, и стена развалится"".

Марина Ефимова: И вот начиная с 1928 года в Йоканапатофе поселяются полковник Сарторис, Компсоны, Маккаслины, Сноупсы – персонажи, ставшие такими же живыми людьми как Болконские, Безуховы, Карамазовы и Бобчинский с Добчинским. Однако, как считают американские литературоведы, между Фолкнером и читателем стоял его стиль, его язык.

"...в Йоканапатофе поселяются полковник Сарторис, Компсоны, Маккаслины, Сноупсы – персонажи, ставшие такими же живыми людьми как Болконские, Безуховы, Карамазовы и Бобчинский с Добчинским"

Стивен ди Мадио: Каждый раз, когда появляется новая фраза, она должна быть пояснена следующей фразой, а та, в свою очередь, новой. Чтобы понять одну историю, вы должны узнать и понять много историй, неразрывно связанных с первой.

Марина Ефимова: Вот что добавляет по поводу языка Фолкнера профессор Дартмутского колледжа Лев Лосев.

Лев Лосев: Это тот случай, когда не было бы счастья, да несчастье помогло. Это то, что мы читаем Фолкнера в переводе. Значит, мы читаем его не только на другом языке, но и вне его национального культурного контекста. И вот американцы, за немногими исключениями, воспринимают Фолкнера неизбежно как регионального писателя, как писателя-южанина. В первую очередь из-за языка Фолкнера, который изобилует диалектизмами. Первая реакция очень часто, когда начинаешь говорить как русский читатель о своей любви к Фолкнеру, слегка скептическая – дескать, а как вы вообще можете читать Фолкнера, когда он совершенно непереводим? И он сразу же в сознании американцев становится на определенную полочку великой, но региональной литературы, которая еще и несколько запятнана в сознании современных американцев своей некоторой политической некорректностью. Конечно, все знают, что Фолкнер был гуманист и ни в коем случае не расист, но все-таки сами средства выражения, которыми он пользовался - это язык южанина и его поколения, язык, в котором современный, очень чувствительный читатель может уловить какие-то оттенки расового высокомерия, и так далее.

Марина Ефимова: Таким образом как-то снижается значение Фолкнера по сравнению с нашим восприятием?

Лев Лосев: Я думаю, снижается. Как я сказал, для американцев он все-таки один в ряду очень многих выдающихся писателей. Для нас Фолкнер, разумеется, был писателем первой величины. Но, наверное, не только для нас, потому что часто цитируют ответ Жана-Поля Сартра. На вопрос, как он оценивает Фолкнера, Сартр, который вообще был не так уж склонен к восторженным оценкам, сказал: "Фолкнер - это бог!"

Марина Ефимова: Если широкого читателя стиль Фолкнера отпугивает, то читателей элитарных, критиков, писателей именно он-то и привлекает. В том числе, нашего коллегу Александра Гениса.

Александр Генис: Юг на литературной карте США несомненно превалирует над Севером или Западом словесности. Южане взяли реванш за Гражданскую войну. Поэтому не с северянином Хемингуэем, как долго думали в России, а с южанином Фолкнером связано представление об истинно американской литературе. Его героев никогда не перепутаешь с персонажами Джека Лондона, О'Генри или того же Хемингуэя, зато они близки родоначальнику всей американской литературы Марку Твену. Сочетание страшного и смешного здесь создает тот внезапный эффект, этический сдвиг, который свойственен всей культуре южан. Здесь даже мясо едят с приторной приправой. Фолкнер всегда рассказывает о страшном, но у него обязательно присутствуют элементы чисто американского черного юмора. Оказывается, что поверхностный взгляд, подмечающий лишь маловажные подробности быта, маскирует трагедию, разворачивающуюся подспудно. Текст тут построен на предчувствии двойного дна. Фолкнер искусственно нагнетает напряжение, накапливает его мелкими штрихами, пока, наконец, что-то ужасное не обрушится на героев. Но как раз в момент этой кульминации писатель обращается к несуразному в такой ситуации юмору. Конфликт построен на несоответствии стиля содержанию. За счет этого противоречия Фолкнер достигает особого эффекта - текст раздвигается за пределы сюжета, нарушая логику повествования, он вносит элементы того абсурда, который превратил детскую книгу про Гекельберри Финна в великий роман.

Марина Ефимова: Хочется привести в пример так любимый моим поколением рассказ "Полный поворот кругом", где на протяжении доброй половины рассказа Фолкнер лишь намекает с помощью мелких деталей на то, что молоденькие английские офицеры, вечно валяющиеся пьяными в одном из портовых городов в самый разгар Второй мировой войны, не просто богатые бездельники и прожигатели жизни. Что что-то тут не так. И только почти в самом конце становится ясно, что эти мальчики ходят на быстроходных торпедных катерах в самоубийственные рейды против немецких военных судов.

Александр Генис: Жизнь, которую Фолкнер изображал, никогда не кажется банальной, заурядной, потому что за течением обывательского существования скрывается бездна. У Фолкнера не бывает мелких характеров, все они люди гиперболы, как раз такие, каких мы привыкли встречать в голливудских вестернах. Фолкнер не придумал своих героев, а списал со своих предков, пришедших в эти края, чтобы стать патриархами нового мира. Рослый человек, полный протестантских заповедей и виски. Абсурдный сдвиг, меняющий знаки местами, помогает Фолкнеру изобразить сложность человеческой личности, в которой одновременно присутствуют самые экстремальные, самые дикие крайности. Он не утверждает - человек добр или человек зол, он говорит: человек бесконечен, неисчерпаем, непредсказуем.

"Фолкнер не придумал своих героев, а списал со своих предков, пришедших в эти края, чтобы стать патриархами нового мира. Рослый человек, полный протестантских заповедей и виски"

Марина Ефимова: К слову, вспоминается рассказ "Медведь". Охотнику Буну стыдно перед своей собакой по кличке Лев. Лев - единственная гончая во всей округе, которая не боится гнать старого Бена, матерого и, как считается, бессмертного медведя. Но, наконец, Лев настигает медведя и бесстрашно бросается на него. Бун стреляет и промахивается. С десяти шагов. И не может себе этого просить. Бун вообще плохо стреляет. Как поясняет не без юмора рассказчик, он однажды с четырех шагов не смог попасть в негра - промазал и подстрелил стоявшую поодаль негритянку. Поэтому когда пес второй раз настигает медведя и снова вцепляется в него, Бун, чтобы не подвести собаку, бросается на гигантского зверя с одним только охотничьим ножом и убивает его.

Александр Генис: Конечно же, тут сразу приходит на память Достоевский, без которого и Фолкнер, и вся южная школа была бы невозможна. Помните, в "Братьях Карамазовых"? - "Две бездны, две бездны, господа, в один и тот же момент,- без того существование наше неполно". Однако бездны Достоевского у Фолкнера разверзаются в душах совсем других героев. Я бы сказал так: проблематика Достоевского у него решается в применении к персонажам Марка Твена. В его рассказах никогда не найдешь героя-идеолога, какими переполнены романы Достоевского, здесь нет знаменитых философско-религиозных диалогов. Фолкнер чисто по-американски перенес акцент с идеологического слова на слово-жест, на поступок, на особую литературную пластику. Соответственно, и герои его не способны артикулированно высказать свою сокровенную мысль. Это простые люди. Только, как выясняет читатель, ничего простого в них нет - все тот же ужас бытия скрывается за фасадом обыденного существования.

Уильям Фолкнер

Марина Ефимова: Бездны открывались и под ногами самого Фолкнера. История его женитьбы, кажется, сошла со страниц его собственных романов. В юности он уступил любимую девушку Эстеллу Олдом более настойчивому жениху лишь для того, чтобы жениться на ней 11 годами позже, после ее развода, когда это была уже алкоголичка, совершенно сломленная жизнью, с ребенком на руках. Во время медового мясца с Фолкнером Эстелла пыталась утопиться. Жизнь с ней была не только не счастливой, полной ссор, вражды и вскрывания вен, но и разорительной, хотя Фолкнер довольно много зарабатывал в Голливуде, где писал диалоги для чужих сценариев. В какой-то момент дошло до того, что он опубликовал в местной газете объявление, в котором говорилось, что он отказывается нести какую-либо финансовую ответственность за свою жену и оплачивать ее счета. Книги почти не продавались, включая и роман "Шум и ярость", который сейчас в американском литературоведении считается лучшим. И Фолкнер, отчаявшись, написал "Святилище".

Стивен ди Мадио: Роман "Святилище" был единственным действительно популярным произведением Фолкнера. В этом романе девушка из хорошей семьи, студентка колледжа, начинает проституировать после того, как проходимец по имени Папай насилует ее и подавляет ее волю. Критики писали о книге с презрением и называли Фолкнера чуть ли не автором бульварного чтива. Этот скандал лет на пятнадцать испортил Фолкнеру литературную репутацию. В средине 40-х роман "Святилище" был единственным произведением Фолкнера, которое переиздавалось.

Марина Ефимова: В 1946 году литературовед Малкольм Калви составлял серию однотомников лучших современных писателей и включил в план сборник Фолкнера. Издатели этот том вычеркнули. Напомним, что к этому времени Фолкнер написал "Шум и ярость", "День, когда я умирала", "Свет в августе", "Авессалом, Авессалом!", "Сойди, Моисей", "Деревушка" и три сборника рассказов, не считая тех, которые публиковались в 1940 и 1941 годах. Калви переубедил издателей, настоял на включении Фолкнера и тщательно отобрал те вещи, которые мог осилить средний читатель. Он назвал сборник "Portable Folkner", то есть "портативный", "компактный" Фолкнер. Антология 1946 года стала самой известной публикацией Фолкнера, потому что с ней фактически и началась слава писателя. На 50-м году жизни, на 20-м году творческой деятельности. Через три года Уильям Фолкнер был удостоен Нобелевской премии.

Вы слушаете репортаж Раи Вайль с празднования столетия со дня рождения Фолкнера 25 сентября 1897 года.

Рая Вайль: Я нахожусь в фойе старинной и, пожалуй, самой элегантной гостиницы Нью-Йорка "Algonquin". Не случайно именно здесь в знаменитой Дубовой комнате отмечают юбилей Фолкнера. Всякий раз, приезжая в Нью-Йорк, Фолкнер останавливался только в этой гостинице, здесь писал свою нобелевскую речь, здесь работал над романами "Шум и ярость" и "День, когда я умирала". В центре зала, рассчитанного человек на двести и полностью забитого, хоть билеты стоят по 60 долларов, кружком сидят актеры. Представление состоит из чтения прозы Фолкнера, его писем матери и вопросов к нему студентов, на которые в роли Фолкнера отвечает известный актер театра и кино И.Джи.Маршалл (E.G.Marshall).

"И.Джи.Маршалл всегда хорош, но в роли Фолкнера просто бесподобен,- сказал мне в антракте молодой человек из публики. - Он абсолютно точно передает его манеру говорить, его мягкий южный акцент".

Двухчасовое представление закончилось, среди выходящих из зала- И.Джи.Маршалл. Зрители окружили его плотным кольцом, продолжая задавать вопросы, как будто перед ними и впрямь Уильям Фолкнер собственной персоной. Спросила и я. В чем смысл такого вечера? Ведь читать Фолкнера можно и дома. И.Джи.Маршал улыбнулся и уже без фолкнеровского южного акцента сказал:

И.Джи.Маршалл: Я думаю, некоторые письма Фолкнера и некоторые вопросы студентов помогут лучше понять, что он писал, почему. Фолкнер всегда говорил, что его не интересуют идеи, его интересуют только люди. И это то, что мы хотели выявить в сегодняшнем представлении.

Рая Вайль: Ну, а что говорят зрители? Остин Педлтаун, физик.

Остин Педлтаун: Фолкнер - мой любимый писатель, и это неправда, что он труден для чтения. В него надо целиком погрузиться, не пытаться анализировать, потом перечитать, и тогда появятся ответы на вопросы. Еще раз перечитать, и вы поймете, что ничего лучшего вы никогда не читали.

Рая Вайль: Мой собеседник, 26-летний пианист Алекс Сойбер был одним из студентов, спросивших "Фолкнера", что такое поэзия.

Алекс Сойбер: Я пришел потому, что в Америке до сих пор нет того отношения к Фолкнеру, которое он заслуживает. Сегодня сюда должны были прийти тысячи поклонников Фолкнера, а не полторы сотни зрителей, которые собрались в этом зале. Ведь Фолкнер - наш Шекспир.

Уильям Фолкнер, 1950

Марина Ефимова: Как мы уже говорили, слава Фолкнера началась со сборника "The Portable Folkner". Слово "portable" значит по-английски не только "портативный", у этого слова есть еще другое, устаревшее значение – "переносимый", такой, который можно вынести, осилить, выдержать. Я вспомнила об этом, когда беседовала с профессором Львом Лосевым о разнице восприятия Фолкнера русскими и американскими читателями.

Лев Лосев: Довольно уже давно у меня был один студент здесь, в Америке, прекрасно, совершенно несравненно овладевший русским языком и с немалыми литературными задатками, очень способный человек. И как-то он начал восхищаться русским разговорным выражением - "держись!" Как иногда мы это используем просто при прощании: "Ну, держись!" И мы стали говорить, как бы это перевести на английский, и выяснили, что самое близкое слово английское будет "endure", что, как он сразу припомнил, вообще любимый глагол Фолкнера – "выстоять", "выдержать". Это его страшно рассмешило, потому что он представил себе как американцы будут так на прощание или в простой разговорной ситуации друг другу говорить: "Endure!" По-английски это совершенно не звучит.

"...он представил себе как американцы будут так на прощание или в простой разговорной ситуации друг другу говорить: "Endure!""

И это, по-моему, один из ключиков к разности восприятия Фолкнера русскими и американцами. Сама по себе американская действительность нашего времени отделена просто пропастью от эпохи Фолкнера, вот этого патетического совершенно отношения к действительности, в которой надо выстоять, выдержать. Этой пропасти между 1920-30 годами и концом века в русском сознании, в русской цивилизации, в русской истории нет. Для русских читателей моего поколения, 60-х годов, когда и начали знакомиться с Фолкнером в России, Фолкнер именно пришел в такой ауре экзистенциалистской философии, философии личности, предоставленной самой себе, брошенной в бездну отчаяния, когда единственным принципом становится вот это – выстоять, выдержать. Недаром Фолкнер был одним из любимых писателей Иосифа Бродского, который очень знаменательно эпиграфом к своей книге "Остановка в пустыне" выбрал как раз слова Короля Лира – "человек должен выстоять".

Марина Ефимова: В своей нобелевской речи в 1950 году, в разгар холодной войны, Фолкнер сказал.

Диктор: "Трагедия нашего времени - животный страх. Из всех вопросов человеческого духа остался один – когда нас уничтожат? Поэтому современные молодые писатели забыли о борьбе человеческого сердца с самим собой, а лишь она порождает настоящую литературу. Я верю, что человек бессмертен, и я верю, что человек не просто выстоит, но восторжествует, потому что по своей природе он способен на сострадание, самопожертвование и непреклонность. Долг писателя – помочь человеку выстоять".

Марина Ефимова: Некоторые критики, и даже биографы Фолкнера морщатся на его нобелевскую речь. Английский литературовед Мартин Симур Смит пишет.

Диктор: «Его нобелевская речь - не более, чем дань долгу, набор клише, напоминающих, скорее, речь политика, нежели талантливого писателя. Морализирование - не его сфера. В своих лучших вещах Фолкнер слишком глубоко входит в души своих персонажей, как победивших, так и проигравших, чтобы с уверенностью говорить о том, что человек восторжествует".

Марина Ефимова: Мы говорили о том, что неискушенному, неподготовленному читателю трудно воспринимать сложный стиль и язык Фолкнера. Но есть кое-что другое у этого писателя, что с трудом воспринимают как раз эстеты. Фолкнер писал о Шервуде Андерсоне: "Он так стремился довести до совершенства свой стиль, что у него и остался один стиль". Возможно, когда Фолкнер прямо, а не образно говорит о духовной и нравственной сути литературы, он делает это для того, чтобы его не интерпретировали и не переиначивали, подгоняя под интеллектуальную моду.

Диктор: "Каждого человека может спасти не масса человеческая, не система, не общество, а только он сам, наделенный способностью и желанием отличать добро от зла. Только он сам, не допустивший, чтобы его страхом, обманом или подачками заставили отказаться от права и от долга отличать справедливость от несправедливости, мужество от трусости, жертвенность от алчности, сострадание о эгоизма. Если вы не будете бояться замечать эти различия и делать свой выбор, тогда вы измените мир".

Уильям Фолкнер (William Faulkner): фото, биография, фильмография, новости

Выдающийся писатель, поэт, драматург, считающийся классиком американской литературы. Лауреат Нобелевской премии 1949 года и двукратный обладатель Пулитцеровской премии.

Уильям Катберт Фолкнер / William Cuthbert Faulkner родился 25 сентября 1897 и стал старшим из четырех сыновей Марри Катберта Фолкнера / Murry Cuthbert Falkner и Мод Батлер / Maud Butler. Первенец был назван в честь своего прапрадеда Уильяма Кларка Фолкнера / William Clark Falkner – героя Гражданской войны, сражавшегося на стороне Юга, успешного бизнесмена и автора романа «Белая роза Мемфиса». До рождения сына Марри работал на принадлежащей его отцу железной дороге. Вместо того, чтобы оставить бизнес сыну, дед Уильяма продал дорогу. После этого Марри переехал с женой в город Оксфорд, штат Миссисипи, где и родился Уильям.

Отец учил Уильяма охотиться и рыбачить, а мать и бабушка с детства прививали любовь к искусству, литературе и фотографии.

После школы Уильям Фолкнер поступил в Университет Миссисипи, однако бросил его после трех семестров в конце 1920 года.

Первые литературные опыты Фолкнера были связаны с поэзией. Однако, находясь в Новом Орлеане в 1925 году, он приступил к работе над своим первым романом «Солдатская награда». В 1929 был опубликован один из самых известных его романов — «Шум и ярость». Вслед за ним вышли «Когда я умирала» (1930), «Свет в августе» (1932), «Авессалом, Авессалом!» (1936).

В 1931 году вышел первый сборник рассказов Уильяма Фолкнера. Некоторые из его рассказов были опубликованы в журналах, что приносило писателю доход. Однако в 1932 году Фолкнеру пришлось отправиться в Голливуд, так как студия MGM предложила ему выгодный контракт на работу сценариста. Фолкнер писал сценарии в основном для режиссера Говарда Хоукса / Howard Hawks, с которым подружился.

В 1949 году Уильям Фолкнер, чьи романы в то время пользовались большей популярностью в Европе, чем в родной Америке, получил Нобелевскую премию по литературе.

На часть премии писатель основал на родине Приз PEN/Фолкнер для поддержки молодых писателей. Другую часть он вложил в банк, учредив стипендию для афроамериканских учителей в городе Холли Спрингс в Миссисипи.

В 1951 Уильям Фолкнер стал Кавалером Ордена Почетного легиона Франции. Тогда же он наконец получил признание в Америке. В 1951 он получил Национальную книжную премию за сборник рассказов, в 1955 – за роман «Притча». Этот роман принес ему в 1954 первую Пулитцеровскую премию. Вторую он получил в 1962 году за роман «Похитители».

В 1957-1958 году Уильям Фолкнер был профессором Университета Вирджинии.

Личная жизнь Уильяма Фолкнера / William Faulkner

Уильям был влюблен в Эстель Олдхэм / EstelleOldhamс ранней юности, однако первым ей сделал предложение майор Корнелл Франклин / Cornell Franklin, и она вышла за него в 1918 году. В 1929 году их брак распался и спустя несколько месяцев после развода Эстель вышла замуж за Фолкнера, который стал приемным отцом двух ее дочерей. Супругижили в собственном доме в Оксфорде.

Известно, что у Уильяма Фолкнера были внебрачные связи с секретарем режиссера Хоукса Метой Карпентер / Meta Carpenter, а в 1949–53 годах он встречался с молодой писательницей Джоан Уильямс / Joan Williams. В 1971 она выпустила роман по мотивам их отношений.

Кроме того, во время визита в Швецию в 1950 Фолкнер увлекся Эльзой Джонссон / Else Jonsson, вдовой журналиста, популяризовавшего его творчество в Европе. Их роман продолжался три года.

В 1959 году писатель получил серьезные травмы, упав с лошади.

Уильям Фолкнер скончался от инфаркта миокарда 6 июля 1962 года в возрасте 64 лет.

В 1987 году американская почтовая служба выпустила марку с портретом Уильяма Фолкнера.

Экранизации Уильяма Фолкнера / William Faulkner

Джеймс Франко — большой поклонник творчества Уильяма Фолкнера. Он снял фильм «Когда я умирала» и планирует экранизовать роман «Шум и ярость». По нему уже снимали фильм еще при жизни автора в 1959 году.

Ад на земле и Уильям Фолкнер

Ни одному прозаику XX века американские критики не посвятили такого количества литературоведческих книг и статей, как Уильяму Фолкнеру, автору «Шума и ярости», «Деревни» и «Особняка». При этом работы о Фолкнере пестрят суждениями не только разнообразными, но и взаимоисключающими.

В советской критике творчество этого американского романиста еще не привлекло большого внимания. Но и у нас высказывались противоположные взгляды на его произведения. В последнее время на смену почти сплошь негативному отношению приходят порою отклики-дифирамбы. Правда, в нашей печати слышатся и трезвые голоса, но все же литературное наследие Фолкнера в целом еще не получило достаточно обстоятельной оценки.

Разноголосица мнений о Фолкнере порождена, конечно, не в последнюю очередь крайней противоречивостью этого писателя. Модернистские начала и начала реалистические не просто соседствуют в его книгах, но и вступают друг с другом в борьбу. К тому же Фолкнер – писатель чрезвычайно неровный. Наряду с произведениями, безусловно заслуживающими внимательного рассмотрения, он создавал и произведения заведомо «развлекательные».

И все же дело не только в этом. При всей сложности литературного пути писателя нельзя не видеть, что его книги, предшествовавшие появлению романа «Деревня» (1940), существенно отличаются от книг, написанных в 40-х и 50-х годах. Буржуазная критика почти единогласно утверждает, что произведения Фолкнера 20-х и 30-х годов более ценны, нежели романы его второго периода. Между тем это не так. Несмотря на то, что после второй мировой войны писатель создал несколько весьма слабых книг, романом «Деревня» открывается период его наиболее значительных свершений, вершиной которых является «Особняк».

Отказываясь от односторонних представлений о Фолкнере, которые бытовали у нас в прошлом (в них был повинен и автор этой статьи), мы не имеем, однако, права «выпрямлять» его писательский путь, проходить, мимо реакционных тенденций в мировоззрении этого художника, мимо модернистских сторон его творчества.

Литературная жизнь Уильяма Фолкнера (1897 – 1962) в середине 20-х годов была, на первый взгляд, сходна с хемингуэевской. Фолкнер был на два года старше Хемингуэя и в период первой мировой войны тоже служил в армии. В своей ранней прозе он, подобно Хемингуэю, попытался выразить трагическое мироощущение людей, потрясенных войной.

В первом романе Фолкнера «Солдатская награда» (1926), появившемся в том же году, что и книга Хемингуэя «И восходит солнце», физические раны, от которых страдает главный герой, вернувшийся с фронта совершенно искалеченным, тоже служат выражением непоправимого ущерба, нанесенного войной человеческим ценностям. Впрочем, при явных чертах сходства есть между первыми романами Фолкнера и Хемингуэя существеннейшие различия. Автор книги «И восходит солнце» всем сердцем жалеет своих «потерянных» героев, не желающих жить по-старому, но не находящих в окружающем их обществе моральной опоры. В книге «Солдатская награда» недовольство новыми, послевоенными явлениями в жизни США и молодыми, «современными» американцами почти сразу же приобрело как бы универсальный, всеохватывающий характер. Все импульсы писателя требовали отрицания, немедленного отрицания – пусть даже без достаточного анализа и самопроверки. Это сказалось и в следующей его книге – «Москиты» (1927).

Роман «Сарторис» (1929) был произведением переходным. В этой книге мотив погубленного мировой войной, обесчеловеченного поколения был переплетен с тем, что можно назвать специфической темой Юга. Баярд Сарторис лишился покоя и почвы под ногами после гибели на войне его брата Джона, – он идет к смерти, становясь все более бессердечным человеком. Для того чтобы яснее увидеть степень духовной деградации Баярда и в какой-то мере подойти к пониманию ее причин, писатель уводит нас в прошлое, в родословную Сарторисов, южных помещиков-рабовладельцев.

Фолкнер отлично знал среду, на фоне которой он хотел выпукло показать пороки послевоенного американского общества. Южанин по рождению, он большую часть жизни провел в городке Оксфорде в штате Миссисипи, на так называемом глубоком Юге, и там же скончался. Предки Фолкнера принадлежали к южной рабовладельческой аристократии, разорившейся в результате Гражданской войны Севера и Юга. И с прошлым, которое бурно ворвалось в роман «Сарторис», писатель был связан сложными эмоциональными узами.

Книга о Сарторисах положила начало большой серии романов Фолкнера, действие которых развертывается в округе йокнапатофа и в его центре – городке Джефферсоне. Весьма нетрудно доказать, что округ йокнапатофа и город Джефферсон сильно напоминают округ Лафайет штата Миссисипи и городок Оксфорд, то есть родные места художника. Однако Фолкнер не был ни бытописателем, ни летописцем Оксфорда. Он ввел в свои произведения множество персонажей, являвшихся плодом его воображения, работавшего крайне интенсивно, можно сказать, возбужденно.

Отношение автора «Сарториса» к рабовладельческому прошлому Юга мало отличалось от отношения к нему ряда современных южан. В книге «Мир Уильяма Фолкнера» У. Майнер дает описание Оксфорда в наши дни, из которого видно, каким влиянием пользуются до сих пор в этом городке «идеалы» рабовладельческих времен. Не случайно на центральной площади Оксфорда стоит памятник солдатам рабовладельческой Конфедерации, на котором дело Юга в Гражданской войне 1861 – 1865 годов охарактеризовано как «справедливое и священное дело».

Для Фолкнера Сарторисы времен рабства – это люди бурной, высокой и трагической судьбы, одновременно орудия и жертвы гибельных сил. Его влечет к себе то героическое, что ему чудится в этих побежденных аристократах. Даже критик Х. Уаггонер, весьма восторженно характеризующий творчество Фолкнера, признает, что автор «Сарториса» воспринимает старый образ жизни с «невыраженной в словах, но ясно ощущаемой ностальгией».

Впрочем, гораздо полнее, чем в «Сарторисе», Фолкнер раскрылся вслед за тем в романе «Шум и ярость». По мнению буржуазных литературоведов США, в «Шуме и ярости» писатель предстал совершенно зрелым мастером. Этот роман сплошь и рядом рассматривают не только как одно из лучших произведений Фолкнера, но и как книгу, якобы положившую (вместе с романом Джойса «Улисс») начало новому, «современному» этапу развития прозы.

Роман распадается на четыре части. В трех из них мир показан через восприятие трех братьев Компсонов: идиота Бенджи, близкого к помешательству Квентина и сравнительно уравновешенного Джейсона, обуянного, однако, неутолимой жаждой денег. Действие того раздела романа, в центре которого находится Квентин, отнесено к 1910 году; действие всех других частей происходит восемнадцать лет спустя. Автор точно указывает, о каких трех днях апреля 1928 года идет в них речь. Однако он упорно старается заставить читателя потерять ясное представление о гранях, отделяющих «сегодня» от «вчера» или «вчера» от «позавчера». И в этом есть, разумеется, своя «система».

Компсоны – потомки семьи, владевшей когда-то богатым поместьем и многими рабами-неграми. Гражданская война 1861- 1865 годов, проигранная южанами, положила начало упадку Компсонов. На заре XX века процесс деградации этого рода близится к концу. Компсоны разорены, они вымирают. В первой части книги мир показан глазами Бенджи. Он – рассказчик и сообщает о том, что видел, слышал, думал. В беседе, которую Фолкнер провел в середине 50-х годов со своими почитателями, он назвал тридцатитрехлетнего Бенджи «животным», «идиотом», который «ничего не чувствует». Между тем через восприятие Бенджи в роман входят многие более или менее сложные черты действительности.

Перед нами явление весьма характерное для творческого метода писателя. Фолкнер умеет мастерски передавать человеческие чувства и воспроизводить речь людей, принадлежащих к разным слоям американского общества. Но зачастую он и не стремится заставить своих героев говорить, чувствовать и думать в соответствии с их натурой. Врываясь во внутренний мир персонажей, он то и дело как бы вытесняет их.

В сознание своего героя-идиота Фолкнер вносит несравненно больше логики, смысла, нежели оно на самом деле способно содержать. Образ Бенджи носит весьма условный характер.

В другом романе о жизни на Юге США – книге Харпер Ли «Убить пересмешника» (1960), написанной тридцатью годами позже «Шума и ярости», – взаимоотношения очень непростых людей тоже показаны главным образом через сознание духовно незрелого человека. Здесь рассказчицей является девятилетняя девочка, которая с почти полным пониманием существа дела запечатлевает непомерно сложные для нее явления жизни. Однако автор романа «Убить пересмешника» прибегает к подобной условности для того, чтобы раскрыть перед читателями реальные во многих важнейших чертах условия жизни, реальные по большей части человеческие характеры. Известная наивность рассказчицы-ребенка позволяет автору глубоко выявить и ярче оттенить фальшь и бесчеловечность порядков, к которым взрослые уже успели притерпеться.

В романе «Шум и ярость» условность служит совсем другим целям. Она снова и снова ввергает нас в столь характерный для Модернистской литературы мир бредовых идей и чувств. И хотя патологичность сознания Бенджи сравнительно мало сказывается на его языке, это не помогает видеть жизнь такой, какова она на самом деле. Напротив, подспудная и непреодолимая иррациональность Бенджи начинает окрашивать весь окружающий мир, как бы разрушая его изнутри.

» Название романа взято из известных слов Макбета, что жизнь – это «повесть, рассказанная идиотом, полная шума и ярости». И автор как бы пытается оправдать это название уже тем, что преподносит читателю произведение, отличающееся крайней сумбурностью. Речь героев порою кажется просто непонятной.

Перескакивая с одного периода жизни на другие, Бенджи путает настоящее с прошлым, и уследить за всеми этими переходами почти невозможно. Первая часть романа то и дело воспринимается читателями как сумма загадочных картинок, внушающих чувство кошмара. Впрочем, в той мере, в какой рассказ Бенджи поддается расшифровке, мы угадываем, что перед нами взрослый человек, сохранивший свою «детскость», поскольку он оказался неспособным к умственному развитию. Бенджи тянется к прошлому, к тому времени, когда рядом с ним еще была сестра Кэдди.

Вторая часть романа тоже «затемнена», и здесь опять-таки ощущается налет патологического. Перед нами студент Гарвардского университета Квентин Компсон в последние часы перед самоубийством. Его мучает мысль, что сестра – все та же Кэдди – потеряла невинность. Как выясняется из намеков и полупризнаний Квентина, он ревнует сестру, ибо сам питает к ней противоестественную страсть. Квентин то и дело впадает в полубредовое состояние, и спутанность его сознания находит в романе почти фотографическое отражение. Многочисленные внутренние монологи Квентина отличаются подчеркнутым, утрированным алогизмом, причем, подобно Джойсу, Фолкнер преподносит читателю «поток сознания» этого героя в особом типографском оформлении, якобы воплощающем сущность того, что творится в его душе: монологи печатаются без знаков препинания. Более того, Фолкнер заведомо эпатирует читателя, создавая графические головоломки. В этой части романа снова угадывается желание писателя показать тоску Квентина по какой-то исчезнувшей и сравнительно счастливой жизни.

Последние две части книги написаны в более простой манере. Можно даже сказать, что перед нами другое произведение, другое по манере, приближающейся к реалистической. В центре «второго» романа – стяжатель Джейсон. Суть того прошлого, к которому тянутся Бенджи и Квентин, тоскующие по Кэдди, выявляется здесь с большей ясностью. Это то время, когда Компсоны еще твердо стояли на земле, то есть пора рабовладельчества – до Гражданской войны в США.

Через всю книгу проходит тема борьбы против времени как силы, чуждой героям. Квентин яростно ненавидит время и незадолго до самоубийства выражает это в символической форме, ломая стрелки на своих часах. Яснее всего философия противодействия ходу времени как чему-то принципиально враждебному людям выражена отцом Квентина. Даря сыну дедовские часы, он говорит: «Я делаю это не для того, чтобы ты (Квентин. – М. М.) мог помнить о времени, а для того, чтобы ты порою забывал о нем хоть ненадолго и не расходовал силы на попытки взять верх над ним. Ибо, сказал он (отец Квентина. – М. М.), ни одна битва не приводит к победе. Битв даже не существует. Поле боя лишь раскрывает человеку глубину его заблуждений и его отчаяния, а победа – это только иллюзия, порождение философов и глупцов». Да и вообще человек – ничтожество. Отец, вспоминает в другом месте Квентин, «учил нас, что люди – это только куклы, набитые опилками».

Фолкнер осознавал полную обреченность «старых» Компсонов. С другой стороны, новые порядки, воплощением которых в книге служит Джейсон, его не радовали. Перед писателем вставала дилемма: обреченные Компсоны или «новый» американец Джейсон. Почти никого другого Фолкнер тогда не видел. И дилемма эта не внушала ни малейшей надежды. Жизнь казалась непонятной, отвратительной.

В своей статье, посвященной роману «Шум и ярость», Жан-Поль Сартр признает, что Фолкнер разделяет отношение своих главных героев к фактору времени. Ведь для него, пишет Сартр, «настоящее иррационально по существу своему», оно «чудовищно и непонятно». Для писателя не существует ничего, кроме настоящего, ибо «будущего вовсе нет». Без сомнения, Фолкнер разделял беспросветное мировосприятие «антиджейсоновских» персонажей «Шума и ярости», их тоску по прошлому.

Американский критик М. Гайсмар заметил в начале прошлого десятилетия, что Фолкнер не мог «прорваться сквозь предрассудки своего собственного общественного класса». В основном это было верно – во всяком случае до появления «Особняка». Но известные идейные сдвиги, которые произошли в сознании писателя в годы второй мировой войны, помогли ему все же отчасти преодолеть «чары»»старого Юга». В послесловии автора к изданию «Шума и ярости», выпущенному в 1946 году, показан дальнейший жизненный путь героев романа. Фолкнер как бы дописывает книгу, в то же время отчасти переосмысливая ее. И вот мы узнаем, что в годы второй мировой войны Кэдди стала любовницей фашистского генерала. Только теперь писатель как будто бы сумел осудить до конца этот символ «старого Юга».

Вернемся, однако, к раннему творчеству Фолкнера. В романе «На смертном одре» (1930) показаны персонажи, предвосхищающие героев Колдуэлла, – нищие и несчастные фермеры, зараженные к тому же многими специфически «южными» предрассудками. Но Фолкнером движет не столько жажда обличения господствующих в США общественных устоев, сколько общая скептическая оценка судеб людей в непонятной и безрадостной вселенной.

Следующий роман Фолкнера – «Святилище» (1931) – был первым его произведением, которое привлекло широкое внимание. Этот роман до сих пор пользуется в США наибольшим успехом из всех книг писателя. Несмотря на Нобелевскую премию, на поистине огромную прессу и довольно большие тиражи ряда его книг, Фолкнер и поныне остается в США прежде всего «писателем для критиков», как назвала его в 1957 году американская исследовательница Мэри Робб. «Конечно, у Фолкнера есть преданные читатели, – писала Робб, – но их не так уж много».

Причины популярности «Святилища» объяснены самим Фолкнером, признавшим, что, стремясь к большим тиражам, он «придумал самую страшную историю, которую только могло создать воображение, и занес ее на бумагу за три недели». Многих американских читателей в «Святилище» привлекло сочетание щекочущих нервы таинственных и пугающих событий с деталями эротического характера. Хотя в романе имеются элементы реалистической сатиры, модернистские тенденции получали в нем особенно заметное развитие. Тот же американский «фолкнеровед» Х. Уаггонер правильно говорит, что основа «Святилища» – «не социальная критика, не суждения этического характера, а ужас и отчаяние».

В этой книге наглядно проявились две свойственные Фолкнеру, на первый взгляд, казалось бы, несовместимые, тенденции. С одной стороны, в романе, как бы воплощающем вопль отвращения к действительности, есть нечто необузданное, взрывчатое. С другой стороны, книга построена на редкость стройно и даже «хитро» – автор умело возбуждает любопытство читателя, заставляя нас искать ответы на возникшие вопросы в дальнейших главах произведения.

Еще более характерно для Фолкнера то, что почти все образы «Святилища» статичны. Герои этого романа представляют собою, как правило, воплощение одного чувства, одной страсти, одной грани, одной черты, они лишены способности внутренне расти и изменяться. Да Фолкнер и не собирался изображать многих из них живыми людьми – это прежде всего символы. Писатель сказал правду, когда заметил, что главный герой книги – гангстер Лупоглазый – «символизирует зло». «Я только снабдил его, – писал Фолкнер, – двумя глазами, носом, ртом и черным костюмом. Это была сплошная аллегория». Каули, Уоррен и некоторые другие американские интерпретаторы «Святилища» видят в Лупоглазом символ «модернизма, общества финансового капитализма». Думается, однако, что для такого вывода роман не дает сколько-нибудь реальных оснований.

Изображая почти во всех своих произведениях жизнь в южных штатах, Фолкнер, однако, еще с подчеркнутой осторожностью касался положения негров, то есть людей, которые составляли фундамент существовавшей на Юге системы рабства, сохранившейся там – в иных формах – и поныне. В романе «Свет в августе» (1932) гораздо шире охарактеризованы судьбы негров в южных штатах. В книге имеются две линии. Одна связана с образом Лины Гроув, крестьянской девушки, которая, забеременев, отправилась на поиски своего возлюбленного в наивном убеждении, что он с радостью женится на ней. Есть нечто трогательное в доверчивости Лины, в присущем ей спокойном ожидании добра. С этой светлой историей резко контрастирует повествование о Джо Кристмасе. Снова в романе слышится вопль отчаяния. И снова композиция книги оказывается «клочковатой», хотя в сюжетном развитии романа есть что-то от детективной литературы.

Естественное и человечное в отношениях людей, искреннее негодование против фашиствующих расистов и умерщвляющей душу религии – все это переплелось в романе «Свет в августе» с натуралистическими излишествами и модернистской мизантропией.

Джо Кристмас подозревает, что в его жилах имеется доля негритянской крови, и сознание этого делает жизнь героя романа ужасной, превращает его в жестокого преступника, ведет к смерти. Из романа следует, что Кристмасу принесла немало бед мрачная пресвитерианская религия (еще в детстве он стал воспитанником религиозного изувера), но определяющую роль в его судьбе сыграла «черная кровь».

Фолкнер ненавидит изуверов, которые приводят Кристмаса к гибели. Ненависть к ним, усилившаяся в обстановке «гневного десятилетия» – 30-х годов, проявилась в наиболее ярких местах романа. Однако так называемая негритянская проблема вызывала у писателя и явное смятение духа. Двойственность позиции автора «Света в августе» в этом вопросе отмечают даже некоторые из самых дружественных ему критиков. Американский литературовед О.. Виккери заметила, что герой романа юрист Гэвин Стивене, во многом являвшийся уже тогда рупором автора, «глядит на Джо Кристмаса сквозь туман своих предрассудков». Гайсмар писал даже о «воплощенных в литературных фантазиях Фолкнера страхе перед неграми и ненависти к ним». Выражение «ненависть» здесь не оправдано, но все же Фолкнер не был полностью свободен от расовых предрассудков ни в начале 30-х годов, ни даже, как мы увидим дальше, два с лишним десятилетия спустя.

Лишь после того, как Фолкнер откликнулся на самый трудный для него вопрос – на вопрос о судьбах негров в южных штатах, – он решился сделать попытку запечатлеть в одном произведении облик Юга в целом. Так возник роман «Авесалом, Авесалом!» (1936) -выражение поисков правды о той части страны, в основе всей жизни которой лежат взаимоотношения рабовладельцев и их наследников, с одной стороны, и рабов или полурабов – с другой.

В этой книге Фолкнер возвращается к образу Квентина Компсона (из романа «Шум и ярость»), для которого процесс осмысления прошлого южных штатов так и остался незавершенным. Роман «Авесалом, Авесалом!» представляет собою своего рода исследование истории развития Юга, где в роли исследователя, а точнее, исступленного расследователя, выступает Квентин. Но так как Квентину (и сросшемуся с ним душою автору) истина дается с огромным трудом, так как поиски ее осложнены специфически «южными» предвзятыми мнениями, роман являет собою необычайно сложное пересечение разных линий, переплетение современности с прошлым, а также верного с неверным.

И все же в этом романе Фолкнер показывает яснее, нежели в ряде более ранних своих произведений, что страшное в жизни Юга порождено было прежде всего тем, что творили рабовладельцы.

Общий колорит романа отчетливо проступает в заключительной его части. Друг Квентина, разделявший с ним труд по выявлению мрачной истории одного рабовладельческого рода, приходит к выводу, что Квентин, в сущности, ненавидит южные штаты. «Я прошу тебя ответить еще только на один вопрос. Почему ты ненавидишь Юг?» – спрашивает он. И дальше следуют такие слова: «- Я не ненавижу, – быстро, мгновенно, тотчас же ответил Квентин, – я его не ненавижу, – повторил он. Я не ненавижу его, подумал он, напряженно дыша в этом холодном воздухе Новой Англии, в этом железном мраке, – нет, нет, я его не ненавижу, я его не ненавижу!» Тут показательны не только истерические повторы самого Квентина, но и многие синонимы («быстро, мгновенно, тотчас же»), при посредстве которых автор выражает не только остроту реакции героя, но и собственное волнение. Ведь не только у Квентина, но, видимо, и у Фолкнера Юг порою начинал вызывать чувство, близкое к ненависти, в то время как северные штаты по-прежнему представлялись и герою романа, и автору «железным мраком».

В творчестве Фолкнера 20 – 30-х годов запечатлен большой жизненный материал, в нем есть элементы реалистического обобщения, художественно значительные страницы, но, обращаясь к одному его роману за другим, снова и снова ощущаешь связь писателя с модернизмом. Мироощущение Фолкнера складывалось из неприятия отвратительной буржуазной современности, влечения к «гордому» (любимое слово писателя) прошлому южных штатов, а вместе с тем и из тягостного осознания гибели старого жизненного уклада. Если добавить к этому, что Фолкнер не видел ясного выхода из положения, связанного с «негритянским вопросом», то перед нами откроются истоки той философии безнадежности, которая сквозит во многих ранних (но не только ранних) книгах писателя. Жизнь по большей части представлялась Фолкнеру таинственным и неисправимым хаосом, игрушкой в руках странных, слепых и недобрых сил. Нередко его книги превращались в исступленные авторские монологи, в которых многие образы скорее иллюстрировали мрачные мысли и чувства писателя или служили зловещими символами, нежели жили своей собственной жизнью в соответствии с законами объективной действительности.

Если все же некоторые из образов, возникших под пером раннего Фолкнера, обладают определенной силой художественного воздействия на читателей, то это объясняется прежде всего напряженностью воплощенных в них чувств, обостренностью присущего Фолкнеру восприятия безрадостных, страшных сторон современной жизни в США, а также неукротимым влечением писателя к языку, насыщенному экзотическими красками. Однако тут же таится и ахиллесова пята Фолкнера. Его кричащие образы подчас начинают утомлять своим однообразием и отталкивать внутренней мертвенностью.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Книги Уильям Фолкнер читать онлайн бесплатно

Уильям Катберт Фолкнер (англ. William Cuthbert Faulkner, 1897—1962), американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе (1949).

Принадлежит к крупнейшим писателям США, мастерам новой американской прозы XX века, которая стала известна в Европе с 20-х годов, а в 30-х годах получила мировое признание. Этот самый американский из авторов Америки стал одним из колоссов мировой литературы. Опираясь на разговорный язык и американские народные традиции, Фолкнер сочетал эти элементы с литературным модернизмом и самыми смелыми европейскими экспериментами в символизме и в литературе «потока сознания», создавая свои бессмертные шедевры.

Родился в Нью-Олбани, в штате Миссисипи, был старшим из четырёх сыновей и вырос в Оксфорде, где расположен университет штата Миссисипи. Фолкнер получил имя в честь своего прадедушки, полковника Уильяма К. Фолкнера, участника гражданской войны, сколотившего состояние при прокладке железных дорог и одновременно бывшего автором популярных романов. Его образ запечатлелся в сознании потомка, став источником рассказов о прошлом Юга и о гражданской войне, а также об истории семьи Фолкнеров, слава которой к тому времени значительно померкла. После того как принадлежавшая семье железная дорога была продана, отец Фолкнера обзавёлся платной конюшней и скобяной лавкой в Оксфорде и в конце концов стал управляющим делами в университете.

Несмотря на страстную любовь к чтению, Уильям учился довольно слабо и был исключён из старших классов школы. Ему пришлось пойти работать счетоводом в банк своего деда. В 1918 году, когда подруга Фолкнера Эстелла Олдхэм вышла замуж за другого, Фолкнер вступил в Королевские ВВС Канады. Однако война закончилась прежде, чем он завершил основной курс подготовки. Вернувшись в Оксфорд, Фолкнер некоторое время занимался на курсах при университете, работал в нью-йоркском книжном магазине. Места работы и профессии он менял часто.

В литературе Фолкнер дебютировал циклом стихов «Мраморный фавн» (1924), в котором заметно ощущается влияние поэзии французских символистов. Решающее влияние на Фолкнера оказал писатель Шервуд Андерсон. Они познакомились в 1925 году в Новом Орлеане. Андерсон помог Фолкнеру опубликовать его первый роман «Солдатская награда» (1926) и побуждал его углубиться в изучение своих южных корней. Вместо этого Фолкнер на грузовом судне отправился в Европу, объездил на велосипеде Италию и Францию и по возвращении закончил второй роман, «Москиты» (1927) — сатирическое изображение литературных кругов Нового Орлеана. Его третий роман, «Флаги в пыли», был отвергнут, но Фолкнер переработал его и дал новое название «Сарторис» (1929). Это был первый роман из обширной саги об округе Йокнапатофа, вымышленной версии его родного округа Линкольн. На карте этого воображаемого мира он написал: «Единственный владелец и собственник — Уильям Фолкнер».

В подражание «Человеческой комедии» Бальзака Фолкнер предпринял попытку художественного воссоздания места действия и его истории в ряде романов с повторяющимися персонажами и постепенно развивающимся сюжетом, который повествовал о взлёте и крахе Юга со времён вытеснения индейцев, образования общества плантаторов и присущего ему рыцарского кодекса чести и вплоть до трагедии рабства и замены прежних ценностей современными ценностями меркантильного, стяжательского Севера. Фолкнеровский цикл о рае, потерянном по вине ограниченности человеческих возможностей и безудержных страстей, воплощён в повествовании о различных персонажах и историях их семей, в хронике региона и в прошлом, которое Фолкнер возвышает до уровня мифа и вселенского обобщения, показывая комическое и трагическое в жизни своих Сарторисов, Компсонов, МакКаслинов, Бандренсов, Сноупсов и других. Их истории зачастую преломляются в многочисленных повествовательных перспективах, нелинейной последовательности времени и неясном, изменчивом, полном намёков и недомолвок стиле. К примеру, «Шум и ярость» (1929) — история упадка семейства Компсонов, рассказанная от лица её четырёх представителей, самым запоминающимся из которых становится слабоумный Бенджи. Фолкнер строит роман таким образом, что откровение снисходит постепенно, при переплетении потоков сознания нескольких персонажей и при создании весьма символичного узора.

В 1929 году, будучи уже признанным романистом со вполне определённой темой и хорошо разработанным методом, Фолкнер женится на успевшей развестись Эстелле Олдхэм и поселяется в предместьях Оксфорда. За двенадцатилетний период с 1930 по 1942 он создает романы: «Когда я умирала» (1930), «Святилище» (1931), «Свет в августе» (1932), «Авессалом, Авессалом!» (1936), «Непокорённые» (1938), «Дикие пальмы» (1939), «Деревушка» (1940) — первая часть трилогии о Сноупсах, «Сойди с горы, Моисей» (1942).

Несмотря на шумную славу во Франции и в небольшом кругу писателей, проза Фолкнера так и не получила признания более широкой аудитории — за исключением экранизированного романа «Святилище»: история изнасилованной и ступившей на путь проституции школьницы. Это привело к работе Фолкнера в Голливуде в качестве сценариста и «доработчика» чужих сценариев, прежде чем он достиг пика славы при получении Нобелевской премии по литературе в 1949 году.

К последним работам Фолкнера относятся роман «Осквернитель праха» (1948), сборник рассказов, изданный в 1950 году, «Притча» (1954), завершение трилогии о Сноупсах — романы «Город» (1957), «Особняк» (1959) и его последний комический роман «Похитители» (1962). Поселившись неподалеку от Виргинского университета, Фолкнер завершил свою карьеру в некоторой растерянности от собственного успеха и зачастую выдавал себя за простого фермера, а не за всемирно известного писателя.

Фолкнер и семечки. Знаменитые писатели Запада. 55 портретов

Фолкнер и семечки

Уильям Фолкнер — крупнейший писатель XX века. Критики называют его Шекспиром нашего времени, король Лир мировой литературы? Для русского читателя Фолкнер особенно ценен тем, что он является наследником русского классического реализма, в частности он тесно связан с творчеством Достоевского. И, как говорится, тем и ценен.

В 1958 году в «Иностранной литературе» была опубликована статья о творчестве Фолкнера, где были такие строки: «Он (Фолкнер. — Ю.Б.) дает читателю не только зрелые плоды своего творчества, но словно раскрывает перед ним самый процесс творения, „процесс производства“: склады беспорядочного нагромождения сырья и весь ход черновой обработки, показывает и собственно „технологические процессы“, весь путь превращения заготовки и возникающие при этом отходы и мусор».

Наверняка, прочитав такое, испытываешь некоторое недоумение по поводу вывертов литературоведов (во, пишут!..). Это номер «Иностранки» попал в апреле 1958 года в руки Анны Ахматовой, и та недоуменно сказала Лидии Чуковской:

«Что за странная статья! Я долго трудилась, прежде чем из нее извлекла нечто, читатель обязан быть прилежен и трудолюбив. Я читала, читала, читала — меня очень интересует Фолкнер — и все какие-то обиняки. Но в конце концов статью есть из-за чего читать. Она питательная, хотя построена она по принципу еврейского анекдота; „Вы знаете, как делают творог? Берут выреники и ви-ко-ви-ривают!“»

Лично я не хочу, чтобы из этой книги «выковыривали» какие-то сведения. Поэтому я стараюсь излагать материал просто и почти линейно. И писать языком Бунина и Чехова. Простым классическим русским языком, без всех этих новомодных словечек «элитный» и «эксклюзивный». Без бандитских «стрелок», «крыш» и «наездов». Без интернетовской мути — «превед» и «кросавчег». Все это только мешает увидеть глыбу Фолкнера.

Начнем с библиографии. Перу Фолкнера принадлежит множество романов. Свой первый — «Солдатская награда» — он написал в 1926 году. Далее появились на свет «Сарториус», «Шум и ярость» (l929), «Святилище» (1931), «Свет в августе» (1932) — предчувствие надвигающего на мир фашизма; «Авессалом, Авессалом!» (1936), «Деревушка» (1940), «Сойди, Моисей» (1942), «Осквернитель праха» (1942), «Реквием по монахине» (1951), инсценировка Альбера Камо «Притча» (1954), «Город» (1957), «Особняк» (1959) и др.

Место действия большинства из написанного Фолкнером выдуманный им край Йокнапатофе, «клочок земли», на котором он родился и вырос. Писатель разработал историю этого мимического округа за 200 лет, от первых поселенцев, и заселил его персонажами, которые кочуют из романа в роман и за которыми тянется шлейф их предков. «Человек, — утверждал Фолкнер, — сумма своего прошлого».

Фолкнер — лауреат Нобелевской премии (1949), один из самых читаемых авторов в мире. Злые языки утверждают, что о Фолкнере больше говорят, чем читают его. Одна моя знакомая утверждала, что обожает Фолкнера. Она садилась с книгой, брала семечки, лузгала их и читала Фолкнера. Фолкнер и семечки — что может быть абсурднее!..

Фолкнер — писатель довольно-таки трудный для чтения. Некоторые знатоки утверждают, что писатель писал только варианты. Он увлекался и не знал, где остановиться, и постоянно испытывал неудовлетворенность написанным и жгучее желание переписать все заново. Отсутствие четкости и сделало Фолкнера одним из самых неудобочитаемых авторов XX столетия. Сам он объяснял это желанием втиснуть все, что знает, в одну фразу (а фразы и абзацы у него предлинные). Критики говорят об отсутствии писательской дисциплины и бесконтрольном бурлении стиля, не знавшего удержу и обязательств. Как бы то ни было, формальная сторона сочинений Фолкнера до сих пор ограничивает круг его читателей. Все, что написано им, нуждается в посредниках: комментаторах, истолкователях, пересказчиках, интерпретаторах…

Фолкнер, как и Джойс, — яркие выразители «потока сознания». Фолкнеровские тексты — это хаотичный мир мыслей, чувств, случайных восприятий, наблюдений, рассуждений и других форм живого опыта. Разобраться в этом текучем и вихрящемся потоке довольно сложно, — без семечек и не разберешься! А еще язык. Если говорить о подлиннике, об английском языке, на котором писал Фолкнер, то он неоднократно сетовал на недостаток слов и выискивал самые редкие и заковыристые, на что его читатели вынуждены были постоянно обращаться к словарям.

Одна американская журналистка спросила Фолкнера: «Некоторые говорят, что ваши книги непонятны, даже если прочитать их два или три раза. Что вы им посоветуете?» На что Фолкнер ответил: «Прочитать в четвертый раз».

Сам писатель говорил: «Я просто стараюсь писать о людях — они для меня главное. Только о человеческом сердце, а не о идеях. Я не разбираюсь в идеях и не очень-то в них верю».

Из письма профессору Уоррену Веку (6 июля 1941): «Я все время писал о чести, правде, сострадании, уважении, способности вынести горе, несчастье и несправедливость и затем вновь страдать и терпеть. Я изображал людей, которые поступали так не ради наград, и не для того, чтобы восхищались ими, а ради самой добродетели. Они поступали так для того, чтобы им остаться самим собой, когда пробьет твой час. Этим я не хочу сказать, что каждый лжец, негодяй и лицемер будет корчиться в лапах дьявола. Я думаю, лжецы, лицемеры и негодяи спокойно умирают каждый день в ореоле того, что называют святостью. Я не говорю о них. Я не пишу для них. Но думаю, что есть люди, их не обязательно много, которые читают и будут читать Фолкнера, а они скажут: „Да. Все так оно и есть. Лучше быть Рэтлиффом, чем Флемом Сноупсом. А еще лучше быть Рэтлиффом и не знать, что такое Сноупсы“.

Ну, а теперь непосредственно биография Уильяма (Билли) Фолкнерa. Он родился 25 сентября 1897 года в Нью-Олбани, штат Миссисипи, в аристократической семье. И назван был в честь прадеда, полковника Уильяма Фолкнера. Он был весьма примечательным человеком: вояка, плантатор на американском юге, адвокат, предприниматель и просто авантюрист. Погиб не на гражданской войне, а уже в мирное время, в захолустном городке, из-за угла его убил бывший компаньон. Правнук восхищался судьбой своего предка, и что он мог противопоставить ему? Уильям Фолкнер П — недоучка (не получил систематического образования), бутлегер (в годы „сухого закона“ торговал спиртным), несостоявшийся военный летчик (кончил лётную школу, но в военных действиях участия не принимал), вполне благополучный почтмейстер (заведовал университетской почтой), голливудский сценарист-неудачник (в кино Фолкнеру не повезло) и, наконец, и это главное — выдающийся прозаик XX века.

Джон Фолкнер, тоже писатель, в своих воспоминаниях „Мой брат Билл“ вспоминает, что Билл хорошо учился до 10-го класса, а потом вдруг потерял интерес к школе и формальному образованию. Он просто перестал ходить в школу. Дед пристроил его в свой банк. „Билл был счастлив целый год… у него развился почти фатовской вкус к одежде, за что он получил прозвище „Граф“…“

После университетской почты Фолкнер всерьез занялся литературой. Его первой книгой стал сборник стихотворений „Мраморный фавн“, который не имел никакого успеха, но после того, как Фолкнер стал Нобелевским лауреатом, сборник пошел нарасхват, и на одном из аукционов за сборник выложили 600 долларов (тогда доллар был более весомый, чем сегодня).

Еще Фолкнер успел поработать кочегаром на университетской электростанции. Брат вспоминал: „Работал он в ночную смену. Билл говорил, что там он написал свою лучшую книгу — „Когда я умирал“. Он рассказывал мне, как хорошо ему было там писать: тепло и тихо, никто ее мешал. Жужжание старой динамо-машины успокаивало. Он прерывался только для того, чтобы подкинуть угля в топку…“

Писал Фолкнер в основном тогда рассказы и рассылал их в редакции, как правило, их отклоняли, но после романа „Сарториус“ стали печатать даже те, которые раньше браковали. Первой книгой, имевшей коммерческий успех, стал роман „Судилище“, но книга, эта очень расстроила отца Уильяма, он потребовал изъять ее из продажи и заявив, что если Билл хочет писать книги, пусть пишет вестерны. Вестерны были единственным чтением отца. Мать говорила отцу: „Оставь его в покое. Он пишет то, что считает нужным“.

В 1949 году пришло известие, что Уильям Фолкнер удостоен Нобелевской премии. Это сообщение застало писателя за колкой дров для камина. Писатель наотрез отказался ехать в Швецию получать премию, сказав, что у него недостает бензина в баке для такого длительного расстояния. Его застыдили и уговорили поехать. Фрак для торжественной церемонии Фолкнер взял напрокат.

Нобелевская премия изменила жизнь Фолкнера. Человек, стремившийся, по его собственным словам, „остаться личностью, нигде не заприходованной“, попал под вспышки фотообъективов, под огни рампы и рекламы. Из „оксфордского затворника“ он превратился в „звезду литературной сцены“. В этой непростой ситуации Фолкнер не затерялся, не закружился и оказался достоин самого себя. Он приложил все силы к тому, чтобы разъяснить и развить основные идеи своего творчества.

В „Слове к молодым писателям“ (1958) Фолкнер сформулировал кредо: „Не только перед молодыми писателями — перед всеми нами стоит задачи, спасти душу человека, прежде чем человека не лишат души так же, как холостят жеребцов или быков; спасти личность от безликости пока еще не поздно и человек не превратился в двуногое животное. И кому же, как не прозаику, поэту, художнику, спасать человечность, ибо кто более них должен бояться потерять ее, ибо человечность — это горячая кровь творчества“.

После 1949 года всякие почести и награды хлынули на Фолкнера. Он был даже награжден орденом Почетного легиона Франции и очень гордился маленькой розочкой, которую носил в петлице. В 1955 году его роман „Притча“ получил и Национальную и Пулитцеровскую премии в США. Денег стало достаточно, но Фолкнер не пожелал изменять своих вкусов и привычек, он продолжал ездить на своем стареньком автомобиле. Кто-то ворчал по этому поводу: „Если бы у меня было столько денег, сколько у него, я бы своей кухарке не позволил ездить на таком драндулете“.

Не изменил Фолкнер и своих привычек письма. Никому не диктовал, а писал сам от руки мелким почерком, оставляя поля слева на листе для исправлений. Сам же и переписывал свои рукописи, потому что никто не мог разобрать его почерк.

Брат вспоминал: „Билл всегда развертывал действие своих романов и рассказов на фоне, который ему был хорошо знаком. Старое правило, касающееся любого писателя, — писать о своем заднем дворе — Билл знал так же хорошо, как знал и людей, о которых писал. Oн никогда специально не собирал материал для своих книг, но он постоянно смотрел и слушал, запоминал то, что увидел или услышал, чтобы когда-нибудь, возможно, использовать все это в романе или рассказе“.

В своих произведениях Фолкнер обессмертил американский Юг и перенес „черный“ вопрос в литературу, глубокий конфликт между черными и белыми», насилием белых хозяев над черными слугами. Обличая несправедливость, Фолкнер однако всегда настаивал на необходимости «терпения» жертв: ни в коем случае не ответное насилие. Достоинство человека — сквозная тема всех произведений Фолкнера.

О своем ремесле Фолкнер говорил так: «Быть писателем — значит иметь самую плохую профессию. Писатель — демоном внушаем, и тот постоянно его понукает, принуждает работать. Это изнурительный труд в одиночестве, и никогда не выходит так, как хочется. Пытаешься снова и снова — и все равно не выходит. Что за вознаграждение получает писатель — не знаю…»

— Почему вы считаете «Шум и ярость» неудачей? — однажды спросили его, и Фолкнер ответил: — «Если воспользоваться Хемингуэевским выражением, от этой книги „мне не стало хорошо“».

Фолкнера часто называли «затворником» и «отшельником», а он определял себя иначе: «Я фермер». И умер почти фермерской смертью, упав с лошади. Далее больница, кома и смерть 6 июля 1962 года, в возрасте 64 лет. Эпитафию на могиле он придумал сам: «Он писал романы и умер»

Уильям Фолкнер возмущался, что современные писатели «забыли о проблемах борющейся души… они пишут не о человеческой душе, а о волнениях тела…» А разве самого Фолкнера не тревожили «волнения тела»? Подростком он влюбился в Эстеллу Олдэм, жившую по соседству. Но она отвергла Фолкнера, вышла замуж за другого и уехала в Китай. Следующей большой любовью писателя стала Хелен Бэрд, которой он посвятил один из своих романов, но и она тоже вышла замуж за другого. Фолкнер в конце концов женился на вернувшейся в Америку Эстелле, брак их был не совсем прочным. Оба супруга довольно много пили. Ссорились, но разводиться не стали. В дальнейшем у Фолкнера была длительная связь с Метой Карпентер, он часто ей дарил свои эротические рисунки и стихи. У писателя была еще связь с коллегой по перу Джоан Уильямс, которая была моложе Фолкнера на 32 года. Так что сплошные «волнения тела».

В заключение приведем рассуждения Фолкнера, с которыми он делился с матерью в одном из писем 1925 года: «После того как я близко узнал американцев в Европе, я считаю, что именно сейчас секс для нас стал национальной болезнью. Мы изо всех сил заталкиваем его в политику и в религию, то есть в такие места, где его вовсе не должно быть, где ему просто не место. Все наше искусство — наши картины, наши романы, наша музыка — просто пропитаны им. Вот европейцы, например, относятся к сексу так, как к нему следует относиться, они держат его на втором месте. Их картины, их музыка, их литература ничего общего с сексом не имеют. Такой подход по сравнению с нашим мне кажется гораздо более здоровым».

Секс, семечки и Фолкнер — все смешалось в этом безумном мире.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Уильям Фолкнер - Биография - NobelPrize.org

Уильям Фолкнер (1897-1962), происходивший из старой южной семьи, вырос в Оксфорде, штат Миссисипи. Он присоединился к канадским, а затем и британским Королевским военно-воздушным силам во время Первой мировой войны, некоторое время учился в Университете Миссисипи и временно работал в книжном магазине в Нью-Йорке и в газете Нового Орлеана. За исключением некоторых поездок в Европу и Азию и нескольких коротких остановок в Голливуде в качестве сценариста, он работал над своими романами и рассказами на ферме в Оксфорде.

Пытаясь создать свою собственную сагу, Фолкнер изобрел множество персонажей, типичных для исторического роста и последующего упадка Юга. Человеческая драма в романах Фолкнера строится на модели реальной исторической драмы, продолжающейся почти полтора века. Каждая история и каждый роман вносят свой вклад в создание целого, которым является воображаемый графство Йокнапатофа и его жители. Их тема - распад старого Юга, представленного семьями Сарторис и Компсонов, и появление безжалостных и дерзких новичков, Сноупсов.Тема и техника - искажение времени за счет использования внутреннего монолога особенно удачно сочетаются в «Звук и ярость» (1929), падении семьи Компсонов, увиденном в умах нескольких персонажей. Роман Святилище (1931) повествует о вырождении Темпл Дрейк, молодой девушки из знатной южной семьи. Его продолжение, Реквием по монахине (1951), написанное частично как драма, сосредоточено на судебном процессе над негритянкой, которая когда-то была участницей разврата Темпл Дрейка.В « Лайт в августе (1932)» показано, что предрассудки являются наиболее разрушительными, когда они усваиваются, как в случае с Джо Кристмасом, который считает, хотя нет никаких доказательств этого, что один из его родителей был негром. Тема расовых предрассудков снова поднимается в Авессалом, Авессалом! (1936), в котором молодой человек отвергнут его отцом и братом из-за его смешанной крови. Наиболее откровенную моральную оценку отношений и проблем между неграми и белыми Фолкнер дает в книге Intruder In the Dust (1948).

В 1940 году Фолкнер опубликовал первый том трилогии Сноупов, Гамлет , за которым последуют два тома, Город (1957) и Особняк (1959), во всех из которых прослеживается рост коварная семья Сноупов заняла влиятельные и богатые посты в обществе. Reivers , его последняя и самая юмористическая работа, во многом похожая на Гекльберри Финн Марка Твена, вышла в 1962 году, в год смерти Фолкнера.

Из Нобелевских лекций, литература 1901-1967 гг. , редактор Хорст Френц, издательство Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1969 г.

Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликовано в книжной серии Les Prix Nobel . Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

Уильям Фолкнер умер 6 июля 1962 года.

Авторское право © Нобелевский фонд 1950 г.

Для цитирования этого раздела
MLA style: Уильям Фолкнер - Биографический. NobelPrize.org. Нобелевская премия AB 2021. Вс. 5 сентября 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы.

Уильям Фолкнер - Книги, романы и цитаты

Уильям Фолкнер был писателем, лауреатом Нобелевской премии, который написал сложную прозу и создал вымышленное графство Йокнапатофа.Он наиболее известен такими романами, как «Звук и ярость» и «Пока я умираю».

Кем был Уильям Фолкнер?

Большая часть ранних работ Уильяма Фолкнера была поэзией, но он прославился своими романами, действие которых происходило на юге Америки, часто в его сфабрикованном графстве Йокнапатофа, с работами, включающими Звук и ярость , As I Lay Dying и Авессалом, Авессалом! Его скандальный роман 1931 года « Святилище » был превращен в два фильма: « История Темплового Дрейка » 1933 года и более поздний проект 1961 года.Фолкнер был удостоен Нобелевской премии 1949 года по литературе и, в конечном итоге, получил две Пулитцеровские и две Национальные книжные премии.

Молодые годы

Писатель-южанин Уильям Катберт Фолкнер (оригинальное написание его фамилии) родился в маленьком городке Нью-Олбани, штат Миссисипи, 25 сентября 1897 года. Его родители, Марри Фолкнер и Мод Батлер Фолкнер назвал его в честь своего прадеда по отцовской линии Уильяма Кларка Фолкнера, предприимчивого и проницательного человека, который за семь лет до этого был застрелен на городской площади Рипли, штат Миссисипи.На протяжении всей своей жизни Уильям Кларк Фолкнер работал железнодорожным финансистом, политиком, солдатом, фермером, бизнесменом, юристом и - в последние годы своей жизни - автором бестселлеров ( Белая роза Мемфиса ).

Величие «старого полковника», как его почти все называли, вырисовывалось в умах детей и внуков Уильяма Кларка Фолкнера. Сын старого полковника, Джон Уэсли Томпсон, открыл Первый национальный банк Оксфорда в 1910 году. Однако вместо того, чтобы позже передать железнодорожный бизнес своему сыну, Марри, Томпсон продал его.Марри работал бизнес-менеджером в Университете Миссисипи. Сын Марри, писатель Уильям Фолкнер, крепко держал наследие своего прадеда и писал о нем в своих самых ранних романах, действие которых происходит на юге Америки.

Как старшие мужчины в семье Фолкнера произвели на него впечатление, так и женщины. Мать Фолкнера Мод и бабушка Лелия Батлер были ненасытными читателями, а также прекрасными художниками и фотографами, и они научили его красоте линий и цвета.«Мамочкой» Фолкнера, как он ее называл, была чернокожая женщина по имени Кэролайн Барр. Она воспитывала его с рождения до того дня, когда он ушел из дома, и сыграла важную роль в его развитии. По ее следам Фолкнер сказал оплакивающей толпе, что для нее было честью видеть ее, что она научила его правильному от неправильного и была верна его семье, несмотря на то, что не родила ни одной из них. В более поздних документах Фолкнер указывает на Барра как на стимул для его увлечения политикой сексуальности и расы.

Подростком Фолкнер увлекался рисованием.Он также очень любил читать и писать стихи. Фактически, к 12 годам он начал намеренно подражать шотландским романтикам, в частности Роберту Бернсу, и английским романтикам А. Э. Хаусману и А. С. Суинберну. Однако, несмотря на его выдающийся интеллект или, возможно, из-за этого, школа ему наскучила, и он так и не получил аттестата об окончании средней школы. Бросив учебу, Фолкнер работал плотником и время от времени клерком в банке своего деда.

В это время Фолкнер познакомился с Эстель Олдхэм.Во время их встречи она была одновременно популярна и чрезвычайно вспыльчива и сразу же украла его сердце. Они встречались какое-то время, но другой мужчина по имени Корнелл Франклин сделал ей предложение раньше, чем Фолкер. Эстель беззаботно восприняла это предложение, отчасти потому, что Франклин только что получил звание майора Гавайских территориальных войск и вскоре уезжал, чтобы явиться на службу. Эстель надеялась, что оно растворится естественным образом, но несколько месяцев спустя он отправил ей обручальное кольцо. Родители Эстель посоветовали ей принять предложение, поскольку Франклин был выпускником юридического факультета Университета Миссисипи и происходил из семьи с высокой репутацией.

Огорченный помолвкой Эстель, Фолкнер обратился к новому наставнику Филу Стоуну, местному прокурору, на которого произвели впечатление его стихи. Стоун пригласил Фолкнера переехать и жить с ним в Нью-Хейвене, штат Коннектикут. Там Стоун питал страсть Фолкнера к писательству. Углубляясь в прозу, Фолкнер работал в Winchester Repeating Arms Company, известном производителе винтовок. Соблазненный войной в Европе, он присоединился к Британскому королевскому летному корпусу в 1918 году и прошел обучение в качестве пилота в первых Королевских ВВС Канады.Ранее он пытался поступить на службу в вооруженные силы США, но получил отказ из-за своего роста (он был чуть меньше 5 футов 6 дюймов). Чтобы поступить на службу в Королевские военно-воздушные силы, он солгал о нескольких фактах, изменив место рождения и фамилию - с Фолкнер - Фолкнеру - чтобы выглядеть более британским.

Фолкнер тренировался на британских и канадских базах и закончил свое время в Торонто незадолго до окончания войны, никогда не оказавшись в опасности. Человек умелого преувеличения, Фолкнер приукрашивал свой опыт, а иногда и полностью сфабрикованные рассказы о войне для своих друзей на родине.Он даже надел форму лейтенанта, чтобы укрепить свою репутацию, и надел ее, когда вернулся в Миссисипи.

Ранние произведения

К 1919 году Фолкнер поступил в Университет Миссисипи. Он писал для студенческой газеты Mississippian , представив свое первое опубликованное стихотворение и другие короткие произведения. Однако после трех семестров, будучи совершенно невнимательным студентом, он бросил учебу. Некоторое время он работал в Нью-Йорке помощником продавца книг, в течение двух лет - начальником почты в университете, а также некоторое время проработал скаутмейстером в местном отряде.

В 1924 году Фил Стоун сопроводил издателю сборник стихов Фолкнера « Мраморный фавн ». Вскоре после тиража 1000 копий Фолкнер переехал в Новый Орлеан. Находясь там, он опубликовал несколько эссе для The Double Dealer , местного журнала, который служил для объединения и воспитания литературной публики города. В 1926 году Фолкнеру удалось опубликовать свой первый роман « Солдатское жалованье ». Как только она была принята к печати в 1925 году, он отплыл из Нового Орлеана в Европу, чтобы пожить несколько месяцев в Le Grand Hôtel des Principautés Unies в Париже.Во время своего пребывания он написал о Люксембургском саду, который находился в нескольких минутах ходьбы от его квартиры.

Вернувшись в Луизиану, американский писатель Шервуд Андерсон, который стал другом, дал Фолкнеру несколько советов: он посоветовал молодому автору написать о его родном регионе Миссисипи - месте, которое Фолкнер наверняка знал лучше, чем северная Франция. Вдохновленный этой концепцией, Фолкнер начал писать о местах и ​​людях своего детства, создавая множество ярких персонажей, основанных на реальных людях, с которыми он вырос или о которых слышал, включая своего прадеда Уильяма Кларка Фолкнера.Для своего знаменитого романа 1929 года « Звук и ярость » он разработал вымышленный округ Йокнапатофа - место, почти идентичное округу Лафайет, в котором находится Оксфорд, штат Миссисипи. Год спустя, в 1930 году, Фолкнер выпустил As I Lay Dying .

Знаменитый автор

Фолкнер стал известен своим верным и точным диктовкой южной речи. Он также смело осветил социальные проблемы, которые многие американские писатели оставили в неведении, включая рабство, клуб «старых добрых мальчиков» и южную аристократию.В 1931 году, после долгих раздумий, Фолкнер решил опубликовать Sanctuary , рассказ, в котором основное внимание уделялось изнасилованию и похищению молодой женщины в Оле-Мисс. Он шокировал и ужаснул некоторых читателей, но имел коммерческий успех и стал важным прорывом для его карьера. Спустя годы, в 1950 году, он опубликовал продолжение, представляющее собой смесь традиционной прозы и пьес, Requiem for a Nun .

Лично Фолкнер испытал и восторг, и душераздирающую печаль за это время своей карьеры.Между публикацией The Sound and the Fury и Sanctuary его давняя страсть, Эстель Олдхэм, развелась с Корнеллом Франклином. По-прежнему глубоко влюбленный в нее, Фолкнер сразу же выразил свои чувства, и через шесть месяцев они поженились. Эстель забеременела и в январе 1931 года родила дочь, которую назвали Алабама. К сожалению, недоношенный ребенок прожил чуть больше недели. Сборник рассказов Фолкнера под названием « Эти 13 » посвящен «Эстель и Алабама.

Следующий роман Фолкнера, Light в августе (1932), рассказывает историю изгнанников округа Йокнапатофа. В нем он знакомит своих читателей с Джо Кристмасом, человеком неопределенной расовой принадлежности; Джоанной Бёрден, женщиной, которая поддерживает голосование прав для черных, а затем жестоко убит; Лена Гроув, настороженная и решительная молодая женщина, ищущая отца своего ребенка; и преподобный Гейл Хайтауэр, человек, осажденный видениями.Журнал Time перечислил это вместе с The Sound and Fury - как один из 100 лучших англоязычных романов с 1923 по 2005 год.

Сценарист

После публикации нескольких известных книг Фолкнер обратился к написанию сценария. Начав с шестинедельного контракта с Metro-Goldwyn-Mayer, он стал соавтором фильма 1933 года « Today We Live » с Джоан Кроуфорд и Гэри Купером в главных ролях. После того, как отец Фолкнера умер и нуждался в деньгах, он решил продать права на фильм « Святилище », позже названный « История храмового дракона » (1933). В том же году Эстель родила Джилл, единственного выжившего ребенка пары.Между 1932 и 1945 годами Фолкнер дюжину раз ездил в Голливуд, чтобы поработать сценаристом, а также участвовал в создании бесчисленных фильмов или написал их. Однако, не вдохновленный этой задачей, он сделал это исключительно ради финансовой выгоды.

В этот период Фолкнер также опубликовал несколько романов, в том числе эпическую семейную сагу Авессалом, Авессалом! (1936), сатирический Гамлет (1940) и Go Down, Моисей (1942).

Нобелевская премия

В 1946 году Малкольм Коули опубликовал The Portable Faulkner , и интерес к работе Фолкнера возродился.Два года спустя Фолкнер опубликовал « Intruder in the Dust », рассказ о черном человеке, ложно обвиненном в убийстве. Он смог продать права на фильм MGM за 50 000 долларов.

Один из величайших профессиональных моментов Фолкнера наступил, когда он был удостоен Нобелевской премии 1949 года по литературе, а в следующем году получил эту награду. Комитет считал его одним из самых важных авторов американских писем. Это внимание принесло ему больше наград, в том числе Национальную книжную премию за художественную литературу для сборников рассказов и Почетный легион в Новом Орлеане.Он также выиграл Национальную книжную премию 1951 года за сборник рассказов Уильяма Фолкнера «». Несколько лет спустя Фолкнер был удостоен Пулитцеровской премии 1955 года в области художественной литературы вместе с другой Национальной книжной премией за свой роман « Басня, », действие которого происходит во Франции во время Первой мировой войны.

Смерть

В январе 1961 года Фолкнер завещал все свои основные рукописи и многие личные документы Фонду Уильяма Фолкнера в Университете Вирджинии. 6 июля 1962 года, по совпадению, в день рождения старого полковника, Фолкнер умер от сердечного приступа.Он был посмертно награжден своим вторым Пулитцеровским фильмом в 1963 году за серию The Reivers .

Фолкнер создал впечатляющее литературное наследие и остается почитаемым писателем сельских районов американского Юга, умело запечатлевшим безмерные сложности как красоты этого региона, так и его темного прошлого.

MWP: Уильям Фолкнер (1897-1962)


Нобелевский лауреат

В 1944 году Фолкнер начал переписку с Малкольмом Коули, который в то время редактировал The Portable Hemingway для Viking Press.Коули имел в виду подобную коллекцию для Фолкнера, чьи романы к тому времени практически перестали Распечатать. Хотя репутация Фолкнера в Европе оставалась высокой, особенно во Франции, где Жан-Поль Сартр якобы сказал: «Для молодежь во Франции, Фолкнер - бог », в Америке публика в основном перестала читать его работы. Коллекция Коули начинается со вступительного биографического и критического эссе в которую Фолкнеру пришлось впервые исправить некоторые заблуждения о его военном послужном списке.Сам сборник состоит из рассказов и отрывки из романа, которые примерно в хронологическом порядке рассказывают «Сага» округа Йокнапатофа. Для книги Фолкнер внес новое «Приложение» в The Sound and the Fury , в котором он исследовал как далекое прошлое, так и ближайшее будущее семья Компсонов, как сказано в романе. Опубликовано в апреле 1946 г. Portable Faulkner ознаменует начало возрождение популярного и критического интереса к книге Фолкнера Работа.В декабре «Современная библиотека» издаст однотомный издание The Sound and the Fury и As I Lay Dying , предшествовало «Приложение Компсона» Фолкнера. В ближайшие годы Современная библиотека продолжит переиздание книги Фолкнера. романы, практика, которая продолжается и по сей день.

В марте 1947 г., продолжая чтобы работать над своей басней о Христе, он писал письма в Оксфордскую газету. поддержать сохранение старого здания суда на городской площади, который некоторые горожане предлагали снести, чтобы построить более крупный один.В апреле он согласился встретиться в форме вопросов и ответов. с классами английского языка в Университете Миссисипи, но он пригласил полемика, когда его откровенное заявление о Хемингуэе - «он не имеет мужества, никогда не вылезал на конечности ... никогда не использовал слово, где читатель может проверить его употребление по словарю » - было включено в пресс-релиз о сессиях. Когда Хемингуэй прочитал реплики, он был обижен, тронул даже письмо отвечая на обвинение в том, что ему не хватало «смелости», но когда он слишком затянулся, спросил он друга, бригадного генерала Ч.Т. Лэнхэм писать и рассказывать Фолкнеру только то, что он знал о Хемингуэе героизм военного корреспондента. Почти сразу Фолкнер ответил: принося извинения за недоразумение и боль, причиненные его замечаниями, объясняя, что это искаженная, неполная версия того, что он сказал, но он защитил свой комментарий, сказав, что это касается только мастерству Хемингуэя как писателя и рассказал, как он оценивал качество письма по степени неудач, что Хемингуэй был предпоследним, потому что у него не было смелость рискнуть «безвкусицей, переписыванием, тупостью и т. д.” Он также написал Хемингуэю, включая копию письма Лэнхэму, снова извиняясь и говоря: «Надеюсь, это не имеет никакого значения. тебе. Но если или когда это произойдет, пожалуйста, примите еще одно извилище. с искренним уважением ».

Фото Филла Маллена

Единственная известная фотография Уильяма Фолкнера (справа) со старшим братом Джоном был взят в 1949 году. Как и его брат, Джон Фолкнер был писателем, хотя их стили письма значительно различались.

В январе 1948 года Фолкнер отложил Басня написать роман, который он считал детективом. Главный герой - Лукас Бошан, который выступал в роли ключевой потомок старого Люциуса Квинта Каротерса МакКаслина в году Вниз, Моисей , имя которого было основано на его собственном имени. В романе Бошан обвиняется в убийстве белого человека и должен полагаться на остроумие мальчика-подростка Чика Мэллисона, чтобы очистить свое имя до того, как толпа линчевателей прибывает, чтобы делать свою работу.В июле MGM приобрела права на экранизацию романа, а в октябре Злоумышленник в Опубликована пыль . Весной 1949 года режиссер Кларенс Браун и съемочная группа приехали в Оксфорд, штат Миссисипи, чтобы снимать фильм. роман на натуре, и пока горожане радушно приветствовали создателей фильма, даже сыграв ряд дополнительных и второстепенных ролей в фильм, Фолкнер очень не хотел участвовать, хотя он возможно, помогли переработать финальную сцену.В октябре 1949 г. мировая премьера фильма Брауна Intruder in the Dust состоялась место в Лирическом театре в Оксфорде. Фолкнер присутствовал по настоянию его тети Алабамы Маклин.

В ноябре Фолкнер опубликовал Рыцарский гамбит , сборник детективных рассказов включая «Завтра», «Дым» и название новелла. В том же месяце в Стокгольме пятнадцать из восемнадцати члены Шведской академии проголосовали за присуждение Нобелевской премии за литературе Фолкнеру, но поскольку требовалось единогласное голосование, вручение премии отложено на год.

© Коллекция Кофилда

Мировая премьера киноверсия Intruder in the Dust произошла в Lyric Театр в Оксфорде в 1949 году.

Летом 1949 г., Фолкнер познакомился с Джоан Уильямс, молодой студенткой и автором отмеченной призами история. В 1950 году он начал сотрудничество с ней на Реквиеме . для монахини , частичный прозаический, частичный сиквел к Святилище в котором нянечка Нэнси Манниго приговорена к повешению за убийство младенческой дочери Темпл Дрейка.Темпл, теперь замужем за Гованом Стивенс, пытается убедить дядю своего мужа, адвоката Гэвина Стивенс, чтобы спасти Нэнси от казни. В разделах повествовательной прозы перед каждым из трех действий пьесы Фолкнер подробно описывает некоторые ранней истории Джефферсона, графства Йокнапатофа и штат Миссисипи. Его сотрудничество с Уильямсом в конечном итоге перерасти в любовную интригу.

В июне 1950 г. Фолкнер был награжден медаль Хауэлса за выдающуюся работу в американской художественной литературе.В Августа он опубликовал Сборник рассказов , третий и последний сборник рассказов, опубликованный Фолкнером. Это включает в себя сорок два из сорока шести рассказов, опубликованных в журналах с 1930, за исключением тех, которые он опубликовал или включил в Непобежденный, Гамлет, Идите, Моисей, и Рыцарь Гамбит . Два месяца спустя Фолкнер получил известие, что шведские Академия проголосовала за то, чтобы наградить его и Бертрана Рассела соучастниками. лауреатов Нобелевской премии по литературе, Рассел за 1950 г. и Фолкнер за предыдущий год.Сначала он отказался ехать в Стокгольм, чтобы получить награду, но под давлением Государственного департамента США Посол Швеции в США и, наконец, сам семья, он согласился уехать.

10 декабря доставил Приветственная речь академии таким низким и быстрым голосом, что мало кто мог разобрать, что он говорил, но когда его слова были опубликованы в газете на следующий день это было признано за его блеск; в последующие годы речь Фолкнера будет считаться лучшей речь, когда-либо произнесенная на Нобелевской церемонии.В нем Фолкнер сослался на надвигающейся холодной войны и постоянного страха, «генерал и универсальный физический страх », следствием которого стало то, что молодой мужчина или женщина пишут сегодня [забывают] проблемы человеческих сердце в конфликте с самим собой, которое только может сделать хорошее письмо потому что только об этом стоит писать, стоит мучений и пот ». Художник, сказал Фолкнер, должен заново изучить« старые истины и истины сердца, старые универсальные истины отсутствуют что любая история эфемерна и обречена - любовь, честь и жалость, гордость, сострадание и жертва.Он заключает на оптимистической ноте: «Я отказываюсь признать конец человека ... Я верю, что человек не просто вытерпит: он победит. Он бессмертен не потому, что он единственный среди существ обладает неиссякаемой голос, но поскольку у него есть душа, дух, способный к состраданию и жертва и терпение. Поэта, писателя Обязанность писать об этом ... Поэта голос должен быть не просто записью человека, он может быть одним из подпорки, столбы, которые помогут ему выстоять и победить.”

Предоставлено семьей Фолкнер

Декабрь 10 октября 1950 г. Фолкнер был удостоен Нобелевской премии по литературе за 1949 год. Вместе с Фолкнером изображен доктор Густав Хеллстрём. и посланник Столе

По запросу Ховарда Хокса, Фолкнер в последний раз вернулся в Голливуд в феврале 1951 года, чтобы переработать сценарий под названием «Левая рука Бога» для 20th Century-Fox.В следующем месяце он был награжден Национальной книжной премией за Собрание рассказов , а в мае, вскоре после доставки адрес на выпуске средней школы его дочери церемонии, президент Франции Винсент Ориоль вручил награду Почетный легион на Фолкнере. По завершении написания и доработки Реквием по монахине , он получил несколько предложений поставить играют, как в США, так и во Франции, но проблемы финансирования предотвратило любое полноценное производство.Книга вышла в сентябре 1951 г.

В апреле 1952 года Фолкнер посетил девяностая годовщина битвы при Шайло с товарищами из Миссисипи Шелби Фут, которого Фолкнер встретились в 1941 году, когда Фут сопровождал агента Фолкнера, Бен Уоссон в гостях в Роуэн-Оук. В мае он принял приглашение посетить фестиваль «Oeuvres du XXe Siècle» во Франции; находясь за границей, он также посетил Англию и Норвегию.Назад дома в июне он возобновил отношения с Джоан Уильямс и продолжал работать над A Fable с возрастающей сложностью. Когда замысловатый сюжет стал для него слишком сложным, чтобы уследить за ним он написал краткое изложение ключевых событий за семь дней рассказа на стенах его офиса в Роуэн-Оук. Страдает острой спиной боли, Фолкнер был госпитализирован дважды, в сентябре и октябре. В ноябре Фолкнер согласился участвовать в короткометражном документальном фильме. фильм финансируется Фондом Форда.По сути, воссоздает его собственной жизни, Фолкнер изображен на своей ферме, разговаривает с горожанами на улицах Оксфорда и уговорили дать интервью Oxford Eagle , редактор Фил Маллен в Rowan Oak, во время которого Фолкнер говорит (в камеру): «Хорошо, но нет фотографий». Фильм транслировался в программе CBS-TV Омнибус .

Фото Филла Маллена

Фолкнер в библиотеке Rowan Oak во время съемок документального фильма CBS, 1952 г. (Щелкните, чтобы увеличить)

Находясь в Нью-Йорке в январе 1953 г., он адаптировал свой рассказ «Брошь» для телевидения, пока также работаю над A Fable и страдаю от приступов боли в спине. и алкоголизм, потребовавший госпитализации. В марте он снова был госпитализирован. В следующем месяце у Эстель произошло кровотечение. и сердечный приступ, поэтому Фолкнер вернулся в Оксфорд.Он вернулся в Нью-Йорк в мае, где он познакомился с Диланом Томасом и э. Каммингс. В В июне он выступил перед выпускным классом Джилл в Младший колледж Соснового поместья. После очередной госпитализации в Сентябрь, Фолкнер был в ужасе, обнаружив свое священное уединение. захвачен публикацией биографической статьи, состоящей из двух частей. Роберт Кофлан в сентябрьском и октябрьском выпусках Life журнал.

В ноябре, Альбер Камю агент написал Фолкнеру с просьбой разрешить адаптировать Реквием для монахиня для сцены, на что согласился Фолкнер. В конце месяц он отправился в Египет, чтобы помочь Говарду Хоуксу в съемках. of Земля фараонов , их последнее сотрудничество. Для следующие несколько месяцев он путешествовал по Европе. Он встретил Жана Штейн в Санкт-ПетербургеМориц, Швейцария, 25 декабря и после визитов. в Англию и Париж присоединились Хоукс, Хамфри Богарт и Лорен Бэколл. в Риме 19 января. В марте он получил письмо от Джилл, который написал, что встретил Пола Д. Саммерса, лейтенанта в Вест Пойнт, за которого она хотела бы выйти замуж, и попросила Фолкнера приехать дом. Он вернулся в Оксфорд в конце апреля 1954 года, после шестимесячного отпуска. отсутствие. В том же месяце была опубликована «Миссисипи», в основном научно-популярная статья, в которой рассказывается история, его детство и собственное творчество на фоне родного государства, в Holiday журнал; и The Faulkner Reader , антология, которая включает полный текст Звук и ярость , три дополнительные длинные рассказы (или «новеллы») - «The Медведь »из Go Down, Moses, « Старик »из Дикие пальмы и «Пятнистые лошади» из Гамлет , а также несколько других рассказов и отрывков из романов.В 1958 г. все три новеллы будут опубликованы вместе под названием title Три известных короткометражных романа . В августе, после более чем За десять лет работы Фолкнер наконец опубликовал A Fable , посвящая его Джилл и Эстель. Позже в том же месяце Джилл и Пол Саммерс поженились в Оксфорде.

© Коллекция Кофилда

оставить след сложного сюжета в A Fable , Фолкнер написал наброски о семи днях романа на стене в его офисе в Роуэн Дуб.

Государственный деятель мира

В конце июня 1954 г., Фолкнер принял приглашение Госдепартамента США принять участие международная конференция писателей в Сан-Паулу в августе. Фолкнер, ставший теперь всемирно известным общественным деятелем, больше не отказывался. появляться на публике в своей стране, и он обычно принимал увеличение количества запросов со стороны Государственного департамента на посещение культурных мероприятий за рубеж.Кроме того, он также начал публично выступать в качестве умеренного, если не либерал, то южанин в растущих дебатах по школьной интеграции.

Хотя Басня обычно считается одним из слабых романов Фолкнера в январе 1955 г. он получил Национальную книжную премию за художественную литературу , а в мае Пулитцеровская премия в области художественной литературы. В августе Фолкнер начал трехмесячный, тур доброй воли семи стран по запросу Госдепартамента, сначала отправился в Японию, где в Нагано он участвовал в семинаре чьи выступления вместе с двумя произнесенными им речами были опубликовано как Faulkner в Нагано .Он уехал из Японии в Манилу а затем Италия, куда из Рима он написал депешу, осуждающую убийство Эммета Тилля, темнокожего подростка из Чикаго, который был убит в Миссисипи. Из Италии он отправился в Мюнхен, где Реквием. для монахини играл , а потом две недели в Париж. В октябре, он уехал в Лондон, а затем в Рейкьявик, Исландия, где снова он посетил программу конференций и интервью.Наконец он вернулся в Соединенные Штаты в октябре, в течение этого месяца Random Дом опубликовал Big Woods: The Hunting Stories , a сборник из четырех ранее опубликованных рассказов об охоте с пять «разделов» в начале и конце книги и между главами, чтобы задать или изменить настроение. Он посвятил книгу своему редактору в Random House, Саксен Комминс.

В ноябре Фолкнер осудил сегрегация в обращении перед Южной исторической ассоциацией в отеле Peabody в Мемфисе, где из-за сегрегации много Чтобы допустить чернокожих, потребовались усилия.Выступление было опубликовано в коммерческом апелляции Мемфиса под заголовком «А смешанная аудитория слышит, как Фолкнер осуждает «позор» сегрегации ». Хотя Фолкнер выступал против сегрегации, однако он выступал против федеральных властей. участие в проблеме, в результате чего его поняли ни южными консерваторами, ни северными либералами. Фолкнера все более громкая позиция по вопросам расы вызвала бурю у его коллег-южан, в том числе анонимные угрозы и отказ со стороны его собственный брат Джон.Недоразумение по мнению Фолкнера, когда в интервью в феврале 1956 г. с лондонским корреспондентом Sunday Times его цитировали как говоря, что он будет «сражаться за Миссисипи против Соединенных Штатов. Штаты, даже если это означало выйти на улицу и расстрелять Негры ». Фолкнер попытался исправить абсурдное заявление в письма в три национальных журнала, которые повторяли начальные утверждение, но ущерб, нанесенный заявлением, не может быть легко устранен.Через две недели после Life опубликовал «Письмо Фолкнера» на север », в котором он просил умеренности, предупреждая что не следует ожидать слишком многого от Юга, его пришлось госпитализировать в течение девяти дней после рвоты кровью и потери сознания. Пока он был в больнице, первый внук Фолкнера, Пол родился в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния. Вскоре после этого Фолкнер согласился бы стать постоянным писателем в университете Вирджинии в Шарлоттсвилле на период с восьми до десяти недели каждый год.

В апреле 1956 г. черные гражданские права легенда W.E.B. Дюбуа вызвал Фолкнера на дискуссию об интеграции на ступеньках здания суда в Самнере, штат Миссисипи, где обвиняемый по делу об убийстве Эммета Тилля был оправдан все белое жюри. Фолкнер отказался в телеграмме, заявив: «Я не верьте, что между нами есть спор.Мы оба согласны заранее, что занимаемая вами позиция правильна морально, юридически, и этично. Если вам не очевидно, что позиция, которую я занимаю просить умеренности и терпения практически тогда мы оба зря потратим дыхание на споры ».

В сентябре адаптация Камю из Реквием по монахине , премьера которого состоялась в Театре де Матюрен. В том же месяце Фолкнер стал участником Программа администрации Эйзенхауэра «От людей к людям», целью которого было продвижение американской культуры, стоящей за Iron Штора.В конце сентября руководящий комитет в составе Фолкнера, Джона Стейнбека и Дональда Холла составили несколько «резолюций», в том числе один поддерживает освобождение Эзры Паунда, но Фолкнер выйдет из комитета через три месяца.

С февраля по июнь 1957 г., Фолкнер был писателем в Университете Вирджинии и согласился на ряд вопросов и ответов со студентами, преподавателями, и супруги факультета.Основные моменты записанных на пленку сессий будут опубликованы в 1959 году профессорами Джозефом Блотнером и Фредериком Гвинном под руководством титул Фолкнера в университете . В марте при посещении Греции во время отпуска в Вирджинии он получил Серебряная медаль Афинской академии «по выбору греков. Академия олицетворяет принцип свободы человека ». Вернувшись в Шарлоттсвилль, в апреле он подписал контракт с продюсером. Джерри Уолд за опцион на Гамлет .Фильм, сделанный Мартин Ритт и Орсон Уэллс в главных ролях, Пол Ньюман и Джоан Вудворд (их первая экранная пара), будут выпущены в 1958 году под название Долгое жаркое лето .

© Уильям Фолкнер Коллекции / UVA

Фолкнер об университете кампуса Вирджинии. (Нажмите, чтобы увеличить)

В мае 1957 г. Фолкнер опубликовал Город , второй том трилогии «Сноупс».Продолжая с того места, где остановился Гамлет , он изображает Флем Сноупс. безжалостная борьба за город Джефферсон. Теперь разделение его время между Оксфордом и Шарлоттсвиллем, с февраля по май В 1958 году он закончил свой второй срок в качестве писателя в Вирджинии. Также, живя в Вирджинии, он увлекся охотой на лис и его пригласили вступить в Фармингтонский охотничий клуб, достижение он с гордостью позировал для фотографий и портретов в его розовое членское пальто.В декабре второй сын Джилл, Уильям, родился, а в следующем месяце состоялась премьера Реквиема. для монахини на сцене Театра Джона Голдена в Нью-Йорке, делая Соединенные Штаты - тринадцатая страна, в которой произведено.

В марте 1959 года Фолкнер сломал ключица при падении с лошади в Фармингтоне, своего рода несчастный случай это будет продолжать мучить Фолкнера все оставшиеся годы его жизнь.В июне он передал свои рукописи и машинописи. из библиотеки Принстонского университета в библиотеку олдермена в Университет Вирджинии. В этом месяце New York Times сообщил, что купил дом в Шарлоттсвилле, хотя хотел продолжают жить часть года в Оксфорде. В ноябре г. Особняк , третий и последний том «Сноупов» трилогия.

На протяжении 1960 года Фолкнер продолжал делить свое время между Оксфордом и Шарлоттсвиллем. В Октябре 16 лет, мать Фолкнера, Мод Батлер Фолкнер, умерла в возрасте из 88. Талантливый художник, выполнивший около 600 картин. после 1941 г. она все время оставалась близкой со старшим сыном. ее жизнь.

© Коллекция Кофилда

Уильям Фолкнер в 1961 году в костюме для верховой езды Farmington Hunt Club.Это и другие фотографии из коллекции Cofield являются частью Visual Коллекции и Южный медиаархив Университета Миссисипи Библиотеки.

В январе 1961 года Фолкнер пожелал все его рукописи в Фонд Уильяма Фолкнера в университете Вирджинии. В феврале он принял приглашение генерала. Уильям Уэстморленд посетит военную академию в Вест-Пойнте.В апреле Фолкнер отправился в последнюю поездку за границу для Государственного департамента. на этот раз в Венесуэлу, где он был гостем президента Ромуло. Бетанкур. Он провел лето в Оксфорде, где в августе закончил рукопись его девятнадцатого и последнего романа. Под названием Reivers , архаичное шотландское написание старого термина для «Воры», роман - это беззаботная шумная игра, действие которой происходит в рубеж веков, когда Бун Хогганбек берет одиннадцатилетнего Люциус «Луш» Священник и безбилетный пассажир Нед МакКэслин, Черный кучер семьи Священников на прогулке в бордель Мемфиса в автомобиле Winton Flyer деда Луша, пока «Хозяин» Священник уехал на похороны.Среди живописного смехотворные и шумные выходки романа, в том числе Неда обменять автомобиль Босса Жреца на скаковую лошадь по кличке «Молния», являются серьезными проблемами приобщения ребенка к нравственной взрослости и его осознание зла и несправедливости. Начиная роман, с подзаголовком «Воспоминание» с фразой «Дедушка сказал: «Фолкнер посвятил роман« Виктории, Марк, Пол, Уильям, Беркс », его внуки от двух приемных детей. и биологическая дочь.Роман, опубликованный в июне 1962 года, будет посмертно заработать для Фолкнера его вторую Пулитцеровскую премию за художественную литературу.

В январе того же года Фолкнер еще раз упал с лошади, заставив еще одну больницу оставаться. В апреле он снова посетил Вест-Пойнт с женой, дочерью, и зять, а в следующем месяце в Нью-Йорке, товарищ из Миссисипи. писательница Юдора Велти представила Фолкнера с золотой медалью за художественную литературу, присужденной американцем Академия художеств и литературы.

17 июня Фолкнер снова получил травму. падением с лошади. Теперь в постоянной боли он что-то сигнализировал ошибся, когда 5 июля попросил, чтобы его отвезли в санаторий Райта. в Бигалии. Хотя он был там пациентом много раз, у него раньше всегда приходили туда против его воли. Его племянник, Джимми, и Эстель сопровождала его в 65-мильном путешествии в Бихалию, где его приняли в 6 ч.м. Менее чем через восемь часов, примерно 1:30 6 июля 1962 года - день рождения старого полковника. - его сердце остановилось, и хотя дежурный врач обратился наружный массаж сердца в течение сорока пяти минут, он не мог реанимировать его. Уильям Фолкнер умер от сердечного приступа в возрасте 64 лет.

Похоронен 7 июля в соборе Святого Петра. Кладбище в Оксфорде. Когда на семью донеслись призывы соболезнований со всего мира и прессы, включая писателя Уильяма Стайрон, освещавший похороны для журнала Life - требовали ответов на свои вопросы от членов семьи, семьи Представитель передал им сообщение от семьи: «Пока он похоронен, он принадлежит семье.После этого он принадлежит миру ».

© Коллекция Кофилда

Faulkner’s последние студийные портреты были сделаны Джеком Кофилдом, Дж. Р. Кофилдом. сын, 20 марта 1962 г.


© The Cofield Collection

Фолкнер Похоронен на кладбище Святого Петра в Оксфорде 7 июля 1962 года. (Щелкните, чтобы увеличить)
Для получения дополнительной информации на Фолкнера, включая комментарии к отдельным произведениям, семейным генеалогиям, глоссарий персонажей и географических названий, библиографии критики, карта и описание памятников Фолкнера в Оксфорде и другая информация ресурсы, посетите William Фолкнера в Интернете , который поддерживается автором этой статьи.
Публикации Фолкнера

Добавить Информация на эту страницу


Писатели из Миссисипи Ссылки на страницы
Об этом сайте | Информация о новой книге | Новости и события | Литературные достопримечательности | История литературы Миссисипи | Издательство Миссисипи | Другие особенности | Другие веб-ресурсы

НАПИСАТЕЛЬ:
по автору | по названию | по месту | по годам | по жанрам

ПОИСК НА СТРАНИЦЕ ПИСАТЕЛЕЙ MISSISSIPPI


Оле Miss Links
UM Домашняя страница | Кафедра английского языка | Центр изучения южной культуры | Фонд Университета Миссисипи

- Статьи теперь доступны - ПОЛНЫЙ СПИСОК ПИСАТЕЛЕЙ Александр, Маргарет Уокер (1915-1998), Эмброуз, Стивен Э.(1936-2002) Армистед, Джон (1941-) Отри, Джеймс А. (1933-) Бахр, Ховард (1946-) Бейли, Бен Э. (1932-) Болдуин, Джозеф Гловер (1815-1864) Барр, Невада ( 1952-) Бартельм, Фредерик (1943-) Бартельм, Стив (1947-) Басс, Рик (1958-) Берри, округ Колумбия (1942-) Блэк, Патти Карр (1934-) Боннер, Кэтрин Шервуд (1849-1883) Боско, Джозеф (1948-) Браун, Ларри (1951-) Баффет, Джимми (1946-) Бернем, КарлКэмпбелл, Уилл Д. (1924-2013) Каперс, Шарлотта (1913-1996) Карсли, Энн (1935-) Клэйборн, Дж.FH (1807-1884) Клауэр, Джерри (1926-1998) Кобб, Джозеф Бекхэм (1819-1858) Коэн, Эдвард (1948-) Криви, Патрик (1947-) Крюс, Джон (1926-) Дэвис, Дэвид (1948- ) Дэвис, Рубен (1813-1890) Дил, Борден (1922-1985) Денман, Маргарет-Лав (1940-) Диксон, Луиза (1950-) Дорси, LC (1938-) Дуглас, Эллен (1921-) Энсруд, Барбара (1939-) Эверс, Медгар (1925-1963) Эверс-Уильямс, Мирли (1933-) Фолкнер, Марри К. (1899-1975) Фолкнер, Уильям Кларк (1826-1889) Фолкнер, Джимми (1923-) Фолкнер, Джон (1901-1963) Фолкнер, Уильям (1897-1962) Фейлд, Клэр Т.(1946-) Фут, Шелби (1916-2005) Форд, Ричард (1944-) Фрейзер, Джим (1954-) Франклин, Малкольм (1923-1977) Галеф, Дэвид (1959-) Гилкрист, Эллен (1935-) Грейсон, УолтГришем, Джон (1955-) Гайтон, Дэвид Эдгар (1880-1964) Хейнс, Кэролин (1953-) Холл, Марта Лейси (1923-) Хэмблин, Роберт В. (1938-) Ханна, Барри (1942-2010) Харрис, Чарлен (1951-) Харрис, Томас (1940-) Хенли, Бет (1952-) Хенсон, Джим (1936-1990) Хиггинботэм, Джей (1937-) Хиггинботам, Сильвия (? -) Хоар, Джер (1929-) Илс, Грег (? -) Джонсон, Ширли Джин Джонстон, Майкл Кейз, Дж.Грегори (? -) Колин, Филип Ладнер, Джойс А. (1943-) Ламар, LQC (1825-1893) Ли, Муна (1895-1965) Льюис, Генри Клей (1825-1850) Лонгстрит, Август Болдуин (1790) -1870) Маршалек, Джон Ф. (1939-) МакГоги, Нил (1951-1999) МакНатт, Александр Г. (1802? -1848) Мередит, Джеймс (1933-) Митчелл, Маргари Кинг (1953-) Муди, Энн ( 1940-) Моррис, Уилли (1934-1999) Нордан, Льюис (1939-2012) Норрис, Глория (1937-) Пиви, Линда (1943-) Перси, Уокер (1916-1990) Перси, Уильям Александр (1885-1942) Полк, Ноэль (1943-) Пратт, Уолтер Ф.(1946-) Малина, Уильям (1935-2012) Райли, Шеннон (1941-) Раффин, Пол (1941-) Рассел, Ирвин (1853-1879) Шулер, Дон Г. (1929-) Си, Джеймс (1939-) Смит, Патрик Д. (1927-) Стоун, Джон (1936-) Стюарт, Марти (1958-) Салливан, Клейтон (1930-) Салливан, Ота Ричард (1941-) Тартт, Донна (1963-) Таульберт, Клифтон Л. (1945-) Тейлор, Милдред Д. (1943-) Тэтчер, Джордж (1922-) Томпсон, Филипп (1962-) Триппетт, Фрэнк (1926-1998) Фон Канель, Дэнни (1955-) Варфилд, Кэтрин Энн (1816- 1877) Уотсон, Брэд (? -) Уэллс, Лоуренс (1941-) Уэллс-Барнетт, Ида Б.(1862-1931) Велти, Юдора (1909-2001) Уильямс, Джоан (1928-2004) Уильямс, Джон А. (1925-) Уильямс, Теннесси (1911-1983) Уилсон, Чарльз (1939-) Уилсон, Чарльз Рейган ( 1948-) Райт, Ричард (1908-1960) Янг, Старк (1881-1963) Зиглар, Зиг (? -) Зу-Болтон, Ахмос, II (1935-2005) Эта страница была открыта 351665 раз. О компании счетчик этой страницы .

Последнее изменение Понедельник, 9 ноября 2015 г., 16:35:06 CST .
Отправить комментарии mwp @ olemiss.edu

Веб-дизайн Джона Б. Пэджетта.
Авторские права © 2015 г. Факультет английского языка Университета Миссисипи.

Уильям Фолкнер (автор книги «Звук и ярость»)

Звук и ярость
3,86 средний рейтинг - 164565 оценок - опубликовано 1929 г. - 93 издания
  • Хочу почитать
  • В настоящее время читаю
  • Читать

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Пока я умираю
3,72 средняя оценка - 144 249 оценок - опубликовано 1930 г. - 1113 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Свет в августе
3,92 средний рейтинг - 59 302 оценки - опубликовано 1932 г. - 358 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Авессалом, Авессалом!
3,97 средняя оценка - 40,161 оценка - опубликовано 1936 г. - 384 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Роза для Эмили и других историй
4,06 средняя оценка - 25 344 оценки - опубликовано 1930 г. - 45 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Святилище
3,64 средняя оценка - 11 804 оценки - опубликовано 1931 г. - 47 изданий

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Спустись, Моисей
3.94 средняя оценка - 9326 оценок - опубликовано 1942 г. - 94 издания

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Сборник рассказов
4,25 средняя оценка - 7,395 оценок - опубликовано 1950 - 101 издание

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Reivers
3,79 средний рейтинг - 6820 оценок - опубликовано 1962 г. - 231 выпуск

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Роза для Эмили
3,88 средняя оценка - 6 525 оценок - опубликовано 1930 г. - 44 издания

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Девять лучших книг Уильяма Фолкнера, которые вы должны прочитать

После получения Нобелевской премии по литературе в 1949 году, второе признание Уильяма Фолкнера, возможно, связано с упоминанием в речи Габриэля Гарсиа Маркеса о вручении той же премии тридцать девятнадцатого века. три года спустя. Среди его современников и соотечественников (и действительно литературных соперников) были легендарные Хемингуэй и Фицджеральд, но американский писатель из Миссисипи выделил для себя личность с помощью своей работы, которая сосредоточена на противоречивых вопросах, касающихся расы, класса и пола, часто возникающих в воображаемый округ Йокнапатофа.Мастерство Фолкнера в современных способах повествования, а именно в его использовании внутреннего монолога, множественных рассказчиков и смещения времени, можно оценить в следующих девяти основополагающих произведениях автора.

Святилище | © Signet Books

Сенсационный сюжет этого романа вращается вокруг наивной студентки-подростка, Темпл Дрейк, которая попадает в руки аморальных южных бутлегеров, которые используют ее и к которым она начинает привязываться. Широко распространено мнение, что Фолкнер пустил в ход за несколько недель, чтобы быстро заработать денег, Sanctuary, тем не менее, глубоко изучает человеческий грех и сексуальность, которая пошла не так.Проза значительно более подвижна, чем многие более плотные романы Фолкнера, и поэтому ее легче понять читателям, менее знакомым с особым стилем письма автора.

Романский дебют Фолкнера, возможно, нельзя было считать таким успешным, как у Хемингуэя (который в том же году опубликовал Солнце также восходит ), но, тем не менее, это была амбициозная работа, модернистские структурные методы которой заложили основы для более поздних романов. Вдохновленный войной, которую Фолкнер едва не упустил, Soldiers 'Pay прослеживает трагический упадок лейтенанта Дональда Махона, раненого летчика-истребителя, возвращающегося с Первой мировой войны к своей семье в Джорджию, где он изо всех сил пытается восстановить свою жизнь в качестве своего состояния. ухудшается, и он понимает, что люди, которых он любит больше всего, постепенно отказываются от него.

Звук и ярость | © Vintage Publishing

Хотя Фолкнера всегда будут помнить его шедевры романистики, он также был мастером рассказа, и «Роза для Эмили» - верное тому доказательство. С тех пор, как он был впервые напечатан в газете в 1930 году, он неизменно становится одним из самых антологизированных американских рассказов в истории. В серии ретроспективных кадров он рассказывает о жизни ныне покойной Эмили Грирсон и ее нежелании меняться со временем, поскольку она живет жизнью разложения и уединения в своем особняке.Рассказ достигает своего шокирующего завершения в последних строках, что удивляет даже самых наблюдательных читателей!

Его четвертый роман и его первый настоящий шедевр «Звук и ярость» также был любимым произведением Фолкнера из всех его опубликованных работ. Этот запоминающийся и разрушительный рассказ знаменует начало саги о Компсоне, в которой мы становимся свидетелями гибели аристократической семьи. Разделенная на четыре раздела, рассказанных с четырех разных точек зрения, книга является одновременно трудным и тревожным чтением, чье часто дезориентирующее повествование требует терпения и настойчивости и чей предмет сталкивается с болезненными темами, среди которых находятся инцест и самоубийство.Правдивая история о выдержке и человеческих страданиях, которая действительно надолго останется с читателями.

Расположенный в Джефферсоне в округе Йокнапатофа, штат Миссисипи, вымышленный, но символический пейзаж для многих южноамериканских романов Фолкнера, Light in August основан на расе и идентичности. Его главный герой, Джо Кристмас, является жертвой расовой и религиозной нетерпимости, будучи сиротой со смешанным наследием, которого воспитывает жестокий, пуританский фермер.Мы следим за безнадежными блужданиями Джо в поисках своей личности одновременно с историями других маргинализированных членов общества, чье изображение характеризуется полярностью света и тьмы, как в прямом, так и в переносном смысле, о чем свидетельствует само название работы.

Свет в августе | © Smith & Haas

Пятьдесят девять глав, составляющих этот самопровозглашенный Tour de Force, были написаны, по словам самого автора, четырехчасовыми сериями всего за шесть недель.В «Когда я умираю, умираю», краткость в выражении выводится на новый уровень в 19-й главе, пять слов которой - «Моя мать - рыба», произнесенных сыном умершей матери, - лишь один из примеров того, как семья Бундренов занимается (или не справляется) с отъездом любимого человека. Заполненная препятствиями одиссея, предпринятая семьей, чтобы вернуть умершую Адди в ее родной город Джефферсон для захоронения, является самым ярким проявлением автором повествования о потоке сознания и занимает 35-е место в 100 лучших англоязычных романах современной библиотеки. 20 век не меньше.

«Гамлет» - первая часть эпической трилогии о семье Сноупов, штурмом взявшей поселок Френчменс-Бенд, деревню, о которой идет речь в названии, в обстановке после Гражданской войны в Миссисипи. За ним последовали The Town и The Mansion, и это наиболее известное из трио, в котором эпизодически изображено взлет (и возможное падение) эксцентричной семьи, самым запоминающимся членом которой, несомненно, является Айк Сноупс, который исповедует свою любовь к корове, которую он похищает у ее хозяина и заботится о ней.

Разбойники | © Chatto & Windus

Последний роман Фолкнера, опубликованный перед его смертью, The Reivers - гораздо более веселый роман, чем его ранние произведения. В этой комической истории о взрослении рассказывается одиннадцатилетний главный герой, напоминающий Гекльберри Финна Марка Твена, и два старших товарища, которые вместе крадут машину в Миссисипи и отправляются в увлекательное путешествие, наполненное злоключениями. на север, в Мемфис. В экранизации романа 1969 года снялся Стив МакКуин, и он был номинирован на два «Оскара».

Авессалом, Авессалом! | © Random House

Одно из самых длинных предложений в истории литературы, содержащее чуть менее 1300 слов, можно найти в шестой главе этой книги. Однако эта легкомысленная особенность - лишь небольшая часть достижения Авессалом, Авессалом !. В самом деле, тайна убийства Чарльза Бона его другом и одноклассником Генри Сатпеном подкрепляется исследованием Фолкнера природы истины и интерпретации прошлого с точки зрения настоящего через другой набор различных точек зрения.Параллельно с этим идет история взлета и падения Томаса Сатпена, отца Генри, и империи, представленной его рабской плантацией в Миссисипи.

Фолкнер, Уильям (1897–1962) - Энциклопедия Вирджиния

Уильям Катберт Фолкнер родился 25 сентября 1897 года в Нью-Олбани, штат Миссисипи, в семье Марри Катберта Фолкнера, железнодорожного рабочего, и Мод Батлер, домохозяйки. Уильям вырос в Оксфорде, штат Миссисипи, а в 1915 году бросил школу, чтобы работать бухгалтером. Стремясь к приключениям, он присоединился к Канадским Королевским военно-воздушным силам в 1918 году, изменив написание своего имени на британское «Фолкнер».Фолкнер поступил в Университет Миссисипи в 1919 году, но отказался от него в 1920 году. Затем до 1924 года он работал на различных должностях в Нью-Йорке и Миссисипи. 1914–1918), а Mosquitoes (1927) исследовали литературную жизнь Нового Орлеана (в 1925 году Фолкнер жил там с писателем Шервудом Андерсоном). Фолкнер женился на Лиде Эстель Олдхэм Франклин 20 июня 1929 года - она ​​развелась со своим мужем, чтобы выйти замуж за Фолкнера и привела в брак двоих собственных детей - и позже у них родились две дочери, Алабама, которые умерли через девять дней после рождения, и Джилл. .

Критическое и художественное превосходство Фолкнера началось только после публикации The Sound and the Fury в 1929 году. Ссылаясь на то, что Фолкнер использует нескольких рассказчиков, критики удивлялись бессистемному экспериментализму текста, в котором автор рассказывает свою историю о множестве рассказчиков. отчаявшись, отказываясь от семьи Компсонов четыре раза, но никогда с точки зрения персонажа в центре романа, Кэдди. Это был кубизм Пабло Пикассо в форме романа, только вместо мужественных охотников Эрнеста Хемингуэя или дублинцев Джеймса Джойса - гнилая сельская изнанка Нового Юга.В книге « As I Lay Dying » (1930) Фолкнер описал путешествие семьи Бундрен по похоронам своей матери в пятидесяти девяти главах, одна из которых состоит всего из одного сбивающего с толку предложения: «Моя мать - рыба» - и в пятнадцати главах. разные голоса.

Помимо работы писателем, Фолкнер зарабатывал себе на жизнь в 1930-х и 1940-х годах, написав сценарии к фильмам, основанные на его собственных художественных произведениях, а также на произведениях других писателей, в том числе « Иметь и не иметь » Хемингуэя (1937) и Детектив Раймонда Чендлера Большой сон (1939).Более поздние работы Фолкнера не были полностью коммерчески или даже критически успешными, но он продолжал получать признание, выиграв Нобелевскую премию, две Пулитцеровские премии (вторая - посмертно), а в 1955 году - Национальную книжную премию.

Хотя Фолкнер большую часть жизни прожил в своем доме из Роуэн-Оук в Оксфорде, с 1957 по 1958 год Фолкнер был писателем в Университете Вирджинии, и на эту должность он согласился отчасти потому, что его дочь и ее семья жили поблизости. Части его лекций в университете записаны в Faulkner in the University (1959) и William Faulkner: Essays, Speeches and Public Letters (1966).Фолкнер купил дом в Шарлоттсвилле в 1959 году и закончил начатую им трилогию Гамлет (1940), завершив Город (1957) и Особняк (1959). С 1961 года до своей смерти Фолкнер преподавал американскую литературу в Университете Вирджинии. Его последний роман, The Reivers (1962), описывает переход мальчика во взрослую жизнь.

Фолкнер умер 6 июля 1962 года от сердечного приступа в Бихалии, штат Миссисипи. Он завещал основные рукописи и личные бумаги, находящиеся в его владении, в Библиотеку малых специальных коллекций Альберта и Ширли в Университете Вирджинии.Кроме того, в 1998 и 2000 годах его дочь Джилл Фолкнер Саммерс, жительница Шарлоттсвилля, пожертвовала две части своей личной библиотеки в коллекцию Университета Вирджинии.

Основные произведения

Книги

  • Мраморный фавн (1924)
  • Солдатское жалование (1926)
  • Москиты (1927)
  • Sartoris (1929)
  • Звук Ярость (1929)
  • Как я умираю (1930)
  • Святилище (1931)
  • Эти 13 (1931)
  • Идиллия в пустыне (1931)
  • Мисс Зильфия Гант (1932)
  • Салмагунди (1932)
  • Свет в августе (1932)
  • Зеленая ветвь (1933)
  • Доктор Мартино и другие истории (1934)
  • Пилон (1935)
  • Авессалом, Авессалом! (1936)
  • Непобежденные (1938)
  • Дикие пальмы (1939)
  • Гамлет (1940)
  • Спуститесь, Моисей и другие истории (1942)
  • Злоумышленник в пыли (1949)
  • Рыцарский гамбит (1951)
  • Собрание рассказов Уильяма Фолкнера (1951)
  • Записки о воришке (1951)
  • Реквием по монахине (1953)
  • Зеркала Шартр-стрит (1953)
  • Басня (1955)
  • Большой Вудс (1955)
  • Округ Фолкнера: Сказки округа Йокнапатофа (1955)
  • Jealous Две истории (1955)
  • Город (1958)
  • Наброски Нового Орлеана (под редакцией Карвела Коллинза, 1958)
  • Особняк (1961) 9053 8
  • The Reivers (1962)
  • Early Prose and Poetry (под редакцией Карвела Коллинза, 1962)
  • Essays, Speeches & Public Letters (под редакцией James B.Мериуэзер, 1966)
  • Древо желаний (1967)
  • Университетские пьесы Фолкнера (под редакцией Карвела Коллинза, 1970)
  • Большой сон (сценарий Фолкнера, Жюля Фуртмана и Ли Брэкетта, 1971) )
  • Марионетки: Игра в одном действии (1975)
  • Mayday (1976)
  • Миссисипи Стихи (1979)
  • Несобранные истории Уильяма Фолкнера (под редакцией Джозефа Блотнера, 1979)
  • Иметь и не иметь (сценарий Фолкнера и Фуртмана, 1980)
  • Дорога к славе (сценарий Фолкнера и Джоэла Сейра, 1981)
  • Хелен: ухаживание (1981)
  • MGM Screenplays Фолкнера (отредактированный Брюсом Ф.Kawin, 1982)
  • Elmer (отредактировал Дайан Кокс, 1983)
  • A Sorority Pledge (1983)
  • Отец Авраам (отредактировал Meriwether, 1983)
  • The DeGaulle Story (сценарий, под редакцией Луи Даниэля Бродского и Роберта В. Хэмблина, 1984)
  • Видение весной (под редакцией Джудит Сенсибар, 1984)
  • Боевой клич (сценарий, отредактированный Бродским и Хэмблином, 1985)
  • Уильям Фолкнер Рукописи (25 томов, под редакцией Блотнера, Томаса Л.Макхейни, Майкл Миллгейт и Ноэль Полк, 1986–1987)
  • Country Lawyer and Other Stories for the Screen (под редакцией Бродского и Хэмблина, 1987)
  • Stallion Road (сценарий, отредактированный Бродским и Хэмблином, 1989 ).

Коллекции

  • Три известных коротких романа (включает Пятнистые лошади, Старик, и Медведь , 1942)
  • Портативный Фолкнер (под редакцией Малкольма Коули, 1946)
  • Faulkner Reader (1954)
  • Сноупс: трилогия (3 тома, состоит из Гамлет, [исправленное издание], Город, и Особняк, , 1964)

20 частей письменных советов от Уильям Фолкнер ‹Literary Hub

Уильям Фолкнер - один из лучших писателей, которых когда-либо создавала Америка, с отличительным голосом и безжалостным интеллектом, которые принесли ему Нобелевскую премию по литературе в возрасте 52 лет, не говоря уже о двух Пулитцеровских премиях, двух Национальных Книгах Награды и бессмертная любовь многих читателей.Он один из тех писателей, которых можно читать снова и снова, совершенно не понимая , как он сделал то, что он сделал; у него есть эта магия. Но это не мешает никому учиться у него. Хотя он не особо заботился об интервью, в некоторых он поделился своим опытом; он также работал писателем-резидентом в Университете Вирджинии в 1957 и 1958 годах, и с тех пор некоторые из его педагогических бесед со студентами там были обнародованы. Фолкнер родился 120 лет назад сегодня в Нью-Олбани, штат Миссисипи; Чтобы отпраздновать свой день рождения и лучше учиться на его работах, ниже приведены некоторые из его лучших советов о ремесле, характере и жизни писателя.

О «писательстве»:

«Не« писатель », а , пишущий . Быть «писателем» означает оставаться в застое. Письменный акт показывает движение, активность, жизнь. Когда ты перестаешь двигаться, ты мертв. Никогда не рано начинать писать, как только научишься читать. (из интервью, взятого из The Daily Princetonian , 1958)

О том, как подойти к письму:

«Оставайся любительским. Вы пишете не для денег, а для удовольствия.Это должно быть весело. И это должно быть интересно. Может быть, не так, как вы пишете, но после того, как это будет сделано, вы должны почувствовать волнение, страсть. Это не означает гордиться собой, сидеть и злорадствовать над тем, что вы сделали. Это означает, что вы знаете, что сделали все возможное. В следующий раз будет лучше. (из интервью, взятого из The Daily Princetonian , 1958)

По технике:

«Пусть писатель займется хирургией или кладкой кирпича, если его интересует техника.Нет ни механического способа написать, ни ярлыка. Молодой писатель был бы дураком, если бы придерживался теории. Учите себя на собственных ошибках; люди учатся только на ошибках. Хороший художник считает, что никто не может дать ему совет. У него высшее тщеславие. Как бы он ни восхищался старым писателем, он хочет победить его ». (из интервью 1956 года изданию The Paris Review )

Как лучше начать роман:

«Я бы сказал, чтобы вы запомнили персонажа.Как только он в вашем уме, и он прав, и он прав, тогда он выполняет работу сам. Все, что вам нужно сделать, это пойти за ним и записать, что он делает и что говорит. Это проглатывание, а затем беременность. Вы должны знать персонажа. Вы должны верить в него. Вы должны почувствовать, что он жив, а затем, конечно же, вам нужно будет сделать определенный выбор среди возможностей его действия, чтобы его действия соответствовали персонажу, в которого вы верите.После этого записывать его на бумагу становится механическим. Большая часть письма должна иметь место здесь, прежде чем вы когда-нибудь приложите карандаш к бумаге. Но персонаж должен быть правдивым по вашему замыслу и по вашему опыту, и это будет включать, как мы только что сказали, то, что вы читали, что вы представляли, что вы слышали, и все это даст вы - измеритель, с помощью которого можно измерить этого воображаемого персонажа, и как только он оживает и верен вам, и он важен и движется, тогда его не составит большого труда подавить.»(Из вопросов и ответов 1958 г. с аспирантами Университета Вирджинии)

О том, что делает хорошего писателя:

«Девяносто девять процентов талантов. . . Девяносто девять процентов дисциплины. . . девяносто девять процентов работают. [Хороший романист] никогда не должен довольствоваться тем, что он делает. Это никогда не бывает так хорошо, как можно. Всегда мечтайте и стреляйте выше, чем вы думаете. Не старайтесь быть лучше своих современников или предшественников. Старайтесь быть лучше себя.Художник - это существо, движимое демонами. Он не знает, почему они выбирают его, и обычно слишком занят, чтобы задаться вопросом, почему. Он совершенно аморален в том смысле, что он будет грабить, брать взаймы, выпрашивать или красть у всех и каждого, чтобы выполнить свою работу. . . . Единственная ответственность писателя - перед своим искусством. Он будет совершенно безжалостным, если будет хорошим. У него есть мечта. Это так его мучает, что он должен от нее избавиться. До тех пор у него нет покоя. Все идет по доске: честь, гордость, порядочность, безопасность, счастье, все, чтобы книга была написана.Если писатель должен ограбить свою мать, он не колеблется; «Ода греческой урне» стоит любого количества старушек ». (из интервью 1956 года изданию The Paris Review )

Когда прекращать работу в течение дня:

«Единственное правило, которое у меня есть, - бросить курить, пока еще горячо. Никогда не выписывай себя. Всегда уходите, когда все идет хорошо. Тогда будет легче снова взяться за это. Если вы истощите себя, то попадете в мертвое заклинание, и у вас будут проблемы с этим. Как говорится, оставь их, пока хорошо выглядишь.”(Из вопросов и ответов 1957 года со студентами, пишущими из Университета Вирджинии)

На письменном диалекте:

«Я считаю, что лучше всего использовать как можно меньше диалекта, потому что он сбивает с толку людей, которые с ним не знакомы. Что никто не должен позволять персонажу говорить полностью на его родном языке. Лучше всего это обозначено несколькими простыми, редкими, но узнаваемыми штрихами ". (из интервью 1958 года для журнала "What’s the Good Word")

На персонаже:

«Настоящие истины исходят из человеческих сердец.Не пытайтесь представить свои идеи читателю. Вместо этого попытайтесь описать своих персонажей такими, какими вы их видите. Возьмите что-то у одного знакомого, что-то у другого, и вы сами создадите третьего человека, на которого люди могут смотреть и видеть то, что они понимают. (из интервью, взятого из The Daily Princetonian , 1958)

О лучшем возрасте для письма:

«Для художественной литературы лучший возраст - от тридцати пяти до сорока пяти лет. Ваш огонь еще не исчерпан, и вы знаете больше.Художественная литература медленнее. Для поэзии лучший возраст - от семнадцати до двадцати шести. Написание стихов больше похоже на взлет, в котором весь ваш огонь сосредоточен в одной ракете ». (из интервью 1947 года изданию The Western Review )

По стилю:

«Я не развил [свой стиль]. Я думаю, что стиль - это один из инструментов ремесла, и я думаю, что любой, кто уделяет слишком много времени своему стилю, развитию стиля или следованию стилю, вероятно, не имеет многого сказать, знает это и боится из нее, и поэтому он пишет стиль, чудесную находку.Он становится Уолтером Патером, что красиво, но в этом нет ничего лишнего. Я считаю, что стиль - это просто один из инструментов ремесла. История, которую вы рассказываете, управляет своим стилем, что один стиль хорош сейчас, а другой - завтра. И, как хороший плотник, человек должен уметь - ну, можно сказать, почти подражать. . . но стиль, я думаю, случайный. (из вопросов и ответов 1957 года со студентами, пишущими из Университета Вирджинии)

О письме к истине:

«Наша сегодняшняя трагедия - это всеобщий и универсальный физический страх, который к настоящему времени сохраняется настолько долго, что мы даже можем его вынести.Проблем духа больше нет. Вопрос только в том, когда меня взорвут? Из-за этого молодой человек, пишущий сегодня, забыл о проблемах человеческого сердца, вступающих в конфликт с самим собой, которое только может стать хорошим писателем, потому что только то, о чем стоит писать, стоит агонии и пота.

Он должен выучить их снова. Он должен научить себя тому, что самое низкое - это бояться; и, научив себя этому, забыть это навсегда, не оставляя места в своей мастерской для чего-либо, кроме старых истин и истин сердца, старых универсальных истин, которых не хватает, которых любая история эфемерна и обречена - любви, чести, жалости, гордости и сострадания. и жертва.Пока он этого не сделает, он работает под проклятием. Он пишет не о любви, а о похоти, о поражениях, в которых никто не теряет ничего ценного, о победах без надежды и, что хуже всего, без жалости и сострадания. Его печали не оскверняют вселенских костей, не оставляют шрамов. Он пишет не о сердце, а о железах ». (из речи Фолкнера на банкете 1949 года, посвященной Нобелевской премии)

В заголовках:

«Я сомневаюсь, что существует какое-либо правило относительно [длинных названий]. Я думаю, что что угодно, чем короче это сказано, тем лучше.Я думаю, что эти рассказы сами себя называют довольно часто. Да, в этом все, чем короче сказано, тем лучше ». (из интервью 1958 года для журнала "What’s the Good Word")

При отказе:

«Все мы не смогли воплотить нашу мечту о совершенстве. Поэтому я оцениваю нас на основании того, что мы не смогли сделать невозможное. На мой взгляд, если бы я мог снова написать все свои работы, я убежден, что сделал бы это лучше, что является самым здоровым состоянием для художника. Вот почему он продолжает работать, пытается снова; он каждый раз верит, что на этот раз он это сделает, осуществит это.Конечно, не будет, поэтому это здоровое состояние. Как только он это сделает, как только он сопоставит работу с образом, мечтой, ничего не останется, кроме как перерезать себе горло, спрыгнуть с другой стороны этой вершины совершенства и совершить самоубийство. Я поэт-неудачник. Может быть, каждый романист сначала хочет написать стихи, но обнаруживает, что не может, а затем пробует рассказ, который является самой сложной формой после стихов. И, если это не удается, только тогда он начинает писать романы ». (из интервью 1956 года изданию The Paris Review )

По спуску в момент вдохновения:

«Вы можете всегда найти время, чтобы написать.Любой, кто говорит, что не может, живет под ложным предлогом. В этом смысле зависит от вдохновения. Не жди. Когда появится вдохновение, отложите его. Не ждите, пока у вас будет больше времени, а затем попытайтесь вернуть настроение и добавить изюминки. Вы никогда не сможете вернуть настроение яркостью первого впечатления ». (из интервью 1947 года изданию The Western Review )

О том, что нужно писателю:

«[T] Единственная среда, в которой нуждается художник, - это мир, уединение и любое удовольствие, которое он может получить не слишком дорогой ценой.Все, что сделает неправильная среда, - это поднимет его кровяное давление; он будет проводить больше времени в разочаровании или возмущении. Мой собственный опыт показывает, что инструменты, которые мне нужны для моей торговли, - это бумага, табак, еда и немного виски. . . . Писателю не нужна экономическая свобода. Все, что ему нужно, это карандаш и бумага. Я никогда не слышал ничего хорошего в письменной форме, если бы я принял какой-либо бесплатный подарок в виде денег. Хороший писатель никогда не обращается к фонду. Он слишком занят чем-то написанием. Если он не первоклассный, он обманывает себя, говоря, что у него нет времени или экономической свободы.Хорошее искусство может получиться из воров, бутлегеров или конных наездников. Люди действительно боятся узнать, сколько лишений и бедности они могут вынести. Они боятся узнать, насколько они круты. Ничто не может уничтожить хорошего писателя. Единственное, что может изменить хорошего писателя, - это смерть ». (из интервью 1956 года изданию The Paris Review )

О написании вне собственного опыта:

«Не должно быть границ тому, о чем писатель пытается писать.Он должен сказать это в терминах, которые он действительно знает. То есть он может писать о том, что находится за пределами его опыта, но единственные термины, которые он знает, находятся в пределах его опыта, его наблюдений. Но тому, что он пытается, не должно быть никаких ограничений. Чем выше цель, тем лучше. Если [он хочет]

чтобы быть неудачником, пусть он будет отличным бюстом, а не просто маленьким мелочью ». (из вопросов и ответов 1957 года со студентами, пишущими из Университета Вирджинии)

В ревизии:

«В пылу, когда вы это откладываете, вы могли бы написать несколько лишних слов.Если вы переделываете его, а слова по-прежнему звучат правдоподобно, оставьте их. (из интервью 1947 года изданию The Western Review )

«Наверное, любую историю, которую нельзя рассказать одним предложением или хотя бы одним абзацем, писать не стоит. Доработка, вырезка - в моем случае я ленив. Я не люблю работать, и поэтому я буду делать как можно больше в уме, в размышлениях, прежде чем я возьму на себя трудную, ненавистную работу - отбросить все на бумаге. Я думаю, что довольно часто следует доработка, потому что, когда работа наконец-то заканчивается на бумаге, она все еще не совсем такая, какой должна быть, и поэтому вы меняете, исправляете, редактируете, вы пытаетесь приблизить ее к идеалу совершенства. , которого вы, конечно, тоже не дойдете.То есть то, что я пытаюсь сказать, это то, что редакция, я думаю, для писателя больше, чем редакция редактора, которая предназначена для читателя ». (из вопросов и ответов 1957 года со студентами, пишущими из Университета Вирджинии)

Об основных инструментах писателя:

Писателю нужны три вещи: опыт, наблюдение и воображение - любые две из которых, а иногда и одна из которых могут восполнить недостаток остальных. У меня рассказ обычно начинается с единственной идеи, воспоминания или мысленной картины.Написание истории - это просто вопрос работы до этого момента, чтобы объяснить, почему это произошло или к чему это привело. Писатель пытается создать правдоподобных людей в вызывающих доверие трогательных ситуациях самым трогательным способом. Очевидно, он должен использовать в качестве одного из своих инструментов среду, которую он знает. Я бы сказал, что музыка - это самое простое средство выражения, поскольку она была первой в человеческом опыте и истории. Но поскольку слова - это мой талант, я должен попытаться неуклюже выразить словами, что чистая музыка могла бы сделать лучше.(из интервью 1956 года изданию The Paris Review )

О лучшем обучении письму:

«Читай, читай, читай. Читайте все - хлам, классику, хорошее и плохое; посмотреть, как они это делают. Когда плотник изучает свое дело, он делает это путем наблюдения. Читать! Вы поглотите это. Писать. Если будет хорошо, ты узнаешь. Если нет, выбросьте его в окно ». (из интервью 1947 года изданию The Western Review )

При приеме на работу:

«Не заставляйте писать свою работу.Найдите другую работу, чтобы у вас были деньги на то, что вы хотите от жизни. Неважно, чем вы занимаетесь, пока вы не рассчитываете на деньги и крайний срок для написания. У вас будет достаточно времени для письма, независимо от того, сколько времени занимает ваша работа. Я никогда не встречал никого, у кого не было бы достаточно времени, чтобы написать то, что он хотел ».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *