Одинадцятий подвиг геракла – 11. ( ) / .

Содержание

Кербер - 11 подвиг Геракла

Геракл

Пересказ Н.А.Куна

Кербер (одиннадцатый подвиг)
Геракл, Цербер и Эврисфей. Античная керамика. Роспись церетанской гидрии ок. 530 г до н.э.

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как уже снова послал его на подвиг Эврисфей. Это был уже одиннадцатый подвиг, который должен был совершить Геракл на службе у Эврисфея. Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов подземное царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера1. Три головы было у Кербера, на шее у него извивались змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть у Тэнара2 спустился во мрак подземного царства. У самых врат царства Аида увидал Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился Тесей к Гераклу:

- О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь ты в силах избавить меня от них!

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Перифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения. Геракл покорился воле богов и пошел дальше во мрак вечной ночи. В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших. Только не бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой обратилась она к великому сыну Зевса:

- О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась она после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником!

Геракл обещал исполнить просьбу друга и пошел дальше за Гермесом. Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной горгоны Медузы, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

- Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена его Персефона на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака и печалей. Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком за плечами. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:

- О, властитель душ умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел я в твое царство, не по своей воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид, отвести в Микены твоего трехглавого пса Кербера. Велел мне сделать это Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев.

Аид ответил герою:

- Я исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею.

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

Геракл привел к стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул Аиду его страшного стража Кербера.

Примечания:
1Иначе - Цербер.

2Мыс, южная оконечность Пелопоннеса.

Добавлено: 11:51, 29 октября 2006

skazanie.info

Кербер (Одиннадцатый подвиг) | Подвиги Геракла греческой мифологии

Назад к разделу

Кербер (Одиннадцатый подвиг)

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как уже снова послал его на подвиг Эврисфей. Это был уже одиннадцатый подвиг, который должен был совершить Геракл на службе у Эврисфея. Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов подземное царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера. Три головы было у Кербера, на шее у него извивались змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть у Тэнара спустился во мрак подземного царства. У самых врат царства Аида увидал Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился Тесей к Гераклу:

 

- О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь ты в силах избавить меня от них!

 

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Перифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения. Геракл покорился воле богов и пошел дальше во мрак вечной ночи. В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших. Только не бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой обратилась она к великому сыну Зевса:

 

- О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась она после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником!

 

Геракл обещал исполнить просьбу друга и пошел дальше за Гермесом. Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной горгоны Медузы, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

 

- Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

 

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена его Персефона на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака и печалей. Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком за плечами. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:

 

- О, властитель душ умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел я в твое царство, не по своей воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид, отвести в Микены твоего трехглавого пса Кербера. Велел мне сделать это Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев.

 

Аид ответил герою:

 

- Я исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею.

 

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

 

Геракл привел к стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул Аиду его страшного стража Кербера. 

Назад к разделу


world-of-legends.su

11 подвиг Геракла

Золотые яблоки Гесперид росли на волшебном дереве и обладали удивительным свойством возвращать молодость. Это дерево Гея-Земля подарила греческой богине Гере как свадебный подарок во время её бракосочетания с Зевсом. Никто из людей эти чудесные яблоки, никто даже не знал, где они растут. Только слухи ходили, что растёт та яблоня в саду, который принадлежит Гесперидам. А находится этот сад на самом краю земли, где титан Атлант держит на своих плечах небосвод, а волшебную яблоню охраняет исполинский стоглавый змей Ладон, порожденный морским божеством Форкием и титанидой Кето.

Вот и надумал царь Микен Эврисфей Геракла отправить за золотыми яблоками в надежде, что уж из такой-то дали он едва ли вернется — либо погибнет в схватке с Ладоном, либо сгинет в пути.

Как всегда, Эврисфей передал свой приказ через глашатая Копрея.

Пересказ Ф. Ф. Зелинского

"В роще Гесперид, -- гласил он, -- растет дивная яблоня, отягченная молодильными яблоками, -- дар Гере от Матери-Земли в день ее брака с Зевсом; стережет их стоглавый змей Ладон; Еврисфей приказывает тебе побороть змея, а яблоки сорвать".

Геракл удивленно посмотрел на глашатая.

-- Повтори приказ, -- сказал он ему.

Копрей повторил приказ теми же словами.

-- "...а яблоки сорвать", -- повторил за ним Геракл. -- И больше ничего?

-- Больше ничего.

-- Он не сказал: "Сорвать и принести ему"?

-- Нет, но это разумеется, полагаю я, само собой.

-- Дело глашатая, -- сухо возразил Геракл, -- передавать поручения, а не толковать их. Скажи твоему господину, что я исполню его слова в точности.

"Царь Еврисфей, -- подумал он по его уходе, -- бессмысленно лопочет ему же непонятные слова; я вижу, однако, что моя небесная гонительница отвернулась от него и свой гнев на меня переложила на милость. Она приказывает мне сорвать молодильные яблоки с дерева, которое было ей свадебным даром от Матери-Земли. Будь благосклонна, царица Олимпа! Геракл, "Герой прославленный", и ее прославит до конца времени... Матушка, дети, друг -- вы уже не увидите меня более в моем человеческом естестве. Я поборол в себе все земное: издали благословляет вас Геракл... издали, издали..."

Из Тиринфа он через Истм проследовал прежде всего в Фивы. Перед городом расположилась афинская рать с требованием похорон для павших аргосских вождей. Царь Креонт, возмущенный ее непрошенным вмешательством, упорствовал, но Геракл его уговорил исполнить общеэллинский закон. Идя дальше, по отчасти уже знакомым путям, он прошел Италию, затем Ливию и достиг наконец высокой горы. Видит, на вершине стоит исполин, небесная твердь опускается на его плечи. Он уже знал -- это был Атлант, брат Прометея; от него он узнает, где сад Гесперид.

Атлант не сразу исполнил его просьб)':

-- Подержи за меня небосвод, а я принесу тебе яблоки.

Но Геракл понял его коварство: передаст -- и оставит меня на все времена.

-- Не могу, -- ответил он ему, -- мне приказано самому и змея побороть, и яблоки сорвать. Научи меня, а я тебя тоже утешу откровением.

Атлант ему сказал все требуемое, и о пути, и о роще.

-- А в чем же откровение? -- спросил он.

-- Близок час великой битвы, а за ней великого примирения, -- ответил Геракл, -- иные законы наступят для мироздания, и ты будешь освобожден от своей многовековой работы.

За Атлантовой горой высилась другая: на ее вершине и лежала роща -- Гесперид. Уже издали Геракла очаровало дивное пение четырех девичьих голосов; он понял, что это были четыре нимфы, Геспериды. Приблизившись, он их увидел, увидел и стоявшую посередине яблоню с золотыми яблоками в темно-зеленой листве, но увидел также и извивавшегося вокруг яблони змея -- такое же дерево, со столькими же головами, сколько на том было яблок. Вмиг пение прекратилось; нимфы озабоченно бросились под сень яблони, и змей их покрыл частью своих голов.

-- Кто ты, чужестранец? Зачем ты пришел тревожить наш покой? Здесь не место для человеческой стопы; сюда только Плеяды залетают, дочери Атланта, чтобы зачерпнуть амбросии для трапезы богов.

-- Меня шлет Гера, ваша владычица; я должен побороть змея и сорвать три яблока.

-- Ты не можешь побороть змея, он бессмертен.

Геракл поднял свой лук.

-- Хирон тоже был бессмертен, -- сказал он, -- и все же пущенная из этого лука стрела склонила его променять на преисподнюю веселый свет дня. То же и с вашим змеем будет. С этими словами он вынул из колчана стрелу, отравленную ядом гидры. Нимфы вскрикнули:

-- Не вноси ужасов смерти в нашу блаженную обитель; мы сами своею песней усыпим змея.

И они запели песню такую чудную, какой Геракл еще никогда не слыхал. Замолк ветер, шумевший в листве яблони; замолк ручеек, журчавший у ее подножия. Одна задругой головы змея поникли и заснули; когда погасла последняя пара зениц, Геракл подошел к дереву и сорвал три золотых яблока...

Совершен двенадцатый подвиг, последний из тех, которые на него были возложены Еврисфеем! Он это знал -- додонский оракул был ему памятен. И ему показалось, что все утомление всех двенадцати вдруг им овладевает; заложив руку с яблоками за спину, он склонил голову и глубоко задумался.

А Геспериды все пели и пели, и вся гора благоговейно молчала, внимая их райским напевам. Эта песнь тихо, сладко баюкала душу; продлить бы ее до бесконечности, заснуть, как вот этот змей, но заснуть навеки.

Но кто-то не спит, чей-то полет едва-едва, но слышится среди глубокой тишины райской песни. Не спит время; полет его тихих крыл сопровождает течение звуков по неподвижности эфира. Время не ждет; земные подвиги кончились, но час небесного настал: достигнут рубеж, отделяющий человеческую жизнь от вечности богов...

Перейти ли? Или отказаться от всего, забыться там, внизу, в тихом сумраке Асфоделова луга? Лучше забыться: он ведь так утомлен...

Чу, что это? Еще какой-то шум. Солнце ли сорвалось с небесного свода? Нет, это пылающая колесница несется на его гору, и в ней двое: Гермес и Паллада. Геспериды прекратили свою песнь; змей проснулся, вся гора проснулась.

Паллада подошла к Гераклу:

-- Радуйся, мой брат, и следуй за нами: нас ждут.

Геракл посмотрел на нее утомленным взором и протянул ей руку с яблоками:

-- Радуйся, владычица! Но для кого сорвал я их?

-- Ты сорвал их для себя; отведай их, побори последнюю слабость! И следуй за нами: нас ждут.

Геракл исполнил ее слова. От первого яблока исчезло его великое утомление, последняя немощь его земных трудов; от второго -- сгладились глубокие морщины, изрывшие его чело, окрасилась в русый цвет его седина, блеснули пламенем солнца его очи, и он опять стал таким, каким его познал немейский лев; от третьего -- неземная сила и бодрость наполнила все его естество.

Он подал руку Палладе, взошел с ней к Гермесу на колесницу, и они умчались к порогу небес, где Зевс с перуном в руке ждал своего обоготворенного сына.

 

Чем больше подвигов совершал могучий герой Геракл, тем опаснее и труднее становились уроки, которые задавал ему безжалостный Эврисфей.

Не успело замолкнуть в аргосских стойлах глухое мычание быков Гериона, как ничтожный царёк снова потребовал к себе своего великого слугу.

— Дошла до меня, — сказал он Гераклу, — удивительная весть. Далеко от нас, где-то на самом краю земли, на берегах могучего океана, есть сад, разбитый на голых скалах великаном Атлантом. По сю сторону того сада на много дней пути простираются необозримые пустыни, спалённые солнцем; злые скорпионы и ядовитые змеи обитают в них. По ту сторону, над безграничным морем, за которое заходит солнце, раскинулось синее царство богини Ночи.

Дочери ночи — прекрасные сёстры-вечерницы — Геспериды вылетают по вечерам из его прохладных тёмно-лазурных просторов. Они спускаются в сады Атланта и стерегут их от похитителей. Сказать по правде, там есть что охранять, потому что на свете нет ничего прекрасней и таинственней этих густолиственных садов.

Блестящие как золото, большеглазые птицы, воркуя, порхают там с ветки на ветку в голубом вечернем тумане. Тоненькими голосами звенят хрустальные ручейки, и дно их устлано золотистым песком. В прозрачных водоёмах цветут розовые лотосы. И пёстрые рыбы выплывают порой из-под листьев, а по нежным стеблям трав стекают и капают вниз на землю благоуханные смолы.

В самой же глуши сада, в его зелёной и влажной тени, растёт прекрасное пышнолистное дерево. Ствол его тонок и строен, ветки гибки, и на них, сияя и днём и во мраке ночи, висят золотые яблоки, каких никогда не видели глаза человека.

Геракл! Я хочу, чтобы ты достал мне три таких яблока. Я знаю — ты смел и могуч. Но не надейся заранее на лёгкое дело. Знаешь ли ты, кто такой Атлант, хозяин этого сада и этих яблок? Послушай — я тебе расскажу, кто он.

На краю света, над тёмной и страшной бездной, широко расставив ноги, стоит, нагнувшись, великан, огромный, как гора. Могучими руками он упёрся в небо и поддерживает над нами небесный свод. Стоит ему хоть на минуту отпустить свою тяжёлую ношу, и небо рухнет вниз на землю, тучи сорвутся с него, упадут луна и солнце, посыплются вниз яркие звёзды. Настанет конец всему. Этот великан, держатель неба, и есть Атлант. Атланту некогда самому стеречь золотые яблоки. Но он дорожит ими больше, чем жизнью. Поэтому в помощь сёстрам Гесперидам он приставил злого дракона Ладона. У этого чудища только один глаз в широком лбу, но зато этот глаз никогда не закрывается. Горе тому, кого увидит бессонное око дракона.

Вот что мне рассказывали бывалые и мудрые люди. Так это или не так, я не знаю, но яблоки ты должен мне раздобыть. Таков мой приказ. Слышал ты его, о мой слуга Геракл?

Геракл всё слышал. Как всегда, возложив на плечи шкуру Немейского льва, он застегнул её лапы спереди на груди, сцепив когти с когтями, и, опираясь на свою страшную палицу, немедленно тронулся на поиски удивительного сада.

Долго блуждал он по всей земле, углублялся в холодные области севера, бродил под палящим солнцем юга, заходил на запад и на восток — всё было тщетно. Никто не мог рассказать ему, где живут сёстры-вечерницы.

Наконец, придя на берег северной реки Эридана, он услышал в её волнах нежные, как шелест струй, голоса. Это водяные нимфы, милые и кроткие создания, жившие тут, выплыли наверх, услышав его тяжёлую поступь. Им стало жалко героя, и они посоветовали ему побеседовать со старым отцом волн, косматым Нереем.

Выслушав просьбы героя, Нерей поделился с ним своей тайной. В страшном месте находились сады Атланта. Место это лежало далеко за жёлтыми песками Африки, за дикими степями, где бродят львы и пресмыкаются серые змеи пустынь. Но грознее всех змей и всех львов был в той стране её повелитель, сын Земли, великан Антей.

Боги приказали ему никого не пропускать через свои владения, и великан неуклонно выполнял свой долг. Каждого, кто приближался к нему, он заставлял померяться с ним силой.

А это было совсем безнадёжно: ведь голова Антея возвышалась над самыми высокими пальмами его страны — в нём было целых шестьдесят локтей роста. Мало того — его нельзя было утомить в бою. Как только он чувствовал усталость, он прикасался рукой или ногой к своей матери Земле, и тотчас же в него вливалась новая сила. Вот почему он убивал одного за другим всех противников и их костями украшал храм своего отца, бога морей, Посейдона.Золотые яблоки Гесперид

Эти страшные вести не смутили Геракла. Смело вступил он на горячую землю Ливийской пустыни, и скоро вдали перед ним, среди раскалённых песчаных холмов, поднялся в тумане огромный торс Антея. Рассерженный гигант протяжным окриком остановил героя у границы своих владений и без дальних слов ринулся на него.

Началась жестокая битва.

Охватив друг друга могучими руками, кружились враги по знойной пустыне. Песчаные вихри вздымались от их ног и скоро затмили солнечный свет. Но сила Антея всё время росла — ведь он стоял ногами на родимой земле, — а Геракл начал уже уставать. Неужели победа останется за великаном?

Но нет! Геракл был ловок и хитёр. Он вспомнил, что ему говорил старец Нерей. Собрав последние силы, он вдруг поднял Антея высоко в воздух, оторвав его от матери-Земли.Гекракл

Тотчас же могучий гигант стал слабеть. Тщетно тянулся он руками и ногами к своей матери, чтобы набраться от неё новой силы. Геракл, дрожа от напряжения, держал его на весу и не давал прикоснуться к Земле. И скоро суровый великан стал слабее малого ребёнка.

Геракл совсем не хотел зла Антею. Но ему нужно было во что бы то ни стало пройти через его владения.

— Пропусти меня через пустыню, Антей, — сказал он.

— Нет, — сказал Антей. — Я не могу сделать этого. Я не могу нарушить волю богов.

Тогда, держа великана одной рукой, герой протянул другую к его горлу и без труда задушил своего врага. Так погиб могучий Антей.

С тех пор мудрые люди часто вспоминают его страшную гибель.

— Подобно Антею, — говорят они, — погибнет всякий, кого какая-нибудь сила оторвёт от матери-Земли, его породившей. Каждый, кто забудет родину, кто потеряет близость с народом, среди которого он вырос, который его вскормил и воспитал, погибнет, как Антей…

Победив Антея, Геракл устремился дальше и скоро добрался до сада Гесперид. От прекрасных деревьев повеяло на него благоуханным ветерком. Сёстры-вечерницы приветливо встретили благородного героя. Но они не смели сами касаться золотых яблок. Нарвать их мог только хозяин сада, могучий Атлант. Титан охотно подарил бы Гераклу яблоки, но ему нельзя было ни на минуту выпустить из рук край неба, который он держал: иначе наступил бы конец мира. Как же быть?

С трепетом глядел Геракл на согнувшегося под тяжестью неба титана и на неизмеримый груз, лежавший на его плечах. Но иного выхода не было, и он предложил Атланту сменить его, пока тот будет рвать с дерева золотые яблоки.

С восторгом согласился на это могучий титан. Радостно выпрямил он затёкшие за многие тысячи лет плечи, полной грудью вдохнул в себя вечерний воздух. В тот же миг страшная тяжесть налегла на Геракла. Кости его затрещали, ноги по колено ушли в землю, жилы на лбу надулись. Тяжёлый вздох вырвался из его груди — герой застонал под непомерным грузом. Но могучее тело выдержало. Он стоял, обливаясь потом, час, другой, третий. Стиснув зубы, держал он на себе всё небо, пока Атлант не принёс ему три сорванных яблока.

Атлант был простодушен, но считал себя хитрецом. Ему очень не хотелось снова становиться на своё вековечное место.

— Вот что, сын Зевса… — предложил он, не глядя в глаза Гераклу. — Давай сделаем так: ты подержи ещё немножко небо, а я схожу за тебя в Грецию и отнесу яблоки Эврисфею. Не стоит тебе утомляться. Ты и так устал от вечных скитаний.

Однако Геракл сразу разгадал эту неловкую хитрость.

— Я согласен, о небодержатель, — отвечал он. — Пусть будет по-твоему. Но непривычная тяжесть больно врезается мне в плечи. Позволь же мне сделать мягкую подушку и подложить под этот груз, а там ступай куда хочешь.

Добродушный Атлант не привык иметь дело с обманщиками-людьми.

Он сейчас же поверил Гераклу и покорно взвалил на себя небо, ожидая скорого освобождения.

Но на этот раз Геракл не сдержал своего слова. Подняв с земли свой верный лук, дубину и колчан, он взял яблоки и сказал Атланту:

— Прости меня, благородный Атлант! Я обманул тебя. Но ты сам знаешь — даже я не в силах выполнять твою великую работу. Не сердись на меня. Оставайся с миром.

— Увы! — вздохнул в ответ опечаленный великан. — Ты прав, Геракл. Я не сержусь на тебя. Это я сделал нехорошо, когда хотел поступить с тобой бесчестно. Ступай и ты с миром, и да будет тебе лёгок твой долгии путь.

Так они расстались. Чтобы отблагодарить доброго хозяина, Геракл ударил своим мечом по скале, возвышавшейся невдалеке. Чистый, как хрусталь, источник тотчас же хлынул из рассечённого надвое утёса — и мирной прохладой повеяло на бессонного держателя неба. Умиротворённый титан остался стоять на своём вековечном месте, Геракл же отправился в Грецию. А тот океан, на берегу которого он обманул титана Атланта, люди и до наших дней зовут Атлантическим.

 

www.smirnova-tatjana.ru

Двенадцать подвигов Геракла — Абсурдопедия

Двенадцать подвигов Геракла — авантюры, предпринятые Гераклом в состоянии алкогольного опьянения. Поскольку древние греки выпить тоже любили, то Геракл быстро стал их героем, и они придумали о нём много-много мифов.

Геракл слишком много выпил и убил свою семью. Чтобы избежать пожизненного заключения за свои преступления, он сбегает ко двору кровавого тирана Эврисфея и предлагает за укрытие свои услуги.

Коварному Эврисфею пришлось по нраву наличие такого помощника. Он неоднократно отправлял Геракла на задания по запугиванию простого населения.

Первый подвиг Геракла: Немейский лев[править]

Немейский лев рвёт себе пасть от хохота

В одном из зоопарков страны Эврисфея жил особый Немейский лев. Был этот лев очень умным — поговаривали, что он понимал речь человеческую. Солидный и могучий вид Немейского льва внушал людям спокойствие и уверенность в своих силах. Разумеется, тиран Эврисфей не мог этого допустить! Поэтому он неоднократно посылал убийц к Немейскому льву, но лев оставался жив, а наёмники возвращались обратно, счастливо улыбаясь. Тогда Эврисфей послал за Немейским львом Геракла.

Вот подошёл Геракл к клетке со львом. И был Геракл в состоянии алкогольного опьянения (как обычно), поэтому взглянул он на Немейского льва и не льва увидел, но собутыльника своего. И начал Геракл травить анекдоты — один за другим, смешные песни петь и частушки, даже танцевать пытался.

Немейский лев действительно оказался умным и понимающим. Каждый анекдот понимал Немейский лев и хохотал до упаду. Так продолжал Геракл, покуда Немейский лев от хохота не порвал себе пасть. Так Геракл победил Немейского льва.

Второй подвиг Геракла: Лернейская гидра[править]

Лернейская гидра требует ещё выпивки

На болотах страны Эврисфея жила Лернейская гидра — уникальное животное, занесённое в Красную книгу. Хотел злой Эврисфей её истребить, да не мог никак. Когда головорезы Эврисфея отрубали гидре одну голову, та отращивала две. Пришлось послать Геракла.

Когда Геракл добрался до болот с Лернейской гидрой, он был уже настолько пьян, что упал и захрапел. Гидра же подобрала обронённую им бутылку водки и осушила её до дна. По душе ей пришлось питьё. Забралась гидра в тележку с багажом Геракла, откупорила все запасные бутылки и выпила залпом каждую — по одной бутылке на каждую голову.

Тут проснулся Геракл, и не Лернейскую гидру он увидел, но собутыльника. К тому времени и гидра видела далеко не Геракла. Поэтому вступили они в бурную пьянку, с песнями, плясками и тостом за здоровье каждой головы. Правда, Геракла цапнул за ногу болотный рак, пришлось ему позвать ещё одного собутыльника, Иолая, чтобы освободить ногу. Тут-то Лернейская гидра, Геракл и Иолай сообразили на троих и напились в стельку.

Когда Геракл и Иолай очнулись, гидра почему-то уже откинула копыта. Пришлось возвращаться к Эврисфею с победой.

Третий подвиг Геракла: Стимфалийские птицы[править]

Геракл пытается поймать золотую Стимфалийскую птицу

Очень любил Эврисфей охотиться: какую птицу видел — такую и пристреливал. Но однажды встретил он Стимфалийских птиц, а птицы это были не простые, а золотые — в золотых доспехах. Стрелял Эврисфей из лука, стрелял, а стрелы лишь отскакивали от золотого пуза птицы. Вдобавок птицы осыпали его перьями, которые потом пришлось вычищать из королевской шевелюры. Пришлось Эврисфею с позором убираться восвояси. Чтобы отомстить, Эврисфей послал Геракла победить Стимфалийских птиц.

Закинул Геракл в небо невод, и попала в него птица, да не простая, а золотая, Стимфалийская. Увидел Геракл, сколько на ней золота, и глаза у него загорелись ещё более, чем от ежедневной выпивки. Схватил Геракл в охапку Стимфалийских птиц и побежал в швейцарский банк — вложить скорее и пить на проценты. Взмолилась золотая птица: «Отпусти меня, Гераклушка-дурачок, я тебе взятку дам!». Взмолились и другие птицы: дадим мы тебе золота и исполним три желания, мол, только бы Геракл их отпустил. Ну, взял Геракл золотые доспехи, отпустил их и отправился обратно к Эврисфею, задерживаясь в каждом трактире. Когда он наконец вернулся, оставшихся без золотых доспехов птиц уже перестреляли обычные охотники. «Слив засчитан», — заметил Эврисфей и засчитал задание.

Четвёртый подвиг Геракла: Керинейская лань[править]

Однажды Эврисфей и Геракл переходили пустыню. Эврисфей шёл к своей тайной сокровищнице, пути к которой не доверял ни одному из слуг своих, а Геракл был в роли его доверенного телохранителя и оруженосца. И закончилась у них провизия. Повелел тогда Эврисфей Гераклу взять руки в ноги и пойти поймать Керинейскую лань, что скакала неподалёку.

Гонялся за Керинейской ланью Геракл через всю пустыню кругами в пьяном угаре. И настолько целеустремлён он был, что ни на секунду он не остановился, чтобы поесть, тем более что и есть-то было нечего. Наконец подстрелил он лань, но напоролся на Артемиду — дочку главы местного отделения зелёных. «Зачем оскорбил ты меня, ранив мою любимую лань?» — возмутилась девушка. Пришлось Гераклу оставить ей солидный откат, дабы унести-таки лань обратно Эврисфею.

Пятый подвиг Геракла: Эриманфский вепрь[править]

Голова Эриманфского беглого поросёнка

Гераклу приказали поймать Эриманфского вепря — большую жирную свинью, дерзнувшую сбежать из свинарника самого Эврисфея. Задание было бы для Геракла весьма простым, если бы он не напился в стельку в трактире «У кентавра». После этого ему стали повсюду мерещиться кентавры, и ввязался с ними Геракл в пьяную драку, на что те охотно ответили взаимностью. Потом побежали кентавры, а Геракл преследовал их до другого города, где его арестовали за отсутствие местной регистрации.

Проспавшись в отделении милиции, Геракл поймал этого непослушного Эриманфского поросёнка. Вепрь, правда, оказался откромленным, и тяжело далось Гераклу нести его на плече. Но сам Геракл этого не заметил, слишком пьян был, и принёс он вепря обратно царю.

Шестой подвиг Геракла: Авгиевы конюшни[править]

Был у царя Эврисфея младший брат — царь Авгий, правивший неподалёку и посылавший Эврисфею ежегодные подарки. Однажды устроил Авгий пир на весь мир, да такую пьянку в результате получил, что тридцать три богатыря не могли вычистить получившееся свинство, хотя старались тридцать три дня и три года. Не мог царь Авгий даже из дворца выйти, дабы дань собрать. Когда же Эврисфей в третий раз подряд ежегодного подношения не получил, забеспокоился он о брате и послал Геракла навести порядок.

Пришёл Геракл на двор Авгия и подивился глубине устроенного свинства. «Да, этот царь знает толк в выпивке!» — понял Геракл и потребовал с того 10 % запасов в винных погребах за очистку результатов титанической попойки. Ударили по рукам Авгий и Геракл, оговорив срок в один день.

Пошёл Геракл в ванную замка Авгия, перекрыл канализацию, открыл все краны (и с горячей водой, и с холодной) и ушёл прогуляться до завтра. На следующий день приходит — никаких следов свинства не осталось, всё начисто вымыло образовавшимся потопом.

Правда, Авгий выпивкой делиться отказался, сославшись на то, что в наводнении утонуло его ценное имущество. Затаил Геракл обиду на Авгия, через несколько лет вернулся и начисто ограбил винный погреб его. Так или иначе, у Эврисфея подвиг был засчитан.

Седьмой подвиг Геракла: Критский бык[править]

Критский бык везёт Геракла домой

Однажды царь Крита захотел принести своего самого умного быка в жертву богам. У быка было другое мнение, и он помчался по всему Криту, круша и опустошая всё на своём пути. Прослышавший об этом Эврисфей решил поймать Критского быка первым и принести его в жертву своим богам, чтобы боги критского царя лопнули от злости. И послал он на Крит своего верного помощника Геракла за быком.

Нашёл Геракл быка и угостил того выпивкой. Критский бык замыл весёлые песни, позволил себя оседлать и отвёз Геракла обратно морем. Там Геракл его в знак благодарности отпустил — подумав о том, сколько на сэкономленное от непокупки обратного билета можно накупить вкуснейшей выпивки. Получивший откат Эврисфей также был удовлетворён компромисом.

Восьмой подвиг Геракла: Кони Диомеда[править]

Однажды послал царь Эврисфей гонцов к царю Диомеду с требованиями дани. Но Диомед скормил тех своим человекоядным коням. В ярости был Эврисфей и отправил Геракла отмстить неразумным коням.

Путешествовал Геракл ко двору Диомеда, и забрёл он в город Феры, где встречен был радушием и гостеприимством. Стал он было напиваться, пировать, жрать от пуза и прочим страстям предаваться, а тут ему старый слуга и говорит: «Как ты смеешь пировать, когда хозяйка этого дома только что умерла от чрезмерной выпивки, в соседней же комнате?». Прикручинился Геракл, что пить в такое время неприлично. Пошёл с бутылкой в руке в соседнюю комнату и начал распевать богоугодные песни Зевсу, Посейдону, Аиду и прочим. От этих страшных пьяных воплей жена хозяина дома пришла в себя, к всеобщему счастью. И закатили они пир на весь мир, на котором Геракл напился в стельку и на день отложил выполнение задания.

Дошёл наконец Геракл до цели, украл коней Диомеда и привёл обратно Эврисфею. Тот приказал отправить коней на съедение львам. Таким образом справедливость восторжествовала.

Девятый подвиг Геракла: Пояс Ипполиты[править]

Захотела дочка царя Эврисфея себе пояс королевы амазонок. И послал Эврисфей за поясом Геракла.

Прибыл Геракл в земли амазонок с большой порцией спиртного в качестве подарка. Тут-то и выяснилось, что не только равны женщины-амазонки в силе мужчинам, и в ловкости, и во владении оружием, но и пьют они бочками. В общем, оценила подарок королева амазонок Ипполита, да и Геракл ей понравился. Пировали воины Геракла и амазонки три дня, днём и ночью, предаваясь всяческим увеселениям. Геракл и забыть забыл о требующем выполнения подвиге.

Наутро четвёртого дня, проснувшись после изнурительных пиров, Геракл обнаружил себя на палубе корабля, плывущего обратно к Эврисфею. Вспомнил он о задании, ударил себя ладонью по лбу и хотел было возвращаться за поясом королевы амазонок Ипполиты, да вот только нашёл его у себя под подушкой. Так Геракл и раздобыл пояс королевы амазонок.

Десятый подвиг Геракла: Стадо Гериона[править]

Старик Герион, один из управляющих Эврисфея, отказался посылать налог с королевского стада коров. Послал Эврисфей Геракла, дабы тот изъял коров и привёл обратно.

Показалось это Гераклу неразрешимой проблемой, ведь гнать стадо следовало через полматерика, что было затруднительно в состоянии алкогольного опьянения. Но в конце-концов (в пятый раз собрав разбежавшуюся скотину) Геракл совершил-таки подвиг: не пил три дня подряд. Больше бы он не вытерпел, но коровы уже достигли места назначения, и истощённый Геракл был спасён винными погребами царя Эврисфея.

Одиннадцатый подвиг Геракла: Яблоки Гесперид[править]

Пьяный в стельку Геракл укрощает пса (с его точки зрения — трёхглавого).

Был у садовника Атланта огород, именуемый Сад Гесперид, и там росли очень вкусные яблоки. Послал Эврисфей Геракла за яблоками.

Пришёл Геракл к Атланту, представился, выпил с хозяином и изложил свои намерения. Осмеял Атлант Геракла: «Яблоки сторожит злая собака! Она тебя даже близко к яблокам Гесперид не подпустит!». Не боялся Геракл собак, но был он в то время уже навеселе, поэтому собака показалась ему стоглавым драконом. Не рискнул он идти за яблоками сам, попросил хозяина — в обмен на техническую поддержку дома и работы Атланта.

Сходил Атлант за яблоками, пришло время ему возвращаться к техподдержке. Не нравилась ему эта работа, но незаменим он был. Решил Атлант схитрить и предложил Гераклу: «Давай я сам отнесу яблоки Эврисфею, а ты пока посидишь тут, отдохнёшь». Отказался Геракл, выхватил яблоки и нетрезвой походкой поковылял домой — только Атлант его и видел. Так совершился одиннадцатый подвиг Геракла.

Двенадцатый подвиг Геракла: Укрощение Цербера[править]

Прослышал Эврисфей, что существует трёхглавый пёс Цербер, и что он ждёт всех, кто напился до полусмерти и сильнее. Поскольку в деле выпивки Геракл был специалистом, послал его царь привести трёхголового пса.

Напился Геракл до чёртиков и идёт по деревне. Смотрит: трёхголовый пёс. Поймал его и привёл ко двору царя, втащив в королевские залы прямо в середине ежедневной попойки. Пьян был Эврисфей, и тоже три головы узрел. Замахал он руками на Геракла и закричал: «Хорошая работа, а теперь убери эту инфернальную животину вон из моего дворца!». Пнул Геракл пса, тот и побежал (предположительно, обратно в царство мёртвых). Так совершился последний, двенадцатый подвиг Геракла.

Мнение психиатров[править]

Геракл имеет очень важную и наглядную историю в античной философии. Самая пьяная сцена укрощения льва Гераклом особенно опьяняет своей мнимой жадной гиперсексуальностью.

Совет
Понравилось — покажи друзьям.

absurdopedia.net

11 подвиг Геракла — ТОП КНИГ

Эта история носит название Золотые яблоки Гесперид. Едва Геракл привез Эврисфею драгоценный пояс Ипполиты, как царь снова отправил его на самый край света, туда, где землю омывает Река-Океан, и великан Атлант удерживает на своих плечах небесный свод.

Там в чудесном саду росла яблоня с золотыми яблоками, которую охраняли голосистые нимфы Геспериды. Их божественное пение слышали лишь Атлант, державший на плечах небесный свод, да души мертвых, печально сходившие в подземный мир.

Гуляли нимфы в чудесном саду, где росло дерево, склонявшее к земле тяжелые ветви. В густой зелени листвы сверкали золотые плоды, дарившие каждому, кто к ним прикоснется, бессмертие и вечную молодость. Эти-то яблоки Гесперид Эврисфей приказал Гераклу принести, чего бы это ни стоило.

В поисках дороги к чудесному саду Геракл пережил много приключений. В горах Кавказа он освободил прикованного к скале Прометея. В Лидии подвергся нападению великана Антея, сына богини земли Геи. Антей был непобедим, потому что стоило ему прикоснуться к матери-земле, как ему передавалась ее великая сила. Сражаясь с Антеем, Геракл оторвал его от земли и лишь так победил могучего великана.

Наконец Геракл достиг края света. Он увидел Атланта, поприветствовал его и поведал о цели своего путешествия. Атлант согласился помочь герою и вызвался сам принести яблоки из сада Гесперид, уверенный, что сестры-нимфы ему не откажут.

Пока Атлант ходил за яблоками, Гераклу пришлось поддерживать небесный свод. Вскоре великан вернулся и принес чудесные яблоки. Но ему настолько надоело держать на плечах свой тяжкий груз, что он предложил Гераклу: «Давай поменяемся: я отнесу яблоки твоему Эврисфею, а ты подержишь небесный свод». Однако Геракл уже изнемогал под непосильной тяжестью. Видя, что Атлант собирается уходить, он сказал: “Пусть будет по-твоему. Только подержи небесный свод еще минуту, я сделаю из травы подушку, чтобы груз не был таким жестким”. Простодушный Атлант опять взял на себя небесный свод, а Геракл, взяв золотые яблоки Гесперид, вернулся в Микены.

 

1 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
2 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
3 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
4 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
5 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
6 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
7 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
8 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
9 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
10 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.
12 подвиг Геракла читать на сайте Топ книг вы можете здесь.

top-knig.ru

Одиннадцатый подвиг Геракла

 

 

Эврисфей назначилГеракла принести золотые яблоки от Гесперид(одиннадцатый подвиг). Чтобы узнать дорогу к Гесперидам, Гераклотправился на рекуЭридан (По) к нимфам, дочерям Зевса и Фемиды, которые посоветовали ему узнать дорогу у всеведущего морского богаНереяГеракл захватил Нерея спящим на берегу, связал его и, хотя тот ринимал различные обличья, не отпускал до тех пор, пока Нерей не указал ему путь к Гесперидам. Дорога вела сначала через Тартесс в Ливию, где Гераклупришлось вступить в единоборство с Антеем. Чтобы одолеть Антея, Гераклоторвал его от земли и задушил в воздухе, т.к., тот оставался неуязвимым, пока соприкасался с землей (Apollod. II 5, 11). Утомленный борьбой, Геракл заснул, и на него напали пигмеи. Проснувшись, он собрал их всех в свою львиную шкуру (Philostr. iun. Imag. II 22). В Египте Геракла схватили и понесли к жертвеннику Зевса, чтобы заколоть, т.к. по приказу царя Бусириса всех иноземцев приносили в жертву. Однако Геракл разорвал оковы и убил Бусириса. Переправившись на Кавказ, Геракл освободил Прометея, убив из лука терзавшего его орла. Только после этого Геракл через Рифейские горы(Урал) пришёл в страну гипербореев, где стоял, поддерживая небесный свод,Атлант. По совету Прометея Геракл послал его за яблоками Гесперид, взяв на свои плечи небесный свод. Атлант принёс три яблока и выразил желание отнести их к Эврисфею, с тем, чтобы Геракл остался держать небо. ОднакоГераклу удалось перехитрить Атланта: он согласился держать небосвод, но сказал, что хочет положить подушку на голову. Атлант встал на его место, аГеракл забрал яблоки и отнес к Еврисфею (Apollod. II 5, 11) (вариант: Гераклсам взял яблоки у Гесперид, убив сторожившего их дракона, Apoll. Rhod. IV 1398 след.). Эврисфей подарил яблоки Гераклу, но Афина возвратила их Гесперидам.

Двенадцатый подвиг Геракла

 

 

Двенадцатым и последним подвигом Геракла на службе у Эврисфея было путешествие в царство Аида за стражем преисподней Кербером. Перед этим Гераклполучил посвящение в мистерии в Элевсине. Под землю в царство мёртвыхГеракл спустился через вход, находившийся недалеко от мыса Тенар в Лаконии, около входаГеракл увидел приросших к скале Тесея и Пирифоя, наказанных за попытку Пирифоя похитить Персефону (Тесей принял участие в похищении по дружбе с Пирифоем).Геракл оторвал Тесея от камня и возвратил его на землю, но, когда он попытался освободить Пирифоя, земля содрогнулась, и Геракл вынужден был отступить. Владыка преисподнейАид разрешил Гераклу увести Кербера, если только он сумеет одолеть его, не пользуясь оружием. Геракл схватил Кербера и стал его душить. Несмотря на то, что ядовитый змей, бывший у Кербера вместо хвоста, кусал Геракла, тот укротил Кербера и привел к Эврисфею, а затем по его приказу отвел обратно (Apollod. II 5, 12).

 

Литература: Толстой И. И., Черноморская легенда о Геракле и змееногой деве, в его кн.: Статьи о фольклоре, М.—Л., 1966, с. 232—48; Friedländer P., Herakles, sagengeschichtliche Untersuchungen, B., 1907; Schweitzer B., Herakles. Aufsätze zur griechischen Religions und Sagengeschichte, Tübingen, 1922; Launey M., Le sanctuaire et le culte d’Héraclès à Thasos, P., 1944; Page D. L., Stesichorus. The Geryoneis, «Journal of Hellenic Studies», 1973, v. 93.     

 

 

studfiles.net

Кербер (одиннадцатый подвиг Геракла) | Сказки и притчи

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как уже снова послал его на подвиг Эврисфей. Это был уже одиннадцатый подвиг, который должен был совершить Геракл на службе у Эврисфея. Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов подземное царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера. Три головы было у Кербера, на шее у него извивались змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть у Тэнара спустился во мрак подземного царства. У самых врат царства Аида увидал Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился Тесей к Гераклу:

— О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь ты в силах избавить меня от них!

Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Перифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения. Геракл покорился воле богов и пошел дальше во мрак вечной ночи. В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших. Только не бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой обратилась она к великому сыну Зевса:

— О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась она после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником!

Геракл обещал исполнить просьбу друга и пошел дальше за Гермесом. Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной горгоны Медузы, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

— Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью!

Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена его Персефона на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака и печалей. Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком за плечами. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:

— О, властитель душ умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел я в твое царство, не по своей воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид, отвести в Микены твоего трехглавого пса Кербера. Велел мне сделать это Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев.

Аид ответил герою:

— Я исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею.

Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены, вырастали ядовитые травы.

Геракл привел к стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул Аиду его страшного стража Кербера.

www.thetales.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *