Переход через березину: Переход через Березину. Подробное описание экспоната, аудиогид, интересные факты. Официальный сайт Artefact

Содержание

Отечественная война 1812 года. Воспоминания французов о переправе через Березину

15 (27) ноября 1812 года

Строительство мостов
При возведении мостов через Березину Наполеон уже не мог сохранять полного спокойствия. Бего вспоминал нетерпение императора: «Наполеон уже не был тем великим императором, которого я видел в Тюильри; у него был усталый и беспокойный вид. Я его вижу, как сейчас, в его знаменитом сером сюртуке… Мой друг, капитан Рей, имел возможность вдоволь налюбоваться им. Он был, как и я, поражен беспокойством в его взоре. Слезая с лошади, император опирался на балки и доски, которые должны были служить для постройки моста. Он склонил голову, чтобы тотчас же поднять ее с озабоченным и нетерпеливым видом, и, обратившись к инженерному генералу Эбле, сказал ему: «Долго, генерал, очень долго!» — «Ваше Величество, изволите видеть, что мои люди стоят по горло в воде; их работе мешают льдины; у меня нет ни съестных припасов, ни водки, чтобы дать им согреться».

— «Довольно, довольно!» — возразил император и снова уставился в землю».

Работа по наведению мостов была действительно очень непростой. Ложье писал: «Саперы спускаются к реке, становятся на лед и погружаются по плечи в воду; льдины, гонимые по течению ветром, осаждают саперов со всех сторон, и им приходится отчаянно с ними бороться. Куски льда наваливаются один на другой, образуя на поверхности воды очень острые края… Таким образом все затрудняло работы. Несмотря на сильную стужу, Наполеон сам присутствовал на работах, делая при этом ряд распоряжений. Нельзя умолчать и о благородном самопожертвовании и преданности самих понтонеров; память о них никогда не померкнет, и всегда будут их вспоминать при рассказах о переходе через Березину».

Об их мужестве писал и Марбо: «Эти отважные солдаты показали совершенно исключительную самоотверженность, которую не сумели в достаточной мере оценить. Они голые бросались в холодную воду Березины и работали в ней беспрерывно в течение 6—7 часов, причем не было ни капли водки, чтобы им дать, а вместо постели ночью им должно было служить поле, покрытое снегом.

Поэтому с наступлением сильных холодов почти все они погибли».


Переправа Великой армии через Березину. Худ. Януарий Суходольский

«Что испытываешь, когда идешь по живым существам…»
К моменту переправы большая часть Великой армии Наполеона (а точнее то, что от нее осталось) уже окончательно утратила свой моральный дух, организованность, чувство товарищества и долга: «Переход через Березину является одним из самых необычайных событий, о которых сохраняется память в истории. Армия, утомленная продолжительностью похода, обессилевшая от лишений и голода, измученная холодами, хотя и существовала еще физически, — морально была уже разбита. При всякой новой опасности каждый заботился только о личном самосохранении; узы дисциплины ослабели окончательно; порядка больше не существовало: чтобы добраться до моста, сильный опрокидывал слабого и шагал через его труп. Гурьбой бросались к переправе; поэтому, прежде чем войти на мост, приходилось карабкаться через груду тел и обломков; многих раненых, больных солдат, женщин, сопровождавших армию, валили на землю и топтали ногами; сотни людей были задавлены пушками.

Толпа спешивших переправиться огромной массой покрывала обширное пространство, напоминая своими движениями морские волны. При малейшем колебании люди, недостаточно сильные, чтобы сопротивляться толчкам, падали на землю и раздавливались толпой».

Это уже не была та организованная армия, стройными рядами идущая на встречу неприятелю, смело бросающаяся в бой. Это была толпа людей, гонимая ужасом и страхом, холодом и голодом, пытающаяся взойти на те несколько мостов, которые, как им казалось, отделяли их от спасения, от возвращения на родину, где их жизнь снова станет привычной.

Гриуа вспоминал о том, как он пытался пробиться на мост сквозь эту чудовищную толпу: «Крики несчастных, опрокинутых лошадьми, вызвали ужас. Он быстро распространился, достиг высшей точки, и с этой минуты замешательство стало ужасным. Каждый преувеличивал опасность и старался спастись силой. Прибегали даже к оружию, чтобы пробиться через эту толпу, которая могла только кричать и которая защищалась одними проклятьями. В этой ужасной борьбе каждый неверный шаг был смертным приговором: упавший уже не вставал. Я еще вижу, как бились несчастные, опрокинутые возле меня, их головы мелькали по временам среди толпы; их криков не слушали, они исчезали, и почва становилась выше от их трупов. Один из возвращавшихся кавалеристов проезжал рядом со мной. Я предложил ему несколько золотых, если он согласится вывести мою лошадь за повод из давки. «Мне достаточно спасать себя, а не браться за спасение других», — сказал он, даже не взглянув на меня, и продолжал путь, не обращая внимания на крики тех, кого давила его лошадь. Я понял тогда весь ужас своего положения, но не очень испугался, и хорошо, что я сохранил хладнокровие: я всецело положился на свою судьбу…»

Люди давили друг друга, шли по своим раненым и убитым товарищам. Фон Зукков вспоминал: «Что может быть ужаснее того, что испытываешь, когда идешь по живым существам, которые цепляются за ваши ноги, останавливают вас и пытаются подняться. Я помню еще и теперь, что перечувствовал в этот день, наступив на женщину, которая была еще жива. Я чувствовал ее тело и в то же время слышал ее крики и хрипение: «Сжальтесь надо мной!» Она цеплялась за мои ноги, как вдруг новый напор толпы приподнял меня с земли, и я освободился от нее. С тех пор я не раз себя упрекал, что был причиной смерти одного из ближних… Подвинувшись еще на несколько шагов вперед, я вновь наступил на другое живое существо — лошадь. Несчастное животное, я и теперь вижу его!»

Падение моста
Артистка Фюзи, которая успела переправиться через мост без серьезных препятствий, вспоминала о том, что предстало перед ее глазами с другого берега: «Когда мост сломался, мы услыхали невероятный крик, вырвавшийся из уст огромной толпы. Этот крик так и раздается у меня в ушах всякий раз, как я только о нем вспомню. Все несчастные, остававшиеся еще на том берегу реки, погибли под картечью русской армии. Тут только мы могли понять весь ужас этого бедствия! Лед не был достаточно крепок, ломался, и река поглощала мужчин, женщин, лошадей и повозки. Военные убивали всех, кто мешал их спасению. Огромная опасность не знает законов человечности, обыкновенно сокрушают все, чтобы сохранить только себя».

Действительно, тот момент, когда мост не выдержал и рухнул в воду, остался в памяти у всех, кто при этом присутствовал. Врач Ларрей вспоминал: «Всякая надежда на спасение в эту минуту пропала. Потеряв голову, под влиянием отчаяния большинство кинулось вниз на лед, рассчитывая перебраться по льду на другой берег, но благодаря сильному течению река у самого берега не замерзла. Несчастные бросились вплавь, некоторым удалось переплыть это пространство, а другие тонули или гибли, затертые льдинами. Самые благоразумные и смелые бегут назад и сами отдаются в руки врагам, спасаясь от тех ужасов, свидетелями которых они только что были».


Переправа Наполеона через Березину. Худ. Юлиан Фалат

Измученные солдаты порой просто ложились на землю, поближе прижимались друг к другу, чтобы не умереть от холода. Вагевир вспоминал, как на следующий день они оказались окруженными русскими со всех сторон: «Лишь только наступил день, со всех сторон раздалось «ура».

Казаки и башкиры как бешеные носились кругом; они хотели показать нам этим, что они были победители. Так как мы знали, что мы военнопленные, то положили оружие и стояли в тоскливом ожидании, что с нами будет. Время от времени подъезжали к нам неприятельские офицеры, которые очень хорошо говорили по-французски и по-немецки. Они были большею частью очень дружелюбно настроены и утешали нас, говоря, что таков жребий войны, и советовали не терять бодрости. Но все эти прекрасные слова мало нам помогали. Нам слишком скоро дали почувствовать, что мы в плену и отданы на произвол врага».

Код для размещения ссылки на данный материал:

ГЛАВА XXIII Переход через Березину. Дневник офицера Великой Армии в 1812 году.

ГЛАВА XXIII

Переход через Березину

Орша, 19 ноября. С рассветом армия трогается в путь. В два часа дня мы приходим в Оршу, достигаем Днепра, не встретив ни одного казака.

Главная квартира устроена в иезуитском доме.

Император осмотрел укрепления, возвышающиеся у двух мостов, и в 12 часов перешел Днепр.

Благодаря устроенным здесь магазинам можно было произвести раздачу, правда, скудную, припасов, оружия, снарядов. Здесь находим также 36 орудий; из них формируют 6 батарей и распределяют их по разным отрядам, у которых они отсутствуют.

Наконец, Наполеон, в меру возможности, занимается реорганизацией армии. Он включает в нее войска Зайончека, гарнизоны Орши и ее окружностей, между ними отряд польской кавалерии, составляющий сильную и очень полезную при нашей бедности в лошадях поддержку.

Офицеры и жандармы задерживают у днепровских мостов толпу оторвавшихся от своих отрядов солдат и заставляют их возвращаться под свои знамена. Как на что-то новое, необычайное, от чего мы уже давно отвыкли, смотрим мы на чистую экипировку жандармов, на блеск их оружия, на их сверкающую амуницию, на их заботливость о своих мундирах. Все это составляет удивительный контраст с грязью и лохмотьями, к которым мы привыкли.

Императорская гвардия и итальянская королевская гвардия должны энергично, с оружием в руках, охранять магазины, которые без этих предохранительных мер подверглись бы беспощадному разграблению.

Начальники отдельных корпусов представляют сегодня следующие цифры о количестве людей, оставшихся в строю, из которых можно судить о потерях, понесенных с начала кампании:

Императорская гвардия 35 000 теперь 7000 1-й корпус 67 000 >> 5000 4-й 41 000 >> 4000 6-й, 8-й корпуса, Кавалерия 86 000 >> 2000

К этим цифрам вооруженных людей следует прибавить приблизительно втрое их превышающее (а может быть, и больше) число оторвавшихся от своих частей.

Император, желая побудить людей вернуться под знамена, приказывает громко прочесть в разных частях города свой сегодняшний приказ.

Орша, 20 ноября. Император хотел остаться здесь несколько дней, чтобы армия оправилась, отдохнула, восстановила свои силы. Но получается известие о взятии Минска, о невыполнении приказаний, отданных маршалу Виктору, атаковать и отбросить Витгенштейна по ту сторону Двины. Поэтому необходимость отправить на помощь Домбровскому и минскому губернатору 2-й корпус, с одной стороны, а с другой — наша неизвестность о теперешних действиях Шварценберга заставляют императора отказаться от этого плана.

Вот уже четыре дня, как до нас не доходит никаких известий о том, что делает русская армия, ничего не могут сказать о ней и евреи, несмотря на то, что им обещают за сведения крупные вознаграждения. В этот вечер император уезжает в Борисов, находящийся отсюда на расстоянии четырех миль. Там он устроит свою главную квартиру. Принц Евгений, Мортье и Даву остаются здесь. Они без конца посылают разведчиков по Смоленской дороге, но те возвращаются, повстречав только неприятелей, готовых грозить мостам через Днепр.

Орша, 21 ноября. Принц Евгений, Мортье и Даву получили вчера от императора приказ дожидаться Нея до середины ночи с 20-го на 21-е; не имея никаких известий, мы должны продолжать наш путь и отказаться от надежды когда-либо вновь с ним свидеться. Все войско уже разделяло скорбь главы нашей армии, когда вдруг в полночь прибыли офицеры, посланные Неем, и сообщили нам, что маршал не погиб, но близок к гибели и умоляет о помощи.

Солдаты мирно отдыхали в тепле, под крышей — какой исключительный отдых! Розданные припасы произвели лучшее действие, чем угрозы, и при вести, что Ней в опасности, все поднимаются на ноги. Выступаем в путь, две мили проходим в темноте, часто останавливаемся, чтобы прислушаться. У нас нет средств сообщения в этом море снега, и вице-король приказывает сделать несколько пушечных выстрелов; отряд Нея, в свою очередь, дает ответные выстрелы. После этого боя корпуса продвигаются навстречу один другому.

Ней и Евгений первые встречаются и бросаются друг другу в объятия. Никто при этом зрелище не мог оставаться на месте. В темноте, не узнавая один другого, все обнимаются: вюртембергцы, иллирийцы, французы, тосканцы, генуэзцы, итальянцы вице-короля, сгруппировавшиеся вокруг вновь прибывших. Мы слушаем рассказы об этой новой одиссее, мы рассыпаемся в похвалах, расточаем заботы и внимание прибывшему войску, забываем в эту минуту все испытанные нами несчастья, забываем эгоизм людей, жестокость судьбы и грядущие опасности. В беспорядке, как попало, но составляя как будто одну семью, мы возвращаемся в Оршу, помогаем нашим несчастным товарищам восстановить свои силы и укладываем их на отдых под нашей охраной.

Коханов, 21 ноября. Дорога от Орши до Толочина — одна из красивейших в Европе.

Совершенно прямая, она с обеих сторон окаймлена посаженными в два ряда березами. Ветви деревьев, усыпанные инеем, печально склонялись до самой земли. Вся окрестность была покрыта хвойными деревьями разных пород.

Положение армии несколько улучшилось благодаря тому, что после сильных морозов наступила оттепель.

Эта перемена погоды давала армии возможность расположиться биваком. В период холодов бывало иначе: высшие чины поселялись в деревнях, где назначался постой, а простые солдаты бродили по окрестностям. Дома, не занятые офицерами, подвергались разорению, причем выгоняли лиц, нашедших себе там пристанище, а здание разбиралось и шло для костров. Большим подспорьем являлось то обстоятельство, что вблизи биваков можно было достать сухое топливо. Дело не обошлось, правда, без схваток с теми, которые не желали нас подпустить.

Но, с другой стороны, в силу той же перемены погоды передвижение стало гораздо труднее, так как дороги покрылись теперь густым слоем грязи, а люди ослабели, обувь у них была плохая или, лучше сказать, ее почти не было.

Наш печальный жребий несколько облегчился тем, что мы имели кой-какие припасы и, кроме того, у нас всегда была возможность где-нибудь укрыться. Однако болезни, раны, сырость, долгие переходы, плачевное состояние наших ног, почти полное отсутствие отдыха — все это производило между нами огромные опустошения. В добавление ко всем нашим тяжким невзгодам явилось новое бедствие: люди, недостаточно одаренные от природы энергией, нужной для того, чтобы мужественно выносить все выпадавшие на нашу долю ужасы, впадали в крайне удрученное состояние, иногда даже граничившее с острым умопомешательством. Многие солдаты не в силах больше крепиться; у них опускаются руки, и то самое оружие, которое раньше служило им в стольких славных боях, вдруг оказывается для них слишком тяжелым, и они уже не в силах его нести. До Смоленска число строевых значительно превышало число отпавших, но после Красного наблюдается обратное.

В таком жалком положении 21 ноября мы прибыли в Коханов. Здесь Наполеон устроил свою главную квартиру, а мы расположились вокруг города.

Толочин, 22 ноября. Двигаемся эшелонами от Коханова к Бобру, следуя за императором, перенесшим главную квартиру в Толочин, и встречаем на пути прискакавшего к нам во весь опор адъютанта маршала Удино.

Не принес ли он нам весть о прибытии Шварценберга, или о победе, или, быть может, о каком-нибудь благородном решении Волыни, Подолии или поляков? Увы! Счастье уже перестало нам улыбаться, и это были только тщетные надежды. Русские овладели не только оборонными укреплениями на Борисовом мосту, но в их руки попал также и город со всеми складами.

Известие о потере нами Борисовского моста было настоящим громовым ударом, тем более, что Наполеон, считая утрату этого моста делом совершенно невероятным, приказал, уходя из Орши, сжечь две находившиеся там понтонные повозки, чтобы везших их лошадей назначить для перевозки артиллерии.

Император приказал генералам распорядиться сожжением всех повозок и даже всех упряжных экипажей, принадлежащих офицерам; лошадей приказано было немедленно отобрать в артиллерию, всякого же, нарушившего этот приказ — подвергать смертной казни.

И вот началось уничтожение всех лишних экипажей; офицерским чинам, включая сюда и полковников, не разрешалось иметь больше одного. Генералы Зайончек, Жюно и Клапаред также принуждены были сжечь половину фургонов, колясок и разных легких экипажей, которые они везли с собой, и уступить своих лошадей в артиллерию гвардии. Один офицер из Главного штаба и 50 жандармов должны были при этом присутствовать. Император дал разрешение брать в артиллерию всех лошадей, какие только понадобятся, не исключая и лично ему принадлежащих, только бы не быть вынужденным бросать пушки и зарядные ящики. Наполеон первый подал этому пример, но, к несчастью, мало нашлось подражателей.

23 ноября. Колонны главной армии двигаются с трудом. Вышли еще с рассвета и остановились уже темной ночью. Эти бесконечные переходы, медленные и скучные, раздражают и утомляют солдат; в конце концов они разбегаются, и ряды войск все более редеют. Многие сбиваются с дороги в мрачных огромных лесах и нередко, лишь проблуждавши целую ночь, находят, наконец, свой полк. Сигналы не давались больше ни к выступлению, ни к остановкам; заснув, рисковали пробудиться в неприятельских руках.

Бобр, 24 ноября. Прибыв сюда на рассвете, император приказал генералам Эбле и Шаслу выступить в 6 час. утра со всеми своими саперами, захватить все оставшиеся у них инструменты и идти немедленно в Борисов для починки мостов на реке Березине в тех местах, какие будут им указаны герцогом Реджио; они должны быть там еще до наступления ночи и 25-го на рассвете уже начать работы. Наступил холод, и дороги опять заледенели. Император переносит главную квартиру в Лошницы.

Близ Начи, 25 ноября. Итальянская армия, уменьшившаяся до 2600 человек, расположилась лагерем около одной заброшенной церкви близ Начи. Даву стоял между Начей и Крупками. Подойдя к Лошнице, мы неподалеку справа услышали громкие крики. Это кричат солдаты Виктора, теперь соединяющиеся с нами. Они думают, что видят перед собой императора вместе с армией, увенчанной лаврами Москвы и Малоярославца, и восторженно нас приветствуют, чего мы уж так давно не слыхали. Нам было чрезвычайно приятно смотреть на войско в образцовом, давно не виданном порядке. Мы забыли все, и все опасности, грозящие нам, по слухам, в будущем, теперь мы считаем преувеличенными. Мы предаемся беззаботному веселью, хотя оно и мало гармонирует с нашими измученными и бледными физиономиями.

9-й корпус еще ничего не знал о наших бедствиях, скрывались они даже от его генералов; так что можно себе представить, какое изумление вызываем мы в них своим видом: вместо грозных завоевателей люди видят проходящие мимо них, один за другим, какие-то призраки, одетые в лохмотья, в женские салопы, закутанные в оборванные плащи или в куски оборванных ковров, с ногами, обернутыми тряпками.

Идет только тень Великой Армии. Эту Великую Армию победила природа, но все же, несмотря на всю свою слабость и свое угнетенное состояние, она, пока ее ведет Наполеон, не впадает в отчаяние.

Солдаты Виктора, такие радостные вначале, потом, когда мы в молчании дефилируем перед ними, начинают с каким-то растерянным видом на нас смотреть. Они видят только измученных, бледных, прокопченных дымом людей с небритыми, покрытыми грязью, лицами. Многие от голода и утомления падают у их ног.

Но какое, однако, удивление, какое восхищение они должны почувствовать перед этими воинами, которые, одолевая все препятствия, предпочитали умереть с оружием в руках и пасть, теряя сознание, под сенью своего знамени, но не сдать его неприятелю.

Солдаты и офицеры 9-го корпуса, очень обеспокоенные, выходят нам навстречу. Боясь нас чем-нибудь оскорбить, они застенчиво расспрашивают о нашем походе, мы рассказываем вкратце все наши приключения.

Нас поздравляют, нашей храбрости и выносливости удивляются. «Будьте покойны, — говорят они нам, — с этого дня мы будем защищать вас своей грудью. Вид ваш придает нам новые силы. Теперь мы вместе, и все пойдет хорошо», и с этими словами они дают нам и провизию, и одежду. Они делятся с нами всем, что у них было.

Неманица, 26 ноября. Сегодня утром принц Евгений получил депешу от князя Невшательского и Ваграмского с пометкой: Старый Борисов, 4 часа утра. Предписывается перекинуть мосты по реке Березине около Студянки и сделать немедленно попытку силой пробраться через реку в виду неприятеля, стоявшего на противоположном берегу.

В 8 часов утра, когда были собраны все необходимые материалы для постройки мостов, эскадрон поляков (причем каждый кавалерист сажал с собой на лошадь по пехотинцу) перешел реку вброд и стал в боевую линию на правом берегу, чтобы таким образом удалить казаков и облегчить этим стройку мостов. Остальные части бригады двинулись вслед за ними. Император приказал Эбле выступить из Студянки со своими понтонерами. За ними ехала фура, наполненная собранными по дороге колесами, что значительно облегчило работы. Тридцать пушек были установлены на возвышенностях Студянки для обороны работающих.

Саперы спускаются к реке, становятся на лед и погружаются по плечи в воду; льдины, гонимые по течению ветром, осаждают саперов со всех сторон, и им приходится отчаянно с ними бороться. Куски льда наваливаются один на другой, образуя на поверхности воды очень острые края. Глубина достигала до 96 футов, дно было тинистое и неровное, ширина была не в 40 саженей (туазов), как думали, а по крайней мере 54 (приблизительно 106 м 92 см, считая сажень в 6 фут., а фут равным 0 м 33 см).

Таким образом, все затрудняло работы. Несмотря на сильную стужу, Наполеон сам присутствовал на работах, делая при этом ряд распоряжений. Нельзя умолчать и о благородном самопожертвовании и преданности самих понтонеров; память о них никогда не померкнет, и всегда будут их вспоминать при рассказах о переходе через Березину.

Все они без различия: французы, итальянцы, поляки и немцы, лишенные пищи и питья, обессиленные, измученные, забывали, однако, все свои беды и страдания и одушевлялись, глядя на своего императора. Деятельность и рвение бравых офицеров подбодряли их; они работали без отдыха и с нечеловеческими усилиями одолевали все препятствия, самоотверженно жертвуя собой для спасения армии.

В 1 час дня уже окончен мост, предназначенный для пехоты. Войска маршала Удино с кавалерийской бригадой впереди тотчас же перешли через него на глазах самого императора при тысячекратно повторяемых криках «Да здравствует император!», несмотря на то, что мост не был достаточно прочен, чтобы безопасно выдержать тяжесть двух пушек со всеми боевыми запасами и многих ящиков с патронами для пехоты.

В 4 часа второй мост, на 100 саженей ниже от первого и предназначающийся для переправы возов и артиллерии, был также готов.

Для настилок вместо досок употребили перекладины в 15 и 16 футов длины и в 3–4 дюйма толщины и покрыли все соломой и навозом.

Вышина подставок под мостами была от трех до девяти футов, на каждый мост их требовалось двадцать три. Тройной ряд перекладин, снятых с крыш домов, и густая настилка из соломы составляли главную часть моста. Трудно себе представить, сколько рвения, сообразительности, труда и расторопности должны были проявить падающие в изнеможении саперы и понтонеры, чтобы в одну ночь разрушить столько домов и наготовить достаточное количество дерева для сооружения двух мостов.

Артиллерия 2-го корпуса и артиллерия гвардии, тяжелая артиллерия под начальством генерала Нейгра проходит по мостам по очереди со своими повозками.

К несчастью, некоторые подставки, врытые в русло реки, во многих местах обрушились, и починка их потребовала продолжительной работы. Во время починки приходилось часто погружаться в воду, а это значило для работающих идти навстречу верной смерти. Наши славные понтонеры все жертвовали своей жизнью во имя общего блага. Они повиновались беспрекословно, без жалоб и без единого вздоха. Сколько их тогда навсегда исчезло на дне реки!

Переправа через Березину


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Переправа через Березину.
Изображение перепечатывается с сайта «1812 год».

Переправа через Березину

25 ноября в жестокий мороз большая французская армия подошла к левому берегу Березины. За исключением гвардии, которая сохраняла порядок, остальное войско представляло из себя нестройную толпу. Я лично прибыл только 26-го вечером на то место Березины, где были перекинуты два моста. По ним с раннего утра началась переправа. Не чувствуя достаточных сил, чтобы идти дальше, я попросил приюта на эту ночь у людей из баварской легкой конницы, и они радушно предложили мне место около костра. Эти добрые люди только наполовину отвечали своему названию: если хотите, они еще были налегке, но у них давно уже не было коней, и все их вооружение заключалось в огромных дубинах. Достаточно было одну минуту послушать рассказы этих честных служак, чтобы понять, сколько горя стоила им потеря их лошадей.

Как я уже сказал, нечего было и думать перейти через реку в этот день. Я убедился совершенно в этом, увидев, что происходило при въезде на мост и на самом мосту. Это была сплошная масса несчастных, которые хотели достигнуть противоположного берега. Проклятья, ругательства, крики висели в воздухе. Те, у кого были палки, без жалости били ими передних, и все это только для того, чтобы продвинуться вперед на несколько дюймов.
Таково было ужасное зрелище, которое представилось моим глазам; но оно было еще ужаснее на другой день, когда я сам участвовал в этих сценах отчаяния.

На берегу Березины я провел одну из самых тяжелых ночей за всю мою жизнь. В такой ужасный холод нечего было и думать сомкнуть глаза. Прибавьте сюда мою расслабленность и беспокойство и, наконец, адский содом от криков, человеческих стонов и беспрерывных ругательств. В этот же самый день Наполеон переходил злосчастную реку под охраной гвардии, в которой не было больше того порядка и спокойствия, какими она прежде так справедливо гордилась. Раньше чем переходить мост, император отдал приказ поджечь экипажи, особенно экипажи маршалов и генералов, фургоны, извозчичьи повозки, привезенные из Москвы, — одним словом, все повозки, большей частью нагруженные найденными вещами, которые еще больше увеличивали загромождение. Языки пламени, поднявшиеся со всех сторон, столь неприятные для потерпевших, не замедлили доказать, что приказ императора был выполнен в точности.
Многие мои товарищи, более счастливые и более умные, чем я, воспользовались моментом, когда Наполеон, окруженный своей гвардией, переходил на другой берег, — они тоже перешли по жалким мостам, сооруженным из невозможного материала. Майор фон Грюнберг, из одного из наших егерских батальонов, переходил рядом с императором. Он нес под своим плащом маленькую левретку, которая жалостно дрожала. Великий полководец, пославший столько людей на смерть, сжалился над бедным животным; он обратился к майору с вопросом, не хочет ли он продать ему собачку. Г-н фон Грюнберг ему ответил:

— Ваше Величество, это животное было мне спутником во всех моих несчастьях с начала кампании. Я хотел бы сохранить его в воспоминание того, что я видел и испытал. Но если Ваше Величество желает, я готов предоставить его в ваше распоряжение.

Заметно тронутый, император ответил ему:

— Я понимаю вашу привязанность к этому животному; это делает вам честь. Сохраните его себе, я не хочу вас лишать его.

Г-н фон Грюнберг мне передал этот разговор 2 или 3 дня спустя после того, как он имел место, и это был последний раз, что я его видел, так как вскоре он умер в плену, в виленском госпитале. Едва ли его собака пережила его.
27 ноября, очень рано утром, я отправился в компании маленького капитана с намерением перейти на левый берег. Но это было невозможно. Я надеялся, что стечение народа будет меньше, чем накануне, но скоро мне пришлось разубедиться в этом, так как и другие рассчитывали на то же, на что и я, и, увидев, что обманулись в расчетах, сгрудились на мосту и хотели его перейти все зараз.

Я приблизился к этому колоссальному человеческому муравейнику, но, увидев ужасы, какие там происходили, не решился замешаться в толпу. Если бы я попал в круговорот, я более не мог бы оттуда выйти; сотни и сотни людей, неизвестно откуда берущихся, шли друг за другом, толкали и расталкивали всех, кто находился впереди них.
Маленький капитан поступил иначе. Может быть, помимо его желания он исчез, увлеченный людским потоком, только вдруг я перестал его видеть. Мысленно я уже хоронил его, не сомневаясь ни на минуту в том, что этому крошечному человечку не удастся достигнуть противоположного берега. Между тем несколько времени спустя я его встретил в Вильно, и он мне рассказал о своих приключениях. Несчастный, как и много других моих товарищей, умер пленником в госпитале этого города.

Итак, я вернулся к биваку баварской кавалерии, но баварцев там уже не было; вместо них вокруг почти потухшего огня расположились другие человеческие тени, столь же жалкие, как и предыдущие. Это были совершенно оборванные французы-пехотинцы. Как и я, они дожидались благоприятного момента, чтобы перейти мост.
Наши взоры постоянно были устремлены на ближайший мост. Другой мост, хотя на вид не очень прочный, был все время занят всевозможными повозками, которые довольно удачно переправлялись. Было около полудня. Не зная, чего можно ожидать назавтра, я решил во что бы то ни стало перейти в тот же день. Я с большим трудом мог двигаться и потому вполне основательно не хотел смешаться с толпой. Едва держась на ногах, я рисковал быть раздавленным и сброшенным в воду, чему подверглись сотни несчастных.

Сверх того, к несчастью, по беспечности или случайно у меня не было дубинки, какую имели все, от маршала до простого солдата, и эти дубинки во всех случаях оказывали им неоценимые услуги.

За неимением этого драгоценного оружия, которое могло бы внушить уважение, я оставался с французскими пехотинцами, столь же голодными, как и ободранными, и не спускал глаз с моста.

Вдруг мое внимание было привлечено пушечным выстрелом, раздавшимся на некотором расстоянии от нас. Кто это возвещал таким образом о своем приближении?

Как только раздался пушечный выстрел, тысячи людей бросились к мостам, толкаясь, давя друг друга, лишь бы перейти в этот вечер.

Переправа через Березину, 28 ноября 1812 года.

При виде всего этого я решился остаться всю эту ночь у моего костра с французами и вскоре увидел, что у нас было много подражателей. В самом деле, со всех сторон засветились костры. До некоторой степени это действовало успокоительно. Но еще успокоительнее было то, что пушечные выстрелы не приближались к нам, а ночью затихли совершенно.

Так как я больше не слышал пушек, я тверже, чем когда-либо, решил не переходить в этот вечер и дождаться следующего дня. Поэтому я остался преспокойно сидеть у костра в компании четырех французских пехотинцев. Несмотря на ужасный шум, который был у моста, холод и голод, природа взяла свое: я уснул крепким сном и вкусил несколько часов покоя.
28 ноября с самого рассвета начались те ужасы, на описание которых в продолжение полувека потрачено столько чернил и карандашей. Правда, что бывало много преувеличенного в описании этого перехода. Еще совсем недавно я прочел в одной книге, посвященной воспоминаниям о переходе через Березину, что сотни женщин погибли в этой реке, что десятки детей были раздавлены, затоптаны и т.п. Я был там, но, говоря откровенно, не видел ничего подобного. Мне кажется, что действительное зрелище было в достаточной степени ужасно само по себе, чтобы еще преувеличивать.
Прежде всего мы услышали в отдалении пушечную пальбу — это наш арьергард, под командой маршала Виктора и генерала Домбровского, давал русским одно из серьезнейших сражений. Раскаты пальбы заметно приближались к нам; это показывало, что наши защитники были отброшены неприятелем. Итак, наступил момент — надо было решаться на переход, чтобы избежать постыдного плена.

Неприятельская артиллерия все ускоряла пальбу, и ее снаряды начали падать вокруг нас. Я наскоро простился с моими французами, которые также отправились по направлению к мосту. Туда бежали со всех сторон обезумевшие безоружные солдаты.

Раньше чем приблизиться к этой толпе, которая теснилась у входа на мост, я был свидетелем одной поистине раздирающей сцены.

Экипаж, который при настоящих условиях можно было назвать элегантным, запряженный парой лошадей, въехал в середину обоза, чтобы переехать на ту сторону. В нем сидела дама с двумя детьми. Вдруг русский снаряд падает посредине упряжки и разрывает на части одну из лошадей. Мать выскакивает из экипажа с двумя малютками на руках. Она умоляет прохожих прийти к ней на помощь, она просит и плачет, но никто не обращает на нее внимания. Все бегут в паническом ужасе. Опередив ее на несколько шагов, я уже больше не слышал ее криков. Когда я обернулся, ее уже не было видно — она исчезла вместе с детьми, или, вернее, была сбита с ног толпой, раздавлена и затерта ею.

Наконец мне удалось стать в колонну беглецов. Ряды их тянулись за мной так далеко, как хватал глаз, и увеличивались каждую минуту, пополняясь новыми беглецами. Вскоре я был окружен со всех сторон и сдавлен как бы в человеческих тисках. Минуты, которые я провел в этой давке, пока не ступил на правый берег, были самыми ужасными в моей жизни. Все вопили, ругались, плакали, наносили удары направо и налево. Невозможно описать терзаний, какие я там пережил.
Меня тащили, толкали, местами волочили — все это без преувеличивания. Несколько раз толпа отрывала меня от земли и мяла меня, как в тисках. Почва была покрыта людьми и животными, мертвыми и живыми. Их не были сотни, как утверждает книга, о которой я говорил выше, но их было все же немало. Ежеминутно мне приходилось спотыкаться о трупы. Правда, я не падал, но это зависело не от меня, а только от того, что меня со всех сторон сжимала и поддерживала вся толпа.

Что может быть ужаснее того, что испытываешь, когда идешь по живым существам, которые цепляются за ваши ноги, останавливают вас и пытаются подняться.

Я помню еще и теперь, что перечувствовал в этот день, наступив на женщину, которая была еще жива. Я чувствовал ее тело и в то же время слышал ее крики и хрипение: «Сжальтесь надо мной!» Она цеплялась за мои ноги, как вдруг новый напор толпы приподнял меня с земли, и я освободился от нее. С тех пор я не раз себя упрекал, что был причиной смерти одного из ближних.

По мере того как мы приближались к мосту, сзади напирали все сильнее и сильнее, так как каждый хотел скорее уйти от неприятельских пушек. А впереди, у входа на мост, стояли французские жандармы с саблями в руках и наносили удары беглецам, не разбирая, плашмя или острием, чтобы установить хотя какой-нибудь порядок во избежание загромождения моста. Мост был построен из ужасного материала и так трясся, что с минуты на минуту можно было ожидать, что он обрушится.

Признаюсь, в эти минуты я перенес такую пытку, что совершенно отчаялся в своем спасении.

Это был первый и единственный раз за всю кампанию, что я упал духом.

Подвинувшись еще на несколько шагов вперед, я вновь наступил на другое живое существо — лошадь. Несчастное животное, я и теперь вижу его! Это была темно-рыжая лошадь, она лежала на боку и двигалась подо мной. Она дышала и делала конвульсивные движения, отчего я легко мог потерять равновесие. Но мне недолго пришлось думать об этом.
Вдруг кто-то позади так сильно ударил меня, что я поскользнулся на обе ноги и чуть не упал навзничь и не разделил участи бедной лошади. Я уже мысленно прощался с радостями и горестями этой жизни и против воли, скорее инстинктивно, протянул руки и в отчаянии ухватился за ворот чьей-то голубой шинели

Носивший эту шинель кирасирский офицер громадного роста, с каской на голове, держал в руке громадную дубину и с полным успехом управлял ею, безжалостно колотя всех, кто приближался к нему. Я долго любовался ловкостью, с какою этот человек избавлялся от слишком теснивших его соседей. У меня была одна мысль: не следует выпускать его1 И я действительно не оставлял его спасительного воротника и двигался за ним, как на буксире.

К несчастью, он скоро заметил, что я ухватился за его шинель. Чтобы избавиться от меня, он прибегнул к своей дубине и начал выделывать ею всевозможные выкрутасы, чтобы достать ею меня. Но его усилия были напрасны: предвидя удары, я отражал их как только мог, но не бросал воротника. Я так ловко это делал, что он меня не ударил ни одного раза. Видя, что ничего не может поделать, он перестал махать палкой и принял другую тактику в расчете на больший успех. Он начал ругаться самым ужасным образом. Ничего не действовало. Тогда он сказал мне: «Милостивый государь, заклинаю вас, оставьте меня, иначе мы погибнем вместе!»

Кончить жизнь в такой компании было, без сомнения, очень лестно, и я, нисколько не колеблясь, еще крепче прежнего ухватился за его воротник. Таким-то образом меня наполовину волокли, и я мало-помалу приближался к цели. Но давка усиливалась с минуты на минуту в такой пропорции, что, несмотря на помощь моего могучего буксира, я отчаялся дойти невредимым до входа на мост. Движение толпы оттиснуло меня мало-помалу к реке.

В этот критический момент я увидел, что многие мои товарищи по несчастью проделывали маневры столь же неприятные, как и опасные, но которые, казалось, обеспечивали им спасение.

Загнанный к реке, я заметил, что некоторые из моих соседей, отчаявшись достичь моста по земле, попробовали дойти до него водой. Так как берег был совсем отлогий, они вошли в Березину; у берега воды было всего на 2 фута. Мой кирасир, движения которого становились все более связанными, ругался, рычал и яростно махал палкой в мою сторону. Поняв, что вдвоем мы не достигнем моста, я отпустил его голубую шинель. Потом я сделал отчаянный прыжок и очутился по колена в воде — и это в 20-градусный мороз.

Это была скорее холодная, чем теплая ванна До сих пор, сидя у моей печки, я начинаю дрожать при одном воспоминании об этом.

И вот я шлепаю по воде вдоль берега в многочисленной компании, так как моему примеру тотчас последовали многие другие, и стараюсь достигнуть моста. Как я был счастлив, когда наконец достиг его! Я легко забрался на мост — он был всего на 2 фута выше уровня воды.

Каково было мое удивление, когда я увидел, что по мосту почти никто не шел! Это было, наверное, последствием ударов, которыми жандармы, стоявшие у входа, щедро награждали всех. Но что было всего удивительнее, это то, что я перешел мост преспокойным образом, без всякой спешки.

Итак, я избежал опасности утонуть в Березине и быть раздавленным в толпе. Нечего говорить, совсем особенное чувство испытываешь, когда видишь уже совсем раскрытую дверь на тот свет и вдруг эта дверь захлопывается, когда совсем уже в нее входишь!

Вода, стекавшая с моих панталон, скоро превратилась в ледяшки, которые раздирали мне кожу. Тем не менее я достиг благополучно другого берега. Я необычайно был рад моему спасению. Всегда человек более или менее эгоист. Я тотчас же обернулся на злосчастную толпу, волновавшуюся на том берегу. Я услышал крики отчаяния несчастных, которых грозила раздавить русская артиллерия. Несколько ядер упало даже на правый берег в нескольких шагах от меня. Надо сказать, в это время года в Березине было мало воды: она не была шире Неккара в Каннштадте — и между тем она поглотила столько жертв в эти три дня.

Я был совершенно изнурен этой беспрерывной борьбой со смертью. Я обратился к старому бородатому гренадеру, который был из отряда гвардии, поставленного на правом берегу, чтобы защищать переход через мост. Он опустил свою кружку в реку, где столько наших товарищей нашли свой конец, зачерпнул воды и передал ее мне. Я с жадностью выпил эту грязную воду, и, несмотря на все отвращение, которое она должна была внушать мне, вода эта показалась мне восхитительной.

Утолив жажду, я желал только как можно скорее добраться до одного из биваков. Судя по кострам, их было много. Я имел большую потребность в том, чтобы согреть мои замерзшие члены и в особенности высушить мою обувь, так как я ужасно страдал ногами.

Между тем, заметив моего кирасирского офицера, который оканчивал переход моста — он не покинул своей дубинки, — я хотел поздороваться с ним, после того как он уже пришел на берег, и поблагодарить его за то, что он способствовал, неохотно правда, моему спасению.

Как только он сошел с моста, я приблизился к нему и выразил ему всю мою благодарность. По моей манере говорить по-французски он узнал во мне немца и сказал мне на моем родном языке:

— Вы немец. Я вижу по вашему акценту. Мы компатриоты, так как я из Гамбурга. Моя фамилия Шмидт. Я капитан 3-го кирасирского полка. Я очень счастлив, что способствовал, сам того не зная, вашему спасению. До свидания.

Затем он ушел большими шагами, не выказывая ни малейшей усталости. Если он и дальше шел тою же походкой, он должен был скоро достичь границы.

Я недолго прощался с этой злосчастной рекой и быстро направился к отдаленной деревне, расположенной на дороге и, к счастью, несожженной. Я рассчитывал там найти убежище на ночь, которая обещала быть особенно холодной.
Я дошел до деревни, о которой говорил выше, на этот день мое путешествие окончилось. Я распрощался с моим товарищем, который отправился дальше, так как его лошадь совсем не устала. Пред одной крестьянской хижиной я заметил вюртембергского кавалериста, который стоял на часах. Я спросил его, что он здесь делает. Он мне ответил, что охраняет квартиру принца, который в эту кампанию командовал дивизией вюртембергской кавалерии.

Я вошел в хижину, чтобы приветствовать начальника, который всегда был расположен ко мне в то время, когда мы оба служили в королевской гвардии. Как всегда, принц великолепно обошелся со мной и предложил мне кусок хлеба и стакан водки — прекрасная вещь, в которой я очень нуждался, чтобы подкрепиться после такой холодной ванны. Его щедрость не ограничилась одним этим. Он пригласил меня также разделить с ним его вязанку соломы.

Что особенно приятно было мне в этом гостеприимном доме, это ясное пламя огня, горевшего в громадной русской печке, — такие печки можно найти в каждой русской избе. Наконец я имел возможность хотя немного высушить мои лохмотья, которые были мокры до последней нитки.

Как только принц заснул, я развесил мои вещи подле печки; последняя распространяла так много тепла, что немного времени спустя все было сухо. Тогда я растянулся в свою очередь, чтобы вкусить несколько часов покоя, раньше чем отправиться в дальнейший путь.

Фон Зукков

Фрагмент воспоминаний опубликован в кн.: Французы в России. 1812 г. По воспоминаниям современников-иностранцев. Составители А.М. Васютинский, А.К. Дживелегов, С.П.Мельгунов. Части 1-3. Москва. Издательство «Задруга». М., 1912; Современное правописание выверено по кн. : Наполеон в России в воспоминаниях иностранцев. В 2 кн. М., Захаров, 2004.


Далее читайте:

Березина — сражение 14—16 ноября 1812 г. между французской армией и русскими войсками (Отечественная война, 1812). 

Отечественная война 1812 года (хронологическая таблица).

Литература по наполеоновским войнам (список литературы)

Участники наполеоновских войн: | АБ | БА | ВА | ГА | ДА | ЕА | ЖА | ЗА | ИА | КА | ЛА | МА | НА | ОА | ПА | РА | СА | ТА | УА | ФА | ХА | ЦА | ЧА | Ш-ЩА | ЭА | ЮА | ЯА |

Карты:

Российская империя в 1-ой пол. XIX в.

Вторжение наполеоновской армии в 1812 году

Контрнаступление русской армии в 1812 году

 

4.

Изгнание наполеоновской армии. Итоги войны для Беларуси

В октябре \(1812\) г. Наполеон покинул Москву и был вынужден отступать по старой, разоренной Смоленской дороге. Одновременно перешли в наступление российские войска на севере и юге Беларуси.

\(14\) — \(16\)  ноября\(1812\) г. при переправе через реку Березину у деревни Студёнка, севернее Борисова, Наполеон потерял более 20 тыс. человек.

Дальнейшее отступление его армии превратилось в бегство.

 

 

Переход через Березину. \(16\) ноября \(1812\) г.

 

В победу России в войне \(1812\) г. внесли вклад и солдаты-рекруты из белорусских губерний. Несколько десятков тысяч их было в частях 1-й армии, особенно в дивизиях, отличившихся в Бородинском сражении.

 

 

Война \(1812\) г. принесла значительные потери Беларуси. Много людей погибло, были разрушены многие города и деревни; почти наполовину сократилось количество домашнего скота и уменьшились посевные площади. Хорошие урожаи послевоенных \(1813\) и \(1814\) гг. спасли народ от массового голода.

В заключении Минской казенной палаты от \(19\) апреля \(1813\) г. на прошение крестьян Девошицкого староства Борисовского уезда отмечалось:

По положению означенного староства, на тракте, по которому, проходя в прошлом \(1812\) г., неприятельские войска по свойственной им к грабежу склонности все целого староства крестьян пожитки обращали в свою пользу, как-то: разный рогатый и нерогатый скот, сало и прочие съестные припасы и даже одежду позабирали, лошадей позагоняли, бывший тогда на полях разный хлеб стравили, избили, ульи с пчелами и медом повыдирали, и что только у кого найтить могли, побрали, а сельские магазины разобрали, после чего, когда неприятель прогоняем был, то, проходя около того же староства российская армия все остатки хлеба и скота позабирали и, таким образом, крестьяне, лишась всех способов к поддержанию себя, и потому одни от совершенного недостатка поумирали, а прочие порасходились, так что почти половинной части ныне налицо не имеется.

Российское правительство продолжало сохранять крепостнические порядки. В царском манифесте от \(30\) августа \(1814\) г., в котором в связи с окончанием войны даровались различные милости сословиям, о крестьянах было сказано следующее:

Крестьяне, верный нам народ, да получат мзду свою от Бога.

Крестьяне деревни Жарцы после войны стали считать себя свободными и отказались идти на барщину. Тогда местный помещик наказал их розгами, приговаривая: «Вот вам французы, вот вам вольность, вот вам крест». В \(1819\) г. царское правительство выкупило жителей деревни Жарцы вместе с землями в вольные хлебопашцы (57 ревизских душ) с условием взимания с них в казну большей части этой платы. Все остальные крестьяне остались крепостными.

Относительно помещиков принявших сторону Наполеона в этой войне, то Александр I склонялся «к забвению прошедших заблуждений». Манифестом \(12\) декабря \(1812\) г. объявлялось прощение тем, кто вернулся из-за границы в течение двух месяцев. Только по истечении этого срока их имения забирались в пользу царской казны.

Источники:

Морозова, С.В. История Беларуси. Конец XVIII — начало ХХ в. Учебное пособие для 9 класса учреждений общего среднего образования с русским языком обучения / С.В. Морозова, В.А. Сосно, С.В. Панов; под ред. С.В. Сосно. — Минск: «Издательский центр БГУ», 2011.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Белорусский_7-й_гусарский_полк

http://news.21.by/society/2012/11/20/662124.html

А.А.Постникова Сражение при Березине в исторической памяти Франции 2012 г.

Березина. Название этой реки известно многим европейцам и почти каждому французу. Оно давно стало нарицательным. События на р. Березине были последним громким аккордом войны 1812 г. Переправа армии Наполеона через реку проходила в условиях ожесточенных боев. Память об этом событии долгие годы сохраняется у французов.

Французский президент Н. Саркози активно использует историческую память о событиях прошлого для формирования и развития национальной идеи, утверждая, что французам в отношении минувших эпох “не за что каяться”1. В современной Франции воскрешаются те сюжеты истории, которые способствуют формированию идеи величия французской нации. В связи с этим оживает интерес и к эпохе Наполеона I2. Важное место в “воскрешении прошлого” занимает образ Великой армии, прошедшей через испытания на р. Березине.

Напомним, что 28 ноября 1812 г. (все даты даны по новому стилю) одновременно произошли два сражения на берегах р. Березины между русской армией и отступающей Великой армией Наполеона. Французскому императору для обеспечения переправы своих войск через Березину пришлось вступить с русской армией в сражение. Утром 28 ноября войска 3-й западной армии адмирала П. В. Чичагова атаковали на правом берегу Березины 2-й армейский корпус Великой армии под командованием маршала Н. Ш. Удино. Одновременно генерал П. Х. Витгенштейн, командующий 1-м пехотным корпусом, начал наступление на 9-й армейский корпус маршала К. П. Виктора на левом берегу Березины. В течение целого дня солдаты Наполеона ожесточенно сражались, пытаясь не допустить выхода русских к переправе. В начале битвы на правом берегу Удино был ранен и Наполеон передал командование маршалу М. Нею. Кульминационный момент в сражении наступил, когда Чичагов отправил в атаку полки под командованием генерал-лейтенанта И. В. Сабанеева. Французская кавалерия генерала Ж. П. Думерка отразила атаку. После этого сражение распалось на отдельные стычки. В 11 часов вечера Витгенштейн прекратил наступательные действия. Благодаря этому возникла возможность для французской армии переправиться на правый берег Березины. Окружить и разбить французскую армию не удалось. Но она понесла большие потери. Около 50 тыс. из 75 – 80 тыс. человек, дошедших до Березины, не смогли переправиться через реку. Это было для Великой армии катастрофой.

Память французов о событиях на Березине в 1812 г. складывалась на основе разнородных версий, которые, в свою очередь, исходили из сложнейшей гаммы чувств и представлений участников русской кампании, из противоречивой интерпретации источников, из вольной трактовки событий беллетристами. Решающим периодом в формировании образа во французском сознании стал XIX в. Бурные события истории Франции после падения Первой империи способствовали обостренному восприятию прошлого и формированию мифов о драматических событиях русской кампании 1812 г.

Французская версия о событиях на Березине начала зарождаться еще в ноябре 1812 г. Уже первые строки документов за этот период должны были навести на мысль о сложности и даже почти “невыполнимости” Березинской операции. Оказавшись в сложнейших условиях отступления, Наполеон судорожно искал возможности выхода армии из России. 11 ноября из Смоленска он обозначил своей основной целью спасение армии: “Порекомендуйте администрациям Минска и Вильно не использовать против врага [находящиеся там] полки; это уничтожит резервы без определенного результата; необходимо, чтобы эти полки оказались вне сражения. Это позволит остановиться в Минске или в Вильно на несколько дней”3.

Отметив необходимость сохранить армию, Наполеон в то же время приказал Виктору атаковать войска Витгенштейна, чтобы освободить путь на Петербург: “Император может остановиться на зимние квартиры в Витебске. Мы будем готовиться к следующей кампании для движения на Петербург. Если вы сможете успешно атаковать врага, то мы займем зимние квартиры”4. Французский император, убеждая Виктора в необходимости атаковать врага, пытался войсками 9 корпуса прикрыть центральные силы. Отдав из Смоленска указания о дальнейшем пути движения Великой армии, Наполеон способствовал формированию разнообразных вариантов отступления Великой армии, в частности, при переходе через Березину.

Перед тем как начать движение к Березине, войска основной группировки Наполеона остановились в Смоленске. Солдаты бросились писать письма домой. В большинстве писем чувствовалось убеждение солдат в том, что император готовится к походу на Петербург. Однако мысли большинства адресантов были далеко от войны, они ожидали ее скорейшего окончания.

Письма, отправленные из Смоленска, хорошо отразили то эмоциональное состояние чинов французской армии в последние дни войны, которое в дальнейшем повлияет на формирование исторической памяти французов об отступлении из России и событиях на Березине. Впечатления отдельных солдат дают возможность представить моральное состояние Великой армии перед “кровавой” Березиной.

Полковник П. Ф. Буден связывал с ужасной дорогой от Дорогобужа до Смоленска окончание войны: “На дороге, по которой мы отступали, закончилась наша война. Мы ожидаем здесь корпуса армии (3 корпус Нея). Нас объединяет единая участь, и мы не оставим друг друга. Зимние квартиры будут размещены где-то недалеко”5. Для него военное счастье – уже не в победе, а в том, чтобы солдатам удалось сохранить верность дружбе.

Для аудитора Государственного совета А. Бергони ситуация была не такой уж обнадеживающей: “Армия постоянно находится в движении. Я не могу укрыться под крышей. Многие люди в армии более счастливы, чем я. Я не встретил дружеского участия. Мне хотелось бы получить поддержку, уважение, но я начинаю отчаиваться”. Генерал Ж. Р. Брюйер разочаровался в призвании военного: “Военное мастерство сделалось утомительным. Я больше не могу думать о чести и о том, чтобы проявлять самопожертвование в делах службы. Я очень надеюсь, что мы остановимся на зимние квартиры”6.

9 ноября генерал Ж. А. Жюно, командир 8 армейского корпуса, написал жене о том, что смягчило для него тяжелейшие проблемы кампании: “По дороге мы терпели ужасные испытания. Не думай, что я нахожусь в хорошей гостинице. Счастье для меня думать, что мы скоро будем вместе. Ваша любовь подкрепляет и дает мне силы”7.

В Смоленске Б. де Кастеллан, адъютант генерал-адъютанта Л. Нарбонна, вспомнил о потере дорогой для него лошади: “На дороге был вынужден оставить своего коня. Я – в отчаянии, это была великолепная лошадь”. М. Э. Рибо попытался найти утешение своим невзгодам в красоте русской природы: “Несмотря на холода, мы застали красивое время. Ночью падают красивые звезды, новая кампания начнется весной”8.

Мысль о продолжении войны на тот момент уже была скорбной для основной части Великой армии, но они продолжали идти за своим императором. Граф М. А. Ламберт растерянно написал: “Мы не знаем, где мы остановимся, и куда нас направят, чтобы снова увидеть все то, что мне дорого, Париж или Петербург”9.

Лейтенант А. Боно начал свое письмо с решительного заявления: “Мы переждем зиму в Вильно, а затем мы собираемся вернуться в нашу страну. Мы надеемся найти Европу в старых границах”. После этих слов вдруг немыслимая грусть охватила его: “Это отчаяние мы будем помнить всегда. Более старые солдаты никогда не участвовали в кампании, подобной этой”10.

Солдаты повсеместно проникаются чувством неуверенности в исходе кампании. Этот тон разочарования – голос людей, потрясенных ужасами войны. Каждый солдат искал разные способы борьбы с этим чувством. Так, шеф батальона О. де Ларибуасьер утешал себя надеждой на награды: “Император должен оценить действия, которыми мы служили примером для других. Не просто проявлять мастерство в таких обстоятельствах”11.

Генерал Ж. Д. Компан, обратившись к состоянию Великой армии в Смоленске, написал жене: “Я получил подлинные доказательства самоотверженности всех людей”. П. Дарю, главный интендант французской армии, вполне солидарен с Компаном: “В ужасных обстоятельствах все люди проявляют честь и усердие”12. Маршал Ф. Ж. Лефевр написал 12 ноября: “Мы будем защищаться до последнего вздоха”13.

Ясное понимание своего долга выразил генерал Ж. Г. Сент-Шарль в письме к жене: “Препятствия меня огорчают. Я разочарован в своей жизни. Но невозможно отклониться от службы”14. Кастеллан, примирившись с условиями отступления, отметил в дневнике: “Все мои возможности – служить в этих обстоятельствах, другого выбора нет”15.

Вступая в неизвестность, постоянно ожидая нападение неприятеля, они продолжали идти, увлекаемые мечтой о Франции, движимые необходимостью выполнить свой долг. Французский комиссар г. Смоленска Л. Г. Пюибюск в письме 15 ноября отметил: “Затрагивает душу то, что мы идем в неизвестность, воображаем опасности, которые нам предстоит преодолеть”. Далее он добавил: “но движет нами надежда на то, что мы обязательно достигнем Парижа”16.

В это время Наполеон испытывал те же самые чувства тоски по дому, которые выразил в письмах жене. После пережитых испытаний и разочарований он уже не будет писать ей о военных проектах, он желал одного: “Я хочу увидеть сына”17.

Обессиленные французские солдаты уже не стремились к достижению громких побед. В период отступления нечто более ценное открылось для них в войне – солдатская дружба, верность Родине и императору. Возможно, победа для них заключалась уже не в разгроме врага, а в сохранении традиций воинского братства. Из Смоленска Великая армия направилась к одной из ужаснейших катастроф в истории под названием “Березина”.

На тот момент в проектах Наполеона переход через Березину фигурировал как спасительный путь, который позволил бы обеспечить армии отдых в районе Минска. После захвата русской армией Минска и моста в Борисове Наполеону окончательно пришлось расстаться с идеей возобновления новой кампании путем движения на Петербург.

19 ноября армия Наполеона прибыла в Оршу, где ей удалось подкрепиться кое-какими припасами. Несомненно, император чувствовал всю опасность создавшегося положения для Великой армии. 20 ноября он предупредил жену: “Тебе придется несколько дней побыть без писем от меня”18.

Наполеон, узнав о расположении армии адмирала Чичагова в районе Березины, осознал тот факт, что эта река может стать знаковым местом в истории русской кампании. С этого момента французский император начал посылать своим войскам довольно противоречивые сообщения по поводу отступления Великой армии в направлении Минска либо Вильно. Замешательство императора, а может быть, обдуманный, но тщательно скрываемый план действий, приведет в дальнейшем к нескончаемым спорам французских историков о роли событий на Березине в проектах Наполеона.

В любом случае Березина должна была стать местом вероятного сражения с русской армией. Задачу атаковать врага на правом берегу реки Наполеон возложил на второй корпус Удино. По-видимому, маршал в своих действиях преследовал именно эту цель. 26 ноября из Борисова Удино предупредил, что собирается атаковать врага под Стаховым для освобождения дороги на Минск. “Я атакую завтра врага, мы выйдем на дорогу к Минску”19, – с полной уверенностью сообщил Удино в тот же день начальнику Главного штаба Великой армии маршалу Л. А. Бертье. В последний раз император напомнил маршалу о необходимости атаковать врага 27 ноября. Таким образом, можно предположить, что Наполеон допускал мысль о сражении с войсками Чичагова.

28 ноября разгорелась битва на берегах Березины, научное осмысление которой начнется значительно позже, когда участников событий оставят бурные эмоции и панический страх. Наполеон же не позволил себе медлить и попытался “закрепить” победу на Березине за Великой армией. Через несколько дней после сражений на Березине вышел 29 бюллетень Великой армии, в котором упоминается лишь победная для французов битва на правом берегу. Этот документ, вытеснив из сознания французов иные варианты развития событий, заложил основу для формирования официальной научной версии о Березине во Франции.

О победе французов на Березине сообщили французскому обществу газеты. В “Журналь де Л’Ампир” за январь 1813 г. были опубликованы следующие строки: “Несмотря на то, что силы солдат иссякли, нашлись еще герои в Великой армии. Довольно быстро Чичагова удалось одолеть”20. Приведенная ремарка о событиях на Березине стала основой для формирования массового представления о последних неделях Великой армии в России.

Несомненно, в памяти участников тех трагических и знаменательных событий “Березина” запечатлелась в более многоликом образе. Русская кампания 1812 г. стала частью их жизни. Многие солдаты Великой армии Наполеона не только приобрели военный опыт, но и получили тяжелейший удар, надломивший, а иногда и сломавший их жизни и судьбы. В памяти каждого участника особо запечатлелись события на Березине как своего рода символ окончания войны, торжество надежд на то, чтобы снова увидеть Францию. После завершения русской кампании личные переживания французских солдат не вызвали интереса у общественности, эти переживания долгое время жили лишь в памяти отдельных ее участников. Первые труды о событиях на Березине, раскрывавшие участие в них простого солдата, были представлены в завуалированной форме.

Первым создал подобное произведение, пытаясь описать восприятие событий на Березине французским солдатом, был Ш. П. Бургоэн, адъютант 5 вольтижерского полка Молодой гвардии. Он в художественной форме воспроизвел переписку своего брата А. Ж. Бургоэна, адъютанта маршала М. Нея, из России. Опубликованные письма были написаны от имени вымышленного Альфреда, в образе которого угадывается А. Ж. Бургоэн.

После нескольких недель пребывания в плену Альфред вспомнил о сражении на Березине: “Вот грустная история моих последних дней. Это сражение любви и чести было пропитано болью! Оно было горьким! Мой храбрый полк был там, и мои товарищи сохранили верность императору”21. Образ сражения “любви и чести” напоминает представления о войне в тех самых письмах солдат из Смоленска, для которых на тот момент основной смысл русской кампании заключался в выполнении их воинского долга.

Французское общество в первой половине XIX в. не проявило интереса к этим переживаниям и впечатлениям рядовых участников сражения. Бывшие солдаты Великой армии были погружены тогда в анализ хода военных действий и политики бывшего императора. Образ Наполеона становится объектом манипулирования в политической борьбе между бонапартистами и анти-бонапартистами. Поэтому и рассмотрению подверглась лишь моральная сторона действий французского императора, но отнюдь не вопросы военной стратегии.

Капитан инженерных войск Э. Лабом, преследовавший целью умалить роль Наполеона в событиях войны 1812 г., обвинил императора в том, что в Березинской операции тот обрек свои войска на уничтожение. По словам Лабома, французские солдаты блестяще справились со своей задачей. В представлении автора, преодоление армией препятствий, вступление в сражение в столь неблагоприятной ситуации можно считать победой: “В этой плачевной ситуации наши солдаты с жаром отстаивали честь армии”22. Труд Лабома вызвал волну возмущения в среде бонапартистов, от лица которых выступил генерал Ф. Ф. Гийом де Водонкур. Он подчеркнул выдающуюся роль Наполеона в сражениях на Березине и заявил о том, что император выполнил свой долг и спас армию.

Полемика вокруг имени Наполеона привела к отказу французов от глубокого изучения хода военных действий на Березине. Первые труды о войне 1812 г. преследовали единственную цель – возвысить, восстановить честь Великой армии, тем самым сформировав представление у нации о нравственной победе французов на Березине.

И все же уже в 20-е годы XIX в. стали появляться первые научные исследования, посвященные Березинской операции. Полковник Ж. Шамбре, исследовав документы войны 1812 г., пришел к выводу о том, что Наполеон планировал пройти к Минску через Зембин, и в этом проекте сражение на правом берегу реки мыслилось им как отвлекающий маневр. Описание битвы автор закончил картиной атаки французской кавалерии, полностью проигнорировав действия швейцарских и польских полков23.

В 1827 г. секретарь Наполеона барон А. Фэн опубликовал труд “Рукопись 1812 г.”. Историк и участник событий, Фэн рассматривал операцию на Березине как результат реализации осознанного и целенаправленного плана действий со стороны французов24. По словам автора, император приказал маршалу П. К. Виктору сдерживать силы генерала П. Х. Витгенштейна, а основной части армии идти против Чичагова. Подводя итоги сражений, Фэн ограничился фразой: “Враг не достиг желаемого”.

После трудов Шамбре и Фэна научное изучение истории переправы через Березину было надолго приостановлено, уступив место легенде об императоре Наполеоне. Созданию этой легенды во многом способствовал сам французский полководец. В 1823 г. началась публикация “Мемориала” графа А. Д. Лас Каза, в котором были представлены воспоминания Наполеона на острове Св. Елены. Несомненно, основная цель императора заключалась в том, чтобы увековечить память о себе самом, стерев или затушевав позорные страницы собственной истории. Заточенный на о. Св. Елены Наполеон проанализировал события и на р. Березине. Император признал, что переправа через реку нанесла роковой удар Великой армии: “Армии более не существовало”. В то же время бывший император категорически отверг предположение о заметной роли русских войск в уничтожении французской армии. По мнению Наполеона, достойным противником французов были только “великие холода”, которые им так и не удалось победить. Император поверхностно описал сражения на р. Березине, упомянув лишь о столкновении Удино с Чичаговым. Он счел излишним подводить какие-либо итоги сражений, так как основной целью армии было достижение Вильно, и сражение на Березине никакой роли в стратегических проектах французской армии не сыграло. Император так подытожил итоги войны 1812 г.: “Русская кампания была победна, чудесна, трудна”25.

Последующие историки не смогли освободиться от давления столь авторитетного мнения. Поэтому фактически именно Наполеон заложил основу будущих концепций истории войны 1812 г., в том числе, в отношении переправы через р. Березину.

Реакцией на возрождение культа императора стала книга “Поход в Россию” бригадного генерала графа Ф. П. де Сегюра. “Вновь всходит звезда павшего человека. Я нахожу его деятельность исключительно гибельной”, – писал он. Сегюр прошел русскую кампанию рядом с Наполеоном. Не удивительно, что он обратился к описанию психологического состояния императора. В частности, обратившись к событиям на Березине, он поставил в упрек императору отчаяние, которое тогда овладело им: “23 ноября Наполеон как акт отчаяния сжег всех орлов”26.

С помощью особого художественного стиля автор усилил трагизм событий на р. Березине, позволив нам почувствовать состояние тех людей, которые прошли через ужас переправы и сражений, заставив проникнуться уважением к стойкости французов. Он писал: “Но даже безоружные, даже умирающие, даже не знающие, как им перебраться через реку и пробиться сквозь неприятеля, они не сомневались в победе”. Обратившись к самой переправе, Сегюр искренне признавал, что имели место бесчестные, жуткие по своей аморальности действия, но вместе с тем подчеркнул, что нельзя забывать и о совершенных в те дни и часы благородных поступках27. По его мнению, французы не смогли победить только природу. В целом работа Сегюра должна была утвердить идею величия и героизма французского солдата. Одна французская газета того времени писала: “Это была ужасная кровавая баталия. Переход через Березину вызвал живой интерес в обществе. Все люди обратились к описанию Сегюра”28.

Однако, как ни странно, некоторых современников Сегюра возмутило принижение им роли Наполеона. Ординарец бывшего императора Г. Гурго даже выпустил книгу “Наполеон и Великая армия”, в которой подверг резкой критике работу Сегюра. Гурго двигало чувство глубокой преданности к Наполеону. И это было не удивительно. Во время похода в 1812 г. он постоянно находился при Наполеоне, три года провел с императором в изгнании на острове Св. Елены, а после до конца своих дней боролся за возрождение памяти о французском императоре.

В своей работе Гурго высказал в адрес Сегюра вполне разумный упрек в том, что тот не дал глубокого анализа военных действий: “Сожалею, что Сегюр не описал в деталях прекрасное сражение, которое поддержал маршал Ней со своим 3 корпусом. Почему он не упомянул эту атаку, которая отодвинула линию русских до лесов, несмотря на ужасный огонь?”. В этом отрывке Гурго вел речь о сражении на правом берегу Березины 28 ноября. Но и он, увлеченный критикой книги Сегюра, также отказался от военного анализа Березинской операции. Задача Гурго заключалась не в том, чтобы описать ход военных действий Великой армии, а в том, чтобы возвеличить Наполеона, по его мнению, униженного Сегюром. Ординарец противопоставил свой образ решительного императора жалкому и отчаявшемуся образу Наполеона, нарисованному Сегюром: “Ничего не говорило о том, что император впал в отчаяние. Он добился того, чтобы переход через Березину совершился в порядке”. Подводя итоги сражений, автор заключал: “Все шансы на успех были на нашей стороне, потому что наша армия смогла проявить мужество даже в этих обстоятельствах”29.

В период Реставрации в общественном сознании Франции Березина преподносилась как последняя победа Великой армии в России. Участники тех событий использовали описание сражения для оправдания или осуждения личности Наполеона. Благодаря этому возникли противоречивые картины одного и того же эпизода недавнего прошлого, но общих для этих картин была идея, что французский солдат проявил на Березине высокие моральные качества.

Падение династии Бурбонов, которая дискредитировала себя в глазах не только либералов, но и роялистов, разбудило в сознании французов память о Наполеоне как воплощении идеалов свободы, процветания и величия Франции. Апологетическим тоном наполнились и сюжеты, связанные с событиями на Березине в 1812 г. В период Июльской монархии страсти и эмоции вокруг русской кампании 1812 г. стали остывать. События той эпохи становятся для французов далекой историей, а солдаты Великой армии героями художественного романа.

Вдохновленный военной славой Наполеона, Оноре де Бальзак возвел Великую армию на пьедестал героизма. В одном из его произведений герой участник войны 1812 г. рассказывает молодому поколению о переправе через Березину: “Переправа через Березину, мои друзья, убеждает нас в священности чести. Так никогда более не будут воевать. Армию спасли понтонеры”30.

Авторы этого времени пытались вызвать сочувствие у читателей к состоянию армии и к императору, которому пришлось пережить гибель своего создания. На страницах этих произведений уже не чувствуется победный восторг, а господствует мнение, что сражения на Березине не имели особого значения в русской кампании 1812 г.31 С выходом в 1842 г. мемуаров инспектора смотров в кабинете начальника штаба Великой армии барона П. П. Деннье в науке появился иной вариант сокрытия трагических последствий переправы через Березину. Деннье высказал мысль о том, что солдаты Великой армии просто не придали особого значения сражениям на Березине.

1 Мильчина В. История Франции глазами Н. Саркози. – Отечественные записки, 2008, N 5, с. 115.

2 Napoleon et l’Europe. Paris, 2004; Budon G. Napoleon et l’Europe. Paris, 2006; Gueniffey P. Le dix-huit brumaire: l’epilogue de la revolution francaise. Paris, 2008.стр. 53

3 Correspondance de Napoleon, t. 23. Paris, 1868, p. 310.

4 Ibid., p. 343.

5 Lettres interceptees par les Russes Durant la campagne de 1812. Publ. par S.E.M. Goriainow. Paris, 1913, p. 213.

6 Ibid., p. 237, 244 – 245.стр. 54

7 Ibid., p. 225.

8 Ibid., p. 205, 232.

9 Ibid., p. 268.

10 Ibid., p. 252.

11 Ibid., p. 276.

12 Ibid., p. 212.

13 Ibid., p. 299.

14 Ibid., p. 214.

15 Ibid., p. 205.

16 Puibusque L.G. Lettres sur la guerre de Russie en 1812. Paris, 1816, p. 120.

17 Lettres inedites de Napoleon I a Marie-Louise. London, 1935, p. 100. стр. 55

18 Ibid., p. 102.

19 Fabry G. La campagne de Russie, t. 4. Paris, 1903, p. 236.

20 Journal de L’Empire, 1813, Janvier. стр. 56

21 Bourgoing P. Le prisonnier en Russie. Paris, 1815, p. 129.

22 Labaume E. La campagne de Russie. Paris, 2001, p. 277.

23 Chambray G. Histoire de l’expedition de Russie, t. 3. Paris, 1838, p. 23.

24 Fain A.J.F. Manuscrit de 1812, t. 2. Paris, 1827, p. 357. стр. 57

25 Las Cases A.D. Memorial de St. -Helene. Paris, 1823, p. 340 – 343.

26 Segur F. Histoire de Napoleon et de la Grande armee. Paris, 1825, p. 2, 328. Напомним, что орлами в армии Наполеона называли знамена. Вопреки мнению Сегюра, какого-либо организованного сожжения знамен не производилось.

27 Ibid., p. 349, 362.

28 Journal des artistes, 1828, N 13. стр. 58

29 Gourgaud G. Napoleon et la Grand armee en Russie. Paris, 1825, p. 415, 425, 429.

30 Balzak O. de. Berezina. Paris, 1830, p. 3.

31 Dufour B.P. Memoires de Napoleon, t. 8. Paris, 1830, p. 166; Memoires pour server a l’histoire de France. Paris, 1830, p. 173; Mortonval M. Histoire de la Guerre de Russie en 1812. Paris, 1831, p. 428.

Полностью — журнал «Новая и новейшая история.» – 2012. – № 2.

http://historystudies.org/2012/08/postnikova-a-a-srazhenie-pri-berezine-v-istoricheskoj-pamyati-francii/

24–29 ноября 1812 года. C’est la berezina

Отсутствие генерал-фельдмаршала на театре военных действий не помешало ему сразу же после сражения первым отрапортовать царю об ошибках адмирала Чичагова на Березине и свалить на него всю вину за невыполнение предписанного плана, ни словом не упомянув в рапорте о причинах собственного неприбытия в назначенный срок возглавляемых им главных русских сил к месту сражения:

Сия армия, можно сказать, 12, 13 и 14 числа ноября находилась окруженная со всех сторон. Река Березина, представляющая натуральную преграду, господствуема была армиею адмирала Чичагова, ибо достаточно было занять пост при Зембине и Борисове (пространство 18 верст), чтобы воспрепятствовать всякому переходу неприятеля. Армия Витгенштейна от Лепеля склонилась к Борисову и препятствовала неприятелю выйти с сей стороны. Главный авангард армии Платова и партизаны мои теснили неприятеля с тыла, тогда как главная армия шла в направлении между Борисовом и Малом Березином с тем, чтобы воспрепятствовать неприятелю, если бы он восхотел идти на Игумен. Из сего положения наших армий в отношении неприятельской должно бы полагать неминуемую гибель неприятельскую; незанятый пост при Зембине и пустой марш армии Чичагова к Забашевичам подали неприятелю удобность перейти при Студенке.

В том, что Наполеону и части его войск удалось ускользнуть из России, c лёгкой руки Кутузова был обвинен исключительно адмирал Павел Васильевич Чичагов, которого объявили едва ли не предателем. Его прозвали земноводным генералом, взявшимся не за свое дело, ангелом-хранителем Наполеона. А Екатерина Ильинична Голенищева-Кутузова, статс-дама и супруга Главнокомандующего, заявила: Витгенштейн спас Петербург, мой муж – Россию, а Чичагов – Наполеона. Затем и почитатель Кутузова Иван Крылов подоспел со своей басней Щука и кот и теперь уже не только придворные и знать, но и весь народ принялся потешаться над адмиралом. Дальнейшая судьба Чичагова сложилась трагически, но это уже сюжет для другого рассказа.


Битва при Березине
Гравюра Пьера-Адриана Le beau
Из собрания Национальной библиотеки Франции


Разбитие Наполеона при переправе через Березину
Гравюра по меди Сергея ФЕДОРОВА по рисунку Доминико СКОТТИ


Наполеон. Березина
Доменико МАСТРОЯНИ

Поданая на имя Кутузова записка Ермолова, в которой тот, как свидетель, представил истинный ход событий, бесследно исчезла, может быть потому, что фельдмаршал приказал представить после записку о действиях при Березине, но чтобы никто не знал о том.

Надо сказать, что многие военачальники, участники Отечественной войны 1812 выступали в защиту адмирала Чичагова – генералы М.Р. Воронцов, А.П. Ермолов, Е. И. Чаплиц, Фёдор Орлов, Денис Давыдов и многие другие. Но их никто не слушал. Портрета Павла Васильевича Чичагова даже нет в Военной Галерее 1812 года в Зимнем дворце.

…Кутузов, с своей стороны, избегая встречи с Наполеоном и его гвардией, не только не преследовал настойчиво неприятеля, но, оставаясь почти на месте, находился во все время значительно позади. Это не помешало ему, однако, извещать Чичагова о появлении своем на хвосте неприятельских войск. Предписания его, означенные задними числами, были потому поздно доставляемы адмиралу; Чичагов делал не раз весьма строгие выговоры курьерам, отвечавшим ему, что они, будучи посланы из главной квартиры гораздо позднее чисел, выставленных в предписаниях, прибыли к нему в свое время… (Денис Давыдов, Военные записки)

…В 1812 году некоторое время был я вместе с ним, заметил, сколько нов он был в звании начальствующего армией. Сколько мало уважал некоторые, по званию необходимые обязанности, но не мог не видеть превосходства ума его, точности рассуждений и совершенного знания обстоятельств. Упругий нрав его, колкий язык и оскорбительная для многих прямота сделали ему много неприятностей, происки двора охладили к нему государя и, кончив Отечественную войну, он удалился. Я осмелился думать, что он мог быть многих полезнее в продолжение войны. (генерал Алексей Ермолов, Характеристика полководцев 1812 года)

Беспристрастие… не позволяет скрыть, что французский император в сем важном обстоятельстве действовал превыше всякой похвалы. Великая опасность, ему угрожавшая, еще раз возбудила сей военный гений, который от самой Москвы, казалось, был усыплен. Наполеон, окруженный со всех сторон, не потерял присутствия духа. Искусными ложными движениями он обманывает генералов, ему противопоставленных, и, так сказать, проскользнув между армий, готовящихся напасть на него, производит переправу свою на пункте, хорошо избранном, где все выгоды местоположения находятся на его стороне. Худое состояние мостов, улучшение постройки коих не от него зависело, было единственной причиной, которая, замедлив действие, соделала оное столь опасным. И так великий урон, претерпенный неприятелем на помянутой переправе, должно приписывать не Наполеону, а стечению несчастных обстоятельств, коими управлять он был не властен… (военный историк генерал-майор Дмитрий Петрович Бутурлин) Преследуя Наполеона, Кутузов действовал очень пассивно, постоянно докладывая в своих рапортах императору Александру I о том, что его армии нужен отдых, тогда как войскам П.В. Чичагова и П.X. Витгенштейна предписывалось безостановочно следовать за неприятелем до самой Вислы

Блог Исторического музея — Рассказываем о нашей работе, делимся планами на будущее, знакомим с новыми проектами, публикуем интересные факты из нашей музейной истории и другие занимательные материалы

16 февраля 2022 года отмечается 170-летие со дня рождения иваново-вознесенского …

Читать далее ««Я надеюсь, это пригодится…»: к 170-летию со дня рождения Дмитрия Геннадьевича Бурылина»

Сегодня, 9 февраля, Государственный исторический музей отмечает 150-летие со дня …

Читать далее «Историческому музею — 150!»

Как бы ни было велико желание музейного хранителя установить имя …

Читать далее «Если не Арнольди, то кто?»

В Историческом музее хранится белее тысячи снимков, выполненных военным топографом, …

Читать далее «Мир глазами военного топографа Российской империи Д. И. Ермакова»

В иконостасе церкви Василия Блаженного, выполненном в 1895 году мастерской …

Читать далее «Образ Михаила Клопского, или Еще один сюрприз Покровского собора»

На ресурсе «Неизвестный солдат» предположительно на портрете работы Е. А. Афанасьевой изображен генерал-майор …

Читать далее «Ещё раз о судьбе генерала Новикова»

«Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» (Санкт-Петербург, 1799-1840) — сборник …

Читать далее ««Герб – алгебра, герб – язык…»»

Повествуя о правлении царя Ивана Грозного, древний автор Степенной книги царского …

Читать далее «Об изыскании внутренних резервов, или в тесноте, да не в обиде»

По традиции к Новому году радуем вас «цветной» подборкой памятников из собрания музея. …

Читать далее «Цвет 2022 года в коллекции Исторического музея»

Среди подписных и датированных икон в собрании отдела Древнерусской живописи …

Читать далее «Благословление Экзарха Грузии»

В собрании отдела изобразительных материалов хранятся четыре рисунка участников Отечественной войны …

Читать далее «Рисунки братьев Норовых»

Изображения-перевёртыши известны довольно давно. Наиболее ранние примеры перевёртышей мы можем найти …

Читать далее «Перевёртыши»

Madison Crossing at Birch Hill

Madison Crossing at Birch Hill — это активное сообщество взрослых, расположенное в Олд-Бридж, штат Нью-Джерси. Расположенный недалеко от трассы 9 в округе Мидлсекс, жители могут дойти пешком до магазинов и ресторанов, а также до остановки NJ Transit и автобусной линии Академии, которая предлагает транспорт до Нью-Йорка. Это сообщество 55+, построенное PRC Homes и Kara Homes, отлично подходит для активных взрослых, которые хотят оставаться рядом с детьми и внуками в этом районе. Любой человек в возрасте от 19 до 55 лет может проживать в Мэдисон Кроссинг, если одному из жителей 55 лет или больше.

Покупатели могут выбрать один из трех типов домов в Мэдисон-Кроссинг в Берч-Хилл: виллы, таунхаусы или апартаменты в кондоминиуме. 228 домов в Мэдисон-Кроссинг в Берч-Хилл в Олд-Бридж, которые были построены с множеством настраиваемых функций, позволяют активным взрослым легко найти дом своей мечты.

Мэдисон Кроссинг в Берч Хилл Ameniteis

В центре Мэдисон Кроссинг в Берч Хилл находится стильный клуб площадью 7500 квадратных футов, который предлагает все, что жильцам может понадобиться или они хотят оставаться здоровыми и активными.Активные взрослые могут потренировать свое тело в фитнес-центре, расслабиться за хорошей книгой в библиотеке и поднять настроение, приняв участие в творческих занятиях в студии декоративно-прикладного искусства. К услугам гостей также бильярдная и большой бальный зал с уютным камином. На открытом воздухе жители могут отдохнуть у открытого бассейна с подогревом, поиграть в быструю игру с друзьями на теннисном корте или на площадке для игры в бочче. Активные взрослые также могут исследовать свой зеленый палец на общественных садовых участках.

Madison Crossing at Birch Hill Homes & Real Estate

Madison Crossing at Birch Hill предлагает виллы, таунхаусы и апартаменты-кондоминиумы. Площадь жилых помещений варьируется от 1220 до 3376 квадратных футов. Madison Crossing at Birch Hill предлагает десять планов этажей вилл, три проекта таунхаусов и четыре различных планировки квартир. Большинство домов в Мэдисон-Кроссинг в Берч-Хилл имеют открытую планировку, паркетные полы и кухни для гурманов. Пристроенные виллы предлагают до трех спален и включают главные апартаменты на первом этаже, мансардные помещения, гаражи на одну или две машины и полноценные подвалы. .В трехэтажных таунхаусах по две спальни. На первом уровне есть большая семейная комната с раздвижными дверями на задний двор. Гостиная, столовая и кухня-столовая находятся на втором уровне. На третьем уровне таунхаусов находятся апартаменты владельца с красивой главной ванной. Квартиры кондоминиума разделены на несколько трехэтажных лифтовых зданий, в каждом из которых по 18 квартир. В квартирах есть от двух до трех спален, две ванные комнаты и подземная парковка. Квартиры также имеют дополнительное место для хранения.

Madison Crossing at Birch Hill Lifestyle

В Madison Crossing at Birch Hill каждый найдет что-то для себя с тремя различными типами домов и множеством индивидуальных вариантов. Покупатели любят это элегантное сообщество, которое соответствует их индивидуальному образу жизни. Жителям будет легко общаться с другими людьми, которые разделяют их вкус к жизни. Клуб Madison Crossing at Birch Hill — идеальный социальный центр для этого сообщества с возрастными ограничениями, где жители могут играть в теннис, бочче, заниматься творчеством и участвовать в различных общественных мероприятиях.Познакомьтесь с новыми соседями на общественных обедах и праздничных вечеринках. Присоединяйтесь к игре в бильярд или маджонг. Оставайтесь в форме и общайтесь, присоединившись к группе по теннису или пиклболу. Живописные пешеходные и велосипедные дорожки, где жители могут легко остановиться и пообщаться со своими новыми соседями, проходят по всему сообществу.

Area

Madison Crossing at Birch Hill в Олд-Бридж предлагает удобное расположение с множеством магазинов и ресторанов вдоль маршрутов 9 и 18. Торговый центр Freehold Raceway находится примерно в 15 минутах езды. Жители Мэдисон-Кроссинг в Берч-Хилл могут легко добраться до Джерси-Шор на машине за 20 минут. Общественный автобус останавливается на маршруте 9, чтобы забрать людей и добраться до Нью-Йорка. Если ваш следующий пункт назначения находится немного дальше, международный аэропорт Ньюарк Либерти находится менее чем в 30 милях от вас. Кроме того, округа Монмут и Миддлсекс предлагают множество достопримечательностей для любителей активного отдыха с множеством парков, природных заповедников и полей для гольфа, разбросанных по всему району. Активным взрослым понравится разнообразный выбор домов и удобств в Madison Crossing at Birch Hill в Олд-Бридж, штат Нью-Джерси.

Береза ​​Итидзё

Лучший тип дома для меня будет Отдельный дом на одну семьюТаунхаус, Дуплекс или ВиллаИндивидуальный дом

В моем следующем доме я планирую потратить Около 200 000 долларов США на 200 000 долл. США — 249 9999 долл. 250 000 долл. — 299 9999999 долл. США на 329 999 долл. США 350 000 долл. США на 399-99 долл. США 400 000 долл. США на 350 000 долл. США — 450 000 долл. США на 400 000 долл. США — 449 999999-499 долл. США.

Размер дома Менее 1000 кв.1000-1499 кв. футов 1500-1999 кв. футов 2000-2499 кв. футов 2500-2999 кв. футов 3000-3499 кв. футов 3500-3999 кв. футов Более 4000 кв. футов

Спальни 1-комнатная2-комнатная3-комнатная4-комнатная5-комнатная +

Ванные комнаты 1-ванна2. 5-ванна3-ванна3,5-ванна4-ванна4,5-ванна5-ванна5,5-ванна5-ванна +

Основная спальня на первом этаже

Мой срок для переезда 0-3 месяца4-6 месяцев7-12 месяцев12+ месяцев

Мой возрастной диапазон Менее 2525-3435-4445-5455-6465 и старше

55+ Активный образ жизни ДаНет

у меня дети живут дома ДаНет

BIRCH CROSSING APARTMENTS Аренда в Hartford, WI

План этажа
Ежемесячная аренда Спальни Ванные комнаты Кв. футов
$ 1,375 — $ 1,425 2 кровати 2 кровати 2 2 баня 2 1,133 — 1,203 кв.
Подробнее

2 кроватей

4 Кроватей × Ванны

7 8 2 BD x 2 BA

8 2 спальни 2 ванной комнаты — Верхний

2

2 Посмотреть модель
План этажа и агрегаты
Количество спален Количество ванных комнат Аренда диапазона квадратных кадров Name Plane Unit of Plan Дополнительные номера Дополнительные номера Подробнее
Посмотреть подробнее
Baths кв. футов Модель Доступность
2 спальни 2 комнаты $ 1 375 $ 1,375 1,203 Недоступно
2 Bd x 2 ba 2 спальни 2 спальни $ 2 комнаты $ 1 425 $ 1,425 1,133 2 спальни 2 ванной комнаты — верхний сплит недоступен
2 BD x 2 BA 2 спальни 2 ванные комнаты 1 425 $ 1 136 2 спальни 2 ванные комнаты – нижняя часть Нет в наличии Посмотреть модель
Наличие и цены могут быть изменены без предварительного уведомления.

Расходы

Периодическое
Периодическое
Расходы Тип Плата
Cat Аренда $ 40
Собака Аренда $ 40
Разовые
Одноразовый
Расходы Тип Плата
Cat депозит $ 200
Собака депозит $ 200
Применение Плата $ 9

7 ReCene

3 Удаление мусора 5 Включенные
Включенные утилиты

6 Highlights Newblights

Совершенно новые роскошные домики роскошных квартир теперь доступны на апартаментах Birch Crossing в Хартфорде, Висконсин. Расположен к северу от шоссе 60 и проспекта Свободы, в нескольких минутах от центра Хартфорда, магазинов, ресторанов, парков и многого другого.

  • Кондиционер
    • Прикрепленный гараж
    • Прикрепленные гаражи
    • Brand New 2-х спальня роскошные апартаменты
    • Кабели
    • Ковровое покрытие
    • Потолочный вентилятор
    • Близко к Автомассам 60 & 83
    • Посудомоечная машина
    • Утилизация

    Профессионально управляемое:

    Birch Crossing Apartments Gallery

    Близлежащие свойства Возможно, вам могут понравиться

    в пределах 50 миль от Birch Crossing Apartments

    Найти больше аренда в Хартфорде, Wi

    1. Главная
    2. Wi
    3. Hartford
    4. Hartford
    5. Hartford
    6. BIRCH CROSSING APARTMENTS

    2 S Crossed Birch Pl Place, Spring, TX 77381

    Приходите и посмотрите на этот удивительный дом. В доме есть все. Три спальни с установкой для нескольких поколений. Самое приятное в этом доме — удивительный задний двор. С большим количеством места для любой деятельности сзади и без соседей сзади — это рай в лесу. Кухня имеет отличную планировку с красивой островной варочной панелью и большим количеством места для хранения и рабочей поверхности. Это атриум рядом с кухней, который отлично подойдет для коптильни или гриля для тех поваров, которые любят держать все под рукой. Гараж представляет собой тандем, который может стать идеальным гибким пространством для гаражного спортзала.Приходите и проверьте этот дом сегодня.

    Цена продажи:

    $325 001 — $370 000

    Адрес:

    2 S Crossed Birch Pl Place

    Юридическое описание:

    S972250 — WDLNDS VIL COCHRANS CR 50, БЛОК 1, ЛОТ 24

    Тип свойства:

    Односемейный

    Ванны:

    2 полных и 1 половинная ванна(и)

    Гараж(и):

    3 / Негабаритный, Тандем

    Год постройки:

    1997 / Оценочный округ

    кв. м.:

    2,626244(м²) /Оценочный район

    Размер лота:

    10 616 кв. футов 986 (м²) /Оценочный район

    Генеральное планирование сообщества:

    Размеры комнат/участка

    Основная спальня:

    17×15, 1-й

    Кабинет/Библиотека:

    13×12, 1-й

    Подсобное помещение Описание:

    9х6, 1-й

    Описание комнаты:

    Зал для завтрака, кабинет, торжественный обед, гостиная — 1-й этаж, подсобное помещение в доме,

    Завтрак:

    3. 66 х 2,13 (м)

    Основная спальня:

    5,18 x 4,57 (м)

    Кабинет/Библиотека:

    3,96 x 3,66 (м)

    Подсобное помещение Описание:

    2,74 x 1,83 (м)

    Описание комнаты:

    Зал для завтрака, кабинет, торжественный обед, гостиная — 1-й этаж, подсобное помещение в доме,

    Элементы интерьера

    Камин:

    1/Газовый камин

    Кухня Описание:

    Остров с варочной панелью, кладовая

    Ванная Описание:

    Двойная раковина, полуванна

    Описание спальни:

    Основная кровать — 1-й этаж

    Охлаждение:

    Централ Электрик

    Отопление:

    Централ Электрик

    Соединения:

    Соединения электрической сушилки, Соединения газовой сушилки, Соединения стиральной машины

    Энергетическая характеристика:

    Потолочные вентиляторы, цифровой программируемый термостат

    Внешние элементы

    Внешний вид:

    Кирпич, цементная плита, дерево

    Описание лота:

    Кул-де-Сак, Зеленая зона

    Канализация:

    Коммунальная канализация, Коммунальный водопровод

    Местоположение подразделения:

    Кул-де-Сак, Зеленая зона

    Внешний вид:

    Задняя зеленая зона, задний двор, задний двор огорожен

    Дополнительная информация

    Тип жилья:

    Отдельно стоящий

    Тип списка:

    Исключительное право на продажу/аренду

    Вознаграждение агента покупателя*:

    3%

    Вознаграждение субагента*:

    0%

    *Отказ от ответственности: Предложение компенсации листинговым брокером делается только участникам MLS, где листинг подан.
    Финансовая информация

    Налоги без исключения:

    $6, 514/2020

    КВАРТИРЫ НА БЕРЕЗОВОМ ПЕРЕХОДЕ | Hartford, Wi Apartments

    Контакты

    Birch Crossing Apartments

    • Подробнее 9071

      Удобства

    • 2BR 2BR
    • 9072 $ 1,375-1
    • $
    • 1,133-1,203 SQ FTSQuare Feets

    Цены

      • 2 Спальни

        2 Спальня 2 Ванная комната — Верхний Сплит

        2BR2BA 1133sqftcheck Наличие мест

        2 Спальня 2 Ванная комната — Нижняя

        2br2ba 1136sqftcheck Наличие мест

        2 Спальни 2 Ванная комната — Верхний

        2BR2BA 1203sqftcheck Наличие

        Показать недоступные этажи

      Подача заявления никогда не была проще

      Управляющий недвижимостью по адресу 830 Liberty Ave использует апартаменты.
      com портал приложений.

      Подача заявки онлайн — это быстро, просто и безопасно .

      Safely получить официальные кредитные, уголовные и потребительские отчеты TransUnion®.

      С один низкий сбор распространяется не только на этот объект, но и на другие участвующие объекты.

      Контактная информация

      FloorPlans

      Этаж Planfloor Planfloor Plan

      3D Tours

      Map

      830 Liberty Ave, Hartford, Wi 53027

      Расписание Варали!

      В настоящее время закрыто

      По предварительной записи

      В связи с COVID-19 часы работы и приемы без предварительной записи могут быть ограничены.

      понедельник Закрыто
      5 6 вторник 6 8:00 — 16:30 5 6 5
      60064 Закрыто
      6 Четверг 9004
      Пятница Закрыто
      6 Суббота 6 Закрыто 5 5 9 6

      Получение около

      6 ОБЪЕДИНЕНТАЦИИ

      Большинство поручений Требуется автомобиль

      О Birch Crossing Apartments

      Когда вы Позвонив в Birch Crossing Apartments домой, вы окажетесь в красивой, пышной, похожей на парк среде. Наши просторные, роскошные апартаменты с двумя спальнями и двумя ванными комнатами включают в себя множество отличных удобств. Профессиональный управленческий персонал на месте поможет вам удовлетворить все ваши потребности. Несмотря на то, что в Хартфорде есть много квартир в аренду, апартаменты Birch Crossing Apartments с красивой парковой обстановкой и просторными апартаментами вместе с нашей исключительной командой помогут сделать ваше решение легким! Если вы хотите узнать больше о том, как называть апартаменты Birch Crossing вашим новым домом, мы будем рады пригласить вас приехать и поделиться впечатлениями от апартаментов Birch Crossing во время индивидуального грандиозного тура.

      BIRCH CROSSING APARTMENTS Описание

      Мы BIRCH CROSSING, прекрасное место, которое можно назвать домом. Удобно расположенный в районе 53027 Хартфорда, проживание в нашем сообществе предлагает множество близлежащих достопримечательностей. Наше сообщество является одним из лучших мест в Хартфорде, предлагающим одни из лучших цен. Наша дружная и профессиональная команда ждет, чтобы показать вам все, что может предложить наше сообщество. В БЕРЕЗОВОМ ПЕРЕКРЕСТКЕ жить лучше. Позвоните нам по телефону (262) 373-9318, чтобы поговорить с нами об аренде вашей следующей квартиры!

      BIRCH CROSSING APARTMENTS находится по почтовому индексу 53027 в Хартфорде, штат Висконсин.Это сообщество профессионально управляется Pre / 3

      Информация о недвижимости

      • 84 единицы
      • 2 этага
      • 2 этага
      • построен в 2017 году

      Условия аренды

      Плата и депозит

    • $ 40 ежемесячный кот арендует

    одноразовые сбора

    2 Pet Limit

  • Залог за размещение домашних животных и ежемесячная арендная плата указаны за животное.
  • Должно быть выделено / кастрировано
  • $ 40 ежемесячно 50272
  • $ 40 ежемесячно зоомагазин
  • 40 фунтов весом
  • $ 200 депозит
  • $ 200 депозит
  • на животное. Действуют ограничения по породе.
  • . пищевая аллергия, подтвержденная кожными тестами и двойным слепым тестом на пищевые продукты

    Задний план: Влияние иммунотерапии пыльцой березы (ИТ) на перекрестно-реактивную пищевую аллергию неоднозначно.

    Цель: Целью этого исследования было изучить влияние ИТ пыльцы березы на аллергию на яблоки и оценить рекомбинантные аллергены и двойные слепые плацебо-контролируемые пищевые пробы (DBPCFC) в качестве инструментов мониторинга.

    Методы: Двадцать пять взрослых пациентов с аллергией на пыльцу березы и яблока были случайным образом разделены на две группы, получавшие либо ИТ пыльцы березы, либо только симптоматические препараты. Измеряли антитела IgE и IgG4 к пыльце березы, яблони, природным Bet v 1 и Mal d 1. Кроме того, проводили кожные прик-тесты (КПТ) с использованием рекомбинантных Bet v 1 (rBet v 1) и Mal d 1 (rMal d 1). Клинический исход оценивали с помощью DBPCFC. Регуляторные Т-клетки CD4(+)CD25(+) (Treg) выделяли из периферической крови и тестировали в функциональных анализах.

    Результаты: ИТ пыльцы березы приводила к достоверному снижению реактивности КПТ на rBet v 1 (в 30 раз) и rMal d 1 (в 10 раз) уже через 3 мес.Антитела IgG4 были сильно индуцированы против Bet v 1, проявляя перекрестную реактивность с Mal d 1. Оценки по визуальной аналоговой шкале снизились более чем в 10 раз у 9/13 пациентов в группе ИТ, при этом у трех пациентов результат был отрицательным. В контрольной группе снижения не наблюдалось. ИТ пыльцы березы не приводила к выявляемым изменениям количества или функции CD4(+)CD25(+) Treg.

    Выводы: Это исследование подтверждает утверждения о том, что ИТ пыльцы березы также снижает аллергию на продукты, содержащие гомологичные аллергены Bet v 1.Рекомбинантные аллергены и DBPCFC оказались полезными инструментами для мониторинга влияния ИТ пыльцы березы на связанные пищевые аллергии.

    Пересечение реки Берч, 19 № 40, Даллас, Джорджия 30132 — MLS 8892630

    Полная информация об объекте недвижимости для пересечения Березовой реки, 19, № 40

    General

    • Продано на: $ 285 000
    • $ 285 000
    • $ 295 000
    • $ 295
    • 9072 $ 2,486 (2019)
    • Статус: Закрыто
    • Тип: Одноместный Семья
    • MLS ID: 8892630
    • Добавлено: 458 дн. назад

    Интерьер

    • Комнаты/площади: Фойе, Прачечная, Семейный номер
    • Внутренние особенности: Поддонные потолки, Высокие потолки, Двойной туалетный столик, Двухэтажное фойе, Ванна, Выдвижная чердачная лестница, Отдельный душ, Прогулка — В шкафу(ах)
    • Камин: Да
    • Количество каминов: 1
    • Камины:
    • Бытовая техника: Газовый водонагреватель, Посудомоечная машина, Утилизация, Микроволновая печь, Духовка/плита (комбинированная), Холодильник, Прибор(ы) из нержавеющей стали

    Комнаты

    ванные комнаты
      • Всего ванные комнаты: 3
      • Полная ванная комната: 2
      • Половина ванные комнаты: 1
      Спальни
      • Общие спальни: 4
      • Спальни Верхнее: 4
      Другие комнаты
      • Кухня: Зона для завтрака, кладовая
      • Прачечная: Верхний уровень

      Дополнительная информация

      Парковка

      • Особенности парковки: Прилагается

      Расположение

      • Район: PAU1
      • Округ: Полдинг
      • Подразделение: Подразделение Бруксайд
      • Направление движения: Перекресток 3 реки Даллас 30 GPS подходит для модели 19От торгового центра E. Paulding Dr & Dallas Acworth Hwy/GA-381 идите на запад по улице Old Cartersville Rd. Налево на Old County Farm Rd. Средняя школа Pass Moses и район будут справа по адресу Vall
      .

      Информация о школе

      • Начальная школа: Abney
      • Средняя школа: Moses
      • Средняя школа: East Paulding

      Community

      • Доц. Сборы включают: Плата за управление, плавание

      Отопление и охлаждение

      • Тип охлаждения: Газ, система кондиционирования, оконный блок(-и), зональный, двойной, мансардный вентилятор
      • Тип обогрева: Природный газ, центральный

      Информация о конструкции

      • Архитектурный стиль: Ремесленник
      • Статус строительства: Новое строительство
      • Подвал Описание.: Нет
      • Крыша: Другое
      • Этажи/Уровни: Два
      • Год постройки: 2016

      Характеристики лота

      • Размер лота Источник: Другое
      • Описание лота: Угловой лот, уровень

      Финансовые соображения

      • Плата за объединение: 295 долларов
      • Сумма налога: 2486 долларов
      • Налоговый год: 2019

      Перечислено и продано Сообществами Атланты

      .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.