Одна тропка пошла влево: Ошибка 404 — Запрашиваемая страница на сайте отсутствует.

Содержание

Синтаксический разбор 3х предложений: 1. Одна тропка пошла влево, а другая 2.

помогите пожалуйста, назовите тему текста и главную мысль и есть ли в тексте тезис, почему? очень срочно! Рижское взморье — это целая страна. Славится … вязким, удивительно мелким и чистым желтым песочком, дырявыми дощатыми мостками через двадцативерстную дачную Сахару. Размах этой местности не сравнится ни с какими курортами. Мостики, палисадники, стеклянные шары тянутся нескончаемым городищем на измолотом в пшеницу песке. Детский плач и рулады певцов не молкнут в лабиринте кухонных садов. По редким сосновым перелескам блуждают бродячие оркестры: две трубы калачом, кларнет, тромбон — и выдувают медную фальшь, разражаются лошадиным маршем.

Номер 11 пожалуйста. дам 20 баллов​

Горячо, певуче, угрожающе, еще, блестяще, свежо,умоляюще, похоже .451. Запишите данные существительные, прилагательные,наречия в таблицу по группам. В … ставьте буквы о или е, обозначь-те орфограмму.​

Памагите мне срочно ​

2)Прочитайте 2 упр. (стр.136). Сформулируйте письменно к нему "толстые" вопросы, направленные на оценку содержания текста, таким образом, чтобы в отве … тах были причинные и изъяснительные союзы.3)Прочитайте 3 упр. (стр.137). Выпишите из текста "Почему Марс-"младший брат "Земли"?" выделенные глаголы вместе с зависимыми существительными.​

Почему гаявата злился на отца

вступление в сочинение «лучшая подруга» не описание,а какая по характеру должна быть(2-3 предложения)

Задание 3. Составьте и запишите предложение с причастным оборотом, используя одно из причастий задания 2. Выделите определяемое слово и причастный обо … рот,

294. Прочитайте описания ситуаций. Какая ситуация представляет собойдилемму, а какая — нет? Аргументируйте свое мнение. Используйте сложно-подчиненные … предложения.1. Я должен(на) решить: купить печатную книгу или аудиокнигу.. Я долженна) решить: пойти в 10 класс или поступить в колледж. 3. Я должен(на) решить: пойти в кино или в парк.4.Я должен(на) решить: помочь старушке донести сумки и опоздатьна урок или идти в школу.н(на) решить: рассказать другу / подруге, что онемІвался наш общий знакомый, и дать этим повод для ссоры,или промолчать, сохранив хорошие отношения.6. Я должен(на) решить: остаться дома и ухаживать за заболевшейсестренкой, пока родители на работе, или поехать в долгожданныйПоход с классом. ​

Задание 1. Ознакомьтесьнекоторыми интересными фактами.Допишите вступление и заключение, а также придумайте интересныйзаголовок. Тексты должны быть соз … даны по правилам публицистическогостиля.​

Материалы к уроку русского языка по теме "Тире в неполном предложении".

1.Трамвай идёт? (дв.) - Идёт! 2.Кто написал комедию "Ревизор"? (дв.) – Гоголь. 3.Кого ждёшь? - Учителя. 4.О чём сообщили по радио? - О погоде на завтра. 5.Надо идти на стадион.– А мне сегодня не хочется. 6.Густой, непроходимый лес. – Вот хвойный. Вот лиственный. 7.Рядом ёлочка растёт. – Поодаль – сосна. 8.Вы говорили с ним? - Говорил. 9.Иван Иваныч, дневники у вас здесь? – Здесь. 10.У Лёньки нашлась пакля. – А у Женьки – старая ветошь.

1.Тоже любите степь? - Люблю. 2.Что он видит? - Высокий терем. 3.Эта шляпа мне идёт? - Идёт. 4.Где вы проходили преддипломную практику? – В Ярославле. 5.Что вам поручили? - Технику безопасности. 6.Чувствуете вы теперь боль? – Теперь очень небольшую. 7.Все пулемёты целы? - Все. 8.А вы не охотник? – Нет. 9.

Я решил драться с вами. – Со мной? 10.Нужно ранку прижечь. – Кому? – Себе.


1.Знойная полуденная ленивая тишина. 2.Ни звука. 3.Алёша смотрел на них, а они на него. 4.Гайдар поселился в большом доме, а я – в бывшей баньке в глубине сада. 5.Одна тропка пошла влево, а другая – прямо в лес. 6.Татьяна – в лес, медведь за нею. 7.Егорушка долго оглядывал его, а он Егорушку. 8.Правда правдой остаётся, а молва себе молвой. 9.Рот собаки был всегда раскрыт, уши приподняты. 10.Юность богата надеждами, а старость – опытом.

1.Я никогда никому ничего, но если я что-нибудь не так, то что же тут такого? 2.Разве я о ком-нибудь хоть что… когда-нибудь? 3.Ни друзей у него, ни родных. 4.Ни он к кому, ни к нему кто. 5.Чем выше солнце, тем короче тень. 6.Не красно изба углами, а красна – пирогами. 7.Певца можно заставить замолчать, а песню - никогда. 8.Из сада пахло туей, от воды – нефтью. 9.На столе – стопочка книг и даже какой-то цветок в полубутылке из-под сливок. 10.Тёркин – дальше, автор – вслед.


1.Товарищи ждали меня у театральных касс, а я их ждал не троллейбусной остановке. 2.Мы так и не увиделись,потому что мы плохо договорились о месте встречи. 3.Ермолай стрелял, как всегда, победоносно,

я — доволь­но плохо, по обыкновению. 4.Тогда барон фон Клоц в министры метил, а я метил к нему в зятья. 5.Как твердо Татьянав роль свою вошла!  6. Только не на улицу бегите, а бегите через черный ход, атам дворами бегите. 7.Я сердит на сына за злое преступленье.  8....Таня идёт дале; старушка говорит ей. 9.Только смотри, чтоб не увидели тебя.  10.Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана, чтоизменяли ейвсечасно.

1.В углу стоялстарый кожаный диван. 2.Развея очень изменилась?

3. Становись к барьеру. 4.Дела в булочной шли хорошо, лично мои дела шли хуже. 5.Из садика на балкон вбежала Вера, за ней на балкон вбежал Сергей. 6.С одной стороны была Волга с крутыми берегами,

с другой стороны были широкие поля. 7.Поезд придёт через 15 минут. 8.Вот этот сок нужен липе, тот сок нужен ландышу, тот сок нужен сосне, а тот сок нуженпапоротнику или дикой малине. 9.За рекой находитсялуг. 10.Землю солнышко согревает, а человека согревает труд.

разделиться

-делюсь, -делишься; сов.

1.

(несов. разделяться и делиться).

Разъединиться, распасться на части.

Судорожные усилия лошади вытащить телегу привели к тому, что моя телега разделилась на две части, — передок с лошадью уехал вперед, а собственно телега осталась в грязи. Мамин-Сибиряк, Болезнь.

||

Разойтись в разные стороны; разветвиться.

На втором перевале через горный отрог тропка разделилась. Одна пошла влево, а другая — прямо в лес. Арсеньев, По Уссурийской тайге.

||

Распределиться по группам, разбиться на части.

Батальон, перейдя мост, разделился: две роты пошли вправо, одна — влево, последняя, с командиром батальона, осталась в резерве. Шолохов, Тихий Дон.

Утром, напившись чаю, охотники разделились по двое и разъехались в разные стороны. Седых, Даурия.

2.

(несов. разделяться).

Отделиться, отойти друг от друга.

Железные створки [ворот] дрогнули, разделились, и Камышина, охнув, увидела сводчатый коридор. Ляшко, Сладкая каторга.

Пароходы теперь разделились: адмиральский шел прямо на фрегат, два других заходили между фрегатом и берегом. Сергеев-Ценский, Синопский бой.

|| перен.

Разойтись в чем-л., обнаружить разность чего-л., разницу в чем-л.

При голосовании голоса разделились.

Мнения шахтеров разделились. Споры возникали между соседями, между отдельными группами. Коптяева, Фарт.

|| перен.

Обнаружить разномыслие, разногласия в чем-л.

Горбатовское общество разделилось — все спорили, будет ли война или нет. Лебеденко, Тяжелый дивизион.

3.

(несов. разделяться и делиться).

Переходя на самостоятельное ведение хозяйства, произвести дележ чего-л. между собой.

[Любим Карпыч:] Разделились мы с братом: себе он взял заведение, а мне дал деньгами, да билетами, да векселями. А. Островский, Бедность не порок.

К весне дядья разделились; Яков остался в городе, Михаил уехал за реку. М. Горький, Детство.

4.

(несов. делиться). мат.

Оказаться обладающим способностью деления на какое-л. число без остатка.

Девять разделится на три.

Владимир Арсеньев - По Уссурийскому краю » Страница 31 » Каждый день читать книги онлайн бесплатно без регистрации

Погода нам благоприятствовала. Было прохладно и морочно[70]. По небу бежали кучевые облака и заслоняли собой солнце.

Дальше Фудзин делает излучину в виде буквы «П». Отсюда тропа поворачивает направо в горы, что значительно сокращает дорогу. По пути она пересекает 2 невысоких кряжика и обильный водой источник.

В полдень у ручья я приказал остановиться. После чаю я не стал дожидаться, пока завьючат коней, и, сделав нужные распоряжения, пошел вперед по тропинке.

Во вторую половину дня погода не изменилась: по-прежнему было сумрачно, но чувствовалось, что дождя не будет. Такой погодой всегда надо пользоваться. В это время можно много сделать и много пройти. Откуда-то берется энергия, и, главное, совершенно не чувствуешь усталости. Гнус исчез. При ветре мошка не может держаться в воздухе. Зато, если день солнечный и безветренный, мошек появляется чрезвычайно много. Для них не так нужно солнце, как теплый и насыщенный парами воздух. Вот почему гнус всегда появляется перед дождем и в сумерки.

На втором перевале через горный отрог тропка разделилась.

Одна пошла влево, другая – прямо в лес. Первая мне показалась малохоженой, а вторая – более торной. Я выбрал последнюю.

В течение дня из пернатых в здешних местах я видел уссурийского пестрого дятла. Эта бойкая и подвижная птица с белым, черным и красным оперением все время перелетала с одного дерева на другое, часто постукивала носом по коре и, казалось, прислушивалась, стараясь по звуку угадать, дуплистое оно или нет. Увидев меня, дятел спрятался за дерево и тотчас показался с другой стороны. Он осторожно выглядывал оттуда одним глазом. Заметив, что я приближаюсь, он с криком перелетел еще дальше и вскоре совсем скрылся в лесу.

В стороне звонко куковала кукушка. Осторожная и пугливая, она не сидела на месте, то и дело шныряла с ветки на ветку и в такт кивала головой, подымая хвост кверху. Не замечая опасности, кукушка бесшумно пролетела совсем близко от меня, села на дерево и начала было опять куковать, но вдруг испугалась, оборвала на половине свое кукование и торопливо полетела обратно.

Из соседних кустов я выгнал вальдшнепа.

Он подпустил меня очень близко, но потом вдруг сорвался с места и полетел низко над землей, ловко лавируя между деревьями. В тех местах, где заросли были гуще, держались серые сорокопуты. Заметив подходившего человека, они подняли сильное стрекотание. Небольшие птицы с сердитым взглядом и с клювом, как у хищника, они поминутно то взлетали на ветки деревьев, то опускались на землю, как будто что-то клевали в траве, затем опять взлетали наверх и ловко прятались в листве. Около воды по опушке держались китайские иволги и сибирские соловьи. Они выдавали себя своим пением. Иволги, красивые оранжево-желтые птицы, величиной с голубя, сидели на высоких деревьях. Несмотря на величину и яркое оперение, увидеть их всегда трудно. Вторые – серые птички с красным горлом – также предпочитали держаться в зарослях около воды. Голос сибирского соловья не такой богатый, как у соловья, обитающего в Европе. После короткого пения сразу наступает щелканье и стрекотанье.

По голосу я сначала даже и не принял его за соловья, но потом разглядел и признал в нем пернатого музыканта.

Моя тропа заворачивала все больше к югу. Я перешел еще через один ручей и опять стал подыматься в гору. В одном месте я нашел чей-то бивак. Осмотрев его внимательно, я убедился, что люди здесь ночевали давно и что это, по всей вероятности, были охотники.

Лес становился гуще и крупнее, кое-где мелькали тупые вершины кедров и остроконечные ели, всегда придающие лесу угрюмый вид. Незаметно для себя я перевалил еще через один хребетник и спустился в соседнюю долину. По дну ее бежал шумный ручей.

Усталый, я сел отдохнуть под большим кедром и стал рассматривать подлесье. Тут росли: даурская крушина с овально-заостренными листьями и мелкими белыми цветами, многоиглистый шиповник, небольшой кустарник с сильно колючими ветвями и желтая акация с ярко-золотистыми венчиками. Та м и сям среди кустарников высились: зонтичная ангелика, вороний глаз с расходящимися во все стороны узкими ланцетовидными листьями и особый вид папоротника с листьями, напоминающими развернутое орлиное крыло, и вследствие этого называемый в просторечии «орляком».

Вдруг издали донеслись до меня какие-то однообразные и заунывные звуки. Они приближались, и вслед за тем я услышал совсем близко над своей головой шум птичьего полета и глухое воркование. Тихонько я поднял голову и увидел восточносибирскую лесную горлицу. По неосторожности я что-то выронил из рук, горлица испугалась и стремительно скрылась в чаще. Потом я увидел восточного седоголового дятла. Эта лазящая птица с зеленовато-серым оперением и с красным пятном на голове, подвижная и суетливая, выражала особенное беспокойство, видимо, потому, что я сидел неподвижно. Она перелетала с одного места на другое и так же, как и первый дятел, пряталась за деревья. По другому, резкому крику я узнал кедровку. Вскоре я увидел ее самое – большеголовую, пеструю и неуклюжую. Она проворно лазила по деревьям, лущила еловые шишки и так пронзительно кричала, как будто хотела лесу оповестить, что здесь есть человек.

Наконец мне наскучило сидеть на одном месте: я решил повернуть назад и идти навстречу своему отряду. В это время до слуха моего донесся какой-то шорох. Слышно было, как кто-то осторожно шел по чаще. «Должно быть, зверь», – подумал я и приготовил винтовку. Шорох приближался.

Притаив дыхание, я старался сквозь чащу леса рассмотреть приближающееся животное. Вдруг сердце мое упало – я увидел промышленника. По опыту прежних лет я знал, как опасны встречи с этими людьми.

В тайге Уссурийского края надо всегда рассчитывать на возможность встречи с дикими зверями. Но самое неприятное – это встреча с человеком. Зверь спасается от человека бегством, если же он и бросается, то только тогда, когда его преследуют. В таких случаях и охотник и зверь – каждый знает, что надо делать. Другое дело человек. В тайге один бог свидетель, и потому обычай выработал особую сноровку. Человек, завидевший другого человека, прежде всего должен спрятаться и приготовить винтовку.

В тайге все бродят с оружием в руках: туземцы, китайцы, корейцы и зверопромышленники. Зверопромышленник – это человек, живущий почти исключительно охотой. В большинстве случаев хозяйством его ведает отец, брат или кто-либо из близких родственников. Весьма интересно ходить с ним на охоту. У него много интересных приемов, выработанных долголетним опытом: он знает, где держится зверь, как его обойти, где искать подранка. Способность ориентироваться, устроиться на ночь во всякую погоду, умение быстро, без шума открывать зверя, подражать крику животных – вот отличительные черты охотника-зверопромышленника.

Аксаут-2020. От озера Сухая Марка в долину Аксаута.


Прошу прощения за слегка неточный заголовок этой части рассказа - конечно же, речь пойдёт о спуске не от самого озера Сухая Марка, а от нашей стоянки, расположенной чуть ниже.

После прогулки к озеру мы быстро собираемся и в 9-25 приступаем к спуску в долину Аксаута. Мы не знаем, есть ли тут натоптанные тропы, легко ли удастся продраться сквозь березняк (которого сейчас пока не видно, но он есть!!!) к старой лесной дороге.

Но больше всего нас волнует вопрос - успеем ли спуститься до дождя? Всё-таки целый километр предстоит сбросить, а облака уже распухли не на шутку...

Звериная тропка, кстати, нашлась почти сразу, едва мы отошли от стоянки. По слабовыраженному гребешку она повела нас вниз.

Удаляемся от места стоянки, с тревогой поглядывая на клубящиеся над вершиной Сухой Марки облака.

От одних облаков мы вроде как убегаем, зато к другим - несёмся навстречу:) Поглядите, какая облачная конструкция выросла над г.Кызыл-Ауш-Дуппур - километра 2 в высоту, если не больше!

Начало спуска нас радует - идти легко и первые метров 200 высоты мы сбрасываем минут за 20.

Тем временем внизу нарисовалось берёзовое криволесье, через которое нам предстоит найти оптимальный путь, ибо в преддверии непогоды застрять в непролазных дебрях - роскошь непозволительная. Ну что, у кого какие мысли - куда ломиться, когда дойдём по гребню до берёз? В ложбинку слева от гребня или справа?

Как назло, тропа на подходе к зоне криволесья теряется среди камней и подросшей травы. .. Так куда же пойдём с гребешка? Влево или вправо? По моим ощущениям надо бы влево.

Но чуть правее на травянистом склоне угадывается несколько троп - может быть, нам туда? Возможно, эта тропа приведёт нас в соседний цирк, где проходит спуск с "Гурпуна Траверсного", о котором нам говорил пастух.

Когда возникают такие сомнения, однозначно надо остановиться и всё хорошо обдумать. Значит, настала пора первого привала.

Привал - для меня:) А Вася с Олегом идут разведать эту видимую на склоне тропу.

Я тем временем смотрю карту - что-то долго траверсировать склон придётся, если пытаться по ней выбираться в соседний цирк. Так что остаюсь при своём мнении - надо валить вниз прямо отсюда, спустившись в каменистую ложбинку слева от гребешка.

Вася с Олегом вскоре возвращаются и докладывают - тропа потерялась в траве на перегибе склона, даже не дойдя до леса. Без тропы в лес соваться бессмысленно. Так что полезем в каменистую ложбинку левее гребешка.

По камням в ложбинке нам удалось пройти совсем не долго, как-то сразу попался на глаза менее ноговыламывательный путь по левому борту ложбинки. Тут березняк и заросли рододы, но, к счастью, заросли не сплошные и легко обходятся по травянистым коридорчикам между ними. Но тропой этот путь назвать нельзя.

Вскоре левый борт ложбинки становится более заросшим и нам всё равно приходится спуститься на дно ложбинки. На вид - вполне проходимо. А впереди проглядывает обширная поляна, белеющая от цветущих ветрениц. Идём в сторону поляны.

Вообще-то, травянистый склон довольно крутой. Фото совершенно не передаёт того, что ощущают наши ноги.

Выходим на поляну. Цветущая субальпика вымахала ещё не в полную силу - пешеходу примерно по колено. Но пройдёт пара-тройка недель, и в этих травах можно будет утонуть по пояс, что заметно ухудшит проходимость данного участка без тропы.

Интуитивно стараемся выбирать путь от камня к камню, почему-то кажется, будто бы вблизи камней трава пониже. Опять же, двигаясь от камня к камню, мы слегка уменьшаем крутизну пути, что-то типа серпантинчика получается.

И вот внезапно слева по ходу на довольно крутом участке склона (жаль, фото не передаёт этот факт) мы видим полосу примятой травы шириной порядка полуметра. Первая мысль - каменюка скатилась вниз. Но ни в начале полосы не видно следа от лежавшего камня, ни внизу его самого не видно.

И тут нам одновременно приходит в голову - это же мишка на заднице скатился по склону! Не знаю, правы ли мы на этот счёт или заблуждаемся, так что готова выслушать версии о происхождении данной полосы. А пока их нет - будем считать, что это был мишка.

В тот момент мы не почувствовали ни капли испуга, наоборот, мы обрадовались. Ведь впереди непролазные на вид берёзовые дебри, а мишка уж точно знает, как тут правильно ходить. Пойдём по его "следу"!

Удивительное дело - в месте окончания полосы примятой травы, по которой предположительно скатился мишка, мы нащупали ногами тропу! Ай да мишка, ай да хитрец! Получается, что он срезал путь по крутому склону, а там, где было уже не так круто - встал на ноги и потопал себе дальше.

И мы топаем вслед за ним, едва улавливая глазами чуть примятую траву, но совершенно чётко ощущая ногами, что тут проходит звериная тропа. И эта звериная тропа невероятно грамотно ведёт нас среди берёз. Нам бы потребовалось много времени, чтобы самим выискать все эти травянистые коридорчики между кривых стволов.

Березняк становится всё гуще и кривее, а проходы между деревьями - более узкими и труднопроходимыми, а местами почти незаметными. При этом крутизна склона по-прежнему остаётся не очень комфортной для спуска.

В какой-то момент возникает заминка - вроде бы мишка тут ушёл вниз в берёзовую чащу, но если ломануться траверсом вправо, то можно выбраться на склон, поросший соснами. Мы совсем рядом с этим склоном. Метрах в 250-х ниже по вертикали на этом склоне начинается лесовозка. Может быть, сбросить 250 метров будет проще по хвойному лесу?

Делаем попытку распрощаться с березняком. Но уже через 10 минут возвращаемся обратно - "от добра добра не ищут", сосны растут на отвесных скалах и там столько завалов, что мы эти 250 метров будем сбрасывать до вечера. Всё-таки мишкина тропа - лучший путь по этому склону.

И мы снова углубляемся в криволесье. До Аксаута ещё полкилометра по вертикали и нам, похоже, половину этого пути придётся по-честному корячиться по березняку...

К счастью, продираться сквозь берёзняк нам пришлось всего лишь метров 100 по вертикали. Но это были самые сложные 100 метров сброса высоты. "Мишкина тропа", мокрая и скользкая после вчерашней грозы, местами почти вертикально шла вниз, и мы передвигались по ней рывками - от дерева к дереву, повисая на ветвях. А где чуть более полого - там зачастую приходилось подныривать под изогнутые стволы берёз, что с рюкзаками не очень-то удобно.

Но вот впереди забрезжил просвет в ветвях и мы вывалились на открытое пространство, представляющее собой протяжённый малинник. Никогда прежде я не видела таких богатых малиновых зарослей! Забегая вперёд, скажу, что по малиннику мы сбросили 120 метров. Можете себе представить, сколько здесь в августе будет ягод? И сколько медведей?:)))

Тропа сквозь малинник хорошо набита, но даже с высоты человеческого роста она не видна в этой густой зелени. Чего уж пытаться её на спутниковом снимке разглядеть... Вот потому я её и не разглядела:)

Поначалу тропа прижимается к правому краю малинника, затем начинает извиваться серпантином, но всё-таки тоже придерживаясь правого края, и лишь в конце большой малиновой поляны уходит в её нижний левый угол. Далее полоса малинника сужается, стискиваемая с двух сторон березняком. Снова лезем в заросли, благо, что ненадолго - ведь судя по картинке в GPS мы уже близки к выходу на дорогу.

И вот, наконец, наступает этот долгожданный момент! В 11-35 мы вываливаемся на дорогу, обессиленные крутым и кушеристым спуском, и падаем на короткий привал. Почему на короткий? Потому что аккурат в это время начинает моросить дождь. По мере нашего спуска погодка постепенно ухудшалась-ухудшалась, да и закончилась... Но нам уже не страшно, мы на дороге, и нам кажется, что теперь дойти до стоянки - пара пустяков, пусть даже и под дождём.

Морось усиливается. А нам ещё 200 с лишним метров сбрасывать. Как же далека ты, долина Аксаута!

Дорога оказалась давно заброшенной, соответственно, и качеством получше, чем типичная активно действующая лесовозка. Свежих следов рубки леса не замечено, но от вида того, что здесь сотворили лесогубы много лет назад, становится печально.

В общем, двоякое чувство какое-то: вроде бы и тягостно при виде этих лесорубных шрамов на склоне, а с другой стороны, как подумаешь, что при отсутствии дороги оставшуюся часть пути вниз пришлось бы проделать по берёзовому криволесью, так сразу и эта дорога не кажется злом...

По мере дальнейшего спуска сосновый лес сменяется пихтарником, а дорога становится весьма живописной.

Морось вроде бы прекратилась. Но облачность, собирающаяся на склонах, как бы намекает нам, что продолжение не за горами. Сегодня ещё польёт.

Одолев крутой зигзаг дороги, останавливаемся отдохнуть минут на 10.

А потом снова вниз по крутяку. Колени протестуют:) Скорее бы дойти до низа, всего-то метров 100 сбросить осталось.

Наши мольбы услышаны - уклон становится более щадящим.

На заключительном этапе спуска дорога настолько плавно сбрасывает высоту, что мы даже забываем, как недавно корячились. Вокруг нас всё больше зелени, как будто идём по заросшей парковой аллее. Поют птички, сквозь листву проглядывает солнышко, красота...

Примерно в 12-35 выходим на старую лесорубную поляну, густо заросшую клевером и как будто припорошенную "снегом" его бело-розовых цветов. Отсюда порядка 7 километров до "Эдельвейса", если пойти направо, вниз по течению Аксаута.

А нам здесь налево. До запланированной стоянки неподалёку от автомобильного моста через Аксаут - около 4,5 километров. Ерунда! Часа за полтора дотопаем! В этот момент мы не предполагаем, что на преодоление этого расстояния у нас уйдёт без малого 3 часа. Знали бы - пообедали бы на этой поляне:)

Итак, от поляны сворачиваем налево по старой дороге. Она тоже давным-давно не используется и первое время выглядит просто шикарно - сухая, чистая, травкой поросшая. Но она почему-то внезапно начинает набирать высоту. Не резко, а очень плавненько... Нас это слегка настораживает, хотя я нарисовала путь в GPS именно по этой дороге. И тут бац! - вправо в сторону Аксаута отходит набитая тропка...

Под влиянием воспоминаний, что в районе запланированной стоянки (а мы там стояли в сентябре 2016) вдоль реки идёт хорошая тропка, я предлагаю свернуть с дороги на тропу. Почему-то я решила, что эта тропка и есть та самая, что проходит возле стоянки. Это была первая ошибка. Мы успешно дотопали по тропке до бурного Аксаута, и далее тропка пошла в непосредственной близости от воды. В этот момент казалось, что мы очень скоро придём к месту ночёвки. Но как бы не так!!!

Вскоре прибрежные заросли сгустились до такой степени, что тропка чуток отошла от воды вглубь пойменного леса, где по-прежнему хорошо читалась. Но затем начались заболоченные участки и нам пришлось топать то по кочкам, то по камням, то по грязи, то прямо по воде... Да и тропа уже не видна... Вернее, видно, что какие-то животные тут прохлюпали в направлении очередных зарослей, но у нас уже нет интереса продолжать идти по такой "тропе".

Возникла здравая мысль - вернуться на дорогу. Но нет, чтобы пойти обратно по тропке, мы не ищем лёгких путей! Мы глядим в GPS и прикидываем, что напрямую до дороги всего метров 100 - фигня, пробуримся! Это была вторая ошибка. Пойменный лес Аксаута оказался сильнее:) До дороги мы добрались лишь спустя час! Да, вот такие там заросли, напрямую не продерёшься. Мы петляли по болоту, застревали в завалах, ходили на разведку в разные стороны и перекликались, чтобы не заблудиться... Когда мы вывалились на дорогу, все грязные и мокрые, в паутине и листьях, это было настоящее счастье:) Но если бы всё было так просто. ..

Мы успокоились - теперь-то уж точно мы на правильном пути! Очередное ответвление в сторону реки мы сознательно проигнорировали, будучи уверенными, что так опять заберёмся в непролазные перди. Это была третья ошибка!!! Дорога почти сразу за этим ответвлением плавно попёрла вверх, всё больше отдаляясь от реки... Но мы шли дальше, надеясь, что вот-вот дорога пойдёт вниз и свернёт к реке. Чуда не случилось. В итоге мы набрали порядка метров 70 над Аксаутом и вышли на открытый участок крутого склона, где дорога вскоре и закончилась завалами камней и стволов.

В этот раз у нас хватило ума даже и не пытаться ломиться вниз к Аксауту, до которого по прямой более 300 метров. Мы печально побрели обратно по дороге - к тому ответвлению. Придётся довериться ему, всё равно другого варианта у нас нет.
Уже после похода, общаясь с Анатолием Варченко из "Эдельвейса" мы узнали, что именно так и должен выглядеть проходимый в любой сезон путь вдоль реки - он ни в коем случае не идёт вдоль берега, а наоборот - находится на некотором удалении от реки. Действительно, ответвившаяся от основной (но тупиковой) ещё более старая дорога, лишь в самом начале сделала вид, что идёт к реке, а на самом деле к береговой линии ближе 100 м не приближалась.

К 14 часам подходим к ответвлению дороги и сворачиваем по нему влево. Полотно старой дороги заросло травами, но по его центру читается звериная тропа. Похоже, что она используется и людьми (скорее всего - охотниками), судя по изредка обнаруживаемым следам сапог.
На значительном протяжении эта "дорога" выглядела вот так:

Кое-где дорога была перекрыта упавшими стволами, но в этом ничего критичного. Наоборот, на таком стволе можно посидеть, не снимая рюкзака. Удобно:)

Ну, и мы даже как-то не заметили, в какой момент наш путь перестал быть "дорогой", сузившись до размеров тропы.

Левее тропы начинаются заболоченные и совершенно непролазные места. А в какой-то момент и справа по ходу появляется широкая канава с мутной голубоватой водой и с очень слабым течением. Не сразу сообразили, что это один из рукавов Аксаута, забравшийся так глубоко в пойменный лес. На картах он не отмечен. Возможно, он сезонный и в жару мелеющий или даже пересыхающий, но в нынешнем состоянии перебраться через него нет никакой возможности - слишком глубоко и широко.

Так и идём между болотом и рукавом Аксаута... но удивительным образом между ними есть незначительное возвышение, по которому набита тропка.

Постепенно заболоченность слева по ходу сходит на нет, и тропка сразу же отходит влево, подальше от Аксаута. А затем резко меняет направление и по очень мокрому пойменному лесу выводит нас на старую лесорубную поляну прямо на берегу Аксаута. Это место хорошо просматривается на спутниковых снимках.

На эту поляну лесорубы явно добирались со стороны автомобильного моста, к которому мы направляемся. Отдыхаем на поляне минут 5.

От поляны старая лесовозка сначала идёт вблизи реки. Вдоль дороги тянутся густые заросли цветущих зонтичных и окопника.

А это что за нарядные цветочки? Знакомьтесь, синюха кавказская (Polemonium caucasicum).

Снова удаляемся от Аксаута. Дорога становится заметно шире, но видно, что по ней уже много лет никто не ездил.

К 15 часам выходим на пересечение с грязным действующим волоком, спускающимся со склона. Этот волок тут играет роль главной дороги - сворачиваем по нему к Аксауту. Обочины усеяны поспевающей земляникой, и мы сбрасываем рюкзаки - есть-то хочется, мы ведь сегодня пока без обеда. Объедаем земляничную делянку и снова в путь.

После выхода на очередную лесорубную поляну дорога превращается в нечто совершенно несовместимое с традиционными представлениями о том, как выглядит лесовозка. Тем не менее это так - это действующая лесовозка. Почему же она так похожа на парковую аллею? Всё дело в твёрдой каменистой почве, поэтому здесь нет жутких луж и непролазного говнища. Конечно, лучше бы и лесорубов в окрестностях тоже не было...

В 15-25 сворачиваем с "главной" налево в начале обширной поляны естественного происхождения, где вниз со склона сошёл большой пласт мягких светлокаменных пород (фото сделано в сентябре 2016 г).

В этой промоине протекает ручей - он будет нашим источником чистой воды на ближайшие вечер и утро.

Удаляемся от промоины в сторону реки по заросшей дороге, некогда ведущей к броду через Аксаут. Сейчас эта дорога не используется.

В 15-30 мы на стоянке. Палатки ставим под начинающимся дождём, а приближающиеся громовые раскаты наводят на грустные мысли - как бы не случилось как вчера, когда гроза продолжалась до сумерек. Хочется же и у костерка посидеть.

К счастью, дождь часа за полтора закончился. Сохнут палатки, сохнут выстиранные в Аксауте вещи, а мы, как и мечтали - сидим у костра.

Наш лагерь разместился на боковом ответвлении от дороги к броду между двух участков молодой сосновой поросли. За этой лесной стеной мы надёжно защищены как от ветра, так и от сырости и шума, исходящих от реки.

С дороги к броду лагерь не виден, но дым от костра выдаёт наше присутствие. Ну и ладно, мы же ни от кого не прячемся.

Прогуливаясь в окрестностях стоянки в поисках земляники, я обнаружила целую полянку крошечных белоснежных цветочков-звёздочек. Оказалось, это одноцветка (Moneses uniflora).

Ещё здесь встречаются изящные растеньица грушанки малой (Pyrola minor). Повезло застать её в такой фазе цветения.

А эта орхидея по-научному - кокушник комарниковый (Gymnadenia conopsea). Невероятно нежные у него соцветия.

И наконец, то, зачем я выбралась на прогулку по мокрому лесу - земляника! Чем хороши июньские походы, так это возможностью отведать её душистых ягод. Не смотрите, что в ладошке их так мало, поверьте, я скушала во много раз больше:)

Всего за ходовой день мы прошли чуть более 10 км. Наш путь на карте:

читальня - В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю

Долина Фудзина

Китайская земледельческая фанза. - Варка пантов. - Анофриев в роли начальника отряда. - Крушение лодки. - Подлесье в тайге. - Лесные птицы. - Встреча с промышленником

Шестого июня мы распрощались с Кокшаровкой. Наши лошади отдохнули и теперь шли гораздо бодрее, несмотря на то что слепней и мошек было так же много, как и вчера. Особенно трудно было идти задним. Главная масса мошкары держится в хвосте отряда. В таких случаях рекомендуется по очереди менять местами людей и лошадей.
От деревни Кокшаровки дорога идет правым берегом Улахе, и только в одном месте, где река подмывает утесы, она удаляется в горы, но вскоре опять выходит в долину. Река Фудзин имеет направление течения широтное, но в низовьях постепенно заворачивает к северу и сливается с Улахе километра на два ниже левого края своей долины.
Рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать луговой. Старый дуб, ветвистая липа и узловатый осокорь растут по ней одиночными деревьями. Невысокие горы по сторонам покрыты смешанным лесом с преобладанием пихты и ели.
Дикая красота долины смягчалась присутствием людей.
Точно перепелки, попрятавшиеся от охотника, там и сям между деревьями виднелись серенькие китайские фанзы. Они имели уютный вид. Все вокруг носило характер мира, тишины и трудолюбия. Около фанз широко раскинулись хлебные поля и огороды. Чего только здесь не было: пшеница, кукуруза, чумиза, овес, мак снотворный, бобы, табак и множество других растений, которых я не знаю. Ближе к фанзам росли: фасоль, картофель, редька, тыква, дыня, капуста, салат, брюква, огурцы, помидоры, лук разных сортов и горошек. В полях всюду виднелись синие фигуры китайцев. Они прекратили работы и долго провожали нас глазами. Появление военного отряда, видимо, их сильно смущало, а наличие вьючных коней указывало, что отряд этот идет издалека и далеко.
Я направился к одной фанзе. Тут на огороде работал глубокий старик. Он полол грядки и каждый раз, нагибаясь, стонал. Видно было, что ему трудно работать, но он не хотел жить праздно и быть другим в тягость. Рядом с ним работал другой старик - помоложе. Он старался придать овощам красивый вид, оправлял их листья и подрезал те, которые слишком разрослись.
Когда мы подошли, оба старика приветствовали нас по-своему и затем, вытерев лицо грязной тряпицей, поплелись сзади.
Китайская фанза, к которой мы подошли, состояла из трех построек, расположенных "покоем": из жилой фанзы - посредине и двух сараев - по сторонам. Двор между ними, чисто выметенный и прибранный, был обнесен высоким частоколом в уровень с сараями. Почуяв посторонних людей, собаки подняли неистовый лай и бросились к нам навстречу. На шум из фанзы вышел сам хозяин. Он тотчас распорядился, чтобы рабочие помогли нам расседлать коней.
Китайская фанза - оригинальная постройка. Стены ее сложены из глины; крыша двускатная, тростниковая. Решетчатые окна, оклеенные бумагой, занимают почти весь ее передний фасад, зато сзади и с боков окон не бывает вовсе. Рамы устроены так, что они подымаются кверху и свободно могут выниматься из своих гнезд. Замков ни у кого нет. Дверь припирается не от людей, а для того, чтобы туда случайно не зашли собаки.
Внутри фанзы, по обе стороны двери, находятся низенькие печки, сложенные из камня с вмазанными в них железными котлами. Дымовые ходы от этих печей идут вдоль стен под канами и согревают их. Каны сложены из плитнякового камня и служат для спанья. Они шириной около 2 метров и покрыты соломенными циновками. Ходы выведены наружу в длинную трубу, тоже сложенную из камня, которая стоит немного в стороне от фанзы и не превышает конька крыши. Спят китайцы всегда голыми, головой внутрь фанзы и ногами к стене.
Деревянной перегородкой фанза делится на две половины. В меньшей помещается сам хозяин и его компаньон, в большей - рабочие. Посредине фанзы на треножнике стоит старый надтреснутый котел, наполненный песком и золой. Это жаровня, куда складываются горящие уголья из печей, когда пища сварена и каны достаточно нагреты. Если нужно согреть пищу, манзы разводят огонь прямо в жаровне. Вследствие этого в жилом помещении всегда дымно и пыльно. Потолка в фанзе нет, крыша поставлена непосредственно на стены. Деревянные балки, кедровое корье и даже солома до того прокоптились, что стали черными и блестящими. Все предметы, находящиеся выше роста человека, тоже закопчены и покрыты толстым слоем пыли.
Хозяин фанзы пригласил нас в свое помещение. Здесь было несколько чище, чем у рабочих. Около стен стояли большие сундуки с наклеенными на них красными бумажками с новогодними иероглифическими письменами. Прямо против входа было устроено нечто вроде кумирни, а около нее на столе стояли подсвечники с красными свечами, какие-то желтые коробочки и запыленные бутылки. Рядом на стенах висели размалеванные картины, характерные для китайского художества по отсутствию в них перспективы и изображающие исторические театральные сцены, что легко узнать по костюмам, заученным позам актеров и по их раскрашенным физиономиям.
Хозяин разостлал на кане новое ватное одеяло, поставил маленький столик и налил нам по кружке чаю. Китайский чай дает навар бледно-желтый, слабый, но удивительно ароматный; его надо пить без сахара - сладкий он неприятен.
Первые вопросы, с которыми обратились ко мне китайцы, были такие:
- Сколько у вас людей?
- Сзади еще идут люди или нет?
Сначала я возмущался такими вопросами, усматривая в них злое намерение, но впоследствии убедился, что эта справка нужна им только для того, чтобы знать, на сколько людей надо готовить ужин.
Мы расположились в фанзе, как дома. Китайцы старались предупредить все наши желания и просили только, чтобы не пускать лошадей на волю, дабы они не потравили полей. Они дали коням овса и наносили травы столько, что ее хватило бы до утра на отряд вдвое больший, чем наш. Все исполнялось быстро, дружно и без всяких проволочек.
После сытного обеда из вареной курицы, яиц, жареного картофеля и лепешек, испеченных на бобовом масле, я пошел осматривать сараи.
Половина одной постройки предназначалась для выгонки спирта. Тут были две заторных ямы, перегонный куб и посуда. На стеллажах под крышей рядами лежали "сулевые" кирпичи. По мере надобности их опять укладывают в яму и смачивают водой. От этого они набухают и разваливаются. Затору дают побродить немного и затем лопатами насыпают в котел, над которым ставят деревянный бездонный чан, а поверх его еще другой котел с холодной водой. Винные пары оседают на холодном днище верхнего котла и по особому приемнику выходят наружу.
В другой половине помещалась мельница, состоявшая из двух жерновов, из которых нижний был неподвижный. Мельница приводится в движение силой лошади. С завязанными глазами она ходит вокруг и вращает верхний камень. Мука отделяется от отрубей при помощи сита. Оно помещается в особом шкафу и приводится в движение ногами человека. Он же следит за лошадью и подсыпает зерно к жерновам.
Рядом с мельницей была кладовая, где хранились зерновые продукты и вообще разное имущество. Здесь были шкуры зверей, оленьи панты, медвежья желчь, собольи и беличьи меха, бумажные свечи, свертки с чаем, новые топоры, плотничьи и огородные инструменты, луки, настораживаемые на зверей, охотничье копье, фитильное ружье, приспособления для носки на спине грузов, одежда, посуда, еще не бывшая в употреблении, китайская синяя даба, белая и черная материя, одеяла, новые улы, сухая трава для обуви, веревки и тулузы с маслом. В таких же, но только маленьких тулузах китайцы в походе носят бобовое масло. Пробкой обыкновенно служит кочерыжка курурузы, обмотанная тряпицей. Изготовление маленьких тулузов явилось следствием недостатка стеклянной и глиняной посуды.
Постройка с правой стороны двора служила конюшней для лошадей и хлевом для рогатого скота. Изъеденная колода и обгрызенные столбы свидетельствуют о том, что лошадям зимой дают мало сена. Китайцы кормят их резаной соломой вперемешку с бобами. Несмотря на это, лошади у них всегда в хорошем теле.
От фанзы шла маленькая тропинка. Я пошел по ней. Тропинка привела меня к кумирне, сколоченной из досок и украшенной резьбой. В ней была повешена картина, изображающая бога стихий "Лун Ван-е", окруженного другими богами. Все они имели цветные гневные лица. Перед богами стояли маленькие фарфоровые чашечки, в которые, вероятно, наливался спирт во время жертвоприношения. Впереди кумирни стояли два фигурных столба с украшениями. Позади фанзы и несколько в стороне была большая груда дров, аккуратно наколотых, но еще аккуратнее сложенных в круглый штабель, по внешнему виду похожий на стог сена.
В соседней фанзе варили панты. Я пошел туда посмотреть, как производится эта операция. Варка происходила на открытом воздухе. Над огнем на трех камнях стоял котел, наполненный водой. Китаец-пантовар внимательно следил за тем, чтобы вода была горячей, но не кипела. В руках у него была деревянная разливалка, к которой бечевками привязаны молодые оленьи рога. Обмакнув панты в воду, он давал им немного остынуть, сдувая ртом пар, затем опять погружал их в котел и опять остужал дуновением. Варка пантов производится ежедневно до тех пор, пока они не потемнеют и не сделаются твердыми. В этом виде они могут храниться много лет. Если передержать их в горячей воде дольше двух-трех секунд зараз, они лопнут и потеряют ценность.
Когда я возвращался назад, день уже кончился. Едва солнце коснулось горизонта, как все китайцы, словно по команде, прекратили свои работы и медленно, не торопясь, пошли домой. В поле никого не осталось.
Возвратясь в фанзу, я принялся за дневник. Тотчас ко мне подсели два китайца. Они следили за моей рукой и удивлялись скорописи. В это время мне случилось написать что-то машинально, не глядя на бумагу. Крик восторга вырвался из их уст. Тотчас с кана соскочило несколько человек. Через пять минут вокруг меня стояли все обитатели фанзы, и каждый просил меня проделать то же самое еще и еще, бесконечное число раз.
Жидкая кукурузная кашица, немного соленых овощей и два хлебца из темной пшеничной муки - вот все, что составляет вечернюю трапезу рабочих-манз. Сидя на корточках за маленьким столиком, они ели молча. После ужина китайцы разделись и легли на каны. Некоторые курили табак, другие пили чай. Теперь все разговаривали. В фанзе было два посторонних человека, пришедших с реки Ното. Они что-то горячо рассказывали, а слушатели время от времени выражали свое удивление возгласами "айя-хап". Такая беседа длилась около часа. Наконец разговор мало-помалу стал затихать и незаметно перешел в храп. Только в одном углу еще долго горела масляная лампочка. Это старик китаец курил опий.
Видя меня сидящим за работой в то время, когда другие спят, китайцы объяснили это по-своему. Они решили, что я не более как писарь и что главный начальник - Анофриев. Заключили они это по тому, что последний постоянно кричал на них, ругался и гнал из чистой половины в помещение для рабочих. Я вспомнил, что и в других фанзах было то же самое. Китайцы боялись его как огня. Когда кому-нибудь в отряде не удавалось чего-либо добиться от них, стоило только обратиться к Анофриеву, и тотчас же китайцы становились покорными и без всяких пререканий исполняли приказания. Очевидно, весть о том, кто начальник в отряде, передавалась из фанзы в фанзу. И с этим ничего нельзя было поделать. Когда на другое утро я проснулся и попросил у китайцев чаю, они указали на спящего Анофриева и шепотом сказали мне, что надо подождать, пока не встанет "сам капитан". Я разбудил Анофриева и попросил его сделать распоряжение. Он прикрикнул на китайцев, те сразу засуетились и тотчас подали мне чай и булочки, испеченные на пару.
Расплатившись с хозяином фанзы, мы отправились дальше вверх по реке Фудзину.
Горы с левой стороны долины состоят из базальтовой лавы, которая в обнажениях, под влиянием атмосферных явлений, принимает красно-бурую окраску. По вершинам их кое-где по склонам виднеются осыпи. Издали они кажутся серыми плешинами. Эти сопки изрезаны распадками и покрыты дубовым редколесьем.
С правой стороны Фудзина тянется массивный горный кряж, поросший густым хвойно-смешанным лесом.
К полудню отряд наш дошел до того места, где долина делает крутой поворот на север. Пройдя в этом направлении километра три, она снова поворачивает к востоку.
На другой стороне реки виднелась фанза. Здесь жили два китайца. Один из них был хромой, другой слепой.
Вода в реке стояла на прибыли, и потому вброд ее перейти было нельзя. У китайцев нашлась небольшая лодка. Мы перевезли в ней седла и грузы, а коней переправили вплавь.
За последние дни лошади наши сильно похудели. Днем они были в работе, а ночью страдали от гнуса. Они не хотели пастись на траве и все время жались к дымокурам. Чтобы облегчить их работу, я решил часть грузов отправить в лодке с двумя стрелками. Китайцы охотно уступили ее нам за недорогую цену. Но не суждено было ей совершить это плавание. Как только она вышла на середину реки, один из пассажиров потерял равновесие и упал. Лодка тотчас перевернулась. Стрелки умели плавать и без труда добрались до берега, но ружья, топоры, запасные подковы, пила и ковочный инструмент утонули.
Лодку скоро задержали, но впопыхах потеряли место, где произошло крушение.
В команде нашлись два человека (Мурзин и Мелян), которые умели нырять. До самых сумерек они бродили по воде, щупали шестами, закидывали веревки с крючьями, но все было напрасно.
Следующий день, 8 июня, ушел на поиски в воде ружей. Мы рассчитывали, что при солнце будет видно дно реки, но погода, как на грех, снова испортилась. Небо покрылось тучами, и стало моросить. Тем не менее после полудня Меляну удалось найти два ружья, ковочный инструмент, подковы и гвозди. Удовольствовавшись этим, я приказал собираться в дорогу.
Нет худа без добра. Случилось так, что последние две ночи мошки было мало; лошади отдохнули и выкормились. Злополучную лодку мы вернули хозяевам и в два часа дня тронулись в путь.
Погода нам благоприятствовала. Было прохладно и морочно. По небу бежали кучевые облака и заслоняли собой солнце.
Дальше Фудзин делает излучину в виде буквы "П". Отсюда тропа поворачивает направо в горы, что значительно сокращает дорогу. По пути она пересекает два невысоких кряжика и обильный водой источник.
В полдень у ручья я приказал остановиться. После чаю я не стал дожидаться, пока завьючат коней, и, сделав нужные распоряжения, пошел вперед по тропинке.
Во вторую половину дня погода не изменилась: по-прежнему было сумрачно, но чувствовалось, что дождя не будет. Такой погодой всегда надо пользоваться. В это время можно много сделать и много пройти. Откуда-то берется энергия, и, главное, совершенно не чувствуешь усталости. Гнус исчез. При ветре мошка не может держаться в воздухе. Зато, если день солнечный и безветренный, мошек появляется чрезвычайно много. Для них не так нужно солнце, как теплый и насыщенный парами воздух. Вот почему гнус всегда появляется перед дождем и в сумерки.
На втором перевале через горный отрог тропка разделилась.
Одна пошла влево, другая - прямо в лес. Первая мне показалась малохоженой, а вторая - более торной. Я выбрал последнюю.
В течение дня из пернатых в здешних местах я видел уссурийского пестрого дятла. Эта бойкая и подвижная птица с белым, черным и красным оперением все время перелетала с одного дерева на другое, часто постукивала носом по коре, и, казалось, прислушивалась, стараясь по звуку угадать, дуплистое оно или нет. Увидев меня, дятел спрятался за дерево и тотчас показался с другой стороны. Он осторожно выглядывал оттуда одним глазом. Заметив, что я приближаюсь, он с криком перелетел еще дальше и вскоре совсем скрылся в лесу.
В стороне звонко куковала кукушка. Осторожная и пугливая, она не сидела на месте, то и дело шныряла с ветки на ветку и в такт кивала головой, подымая хвост кверху. Не замечая опасности, кукушка бесшумно пролетела совсем близко от меня, села на дерево и начала было опять куковать, но вдруг испугалась, оборвала на половине свое кукование и торопливо полетела обратно.
Из соседних кустов я выгнал вальдшнепа.
Он подпустил меня очень близко, но потом вдруг сорвался с места и полетел низко над землей, ловко лавируя между деревьями. В тех местах, где заросли были гуще, держались серые сорокопуты. Заметив подходившего человека, они подняли сильное стрекотание. Небольшие птицы с сердитым взглядом и с клювом, как у хищника, они поминутно то взлетали на ветки деревьев, то опускались на землю, как будто что-то клевали в траве, затем опять взлетали наверх и ловко прятались в листве. Около воды по опушке держались китайские иволги и сибирские соловьи. Они выдавали себя своим пением. Иволги, красивые оранжево-желтые птицы, величиной с голубя, сидели на высоких деревьях. Несмотря на величину и яркое оперение, увидеть их всегда трудно. Вторые - серые птички с красным горлом - также предпочитали держаться в зарослях около воды. Голос сибирского соловья не такой богатый, как у соловья, обитающего в Европе. После короткого пения сразу наступает щелканье и стрекотанье.
По голосу я сначала даже и не принял его за соловья, но потом разглядел и признал в нем пернатого музыканта.
Моя тропа заворачивала все больше к югу. Я перешел еще через один ручей и опять стал подыматься в гору. В одном месте я нашел чей-то бивак. Осмотрев его внимательно, я убедился, что люди здесь ночевали давно и что это, по всей вероятности, были охотники.
Лес становился гуще и крупнее, кое-где мелькали тупые вершины кедров (Punus koraiensis S. et Z.) и остроконечные ели (Picea ajanensis Fisch.), всегда придающие лесу угрюмый вид. Незаметно для себя я перевалил еще через один хребетник и спустился в соседнюю долину. По дну ее бежал шумный ручей.
Усталый, я сел отдохнуть под большим кедром и стал рассматривать подлесье. Тут росли: даурская крушина (Rhamnus dahurica Pall.) с овально-заостренными листьями и мелкими белыми цветами, многоиглистый шиповник (Rosa pimpinellifolia L.), небольшой кустарник с сильно колючими ветвями и желтая акация (Caragana arborescens Lam.) с ярко-золотистыми венчиками. Там и сям среди кустарников высились: зонтичная ангелика (Angelika dahurica Maxim.), вороний глаз (Paris quadrifolia L.) с расходящимися во все стороны узкими ланцетовидными листьями и особый вид папоротника (Pteridium aquilinum Kuhn) с листьями, напоминающими развернутое орлиное крыло, и вследствие этого называемый в просторечии "орляком".
Вдруг издали донеслись до меня какие-то однообразные и заунывные звуки. Они приближались, и вслед за тем я услышал совсем близко над своей головой шум птичьего полета и глухое воркование. Тихонько я поднял голову и увидел восточносибирскую лесную горлицу. По неосторожности я что-то выронил из рук, горлица испугалась и стремительно скрылась в чаще. Потом я увидел восточного седоголового дятла. Эта лазящая птица с зеленовато-серым оперением и с красным пятном на голове, подвижная и суетливая, выражала особенное беспокойство, видимо, потому, что я сидел неподвижно. Она перелетала с одного места на другое и так же, как и первый дятел, пряталась за деревья. По другому, резкому крику я узнал кедровку. Вскоре я увидел ее самое - большеголовую, пеструю и неуклюжую. Она проворно лазила по деревьям, лущила еловые шишки и так пронзительно кричала, как будто хотела лесу оповестить, что здесь есть человек.
Наконец мне наскучило сидеть на одном месте: я решил повернуть назад и идти навстречу своему отряду. В это время до слуха моего донесся какой-то шорох. Слышно было, как кто-то осторожно шел по чаще. "Должно быть, зверь", - подумал я и приготовил винтовку. Шорох приближался.
Притаив дыхание, я старался сквозь чащу леса рассмотреть приближающееся животное. Вдруг сердце мое упало - я увидел промышленника. По опыту прежних лет я знал, как опасны встречи с этими людьми.
В тайге Уссурийского края надо всегда рассчитывать на возможность встречи с дикими зверями. Но самое неприятное - это встреча с человеком. Зверь спасается от человека бегством, если же он и бросается, то только тогда, когда его преследуют. В таких случаях и охотник и зверь - каждый знает, что надо делать. Другое дело человек. В тайге один бог свидетель, и потому обычай выработал особую сноровку. Человек, завидевший другого человека, прежде всего должен спрятаться и приготовить винтовку.
В тайге все бродят с оружием в руках: туземцы, китайцы, корейцы и зверопромышленники. Зверопромышленник - это человек, живущий почти исключительно охотой. В большинстве случаев хозяйством его ведает отец, брат или кто-либо из близких родственников. Весьма интересно ходить с ним на охоту. У него много интересных приемов, выработанных долголетним опытом: он знает, где держится зверь, как его обойти, где искать подранка. Способность ориентироваться, устроиться на ночь во всякую погоду, умение быстро, без шума открывать зверя, подражать крику животных - вот отличительные черты охотника-зверопромышленника.
Но надо отличать зверопромышленника от промышленника. Насколько первый в большинстве случаев отличается порядочностью, настолько надо опасаться встречи со вторым. Промышленник идет в тайгу не для охоты, а вообще "на промысел". Кроме ружья, он имеет при себе саперную лопату и сумочку с кислотами. Он ищет золото, но при случае не прочь поохотиться за "косачами" (китайцами) и за "лебедями" (корейцами), не прочь угнать чужую лодку, убить корову и продать мясо ее за оленину.
Встреча с таким "промышленником" гораздо опаснее, чем встреча со зверем. Надо всегда быть готовым к обороне. Малейшая оплошность - и неопытный охотник погиб. Старые охотники с первого взгляда разбирают, с кем имеют дело - с порядочным человеком или с разбойником.
Передо мной был именно промышленник. Одет он был в какой-то странный костюм, наполовину китайский, наполовину русский. Он шел наискось мимо меня, сгорбившись, и все время оглядывался по сторонам. Вдруг он остановился, проворно сдернул с плеча свою винтовку и тоже спрятался за дерево. Я понял, что он меня увидел. В таком положении мы пробыли несколько минут. Наконец, я решил отступать. Тихонько я пополз по кустам назад и через минуту добрался до другого большого дерева. Промышленник тоже отходил и прятался в кустах.
Тогда я понял, что он меня боится. Он никак не мог допустить, что я мог быть один, и думал, что поблизости много людей. Я знал, что если я выстрелю из винтовки, то пуля пройдет сквозь дерево, за которым спрятался бродяга, и убьет его. Но я тотчас же поймал себя на другой мысли: он уходил, он боится, и если я выстрелю, то совершу убийство. Я отошел еще немного и оглянулся. Чуть-чуть между деревьями мелькала его синяя одежда. У меня отлегло от сердца.
Осторожно, от дерева к дереву, от камня к камню, я стал удаляться от опасного места и, когда почувствовал себя вне выстрелов, вышел на тропинку и спешно пошел назад к своему отряду.
Через полчаса я был на том месте, где расходились дороги.
Я вспомнил уроки Дерсу и стал рассматривать обе тропы. Свежие конские следы шли влево.
Я пошел скорее и через полчаса подходил к Фудзину. За рекой я увидел китайскую фанзу, окруженную частоколом, а около нее на отдыхе наш отряд.
Местность эта называется Иолайза. Это была последняя земледельческая фанза. Дальше шла тайга - дикая и пустынная, оживающая только зимой на время соболевания.
Отряд ожидал моего возвращения. Я приказал расседлывать коней и ставить палатки. Здесь надо было в последний раз пополнить запасы продовольствия.

 

<<Назад  Далее>>


Вернуться: В.К.Арсеньев. По Уссурийскому краю

Поля доброй охоты читать онлайн Александр Прозоров (Страница 17)

Разбойники переглянулись. Они не понимали: нападение всех вместе дает шанс вовсе не душегубам, а ведуну.

— Стану не помолясь, выйду не благословясь, из избы не дверьми, из двора не воротами — мышьей норой, собачьей тропой, окладным бревном; выйду на широко поле, поднимусь на высоку гору, поклонюсь на четыре стороны, — тихо зашептал Середин. — Ты, Солнце, положи тень мне под ноги, вы, звезды, поднимите ее на небо, а ты, Луна… — Он качнул мечом, готовясь к рывку. — Дай ее мне в руку!

Ведун метнул свою тень влево, сам одновременно кидаясь вправо. Тати, словно собаки за сорвавшимся из травы зайцем, кинулись за мороком, Олег же подскочил к очагу, одним широким движением полоснул обвальщиков мяса, кольнул парня у очага, перемахнул через него, набегая на кольщиков дров. Те уже ждали. Один, закричав, вскинул топор, другой оружие бросил и кинулся тикать.

Сталь быстро, словно сама собой, рассекла грудь под поднятыми руками, державшими топор. Олег, не задержавшись, кинулся за трусишкой, в прыжке подрубил ему пятку, кувыркнулся, вскочил, с ходу вогнал клинок в спину, повернулся.

Морок на отвод глаз живет всего ничего, считаные мгновения. Разбойники его уже видели и бежали навстречу через двор. И, как обычно бывает в таких случаях, растянулись в длинную цепочку. Самые шустрые и храбрые впереди, дохлые и слабые позади.

Первый с криком отчаяния попытался уколоть в грудь, но ведун легко отмахнул удар левой рукой, резанул по горлу. Подбил клинок второго вверх, ударил ногой в пах. Встретил на обмотку рубящий удар третьего, встречным уколом пронзил сердце. Срубил голову согнувшемуся второму, упал на колено перед четвертым, пропуская его выпад над головой и вспарывая артерию на бедре, отступил, обогнул уже мертвых врагов, пошел к живым.

Оставшаяся троица сбилась плечом к плечу. Да еще двое обвальщиков оставались стоять на ногах и поменяли ножи на мечи. Под каждым уже натекла изрядная лужа крови, но они как-то все равно держались. Еще одна неожиданная фигура появилась на тропинке у края двора. Святозар стоял там, тиская топор и переминаясь с ноги на ногу.

Олег, усмехаясь, взмахнул мечом, приблизился к троице, остановился. Разбойники выставили мечи, не решаясь напасть первыми. Заминка длилась несколько мгновений. Святозар, наконец-то решившись, вскинул топор и с громким криком: «За папку-у-у!!!» — побежал по тесовой площадке.

Троица, не удержавшись, на миг оглянулась. Олег тут же проколол правого, отскочил, принял на клинок выпад второго, успевшего отреагировать, провернул меч, проскальзывая, словно змей, своим оружием по вражескому, и вогнал кончик лезвия врагу в бицепс. Рука того резко опустилась, и второй укол пришелся ему уже в горло.

Последний из душегубов заметался между двумя опасностями, не зная, от кого отбиваться. Олег меч опустил, парень же был совсем рядом. Разбойник повернулся к нему и тут же получил смертельный удар в спину. Раненые обвальщики особого сопротивления тоже оказать не смогли.

Убедившись, что живых разбойников больше не осталось, Олег с пареньком вошли в один из домов и ахнули от неожиданности. Просторные избы были сплошь выстелены коврами, стены обиты атласом и бархатом, посуда — чеканная, медная и серебряная, светильники филигранной работы, покрытые эмалью и украшенные самоцветами. Кувшины, чаши, бочонки из пахучего сандалового дерева.

— Да, хорошо они тут затарились, — остановился на пороге ведун. — Прямо на три жизни готовились. Нешто не понимали, чем вскорости закончат?

— Вот это да… — прошептал Святозар.

— Ради сохранения всего этого в тайне они твоего отца и убили, — положил руку ему на плечо Олег. — Так что теперь, по совести и по справедливости, это все твое. Отца, конечно, серебро и самоцветы тебе не вернут, но сестер вырастить позволят и замуж с приданым хорошим отдать.

— Ты Сварог?

— Чего? — не понял неожиданного вопроса Олег.

— Мама сказывала, Сварог в облике человеческом часто по земле ходит. Добрых людей награждает, злых наказывает. — Мальчишка заглянул ведуну в глаза. — Это ведь ты, правда? Ты ведь всегда так поступаешь?

— Все мы дети великого Сварога, Святозар, — пожал плечами Середин. — И во мне, и в тебе, во всех нас течет частица его крови. Поэтому жить мы должны так, чтобы быть достойными такой великой чести. Зло истреблять, добро творить. Таков наш долг, для того нас боги и создали. Иначе мы уже не русскими людьми будем, а так, нежитью полумертвой. Вроде как еще с сердцем, но на самом деле уже и нет.

Дикое место

От разбойничьего логова к Ловати вел хорошо натоптанный путь. Оно и понятно. Порусья — речка короткая, где-то в здешних болотах и начинается. Ловать же чуть не от самого Витебска течет — удобный торговый путь. Есть кого пограбить. В конце тропы обнаружились и припрятанные на берегу лодки, так что трудностей с переправой у ведуна не возникло.

На второй день набрел он и на зажиточную деревеньку в пять дворов. Местные пахари из Пинаевых Горок охотно рассказали, что путь у молодого человека впереди долгий, но проходимый. Болота есть, но не сплошные, обойти можно. Токмо идти нужно не прямо на восход, а немного севернее, дабы в обширную Дехинскую топь не забрести. Встречаются удобные дороги, промысловиками местными нахоженные, но все же места там по большей части дикие, под пашни негодные. Половина — песок, а остальное — жижа. Посему деревень до самой Полы можно не ждать. А за нею можно уже и вправо забирать, за Полой болота уже не те — плевки, а не болота.

С этим напутствием Олег и шел до самого вечера, держась северо-востока и сворачивая с тропинки на тропинку, выбирая идущие в нужную сторону. Места для поездки тут оказались удобными. Много ручейков и прогалин, поросших сочной травой, леса вокруг сосновые и чистые, явно прореженные от сухостоя. Людям — дрова, путнику — удобная дорога.

Хотя, наверное, были тут и непролазные топи, и завалы-буреломы. Однако тропинки в такие места не вели — вот на глаза неудобья и не попадались.

Очередная развилка попалась на пути, когда солнце уже клонилось к закату. Одна тропка уходила заметно севернее выбранного им пути, вторая — сильно восточнее. Можно даже сказать — южнее. То есть, коли верить селянам, аккурат в топи. Ведун поколебался, потом махнул рукой: троп много, либо эта повернет, либо другая попадется, — и потянул правый повод, направляясь в еще совсем молодой сосновый бор, поднявшийся всего на три человеческих роста. Бор рос густо, влаги ему не хватало, и половина деревьев уже успели высохнуть и стояли черными.

Где-то через версту тропа нырнула в низину, поднялась на взгорок, поросший уже ельником — корявым, диким и неуютным, вызывающим оторопь и отторжение, брезгливость. Тут воняло тухлятиной, вокруг назойливо гудели навозные мухи. Тропа же упиралась в домовину: небольшой тесовый домик на отдельно стоящем столбе. В такие многие славяне укладывали своих почивших предков. Где-то хоронили, где-то сжигали, где-то вот так оставляли в «лесном доме».

«Вот попал… — покачал головой Олег. — Тупик».

Он вскинул глаза к небу. Оно уже начинало сереть, однако около часа, чтобы отыскать место для ночлега, у него имелось. Сиречь: найти воду и траву. Вокруг же только хвоя и деревья, да еще и позади две версты сплошного сушняка.

Или вода где-то рядом все же есть? Ведь обещали топь!

Ведун в задумчивости потер запястье, на котором грелся почуявший чужую магию православный крестик. Такое его поведение возле могильника Олега не удивляло. Там, где смерть, расставшиеся с плотью души, заупокойные обряды, — там всегда и чародейство, призраки, нежить и много всего подобного…

И все же, если крест предупреждает, нужно проверить. Иначе какой смысл его носить?

— Стану не благословясь, пойду не перекрестясь, из избы не дверьми, из двора не воротами, а окладным бревном. Пойду в чисто поле под западную сторону, — отчетливо проговорил ведун. — Под западной стороной стоит столб смоляной. Из-под этого столба течет речка смоляна. По речке плывет сруб соленый. В срубе том сидят чернец и чернуха, водяной и домовой, и колдун неживой. Уплывай, сруб соляной, уноси с собой дар колдовской. И проклятие, и порок, и сглаз, и морок… Ква! Вот это да!

Домовина осталась на месте, но исчезли и запахи, и брезгливость, и гул от тучи мух, — тропа же продолжилась далее, мимо обители мертвецов, в лесную чащу.

— Коли открыли, нужно, стало быть, проезжать, — потрепал он коня по шее. — Такая наша судьба.

Тропа обогнула холм, вышла в небольшой березнячок, за которым открылся уютный прудик с кристально чистой водой, сочный некошеный наволок [Наволок — сырая низина возле водоема, в половодье затопляемая водой. Обычно в таких местах хорошо растет трава.] и избушка с аккуратным крылечком, тесовой крышей, с продыхами для дыма под коньком, затянутыми пузырем окнами. Отдельно, чуть в стороне, стояли два сарайчика из жердей.

«Прям картинка с выставки! — Олег погладил рукоять меча. — Я бы тоже такое место мороком от случайных прохожих укрыл».

Он не торопясь подъехал к дому, спешился шагах в двадцати от крыльца, отпустил скакунам подпруги, снял мешки, отвел к воде. Пока возился, на крыльце появилась пара круглолицых опрятных стариков ростом ему по плечо, дружно поклонились.

— Доброго тебе вечера, добрый человек. Какими судьбами в наших краях?

— Проездом, хозяева. Дозвольте переночевать у вас на наволоке. Поздно уже другое место искать.

— Отчего не отдохнуть, отдыхай, — согласился старик с опоясанным мечом гостем. — Токмо чего на наволоке мокнуть? Ты в дом проходи, сыта выпей, хлеб с нами преломи. Мы тебе постельку мягкую разложим, отдохнешь под крышей, по-человечески.

— Коли так, спасибо, не откажусь…

Ведун расседлал лошадей, спутал им ноги и оставил пастись. Сам забрал мешки, отправился в дом.

Однако едва молодой человек ступил на крыльцо, крест ожег его предупреждением. Ведун запнулся, вздохнул и пошел дальше. Бежать от неведомой опасности в ночь глупо и бесполезно, только лишние напасти на себя накличешь. Уж лучше здесь осторожность проявить. Коли уж под морок проехал, встречи с глупой деревенщиной не жди. Понятно, что чародеи обитают. Однако же даже колдуны бывают добрыми и безобидными. Он сам, например… Может статься, старики приют дадут, да и отпустят.

— Проходи, дитятко, проходи! — Хозяйка поправила платок на голове. — Я сейчас на стол накрою.

— Не нужно, бабушка! — вскинул руки ведун. — Я на дневке поел недавно. Устал куда сильнее, нежели проголодался. Лучше я сразу лягу.

Есть из рук незнакомых чародеев неведомо что — уж проще сразу голову в петлю засунуть.

— Как знаешь, мил человек. Давай, мы тебе сейчас полати откинем.

— Не, стеснять вас не хочу. Дозвольте, на сеновал пойду…

Спать в одной горнице с хозяевами было тоже рискованно. Стукнут сонного, и вся хитрость.

— А светелка у нас есть за печкою. Как раз для гостей! — вдруг вспомнил старик. — Пойдем покажу. — Он взял с полки несколько лучин, одну запалил от свечи, прошел вперед, откинул матерчатый полог.  — Вот, погляди!

Комнатка была чистой, с выбеленными стенами, шириной всего на одну кровать. Кроме топчана с матрасом, тут было еще и окошечко… Вот и все удобства. Однако для ночлега — вполне достаточно.

— Благодарствую, дедушка, — поклонился Олег. — Лучшего и желать нельзя.

— Устраивайся. — Хозяин прикрепил лучину под камешек на печи, остальные положил рядом и вышел.

Середин сходил за мешками, достал спальник, пошумел на топчане, однако спальник положил на пол. Поменял догоревшую лучину, прошептал заговор на снятие мороков и, стараясь не шуметь, быстро осмотрел клетушку, но никаких хитростей и ловушек, тайных лазов не нашел. Да и какой смысл городить сложности, если топчан с гостем отделен от хозяев только тонкой занавеской?

Олег достал из мешка леску и колокольчик, прижал пальцем язычок, повозился на топчане, как бы укладываясь, сам же кончиком лески проковырял в ткани дырочку, завязал леску, продел ее в колокольчик и протянул от занавески к верху печи, заодно перекрывая ею и верхний просвет. Потушил лучину и вынул из-под камня, закрепив под ним кончик лески. Только после этого он ощутил себя в некоторой безопасности и улегся на спальник, пристроив рядом обнаженный меч.

Он не понял, что провалился в сон, и поэтому, увидев бабку и деда, которые крались к нему, сжимая в руках ножи и электрический фонарик, принял это за реальность. Начал отбиваться газетой, причем довольно успешно, пробился в соседнюю комнату, где стоял телефон, и позвонил в полицию. Закрыл глаза и стал ждать, что случится раньше: приедет наряд или его зарежут путающиеся в занавеске убийцы? Полотнище тряслось и выгибалось, колокольчик звенел, ножи мелькали в воздухе…

Колокольчик!!! Тревожная мысль все же смогла пробиться через толщу вязкого кошмара. Олег открыл глаза, услышал возню на топчане и сцапал меч. Приподнялся, наугад рубанул свою постель, откинулся обратно, закатился под топчан и стал торопливо нашептывать заговор на кошачий глаз.

Он никак не ожидал, что старички нападут на него в темноте. Обычно грабителям свет даже нужнее, нежели жертвам. В полумраке прятаться проще.

Закончив наговор и различив над собой близкие слеги, он выкатился на спальник — и увидел прямо над собой, на потолке, странное многолапое создание, напоминающее паука с человеческой головой, причем повязанной бабьим платочком. Тварь прыгнула вниз, поджав брюхо и выставив вперед его кончик. Опасаясь, что там жало, именно по кончику ведун и рубанул. Нежить взвыла, но прочно обхватила его лапами, словно связав.

Из-за печи показалась вторая тварь, с головой старика, пробежалась по потолку, стала спускаться по стене, нервно покачивая брюшком вперед-назад. Олег извернулся, ловя ступнями ножку топчана, резко согнулся, что есть силы ударяясь плечом в его край. Две верхние тонкие паучьи ножки обломились, хватка ослабла, и он смог выдернуть руку с мечом, рубануть показавшегося над краем постели старика. Посеребренный клинок легко вошел в тело, и оно с неожиданной легкостью рассыпалось лохмотьями, похожими на тряпки.

Тварь на нем зашипела, попыталась вцепиться в горло зубами — но зубы, к счастью, были человеческие и кожу только прищемили, хотя и очень больно. Середин, взвыв, согнулся снова, в этот раз метясь в деревяшки старушечьей головой, но сделал себе только больнее, откинулся, поднял меч и стал пилить им затылок существа.

Это подействовало — старуха откинулась, завыла. Он рывком высвободил вторую руку, перехватил лезвие с тыльной стороны, стал резать, прижимая сильнее. Тварь задергалась, отпустила его, соскользнула вниз, но убежать не смогла — карающий клинок опустился ей на спину, и монстр превратился еще в одну кучу лохмотьев.

Олег покрутился, присматриваясь и прислушиваясь, опустил оружие, присел возле останков ближней твари, провел над ними рукой.

«Кажется, кончено… — решил он, не ощутив никаких изменений в теплоте крестика. — Вот ведь электрическая сила! Знал бы, что нежить, заговором бы защитился и спал спокойно».

Он выглянул из избушки, убедился, что с лошадьми все в порядке, и вернулся за вещами. Скрутил спальник, сдернул леску с колокольчиком и устроился спать уже на улице, неподалеку от своих скакунов. Разумеется, с обнаженным мечом под рукой.

На рассвете, к его удивлению, дом остался на месте. Олег даже потрогал стену — но нет, это был не морок, не ловушка, сотканная колдовством странных, невиданных ранее чудовищ. Ведун, держа наготове меч, вошел в избу.

От ночных тварей не осталось никаких следов. От дружелюбных старичков, разумеется, тоже. Но самым интересным было то, что в избе не нашлось никаких припасов — ни зерна, ни корнеплодов, ни солений-маринадов. Даже воды! Получалось, хозяева ничего не ели и не пили?

«Если они нежить, кто построил дом и содержал его в порядке? Если нет — то чем они питались?»

В голове засвербила мысль о том, что кушали старички всяких прохожих. Но и она не укладывалась в логику. Здешний оазис был отгорожен от мира мороком. Но если жители едят людей, они должны заманивать путников, а не прятаться от них!

Или, может статься, эта парочка — всего лишь привратники? Караулят двери от умников, способных одолеть морок?

«Ведьма точно так же охраняла вход в логово разбойников, — подумал ведун. — Только там чародейка была поддельной. А тут нежить настоящая…»

Он сделал еще круг по дому, вышел на воздух, спустился к озеру, остановился на берегу, прищурился.

«Слишком красиво, чтобы быть правдой. Где-то здесь должен быть лаз…»

Почесав в затылке, он пошел по берегу влево, сделал круг, вернувшись туда, откуда пришел. Потом отправился в обратную сторону — с тем же результатом.

Подумав, Олег обошел озеро и от противоположного берега отправился дальше в лес. Минут десять — и впереди, под склоном, показалась домовина на высоком пне.

«Теперь теплее».

Ведун вернулся, оседлал и навьючил лошадей, подвел к берегу.

«Если от озера я в любую сторону ухожу назад — значит, вперед…»

Он набрал в грудь как можно больше воздуха и решительно вошел в воду. Три шага — и вот он, берег. Ведун вышел на сушу, оттянул скакунов подальше вперед, оглянулся.

С этой стороны идиллический уголок выглядел вполне обыденно: изгиб ручья, за которым лежала низинка с избой на краю, а дальше поднимался бор. Кто бы мог подумать, что обычное отражение воды самой на себя способно дать такой потрясающий эффект!

Дальнейший путь не отличался особой чудесностью. Поначалу тянулся обычный смешанный лес с вкраплениями округлых лужков с камышами посередине, потом стало больше берез, а ели исчезли. Пару раз крест начинал греться, и молодой человек хватался за меч — но что-то пыхало, булькало, и все затихало. В одном месте тропа отклонилась вправо, но поскольку крестик при этом нагрелся, он поворачивать вслед за нею не стал, упрямо поскакал напролом — и тропа тут же вернулась обратно под копыта.

Взмахнув широкими крыльями, на березу впереди опустился ворон, склонил голову набок, таращась на ведуна круглым черным глазом.

Олег вытянул в его сторону палец, прищурился, громко сказал: «Кх-х!», изобразив отдачу.

— Глупец! — произнесла, прищелкивая клювом, птица, спрыгнула с ветки, описала над ним широкий круг и полетела обратно.

Среди деревьев неожиданно стали проглядывать дома. Не жилые, догнивающие. Рассыпавшиеся сараи, проваленные крыши, осевшие кривые срубы, лежащие ворота. Тут и там из вчерашних домов росли молодые зеленые деревца, провалившиеся погреба сделались рассадниками крапивы и полыни.

Ведун перешел на рысь, покидая мертвую деревню, однако через несколько верст дорога привела его еще в одну, точно такую же. На ее краю стояло странное святилище — сквозь провалы в полугнилом частоколе в центре капища был виден один-единственный идол. Бога вырезали из мореного дуба, на века, и теперь он, неподвластный времени, сурово смотрел на убогость и запустение вокруг.

Дорога свернула на гать, провела всадника через обширное болото к зеленому острову, покрытому густым ковром разноцветных люпинов, перебиваемых ромашками и лиловыми колокольчиками. Обрамленная ярко-желтой сурепкой тропа шла вдоль берега к другой гати, нацеленной на восход, и отворачивала дальше. Видимо, еще к одному мосту через топь.

Иногда правильный путь оказывается не самым простым. | Адитья Гупта

Обычно, когда я чувствую давление, стресс или потерянность, я люблю гулять рано утром или поздно ночью, потому что тишина, ветер и ностальгическое чувство спокойствия, которое вызывает у меня мурашки по коже, помогают мне думать .

Итак, я был, просто гулял, поздно ночью, думал о жизни и о том, что я собираюсь делать. Я только что закончил колледж. Итак, с одной стороны, . Я хотел создать что-то новое, , создать свою собственную компанию и помогать людям, а с другой стороны, мне нужно было найти работу или получить степень магистра , как мои одноклассники.

Пока я думал о том, что я хочу делать и что мне следует делать, у меня разошлись планы. Один путь шел направо, один путь налево. Если бы я повернул направо, я бы выбрал самый короткий и легкий путь обратно домой, но если бы я повернул налево, мне пришлось бы идти вокруг и идти намного дальше, чтобы добраться до места назначения. Очевидно, я выбрал самый короткий.

Когда я шел по короткой тропинке, я обнаружил, что дорога была заполнена выбоинами, поскольку всего несколько часов назад прошел сильный дождь.Из-за этого дорога была залита водой и грязью, и мои шаги были скользкими, потому что я был в сандалиях. Всего один промах и Я могу упасть, удариться головой и потерять сознание или того хуже . Но так или иначе, я не особо задумывался об этом и продолжил движение вперед. По мере того, как я шел дальше, я заметил, что вокруг дороги были сломанные и упавшие ветви деревьев, и, поскольку было темно, я понятия не имел, как далеко находится мой дом. Итак, я просто повернулся и направился обратно к развилке, чтобы я мог свернуть налево и вернуться домой.Да, это был более длинный путь, но я надеялся, что он будет не так плох, как этот.

Как только я вернулся на разделенный путь, я выбрал левый путь. По дороге я обнаружил, что дорогу там недавно перестроили, так что никаких выбоин, ничего. Кроме того, дорога не была даже скользкой, поэтому мне было намного проще вернуться домой, даже если путь был длинным. Там тоже было несколько ответвлений, но были уличные фонари, чтобы я мог видеть, какие части пути были покрыты, и это было не так много, как короткое, поэтому мне просто удавалось идти довольно нормально.Когда я шел, некоторые люди в машине остановились и спросили меня, как мне проехать, поэтому я просто присоединился к ним во время поездки, чтобы провести их по дороге, по которой они хотели ехать. Это также даст мне возможность спуститься, когда я буду рядом со своим домом. Я разговаривал с ними по дороге, заводя новых друзей. Когда я почти подошел к своему дому, я вышел, показал им направление, в котором они должны идти, чтобы добраться до места назначения, и вернулся домой.

Когда я вошел внутрь, я просто умылся и лег на кровать. Вот тогда я понял, что получил свой ответ. Я понял, что попал в шпагат. Создание чего-то нового или открытие собственной компании было бы похоже на короткий путь, он был бы полон препятствий, у него было бы много проблем, и мне пришлось бы пойти на огромный риск, но если бы я преуспел, я бы » Я вернусь домой раньше, тем самым сэкономив время и достигнув своей цели намного быстрее. Однако взяться за работу или стать Мастером - все равно что пройти долгий путь; мой выбор будет безопаснее, потому что многие люди идут по этому пути.Мне может потребоваться много времени, чтобы достичь своей цели, но по дороге, если я поплыву автостопом или получу повышение на работе, это поможет мне быстрее добраться до места назначения. Мне придется потрудиться над обоими, потому что на коротком пути я должен быть очень осторожен, следя за каждым своим шагом, а на длинном мне придется много идти, чтобы достичь своей цели.

Иногда в жизни вы попадаете в дилемму, когда одно решение кажется простым, а другое - трудным, и это очень похоже на выбор между сокращением или долгим путем. У обоих есть свои преимущества и недостатки, но вам решать, какой из них взять , исходя из вашей цели и , сколько времени вы дали себе для достижения этой цели.

Написал: Адитья Гупта
Отредактировал: Вася Артинопулу

P.S. - Я создал новый блог на Tumblr, и каждую неделю я буду публиковать новый блог с новой цитатой, объясняя, что это значит для меня или что я думаю, используя мой реальный жизненный опыт. URL: www.quotesmeaning.tumblr.com

загадка - Разветвление дорог

Однажды по извилистой лесной тропинке шли двое путешественников. Путешественники подходят к развилке дорог. К сожалению, лес настолько густой, что вы не можете видеть дальше нескольких футов по каждой тропинке.

В проходе сидит молодой человек с озадаченным лицом. Явно потрясенные чем-то, путешественники спрашивают молодого человека, в чем проблема.

«Видите ли, - сказал молодой человек, - я шел в гости к другу в деревню на дальнем конце леса.Когда я подошел к этой развилке, здесь плавало привидение с хриплым голосом ".

"Он загадал мне загадку, чтобы попытаться выяснить, какой путь является правильным. Он сказал, что один путь ведет в деревню, а другой ведет к верной смерти. Все, что мне нужно было сделать, это спросить его вопрос. Один вопрос с ответом "ДА" или "НЕТ". Я мог бы использовать этот вопрос, чтобы определить, какой путь является правильным ".

«Я сидел, размышлял, размышлял, но не мог придумать хороший вопрос.В конце концов, в поисках разъяснений, я спросил его, есть ли у этого вопроса какие-то пределы. Он сказал «НЕТ» и исчез. Теперь я не могу найти свой путь вперед ».


Итак, двое путешественников решили помочь юноше. Они сказали ему, что, как опытные путешественники, могут исследовать пути и вернуться, чтобы сказать молодому человеку, какой путь хорош, а какой плох.

И они отправились исследовать тропы. Через несколько минут они исчезли в густом лесу. Молодой человек сидел на поляне и ждал часами.Наконец вернулся один из путешественников, которому явно не хватало воды. Сухим хриплым голосом путешественник сказал молодому человеку, что путь налево, с которого он только что сбежал, - это путь к свободе. Молодой человек немедленно пошел по тропинке направо, где он встретил другого путешественника, возвращавшегося, чтобы сказать ему, что это правильный путь. Он продолжил свой путь, пока не нашел город.

Как он определил верный путь, чтобы выбраться из леса живым?

OP РЕДАКТИРОВАТЬ:

Итак, я, видимо, не корректирую.Я полностью пропустил строчку выше. Я добавил курсивом строку. Прошу прощения у тех, кто уже ответил, если это вызывает какие-либо проблемы с вашим ответом.

На неправильном пути? 6 шагов к поиску своего пути

Три года назад в этом месяце я совершил серьезный скачок веры. По какой-то прихоти я уволился с работы в компании-разработчике программного обеспечения в Сан-Франциско, продал свою машину, мебель и вещи, отдал почти всю свою одежду на благотворительность и улетел в одну сторону в Нью-Йорк с одним чемоданом и сумкой. мечтать.

Все это произошло примерно за 48 часов. Когда я тщательно собирал кусочки пазла, я мало кому рассказал о том, что делаю. Только по дороге в аэропорт я позвонил маме, с которой я невероятно близок, чтобы рассказать ей, что происходит.

Я знал, что поступаю правильно, и не хотел, чтобы какой-либо другой голос омрачал мое здравое суждение. К тому времени, когда я добрался до Нью-Йорка, я понятия не имел, что будет дальше, но я знал, что все должно быть лучше.

Это день, когда началось мое путешествие. Это был день, когда я был свободен бродить, исследовать, экспериментировать, следовать своему сердцу и делать правильные вещи по правильным причинам. Конечно, не все изменилось в одночасье. Три года спустя я только сейчас чувствую, что пришел к тому, чтобы жить на своих условиях. И теперь мое видение - для себя и для мира - ясно.

Но это только одна сторона дела. Другая и, возможно, более ценная сторона заключается во всем, что произошло до того дня, когда я покинул Сан-Франциско.Я называю это периодом боли перед путешествием. Я был потерян, сбит с толку и не знал, чего хочу от жизни. Я лично воспринимал неудачи, преследовал парней, которые были эмоционально недоступны, и слишком заботился об ожиданиях других людей от меня. Я казался счастливым, но в глубине души мне нужно было так много разобраться и исследовать. Этот период научил меня тому, чего я не хочу от жизни.

Если вы находитесь в похожем месте, где знаете, чего не хотите, и чувствуете, что идете неверным путем, вот как я нашел свой путь.

1. Делайте все, что можете, с тем, что у вас есть

Несмотря на то, что работа в Сан-Франциско не подходила идеально, я приложил все усилия к этому опыту. Я путешествовал по стране, чтобы выступать на конференциях и встречаться с невероятными людьми из мира Интернета и маркетинга, с некоторыми из которых я до сих пор близок. Я узнал о мире программного обеспечения корпоративного сообщества (и понял, что мне это не так интересно). Но лучшее из того, что у меня было все это время, привело меня к открытию того, что я должен делать.

2. Слушайте свой внутренний голос

Большую часть времени, пока я работал на этой работе, мне казалось, что чего-то не хватает. Я обнаружил, что мне не хватает глубокой страсти и драйва, которые были естественными для меня всю мою жизнь. В глубине души я знал, что работа, которую я делал, не была той работой, которую я должен был делать. Каждый месяц или около того, особенно в последние шесть месяцев, когда я был там, мой внутренний голос продолжал подкрадываться, чтобы напоминать мне об этом. Когда я пытался объяснить людям, что я чувствую, они смотрели на меня как на сумасшедшего.В их глазах мне посчастливилось работать во время рецессии. Но я знал лучше.

3. Новое определение успеха

У меня была большая зарплата, которая давала мне все, что я хотел в то время. У меня был отличный гардероб, я жила в красивой квартире с видом на мост Золотые Ворота и ходила куда-то поужинать. Я выпил больше вина, чем мне хотелось бы напоминать. Люди называли меня счастливчиком.

Но мне не повезло. Все, что у меня было - ничего из этого я не хотел.Меня не волновала ни одежда, ни квартира. Все это было пустяком. Вещи, которыми я владел, начали владеть мной. Именно тогда я понял, что у меня есть возможность переосмыслить успех. Для меня дело не в деньгах или вещах. Это было - и остается - о чувстве глубокого удовлетворения и смысла, о том, чтобы избавиться от несчастья из своей жизни и каждый день испытывать прогресс. Как только я переосмыслил успех, стало намного яснее, какие возможности открываются передо мной.

4. Найди того, кто верит в тебя

Вишенка на торте для меня была, когда Амит, друг из стартапов Сан-Франциско и основатель его собственной компании, показал мне, что верит в меня.Когда я рассказал ему о своем плане переезда в Нью-Йорк - все еще находящемся на стадии зарождения, - единственными вопросами, которые он задавал мне, были: «Почему бы и нет?». и "Что худшего может случиться?"

Он был первым человеком, который, как мне казалось, понял, откуда я. Он был тем, кто побудил меня пойти и совершить прыжок. В течение двадцати минут разговора с Амитом в моей голове начали складываться кусочки головоломки. Наличие такого человека, который так в вас верит, бесценно, когда вы делаете шаг вперед.

5.Pick Something

Когда я впервые приехал в Нью-Йорк, я понятия не имел, чего хочу. Я знал только то, чего не хотел. Поэтому я решил выбрать что-нибудь, что угодно, что мне показалось интересным. Я подумал, что выбирать что-то лучше, чем вообще ничего не выбирать, и единственный способ понять, чего мы действительно хотим от жизни, - это пойти куда-нибудь и действительно что-то сделать.

Итак, я выбрал стартапы. В Нью-Йорке бурно развивалась сцена, я играл с компьютерами и Интернетом с детства, и это казалось идеальным совпадением.

6. Сделайте это возможным

Помня об этой цели, я спросил Амита Гупту, могу ли я быть сторонником его компании Photojojo на Восточном побережье. Я придумал для компании три идеи и объяснил ему, как они будут работать и почему они будут полезны для его бизнеса.

И это сработало: мы договорились о сделке, по которой я получал часть комиссионных с продаж от партнерских отношений или рекламных сделок, которые я заключил. Я познакомился с Tumblr, Vimeo, Busted Tee's и Thrillist, а также с другими стартапами и людьми в сообществе.Благодаря поддержке Амита я быстро обнаружил, что нахожусь в контакте с людьми на технической сцене Нью-Йорка. Я заработал несколько тысяч долларов и много бесценных отношений.

И это было моей отправной точкой. Оглядываясь назад, вот мой совет: если у вас есть знакомство с компанией, которая соответствует вашему новому определению успеха, проявите напористость и расскажите им, как вы хотите помочь. Если они говорят «нет», продолжайте попытки, пока не найдете ответ «да».

Если вы чувствуете, что выбрали неправильный карьерный путь, не паникуйте.Следуйте этим первым шести шагам, и я гарантирую, что вы начнете идти по пути, который больше соответствует той жизни, которую вы себе представляете. Если вам интересно, что произойдет, когда вы действительно сделаете решительный шаг - как поддержать себя, встретить нужных людей, выяснить, что вы на самом деле должны делать - это то, о чем мы подробнее поговорим на следующей неделе. Ждите продолжения!

Узнайте больше из Месяца поиска работы в Daily Muse.

Фото любезно предоставлено Джозефом Греем.

Что вы будете делать сегодня по математике?

ПРОБЛЕМА СЕТЕВОГО ПУТИ - Карли Розинс

Карли Розинс - кандидат прикладной математики Королевского университета. Она имеет степень бакалавра биологии и математики Университета Гвельфа и степень магистра прикладной математики Королевского университета. Ее исследования находятся в области математической биологии, в частности математической эпидемиологии. Она также проявляет большой интерес к математическому образованию и преподает математику на первом курсе в Королевском университете.

1. КОНТЕКСТ

Следующая задача была представлена ​​в Институте Филдса в рамках Форума по математическому образованию.Он был представлен как пример математической задачи, которая может научить вычислительному мышлению. Эта задача подходит для старшеклассников и студентов первого курса университетов и была поручена студентам второго курса инженерного факультета в рамках их курса MATLAB в Королевском университете.

Вычислительное мышление сложно определить. Я думаю об этом как о процессе, через который проходит анализ проблемы. Разделение сложной проблемы на более мелкие, более управляемые части для лучшего понимания общей структуры - это то, что я рассматриваю как вычислительное мышление.Как только более мелкие части будут хорошо изучены, станет лучше понятна вся проблема, можно будет получить ответ и теперь можно будет решать более сложные вопросы.

Проблема Grid Path - хороший вопрос для вычислительного мышления, потому что ее можно разбить на более мелкие компоненты (вы увидите это визуально), а более мелкие компоненты дают более глубокое понимание того, как работает решение. Кроме того, это хорошая проблема, потому что цель легко понять. Фактически, задачи по пути можно давать ученикам в начальной школе.В задаче с сеткой не только низкий пол, но и высокий потолок. В задачу могут быть включены дополнительные ограничения, которые делают ее более сложной, но вычислительное мышление, используемое для решения исходной проблемы, делает более сложные проблемы управляемыми (см. Вопрос 2 и практические задачи 2).

2. РАЗВЕДКИ

Правила: Вы должны начинать в верхнем левом углу и должны заканчиваться в правом нижнем углу.Вам разрешено двигаться только вниз и вправо (не двигаться вверх или влево).

Вопрос 1: Справа - сетка 6x6 (6 строк и 6 столбцов). Сколько существует путей, идущих от верхнего левого квадрата к нижнему правому квадрату?

Ниже мы нарисовали три уникальных пути.Интересно, сколько еще мы можем нарисовать?

Давайте изучим эти пути. Обратите внимание, что все пути включают пять ходов вправо и пять ходов вниз. Фактически, каждый успешный путь будет включать ровно пять ходов вниз и пять ходов вправо. (Подумайте об этом)

Метод 1 (комбинации):
С этим одним наблюдением и небольшим знанием комбинаций мы теперь можем ответить на вопрос 1.Путь должен состоять из 10 ходов, пять из которых должны быть вниз, а пять - правильными. На самом деле порядок ходов не имеет значения, если всего 10 ходов, пять из которых правильные. Используя комбинации, мы можем найти общее количество способов «выбрать» правильный ход из набора из 10 ходов (пять вправо, пять вниз).

10 Выберите 5 = 252

Есть 252 уникальных путей.
Примечание: мы могли бы также использовать движения вниз вместо правильных движений.

Метод 2: Давайте начнем с самого начала и подойдем к этой проблеме по-другому. В верхнем левом углу вы можете сделать ровно два хода. Вы можете двигаться вправо или вниз. Следовательно, есть только один уникальный путь, который приведет вас от верхнего левого квадрата к квадрату справа от него.Точно так же есть только один путь, который простирается от квадрата в верхнем левом углу до квадрата прямо под ним. Мы обозначаем это, помещая 1 в эти квадраты (см. Рисунок 3). Рассмотрим квадрат во втором ряду и втором столбце. Есть два уникальных пути, которые начинаются в верхнем левом квадрате и заканчиваются там. Обозначим это, поставив 2 в этом квадрате. (Нарисуйте их, чтобы увидеть сами). Продолжайте вычислять количество уникальных путей, ведущих к каждому квадрату сетки. Конечно, чем дальше вы продвигаетесь, тем труднее будет это делать.К счастью, закономерность намечается.

Похоже, что числа в сетке соответствуют треугольнику Паскаля.

Это наблюдение позволит нам легко заполнить квадраты в сетке.Возьмите 6 в третьем ряду и третьем столбце. Чтобы получить 6, мы складываем 3 + 3, число в квадрате выше и число в квадрате слева.

Практические задачи 1:

1. Должна ли сетка быть квадратной, чтобы мы могли найти общее количество путей? Объяснять.

2. Объясните, почему метод 2 работает.

3. Заполните недостающие квадраты в сетке ниже в соответствии с методом 2

4.Используйте метод 1 и метод 2, чтобы найти общее количество путей в сетках ниже.

Вопрос 2: Рассмотрим сетку 6x6 (рис. 4) с отсутствующим квадратом (заштрихованный квадрат). Сколько уникальных путей можно нарисовать, которые простираются от верхнего левого квадрата до нижнего правого квадрата и избегают недостающего квадрата.

Решение: Мы больше не можем использовать метод 1. Поскольку любой путь, который проходит через отсутствующий квадрат, теперь является недопустимым , будет менее 252 уникальных путей. Если мы продолжим использовать метод 2, числа в gird должны совпадать с числами в вопросе 1, пока мы не дойдем до отсутствующего квадрата (рисунок 6).Рассмотрим квадрат в четвертой строке и третьем столбце на рисунке 6. Какое число мы должны написать в этом квадрате?

Ну, нет путей, ведущих к квадрату прямо над ним, и ровно четыре пути, которые ведут к квадрату слева от него 0 + 4 = 4. Другими словами, четыре пути, которые заканчиваются квадратом слева (четвертая строка, второй столбец), расширяются на длину, равную единице, в квадрат в четвертой строке и третьем столбце, в то время как новые пути не входят в этот квадрат сверху.

Продолжая заполнять квадраты методом 2, мы обнаруживаем, что существует 132 уникальных пути, которые проходят от верхнего левого квадрата до нижнего правого квадрата, избегая пропущенного квадрата. Метод 2 работает хорошо, но становится утомительным, если у вас нет компьютера, который вам помогает. Существует гораздо более быстрое решение, включающее как метод 1, так и метод 2.Сначала заметьте, что:

Откуда берутся числа 252, 6 и 20 и что они обозначают?

252 = 10Выберите 5: общее количество путей, которые можно нарисовать на сетке 6x6 без пропущенных квадратов.
6 = 4 Выберите 2: общее количество путей, которые простираются от верхнего левого квадрата до отсутствующего квадрата. Все эти пути «незаконны» или потеряны.
20 = 6Choose3 : общее количество путей, которые простираются от недостающего квадрата до квадрата в правом нижнем углу.

Следовательно, (6) (20) = 120 - это общее количество путей, которые пройдут через недостающий квадрат. Мы не хотим их считать. Следовательно, существует 252-120 = 132 уникальных пути.

Практические задачи 2:

1. Рассмотрим сетку 8x6 ниже. Сколько путей вы можете нарисовать, которые начинаются в верхнем левом квадрате, проходят через недостающий квадрат и заканчиваются в правом нижнем квадрате?

2. Найдите общее количество путей, которые избегают пропущенных квадратов в сетках ниже.

«Тропа теленка» Сэма Фосса - Стихи

I.

Однажды сквозь первобытный лес
Теленок пошел домой, как и положено хорошему теленку;

Но сделал тропу искривленную,
Кривую тропу, как у всех телят.

С тех пор триста лет бежали,
И я делаю вывод, что теленок мертв.

II.

Но все же он оставил свой след,
И тем самым повествует моя моральная сказка.

На следующий день тропа взяла
одинокая собака, которая прошла по тому пути;

И тогда мудрая овца-колокольчик
Преследовала тропу по долине и крутому,

И погнал за собою и стадо.
Как всегда делают хорошие колокольчики.

И с того дня над холмом и поляной.
Через этот старый лес была проложена тропа.

III.

И много людей проникали внутрь и наружу,
И уклонялись, и уклонялись, и сгибались,

И произнес слова праведного гнева,
Потому что путь был такой извилистый;

Но все же они следовали - не смейтесь -
Первые миграции этого теленка,

И по этой извилистой лесной дороге шел
Потому что он раскачивался, когда шел.

IV.

Эта лесная тропа превратилась в переулок
, который изгибался, поворачивал и снова поворачивал;

Этот извилистый переулок превратился в дорогу,
Где много бедной лошади с грузом

Трудился под палящим солнцем,
И прошел около трех миль за одну.

И так полтора века.
Они ступили по стопам того теленка.

V.

Годы прошли в быстроте автопарка,
Дорога превратилась в деревенскую улицу;

И это, прежде чем люди узнали об этом,
Многолюдная улица города.

И вскоре центральной улицей стала
Известного мегаполиса;

И люди два с половиной века
Шли по стопам того теленка.

VI.

Каждый день сто тысяч бега
Следил за зигзагообразным теленком около

И прошел его извилистый путь.
Движение континента.

Сотни тысяч человек были ведомы,
Один теленок, мертвый почти три столетия назад.

Они все еще следовали его кривым путем,
И теряли сто лет в день;

Ибо таким образом дано такое благоговение,
Хорошо установленный прецедент.

VII.

Это мог бы преподать моральный урок
Если бы я был рукоположен и призван проповедовать;

Для людей, склонных к слепоте
По тельцам тропами разума,

И работать от солнца к солнцу,
Чтобы делать то, что сделали другие люди.

Они идут по проторенной дороге,
И туда, и сюда, и вперед, и назад,

И по-прежнему их коварный курс преследуют,
Чтобы сохранить путь, который делают другие.

Они сохраняют путь священной колеей,
По которой они движутся всю жизнь.

Но как смеются мудрые старые лесные боги,
Кто увидел первого первобытного теленка.

Ах, многому может научить эта сказка…
Но я не предназначен проповедовать.

Байден предлагает путь к гражданству.Некоторые Мечтатели уже выручили.

Президент Джо Байден предложил законный путь к гражданству для миллионов нелегальных иммигрантов в США. В соответствии с его предложением, направленным в Конгресс, приоритет будет отдан так называемым Мечтателям, детям, которых родители привезли в США, и категории детей. мигрантов, что сочувственно воспринимается многими избирателями в США.

Тем не менее, для некоторых Мечтателей поляризованные дебаты по иммиграции в США показывают, насколько сложно получить легальный статус, кто бы ни занимал Белый дом.И их личная мечта начала портиться. В последние годы неизвестное число людей либо вернулось в страну своего рождения, либо в другие страны в поисках возможностей. Это трудное решение уехать, поскольку иммиграционное законодательство США затрудняет возвращение, если в прошлом вы проживали в США нелегально.

Почему мы написали это

Один из самых устойчивых мифов о возможностях - это американская мечта. Но некоторые так называемые Мечтатели, которые были доставлены в США несовершеннолетними, находят возможности в других местах.

Гейди Портокарреро переехала в США со своими родителями из Перу, когда ей было 13 лет. Сегодня она живет в Канаде и работает аналитиком данных. Ее мать вернулась в Перу, что, наконец, позволило им встретиться там в 2019 году.

«Я выросла, думая, что всего, чего вы хотите, можно достичь только в США», - говорит г-жа Портокарреро. «Мне было так сложно покинуть Штаты и не думать ни о какой другой стране. Я подумал: «Вот где сбудутся мои мечты. Зачем уезжать? »

Торонто

Ын Сок Хонг мечтал поступить в школу Лиги плюща.Это было естественной эволюцией для ребенка, которого его мать привезла в 10 лет в США из Южной Кореи, и слова отца звучали в его ушах: «Мы дали вам такую ​​возможность. Усердно учиться. Слушай свою мать.

Но независимо от того, насколько усердно г-н Хонг работал или учился, его иммиграционный статус в США всегда был под вопросом. А когда четыре года назад к власти пришел Дональд Трамп, это мучительное беспокойство превратилось почти в панику. Он до сих пор помнит тот день в сентябре 2017 года, через два года после того, как он получил работу в финансовом секторе в Нью-Йорке, когда U.С. объявил, что отменит отсрочку действий по приезду детей (DACA), отсрочку времен Обамы для миллионов нелегальных иммигрантов, таких как г-н Хонг, которые прибыли в США в детстве.

«Я был на работе. Мне было так холодно. Мои руки дрожали », - говорит он. «Я понял, о мой Бог, что бы я ни думал, что у меня есть, это можно забрать, и это просто было».

Почему мы написали это

Один из самых устойчивых мифов о возможностях - это американская мечта. Но некоторые так называемые Мечтатели, которых доставили несовершеннолетними в У.С. находят возможность в другом месте.

Итак, г-н Хун сделал то, что его семья сделала много лет назад: он искал возможности в другой стране, хотя знал, что, покинув США, ему будет запрещено повторно въезжать в единственную страну, которую он знал. Он подал заявку и был принят в престижную бизнес-школу в Испании. «И я посмотрел на свою жизнь в Штатах, которая полна неопределенности ... [в] стране, которая не хочет меня».

Ын Сок Хонг, который получает двойную степень в бизнес-школе IE, принимает участие в Южном саммите в Мадриде, 4 октября 2019 года.Он был получателем DACA в США - его мать привезла его в США из Южной Кореи - но решил переехать в Испанию, чтобы продвинуться по карьерной лестнице. В настоящее время ему запрещено возвращаться в США

.

Когда он уехал в Испанию в 2019 году, г-н Хонг стал одним из так называемых Мечтателей, которые добровольно покинули США, увидев, что иммиграционная реформа замирает на корню. Число тех, кто уехал, чтобы переехать домой или в другую страну, не отслеживается; оценки показывают, что общая численность нелегальных иммигрантов в США.С 2010 по 2018 год количество S. сократилось примерно на 1 миллион.

И хотя президент Байден озвучил новый тон, изменив некоторые из наиболее жестких политик г-на Трампа в отношении иммигрантов в первую неделю его пребывания в должности, многие мечтатели, которые нашли возможность другие места не вернутся в ближайшее время, противодействуя устойчивой американской идее свободы в сочетании с возможностями, воплощенной в «американской мечте».

«Я вырос с мыслью, что все, что ты хочешь, может быть достигнуто только в США.S. », - говорит Гейди Портокарреро, родители которой уехали из Перу в США, когда ей было 13 лет, и которая сегодня живет в Канаде. «Мне было так сложно покинуть Штаты и не думать ни о какой другой стране. Я подумал: «Вот где сбудутся мои мечты. Зачем уходить? »

Политика разделения

Г-н Байден уже предоставил защиту получателям DACA, сохранив программу, которую президент Трамп попытался отменить в 2017 году, вызвав затяжную судебную тяжбу, которую он в конечном итоге проиграл. Данные правительства показывают, что по состоянию на сентябрь.30, было 640 760 человек со средним возрастом 26 лет, которые были получателями DACA, что делало их небольшой подмножеством большего числа Мечтателей.

Г-н Байден также направил в Конгресс законопроект, чтобы открыть путь к гражданству для почти 11 миллионов нелегальных иммигрантов в США. Мечтатели будут ускорены в соответствии с предложением г-на Байдена, которое станет самым масштабным пересмотром иммиграционного законодательства в мире. десятилетия. Во вторник его администрация объявила о дальнейших мерах, в том числе о создании целевой группы по воссоединению членов семей, разлученных на границе при его предшественнике.

Тем не менее, многие Мечтатели, уехавшие из США, не забыли, что поляризованная иммиграционная политика предшествовала администрации Трампа. Закон DREAM о несовершеннолетних иммигрантах был впервые введен почти 20 лет назад, но только для того, чтобы запутаться в Конгрессе, что побудило Обаму создать DACA в 2012 году в качестве временной отсрочки. И политика иммиграционной реформы остается столь же вызывающей разногласия и дисфункциональной, хотя существует широкая общественная поддержка легализации статуса Мечтателей.

«Жизнь за пределами США».С. »

Многие Мечтатели говорят о том, что они росли американскими детьми, только для того, чтобы понять, когда они пытались получить летнюю работу или водительские права, подать заявление в колледж или начать свою карьеру, насколько они были стеснены. Когда они узнали о своем статусе, они наконец поняли страх своих родителей перед полицией или пугливость во время вождения. Они говорят о том, что чувствуют себя в ловушке, задыхаются и стыдятся того, кем они являются.

Кэтрин Джин, которая работает с незарегистрированной молодежью в районе Сан-Франциско, недавно помогла запустить видеопроект под названием «Жизнь за пределами США».С. » чтобы помочь им открыть себя для возможностей ухода.

«Для них нет ролевых моделей. Когда мы начали проект и говорили с людьми о жизни за пределами США, первое, о чем люди думали, была депортация, - говорит г-жа Гин, исполнительный директор некоммерческой организации Immigrants Rising.

г-ж Джин говорит, что адвокаты иммигрантов, которые боролись так трудно за право остаться в США в некоторых отношениях обрамления своих вариантов в двоичном виде: остаться или уйти с идти означающее возвращение домой, что может быть с оттенком отказом.«Я думаю, [это бинарное мышление] играет с пониманием иммигрантами их собственной свободы уехать куда-нибудь и что они могут быть востребованы и оценены где-то еще».

Ын Сок Хонг (второй слева) совершает однодневную поездку в Толедо с одноклассниками по программе MBA из бизнес-школы IE в Мадриде, одной из нескольких поездок, которые он совершил в Испанию с новыми одноклассниками.

Это легче сказать или пожелать, чем сделать, - говорит Рудольф Кишер, иммиграционный поверенный из Ванкувера.Канада - логичное направление из-за близости и языка, и он говорит, что в последние годы получил больше звонков от Dreamers. Но многих отговаривает иммиграционная система Канады, которая устанавливает высокую планку, в том числе в образовании, для большинства поступающих.

«Это очень сложно сделать, и для них это рискованно», - говорит он, отмечая, что нет простого пути назад в США, если они будут приняты.

Улица с односторонним движением

Действительно, одно из самых мучительных решений, с которыми сталкиваются Мечтатели, - это оставить семью и родителей-иммигрантов, которые пожертвовали всем, чтобы перебраться в Америку со своими детьми.Любому взрослому человеку, который проживал в США нелегально, обычно запрещается въезд в страну на срок от трех до 10 лет, при условии отказа.

Г-жа Портокарреро уехала из США в 2011 году. Она рассказывает о 20-часовых днях, которые проводила ее мать: утром она работала кассиром, днем ​​работала няней, а вечером разносила газеты в Калифорнийском заливе.

Но после окончания университета г-жа Портокарреро говорит, что она могла проходить только бесплатную стажировку, потому что статуса DACA еще не существовало.И когда одна из этих организаций попыталась предложить ей оплачиваемую должность, и ей пришлось отказаться, она знала, что ей нужно уйти. «Это то, чему меня научила мама, что я могу добиться успеха где угодно, - говорит г-жа Портокарреро, которая работает в Ванкувере аналитиком данных. «Мне не нужно было находиться в США, чтобы осуществить свои мечты».

Они не могли видеться девять лет, пока ее мама не вернулась в Перу.

Г-н Хун не сразу принял предложение бизнес-школы в Испании, отчасти из-за того, что его мать пожертвовала собой ради него и ее нежелание проводить его.Он отложил принятие и работал с некоммерческой организацией, лоббируя на Капитолийском холме отказ от повторного въезда для неавторизованных иммигрантов, которые уезжают учиться. Ничего не изменилось. Поэтому он получил студенческую визу и переехал в Мадрид.

Получайте сообщения Monitor Stories, которые вам небезразличны, на свой почтовый ящик.

Сегодня г-н Хонг получает двойную степень магистра и запускает два стартапа. Тем не менее, он не отказался от своей американской мечты. Один из его стартапов находится в Майами, США.партнер. Ему запрещено въезжать повторно, но он подает заявку на отказ и надеется, что администрация Байдена изменит правила для Dreamers, и не только потому, что он хочет заниматься бизнесом.

«Я хочу, чтобы США захотели вернуть меня», - говорит он. «Я хочу показать, что иммигрант не забирает у вас работу. На самом деле иммигрант может создать для вас работу ».

Раздел 3

Резюме и анализ Часть 1: Раздел 3 - Кросс и холм трудности

Сводка

Выйдя из Дома переводчика, Кристиан подходит к возвышенности, на которой стоит Крест.Ниже по склону открытая гробница. Как только Кристиан достигает Креста, тяжелый узел на его спине соскальзывает с его плеч, скатывается по склону и падает в гробницу, чтобы его больше не видели. Когда Христианин стоит и плачет от радости, появляются три «Сияющих» (ангела). Один говорит ему, что все его грехи теперь прощены. Другой снимает с него лохмотья и одевает в новую яркую одежду. Третий ставит отметку на его лбу и вручает ему пергамент, «Свиток с печатью на нем». Этот Свиток он должен читать, путешествуя, и когда он доберется до Небесных Врат, он должен представить его как свои верительные грамоты, в качестве своего паспорта на Небеса, так сказать.

Сделав три прыжка от радости, Кристиан продолжает петь, пока не встречает трех мужчин, спящих на земле: Простой, Ленивый и Самонадеянный. Он считает своим долгом разбудить их и предупредить об огромной опасности, в которой они окажутся, если они не встанут и не пойдут дальше.

Лев может подойти и съесть их. Сказав, что они не видят опасности, все трое переворачиваются и снова засыпают, из-за чего Кристиан «обеспокоен тем, что люди, оказавшиеся в этой опасности, должны так мало ценить его доброту, которая так охотно предлагала им помощь.«

Все еще размышляя о такой неблагодарности, Кристиан идет по Святому Пути, когда видит, как двое мужчин падают на одну из высоких стен, ограничивающих узкий путь. Стены были построены так, чтобы никто не мог войти на Святой Путь, кроме как через калитку. Прыгающие через стену - формалисты и лицемеры - идентифицируют себя, говоря, что они пришли из «страны тщетной славы и идут прославить гору Сион». Но почему они не вошли через калитку, которая была правильным путем? - спрашивает Кристиан.Конечно, они должны знать, «что тот, кто не входит дверью, но лезет другой дорогой, тот есть вор и разбойник» (Иоанна 10: 1).

Они отвечают, что до калитки было слишком далеко, так что они пошли своим обычным курсом, чтобы сократить путь. Когда Кристиан сомневается в их приеме у Небесных Врат, они говорят ему не беспокоить об этом; их прием будет таким же хорошим, как и его. Не очень довольный своей компанией, Кристиан вместе с Лицемерием и Формалистом идет к подножию Холма Сложности, где есть три пути, и они должны сделать выбор.Один путь идет прямо вперед, вверх по крутому склону холма; другой обходит базу слева; третий - наоборот. Вспоминая инструкции Доброй воли, Кристиан знает, что правильный путь - это идти прямо вверх по холму. Не любя эту перспективу, Формалист и Лицемер решают пойти по ровным тропинкам, огибающим холм. Оба теряются и погибают.

Поднимаясь на холм, в местах настолько крутых, что ему приходится ползать на четвереньках, Кристиан приходит к красивой беседке, «построенной Владыкой холма для отдыха усталых путешественников."Садясь отдохнуть, он достает свиток, чтобы читать, что его утешает. Но чтение вызывает у него сонливость, и он засыпает быстрым сном, от которого он через некоторое время просыпается, когда кто-то говорит:" Иди к муравью, ленивец; думай о ее путях и будь мудрым »(Притч. 6: 6).

Подпрыгивая, Кристиан мчится как можно быстрее к вершине холма, где встречает двух вернувшихся пилигримов, Тимора и Недоверия. Что случилось, что ты не туда бежишь? - спрашивает Кристиан. Поскольку впереди львы, они отвечают, добавляя, что «чем дальше мы идем, тем больше опасностей мы встречаем», поэтому они поворачивали назад и возвращались домой.

Они советуют Кристиану пойти с ними, но последний решает пойти дальше. Впереди могла быть смерть, но смерть неизбежна, если он вернется в Город Разрушения, который «готовился к огню и сере». Тем не менее, сообщения «Тимур» и «Недоверие» вызывали беспокойство. Чтобы найти утешение и воодушевление в его чтении, Кристиан залезает в блузку за своим роллом, но его там нет.

Потрясенный, стонущий и стонущий, громко оплакивая свою неосторожность, потеряв свой «пропуск в Небесный Город», Кристиан вспоминает, что последний раз у него был Ролл в беседке, и возвращается туда по своим следам.Не найдя своего сокровища сразу, он в полном отчаянии и сидит, плача, когда внезапно видит Свиток, упавший с его колен во время его «греховного сна». Выражая благодарность Богу за то, что он обратил свой взор к тому месту, где он лежал, Кристиан надежно заправляет свиток в блузку и с трудом поднимается обратно на вершину холма. Отсюда он видит неподалеку величественный дворец. По мере того, как темнеет, он спешит туда.

Анализ

Символика Креста и открытого гроба, а также освобождения Христиана от тяжкого бремени греха, которое он нес, очевидна, как и появление трех Сияющих, дающих ему новое одеяние, и Свиток, который идентифицирует его как один из избранных, один из избранных.Кристиан очень гордится вышитым белым халатом, который ему подарили. Он не только прекрасен сам по себе, но и является еще одним ощутимым знаком Божьей благосклонности. Когда он встречает их, лицемерие и формалисты смеются над этим, говоря, что пальто ему дали соседи, чтобы скрыть позор его наготы, и смеются, когда Кристиан говорит им, что свиток в его руке откроет ему врата в рай. .

Значение холма сложности также очевидно. Хотя он идет прямо, на пути к Небесам есть взлеты и падения, и взлеты необходимо преодолевать.Их нельзя безопасно избежать. Их нелегко обойти, поскольку Формалист и Лицемерие учатся за свою цену. На холме сложности ничего особенного не происходит. Он стоит там, кажется, просто для того, чтобы подняться на него как испытание веры и выносливости. Достижение вершины не дает никаких новых открытий. Единственная трудность Кристиана возникает на полпути к холму, когда он засыпает там в красивой беседке и теряет свой драгоценный рулон. Продолжая, он обнаруживает свою потерю и должен вернуться к беседке. Чтобы преподать урок, Буньян заставляет Кристиана строго и подробно упрекать себя «в том, что он настолько глуп, что заснул в этом месте».«Теперь он видит, что Бог предусмотрел беседку не для« греховного сна », а только для« небольшого освежения »усталых путешественников по Святому Пути.

«Бедный я человек, чтобы мне заснуть днем! [Откр. 2: 5; 1 Фес. 5: 7-8] Чтобы мне заснуть среди трудностей! Чтобы я так потакал плоти! как использовать этот покой для облегчения моей плоти, который Господь горы воздвиг только для облегчения духов пилигримов! Сколько шагов я сделал напрасно! » Бог прощает его и направляет его взгляд туда, где лежит пропавший Ролл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *