Ода история создания: История создания оды

Содержание

Анализ оды «Вельможа» Г.Р. Державина по плану.

Анализ оды «Вельможа» Г.Р. Державина по плану.

История создания.
Ода «Вельможа» была написана в 1794 году. Ее написанию предшествовали важные в жизни Державина события. В декабре 1791 года его поощрила по службе русская императрица Екатерина II и назначила своим кабинет-секретарем. Приближая к себе известного поэта, Екатерина II надеялась, что в благодарность за милость он станет прославлять ее своими стихами. Державин же рассматривал это назначение совершенно иначе. Он был не только поэтом, но всю жизнь служил, занимая разные должности в государственном аппарате. У него сложилось свое понимание общественных обязанностей человека.
Державин не был радикальным мыслителем, не был просветителем — он считал законным крепостное право и был сторонником монархии в России.
В тоже самое время Державин был потрясен бедствиями народа. Он видел, как чиновники и помещики грабили подданных и «питателей отечества». Грабительством занимались чиновники — и мелкие, и крупные, в судах и в Сенате, безродные дворяне и родовитые князья, вельможи, приближенные к трону. Злоупотребления властей и беззаконие, царившее во всей империи, вызывало возмущение Державина.
Вот почему, назначение кабинет-секретарем Державин и воспринял как сознательное приглашение его на пост помощника императрицы, который бы своими советами помогал искоренять преступления в государственных учреждениях России.
Но Екатерине II надоел и наскучил дерзкий кабинет-секретарь, постоянно пристававший к ней со своими советами, поучениями, требованиями. Осенью 1793 года Екатерина II освободила Державина от обязанностей кабинет-секретаря. Но ссориться с видным поэтом она не хотела, потому он был награжден высоким чином тайного советника, орденом Владимира второй степени и назначен сенатором. Мечта Державина о Екатерине II -просвещенной монархине рухнула. Исполнять свой долг перед отечеством на государственном поприще, использовать власть императрицы для борьбы с беззакониями и преступлениями крупных чиновников оказалось невозможным. И вот тогда-то Державин решил обратиться к поэзии. Создание сатирической оды «Вельможа» и было таким исполнением гражданского долга поэта.
Основные темы и идеи.
В оде есть попытки изобразить портрет социальный — российского вельможу. Мысли о назначении, правах и обязанностях вельмож, сановников империи, людей, исполняющих в стране распорядительную власть давно зрели в Державине. В основу стихотворения положена одна из читалагайских од Державина «На знатность», но текст был переписан заново и значительно расширен: десять первоначальных строф превратились в двадцать пять. Ода «Вельможа» представляет собой взволнованный и вдохновенный монолог автора, т.е. именно Гаврилы Романовича Державина, разъясняющий как должно поступать первым лицам в государстве и обличающий их пороки. Эти стихи рассчитаны на ораторскую речь. Потом, кто кроме Державина, мог ввести в патетическую, исполненную гражданского негодования оду такое замечательное сравнение:
Осел останется ослом,
Хотя осыпь его звездами;
Где должно действовать умом,
Он только хлопает ушами.
Важной особенностью оды, характеризующей высокий уровень литературного мастерства Державина, явилось то обстоятельство, что в этом произведении он представил собирательный портрет вельможи, обобщил его отличительные черты. Это не Потемкин или Зубов, но и Потемкин, и Зубов, и Безбородко, и Нарышкин, и Панин, и Репнин, и многие, многие другие родовитые и «случайные», т.е. находившееся в фаворе у царицы люди, которых Державин знал, наблюдал, как подчиненный и как писатель, а потом и зарисовал в своей прекрасной оде. Державин нападает на фаворитов царицы, которые не владея никакими достоинствами, как Зубов, приобретали вдруг нежданно негадано большой вес в государстве. Сатира в оде направлена против явления «вельможества» в целом. Поэт, не скупясь на краски, описывает роскошный образ жизни вельмож, пресыщенный удовольствиями, живущего без малейших заботы о чем бы то ни было:
На прихотливый твой обед
Вкуснейших яств приносит дани,
Токай — густое льет вино,
Левант — с звездами кофе жирный,
Чтоб не хотел за труд всемирный
Мгновенье бросить ты одно?
Затем наступает мгновенный контраст, вельможа в полдень наслаждается сном в объятьях своей Цирцеи, «А там?» — сурово спрашивает и тут же отвечает поэт:
А там израненный герой,
Как лунь во бранях поседевший…
…А там — вдова стоит в сенях
И горьки слезы проливает…
…А там — на лестничный восход
Прибрел на костылях согбенный,
Бесстрашный, старый воин тот,
Тремя медальми украшенный,
Которого в бою рука
Избавила тебя от смери,
Он хочет руку ту простерти
Для хлеба от тебя куска…
«Проснися, сибарит!» — негодует Державин, а в заключении указывает истинные обязанности государственных сановников:
…Как блюсть народ, царя любить,
О благе общем их стараться,
Змеей пред троном не сгибаться,
Стоять — и правду говорить.
Положительные герои для Державина — полководцы Румянцев и Суворов. Самое видное место в галерее портретов Державина занимает Суворов. Державин кратко и выразительно воссоздает личный облик Суворова, его индивидуальный портрет. Это именно Суворов, со всеми присущими ему и только ему привычками и особенностями поведения.

«Вольность», анализ произведения Радищева

История создания

Оду «Вольность» Радищев написал в 1781-1783 гг. в возрасте 32-34 лет. Трудно судить о точной дате её написания, поскольку она нигде не указана. Но в оде упоминается как длящаяся война за независимость США, которая закончилась в 1783 г.

Радищев целиком включил оду «Вольность» в «Путешествие из Петербурга в Москву». В главе «Тверь» герой-путешественник, разговаривая с автором оды, комментирует произведение.

Но в напечатанном варианте «Путешествия» Радищев оставил только 14 строф оды. Полный текст оды не был издан при жизни Радищева, увидев свет только через 100 лет после его смерти, в 1906 г. Этот текст был, очевидно, подправлен сыном Радищева Павлом. Полный неиспорченный текст был опубликован только в 1922 г.

Литературное направление и жанр

Александр Радищев – философ-просветитель. В оде реализуются две просветительские теории. Теория естественного права утверждает равноправие всех людей, независимо от их социального положения. Стремление к свободе естественно для каждого человека. Но это право зачастую нарушается властью, тиранами. Теория общественного договора состоит в том, что общество должно управляться не духовенством и царями, а по взаимному согласию граждан.

В России 18 века просветительство, наложившись на классицистическое направление в литературе, превратилось в литературное направление просветительского классицизма, классицистическое по форме и просветительское по содержанию.

Жанр оды – традиционный жанр классицизма, канонический жанр высокой лирики. Для оды характерна патетика. Обычно прославляются цари, властители. Часто они превозносятся, как боги в античных одах. Но Радищев восхваляет не царя или героя, а саму свободу. В основе оды «Вольность» тираноборческий пафос. Ода – образец гражданской лирики.

Ода – лирический жанр, не предполагающий эпического сюжета, несмотря на свои значительные для лирики размеры. Автор рассуждает, при этом упоминает исторические сведения, философские достижения современности.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения указана в названии.

Стихотворение состоит из 54 строф. В первой строфе Радищев обращается к вольности. Это слово в 18 веке означало то же самое, что современное слово свобода. Себя автор называет, в соответствии с русской традицией самоуничижения, рабом, и просит вольность претворить в его сердце тьму рабства во свет. В первой же строфе лирический герой вспоминает идеальных борцов за свободу – Брута, убившего Цезаря, и борца с тиранами Вильгельма Телля.

Во второй строфе лирический герой рассуждает о том, что свобода сопутствует человеку от его рождения, но личной свободе вредит общественная власть, закон.

В 3-6 строфах метафорически описан «образ божий на земле», воплощение справедливости. Следующие три строфы раскрывают истинную лицемерную сущность этого образа. Чудовище попирает земные власти, называя себя властью божьей. Оно исполнено лицемерия, обманывает и льстит, требует святой веры, порабощает, делает рабами страха. Царь называет это чудовище законом божьим, а мудрец – святым обманом.

В десятой строфе лирический герой обращается к Богу, подателю естественных благ, создателю закона, и не верит, что Бог доверил кому-то свой глас. Царь, образ божества, своей властью утверждает и охраняет веру, одна власть сковывает рассудок, другая – стирает волю, действуют же они сообща.

В состоянии рабского покоя невозможен прогресс. Рабство способствует лени, запустению, бесславию и коварству. Радищев возмущён огромными полномочиями царя, от которого зависит жизнь подданных: «Живёшь тогда, велю коль жить». В 13 строфе поэт предрекает царю грядущего мстителя, несущего «вольность».

Стремление к освобождению ценой крови, жизни царя, с точки зрения автора – природное право, которое возведёт царя на плаху. Тогда народ воссядет на престол и будет судить венчанного им же на власть преступника.

В строфах 15-18 мститель обвиняет венценосца в том, что он восстал против него, и перечисляет, какими полномочиями и обязанностями наделён царь. Но царь забыл данную Богу и народу клятву. В строфах 19-22 описано, в чём состоят прегрешения царя, гнушающегося собственным народом.

В строфах 23-24 Радищев рассуждает о людях, чьё стремление к свободе способствовало историческому прогрессу. Он вспоминает Кромвеля, которого одновременно осуждает как злодея, сокрушившего твердь свободы, но восхищается примером, который Кромвель подал народу, казнив тирана – Карла 1.

В строфе 25 Радищев описывает отрадную для него картину: народ разрушает ненавистный ему престол и «законом строит твердь свободы», превознося дух свободы, равный Богу. В 26-29 строфах упоминаются Лютер, который, подняв луч просвещения, помирил небо с землёю, Колумб и Галилей.

В стихах 30-31 Радищев описывает мир, познавший вольность. Пастух заботится о Господнем стаде (библейская аллегория), каждый себе сеет и жнёт на ниве. В стихах 32-33 описана счастливая семья, любящие друг друга супруги, в труде и веселье проживающие свою жизнь безбедно.

В 34 стихе поэт обращается к современной ему борьбе за независимость Америки, упоминая свободных воинов и их вождя Вашингтона.

В строфах 35-37 Радищев приходит к выводу, что только после обретения свободы в государстве возможна счастливая жизнь, которая и станет наградой за борьбу. В свободной стране единый устав – устав естественности.

В строфах 38-39 описана власть без свободы, тирания, при которой разрушаются семьи, человека запугивают, принуждают выбирать между мечом и золотом, войной и нечестием.

В стихах 40-42 Радищев упоминает римскую историю: Август, «скончав граждански брани», усыпил тревожную вольность, так что народ думал, что правит сам. Радищев придерживается той точки зрения, что никакое, даже кажущееся добрым, правление царя не даёт свободы. В царской воле вмиг всё изменить, стать тираном.

В строфах 42-44 Радищев размышляет о «законе природы», которому подвластны все народы: период свободного правления всегда сменяется новой тиранией. Причина в том, что свобода превращается в рабство, когда истощается «корень её благ». Радищев сопоставляет рождение и умирание вольности в народе с естественным процессом рождения и умирания любого творенья.

В строфах 45- 46 поэт обращается к народам, которым посчастливилось испытать вольность, с призывом беречь её. В строфе 47 Радищев объясняет, что ему суждено жить в стране, лишённой вольности, но надеется, что потомки будут помнить его как человека, родившегося «под игом власти», носящего «позлащенные оковы», но первым прорицающего вольность.

В строфах 48-50 автор обращается к отечеству с надеждой, что оно не только само станет вольным, но и даст закон вольности «в окрестности». Согласно описанному в строфах 42-44 закону природы, со временем в отечестве власть ослабеет, «закона твердь шатнётся». Тогда бренное строение будет разрушено. В строфе 52 описаны несчастья, сопровождающее разрушение «великой развалины»: голод, язвы, кровавые реки, огни, зверства. Виной всему станет «лютый дух властей». Положение спасёт возникновение «малых светил», которые «украсят дружества венцем» «незыблемы кормила» отечества.

С точки зрения автора, тогда, наконец, наступит счастливое время. В строфах 52-53 противопоставлено время торжества вольности и тяжёлый период, этому предшествующий.

В 54 строфе Радищев описывает день, когда наступит свобода, как день пришествия Божьего на землю. Метафорически такое событие определено как рождение из туч блестящего дня.

Таким образом, композиция оды – это цепь исторических примеров, философских рассуждений и даже предсказаний будущего. Основная мысль оды в восхвалении вольности, которая единственная может сделать отечество, народ и самого автора счастливым. Радищев возвеличивает народ, призывает его к борьбе за свободу против тиранов, против крепостного права, уничтожающего естественное право личности на свободу.

Тропы и образы

Радищев упоминает в оде исторические события только как примеры удачного обретения народом свободы. Гражданина Радищева интересует собственная страна и современные события в ней. Потому в оде он вынужден прибегать к подтексту. То есть читатель должен был понимать, что Радищев говорит не о монархии и самодержавии вообще, а о Екатерине II, которую называет алчным гадом, а престол её надменным.

Сатирическое описание царской власти, где царь – только обнаглевший слуга народа, сопровождается сатирическим описанием власти церковной, злодея-царя поддерживавшей.

Образ народа в оде восхваляется едва ли не больше, чем сама вольность. Радищев даже называет народ господом, судьёй для царя. Труд народа Радищев считает настоящей ценностью страны. Народ, с точки зрения поэта, должен стать главным героем исторического процесса.

Аллегорично также описание будущего государственного устройства России, «содружество малых светил», Исследователи считают это прообразом федеративного государства.

Множество метафор связаны с тираническим правлением царя: «Тревожну волю усыпив, чугунный скиптр обвил цветами», «Август выю их давил», ярмо порабощенья, броня заблужденья.

Для описания положительных или отрицательных сторон жизни народа Радищев использует традиционные эпитеты, часто постоянные: златые плоды, тучные нивы, ленивый вол, надменное чело, подлая тварь, весёлые дни, надменный престол, сживая завеса нощи, кичливая и строптивая власть, кровавый пот.

Нередко Радищев пользуется библейскими метафорами. Тирания, которая всегда готова сменить вольность, называется хлябью разверстой, усыпанной цветами. Другие образы Радищев заимствует из античных источников: сравнение паросска мрамора белее, описание истукана, языческого божества.

Радищев полностью следует теории Ломоносова о трёх штилях и создаёт высокий стиль в том числе и с помощью многочисленных старославянизмов.

Размер и рифмовка

Ода создана в традиционной для России 18 в. форме, начало которой положил Ломоносов. Каждая строфа состоит из 10 строк и написана четырёхстопным ямбом. Такая строфа называется децима.

В каждой строфе чередуются кольцевая, перекрёстная и парная рифмовка (первые и последние четыре строки – кольцевая или перекрёстна, центральные две строки – парная). Женская рифма чередуется с мужской.

Радищев намеренно использовал труднопроизносимые сочетания согласных, не заботясь о «гладкости» стиха. Так что не только читателю 21 в., но и современникам Радищева порой было трудно понять смысл стихов, а некоторые строфы до сих пор можно трактовать по-разному. Да и сам Радищев так характеризовал оду: «Смысл в стихах неясен, и много стихов топорной работы». Такая характеристика не умаляет достоинств произведения.

По произведению: «Вольность(Радищев)»

По писателю: Радищев Александр Николаевич


Шиллер, Бетховен: Ода к радости: VIKENT.RU

История создания «Оды к радости» Людвига ван Бетховена

Фридрих Шиллер в 1785 году написал для масонской ложи оду К Радости / An die Freude.

Людвиг ван Бетховен положил изменённый текстна музыку в 1793 году, кроме того, она вошла в состав 9-й симфонии композитора. Вот как это описывает биограф:

Из глубины этой бездны скорби, Бетховен задумал воспеть Радость. Это была мечта всей его жизни. Он думал об этом ещё в 1793 г., в Бонне. Всю жизнь он хотел воспеть Радость и увенчать ею одно из своих великих творений. Всю жизнь он колебался в выборе точной формы гимна и в том, в какое сочинение следовало его поместить. Даже в девятой симфонии он далеко ещё не решился окончательно. До последней минуты он был готов сохранить Оду к Радости для десятой или одиннадцатой симфонии. Необходимо отметить, что девятая симфония озаглавлена не так, как её обычно называют: Симфония с хорами, а Симфония с заключительным хором Оды к Радости. Она могла получить (и это едва не случилось) другой финал. В июле 1823 г. Бетховен ещё подумывал о том, чтобы снабдить её инструментальным финалом, который он впоследствии использовал в квартете ор. 132. Черни и Зонлейтнер уверяют даже, будто после её исполнения (май 1824 г.) Бетховен ещё не отказался от этой мысли.

Введение хора в симфонию представляло большие технические трудности, о которых нам свидетельствуют тетради Бетховена и многочисленные попытки его ввести голоса иным способом и в другом месте сочинения. В набросках второй мелодии adagio он пишет: Возможно, что хору уместно было бы вступить здесь. Однако он не мог решиться расстаться со своим верным оркестром. Когда мне приходит мысль, — говорит он, — я слышу её в инструменте, но никогда не в голосах. Поэтому он отдаляет применение голосов до последней возможности; и доходит до того, что отдаёт инструментам не только речитативы финала, но и самую тему Радости. Стоит задуматься над объяснением этих отсрочек и колебаний: причина их лежит глубоко.

Страдалец, вечно терзаемый горем, вечно стремился воспеть превосходство Радости и из года в год откладывал этот труд, заново захватываемый круговоротом страстей и печали. Он достиг цели только в последний день. Но зато с каким величием! В тот момент, когда впервые должна вступить тема Радости, оркестр сразу умолкает: наступает внезапное молчание, что придаёт вступлению хора таинственный и божественный характер. Так оно и есть: тема эта действительно — божество.

Радость сходит с неба, овеянная сверхъестественным покоем: её легкое дыхание ласкает страдание; и первое её прикосновение так нежно, когда она вкрадывается в выздоравливающую душу, что, подобно другу Бетховена, хочешь плакать при виде её кротких глаз. Когда тема вслед затем переходит к голосам, она сперва появляется в басах, с серьезным и несколько подавленным характером. Мало-по-малу Радость овладевает всем существом. Это победа, война со скорбью. Мы слышим ритм марша, передвижения войск, пылкое и прерывистое пение тенора, все эти трепетные страницы, в которых чувствуется дух Бетховена, ритм его дыхания и те вдохновенные взгляды, с которыми он бегал по полям, сочиняя свое творение, объятый демонической яростью, подобно старому королю Лиру в грозу. Воинственная радость сменяется религиозным экстазом, затем священной оргией, исступлением любви. Целое человечество простирает руки к небу, издаёт мощные клики, устремляется навстречу Радости и прижимает её к своей груди.

Творение Титана победило посредственность общества. Легкомыслие Вены на миг поколебалось; она всецело принадлежала Россини, итальянским операм.

Бетховен, приниженный, оскорблённый, намеревался переселиться в Лондон и исполнить там свою девятую симфонию. Снова, как и в 1809 г., несколько благородных друзей обратились к нему с просьбой не покидать родины. Мы знаем, — говорили они, — что вы написали новое произведение духовной музыки, в которой выразили чувства, внушенные глубокой вашей верой. Оно полно сверхъестественного света, проникающего вашу озаренную душу. Нам известно также, что венок ваших великих симфоний обогатился ещё одним бессмертным цветком… Ваше отсутствие в течение последних лет печалило всех тех, чьи взоры были обращены к вам. Все с грустью думали о том, что гениальный человек, стоящий так высоко среди живых, оставался безмолвным, в то время как на нашей почве пытался укорениться жанр иностранной музыки, обрекая на забвение произведения немецкого искусства… От вас одного нация ждёт новой жизни, новых лавров и нового царства правды и красоты, вопреки моде наших дней… Дайте нам надежду, что мы вскоре увидим исполнение наших желаний… И да расцветет вдвойне наступающая весна, для нас и для мира, благодаря вашему дарованию!

Это великодушное обращение показывает, как велико было не только художественное, но и нравственное влияние, которым пользовался Бетховен в избранных кругах Германии. Первое хвалебное слово, которое приходят на ум его почитателям, это не наука и не искусство, а вера.

Бетховен был глубоко взволнован этими словами. Он остался. 7 мая 1824 г. в Вене состоялось первое исполнение мессыи девятой симфонии. Успех носил характер триумфа, несколько даже вызывающего. Когда Бетховен появился, его встретили пятью взрывами аплодисментов; между тем, в этой стране этикета принято было встречать троекратным рукоплесканием императорскую фамилию. Понадобилось вмешательство полиции, чтобы положить конец манифестации. Симфония вызвала неистовый восторг. Многие плакали. После концерта с Бетховеном от волнения сделался обморок; его отнесли к Шиндлеру, где он провёл в забытьи, не раздеваясь, без пищи и питья, всю ночь и следующее утро.

Торжество оказалось мимолётным и не принесло Бетховену никакой выгоды. Концерт не дал ему ничего. Материальные трудности жизни остались теми же. Он снова увидал себя бедным, больным, одиноким, — но победителем: — победителем над человеческой посредственностью, над собственной судьбой, над своим страданием.

Жертвуй, всегда жертвуй мелочами жизни своему искусству! Бог выше всего! (О Gott uber alles!).

Ромен Роллан, Героические жизни / Собрание сочинений, Том XIV, Л., Время, 1933 г., с. 37-41.


В 1972 году Ода к радости она была принята в качестве официального гимна Совета Европы в аранжировке Герберта фон Караяна.

ИЖ‑2126 — история автомобиля — журнал За рулем

Этот автомобиль печально прославился как первый и последний серийный продукт оригинальной конструкции из рожденных на ижевском заводе.

Материалы по теме

В нашей стране почти каждый новый автомобиль шел к конвейеру долго и мучительно. Отчасти это компенсировалось в дальнейшем продолжительностью производства и гигантскими тиражами.

Но ИЖ‑2126, известный под именами Орбита, Ода, Фабула и Ника, - пожалуй, один из самых (если не самый!) несчастливых отечественных автомобилей. Суммарный тираж всех модификаций — под 300 тысяч экземпляров, однако для полутора десятков лет производства это не так уж много. А продолжалась вся эта история и вовсе более четырех десятилетий!

От сложного к простому

Как известно, формально конкуренции между производителями, а заодно и проблем со сбытом в СССР не было. Но зависть к более успешным коллегам, обласканным властью (и финансированием), имела место. Вот и работники Ижевского автомобильного всегда в той или иной степени завидовали коллегам, трудившимся на ВАЗе и АЗЛК - и, в общем-то, небеспричинно.

Материалы по теме

Ижевский завод в советском автопроме был бедным родственником. Созданный под производство упрощенного варианта Москвича и подчиненный Министерству оборонной промышленности, для которого автомобили были отнюдь не главным делом, а в каком-то смысле даже обузой, Ижмаш с трудом пробивал даже нехитрые модификации Москвича‑412 — знаменитые впоследствии ИЖ‑2125 Комби, фургон ИЖ‑2715 и его варианты. А ведь инженерам хотелось создать свой, оригинальный и желательно еще и передовой автомобиль. И потенциал-то вроде был.

В 1972 году в Ижевске собрали прототип ИЖ‑13 — пятидверный хэтчбек с передним приводом, но максимально унифицированный по узлам и агрегатам с серийным 412‑м Москвичом. Ижевцы надеялись, что такая унификация поможет получить добро верхов.

В 1975 году, на дальних подступах к новому автомобилю, появился ИЖ‑19 с оригинальным кузовом, агрегатами и узлами Москвича‑412.

В 1975 году, на дальних подступах к новому автомобилю, появился ИЖ‑19 с оригинальным кузовом, агрегатами и узлами Москвича‑412.

Материалы по теме

Строго говоря, ИЖ‑13 первым переднеприводным автомобилем в СССР не был (над подобными конструкциями активно работали и в НАМИ), но неким важным шагом вперед — стал. Несмотря на все попытки заинтересовать машиной верхи, в 1974‑м постановление правительства окончательно закрыло тему переднего привода на ижевских машинах, как бесперспективную, и направило усилия завода на модернизированный автомобиль, который по-прежнему должен был базироваться на узлах Москвича‑412. И в 1975 году появился ИЖ‑19 — хэтчбек классической компоновки с довольно смелым по тем временам дизайном, но максимально унифицированный с серийной моделью. Эту машину можно в определенной мере считать первым робким шагом к ИЖ‑2126. Но до его рождения было еще полтора десятилетия.

Не успела просохнуть краска на прототипе ИЖ‑19, как сверху санкционировали создание на АЗЛК переднеприводного автомобиля, а ижевцам разрешили-таки проектировать новую модель — заднеприводную. Естественная разунификация с московским заводом немного развязала ижевцам руки. Опыта у них было маловато, но этот недостаток компенсировали энергией и энтузиазмом.

Базовый силовой агрегат для ИЖ‑2126 — модернизированный уфимский двигатель и доработанная 5-ступенчатая омская коробка передач.

Базовый силовой агрегат для ИЖ‑2126 — модернизированный уфимский двигатель и доработанная 5-ступенчатая омская коробка передач.

ИЖ‑2126 получил совершенно новую переднюю подвеску McPherson. А еще — реечный рулевой механизм, пружины в задней подвеске, модернизированные передние дисковые тормоза.

ИЖ‑2126 получил совершенно новую переднюю подвеску McPherson. А еще — реечный рулевой механизм, пружины в задней подвеске, модернизированные передние дисковые тормоза.

Первый прототип ИЖ‑2126Э появился в марте 1977 года. Машина получилась довольно страшненькой, но на этом этапе дизайн как таковой не был в приоритете. Предстояло отработать общую схему просторного пятидверного хэтчбека с совершенно новой для завода передней подвеской McPherson и 14‑дюймовыми колесами. Силовой агрегат остался тот же: вполне приличный по тем временам (и с хорошими перспективами модернизации!) уфимский 412‑й двигатель мощностью 75 л.с. да конструктивно не самая удачная и не самая надежная 4-ступенчатая омская коробка передач с капризными тягами.

Первый опытный образец ИЖ‑2126Э 1977 года дизайном не блистал.

Первый опытный образец ИЖ‑2126Э 1977 года дизайном не блистал.

Второй опытный образец ИЖ‑2126Т, весна 1978 года.

Второй опытный образец ИЖ‑2126Т, весна 1978 года.

ИЖ‑2126О1 1980 года — уже с заметно доработанной ходовой частью.

ИЖ‑2126О1 1980 года — уже с заметно доработанной ходовой частью.

Практически ежегодно в Ижевске создавали следующий вариант автомобиля. Более гармоничным становился дизайн, доводили до ума ходовую. Переднюю подвеску McPherson сочетали с задней зависимой, но пружинной. Пружины сначала установили перед балкой, однако такая схема оказалась неудачной — и их разместили над ней. Отказались от 14‑дюймовых колес в пользу 13‑дюймовых, зато пришли к вполне современному реечному рулевому механизму. Скобы передних дисковых тормозов унифицировали с перспективными — вазовскими для «восьмерки», бампер — с бампером Москвича‑2141.

Создавая новый автомобиль, ижевцы, конечно, максимально использовали наработки других советских заводов, более счастливых в смысле самостоятельности. А совсем новую коробку передач заполучить так и не удалось. В Омске лишь модернизировали древнюю конструкцию, сделав коробку пятиступенчатой и отказавшись от тяг. В перспективе на ИЖ‑2126 планировали ставить уфимский двигатель с увеличенным до 1,8 литра объемом и даже опытные на тот момент вазовские дизели семейства ВАЗ‑341 (1,5 л) и ВАЗ‑343 (1,8 л).

Вариант ИЖ‑2126О2 1981 года был довольно близок к автомобилю, который через девять лет стал серийным под именем Орбита (литера О в обозначении прототипов означала слово «Орбита»).

Вариант ИЖ‑2126О2 1981 года был довольно близок к автомобилю, который через девять лет стал серийным под именем Орбита (литера О в обозначении прототипов означала слово «Орбита»).

Один из ИЖ‑2126, представленных в 1984 году на госиспытания.

Один из ИЖ‑2126, представленных в 1984 году на госиспытания.

В 1984 году опытный ИЖ‑2126 вывели на госиспытания. Сравнивали машину ни больше ни меньше как с заднеприводным хэтчбеком Ford Sierra, занявшим в 1983 году второе место в конкурсе «Автомобиль года», и с новой переднеприводной Короллой. В выводах комиссии, рекомендовавшей отечественную новинку в серийное производство, отмечалось, что «по технико-эксплуатационным показателям ИЖ‑2126 находится на уровне зарубежных аналогов». Конструктивно ИЖ действительно был довольно современен, но все-таки в сравнении с Жигулями, а не с Фордом с его независимой задней подвеской. Кроме того, мы-то прекрасно знаем, какова дистанции между опытными образцами, представляемыми на госиспытания, и советскими товарными машинами.

Ни в пир, ни в мир

Материалы по теме

Первые сто товарных машин ИЖ‑2126 Орбита собрали лишь в 1990 году. До этого несколько образцов успело побывать на фирме Renault. Ее вклад в доводку Орбиты довольно туманен. Обычно поминали дизайн салона, который, к слову, на серийных автомобилях упростили. Новая советская машина, о которой взахлеб писала пресса, стала одним из символов перемен конца 1980‑х — времени надежд и смелых планов. Впрочем, интерес потребителей к Орбите был уже не тот, что вызывала некогда любая советская новинка. В страну пошел поток сильно поезженных, но всё же иномарок, которые неплохо конкурировали с отечественными новинками.

А завод тем временем логично старался расширить модельный ряд. Прототипы фургона, грузопассажирского автомобиля на его базе и пикапа с задней рессорной подвеской появились уже в 1986 году, а вскоре — и вполне гармоничный универсал. Но времена наступали всё более нелегкие. Лихорадило уфимский завод, поставлявший в Ижевск моторы объемом 1,7 и 1,8 литра. Основным стал двигатель ВАЗ‑2106 меньшей мощности. Орбиты, качество изготовления которых было далеко не эталонным, продавались не слишком хорошо. Заняться бы в первую очередь доводкой автомобиля, но завод упорно пытался работать на далекую и очень далекую перспективу.

Первые товарные автомобили оснащали 1,5-литровым 72‑сильным двигателем УЗАМ — таким же, как у Москвича‑21412.

Первые товарные автомобили оснащали 1,5-литровым 72‑сильным двигателем УЗАМ — таким же, как у Москвича‑21412.

Доработанный на фирме Renault салон (фото слева) выглядел вполне современно для середины 1980‑х. Правда, в серии от всего этого осталось немного.

Доработанный на фирме Renault салон (фото слева) выглядел вполне современно для середины 1980‑х. Правда, в серии от всего этого осталось немного.

Материалы по теме

В 1991 году на узлах Орбиты построили семиместный минивэн ИЖ‑042 с каркасным кузовом и навесными кузовными панелями. В 1992‑м сделали Орбиту с гибридной силовой установкой! В паре с двухцилиндровым двигателем Оки работал электродвигатель сарапульского производства. В том же 1992‑м на Орбиту пытались пристроить дизель Perkins.

Всё это, конечно, было очень интересно, но на качестве серийных машин и спросе на них никак не отражалось. Объем производства сократился с почти 190 тысяч выпущенных в 1988 году автомобилей до 8020 машин в 1997‑м. Лишь в 1998 году начали серийный выпуск пикапов ИЖ‑27171, годом позже на конвейер встали фургоны ИЖ‑2717. Да и то с временным, а не специально спроектированным колпаком над кузовом. Эти модели немного оживили спрос. И тут у завода появилась еще одна надежда — полный привод.

Универсал ИЖ‑21261 пошел в серию лишь в конце 1990‑х и вскоре получил имя Фабула. Все машины предлагали тогда с уфимскими моторами объемом 1,7 и 1,8 литра, а также с вазовским 1,6‑литровым.

Универсал ИЖ‑21261 пошел в серию лишь в конце 1990‑х и вскоре получил имя Фабула. Все машины предлагали тогда с уфимскими моторами объемом 1,7 и 1,8 литра, а также с вазовским 1,6‑литровым.

Грузопассажирский ИЖ‑21272 с окнами и убира­ющимися лавками в грузовом отсеке застрял на стадии опытного образца.

Грузопассажирский ИЖ‑21272 с окнами и убира­ющимися лавками в грузовом отсеке застрял на стадии опытного образца.

ИЖ‑2717 так и выпускали все годы с упрощенным колпаком над кузовом, который на заводе считали временным.

ИЖ‑2717 так и выпускали все годы с упрощенным колпаком над кузовом, который на заводе считали временным.

Полным приводом пытались оснащать и пикапы с неофициальным названием Охотник, в том числе вариант с четырехместной кабиной. Но сделали таких машин совсем немного.

Полным приводом пытались оснащать и пикапы с неофициальным названием Охотник, в том числе вариант с четырехместной кабиной. Но сделали таких машин совсем немного.

Последний шанс

Материалы по теме

В девяностые увлечение тюнингом отечественных автомобилей, которые всегда были благодатными объектами для совершенствования, приобрело массовый характер. Ижевская фирма Норма-Авто взялась за ИЖ‑2126 и сделала из него полноприводный автомобиль. К слову, из отечественных моделей в этом классе в ту пору существовал лишь мелкосерийный вазовский Тарзан.

Первый ИЖ с полным приводом и мотором ВАЗ создали в Ижевске еще в 1995 году. В концепции было заложено два варианта, условно — дорожный и внедорожный. Первый представлял собой автомобиль с передним подрамником и двигателем Hyundai, установленным поперечно (!). Мотор рабочим объемом 1,8 литра развивал вполне внушительные 130 л.с. и работал в паре с коробкой передач от кроссовера Toyota RAV4. Дисковые тормоза всех колес сделали на основе деталей ВАЗ‑2108. Предусмотрели блокировку межосевого дифференциала с места водителя. Максимальная скорость составляла 180 км/ч, а разгон до 100 км/ч занимал 10 секунд. В общем, эдакий российский аналог Subaru или Audi. Цена такого автомобиля, понятно, была тоже иномарочной.

Последний отпрыск ижевского рода — фургон ИЖ‑27175 с «лицом» ВАЗ‑2104. Такая модернизация привела к уменьшению грузоподъемности на 165 кг по сравнению со стандартным ИЖ‑2717.

Последний отпрыск ижевского рода — фургон ИЖ‑27175 с «лицом» ВАЗ‑2104. Такая модернизация привела к уменьшению грузоподъемности на 165 кг по сравнению со стандартным ИЖ‑2717.

Мелкосерийные полноприводные автомобили оснащали, в основном, силовыми агрегатами Нивы и оригинальными раздаточными коробками.

Мелкосерийные полноприводные автомобили оснащали, в основном, силовыми агрегатами Нивы и оригинальными раздаточными коробками.

Вторая версия ИЖ‑2126 4×4 оказалась дешевле, но много проще. На машине продольно стоял силовой агрегат от Нивы: двигатель 1.7 и пятиступенчатая коробка передач. Через короткий промежуточный вал момент шел на оригинальную раздаточную коробку без демультипликатора. Для разгона до 100 км/ч требовалось почти 20 секунд, а максималка едва превышала 130 км/ч. Тем не менее полноприводный ИЖ‑2126–060, как и базовый автомобиль под именем Ода (изменение имени должно было символизировать новый и, конечно, более счастливый этап в жизни модели), был заявлен в 2000 году как серийный автомобиль.

И базовый хэтчбек, и полноприводный рекламировали с карбюраторными вазовскими моторами объемом 1,6 и 1,7 литра. Разумеется, полный привод подходил и пикапу с неофициальным названием Охотник, и универсалу по имени Фабула. Но погоды на рынке такие модификации сделать, конечно же, не могли. Тем более что полноприводный ИЖ с промежуточным валом между коробкой передач и раздаткой унаследовал давно знакомые болячки Нивы — шум и вибрации. Планировали, конечно, усовершенствовать конструкцию, но…

Прототип ИЖ‑042 задумывали как первую модель семейства вагонной компоновки. При длине 4180 мм он был семиместным. В прототипе 1991 года использовали узлы серийных моделей. Задняя подвеска, как и на фургоне, - рессорная.

Прототип ИЖ‑042 задумывали как первую модель семейства вагонной компоновки. При длине 4180 мм он был семиместным. В прототипе 1991 года использовали узлы серийных моделей. Задняя подвеска, как и на фургоне, - рессорная.

Тюнинговый ИЖ‑2126 4×4 со 130‑сильным корейским мотором.

Тюнинговый ИЖ‑2126 4×4 со 130‑сильным корейским мотором.

Материалы по теме

Много чего в те годы планировали: и автоматическую коробку передач, и дизели ВАЗ, которые понемногу выпускал уже завод Барнаултрансмаш. Спрос на Орбиты и Фабулы в начале 2000‑х немного вырос, но требуемого для окупа­емости порога так и не достиг.

Через редакцию журнала «За рулем» в свое время прошло не менее пяти разных машин марки ИЖ, в том числе и полноприводная. Впечатления от них были двойственные. Вроде бы нормальный, хоть и дешевый, автомобиль, всё на месте — подвеска McPherson, реечное рулевое, просторный салон, довольно удобная посадка. Но чувствовалась некая недоделанность, дисгармония. Даже по сравнению с вазовской «классикой», не говоря уже о переднеприводных тольяттинских автомобилях.

Официально история Оды (в «девичестве» — Орбита) закончилась 1 июля 2005 года, когда все модификации окончательно сняли с производства. Горьким финалом этой истории несколько лет еще оставался ИЖ‑27175 с задком фургона ИЖ‑2717 и «лицом» ВАЗ‑2104. Грузоподъемность такой версии составляла 575 кг — на 165 кг меньше, чем у родного ижевского фургона. Такой вот прогресс.

Одна из последних попыток оживить спрос — люксовый вариант Оды ИЖ‑2126.

Одна из последних попыток оживить спрос — люксовый вариант Оды ИЖ‑2126.

Бессмысленно обсуждать, что было бы, если бы… Конечно, в СССР незамысловатая Орбита имела бы спрос — хотя бы потому, что невостребованных автомобилей вовсе не было. Но и в той ситуации покупатели охотнее, думаю, приобретали бы вазовские машины. Слишком много в этом бедном, в муках рожденном пасынке советского автопрома было конструктивных и технологических компромиссов. А уж когда потребитель получил настоящую возможность выбирать, от автомобилей марки ИЖ он практически отвернулся. Не исключено, что лет через пятнадцать-двадцать Орбиты, Оды и Фабулы, особенно самые редкие модификации, заинтересуют коллекционеров. Но это всё, на что может рассчитывать похороненный автомобильный бренд эпохи Леонида Брежнева и министра обороны Дмитрия Устинова.

Фото: из архива «За рулем»

История создания оды бог державина. Образ Бога в одноименной оде Г. Р. Державина. Строфа одиннадцатая

Произведение Державина «Бог» — это ода, хвалебная песнь. В ней он воспевает величие Творца, рисуя непостижимость его образа для простого смертного. Но, следуя за восхваляющими строками, идут рассуждения о сущности самого человека.

Эта ода является очень глубоким философским лирическим произведением. В ней автор касается темы предназначения людского рода и его природы и того, насколько он велик и, одновременно, ничтожен.

Первые строфы посвящены Державиным Богу. В них он представляет его, как начало всего – исток. Он пишет о том, что был поднят Творцом из бездны вечности хаос быта. А вечностью стал он сам. А у самого его нет начала, нет и конца. Он вечен, он заполняет все, и движет всем.

Противопоставляет божественному существованию поэт мир человеческий. А представляет в своих строках он его так: Бог – вечность, земное существование – миг этой вечности.

Эта твердь, Земля, — это всего лишь капля в море божественной силы. А человек – ничто перед ним. Он даже не может постичь и понять природу существования Господа.

Но, хоть и ничто человек, но он, все же, создан не просто так по образу и подобию Божию. Существование человека неотделимо от существования Бога. Далее Державин приходит к выводу, что он –не только творенье божье, но и его отражение. Все, что различает их – это скоротечность бренной земной жизни и то, что не все известно и понятно человеку. И, хоть и подлежит тлению тело, но душа – бессмертна. И, она стремиться к божественному началу. Через смерть приводит Господь человека к бессмертию и истоку всего – к себе.

Осознание и величие человека звучит в оде. И, одновременно с этим, и его ничтожность. Да, против высшего – он червь и раб. Но, для себя, для своего мира и своей души – он царь и бог.

Представляет автор человека, как посредника, связующее звено, между бренным миром и духовным. Человек – отражение творца своего. Но в конце стихотворения, все же, звучит мысль о том, что он – всего лишь образ и подобие Бога, но не равен ему. Божественность живет в его душе. Он – ее часть. И Бог – отец его. Частичка его бесконечного света живет в каждом.

Вариант 2

Поэт Державин является довольно знаковой фигурой в русской литературе. Человеком он был сильным морально, ничего не боялся, шел до конца. В своем творчестве поэт не стеснялся выражать чувства. Свои мысли и идеи также озвучивал прямо. В написаниях произведений не боялся экспериментировать. Знаменитое его творение «Бог», когда появилось в миру, не относилось к конкретному жанру. Но, когда происходит первое знакомство с произведением, становится понятно, что это «ода».

В данном произведении автор хотел рассказать читателю об определенном событии, воспеть его, донести до читателя образ героя и героического народа. Именно стих «Бог» и является таковым. Державин в произведении смело показывает свои чувства, они пришли к нему в выходной, в Светлое воскресенье. Автор настолько искренне выразил свои чувства, что, читав стихотворение почти через 200 лет от его создания, все так же ощущаются сила, которая была вложена в стихотворение «Бог». Сам автор о своем произведении выражался положительно, лично для Державина данная ода была лучшей работой. Написанное еще в 18-м веке, произведение имело огромную популярность, ведь Державин знал, что нужно людям. Тема религия была в то время очень актуальной. Автор получил известность, ведь такая работа не могла оставаться в тени остальных поэтов.

Главная идея и цель поэта в данном произведении это показать, что Бог самый сильный, он способен на все, нет для него ничего невозможного. Но, во время написания, строчка за строчкой, Державин пришёл к выводу, что именно люди и являются Богом. Бог он везде, он отражается во всем, что ест в мире и люди этому не исключение. Показав людям Бога, автор начинает сравнивать его с людьми. Главная задача выполнена, читатель понимает, что Бог является гораздо сильней человека, люди очень слабы и ничтожны по сравнению с ним. Человек очень мал, со своими проблемами, всеми способами хочет быть рядом с Богом, увидеть его, познать главный смысл бытия. Такими строками поэт подводит читателя к главному.

Люди – это всего лишь песчинка в огромной пустыне, им уготовано существование на земле, со своими проблемами. Но, Бог это и есть человек, ведь каждый из людей сам находит в себе Бога, сам пробуждает его внутри себя. Эта идея, донесенная до людей в данном произведении, и стала ключевой. Такая мысль очень поразила общественность, споры еще очень долго не утихали после выхода данного стихотворения в свет.

Анализ оды 3

Произведение представляет собой одно из лучших творений поэта. В нем автор восхваляет величие Господа, хотя и не с совсем ортодоксальных позиций.

Стихотворное произведение представляет собой оду, жанр типичный для восемнадцатого столетия, в конце которого оно было написано. Создавая торжественное настроение, Державин широко использовал напыщенную лексику. Вполне естественными выглядят вставленные в текст стихотворения церковнославянские слова, так как, несмотря на распространившееся вольнодумство екатерининского времени, поэт, который к тоому же состоял на государственной службе, должен был систематически посещать церковные службы.

Кроме того, применяя привычную для людей своего времени лексику, автор вызывал ассоциации с христианской догматикой. Последнее должно было наглядно показать, что он все же придерживается общепринятый взглядов на религию. Воспевание величия Творца мироздания у Державина сочетается с утверждениями от первого лица о том, что именно Бог сотворил человека смерть, что люди так и задуманы. Эта мысль поэта прямо противоречит одной библейской цитате о том, что не Всевышний, а грех человека является причиной появления смерти в этом мире, и могла вызвать обвинения в ереси. Однако времена тогда были уже достаточно либеральные.

Однако из текста стихотворения видно, что ничего богоборческого автор писать явно не желал. Другие его мыли, в частности, подчеркивание богосыновства человека, невозможности, чтобы он появился сам, без участия Творца, особого положения людей, занимающих промежуточную ступень между ангелами и животным миром, вполне соответствовали православному вероучению. Целью сомнительного тезиса, вероятно, было желание верующего человека подчеркнуть величие Бога. Отсылка к учению о воскресении, вероятно, слишком явно ставила человека на одну доску с Богом и провоцировала его гордыню.

Скорее всего, целью автора оды было дать ответ философам, придерживающихся атеистических воззрений. На службу этой цели были поставлены и чисто о стилистические приемы. Самый ильный из них – антитеза. Поэт постоянно использует противопоставления, подводя к кульминационному моменту, создавая напряжение.

Анализ стихотворения Бог по плану

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Я не люблю иронии твоей Некрасова

    Николай Некрасов в 1842 году знакомиться с Авдотьей Панаевой, которая являлась законной женой известного публициста, в доме которых часто собирались разные литераторы.

  • Анализ поэмы Мцыри Лермонтова

    Если заглянуть в историю создания знаменитой поэмы, то она уже сама по себе может стать началом для одного из самых романтических произведений в мире. С главным героем произведения Лермонтов Михаил Юрьевич познакомился на Кавказе.

  • Анализ стихотворения Одиночество Бродского

    Стихотворение Одиночество было написано И.А.Бродским в 1959 году. У поэта на это были свои обоснованные причины. Бродский был изгоем для общества даже в возрасте 19 лет.

  • Анализ стихотворения Я болен, Офелия, милый мой друг! Фета

    Стихотворение является отсылкой к бессмертной драме Шекспира. Офелия – возлюбленная Гамлета, принца Датского, ее образ был интересен Фету, он даже посвятил ей целый цикл своих сочинений.

  • Анализ стихотворения Влюбленному Некрасова

    Некрасов воспринимается многими читателями 21 века, как поэт, пишущий только на гражданскую тематику. Однако, также Некрасов много пишет романтичных стихов, в его поэзии много любви и нежности

Известно, что стихотворение «Бог» поэт считал вершиною своего творчества.

«Автор первое вдохновение или мысль к написанию сей оды получил в 1780 г., быв во дворце у всенощной в Светлое воскресенье, и тогда же, приехав домой, первые строки положил на бумагу; но, будучи занят должностию и разными светскими суетами, сколько ни принимался, не мог окончить оную… Потом в 1784 году, получив отставку от службы, приступил было к окончанию, но также по городской жизни не мог; беспрестанно, однако, был побуждаем внутренним чувством, и для того, чтобы удовлетворить оное, сказав. .. своей жене, что он едет в польские свои деревни для осмотрения оных, поехал и, прибыв в Нарву, оставил свою повозку и людей на постоялом дворе, нанял маленький покой в городе у одной старушки Нелеки… где запершись сочинял оную несколько дней, но, не докончив последнего куплета сей оды, что было уже ночью, заснул перед светом: видит во сне, что блещет свет в глазах его, проснулся, и в самом деле воображение так было разгорячено, что казалось ему, вокруг стен бегает свет, и с сим вместе полились потоки слез из глаз у него; он встал и ту же минуту, при освещающей лампаде, написал последнюю сию строфу, окончив тем, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были…»

Строку «без лиц, в трех лицах Божества» Державин пояснял так: «кроме богословского православной нашей веры понятия… тут три лица метафизические; то есть: бесконечное пространство, беспрерывная жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое Бог в себе совмещает. ..»

«Его первой целью было вообразить величество Божие. Взор его устремлен к Богу… Но по мере того, как предмет ему открывался…, видел он отражение Бога в себе самом – и все более поражался… Ода Богу стала одой божественному сыновству человека».

В. Ф. Ходасевич. Державин. 1931

«Как громка и величественна его песнь Богу! Как глубоко подсмотрел он внешнее благолепие природы и как верно воспроизвел его в своем дивном создании! И однако ж он прославил в нем одну мудрость и могущество Божие и только намекнул о любви Божией, о той любви, которая воззвала к человекам: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы!», о той любви, которая с позорного креста мучения взывала к Отцу: Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят! Но не осуждайте его за это: тогда было не то время, что ныне, тогда был осьмнадцатый век. Притом же не забудьте, что ум Державина был ум русский, положительный, чуждый мистицизма и таинственности, что его стихиею и торжеством была природа внешняя, а господствующим чувством патриотизм, что в сем случае он был только верен своему бессознательному направлению и, следовательно, был истинен».

В. Г. Белинский. Литературные мечтания. 1834

Прослушайте оду Державина «Бог»

Гавриил Романович Державин
(1743 – 1816)

Ода «Бог»

О Ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах Божества,*
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все Собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы нарицаем – Бог!

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет,
Хотя и мог бы ум высокий,
Тебе числа и меры нет!
Не могут Духи просвещенны,
От света Твоего рожденны,
Исследовать судеб Твоих:
Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает,
В Твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хао́са бытность довременну
Из бездн Ты вечности воззвал;
А вечность, прежде век рожденну,
В Себе Самом Ты основал.
Себя Собою составляя,
Собою из Себя сияя,
Ты свет, откуда свет исте́к.
Создавый все единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек.

Ты цепь существ в Себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от Тебя родятся.
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,**
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под Тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут;
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют;
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры,
Перед Тобой – как нощь пред днём.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед Тобой сия;
Но что мной зримая вселенна,
И что перед Тобою я? –
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, и то,
Когда дерзну сравнить с Тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед Тобой – ничто.

Ничто! – но Ты во мне сияешь
Величеством Твоих доброт;
Во мне Себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! – но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты.
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь – конечно, есь и Ты.

Ты есь! – Природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет;
Ты есь – и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных,
Где начал Ты Духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна Божества.
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю;
Я Царь, – я раб, – я червь, – я Бог! –
Но будучи я столь чудесен,
Отколь я происшел? – Безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, Создатель,
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ Податель,
Душа души моей и Царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие́;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое́.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать Твоей.
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к Тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.***

1784

__________________________________________
Без лиц, в трёх лицах Божества. – Автор, кроме богословского православной нашей веры понятия, разумел тут три лица метафизические; то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и неокончаемое течение времени, которое Бог в себе и совмещает.

Пылинки инея сверкают. – Обитателям токмо Севера сия великолепная картина ясно бывает видима по зимам в ясный день, в большие морозы, по большей части в марте месяце, когда уже снег оледенеет, и пары, в ледяные капли обратившиеся, вниз и вверх носясь, как искры сверкают пред глазами.

И благодарны слезы лить. – Автор Первое вдохновение, или мысль, к написанию сей оды получил в 1780 году, быв во дворце у всенощной в Светлое воскресенье, и тогда же, приехав домой, первые строки положил на бумагу; но, будучи занят должностию и разными светскими суетами, сколько ни принимался, не мог окончить оную, написав, однако, в разные времена несколько куплетов. Потом, в 1784 году получив отставку от службы, приступал было к окончанию, но также по городской жизни не мог; беспрестанно, однако, был побуждаем внутренним чувством, и для того, чтоб удовлетворить оное, сказав первой своей жене, что он едет в польские свои деревни для осмотрения оных, поехал и, прибыв в Нарву, оставил свою повозку и людей на постоялом дворе, нанял маленький покой в городке у одной старушки-немки с тем, чтобы она и кушать ему готовила; где, запершись, сочинял оную несколько дней, но не докончив последнего куплета сей оды, что было уже ночью, заснул перед светом; видит во сне, что блещет свет в глазах его, проснулся, и в самом деле, воображение так было разгорячено, что казалось ему, вокруг стен бегает свет, и с сим вместе полились потоки слёз из глаз у него; он встал и ту ж минуту, при освещающей лампаде написал последнюю сию строфу, окончив тем, что в самом деле проливал он благодарные слёзы за те понятия, которые ему вперены были.

1. Живот – (устар.) жизнь.

2. Эфиры – 1. верхний слой воздуха (неба) в древнегреческой мифологии, местопребывание богов; 2. тончайшая пятая стихия в античной и средневековой натурфилософии, физике и алхимии.

3. Твари – (устар.) живые существа (первонач. в религиозных представлениях – то, что сотворено богом).

4. Прах – 1. (высок.) пыль; то, во что всё превращается после смерти, разрушения; 2. (перен.) что-то малоценное, ничтожное.

Анализ оды Гаврилы Державина «Бог»

Гавриил Державин, по своей натуре, был человеком напористым, смелым. Он не боялся экспериментов, не сдерживал свои чувства и всегда прямо выражал свои мысли. Его творение «Бог» изначально было опубликовано без какой-либо жанровой принадлежности, но уже с первых строк на читателя обрушивается торжественный восторг, что испытывал автор в процессе написания. Что такое «ода»?

Это стихотворение, в котором поэт поставил своей целью воспеть некое событие, показать героический образ отдельного героя или целого народа. Стихотворение «Бог» несет за собой именно такую цель. Так, Державин хотел показать нам свои чувства, что посетили его в Светлое воскресенье, о чем он пишет в своем дневнике: «воображение так было разгорячено, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были».

Сколь великолепны были его чувства, что спустя почти два века, мы можем ощутить ту силу, которую вложил Державин в свою оду. Оду, которую он сам лично считал лучшим своим творением. Тогда, в 18-м веке, ода «Бог» вызвала широчайший публичный резонанс, имела потрясающий читательский успех. Неудивительно, ведь в те времена тема религии почиталась особо, и стихотворение, превозносящее Творца, да еще в такой совершенной форме не могло остаться незамеченным.

Своей первоначальной целью, Державин поставил изобразить могущество и всеобъемлющее величие Бога. Но, по мере того, как строфы складывались друг за другом, ему открылась истина — Бог, это мы. Отражение Бога есть все сущее в нашем мире. Державин пишет: «Я царь, – я раб, – я червь, – я Бог!», и, пораженный этой мыслью, ставит точку в своей оде.

Изобразив Бога, как всемогущую силу, Державин, сравнивает его с человеком. Читатель видит, чувствует, сколь ничтожен и мал человек по сравнению со Вселенной, воплощением которой и является Бог. И наша маленькая человеческая сущность в своих мечтах и терзаниях вечно стремится приблизиться к богу, вознестись к нему, увидеть воочию великий смысл бытия. По ходу лиричного, торжественного повествования, в своей оде Державин раскрывает свой главный замысел.

Человек — это не просто ничтожная пылинка, обреченная на приземленное существования, не знающая и не имеющая ничего, кроме земных, материальных оков. Человек — это и есть Бог, человек — тот, кто пробуждает Бога не только в себе, но и во всем окружающем мире. И эта мысль, открывшаяся Державину совершенно неожиданным образом, и мастерски воплощенная в стихах, настолько поразила общественность, что споры о замысле Державина до сих пор не утихают.

«Бог» Гаврила Державин

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: бог.

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий,-
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвещенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всe единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед тобой — как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров,- и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед тобой — ничто.

Ничто!- Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто!- Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно, есть и ты!

Ты есть!- природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

Анализ стихотворения Державина «Бог»

Оду «Бог» Державин задумал еще в 1780 году, но приступить к написанию сразу не смог, будучи занят на службе и не отказывая себе в выходах в свет. В итоге стихотворение появилось только в 1784-ом. Существует достаточно распространенное мнение, что произведение – ответ Гавриила Романовича на высказывания французских философов-материалистов. При этом возражал им поэт не с позиций официальной православной церкви. В оде явно просматриваются идеи пантеизма – религиозно-философского учения, последователи которого воспринимают мир и Бога как единое целое. Естественно, такой подход Державина вряд ли когда-нибудь в полной мере устроит ортодоксальных представителей православной ветви христианства. По мнению известного поэта двадцатого столетия Ходасевича, изначально главной целью Гавриил Романович ставил изображение величества Господа. Но по мере развития сюжета сменились приоритеты. В итоге ода Богу превратилась в «оду божественному сыновству человека».

В стихотворении часто встречается архаичная лексика, в том числе и церковнославянская. С ее помощью транслируется религиозное и философское воодушевление автора, достигается необходимая степень торжественности. Произведение изобилует риторическими восклицаниями, что подчеркивает восхищение Державина величием Бога. Ключевой стилистический прием оды – антитеза. Их много раскидано по тексту, но особенного внимания требует следующая строка: «…я Царь – я раб, – я червь, – я Бог…». Здесь ода достигает кульминации, которая подчеркивается посредством двойного противопоставления и афористичной формулировки мысли. Процитированная фраза – вершина эмоционального напряжения в стихотворении.

Ключевая идея оды – всесильный непостижимый Бог сотворил человека, существо ничтожное, но при этом своему Создателю подобное. Именно через людей духовный мир связывается с материальным, их смертность представляет собой форму бессмертия Господа. Державин стихотворение «Бог» не зря считал одним из лучших в своем творчестве. В нем поэту удалось выразить то, что словами описать крайне сложно: вечность и бесконечность. Для этого он соединил абстрактно-метафизические рассуждения с реалиями мира материального, представленными через метафоры и сравнения.

Более полному выражению главной мысли служит и композиционное построение стихотворения. Оно четко делится на две части и заключение. Первые пять строф посвящены Богу. Сначала Державин определяет Господа относительно времени, пространства, причинности и так далее. Затем утверждает непостижимость Творца для человеческой мысли. В третьей строфе речь идет о Боге как о создателе пространства и времени, в четвертой – окружающего мира. В пятой декларируется ничтожность всех миров перед Богом. Вторая часть рассказывает о человеке. Первая строфа – констатация его ничтожности перед лицом Господа. Во второй повествуется о том, что Бог отражается, следовательно, существует в человеке. Далее обозначается роль человека как связующего звена между «тварями телесными» и «Духами небесными». Как уже говорилось выше, четвертая строфа – кульминационная. В ней человек провозглашается центром мира, соединением духа и плоти. Пятая строфа называет смертность формой бессмертия:
…И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое.
В заключении Державин извиняется перед читателями за то, что посмел обратиться к теме столь великой и безграничной.

Духовные оды Гавриила Романовича – это не только выражение религиозных чувств, но и прекрасные образцы философской лирики, что прекрасно видно на примере стихотворения «Бог».

Оду “Бог” Державин задумал еще в 1780 году, но приступить к написанию сразу не смог, будучи занят на службе и не отказывая себе в выходах в свет. В итоге стихотворение появилось только в 1784-ом. Существует достаточно распространенное мнение, что произведение – ответ Гавриила Романовича на высказывания французских философов-материалистов. При этом возражал им поэт не с позиций официальной православной церкви.

В оде явно просматриваются идеи пантеизма – религиозно-философского учения, последователи которого воспринимают мир и Бога

Как единое целое. Естественно, такой подход Державина вряд ли когда-нибудь в полной мере устроит ортодоксальных представителей православной ветви христианства. По мнению известного поэта двадцатого столетия Ходасевича, изначально главной целью Гавриил Романович ставил изображение величества Господа. Но по мере развития сюжета сменились приоритеты. В итоге ода Богу превратилась в “оду божественному сыновству человека”.

В стихотворении часто встречается архаичная лексика, в том числе и церковнославянская. С ее помощью транслируется религиозное и философское воодушевление автора, достигается необходимая

Степень торжественности. Произведение изобилует риторическими восклицаниями, что подчеркивает восхищение Державина величием Бога. Ключевой стилистический прием оды – антитеза. Их много раскидано по тексту, но особенного внимания требует следующая строка: “…я Царь – я раб, – я червь, – я Бог…”. Здесь ода достигает кульминации, которая подчеркивается посредством двойного противопоставления и афористичной формулировки мысли. Процитированная фраза – вершина эмоционального напряжения в стихотворении.

Ключевая идея оды – всесильный непостижимый Бог сотворил человека, существо ничтожное, но при этом своему Создателю подобное. Именно через людей духовный мир связывается с материальным, их смертность представляет собой форму бессмертия Господа. Державин стихотворение “Бог” не зря считал одним из лучших в своем творчестве. В нем поэту удалось выразить то, что словами описать крайне сложно: вечность и бесконечность. Для этого он соединил абстрактно-метафизические рассуждения с реалиями мира материального, представленными через метафоры и сравнения.

Более полному выражению главной мысли служит и композиционное построение стихотворения. Оно четко делится на две части и заключение. Первые пять строф посвящены Богу. Сначала Державин определяет Господа относительно времени, пространства, причинности и так далее. Затем утверждает непостижимость Творца для человеческой мысли. В третьей строфе речь идет о Боге как о создателе пространства и времени, в четвертой – окружающего мира. В пятой декларируется ничтожность всех миров перед Богом.

Вторая часть рассказывает о человеке. Первая строфа – констатация его ничтожности перед лицом Господа. Во второй повествуется о том, что Бог отражается, следовательно, существует в человеке. Далее обозначается роль человека как связующего звена между “тварями телесными” и “Духами небесными”. Как уже говорилось выше, четвертая строфа – кульминационная. В ней человек провозглашается центром мира, соединением духа и плоти. Пятая строфа называет смертность формой бессмертия: …И чтоб чрез смерть я возвратился, Отец! в бессмертие Твое. В заключении Державин извиняется перед читателями за то, что посмел обратиться к теме столь великой и безграничной.

Духовные оды Гавриила Романовича – это не только выражение религиозных чувств, но и прекрасные образцы философской лирики, что прекрасно видно на примере стихотворения “Бог”.

(Пока оценок нет)

Сочинения по темам:

  1. Гавриила Романовича Державина можно считать одним из самых важных деятелей литературы восемнадцатого века. Его творчество было необычайно и разнообразно. Образ…
  2. Зрел ли ты, певец Тииский! Как в лугу весной бычка Пляшут девушки российски Под свирелью пастушка? Как, склонясь главами, ходят,. ..
  3. Каждый поэт рано или поздно подводит итоги своей литературной деятельности и, оглядываясь назад, пытается определить то самое важное, ради чего…
  4. «Водопад». В стихотворении Державин возвращается к теме скоротечности бытия и задает вопрос, что такое вечность, кто из людей имеет право…

Большинство стихотворений Г. Р. Державина не выдержит ни одной снисходительной эстетической критики. Они громоздкие, неуклюжие, а местами вообще не «читабельные». Содержание их, по большей части, составляют нравственные постулаты. Большинство его произведений по форме представлены в виде философских размышлений, от чего, порой, чрезмерно длинны и нравоучительны.

Иногда читая иную оду Державина, вы увлекаетесь возвышенностью мысли, энергией, размашистым полетом фантазии, — и вдруг неловкий стих, странное выражение, а иногда и риторика охлаждает неожиданный восторг,- и вы испытываете это несколько раз при повторном чтении одних и тех же строк. И, тем не менее, мы ставим себе целью доказать, что Державин не так уж плох.

Смесь риторики с поэзией, проблески гениальности с непостижимыми странностями – вот характер всех стихотворений и од Державина. Его поэзия четко отражает настроения того времени, в котором он творил. Он восхищался Екатериной Второй как мудрой правительницей, читал ее статьи, указы и сказки, поэтому ода «Фелица»- это не лесть в адрес императрицы, а искренний душевный порыв:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно ,
Союзом целость их крепить;…

Едина ты лишь не обидишь,
Не оскорбляешь никого,
Дурачествы сквозь пальцы видишь,
Лишь зла не терпишь одного;
Проступки снисхожденьем правишь,
Как волк овец, людей не давишь,
Ты знаешь прямо цену их.
Царей они подвластны воле, —
Но богу правосудну боле,
Живущему в законах их.

Искренность Державина нисколько не может повредить его славе, ни унизить литературных заслуг. Если рассматривать его поэзию с исторической точки зрения, она- ничто иное, как блестящая страница из истории русской поэзии, — «некрасивая куколка, из которой должна была выпорхнуть, на очарование глаз и умиление сердца, роскошно-прекрасная бабочка. И это дивное насекомое признано было вдохновить массу других талантливых авторов».

Вся поэзия Державина окутана противоречиями, поскольку на иную удачную оду можно насчитать несколько других, как будто написанных специально в опровержение первой. Причина, возможно, кроется в том, что не было тогда сильного общественного мнения. Кружок столичных интеллектуалов никак не мог заменить того многообразия оценок, которые можно услышать сейчас, причем, от представителя любого социального слоя. Кроме того, Державин все-таки был придворным поэтом, поэтому его литературная деятельность приравнивалась к службе. То есть, он был обязан отрабатывать свой хлеб независимо от наличия вдохновения.

«Сама Россия Екатеринина века- с чувством исполинского своего могущества, с своими торжествами и замыслами на Востоке, с нововведениями европейскими и с остатками старых предрассудков и поверий – это Россия пышная, роскошная, великолепная, убранная в азиатские жемчуга и камни и еще полудикая, полуварварская, полуграмотная, — такова и поэзия Державина, во всех ее красотах и недостатках».

Ода «Бог»: анализ

Многие оды Державина посвящены таким вечным вопросам как жизнь и смерть, смысл существования, что есть Бог и т.д. Считается, что именно Державин дал самое точное определение и описание понятия «Бог» в своей оде с одноименным названием. Настолько убедительными показались строки из этого произведения тибетским монахам, что они выгравировали их у себя в кельях.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

Анализ стихотворений «Приглашение к обеду», «Евгению. Жизнь званская»

Помимо философских и нравственных поэтических произведений в творчестве Гавриила Романовича можно найти анакреонтические стихотворения (название произошло благодаря древнегреческому поэту Анакреонту, восхваляющего радости жизни), где, по большей части, автор обращается к бытовым описаниям мироустройства. Например, стихотворение «Приглашение к обеду» 1795 г. написано, по сути своей, ради одной главной строчки, последней: «Умеренность есть лучший пир». Но перед этим он показал подробное изображение быта тех времен:

«Клеймак и борщ уже стоят, в крафинах фина, пунш…», «С курильниц благовонья льются, плоды среди корзин смеются. Не смеют слуги и дохнуть…», «Не чин, не случай и не знатность – на русский мой простой обед я звал одну благоприятность».

Стихотворение «Евгению. Жизнь званская» также пронизано эпикурейскими мотивами (склонность к комфорту и жизненным удовольствиям). Но помимо гедонистических настроений (где на ум сразу приходит знаменитая фраза Хлестакова: «Мы живем, чтобы срывать цветы удовольствия») оно пронизано и талантливыми пейзажными зарисовками:

«Дыша невинностью, пью воздух, влагу рос, зрю на багрянец зарь, на солнце восходяще, ищу красивых мест между лилий и роз»; «Серпами злато нив – ароматом полн»; «бежит над тучей тучей тень».

«Я озреваю стол – вижу разных блюд цветник, поставленный узором. Багряна ветчина, зелены щи с желтком, румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны, янтарь – икра, с голубым пером щука пестрая…».

Стихотворения Державина очень многолики и разношерстны. Даже те, кто не является поклонником творчества данного поэта, смогут найти для себя полезные идеи или выражения. Ведь именно Гавриле Романовичу принадлежат многие известные афоризмы: «все суета сует», «блажен, кто менее зависим от людей».

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Лирическое начало в оде фелица.

Литературный анализ оды «Фелица

История создания. Ода «Фелица» (1782), первое стихотворение, сделавшее имя Гавриила Романовича Державина знаменитым. Оно стало ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения уточняется: «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». Свое необычное название это произведение получило от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически ха-рактеризующей ее окружение.

Известно, что сначала Державин не хотел печатать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести влиятельных вельмож, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году оно получило широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, приближенной императрицы, было напечатано в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором сотрудничала сама Екатерина II. Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так растрогало императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II пожелала узнать, кто написал стихотворение, в котором так точно ее изобразил. В благодарность автору она послала ему золотую табакерку с пятьюстами червонцами и выразительной надписью на пакете: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину». С того дня к Державину пришла литературная слава, которой до того не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи. Стихотворение «Фелица», написанное как шутливая зарисовка из жизни императрицы и ее окружения, вместе с тем поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?

С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:

Везде соблазн и лесть живет,
Пашей всех роскошь угнетает.
Где ж добродетель обитает?
Где роза без шипов растет?

Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:

Кружу в химерах мысль мою:
То плен от персов похищаю,
То стрелы к туркам обращаю;
То, возмечтав, что я султан,
Вселенну устрашаю взглядом;
То вдруг, прельщался нарядом.
Скачу к портному по кафтан.

В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость — ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна, свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно,
Союзом целость их крепить;
Из разногласия — согласье
И из страстей свирепых счастье
Ты можешь только созидать.

Эта любимая мысль Державина звучала смело, и высказана она была простым и понятным языком.

Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:

Небесные прошу я силы,
Да, их простря сапфирны крылы,
Невидимо тебя хранят
От всех болезней, зол и скуки;
Да дел твоих в потомстве звуки,
Как в небе звезды, возблестят.

Художественное своеобразие.
Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное — рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт;

Мурзам твоим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,
И пища самая простая
Бывает за твоим столом.

«Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленио («Не дорожа свои покоем, / Читаешь, пишешь под налоем…»). Вместе с тем такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось внести в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными.

Таким образом, в «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Державин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественные србытия, в «смешанной оде» «стихотворец может говорить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, он открывает этим стихотворением путь для новой поэзии — «поэзии действительное™», которая получила блестящее развитие в творчестве Пушкина.

Значение произведения. Сам Державин впоследствии отмечал, что одна из основных его заслуг в том, что он «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить». Как справедливо указывает исследователь творчества поэта В.Ф. Ходасевич, Державин гордился «не тем, что открыл добродетели Екатерины, а тем, что первый заговорил «забавным русским слогом». Он понимал, что его ода — первое художественное воплощение русского быта, что она — зародыш нашего романа. И, быть может, — развивает свою мысль Ходасевич, — доживи «старик Державин» хотя бы до первой главы «Онегина», — он услыхал бы в ней отзвуки своей оды».

– крупнейшее явление в русской литературе XVIII-го века. Он известен главным образом своими одами, кроме которых он оставил еще и чудесную лирику. Соблюдая как будто внешние формы классицизма , Державин в своих одах произвел целый поэтический переворот: он порывает с условными требованиями классицизма там, где они мешают его поэтическому творчеству. Так, например, в похвальные оды он вводит сатирический элемент, переходит от высокого торжественного слога к самому простому, иногда шутливому тону; употребляет простые слова, обыденные выражения, не соблюдая «высокого штиля», которого строго придерживались Ломоносов и Сумароков .

Все это мы видим уже в оде «Фелица», создавшей Державину известность (см. полный её текст и анализ на нашем сайте).

Державин. Фелица. Ода

Имя «Фелицы», в которой Державин олицетворяет императрицу Екатерину II , взято из ее же сказки «О царевиче Хлоре ».

«Богоподобная царевна
Киргиз-Кайсацкия орды,
Которой мудрость несравненна
Открыла верные следы
Царевичу младому Хлору
Взойти на ту высоку гору,
Где роза без шипов растет,
Где добродетель обитает:
Подай, найти ее, совет».

Так начинает Державин свою оду. Восхваляя Екатерину – Фелицу, он говорит о ее вкусах и образе жизни, сравнивая ее с окружающими ее вельможами, которых он называет «мурзами». Самого себя он тоже называет «мурзой», намекая на свое татарское происхождение; – но часто этот мурза, от лица которого будто написана ода, изображает одного из известных вельмож, – Потемкина, Орлова, Нарышкина, Вяземского; Державин беспощадно осмеивает их.

Портрет Гавриила Романовича Державина. Художник В. Боровиковский, 1811

В противоположность своим вельможам, Екатерина любит простоту:

«Мурзам своим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,
И пища самая простая
Бывает за твоим столом.
Не дорожа твоим покоем,
Читаешь, пишешь пред налоем
И всем из твоего пера
Блаженство смертным проливаешь!

Затем следуют портреты разных вельмож. Прекрасно изображен Потемкин , – «Великолепный князь Тавриды», с его огромными государственными замыслами, фантастической роскошью и богатыми пирами:

«А я, проспавши до полудня,
Курю табак и кофе пью;
Преобращая в праздник будни,
Кружу в химерах мысль мою:
То плен от персов похищаю,
То стрелы к туркам обращаю,

1. В 1781 г. была напечатана, в небольшом числе экземпляров, написанная Екатериною для пятилетнего внука ея, великого князя Александра Павловича, Сказка о царевиче Хлоре . Хлор был сын князя, или царя киевского, во время отсутствия отца похищенный ханом киргизским. Желая поверить молву о способностях мальчика, хан ему приказал отыскать розу без шипов. Царевич отправился с этим поручением. Дорогой попалась ему на встречу дочь хана, веселая и любезная Фелица . Она хотела идти провожать царевича, но ей помешал в том суровый муж ея, султан Брюзга, и тогда она выслала к ребенку своего сына, Рассудок. Продолжая путь, Хлор подвергся разным искушениям, и между прочим его зазвал в избу свою мурза Лентяг, который соблазнами роскоши старался отклонить царевича от предприятия слишком трудного. Но Рассудок насильно увлек его далее. Наконец они увидели перед собой крутую каменистую гору, на которой растет роза без шипов, или, как один юноша объяснил Хлору, добродетель. С трудом взобравшись на гору, царевич сорвал этот цветок и поспешил к хану. Хан отослал его вместе с розой к киевскому князю. «Сей обрадовался столько приезду царевича и его успехам, что забыл всю тоску и печаль…. Здесь сказка кончится, а кто больше знает, тот другую скажет».

Эта сказка подала Державину мысль написать оду к Фелице (богине блаженства, по его объяснению этого имени): так как императрица любила забавные шутки, говорит он, то ода эта и была написана во вкусе ея, на счет ея приближенных.

вернуться)

18. Деля Хаос на сферы стройно и т. д. – намек на учреждение губерний. В 1775 г. Екатерина издала «Учреждение о губерниях», – согласно которому вся Россия была разделена на губернии. ()

19. Что отреклась и мудрой слыть. – Екатерина II с наигранной скромностью отклонила от себя титулы «Великой», «Премудрой», «Матери отечества», которые были поднесены ей в 1767 г. Сенатом и Комиссией по выработке проекта нового уложения; так же она поступила и в 1779 г., когда петербургское дворянство предложило принять ей титул «Великой». (

В желании угодить императрице взял за основу своего произведения её собственную работу, незадолго до того изданную маленьким тиражом. Естественно, у ярко талантливого стихотворца эта история заиграла более сочными красками, помимо этого, внеся в историю русского стихосложения новый стиль и сделавшая поэта знаменитостью.

Анализ оды

«Фелица» снабжена подзаголовком, который уточняет цель написания этого произведения. В нём говорится об обращении к премудрой царевне татарского мурзы, который поселился в Москве, но находится по делам в Санкт-Петербурге. Также чичтателя мистифицируют тем, что ода, якобы, переведена была с арабского языка. Анализ оды «Фелица» нужно начать с имени, которое не звучит родным ни русским, ни арабам.

Дело в том, что именно так назвала свою героиню Екатерина II в своей сказке о царевиче Хлоре. Послужившая почвой итальянскому языку (тут можно вспомнить кого-нибудь вроде Кутуньо с возгласом «Феличита») латынь переводит слово «фелица» (Felitsa — felicitas) как счастье. Таким образом Державин с первой строки начал превозносить императрицу, далее не удержавшись и от сатиры в описаниях её окружения.

Художественный синтез

Анализ оды «Фелица» показывает установку на обыкновенную, принятую в те времена торжественную хвалебную оду к дате. Написанная традиционной строфикой оды — десятистишиями, и, как положено, Но до Державина никто ещё не посмел слить два противоположных по целевой направленности жанра — величественную хвалебную оду и едкую

Первой была ода «Фелица». Державин как бы «шагнул назад» в своём новаторстве, судя по точно выполненным условиям жанра, хотя бы в сравнении со «Стихами на рождение», которые даже строфикой не разделены. Однако это впечатление пропадает, как только читатель одолевает первые несколько строф. Всё-таки даже композиция оды «Фелица» представляет собой гораздо более широкого порядка художественный синтез.

Сказка «Фелицы»

Интересно рассмотреть, что за мотивы подвигли Державина на сочинение этого «фанфика», что послужило первоосновой и достойна ли была эта тема продолжения. Судя по всему, достойна, и весьма. Екатерина II написала свою сказку для внука, пока что мальенького, но в будущем великого Александра I. В сказке императрицы речь идёт о киевском царевиче Хлоре, которого посетил киргизский хан, чтобы проверить, действительно ли царевич так умён и ловок, как о нём говорят.

Мальчик согласился пройти испытание и найти редчайший цветок — розу без колючек — и отправился в путь. В дороге, ответив на приглашение мурзы Лентяга (говорящее имя), царевич пытается противостоять соблазнам той роскоши и безделья, которыми его соблазняет Лентяг. По счастью, у этого киргизского хана была очень хорошая дочь, которую звали Фелицей, и ещё более хороший внук, которого звали Рассудок. Фелица отправила сына с царевичем, который вышел с помощью Рассудка к цели своего пути.

Мост между сказкой и одой

Перед ними была крутая гора, без троп и лестниц. Видимо, царевич и сам по себе был достаточно упорен, потому что, несмотря на огромный труд и испытания, на вершину он всё-таки взобрался, где и украсил свою жизнь розой без шипов, то есть добродетелью. Анализ оды «Фелица» показывает, что, как в любой сказке, образы здесь условно-аллегорические, но у Державина в начале оды они встают очень крепко, и все одические зачины классических образцов, где непременно восхождение на Парнас и общение с музами, блекнут рядом с, казалось бы, простенькими образами детской сказочки.

Даже портрет Екатерины (Фелицы) дан абсолютно в новой манере, которая совершенно не похожа на традиционную хвалебную одопись. Обычно в одах чествуемый персонаж предстаёт в мало выразительном образе богини, шествующей по торжественным гулким рифмовкам стиха с тяжёлой ритмической одышкой. Здесь же поэт воодушевлён, и — что самое главное — оснащён поэтическим мастерством. Стихи не хромают и не надуваются излишним пафосом. План оды «Фелица» таков, что Екатерина предстаёт перед читателем как умная, но простая и деятельная киргиз-кайсатская царевна. Хорошо играет на стройность построения этого образа и контраст — образ мурзы, порочного и ленивого, чем Державин пользуется на всём протяжении оды. Отсюда и небывалое жанровое разнообразие, которым отличается ода «Фелица».

Державин и императрица

Поза певца здесь тоже меняется по отношению к предмету воспевания, если рассматривать не только всю предыдущую русскую литературу, но даже и стихи самого Державина. Иногда в оде ещё проскальзывает некая богоподобность царицы, но при всём этом и при общей почтительности, которую демонстрирует ода «Фелица», содержание показывает и определённую короткость отношения, не фамильярность, но теплоту почти родственной близости.

А вот в сатирических строках Державин иногда может быть понят двойственно. Собирательные черты образа мурзы высмеивают всех по очереди вельмож Екатерины, причём именно здесь поэт не забывает и себя. Автоирония — тем более редкостный факт в поэзии тех лет. Авторское «я» не лишено лирики, но ясно даётся понять, что «Таков, Фелица, я развратен!», «Сегодня властвую собою, а завтра прихотям я раб». Появление в оде такого авторского «я» — факт огромного художественного значения. Ломоносов тоже начинал оды с «я», но как верноподданный раб, а у Державина автор — конкретный и живой.

Повествование от автора

Естественно, композиция оды «Фелица» не выдержала бы полновесную авторскую индивидуальность. Державин чаще всего подаёт под авторским «я» условный образ певца, который обычно всегда присутствует в одах так же, как в сатирах. Но есть разница: в оде поэт играет только священный восторг, а в сатире только негодование. «Однострунные» жанры Державин объединил созданием живого человеко-поэта, с абсолютно конкретной жизнью, с многообразием чувств и переживаний, с «многострунной» музыкой стиха.

Анализ оды «Фелица» непременно отмечает не только восторг, но и гнев, хулу и хвалу в одном флаконе. По ходу успевает лукавить, иронизировать. То есть ведёт себя на протяжении всего произведения как совершенно нормальный и живой человек. И необходимо отметить, что эта индивидуальная личность обладает несомненными чертами народности. В оде! И теперь подобный случай был бы беспрецедентным, если кто-то в наше время писал бы одические стихи.

О жанрах

Ода «Фелица», содержание которой настолько богато противоречиями, словно тёплыми солнечными лучами согрета лёгкой разговорной речью из реальности быта, лёгкой, простой, иногда шутливой, что прямо противоречит законам этого жанра. Более того, здесь случился жанровый переворот, почти революция.

Надо пояснить, что русский классицизм не знал стихов как «просто стихи». Вся поэзия была строго поделена на жанры и виды, резко разграничена, и границы эти стояли незыблемо. Ода, сатира, элегия и другие виды стихотворного творчества никак не могли смешиваться друг с другом.

Здесь традиционные категории классицизма сломаны напрочь после органичного слияния оды и сатиры. Это касается не только «Фелицы», Державин делал это и раньше, и позже. Например, ода «На смерть — наполовину элегия. Жанры становятся полифоничными с лёгкой руки Державина.

Успех

Колоссальный успех достался этой оде сразу после опубликования: «У каждого умеющего читать по-русски она в руках очутилась» — по словам современника. Сначала Державин остерегался широко публиковать оду, пытался скрывать авторство (вероятно, изображённые и весьма узнаваемые вельможи были мстительными), но тут появилась княгиня Дашкова и напечатала «Фелицу» в журнале «Собеседник», где и сама Екатерина II не гнушалась сотрудничать.

Императрице ода очень понравилась, она даже плакала от восторга, велела немедленно разоблачить авторство и, когда это произошло, послала Державину золотую табакерку с дарственной надписью и пятьсот червонцев в ней. Именно после этого к поэту пришла настоящая слава.

Ода «Фелица» (1782) – первое стихотворение, сделавшее имя Гаврилы Романовича Державина знаменитым, ставшее образцом нового стиля в русской поэзии.

Свое название ода получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характеризующей ее окружение.

История этого стихотворения весьма интересна и показательна. Написано оно было за год до публикации, но сам Державин не хотел его печатать и даже скрывал авторство. И вдруг в 1783 г. Петербург облетела новость: появилась анонимная ода «Фелица», где были выведены в шуточной форме пороки известных вельмож, приближенных Екатерины II, которой ода была посвящена. Петербургские жители были немало удивлены смелостью неизвестного автора. Оду старались достать, прочесть, переписать. Княгиня Дашкова, приближенная императрицы, решилась напечатать оду, причем именно в том журнале, где сотрудничала сама Екатерина II.

На следующий день Дашкова застала императрицу всю в слезах, а в руках у нее был журнал с державинской одой. Императрица поинтересовалась, кто написал стихотворение, в котором, как она сама сказала, так точно ее изобразил, что растрогал до слез. Так рассказывает эту историю Державин.

Действительно, нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное – рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт:

Мурзам твоим не подражая,

Почасту ходишь ты пешком,

И пища самая простая

Бывает за твоим столом.

Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам. Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. «Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленно («Почасту ходишь ты пешком…»). Вместе с тем, такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры.

Но далеко не всем это стихотворение понравилось так же, как императрице. Многих современников Державина оно озадачило и встревожило. Что же было в нем такого необычного и даже опасного?

С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале преосвященного монарха. Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Подай, Фелица, наставленье:

Как пышно и правдиво жить,

Как укрощать страстей волненье

И счастливым на свете быть?

С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:

Везде соблазн и лесть живет,

Пашей всех роскошь угнетает.

Где ж добродетель обитает?

Где роза без шипов растет?

Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:

Кружу в химерах мысль мою:

То плен от персов похищаю,

То стрелы к туркам обращаю;

То, возмечтав, что я султан,

Вселенну устрашаю взглядом;

То вдруг, прельщаяся нарядом,

Скачу к портному по кафтан.

В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость – ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные:

Тебе единой лишь пристойно,

Царевна, свет из тьмы творить;

Деля Хаос на сферы стройно,

Союзом целость их крепить;

Из разногласия – согласье

И из страстей свирепых счастье

Ты можешь только созидать.

Эта любимая мысль Державина звучала смело и высказана она была простым и понятным языком.

Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:

Небесные прошу я силы,

Да, их простря сафирны крылы,

Невидимо тебя хранят

От всех болезней, зол и скуки;

Да дел твоих в потомстве звуки,

Как в небе звезды, возблестят.

Таким образом, в «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как «смешанную оду». Державин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественного события, в «смешанной оде», «стихотворец может говорить обо всем».

Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину, действительно, удавалось вносить в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными не только для людей его времени. И сейчас мы можем с интересом читать стихотворения этого замечательного поэта, отделенного от нас огромной дистанцией в два с половиной столетия.

Краткий анализ стихотворения «Вольность» по плану

 

1. История создания

Стихотворение было написано практически сразу по окончании Лицея – в 1817 году.

На просвещенную молодежь того времени сильнейшее влияние оказала война с Наполеоном, окончившаяся совсем недавно: в 1812 году.

На борьбу с опасным врагом встал народ, от дворян до крестьян, образовались партизанские отряды. Ради победы сплотились все. Не зря ее назвали Отечественной.

Такое единодушие, храбрость простого народа, отвага заставили передовые умы того времени задуматься над социальным устройством страны.

Впервые зазвучали разговоры об освобождении крестьян, об отказе от крепостничества.

Потом будет восстание декабристов и многое другое, но истоки этого движения зародились сразу после 1812 года, когда победа над наполеоном далась только общими усилиями всего народа.

Пушкин, воспитанный в Лицее умнейшими, честными и справедливыми педагогами, впитал эти смелые мысли.

Он, подобно многим сверстникам и людям старшего поколения, желал видеть родную страну свободной, сбросившей оковы крепостничества, просвещенной.

Под этим настроением и родилась «Вольность».

При жизни автора такой смелый текст, насквозь пропитанный юношеским максимализмом, не был напечатан. Более того, именно из-за этого стихотворения великий поэт отправился в ссылку – в Одессу.

Опубликовали «Вольность» только в 1856 году, после смерти Пушкина. Это сделал Герцен, поместив оду в состав лондонского сборника «Полярная звезда».

 

2. Литературное направление

Произведение относится к классицизму.

 

3. Род

Род – торжественная лирика.

 

4. Жанр

Поэт сам определил жанр своего произведения: это ода.

 

5. Проблематика

Автор затрагивает животрепещущую проблему, которая пройдет практически по всей русской литературе и истории XIX века: освобождение крестьян от крепостничества.

Причем, затрагивая такие сложные вопросы, Пушкин переворачивает весь смысл одического жанра. Он не восхваляет, а, наоборот, осуждает правящую верхушку, выказывает недовольство сложившейся социальной ситуацией. Это был смелый и решительный поступок!

 

6.

Тематика

Основная тема оды «Вольность»: ужасающая вседозволенность и безнаказанность не только правителей, но и дворян, которые могли поступать с народом, как им вздумается.

Кроме того, автор затрагивает вопросы свободы, равноправия, справедливой власти, защищающей, а не мучающей своих подданных.

 

7. Идея

В произведении можно услышать прямое обращение к народу: пора действовать, восстать, защитить себя, если правитель этого не делает.

Поэт открыто выражает собственные свободолюбивые взгляды и, не скрываясь, прямо осуждает существующий порядок.

 

8. Пафос

Эмоции, которыми пропитано произведение, разнообразны и порой противоречивы.

Тут улавливается и торжественность, как будто этот текст произносится с трибуны, и слова звучат грозно, обличительно, но вместе с тем пылко и вдохновенно.

Слышится искренне возмущение, негодование, которыми наполняется речь оратора при обращении к сильным мира сего. И в то же время ощущается страх за народ, сопереживание бедным людям.

 

9. Система образов

Стихотворение, как и любая ода, наполнено художественными образами.

Прежде всего, пред нами предстает образ некого Монарха, который мнит себя властителем мира, однако законы природы выше него, и Пушкин не раз подчеркнет эту мысль в своем произведении.

Собирательный образ настоящего Тирана, Деспота, не думающего о бедах и печалях народа, пугает. Автор характеризует его самыми нелестными, обвиняющими словами: «тираны мира», «неправедная Власть», «самовластительный злодей», «ужас мира, стыд природы».

Ему противопоставляется образ страдающего народа, который молчит – и тем самым продолжает беззаконие.

 

10. Центральные персонажи

Центральным персонажем произведения становится обобщенный Монарх, который угнетает и мучает своих подданных. Он получил власть по закону, а не от Бога, но ведет себя, как единственный земной правитель, которому все дозволено и все простится.

В спор с ним со своей обличительной речью вступает лирический герой – тот, который желает

… воспеть Свободу миру,
На тронах поразить порок.

Именно он открывает истинное лицо кровавого владыки, призывая народ, наконец-то, прекратить терпеть мучения и восстать:

Питомцы ветреной Судьбы,
Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!

 

11. Лирический герой

Лирический герой, подобно зеркалу, отражает весь тот спектр эмоций, чувств и переживаний, которые испытывал Александр Сергеевич, создавая свое неординарное произведение.

Его можно назвать своеобразной художественной проекцией автора. Он открыто протестует против устоявшегося государственного порядка.

 

12. Сюжет

Как такового, четкого сюжета тут нет.

Автор просто выражает собственные эмоции: гнев, недовольство, раздражение, подкрепляя его разными доказательствами и обвинительными конструкциями.

 

13. Композиция

Четких композиционных точек (завязки, кульминации и развязки) тут нет, однако можно выделить три смысловые части.

В первой лирический герой отказывается от «изнеженной лиры» и гневно заявляет, что отныне он будет обличать существующее беззаконие.

Вторая часть раскрывает политические воззрения автора. Именно в ней Пушкин говорит о том, что закон, справедливый и защищающий каждого гражданина страны, должен быть превыше царского самоуправства.

Здесь же молодой поэт красочно рисует незавидную судьбу мировой монархии, вспоминая Павла I, Наполеона Бонапарта, Людовика. Он не всегда открыто называет их имена, но по контексту становится понятно, о ком говорит гений.

В третьей части великий поэт призывает власть имущих остановиться и обратиться к закону. Закону, который станет единым для всех граждан страны и будет защищать, а не потворствовать самодурству.

 

14. Художественное своеобразие произведения

Язык стихотворения изобилует глаголами: «беги», «сокройся», «приди», «сорви», «разбей», «хочу воспеть», «поразить». Семь слов-действий только в первой строфе!

За счет такого обилия глагольной лексики картина развивается стремительно, динамично. Мы не видим статичного пейзажа, наоборот, в стихотворении постоянно что-то происходит.

А если еще учесть, что многие глаголы имеют явные оттенки агрессии, злости, гнева, то легко можно понять, в каком эмоциональном состоянии находился автор, когда писал оду.

 

15. Размер, рифма и строфика

Стихотворение написано четырехстопным ямбом. Это любимый размер зрелого Пушкина, однако, и в юношеских произведениях он встречается часто.

Строфы представляют октавы – восьмистишия. У каждой наблюдается четкая организация: первые четыре стиха написаны перекрестной рифмовкой (АБАБ), вторые – опоясывающей (ВГГВ).

 

16. Средства художественной выразительности

Анализируя богатство средств художественной выразительности, начнем с того, что это ода. Она по жанровой принадлежности должна быть написана ярким, выразительным и торжественным языком.

Несмотря на то, что пушкинская ода разительно отличается от классической, автор наполнил свое произведение различными художественными средствами.

Тут очень много эпитетов: «слабая царица», «изнеженная лира» (это выражение можно назвать и олицетворением), «благородный след», «возвышенный галл» и т.д.

Текст оды пропитан метафорами: «свободы гордая певица», «питомцы ветреной судьбы», «законов гибельный позор».

Автор использует многочисленные олицетворения, чтобы лишний раз показать: власть – это люди, а не отвлеченное понятие («молчит закон», «народов не легло страданье», «изнеженная лира», «дает Закон, а не природа»).

Стихотворение состоит из эмоционально окрашенной лексики: «порок», «тираны», «позор», «рабство».

 

17. Значение произведения

Произведение имело огромное значение для развития всей русской литературы, а также стало одним из двигателей отечественной истории.

Именно с него и подобных творений началось переосмысление существующей социальной ситуации. Просвещенная молодежь, проникаясь свободолюбивым духом и жаждой справедливости, обратила внимание на зависимое, невыносимое положение народа.

Пройдет еще несколько десятков лет – и под давлением общественности, воспитанной подобными произведениями, падет крепостная система.

 

18. Актуальность

Стихотворение отражает взгляды автора. Оно актуально до сих пор, потому что вызывает яркие положительные эмоции.

Несмотря ни на что, все граждане одной страны должны обладать равными правами и подчиняться одному закону.

 

19. Моё отношение

Мне нравится «Вольность», потому что оно честно, правдиво и открыто.

 

20. Чему учит

Стихотворение учит смело высказывать собственные мысли и не мириться с несправедливостью, если она возникает.

Музыка, вдохновленная поэзией — «Ода радости»

В продолжение Месяца национальной поэзии стихотворение Бетховена послужило источником вдохновения для одного из величайших произведений классической музыки.

«Радость, прекрасная искра божественности,
Дочь Элизиума,
Мы входим, опьяненные огнем,
Небесное, твое святилище!
Ваша магия снова соединится
Что обычаи строго разделены;
Все люди становятся братьями,
Где обитает твое нежное крыло.
 
Апрель — национальный месяц поэзии, и мы изучили некоторые стихотворения, которые вдохновили на создание великих произведений классической музыки.«Ода к радости» была написана немецким поэтом и драматургом Фридрихом Шиллером летом 1785 года. Описанный им идеал надежды и торжествующего братства был именно тем, что Бетховен хотел передать в своей Девятой симфонии. Хотя Бетховен изначально надеялся, что его музыка сама по себе будет описывать те же чувства, в конце концов он пошел на риск и использовал часть стихотворения в качестве либретто для заключительной части своей Девятой. Девятая, также известная как «Хоровая симфония», считается первым примером крупного композитора, использующего певцов в симфоническом произведении. Даже сегодня мелодия Бетховена со словами Шиллера приводит в восторг всех, кто ее слышит, от слушателей симфонического оркестра до поклонников фильма 1988 года «Крепкий орешек», в партитуре которого использовалось это произведение.
 
Вот что меня поразило, когда я изучал историю «Оды»: Шиллер не был доволен первоначальной версией. В 1800 году Шиллер написал человеку, чья дружба вдохновила его на написание оригинальной оды, и в письме описал стихотворение как нечто «оторванное от реальности… ценное, может быть, для нас двоих, но не для всего мира.Он пересмотрел ее в 1803 году (эту версию использовал Бетховен), и , и снова в 1808 году. И все же это ему не понравилось.
 
Мне так жаль Шиллера, что он так и не смог примириться со своим произведением искусства. Жаль, что он не увидел в своем собственном творении то, что впервые бросилось в глаза и взволновало душу Бетховена — и зрителей — более 230 лет спустя.
 
Вот исполнение Бетховеном «Оды к радости» Шиллера с хором Филармонии.

Ода об отплытии наших войск во Францию ​​/ Джона Джея Чепмена [электронный текст]

Страница  [3]

Ода


О отплытии наших войск во Францию ​​

Посвящается президенту Вильсону

ДЖОН ДЖЕЙ ЧАПМАН

В бой за Свободу, Воины Запада!

Наконец произнесено слово: Вперед!

Положись на свободу.Это было у нее на груди

Тиран нацелил свой удар;

И вы были ранены вместе с остальными

При свержении Бельгии.

Тоска ночи прошла,

Месяцы мучений, когда рев

Из дальних сражений, прокатившихся по нашему берегу,

Каждый призыв звучит громче предыдущего;

И в приливе и зыби

Мы услышали глубокие вибрации колокола,

Язык Судьбы, звонящий на взрыве,

Повторяется снова и снова

«Пробудитесь! Ваш гороскоп составлен;

Старый Свет и Новый больше не будут жить порознь.

Пробудитесь! Будущее требует тебя. душа Европы

Висит на волоске, и боги затевают

Что без нее ты никогда не сможешь быть целым,

И она без тебя не спасет свою душу живой.

«Как спящему герою ты лжешь,

Чей отец снаряжает нимф под курганом

Скрытно, пока кентавры наблюдали за его младенчеством

Должен быть найден великий случай чести.

Пробудитесь! девственницы гибнут, чудовища свирепствуют;

Земля подвластна Повелителю Ада;

Прими мужественность своего наследия:

Вот щит, сандалии и меч.»

Страница  [4]

Умирающий гром голоса океана

Оставил музыку в эфире. Спящий пошевелился,

Как тот, кто во сне должен сделать выбор

Удовольствие, смешанное с болью.

Что-то он пробормотал как обрывочное слово;

Потом вздрогнул и как будто снова заснул.

И еще ужасная тяжесть этого повторяющегося звука

Ударил о наши берега и словно сотряс землю.

Так долго пред нашими губами судьба держала чашу, —

Так долго мы ждали рассвета, —

Мы едва дышали или осмеливались смотреть вверх

Из-за опасения, что глоток жизни должен быть отозван.

Напрасные страхи! звезды, которые сияли при нашем рождении

Сделал нас поборниками свободы на земле.

Слава Богу, наша страница истории

Мигает одной молнией; один дизайн

От первого до последнего появляется в каждой строке,

Что, если учесть, делает сказку божественной,

Но если его упустить или пренебречь, все становится

Бессмысленная и бесцельная мечта, —

Сказка о движущихся мобах, мечах и барабанах,

Лабиринт без ключа, —

История камешков, которых море

Бесконечно мешает и переставляет.

Время было, мир виденье видел.

В далеких странах родилась вера

От кого мы черпаем свою жизнь и разум, —

Надежда, как когда-то самый ранний луч

По проглядывающей заре день предсказывает.

Древние народы истерзанной временем земли

Разгадал смысл нашего рождения

До того, как началась наша жизнь:

Видение было Америкой,

Вера была верой в человека.

Так, когда наши отцы переплыли море

Чтобы основать государство, которое должно стать

Капитолий Свободы,

И дом Свободы,

С ними пришли надежды Европы,

И во имя новой республики

Страница  [5]

Пеаны пели, гирлянды висели;

Старый Свет восславил великое событие,

И благословил нехоженый континент

Это должно быть в храме,

Где милосердие, справедливость, сила и правда,

В новообретенной и бессмертной юности

Вечно должен пребывать.

Америка стала мифом

Над чем колдовали мудрецы Европы,

И вознеслись молитвы на многих языках,

И грезили провидцы, и пели поэты

И пророчествовали мудрецы.

И вот, пока эхо не умерло

Из этого великого пэана возникло

Состояние, которое на сон ответило,

И упокоил святых.

Слава Богу, что выбрал из старых

Мастера нашей расы,

И оттиснул изображение на пресс-форме

Которое время не может стереть.

Как бы показать, на что способна Природа, —

Когда, изобилующий экспансивной легкостью

Она переполняет свой прежний план,

Прорывает все древние границы

О ферме и королевстве, расе и вероисповедании —

Творение подарило миру человека

Чтобы удовлетворить большую потребность.

И пришел он к нам один,

Новый герой мира, Вашингтон.

Его звали эти начальные громы

Которые бьют наши берега силой измельчения;

Его имя было в аварии и падении

Каждой бельгийской башни.

У кровавой лужи, у вонючей стены,

‘Среди бесчисленных темных дел,

Это имя звучало с каждым криком

Поверженной невинности.

Для воплощения тирании

Поток над прекрасной Францией,

И усадьбы, без крыши до неба,

Взглянул на Бога искоса,

Страница  [6]

Его потрепанный портрет разделил гибель

Святых образов во мраке

каждого заброшенного крестьянского дома.

Здесь у низших очагов земли,

Пока приходили и уходили поколения,

Его лицо сияло над смертью и рождением,

И смешались с надеждами и страхами, —

Бытовые слова, веселье, слезы, —

Глубокое религиозное чувство

Что говорит людям Бог не забывает.

Так сгорел он, и лампада его еще горит.

Ах, Франция, ты дом Памяти,

Мать Муз! В твоих руках

Прошлое в безопасности: у каждого крестьянина есть ключ

В архивы, которые понимает ученый,

И все сговорились охранять сокровищницу,

Куда стекаются энтузиасты иных земель

Чтобы окунуться в тебя.

Франция, сама Франция не забывает!

Так размышлял я, — интересно, что мы,

Затерянное племя нового мира, пришлось установить

Против такого благочестия.

Разве у нас нет святых? В нашем атриуме стоит

Нет алтаря великим из других земель?

И, как я спрашиваю, появляется, —

Изображение, — картины, статуэтки, гравюры.

Самые ранние воспоминания о моих ранних годах

Наполнены литографиями и меццо-тинто

Что на каждой стене и лестнице и крыльцу встречались.

Да, пусть Франция обыщет наши дома! Она найдет

Во многих домах, во многих уголках

В каждой старинной книжке с картинками,

В каждом благочестивом и простодушном уме —

У простого народа рода предков —

Тень Лафайета.

Другое имя, священное имя есть, —

Природа больше, чем человек, великий ум, —

Менее похоже на Цезаря, чем на Сократа,

Который вы найдете в нашем родном списке.

‘Это была свобода, которая дала его человечеству;

Страница  [7]

И как ее солдат пал он, до последнего

Черпая из нее свет, которым он сиял,

И связывает свою легенду с прошлым.

Подчиненный жезлу созерцания

Он установил свой компас по звезде

И размышлял о потустороннем

То, что скрывалось за пеленой войны.

Судьба человека, мистическая цель,

Невообразимый конец,

Парит как ангел в пламени

О каждом слове, которое он сказал или написал.

Пока он носил мантию диктатора

Он был поэтом бедняков.

Не к нам одним пришел он,

Этот пророк человечества.

Это был тот бой на рассвете, который освободил нас

Чтобы решить проблему этих темных дней.

Тогда мы тоже сражались за потомство.

И если бы мы проиграли, сегодня мир мог бы поднять

У него больше нет головы. Так оценивает Бог

Так осторожно гири на любой шкале

Каждая унция должна быть на счету, чтобы правда восторжествовала.

Таковы наши маяки; возле них стоят

Меньшая, но освещенная полоса,

Кто из тех же источников выпил,

И через чьи умы утонул поток

Поливать всю землю.

Старая героическая вера преподается

В каждой деревне, усадьбе и городе,

И дети сюсюкают великану мысль

Франклина и Гамильтона.

Молодых никогда раньше не замачивали

Так глубоко в государственных знаниях.

Что удивительного в том, что каждый сияющий ранг

боевых юношей берет свой путь

Красивый как Гермес и как откровенный

Как пацаны на празднике!

Думаете, они не понимают

Могучая вещь, которую они держат в руках? —

‘Это религия их земли.

Страница  [8]

И когда этот колоколообразный гром

Разбился о наши берега и закричал: Проснись!

Думали ли вы, что никакой ответной молнии не должно быть найдено?

Вот ответ! Смотреть по сторонам.

Ага, а наши ветры в Европу берут

Не солдат просто — а разум,

Бессмертная часть, состоящая из

В послании нашей души — дебаты

жизни со смертью и любви с ненавистью,

Создан нашим великим героем

К документам гос.

Они говорят наш дух; ибо он знал

Волшебный рог для ветра

Линкольна и Вашингтона: он нарисовал

Самая ясная нота, когда-либо трубившая труба,

Пока вокруг света летала музыка

Это объединило человечество.

Вперед, западные воины! Занять место

Века поставили вас в раздор

В которых умереть было достаточно жизни;

Вас ждет квест

Такой, какой не знал ни паладин, ни герой

Из всех, кто поднимал меч или владел булавой

С тех пор, как Джордж убил Дракона;

Вам священный пир

Слишком богат, слишком счастлив, слишком удовлетворен

Из всего, что человек когда-либо жаждал или Бог пожелал,

Слишком счастлив, чтобы быть предложенным, кроме вас.

ДЖОН ДЖЕЙ ЧЭПМАН

Ода солнцу Карла Ове Кнаусгаарда ‹ Literary Hub

Каждый божий день с тех пор, как я родился, солнце было там, но я почему-то так и не привык к нему, возможно, потому, что оно такое в отличие от всего остального, что мы знаем. Солнце — одно из немногих явлений в нашем существовании, к которому мы не можем приблизиться, иначе мы были бы уничтожены, и мы не можем отправить туда зонды, спутники или космические корабли, они тоже будут уничтожены. То, что мы не можем даже смотреть прямо на солнце, не ослепнув или не потеряв зрение, иногда кажется необоснованным ограничением, даже оскорблением: прямо над нами, видимый каждому человеку и животному во всем мире, висит огромный огненный шар. приостановлено, и мы даже не можем посмотреть на него! Но это так.Если мы посмотрим прямо на солнце всего несколько секунд, сетчатка заполнится маленькими дрожащими черными пятнами, а если мы зафиксируем на нем взгляд, чернота растечется внутри наших глаз, как чернила на промокательной бумаге. Над нами, таким образом, висит пылающий шар, который не только дает нам весь наш свет и тепло, но и есть начало и источник всей жизни, и в то же время совершенно неприступный и совершенно равнодушный к своему творению.

Трудно читать о монотеистическом боге Ветхого Завета, не думая о солнце.Существенной характеристикой отношения человека к Богу является то, что люди не могут смотреть прямо на Бога, но должны склонить головы. И сам образ присутствия Бога в Библии — это огонь, он представляет собой божественное, но также и всегда солнце, поскольку каждое пламя и все огни здесь, на земле, являются его ответвлениями. Бог есть неподвижный двигатель, писал Фома Аквинский, а Данте, его современник, описывал божество как реку света и заканчивал проблеском самого Бога в виде вечно сияющего круга.Таким образом, люди под солнцем, которые без религии были просто произвольными созданиями и рабами своего положения, приобрели огромное значение, и солнце стало не более чем звездой.

Но в то время как представления о действительности возникают и падают, вспыхивают и угасают, сама реальность непреклонна, ее условия неизменны: на востоке рассветает день, медленно уступает место тьме, и пока воздух наполняется птичьим пением, солнечный свет ударяет в спину. облака, которые меняют цвет с серого на розовый и сияющий белый, а небо, которое всего несколько минут назад было серовато-черным, теперь становится голубым, и первые лучи наполняют сад светом.Это день. Люди ходят туда-сюда по своим повседневным делам, тени становятся все короче и короче, а затем все длиннее и длиннее по мере того, как земля вращается. Когда мы обедаем на улице, под яблоней, воздух наполнен детскими голосами, звоном столовых приборов, шелестом листьев на легком ветерке, и никто не замечает, что солнце висит прямо над крышей гостевого дома. , уже не пылающим желтым, а оранжевым, беззвучно горящим.

_________________________________________

От  Осень. Используется с разрешения Penguin Press. Copyright 2017 Карл Ове Кнаусгаард.

Какое самое старое из известных произведений литературы?

Как и в случае с колесом, городами и сводами законов, самые ранние образцы письменной литературы, похоже, возникли в древней Месопотамии. Шумерская цивилизация впервые разработала письменность около 3400 г. до н.э., когда они начали делать отметки на глиняных табличках письмом, известным как клинопись. Их тексты обычно состояли из экономических и административных документов, но к третьему тысячелетию до н.э., шумерские писцы также записывали сочинения, гимны, поэзию и мифы. Двумя их старейшими известными литературными произведениями являются «Храмовый гимн Кеш» и «Наставления Шуруппака», оба из которых существуют в письменных версиях, датируемых примерно 2500 г. до н.э. Первая представляет собой древнюю оду храму Кеш и населявшим его божествам, а вторая представляет собой часть «литературы мудрости», которая принимает форму мудрого совета, предположительно переданного шумерским царем Шуруппаком его сыну Зиусудре. Одна из пословиц Шуруппака предостерегает мальчика «не осуждать, когда пьешь пиво.Другой советует, что «любящее сердце поддерживает семью; ненавидящее сердце разрушает семью».

В то время как отцовская мудрость Шуруппака является одним из самых древних примеров письменной литературы, древнейшей известной в истории вымышленной историей, вероятно, является «Эпос о Гильгамеше», мифическая поэма, которая впервые появилась еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Наполненная приключениями история сосредоточена на шумерском царе по имени Гильгамеш, которого описывают как человека на одну треть и бога на две трети. В течение двенадцати глиняных табличек с текстом он отправляется в классическое героическое путешествие, в котором он убивает монстров, общается с богами и ищет ключ к бессмертию — и все это с предсказуемо трагическими результатами.Эпос о Гильгамеше начинался как серия шумерских поэм и сказаний, датируемых 2100 годом до нашей эры, но наиболее полная версия была написана примерно в 12 веке до нашей эры. вавилонянами. Позже эта история была утеряна для истории после 600 г. до н.э., и только в середине 19 века археологи, наконец, обнаружили копию возле иракского города Мосул. С тех пор ученые приветствуют 4000-летний эпос как основополагающий текст мировой литературы.

Прокрутите, чтобы продолжить

История Excel: 34 года волшебства

В эпоху, когда «программное обеспечение пожирает мир», чему мы можем научиться у инструмента, выдержавшего испытание временем? Эта часть иллюстрирует, как основы Excel могут быть использованы для создания следующей волны пуленепробиваемых технологий.

2015: Я люблю тебя
2016: Я люблю тебя
2017: Я люблю тебя
2018: Я люблю тебя
2019: Я люблю тебя

Одно «Я люблю тебя» за каждый год с тех пор, как я упал влюблен в… Microsoft Excel?

Возможно, вы удивитесь, узнав, что я не первый, кто пишет любовное письмо Excel (или использует его для его создания) и не признается в пристрастии к Excel. Но в эпоху, когда программное обеспечение «пожирает мир», я хочу рассказать об инструменте, выдержавшем испытание временем.

Год в Excel


Как и многие другие «отношения», я познакомился с Excel за несколько лет до этого, но огонь загорелся в 2015 году. Я в шутку говорю, что это был «год электронной таблицы», потому что я потратил большую часть этого года проживая в одном.

Я работал бизнес-аналитиком, обрабатывая цифры для Fortune 500. Я хорошо помню, как в первый же день мне сказали, что другие, более опытные консультанты не используют свои компьютерные мыши при навигации по электронным таблицам. Их схема превратила комбинации CTRL+[вставить нажатие клавиши] в мышечную память. Скоро это будет и я.

Раньше я думал, что моя способность создавать точечный график с линией тренда означает, что я хорошо владею этим инструментом. Но в том же году я познакомился с огромной мощью Excel . Мы использовали этот инструмент для построения сложных моделей, которые предсказывали все, от цены на нефть на годы вперед до минимизации каннибализации недвижимости. Все, что мы создавали, было очень сложным и проприетарным, но при этом только с помощью одного инструмента: Excel.

По моим оценкам, за 11 месяцев работы в Excel я провел более 1500 часов. Для сравнения, в общей сложности эти рабочие дни составляют менее 6000 часов; включая сон и все остальное, что мне удалось вписать в Excel. (Лучше поспорить, что я вычислил это с помощью электронной таблицы)

Чтобы было ясно, я не жалею об этом ни минуты. Но я хочу поразмышлять над этим.

По мере того, как технологии становятся все более вездесущими в нашей жизни, мы начали защищать технологов, стоящих за этими изобретениями. Мы пишем о новейших гаджетах и ​​SaaS-компаниях так, как будто они изменят ход истории, в то время как венчурные капиталисты готовы поставить миллионы на следующую когорту. Просто подумайте, как Маск, Цукерберг, Пейдж и Безос стали такими же обычными, как имена знаменитостей в домашнем хозяйстве.

Но я хочу поговорить о Даниэле Бриклине и Дуге Кландере, или о программе, которая, несмотря на то, что была изобретена более 30 лет назад, живет на сотнях миллионов машин. Я хочу поговорить об инструменте, который дал толчок совершенно новым отраслям и до сих пор остается самым большим конкурентом для многих компаний нового века.

Даже после десятилетий инноваций, , я хочу поговорить об Excel .

Talk About Ubiquity

«Excel — один из самых успешных продуктов в истории программного обеспечения». — Энди Ли, партнер, инженер по разработке программного обеспечения в Excel

Независимо от того, вам нравится Excel или нет, трудно оспорить тот факт, что он стал основой современного бизнеса.

Только с точки зрения проникновения на рынок Microsoft считает, что каждый пятый взрослый использует Excel.И, несмотря на недавние успехи конкурентов, таких как Google Sheets, по оценкам, все еще может быть 1,2 млрд лицензий Microsoft Office. Сравните 13,8 млрд долларов, которые MS Office заработал в 2016 году, по сравнению с 1,3 млрд долларов G Suite, и вы получите представление о устойчивом доминировании на рынке.

Но что еще более впечатляет в этом подвиге, так это то, что мы говорим о программном обеспечении, которое было представлено более 3 десятилетий назад. И, несмотря на многочисленные обновления и создание теперь 476 функций, концепции Excel и даже часть исходного кода все еще остаются.( Подробнее об этом позже)

«Можно было бы подумать, что кода 15, 20, 30 лет назад не было, но его много до сих пор». — Энди Ли, партнер, инженер по разработке программного обеспечения в Excel

Можно было бы ожидать, что это старое программное обеспечение уже устарело, но вместо этого оно процветает. Простой поиск на Udemy по запросу «Excel» дает более 10 000 результатов по сравнению с 7000 для Javascript. Это также, по-видимому, навык номер один, упоминаемый в объявлениях о вакансиях, который встречается у каждого 1 из 3.И если мы примем фундаментальную природу электронных таблиц в том смысле, что они действительно являются программами, Excel останется самой популярной средой разработки программного обеспечения в мире.

«Microsoft Excel — самое знакомое, гибкое и широко используемое бизнес-приложение в мире благодаря его способности адаптироваться практически к любому бизнес-процессу». — История Microsoft Excel

Сочетание невероятной обратной совместимости (более 30 лет!), легкой кривой обучения и почти полной совместимости привело к тому, что Excel был лидером рынка гораздо дольше, чем многие компании могли себе представить. .Возможно, самое главное, люди могут быть уверены, что они могут использовать программу полностью из коробки. Никаких зависимостей, никаких шаблонов; это просто работает .

Таким образом, несмотря на то, что с момента создания Excel были выпущены сотни новых продуктов Microsoft, генеральный директор Сатья Наделла по-прежнему считает, что его продукт для работы с электронными таблицами выделяется.

«Подумайте о мире без Excel. Это просто невозможно для меня». — Сатья Наделла

Изменив ход истории


Microsoft Excel, хотя и несколько драматично, коренным образом изменил то, как люди управляют своей жизнью и своим бизнесом.

Лично я все делаю в таблицах. Я отслеживаю свою жизнь (от того, как часто я занимаюсь спортом, до того, как часто пользуюсь зубной нитью), составляю списки, планирую свои финансы и многое другое. Прелесть электронных таблиц заключается в их основах, именно поэтому этот инструмент можно использовать в десятках практических применений.

«Я никогда не знаю, как люди используют Excel, потому что он используется по-разному». Терренс Хуанг, менеджер по развитию партнеров в Excel
Канал Youtube: «Excel — это весело»


По своей сути Excel делал и продолжает делать что-то очень важное. Интенсивный численный анализ стал доступным и даже приятным для остального мира.

«Excel действительно изменил то, как работает бизнес, действительно упростив людям его использование и возможность принимать решения, выполнять расчеты и отображать свои данные в виде диаграмм» — Дерек Берни, вице-президент корпорации по данным и бизнес-аналитике, Вице-президент по данным и бизнес-аналитике

Хотя Excel не был изобретателем электронных таблиц (мы поговорим об этом позже), он был средством, которое сделало динамические вычисления массовыми.Цук был не первым, кто создал социальную сеть, и Маск не был единственным, кто думал, что мы можем сделать возможной коммерческую космическую экспедицию. Но именно они создают такие вещи в масштабе, точно так же, как Excel взял концепцию электронной таблицы и представил ее миру.

Появление MS Excel было одним из определяющих эпоху инноваций; тот, который «запустил тысячи стартапов и оправдал миллионы увольнений», а теперь стимулировал совершенно новые отрасли. Просто взгляните на ряд должностей, появившихся в сфере бизнес-аналитики, точно так же, как на той, на которой я провел большую часть 2015 года.Этих конкретных заданий не существовало до тех пор, пока Excel не позволил нам обрабатывать и визуализировать данные; поиграть с «а что, если».

«Корпорации и организации имеют много информации или данных, которые находятся во внутренних системах, и нам нужно предоставить людям возможность просматривать эти данные, переворачивать их, анализировать, поворачивать и исследовать в различными способами, чтобы они могли раскрыть некоторое понимание. Итак, Excel играет огромную роль во всем мире бизнес-аналитики в силу того факта, что это инструмент, которым пользуются люди. Это то, к чему они действительно прикасаются». — Дерек Берни, вице-президент корпорации по данным и бизнес-аналитике, вице-президент по данным и бизнес-аналитике

Целые компании полностью построены на базе Excel. А для тех, для кого Excel не имеет решающего значения, он почти всегда остается частью миссии. Что безумно, но и невероятно, так это то, что в 2019 году все еще появляются новые компании, у которых Excel по-прежнему является их крупнейшим конкурентом.

Самый яростный конкурент большинства начинающих компаний? Персональные электронные таблицы уже решают 90% проблемы.

— Хьялмар Гисласон (@hjalli) 2 февраля 2018 г.

Несмотря на то, что появилось множество новых технологий, а предприятия привлекли миллионы долларов, люди по-прежнему выбирают Excel. Согласно исследованию Gartner, проведенному в 2015 году, более половины ИТ-руководителей заявили, что они «в основном» или «полностью» выбирают электронные таблицы при проведении анализа. Это только указывает на явную конкуренцию Excel в индустрии аналитики данных, но не передает безграничное применение, для которого люди используют этот инструмент: создание списков дел, журналов упражнений, инвентаризационных ведомостей и многого другого.Даже Excel использовал свой продукт для создания списка RSVP для празднования их 30-летия.

«Таблицы используются для всего. От легких баз данных до списков дел и планирования, сбора данных, анализа данных и сложной бизнес-обработки. Все это примеры общего использования программного обеспечения для работы с электронными таблицами, и это, очевидно, ни в коем случае не исчерпывающий список того, для чего используются электронные таблицы». — Хьялмар Гисласон

Представьте себе мир без Excel

«[Я] сидел рядом с человеком в самолете и начал говорить, и они схватили меня за рубашку: «Ты работаешь в Excel? Я люблю Excel!» — Джон Деваан-старший.Вице-президент по разработке Windows

Люди (такие как я) не просто используют Excel. Им это нравится . И пока я искал информацию для этой статьи, я наткнулся на простой вопрос: «Если бы Excel исчез, что бы вы использовали?»

Для некоторых более простых решений, которые он предоставляет, безусловно, есть параллели. Но для его более сложных приложений я не уверен, действительно ли есть замена. Я действительно задаюсь вопросом, скольким предприятиям не повезло бы, если бы однажды Наделла проснулся и решил отказаться от Excel.

Сколько предприятий не сможет функционировать?

Обратите внимание не только на количество явных предприятий, созданных с помощью Excel, но и на огромное количество бизнес-аналитики, функционирующей с помощью инструментов. Все приборные панели. Все финансовые решения. Все прогнозы. Так много в нашей бизнес-экосистеме зависит от этого продукта; безусловно, на каждой работе, которую я занимал за последние 5 лет.

«У нас есть финансовые компании, которые используют его для обработки огромных объемов данных для запуска симуляций, чтобы они могли помочь определить, что произойдет в мире. Они не просто используют Excel как инструмент для написания формул. На самом деле они создают решения поверх Excel. Вещи, которые работают уже 10-15 лет». — Терренс Хуанг, менеджер по развитию партнеров в Excel

Когда Хитен Шах спросил в Твиттере «Какое приложение/продукт вы используете на работе, без которого не можете жить?» приложения новой эры, включая Zoom, Slack, Notion, 1Pass, Webflow и многие другие , были не чем иным, как дедушкой Excel.

Если бы это был выбор между сохранением #Excel или, буквально, любым другим приложением, я бы оставил Excel pic.twitter.com/9IcG978pQ5

— Джон Кэрролл (@jondcarroll) 22 июля 2019 г.

Таким образом, хотя Excel не может существовать вечно, действительно трудно представить себе прошлое, настоящее и будущее без него. И во время его правления это, безусловно, изменило ход истории.

История Excel

34 года волшебства

Как бы я ни любил этот продукт (я говорил вам, что люблю Excel?), я также полюбил историю MS Excel.

Если мы вернемся к изобретению Excel (34 года назад), очень многое изменилось в том, как люди общаются и работают. И все же Excel по своей сути не имеет.

Прежде чем вы начнете завязывать трусики, важно отметить, что Microsoft , а не изобрела концепцию электронной таблицы. Если не Microsoft, то кто изобрел электронные таблицы? Мы должны благодарить за это Дэна Бриклина и Боба Франкстона.

Дэна обычно считают изобретателем или «отцом электронных таблиц» после создания самого первого приложения для работы с электронными таблицами: VisiCalc , что означает видимый калькулятор в 1979 году вместе с Бобом Франкстоном.Дэн был первым, кто концептуализировал сеточную структуру, которая до сих пор является основой современных электронных таблиц. На самом деле, если вы ищете «кто создал Excel?» в Google появляется имя Дэна, несмотря на то, что он никогда не работал в Microsoft.

«Я представил себе волшебную классную доску, на которой, если стереть одно число и записать новое, все остальные числа изменятся автоматически […] Я представил, что внизу моего калькулятора есть мышь, а головка — дисплей вверх, как в истребителе. ” — Дэн Бриклин, TEDxBeaconStreet 2016
Источник изображения: TEDX Talk

Дэна Бриклина Как технология изобретение электронных таблиц ускорило развитие всей индустрии ПК. Считается, что Стив Джобс сказал, что VisiCalc продвинул Apple II к успеху, которого он добился больше, чем любое другое событие.

«Было два настоящих взрыва, которые продвинули отрасль вперед. Первое действительно произошло в 1977 году, и это была электронная таблица». — Стив Джобс

Это было действительно началом вычислений WYSIWYG (Что видишь, то и получишь), что-то, что мы теперь в значительной степени принимаем как должное.Вклад Бриклина и Франкстона был поддержан в 1983 году другой компанией, Lotus Software (позднее вошедшей в состав IBM), выпустившей более популярную версию Lotus 1-2-3.

Примерно в то же время Microsoft уже выпустила своего предшественника Excel под названием Multiplan (кодовое имя: Electronic Paper), который, к сожалению, изо всех сил пытался конкурировать с Lotus 1-2-3. На самом деле, Джон ДеВаан (участник Excel 1.0) вспоминает, что в 1984 году рынок электронных таблиц практически на 100% состоял из MS-DOS и Lotus 1-2-3.

Recalc or Die

Компания Microsoft решила инвестировать в разработку нового продукта под кодовым названием Odyssey.

Сейчас, когда Microsoft добилась успеха, трудно представить компанию проигравшей или что Project Odyssey бросал вызов всем шансам, но создатели Excel 1.0 были всего лишь небольшой командой из четырех человек: Майк Косс (руководитель группы), Джейб Блюменталь (менеджер программы), Дуг Клундер (ведущий разработчик) и Джон ДеВаан (защита от копирования). Другие члены ранней команды включают Стива Хазлерига, Эда Рингнесса, Чарльза Симони, Джона Хоппера. Чтобы получить представление об эпохе, когда был создан Excel, вспомните, что Microsoft представила свою мышь, Microsoft Mouse, всего за два года до этого, в 1983 году.

«Это был продукт, созданный Microsoft с нуля. Начав как аутсайдер, он добился беспрецедентного успеха и теперь является важной частью большинства компаний по всему миру». Энди Ли, партнер, инженер по разработке программного обеспечения в Excel

По иронии судьбы, поскольку Lotus 1-2-3 побеждала Microsoft на машинах MS-DOS, Microsoft приняла трудное решение разработать продукт для Mac, поскольку Lotus не недоступен в этой ОС, и он быстрее выполнял необходимые вычисления.Решение далось нелегко: Дуг Клундер ушел, когда решение было принято.

«Только представьте себе, что у вас есть этот продукт, один из ключевых компонентов которого на самом деле понимает только этот парень, который регулярно увольняется и уезжает работать на ферму-мигранта в Калифорнии. Это не обязательно была самая традиционная или стабильная среда». — Джейб Блюменталь
«Это вызвало небольшую проблему, когда я ушел в середине. Вместо того, чтобы пытаться все записать, я представил трехдневную лекцию о дизайне Excel… которая была записана на видео для справки.” — Дуг Клундер

К счастью для всех нас, Дуг вернулся после работы на полях салата, чтобы создать, пожалуй, самую важную функцию Excel 1. 0. Называя Excel «своим детищем», Клундер считает, что первоначально он присоединился к Microsoft где-то между 45 и 65 сотрудниками. круглосуточно, а за окном офиса стало слишком холодно ночью.” — Doug Klunder

Возможно, выигрышной особенностью Excel была его функция пересчета, которую разработал Дуг. Неофициальным девизом команды было «Пересчитай или умри» после «интеллектуального пересчета» Кландера. Вместо пересчета всего листа по мере внесения изменений алгоритмы Клундера пересчитывали только те ячейки, на которые повлияло изменение. Вы можете себе представить, что в эпоху, когда вычислительная мощность была в несколько раз меньше, чем сегодня, это был огромный подвиг в производительности, который подтолкнул Microsoft вперед.

«Те ранние ПК не могли обрабатывать числа так, как это делают сегодняшние мощные машины, в результате чего изменение числа в электронной таблице могло привести к остановке работы, в то время как изменение коснулось всех взаимосвязанных вычислений. ” — Дуг Клундер

Дата выпуска Excel 1.0 — 30 сентября 1985 г., и с тех пор, как он вышел, Excel действительно лидировал. В последующие годы он также заявил о многих других «первых», в том числе о первом, который позволил пользователям настраивать внешний вид электронной таблицы, автозаполнение и возможность интеллектуального копирования ячеек.

И, несмотря на то, что в ретроспективе Excel кажется идеальным названием, кодовое название проекта на самом деле было Odyssey, а потенциальные названия продуктов в то время включали Master Plan и Mr.Электронная таблица. Представляете, если бы я писал «Оду мистеру Электронной Таблице?»

Имейте в виду, что это был продукт, сделанный во времена, когда Microsoft еще не вышла на IPO, и большая часть продуктов все еще была затронута Биллом Гейтсом. И я думаю, что во многом причина, по которой Excel стал лидером в области электронных таблиц, была идеей Билла и команды Excel. Фактически, Клундер отдает должное самому Гейтсу за идею реализации определяющей продукт функции интеллектуального пересчета, несмотря на то, что Гейтс сказал ему, что реализовал нечто совершенно другое.

«Билл Гейтс был удивительно техничен. Он понимал варианты, COM-объекты, IDispatch, понимал, чем автоматизация отличается от виртуальных таблиц и почему это может привести к двойным интерфейсам. Он беспокоился о функциях даты. Он не вмешивался в программное обеспечение, если доверял людям, которые над ним работали, но его нельзя было ни на минуту обмануть, потому что он был программистом. Настоящий, настоящий программист». — Мой первый обзор BillG

История сводится к команде, которая сосредоточилась на долгосрочных целях и создала систему, которая может (и будет) оставаться лидером рынка на десятилетия вперед.

Microsoft Excel 1.5 для Mac (1985 г.)
«Если подумать о долговечности Excel, это удивительно. У нас был этот невероятный идеал — быть действительно эффективными в том, как мы программировали Excel, что, я думаю, является отличной долгосрочной основой». Джон Деваан, старший вице-президент по разработке Windows
«Конечно, многие функции были добавлены, но основы электронных таблиц остались прежними. И я до сих пор пользуюсь электронными таблицами, которые создал 25-30 лет назад.” — Дуг Клундер

В поисках следующего Excel


В эпоху, когда «программное обеспечение пожирает мир», мы должны спросить себя: «Чему мы можем научиться из этой истории с Excel?»

Если я могу что-то передать вам в этой части, то это не моя любовь к Excel и не то, сколько денег зарабатывает Microsoft, а то, как электронные таблицы коренным образом изменили доступ к информации . Потребовалось что-то, что могли обработать лишь несколько человек (данные), и позволило миру потрогать это, увидеть и манипулировать ими.Просто черного ящика уже не было.

«В то время это было действительно важно — перевести программное обеспечение из пользовательского режима для докторской диссертации в то, что мог использовать обычный человек». Джон Деваан, старший вице-президент по разработке Windows

Мы, пользователи, часто принимаем концепцию предоставления доступа как нечто само собой разумеющееся, но технологи используют этот принцип на протяжении десятилетий. И точно так же, как Excel не изобрел электронную таблицу, вам не нужно изобретать концепцию, а вместо этого строить мост доступа.Этот мост доступа просто должен определить ограничение для многих людей и устранить его, в идеале с помощью технологий, точно так же, как Клундер реализовал высокие вычисления на медленных машинах с помощью интеллектуальных вычислений.

Чтобы быть более конкретным, вот несколько примеров нового века:

  • Такие компании, как Webflow, WordPress или Squarespace, упрощают создание веб-сайтов.
  • Ghost, с помощью которого создан этот блог, позволяет чрезвычайно легко запустить высококачественный блог за считанные минуты.
  • Stripe позволяет независимым продавцам исключительно легко продавать в Интернете, точно так же, как Shopify упростил для любого пожилого человека начать бизнес в области электронной коммерции.

Мир уже прославляет эти инструменты, но часто не сидит сложа руки и не размышляет о совершенно новом доступе, который они нам предоставили. Без этих инструментов могла бы участвовать только небольшая группа людей с индивидуальным опытом. Теперь весь мир может.

В условиях революции «без кода» мы можем рассматривать Excel как поучительный пример, демонстрирующий аналогичную концепцию: создание моста доступа к чему-то ценному.Таким образом, теперь возникает вопрос: «Что в настоящее время находится на периферии , что-то, что доступно лишь нескольким экспертам , что принесло бы фундаментальную пользу более широким слоям населения? И что можно сделать, чтобы помочь этим людям?»

Теперь наша задача определить что-то ценное, что многие люди считают недоступным для них, а затем сделать это доступным.

Да здравствует Excel.

PS: Присоединяйтесь к обсуждению в Twitter.

Терапевт: А что мы делаем, когда чувствуем беспокойство?

Я: Написать любовное письмо из 3500 слов в Excel 💌

Терапевт: Что?

Я: https://t. co/tGcAGUjICs

— Стеф Смит (@stephsmithio) 25 августа 2019 г.

«Working for the Knife» — это ода уязвимости творения. The Central Trend

Прежде всего, я горжусь множеством своих плейлистов Spotify — для каждого настроения или момента у меня есть мелодия для сопровождения. Тем не менее, через каждую коллекцию проходит одна нить: алая и лазурная нить, состоящая из Фиби Бриджерс, Лорд и Люси Дакус.

Короче говоря, я обожаю песни «грустных девчонок».

От пронзительной интонации до смягченного вокала, этот музыкальный поджанр — тот жанр, в который я медленно влюблялся в течение последних двенадцати месяцев. С лета перед младшим курсом я находил утешение в мелодиях, которые что-то значат — мелодиях, которые окрашивают вне линий и соответствуют моим эмоциям, и это послужило окончательным источником вдохновения для многих уязвимых колонок, которые я написал.

Видеть, как эти певицы и авторы песен беззастенчиво делятся своими чувствами, — это действительно зрелище, и помогает то, что их музыка каждый раз попадает в цель.

Это чувство я вспомнил, когда на прошлой неделе одна из моих любимых певиц «грустных девчонок», Мицки, вернулась на музыкальную сцену. Выпуском своего нового сингла «Working for the Knife» Мицки напомнила слушателям о своем ярком музыкальном повествовании после почти трехлетнего отсутствия.

И хотя я окунаюсь в воды ее дискографии всего несколько месяцев, я бы сказал, что этот сингл — сырое и эмоциональное повторное введение, которого мы все ждали.

Благодаря звонкому металлическому дебюту слушатели погружаются в неудобную родственность «Working for the Knife». Одним из моих любимых моментов в музыке Мицки всегда была ее уникально знакомая лирика, и этот сингл не стал исключением. Каждый раз она находит способ четко поделиться своими эмоциями, и будь то ее выбор слов или мелодии, они объединяются, чтобы отразить то, что чувствует ее аудитория. Простое прослушивание этого трека, как и других ее глубоких песен, вызовет те динамичные эмоции, которые часто остаются бездействующими.

»

Эта способность охватить столь широкую аудиторию словами просто поразительна, и именно поэтому так много людей по уши влюбляются в музыку Мицки.

Первая лирика — яркий тому пример. Как писатель, я нахожу, что наблюдение за тем, как другие люди изобретают, находясь в засухе творчества, может быть обескураживающим. В одиночку я избегаю инновационного мира, пытаясь защитить себя. Однако, когда Мицки говорит: «Я плачу в начале каждого фильма, наверное, потому что я тоже хочу что-то делать», это чувство изоляции уменьшается.Просто услышав о ее уязвимости, я вдохновляюсь поделиться своей, и я использую для этого письмо.

Эта способность охватить столь широкую аудиторию словами просто поразительна, и именно поэтому так много людей по уши влюбляются в музыку Мицки.

Мало того, она сочетает это чувство с ритмическим созвучием, которое соответствует настроению каждой лирики. Мелодии в «Working for the Knife» соответствуют общему низкому, богатому тону. Это идеально сочетается с посланием музыки, мастерски изображая историю.

В конце концов, этот сингл комментирует, как карьера в творческом пузыре может казаться работой впустую. Мицки и многие другие музыканты чувствуют, что их игнорируют и топчут в этом постоянно конкурентном пространстве, а крупные компании, которые пользуются этой восприимчивостью, только усугубляют ситуацию.

Вместо того, чтобы предоставить творческим умам безопасное пространство для карьеры, индустрия развлечений ругает создателей и их таланты, превращая их в не более чем имя.Это не только отдельная концепция, но и та, к которой, как мне кажется, может относиться большинство артистов, и она объясняет отсутствие Мицки на музыкальной сцене в течение последних нескольких лет.

Сочетая захватывающую мелодию с неотразимой концепцией, «Working for the Knife» элегантно появляется почти во всех моих плейлистах Spotify.

Независимо от настроения, Мицки и ее инкапсулирующая музыка занимают свое место в сцене «грустной девушки», заставляя любого, кто слушает, чувствовать себя немного менее одиноким.

Поэзия Китса | Британская литература вики

Один из мраморов Элгина (Британский музей)

Что такое шарики Элгина?

Мрамор Элгина, также известный как Мрамор Парфенона, был афинской скульптурой, взятой из Парфенона и привезенной в Англию в 1806 году Томасом Брюсом, лордом Элджином. Большинство этих скульптур до сих пор находятся в Британском музее. В результате правительства Великобритании и Греции спорят об истинном владении этими классическими произведениями греческого искусства.Британцы утверждают, что лорд Элгин приобрел эти мраморы на законных основаниях и должен оставаться там, где они находятся, в то время как Греция считает, что они действительно были украдены и должны быть возвращены домой. Споры по поводу этих прекрасных классических скульптур продолжаются уже 200 лет.

Предыстория стихотворения
Как и миллионы других людей, Джон Китс вместе со своим другом Хейдоном обнаружил себя у подножия этих древних скульптур в 1817 году, всего через 11 лет после того, как они были отправлены в Англию из Афин, Греция. С точки зрения наблюдателя, Китс испытал непреодолимое чувство собственной смертности и восхищения классическим произведением искусства. Вскоре после посещения Британского музея Джон Китс написал стихотворение «Увидев мрамор Элгина», чтобы поделиться своим опытом.

«Увидев мрамор Элгина»
– Джон Китс

Слишком слаб мой дух – смертность
Давит на меня, как невольный сон,
И каждая воображаемая вершина и круча
О богоподобных невзгодах говорит мне, что я должен умереть
Как больной орел смотрит в небо.
И все же это нежная роскошь плакать
Что у меня нет облачных ветров, чтобы сохранить
Свежесть для открытия утреннего ока.
Такие смутные славы ума
Навлекают на сердце неописуемую вражду;
Так делают эти чудеса головокружительной болью,
Что греческое величие смешивается с грубостью
Трата старого времени – с зыбкой магистралью –
Солнце – тень величины.

Анализ поэмы
Очень похоже на «Первое знакомство с Гомером Чепмена» и «Оду на греческую урну», Джон Китс вдохновлен мраморными статуями и фризами, взятыми из Парфенона в Афинах Томасом Брюсом, также известным как лорда Элгина и выставлены в Британском музее. Увидев эти древние произведения искусства, Китс размышляет в себе, судя о собственной смертности в первых строках поэмы: «Мой дух слишком слаб — смертность / Давит на меня, как невольный сон» (ln 1-2). Эти шарики хранят в себе бессмертную историю о богах, которая передавалась из поколения в поколение с древних времен. Китс начинает понимать, что далеко после того, как его жизнь закончится, эти истории будут жить дальше: «И каждая воображаемая вершина и круча / О богоподобных невзгодах говорит мне, что я должен умереть / Как больной орел, смотрящий в небо.(лн 3-5). Опять же, Китс повторяет свою мораль, сравнивая себя с больным орлом в строке 5. Орел — хорошо известный символ свободы, а больной орел, который не может летать, следовательно, не имеет возможности быть свободным. Джон Китс подчеркивает тот факт, что его человечность ограничивает его свободу в отличие от богов, не связанных смертностью. Единственным утешением или «роскошью», как выразился Китс в строке 6, является тот факт, что он может сожалеть о своем положении.

Еще одно интересное наблюдение состоит в том, что эти прекрасные шарики сами по себе смертны.Хотя эти статуи «греческого величия» (ln 12) напоминают Китсу о его собственной смертности, читатель понимает, что эти статуи хрупки и подвержены разрушению, подобно человеку. Как и другие поэты-романтики, физические, земные объекты дают нам лишь отблески истинной красоты и силы. Эта недосягаемая красота и сила будут жить вечно, как и сами боги, изображенные на мраморах Элгина, когда Китс и даже мраморы давно исчезли.

По иронии судьбы, полемика вокруг мрамора Элгина продолжается и после смерти Джона Китса в 1821 году.Подобно историям, изображенным на них, собственная история шариков навсегда останется бессмертной.

Прошлое: история мрамора Элгина

Парфенон: Храм Афины

Реконструированный Парфенон (Йозеф Кюшнер)

Парфенон был построен между 447 и 438 годами до нашей эры в честь греческой богини мудрости Афины. Здание и скульптуры были сделаны из мрамора с горы Пендели и созданы греческими архитекторами Иктиносом и Калликратом.У Парфенона были так называемые фронтоны или треугольные секции здания, которые изображали истории жизни Афины. Восточный фронтон изображал рождение Афины, когда она возникла из головы Зевса. С другой стороны, западный фронтон рассказывал историю о соревновании между Афиной и Посейденом, греческим богом моря, за то, кто будет покровителем города. Каждая сторона также изображала разные героические истории сражений: битва между богами Олимпа и гигантами (известными как Гигантомахия) на востоке, битва греков с амазонками на западе, падение Трои на севере и битвы между людьми. и кентавры (известные как Центавромахия) на юге.Эти сражения представляла девяносто одна метопа или мраморная панель. Многие из этих метоп были утеряны, уничтожены или плохо сохранились.

Мрамор с восточного фронтона (Эндрю Данн)

Удивительно, но Парфенон в целом оставался нетронутым даже во время римских завоеваний, хотя многие из его сокровищ, включая массивную статую самой Афины, были разграблены или испорчены. Он претерпел множество изменений, став римско-католической церковью Нотр-Дам вскоре после 1204 года и мечетью во время турецкой оккупации в 1456 году.Однако в сентябре 1687 года венецианцы осадили город, и Парфенон был поражен пушечным залпом. В результате крыша здания взорвалась, колонны были снесены, а многие драгоценные статуи были уничтожены. В довершение всего венецианский генерал Морозини предпринял неудачную попытку перевезти уцелевшие скульптуры с западного фронтона обратно в Венецию. Тросы, удерживающие скульптуры, оборвались, в результате чего они упали на землю и разлетелись на куски. В течение многих лет оставшиеся скульптуры портили туристы, которые оставляли вырезанные надписи на стенах или носы статуй в качестве сувениров.

Лорд Элджин: трагический герой или расчетливый вор?
Томас Брюс был седьмым графом Элгина. Родившийся 20 июля 1766 года, он был хорошо образованным британским дворянином и в возрасте 29 лет имел честь стать подполковником британской армии. К 1798 году лорд Элгин оказался в затруднительном положении: разоренный, неженатый и больной. Отчаянно пытаясь изменить судьбу, лорд Элгин попросил отправить его в Константинополь, в то время входивший в состав Османской империи, в качестве посла от британского правительства, что он и получил.Еще одним положительным изменением в его жизни стал его брак с богатой наследницей Мэри Нисбет из Эрлтона вскоре после этого в 1799 году. Взволнованный этой переменой, лорд Элгин в том же году отправился в Константинополь со своей новой невестой. Его главной заботой было защитить британскую торговлю, но он также хотел познакомиться с классической архитектурой Греции, а также с новым климатом, который, как он надеялся, поможет его здоровью. Он взял с собой в путешествие художников, чтобы они зарисовали и воссоздали прекрасные греческие произведения искусства. Чего он только не ожидал, какие споры начнутся у него после его путешествий.

Когда турки вели войну против французов, англичане считались друзьями и союзниками. В течение нескольких лет лорд Элгин служил послом в Константинополе, следя за британским интересом к торговле, когда она процветала и открывалась в Черное море. Со временем климат сказался на теле лорда Элгина. Он заболел сифилисом, астмой и ревматизмом, а также тяжелой болезнью поедания плоти, из-за которой его лицо было изуродовано, а нос отвалился. Этот трагический поворот событий сделал его объектом жестоких насмешек в британском обществе, а также непривлекательным как для его друзей, так и для его семьи, особенно его молодой жены.Однако он продолжал свою миссию в качестве посла Великобритании вплоть до 1803 года.

В 1801 году, вскоре после капитуляции французов в Каире, правительство Османской империи предоставило лорду Элгину посредством фирмана, или королевского мандата, разрешение войти в Парфенон и «забрать все, что представляет интерес». Этот указ был доставлен афинскому виаводу. Наиболее взволнованный событиями, лорд Элгин нанял греческих рабочих, чтобы они помогли собрать осколки разбитых статуй. Однако этого показалось мало. Вскоре лорд Элгин получил разрешение от Виаводы извлечь греческие метопы, а также другие произведения искусства и доставить их в британское консульство, чтобы их можно было нарисовать.Никто на самом деле не знает, как это произошло. Некоторые говорят, что Виаводе очень хотелось угодить союзнику османского правительства, англичанам. Другие говорят, что лорд Элгин подкупил его. Тем не менее, история Elgin Marbles началась именно в этот момент. Лорд Элджин принял решение погрузить эти драгоценные статуи на лодки и отправить их обратно в Англию. Его аргументация заключалась в том, чтобы защитить свою историю, а также украсить и поощрить искусство на своей родине. Здравое ли это рассуждение или просто повод лишить Грецию их древней архитектуры?

Участие в Парфеноне (Джованни Баттиста Лусьери)

Неудача вскоре вновь посетила лорда Элгина, когда он возвращался в Англию.Во-первых, лорд Элгин не мог найти лодку, достаточно большую, чтобы вместить сразу все шарики. Поэтому он выбрал несколько лодок меньшего размера. Его лодка HMS Mentor имела на борту семнадцать ящиков с лучшими частями Парфенона и затонула во время шторма на Кифере. Потребовалось бы два года, чтобы поднять все сокровища со дна. Вдобавок к этому французы и турки снова стали союзниками, и Франция объявила войну Англии в мае 1803 года. Лорд Элгин в это время находился во Франции и был арестован, поскольку был британцем призывного возраста.Он был военнопленным в течение следующих трех лет, пока не был освобожден обратно в Англию в 1806 году. Там он нашел свою жену с другим мужчиной и свои драгоценные камни в портах, пересекающих береговую линию. После его скандального развода британское правительство отказалось возместить лорду Элджину его проблемы с доставкой мрамора в Англию и другие расходы. Поскольку у него не было денег, единственное место, куда можно было положить шарики, был сарай на его заднем дворе. В конце концов они были куплены Англией в 1816 году за 35 000 фунтов стерлингов и помещены в Британский музей. Лорд Элгин скончался в 1841 году, по уши в долгах, а также очень непонятый.

Начало борьбы
С тех пор, как мраморные скульптуры Парфенона были извлечены из их первоначального дома и отправлены за границу к берегам Англии, возникли споры о том, кому принадлежат законные права: Греции или Англии? Другой вопрос, который совпадает с этим, заключается в том, действительно ли лорд Элгин герой или вор. Трудно сказать, действительно ли способ лорда Элгина получить прекрасное произведение искусства был законным.Настоящий фирман, подаренный лорду Элгину Османской империей, давно исчез, и до сих пор существует только переведенная копия. Содержание этой копии вызывает большие споры, и намерения лорда забрать шарики до сих пор неясны. Тем не менее, даже по сей день шарики вместе с лордом Элджином являются центром споров.

Настоящее: Где они сейчас?

Британский музей — не единственный музей, в котором хранятся мраморные скульптуры Парфенона. На самом деле, части Парфенона есть в девяти музеях в восьми разных странах, в том числе в Лувре, одном из самых известных музеев в Париже, Франция. Вот список мест, которые вы можете посетить, чтобы увидеть эти чудеса:

  • Музей Акрополя, Афины: здесь находятся четырнадцать кварталов Западного фриза после того, как они были вывезены из Парфенона в 1993 году, чтобы предотвратить еще больший ущерб от непогоды.
  • Британский музей, Лондон: здесь хранятся мраморы Элгина, а также слепки Западного фриза.
  • Музей Лувра, Париж
  • Музеи Ватикана
  • Национальный музей, Копенгаген
  • Художественно-исторический музей, Вена
  • Университетский музей, Вюрцбург
  • Музей Салинас, Палермо
  • Глиптотека, Мюнхен

(Список можно найти на сайте Британского музея)

Мрамор Элгина в Британском музее (Эндрю Данн)

Будущее: Дорога домой?

На протяжении последних 200 лет греческое правительство спорило с британским правительством, требуя вернуть мраморные скульптуры Парфенона, даже если они находятся на постоянной «аренде» Новому музею Акрополя, расположенному в Афинах. Однако 21 апреля 2007 года Британский музей выступил с заявлением, в котором поясняется, что они не могут предоставить экспонаты в аренду по двум причинам. Во-первых, они стали неотъемлемой частью самого музея. Наряду с этим правительство Греции отказывается признать право собственности Великобритании на мрамор, что является важной частью передачи любого произведения искусства в аренду любому музею. Попечители Британского музея просто считают, что мраморы Элгина, а также другие скульптуры, найденные в различных музеях мира, приносят пользу широкой публике, поскольку им не нужно ехать в Грецию, чтобы ощутить ее величие.Остается вопрос: вернутся ли шарики когда-нибудь на свою родину, в Грецию? Время покажет.

Работы Процитировано:
Эндрю Данн, http://www.andrewdunnphoto.com/, найдено: https://sites.udel.edu/britlitwiki/files//2018/06/ImageElgin_Marbles_British_Museum.jpg и https:// site.udel.edu/britlitwiki/files//2018/06/ImageElgin_Marbles_east_pediment.jpg
Британский музей, «Скульптуры Парфенона» www. britishmuseum.org/the_museum/news_and_debate/debate/parthenon_sculptures.aspx
Британский музей, https://sites.udel.edu/britlitwiki/files//2018/06/ImageAc_marbles.jpg
Джованни Баттиста Лусьери, http://commons.wikimedia.org/wiki/Image:Lusieri_at_work_at-Парфенон. jpg
Джозеф Кюшнер, https://sites.udel.edu/britlitwiki/files//2018/06/ImageParthenonRekonstruktion.jpg
Мэтт Барретт, «Мраморы Парфенона (или Элгина)» http://www.athensguide.com/ elginmarbles/index.html
Мэри Борода. — Лорд Элгин — Спаситель или Вандал? http://www.bbc.co.uk/history/ancient/greeks/parthenon_debate_01.стл

Автор:
Саманта Зулковски


Что такое греческая урна?

Фотография Ричарда Олдфилда

Урны ранней Древней Греции предназначались для повседневного использования; носить воду или держать вино. Некоторые урны даже были вручены в качестве трофеев победителям спортивных соревнований. По мере того как общество становилось все более продвинутым в своих знаниях, искусство урны стало преобладать.В протогеометрическую и геометрическую эпохи греки украшали урны фигурами, и урна сохраняла свой естественный цвет. Однако позже в ту эпоху художники могли украшать реальными существами и использовать цвета. Оттенки, которые можно было использовать, были черными, красными и желтыми, но цвета были ограничены обжигом. (Искусство, керамика). Знание этих урн важно для осознания реальности в поэме Джона Кита «Ода греческой урне».Когда он описывает, как меняется сцена на урне в своем стихотворении, мы можем создать визуализацию урны в стихотворении.

Анализ стихотворения
Используя слова и фразы, вызывающие образ греческой урны, читатель может установить связь с рассказчиком стихотворения и увидеть то, что он видит. Стихотворение начинается с описания урны как лесного историка, что означает, что урна рассказывает историю лесов, что на самом деле соответствует действительности. Очень часто греческие урны изображали сказки, действие которых происходило в лесах. Первая строфа также подчеркивает важность молчания урны; информируя читателя о том, что описываемое является просто объектом. Кит использует такие фразы, как «невеста невосторженного спокойствия» и «приемное дитя тишины» (строки 1, 2). Именно молчание урны позволяет говорящему подвергнуть сомнению изображенную сказку.

Говорящий не только подвергает сомнению сказку, но и восхищается способностью урны увековечивать красоту и правду.Китс пишет: «Не горюй; / Она не может увянуть, хотя у тебя нет твоего блаженства, / Навсегда ты будешь любить, и она будет прекрасна!» (строка 18-20) Так что, даже если мужчина постоянно преследует эту прекрасную женщину на урне, он никогда не разлюбит ее, и она будет вечно красивой. Время не влияет на историю урны, создавая бессмертную историю. Китс продолжает восхищаться вневременностью истории, отмечая вечную весну сеттинга, провозглашая: «Счастливые, счастливые ветки! которые не могут сбросить/Твои листья и никогда не проститься с весной» (строки 21-22). Картинки на урне никогда не изменятся, поэтому на урне всегда будет весна. Кит продолжает: «И, счастливый мелодист, неутомимый, / Вечно напевая песни для вечно новых; / Больше счастливой любви! более счастливой, счастливой любви! / Навсегда согреться и по-прежнему радоваться, / Навсегда задыхаться и вечно юна» (строки 23–27). В строках 23-24 Китс говорит о мелодисте, на урне, который вечно будет сочинять новые и счастливые песни на своей дудке; песни, которые никогда не устареют благодаря урне и «застывшей» во времени.Следуя этим строкам, Китс говорит о молодых влюбленных, чья любовь никогда не охладеет и не станет несчастной. Мужчина будет «вечно задыхаться», потому что на урне он всегда будет гоняться за своей возлюбленной, и эти двое никогда не состарятся. Эти любовники никогда не испытают «Всю дышащую человеческую страсть далеко вверху, / Которая оставляет сердце высоко печальным и пресыщенным, / Горящий лоб и иссушающий язык (28-30). Любовь в жизни не всегда длится вечно. Иногда он устает и стареет, но для этих двух молодых влюбленных, застывших во времени, этого никогда не произойдет. Они никогда не почувствуют, что такое «сердечная скорбь и пресыщенность».

Последние две строфы стихотворения значимы в отношении ст. В разделе IV спикер говорит о важности воображения и о том, как искусство помогает выявить эмоциональные и более важные аспекты жизни. Существует определенное доверие, которое обнаруживается, когда Китс упоминает три разных города в надежде, что будет найдено постоянное открытие. Когда Китс заявляет: «будет молчать!» он исследует, что урна застыла во времени и будет молчать и содержаться со всеми эмоциями и чувствами, хранящимися внутри.

Предыстория романтиков:

Литературное движение начала 19 века было известно как период романтизма. Писатели того времени подчеркивали важность использования эмоций и самовыражения для понимания истины. В отличие от предыдущих литературных периодов идея следования и изучения классики была отвергнута. Например, писатели и поэты периода Августа твердо верили, что великая литература следует строгим правилам, таким как следование классике, и следует совершенно другим критериям в отношении литературы. Однако основное внимание романтиков было сосредоточено на том, чтобы охватить истину посредством исследования и выражения эмоций на уровне, которого нельзя было достичь, воссоздавая идеологии прошлого.

Идея стать ближе к природе и упор на использование простых людей и языка также являются важными характеристиками романтиков. Джон Китс вместе с другими известными писателями, такими как Уильям Вордсворт и Сэмюэл Тейлор Кольридж, исследуют реальность Природы и используют темы, которые привлекательны и касаются обычного человека.Вордсворт даже пытался создать новый тип языка, чтобы изобразить значение обычного человека. Именно благодаря воображению и творческим характеристикам периода романтизма такие писатели, как Вордсворт, Кольридж и Китс, смогли создать такие глубокие литературные произведения.

Подпись Джона Китса

«Ода греческой урне»

Джона Китса

Эскиз Джона Китса, сделанный Джозефом Севеном, 1816 г.

Ты все еще ненасиловал невесту тишины,
Ты, приемный ребенок тишины и медленного времени,
Сильванский историк, кого ты можешь выразить
Цветочная сказка слаще, чем наша рифма:
Что бродит легенда, окруженная листьями о твоем облике
Божеств или смертных, или обоих,
В Темпе или долинах Аркадии?
Что это за люди или боги? Что за девицы?
Что за безумная погоня? Какая борьба за побег?
Какие дудки и тимпаны? Какой дикий экстаз?

Сладки слышимые мелодии, но неслыханные
слаще: посему, мягкие свирели, играйте дальше;
Не чувственному уху, но милее,
Духу вострубить частушки беззвучные:
Прекрасная юность, под деревьями, ты не можешь оставить
Твою песню, и те деревья никогда не могут быть голыми;
Смелый любовник, никогда, никогда не поцелуй,
Хоть и побеждай у цели – но не тужи;
Она не может увянуть, хотя нет у тебя блаженства,
Вечно ты будешь любить, и она будет прекрасна!

Ах, счастливые, счастливые веточки! что не может сбросить
Твоих листьев и никогда не попрощаться с весной;
И, счастливый мелодист, неутомимый,
Вечно напевая песни, навечно новые;
Больше счастливой любви! более счастливой, счастливой любви!
Навсегда согреться и по-прежнему радоваться,
Навсегда задыхаться и вечно юна;
Всё, что дышит человеческой страстью высоко вверху,
Что оставляет сердце высокопечальным и пресыщенным,
Горящий лоб и пересохший язык.

Кто эти идут на жертву?
К какому зеленому алтарю, о таинственный жрец,
Веди ты эту телицу, мычащую в небесах,
И все ее шелковые бока гирляндами одели?
Какой маленький городок у реки или моря,
Или горный, построенный с мирной цитаделью,
Опустошен этот народ, это благочестивое утро?
И, городишко, улицы твои навеки
Молчат; и ни души, чтобы сказать
Почему ты опустошен, можешь когда-нибудь вернуться.

О чердачная форма! Справедливое отношение! с породой
Мраморных мужчин и девиц, переутомленных,
С лесными ветвями и вытоптанным сорняком;
Ты, безмолвная форма, дразнишь нас из мыслей
Как вечность: Холодная пастораль!
Когда угаснет старость сего поколения,
Ты останешься среди других горя
Чем наш, друг человека, которому ты говоришь,
«Красота есть истина, истина красота», — вот и все
Вы знаете на земле, и все, что вам нужно знать.

г.
Чернофигурная шейная амфора. Афины, 2-я четверть, 6 век до н.э.

Из классической коллекции Duke

Другие места, где можно найти греческие урны:
В полнометражном анимационном фильме 1997 года, снятом компанией Уолта Диснея «Геркулес», греческие урны показаны как переходы между промежутками времени. Каждый раз, когда история развивается, фильм возвращается к урне, которая продолжает рассказывать историю богоподобного человека с помощью картин на боку.В следующих клипах рассказчики истории, музы, используют урну как свое наглядное пособие. каждая сцена с урной начинается с кадра сюжетной линии, выгравированного на урне, и превращается в анимацию фильма. В фильме даже используются правильные цветовые схемы, которые использовались бы на древних урнах. Также обратите внимание на сложность художественного произведения и квадратную форму изображенных изображений. Хотя это просто анимация, клипы являются полезным визуальным подспорьем при чтении «Оды греческой урне» Кита, потому что это современный взгляд на древнее искусство.

(первое видео под редакцией wbslnger2004; второе видео под редакцией essexboi1993; третье видео под редакцией essexboi1993)


Процитировано произведений:
1. «Искусство в Древней Греции». Керамика. http://en.wikipedia.org/wiki/Art_in_ancient_Greece#_note-0 .
essexboi1993: Youtube.com, http://www.youtube.com/watch?v=FaVMxugfJuk. Геракл. Компания Уолта Диснея. 1997.
essexboi1993: Youtube.ком, http://www.youtube.com/watch?v=UkFUlPTyCVM . Геракл. Компания Уолта Диснея. 1997.
Wbslnger2004: Youtube.com, http://www.youtube.com/watch?v=WIcV2gKcMlc. Геракл. Компания Уолта Диснея. 1997.
2. « миф ». Британская энциклопедия . 2007. Британская энциклопедия онлайн. 20 ноября 2007 г. 3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.