Перескажите один из отрывков повести временных лет: Перескажите один из отрывков «Повести временных лет\», используя старинные выражения Например -так начнём повесть сию: -дали от дыма: -владеют русские князья:…

Содержание

О литературе Древней Руси. Из «Повести временных лет». Расселение славян. Кий, Щек и Хорив. Дань хазарам. Стр. 64-65 28.12.2018 28.12.2018 admin Вопросы и ответы к учебнику «Литература» 5 клас Меркин

1.   Какие события отражались в летописях?

В летописях описывались разного рода события княжеской жизни и впоследствии жизни царей. То есть это могли быть военные походы, военные действия, поражения в военных боях, особенности правления того или иного князя или царя, его указы и так далее.

2.  Перескажите статью о древнерусской литературе.

  1. Словесное искусство Древней Руси
  2. С принятием христианства Русь приобщилась к письменности и культуре
  3. В основе текстов лежали религиозные убеждения
  4. Древнерусская литра отличается духовностью
  5. Исторический характер Древнерусский литры
  6. Этикет Древнерусской литры
  7. Жанры Древнерусской литры
  8. Периоды Древнерусской литры

3.  О каких исторических событиях рассказали отрывки из «Повести временных лет»?

История Руси. Смена власти, войны, походы, победы и другие яркие события «откуда пошла русская земля, кто в Киеве стал первым княжить. .,»

5. Прочитайте ещё один отрывок «Из похвалы князю Ярославу и книгам»:

«Любил Ярослав книги, читая их часто и ночью, и днём. И собрал писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И списали они книг множество, ими же поучаются верные люди и наслаждаются учением божественным. Будто кто- то землю вспахал, а другой засеял, иные же теперь и едят пищу неоскудевающую: отец его Владимир землю вспахал и размягчил, то есть крещением просветил, Ярослав же засеял книжными словами сердца верных людей, а мы пожинаем, ученье принимая книжное».

Как вы понимаете этот текст? Объясните слова «наслаждаются», «неоскудевающую», «засеял книжными словами», «пожинаем ученье книжное».

Я понимаю этот текст так. Что Ярослав Мудрый очень любил книги. Он любил книги потому что от них бывает польза к ученью. «. . . Велика ведь бывает польза от ученья книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо от слов книжных обретаем мудрость и воздержанье.

«

Презентация «Древнерусская литература» — литература, презентации

Возникновение, развитие, жанры.

  • Познакомить с обстоятельствами возникновения древнерусской литературы, её особенностями и темами.
  • Дать представление о жанре летописи
  • Дать представление о рукописных и печатных книгах
  • Познакомить с создателями первой азбуки и определить их роль в культурном развитии Руси

Устное народное творчество

  • Предания
  • Легенды
  • Сказки
  • Мифы
  • Песни
  • Загадки

988 год – принятие Христианства на Руси

необходимость в распространении книг

Князь киевский Владимир Святославович

Рукописные книги

Писали на пергаменте.

Делали деревянные переплеты, обтянутые кожей.

Книги стоили очень дорого.

Хранились в монастырях

Жанры древнерусской литературы .

  • летописи
  • хождения
  • поучения
  • послания
  • сочинения ораторского жанра

(середина XI века)

— повествование в них велось по годам в хронологической последовательности.

«лето» — обозначало не только сезон года, но и сам год.

«В лето…» — начало каждой новой записи в летописи.

Виды повествования в летописи:

  • Годовая запись (краткое сообщение о событии, без описания)
  • Летописная повесть (подробный рассказ о событии)
  • Некрологическая характеристика (описание смерти князя и похвала ему)

Киево – Печёрский монастырь.

«Повесть временных лет»

начало XII века

монах Нестор

Мотивы «Повести…»:

  • Сведения о происхождении славян
  • Описание территории Русской земли, о населявших её в древности племенах и их обычаях
  • Рассказ об основании Киева и первых русских князьях.
  • Повествование о принятии Христианства на Руси.
  • Рассказ о коварстве Святополка (сына Владимира) и о мудром княжении Ярослава Мудрого.

«Се Повесть временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве начал первый княжити, и откуда Русская земля стала есть…»

Особенно важная тема «Повести…» — мысль о необходимости мира между князьями.

Княгиня Ольга

(жена князя Игоря)

Святослав Игоревич

Вещий Олег

Князь Игорь

«АПОСТОЛ»

Первая печатная точно датированная книга вышла в Москве в 1564 году.

Напечатана Иваном Фёдоровым.

Кирилл (ок. 827 – 869) и Мефодий (ок. 815 -885) – просветители славянских народов, создатели славянской азбуки, проповедники Христианства, первые переводчики богослужебных книг с греческого на церковнославянский язык.

24 мая – День славянской письменности и культуры.

Тест:

  • Летописание на Руси началось:

А) в Х веке;

Б) в XI веке;

В) в XII веке.

2. Первым летописцем был монах:

А) Никон;

Б) Нестор;

В) Сильвестр.

3. Летопись – это:

А) произведение древнерусской литературы, содержащее погодную запись исторических событий;

Б) исторический документ;

В) повествование, содержащее наряду с вымышленными эпизодами сведения об исторических событиях.

4. В какой древней книге главной мыслью является призыв к миру между князьями:

А) «Апостол»;

Б) «Повесть временных лет»;

В) «Поучение Владимира Мономаха».

Перескажите один из отрывков «Повести временных лет», используя старинные слова и выражения, например:

  • Так начнём повесть сию;
  • Дали от дыма по мечу;
  • Владеют русские князья.

Презентация «Древнерусская литература» | Презентация к уроку по литературе (5 класс) на тему:

Слайд 1

Возникновение, развитие, жанры.

Слайд 2

988 год – принятие Христианства на Руси ↓ необходимость в распространении книг Князь киевский Владимир Святославович

Слайд 3

Рукописные книги Писали на пергаменте. Делали деревянные переплеты, обтянутые кожей. Книги стоили очень дорого. Хранились в монастырях

Слайд 4

Жанры древнерусской литературы . летописи хождения поучения послания сочинения ораторского жанра

Слайд 5

(середина XI века) — повествование в них велось по годам в хронологической последовательности. «лето» — обозначало не только сезон года, но и сам год. «В лето…» — начало каждой новой записи в летописи.

Слайд 6

Виды повествования в летописи: Годовая запись (краткое сообщение о событии, без описания) Летописная повесть (подробный рассказ о событии) Некрологическая характеристика (описание смерти князя и похвала ему)

Слайд 7

начало XII века монах Нестор «Повесть временных лет»

Слайд 8

Мотивы «Повести…»: Сведения о происхождении славян Описание территории Русской земли, о населявших её в древности племенах и их обычаях Рассказ об основании Киева и первых русских князьях. Повествование о принятии Христианства на Руси. Рассказ о коварстве Святополка (сына Владимира) и о мудром княжении Ярослава Мудрого. «Се Повесть временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве начал первый княжити, и откуда Русская земля стала есть…»

Слайд 10

«АПОСТОЛ» Первая печатная точно датированная книга вышла в Москве в 1564 году. Напечатана Иваном Фёдоровым.

Слайд 11

Тест: Летописание на Руси началось: А) в Х веке; Б) в XI веке; В) в XII веке. 2. Первым летописцем был монах: А) Никон; Б) Нестор; В) Сильвестр. 3. Летопись – это: А) произведение древнерусской литературы, содержащее погодную запись исторических событий; Б) исторический документ; В) повествование, содержащее наряду с вымышленными эпизодами сведения об исторических событиях. 4. В какой древней книге главной мыслью является призыв к миру между князьями: А) «Апостол»; Б) «Повесть временных лет»; В) «Поучение Владимира Мономаха».

Слайд 12

Перескажите один из отрывков «Повести временных лет», используя старинные слова и выражения, например: Так начнём повесть сию; Дали от дыма по мечу; Владеют русские князья.

Литературное чтение учебный предмет 4 класс

Предметные:

— знают понятие «летопись» и о первой летописи – «Повесть временных лет»;

— понимают отдельные, наиболее общие особенности текстов летописи;

— воспроизводят характеристику героя произведения с использованием художественно-выразительных средств данного текста.

Метапредметные:

 а) регулятивные УУД: — уметь определять и формулировать цель на уроке с помощью учителя, высказывать своё мнение;

б) коммуникативные УУД: уметь оформлять свои мысли в устной форме; слушать и понимать речь других; работать в паре и группе.

в) познавательные УУД: умение ориентироваться в своей системе знаний: отличать новое от уже известного с помощью учителя; добывать новые знания, используя, свой жизненный опыт, дополнительную литературу и информацию, полученную на уроке. Работать с различными источниками информации.

Личностные:

— уметь проводить рефлексию собственных действий, самоопределение; смыслообразование; нравственно-этическая ориентация; самооценка на уровне критерия успешности.

Цель учителя

— эмоциональная и психологическая подготовка обучающихся к работе, усвоению изучаемого материала, учебному взаимодействию.

 

 

 

 

Деятельность учителя

Учитель приветствует класс. Наводящими вопросами настраивает на работу.

Далее подбадривает и сосредотачивает ребят.

— Давайте поделимся добрыми словами, пожеланиями, чтобы настроиться на работу. Я начну. Желаю Вам, чтобы удачно выполняли задания, чтобы задания выполнялись легко. Я уверена, что вы справитесь с приготовленной мною трудной, но интересной работой. Кто хочет высказать пожелания всему классу?

Организовывает проверку готовности своих рабочих мест.

Проверяет вовлеченность и внимание учеников.

— Поднимите руку, кто готов начать работу.

Цель учеников

 — настроиться на работу в рамках урока;

— установить эмоциональный доверительный контакт с учителем и друг с другом;

— успокоиться, снять статическое и эмоциональное напряжение;

— внутренне замотивировать себя на работу и личностный успех.

Деятельность учеников

Приветствуют учителя. Отвечают на вопросы.

 

 

Откликаются на слова педагога. Высказывают свои пожелания классу.

 

 

 

 

 

Проверяют свою готовность к уроку.

Поднимают руки.

Цель (учителя)

— в процессе включения учащихся в активную познавательную деятельность через использование различных педагогических технологий; — воспроизвести необходимые для овладения новым материалом знания учащихся;

— оценить уровень подготовленности учащихся, смотивировать их на активное восприятие нового материала;

— обеспечить развитие речи учащихся как показателя их интеллектуального и общего развития через представление собственных достижений на этом этапе урока.

Деятельность учителя

Осуществляет актуализацию знаний и введение в тему.

— Ребята,  мы говорили, что учебник четвёртого класса включает в себя очень серьёзные произведения. Мы с вами готовимся стать настоящими  читателями,  поэтому  с  каждым  произведением нам  будет всё  сложнее  и сложнее  его разгадывать, но в то же время интереснее и увлекательнее. Просит прочитать тему первого  раздела  учебника. 

— Какие новые понятия встретились вам в заголовке темы?

— Прочитайте  цели,  обозначенные  на  титульном листе. Расскажите  о той  цели,  которая  вас  заинтересовала  и как вы  её  понимаете? Задайте мне вопросы, если что-то непонятно.

— Откройте  с.  6  учебника,  прочитайте  первый  вопрос  статьи. Сформулируйте  учебную  задачу  урока  на  основе  данного вопроса. 

Цель (ученика)

— включиться в активную мыслительную деятельность, внимательно слушать и слышать вопросы учителя и ответы одноклассников;

— вспомнить изученный ранее материал, необходимый для дальнейшей работы на уроке.

 

 

 

 

 

 

 

Деятельность учеников

Слушают учителя, отвечают на вопросы.

 

 

 

 

 

 

Читают про себя тему первого раздела.

— Летописи, былины, жития.

Отвечают, объясняют свое мнение.

 

Задают вопросы.

 

Открывают необходимую страницу.

Формулируют учебную задачу урока.

— Узнаем,  что  такое  летописи,  откуда  появилось  это название, в чём их особенности.

Цель учителя

— развитие у учащихся метапредметных компетенций через выполнение заданий, связанных со сравнением, анализом, классификацией, обобщением.

 —  в процессе выполнения предложенных учителем заданий проверить первичный уровень усвоения воспитанниками новых знаний;

— используя различные методические приемы способствовать повышению мотивации воспитанников к закреплению нового материала.

 

 

Деятельность учителя     

Объясняет последующую работу на уроке.

— Ребята, в течение урока вы будете работать с учебником индивидуально и в парах друг с другом.

Просит вспомнить правила работы в группах. 

 

 

 

 

 

 

Также в процессе получения знаний ученикам в парах предлагается заполнять следующую таблицу:

                                      

ФИ

Значение слова

Термин

Особенности

Кто создал

Летопись

 

 

 

 

 

Пока учитель просит отложить таблицу и обратиться к учебнику.

Работа с текстом.

Первичное восприятие летописи «И повесил Олег щит свой на вратах Царьграда».

—  Прочитайте  название  летописи.  Как  вы  понимаете  слова  «щит», «врата»,  «Царьград»?

В  этот  момент с  помощью иллюстраций  (слайдов)  ученикам идет разъяснение,  что  значат  эти слова, на карте показывается, где находится Стамбул, бывший Царьград.

— Я  начну  читать  летопись,  а  вы  продолжите.

Учитель  читает  первый абзац, а хорошо читающие дети продолжают чтение.

Беседа на эмоциональное восприятие и по содержанию летописи.

 

— Кто главный герой летописи?

— Как вы понимаете слово «князь»? Кого называли на Руси князьями?

Если  школьники  не  знают  ответа  на  эти  вопросы, начинается показ иллюстраций с изображением князя Олега.

— Какие события описываются в летописи? Кратко назовите их.

— Что вас особенно удивило (поразило) в описываемых событиях?

— Что означал щит, повешенный на вратах Царьграда?

Работа в парах.

На каждой парте лежит конверт с распечатанным заданием, его предлагается открыть.

Учитель объясняет задание и дает время на выполнение. Также для выполнения понадобится текст летописи.

 

Карточка №1

Прочитайте отрывок летописи и вставьте пропущенные числа и слова.

В год……. Пошёл Олег на игреков оставив ——— в Киеве.

И с этими всеми пошёл Олег на ———    и в кораблях; и было кораблей числом——.

Карточка №2

И приказал  ——— дать дани на ——- кораблей: по —— гривен на человека, а было в каждом корабле по —- мужей.

Карточка №3

Цари Леон и ———- заключили мир с ————, обязывали уплачивать —— и присягали друг другу. И повесил Олег —— свой на вратах в знак победы.

По окончанию выполнения задания учитель включает слайд с правильным ответом.

— Итак, мы познакомились с тестом летописи. Сформулируйте понятие «летопись».

 

Теперь запишите определение в таблицу, которую вам выдавали в начале урока.

 

Учитель просит на время отложить все учебные принадлежности.

Цель ученика

— совершенствовать умение работать с текстовыми источниками учебника;

-совершенствовать умение слушать и слышать одноклассников в процессе выполнения коллективного задания, умения договариваться и представлять результаты работы;

— научиться выбирать действия в соответствии с поставленной задачей, анализировать, контролировать и оценивать результат своей работы, осуществлять коррекцию, планирование, целеполагание, оценку и контроль.

Деятельность ученика

Слушают учителя.

 

 

Называют «Правила работы в группе».

1. Говори тихо и спокойно.

2. К своим товарищам относись с уважением, внимательно слушай партнёра.

3. Старайся не перебивать товарища, выслушай его до конца.

4. Делай замечания тактично, не груби.

5. В случае, когда проблему решить не удается, обратись к учителю.

У каждой пары на столе лежит подготовленная таблица.

 

 

 

 

Выполняют указания. Открывают учебник на нужной странице.

 

 

Читают название. Высказывают свои мысли, выполняют словарную работу.

Рассматривают иллюстрации, слушают объяснения.

 

 

Продолжают чтение по цепочке с остановками на незнакомых словах. Узорочье – ценные и красивые вещи. Яства – еда, угощения. Ибо — потому что. Дань — плата.

Гривна – денежная единица в Древней Руси – около 400г золота. Присяга – клятва. Перун – языческое божество грома и молнии, покровитель дождя. Велес – покровитель скота, богатства и торговли.

— князь Олег

Высказывают предположения.

 

 

В парах ребята ищут в словаре толкование слова «князь».

 

Называют события.

 

Отвечают на вопрос.

 

Высказывают идеи, отвечают на вопрос.

 

 

Ученики открывают конверты, читают и слушают задание, если есть вопросы – задают. Приступают к выполнению.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После выполнения происходит самопроверка по слайду.

 

Формулируют понятие «летопись», проверяют себя по толковому словарю.

ЛЕТОПИСЬ — рукописные русские исторические повествования, рассказывающие о событиях в жизни страны по годам; каждый рассказ начинался словом: «Лето…(год…)», отсюда и название – летопись.

Выполняют просьбу.

Продолжение работы по теме урока.

— Мы узнали, что такое летопись, но откуда же она взялась?

— Самые древние русские летописи не сохранились. Узнать, о чём в них рассказывалось, мы можем благодаря труду монахов-летописцев, которые не только писали о современных им исторических событиях, но и переписывали старые летописи.

Далее учитель включает видеосюжет. (рассказ про Нестора)

 

Как  вы  думаете,  является  ли  летопись  художественным произведением?  (Это  проблемный  вопрос,  на  который  учащиеся однозначно  ответить  сразу  не  смогут,  поэтому  он  задаётся  для того, чтобы пробудить интерес к читаемому произведению).

— Ответ на него мы дадим чуть позже. Нам пока трудно  ответить на данный  вопрос, ответить на него  нам поможет внимательное чтение и наблюдение над деталями текста.

Работа с текстом.

—  Прочитайте отрывок еще раз.

Что интересного заметили при перечитывании летописи?

Найдите  их  в  летописи.

Учитель  также обращает  их внимание  на  короткие,  как  бы  «рубленые»  фразы,  которые лаконично сообщают о свершившихся исторических фактах.

— Назовите  глаголы  в  том  порядке,  в  котором  они  употребляются  в тексте летописи. Выпишем их в столбик. Как  вы  думаете,  зачем  в  тексте летописи  так  много  глаголов?  Что  летописец  стремится  передать  с помощью потока глаголов?

— Правильно, ребята. Такое большое количество называемых глаголов передаёт  стремительное  движение  русского  войска.  У  нас  уже возникает  образ многочисленного  мощного  войска,  готового потеснить  противника  и  победить.  Это  первый  элемент

художественности, который мы обнаруживаем в тексте летописи.

— Можете ли вы сказать, прочитав летопись о том, каким полководцем был  князь  Олег?  Что  помогло  вам  составить  о  нём  такое  мнение?

— Действительно, в тексте нет ни слова о характере Олега, но мы живо представляем  полководца  по  его  поступкам: приводятся цитаты. 

С одной стороны летописец описывает реальные действия воина, а с другой  стороны  наделяет  его  фантастической  (вымышленной) мощью  и  силой,  что  также  является  чертой  художественности летописного отрывка.

—  Но  достаточно  ли  этих  фактов,  чтобы  отнести  летопись  к  художественным  произведениям? 

— Правильно,  ребята,  летопись  –  это  историческое  произведение,  в нём только появляются элементы художественного произведения.

— Подведём  итоги.

 

Предположения учащихся.

 

 

Слушают учителя, далее просматривают видео сюжет и заполняют таблицу, выданную в начале урока.

 

 

 

 

 

Вспоминают определение «художественное произведение» и его признаки. Пытаются ответить на вопрос.

 

 

 

 

 

 

Перечитывают заданную часть летописи.

Отвечают.

Ищут в тексте признаки художественного произведения. Ученики обращают внимание  на простое  перечисление  исторических  фактов.

 

Выполняют задание. Выписывают в таблицу в графу «особенности».

 

Отвечают на вопросы.

 

 

 

Помечают в графе в таблице.

 

 

 

 

 

Высказывают предположения, описывают князя Олега.

(глаголы, характеризующие действия Олега по отношению к своему войску: повелел, приказал, остановил).

 

 

 

 

 

 

 

(Нет,  это  только элементы художественности, а не художественное произведение).

 

 

Подводят итоги урока, повторяют, что узнали, отвечают на вопросы, дают понятия, перечисляют встретившиеся черты художественности, вспоминают, кто создал данную летопись.

Цель учителя

— обобщить полученные на уроке знания; проконтролировать степень усвоения материала, для планирования следующего урока;

— выявить проблемные места в знаниях учащихся;

— подвести итог урока;

— оценить работу учащихся на уроке.

 

Учитель просит обратиться к таблице, которую заполняли на уроке.

Вспомните учебную задачу урока. Оцените ее достижение по шкале оценивания («+», « — », «?»).

 

 

 

 

 

Молодцы! Я рада, что вы открыли новые знания и смогли ответить на вопросы, и вы все достигли высоких  результатов. 

А вот как поработал каждый из вас, мы узнаем, поработав технологии «Фразеологизмы».

         

Домашнее задание.

 

 Подготовить сообщение на предложенные темы по выбору.

1.     Перескажите летопись современным языком.

2.     О чём свидетельствовал щит, повешенный Олегом на вратах Царьграда. Какое название носит Царьград сейчас.

Что получила Русь в результате победы над греками.

 

Цель ученика

— подводят итоги работы на уроке, оценивают свою работу, в ходе совместной рефлексии в группе оценивают работу каждого ученика, выставляют оценку.

 

 

 

 

Ученики производят самооценку:

 

Отмечают необходимыми знаками в каждой графе таблицы.

 

Знаю, что такое летопись ___.

Знаю, кто создавал летописи ___.

Могу назвать три отличительных особенности летописи ____.

Подводят итоги групповой работы, оценивают собственную работу в технологии «Фразеологизмы», выбирают подходящее для оценки работы выражение, аргументируют свой выбор.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слушают и записывают домашнее задание, задают уточняющие вопросы.

 

II. Чтение «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил».

Важной особенностью сказок Щедрина является и то, что это сказки русские, в их основе лежат именно наши национальные особенности характеров героев и жизненных обстоятельств.

Ученики читают по ролям начало сказки до слов «Одним словом… о чем ни начинали генералы разговор…».

III. Словарная работа.

1. Выясняются значения непонятных слов (эзопов язык, иносказание, оказия, регистратура, каллиграфия).

2. Задание.

Найдите выражения и формулы, используемые в сказке. (Учитель может раздать распечатку этих выражений)

Жили-были два генерала, и так как оба были легкомысленны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Сказано—сделано. Пошел один генерал направо и видит — растут деревья, а на деревьях всякие плоды…

Сколько набрались страху генералы во время пути от бурь да от ветров разных, сколько они ругали мужичину за его тунеядство — этого ни пером описать, ни в сказке сказать.

Оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, потому что он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало!

Поехали они в казначейство, и сколько денег тут загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать!

— Как отличается употребление формул в сказках и у Салтыкова-Щедрина? Какой вывод вы можете сделать по всем выражениям?

(В народных сказках все эти формулы служат как своеобразные поговорки, употребляются, сопровождая волшебство. У Салтыкова Щедрина они несут иронический, смысл.)

Домашнее задание.

1. Прочитайте сказку до конца и составьте цитатный план сказки.

2. Подготовьте краткий пересказ всей сказки или художественный пересказ одного эпизода.

3. Рассмотрите иллюстрацию М. Черемных в учебнике. Сделайте свою к одному из эпизодов.

Урок 31. Продолжение темы предыдущего урока.

Цель урока: анализ сказки.

Теория литературы: аллегория, гипербола, фантастика.

Ход урока

I. Проверка домашнего задания.

Конкурсный пересказ сказки и ее эпизодов. Рецензии учащихся на устные ответы их товарищей.

II. Беседа.

— Вы прочитали сказку до конца. Какова главная проблема, которую ставит этой сказкой автор?

— Что вы знаете о реформах 1860-х годов?

(В первую очередь называют отмену крепостного права.)

— Найдите элементы русской сказки в тексте.

(«Жили да были два генерала» — это типично сказочный зачин. Перемещение генералов из удобных пет квартир на необитаемый остров «по щучьему велению, по моему хотению» — тоже из известной сказки о Емеле и волшебной щуке.)

— Какие события не вписываются в сказочный сюжет?

(Причина, по которой произошло странное событие перемещения на остров. Генералы «оба были легкомысленны», то есть несерьёзны, и за это неожиданно для себя наказаны.)

— Какие аналогии вы можете назвать в связи с попаданием генералов на необитаемый остров?

(Вспоминают роман Даниэля Дефо о Робинзоне Крузо. Там простой матрос, потерпевший кораблекрушение, не пал духом, а проявил волю и мужество и за несколько лет превратил остров в цветущий сад, сделал своё жилище уютным и безопасным.)

«Повесть…» написана через полтора века после «Робинзона Крузо». Роман многократно издавался в России. Для проверки жизнестойкости привилегированных сословий сатирик избирает необитаемый остров и обыгрывает известный сюжет робинзонады в нарочито шаржированной форме.

— В чем отличия ситуации романа и «Повести…»?

(В обоих случаях ситуация — борьба за выживание — одинакова, но поведение действующих лиц диаметрально противоположно. Робинзон с честью выдерживает все невзгоды и побеждает. Генералы с первых шагов обнаруживают свою полную беспомощность и чуть не погибают. Генералы не могут определить части света, влезть на дерево и нарвать «всяких плодов», наловить рыбы и всякой дичи, в изобилии населяющей необитаемый остров.)

— Вспомните: в чем особенность текстов в найденной гене ралами газете?

(Это не просто газета, а консервативная газета – «Московские ведомости» М. Каткова. Попытка отвлечься чтением от чувства голода приводит к обратным результатам: оказалось, что весь номер состоял из описания пиршеств. Найденные ими обрывки газет ни о чём другом не сообщают, как о роскошных утончённых пиршествах. Никто и не задумывается о том, как достигаются эти блага, кто и как работает для этой сытости, но подробно описывается наготовленное и как оно беззастенчиво употребляется в больших количествах. Там нет обделённых. Заботливость «распорядителя» празднества направлена на то, чтобы «все гости получили по куску». Эта деталь особенно важна. Это не просто пир, это — праздник жизни для избранных.)

Генералы — продукт государственной системы, узаконившей существование одних сословий за счёт других. Для щедринских генералов, оказавшихся на необитаемом острове, беспечальное житьё неожиданно оборвалось. Им пришлось всерьёз задуматься о том, кто этот «злодей», по вине которого им приходится испытывать такие лишения.

— Кто этот злодей и какой выход видят генералы из создавшегося положения?

(Это социальные реформы 1860-х годов, в первую очередь — отмена крепостного права, что было воспринято подавляющим числом дворян помещиков как «катастрофа». Генералы не могут смириться со своим положением, им не нужна такая «воля». Когда им уже не на что было надеяться, когда их ждала голодная смерть, одного из них «озарило вдохновение»: он вспомнил о вечном кормильце, русском мужике.)

— Чем отличается генералов мужик?

(«Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы». В отличие от генералов, впавших в панику и уныние от пребывания на острове, мужик совершенно спокоен — он отдыхает от трудов. Но даже отдых его воспринимается генералами как вина, и негодованию их нет предела. Для усиления эффекта Салтыков-Щедрин как бы переходит на сторону генералов, которые набрасываются на мужика с обвинениями в том, что они бедствуют. Мужик — редкий умелец, но он привык к своему рабскому положению, что даже там, где никакой закон не обязывает его работать на генералов, он действует установившемуся порядку вещей, не используя тех возможностей, которые предоставляют ему его физические и умственные данные. Генералы убеждены в том, что мужик есть везде, и он должен на них работать. Мужик только делает попытку «дать стречка» и тут же подчиняется.)

— Почему мужик, при всём изобилии всего доброго на острове, взял себе одно яблоко, да и то кислое?

— Почему он не наелся сам хотя бы после того, как наготовил всего множество, а дожидался, когда генералам придёт на мысль: «А не дать ли и тунеядцу частицу»?

(Низкий уровень гражданственности, самосознания, умения постоять за свои, пусть даже ограниченные, но всё же права.)

— Вспомните как по «просьбе» генералов, которые, чтобы усыпить бдительность мужика, величают его словами «любезный друг» и просто «дружок», мужик свил верёвку, а генералы привязали его к дереву, чтобы самим спокойно спать. В чем смысл этого момента?

(Крестьянин лично свободен. Но он не может победить своей психологии раба и даже гордится тем, что умело услуживает генералам. Он до того вжился в своё положение раба, что даже гордиться им стал. Начал мужик на бобах разводить, как бы ему своих генералов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не гнушалися!» Мужик же полностью утратил чувство человеческого достоинства. Он преисполнен холопской радости от сознания, что сумел угодить генералам, что эти ничтожества, чуть не съевшие друг друга среди изобилия съестного, теперь позволили ему, умельцу и труженику, на них работать, им угождать. Генералы же убеждаются в незыблемости своих прав на эксплуатацию чужого труда и гордятся этим.)

Возвращение генералов в Петербург является триумфом лихоимцев и настоящих тунеядцев: «Напились генералы кофею, наелись сдобных булок и надели мундиры. Поехали они в казначейство, и сколько тут денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать!»

Развязка, как и её начало, выдержаны в строго фольклорной манере. В русской сказке всегда награждается за добрые дела. Эта традиция соблюдена буквально, однако сколько в эту концовку внесено щедринского сарказма. Генералы, разбогатев, вспомнили о своём спасителе. Вот как говорится об этом в сказке: «Однако и об мужике не забыли; выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!» Генералы не вышли сами проститься со своим спасителем, а именно «выслали» ему свою «благодарность» с кем-то из слуг.

Народных традиций сказок временных лет. Художественные особенности и фольклор «Повесть временных лет». Надпись. «Сказка временных лет», ее источники, история создания и редколлегия

I. «Подвиг гостиницы« Киевян »и выходка хитрого губернатора». Фольклор Отзовка в летописях
Составление цитатного плана
Учим пятиклассников составлять план. Чтобы пересказать текст с соблюдением стилистических особенностей, лучше всего опираться на цитатный план.
Цитата — точный отрывок из некоторого текста.
Объясните, что цитата заключена в кавычки. Если отрывок взят из предложения с начала предложения, то ставим точку в конце; Если мы берем отрывок не с начала, то ставим точку и начинаем со строчной буквы. Эти правила необходимо подробно объяснять детям, чтобы избежать переобучения.
Перечитывая повествование летописи, мы дадим детям почувствовать, что рассказ ведется спокойно, как звучит разговорная речь.Сравните дату, с которой летопись осады Киева печенегов (968 год, т.е. x век), и дату изготовления первой хронической арки (начало XI века).
— Мог ли сам летописец быть свидетелем этого события?
Придем к выводу, что рассказ об этом событии, скорее всего, записан с чьих-то слов.
— Обратите внимание на повторение объединений и , но . Какую роль они играют в тексте? ( 2-й вопрос из учебника, с.49. .)
Союзы и , но Нажать ритм и плавность повествования, довести его до устной речи, то есть до фольклора.
Отметим еще несколько стилистических особенностей.
— Что вы можете сказать о диалогах в тексте? Как их назвать: правдивыми или лаконичными?
Для диалогов с темпом, как и для других диалогов в летописце, характерны лаконичность (лаконичность и точность), простота.
— Часто ли встречаются прилагательные, существительные, глаголы? Почему?
Если обратить внимание на особенности языка летописного отрывка, то можно отметить, что прилагательные в тексте очень редки.В основном мы видим существительные и глаголы.
Глаголы очень выразительны, например: они встали, они были измучены, мчатся, мчатся, умирают, идут, разрушают, стучат, кричат, сокращаются, давят, собирают, гнали . Это говорит о том, что для людей того времени очень важны были не только свойства или качество предметов, но и их действия.

II. Пересказ с сохранением стилистических особенностей текста
Такой пересказ — очень сложная задача для пятиклассников.Пересказать полный текст так, как нужно, детям 10-11 лет практически невозможно. Нам не стоит задача контроля, нам важно научить детей пересказывать с сохранением стилистических особенностей. Лучше всего выстраивать работу: один ученик (более слабый) выразительно читает отрывок (примерно размером с первый абзац), второй, следующий за ним, пересказывает и так далее.

Литература и изобразительное искусство
В рубрике учебника «Литература и изобразительное искусство» (с.50) Вопросы и задания к репродукции картины А. Ивановой «Подвиг юного киевлянина» (с. 48) . Это должно помочь детям понять эту картинку. Есть возможность организовать беседу, в которой преподаватель сможет включить некоторую информацию о классицизме, о художнике и создании картины.
Андрей Иванович Иванов жил в 1776-1848 гг., Т.е. в конце XVIII — начале XIX в. В это время в искусстве России царили принципы классицизма, который относился к наследию Древней Греции и Древнего Рима как норму и идеальный образец.Одним из главных отличий русского классицизма было стремление художников отразить идею гражданства и патриотизма (любви к Родине) в искусстве идеи гражданства.
Картина А. И. Иванова «Подвиг юного киевлянина» создана около 1810 года (через два года после ее создания начнется Отечественная война 1812 года с Наполеоном). Художник берет сюжет из русской летописи, перекликающейся с одним из рассказов истории Древнего Рима о том, как молодые римляне спасли город от нашествия Галова.
Художник не стремится к исторической достоверности костюмов и пейзажа. Ему важнее показать патриотический порыв юноши, спасающего свою Родину от врагов.
Мы видим молодого человека, который, пробежав через стан врагов, на берегу реки скинул одежду и поспешил броситься в воду, чтобы перекручивать реку. В фигуре молодого человека мы видим коня в кроне с развевающимся хвостом и гривой на фоне озабоченности тем, что черные ветви дерева формировали тьму тьмы вечернего неба.Справа от лошади угадываем бледные силуэты всадников противника, прыгающих, чтобы догнать героя. За ними — контур крепостной стены, нанесенной киевскими печенегами.
В левом нижнем углу мы видим полосу реки, окаймленную травой. На берегу, опираясь рукой о песчаное дно реки, лежит русский Богатырь в кольчуге, в груди у него торчит Управляемая стрела. Еще одну стрелу, уже вынутую из раны, он держит в правой руке. На его лице выражены страдания и надежда, что юноша спасет родную землю, за которую воин пролил свою кровь.Его левая рука поднята, как будто он своим жестом хочет благословить Высшее, но ему не хватает силы. Серебряная цепочка-цепочка, отбрасывающая экранирование молодого человека, алый пояс и алые элементы одежды в одном смысле связывают образы отеля и раненого воина.
Главный герой картины, киевский ярлык, изображен обнаженной. В правой руке он уздечка, он держит алый развевающийся плащ, благодаря которому передается стремительность движения юноши.Алый цвет символизирует героизм. Светлые локоны развеваются, тело напряжено в беге так, что мы видим упругие мускулы героя. Перед лицом его сосредоточенности желание, но не страх. Он хочет добраться до русских войск, но не желание остаться в живых движется к ним: его задача — передать воинам важное сообщение. Тело освещено светом зари, который освещен слева, за рекой, где находятся войска губернатора Претича. Мы предполагаем, что с помощью изображения художник хотел передать идею освобождения от врагов.
С помощью картины художник рассказывает нам, как человек стремится к свободе, к победе над врагами, их, страхом и тьмой.

III. «Прошлое должно служить нашему времени!» (Д. С. Лихачев)
Читаем статью из учебника, составленную по книге Д.С. Лихачева «Землянин» (с. 49) ответим на вопросы (с. 49-50) .
— Какова позиция героев прочитанного вами летописного рассказа «Подвиг отеля Hillyan и выходка губернатора претия»? (1 вопрос.)
Герои прочитанной летописи в основном занимают высокое положение в обществе: Петич — Губернатор, заключает мир с печенегским князем; Святослав — русский князь, княгиня Ольга — его мать. Не занимает высокого положения только бирки, но княжеский слуга не простолюдин, и это можно назвать выдающейся храбростью.
— Как вы понимаете слова Д. С. Лихачева: «Надо быть благодарными сыновьям нашей великой матери — Древней Руси»? (2-й вопрос.)
Надо быть благодарным сынам древней Руси за то, что они отстаивают независимость нашей Земли в нелегкой борьбе с захватчиками, подавая нам пример внутренней силы и душевного сопротивления. Наша признательность выражается в бережном отношении к памятникам русской старины, в вдумчивом и внимательном изучении истории, в заботе о красоте и процветании нашей современной России. Наша страна — это наше наследие, и мы должны заботиться о ней, а потом передать нашим детям.
— Может ли повествование о киевлянах «служить современности»? (3-й вопрос.)
Повествование о подвиге гостиницы «Киевян» может служить примером мужества и самоотверженности во имя спасения Родины.

Домашнее задание
Вспомните басни, которые учили в начальной школе.
Индивидуальное задание
Подготовить рассказы о детстве М. В. Ломоносова, о годах его учения, о научных открытиях, о литературной деятельности; Подготовьте выразительное чтение наизусть Сонет С.И. Стромилова «Ломоносов» или стихотворение Н. А. Некрасовой «Школьник»

Язык летописи, при сохранении церковных пошлин и цитат из библейских книг, лексики и формы церковнославянского языка, в остальных случаях обнаруживает тесную связь с живым русским языком XI_XII веков. Это влияет на текст летописи и поговорки. Летописец упоминает ходячие изречения: «Уничтожь, Аки Обра», Бед, Аки во Имя. «

Истоки жанра «ПВЛ».О событиях последнего летописец черпает материал в сокровищнице народной памяти.

Обращение к топонимической легенде продиктовано желанием летописца выяснить происхождение названий славянских племен, отдельных городов и слова «Русь». Таким образом, происхождение славянских племен радаров и козлов связано с легендарными людьми из Ляховых — братьями Радим и Вятко. Эта легенда возникла у славян, очевидно, в период разложения родовой системы, когда ожесточенный племенной начальник для обоснования своего права на политическое господство над другими представителями рода создает легенду якобы гениального происхождения.К этой летописной легенде близка легенда о призвании князей, помещенная в летописи под 6370 (862). По приглашению Новгорода три брата-варяга вышли с моря с моря, три брата-варяга при родах: Рюрик, Синеус, Трор.

Фольклорные легенды подтверждают наличие в эпосе числа три — три брата. Сказка имеет чисто новгородское, местное происхождение, отражая практику взаимоотношений феодальной городской республики с князьями. В жизни Новгорода были случаи «призвания» князя, которые выполняли функции полководца.Внесенная в русскую летопись, эта местная легенда приобрела определенный политический смысл. Она обосновывала право князей на политическую власть над всей Русью. Был установлен единственный предок киевских князей — шестилетний Рюрик, что позволило летописцу рассматривать историю русской земли как историю князей Рюриковских дома. Легенда о призвании князей подчеркивала абсолютную политическую независимость княжеской власти от Византийской империи.

Таким образом, легенда о призвании князей служила важным аргументом, доказывающим суверенитет Киевского государства, и не свидетельствовала о неспособности славян самостоятельно устроить свое государство, без помощи европейцев, как это пытается доказывают ряд буржуазных ученых.

Типичная топонимическая легенда — это также рассказ об основании Киева тремя братьями — Кивом, Щекой, Чоривом и сестрой их Либери. Об устном источнике материала, внесенного в летопись, свидетельствует сам летописец: «Ини, не приветствуется, Рошка, Яко Кие имеет носителя». Версию народной легенды о Кие-несущей летописец с негодованием отвергает. Он категорически заявляет, что Киев был князем, совершил успешные походы в Царьград, где принял Великую Честь от греческого царя и основал город Киев на Дунае.

Отливы обрядовой поэзии времен родовой системы, наполненные летописными новостями о славянских племенах, их обычаях, свадебных и погребальных обрядах.

Приемы устного народного эпоса описаны в летописи первых русских князей: Олега, Игоря, Ольги, Святослава.

Олег — прежде всего отважный и мудрый воин. Благодаря военному центру он побеждает греков, ставя свои корабли на колеса и ставя их под паруса на земле. Он очищает все хитрости от своих врагов-греков и заключает относительно выгодный мирный договор с Византией.В знак победы Олег набрасывает свой щит на воротах Царьграда к худшему позору врагов и славе своей Родины. Удачливый князь-воин отмечен в народе «Веус», т.е. волшебник (хотя при этом христианин не преминул подчеркнуть, что прозвище дал Олег Гентерс, «Народ Рогана и Нелегали») , , но он не может уйти от своей судьбы.

Иными словами изображен Игорь. Еще он отважный и смелый, одержал победу над греками.Он неравнодушен и внимателен к нуждам своего отряда, но, вдобавок, и Жаден. Причиной его смерти становится желание собрать как можно больше Дани с древлянкой. Алчность Игоря осуждает летописца народной пословицей, которую он вкладывает в уста древлян: «Бросок

».

волк выдатес в овце, чтобы потом все стадо вынести, не убьет его … »

Игорь Жена Ольга — мудрая женщина, верная память мужу, отвергающая ограждение не только Радия князя Мала, но и греческого императора.Она жестоко нападает на его мужа, но летописец не осуждает ее жестокость. В описании четырех мест Ольга подчеркивает мудрость, твердость и несгибаемость характера русской женщины. Д. С. Лихачев отмечает, что в основе легенды лежат загадки, которые не могут разгадать незадачливые часы

.

каракули. Загадки Ольги построены на ассоциациях свадебного и поминального обряда: не только почетные гости в лодках, но и покойники; Предложение Ольги уволить в баню — не

не только знак высочайшего гостеприимства, но и символ поминального обряда; Отправляясь к древлянам, Ольга собирается создать ТРИЗНУ не только на мужа, но и на убитых древненскими послами.Устрашающие руки понимают слова Ольги в их прямом смысле, не подозревая друга,

скрытый смысл тайн мудрой женщины, и таким образом наблюдают себя при смерти.

Святослав презирает богатство, он ценит только дружину, оружие с которой можно получить любое богатство. Святослав живет интересами своего отряда. Он даже идет на увещевания матери — Ольги и отказывается принимать христианство, опасаясь нелепых дружин. Но постоянное стремление Святослава к завоевательным войнам, игнорирование интереса

Киев, его попытка перенести столицу Руси на Дунай вызывает нечистоты летописца.Прямой князь-воин погибает в неравном бою с печенегами на порогах Днепра. Летописец не морализирует по поводу этой смерти, но общая тенденция все же сказывается: смерть Святослава —

г.

хорошенькая, она — следствие уродства его матери, следствие его отказа принять крещение.

Летопись венчания Владимира в Полоцке княгини Рогнеда, о его обильных и щедрых грушах, устроенная Киевом, восходит к народным легендам.С одной стороны, князь-язычник умилостивляет своими необузданными страстями, с другой — идеальный правитель-христианин, наделенный всеми добродетелями: безумием, смирением, любовью к ночи, монахам и монашеским чинам и т. Д. Сравнение контраста Князь-язычник С князем-христианским летописцем стремился доказать превосходство новой христианской морали над языческой.

Дух народного героического эпоса проникнут легендой о победе русского юноши Кожемяки над печенежским гигантом.Как и в народном эпосе, в легенде подчеркивается превосходство человека мирного труда, простого ремесленника над воином-профессионалом — Печенежского богатуры.

С народным сказочным эпосом связана сказка о Белгородском Кире. На этом языке прославляется ум, находчивость и веселье русского человека. Сюжет легенд о Камяке типологически близок сюжетам героического народного эпоса, а легенды о белгородском Киселе — народным сказкам.

Народная основа явно чувствуется в церковной легенде о посещении земли русской апостолом Андреем.Размещая эту легенду, летописец стремился «исторически» обосновать религиозную независимость Руси от Византии. В легенде утверждается, что русская земля приняла христианство не от греков, а якобы ученика Христа-Апостола Андрея, который однажды прошел путь «От Варяга Вгреки» в Днепре и Волхове, христианство было предопределено на Русской земле. Церковная легенда о том, как Андрей благословил Киевские горы, сочетается с популярной легендой о посещении Андреем Новгородской земли.Эта легенда хранится и связана с обычаем жителей Славянского Севера купаться в горячих деревянных банях.

Таким образом, большая часть летописей, посвященных событиям IX — конца X веков, относится к устному народному творчеству, его эпическим жанрам.

Урок № 15 в 5 классе

ТЕМА: Из «Повести временных лет»: «Вражда гостиницы-Киевнина и хитрость губернатора претича». Особенности русской летописи.Фольклорный очерк в хрониках. Герои летописных легенд и их подвиги во имя мира на своей родной земле. Хронический сюжет в актерском исполнении.

Цели:

Познавательные:

Регуляторный:

Коммуникативный:

Задачи:

Воспитание духовно-нравственной личности; высокий эстетический вкус; гражданско-идеологически-нравственная позиция студентов;

освоить основные историко-литературные концепции (древнерусский лит-ра, летопись, устаревшие слова) и показать учащимся, что летопись — это не просто сообщение об исторических событиях, а художественное произведение;

Оборудование:

компьютер;

учебник — Читатель.

ВО ВРЕМЯ ЗАНЯТИЙ

На доске: эпиграф «Да, потомки православных .

Земля уроженец последней судьбы. «

(Из «Повести временных лет»)

    Орг. Момент. (Ученики приветствуют учителей, учитель определяет готовность к уроку)

    Определение урока.

Как вы думаете, как повешены Герои: Геркулес, Русские богатыри, ЛЕТРОС — Киев? Какая тема нашего урока? (Студенты пишут номер и тему урока)

2. Гол.

Каковы цели нашего урока? Когнитивный: Уметь искать и размещать необходимую информацию в предложенных текстах.

Регуляторный: Уметь реализовать усвоенный материал, качество и уровень усвоения.

Коммуникативный: задавайте вопросы, обращайтесь за помощью, формулируйте свои затруднения.

Задания:

познакомить отрывок из «Повести временных лет» и дать почувствовать силу и красоту героев древней Руси;

развивают навыки выразительного чтения, логического мышления и наблюдательности.

Научитесь объективно оценивать себя и своих одноклассников.

    Проверьте свою домашнюю работу.

Тестирование

1. Зарождение русской литературы

М.В. 10 век.

р. В 9 в.

О. 8 век.

2. К нам пришли первые церковные тексты

R.IZ Польша.

A. Из Болгарии

A. Ис Франция

3. Пожелтение XI века —

A.Сохранилось

L.N. сохранились

4. Первый летописец назывался —

О. Нестор

М. Николай

Р. Никодем

5. Жанры древнерусской литературы — (несколько верных вариантов.)

D. Жизнь

A.Roman

B.Foda

E. Going

Sh. Liegy

C. Преподавание

(Совместная работа и оценка).

    Актуализация.

III Задача работы.

Игра «Исследователи»

Учащиеся самостоятельно выбирают правильный ответ и записывают в тетрадь.

(Сильные ученики могут выполнить задание самостоятельно)

    Gotten — закрыто; закрытые глаза

    истощены — пострадали; Хочу поспать

    ладьи — лодки; шахматная фигура

    поворот — круто, горевать;

    стан печенегов — армия; Стал печкой пирожков

    дочка — дружина; жена

    князь — Дети князя; Братья Князь

    умчим — плавание; fly

    муж — воин; муж

    пришел в богослужение — с передовым отрядом разведки; поселился караул

    обда — Отечество, Родина;

    раздавлен — пожалел; crazy

    защелки — мальчик — подросток в возрасте ребенка и мальчиков., Труд, дань

5. Пояснение к новому материалу.

5. Работа с текстом.

Работа в группах

1. Текст «Исключение гостиницы — Киевлянин и выходка претичского губернатора».

1Группа — стр. 48.

2.Группа — стр.49.

Задачи на выбор:

1. Бизнес-группа:

признает свою часть, составляет план своей части, записывает в блокнот.

2. Ситуация для сильных учеников, чтобы сделать 3 проблемных вопроса: (почему ……?)

3. Пение «Скаут» для подготовки сообщения о подвигах современных детей.

Студенты

6..без исхода .

Сильные стороны порождают проблемные вопросы.

Учитель обращает внимание на первоначальное формирование темы урока и сравнивает его с результатом урока.

7. Почтовые расходы .

Студенты оценивают на уроке свою работу, а также работу своих одноклассников.

8. рефлексия. (Продолжить предложенные предложения)

9 расчетных работ.

Аннотация *

480 руб.

Описание

Художественные произведения и фольклор «Повесть времен лет» …

Введение
Художественные особенности
Стилистика
Фольклор
Рассказы выпадают и яны
Заключение

Введение

Вступление «Повесть временных лет» — литературное наследие Древней Руси.

«Повесть временных лет» — самая ранняя из дошедших до нас летописей. Относится к началу XII века. Эта арка известна как часть ряда летописных собраний, сохранившихся в списках, лучшие и самые старые из которых — Лаврентьевский 1377 год и 20-летие Ипатьева. Летопись вобрала в себя материалы легенд, преданий, преданий, устных поэтических сказаний о различных исторических лицах и событиях.
«Повесть временных лет» с его всемирно-историческим управлением, с его широким стремлением оправдать место русского народа среди других народов мира, с особым вниманием к героическому, к военным империям, к славе Русское оружие Знакомит нас с атмосферой эпической народной песни «Отношение к русской истории».Перед нами в «Повести временных лет» во многом эпическое, поэтическое отношение к отечественной истории. …

Фрагмент работы для ознакомления

Что касается техники представления, минозознии и способов ее выражения PVL, как установили исследователи, он оказывается идентичным всей средневековой историографии. Однако при этом ярко проявились национальные интересы.
Фольклор
Письменная история России предшествовала ее устной истории.Устная история России и впоследствии сопровождаемая письмом, поев ее живыми соками. Летопись России непосредственно принадлежит этой неписаной истории России, хранителем которой был сам народ.
Фактически, первые русские летописи, воссоздающие предыдущую историю России, сумели собрать сведения о прошлом земли Русской за несколько веков. Они пишут о походах и договорах, об основании городов, дают живые характеристики князей и рассказывают о переселении племен.Следовательно, летописцы располагали устными материалами об исторической жизни людей на протяжении многих поколений. Глядя на состав сведений, которые сообщают летописи, мы видим, что фольклор был для них этим огромным историческим источником. И это не случайно. Исторические песни, легенды и легенды были великой ненаписанной историей Русской Земли, предшествовавшей летописи.
В летописях, а также в житиях и проповедях сохранились многочисленные остатки исторических легенд, легенд и песен, которыми древнерусские книжники стремились восполнить недостаток письменных материалов по истории своей Родины.Они явились подлинной основой восстановления русской истории древнейшего периода. Они заключались в той исторической идентичности народа, которая позволила вырастить русскую летопись.
Многие исторические легенды возникли во времена великого предела. Мерцающий свет этих древних исторических притязаний, пронесшихся через века до первых русских летописей, свидетельствует о существовании в древности на территории восточнославянских племен интереса к отечественной истории.
века, непосредственно примыкающие к деятельности первых русских летописцев — IX и X, дали им несравненно больше исторического материала, заимствованного из исторического фольклора, чем предыдущие. Различить основные типы исторических сочинений, используемых летописью, несложно. Их несколько. Одна из важнейших — это местные легенды, связанные с разбитыми могилами, селами и городами всей Великой Русской равнины.
Моглинские курганы издавна связаны с историческими легендами.Высокие холмы, перекачивающие могилы вождей, сами по себе свидетельствовали о стремлении сохранить память об умерших для многих поколений. Но, кроме того, память о погребенных поддерживали покушения на их курганы, культовые, которые были окружены множеством надгробий. Естественно, с ними связаны различные легенды, жившие в окружающем населении, в то время как большинство курганов существовало. Особенно велико было надгробных холмов в Древней Руси. Их в Киеве было крайне много.Со многими из них были связаны легенды, важные для выявления исторических преимуществ восточных славян. Неудивительно, что летописи неоднократно упоминают могильные холмы как надежные и правдивые свидетели точности своего исторического повествования. Так, например, покорение Киева Олегом было связано с памятью с могилами Аскольда и Дира; Смерть Игоря — с могилой «У ластика от града в лесу»; Легенда о значении Олега — с его могилой: «Есть еще могила его и этому херу, поймать Ольгову»; Смерть Олега Святославича привязывает к его могиле «У Гидронной Руки» (совр. Оврич) и др.На всех этих могилах летописец отмечает, что они существуют и «на хер», о многих из них он говорит, что они «есть», то есть они связаны со славой похороненных в них князей. Однако с принятием христианства, изменившего погребальный обычай, отказавшись от поминальных торжеств, где происходили деяния прошлого, могилы князей перестали быть центрами, к которым была привязана историческая память о погребенных. Христианские могилы редко привлекают внимание летописца.
Но не только с древними могилами была народная память о делах прошлого. Города и урочища прочно хранят память о своем возникновении. Народная память в Новгороде и в Ладоге связала определенные места с Рюриком, в Изборске — с трубой, в Белосере — с Синеусом. Местные, вплоть до их разрушения, эти традиции говорили о лидерах общины, о событиях общинной истории. Сами по себе эти местные легенды охватили всю сеть всей Русской земли, объединяя и собирая ее историческое прошлое.С княгиней Ольгу связывали местные воспоминания о многочисленных урочищах, деревнях, сортах, метаниях (местах ловли птиц) на Днепре и ловле десен. Саня Ольга сохранилась в Пскове. «И улавливая сущность по всей Земле и знакам, и местам, и худшим» (градации) », — пишет летописец, отмечая общественный характер исторических преданий об Ольге.
Характерно, что самые древние исторические воспоминания наиболее тесно связаны с языческий, дохристианский культ предков, но чем ближе к тому времени, когда летописи уже пишутся, тем отчетливее исторические воспоминания о себе, тем отчетливее выделяется интерес к истории родной страны.Историческая идентичность народа становится более интенсивной, вводится в точные хронологические рамки.
Рассказы опущены и яны
«Повесть временных лет», сохранившая нам многие местные легенды, свидетельствует о других формах устной исторической памяти.
Внимательный анализ Киевской летописи показывает, что многие записи в ней сделаны на основе рассказов двух лиц: Ширхова и его сына Яни Пуллинга, участие которого в летописях прямо отмечено под 1106 г .; В течение этого года составитель «Повести временных лет» рассказывает о Яне, о его смерти и отмечает: «От него слышит член слова, слышащий, ежей, а в летописи семи, от него, слышит.«
Фактически, три поколения летописцев находились в дружеских отношениях с изобилием и его сыном Яне в течение 1064–1106 годов.
Ян был сыном выпавшего; Гарант, как отмечено в« Повести временных лет »под 1064 годом, был сыном Новгородского плаката Остромиры, с названием которого связаны древнейшие желанные памятники русской письменности — знаменитое Остромирово Евангелие 1056-1057 г. Остромир, как установлено другим известным археологом Д. И. Прозоровским, был сыном новгородского постера Константина; Константин был сыном новгородского почтальона Добрыни — будущего героя русского эпоса «Добрыни Никитичи».Судьба всех этих представителей рода Яня Эмбосри отражена в летописях на основе устных рассказов сброшенных и яных.
Эти хронологически неточные рассказы, как и все устные воспоминания, несут в себе следы сказочных мотивов и окрашены тенденциозной мыслью: они героизируют этот род, подчеркивают его вес в общем положении Киевских государственных сил, его близость к роду киевских князей. . И упал, и Ян упорно рассказывал летописям о тех мудрых советах, которые давали их предки киевским князьям.Нежелание Святослава прислушаться к Совету Свенельде — объехать Днепровский порог и ехать на конях в Россию — привело к гибели Святослава; Печенеги, прятавшие русских в этом опасном месте, напали на Святослава, разбили его отряды и убили его. Владимир I Святославич неоднократно следовал за советами Сойкунова в их походах. Добрыня достигнута для Владимира Рукой Полоцкой княжны Роггедс. Прислушиваясь к совету сына Добрыни Константина, Ярослав получил киевский стол.Когда Ярослав, разбитый Святополком и польским королем Болеславом, прибежал в Новгород и собирался бежать дальше к морю, посадан Константин, сын Добрыни и Деда, упал, пошевелился с новгородским Ярославом Роки, сказав: «Хочу, чтобы сидят и бьют Болесласа и Святополка ». Новгород во главе с Константином собирал деньги на дружину, а Ярослав разбил святого и Болеспа. Как Владимир был обязан Добрыно, Ярослав был обязан киевскому столу своему сыну Константину.
В рассказах та же «родовая» тенденция выделяется и в рассказах о собственных подвигах. Так, например, в рассказе «Повести временных лет» о последнем походе русских на Царьград в 1043 году. Были сделаны вставки. Можно считать достоверным, что эти вставки сделаны на основе выпавших или сопровождаемых рассказов. В этих вставках подчеркивалось воеводство, а значит, главное воеводство в точности верило, хотя до этого в рассказ о начальном своде предшествующей «эпохи временных лет» (о нем ниже) Иван Формиримирич.
И упал, и Ян рассказал летописцам о своей борьбе с фантиками, о сборе стоянки в Белозерском районе (1071 г.).
Уже в 1128 году, через двадцать два года после смерти Яны, летописец собрал исторические легенды о Добрыне, чтобы объяснить родовую неприязнь полоцких князей Рогводовичей к Ярославичам.
Поэтические легенды и эпические пригранники
Говоря о князьях Рюриковичей, ПВЛ сообщает о них ряд поэтических легенд. Олег, например, приехал в Царьград вместе со многими народами, на лошадях и кораблях, а его кораблей было 2000.Он избил многих греков в Царьграде и причинил им много зла. Затем он велел своим воинам ставить корабли на колеса и отправился в город на кораблях с попутным ветром. Греки испугались и попросили пощады, пообещав выплатить Олегу какую-либо дань. Ему готовили еду и вино, но Олег не принимал лечения, потому что был отравлен. Греки испугались и сказали: «Это был не Олег, а святой Димитрий послал против нас Бога». И дали Олегу в персиденте на 2000 кораблей по 12 гривен на человека, причем на каждом корабле было 40 воинов, и дань русским городам — ​​Киеву, Чернигову, Переяславлю, Полоцку, Ростову, Лавману и другим городам.Это было заключено договором и скреплено клятвой: греков пинали крестом, а русские клялись русским законом — своим оружием и своими богами — Перуном и Волосом, лучом. Летописец приводит текст этого. А после этого сообщает, что Олег приказал Руси, то есть киевлянам, варить шелковые паруса, а славянам, то есть Новгороду, — полотна и, повесив победный щит на воротах Царьграда, двинулся дальше. путь назад. На пути Паруса новгородцев поразил ветер, и они, решив, что парусина не подходит для их парусов, прибегли к своему старому полотну.И Олег приехал в Киев с золотом, шелком, фруктами, вином и разными драгоценными тканями. А людей Олега прозвали, так как они были язычниками и невеждами.
Под 945 и 946. ПВЛ рассказывает о смерти Игоря и о том, как его жена Ольга увольняла виновных в смерти — Древданам за смерть мужа. В первой истории, которая является продолжением легенды об удвоении, прежде всего, изображаются отношения между принцем и дружиной. Отряд Игоря стал ему жаловаться, что воины одного из его наместников — Свенельде — экипированы оружием и одеждой, и они голы, и предложил князю пойти с ними за дань: «Добавишь и мы».Отряд Игоря послушал, я подошел к разлянам и, взяв с них дань, отпустил большую часть своих воинов, и с маленьким другом снова пошел на митинги, чтобы взять им новую дань. Услышав о новом приходе Игоря, древля побрилась с князем своей малюткой: «Волк тащит волка к овце, он все стадо погубит, если его не убьют; так вот: если не убивай его, тогда ты уйдешь ». Предупреждения Игоря не последовали, и они убили Игоря и его дружину.После смерти Игоря Дерляна они предлагают Ольге через своих послов выйти замуж за их князя Мала. Ольга желательно соглашается принять предложение Древлян, ведь она мстит им. Сначала она подбрасывала Леченных послов, одна засыпала в яме, остальные рабочие — в освещенной ванне, в-третьих, после того, как были инуколами. Четвертая месть Ольги заключалась в том, что, потребовав от трех голубей, положенных в ластик, трех голубей и трех воробьев и пообещав после этого снять осаду, она приказала серу привязать птиц и затем отпустила их.Птицы, вернувшиеся в свое гнездо, сожгли все предвидение, и Ольга рассказала из города Древлян, что он приказал часть воинов убить, часть взять в рабство, а остальных обложить большой данью. Все четыре рассказа о мести Ольги написаны в живой форме художественного эпического повествования и обильно приучены к диалогической речи.

Библиография

1. Лихачев Д. С. Великое наследие // Лихачев Д. С. Избранные сочинения в трех томах. Том 2.- л .: Искусство. лит., 1987. — С. 3-342.
2. Образовательный портал «Древнерусская литература» © 2002 — 2005
….

Пожалуйста, внимательно изучите содержание и фрагменты работы. Деньги за купленную готовую работу из-за несоответствия данной работы вашим требованиям или ее уникальности не возвращаются.

* Категория работ оценивается в соответствии с качественными и количественными параметрами предоставленного материала. Данный материал не целиком и ни в какой его части не является законченным научным трудом, дипломом об окончании квалификации, научным отчетом или иной работой, предусмотренной государственной системой научной аттестации или необходимой для прохождения промежуточной или итоговой аттестации.Этот материал является субъективным результатом обработки, структурирования и форматирования информации, собранной его автором, и предназначен в первую очередь для использования в качестве источника для самостоятельной подготовки указанной темы.

Цель: начать изучение памятников древнерусской литературы.

Во время занятий.

I. Начало письменности восточных славян и возникновение древнерусской литературы. Надпись. «Сказка времен года» как памятник литературы
Учитель слова
Начало письменности у восточных славян связано с крещением Руси в 998 году при правлении в Киеве Владимира Святославича, внука княгини Ольги.В России письменность пришла из Болгарии, где братья Кирилл (ок. 827-869) и Мефодий (ок. 815-885) создали славянский алфавит и первыми перевели богослужебные книги с греческого на церковнославянский язык.
Вместе с письменностью на Русь пришли различные жанры византийской христианской литературы: жизнь, учение, слово .
В XI веке на Руси возникает букв . Во времена правления Ярослава Мудрого в Киеве на дворе митрополита, в те времена главного церковного иерарха на Руси, была создана «Древняя Киевская Арка», то есть рассказы об основных событиях на Руси были записаны с древних времен.
Постепенно летописи начинают записывать не только то, что было, но и то, что происходит в данный момент, с указанием года, месяца, числа и даже дня недели. Такие записи получили название метеорологических записей , то есть записей за годы. Повествование началось со слов «летом …» (т.е. «в год …») — отсюда и название летописи .
Отметим на плате и в записной книжке:
Хроника. Надпись. Рекорд погоды (год). (Выделяем корни слов.)
В 1073 году монах Киево-Печерского монастыря Никон Великий с помощью «Древней Киевской арки» составил «Первую Киево-Печерскую арку». В результате многократной переработки появляется летописная арка, которую мы теперь называем «Повесть временных лет». Он известен нам по более поздней летописной короне — Лаврентьевской и Ипатьевской летописи.
Летописи сложны по составу. У них есть записи погоды — краткие и развернутые; Рассказы о походах и гибели князей, сведения о затмениях Солнца, Луны, об эпидемиях и пожарах.В летопись вошли тексты дипломов, договоров, перевод устных исторических легенд, житий, учения.
В русской культуре начальное правописание играло очень важную роль: оно помогало людям узнать об истории своего народа, о том, что за добро и зло, как оно должно и как не должно приходить к человеку.

II. «Подвиг гостиницы — Киеванин и хитрость правителя претичей»
Прокомментировано прочтением
Перед чтением чтения необходимо провести небольшую вводную работу.
Рассказ о подвиге гостиницы «Киевян» начинается словами: «Летом 6476 (968)». Это означает, что события произошли в 6476 году от сотворения мира. В Древней Руси его принимали летом не от Рождества Христова, как мы сейчас считаем годом, а от сотворения мира. В скобках с современными учеными-историками для нашего удобства указан этот же год современным летом.
Святослав. (? -972), великий князь Киевский, был исключительно действующим князем.С 964 г. совершал походы из Киева по ОКУ, в Поволжье, на Северный Кавказ и Балканы. Он освободил разрушенных от власти хазар, воевал в Волжской Булгарии, разбил в 965 году Хазарский каганат, что способствовало укреплению внешнеполитического положения России. В 967 году он отправился в поход в Болгарию, чтобы отвоевать ее земли на Дунае. Там, в городке Переяславль на Дунае, Святослав хотел перенести столицу России.
В это время земли, на которых Хазара победила Святослава, жили, новые кочевники заняли Печенеги.Когда Святослав был с другом в Переяславе, вдали от родного Киева, печенеги впервые напали на Золлый Град, о чем нам свидетельствует летописный отрывок.
В 970-971 годах Святослав снова оказывается на Балканах, где в союзе с венграми и болгарами ведёт русско-византийскую войну. Возвращаясь домой в 972 году, князь Святослав был убит печенегами на пороге Днепра.
Киев В те времена он был заряжен крепостной стеной с воротами и находился на высоком холме над Днепром, где речка в Днепре впадает в Днепр.Печенеги окружили город, а на берегу собрались русские люди — «люди Днепра», и они могли помочь осажденным.
Выкройки (Constand.) — Мальчик-подросток в возрасте ребенка и мальчиков 9-15 лет. В древней Руси узоров Также называли княжескими слугами. В «Повести временных лет» речь идет не о подростке, а об одном из княжеских слуг.

Отрывок из летописи читает учитель, внимательно следя за реакцией детей и делая необходимые замечания.Затем студенты отвечают на вопросы о том, как они поняли содержание текста.
— Когда произошли описанные события?
— Кто царствовал в Киеве?
В Киеве, в 968 году, Святослав, сын Клыкастого Игоря и княгини Ольги, убит ластиком князя.
— Что вы знаете о князе Святославе?
— Кто они такие печенеги ? Почему они напали на Киев?
— Как вы понимаете слово , паттерны ?
— Что теги спасли город?
— Чем грозил тег, если враги догадались, что это киевлянин, а не печенег?
— В чем был трюк губернатора претии?
— Какими словами жители города обращались к Святославу?

Wordwork
Ученики читают текст по абзацам, отмечая незнакомые и редкие слова, записывая их и объясняя, выбирая синонимы.Работа может быть как коллективной, так и индивидуальной, в зависимости от уровня литературного развития класса.
Ольга постарела в Киеве — приказали закрыть, поставили калитку.
Вытащили людей от голода и жажды — больше не могли терпеть голод и жажду.
Грач — Большая лодка.
Скорбь — Извините.
Стан Печенегов — Становится, походный лагерь печенегов.
Дружина — Отряд воинов на службе князю.
Воевода — Лидер отряда.
Князь — Дети князя.
Умчим — быстро перевезу.
Я его муж (князь) — служу князю.
Пришел в охрану — Он возглавил передовой отряд.
OSIS — Владение, которое досталось отцу.
Раздавлен — сильно уныло.
Странствующие печенеги в поле — Кинеги месили в степи на слиянии Днепра и Волги, где жили.

Домашнее задание
Подготовить выразительное прочтение и пересказ отрывка из «Повести временных лет» — «Подвиг гостиницы« Киевян »и хитрость правителя претича».

Тема: «Подвиг отеля-киевлянина и выходка претичей губернатора». Фольклорный очерк в хрониках. «Прошлое должно служить нашему времени!» (Д. С. Лихачев)

Цель: объяснить связь фольклора с летописями; Раскрыть значение слова Лихачева Д.С.

На занятиях

И.«Подвиг гостиницы« Киевян »и выходка красивого губернатора». Фольклор Отзовка в летописях
Составление цитатного плана
Учим пятиклассников составлять план. Чтобы пересказать текст с соблюдением стилистических особенностей, лучше всего опираться на цитатный план.
Цитата — точный отрывок из некоторого текста.
Объясните, что цитата заключена в кавычки. Если отрывок взят из предложения с начала предложения, то ставим точку в конце; Если мы берем отрывок не с начала, то ставим точку и начинаем со строчной буквы.Эти правила необходимо подробно объяснять детям, чтобы избежать переобучения.
Перечитывая повествование летописи, мы дадим детям почувствовать, что рассказ ведется спокойно, как звучит разговорная речь. Сравните дату, с которой летопись осады Киева печенегов (968 год, т.е. x век), и дату изготовления первой хронической арки (начало XI века).
— Мог ли сам летописец быть свидетелем этого события?
Придем к выводу, что рассказ об этом событии, скорее всего, записан с чьих-то слов.
— Обратите внимание на повторение объединений и , но . Какую роль они играют в тексте? ( 2-й вопрос из учебника, с. 49. .)
Союзы и , но Нажать ритм и плавность повествования, довести его до устной речи, т.е. фольклора.
Отметим еще несколько стилистических особенностей.
— Что вы можете сказать о диалогах в тексте? Как их назвать: правдивыми или лаконичными?
Для диалогов с темпом, как и для других диалогов в летописце, характерны лаконичность (лаконичность и точность), простота.
— Часто ли встречаются прилагательные, существительные, глаголы? Почему?
Если обратить внимание на особенности языка летописного отрывка, то можно отметить, что прилагательные в тексте очень редки. В основном мы видим существительные и глаголы.
Глаголы очень выразительны, например: они встали, они были измучены, мчатся, мчатся, умирают, идут, разрушают, стучат, кричат, сокращаются, давят, собирают, гнали . Это говорит о том, что для людей того времени очень важны были не только свойства или качество предметов, но и их действия.

II. Пересказ с сохранением стилистических особенностей текста
Такой пересказ — очень сложная задача для пятиклассников. Пересказать полный текст так, как нужно, детям 10-11 лет практически невозможно. Нам не стоит задача контроля, нам важно научить детей пересказывать с сохранением стилистических особенностей. Лучше всего выстраивать работу: один ученик (более слабый) выразительно читает отрывок (примерно размером с первый абзац), второй, следующий за ним, пересказывает и так далее.

Литература и изобразительное искусство
В рубрике учебника «Литература и изобразительное искусство» (с. 50) Вопросы и задания к репродукции картины А. Ивановой «Подвиг юного киевлянина» (с. 48) . Это должно помочь детям понять эту картинку. Есть возможность организовать беседу, в которой преподаватель сможет включить некоторую информацию о классицизме, о художнике и создании картины.
Андрей Иванович Иванов жил в 1776-1848 гг., Т.е. в конце XVIII — начале XIX в. В это время в искусстве России царили принципы классицизма, который относился к наследию Древней Греции и Древнего Рима как норму и идеальный образец. Одним из главных отличий русского классицизма было стремление художников отразить идею гражданства и патриотизма (любви к Родине) в искусстве идеи гражданства.
Живопись А.И. Иванова «Подвиг юного киевлянина» был создан около 1810 года (через два года после его создания начнется Отечественная война 1812 года с Наполеоном). Художник берет сюжет из русской летописи, перекликающейся с одним из рассказов истории Древнего Рима о том, как молодые римляне спасли город от нашествия Галова.
Художник не стремится к исторической достоверности костюмов и пейзажа. Ему важнее показать патриотический порыв юноши, спасающего свою Родину от врагов.
Мы видим молодого человека, который, пробежав через стан врагов, на берегу реки скинул одежду и поспешил броситься в воду, чтобы перекручивать реку. В фигуре молодого человека мы видим коня в кроне с развевающимся хвостом и гривой на фоне озабоченности тем, что черные ветви дерева формировали тьму тьмы вечернего неба. Справа от лошади угадываем бледные силуэты всадников противника, прыгающих, чтобы догнать героя. За ними — контур крепостной стены, нанесенной киевскими печенегами.
В левом нижнем углу мы видим полосу реки, окаймленную травой. На берегу, опираясь рукой о песчаное дно реки, лежит русский Богатырь в кольчуге, в груди у него торчит Управляемая стрела. Еще одну стрелу, уже вынутую из раны, он держит в правой руке. На его лице выражены страдания и надежда, что юноша спасет родную землю, за которую воин пролил свою кровь. Его левая рука поднята, как будто он своим жестом хочет благословить Высшее, но ему не хватает силы.Серебряная цепочка-цепочка, отбрасывающая экранирование молодого человека, алый пояс и алые элементы одежды в одном смысле связывают образы отеля и раненого воина.
Главный герой картины, киевский ярлык, изображен обнаженной. В правой руке он уздечка, он держит алый развевающийся плащ, благодаря которому передается стремительность движения юноши. Алый цвет символизирует героизм. Светлые локоны развеваются, тело напряжено в беге так, что мы видим упругие мускулы героя.Перед лицом его сосредоточенности желание, но не страх. Он хочет добраться до русских войск, но не желание остаться в живых движется к ним: его задача — передать воинам важное сообщение. Тело освещено светом зари, который освещен слева, за рекой, где находятся войска губернатора Претича. Мы предполагаем, что с помощью изображения художник хотел передать идею освобождения от врагов.
С помощью картины художник рассказывает нам, как человек стремится к свободе, к победе над врагами, их, страхом и тьмой.

III. «Прошлое должно служить нашему времени!» (Д.С. Лихачев)
Читаем статью из учебника, составленную по книге Д.С. Лихачева «Землянин» (с. 49) ответим на вопросы (с. 49-50) .
— Какова позиция героев прочитанного вами летописного рассказа «Подвиг отеля Hillyan и выходка губернатора претия»? (1 вопрос.)
Герои прочитанной летописи в основном занимают высокое положение в обществе: Петич — губернатор, заключает мир с печенегским князем; Святослав — русский князь, княгиня Ольга — его мать.Не занимает высокого положения только бирки, но княжеский слуга не простолюдин, и это можно назвать выдающейся храбростью.
— Как вы понимаете слова Д. С. Лихачева: «Надо быть благодарными сыновьям нашей великой матери — Древней Руси»? (2-й вопрос.)
Мы должны быть благодарны сынам древней Руси за то, что они отстаивают независимость нашей Земли в нелегкой борьбе с захватчиками, подавая нам пример внутренней силы и душевного сопротивления.Наша признательность выражается в бережном отношении к памятникам русской старины, в вдумчивом и внимательном изучении истории, в заботе о красоте и процветании нашей современной России. Наша страна — это наше наследие, и мы должны заботиться о ней, а потом передать нашим детям.
— Может ли повествование о киевлянах «служить современности»? (3-й вопрос.)
Повествование о подвиге гостиницы «Киевян» может служить примером мужества и самоотверженности во имя спасения Родины.

Домашнее задание
Вспомните басни, которые учили в начальной школе.
Индивидуальное задание
Подготовить рассказы о детстве М. В. Ломоносова, о годах его учения, о научных открытиях, о литературной деятельности; Подготовьте выразительное чтение наизусть Сонет С. И. Стромилова «Ломоносов» или стихотворение Н. А. Некрасова «Школьник» (см. Их в следующем разделе нашей книги).

Тема: М. В. Ломоносов: рассказ о жизни писателя.«Два астронома на пиру случились вместе …» — научные истины в поэтической форме. «Красота, великолепие, сила и богатство русского языка …» (М. В. Ломоносов)

Цель: Рассказать о выдающемся ученом — М.В. Ломоносов; Восстановите его вклад в российскую науку.

Оборудование: презентационное, компьютер, проектор, экран.

Во время занятий.

I. Разминка шарнирного сочленения

II.М. В. Ломоносов: Детство, годы занятий, научная и литературная деятельность
Просмотр презентации с комментарием учителя.

Стромилов С.И.
ЛОМОНОСОВ

Сонет

III. «Два астронома на празднике произошли вместе …» научных истин в поэтической форме
Учитель читает стихотворение «Два астронома на празднике произошли вместе …», затем беседует со студентами, выясняя, как они поживают постигает стихотворение и углубляет понимание творчества Ломоносова трудным для пятиклассников.

Wordwork
Первое, на что обращают внимание дети, — это лексические и грамматические архаизмы.
Случилось вместе — Встретимся вместе.
Спорили … в жару — Жарко, горячо спорили.
Солнце идет круг — Вокруг идет солнце.
Как вы говорите о сомнениях? — Как вы рассуждаете, что думаете об этом спорном вопросе?
Такой. (Приложение) — это.
Жарков (СУМ.) — печаль ( jarbow — Жареная еда, обычно мясо).

Разговор
— Кто такие Коперник и Птолемей? Когда они жили? Могли ли они действительно встретиться на застолье?
Дети учатся работать со сносками.
Точные даты жизни астронома Птолемея нам неизвестны. Он родился около 90 г. Умерло около 160 г. нашей эры. Он жил Птолемеем в Древней Греции. Разработал математическую теорию движения планет вокруг Земли (геоцентрическая система).
Коперник родился спустя тысячу триста лет после смерти Птолемея, поэтому они никак не могли встретиться. Польский астроном объяснил, как планеты (включая Землю) обращаются вокруг Солнца. (гелиоцентрическая система).
— Как вы думаете, почему в поэме Ломоносова встречаются Коперник и Птолемей? Где они встречаются?
Можно предположить, что Ломоносов мог изобразить нам разговор Коперника с последователями Птолемея.
— Что противоположно взглядам ученых?
— Кому принадлежит хозяин дома, в котором собрались ученые, за разрешение спора? Как повар решает этот спор?
Коперник и Птолемей спорили об устройстве мира.Коперник утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца. Птолемей считал, что Солнце и все остальные планеты вращаются вокруг Земли.
Хозяин дома, в котором происходит застолье, обращается с вопросом к улыбающемуся повару. Повар решает спор, говоря, что Коперник прав. Сравнив солнце с очагом, а землю с мясом, которое нужно жарить, повар усмехнулся: кто угодно будет вращать жаркое вокруг фокуса, а не наоборот.
— В годы Ломоносова идея геоцентрической системы давно отвергнута учеными: все уже поняли, что это не Солнце вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца.Почему Ломоносов снова поднимает эту тему? В чем идея этого баса?
Ломоносов хотел подтвердить своей работой, что законы Вселенной объединены как в большом, так и в малом, что при внимательном наблюдении за окружающим может быть подтверждено великими научными открытиями.
— Что Содружество Науки (Филология, Астрономия) и Жизнь в стихотворении «произошло вместе два астронома на пиру …»? (2-й вопрос, стр. 53.)
Содружество филологии, астрономии и жизни проявилось в том, что Ломоносову удалось написать стихотворение (филология) о двух ученых (астрономия), приведя пример из жизни в качестве доказательства.
Разрешите еще раз прочитать стихотворение, мы предложим студентам выразительно его прочесть.

Домашнее задание
Подготовить выразительное чтение Басни М.В. Ломоносова «Два астронома на пиру …» (или выразительное прочтение высказывания Ломоносова «Красота, великолепие, сила и богатство …»).
Подготовить малый письменный Изречение-рассуждение: «Красота, сила, богатство устной речи зависит от …»

Индивидуальное задание
Подготовьте выразительное чтение таза Эзопа и Лафонтена.

Все годы ее жизни

Введение
Биография автора
Краткое содержание сюжета
Персонажи
Темы
Стиль
Исторический контекст
Критический обзор
Критика
Источники
Дополнительная литература

Морли Каллаган
1936

«Все годы ее жизни» рассказ канадского писателя Морли Каллагана. Он был опубликован во втором сборнике рассказов « Теперь, когда апрель здесь и другие рассказы » (Нью-Йорк, 1936).«Все годы ее жизни» — это незамысловатый рассказ всего с тремя персонажами, написанный в экономном, неприхотливом стиле, типичном для работ Каллагана. Молодой человек, Альфред Хиггинс, пойман своим работодателем Сэмом Карром за воровством вещей из аптеки, где он работает. Вместо того, чтобы немедленно вызвать полицию, мистер Карр посылает за матерью Альфреда. История сосредотачивается на психологическом состоянии миссис Хиггинс, которое к концу истории оказывается совершенно отличным от того, как оно появляется вначале. Когда Альфред замечает эту перемену в своей матери, у него бывает момент озарения, когда он понимает в ней то, чего раньше не замечал.Всего на нескольких страницах Каллагану удается рассказать трогательную историю о преданности матери своему своенравному сыну и о внезапном обретении сыном новой зрелости. История заканчивается на ноте тихой надежды.

Эдвард Морли Каллаган родился 22 февраля 1903 года в Торонто, Онтарио, Канада. Он был вторым сыном Томаса и Мэри Каллаган и вырос в семье среднего класса, где почитали литературу.


С 1921 по 1925 год Каллаган учился в колледже Св. Михаила при университете Торонто, получив степень бакалавра искусств в 1925 году.В эти годы он написал свою первую художественную литературу. Летом он работал в еженедельнике Toronto Star, , где подружился с Эрнестом Хемингуэем.

В 1925 году Каллаган поступил в юридический факультет Осгуд-Холла, который окончил в 1928 году. Однако он никогда не занимался юридической практикой, потому что к тому времени он опубликовал несколько рассказов и свой первый роман, Странный беглец (1928). За этой работой последовал сборник рассказов A Native Argosy (1929).

В 1929 году Каллаган женился на Лоретто Флоренс Ди.Они провели медовый месяц в Париже, оставшись там на семь месяцев. У пары родилось двое детей.

Начало и середина 1930-х годов были для Каллагана плодотворным периодом. Он написал новеллу No Man’s Meat (1931) и пять романов: Это никогда не закончится, (1930), A Broken Journey (1932), Таков мой любимый (1934), Они унаследуют Земля (1935) и Больше радости на небесах (1937). Он также опубликовал сборник рассказов Now That April’s Here and Other Stories (1936), в котором содержится рассказ «Все годы ее жизни.

В 1938 году, когда его репутация росла, а критики и читатели хвалили его самобытный стиль, творчество Каллагана иссякло, и он перестал писать романы и рассказы. Он пробовал свои силы в драматургии, но две пьесы, написанные в 1938 году, были вынуждены подождать десять лет, прежде чем его выпустят. Он написал немного больше до 1947. Вместо этого Каллаган занялся другими занятиями. Он был спортивным обозревателем для New World Illustrated; он присоединился к персоналу радиопрограммы Канадской радиовещательной корпорации (CBC) Things To Come; , а в 1947 году он присоединился к группе викторины радиостанции CBC Beat the Champs. Каллаган также написал сценарий для Национального совета по кинематографии Канады.

Каллаган возобновил писать рассказы и романы в 1947 году. Его роман Любимые и потерянные (1951) получил премию генерал-губернатора в области художественной литературы. Четыре года спустя Каллаган выиграл художественный приз журнала Maclean’s за новеллу Человек в пальто , которую Каллаган адаптировал в романе Многоцветное пальто (1960).

В 1958 году Каллаган освещал смерть Папы Пия XII в Риме для еженедельного журнала Toronto Star .Эта статья легла в основу его романа «Страсти в Риме » (1961). Его третий сборник рассказов Рассказы Морли Каллагана был опубликован в 1959 году. В 1963 году Каллаган опубликовал То лето в Париже: воспоминания о запутанной дружбе с Хемингуэем, Фицджеральдом и некоторыми другими , мемуары о его отношениях с Хемингуэем и другими. Ф. Скотт Фицджеральд летом 1929 года.

В последние годы своей жизни Каллаган продолжал писать, опубликовав A Fine and Private Place (1975), Close to the Sun Again (1977) и A Time for Иуда (1983).В 1982 году Каллаган был назначен кавалером Ордена Канады. В 1983 году он получил премию «Автор года» Канадской ассоциации книготорговцев. Дикий старик на дороге (1988) был его последним романом. Каллаган умер 25 августа 1990 года в возрасте восьмидесяти семи лет.

«Все годы ее жизни» происходит в аптеке в неназванном городе, который вполне может быть Нью-Йорком. История начинается однажды вечером в конце лета, когда Альфред Хиггинс, работающий в аптеке, надевает пальто, готовый отправиться домой.Владелец аптеки Сэм Карр говорит, что хочет поговорить с Альфредом перед его отъездом.

Альфред знает, что что-то не так, из-за тона голоса его работодателя. Его сердце начинает быстро биться. Г-н Карр просит его достать из кармана некоторые предметы, в том числе губную помаду и зубную пасту.

Покрасневший Альфред пытается протестовать. Потом он пугается и не знает, что сказать. Он достает предметы из кармана. Мистер Карр спрашивает его, как долго он воровал в магазине, и Альфред отвечает, что никогда раньше этого не делал.Но мистер Карр знает, что Альфред лжет. У Альфреда всегда проблемы на работе, и он не может работать.

Г-н Карр упрекает Альфреда, говоря, что он был готов ему доверять. Он не хочет сразу звонить в полицию. Он указывает, что позвонит отцу Альфреда, но Альфред говорит, что его отца нет дома. Из-за протестов Альфреда мистер Карр решает вместо этого позвонить матери Альфреда. Он объясняет ей, что у Альфреда проблемы, и просит ее прийти в магазин.

Они молча ждут, пока миссисПриходит Хиггинс, мать Альфреда. Г-н Карр объясняет, что Альфред воровал мелкие предметы из магазина. Миссис Хиггинс спрашивает сына, правда ли обвинение, и он признает, что это так. Единственное, что он может объяснить тому, что он сделал, это то, что он тратил деньги со своими друзьями.

Миссис Хиггинс поворачивается к мистеру Карру и говорит с простой серьезностью. После того, как мистер Карр объясняет, что он намеревается вызвать полицию, миссис Хиггинс мягко говорит, что, по ее мнению, ее сын больше всего нуждается в небольшом полезном совете.Альфред удивлен, насколько спокойно и невозмутимо звучит его мать, и чувствует, что она произвела благоприятное впечатление на его работодателя.

После того, как мать Альфреда заговорила, мистер Карр говорит, что не хочет быть резким, и предлагает просто уволить Альфреда и больше не поднимать этот вопрос. Миссис Хиггинс говорит, что никогда не забудет его доброту. Она и мистер Карр расстались в теплых отношениях.

Когда мать и сын вместе идут домой, Альфред боится говорить. Он рад, что сбежал так легко, но ему интересно, о чем думает его мать.Когда он наконец заговорит, он обещает больше не попадать в такую ​​ситуацию. Его мать сердито отвечает, говоря, что он снова опозорил ее. Она говорит ему молчать.

Когда они приходят домой, мать снова упрекает его. Она велит ему лечь спать и никогда не рассказывать об этом отцу.

Пока он раздевается в своей спальне, Альфред слышит, как его мать ходит по кухне. Она заваривает чай. Он испытывает некое удивление и восхищение ее силой.Затем он идет на кухню и в дверях видит, что она наливает чашку чая. Она больше не та спокойная женщина, какой была в аптеке. Ее лицо выглядит испуганным, а рука дрожит, когда она наливает чай. Она выглядит старой.

Альфред понимает, что именно так было с его матерью каждый раз, когда он попадал в беду. Теперь он понимает все, о чем она думала, когда они молча шли домой. Просто глядя на то, как дрожит ее рука, когда она подносит чашку к губам, он думает, что знает все, что она пережила в своей жизни.Он чувствует, что смотрит на нее впервые.

Сэм Карр

Сэм Карр — маленький седой владелец аптеки, где работает Альфред. Он проницательный человек, которого нелегко обмануть, и в течение некоторого времени он знал, что Альфред воровал вещи из магазина. Мистер Карр также обладает некоторым терпением. Он не взрывается гневом на Альфреда, но остается вежливым и обходительным, даже несмотря на то, что его манеры суровы. Он производит впечатление терпимого, доброго человека. Он говорит, что ему нравится Альфред, и он вполне готов ему доверять, и он не спешит звонить в полицию, когда наконец сталкивается с молодым человеком по поводу его мелких преступлений.Он просто хочет поступать правильно.

Альфред Хиггинс

Альфред Хиггинс — молодой человек, вероятно, позднего подросткового возраста. У него есть два старших брата и младшая сестра, которые вышли замуж и уехали из дома, в то время как он все еще живет со своими родителями. Альфред — некомпетентный, незрелый молодой человек, которому трудно найти работу. История начинается с того, что он шесть месяцев работает в аптеке, но вот-вот он узнает от своего работодателя о его привычке воровать из магазина. Сначала он пытается блефовать, а затем лжет, чтобы выйти из ситуации.Когда это не срабатывает, его мать должна прийти и спасти его. Однако эгоистичный Альфред психологически растет по ходу сюжета. Он понимает, насколько тяжела жизнь его матери, и, кажется, готов начать новую, более зрелую жизнь в своей жизни.

Миссис Хиггинс

Миссис Хиггинс — мать Альфреда. Она пухленькая, дружелюбная. Когда Сэм Карр звонит и рассказывает ей о ситуации с сыном, она сразу же идет в аптеку, даже не переодевшись.Она явно предана своему сыну, хотя также полностью осознает, как плохо он себя ведет и какие неприятности причиняет ей. Она ничего не говорит об этом в своих отношениях с мистером Карром, с которым она очаровательна, скромна и достойна. Ей удается смягчить сердце мистера Карра. Однако по дороге домой с Альфредом миссис Хиггинс раскрывает другую сторону своей личности, когда она сердито говорит с ним, говоря, что он опозорил ее. В общем, миссис Хиггинс — женщина, находящаяся в очень тяжелом положении. Ее сын постоянно попадает в неприятности, а ее дочь, которая даже моложе Альберта, вышла замуж за миссис Дж.Пожелания Хиггинса. Миссис Хиггинс часто удается создать образ силы, но на самом деле она слаба и почти на пределе возможностей.

Материнская любовь

Миссис Хиггинс демонстрирует материнскую преданность своему сыну. Ее преданность настолько велика, что она способна преодолеть безмерность собственных забот, разочарований и травм, чтобы прийти ему на помощь.

Судя по тревожному поведению миссис Хиггинс на кухне после того, как они с Альфредом вернулись из аптеки, стало ясно, что она живет в очень тяжелом состоянии.Кажется, она на пределе возможностей. Это заставляет читателя оценить героические усилия, которые она только что приложила, чтобы представить мистеру Карру спокойную внешность. Для этого ей, должно быть, потребовалось огромное количество сосредоточенной воли. Была поздняя ночь, когда ей позвонили из аптеки и она вышла из дома, не одевшись должным образом. Единственное, о чем она думала, — это благополучие сына. Что бы ни потребовалось сделать, она найдет способ сделать это. Она обращается с мистером Карром, который справедливо зол, с трогательной деликатностью и острым пониманием того, какой подход сработает.Она не прочь использовать утонченное женское обаяние, чтобы убедить его проявить снисходительность к ее сыну. Она не предъявляет никаких требований и не бросает вызов мистеру Карру. Она просто высказывает мнение (что иногда мальчику нужен не наказание, а хороший совет). Ее спокойное достоинство становится доминирующим в аптеке, и мистер Карр смягчается.

Альфред замечает, что делает его мать, но не понимает почему. Он знает, что если бы они были дома и кто-нибудь предложил бы его арестовать, его мать очень разозлилась бы.Но у миссис Хиггинс есть материнская интуиция относительно того, какие качества ей нужно продемонстрировать в данный момент. Ее любовь к сыну, материнская любовь, ради которой нет слишком больших жертв, нет слишком сложных задач, дает ей нужные слова.

Поразительный характер перемены, которую претерпевает миссис Хиггинс, когда они приходят домой, только подчеркивает, по контрасту, огромные усилия, которые она, должно быть, приложила, чтобы вывести своего сына, который так много раз разочаровывал ее, из трудного положения. Ее действия демонстрируют торжество любви даже в самых тяжелых обстоятельствах.

Медиаадаптации

  • «Все годы ее жизни» был адаптирован как одноименный фильм в 1974 году. Режиссер Роберт Фортье, в главных ролях — Карл Маротт, Уолтер Уэйкфилд и Мэри Гей Пинатель.

Сочувствие, знание и взросление

В начале истории Альфред — невзрачный молодой человек, которому мало, что можно похвалить. Он не сочувствует другим и не считает, что воровать у своего работодателя — это плохо. Он ворует, чтобы не отставать от друзей.Он кажется поверхностным и некомпетентным. И все же к концу истории он безмерно вырос. Рост начинается, когда он идет на кухню, планируя поблагодарить свою мать за достоинство и силу, которые она проявила в общении с мистером Карром. Но Альфред обнаруживает, что его впечатление о матери не соответствовало действительности. Спокойная сила, которую она излучала, была исключительно ради него. Внутренне она была кем-то другим. Внезапное осознание этого факта полностью останавливает Альфреда. Он понимает, через что пришлось пройти его матери в своей жизни; он понимает все ее безмолвные трагедии.Он также знает, о чем она, должно быть, думала, когда они вместе шли домой. В этот момент сочувствия, знания и проницательности Альфред совершает прыжок за пределы своего личного мира с его мелкими эгоистичными заботами в мир другого человека. Он узнает, как чувствовать боль другого человека, и тем самым видит более зрелый образ жизни и бытия. В этот момент Альфред Хиггинс начинает расти.

Точка зрения

История рассказывается с точки зрения выборочного всеведущего рассказчика.Это означает, что, хотя рассказчик, который не является персонажем рассказа, может проникнуть в сознание любого персонажа и рассказать о том, что думает персонаж, на практике он ограничивается сосредоточением внимания на одном персонаже.

Например, рассказчик дает мало информации о том, что думает мистер Карр, поскольку мысли владельца аптеки очевидны из его слов и действий; его раздражает то, что наемным работником является вор. Любое большее внимание, уделяемое работе разума мистера Карра, отвлечет внимание читателя от того, чего хочет автор, о чем думает Альфред.Альфред — главный герой, и знание рассказчиком того, что происходит в уме Альфреда, позволяет читателю наблюдать за ним как изнутри, так и снаружи.

Темы для дальнейшего изучения

  • Опишите случай в вашей собственной жизни, когда у вас был момент откровения о ком-то. Какую истину вы увидели, которая не была очевидна для вас раньше, и как она изменила ваше поведение впоследствии?
  • Как вы думаете, мистеру Карру следовало передать Альфреда полиции? Было бы лучше для Альфреда в долгосрочной перспективе, если бы его привлекли к суду, или его осознание того, как сильно страдает его мать, будет достаточно, чтобы он изменил свой образ жизни? Объясните свой ответ, основываясь на событиях в истории.
  • Напишите небольшой рассказ длиной примерно в две страницы, который следует структуре многих рассказов в сборнике Каллагана «Теперь, когда апрель здесь» и «Другие рассказы» . Ваш рассказ должен состоять из краткой прелюдии, в которой объясняется ситуация, за которой следует конфронтация. Конфронтация должна привести к некоторому моменту осознания (или откровения) со стороны главного героя, в котором он или она достигает нового понимания жизни или нового понимания своих отношений с кем-то другим.Ограничьте историю тремя персонажами или меньше.
  • Изучите Великую депрессию 1930-х годов. Каковы были причины депрессии? Какой была жизнь безработных или частично занятых? Как люди пережили такие невзгоды? Какие изменения привела Великая депрессия в социальную и экономическую политику США и Канады?
  • Перепишите «Все годы ее жизни» с точки зрения мистера Карра. Покажите, как он реагирует на происходящее. Покажите, что он думает и чувствует.В финальной сцене, после того как миссис Хиггинс и Альфред ушли, покажите, как мистер Карр размышляет о том, что произошло, и задается вопросом, правильно ли он принял решение. Подарите ему момент откровения, когда он поймет что-то в жизни, что раньше не поражало его.

Рассказчик также предпочитает не заглядывать в сознание матери Альфреда. Эффективность сцены в аптеке зависит от незнания читателем истинного душевного состояния миссис Хиггинс. Понимание внутреннего мира миссис Хиггинс должно прийти позже через Альфреда.Именно этот факт придает истории убедительный и трогательный вывод, потому что важно не душевное состояние миссис Хиггинс как таковое, , а то влияние, которое оно оказывает на ее сына, когда он воспринимает это впервые.

Реализм

Рассказ принадлежит литературному направлению, известному как реализм. Писатель реализма стремится создать впечатление, будто он представляет жизнь такой, какая она есть. Противоположностью реализму является романтическая фантастика, в которой жизнь представлена ​​в более авантюрном или героическом свете.Реализм имеет дело с обычными персонажами, занятыми повседневными делами (например, работающими в аптеке) и переживающими переживания, которые могут случиться с кем угодно. Трудно найти трех более обычных, ничем не примечательных персонажей, чем Альфред, его мать и мистер Карр. И все же, как это иногда случается в реалистической фантастике, матери Альфреда благодаря огромному усилию воли удается подняться до уровня, который если не совсем героический, то определенно обладает некоторым благородством.

Канадская литература в 1920-х и 1930-х годах

Канада официально не стала страной до 1867 года, поэтому у нее был относительно короткий период, чтобы создать свою собственную литературу.До того, как Каллаган появился на сцене в конце 1920-х годов, немногие канадские писатели-новеллисты добились каких-либо отличий. Как указывает Уолтер Аллен в The Short Story on English, большей части канадской литературы до 1920-х годов также касались либо пасторальной жизни, либо жизни в дикой природе, ни одна из этих тем не интересовала Каллагана, выросшего в городской местности.

Самым уважаемым канадским литературным предшественником Каллагана обычно считается Дункан Кэмпбелл Скотт (1862–1947).Скотт знал о работах лучших европейских писателей своего времени, таких как Флобер и Ги де Мопассан, что позволяло ему создавать произведения высочайшего качества. Самым известным произведением Скотта из трех опубликованных им сборников рассказов является The Village of Viger (1896).

Другой канадский писатель рассказов, стихов и романов — современник Каллагана Раймонд Книстер (1899–1932). Его рассказы отличаются ясностью и острой реалистичностью. Сам Каллаган признал высокое качество работы Книстера, но многообещающая карьера Книстера была прервана его преждевременной смертью (он утонул в озере Св.Клер, Онтарио, в возрасте тридцати трех лет). Однако, по словам Аллена, именно Каллаган положил начало канадской литературе.

Каллаган зарабатывал себе на жизнь в 1930-е годы, издавая публикации в Соединенных Штатах, а не в Канаде. Канадскому писателю того периода было непросто получить публикацию в своей стране. В эссе «Бедственное положение канадской беллетристики», опубликованном в 1938 году в газете University of Toronto Quarterly, Каллаган советует молодым канадским писателям, что даже если у них есть талант и они будут писать честно, они не будут опубликованы в своей стране, если они сначала публикуются в другом месте.Каллаган отмечает, что единственные канадские писатели, которые публикуются в Канаде, — это те, кто желает преобразовать свои работы в предсказуемую формулу, которая будет соответствовать требованиям «изящных» журналов массового рынка. По словам Каллагана, канадский писатель-литератор, который не готов пойти на компромисс со своей честностью в угоду рыночным потребностям, не будет иметь выхода для своей работы. Единственная причина, по которой Каллаган смог зарабатывать на жизнь своим писательством, заключалась в том, что он публиковался в так называемых «качественных» журналах США, таких как Harper’s, Scribner’s, the Atlantic, Esquire и New Yorker. . Его книжное издательство в 1930-х годах, Random House, также было американской компанией.

В 1940-х годах стала появляться более характерная канадская художественная литература, опубликованная канадскими издателями в работах Синклера Росса (1908–1996) и Хью Макленнана (1907–1990). Эти писатели основывали свои работы не на американских или британских моделях, а на канадской тематике и канадской идентичности. Это развитие заняло некоторое время, чтобы проникнуть в канадскую систему образования. Выдающаяся канадская писательница Маргарет Лоуренс (1926–1987) вспоминала, что, когда она училась в средней школе в начале 1940-х годов, канадский автор не дал ей ни одной книги.Она считала, что канадцы того периода серьезно недооценивали литературу, написанную их собратьями-канадцами.

В 1930-е годы рассказы Каллагана высоко ценились критиками и рецензентами. Его творчество сравнивали с работами русских писателей Льва Толстого и Антона Чехова, оба из которых были мастерами новеллистической формы.

Виндхэм Льюис положительно отзывается о сборнике Now That April’s Here и Other Stories , в котором появилась «Все годы ее жизни».Следующий комментарий из обзора Льюиса, который появляется в книге Брэндона Конрона Morley Callaghan, , отражает суть «Все годы ее жизни»: «Это сказки, полные человеческого сочувствия — смешение всех жизненных событий в единое целое. образец терпимости и милосердия «. Льюис восхищается тем, как почти все истории в Now That April’s Here и Other Stories мягко заканчиваются на ноте примирения.

Конрон отмечает, что отношения между родителями и детьми являются темой многих историй в Now That April’s Here и Other Stories , и он также подчеркивает «двойное разоблачение» миссис Дж.Хиггинс в «Все годы ее жизни». Под этим он подразумевает контраст между мужественным зрелищем, которое она устраивает в аптеке, и «испуганным отчаянием и трепетной слабостью», которые она затем демонстрирует в своем доме. Рассказы Каллагана, замечает Конрон, следуют определенной схеме:

Все они являются самодостаточными анекдотами. Их начало обычно является декларативным заявлением, которое подготавливает почву для драмы, которая чаще всего носит психологический характер и требует небольшого действия. Ставится проблема, и благодаря описанию, диалогу и внутреннему монологу история легко движется через кульминацию к финалу, который, возможно, не решает дилемму, но неизменно оставляет ее в памяти читателя.

Сравнить и сопоставить

  • 1930-е годы: Канадская литература все еще находится в зачаточном состоянии и не известна наличием собственных отличительных характеристик. Англоязычные канадцы, как правило, читают в основном британскую или американскую художественную литературу, но Каллаган привносит новый голос в канадскую художественную литературу.
    Сегодня: Канадская литература находится в авангарде мировой литературы. Такие писатели, как Элис Манро, Маргарет Этвуд, Майкл Ондатье, Янн Мартель, Алистер Маклауд и Кэрол Шилдс, удостоены таких международных наград, как престижная Британская Букеровская премия и Американская Пулитцеровская премия за свои работы.
  • 1930-е годы: Политическая ситуация в Европе стремительно ухудшается. В 1936 году, когда выходит книга Каллагана « Теперь, когда апрель здесь» и «Другие истории », немецкие войска под руководством Адольфа Гитлера маршируют в Рейнскую область. Трехлетняя гражданская война в Испании также начинается в 1936 году. В 1939 году начинается Вторая мировая война.
    Сегодня: Европа преодолела многие последствия событий 1930-х и 1940-х годов. Германия больше не делится на Восточную и Западную Германию.Железный занавес больше не разделяет Восточную и Западную Европу. Испания — это демократия. Европейское сообщество неуклонно расширяется, и Организация Североатлантического договора (НАТО) постепенно увеличивает свое членство, включая страны, которые ранее были членами коммунистического советского блока.
  • 1930-е годы: Великая депрессия создала трудности для миллионов людей в Северной Америке. На пике депрессии в Канаде в 1933 году безработица составляла 27 процентов. С 1929 по 1933 год валовой национальный продукт Канады упал на 43 процента.Депрессия заканчивается в 1939 году.
    Сегодня: Канада обладает гораздо большей экономической стабильностью, а ее граждане пользуются большей безопасностью, чем это было в 1930-х годах. Сегодняшние законы, которые регулируют стандартную рабочую неделю и минимальную заработную плату, а также такие программы, как Medicare и страхование от безработицы, возникли из потребностей эпохи депрессии. Банк Канады, центральный банк, который управляет денежной массой и обеспечивает финансовую стабильность, также вырос из Великой депрессии.

«Все годы ее жизни» четко следует этой формуле.


Брайан Обри

Обри имеет докторскую степень. на английском языке и опубликовал множество статей по литературе двадцатого века. В этом эссе Обри обсуждает стиль и структуру рассказов Каллагана и рассматривает важность психологического момента откровения, переживаемого главными героями, особенно Альфредом в «Все годы ее жизни».

Иногда в жизни человека бывают моменты, открывающие дверь к откровению; моменты, когда жизнь раскрывает великую правду, которая раньше была скрыта, и внезапно становятся возможными огромный личный рост и изменения.Такие моменты удивительны, о них часто не просят, и они вполне могут встряхнуть и трансформировать жестко укоренившиеся представления и убеждения. Они могут быть более ценными для человека, чем месяцы или годы скучной, предсказуемой повседневной жизни. Такой момент составляет суть «Все годы ее жизни» Каллагана, которая кажется небольшой историей до последнего абзаца, когда одно-единственное восприятие со стороны Альфреда полностью меняет его жизнь. В этом единственном моменте повышенного восприятия и понимания столько значений, что история становится почти сказкой о взрослении.Это также напоминает о том, что литературные критики называют «романтическим моментом», моментом яркого восприятия мирского события или объекта, которое в первую очередь встречается в поэзии Уильяма Вордсворта, а также у современных прозаиков, современников Каллагана, таких как Джеймс Джойс. , Генри Джеймс, Джозеф Конрад и Вирджиния Вульф. Вульф называл такие моменты «моментами видения», «маленькими ежедневными чудесами, озарениями, неожиданно чиркнувшими спичками в темноте» (цитируется по M. H. Abrams, Natural Supernaturalism: Tradition and Revolution in Romantic Literature ).

Спичка, зажженная в темноте, — прекрасная метафора внезапного озарения, приходящего к юному Альфреду. Он претерпевает скорее внутреннее, чем внешнее изменение (хотя внешнее изменение, несомненно, последует). В «Все годы ее жизни», как это часто бывает в рассказах Каллагана, на поверхности почти ничего не происходит. Внешние события можно связать в одном предложении: молодой человек пойман на воровстве у своего работодателя, но его мать уговаривает работодателя не вызывать полицию. Интерес читателя к рассказу не сосредотачивается в первую очередь на сюжете, и при этом он не сосредотачивается на стиле Каллагана или его описательных способностях.Стиль лаконичен и не украшен, лишен метафор или образного языка любого рода. Дикция также проста, а персонажи описаны с минимумом физических деталей. Все, что читатель узнает о внешности персонажей, — это то, что Сэм Карр маленький и седой; Мать Альфреда «большая и пухлая, с легкой улыбкой на дружелюбном лице»; а у Альфреда худое лицо с прыщами, а мать описывает его как «большого парня». Большинство учителей творческого письма потребуют от своих учеников большего, чем это!

Но Каллаган полностью осознавал, что делал.У него были очень четкие представления о том, как он хотел писать. Он изложил свое кредо в своих мемуарах « То лето в Париже », в которых он отметил, что в молодости он отвергал многих из самых популярных писателей того времени, включая Эдит Уортон и Х. Дж. Уэллса, как «писателей-хвастунов; писатели стремятся доказать своим читателям, что они могут быть умными и иметь какое-то образование ». Его целью как писателя было сосредоточиться на «раскрытии объекта таким, какой он есть». Сложный язык лишь отвлекает внимание от описываемого объекта или события и фокусирует внимание на самом писателе.Поэтому язык Каллагана больше напоминает экономичный, объективный стиль репортера (каким Каллаган был в течение короткого времени), а не литературного писателя. «Говори правду чисто», — был его лозунг. Он вспоминает, как однажды вечером в сумерках услышал пение птиц и женский голос и поставил перед собой задачу описать услышанное так, чтобы это не походило на литературу.

Если стиль Каллаган прямой и точный, то структура «Все годы ее жизни» следует формуле, которая характеризует многие из историй в сборнике Now That April’s Here , как указал Виктор Хоар в своей работе. book Морли Каллаган. Хоар определяет эту структуру как «прелюдию, противостояние, откровение». Прелюдия содержит экспозицию, а также начинает действие, которое быстро перерастает в ссору, несогласие или какое-то недопонимание (конфронтацию). Затем следует резолюция, в которой главный герой достигает обычно позитивного нового понимания некоторого важного аспекта жизни (откровения).

Что мне читать дальше?

  • Таков мой любимый (1934) считается лучшим романом Каллагана.Он рассказывает историю молодого священника, который пытается спасти двух проституток, изображая мир, где цинизм и предательство являются обычным явлением, но также где божественная любовь искупает падших.
  • Оксфордская книга канадских рассказов на английском языке (1986), под редакцией Маргарет Этвуд и Роберта Уивера, содержит сорок один рассказ, написанный в девятнадцатом и двадцатом веках. Среди авторов — Мордехай Ричлер, Алиса Манро, Синклер Росс, Стивен Ликок и Каллаган, а также другие, менее известные писатели.
  • « Избранных рассказов » Алисы Манро (1997) представляет собой репрезентативную подборку произведений канадского писателя, который считается одним из величайших современных авторов рассказов. Ее предметом часто являются беспокойные жизни женщин в маленьких городках Онтарио, но ее искусство выходит за рамки своей довольно узкой основы и имеет универсальную привлекательность.
  • Полное собрание рассказов Эрнеста Хемингуэя: Finca Vigia Edition (1998) — это исчерпывающий сборник рассказов Хемингуэя, который можно использовать для сравнения его работ с работами Каллагана, его друга и современника.

То, что запоминается читателю, обычно является откровением. Часто, как в «Все годы ее жизни», это происходит в самом конце рассказа. В «Обладании» Каллагана, например, единственным светлым пятном в жизни Дэна, безработного молодого человека, является его растущая дружба с молодой женщиной по имени Хелен. Он опустошен, когда Хелен говорит ему, что она должна уехать из города, чтобы заботиться о своей больной матери. После того, как он проводит ее в метро, ​​Дэн чувствует себя одиноким, и ему нечего называть своим, и он упрекает себя за то, что позволил Хелен уйти.Но затем наступает таинственный момент, которым история заканчивается. Идя по улице, Дэн чувствует, как внутри него кипит жизнь города, со всем его шумом и движением, и он внезапно понимает, что его счастье вовсе не зависело от Хелен: «Он чувствовал, что он все это держал в себе, он чувствовал всю радость полного владения, и он больше никогда не мог быть одиноким ».

Другой пример момента откровения встречается в рассказе Каллагана «Младший брат». Это особенно интересно, потому что для создания момента Каллаган повторяет сюжетный прием, который является центральным в «Все годы ее жизни».«Это происходит, когда главный герой наблюдает за другим персонажем или, в случае с« Младшим братом », двумя персонажами, но персонаж или персонажи не знают об этом. То, что видит главный герой, шокирует его. В« Младшем брате »молодой Джимми возвращается домой и находит его старшую сестру Милли сидящей на диване со своим парнем, неприятным мужчиной, которого не любит Джимми. Пока Джимми наблюдает и слушает незаметно, пара, кажется, ссорится, и парень легко бьет Милли по лицу. Джимми ожидает, что его дерзкая сестра нанесет удар его обратно, но вместо этого она начинает плакать.Увидев это, мир Джимми начинает рушиться: «Все важное и постоянное в жизни Джимми теперь казалось ему недоступным».

Хотя устройство сюжета и момент откровения схожи, содержание и эффекты момента Джимми сильно отличаются от таковых у Альфреда из «Все годы ее жизни». В то время как Альфред растет в знаниях, Джимми впадает в замешательство (хотя к концу истории Джимми сумел приспособиться к новым реалиям).

Этот анализ показывает, что в рассказах Каллагана имеет значение изменение точки зрения главного героя.Перед критическим моментом главный герой видит свою жизнь определенным образом, с определенными структурами и значениями. Но после того, как наступает момент перемен, все становится по-другому. Весь смысл жизни претерпевает сейсмический сдвиг. Ни в одном рассказе этот сдвиг не является более очевидным, чем «Все годы ее жизни».

Возможно, один из способов взглянуть на момент трансформации Альфреда — это проанализировать его с точки зрения здорового или нездорового типа личности. В начале рассказа Альфред не выглядел многообещающим материалом.Он производит впечатление полностью эгоистичного человека и не осознает, как его действия влияют на других. Он мало осознает напряжение, в котором находится его мать, или то, на что на самом деле похожа ее жизнь, до того необычного момента, когда он наблюдает за ее дрожащей рукой, когда она подносит чайную чашку к губам. В этот момент он совершает огромный переход к здоровой взрослой жизни («казалось, его юность закончилась»), потому что он научился сочувствовать другому человеку. Сочувствие — это начало сострадания, поскольку для полностью развитого человека вряд ли возможно увидеть страдание другого, как это делает здесь Альфред, и не почувствовать сострадания.Противоположность чуткому человеку — это то, что психологи называют нарциссической личностью. Нарцисс легко узнать как человека, который всегда возвращает разговор к самому себе. В глазах нарцисса все вращается вокруг него, и он практически не осознает потребности и перспективы других людей. Это также верно в отношении социопата, который не способен к сочувствию и просто использует других для удовлетворения своих потребностей.

Между этими двумя крайностями — здоровым и нездоровым типом личности — есть разрыв размером с Гранд-Каньон, и Альфред показывает в момент прорыва, что он может совершить прыжок.Ему помогает ситуация, с которой он спотыкается, потому что это дает ему возможность наблюдать за знакомым человеком, когда тот не подозревает о его присутствии. В социальных ситуациях люди часто маскируются сознательно или бессознательно. Лицо, которое они представляют другим, может не отражать те мысли и чувства, которые они действительно испытывают. Во многих ситуациях это может быть совершенно необходимо, и в рассказе миссис Хиггинс показывает в аптеке, что она мастер таких переодеваний или масок, когда в этом возникает необходимость.Однако в равной степени и маски, которые носят люди, могут мешать общению. И, естественно, когда люди думают, что они одни, они обычно сбрасывают маски, которые обычно носят в других ситуациях. Поэтому мать Альфреда, думая, что ей больше не нужно поддерживать внешность, невольно помогает облегчить решающий момент, когда Альфред видит ее в новом свете. Альфред, конечно же, должен обладать проницательностью и зрелостью, чтобы заметить разницу и позволить ее последствиям глубоко проникнуть в его сознание.

Ирония человеческой жизни заключается в том, что два человека часто могут проводить много лет в непосредственной близости друг от друга и никогда не иметь «момента Альфреда», то есть никогда не иметь глубокого понимания сути и реальности жизни другого человека. Это часто приводит к отсутствию связи, и в конечном итоге между ними выстраивается стена, через которую невозможно проникнуть. Вблизи может быть большое расстояние, как, похоже, было в случае Альфреда и его матери. Особенно важно то, что в рассказе участвуют родитель и ребенок.Поскольку подростки настолько заняты поисками своего собственного места в мире, им может быть трудно увидеть в своих о-о-очень знакомых родителях самостоятельных личностей, со своими чувствами и потребностями. Часто те, кого человеку больше всего нужно увидеть в новом свете, — самые близкие ему люди.

Вот почему последняя строчка рассказа «Ему показалось, что это был первый раз, когда он когда-либо смотрел на свою мать», так трогательна. Задача жизни — всегда видеть заново, не позволять фильму о привычке или обычае притуплять или искажать восприятие.Образ дрожащей руки, держащей чашку, и то влияние, которое это оказывает на Альфреда, несомненно, является светской версией прозрения — озаренного, преобразующего момента, в котором духовная реальность просвечивает сквозь приземленный объект. В Стивен Хиро, Джеймс Джойс определил такой момент (цитируется у Абрамса, Natural Supernaturalism ):

Под прозрением [Стивен] имел в виду внезапное духовное проявление, будь то в вульгарности речи, жестов или жестов. запоминающийся этап самого разума.Он считал, что писатель должен с особой тщательностью записывать эти прозрения, видя, что они сами по себе являются наиболее деликатными и мимолетными моментами.

Хотя Каллаган был насквозь реалистом, светским, а не духовным умом, он повиновался предписаниям Джойса. Нелитературный литератор сохранил этот тонкий момент прозрения в изысканном произведении искусства — рассказе «Все годы ее жизни».

Источник: Брайан Обри, Критическое эссе «Все годы ее жизни», в рассказах для студентов, Гейл, 2004.

Брэндон Конрон

В следующем отрывке из эссе Конрон дает обзоры историй из Теперь, что апрель здесь, , включая «Все годы ее жизни».

Второй сборник Каллагана представляет тридцать пять избранных рассказов, написанных между 1929 и 1935 годами. Все они уже были опубликованы в североамериканских журналах, за исключением заглавной статьи. Он появился в «Этот квартал » (октябрь – декабрь 1929 г.) в результате пари, которое Эдвард Титус заключил с Каллаганом и Робертом Макалмоном в Париже, побудив их написать рассказ, отражающий противоположные взгляды каждого на двух молодых людей, знакомых с Монпарнаса в Париже. 1929 г.Макалмон так и не написал своего рассказа.

«Теперь, когда наступил апрель» — четвертое место в аранжировке книги. Два главных героя, Чарльз Милфорд с его «большой круглой головой, которая должна была принадлежать пресвитерианскому священнику», и его младший компаньон Джонни Хилл с его «довольно беспощадной головой фавна» прибывают в Париж поздней осенью. Они покинули свой родной город на Среднем Западе, убежденные, что американскому континенту «нечего им предложить». После обеда они бродят по улицам, любуясь в окнах художественной галереи такими objets d’art , как «отпечатки тонких, продуманных, несущественных линий Foujita.«По вечерам они сидят вместе в кафе, посмеиваясь над разговорами с другими посетителями. Честные писатели с нетерпением ждут бодрящих весенних дней апреля.

История прослеживается в драматических интермедиях этого осеннего вступления, зимы в Ницце и их нетерпеливое возвращение в Париж в начале апреля. По иронии судьбы этот месяц не оправдал их ожиданий. Он приносит холодную и неприятную погоду, временную разлуку двух друзей, когда Джонни навещает Англию, и необратимый разрыв в их интимных отношениях, когда Констанс Фой «Простодушная толстолицая девочка с телом мальчика и короткими волосами, выкрашенными в красный цвет» становится частью этого нетрадиционного любовного треугольника.В ясные ясные дни, когда «Париж был веселым и веселым», как будто издеваясь над их романтическими надеждами, мальчики «грустят, обижены и сожалеют». Вечером дождливого дня, когда Джонни уезжает, чтобы вернуться домой в Соединенные Штаты с Констанс, Чарльз одиноко сидит в кафе в своем пальто, обернутом вокруг него, и впервые в Париже в большой черной американской шляпе.

На протяжении всего изображения этих молодых людей Каллаган тщательно выстраивает детали, которые подтверждают атмосферу интимности, которая окружает его основные фигуры, движущиеся по кругу левого берега: «Люди, сидевшие в кафе вечером при включенном свете, видели их. вместе переходят дорогу под уличным фонарем, их тела наклонены вперед под одинаковым углом и идут на цыпочках.«Нервная привычка Чарльза« чесать щеку ногтем указательного пальца правой руки до тех пор, пока кожа не станет разорванной и огрубевшей », его манера поднимать брови, манера Джонни хихикать, прижимая палец к рту, и даже их разговоры в спальне — все это создать конкретную картину их странного мира. Обработка этой детали Каллаганом полна умных предположений и намеков. Даже в названии есть соответствующая ирония с точки зрения оригинального применения Браунинга в «Домашних мыслях из-за границы», как апрельский визит Джонни в Англию приносит не весеннюю радость, а осенний распад разваливающихся семейных отношений, и два мальчика так и не вернутся / Первый прекрасный беззаботный восторг.«Тем не менее, в этой истории есть общая издевательская хрупкость тона, которая не проявляется в ловкой трактовке схожей темы в No Man’s Meat, и отличается от привычной сочувственной или даже отстраненной интерпретации Каллаханом человеческих аберраций.

Семь рассказов из серии «Теперь, когда апрель здесь » включены в ежегодные выпуски « лучших рассказов » Дж. Эдварда О’Брайена за период с 1930 по 1936 г. жанр, а также указание на изменения в его собственной технике.Они также затрагивают различные темы, характерные для его коллекции 1936 года: ссоры и проблемы молодых влюбленных; отношения между родителями и детьми; религиозные и прочие предметы.

«Верная жена», появившаяся в номере от 28 декабря 1929 года, была первыми тридцатью девятью рассказами Каллагана, опубликованными в The New Yorker. Он включен не только в издание The Best Short Stories 1930 года, но и в книгу О’Брайена 50 лучших американских рассказов 1915–1939 (1939), а также в Fifty Best American Short Stories 1915 года. –1965 (1965).В этом произведении чувствуется острое разочарование. Молодая женщина Лола, чей муж — инвалид войны, в последний вечер перед отъездом в колледж приглашает к себе в квартиру молодого обслуживающего персонала Джорджа. Обращает на себя внимание обстановка начала зимы: убогий ресторан возле вокзала, разогревающая база для «ярко одетых и сильно припудренных» девушек, резко контрастирующих с «нежной и отчужденно приятной» Лолой, и старших прилавков со своими знающие способы, которые подстегивают наивного Джорджа, изображены реалистично.Неожиданное приглашение Джорджа в квартиру Лолы и его нервное ожидание умело используются, когда он находит Лолу одетой в обтягивающий свитер и «почти дико» реагирующей на его первые предложения. Но для нее эти объятия окончательны. Она правильно оценила темперамент Джорджа — он «ей не испортит». Эта история типична для Каллагана своим трогательным взглядом на духовное родство, четкостью деталей и окончательным сдвигом разочарования от верной жены Лолы к благородному молодому человеку, который неохотно переносит это.

«Молодой священник», первоначально опубликованный в The New Yorker от 27 сентября 1930 года и включенный в выпуск 1931 года The Best Short Stories, был позже изменен и расширен в главу в A Broken Journey. Как уже отмечалось, этот эпизод представляет собой деликатную трактовку знакомства молодого и неопытного священника с уродливыми реалиями жизни.

«Красная шляпа», впервые опубликованная 31 октября 1931 года в номере The New Yorker и включенная в выпуск 1932 года The Best Short Stories, выражает разочарование, типичное для эпохи Депрессии и соответствующее эпохе депрессии. осенний фон, на котором он установлен.Молодая жена Фрэнсис поддается импульсу тратить большую часть своей недельной зарплаты на маленькую красную шляпку. Поскольку ее муж-актер Эрик, оставшийся без работы четыре месяца, «в последнее время был настолько угрюм и недоволен, что теперь она с удовольствием подумала о том, чтобы доставить ему удовольствие, надев что-то, что придаст ей новую элегантность, заставит его почувствовать себя веселым и гордым за нее и рада, в конце концов, что они поженились «. Однако ее страстное моделирование шляпы провоцирует жестокую ссору с Эриком из-за деликатной темы денег.Стремясь умилостивить его, она продает шляпу хозяйке за треть первоначальной цены.

Структура аккуратно движется по кругу, эмоции Фрэнсис описываются одинаковым языком как в начале, так и в заключении. Точно так же, как она позволила своим фантазиям блуждать перед серебристым манекеном с красными губами в витрине магазина, она дает надежду на то, что сможет выкупить шляпу у миссис Фоули, и чувствует «рвение и слабость. Это была простая красная шляпа, изящная и дорогая, изящная и дорогая, из тех, что ей хотелось в течение многих месяцев, простая фетровая шляпа, но такая необычная.«Желание Фрэнсис, ее нерешительность и тонко продуманные рациональные объяснения переданы конкретно. Сцена в магазине, где« продавщица с глубокой грудью, великолепно одетая в корсет и одетая в черный шелк »снисходительно улыбается одобрительной улыбке, а видение Фрэнсис собственного лица на снимке. зеркало, напоминающее лицо манекена, аккуратно уравновешено домашней сценой с Эриком, безутешно рухнувшим на стул и жестоко разрушающим мечту Фрэнсис о его восхищенном одобрении. 1932 г. и был включен в издание 1933 г. «Лучшие рассказы», ​​ исследует дилемму совести римско-католического священника.Призванный к постели больной и напуганной женщины, оставившей Церковь, старый отец Макдауэлл встречает угрюмое сопротивление своего мужа Джона Уильямса. За ширмой своей глухоты, одышки и усталых ног священнику удается проникнуть в спальню, которая символически напоминает ему комнату маленькой девочки с ее светлыми обоями с летящими птичками. Протест Джона против попытки священника разрушить их духовное родство бесполезен перед лицом терпеливой настойчивости и даже коварства отца Макдауэлла.Попросив стакан воды, он быстро слышит признание миссис Уильямс и дает отпущение грехов в течение того короткого периода, когда ее муж выходит из комнаты за напитком.

На протяжении всей истории в центре внимания находится отец Макдауэлл. Важные детали его внешнего вида и терпимого нрава кратко обрисованы в первом абзаце: его «хриплое дыхание», крупное телосложение, «белая голова, за исключением блестящей детской лысины на макушке», его витиеватый вид. лицо с его «тонкими красными переплетающимися линиями вен» и его нежностью к тем, кто пришел признаться.Все эти детали имеют отношение к сцене в спальне и играют определенную роль в его битве умов с Джоном. Соответственно, заключение возвращается к священнику, когда он возвращается домой после короткого звонка, беспокойно размышляя, «играл ли он честно с молодым человеком», прошел ли он между ними, иронично чередуя «дружелюбно радуясь тому, что думал, что он так успешно служил». к тому, кто отклонился от веры », и с грустью восхищаясь стойкой — пусть и« языческой »- красотой любви Иоанна к своей жене.

«Мистер и миссис Фэрбенкс», впервые опубликованная в Harper’s Bazaar (сентябрь 1933 г.) и включенная в выпуск 1934 года «Лучшие рассказы», ​​ — это миниатюрная драма недопонимания между двумя молодыми женатыми людьми. Прогуливаясь по парку под руку, они разделяют смешанные эмоции от открытия, что Хелен Фэрбенкс ждет ребенка. Гордость и удовольствие Билла от состояния его жены постепенно преодолевают ее неуверенность и страх, пока они оба не начинают светиться удовлетворением.В этот решающий момент они проходят мимо скамейки, на которой сидит усталый, потрепанный старик, похожий на нищего. В импульсивном жесте щедрости Хелен предлагает ему четвертак, который он отклоняет с простым достоинством. Этот безмолвный упрек вызывает в ней чувство унижения и оскорбленной гордости, которое логически успокаивающее замечание Билла только подчеркивает. Счастливое удовлетворение за несколько мгновений до исчезновения, послеобеденный солнечный свет становится «горячим и иссушающим, иссушающим немного свежести, которая была в парке», и ее мысли пронизывают страх перед будущей бедностью и старостью.Когда пара поворачивает домой, держась «в шаге друг от друга, чтобы их локти не соприкасались», они спешат мимо скамейки, на которой сидит старик. Оглядываясь назад, Хелен видит, что он «смотрит им вслед, и внезапно он улыбнулся ей, мягко улыбаясь, как будто он в первую очередь заметил, что они были счастливы, а теперь стали похожи на двух влюбленных, которые поссорились». Это взаимопонимание восстанавливает взаимное сияние, разделяемое мужем и женой.

В своем изображении Фэрбенксов Каллаган улавливает и отмечает, насколько хрупкими могут быть человеческие отношения.Хотя фон Депрессии обостряет их страхи и тревоги в созерцании ответственности родителей, представленные эмоции имеют универсальное применение. Даже реакция человека на погоду обусловлена ​​его ощущением момента.

«Отец и сын», опубликованный в Harper’s Bazaar, июня 1934 года и включенный в выпуск 1935 года The Best Short Stories, исследует чувства отца, который после четырехлетнего перерыва навещает маленького сына и его мать.Грега Хендерсона, умеренно преуспевающего юриста из Нью-Йорка, необъяснимо влечет к старому каменному фермерскому дому в Пенсильвании, где его бывшая жена Мона живет со своим мужем Фрэнком Мольсеном. С момента своего прибытия Грег тревожно осознает, насколько незначительным он стал в жизни Моны и его собственного сына Майка, который не знает личности своего настоящего родителя. Несмотря на естественный антагонизм между собой и Фрэнком, Грег может установить дружеские отношения с Майком.Хотя он подумывает забрать с собой сына, Грег понимает, насколько неправильным было бы подобное действие, и испытывает некоторую смиренную гордость за то, что Майк — «хороший мальчик».

Это история о сильных контрастах как в природе, так и в человеческих характеристиках. Темный холм и тень от огромного старого амбара резко выделяются в лунном свете и потоке света из окна; тишина покрытой туманом долины — внезапная перемена для Грега, привыкшего к городскому шуму.Высокий и смуглый в дорогой одежде, Грег физически контрастирует с Фрэнком, невысоким и светлым в кожаной куртке. По темпераменту разница между ними еще более заметна. Городской Грег кажется одиноким, несчастным и неуместным в простом фермерском доме Моны с ее мирной уверенностью и Фрэнка с его социальным революционным энтузиазмом. Последний смотрит на этого «адвоката без счета, мелкого буржуа», как если бы он «был старым немощным человеком, который всю свою жизнь был рабом». Это ощущение самого себя проникает в сознание Грега, когда он слышит символический звук «струйки воды в почти высохшем ручье».«Тем не менее, его приятный день с сыном и теплое и спонтанное прощание Майка принесло Грегу прилив радости, которая наполняет его пустоту и каким-то образом духовно объединяет его с Моной и Фрэнком.

« Голубое кимоно », впервые опубликовано в мае 1935 года. номер Harper’s Bazaar и включенный в выпуск The Best Short Stories 1936 года, номер сдержанно передает сильные чувства молодой пары, когда их сын заболевает. Проснувшись на рассвете, Джордж обнаруживает, что его жена Марта ухаживает за их лихорадочным мальчиком Уолтером. , которого она подозревает в детском параличе.Это новое бедствие вызывает у Джорджа взрыв горечи из-за невезения, преследовавшего их с тех пор, как они приехали в город. Разъедающее воздействие полугодовой безработицы на их светлые мечты и устремления, их прекрасные решения и планы, как ему кажется, символизируется рваным синим кимоно его жены:

Кимоно было японского образца, украшенное кластерами блестящих цветы сшиты из шелка. Джордж подарил ее ей во время их свадьбы; теперь он смотрел на него, разорванное на рукавах, с кусками старой набивки, торчащими по подолу, со светлой подкладкой, просвечивающей во многих местах, и он вспомнил, как, когда кимоно было новым, Марта использовала превратить темные волосы на лбу в челку, скрестить руки на груди, спрятав запястья и руки в складках рукавов, и ходить по комнате в ярком кимоно, делая короткие скачущие шаги, притворяясь японкой. девочка.

Однако, когда температура мальчика падает под действием аспирина, и у отца, и у матери появляется новая надежда. Взаимная забота о своем ребенке углубляет их любовь друг к другу. Скрытые последствия этого изменившегося настроения тонко обозначены, поскольку Марта, снимая кимоно, внезапно уверена, что она может «соединить разорванные части вместе и сделать их яркими и новыми».

В «День за днем» особенно очевиден обескураживающий эффект безработицы. Этот компактный рассказ, первоначально опубликованный в журнале The New Yorker от 20 августа 1932 года, затрагивает тему подозрительности и ревности, питаемых экономическим кризисом.Симпатичная юная Мэдж Уинслоу после невинного дня, проведенного в витринах, мирно отдыхает в парке и мечтает вместе со своим мужем Джоном вновь ощутить страстную спонтанность их романтических дней. Не жалуясь на провал их планов, «или на то, что ее муж переходил с одной работы на другую, и эта работа всегда меньше ему подходила», она робко просит «Бога сделать ее мужа довольным, не подозревая о ней». Придя домой поздно, самой своей оживленностью и душевной теплотой она вызывает у Джона взрыв ревности.Когда он выходит из дома, сердитый и смущенный его насилием и неверием, Мэдж садится, чтобы дождаться его возвращения:

Слезы были в ее глазах, когда она оглядела жалкую маленькую кухню. У нее было такое странное чувство вины. Бледная и неподвижная, она пыталась спросить себя, что же медленно разъединяло их день ото дня.

Акцент на условиях эпохи депрессии, дилемма, разочарование, парадокс и разочарование, связанные с приспособлением супружеской пары, все тонко предлагается или конкретно изображается; сама красота, привлекающая молодого человека, также может сделать его подозрительным мужем; жестокие недопонимания супружеской жизни резко контрастируют с беззаботной веселостью и доверием ухаживания; юношеские надежды часто растворяются в суровых жизненных обстоятельствах; и сама надежда иногда может казаться оскорблением несчастным.«День за днем» более широко, чем многие произведения из коллекции Каллагана, отражает пессимистические настроения тридцатых годов, которые усугубили вековые проблемы молодых влюбленных.

Когда в 1942 году его попросили выбрать свой любимый рассказ для коллекции Уита Бернетта, состоящей из «более 150 самопровозглашенных и законченных шедевров» из книги «93 ныне живущих писателя Америки», опубликованной в This Is My Best (1943), Каллаган представил «Два рыбака». Эта история раскрывает типичную для Каллагана тему человеческого правосудия через серию интересных иронических контрастов.Молодой Майкл Фостер, единственный репортер небольшого городка Examiner, выясняет личность человека К. Смита, который прибыл, чтобы повесить старого знакомого Майкла Томаса Делани, осужденного за убийство растлителя своей жены. На вечерней рыбалке Майкл и Смитти начинают понимать друг друга. На следующее утро после повешения в тюрьме Смитти великодушно отдает Майклу две пойманные этим утром рыбы. Вскоре после этого у тюремного двора эту же рыбу схватил один из разъяренных толп и бросил в палача.

Мирная обстановка Коллингвуда в заливе Джорджиан Бэй, с «голубыми холмами за городом… ярко сияющими на квадратных участках сельскохозяйственных угодий», кажется несовместимой с мрачной целью палача. В своем объяснении того, почему он выбрал эту историю для включения в This Is My Best , Каллаган комментирует теплые человеческие отношения, которые сложились между молодым репортером и палачом, а также довольно тоскливую привязанность палача к своей презираемой работе. и его осознание того, что это дало ему возможность путешествовать по стране и получать удовольствие как человек и рыбак.А потом, когда я написал это, я увидел, что это имело определенное социальное значение, которое мне понравилось. Палач, необходимая фигура в обществе, человек, определенно служащий обществу и целям справедливости, имел право на немного человеческого достоинства. Фактически он видел себя достойным человеком. Но, конечно, как орудие правосудия он стал презираемым человеком, и даже его молодой друг, понимавший его задумчивую человечность, предал это человечество, когда фишки упали. Если бы я начал писать историю с учетом этого, это могло бы стать очень сложным, но я написал ее очень легко, естественно и без каких-либо проблем.

Контраст между Смитти в его человеческом облике и мистером К. Смитом как государственным должностным лицом разительный. Как рыбак, одетый в повседневную одежду, он маленький застенчивый человек, «с маленькими серыми детскими завитушками на затылке», гордый отец пятерых детей и забавный рассказчик. Как палач, «одетый в длинный черный срезанный пиджак с серыми полосатыми брюками, с распахнутым воротником и узким красным галстуком», он ходит с военной точностью и держится »со странным дерзким достоинством.«Эти два аспекта его личности аккуратно собраны вместе в образе двух рыб, которые он дает Майклу. Они иллюстрируют как для Майкла, так и для Смитти тот факт, что человек — не только личность, но и существо общества. Рыба , символическое свидетельство дружбы, также стали в заключительном эпизоде ​​орудием человеческого предательства и позорного отвержения.

Истории Теперь, что апрель здесь имеют удивительно однородное качество. Темы остальных двадцати пяти будут кратко отмечены.Некоторые относятся к различным сновидениям, недоразумениям или затруднениям любовников: «Отвергнутый» — неодобрение семьи яркой красавицей молодого человека как подходящего партнера по браку; «Виновная женщина» — украденный момент любви молодой женщины к возлюбленному своей старшей сестры; «Let Me Promise You» — попытка вернуть бывшего кавалера дорогим подарком на день рождения; «Эллен» — надежда незамужней беременной женщины на то, что ее возлюбленный вернется; «Флейта Тимоти Харшоу» — непрактичная мечта молодой пары переехать в Париж; «Сноб» — любовная ссора, возникшая из-за чувства стыда молодого человека, который пренебрег своим бедным отцом; «Два брата» — комплексное влияние блудного сына на любовную связь его старшего брата; «Невеста» — потребность во взаимном внимании в браке; «Одна весенняя ночь», естественная теплота и разочарование юношеской любви; «Должно быть иначе», удушающее влияние родительской подозрительности на юную любовь; «Младший брат» — невежественное замешательство мальчика относительно отношения его сестры к мужчинам; «Три любовника» — потеря пожилым мужчиной любимой из-за недостатка доверия к более молодому сопернику; «Дуэль» — неудача бывшего кавалера вернуть свою девушку; «Шелковые чулки» — неудачная попытка завоевать одобрение девушки подарком на день рождения; «Rigmarole» — потребность сохранить в супружеской любви сентиментальность ухаживания; и «одержимость» — признание того, что искренняя забота женщины о своем возлюбленном превосходит простую физическую отдачу.

Другие истории в сборнике отражают понимание Каллаганом семейной жизни и отношений между родителями и детьми. Первоначальный рассказ «Все годы ее жизни», вошедший в рассказов из газеты «Нью-Йоркер » (1940), представляет собой двойное разоблачение матери, чей сын уличен в мелком воровстве. Ее публичное проявление мужественного достоинства и спокойной силы, когда она отговаривает своего работодателя от судебного преследования, уравновешивается в ее собственном доме личным выражением испуганного отчаяния и дрожащей слабости.Влияние семейных разногласий на родителей и детей изображено в «Беглеце», в котором ссоры его отца и мачехи настолько усиливают собственные маленькие неудачи мальчика, что он убегает. «Разлука» раскрывает печальный результат разрушенного дома и напряженности, которая возникает между брошенным мужем и его сыном.

Остальные части касаются различных аспектов человеческих устремлений, разочарований и приспособлений. В «Сияющем красном яблоке» торговец фруктами дает выход своему негодованию по поводу того, что у него нет сына, мучая голодного мальчика.«Lunch Counter» драматизирует подозрения разочарованного чувака и его чопорной жены, которые портят невинную дружбу между поваром и девушкой-подростком. В «Кресле-качалке» символ любви молодого вдовца к своей умершей жене неверно истолковывается агрессивной подругой как знак расположения к ней. «Старая ссора» противопоставляет значимость мелкой неприязни давно минувших дней богатству воспоминаний о счастливых моментах, проведенных вместе. Визит священника в «Absolution» пробуждает в алкоголичке «смутно запоминающееся достоинство» былой респектабельности.В «Сестре Бернадетт» незаконнорожденный ребенок становится символом принесенного в жертву материнства больничной монахини.

Теперь, когда наступил апрель указывает как на преемственность, так и на изменение художественной техники Каллагана. Как и в его более раннем A Native Argosy, рассказы, хотя и самобытны и индивидуальны по своему вкусу, все же следуют узнаваемой формуле. Все это замкнутые анекдоты. Их начало обычно является декларативным заявлением, которое подготавливает почву для драмы, которая чаще всего носит психологический характер и требует небольшого действия.Ставится проблема, и благодаря описанию, диалогу и внутреннему монологу история легко движется через кульминацию к финалу, который, возможно, не решает дилемму, но неизменно оставляет ее в памяти читателя. Иногда вывод возвращает полный цикл к тем же эмоциональным установкам, которые были введены изначально, а затем они воспринимаются в свете изменившейся ситуации. Изображено мало неистовых страстей и мало юмора, за исключением тихой иронии, которая пронизывает стиль.Уверенное ощущение значимых деталей и настроения, а также ненавязчивое использование символики вносят внушающий подтекст универсальности.

Однако в рассказах этого второго сборника есть очевидные изменения. Хронологическая продолжительность короче. Обстановка подлинно американская, поскольку многие истории об этом городе на самом деле написаны в Нью-Йорке, а его улицы часто упоминаются по имени. Сказки отражают условия эпохи Великой депрессии. Чаще изображается семейная жизнь с участием детей.Синтаксис более жесткий, а общая структура более хитрая, чем в A Native Argosy. Персонажи, хотя по-прежнему неприхотливые и обычные люди, обычно более умны и изощрены, чем сбитые с толку люди из более ранних рассказов, с которыми рядовому читателю трудно идентифицировать себя. Каллаган интерпретирует этот срез человечества с сочувствием и отстраненностью. В его рассказах есть сдержанность, безударная сдержанность и обманчивая мягкость, которые тонко передают читателю скрытые последствия неловких эмоциональных затруднений и колебаний между счастьем и отчаянием, которые происходят в интимных отношениях.В своем умелом обращении с этими банальными действиями, которые подразумевают неспособность приспособиться к обстоятельствам или личностям, Каллаган в этих более поздних историях оставляет читателя глубоким осознанием универсальной истины: уважение к личному достоинству, терпение и понимающая любовь обеспечивают лучшее решение этой проблемы. проблемы жизни.

Источник: Брэндон Конрон, «Конец эры», в Morley Callaghan, Twayne Publishers, 1966, стр. 97–108.

Абрамс, М. Х., Естественное сверхъестественное: традиции и революция в романтической литературе, Нортон, 1971, стр. 418–27.

Аллен, Уолтер, The Short Story на английском языке, Oxford University Press, 1981, стр. 201–09.

Каллаган, Морли, Теперь, когда апрель здесь и другие истории, Рэндом Хаус, 1936, стр. 9–16.

——, «Бедственное положение канадской художественной литературы», в University of Toronto Quarterly, Vol. 7. 1938. С. 152–61.

——, То лето в Париже: воспоминания о запутанной дружбе с Хемингуэем, Фицджеральдом и некоторыми другими, Penguin, 1979, стр.19–22.

Conron, Brandon, Morley Callaghan, Twayne, 1966, стр. 97–108, 168.

Hoar, Victor, Morley Callaghan, Copp Clark Publishing, 1969, стр. 21.

Джонс, Джозеф и Джоанна Джонс, Canadian Fiction, Twayne, 1981, стр. 57–61.

Boire, Gary, Morley Callaghan and His Works, Серия исследований канадских авторов, ECW Press, 1990.

Это короткое семидесятистраничное исследование содержит краткую биографию Каллагана, описание традиций и среды, которые повлияли на него , обзор критики, эссе о его наиболее важных работах и ​​библиография первичных и вторичных источников.

——, Морли Каллаган: литературный анархист, ECW Press, 1994.

Эта биография подчеркивает ранние годы Каллагана до 1940-х годов. Буар обращается к заявлению Эдмунда Уилсона о том, что Каллагэном несправедливо пренебрегли. Буар считает Каллагана литературным анархистом, имея в виду жестокий индивидуализм писателя. В книге есть хронология жизни Каллагана, но нет указателя.

Кэмерон, Дональд, «Морли Каллаган», в Беседах с канадскими писателями, Часть 2, Macmillan, 1973, стр.17–33.

Эта работа содержит интервью с Каллаганом, в котором он говорит о важности независимости для писателя, источниках его вдохновения, его интересе к христианскому богословию, отношении канадцев к своей литературе и других темах.

Линч, Джеральд и Анджела Арнольд Роббсон, ред. Dominant Impressions: Essays on the Canadian Short Story, University of Ottawa Press, 1999.

Во введении освещаются вопросы теории рассказов и дается краткая история канадских рассказов на английском языке.Очерки посвящены периоду до 1960-х годов и исследуют социологические, исторические и культурные аспекты канадских рассказов с девятнадцатого века до 1940-х годов.

Уилсон, Эдмунд, «Морли Каллаган из Торонто», в New Yorker, Vol. XXXVI, № 41, 26 ноября 1960 г., стр. 224.

В то время, когда известный литературный критик Уилсон писал эту статью, репутация Каллагана была в упадке, но Уилсон утверждает, что Каллаган был самым несправедливо игнорируемым романистом в англоязычном мире.Уилсон считает, что Каллаган превосходит своих более известных современников Эрнеста Хемингуэя и Ф. Скотта Фицджеральда.

10 лучших воспоминаний десятилетия ‹Literary Hub

Друзья, это правда: приближается конец десятилетия. Это было трудное, вызывающее беспокойство, морально скомпрометированное десятилетие, но, по крайней мере, оно было наполнено какой-то чертовски хорошей литературой. Мы возьмем наши серебряные накладки, где сможем.

Итак, как и наша священная обязанность как литературного и культурного веб-сайта — хотя и полностью осознавая потенциально бесплодный и бесконечно оспариваемый характер задачи — в ближайшие недели мы рассмотрим лучшие и наиболее важные ( это не всегда одни и те же) книги того десятилетия.Конечно, мы будем делать это с помощью различных списков. Мы начали с лучших дебютных романов, лучших сборников рассказов и лучших сборников стихов десятилетия, и теперь мы достигли четвертого списка в нашей серии: лучших мемуаров, опубликованных на английском языке в период с 2010 по 2019 год (не зря: 2015 год был для очень хорошим годом для воспоминаний ).

Следующие книги были выбраны после долгих дебатов (и нескольких раундов голосования) сотрудниками Literary Hub. Были пролиты слезы, задеты чувства, книги перечитаны.И, как вы вскоре увидите, нам было трудно выбрать всего десять, поэтому мы также включили список несовпадающих мнений и еще более длинный список мнений. Как всегда, вы можете бесплатно добавить любое из ваших любимых, которые мы пропустили в комментариях ниже.

***

Патти Смит, Just Kids (2010)

В 1967 году 20-летняя начинающая поэтесса Патти Смит переехала в Нью-Йорк, где она собиралась сводить концы с концами, работая официанткой, вместо этого нашла работу в книжном магазине, встретила подающего надежды художника Роберта Мэпплторпа и вместе с ним приступила к работе. такая богемная жизнь конца двадцатого века, которая определяла центр города в последний великий период художественного подъема города.Более чем пятьдесят лет спустя, когда CBGB превратились в обувной магазин, а футболки Velvet Underground доступны в размерах для малышей, контркультура стала культурой, и почти невозможно отличить мифологию бэби-бума от фактов. Тем не менее, желающим узнать, как это было — или, по крайней мере, как это было на самом деле, — нет ничего лучше, чем обратиться к мемуарам Смита « Just Kids », удостоенному Национальной книжной премии 2010 года, — шедевру социального наблюдения и самоанализа, волнующему живому. что значит быть молодым, любить кого-то и желать чего-то.Книга течет по городу во всей его энергии и убогости, от утра в отеле Chelsea до ночей в Max’s Kansas City, пока один за другим Смит и Мэпплторп не станут знаменитыми. На протяжении всей жизни она — хорошая компания, поочередно проницательная летописец тяжелого труда, необходимого для построения карьеры художника, и недоверчивый наблюдатель за собственным успехом. К тому же она превосходный, часто веселый портретист, с кажущимся бесконечным запасом увлекательных сюжетов, от Берроуза до Уорхола и Мапплторпа, к которому она бесконечно нежна, верна и увлечена, и уход которой вызывает одно из самых болезненных нервов. хвалебные речи, которые вы, вероятно, когда-нибудь прочтете.Самое главное, что Смит обладает тем качеством, которое отличает действительно великие произведения автобиографии от просто хороших: она знает себя. — Эмили Файертог, заместитель редактора

Джесмин Уорд, Men We Reaped (2013)

Большинство читателей современной американской художественной литературы знают Джесмин Уорд (потрясающе талантливую писательницу из Миссисипи, получившую стипендию McArthur Genius Fellowship, которая в свои сорок лет стала первой женщиной, выигравшей две национальные книжные премии за художественную литературу) за Спасение костей (2011) и Sing, Unburied, Sing (2017) — пара лирических романов с привидениями, тонко пропитанных мифом, в которых исследуются южные чернокожие общины, опустошенные невообразимыми бедствиями и травмами поколений.Ее душераздирающие мемуары 2013 года, Men We Reaped , в которых Уорд рассматривает преждевременную смерть всего за четыре года пяти мужчин в ее жизни (включая ее любимого брата), а также ужасные риски, связанные с простой попыткой просто жить. как молодой чернокожий мужчина из сельской местности на юге — заслуживает того, чтобы стоять рядом с этими великолепными романами. Уорд черпает здесь глубокий и мерцающий источник печали, описывая с изысканной нежностью жизни этих обреченных людей — кем они были, людьми, которыми они стремились стать, и что они значили для своих семей и друзей — до бедности и разрушения. Природа системного расизма истощила их защиту и сделала их уязвимыми.Пройдя через детство семейной нестабильности и крайних финансовых трудностей, Уорд стала первым членом своей семьи, поступившим в колледж, оставив после себя сообщество, полное как питательной любви, так и утомительной борьбы, а также некоторые из самых душераздирающих писаний в Men We Reaped сочетает в себе теплые воспоминания о радостных ночах в Миссисипи дома с сильным чувством вины выжившей, охватившим ее после этих ужасных потерь. — Дэн Шихан, редактор книжных знаков

Мэгги Нельсон, Аргонавты (2015)

Творческая документальная литература уже переопределяет для многих читателей и писателей то, на что она способна; как документальная литература, в которой используются механические приемы художественной литературы, она позволяет нам создавать обширные экспериментальные произведения, которые на первый взгляд могут показаться почти неотличимыми от рассказа, романа или лирической прозы. The Argonauts Мэгги Нельсон принимает это близко к сердцу. Это прекрасные, удивительные мемуары — на самом деле отрывок «автотеории», то есть произведение, которое применяет литературную и философскую теорию к собственной жизни писателя, — которое переосмысливает то, как могут выглядеть мемуары.

Нелинейно изложенный резкими фрагментами, он исследует желание, что значит быть цис- или трансгендерным, пределы самой гендерной бинарности для небинарных, сексистских и гетеронормативных ожиданий и что значит существовать как женщина в мире в целом — и все это в одном из самых потрясающе великолепных отрывков прозы, которые я когда-либо видел.Его исследование странных желаний остро и мощно. Аргонавты доводят творческую научную литературу до предела, и я не могу рекомендовать ее в достаточной мере в качестве примера того, как некоторые мемуары, особенно такие, как эти, могут быть написаны только в произвольном порядке, потому что на самом деле это как раз то, что нужно заказ на это. — Габриэль Беллотт, штатный сотрудник Lit Hub

Helen Macdonald, H для Hawk (2015)

Helen Macdonald’s H для Hawk стал, мягко говоря, неожиданным явлением для Америки.Эрудированные, лирические, очень британские мемуары, описывающие одновременное горе любимого родителя, скорбь по определенной версии английской сельской местности и попытку сожительства со свирепым хищником? Не то, что большинство издателей сочли бы лицензией на печатание денег; Добавьте к этому встроенный пересказ Т. Собственный глубоко тревожный рассказ Уайта о жизни с капризным ястребом-тетеревятником и «бестселлером» в лучшем случае кажется маловероятным. И хотя продажи книги должны иметь довольно низкий коэффициент (если вообще иметь значение) при рассмотрении ее достоинства, возникает соблазн сделать исключение для мемуаров — жанра, который больше всего хочется читать.

Но ни знакомство обстоятельств (а это определенно не так), ни простота языка (это мемуары поэта!) Делают мемуары Макдональда настолько общедоступными — это неумолимая честность писателя, борющегося за это. страница с тяжелыми вещами, которые большинство из нас оставляют на 4 часа утра: окончательность смерти, паралич неуверенности в себе, утрата естественного мира и… крылатая машина для убийств, скрывающаяся в другой комнате. То, что Макдональд управляет литературной биографией, пастырской медитацией, дневником скорби и практическими рекомендациями по соколиной охоте — все в одной книге — настоящее чудо, и останется таковым, поскольку эти почти идеальные мемуары займут свое законное место в каноне. — Джонни Даймонд, главный редактор Lit Hub

Уильям Финнеган, Дни варваров (2015)

«Это были силуэты, освещенные низким солнцем, и они бесшумно танцевали в ярком свете, их доски, как большие темные лезвия, рубили и скользили, быстро под их ногами». Не тот язык, который мы привыкли ассоциировать со спортивными мемуарами, а как любой, кто взял в руки эту выдающуюся работу, которую Элис Грегори, написав в New York Review of Books , проницательно охарактеризовал как «совершенно убедительное исследование в радость серьезно относиться к несерьезному делу », — подтвердит, это не обычные спортивные мемуары. Житель Нью-Йорка Штатный писатель Уильям Финнеган прожил страстную и странствующую жизнь, которой позавидовал бы даже самый опытный бродячий репортер. Более сорока лет он странствовал по всему миру, ведя хронику всего: от журналистов в Южной Африке с апартеидом до бедности молодежи в Соединенных Штатах, от наркокартелей в Мексике до миллиардеров-горнодобывающих магнатов в Австралии. Однако на протяжении всего этого его великая любовь, его одержимость, его спаситель и муза, его грех, его душа и его Полярная звезда были самым уединенным и мистическим из развлечений: серфингом. Barbarian Days — это ода Финнегана жизни, потраченной на убийство жидких драконов, встречу с жестокими родственными духами и нахождение удовлетворения в трубах одних из самых устрашающих волн на земле. Финнеган — великолепный, гуманный писатель, он так же искусен в колдовстве тридцатилетних вздутий и разрывов в памяти, как и в описании уникальных и часто нежных узы, которые выковывают между мечтательными помощниками океана. В книге Barbarian Days он подарил нам по-настоящему волнующую и глубокую медитацию об элементальном существовании. — Дэн Шихан, редактор книжных знаков

Марго Джефферсон, Негроленд (2015)

Название Negroland Марго Джефферсон, ее мемуаров о детстве в Чикаго в 1950-х и 60-х годах, является ее прозвищем для места, в котором она выросла: не просто физического места, но и состояния души. «Негроленд», по словам Джефферсона, — это ее «название небольшого региона негритянской Америки, жители которого были защищены определенными привилегиями и достатком.Отец Джефферсона был известным врачом, а мать — светской львицей. Она выросла как представитель чернокожего высшего среднего класса, у нее было больше богатства и лучшего образования, и она жила более утонченной жизнью, чем большинство белых людей, с которыми она сталкивалась, при этом она была погружена в культуру, которая настаивала на исключительности среди нации. черное сообщество. «Детей в Негроланде, — пишет она, — предупредили, что немногие негры пользуются привилегиями или достатком и что большинство белых будут рады, если они вернутся к нищете, почтению и подчинению.Детей учили, что большинство других негров должны подражать нам, когда слишком многие из них (из зависти или невежества) продолжали вести себя таким образом, чтобы поощрять расовые предрассудки ».

Миссия Джефферсона в этом великолепном отчете состоит в том, чтобы раскрыть все различные, болезненные, неловкие, разрушительные, а иногда и квази-расширяющие возможности компоненты этого чрезвычайно сложного массового мышления, а также раскрыть культурные силы, которые породили эту конкретную кристаллизацию. Помимо того, что размышления Джефферсон так трогательно написаны, ее книга явно удовлетворяет критическую потребность: так редко ученые подходят к проблемам расы и класса одновременно с столь продуктивными целями.Мемуары Джефферсона полезны для выражения того, что опыт чернокожих в Америке не является односторонним проявлением неравенства и преследований, но что это компоненты более широкой, разнообразной, более тонкой национальной идентичности, которая также включает в себя превосходство, достижения и статус.

Negroland дополнительно предлагает важные соображения о том, как угнетение проявляется в определенных группах и перерастает в формы любви к себе и ненависти. Это также касается идентификации и отчуждения: с кем вы идентифицируете себя, спрашивает себя Джефферсон и почему? — Оливия Рутильяно, член редакции CrimeReads

Сьюзан Фалуди, В темной комнате (2016)

Я позаимствовал эту книгу с работы и, боясь повредить ее белый переплет, купил тканевую обложку, изначально предназначенную, несомненно, для библий, чтобы защитить книгу от пятен или чего-нибудь еще неприятного.Это покрытие стало символическим, когда я погрузился в воспоминания о сокрытии, трансформации и перевороте. В темной комнате следует за ученым-феминистом Сьюзан Фалуди, когда она воссоединяется со своим отчужденным отцом, который сейчас живет как женщина в Будапеште своей юности. Ее отец пережил Холокост с помощью маскировки и уловок, а затем нашел убежище после войны в изображениях женщин в фильмах; она с гордостью показывает своей дочери жизнь, которую она сделала в Будапеште, даже несмотря на то, что вокруг нее растет правый национализм.Сьюзан Фалуди откровенно обсуждает свою борьбу за то, чтобы принять отца, как в ее отчуждении, так и в своей новой жизни как женщина, и чтение мемуаров старой школы феминистки, выяснение, как быть транс-инклюзивным, — одна из самых трогательных вещей, которые вы когда-нибудь сталкивался.

Книга также представляет собой снимок всего еврейского века: отец Фалуди пережил Холокост в детстве, а затем стремился стать самым американским из американцев, создав семью в США; Сьюзан Фалуди начала ценить свое наследие больше через историю и жизненный опыт своей семьи, чем через религию, и вся семья приняла то или иное художественное выражение.

В темной комнате блестящий, красивый и очень сложный для описания, но я очень надеюсь, что вы его прочтете. — Молли Одинц, младший редактор CrimeReads

Энни Эрно, тр. Элисон Л. Страйер, Годы (2017)

В писательской жизни происходит революция, и французская писательница Анни Эрно заслуживает гораздо большего признания, чем она получила, за то, что она показала, как глубина стиля и тона может поместить жизнь в большие реки времени.Эрно родился в 1940 году в самом сердце рабочего класса Нормандии Франции. С того периода времени, вплоть до 2006 года, когда закончилась эта книга, Франция пережила войну, пилюлю, рост потребительской культуры и целую бурю идейных причуд, которые она пронизывает всю свою жизнь — путешествие на лодке. вниз по течению прошлого. Постепенно Эрно стал общественным деятелем, даже известным человеком в узких кругах, и эта книга сталкивается с потерей сингулярности, которая влечет за собой эту утрату. Однако по большей части чтение The Years означает заново испытать, как будто заново, то, что ощущается в прошлом . Не только то, из чего он сделан, какие скалы, вокруг которых иногда текут, но и каково это, путешествуя по a до . В эпоху, когда ностальгия так быстро превращается в товар — свидетелями 1970-х годов — попытка Эрно создать способ рассматривать жизнь как единичную и коллективную странно трогательна, немодна и величественна. — Джон Фриман, исполнительный редактор, Lit Hub

Сара М. Брум, Желтый дом (2019)

До того, как я взял его в руки, книга Сары Брум «Желтый дом » была для меня интригующей именно потому, что в ней мемуары сочетаются с множеством других форм.В своем обзоре книг Анджела Флорной описывает это как «частично устную историю, частично городскую историю, частично — прославление прошлого образа жизни».

Компонент устной истории взят из интервью Брум с ее матерью и ее 12 братьями и сестрами об их жизни на Востоке Нового Орлеана, районе города, который когда-то хвалился как «новый рубеж, созревший для развития», который к тому времени Брум Достигнув совершеннолетия, город был по большей части заброшен. Ее братья и мать рассказывают свои истории о Катрине, «Воде», которые Брум пережил из Нью-Йорка, в одном из самых мучительных разделов книги.Ураган разрушает титульный Желтый Дом и разбрасывает семью Брумов по всей стране. Сама Брум несколько месяцев живет в Бурунди, прежде чем вернуться в Новый Орлеан, чтобы работать спичрайтером у мэра, затем снова в Нью-Йорке, а затем снова в Новом Орлеане.

Метла — мастер предложений, но она также точно знает, когда передать слово. В результате получается великолепная стилизация историй, одновременно глубоко личная и невероятно разнообразная. Дом — как физический, так и нематериальный — находится в центре истории.Вопрос о том, кому достанется дом в Америке перед лицом огромного неравенства доходов, институционального расизма и изменения климата, стоит постоянно. В своем обзоре Дуайт Гарнер предсказывает, что The Yellow House «станет одним из важнейших мемуаров этого досадного десятилетия». Я не мог с этим согласиться. — Джесси Гейнор, редактор социальных сетей

Naja Marie Aidt, tr. Дениз Ньюман, Когда смерть что-то забирает у тебя, отдаешь (2019)

Эти замечательные мемуары, несомненно, являются одними из лучших из всех, опубликованных за последнее десятилетие.На фундаментальном уровне он рисует теплый, яркий портрет датского писателя Айдта

. Сын, повар и исследователь, трагически погибший в возрасте двадцати лет, когда самодельная партия галлюциногенов привела к ужасной аварии. Опираясь на дневники автора впоследствии, поэтов с лакунами, таких как Энн Карсон и Ингрид Кристенсен, и рассказывая о жизни и воспитании мальчика, это также мощное формальное утверждение душераздирающей неразборчивости утраты, даже если все, что кто-то хочет сделать, отсутствует, чтобы как-то сохранить им жизнь, присутствовать.Наблюдать за тем, как это делает Эйдт, похоже на наблюдение Филиппа Пети, идущего по натянутой веревке между Башнями-близнецами. В ее прозе строчка за строчкой такая ловкость и радость. И все же разрыв, через который Эйдт натягивает свои реплики, ужасает. В этой книге рассказывается не только о горе, но и о том, как переосмыслить нить проектора времени, когда в результате несчастного случая катушка внезапно порвалась. В Дании Айдт уже давно считают выдающимся поэтом, и ее художественный текст « Бабуин » преподается в средних школах. Эта книга закрепляет ее роль в очень небольшом собрании писателей, которые приняли форму мемуаров и показали, сколько мыслей и потерь живет в одном и том же желудочке истинных рассказов сердца. — Джон Фриман, исполнительный редактор, Lit Hub

***

Следующие книги едва ли были вытеснены из первой десятки, но мы (или, по крайней мере, один из нас) не могли пропустить их без комментариев.

Вивиан Горник, Странная женщина и город (2015)

В эссе для Village Voice в 1973 году Вивиан Горник описала свое участие в современной феминистской мысли как процесс переопределения того, что значит двигаться по жизни как женщина.«Это путешествие, полное невообразимой боли и одиночества, это путешествие, битва на всем пути, в котором нужно бороться за один и тот же дюйм эмоциональной почвы снова и снова, в одиночку и без союзников, единственный солдат в армии, борется с собой », — написала она. «Но с другой стороны — свобода: самообладание». Странная женщина и город, ее мемуары, опубликованные в 2015 году, демонстрируют часть долгого пути Горник к самоанализу и наполнены остро осознающими себя наблюдениями и идеями, которые сделали ее одним из самых важных авторов мемуаров.Книга демонстрирует Горника как невероятного документалиста эмоциональных миров, которые сталкиваются в течение дня в Нью-Йорке; ее книга сосредоточена, в частности, на ее дружбе с человеком по имени Леонард, но также и на всех других мелких взаимодействиях, которые наполняют городскую жизнь и все мельчайшие пути, которыми люди ищут связи друг с другом. Их ясное и сострадательное описание — одна из самых сильных сторон Горника; эти мемуары — модель саморефлексии и зеркало для тех из нас, кто еще не полностью осознал себя, но находится в пути. — Коринн Сигал, старший редактор

Оливер Сакс, В пути (2015)

Существует множество записей о жизни и деятельности Оливера Сакса, но ни одна из них не объединяет эти два предмета так сильно, как его мемуары В движении , книга, опубликованная всего за несколько месяцев до его смерти в 2015 году. великие умы века, ум, живущий для переживания, нюансов, неизведанного, экспериментирования и, прежде всего, общения.Немногие ученые когда-либо были настолько одарены искусством рассказывания историй. С годами Сакс расширил наши представления о мире, нашем теле и нашем сознании. Это были рассказы о его профессиональной деятельности. Но история его собственной жизни была не менее интересной. В On the Move он борется со своим прошлым, своей сексуальностью, своим литературным ремеслом, своими медицинскими достижениями, своими неудачами и своими многочисленными экспериментами всех мастей и цветов. Мы можем найти в книге, подобной этой, рассказы о медицине, но мы остановимся на рассказах о поездках на мотоциклах по пересеченной местности, самостоятельных экспериментах с сильнодействующими наркотиками, борьбе с зависимостью, телесных трансформациях и сердечных делах.На протяжении всего этого Сакс сохраняет интенсивную, временами мучительную интимность своей прозы. В идеальном воплощении подхода к повествованию, сделавшего его легендарным, Сакс пишет: «Всевозможные обобщения становятся возможными благодаря работе с популяциями, но нужно также конкретное, частное, личное». С этими подробностями, этими личными вещами Сакс творил своего рода магию. В движении — это редкие мемуары, написанные автором, жизненный опыт и идеи которого соответствуют его литературным талантам.Он был непревзойденным рассказчиком. В его рассказах была строгость и сила, и они заставляли мир казаться большим и еще более любопытным. — Дуайер Мерфи, главный редактор CrimeReads

Салли Манн, Hold Still (2015)

Я помню, как впервые увидел портрет Салли Манн в реальной жизни — я чуть не прошел мимо, но что-то поймало меня и удерживало там намного дольше, чем я ожидал. Глаза, поза, экспозиция, заросшие паутиной южные деревья — я до сих пор не могу понять, не могу объяснить, феномен, который для меня является признаком художественного гения.

В этих изысканных мемуарах широко хваленая и весьма неоднозначная Манн раскрывает историю своей семьи в ее любимой Вирджинии, рассказывая свои собственные истории, а также вытряхивая старые коробки с фотографиями и письмами, указывающими на «обман и скандал, алкоголь, домашнее насилие, автокатастрофы, призраки, тайные дела, горячо любимые и оспариваемые семейные земли. . . расовые осложнения, огромные суммы заработанных и потерянных денег, возвращение блудного сына и, возможно, даже кровавое убийство ».

Все это так же весело, как звучит, но Hold Still больше всего выделяется тем, что является мемуарами настоящего фотографа: переплетая свои фотографии, Манн демонстрирует свое искусство и использует его для иллюстрации своей истории, а иногда и ее точка.Она отвечает на своих критиков с некоторой смущенной терпимостью и показывает кадры, сделанные с интервалом в доли секунды, на которых лица ее детей превращаются из резких вампирских лиц в глупые улыбки. Но она также борется со страхом, что они могут быть в каком-то смысле правы — что она подвергает опасности своих детей, делая их своими подданными. Это сложно и в конечном итоге не решено, что похоже на правду. Прочтите отрывок здесь. — Эмили Темпл, старший редактор

Дж.Дрю Лэнхэм, Дом: Воспоминания о любви цветного человека к природе (2017)

«Я в самом глубоком смысле цветной», — пишет естествоиспытатель и биолог дикой природы Дж. Дрю Лэнхэм в мемуарах, мастерские вводные части которых напоминают описание Джорджии Джин Тумер в Cane (1923). The Home Place находится на одном уровне о жизнях, которые нелегко классифицировать, человек, который наблюдает за людьми и пейзажами своего детства и исчезает так же часто, как он наблюдает за птицами, которых так дорого ценит.Лэнхэм в такой же степени поэт, как и академик. Он пишет не только в знак уважения к семье, которая сделала его таким, какой он есть, но и для того, чтобы отделить литературу о природе и окружающей среде от академических кругов, которые он обвиняет в отчуждении читателей, которые в противном случае могли бы найти выход. Название относится к участку в 200 акров в крошечном графстве Эджфилд, Южная Каролина, где Лэнхэм растет со своими родителями, братьями, сестрами и бабушкой. Лэнхэм метко пишет с точностью земледельца; его проза окольнична, юмористична и часто преуменьшена: «Во дворе росли три или четыре старых креповых мирта, которые в апреле и мае расцвели пурпурными и белыми цветами.Маленькие рощицы лимонно-желтых нарциссов и кивая подснежники предшествовали креп-миртам в новой теплоте марша ». Или: «Банды шумных голубых соек проводили утренние рейды, чтобы собрать долю орехов». Хотя работа над описательной прозой такого рода — величайшее удовольствие для книги, Лэнхэм также говорит о трудностях, с которыми он сталкивался на протяжении своей карьеры. Он знает, что, к сожалению, черный мужчина в своей профессии встречается относительно редко, и личный опыт Лэнхэма в Home Place и за его пределами всегда ограничивается этим знанием.По совпадению, The Home Place был опубликован всего за несколько месяцев до выборов президента, администрация которого отменила ключевой закон, направленный на защиту исчезающих видов. Лэнхэм придерживался более спокойного подхода, чем стиль экологического письма после «судного дня» после 2016 года, хотя теперь мы должны задаться вопросом, что Лэнхэм мог бы сказать во введении, если книга когда-либо будет напечатана еще раз. — Аарон Робертсон, помощник редактора

Нора Круг, В собственности (2018)

Чтение Belonging Норы Круг — это все равно что смотреть, как перед вами разворачивается разум.Он классифицируется как мемуары (и получил премию Национального круга книжных критиков за автобиографию в 2019 году!), Но похож на альбом для вырезок. (Вы можете понять, что я имею в виду здесь, в этом отрывке о тоске по дому и heimat, или «месте, в котором человек родился».) Принадлежность — это честная попытка Норы Круг считаться со своим немецким наследием. Рожденная спустя десятилетия после Холокоста, но окруженная семейным молчанием по этому поводу, она смело ставит под сомнение роль своей семьи в этой ужасной истории. Принадлежность не просто рассказывает историю Норы Круг.Да, есть много ее собственных рукописных заметок и красивых иллюстраций, но она также собирает семейные фотографии и письма, чтобы рассказать эту историю из поколения в поколение. Принадлежность читается как домашнее видео и учебник истории в одном флаконе. На одной странице у вас будет анекдот о собирании грибов с ее семьей. С другой стороны, вы проследите историю особого вида немецкой повязки, которую ее мать использовала, чтобы залатать свое шестилетнее колено после несчастного случая с катанием на коньках.Но в следующий раз она включит дневник своего дяди, полный антисемитской риторики и его рисунков свастики. (Как бы случайно это ни звучало, поверьте мне: курирование кажется органичным. Эти вещи связаны между собой , — кажется, говорит Нора Круг.) Есть что-то невероятно щедрое в том, как она предлагает эти кусочки истории нам. Эта история представлена ​​нам не как оливковая ветвь или просьба о прощении для ее семьи. Это открытый вопрос.Возможно, поэтому графические мемуары / коллажи являются идеальным средством для рассказа этой истории; нет никаких поз, оправданий или попыток объяснения. Она может оставить нам образ и позволить сидеть со сложным дискомфортом. Мы присоединяемся к ней в разгаре ее расчетов. — Кэти Йи, помощник редактора книжных знаков

Кармен Мария Мачадо, В доме мечты (2019)

Кажется уместным, что описание Кармен Марии Мачадо в Доме мечты , состоящего из рассказов и пересказов отношений Мачадо с оскорбительной бывшей девушкой, приходится на троих из нас, которые так любили эти мемуары, что все мы должны были иметь сказать.Это история с множеством форм, каждая из которых сосредоточена на Доме мечты: реальное место, где жили Мачадо и ее бывшая девушка, но также и серия психических укреплений, созданных посредством эмоционального насилия, физического насилия, газлайтинга и подозрений. Мачадо обращается к целому ряду повествовательных традиций при пересказе этой истории, для которой практически нет прецедентов нарратива, поскольку оскорбительные квир-отношения так редко рассматривались в массовой культуре; Результат — головокружительное, монументальное достижение.У многих из нас есть свои версии этой истории, и чтение ее кажется очень личным и мощным утвердительным, как если бы друг смотрит вам в глаза и снова и снова повторяет: , вы не сумасшедший. Мне нужна была эта книга; Я думаю, что многие из нас так любят. — Коринн Сигал, старший редактор

На странице посвящения к «В доме мечты » написано: «Если вам нужна эта книга, она для вас». Мемуары Кармен Марии Мачадо делают то, чего я никогда раньше не видела, а именно: они исследуют оскорбительные квир-отношения с разных сторон, рассматривают их в разных аспектах.Она использует сноски, чтобы обратиться к мифологическим образам и литературным табу. Она ссылается на квир-теорию. Все это делается в попытке поместить историю в другой контекст, чтобы найти способ рассказать ее, который поможет нам разобраться в происходящем. В Доме Мечты — головокружительная, сырая и глубоко личная история, и с ее экспериментальной структурой она выкидывает линии, пытаясь найти (и помогая другим найти) структуру, которая удерживает. — Кэти Йи, помощник редактора книжных знаков

Я никогда раньше не читал мемуары, которые читались бы как триллер.Мачадо деконструирует воспоминания о своих оскорбительных отношениях и фильтрует их через литературные образы, чтобы выявить признаки, интерпретировать, систематизировать и, делая это неоднократно, в том, что становится образцом, который никогда не удовлетворяет, она и читатель приходят к пониманию, что есть Никогда не будет единства повествования или какого-либо традиционного разрешения рассказа о травме. Путь Мачадо через Дом мечты кажется мне противоположностью повествования о сумасшедшей — а не нисходящей спиралью, осознание опасности требует внутренней силы главного героя, в то время как постоянная борьба с тем, что является правдой, а что нет, только обостряет ее решимость. чтобы спасти себя. В доме мечты — это путешествие героини, потрясающее как своим изобретением новой мемуарной формы, так и своим эмоциональным резонансом. Чтобы повторить Корин и Кэти, это книга, которую вам нужно прочитать. — Элени Теодоропулос, член редакции

Kier-la Janisse, Дом психотических женщин: личная топография женского невроза в фильмах ужасов и эксплуатации (2012)

Я всегда считал, что лучший способ узнать кого-то — это не столько опыт, сколько их вкус, малоизученная тема в огромном мире записанных концертов — до сих пор.

В своих блестящих и причудливых мемуарах Кир-ла Янисс заново изобретает кинокритику как мемуары и рассказывает историю своей жизни через фильмы ужасов и эксплуатации, которые ей нравились в детстве и которые впоследствии стали страстью ее жизни. Анекдотические размышления и душераздирающие рассказы о жизни смешиваются с проницательной критикой, включающей четвертьвековые размышления о кино ужасов; глава, посвященная фильмам о восстании подростков, соответствует рассказу Дженисс о ее детской преступности, в то время как отношения Дженисс с ее отцом, всегда напряженные, приводят к дискуссиям о семье, гендере и сексуальности, которые представлены в кинематографической эксплуатации.Янис не утверждает, что эти фильмы являются ценными произведениями искусства, скорее, окнами в современную психику, а иногда (как в случае с фильмами об изнасиловании и мести) повествовательной формой, которую должны использовать феминистки, несмотря на ее первоначальную похабную форму. намерение. Дом психотических женщин — это то, чем, я надеюсь, будут все произведения критики поп-культуры в будущем — эрудированные, личные, напряженные, умопомрачительные, отказывающиеся проводить границу между литературными достоинствами и личными вкусами. Плюс дизайн потрясающий! — Молли Одинц, младший редактор CrimeReads

***

Достойны упоминания

Подборка других книг, которые мы серьезно рассмотрели для обоих списков — просто для того, чтобы рассказать об этом (и потому, что решения трудны).

Кристофер Хитченс, Hitch-22 (2010) · Биняванга Вайнайна, Однажды я напишу об этом месте (2011) · Джанет Уинтерсон, Зачем быть счастливым, когда можно быть нормальным? (2011) · Эммануэль Каррер, тр. Линда Ковердейл, жизней помимо моей (2011) · Габриэль Гамильтон, Кровь, кости и масло: непреднамеренное образование упрямого шеф-повара (2011) · Меган О’Рурк, Долгое прощание (2011) · Тони Джадт, Шале памяти (2011) · Лидия Юкнавич, Хронология воды (2011) · Джоан Дидион, Голубые ночи (2011) · Джошуа Коди , [Sic]: Memoir (2011) · Мира Барток, Дворец памяти (2011) · Элисон Бечдел, Ты моя мама? (2012) · Энтони Шадид, Каменный дом (2012) · Эктор Абад, тр.Энн Маклин и Розалинд Харви, Oblivion (2012) · Линн Шаптон, Исследования плавания (2012) · Шерил Стрейд, Wild (2012) · Эдна О’Брайен, Деревенская девушка ( 2013) · Малала Юсафзай и Кристина Лэмб, Я Малала (2013) · Ляо Иу, тр. Вэнгуан Хуанг, Для песни и сотни песен (2013) · Сонали Дераниягала, Волна (2013) · Эми Вилентц, Прощай, Фред Вуду (2013) · Роз Кан Чест, Роз Кан Част, Разве мы не говорим о чем-то более приятном? (2014) · Вив Альбертина, Одежда, одежда, одежда.Музыка, Музыка, Музыка. Мальчики, мальчики, мальчики. (2014) · Брайан Стивенсон, Just Mercy (2014) · Ребекка Мид, Моя жизнь в Миддлмарче (2014) · Хайди Джулавитс, The Folded Clock (2015) · Tracy К. Смит, Обычный свет (2015) · Патрик Модиано, тр. Марк Полиззотти, Родословная (2015) · Лейси Джонсон, Другая сторона (2015) · Мохамеду Ульд Слахи, изд.Ларри Симс, Guantanamo Diary (2015) · Jenny Diski, In Gratitude (2016) · Scholastique Mukasonga, tr. Джордан Стамп, Тараканов (2016) · Хишам Матар, Возвращение (2016) · Хоуп Джарен, Лаборант (2016) · Патрисия Локвуд, Пристдэдди (2017) · Даниэль Мендельсон, An Odyssey (2017) · Сяолу Гуо, Девять континентов (2017) · Энни Эрно, тр.Элисон Л. Страйер, The Years (2017) · Киз Лаймон, Heavy (2018) · Лиза Бреннан-Джобс, Small Fry (2018) · Сара Смарш, Heartland (2018) ) · Франсиско Канту, Линия превращается в реку (2018) · Лесли Джеймисон, Восстановление (2018) · Тереза ​​Мари Майлхот, Heart Berries (2018) · Т Кира Мэдден , Да здравствует племя девочек-сирот (2019).

Написание рецензии на книгу

Введение

Если вы любите читать, в какой-то момент вы захотите поделиться любимой книгой с другими. Возможно, вы уже делаете это, разговаривая о книгах с друзьями. Если вы хотите поделиться своими идеями с большим количеством людей, чем ваш круг друзей, вы можете сделать это, написав обзор. Публикуя обзоры, которые вы пишете, вы можете делиться своими идеями о книгах с другими читателями по всему миру.

Для юных читателей естественно путать рецензии на книги с отчетами о книгах, однако написание рецензии на книгу — это совсем другой процесс, чем написание отчета о книге. Книжные отчеты сосредоточены на сюжете книги. Часто целью отчетов о книгах является демонстрация того, что книги были прочитаны, и они часто выполняются для выполнения задания.

Рецензирование книги — совсем другое дело. Цель обзора книги — помочь людям решить, заинтересует ли их книга достаточно, чтобы их прочесть.Рецензии — это беглый взгляд на книгу, а не резюме. Подобно чудесным запахам, доносящимся с кухни, обзоры книг побуждают читателей самим попробовать ее на вкус.

Это руководство разработано, чтобы помочь вам стать сильным рецензентом, читателем, который может прочитать книгу, а затем подготовить рецензию, предназначенную для разжигания читательского аппетита у других любителей книги.

Форма

: Как должен выглядеть обзор?

Как долго это должно быть?

Первый вопрос, который мы обычно задаем, когда что-то пишем, — «Как долго это должно быть?» Лучший ответ — «столько, сколько потребуется», но это разочаровывающий ответ.Общее правило состоит в том, что чем длиннее книга, тем длиннее рецензия, и рецензия не должна быть меньше 100 слов или около того. Для длинной книги рецензия может составлять 500 слов или даже больше.

Если обзор слишком короткий, он может не соответствовать своей цели. Слишком длинный обзор может привести к слишком большому содержанию сюжета или потерять интерес читателя.

Лучшее руководство — меньше сосредотачиваться на том, сколько времени нужно писать, и больше на выполнении цели обзора.

Как создать заголовок?

Название обзора должно передавать ваше общее впечатление, а не быть излишне общим.Сильные заголовки включают следующие примеры:

  • «Активные и сложные персонажи»
  • «Гвоздь, который не даст уснуть всю ночь»
  • «Красивые иллюстрации с сюжетом под стать»
  • «Идеально для любителей животных»

Слабые титулы могут выглядеть так:

  • «Действительно хорошая книга»
  • «Три звезды»
  • «Довольно хорошо»
  • «Быстрое чтение»

Как это должно начинаться?

Хотя многие обзоры начинаются с краткого изложения книги (эта книга о…), есть и другие варианты, так что не стесняйтесь варьировать способ начала обзора.

Во вводном заключении не говорите слишком много. Если пересказать всю историю, читатель не почувствует потребности читать ее сам, и никто не оценит спойлер (рассказывающий конец). Вот несколько примеров резюме, написанных рецензентами из The New York Times :

«Новая книга с картинками рассказывает волшебно простую историю об одиноком мальчике, выброшенном на мель ките и отце, который оказывается на высоте».

«В этом романе о средних классах девочка находит путь вперед после потери матери.«

«Воспитанный призраками, оборотнями и другими жителями кладбища на склоне холма, который он называет своим домом, сирота по имени Никто Оуэнс задается вопросом, как ему удастся выжить среди живых, извлекший все уроки из мертвых. И человек Джек, который убил остальная часть Ничьей семьи — жаждет закончить работу ».

«В ярких стихах, отражающих радость обретения своего голоса в написании рассказов, отмеченный наградами автор рассказывает, каково было расти в 1960-х и 1970-х годах как на Севере, так и на Юге.»Другие способы начать проверку:

  • Цитата: Яркая цитата из книги («Был ясный холодный апрельский день, и часы пробили тринадцать».) может стать мощным началом. Этой цитатой начинается роман Джорджа Оруэлла 1984 .
  • Предыстория: Что делает эту книгу важной или интересной? Автор известный? Это сериал? Вот как Amazon представляет Дивергент : «Эта первая книга в бестселлере №1 New York Times« Дивергент »Вероники Рот — роман, вдохновивший на создание основного кинофильма.«
  • Интересный факт: В частности, для научно-популярных книг один интересный факт из книги может стать мощным поводом для рецензирования. В этом обзоре Ближний Восток Филипа Стила Зандер Х. из Mid-America Mensa спрашивает: «Знаете ли вы, что в пустыне Руб-эль-Хали в Саудовской Аравии днем ​​температура достигает 140 градусов по Фаренгейту, а температура падает до точка замерзания ночью? »
  • Объяснение термина: Если слово или фраза в книге или названии сбивает с толку или жизненно важно понять, вы можете начать обзор с объяснения этого термина.

Процесс: о чем писать?

Может быть непросто решить, что сказать о книге. Используйте следующие идеи в качестве руководства, но помните, что вы не должны объединять все это в один обзор — это составило бы очень длинный обзор! Выберите то, что лучше всего подходит для этой книги.

Общая информация

Что следует знать читателю
  • Что это за книга? (Книжка с картинками? Историческая фантастика? Документальная литература? Фэнтези? Приключения?)
  • Книга принадлежит к серии?
  • Сколько у книги? Легко или сложно читать?
  • Есть ли что-нибудь, что читателю было бы полезно узнать об авторе? Например, является ли автор экспертом в данной области, автором других популярных книг или начинающим автором?
  • Как эта книга соотносится с другими книгами на ту же тему или в том же жанре?
  • Книга написана в формальном или неформальном стиле? Примечателен ли в чем-то язык?
  • Для какого возраста предназначена книга?
  • Книга написана нормальной прозой? Если он написан в поэтической форме, рифмуется ли он?
Участок

Что происходит?

Написание сюжета — самая сложная часть рецензии, потому что вы хотите дать читателю почувствовать, о чем книга, не испортив ее для будущих читателей.Самая важная вещь, о которой нужно помнить, — это то, что вы никогда не должны выдавать концовку. Спойлер никому не нравится.

Одна из возможностей сделать это — создать помещение (брат и сестра теряются в лесу во власти злой ведьмы. Смогут ли они перехитрить ее и сбежать?). Другая возможность — создать главный конфликт в книге и оставить его нерешенным (иногда ожидание — самая сложная часть, или Он не знал, что ему пришлось потерять, или Найти свою цель в жизни может быть так же легко, как найти настоящего друга. .)

Постарайтесь не использовать заезженную фразу «Эта книга о…». Вместо этого просто прыгните прямо в нее (Чучело кролика больше всего на свете хотелось жить в большом старом доме с дикими дубами.)

Персонажи

Кто живет в книге?

Обзоры должны отвечать на вопросы о персонажах художественных или научно-популярных книг о людях. Вот некоторые возможные вопросы, на которые нужно ответить:

  • Кто главные герои? Включите главного героя и антагониста.
  • Чем они интересны?
  • Они действуют как настоящие люди, или они слишком хорошие или слишком злые, чтобы в них можно было поверить?
  • Они люди?
  • С какими конфликтами они сталкиваются?
  • Насколько они симпатичны или понятны?
  • Как они связаны друг с другом?
  • Есть ли они в других книгах?
  • Не могли бы вы относиться к любому из персонажей рассказа?
  • С какими проблемами столкнулись главные герои?
  • Кто был вашим любимым персонажем и почему?
  • Мы узнаем о персонажах из того, что они делают и говорят, а также из того, что о них говорят другие персонажи.Вы можете включить примеры этих вещей.
Тема

О чем книга?

О чем на самом деле книга? Это не сюжет, а идеи, лежащие в основе истории. О победе добра над злом, дружбе, любви или надежде? Некоторые общие темы включают: перемены, желание убежать, столкновение с вызовом, героизм, стремление к власти и человеческие слабости.

Иногда в книге есть мораль — урок, который нужно усвоить.Если так, то тема обычно связана с этой моралью. Когда вы пишете о теме, постарайтесь определить, что делает книгу достойной чтения. О чем читатель будет думать еще долго после того, как книга будет закончена? Спросите себя, есть ли в книге какие-то конкретные строки, которые кажутся вам значимыми.

Настройка

Где мы?

Настройка — это время и место, в котором происходит история. Когда вы пишете об обстановке в обзоре, указывайте не только местоположение. На что следует обратить внимание:

  • Действие книги происходит в прошлом, настоящем или будущем?
  • Действие происходит в известном нам мире или в фантастическом мире?
  • Это в основном реалистично с элементами фэнтези (например, говорящие животные)?
  • Сеттинг нечеткий и нечеткий, или вы легко можете создать фильм в уме?
  • Насколько автор привлекает вас к сеттингу и как ему это удается?

Мнение и анализ

Что вы на самом деле думаете?

Здесь рецензент делится своей реакцией на книгу, выходящей за рамки существенных моментов, описанных выше.Вы можете потратить половину обзора на этот раздел. Вот некоторые возможные вопросы, на которые следует ответить:

  • Как вы думаете, почему другим читателям это понравится? Почему вам это понравилось (если понравилось) или почему не понравилось (если не понравилось).
  • Как вы думаете, какого возраста или типа читателей понравится книга?
  • Как он соотносится с другими книгами того же жанра или того же автора?
  • Книга вызывает ваши эмоции? Если книга заставила вас смеяться, плакать или думать о ней несколько дней, обязательно включите это.
  • Что вам нравится или не нравится в авторском стиле письма? Это смешно? Сложно следить? Насколько он интересен и разговорчив?
  • Как вы думаете, насколько хорошо автор достиг того, чего он / она собирался при написании книги? Как вы думаете, вы почувствовали то, что автор надеялся, что вы почувствуете?
  • Книга казалась законченной или ключевые элементы были упущены?
  • Как эта книга по сравнению с другими подобными книгами, которые вы прочитали?

Есть ли части, которые просто неправдоподобны, даже позволяя читателю понять, что это вымысел или даже фантастика?

  • Есть ошибки?
  • Не могли бы вы охарактеризовать книгу как развлекательную, для самосовершенствования или информацию?
  • Какая ваша любимая часть книги?
  • Сделали бы вы что-нибудь по-другому, будь вы автором?
  • Понравится ли кому-нибудь из читателей эта книга? Если нет, то для какого возраста или типа читателей это будет интересно?

Особые ситуации: научная литература и молодые рецензенты

Некоторые из приведенных выше советов и идей лучше всего подходят для художественной литературы, а некоторые из них слишком сложны для очень молодых рецензентов.

Документальная литература

Что делать, если она настоящая

При рецензировании научно-популярной книги вы захотите ответить на следующие вопросы:

  • С какой целью автор писал книгу? Достиг ли автор этой цели?
  • Кто является целевой аудиторией книги?
  • Как вы думаете, что представляет собой наибольшую ценность в книге? Что делает его особенным или стоящим?
  • Верны ли сообщенные факты?
  • Книга интересна и привлекает ваше внимание?
  • Будет ли это полезным дополнением к школе или публичной библиотеке?
  • Если книга — биография или автобиография, насколько симпатичен предмет?
  • Легко ли понять идеи?
  • Есть ли дополнительные функции, которые добавляют удовольствия от чтения книги, например карты, указатели, глоссарии или другие материалы?
  • Полезны ли иллюстрации?
Молодые рецензенты

Все просто

Рецензирование книги может быть забавным, и это совсем не сложно.Просто задайте себе эти вопросы:

  • О чем эта книга? Вам не нужно пересказывать всю историю — просто дайте представление о том, о чем она.
  • Как вы думаете, это понравится другим людям?
  • Вы думали, это было смешно или грустно?
  • Вы узнали что-нибудь из книги?
  • l Вы думали, что это было интересно?
  • Хотите прочитать еще раз?
  • Хотели бы вы прочитать другие книги того же автора или на ту же тему?
  • Какая роль вам больше всего понравилась?
  • Понравились картинки?

Помните! Не выдавай финал.Пусть это будет сюрпризом.

Общие советы и идеи

Используйте несколько цитат или фраз (пусть они будут короткими) из книги, чтобы проиллюстрировать ваши мысли о книге. Если есть иллюстрации, обязательно прокомментируйте их. Они молодцы? Создал ли иллюстратор другие известные книги?

Обязательно включите заключение к обзору — не оставляйте его висеть. Заключение может состоять из одного предложения (в целом, эта книга — отличный выбор для тех, кто…).

Вы можете использовать раздаточный материал переходных слов в конце набора инструментов Writer’s Toolbox, чтобы найти идеи для слов, чтобы связать идеи в вашем обзоре. Если вы хотите прочитать хорошо написанные обзоры, поищите обзоры книг для молодежи в The New York Times или на Национальном общественном радио.

Рейтинг Книги

Как присваивать звезды?

Большинство мест, где вы публикуете обзоры, просят вас оценить книгу, используя звездную систему, обычно в диапазоне от одной до пяти звезд.В своем рейтинге вы должны учитывать, насколько книга сравнивается с другими подобными книгами. Не сравнивайте длинный роман с коротким сборником стихов — это неправильное сравнение.

Важно помнить, что здесь не требуется ставить пять звезд только самым лучшим из когда-либо написанных книг.

  • 5 звезд: Я рад, что прочитал ее или мне она понравилась (это не значит, что это была ваша самая любимая книга).
  • 4 Звезды: Мне нравится. Это стоит прочитать.
  • 3 Звезды: Это было не очень хорошо.
  • 2 Звезды: Мне это совсем не нравится.
  • 1 звезда: Ненавижу.

Маггид и Пасха: Как читать Агаду

Всем привет, здесь раввин Фохрман.

Итак, если вы похожи на меня, каждый год вы, вероятно, выделяете немного времени перед Песахом, чтобы осмотреть Агаду — вы хотите чем-то поделиться со своими гостями или семьей об этом тексте, когда наступит ночь Седера. Хорошая новость в том, что вы можете засчитать время, которое вы просмотрели, как часть этой «подготовки к седеру».«Но я собираюсь сказать вам сразу, что — перефразируя Мах Ништанах — эта подготовка к седера в этом году будет немного отличаться от всех других лет.

Подготовка вашей Агады Двар Тора

Потому что обычно вы знаете , что вы делаете, когда собираетесь подготовиться к седера? Ну, вы знаете, подумайте о том, как часто выглядит Divrei Torah на седерах. Они, как правило, очень специфичны, очень локальны. Часто вы смотрите на изолированное Немного о Седера — скажем, о Четырех Сыновьях или той небольшой истории с рабби Акивой и мудрецами, сидящими за столом в Бней-Браке — и вы пытаетесь найти маленький кусочек вдохновения, которым вы можете поделиться за столом об этом особая часть седера.

Итак, что за седер в конечном итоге эволюционирует? Ну, может, что-нибудь в этом роде …

Кадеш! Хорошо, все собираются на Кидуш. И знаете, киддуш, это все очень мило и дружно, мы все собираемся, слушаем звучную мелодию кидуша и пьем свое вино. Мы едим этот кусочек петрушки или картофеля, обмакнутый в соленую воду, ломаем эту мацу и показываем ее окружающим, и слушаем маленького Джимми или маленькую Дебби, маленькую Берил и маленькую Чани, которые стоят на стуле и еле слышно повторяют четыре вопроса, как умеют. или она может по памяти.Иногда на идиш. Или на английском. Или санскрит — или что угодно; но вы поняли суть. А потом?

А потом вы можете спеть песню. Авадим Хаину, Хаину… Песни веселые. А потом… Ну, у одного из детей возникает вопрос: Папа, почему вопрос мудрого сына так похож на вопрос злого сына? Хороший вопрос, Берил, давай поговорим об этом.

Прежде чем вы это узнаете, снова еще одна песня: V’hi She’amda, V’hi She’amdah, lavoteinu velanu … Когда вы ставите чашу с вином, и пока вы это делаете, Маленькая Чани хочет поставить пародию с о тех раввинах в Бней-Браке.Все смотрят и хлопают. Так оно и есть. Пока вы не дойдете до самого сложного.

Понимание Маггида

Самая трудная часть — это те действительно трудные для понимания абзацы, которые будут немного позже в Маггиде. В этот момент все часто превращается в то, что я называю рутиной «бормотание-бормотание-стоп». Знаешь, каждый вроде бормочет себе под нос несколько абзацев, ну и стой! Двар Тора… затем: бормотать бормотать еще бормотать — песня. Бормочите еще немного. Вскоре люди начинают уставать, и вы набираете скорость… бормотание бормотание бормотание — песня!… Бормотание бормочет бормотание — д’вар Тора! … И напоследок: mumble mumble — Дайену! Ура, мы прошли через маггида!

Вы пробираетесь через мацу, ужасаетесь и с благодарностью приходите к супу с мячами из мацы и грудинке.Сейчас все хорошо.

Все очень мило. Это действительно так. Но вот в чем проблема: когда вы вроде как бормочете сложные абзацы, вы теряете общую картину. Вы можете закончить седер целиком, не понимая, что вы на самом деле говорите.

И, когда я говорю, что у вас не будет базового понимания того, что вы говорите, я не имею в виду, что вы не сможете перевести ни одно слово, фразу или даже предложение. Вы будете.Но вам будет не хватать понимания того, как все это взаимосвязано; как линия A ведет к линии B? Как абзац C связан с абзацем D?

В чем истинный смысл Агады?

Но это важно. Вы знаете, вы читаете статью в «Нью-Йорк Таймс» или в какой-нибудь другой газете — что вы делаете, когда читаете статью? Сознательно или нет, но ваш мозг спрашивает: что делает этот первый абзац, о чем он говорит? А как это связано со вторым абзацем? И вы продолжаете читать статью таким образом, и это те вопросы, которые вы задаете.

Но представьте, что вы читаете эту статью и … и не можете понять, как одна идея привела к другой — но затем, вместо того, чтобы пытаться понять это, вы говорите человеку рядом с вами: » Эй! Вы заметили, что в этом абзаце написано «потому что» не один, а два раза? Позвольте мне рассказать вам интересную идею, которую я когда-то узнал об этом… «Это звучит абсурдно, правда?

Итак, давайте не будем делать этого с Агадой. Я имею в виду, я согласен, когда дело доходит до Агады, понимание прочитанного труднее, чем в «Нью-Йорк Таймс».»Аггада — это раввинский текст многовековой давности, написанный в стиле — и примерно в то же время — отрывок из Бараиты или Талмуда. И эти тексты предназначены не только для чтения, они предназначены для И то, как вы изучаете такие тексты, на самом деле состоит в том, чтобы сосредоточиться на главных вещах, на которых каждый из нас подсознательно сосредотачивается, когда вы читаете газету: для каждого абзаца вы спрашиваете: о чем был этот абзац? ; какова была его цель? И затем вы спрашиваете себя: как этот абзац связан с абзацами вокруг него? Абзац перед ним и абзац после него? Какой здесь поток?

В следующих видео мы собираюсь сделать именно это с текстом Агады.Погрузитесь вместе со мной, и давайте начнем смотреть на основную часть Агады, ту часть, которая известна как Маггид.

Пересказ истории Маггида на Пасху

Маггид. Это слово буквально означает «пересказ истории». Это, предположительно, часть Агады, посвященная фактическому пересказу истории Исхода. Но посмотрите, как это начинается.

Ха лахма анйа: Это хлеб скорби; хлеб бедняков, хлеб, который мы ели в Египте. Это та часть, где мы выставляем мацу на всеобщее обозрение и объясняем, что это такое.В чем суть этого абзаца? Что ж, мы, кажется, буквально указываем и объясняем центральный символ Седера, который вот-вот начнется: вот маца, и вот что она означает.

Хорошо, отлично. Но давайте зададим нашему пониманию прочитанного вопрос: что это здесь делает? Мы ведь должны рассказывать историю, верно? Кажется, что указание на мацу ничего не говорит.

Но, может быть, мы в некотором роде начинаем рассказ. Мы указываем на конкретную вещь — еду — которая расскажет историю не только словами, но и вкусами и текстурами.Он задает тон, если хотите, аромат истории.

Так что, возможно, это разумный способ начать седер.

Хорошо, дальше?

Прозрения в истории Агады

Следующий абзац — маништана, четыре вопроса, в которых ребенок отмечает, насколько сильно отличается эта ночь от других в течение года. Как этот абзац связан с последним? Ну, мы просто подняли мацу, мы обратили внимание на один из главных символов ночи.И наши дети замечают, что сегодня происходит что-то необычное, они хотят понять. В некотором смысле эти вопросы создают возможность для истории — истории, которую мы скоро расскажем.

Хорошо, Мах Ништанах еще не история, но это ее предшественник. История, которую мы рассказываем, будет сформулирована как ответ на ряд вопросов. Этот формат вопросов и ответов является педагогической моделью, которую раввины изложили в Талмуде. Мы, как родители, обязаны рассказать нашим детям историю Исхода.Но раввины знали, что лучший способ заинтересовать детей — это сначала дать им возможность задать свои вопросы. Итак, этот абзац дает детям возможность сделать именно это — помочь им погрузиться в историю, которую мы собираемся рассказать.

Хорошо, пойдем дальше, следующий абзац — авадим хайину: Мы были рабами фараона в Египте, и Бог забрал нас оттуда.

Подождите, это похоже на сказку! Неужели Маггид, повествовательная часть Агады, действительно, наконец, началась?

Ну, в каком-то смысле имеет.Когда мы говорим это одно предложение — мы, по сути, только что рассказали всю историю: когда-то мы были рабами, теперь мы свободны. Итак, вы можете подумать … если мы уже сделали это — если это история — что ж, мы закончили свое дело! Давайте закроем магазин и принесем суп и грудинку: пусть начнется еда! Почему бы нам этого не сделать?

Ну, может быть, остальная часть абзаца на самом деле объясняет, почему мы не делаем именно этого: следующее, что мы говорим в Агаде, это: «Если бы Бог не сделал этого, мы все равно были бы в Египте».Другими словами: эти события, которые произошли так давно, это не просто прошлые события, просто курьезы прошлых времен — они имеют глубокие последствия для нас, сидящих прямо здесь и сейчас. Если бы не Исход, Израиль как независимая нация никогда бы не появился. Мы были бы вечным классом рабов — и, в конце концов, мы, вероятно, ассимилировались бы с принимающей культурой. Мы с тобой никогда бы не сидели здесь сегодня, если бы Исход не случился. И поэтому…

…и поэтому нам нужно сделать больше, чем просто отказаться от рассказа. Недостаточно просто изложить историю Исхода строкой и перейти к трапезе. Нет, неважно, насколько мы все осведомлены или мудры, сколько бы раз мы ни слышали эту историю раньше, нам нужно развить ее, конкретизировать, оживить. Нам нужно углубиться в эту историю, потому что именно она изменила для нас все.

Автор Агады дает объяснение того, что будет дальше — причину, по которой трапеза не придет еще несколько часов.Другими словами: этот абзац на самом деле является началом метаистории: рассказ о повествовании истории Исхода. Вот почему мы так поступаем, маленький Джимми и маленькая Дебби. Мы узнаем, почему история важна и почему мы собираемся потратить много времени на ее рассказ.

Мета-история Агады продолжается

Хорошо, а что будет дальше? Начнем рассказывать историю? На самом деле нет. Следующие абзацы продолжают «метаисторию». Они продолжают рассказывать историю Исхода.У нас есть небольшой эпизод о некоторых мудрецах из Талмуда в Бней-Браке, которые рассказали историю Исхода в ночь седера так подробно и подробно, что они не спали всю ночь, делая это. И этот абзац иллюстрирует последний пункт: независимо от того, сколько вы знаете, вы просто должны потерять себя, рассказывая историю Исхода. Он должен быть всеобъемлющим.

«Мета-история» продолжается следующим абзацем Агады, «Четыре сына». Видите ли, если в предыдущем абзаце рассказывалось, как много рассказывать историю Исход, то в этом абзаце рассказывается, как рассказывать эту историю.Потому что раввины заметили, что Тора говорит вам не один, а четыре раза, что вы должны рассказать своим детям историю Исхода. Отсюда они пришли к выводу, что на самом деле существует четыре разных способа рассказать историю — история должна быть адаптирована к потребностям слушателя, к потребностям каждого ребенка.

Во всех этих абзацах и, если уж на то пошло, в последующих — мы еще не знаем фактической истории Исхода — мы получаем метаисторию; нам дают указатели, как рассказывать историю.

Где на самом деле начинается история Мэггида?

У нас нет ничего, что действительно звучало бы как история Исхода в Агаде, пока мы не дойдем до этих слов:

«Метчила овдей аводах зара хайу авотейну…»

Когда-то наши предки были идолопоклонниками…

Что ж, , это правильный способ начать рассказ — буквально со слов «когда-то давно». Фактически, история Исхода действительно начинается именно в этот момент, по крайней мере, в некотором смысле. Да, мы начинаем с самого начала, даже до Авраама, и после этого в Агаде все еще есть некоторые запутанные параграфы, но, кажется справедливым сказать: метаистория окончена, и настоящая история начался.Вот где действительно начинается действие.

Итак, садясь на седер в этом году, следите за мячом. До сих пор мы говорили о том, как важно пересказывать Исход, как много нам нужно пересказывать, как мы должны пересказывать, когда мы должны пересказывать, — но мы еще не пересказывали его. Пока прямо здесь. Это начало.

Так как это на вас повлияет? Что ж, на вашем седере легко задавать множество вопросов и обсуждать Тора об этих вступительных материалах — почему борода рабби Эльазара бен Азарья была такой белой, когда ему было всего восемнадцать лет, и все такое … но есть цена, которую нужно заплатить для этих индульгенций.Вы подошли к тому моменту, в котором мы находимся сейчас, Митчила — и… к настоящему времени дети становятся беспокойными, гости голодны, и перед вами этот плотный и устрашающий раздел раввинского анализа. Так что, если вы не будете осторожны, это «Давайте, ребята, у нас есть афикоман, чтобы поесть к полуночи, пошли!»

Мой совет: постарайтесь не попасться в эту ловушку. Говорите меньше divrei Torah во вводных частях и убедитесь, что вы подошли к этому месту полностью бодрствующими и готовыми к работе. Помните: история начинается здесь.Не позволяй этому пройти мимо.

Самые интересные мысли из Агды

В следующих видеороликах этого курса мы рассмотрим следующие абзацы Агады. Их труднее всего понять в Агаде. Непросто точно понять, как они вообще связаны или какую историю они собираются рассказать. Но если мы сможем собрать их пазл, мы будем щедро вознаграждены. Мы рассмотрим историю Исхода изнутри, поскольку раввины призывали нас увидеть ее.Осмелюсь предположить, что мы начнем видеть ту сторону истории Исхода, о существовании которой мы даже не подозревали.

«Деяния короля Артура и его благородных рыцарей» Джона Стейнбека — Руководство для чтения: 9780143105459

РУКОВОДСТВО ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вопросы и темы для обсуждения

ВВЕДЕНИЕ

Первой книгой, которую когда-либо любил Джон Стейнбек, был рассказ сэра Томаса Мэлори о легендах о короле Артуре в пятнадцатом веке, Le Morte D’Arthur , и даже позже в его жизни эта книга продолжала оказывать большое влияние. как на мировоззрение Стейнбека, так и на его творческий потенциал.Во второй половине 1950-х годов, уже завоевав прочную известность как автор книг О мышах и людях , Гроздей гнева и К востоку от Эдема , Стейнбека охватило сильное желание вернуться к своему первому делу. большое вдохновение. Оставив в стороне американские темы и места, которые он исследовал в своей бессмертной фантастике, он взялся за грандиозную задачу — пересказать истории Мэлори с более современной точки зрения. В конце концов Стейнбек настолько увлекся этой новой захватывающей работой, что подумал, что она может стать его главным достижением.В начале 1959 года он сказал интервьюеру, что «научился писать и [не будет] писать больше ничего — только историю короля Артура».

То, что начиналось для Стейнбека как очевидная простая работа по переводу и редактированию, обрело самостоятельную жизнь, поскольку он стремился не только дать новую жизнь Мэлори, но и использовать сказки о короле Артуре как средство для собственного выражения. Он побывал в Англии и Италии и прочитал, по его собственным подсчетам, «буквально сотни книг о средневековье.Странным, но неоспоримым образом, книга, которая должна была стать Деяния короля Артура и его благородных рыцарей , превратила самого своего автора в современную версию рыцаря-ищущего, бесконечно преследующего Святой Грааль своей истории. В конце концов, Стейнбек смог закончить наброски только семи глав книги, которые, как он надеялся, станут «лучшей работой в моей жизни и самой удовлетворительной». Грааль Стейнбека наконец ускользнул от него.

Тем не менее, его незаконченная рукопись, опубликованная в 1976 году, через восемь лет после его смерти, была признана произведением странной, хотя и несовершенной силы — как энергичной и остро заметной переработкой рассказов Мэлори, так и важной басней современности. . Деяния короля Артура и его благородных рыцарей красноречиво говорит о чести и храбрости, обмане и предательстве. Воскрешая средневековый разум Мэлори и легенды древней Британии, он также комментирует между строками тревогу и аномию современной жизни. Как писал Стейнбек Жаклин Кеннеди: «Пятнадцатый век [эпоха Мэлори] и наш имеют так много общего — потерю авторитета, потерю богов, потерю героев и потерю прекрасной гордости. . . . В лучшем случае мы живем по легенде.В году «Деяния короля Артура и его благородных рыцарей » Стейнбек восстанавливает славный дух ушедшей эпохи.

Деяния короля Артура и его благородных рыцарей рассказывают как знакомые истории, такие как «Меч в камне», так и менее известные, как фаталистический «Рыцарь с двумя мечами». Он дает нам сияющие фигуры Артура и Ланселота и более темный призрак Морган ле Фэй. Он возрождает волшебство Мерлина и очарование Гвиневеры. Возможно, наиболее важным является то, что он дает нам размышления писателя, лауреата Нобелевской и Пулитцеровской премии, о тайнах добра и зла.Объяснено предисловием Кристофера Паолини, известного автора Эрагона , и дополнено прекрасным приложением отрывков из писем Стейнбека, в которых рассказывается как о сближении, так и о возможном развале его проекта, Деяния короля Артура и его Noble Knights — это непреодолимая книга как для тех, кто хочет узнать короля Артура, так и для тех, кто хочет вернуть утраченную частичку себя.


О ДЖОНЕ СТАЙНБЕКЕ

Один из величайших американских писателей и тот, кто имел врожденное понимание силы человеческого духа, Джон Стейнбек, родился в Салинасе, Калифорния, в 1902 году, вырос в плодородной сельскохозяйственной долине. примерно в двадцати пяти милях от побережья Тихого океана.И долина, и побережье послужат декорациями для некоторых из его лучших произведений. В 1919 году он поступил в Стэнфордский университет, где с перерывами поступил на курсы литературы и письма, пока в 1925 году не ушел, не получив ученой степени. В течение следующих пяти лет он поддерживал себя в качестве рабочего и журналиста в Нью-Йорке, все время работая над своим первым романом Cup of Gold (1929).

После женитьбы и переезда в Пасифик Гроув он опубликовал две калифорнийские книги, Небесные пастбища (1932) и К неизвестному Богу (1933), а также работал над рассказами, позже собранными в Длинная долина (1938).Популярный успех и финансовая безопасность были достигнуты только с Tortilla Flat (1935), рассказами о пайсано Монтерея. Неустанный экспериментатор на протяжении всей своей карьеры, Стейнбек регулярно менял курс. Три мощных романа конца 1930-х годов были посвящены рабочему классу Калифорнии: В сомнительной битве, (1936), О мышах и людях, (1937) и книга, которую многие считают лучшей, Гроздья гнева (1939). ). Гроздья гнева выиграл Национальную книжную премию и Пулитцеровскую премию в 1939 году.

В начале 1940-х годов Стейнбек стал режиссером фильма Забытая деревня (1941) и серьезным исследователем морской биологии в фильме Sea of ​​Cortez (1941). Он посвятил свои заслуги войне, написав Bombs Away (1942) и скандальную пьесу The Moon Is Down (1942). Консервный ряд (1945), Заблудший автобус (1948), еще одна экспериментальная драма, Пылающий свет (1950) и Бревно из моря Кортеса (1951) предшествовали публикации монументального к востоку от Eden (1952), амбициозная сага о долине Салинас и истории его собственной семьи.

Последние десятилетия своей жизни он провел в Нью-Йорке и Саг-Харборе с третьей женой, с которой он много путешествовал. Более поздние книги включают Sweet Thursday (1954), The Short Reign of Pippin IV: A Fabrication (1957), O nce was a War (1958), The Winter of Our Discontent (1961), Путешествует с Чарли в поисках Америки (1962), Америка и американцы (1966), а также посмертно опубликованный журнал романа: Восток Эдема Письма (1969), Viva Zapata! (1975), T он Действия короля Артура и его благородных рыцарей (1976) и рабочих дней: дневники винограда гнева (1989).

Стейнбек получил Нобелевскую премию по литературе в 1962 году, а в 1964 году президент Линдон Б. Джонсон наградил его медалью свободы США. Стейнбек умер в Нью-Йорке в 1968 году. Сегодня, спустя более тридцати лет после его смерти, он остается одним из величайших писателей и деятелей культуры Америки.


ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
  • В одном из своих писем о написании Деяния короля Артура Стейнбек заметил: «Одна из величайших ошибок в реконструкции другой эпохи заключается в нашей склонности думать о них как о существе. нравиться себе в чувствах и отношениях.«В каких чувствах и отношениях вы чувствуете себя больше всего от писателя пятнадцатого века сэра Томаса Мэлори, чью работу пересмотрел Стейнбек? Как эти различия усложняют чтение историй о короле Артуре?

  • С того момента, как он начал работу над Деяния короля Артура , Стейнбек решил не «чистить». . . поднять »мораль рассказов для младших членов его аудитории. Он утверждал, что «дети не только понимают эти вещи, но и принимают их до тех пор, пока они не сбиты с толку моралью, которая пытается молчанием уничтожить реальность.У этих мужчин были женщины, и я их оставлю. Согласны ли вы с решением Стейнбека не скрывать сексуальные мотивы, лежащие в основе многих из этих сказок? Почему или почему нет?

  • Одна из достопримечательностей, которые рассказы Деяния короля Артура привлекают юных читателей, состоит в том, что они рассказывают о мужчинах, которые могут вести себя как мальчики. Однако Артуру и его рыцарям неизбежно приходится брать на себя взрослые обязанности, как сэр Кей в его роли сенешаля. Что в этих историях герои приобретают и теряют в процессе взросления?

  • Во введении к Деяния короля Артура Стейнбек подразумевает, что его главная цель — написать книгу для детей или молодых людей.Тем не менее, в его тексте встречаются моменты, которые ясно выражают озарения и разочарования мужчины средних лет. Как вы думаете, кто является настоящей аудиторией повествования Стейнбека?

  • Стейнбек считал, что, написав Le Morte d’Arthur , Мэлори как писатель приобрел больше изящества и проницательности. Стейнбек надеялся сохранить это чувство развивающегося художественного мастерства в своем пересказе работ Мэлори. Каким образом вы наблюдаете эту метаморфозу в The Acts of King Arthur ?

  • Стейнбек заявил в письме Элизабет Отис, что король Артур «не персонаж.Он также написал: «Такова природа всех героев». Что он имел в виду под этим? Прочитав трактовку Стейнбека Артура в «Деяния короля Артура », вы думаете, что Стейнбек был прав? Если да, то что именно в Артуре мешает Артуру быть персонажем? Если, с другой стороны, вы думаете, что Стейнбеку удалось представить Артура как персонажа, как ему это удалось?

  • В какой степени влияние Мерлина возникло из его магических способностей по сравнению с его познаниями в психологии и человеческой природе? Является ли его мудрость разновидностью магии?

  • Сэр Балин, главный герой «Рыцаря с двумя мечами», является одним из «лучших и безупречных» рыцарей в Деяниях короля Артура , и он всегда стремится поступать правильно.Однако результаты его действий обычно плачевны. В то время как мы склонны ожидать, что дети и молодые люди расскажут о наказанных вероломствах и вознаграждаемых добродетелях, история сэра Балина не дает таких заверений. Можно ли извлечь моральный урок из этой истории? Если да, то что это такое, а если нет, то какую функцию эта история выполняет в тексте в целом?

  • Сюжетная линия сэра Эвейна, рассказ о неопытном молодом герое, который обретает мудрость и навыки под опекой гораздо более старшего и маловероятного наставника, воспроизводилась в бесчисленных фильмах, включая Империя наносит ответный удар и Каратэ Малыш .Как вы думаете, почему такие сказки так привлекательны?

  • Сэр Ланселот настолько полностью посвящает себя совершенствованию себя как боец, что кажется невосприимчивым к романтическим желаниям до последних страниц рукописи Стейнбека. Однако Ланселот опасается, что его могут посчитать «не мужчиной» из-за отсутствия у него интереса к женщинам. Какие качества составляют мужественность в Деяниях короля Артура ? Чем они отличаются, если вообще отличаются, от более современных представлений о мужественности?

  • Женские персонажи, такие как Морган ле Фэй, ответственны за большую часть моральных потрясений, предательства и зла в The Acts of King Arthur .Однако такие женщины, как наставник сэра Эвейна Лайн, могут быть бесценными наставниками и поддержкой для персонажей мужского пола. Какие опасения по поводу женщин выражены в Деяниях короля Артура и какие качества определяют хорошую женщину?

  • Мерлин обманут и пойман в ловушку красивой молодой женщиной, хотя он знает, что это произойдет. На просьбу объяснить причину он загадочно отвечает: «Потому что я мудр». В каком смысле падение Мерлина произошло из-за его мудрости, а не вопреки этому? Прав ли Мерлин, когда замечает: «В битве между мудростью и чувством мудрость никогда не побеждает?» Почему или почему нет?

  • Будучи якобы христианами, Артур и его рыцари придерживаются этики, которая, очевидно, имеет для них большее значение, чем христианские обряды: кодекс рыцарства.Чем рыцарство отличается от религиозной морали? Как каждый реагирует на потребности, которые другой игнорирует?

  • Когда Лайн и сэр Юейн видят группу крестьян, практикующих стрельбу из лука, Лайн замечает, что они становятся свидетелями «смерти рыцарства». Стейнбек написал Деяния короля Артура в то время, когда он и большая часть мира были глубоко обеспокоены угрозой ядерной войны. Какой комментарий он делает в сцене стрельбы из лука о взаимосвязи между улучшенными военными технологиями, с одной стороны, и судьбой чести и общественного порядка, с другой?

  • В одном из своих писем о Деяниях короля Артура Стейнбек писал: «Сообразительность и даже мудрость — это свойство негодяев во всех мифах.«За исключением Мерлина, в рассказах об Артуре больше восхищаются персонажи с физической силой, чем с превосходным интеллектом. Чем объясняется эта кажущаяся предвзятость в сказках и, возможно, в современной жизни, когда спортсмены предпочитают ботаников?

  • Стейнбек назвал письмо «самой одинокой профессией в мире». Закрадывается ли его чувство одиночества в сценарий Деяния короля Артура ? В каких местах и ​​какими способами?

  • В истории Гавейна, Эвейна и Мархальта Стейнбек пишет о «сладких голосах.. . трубадуры, воспевающие подвиги и чудеса. . . петь то, во что все хотят и во что надеются поверить ». Каковы отношения между героями, совершающими дела, и трубадурами, которые, как и сам Стейнбек, превращают деяния в сказки о чудесах? Как одно зависит от другого?

  • Также в истории Гавейна, Эвейна и Мархальта «темный человек» цинично описывает жизнь странствующих рыцарей как «детский мир мечты, покоящийся на плечах менее удачливых людей.”В целом, The Acts of King Arthur поддерживает или опровергает эту характеристику? Рыцари Артура — благородные герои или монументальные эскаписты?

  • Когда сэр Лайонел впервые едет со своим дядей Ланселотом, он делает это в надежде вспомнить истории, с помощью которых можно посмеяться над Ланселотом и рыцарской честью. Тем не менее, он в конечном итоге любит Ланселота и хочет защитить его. Чем объясняется его изменение взглядов?

  • Каковы слабые стороны личности сэра Ланселота? В каких ситуациях они возникают? Почему его силы и благородства недостаточно, чтобы помочь ему в некоторых обстоятельствах?

  • Примерно в то же время, когда Стейнбек работал над Деяния короля Артура , Лернер и Лоу писали мюзикл «Камелот», а Т.Х. Уайт публиковал The Once and Future King . Как вы думаете, почему в конце 1950-х — начале 1960-х годов наблюдался такой всплеск интереса к королю Артуру? На этот вопрос частично отвечает письмо Стейнбека Джеки Кеннеди, цитируемое во введении к этому руководству?

  • Деяния короля Артура , произведение, предназначенное, по крайней мере частично, для юной аудитории, представляет собой книгу о повсеместном физическом насилии. В целом, является ли жестокость историй привлекательной или отталкивающей чертой? Могут ли рассказы о насилии произвести художественный эффект и преподать уроки, которые не могут дать рассказы о насилии?

  • Рыцари Артура блестяще действуют как армия, но гораздо хуже, когда он пытается превратить их в своего рода бронированные полицейские силы.Почему?

  • В рассказе о Ланселоте Морган ле Фэй дает удивительный монолог, предполагающий, что жажда власти занимает центральное место во всех человеческих усилиях. Что эта речь говорит о ее персонаже и как показывает, что она не «понимает» ценности Артура и его рыцарей?

  • В начале истории о Ланселоте Артур «удивлен, узнав, что мир, а не война, губит людей». Что означает этот парадокс, и вы в это верите? Разве это менее верно в современном мире, когда война экспоненциально более разрушительна, чем во времена Мэлори или Артура?

  • Если вы знаете некоторые из более ранних работ Стейнбека, такие как О мышах и людях или Гроздья гнева , вы наверняка заметили, что Действия короля Артура значительно отличаются по тону, обстановке и предмету от книги, которые сделали его знаменитым. Деяния короля Артура все еще узнаваемо Стейнбека, или эти пересказы могли быть работой какого-нибудь талантливого автора? Что, во всяком случае, является явным стейнбековским в этом тексте?

  • После того, как он отложил рукопись Деяния короля Артура , Стейнбек продолжил писать такие книги, как Зима нашего недовольства и Путешествие с Чарли . Таким образом, у него было время закончить Деяния короля Артура , если бы он так захотел.Никто не совсем уверен, почему Стейнбек оставил «Деяния короля Артура» незавершенным. Какое ваше наиболее разумное предположение относительно того, почему он отказался от проекта?
  • Добро пожаловать в онлайн-бар штата Орегон

    Бюллетень адвокатуры штата Орегон — АВГУСТ / СЕНТЯБРЬ 2010 г.

    Он даже не был реальным человеком, но классический вымышленный персонаж Аттикус Финч, созданный 50 лет назад, стал вдохновляющей фигурой для поколений юристов во всем мире.

    В качестве главного героя Убить пересмешника , романа об адвокате, защищающем чернокожего мужчину от обвинения в изнасиловании белой женщины в 1930-х годах, Финч рассматривается как герой многими юристами, которые считают его героем. идеалистический символ того, к чему должна стремиться профессия и система правосудия. Опубликованная 11 июня 1960 года книга никогда не выходила из печати, хотя ее часто запрещали, и она была выбрана «Лучшим романом века» по результатам опроса библиотекарей в 1999 году.

    Mockingbird излучает загадочность, которую усилил ее автор Харпер Ли. Нравиться ее коллега-южанин Маргарет Митчелл, она выиграла Пулитцеровскую премию за известный роман, но никогда не публиковала ни одного за свою жизнь (по крайней мере, пока для Ли). Ее затворнический характер также вносит свой вклад в ее образ как двойника Дж. Д. Сэлинджера, живущего к югу от линии Мэйсона Диксона.

    В родном штате Ли, штат Алабама, памятник, установленный государственной коллегией адвокатов Алабамы на площади в ее родном городе Монровилль, посвящен «Аттикусу Финчу: герою-юристу.Кроме того, одной из сторон Законодательного фонда Алабамы является Фонд Аттикуса Финча. Его основная цель — «сделать доступ к правосудию реальностью для всех граждан Алабамы».

    Влияние книги на юридическую профессию, а также получившей премию Оскара киноверсии Пересмешника с Грегори Пеком в главной роли побудило бюллетень спросить у нескольких адвокатов и судей штата Орегон, как история и персонаж повлияли на них. и влияют ли на них сегодня ценности, которые представляет Финч.

    Кроме того, мы также предложили участникам описать, когда они впервые помнят, как читали, видели или слышали историю; были ли они под влиянием каких-либо сопоставимых деятелей литературы или истории; и верят ли они, что наследие этой истории живо, или это продукт былых времен. Вот их истории, в их собственные слова.

    В поисках лучшего
    Дон А. Дики, судья окружного суда округа Мэрион в Салеме, говорит, что его взгляд на Mockingbird со временем изменился.«Я верю, что взгляд на Аттикуса изменится, когда мы сами станем ответственными за закон», — говорит он. «При первом чтении, мне кажется, я чувствовал, что Аттикус был чем-то вроде борца с ветряными мельницами — что его работа не особо ценилась некоторыми людьми, так как же его решение заняться делом могло принести ему пользу? Очевидно, дело не в этом ». Он добавляет: «В какой-то момент целостность процесса должна быть важнее результатов любого отдельного дела. Действительно, если процитировать песню Джексона Брауна: «Ничто не выживает, кроме того, как мы живем.’”

    Аттикус Финч дома тот же человек, что и в зале суда. Он беспристрастен и уважительно относится к своим детям, а также суров, но вежлив, поскольку он фактически считает Боба Юэлла лжецом.

    Он считает, что его клиент невиновен и что система правосудия должна быть дальтоником. Хотя ему не нравится уголовное право, он берет на себя защиту бедного чернокожего, обвиняемого в изнасиловании белой женщины, зная, что в нынешней атмосфере он проиграет. Ничто не мешает ему уделять делу меньше, чем он может.Он игнорирует очевидные риски, связанные с этим делом, включая потерю социальной и профессиональной репутации и скрытые угрозы для его жизни. Его сопротивление предрассудкам сообщества выходит далеко за рамки подавляющих расовых предрассудков.

    Финч демонстрирует профессионализм в трудных обстоятельствах, с которыми редко сталкиваются настоящие юристы, и до уровня, которого они редко могут достичь; но он дает нам эталон совершенства, который сохраняет смирение и в то же время стремится к лучшему.

    Источник вдохновения — и цитаты
    Книжный червь с детства, адвокат по уголовным делам штата Орегон Джон Генри Хингсон III купил оригинальную копию романа в мягкой обложке, но подчеркивает, что ему никогда не давали книгу в школе.Хингсон знает почему: он родился в Алабаме, в месте действия романа, где его выпуск вызвал споры и критику автора. У Хингсона все еще есть эта копия «Пересмешника». «Я храню его в своей адвокатской конторе для вдохновения, а иногда даже цитирую», — говорит он. Эта книга, а также биография Кларенса Дэрроу Ирвином Стоуном направили Хингсона на его путь.

    Несколько лет назад я пытался уговорить Харпера Ли выступить на ежегодном собрании Национальной ассоциации адвокатов по уголовным делам.Это было к 50-летию NACDL. Она вдохновила многих из нас стать адвокатами по уголовным делам, в том числе и меня. Иногда сознательно, а иногда и бессознательно ее книга оказывала огромное влияние на мое поступление в юридический институт. Я хотел изменить ситуацию.

    Я разговаривал с некоторыми из близких друзей автора из Алабамы, но она избегает публичных выступлений и очень застенчива. Я даже пытался уговорить семью осужденного убийцы в Алабаме помочь вывести ее из безвестности. Не повезло.

    Майк Папантонио, писатель-юрист, написал книгу о Финче — вдохновляющий фолиант.Он также написал одну о Дэрроу, подмастерье, уроках для современного юриста. Фантастические книги, которые помогают поднять настроение адвокату по уголовным делам, когда он на свалке. Это уроки, которые вы можете извлечь из них двоих, чтобы попытаться помочь людям стать частью сообщества. Дэрроу был моим героем. Он был интеллектуалом, прежде чем стал юристом.

    Дэрроу — настоящий парень — и Финч — вымышленный парень, основанный на реальных людях из Алабамы — вот почему я работаю адвокатом по уголовным делам.Примерно за восемь лет до смерти моей мамы она дала мне вещь, чтобы повесить ее на стену в моем офисе. Цитата Дэрроу гласит: «Чтобы быть эффективным защитником по уголовным делам, адвокат должен быть готов быть требовательным, возмутительным, непочтительным, кощунственным, мошенником, отступником и ненавистным, изолированным и одиноким человеком — немногие любят человека. представитель презираемых и проклятых ». Моя мама меня поняла. Он все еще висит у меня на стене.

    Актуально на ближайшие десятилетия
    Кевин В. Луби из юридической фирмы Luby в Тигарде восхищается Аттикусом Финчем, «потому что он противостоял политическому и расовому давлению, чтобы поступить правильно», — говорит он.«Несмотря на то, что Финч — вымышленный персонаж, я наблюдал подобное мужество на всех уровнях нашей судебной системы и во всем сообществе».

    Я впервые прочитал Mockingbird в старшей школе, и снова, когда мои дети читали это. Смена точки обзора между чтениями была поразительной. Когда я был старшеклассником, я был впечатлен храбростью Финча, но, конечно же, в основном сосредоточился на Скауте и Бу. Однако как адвокат я, похоже, сосредоточился на Аттикусе Финче и на том, как он уравновешивал свое неоднозначное представление о Томе Робинсоне своими отцовскими обязанностями.

    Такое уравновешивание, кажется, распространено среди многих юристов, с которыми я имел дело. Как уравновесить радость и родительские обязанности с врожденной потребностью добиваться справедливости и помогать нуждающимся? Тот факт, что персонаж Аттикуса Финча не был полностью проработан, позволяет читателю погрузиться в этого персонажа и измерить, верим ли мы, что у нас будет такое же мужество и убежденность, что и у него.

    Я уверен, что Убить пересмешника сохранит свою актуальность на десятилетия вперед.Даже молодое поколение знакомо с расизмом, хотя, возможно, не с тем типом, который описан в книге. Что еще более важно, Аттикус Финч продолжит олицетворять то, чем многие из нас стремятся быть.

    Мощное послание о том, как можно использовать закон
    На момент написания этой статьи Кэтлин Э. Пейн из Министерства юстиции Орегона находилась в отпуске, работая волонтером в Международном проекте старших юристов в Камбодже. небольшая неправительственная организация юристов, представляющих женщин и детей.Там ей напомнили о международном влиянии, которое оказывает Аттикус Финч.

    Среди юристов есть много замечательных адвокатов и судей, но на мое решение стать адвокатом сначала повлиял вымышленный юрист из романа Убить пересмешника .

    Роман вдохновил тех из нас, кто не вырос в семье юристов или не знал юристов. Идея о том, что через правовую систему член того же сообщества, который ложно обвинил человека, может представить доказательства и аргументы, чтобы освободить того же человека, была прекрасна.Вера главного героя в систему, несмотря на жестокость персонажей и предрассудки времени, делала юридическую практику действительно достойной восхищения.

    Правовая система Камбоджи была разрушена во время правления красных кхмеров и только зарождается после протектората ООН. Он создан по образцу французской системы гражданского права и известен коррупцией, плохо подготовленной судебной системой и отсутствием независимости от правительства. Действительно, трудно не быть ошеломленным тем, что постороннему человеку вроде меня кажется невыполнимой задачей по восстановлению справедливости в отношении жертв торговли детьми и труда и сексуальных посягательств.

    Когда здесь молодые юристы рассказали мне об ограничениях их способности заниматься юридической практикой, некоторые сказали мне, что, несмотря на все это, они собираются поступить в «Аттикус Финч». Мне потребовалась минута, чтобы понять, о чем они говорят; сначала я подумал, что они говорят о каком-то кхмерском юридическом термине. Я не думаю, что кто-либо из них видел фильм, и подготовка юристов здесь сильно отличается от обучения в Соединенных Штатах, но они прочитали книгу в школе и поняли мощное послание о том, как можно использовать закон, даже несмотря на то, что книга не заканчивается юридическим успехом.И вот они работают здесь, пытаясь обеспечить верховенство закона.

    Model of Integrity
    Поверенный из Медфорда Дуглас М. МакГири говорит, что в юности он восхищался персонажем Финч и до сих пор восхищается им.

    Мое первое воспоминание о Убить пересмешника было 6-летним мальчиком на заднем сиденье семейного универсала жаркой медфордской ночью в кинотеатре Valley Drive-in. Я был напуган этой сценой, когда Джем выглянул в окно своей машины и увидел, как злой мистер Юэлл появляется из темноты и приближается к семье Тома Робинсона и Аттикусу.

    Мистеру Финчу пришлось столкнуться с народной волей своего сообщества на Глубоком Юге в 1930-х годах. Он должен был делать то, что было правильно по закону, без учета расы, несмотря на преобладающие предрассудки его общины. Аттикус Финч — это образец честности и приверженности судебному порядку, которому должен подчиняться любой судья, когда ему приходится принимать самые трудные из непопулярных решений.

    Фактической фигурой в истории, которой я восхищался в детстве, был (боксер) Кассиус Клей, позже известный как Мухаммед Али.Опять же, за его борьбу против того, чего от него ожидали, чтобы сделать то, что он считал правильным.

    Я верю, что история Mockingbird сохранится, как и история Марка Твена о Геке Финне. По сути дела, поступать правильно — это природа борьбы человечества за мыслящее общество. Я горжусь тем, что работаю в профессии, которая стремится продвигать эту борьбу.

    Вдохновение для будущих юристов
    Локк А. Уильямс председательствует в окружном суде окружного суда округа Бентон в Корваллисе.

    Я восхищаюсь вымышленным персонажем Аттикусом Финчем за его глубокое чувство морали и справедливости, а также за его твердые убеждения, сочувствие и мудрость.

    Думаю, наследство сохранится. Хотя роман был написан в эпоху гражданских прав, Аттикус Финч вне времени. Он один из самых значительных персонажей американской литературы. Он олицетворяет самые благородные идеалы справедливости и является персонажем, с которым люди могут легко понять. Я думаю, что этот персонаж вселяет во всех нас желание делать то, что справедливо и правильно, даже если это может подвергнуть опасности нас самих или наших близких.Я хотел бы думать, что Аттикус Финч будет и дальше прививать людям сильное чувство справедливости и вдохновлять многие будущие поколения молодых читателей учиться на юристов.

    Я действительно думаю, что этот персонаж выделяется как один из величайших персонажей американской литературы и кино. Кстати, я также черпаю такое же вдохновение у Авраама Линкольна.

    Наследие повсюду вокруг нас
    Нэнси Э. Кук — заместитель государственного защитника Государственного защитника округа Марион в Салеме.

    Я очень восхищаюсь Аттикусом Финчем. Он был юристом из маленького городка, вдовцом и воспитывал двоих детей. Он представлял своего клиента в меру своих возможностей, даже несмотря на то, что рисковал своей личной безопасностью и репутацией в обществе. Он поступил правильно, как бы плохо с ним ни обращались.

    Он был прекрасным отцом для подражания. В сцене, где ему приходится стрелять в бешеную собаку, его дети раньше думали, что он трус и боялись стрелять из ружья, и все же они узнали, что он был известным стрелком, но бросил стрелять, чтобы вырастить своих детей.Он был отцом-одиночкой, который своим примером учил своих детей ценностям честности, чести, мужества, сострадания, мудрости, уважения, терпения, силы духа и здравого смысла. Он был не только прекрасным юристом, но и прекрасным человеком.

    Я помню, как впервые узнал об этой истории, когда смотрел фильм. Я, наверное, учился в средней школе. Я думал, что Аттикус был сильным и терпеливым, но я думаю, что в то время меня больше заинтриговал Бу Рэдли. Позже, прочитав его в школе и еще несколько раз посмотрев фильм по телевизору, я был поражен тем, насколько действительно силен Аттикус.Когда я сам стал родителем, я был действительно впечатлен им как отцом.

    Что касается других фигур в истории или литературе, я твердо уверен, что Авраам Линкольн был назначен президентом в тот самый момент истории Богом, Силой или кем-то еще, чтобы залечить наши раны и помочь нашей стране исцелить. Я чувствую себя примерно так же с Джеральдом Фордом, но в менее драматическом масштабе.

    Да, наследие сохранится. Это не продукт былых времен. Но часто это остается незамеченным.Ежедневно среди нас встречаются герои Аттикусоподобные:

    Подумайте обо всех бабушках и дедушках, которые встают, чтобы растить своих внуков, когда пристрастия и болезни родителей не позволяют им обеспечить безопасность детей. Подумайте об учителях, которые меняют направление жизни ребенка. Подумайте о солдатах, которые у нас работают добровольцами. И, конечно же, подумайте об адвокатах, которые ежедневно берутся за непопулярные дела и дела за гораздо меньшие деньги, чем они могли бы зарабатывать, чтобы, как Аттикус, отстаивать то, что правильно.

    Наследие повсюду. Нам просто нужно заметить и оценить.

    Делать правильно вопреки невероятным шансам
    Ангел Лопес, бывший президент Коллегии адвокатов штата Орегон, много лет работал адвокатом по уголовным делам в Портленде, а теперь является судьей окружного суда округа Малтнома.

    Еще в 1960-х годах я был восьмиклассником средней школы Ральфа Банча в Комптоне, Калифорния. У нас была замечательная учительница английского языка Присцилла Шиллинг. Хотя она и не называла это так, это был курс «Великие книги».Три книги, которые мы прочитали в течение года: О мышах и людях , Большие надежды и Убить пересмешника . Все эти книги говорили со мной и до сих пор оказали глубокое влияние на мое мировоззрение относительно справедливости, справедливости и хаоса, а также того, как все они могут действовать на одной игровой площадке человечества в любой день.

    Что касается Убить пересмешника , меня поразил характер Аттикуса Финча и судьи первой инстанции. Оба хотели поступить правильно, несмотря на невозможное.Мистер Финч был скромным, но сильным и уважаемым. Сцена, в которой он имел полный контроль над защитой своих соседей, стреляя в бешеную собаку, остается резким контрастом с его выступлением в зале суда, где он отлично защищает только для того, чтобы его клиент был признан виновным в соответствии с общественными нравами того времени, в котором они все находились. в ловушке.

    Я перечитал Пересмешник , будучи студентом колледжа, но осознал его влияние на мою жизнь гораздо позже. В 80-е годы я стал адвокатом по уголовным делам.Без моего ведома, Mockingbird шепнул мне, что мне нужно действовать честно, искренне и убежденно, чтобы лучше всего быть юристом, который стремится представлять непопулярных людей и непопулярные дела.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.