Опричная политика ивана грозного: Страница не найдена

Содержание

суть, причины и итоги опричнины кратко

Опричнина – государственная политика Ивана IV Грозного для борьбы с боярско-княжеской оппозицией в 1565–1572 гг. Это период жестоких казней и репрессий против тех, кого Иван Грозный считал своими потенциальным врагами.

Опричниной называлась часть страны, которую царь в это время взял под личный контроль (слово произошло от древнерусского опричь, что значит «отдельно», «кроме», «за пределами»), а опричниками– личная «гвардия» царя, которая уничтожала его предполагаемых противников и отличалась особой жестокостью.

Причины опричнины

Начатая царем в 1558 году Ливонская война шла не так успешно, как хотелось: Россия столкнулась с коалицией врагов, южные территории государства страдали от разорений со стороны Крымского ханства. К тому же, страну опустошали голод, засуха и эпидемии.

Неудачи натолкнули Грозного на мысли об измене со стороны Избранной рады – неофициального правительства того времени.

По мнению некоторых историков, Избранная рада придерживалась идеологии постепенных преобразований, в то время как царь желал ускоренных перемен и централизации власти.

В 1564 году царь с семьей внезапно уехал на богомолье, прихватив с собой казну, иконы и личную библиотеку. 3 января 1565 года из резиденции Грозного в Александровской слободе гонцом была доставлена грамота, что царь желает отречься от престола по причине «гнева» на бояр, церковных деятелей и воевод.

После прочтения послания тысячи москвичей, разгневанных известиями о боярских изменах, пришли в Кремль просить Ивана вернуться к правлению. В городе назревала антибоярская обстановка.

В феврале царь вернулся в Москву и объявил, что примет правление, но при условии, что ему будет вольно казнить изменников, лишать их имущества, налагать опалу и установить в государстве «опричнину».

Устройство опричнины

«Опричнина царя Ивана была дворцовое хозяйственно-административное учреждение, заведовавшее землями, отведенными на содержание царского двора. <…> Разница была лишь в том, что опричнина с дальнейшими присоединениями захватила чуть не половину всего государства»,– писал историк Василий Ключевский.

Суть такой политики состояла в выделении части земли для нужд государства и его служащих, а смысл – в отделении «добрых семян православной соборности» от «плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах».

Опричнина полностью подчинялась царю и была организована по образу монашеского ордена – даже одеянием опричники напоминали монахов. При этом они носили оружие и имели право его использовать. Большое внимание уделялось молитвам и чтению Писания. Иван показывал подчиненным пример благочестия, исполнял ряд монашеских обязанностей и даже сам звонил в колокол к утренней молитве.

Опричники делились на государев полк и четыре приказа:

  • Постельный – ведал обслуживанием помещений дворца и бытом царя:

  • Сытный – занимался продовольствием;

  • Бронный – изготавливал оружие и броню, имел судебные функции;

  • Конюшенный – заведовал конным хозяйством.

Первоначально войско должно было составлять «опричную тысячу», но затем штат опричников разросся до шести тысяч. Среди них также было 500–900 человек, выполняющих роли доверенных. При необходимости они выполняли охранные, разведывательные и карательные функции.

На содержание опричнины были отданы Козельск, Вологда, Великий Устюг, Суздаль и Медынь, а также отдельные московские улицы.

В этот период отмечались репрессии и расправы над людьми, которых царь параноидально подозревал в измене государству и винил в военных неудачах.

Одной из жертв стал митрополит Филипп. В 1568 году Филипп отказался благословить Ивана Грозного и потребовал отмены опричнины. За это члены царского войска избили железными прутьями слуг священнослужителя, а его самого отдали церковному суду, лишили сана и отправили в Тверской Отрочий монастырь.

В том самом монастыре военный деятель и любимый опричник Грозного Малюта Скуратов задушил Филиппа за отказ благословить военный поход на Великий Новгород.

В 1570–1571 гг. царь заподозрил в неверности руководителей опричнины – некогда приближенных людей. Думный дьяк зачитывал приговоры, а опричники-палачи приводили их в действие с особой жестокостью и под приветственные крики войска. Преследованию подвергались жены, дети казненных, даже их домочадцы. Всего в Москве было казнено около 200 человек.

Конец опричнины: итоги

В 1571 году опричное войско продемонстрировало неспособность участвовать в реальной войне с вторгшимся в Москву крымским ханом Девлет-Гиреем.

Этот случай вынудил царя отменить опричнину. К 1572 году Грозный физически устранил опричную верхушку при помощи казней и пыток.

Можно выделить несколько итогов проведения такой политики:

  • По мнению историка Ключевского, опричнина, борясь с вымышленной крамолой, породила полную анархию с грабежами и террором.

  • Шведские войска захватили Нарву и Копорье.

  • Из-за недееспособности войска крымские татары сожгли Москву.

  • Разорение опричных территорий ввергло страну в глубокий кризис.

  • Упал авторитет власти: из защитника и законотворца царь превратился в грабителя.

Еще одна вялая попытка оправдать опричнину.

Ефошкин Сергей. Государев человек. Опричник. XVIвек

Основная задача истории не столько из праздности поведать миру, чем занимались 500-1000 лет назад люди во власти, сколько создать образ политики, общественных отношений, которым нужно следовать или «тьфу-тьфу-тьфу» никогда не повторять. Именно поэтому история – это наука «с пониженной социальной ответственностью» в большей степени, чем все остальные – настолько часто её мнения меняются, а школьные учебники переписываются.

В ЕГЭ по истории в 24 задании предлагается некоторый компромисс во мнениях: ученик должен привести аргументы и за, и против выдвинутой точки зрения. Очень удобно, учитывая часто меняющиеся взгляды эпохи. При этом часто приходится доказывать откровенно слабые взгляды, например, пользу от ордынской зависимости – откровенный Стокгольмский синдром* от историков.

Сталин очень любил Ивана Грозного (действительно, почему же?), поэтому образ этого самодержавного царя в советских учебниках удивительно приятен, несмотря на общий негатив к монархизму и классовый характер советской истории. Поэтому, являясь фактически наследниками сталинских 30-х, сегодня мы будем оправдывать опричную политику.

Опричнина – политика террора Ивана Грозного, войско, лично подчинявшееся царю. Опричник – «гвардеец» царя, одетый во всё черное, к седлу которого привязана метла, которой он должен «выметать крамолу и изменщиков из государства» и пёсья голова которой, соответственно, этих изменщиков нужно было покусывать.

Во второй части ЕГЭ по истории может встретиться следующее мнение-утверждение:

Опричная политика Ивана Грозного способствовала укреплению российского централизованного государства

Вроде как не так уж и плоха была опричнина и вовсе это были не маньяки, какими их описал Алексей Толстой в романе «Князь Серебряный», в вполне себе полезные государственные служащие. Да, убивали, но кому легко то было? Вон, на Западе Екатерина Медичи в Варфоломеевскую ночь в 1572 году больше 2000 перебила, чем Иван Грозный хуже?

Следует привести аргументы, что опричная политика, политика террора, способствовала централизации государства. Централизованное государство – это государство, где власть целиком и полностью сконцентрирована в руках монарха, а на местах находятся его прямые представители.

Аргументы за:

Опричный террор повышал личную власть и авторитет, страх перед монархом, что способствовало подчинению. Опричнина действительно на долгое время парализовала русский народ – бунтов при Иване Грозном не было.

Опричная политика способствовала лишению власти боярства и удельных князей, что ликвидировало удельную систему и передавала всю полноту власти царю. Какие образом способствовала? Да все тем же террором, убийствами бояр и присоединением их земель.

Можно сказать, что только желание централизации и может быть оправданием политики Ивана, хоть каким-то логическим объяснением. Но не оправдалось оно – в том числе из-за опричнины наступил период Смуты, когда Россия оказалась в опасном положении над исторической пропастью полного разрушения государственности. Так себе перспективы.

Поэтому

Аргументы против:

Опричное войско не смогло противостоять нападению крымского хана Девлет-Гирея на Москву в 1571 году, когда столица была сожжена.

Опричные террор способствовал экономическому упадку и буквально – сокращению населения. В годы правления Ивана Грозного резко возросла миграция тяглового населения.

Экономический кризис, вызванный опричниной, способствовал поражению в Ливонской войне и потере большого количества земель на Западе.

*Стокгольмский синдром – термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и (или) применения или угрозы применения насилия.

Записаться на курсы ЕГЭ по истории в Красноярске вы можете позвонив по телефону +7(391)2-950-216, +7(391)2-4141-23 

Глушенкова Ольга Александровна,
преподаватель истории и обществознания

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите

Ctrl+Enter.

Поделиться ссылкой:

Похожее

Иван IV: Опричнина.

Приветствую Вас, дорогие читатели блога сдать-егэ.рф!

В прошлом посте мы с Вами раскрыли такую непростую тему как «Реформы Ивана Грозного» и продолжаем изучение правления Ивана IV. Тема сегодняшнего поста — Опричнина.

Целями опричнины стала неограниченная власть царя, борьба с самостоятельностью боярства а также личное желание Ивана Грозного править без Боярской Думы и каких-либо советов. История Опричнины была в следующем… Однажды, Иван 4 очень сильно заболел и попытался заставить членов Избранной Рады присягнуть его двухлетнему сыну. Но они были против этого, т.к. помнили все ужасы боярского правления и отказали в этом больному царю. И Ивану Грозному это стало просто потрясением — он считал, что всюду одни враги и никому верить нельзя и захотел править один.

Иван потребовал разделить земли гос-ва на земщину и опричнину, причем в опричнину должны были войти самые богатые земли Русского государства. Но Боярская Дума отказала в этом царю. Тогда Иван уезжает в Александрову слободу и намеревается отойти от правления государством, под предлогом того, что Боярская Дума всегда осуждает его почти любые решения. Земский Собор надавил на Боярскую Думу и разрешение на введение опричнины было получено.

Итак, что же такое опричнина? Опричнина — политика Ивана Грозного, которая привела к разделению земель русского государства на две части — земщину (управлялась Боярской Думой) и опричнину (Государев удел с особым войском — опричниками). Сопровождалась террором и репрессиями. Опричная политика продолжалась с 1565—1572 гг.

События опричнины:

1. Задушен московский митрополит Филипп.

2. Разгром Новгорода (1569 г.)

3. Отравлен двоюродный брат Ивана IV (претендовавший на русский престол) Владимир Старицкий со всей своей семьёй.

4. Массовые казни в Москве в 1570 г.

Опричнина была отменена после того, как крымский хан Гирей сжег Москву, а опричное войско не смогло его остановить ))

Последствиями опричнины стали: тяжелый экономический кризис, неспособность отразить внешнюю угрозу и укрепление режима личной власти царя.

А теперь подведем краткий итог всему правлению Ивана IV Грозного. В его царствование произошел хозяйственный упадок страны, вызванный опричниной и Ливонской войной; установление самодержавия; ослабление боярско-княжеской знати; отсутствие достойного преемника и дальнейшее закрепощение крестьян указом «О заповедных летах» 1581 г. (отмена Юрьева дня, крестьянину запрещалось переходить от одного феодала к другому).

На этом наверное я закончу сегодняшний пост посвященный правлению Ивана Грозного. В следующих постах мы раскроем такую тему, как внешняя политика 16 века. Но это будет уже позже. До встречи в следующем посте.

©  Иван Некрасов 2014

Лучшей благодарностью за этот пост — ваши рекомендации в социальных сетях! Вам, может, все равно, а мне приятно:) Также, если что думаете по поводу поста — пишите в комментариях.

«Войска опричнины были прогрессивными войсками» – Weekend – Коммерсантъ

450 лет назад Иван Грозный объявил об учреждении опричнины, определив, каким будут помнить его правление, на века вперед. Софья Лосева изучила, как менялось представление об этом явлении в последующие годы, а Дмитрий Бутрин попытался объяснить, как человек, который мог положить начало русскому Ренессансу, положил начало национальным обычаям страха


«Москвитяне, составивши заговор против своего Князя, беззаконными советами старались отнять у него власть и предать Россию Хану (principi) Перекопских Татар. Открывши это злоумышление, Московский Князь не только c большою жестокостью поступает относительно виновников злодеяния, но даже их служителей, духовного и гражданского сословия, многие тысячи мучит ужасными способами и совершенно уничтожает знатные фамилии…. Жестокость, которую он часто совершает на своих, имеет ли начало в природе его, или в низости (malitia) подданных, я не могу сказать»
Даниил Принц из Бухова. «Начало и возвышение Московии», 1577 год


«Все эти князья, великие бояре-правители, дьяки, подьячие, чиновники и все приказчики были связаны и сплетены один с другим, как звенья одной цепи. Если кто разбойничал, убивал и грабил, а потом с добром и деньгами бежал в монастырь, то в монастыре был он свободен от преследования. Одним словом, все духовные и мирские господа, всяческой неправдой собравшие добро, говорили, ухмыляясь: «Бог дал!» Тут начались многочисленные душегубства и убийства в земщине. По своей прихоти и воле опричники так истязали всю русскую земщину, что сам великий князь объявил: «Довольно!»»
Генрих Штаден. «Записки о Московии», 1570-е годы


«Опричнина, с одной стороны, была следствием враждебного отношения царя к своим старым боярам, но, с другой стороны, в этом учреждении высказался вопрос об отношении старых служилых родов, ревниво берегущих свою родовую честь и вместе свою исключительность посредством местничества… подле личных стремлений Иоанна видим стремления целого разряда людей, которым было выгодно враждебное отношение царя к старшей дружине. Мы видели, что сам Иоанн в завещании сыновьям смотрел на опричнину как на вопрос, как на первый опыт»

Сергей Соловьев. «История России с древнейших времен», 1860 год


«Нам кажется, что сцены зверства и разврата, всех ужасавшие и вместе с тем занимавшие, были как бы грязною пеною, которая кипела на поверхности опричной жизни, закрывая будничную работу, происходившую в ее глубинах. Никто не оставил нам полной картины того, как царь Иван Васильевич сосредоточил в своих руках, помимо «земских» бояр, распоряжение доходнейшими местами государства и его торговыми путями и, располагая своею опричною казною и опричными слугами, постепенно «перебирал» служилых людишек, отрывал их от той почвы, которая питала их неудобные политические притязания и воспоминания, и сажал на новые места или же вовсе губил их в припадках своей подозрительной ярости»
Сергей Платонов. «К истории опричнины XVI века», 1897 год


«Опричнина была первой попыткой создать служебное дворянство и заменить им родовое вельможество, на место рода, кровного начала, поставить в государственном управлении начало личного достоинства»
Константин Кавелин. «Монографии по русской истории», 1897 год


«Учреждение опричнины было в первую очередь крупнейшей военно-административной реформой, вызванной нарастающими трудностями великой войны за доступ к Балтийскому морю, за открытие сношений с Западной Европой»
Роберт Виппер. «Иван Грозный», 1944 год


«Иван Грозный». Режиссер Сергей Эйзенштейн, 1944 год

«Эйзенштейн изобразил опричников как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана… Войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У него старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали как репрессии Николая II и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило. В наше время другой взгляд на это»
Иосиф Сталин. Речь на встрече с кинематографистами по поводу второй серии фильма Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный», 26 февраля 1946 года


«Может быть, метла и песья голова опричников Грозного были обращены не только против боярской измены внутри страны, но и против… католической агрессии и католической опасности»
Иван Полосин. «Социально-политическая история России XVI — начала XVII века», 1963 год


«Борьба правительства Ивана Грозного с аристократией встречала сочувствие народных масс. Реакционное боярство, предавая национальные интересы Руси, стремилось к расчленению государства и могло привести к порабощению русского народа иноземными захватчиками. Опричнина знаменовала собой решительный шаг по пути укрепления централизованного аппарата власти, борьбы с сепаратистскими претензиями реакционного боярства, облегчала защиту рубежей Русского государства»
Александр Зимин. «Опричнина Ивана Грозного», 1964 год


«Исторические корни опричнины уходят во времена правления Ивана III, когда Запад развязал идеологическую войну против России, забросив на русскую почву семена опаснейшей ереси, подрывающей основы православной веры, апостольской церкви и, стало быть, зарождающегося самодержавия. Эта война, продолжавшаяся почти целый век, создала в стране такую религиозно-политическую неустойчивость, которая угрожала самому существованию Русского государства. И опричнина стала своеобразной формой его защиты»
Игорь Фроянов. «Драма русской истории», 2007 год


«Быстрое и весьма болезненное сокращение возможностей занимать главные командные посты в армии должно было вызвать недовольство в среде старинного московского боярства. По всей видимости, оно стало источником серьезной социальной напряженности внутри военно-служилого класса. Опричнина создала условия для «реванша» нетитулованной аристократии на армейской службе»
Дмитрий Володихин. «Русская военная элита в опричнине и «земщине»», 2011 год



Театр одного царя // Дмитрий Бутрин о том, как Иван Грозный хотел стать Богом, а стал чудовищем

Комментарии

обсуждение

Опричнина Ивана Грозного в зарубежной историографии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Мартюшева В.М., исторический факультет Научный руководитель: ст. преподаватель Г.Т. Ленд

Опричнина Ивана Грозного в зарубежной историографии

Проблема опричнины Ивана Грозного в отечественной историографии рассматривалась многими историками, в связи, с чем возникло множество различных концепций о причинах, сути и последствиях тех событий. И если отечественная историография хорошо освещена в науке, то зарубежная историография — явление малоизученное на сегодняшний день. Зарубежная историография представлена 1) историками стран Восточной Европы, 2) англо-американской исторической школой, основателем которой был русский эмигрант Г. Вернадский, 3) современной группой историков с субъективными взглядами.

Еще в начале XX в. польский историк, критик, экономист Валишевский К.Ф. первым из зарубежных исследователей наиболее серьезно подошел к изучению опричнины. Он писал, что царь боролся последовательно со всеми, кто хоть как-то посягал на власть в стране. Именно этим Валишевский объясняет боярские погромы и массовые казни. Таким образом, считал Валишевский, «Иван стал борцом самодержавной, централизованной государственной власти» (Валишевский, 2008, с. 316). Исследователь полагал, что причинами опричнины являлось стремление Ивана Грозного укрепить свою власть. Также Валишевский отмечал, что разорение опричниками Новгорода и других городов, стоявших на торговых путях, имело большое финансовое и экономическое значение. Опричнина практически не имела никаких последствий, кроме кровавых. В своей исторической оценке опричнины польский историк делал сильный акцент на кровопролитии и жестокостях, несправедливом суде. Однако Валишевский отмечал, что масштабы боярских казней были несколько преувеличены.

Интерес к истории России XVI в. в странах Восточной Европы возрос в 50-60 годы XX в. В Чехословакии был издан перевод советской публикации посланий Ивана Грозного. Дискуссия по вопросам оценки деятельности Ивана Грозного, проведенная советскими историками, нашла отражение в ГДР и Польше. В Румынии был издан обзор по изучению деятельности Ивана IV в советской историографии.

Большой интерес представляет специальное исследование польского историка А. Вавжинчика о торговых отношениях Руси с Польшей, которые существовали, несмотря на многочисленные войны между этими странами. Экономическим, политическим и культурным отношениям Болгарии и Чехии с Россией посвятили свои труды И. Снегаров и А. Флоровский. Много работал по изучению балтийского вопроса Э. Доннерт. Ему, в частности, принадлежит обстоятельный критический пересмотр литературы по русско-ливонским отношениям во второй половине XVI в.

Зарубежная западная историография по своим методологическим позициям примыкает к идеалистическим направлениям русской

дореволюционной исторической науки. В России в связи с событиями Октябрьской революции 1917 г. огромное количество интеллигенции покинуло Россию. Эти ученые, например Г. Вернадский, положили начало формированию в зарубежной историографии вопроса об опричнине Ивана Грозного с «карамзинской точки зрения».

Известный интерес представляют переводы на немецкий, английский, датский и итальянский языки переписки Ивана Грозного и Андрея Курбского

— одного из важнейших источников по истории опричнины. Большое научное значение имеет издание рукописи записок Генриха Штадена.

За рубежом в середине XX в. в печати появилось немало популярных книг об Иване IV. Почти для всех них характерны крайняя тенденциозность, низкий научный уровень и почти полное игнорирование трудов советских историков.

Примыкая по своим воззрениям на опричнину к русской науке конца XIX — начала XX в. (В.О. Ключевскому, С.Ф. Платонову и др.), западные зарубежные историки, как правило, делают шаг назад в сторону субъективно-идеалистического подхода к опричнине. Так, повторяя построения Платонова С.Ф., историк В.Б. Ельяшевич результатом опричнины считает замену старого, вотчинного, княжеского и боярского землевладения — поместным. Попытка «приукрасить» Ивана Грозного путем изображения его чуть ли не «крестьянским царем» вступает в противоречие с фактами усиления крепостничества в годы опричнины (Ельяшевич, 1951, с. 98).

Особую оценку опричнины предложил швейцарский историк

B. Гитерманн. Он считал, что опричнину можно было бы сравнить с управлением Римской империи при Августе. У исследователя нет однозначной характеристики опричнины: в одном месте он обозначал ее как систему мероприятий, которые исходили из финансовых интересов, в другом

— снова подчеркивал борьбу против феодальной аристократии и оценивал опричнину как «революционный передел земли и крестьян» (Gitermann, 1945, с. 348).

Не скупится на резкие эпитеты в адрес Ивана Грозного исследователь

C.Г. Пушкарев. Для него Иван IV — «трусливый деспот» и «обезумевший царь». Он считает, что в опричнине нельзя видеть борьбу царя с боярством, во-первых, потому, что власть московского государя уже при Василии III не была ограничена боярством; во-вторых, сам Иван IV «вовсе не отметал правительственной роли бояр», а «служебное и политическое положение средне-служилого класса при Грозном нисколько не изменилось»; в-третьих, в «значительной своей части террор Грозного вообще не имел никакого отношения к пресловутой борьбе с боярством». Для Пушкарева опричнина — это лишь «вакханалия убийств и грабежа».

Беспомощность идеалистической методологии наиболее ярко проявилась в работах JI.M. Сухотина, специально посвященных опричнине. Его работы направлены против концепции С.Ф. Платонова. По мнению Сухотина, «не реальная обстановка, а мания преследования, которой Грозный страдал, вызвала учреждение опричнины». Ее целью было «гонение

на московскую знать», которая, однако, «как и все население русское, была необычайно предана своим государям». Опричнина — нелепая затея, порожденная больной психикой русского царя.

Разнообразным оценкам деятельности Ивана IV и характеристикам опричнины при всех видимых различиях присущи общие черты: это идеалистический подход к освещению событий русской истории XVI века и непомерное (негативное или позитивное) преувеличение роли Ивана Грозного в жизни России 60-80 гг. XVI века. Как правило, Иван Грозный рисуется западными авторами кровожадным тираном, и только, а его злой волей объясняются важнейшие события внутриполитической истории России в годы опричнины.

За последние три десятилетия в США, Великобритании, Франции наблюдался всплеск интереса к истории России XVI века. Можно выделить несколько интересных и наиболее известных работ.

Французский исследователь Анри Труайя говорит, что Иван Грозный, будучи параноиком и одновременно веруя в Бога, получает садистское удовольствие, одинаково пытая врагов и невинных людей, при этом не сомневаясь в том, что это именно Бог благословляет его на такие страшные дела. Труайя говорит о невоспитанности Ивана Грозного, его ограниченном уме и называл его недальновидным политиком. Грозный, по его мнению, умело шантажировал бояр, угрожая оставить корону, что являлось чистой уловкой для того, чтобы получить бесспорную власть.

Бенсон Бобрик говорит, что царь Иван обратился жестокому деспотическому реформированию после смерти жены Анастасии. Опричнина являлась личным аппаратом царя по устранению неугодных, а также опричники обладали военной функцией, участвуя в походах (Bobrick, 1989, с. 249). Бобрик не отрицает жестокость Ивана, его психическую нестабильность, но эти симптомы исследователь описывает довольно сдержанно, не отдавая им определяющего влияния на политику царя.

Морин Пэрри отрывается от старых стереотипов представлений о царе как о сумасшедшем тиране и злом гении, с одной стороны, или как о великом и мудром государственном деятеле — с другой. Исследователь представил более сбалансированную картину. Политика Ивана Грозного способствовала созданию на Руси уникальной системы неограниченного монархического правления. Пэрри считает, что часто ужасные формы, которые принимает террор, находят свое отражение не только в личных качествах Ивана -жестокости и садизме, но и в его религиозных убеждениях о божественном праве царя наказать его предателей как грешников в аду (Perrie, 2003, с. 187).

Шон Прайс отмечает, что, будучи подростком, Иван управлял бандой, которая терроризировала Москву. К тому времени он получил контроль над Россией. Иван всю жизнь был недоверчив, даже к друзьям. В этом кроется причина того, что он начал терроризировать всю страну (Price, 2008, с. 56).

Исабель де Мадариага тщательно изучила политику царя, его брак, злодеяния, неупорядоченность личности, связав все в единое целое -комплекс факторов. Исабель де Мадариага утверждает, что многие действия

Ивана были вызваны убеждением, что насилие необходимо, чтобы очистить себя и свой народ от грехов. Исследовательница также пишет, что Грозный был параноиком и его паранойя вместе с религиозными суевериями в результате вылились в реки крови. Де Мадариага считает, что опричнина -это государственный эксперимент, который длился почти пять лет и был нацелен на утверждение личной власти в землях, где все еще правили местные князья. Поступки царя не были продиктованы необходимостью добиться победы государства и служилой знати над боярами. А была только уже упомянутая паранойя и мания преследования. По мнению де Мадариага, «правление Ивана помешало развитию политических учреждений в России и замедлило их рост» (де Мадариага, 2007, с. 486). И ни на что другое, кроме как на достижение безграничной власти, абсолютного самовластья, когда царь уподобляет свою власть божественной, политика Грозного не была направлена.

Список литературы

Bobrick, В. Fearful Majesty: The Life and Reign of Ivan the Terrible, Paragon House Publishers, 1989, 398 p.

Валишевский, К. Ф. Иван Грозный. — M., 2008, 608 с.

Gitermann, V. Geschichte Russlands, Zürich, Büchergilde Gutenberg. 1945,

539 p.

Елъяшевич, В.Б. История права поземельной собственности в России. В 2-х тт. Т. 2: Иван Грозный — Семнадцатый век — Петр Великий и его ближайшие преемники. -М., 1951.

Мадариага, И. де. Иван Грозный. Первый русский царь. — М., 2007.

Perrie, M. Ivan the Terrible, Longman Publishing Group. 2003.

Price, S. Ivan the Terrible: Tsar of Death, Children’s Press (CT). 2008.

Зебзеева Д.И., исторический факультет Научный руководитель: ст. преп. А.Х. Аминова

Герцен — личность в контексте времени

Настолько ли важно доскональное изучение жизни, творчества человека для познания истории? Ответ на этот вопрос и прост, и сложен одновременно. Не только люди творят историю, но и история творит людей. Не только личности дают направление эпохе, но и эпоха откладывает отпечаток на сознании и деятельности индивидов. Так и изучение личностей политических деятелей, просветителей может стать путеводителем по эпохе, в которой жил тот или иной исторический персонаж. Нам бы хотелось привлечь внимание к фигуре Герцена Александра Ивановича как личности в контексте времени.

Многие десятилетия отделяют нас от того дня, когда родился Александр Герцен, и от той лондонской весны, когда появились первые номера «Колокола», призывавшего Россию проснуться от тяжкого сна.

ОПРИЧНИНА ИВАНА ГРОЗНОГО: ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

 

    Г. Е. Миронов — советский и российский историк и библиограф. Он является ведущим научным сотрудником Российской государственной библиотеки, избран академиком Международной академии информатизации. Г. Е. Миронов — автор-составитель интересной хрестоматии «История государства российского».

 

    У опричнины удивительная судьба: долгое время она была темой публицистических споров, но не специальных исследований. Во всяком случае, в русской дореволюционной историографии до появления статьи С. Ф. Платонова, вошедшей позже в его «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.» (Переиздание. М., 1937), работ исследовательского характера об опричнине не было.

    В советской историографии к этому интереснейшему сюжету обращался П. А. Садиков в книге «Очерки по истории опричнины» (М.; Л., 1950), но она представляет собой опять же не монографию, а сборник его статей, да и то главным образом о финансовых учреждениях и земельной политике в годы опричнины. Лишь в виде статей нашли выражение интереснейшие исследования опричнины советскими историками И. И. Полосиным и С. Б. Веселовским. Тем не менее работы последнего из них, составившие сборник «Исследования по истории опричнины» (М.: Изд-во АН СССР, 1963. 639 с.), хотя и вышел он давно и небольшим тиражом, хотелось бы рекомендовать читателю, самостоятельно изучающему этот драматический и интереснейший период истории Отечества. Книга включает в себя отдельные очерки: «Обзор мнений историков об опричном дворе царя Ивана», «Отзывы о Грозном его современников», «Известия иностранцев об опричнине», «Первые жертвы опричнины», «Первоначальная территория и ведомства опричнины», «Послужные списки опричников» и другие, без анализа и цитирования которых не мог обойтись позднее ни один отечественный и зарубежный историк.

    Сегодня существует обширная литература об опричнине, ставящая неподготовленного читателя в тупик. Ибо в историографии сосуществуют множество точек зрения, не дающих однозначного ответа даже на один вопрос: так все-таки, прогрессивным или регрессивным было явление опричнины? Еще бытуют в зарубежной историографии чисто карамзинские представления, в которых история России 1565-1572 гг. рассматривается лишь сквозь призму деяний «царя-тирана». В советской исторической литературе все еще основное внимание нередко уделяется лишь социально-экономической сущности опричной политики. В работах ряда историков, особенно в период культа личности Сталина, безудержно восхвалявших Ивана Грозного и его карательные органы, часто давался идиллический образ царя Ивана IV и приукрашенное представление об опричнине.

    Всю существующую литературу по теме читателю, не являющемуся историком-профессионалом, изучить нет ни возможности, ни нужды. Достаточно включить в основной круг чтения несколько книг.  Страницы истории опричнины в контексте жизни и государственной деятельности Ивана IV Васильевича лучше всего изучать по книгам Р. Г. Скрынникова «Иван Грозный» (М.: Наука, 1975. 247 с.) и В. Б. Кобрина «Иван Грозный» (М.: Моск. рабочий, 1989. 175 с.). Социально-экономические предпосылки опричнины, с нашей точки зрения, наиболее обстоятельно и объективно исследованы во второй и третьей главах монографии А. А. Зимина «Реформы Ивана Грозного» (М.: Соцэкгиз, 1960. 511 с.). Главные же аспекты проблемы — социально-экономический и политический смысл опричнины — на основе всей совокупности источников, как опубликованных, так и рукописных, изучены и максимально объективно изложены в книге А. А. Зимина «Опричнина Ивана Грозного» (М.: Мысль, 1964. 535 с.).

    Автор подробно исследует тему, на основе огромного документального и историографического материала, что позволяет ему показать опричнину как очень сложное явление, в котором новое тесно переплеталось со старым, где централизаторская политика проводилась в крайне архаичных формах. Социально-экономические, политические аспекты опричнины в контексте объединения русских земель под властью Московского царства, борьбы с феодальной обособленностью русской церкви и т. д. находят в книге объективное (что вовсе не значит — однозначное) толкование.

    Но есть для опричнины и однозначная оценка: «Варварские, средневековые методы борьбы царя Ивана со своими политическими противниками… накладывали на все мероприятия опричных лет зловещий отпечаток деспотизма и насилия», — справедливо пишет А. А. Зимин (С.  479).

    Историография эпохи Ивана Грозного изобилует спорными и противоречивыми суждениями.

    Точка зрения дворянской историографии на опричнину как на бессмысленное порождение прихоти царя Ивана Грозного восходит к сочинениям А. М. Курбского и публицистов начала XVII в. Наиболее ярко в дореволюционной историографии выразили эту точку зрения Н. М. Карамзин и В. О. Ключевский. Позднее буржуазная историография пыталась локализовать опричнину в масштабе и времени, рассматривать ее как явление, не имевшее последствий для дальнейшей истории монархии, не характерное для централизованной власти на Руси.

    Р. Г. Скрынников в статье «Самодержавие и опричнина: Некоторые итоги политического развития России в период опричнины» (Внутренняя политика царизма: Середина XVI — начало XX в. М., 1967. С. 69) подчеркивает, что «споры о значении опричнины и ее влиянии на политическое развитие России далеки от своего завершения» и, значит, подводить итого дискуссии рано.

    Вот почему мы остановимся еще на двух популярных книгах, позволяющих не только узнать о времени Ивана Грозного, опричнине и реформах, но и о разных концепциях исторической интерпретации тех далеких времен и событий.

    Ленинградский историк Д. Н. Альшиц считает, что в основе внутриполитической борьбы, разразившейся в эпоху Грозного, лежит значительный социальный конфликт. В своей популярной, написанной в живой полемической манере монографии «Начало самодержавия в России: Государство Ивана Грозного» (Л.: Наука, 1988. 244 с.) он и ставит своей задачей разобраться в социальной сущности, истинных масштабах и исторической значимости этого конфликта. Опираясь на введенные им в научный оборот исторические источники – Список опричников Ивана Грозного, Официальную разрядную книгу московских государей, неизвестные ранее литературные источники XVI в., автор показывает, что опричнина была не случайным и кратковременным эпизодом, а необходимым этапом становления самодержавия, начальной формой аппарата его власти. Именно времена Ивана Грозного автор считает началом самодержавия на Руси. Вот пример аргументации автора. Нельзя считать правление Ивана IV Васильевича с помощью опричнины примером монархии, ограниченной сословно-представительными учреждениями, на том основании, что в 1566 г. царем был созван Земский Собор и продолжала существовать Боярская дума. Земский Собор 1566 г. покорно и единодушно проголосовал за продолжение Ливонской войны — т.е. за решение, которого хотел царь. Но как только некоторые участники Собора посмели в форме верноподданнейшей челобитной высказать протест против опричной системы управления, на них обрушились лютые наказания. Большинство членов Боярской думы за годы опричнины были казнены или насильственно пострижены в монахи. Вплоть до смерти Грозного полными хозяевами в Думе были опричники. Факты говорят о том, считает профессор Д. Н. Альшиц, что уже тогда было установлено самодержавие, т.е., говоря словами В. И. Ленина, «форма правления, при которой верховная власть принадлежит всецело и нераздельно (неограниченно) царю» (ПСС. Т. 4. С. 252). Интересную мысль высказывает Д. Н. Альшиц в заключение рекомендованной выше монографии: во всей дальнейшей истории самодержавия трудно обнаружить периоды, когда не проявляли бы себя те или иные «опричные методы управления. Иначе и не могло быть. Социальное происхождение самодержавия неразрывно связано с опричниной. А происхождение, как известно, можно отрицать, но нельзя отменить» (С. 242).

    Современные историки единодушны в оценке опричнины: она была опорой царского режима, она располагала властью, которой ранее не обладало ни одно московское правительство, она решительно укрепила аппарат самодержавия; именно с опричнины Ивана Грозного начался исторический путь царизма, уже в XVI в, формируется представление о «самодержавстве» как неограниченной власти монарха.

    Однако на позиции Д. Н. Альшица, книга которого «Начало самодержавия в России» получила большой резонанс в исторических кругах, стоит остановиться более подробно. Суть авторской концепции, как мы отмечали выше, сводится к тому, что опричнина положила начало русскому самодержавию. Мысль эта высказывалась и другими историками, но в работе Д. Н. Альшица она получила более завершенный вид и всестороннюю аргументацию. Развернувшаяся вокруг этой работы известного ученого дискуссия заслуживает, думается, внимания не только узких специалистов, ибо в ходе ее быловысказано немало интересных  суждений об опричнине. Итак, рассмотрим вначале основные положения Д. Н. Альшица. Анализируя предпосылки самодержавия, он исходит из того, что эта форма управления соответствовала уровню производительных сил России, а почва для перехода к единовластию была подготовлена как реформами А. Ф. Адашева, укрепившими централизованную монархию, так и историко-публицистическими выступлениями, обосновывавшими идею самодержавия. Д. Н. Альшиц отвергает концепцию опричнины, выдвинутую В. Б. Кобриным, считающим мифом борьбу боярства и дворянства в XVI в. Нет оснований, считает Д. Н. Альшиц, объявлять мифом как саму борьбу между боярством и дворянством во времена Ивана Грозного, так и существенные причины этой борьбы, однако борьба между аристократией и дворянством шла не за или против централизации, а за то, какой быть этой централизации, за то, кто и как будет управлять централизованным государством, интересы какой социальной группы класса феодалов оно будет преимущественно выражать.

    Спорит Д. Н. Альшиц и с другим известным специалистом по эпохе Р. Г. Скрынниковым, согласно концепции которого опричнина явилась результатом столкновения между могущественной феодальной аристократией и поднимающейся самодержавной монархией. По мнению Д. Н. Альшица, ограничить власть самодержца стремились не только знать, но и дворянство, и верхи посада, и церковь. В объединении этих сил таилась большая и вполне реальная опасность для единовластия Грозного, противостоять которой самодержавие не могло без инструмента принуждения, возникшего в виде опричнины. Таким образом, по мнению историка, появление опричнины не зависело от произвола отдельной личности, поскольку опричнина явилась «конкретно-исторической формой объективного исторического процесса». Классовая суть самодержавия Грозного, по мнению Д. Н. Альшица, заключалась в обеспечении интересов феодалов-крепостников, и прежде всего интересов дворянства. Опричнина же консолидировала класс феодалов путем подчинения интересов всех его прослоек «интересам самого большого и могущественного его слоя — служилых людей, помещиков» (С. 236).

    Вопреки традиционной точке зрения, Д. Н. Альшиц считает, что опричнина не привела к разделению государства, а создала лишь «верхний этаж» власти, благодаря чему прежние исторически сложившиеся ee институты (Боярская дума и др.) были все разом подчинены власти самодержца. Все нетрадиционные подходы ученый обстоятельно обосновывает большим документальным материалом. При этом особое внимание он уделяет летописям и публицистике XVI в., к анализу которых он впервые обратился еще 40 лет назад, получив положительную оценку своей работы от крупнейшего советского специалиста по опричнине С. Б. Веселовского (Исследование по истории опричнины. М., 1963. С. 255-256). В своей новой книге, вновь обратившись к этому кругу источников (Лицевой свод, приписки к нему Грозного), Д. Н. Альшиц убедительно доказал: время правки Лицевого свода именно 60-е, а не 80-е гг., что проливает дополнительный свет на истоки надвигавшейся опричнины. Многих читателей, обстоятельно изучающих этот период отечественной истории, привлечет и гипотеза Д. Н. Альшица, связанная с атрибуцией сочинений И. Пересветова. Ученый представляет в своей новой работе доказательства, что часть сочинений Пересветова была написана Иваном IV, а остальная — Адашевым.

    Если же говорить об основных составляющих концепции Д. Н. Альшица, то прежде всего нужно отметить его тезис: опричнина не была отменена в 1572 г., а просуществовала до конца жизни Грозного, оказывая глубокое влияние на общество. А ведь действительно, что говорят доступные нам источники? Единственным современником, прямо указавшим на отмену опричнины в 1572 г., был Г. Штаден (см.: «О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника». М., 1925). Но, по мнению Д. Н. Альшица, Штаден никогда не служил в опричнине, и его повествования напоминают небылицы Мюнхгаузена. Однако этот тезис оспаривает другой ленинградский историк – Р. Г. Скрынников. В рецензии на книгу Д. Н. Альшица (Вопросы истории. 1989. № 7. С. 157-159) он, в частности, обосновывает причастность Штадена к опричнине и, следовательно, возможность довериться его наблюдениям. Но Р. Г. Скрынников идет дальше и приглашает в качестве свидетелей других современников. Среди них внимание читателей привлечет свидетельство польского воеводы Ф. Кмиты, писавшего королю Августу с русской границы, что уже 3 ноября 1572 г. в Москве русский царь примирился с «землею» (то есть с земцами; читатель помнит, что во времена опричнины Русь была поделена на опричнину и земщину) и отменил («зламал») опричнину. Это подтверждает и английский посол Д. Флетчер (О государстве русском. С-Пб., 1906. С. 40), побывавший в 1580 г. в Москве. Он уверенно пишет, что опричнина просуществовала семь лет, после чего была отменена. Р. Г. Скрынников приводит и другие факты, подтверждающие эту позицию и опровергающие концепцию Д. Н. Альшица. Так, рядом косвенных данных подтверждают факт отмены опричнины и русские источники (разрядные книги, летописи и т.д.). Однако отдельные расхождения Д. Н. Альшица и Р. Г. Скрынникова (приведенные нами в качестве примера естественных дискуссий в историографии государства Российского), как и нетрадиционные подходы Д. Н. Альшица к анализу ряда проблем истории времен Ивана Грозного, не меняют общей оценки опричнины в советской историографии последних десятилетий как «царского произвола, приобретшего здесь характер абсолюта» (Д. Н. Альшиц. С. 121-122). Сколько бы ни писалось о прогрессивном с позиции единого централизованного государства стремлении Ивана IV Васильевича ограничить политическое влияние удельных князей, лишив их последних родовых вотчин, средства для этой цели были выбраны явно не в интересах Отечества. Ибо «земельный террор» (термин Д. Н. Альшица) бил равно по князьям ростовским, ярославским и стародубским, старинной русской аристократии, и по обычным земледельцам российским, разоряемым и притесняемым в ходе борьбы (неравной!) земщины с опричниной. Книгу же Д. Н. Альшица мы рассмотрели в очерке так подробно потому, что она, при некоторой критической уязвимости, являет пример соединения «стройной научной аргументации с живым и ярким изложением событий прошлого…» (Вопр. истории. 1989. № 7. С. 159).

    Споры вокруг опричнины идут века. Но советская историография привнесла в них новые оттенки. Так, отменить «происхождение» опричнины пытались в 30-е гг. нашего столетия, что объяснялось оценкой И. В. Сталиным Ивана Грозного как великого и прогрессивного исторического деятеля, мудрого правителя, ограждавшего страну от проникновения иностранного влияния. Безудержный террор опричнины и тиранический характер правления Грозного изображался чуть ли не как политика, выражавшая интересы широких народных масс.

    Показательна в этом отношении запись по памяти народным артистом СССР Н. К. Черкасовым высказываний И. В. Сталина в ходе обсуждения фильма «Иван Грозный» С. Эйзенштейна (см.: Н. К. Черкасов. Записки советского актера. М., 1953. С. 379 — 383): «Иосиф Виссарионович отметил также прогрессивную роль опричнины, сказав, что руководитель опричнины Малюта Скуратов был крупным русским военачальником, героически погибшим в борьбе с Ливонией. Коснувшись ошибок Ивана Грозного, Иосиф Виссарионович отметил, что одна из его ошибок состояла в том, что он не сумел ликвидировать пять оставшихся крупных феодальных семейств, не довел до конца борьбу с феодалами, — если бы он это сделал, то на Руси не было бы Смутного времени… И затем Иосиф Виссарионович с юмором добавил, что «тут Ивану помешал бог»: Грозный ликвидирует одно семейство феодалов, один боярский род, а потом целый год кается и замаливает «грех», тогда как ему нужно было бы действовать еще решительнее!»

 

 

И С Т О Ч Н И К:

Бушуев С. В., Миронов Г. Е. История государства российского.

М., 1991. Кн. 1. С. 261 — 267.

 

Опричнина: попрание прав боярства. Правовые расследования РАПСИ | Российское агентство правовой и судебной информации

Борьба с боярами Ивана IV представляет правовой интерес как один из первых примеров повсеместного нарушения базовых прав человека целой социальной прослойки гражданского общества. Произвол царя в отношении своей аристократии может рассматриваться как прообраз появления в России крепостного права. О причинах и последствиях почти полной ликвидации прав привилегированного сословия рассказывает в третьем эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


В период правления великого князя Московского Ивана III (1462-1505 гг.) на права бояр было начато наступление. Однако это еще не было фронтальным наступлением — оно велось выборочно и гибко, и потому боярское сословие еще, похоже, не почувствовало всеобщей опасности. Ведь многих из них никак не задели реформами Государя, а другие — за свою лояльность — даже получали новые земельные владения. 

Так, например, разгром Новгорода в 1471 году, сопровождавшийся репрессиями в адрес местных бояр, не вызвал беспокойства у других аристократов. Более того, они охотно поучаствовали в разделе земель новгородских вотчинников. 

Вечевой колокол был снят и отправлен в Москву, что означало конец новгородской республики. А ведь это была все же боярская республика. Но остальные бояре не понимали, «по ком звонит колокол», и не проявляли «классовой солидарности». А между тем в 1487 году из Новгорода выселили поголовно всех бояр, а их земельные владения были конфискованы. 

Многие удельные князья почитали за честь перейти на службу к московскому князю. Так, наследник последнего ярославского князя Даниил Пенко перешёл на службу Ивана III и получил чин боярина. 

В целом бояре не понимали, что отдельные шаги московского князя, ущемлявшие самостоятельность каких-либо боярских родов, являются не случайными спонтанными поступками своенравного правителя, а означают начало проявления мощной тенденции укрепления центральной власти за счет ограничения их свобод и прав. 

И такая линия была продолжена при преемниках Ивана III. Василий III (1505-1533 гг.) считал, что власть великого князя ничто не должно ограничивать. Он еще более определенно наступал на права бояр, чем его отец, продолжая укреплять самодержавие. На лицевой стороне его печати имелась надпись: «Великий Государь Василий Божией милостью царь и господин всея Руси». 

А право, судя по всему, поддается всеобщему закону сохранения материи и энергии: если у кого-то прав прибавляется, то обязательно у кого-то они убавляются. У Василия III прав заметно прибавилось, и произошло это за счет сокращения прав бояр. Так, Герберштейн в своих «Записках о Московии» упоминает: при московском дворе считалось, что Василий властью превосходил всех монархов мира и даже императора.

Василий III еще активнее предшественников создает свою новую военную и социальную опору в лице дворянства, а иммунитет и привилегии бояр неуклонно понижаются. Точно так же, как и его отец с Новгородом, Василий поступил с Псковской республикой. Вече было упразднено, вечевой колокол снят, а 300 именитых боярских семей выселены из города. Их земли были отданы московским служилым людям.

Но всё это были еще «цветочки». Затем в царствование вступит Иван IV, которого (не иначе бояре) нарекут «Грозным». Вот с ним у бояр и развернется настоящая широкая война по всему фронту. Это будет тотальное наступление царя на боярские права. 

Правда, в 1533 году, когда умер Василий III, Ивану было всего три года, и бояре попытались взять реванш. Считая, что им будет вольготнее при малолетнем Иване, они уже через 8 дней избавились от основного взрослого претендента на трон — дмитровского князя Юрия (дядя Ивана III). Он был арестован и умер в заточении в 1536 году. 

Знали бы они, к чему приведут их хлопоты по сохранению престола за юным наследником. В 1538 году бояре отравили мать Ивана Елену Глинскую, также для того, чтобы малолетний царь был их послушным орудием. А затем избавились и от главного советника Елены — Оболенского. 

Тут же были немедленно отстранены от управления государством убеждённые сторонники укрепления централизованного государства и активные деятели правительства Василия III и Елены Глинской: митрополит Даниил и дьяк Федор Мищурин. Первого отправили в Иосифо-Волоцкий монастырь, а Мищурина «бояре казнили… не любя того, что он стоял за великого князя дела».

Вступив в совершеннолетие Иван IV вначале опирался на «Избранную Раду», в которую входила и влиятельная боярская группировка. Но затем интересы царя и бояр разошлись, и все члены правительства Адашева подверглись репрессиям. В 1551 и в 1562 году последовали царские указы, ограничивающие права бояр в распоряжении своими вотчинами. 

Теперь они не могли свободно продавать, менять и давать в приданое свои вотчинные земли под угрозой конфискации отчуждаемой земли. В случае отсутствия прямых наследников мужского пола княжеские вотчины отписывались на государя. Вопросы о наследовании братьев и племянников подлежали специальному рассмотрению царя. Выморочные земли бояр и рядовых феодалов, не оставивших после себя письменного завещания, переходили в государеву казну.

А дальше последовала эскалация конфликта между царем и боярами в борьбе за свои права. Аристократия не желала мириться с покушением на прерогативы Боярской думы. Идеолог боярства Курбский писал: «писарям русским князь великий зело верит, а избирает их ни от шляхетского роду, ни от благородна, но паче от поповичей или от простого всенародства…» 

На указ 1562 года знать попыталась ответить уходом от Ивана IV за границу. А он в свою очередь взялся в ответ карать «изменников». В 1564 году в Польшу перебежал в опасении опалы и сам Андрей Курбский, прислав оттуда Ивану обвинительное письмо.

А отмена права перехода бояр — чем не крепостное право? У нас обычно считают, что крепостными на Руси были только крестьяне. Но, пожалуй, такое мнение далеко от истины. И бояре, и дворяне были так же прикреплены к своему господину. И не было у них права перехода даже в Юрьев день.

Многочисленные факты измены бояр породили у Ивана IV крайнюю подозрительность, переходившую, как считают некоторые исследователи, в паранойю. Донос одного из дьяков в 1563 году о «великих изменных делах» и поражение русских войск в одном из сражений Ливонской войны в 1564 году стали толчком к началу массовых репрессий в отношении бояр.

Пиком борьбы царя с боярством явилась опричнина. 3 января 1565 года Иван IV объявил об отречении от престола и удалился в Александровскую слободу. При этом в своем послании народу он объяснил, что причиной отречения были измены бояр и его гнев на них. 

Итогом послания явилось то, что в Москве резко накалилась антибоярская обстановка. Иван этим приемом удачно натравил на бояр все остальные сословия, делая их своими союзниками. И он получил полную поддержку населения, которое часто само становилось жертвой своеволия и самоуправства бояр. Опасаясь разъяренных москвичей, Боярская дума стала умолять царя вернуться на царство.

И он вернулся. Но только выдвинув свои условия. Теперь у него был мандат от народа на расправу с боярами. Целенаправленно, т. е. специально для борьбы с боярской оппозицией, было создано особое войско — опричники. Одновременно, в связи с присоединением новых обширных земель, значительно растет дворянство, получавшее поместья на завоеванных территориях — новая социальная, политическая и военная опора царя.

Об опричнине много написано: о том, какой массовый террор обрушился на бояр и удельных князей, о том, как лишали вотчинных земель, о том, как сами опричники строчили порой необоснованные доносы на бояр, так как при этом они получали в награду конфискованные у репрессированных земли. Все это верно. Но нас интересует только правовой аспект широкой темы опричнины. 

Коротко можно сказать, что в это время воцарился полный произвол Ивана Грозного, которого не сдерживали никакие рамки законности. Права бояр были полностью попраны. О правосудии, о справедливости или хотя бы о беспристрастном рассмотрении дел не приходилось и думать. 

По отношению к боярам повсеместно нарушались базовые права человека: на жизнь и на свободу. Государство грубо нарушало права собственников земли, отбирая без малейших правовых оснований угодья, принадлежавшие боярам по праву наследования с незапамятных времен.

Однако эта тотальная война против бояр не завершилась при Иване IV уничтожением всего аристократического сословия. Царь не мог этого пока себе позволить: он по-прежнему управлял обширной страной посредством бояр и с помощью бояр. По-прежнему, отправляясь на войну, он собирал боярские отряды, составлявшие его войско. Царь по-прежнему нуждался в советах и помощи Боярской думы. Нанеся страшный удар по правам бояр, Иван IV подчинил их себе, превратив в полностью зависимый класс.

Но подготовка к ликвидации боярского сословия фактически велась по многим направлениям. Для централизованного управления страной создавались особые ведомства — приказы, предпринимались попытки создания регулярной армии. Подрастала и укреплялась смена боярам — дворяне, которые буквально кормились с рук царя и были ему по определению абсолютно верны.


Продолжение читайте на сайте РАПСИ 31 июля

Иван Грозный: действительно ли он ужасен?

Если это еще не очевидно, Иван Грозный часто изображается в искусстве, созданном спустя долгое время после его царствования, как чистокровный, ужасный, жестокий правитель. Его имя на английском языке фактически является приблизительным переводом русского слова grozny , которое подразумевает «ужасный», но в смысле «внушающий трепет» или «ужасающий», а не то, как мы его знаем: плохо. Таким образом, очевидно, что имя Ивана происходит от более макиавеллистской репутации, которая внушала страх, но все же была ради его народа.Тем не менее, Иван также совершал определенные действия, которые считались «ужасными» в английском смысле. Таким образом, был ли он плохим человеком или внушал страх?

Раннее правление Ивана Грозного

Царский портрет Ивана Грозного неизвестного художника, XVIII век, Государственный Исторический музей, Москва

Родившийся в 1530 году, Иван был коронован великим московским князем в возрасте трех лет. В то время корона Ивана представляла собой государство-предшественник России: средневековое княжество Московское.Молодой князь происходил из династии Рюриковичей, одной из двух царских династий, вместе с Романовыми, с которыми были связаны Рюриковичи, которые правили царской Россией. Ученые предполагают, что Рюриковичи произошли от иммигрантов-викингов в Россию и Украину с раннего средневековья. Эти викинги сформировали самое раннее политическое образование региона, известное как Киевская Русь. Из-за иммиграции викингов в регион белые европейцы заселили этот регион; уроженцы региона имели более сибирский или тюркский облик и культуру.

Иван потерял отца, когда ему было три года, поэтому он унаследовал престол в таком молодом возрасте. Его мать, которая тогда служила регентом, умерла, когда ему было восемь лет, от отравления. Могущественным дворянским семьям пришлось вмешаться, чтобы заполнить политическую пустоту. За контроль над государством боролись самые разные знатные сферы, что произвело неизгладимое впечатление на молодого Ивана, которого отбросили в сторону.

В возрасте шестнадцати лет, в начале 1547 года, Иван Грозный был коронован «Царем всея Руси», первым из русских правителей, претендовавших на такой титул.В то же время он женился на Анастасии Романовой, дочери влиятельной семьи Романовых, которая в 1613 году унаследовала трон непосредственно благодаря этому браку. По иронии судьбы, династия Романовых также закончилась с приходом Анастасии Романовой — младшей дочери царя Николая II — в 1918 году.

Хотя этот титул подразумевал статус наравне с западным титулом императора, правители России стали называться императорами только после правления Петра Великого (годы правления 1682-1725 гг.)

Иван… Мирный модернизатор?

Иван Грозный — автор Клавдий Лебедев, ок.1900

С момента вступления на престол до 1550-х годов Иван провел серию радикальных реформ. Фанатично религиозный Иван Грозный импортировал в Россию печатный станок, чтобы печатать серию религиозных текстов. Царь также заказал строительство ряда церквей на всей территории своего государства, в том числе Храма Василия Блаженного в Москве.

В возрасте девятнадцати лет Иван провел тотальную реформу закона, создав квазипарламентскую законотворческую систему, названную Земским собором.В новой системе жили представители всех трех социальных классов феодальной России: дворянство, духовенство и даже простой человек. Каждой общине было разрешено выбрать представителя для участия в судебных делах от их имени. Сельские общины были наделены правом самоуправления, включая распределение собственных налогов. Крестьянам было предоставлено право покинуть землю, на которой они работали, после уплаты пошлины, и они больше не были закреплены за ними. Это звучит так ужасно?

Иван Грозный также создал постоянную русскую армию, известную как стрельцы; Царь почти постоянно находился в состоянии войны во время своего правления.В Москве отряд стал своего рода преторианской гвардией царя и Кремля, но также действовал как квазиполиция и пожарная дружина города. Подразделение было распущено Петром Великим в 1689 году, и в этом эпизоде ​​была зрелище публичной казни и пыток после того, как он не поддержал легитимность Петра на престоле.

Грозная Опричнина

Опричники Николая Неврева, гр. 1870-е, в Кыргызском национальном музее изобразительных искусств, Бишкек

В течение 1560-х годов Россия страдала от голода, находясь в блокаде со стороны Швеции и Польши, и была истощена серией неудачных конфликтов с Речью Посполитой.Анастасия Романова — первая жена Ивана, к которой он был чрезвычайно привязан, — внезапно скончалась в 1560 году. Предполагаемой причиной смерти было отравление: та же причина смерти матери Ивана в юности. Считается, что эти факторы полностью разрушили Ивана, разрушив его психическое здоровье. Слух об отравлении сделал Ивана параноиком дворянства, ближайшего к царю и царице.

В 1564 году Иван Грозный отрекся от престола, сославшись на подозрения и измену знати, и бежал из страны.Несмотря на политическую помощь Земского собора, суд Ивана не мог вынести решения в его отсутствие. Царь согласился вернуться в Россию при единственном условии, что он сможет править с абсолютной автономией, включая право конфисковать все активы тех, кого он считал предателями, включая дворянство. Слово Ивана было законом.

Царь Иван Грозный Виктора Михайловича Васнецова, 1897, в Третьяковской галерее, Москва

По возвращении Иван Грозный создал личную гвардию «Опричники», которая подчинялась только царю.Он погрузил свою страну в политику под названием опричнина, в которой она оставалась с 1565 по 1572 год. Царь выделил большую часть земли для своих опричников, где они будут проводить пытки и казни.

Основной целью этой политики был дворянский класс страны. При малейшем подозрении Иван Грозный оставлял за собой право публично казнить или подвергнуть пыткам любого, кого сочтет предателем. Паранойя и жестокое наказание своего народа проводил Иосиф Сталин во время своей политики чисток, когда он контролировал советское правительство в течение 1930-х годов.Практически в мгновение ока Россия превратилась в полицейское государство.

Сошествие Ивана Грозного в безумие

Иван Грозный и души его жертв работы Михаила Клодта, дата неизвестна, в Государственном художественном музее, Ставрополь

Когда эпидемия чумы поразила город Новгород, паранойя Ивана достигла точки, когда он подумал, что это уловка знати с целью свергнуть его власть. Его собственный город был разграблен и сожжен.

Политическое проявление паранойи Ивана имело огромные последствия.Точное число жертв опричнины оспаривается, как и подсчет жертв сталинских чисток. Подразделение «Опричники» пользовалось многими политическими, правовыми и социальными привилегиями, которыми они серьезно злоупотребляли. Подразделение было вправе нападать на любого, кого подозревало в государственной измене. Это был один из первых зафиксированных примеров в истории человечества государственного надзора за своим населением. Многие граждане бежали из России, что нанесло огромный урон ее экономике.

После смерти своей первой жены, от которой у него было большинство детей, Иван Грозный женится еще на семи женщинах.У него было восемь детей, только трое из которых дожили до взрослого возраста. Из восьми женщин, на которых Царь должен был жениться, три умерли (или, вероятно, были убиты), когда они исполняли обязанности царицы. Ученые предполагают, что могущественные аристократические семьи отравили серию жен, пытаясь заставить своих дочерей выйти замуж за невротичного царя, чтобы привести свою семейную линию к власти.

Падение царя

Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года Илья Репин, ок.1885 г., через ГТГ, Москва

Самый известный пример безумия Ивана Грозного — это история конца 1581 года.

В тот год старшему сыну и наследнику Ивана, которого также звали Иван, было двадцать семь лет. Его жена была беременна. Семейная линия и линия престола были в безопасности. По неизвестным причинам Иван Грозный впал в состояние ослепляющей ярости и избил беременную невестку, что, вероятно, привело к выкидышу. Разъяренный сын Ивана выступил против царя, и они вступили в ожесточенное противостояние.Иван Грозный ударил своего сына посохом по виску, мгновенно убив его.

Великолепное произведение искусства на вышеприведенной картине изображает окаменевшего Ивана Грозного, держащего своего сына, умирающего от собственной руки. Художник Илья Репин запечатлел в глазах царя миг ужаса, паники, раскаяния и горя. Картина — выдающееся произведение; почти нет слов, чтобы описать выражение лица царя.

Наследие Ивана Грозного

Иван Грозный рядом с телом убитого им сына — Вячеслав Шварц, ок.1864 г., через ГТГ, Москва

Убившим собственного сына, Иван Грозный единолично положил конец династии Рюриковичей, которая восседала на российском / московском престоле с 882 года. Ивану наследовал его второй по старшинству сын Федор I (годы правления 1584-1598). .) Слабый телом и духом, наследник так и не произвел на свет детей. После очень шаткого правления очень слабого Федора, у которого были свои собственные проблемы, выросшие без матери и в тени своего параноидального отца-убийцы, Россия вступила в так называемое Смутное время, кошмарный кризис престолонаследия. .

Иван Грозный умер от инсульта в возрасте 53 лет, играя в шахматы. Хотя его наследие ужасно, оно также помогло узаконить Россию как культурный и религиозный центр. Его внешняя политика устремила взгляд России на запад в сторону Европы, а не на восток в сторону Азии. Этому наследию будет способствовать Петр Великий.

Раннее поощрение Ивана к искусству проявилось в нем самом: этот человек был искусным писателем и музыкантом. Если бы он не вырос в среде, которая так его умственно искалечила, разве его правление было периодом устойчивых прогрессивных реформ и терпимости?

Иван Грозный — Конные статуи

  • Страна Россия
  • Город: Орел
  • Год создания: 2016

  • Всадник (и): Иван Грозный

    (1530–1584) был великим князем Московским с 1533 по 1547 год и первым царем всея Руси с 1547 по 1584 год.
    Иван был сыном Василия III, правителя Рюриковичей Великого княжества Московского, и был назначен Великим князем, когда ему было три года после смерти отца. Группа реформаторов, известная как «Избранный собор», объединилась вокруг молодого Ивана, провозгласив его царем (императором) всея Руси в 1547 году в возрасте 16 лет и установив российское царство с Москвой в качестве преобладающего государства. Правление Ивана характеризовалось превращением России из средневекового государства в царскую империю, но это было огромной ценой для ее народа и ее долгосрочной экономики в целом.
    В юности было покорение Казанского ханства и Астраханского ханства. После того, как он консолидировал свою власть, Иван избавился от советников из «Избранного совета» и спровоцировал Ливонскую войну, которая опустошила Россию и привела к потере Ливонии и Ингрии, но позволила ему установить больший автократический контроль над российской знатью, что он жестоко очищал. Последние годы царствования Ивана также ознаменовались Новгородской резней и сожжением Москвы татарами.
    Исторические источники содержат разрозненные описания сложной личности Ивана. Он был описан как умный и набожный, но также склонный к паранойе, ярости и эпизодическим вспышкам психической нестабильности, которые усиливались с возрастом. В одном приступе возмущения он убил своего старшего сына и наследника Ивана Ивановича и нерожденного ребенка последнего, в результате чего престол унаследовал его младший сын, политически неэффективный Федор Иванович, человек, правление которого непосредственно привело к концу династия Рюриковичей и до начала Смутного времени.

  • Скульптор (ы): Молчанов, Олег
Описание:

В российском городе Орёл торжественно открыт первый в стране памятник Ивану Грозному, тирану XVI века, реабилитацию которого лоббируют официальные лица, несмотря на протесты историков и местных жителей.

Царь Иван IV правил Россией с 1547 по 1584 год и получил прозвище «Грозный» из-за своей жестокой политики опричнины , которая включала создание тайной полиции, сеющей массовый террор и казнившей тысячи людей.

Губернатор Орловской области России, тем не менее, поддержал памятник, заявив на его открытии в пятницу, что Иван Грозный «был защитником нашей земли, царем, расширившим ее границы».

Памятник также поддержал министр культуры России, который утверждал, что жестокое правление Ивана Грозного является мифом и что его имя было запятнано западными путешественниками, которые клеветали на него в своих произведениях.

Однако историк Владислав Назаров, специализирующийся на этом периоде, сказал, что правление Ивана Грозного ускорило социально-экономический и политический кризис, который два десятилетия спустя привел к первой гражданской войне в России.«Эта статуя является еще одним символом, разделяющим российское общество на тех, кто поддерживает правление« сильного человека »типа Иосифа Сталина, и других, осуждающих репрессии и авторитаризм».

Фото Александра Рюмина

«Ставить памятник Ивану Грозному в Казани некорректно. Осада Казани была массовым убийством »- Реальное время,

.

Почему памятник Ивану Грозному неуместен?

На фото: картина П.Шамшин «Вход Иоанна-IV в Казань», 1890 г.

В Орле недавно установили памятник Ивану Грозному, что вызвало жаркие споры в интеллектуальных кругах России. Скоро этот памятник появится в Александрове Владимирской области. Поклонники русского царя предложили установить памятник Ивану IV и в других городах, в том числе в Казани. Эта инициатива была воспринята в Татарстане очень болезненно. Казанский журналист, историк и публицист Марк Шишкин считает неправильным ставить памятник Ивану Грозному, жестоко притеснявшему защитников города и палачу святых старцев.Свою позицию он изложил в газетной колонке, написанной специально для «Реального времени».

Палач святых

Православную точку зрения на почитание Ивана Грозного лучше всего выразил покойный Патриарх Алексий II, который сказал: «Нельзя поклоняться убийцам и их жертвам. Это безумие.’ Между тем биография царя Ивана хорошо известна, и среди его жертв есть те, кого Церковь почитает как святых. Самый известный пример — это, конечно, митрополит Филипп (Колычев), осудивший политику опричного террора, низложенный с кафедры по приказу Грозного и убитый Малютой Скуратовым.

Преподобный Корнилий, игумен Псково-Печерского монастыря, был убит самим Иваном Грозным. Этот монастырь в Псковской области — один из самых уважаемых в России, достаточно сказать, что и в советское время здесь не прерывались монашеские традиции. Однажды в монастырь пришел царь. Святой Корнилий встретил его у ворот с царскими почестями, но царь в приступе гнева убил старца. Говорят, его смущали хорошие укрепления монастыря, который фактически находился на границе с Ливонским орденом и без них не мог обойтись.Возможно, причиной гнева царя стало общение монаха с лидером оппозиции князем Андреем Курбским. Но все видели это явное зло. После этого Иван Грозный опомнился, взял тело святого и отнес в храм, где его с почестями похоронили. До сих пор эта «кровавая тропа» обозначена на брусчатке.

Место убийства Корнилия Псково-Печерского монастыря. Фото: dic.academic.ru

Образ жизни Ивана IV и тип религиозности, который он воплощал, дают массу поводов относиться к фигуре осторожно.Конечно, он был человеком своей эпохи, когда закончились Средние века и началась Современная история. Эпоха была очень болезненной, сопровождалась ломкой жизненных принципов. Именно в это переходное время в Европе часто зажигались костры инквизиции, а не в средние века, как принято думать. В то же время рос интерес к магии, оккультизму и другим нерелигиозным вещам. На севере и в центре Европы шла Реформация под лозунгом возврата к «чистому христианству».Это эпоха крайностей. Царь Иван был ярким выражением всех этих крайностей на Русской земле. Да, он очень интересный исторический персонаж, необычный человек и в чем-то силен. Но то, что его действия выходят далеко за рамки нормы, прекрасно понимали его современники и ближайшие потомки. Сейчас нет причин пересматривать эту оценку.

Трагедия Германа Казанского

Идея создания памятника Ивану Грозному в Казани неуместна, потому что неуважительно к памяти архиепископа Казанского Германа.Долгое время в официальных житиях писали, что второй казанский архиерей просто умер во время «казней», находясь в Москве. Однако многие свидетельства позволяют утверждать, что все было иначе. Архиерей Герман по праву назывался священномучеником.

Есть несколько версий дальнейшего развития. Князь Андрей Курбский утверждал, что Иван Грозный хотел назначить архиерея Казанского митрополитом Московским еще до назначения архиерея Филиппа. У них было много разговоров, и архиерей Герман указывал царю на его неправильные решения в личной жизни и общественной деятельности.Ни Ивану, ни его опричнинам это не понравилось, и через несколько дней архиерей был найден мертвым. Согласно житию архиерея Филиппа, Герман Казанский был тем, кто встал на сторону митрополита, когда его преследовали за критику опричнины. За это опричнил убил его в камере двумя ударами топора.

У этого убийства могли быть другие причины. До назначения Казанской земли Герман был настоятелем монастыря в городе Старица. Это было владение князя Владимира Андреевича, которого многие считали альтернативой Грозному престолу.Вся семья Старицких тоже стала жертвой опричного террора.

Репродукция иконы с сайта azbyka.ru

Казанский историк Евгений Липаков, создавший фундаментальный труд по биографиям всех казанских епископов, заметил, что жития архиереев Гурия и Варсонофия написаны в конец XVI века митрополитом Гермогеном. Житие архиерея Германа появилось гораздо позже — в XVII веке. Видимо, Гермоген не хотел писать заведомую ложь о смерти Германа, но говорить правду было опасно.

Архиерей Герман Казанский был человеком выдающимся. Даже Курбский, критически оценивая церковные реалии своей эпохи, отмечал его интеллектуальный прогресс и его человеческие качества. По происхождению он был из рода Рюриковичей Смоленских князей. Среди предков были правители Древнерусского государства, анагные князья. Приехав вместе с архиепископом Гурием в Казань, он занимался строительством церковной жизни на правом берегу Волги. Благодаря Герману у нас есть ансамбль Свияжского Успенского монастыря и уникальные фрески Успенского собора.

Особая религиозность

Хотя имя Ивана Грозного обычно ассоциируется с расширением православия, он много сделал для подрыва авторитета Церкви. Устранение независимых личностей, которые могли сказать ему « нет », продвижение единообразия в церковной среде, образе жизни царя и его окружения, которые были далеки от христианской морали, — это был первый шаг к преобразованию Церковь от духовного учителя и арбитра до придатка к государственной машине.

Личная религиозность царя была настолько истеричной и подверженной колебаниям, что непонятно, как один человек мог вынести такое количество. Он много молился, даже составлял литургические тексты, многие жертвовали нуждающимся, но в то же время он не признавал никакой религиозной дисциплины, никакого авторитета. Разгул «монашеского братства» опричников был естественным следствием, а регулярное и искреннее раскаяние царя во всех совершенных убийствах и злодеяниях было больше похоже на психологическую компенсацию.

Даже если не обращать внимания на всю эту кровавую тварь, царя Ивана нельзя назвать святым, как полагают некоторые маргинальные группы.

Фиринат Халиков, «Последняя битва у Ханского дворца», 2005 г. Репродукция с сайта rah.ru

Где уместен памятник?

Несколько лет назад в Астрахани было предложено установить памятник хану Батыю. Логика понятна: во времена Батыя территория Астраханской области стала центром огромной Империи, куда вели дороги и текли богатства со всего мира.Batu мог бы стать региональным туристическим брендом, как это сделали декорации к фильму «Орда», в котором изображен древний Сарай. Но эта абсолютно аполитичная инициатива сразу вызвала большой шум и подавляющее большинство отреагировало враждебно. Причины не нуждаются в объяснении. Для многих городов России Батый — жестокий покоритель.

Ровно по этой же причине некорректно ставить памятник Ивану Грозному в Казани. Осада Казани в 1552 году — это не просто результативная военная операция.Это еще и массовое убийство жителей захваченного города, которое еще в XVI веке считалось демонстративной жестокостью, а сегодня является военным преступлением. По этой причине такой памятник неуместен в Великом Новгороде, где опричники убили большую часть населения.

Если есть город, где такой памятник был бы приемлем, то это Александров Владимирской области. В XVI веке это была Александровская слобода — фактическая столица страны, куда уезжал царь из Москвы, где опричники проводили свои мрачные маскарады.Спустя много веков такой значительный фрагмент местной истории — законный способ заработка. И у нас в Казани, Новгороде и Астрахани есть свои способы сделать прошлое актуальным и интересным.

Марк Шишкин

г. Лунд на де-Мадариага, «Иван Грозный: первый царь России» | H-War

Изабель де Мадариага. Иван Грозный: первый царь России. Нью-Хейвен и Лондон: Издательство Йельского университета, 2005. xxii + 428 с. 35,00 долларов США (ткань), ISBN 978-0-300-09757-3; 20 долларов США (бумага), ISBN 978-0-300-11973-2.

Отзыв Эрик Лунд (независимый ученый) Опубликовано в H-War (январь 2007 г.)

Грозный и все такое

Зачем размещать здесь биографию русского царя? Довести до сведения нерусистов новую, окончательную биографию важного исторического деятеля — достойная цель.Потенциальный читатель может принять как должное острый психологический профиль, увлеченность литературой, понимание внутренней и внешней политики, живой стиль и значительное устранение романтических искажений девятнадцатого века и советской эпохи. Я мог бы дальше рассказывать о кнутинге, самодержавии, примитивной славянской демократии и тому подобном, но, скорее всего, я оказал бы работе только медвежью услугу. Это будет обзор для военных историков, а не для русистов.

Так какой же особый интерес вызывает эта работа военного историка? Несомненно стратегическое значение человека, руководившего завоеванием Казани, Астрахани и Сибири.К сожалению, большинство из этих событий происходит за кулисами в исследовании великого царя Изабель де Мадариага. Битва за Ливонию была продолжительнее и важнее, и она рассматривается подробно, но в скептическом и убедительном портрете де Мадариага мы теряем великого стратега, идущего к морю, и получаем современного монарха, сражающегося за наследие Рюркинов. Внутренние дела, в которых преобладает эпизод с опричниной, также были прочитаны в политическом смысле, даже менее полезно. Истоки опричнины не находятся на архипелаге ГУЛАГ.

Что у нас осталось, кроме дрожи ужаса? Более того, и оно начинается именно с ужасающих увлекательных упражнений Ивана IV. Это, как я понимаю, не включает его длинный список политических убийств. Вряд ли они уникальны для российского двора, а режим Ивана был даже менее устойчивым, чем другие монархии XVI века, что о многом говорит. Как указывает де Мадариага, на протяжении всей своей кровавой карьеры Ивану приходилось жить с выжившим взрослым наследником мужского пола конкурирующей Старицкой ветви его дома (стр.245, 318). Это могло бы выявить худшее в любом монархе XVI века, не говоря уже об Иване Грозном, «Грозном». Мы помним Ивана по эпизодам 1570 года в Великом Новгороде и на Поганой лугу в Москве, которые по замыслу очень часто забывают. Ритуальная демонстрация царской власти через массовые убийства перед тысячами свидетелей призвана запомнить и найти смысл. Сам Иван однажды предлагает руководство по чтению (стр. 247, 361, 365).

Де Мадариага оказывает одну из своих историографических услуг, указывая на то, что «Грозный» не означал «Ужасный» в 1570 году, и мы не знаем, что это означает, за исключением подсказок, которые могут описать харизму, присущую хорошему королю (стр. .90, 365). В этот момент де Мадариага отступает, давая нам кусочки головоломки (которые мы пока никак не можем сложить), но не набрасывает в точности окончательное решение. Я подозреваю, что это мера в высшей степени нетипичной осторожности, незащищенность российского специалиста, который опасается отклонения всего исследования, если вместо Европы будет подставлено зеркало «Азии». Вот что, как мне кажется, происходит, урок, который Иван намеревается прочесть. Нельзя отрицать роль татарских семей в его дворе или то, что престиж Золотого Рода соперничает с престижем Рюркиных.Нам показан Иван как покровитель шаманов с самого начала его царства, и внимательный читатель обнаружит, что четвертая великая религия Внутренней Евразии тонко присутствует в русских интерпретациях истории Варлаама и Иосифата. Нам предлагается рассматривать двор Ивана как степной двор, конкурирующий за престиж с Османской империей, Зунгарами и Цинем в той же степени, что и с Польшей, Литвой и Швецией, о чем уже говорил Питер Пердю [1]. Если мы вернемся к символическому ландшафту, указывающему на юг и запад, такими жестами, как принятие Иваном императорского титула царя, мы знаем, что Цин охватил и этот римский антецедент.[2] Чтение событий 1570 года предполагает не то, что ужас является обычным атрибутом степных государств, а сознательное усилие создать синкретический образ королевской власти, который сделает его королевскую харизму доступной для всех его чрезвычайно разнообразных подданных и соседей. Элементы «внутренней Азии», которые вряд ли исчерпывают символический язык убийства Ивана, дразнят стремление стратегов-историков получить больше информации о ранней роли России в Азии. Новгород и Поганая поляна, вероятно, являются указателями на то, чтобы лучше его понять.

Банкноты

[1]. Питер С. Пердью, Китай идет на запад: завоевание Цин внутренней Евразии (Кембридж: Белкнап Пресс, издательство Гарвардского университета, 2005). [2]. О принятии Иваном императорского титула см. Литературный обзор в обзоре С. Богатырева, проведенном Изабель де Мадариага, Государь и его советники: ритуальные консультации в политической культуре Москвы, 1350–1750-е гг. в журнале Journal of Early Modern History 6, 1 (январь 2002 г.): 81-84.

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=12703

Образец цитирования: Эрик Лунд. Рецензия на де Мадариага, Изабель, Иван Грозный: Первый царь России . H-War, Обзоры H-Net. Январь 2007 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=12703

Авторские права © 2007 H-Net, все права защищены. H-Net разрешает распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих образовательных целях с полной и точной ссылкой на автора, местонахождение в Интернете, дату публикации, список авторов и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.По поводу любого другого предлагаемого использования свяжитесь с редакцией «Обзоров» по ​​адресу [email protected]

Путин реабилитировал Сталина, теперь он выжигает репутацию Ивана Грозного

МОСКВА — За несколько дней до Нового года София Тимофеева, 20-летняя активистка оппозиции из провинциального города Чебоксары, попросила своего отца вырезать деревянный кол вроде того, которым в средние века кололи жертв первого русского царя Ивана Грозного. Тимофеева и ее друзья из правозащитной группы «Весна» изо всех сил пытались остановить планы мэрии по открытию памятника тирану в центре своего города.

Инициатива по установке статуи исходила от министерства образования в рамках все более популярной героизации русских царей и советских лидеров, когда власти использовали историю как инструмент государственной идеологии. Так молодые активисты придумали свою идею и превентивно установили на площади Республики в Чебоксарах свежевырезанный столб с надписью: «Памятник Ивану Грозному из Весны».

Никто не хочет, чтобы жестокая история Ивана была забыта, но важно помнить, что она представляла собой в то время и что это может использоваться для оправдания в нынешнем правительстве.

Ивана не зря называли «Грозным». В соответствии с политикой под названием опричнина он создал личные секретные силы ( опричников, ) для выслеживания и убийства независимой знати, конфискации собственности и проведения массовых публичных казней. В 1570 году опричников, убили сотни дворян в относительно прогрессивном городе Новгороде. В июле того же года в Москве было казнено не менее 200 человек. Исторические свидетельства говорят, что во многих из этих случаев искусный палач протыкал колом тело жертвы вдоль позвоночника, стараясь не повредить жизненно важные органы, чтобы страдания продлились дольше.

Вот почему, по словам Тимофеевой, «кол должен быть памятником, символизирующим диктатуру Ивана Грозного».

Но большинство кремлевских чиновников не согласились бы с активистами Весны, потому что полировка репутации Ивана как строителя нации является частью сегодняшней идеологии при президенте Владимире Путине, которая, если выразиться словами, направлена ​​на то, чтобы снова сделать Россию великой. Снова в моде кровавые тираны и культы личности.

В Орле открыли памятник основателю первых российских спецслужб, а еще один памятник ему поставили в патриотическом парке в самом сердце старого города Москвы.

Когда Путин пришел к власти, более 70 процентов населения страны отрицательно относились к политическим репрессиям Иосифа Сталина; сейчас 46 процентов населения относятся к Сталину с «восхищением и уважением». Каждый День Победы 9 мая, отмечая поражение нацистов, поклонники Сталина возлагают цветы к его могиле у кремлевской стены. Но возрождения культа Сталина было явно недостаточно.

Теперь власти пытаются убедить россиян в том, что Иван Грозный был не маньяком, убийцей и психопатом, а «высоким, красивым, гением стратегии, победоносным полководцем и святым человеком», увеличившим территорию России в пять раз. , 10 или даже 30 раз.Сегодня в Московском Патриархате даже есть движение за канонизацию царя Ивана.

Нина Хрущева, профессор кафедры международных отношений Новой школы, сосредоточивает свои исследования на исторических героях сегодняшних кремлевских культов, от Ивана Грозного до Владимира Великого X века, чья 60-метровая статуя была установлена ​​в 2016 году всего за 100 метров. ярдах от кремлевского памятника Сталину.

«Все эти героические императоры и цари являются культовой личностью Путина, все, кто собирал земли, были великолепны», — сказала Хрущева The Daily Beast.«Для Путина Советский Союз был частью долгой истории России, и он не только преемник советских лидеров, но и все они, он — Владимир Великий, Иван Грозный, еще одна жесткая личность».

Нынешний президент России часто говорит о патриотическом воспитании. Российское военно-патриотическое историческое общество устанавливает статуи и памятники царям на улицах и в парках Москвы, изменена школьная программа, отредактирована история.

«Наши учителя создали положительный образ Ивана Грозного даже в нашей красивой еврейской школе в Москве, только позже я изучил историю и понял, насколько он уродлив», — сказал The Daily Beast актер театра и кино Филипп Горенштейн.«В это время санкций нашим властям нужно, чтобы нация затянула пояса и пожертвовала своими жизнями, поэтому секты железных лидеров в интересах власть имущих».

Многие думали, что, введя экономические санкции против России, Запад сможет убедить Кремль прийти к соглашению, прекратить подрывать европейские ценности, вмешиваться во внешнюю политику и демократию. Но на самом деле бедность, неполноценные блага, самоизоляция и страдания не являются чем-то новым для России.

Пока Кремль обвиняет американцев во всех наших страданиях, полиция арестовывает молодых активистов, обвиняет людей в государственной измене, в предательстве Родины, точно так же, как тайная полиция Ивана Грозного опричников охотилась на независимую знать еще в 16 веке .

Молодые люди часто издеваются над государством, которое смахивает пыль с заплесневелых старых диктаторов, но Путина это не останавливает.

«Усилия государства исходят из отчаяния, потому что мы видим в опросах, что люди меньше заинтересованы в вооруженных силах, люди не принимают идею разрыва с остальным миром», — сказала Хрущева. «Во время чемпионата мира прошлым летом люди осознали, что могут добиться успеха без железной руки».

Украденная картина Ивана Грозного возвращена в Украину 75 лет спустя

Михаил Н.Панина «Тайный отъезд Ивана Грозного перед опричниной»

Огромная картина маслом XIX века Ивана Грозного, первого царя России, была возвращена законным владельцам в понедельник после ее исчезновения из украинского музея более 75 лет назад во время Второй мировой войны.

Посол Украины в США Валерий Чалый принял картину от имени народа Украины во время церемонии репатриации в аукционном доме изобразительного искусства за пределами Вашингтона, округ Колумбия.С. Он назвал его возвращение «демонстрацией единства и солидарности с украинским народом».

«Ущерб от кражи этой картины действительно невозможно определить количественно», — сказала Джесси Лю, прокурор США в округе Колумбия. «Есть поколения людей, которые не видели эту картину … Мы надеемся, что репатриация картины станет первым шагом к устранению этого вреда».

В 1941 году нацисты разграбили картину Михаила Панина «Тайный отъезд Ивана Грозного перед опричниной» из Днепропетровского художественного музея во время немецкой оккупации Украины.На картине площадью 64 квадратных фута изображен русский царь, покидающий Кремль верхом на лошади.

Дэвид и Габби Трейси скриншот из SKYPE

Габби и Дэвид Трейси приобрели дом в Риджфилде, штат Коннектикут, в котором большая картина была передана вместе с собственностью в 1987 году. Не зная об истории картины, Трейси наслаждались картиной до 2017 года, когда они решили уменьшить размер и продать произведение искусства с аукциона.

Во время подготовки картины к аукциону сотрудник аукционного дома Потомакской компании обнаружил истинное происхождение картины, что позже было подтверждено в электронном письме, отправленном директором Днепропетровского художественного музея.

Актуальные новости

«Внимание! Картина« Иван Грозный »до 1941 года находилась в коллекции Днепропетровского художественного музея и была украдена во время Второй мировой войны», — говорится в письме.«Пожалуйста, прекратите продавать эту картину на аукционе !!! Согласно международным правилам реституции украденных произведений искусства, картина должна быть возвращена в Украину».

Трудно представить, что это могло стать большим сюрпризом для Габби Трейси, пережившей Холокост, чей собственный отец умер в концентрационном лагере. Она жила в еврейском гетто в Будапеште до советского освобождения. В конце концов, в 1947 году Трейси вместе с сестрой и братом бежала в США.

«Мы очень рады вернуть его украинскому народу, и я надеюсь, что однажды мы поедем туда и увидим, как он висит в [украинском ] музей », — сказала она по скайпу во время церемонии репатриации.

Похищенное имущество никогда не продавалось. Он был конфискован правительством США в соответствии с законом о конфискации при полном сотрудничестве Tracys. Последующее расследование ФБР обнаружило дополнительные доказательства происхождения картины, в том числе черно-белые изображения искусства, висящие в Украинском музее около 1929 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *