Новый титул московского правителя новые символы власти: Рассмотрите иллюстрацию (с. 26), выполните задание и ответьте на вопросы. 1) Опишите изображение трона — одного из символов самодержавной власти.

Содержание

Новый титул – новые символы

Новый титул – новые символы

Важнейшие изменения в государственном строе России непременно сказывались на трансформации Государственного герба. Так, при Петре I учреждение в 1699 году ордена Андрея Первозванного повлекло за собою введение в рисунок Государственного герба цепи ордена со знаком – косым крестом, которая окружала щиток на груди двуглавого орла.

А когда в 1721 году Петр стал императором, то на печатях и в гербе появилась императорская корона. Титул императора был «поднесен» Петру Сенатом. Это случилось после победоносного окончания Северной войны и заключения Ништадтского мирного договора со Швецией. С октября 1721 года Петра I величали Великим, Императором всероссийским и отцом Отечества; в декабре того же года императорский титул Петра I уже признали дож Венеции и ее Сенат, а затем еще четыре европейские страны.

Печати Петра I. 1-я четв. XVIII в. Внизу слева – рисунок российской государственной печати из дневника австрийского дипломата И. Г. Корба. Конец XVII в.

Изменение титула, естественно, должно было повлечь за собой и появление новых символов власти, например, императорской короны. Государственная печать переделывалась по сенатскому указу от 6 декабря 1721 года: «Вместо государственной печати, которая при Сенате со изображением его императорского величества прежнего титула, сделать печать в такую ж препорцию, какова прежняя, с надписанием нынешнего титула, на стали».

Сохранился любопытный документ, повествующий о предпринятых «околопетровским» окружением шагах по изготовлению новой «соответствующей моменту» печати. В июне 1722 года генерал-фельдмаршал А. Д. Меншиков пишет канцлеру графу Г. И. Головкину: «В бытность нашу в Москве[10] Ваше сиятельство изволили нас просить, чтоб в Санкт-Петербурге сделать Государственную печать и в круге оной вырезать новый его императорского величества титул, а между гербом и титулом его императорского величества вырезать провинциальные гербы». Далее А. Д. Меншиков сообщает, что поручил резать печать сначала на серебре, а потом на стали (матрицу) иностранцу Г. Рейбишу,[11] взяв для этого серебряные деньги из своей походной канцелярии. «Но понеже между резбами герба и титула его императорского величества, каким образом вырезывать поля и колеры провинциальным гербам, мы неизвестны, того ради Ваше сиятельство да изволите приказать оные издержанные из нашей военной походной канцелярии деньги к нам возвратить и каким образом поля и колеры провинциальным гербам вырезывать, прислать к нам… чертеж и о том о всем… уведомить, дабы на оной печати те провинциальные гербы вырезать можно было без сомнения».

Печать Петра I. Россия. 1-я четв. XVIII в.

Государственные печати. Россия. 1696 – 1721

Относительно «полей» и «колеров» гербов действительно в это время мало что было известно не только знаменитому А. Д. Меншикову. В инструкции, составленной для главы Герольдмейстерской конторы – нового ведомства, учрежденного в России в 1722 году, Петр I подчеркивал, что в России составление гербов – «дело нового основания». Официально утвержденный на должность составителя гербов личным указом царя от 12 апреля 1722 года итальянец Франциск Санти также замечал, что его работа «не токмо трудна и мало заобычайна и в других государствах, в здешнем же государстве и весьма до сего часу, как известно, и не во употреблении была».

Первой работой Ф. Санти в должности «товарища» (помощника) Герольдмейстера была «геральдизация» Государственного герба Российской империи. К сентябрю 1722 года он уже представил рисунки и описание герба для государственной печати. Сохранилась копия этого описания: «Герб его императорского величества с колерами или цветами своими». Ф. Санти, недостаточно хорошо знавший русский язык, написал текст по-французски, перевел же его Б. Волков, человек далекий от геральдической науки. Вот как изложено в его переводе описание центральной фигуры герба: «Поле золотое, или желтое, на котором изображен императорский орел песочной, т. е. черной, двоеглавой… На орловых грудях изображен герб великого княжества Московского, который окружен гривною или чепью Ордена Святого Андрея. И есть сей герб таков, как следует. Поле красное, на котором изображен Святой Георгий с золотою короною, обращен он налево, он же одет, вооружен и сидит на коне, который убран своею збруею с седловою приправою с покрышкою и подтянут подпругами, а все то колера серебряного, или белого; оной Святой Георгий держит свое копье в пасти, или во рту, змия черного». Ф. Санти представил описание еще шести гербов: Киевского, Владимирского, Новгородского, Казанского, Астраханского, Сибирского, расположенных, вероятно, на крыльях орла.

Петр Великий скончался 28 января 1725 года. Ему наследовала его жена Екатерина I, и в связи с произошедшей переменой на престоле необходимо было изменить государственную печать. В 1726 году был издан указ Сената, в котором говорилось: «Для печатания ея императорского величества указов и прочего сделать при Сенате в Печатной конторе государственную печать… золотую, на которой вырезать орел черный с распростертыми крыльями в желтом поле, в нем ездца в красном поле; а вокруг той печати надписание: Божиею милостию, Екатерина Императрица и Самодержица Всероссийская».

Государственный герб России. Сер. XVIII в.

Последующее изменение рисунка Государственного герба России должно было состояться более чем через семьдесят лет – при императоре Павле I. Он задумал и осуществил (правда, только на бумаге), новый более помпезный Государственный герб. В 1800 году Павел I повелел изготовить манифест о «Полном Государственном гербе Всероссийской империи». Этот манифест в связи со смертью императора опубликован не был, однако оригинал его хранился в зале присутствия Департамента герольдии Сената, помещенный в особый деревянный ковчег с богатыми бронзовыми украшениями. Оригинал, к которому приложил руку сам император, написан на двадцати листах пергамента: на первых четырех – текст манифеста, на пятом – изображение государственного герба, а далее следует подробное объяснение всех составляющих его частей. Герб поражает нагромождением атрибутов, пышностью, многочисленными заимствованиями элементов западноевропейской геральдики.

Основное отличие нового герба – размещение титульных гербов не на крыльях двуглавого орла, а в одном большом щите, разделенном на сорок три щитка. Этот большой щит расположен на груди орла. В Государственном гербе появляется сень – мантия, на фоне которой изображается орел, щитодержатели в виде фигур ангелов, знамена и пр. Все эти элементы впоследствии были заимствованы для нового Государственного герба, который был утвержден как Государственный герб Российской империи во второй половине XIX века. К манифесту Павла I была приложена и печать с изображением нового герба. Манифест, как уже отмечалось, опубликован не был, поэтому Государственный герб нового типа остался мало кому известным.

Но вот Мальтийский крест, который также появился в Государственном гербе России при Павле I, остался запечатленным, например, на гербовой бумаге начала XIX века. Введение в Государственный герб этого креста последовало вслед за принятием Павлом I титула Великого магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Детская увлеченность будущего императора идеями и подвигами рыцарей Ордена госпитальеров вылилась во вполне конкретные деяния в поддержку этого старейшего духовно-рыцарского Ордена. За оказание моральной и вполне конкретной материальной помощи Ордену его «протектор» Павел I, а также вся императорская семья были награждены Мальтийскими крестами; император, кроме того, получил крест ла Валлетта – высшую военную награду Ордена. После того, как Наполеон в июне 1798 года занял Мальту, большинство членов Ордена, прихватив «святые реликвии» (мощи Иоанна Крестителя, часть Животворящего Креста Господня, корону мальтийских правителей) прибыли в Россию. Лишив поста прежнего Великого магистра, капитул Ордена избрал нового – российского императора Павла I, охотно принявшего все регалии, положенные ему: мантию, корону, крест и меч, а также и титул – «Великий Магистр Ордена Святого Иоанна Иерусалимского».

10 августа 1799 года именной указ возвестил о новом Российском гербе. Белый восьмиконечный Мальтийский крест под короной со звездой изображался на груди двуглавого орла, а на нем помещался щиток со святым Георгием. Через несколько дней, а именно 19 августа 1799 года, последовал новый указ – «О изображении утвержденного Российского герба на печатях», которые, как писалось в указе, «сообразно сему и переделать».

Изображение Государственного герба времен Павла I. 1799 г.

Следует упомянуть еще об одном распоряжении Павла I, касающемся регулирования атрибутики и иерархии членов Императорского дома. Это «Учреждение об императорской фамилии», глава «О титулах, местах, гербах и либерее, принадлежащих рожденным от императорской крови», в которой тщательно, по пунктам, было расписано, кто из членов императорской фамилии может иметь тот или иной герб, с теми или иными эмблемами. Впоследствии начинание Павла I было воплощено в специальном законодательстве второй половины XIX века – «О гербах членов Императорского дома».

Геральдические новации Павла I отчасти не осуществились, отчасти просуществовали более или менее длительное время. 12 марта 1801 года был опубликован манифест о кончине Павла I и о вступлении на престол его сына Александра I, a 26 апреля того же года – указ «О употреблении Государственного герба без креста Иоанна Иерусалимского». Прежний Государственный герб восстанавливался «в том виде, как он существовал до 1796 года» – года смерти Екатерины Великой, которую ненавидел ее сын – Павел I и боготворил ее внук – Александр I.

В эпоху императоров Александра I и Николая I трактовка двуглавого орла очень часто выражалась в господствующем в то время стиле ампир, ориентированном на образцы античного искусства. Поэтому двуглавый орел вместо скипетра и державы держит в левой лапе венок и ленту, в правой – пучок стрел, факел и ленту. Щиток на груди орла, в котором помещен святой Георгий, имеет необычную, заканчивающуюся конусом форму, а цепь ордена Андрея Первозванного отсутствует. Отсутствуют и титульные гербы на крыльях орла или вокруг него. Кроме того крылья орла «распростерты», опущены вниз, т. е. вид их изменился.

Последнее обстоятельство вызвало нарекание общественности. Так, митрополит Московский Филарет в письме министру Императорского двора и уделов графу В. Ф. Адлербергу, выражал свое несогласие с манипуляциями по поводу российского Государственного герба. «В царствование блаженной памяти государя императора Александра I, – писал он, – когда предубеждение в пользу всего французского проникло и в кабинеты некоторых министров русских, двуглавого орла стали изображать не с поднятыми выспрь крыльями, а с простертыми горизонтально и несколько наклоненными, по подобию французского. Сия малость не осталась без последствий; были недовольны сим, как бы некою приметою, что Россия уже не возвышается, а опускает крылья. Это предрассудок, но не излишня предосторожность и против предрассудков, которые возбуждаясь, производят расстройство в мыслях народа».

Такая форма герба вошла в употребление и в полном, и в «усеченном» виде – без некоторых перечисленных выше предметов в лапах орла или без узаконенного числа корон. Подобные новации, однако, допускались при изображении герба на монетах, гербовой бумаге, пуговицах, кокардах и пр. Государственной печати такой «произвол и вольность» не коснулись.

Монеты, этот наиболее доступный для наблюдений «носитель» государственных эмблем, после 1832 года знакомят еще с одной формой герба: на поднятых вверх орлиных крыльях – земельные гербы, по три на каждом крыле; на груди орла – все тот же святой Георгий, окруженный цепью первого русского ордена.

Вместо эмблем великих княжеств Владимирского, Новгородского и Киевского помещены гербы царства Польского, царства Херсонеса Таврического и великого княжества Финляндского. Гербы царств Казанского, Астраханского, Сибирского остались. Подобная композиция образовалась согласно правительственному указу 1832 года.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Третий Рим - Москва, а четвертому не бывать.

До конца XV века отношения московского великого князя с удельными князьями регулировались договорами. Великий князь оставался первым среди равных - "государям всем государь". Однако осознание принципа самодержавной государственности шло неуклонно. Московия как государство родилось из вотчины и, как писал В.О. Ключевский, во всех представителях династии Калитичей борется восточник и государь, самовластный хозяин и носитель верховной государственной власти.

Термин "самодержавие вошел в оборот в конце XV века. Титул "самодержец" - перевод византийского императорского титула "autokrator", означал самостоятельного государя, не подчиненного никакой внешней власти. С 1478 года Иван III начал титуловаться как "государь всея Руси". В сношениях с соседними землями и государствами московские властители стали называться царями (от римского "цезарь").

С падение Византии (1453 год) московский князь стал главой крупнейшего в мире православного государства. Женитьба Ивана III на племяннице византийского императора Софье (Зое) Палеолог (1472 год) укрепила историческую преемственность России от Византии. Русским гербом византийский двуглавый орел. При московском дворе утвердился сложный и строгий церемониал по образцам византийского двора. Изменился облик государя: в руках символы власти - скипетр и держава, на голове - "шапка Мономаха" - выкованная из золота тюбетейка, опушенная мехом и увенчанная уже в Москве крестом. Предполагалось, что она была подарена Ивану Калите ханом Узбеком. Официальная же московская легенда начала XVI веке свидетельствовала, что якобы византийская корона, перешедшая к Владимиру Мономаху от его деда, византийского императора Константина Мономаха как знак царского достоинства. Более того, Рюрика, основателя великокняжеской династии, тогда считали потомком императора Августа.

Своеобразным символом могущества и силы сложившегося вокруг Москвы государства стал Кремль: на месте прежних деревянных хором были построены Успенский, Благовещенский , Архангельский соборы, Грановитая палата.

В начале XVI века в России оформилась идея о Москве как "третьем Риме". Ее выдвинул игумен Псковского Елеазарова монастыря Филофей в посланиях к Василию III. Филофей считал, что в истории христианства последовательно существовало три великих центра. Первый Рим пал из-за ересей, "второй Рим" (Византия) - из-за уний с католичеством (1439 год), "третий Рим" - Москва, а четвертому не бывать. Утверждение о Москве - "третьем Риме" призвано было служить возвеличиванию московских государей и одновременно утверждению исключительного значения религий и православной церкви.Подчеркивалась мессианская роль России, ее особая ответственность за судьбу христианского мира.

Господствующее место в политической идеологии России заняла мысль о воплощенной в государстве всеобщей правде, о том, что христианской правде - православию - здесь покровительствовал Бог. Таким образом, власть московских князей получила освященный Богом авторитет. На предложение германского императора пожаловать ему королевский титул Иван III ответил: "Мы, Божьей милостью, государи в своей земле изначала, а постановление имеем от Бога". 

Иван III скончался в октябре 1505 года. Престол принял его сын от брака с Софьей Палеолог Василий III (1479-1533). В духовной грамоте (завещании) сыну Иван III существенно ограничил власть удельных князей: они не имели права рассматривать уголовные дела, чеканить монету, устанавливать связь с иностранными государствами. Младшие сыновья Ивана III дали присягу во всем повиноваться своему старшему брату и, что особенно существенно, - в случае смерти Василия подчиняться его старшему сыну. Таким образом, Василий III унаследовал фактически самодержавную власть. Его называют "последним собирателем земли Русской". при нем все русские земли были воссоединены в границах Московского государства.

После смерти Василия III в 1533 году усилились притязания родственников на власть. Едва достигнув зрелости, его сын Иван IV в 1547 году впервые венчался на царство. Слово "царь",  добавленное к титулу "государь и великий князь московский", делало Ивана IV равным римскому кесарю (цезарю), ставило выше королей и ордынских ханов. Устами митрополита во время венчания была высказана государственная политическая программа: укреплять правду в союзе с церковью, усиливать мощь православной Руси.

В середине XVI века на аристократию и дворянство была возложена обязанность служить государю. Юрисдикция феодалов в собственных владениях ограничивалась, все важные уголовные дела переходили к подсудности государственного суда. Власть русского монарха считалась выше светских законов, не ограничивалась нормами права. Монарх был верховным исполнителем законодательных, военных, дипломатических, судебных и иных функций.

Таким образом, на основе объединения удельных княжеских владений под властью великих московских князей, владевших обширнейшей вотчинной, возникло Российское централизованное государство. Началось создание единого законодательства и аппарата управления. 

собирание земель и формирование самодержавия • Arzamas

Как московский князь стал царем всея Руси

Автор Константин Ерусалимский

В начале сентября 1581 года войско польского короля Стефана Батория стояло под стенами Пскова и готовилось к штурму. Гонец короля принес царю Ива­ну IV Грозному необыкновенно длинное послание. Документ составлял король при помощи придворных, среди которых были и блистательные ученые. По­сла­ние представляло собой памфлет против московского тирана, против ти­рании как таковой, а вместе с тем и ультиматум и объявление войны. Царя в письме называли «фараоном», подобному египетским правителям-богам, чья власть служила образцом неограниченной деспотии. В приложении к письму, как бы отдельными файлами, были присланы три печатные книги о москов­ской тирании: «Ливония» историка Альберта Кранца, «Записки о Московии» дипломата Сигизмунда фон Герберштейна и «Описание Европейской Сарма­тии» военачальника Александра Гваньини. Нашел ли царь Иван IV что ответить на этот недипломатичный подарок? Об этом поговорим после того, как про­чувст­вуем вместе с царем Иваном, насколько болезненными были для него эти упреки.

Рост Великого княжества Владимирского и Московского не был случайным и одномоментным событием. Прямые потомки великого князя московского, а затем владимирского и московского Ивана Калиты делили между собой московский трон, а после смерти Ивана Ивановича Красного в 1358 году и вплоть до смерти последнего представителя рода, царя Федора Ивановича, в 1598 году основным принципом наследования трона был майорат: великим князем и царем становился старший сын предыдущего великого князя. Хотя принцип старшинства при занятии престола нарушался неоднократно (в част­ности, при вступлении на престол Юрия Звенигородского в 1433 году и Васи­лия III, отца царя Ивана, в 1505 году), соблюдение этого принципа выставля­лось как обязанность даже для нарушителей. В 1430-е годы Василий Москов­ский в споре за великокняжеский престол со своим дядей Юрием Галицким, несмотря на возраст, отстаивал свое первенство и главенство старшинством и майоратом. Принцип был важнее, чем завещание деда, Дмитрия Донского. Иван Грозный в завещании грозил младшему сыну Федору справедливой смертью, если тот погнушается своим уделом и захочет царства под своим старшим братом Иваном, то есть начнет конкурировать с ним за власть. Конечно, картина усложнялась, когда на трон претендовали одновременно первенцы от разных великокняжеских и царских браков, и эти осложнения видны в завещательной политике Ивана III и Ивана Грозного. Соблюсти си­стему наследования престола можно было только в том случае, если у пра­вящего монарха было мужское потомство и за власть не конкурировали удель­ные князья, то есть ближайшие родичи — потомки Калиты. Отсутствие наслед­ников оборачивалось политическими драмами. Одна из них, бесплодие, приве­ла к разводу Василия III с первой женой, Соломонией Сабуровой; еще одна — отсутствие мужского потомства — закончилась падением династии Ивана Ка­литы, московской ветви суздальских Рюриковичей, и успехом само­званца, назвавшегося Дмитрием, сыном Ивана Грозного, занявшего москов­ский трон в 1605 году.

Росту самодержавного самосознания московской власти содействовала брачная политика великих князей владимирских и московских. После Дмитрия Дон­ско­го закрепляется традиция вступать в брак или женить старших княжичей на де­вушках из иных династий, укрепляя международный статус будущего или действующего правителя. Так, московской династии удалось породниться с великими князьями тверскими, литовскими и черкасскими, с византийскими Палеологами, с потомками молдавских господарей и великих князей киевских, с литовскими Глинскими и сербскими Якшичами.

Московские правители этим не ограничивались и приписывали себе и своим женам также полностью вымышленные родословные корни. В конце второго десятилетия XVI века в Москве утвердилось представление, согласно которому Иван Калита и его правящие потомки были прямыми наследниками родного брата императора Августа — Пруса, от которого будто бы происходил основа­тель русского княжеского рода Рюрик. По матери Иван Грозный приходился внуком Василию Львовичу Глинскому, который, в свою очередь, выводил себя от Ма­мая, ордынского темника-беклярибека (то есть управляющего ордынской адми­нистрацией) и врага русских князей на Куликовом поле. Таким образом, царь Иван был убежден, что происходит по отцу и матери одновременно от двух полководцев, сразившихся между собой в 1380 году за власть в русских землях, — Дмитрия Донского и Мамая.

Русские земли, окружавшие Москву, не сразу признали первенство московских великих князей. И даже когда признавали, как правило, соседи допускали лишь свое частичное подчинение великим князьям владимирским. Внесение других русских земель в титул московских правителей было первой в истории Руси попыткой собрать воедино наследие распавшейся некогда единой Русской зем­ли. И конкурентами московских князей в новом воссоединении выступали вели­­кие князья тверские, нижегородские, литовские, рязанские. Не сдавались в борьбе за обособленность от Москвы и древние Новгород и Псков, и Яро­славль или Ростов. В 1477 году, за год до насильственного присоединения к Мос­­кве, Господин Великий Новгород направил в Москву посольство, кото­рое объявило Ивану III, что «наперед того, как и земля их стала, того не быва­ло: ни которого великого князя господарем не называли, но господином». Конеч­но, в новгородской политической традиции титул господаря возвы­шал бы мос­ков­ского правителя над самим Новгородом. Это было недопустимо.

Боролся за свою независимость и Псков. Согласно Псковской летописи, в 1510 го­ду посадники и простые жители Пскова говорят московскому послу дьяку Третьяку Долматову о великом князе московском:

«Тако у нас написано в летописцех, с прадеды и деды и со отцем его госу­дарем крестное целование с великими князьми положено, что нам псковичем от государя своего великого князя, кой ни будет на Москов­ском государьстве, и нам от него не ответит ни в Лит­ву, ни в Немцы; а нам жити по старине в добровольи».

Псковичи, в XV веке в среднем раз в два года собиравшие общие вечевые собра­ния, считали недопустимым нарушение московской властью своего «добро­волья», причем под доброй волей следует понимать именно самостоятель­ность, неза­висимость высшего управления. Летописец отстаивал «старину», в которой не было подданства, а было добровольное дипломатическое подчи­не­ние. При­ход властной администрации великого князя московского пскови­чи сравнива­ли с явлением Антихриста. Так же остро еще раньше отреагировал на поведе­ние великокняжеских дьяков в Ярославле местный летописец, один из состави­телей Ермолинской летописи. В 1463 году, согласно летописи, «в том же граде Ярославли явися новый чюдотворец, Иоанн Огафоновичь Сущей, созиратай Ярославьской земли, у кого село добро, ин отнял, а у кого деревня добра, ин отнял да отписал на великого князя ю, а кто будеть сам добр, боярин или сын боярьской, ин его самого записал, а иных его чюдес множество не мощно исписати, ни исчести, понеже бо во плоти суще цьяшос». Слово «цьяшос» — это зашифрованное тайнописью, простым кодом-литореей, слово «дьявол». Так местный ярославский летописец зашифровал свое отношение к представителю московской великокняжеской администрации.

Вотчинное право позднее не признали рязанские и северские князья. Своего дальнего родича, праправнука Дмитрия Донского северского князя, Василий III выманил из его имения и, нарушив митрополичье целование креста о непри­косно­венности, бросил в тюрьму. Последний рязанский великий князь Иван бежал в Великое княжество Литовское, а за его земли позднее боролся племян­ник князь Семен Бельский, который войной и дипломатией пытался вернуть власть в утраченных землях. Запреты удельным князьям на вступление в брак и расправы над удельными князьями в правление Василия III и Ивана Грозного, а затем и вероятное убийство царевича Дмитрия в Угличе — вере­ни­ца событий, связанных между собой борьбой за установление вотчинной дина­стической власти (смерть Дмитрия укрепляла прежде всего власть дейст­вую­ще­го прави­те­ля, царя Федора Ивановича). Великокняжеская вотчинная власть разрослась в своем господстве над другими властями внутри страны и утверди­лась в боль­шинстве восточнорусских земель, но все еще потен­циально видела врагов в лю­бых, даже косвенных, претендентах на московский трон.

Рост имперских тенденций в московской политике проявился во многих куль­турных сферах. Митрополиты с начала XIV века рассматривали Москву как свою постоянную резиденцию. Их духовная власть распространялась на все русские земли, наделяя великих князей особой священной харизмой. После того как в Москве отказались принимать митрополита-кардинала Исидора, принявшего Флорентийскую унию с Римом, московская церковь обособилась от константинопольской патриархии и в 1448 году стала автокефальной. Пер­воначально статус автокефалии означал независимость русских иерархов от Константинополя в возведении одного из своих представителей на митро­поличий престол. Вскоре московская церковь взяла на себя и решение вопроса об ортодоксии и ереси, а также о пределах церковной и царской власти в рус­ских землях. После исполнения седьмой тысячи от сотворения мира, с 1492 го­да, независимо от Константинополя и других патриархатов были отклонены и опасения, что земной мир ждет скорое крушение  В 7000 году от сотворения мира (то есть в 1492 году от Рождества Христова) на Руси ожидали Второго пришествия и конца света.. Открывалась перспек­тива для оптимистических имперских учений, и они вскоре возникли.

В 1523–1525 годах псковский старец Филофей впервые озвучил учение, соглас­но которому апокалиптическая жена (в Откровении Иоанна Богослова сим­во­лизирующая Церковь) до последних времен переселилась в Третий Рим, то есть в Москву, и если Московское царство не продлится и не устоит, то Чет­вертому Риму «не быти». Церковь могла погибнуть вместе с царством, и книж­ники задумывались, не должна ли высшая светская власть приложить усилия, чтобы не позволить этому случиться.

Радикальные сторонники нищенствующей Церкви, известные как «нестяжа­тели», отвечали именно на этот вопрос, когда выступали за полное отречение от собственности в пользу мирской власти. Однако верх в спорах о церковном имуществе взяли умеренные последователи Иосифа Волоцкого, позднее наз­ван­­ные «иосифлянами». Они видели задачу Церкви в том, чтобы помочь верую­­щим спасаться молитвой и пожертвованиями, а в экономическом бла­гополучии белого духовенства и епископов находили залог независимости Церкви от государства и равноправной симфонии власти и духовенства.

Симфония духовной и светской власти осуществлялась в правление Ивана Грозного, когда митрополит Макарий завершил работы по сбору канонических текстов и составил из них так называемые великие Четьи минеи. В 1551 году на церковно-земском соборе был утвержден комплекс из двух законодательных памятников, каждый в сто глав, — светский Судебник и церковный Стоглав. Царь на с­оборе ритуально покаялся в своих прегрешениях и выступил с вопро­сами к церковным иерархам, демонстрируя своей речью, что в от­ношениях Церкви и государства устанавливается неразрывная симфония. Уже перед смертью митрополит Макарий продолжил начатое им и Иваном IV в «на­чале царства». Из Новгорода в Москву в 1563 году пришел обычай ноше­ния митро­политом белого клобука, будто бы унаследованного новгородцами от са­мого римского папы Сильвестра I как символ верховного наместничества ие­рарха. Уже в правление царя Федора, в 1589 году, в Москве был создан отде­льный патриархат, вытеснивший Рим и поставивший себя на третье место после кон­стантинопольского и иерусалимского патриархатов в числе первых пяти цер­ковных престолов православной церкви.

Московская церковь поддержала имперские амбиции великих князей и способ­ствовала укреплению власти — даже ценой ограничения компетенции духо­вен­ства, свертывания его старинных прав (например, права на заступничество пе­ред светской властью) и собственных жертв (включая право царской власти на преследование духовенства), которых не удалось избежать, когда компе­тен­ции церкви и государства пересеклись. Автокефалия означала усиление роли великого князя московского в назначении митрополитов, а позднее, уже в XVI ве­ке, смещение и избрание митрополитов проходило при активном вме­шатель­стве светской власти. С конца XV века покаянная дисциплина Церкви требовала от священников разоблачения заговора и даже злых помыс­лов про­тив москов­ского государя. Позднее, уже в эпоху Петра I, священники были поставлены на службу светской власти и были обязаны доносить на при­хожан, если они сообщают на исповеди «слово и дело государевы», то есть доносят о заговоре на жизнь и здоровье царя и царской семьи. Церковь, поми­мо духов­ного спасе­ния, выполняла отныне и полицейские функции. В Смутное время лакуна в престолонаследии нанесла удар еще и по верховному церков­ному управле­нию: каждый претендент на московский трон держал про запас своего канди­дата на патриарший престол. Позднее Петр I после смерти патри­арха Адриана запретил избрание нового патриарха. Его место занял место­блюсти­тель, и вплоть до начала XX века функции церковного главы получил Святей­ший синод.

Учения об имперской власти были почерпнуты в русской книжной тради­ции прежде всего из церковной книжности, и светская мысль пользовалась древне­русским и европейским наследием, укрепляя свои исторические основания. В русских землях XV века повсеместно признавались два царства, сохранявшие верховенство над Русью, в том числе и над Москвой. Одно из них — древнее Ромейское (Римское), Второй Рим, то есть Византия, во главе с царствующей там династией Палеологов. Второе, посланное Богом в наказа­ние и порабоще­ние, — Орда, которую в конце XVI века вспоминали как Золо­тую Орду. Орда была кочевой империей с исконной столицей в Каракоруме, но на конец XV ве­ка фактическая столица находилась в городе Сарай на Волге. Обе империи в относительно короткий исторический промежуток рухнули, открыв для мос­ковских книжников богатый ресурс для формирования идео­логии нового цар­ства. Из этого не следует, что Византия и Орда были непосредственно «унасле­дованы» в Москве. Так, ордынское влияние сейчас уже не принято сводить к утверждению «восточного деспотизма», потому что сам этот термин крайне неточно характеризует систему монгольского владычества. В Москве тем не ме­­нее утвердились татарские системы контроля, отразив­шие­ся в быту и в экономике. Куны стало принято называть под татарским влияни­ем деньга­ми; ткани измерялись пришедшими с арабского рынка аршинами; в местном управлении все так же действовал ордынский «выход», поступавший отныне в московскую казну. После присоединения поволжских царств и Сибири Моск­ва переняла у татар систему налогообложения — ясак, — сохранявшуюся вплоть до начала XVIII века. В мужской моде к середине XVI века прочно закре­пи­лись нижние головные уборы — тафьи, против кото­рых Церковь тщетно боролась, видя в них мусульманское влияние. Великие князья были окружены подобо­стра­­­­стием подданных и обращались к ним не иначе как к «холопам». Лишь немно­гие видели в рабстве и самой холопской риторике опасность для го­су­дар­ства. Среди них — дипломат Федор Карпов и дворянин-интеллек­туал Иван Пересветов. А самый яркий пример — князь Андрей Курбский, «госу­дарев измен­­ник», всту­пив­ший позд­­нее в переписку с Иваном Грозным, который видел в эмиграции результат монгольского влияния на рус­скую власть.

Великие князья все чаще титуловались царским титулом. Но титулы господаря всея Руси и великого князя воспринимались в Москве до венчания Ивана Гроз­ного с неменьшим пиететом. Царский титул, по традиции все еще ассоциируе­мый с татарскими ханами, византийскими и германскими импера­торами, уже в конце XV века воспринимался как равный московскому, великокняже­скому титулу. Еще до того, как царский титул был официально принят на общерус­ском и международном уровне, великие князья присвоили себе ряд имперских символов. Среди них — имперский двуглавый орел, христоподоб­ный ездец-копьеносец, побеждающий змия, и символ вечного царства Христа — единорог («инорог»).

Систематической перестройке при участии и по проектам итальян­ских масте­ров подвергся Московский Кремль. После пожара 1547 года в сенях и Золотой палате Кремля были восстановлены фрески, которые изобра­жали преемствен­ность между ветхозаветными царствами, Римской империей, Русью и Москвой. Вскоре после этого в росписи Архангельского собора князья — пред­ки Ивана Гроз­ного, даже не почитаемые во святых, были изображены с нимбами над го­ло­­вами. Сам царь Иван ревниво напоминал своему боярину князю Андрею Курб­скому, что святыми признаны и сыноубийца император Константин Фла­вий, и предок Курбского — князь смоленский и ярославский Федор Ростисла­вич, почему-то однажды устроивший в Смоленске казни на Пасху (об этом собы­­тии нет никаких других сведений, кроме слов Ивана Грозного).

Второе южнославянское влияние на книжность русских земель, связанное с при­ходом на русские земли сербских, болгарских и других южнославянских книжников, привело в первой половине XV века к переработке книжности в ду­хе высокой патетики. Книги наполнились не только южнославянским орнамен­том и обильным «плетением словес», но и государственной патетикой. В сере­дине XV века Пахомий Логофет переработал Житие Сергия Радонеж­ского, превратив Сергия в духовного пособника Дмитрия Донского в победе над тата­рами. Как раз на рубеже XV–XVI веков популярность приобрело «Сказание о Мама­евом побоище», в котором все новые слуги великого князя стремились обозначить участие своих предков в победе над ордынским войском.

В начале XVI века масштабную апологию московского православия, содержа­щую критику местных еретиков, завершил «Просветитель» — сочинение Иосифа Волоцкого, видного борца с еретиками. Он был проповедником нового типа мона­стыр­­ского общежития, основанного на строгой монашеской дисци­пли­не и сов­местном накоплении и обогащении, и одновременно суровым тео­ре­тиком очи­щения Церкви. Ему принадлежит возрождение представлений писателя VI века Агапита, уподобляющих духовную власть царей божественной власти. Мысль древнего книжника заняла одно из важнейших мест в офици­альной книжности Московского царства середины XVI века.

Стефан Баторий в своем письме, с которого мы начали рассказ, упрекает Ивана Грозного в том, что тот велит своим подданным обожествлять себя. В рассу­жде­­ниях Иосифа Волоцкого монарх подобен человеку и Богу одновременно, и ответст­венность царя всегда предполагает соблюдение духовной чистоты, без чего ему грозит деградация, а христианскому государству — гибель. Cкла­дыва­ние пре­ды­сто­рии Московского царства завершилось в 1510–20-е годы появле­нием двух политических текстов — «Русского хронографа» и «Сказания о кня­зьях владимирских». Этому способствовали дипломатические успехи и осо­бен­но первое официальное титулование Василия III в грамоте, адресован­ной ему императором Максимилианом в 1514 году. Василий III готовил обряд венчания на царство, для чего была подготовлена шапка Мономаха и другие царские регалии, упомянутые в «Сказании о князьях владимирских»; Москва была украшена имперской шатровой архитектурой. Однако венчан на царство впервые был лишь его сын — Иван Грозный.

Великий князь Иван IV Васильевич унаследовал от отца не только большую страну, конкурирующую за власть на русских землях, но и непомерные амби­ции и ревнивое отношение ко всем, кого он сам считал узурпаторами верхов­ной власти. В образе царя Ивана соединилось противоречие, ставшее символом двух противоречивых тенденций. Одна из них — вера в харизму монарха и за­кон­­ной монархической власти. Вторая — своеобразный имперский феде­ра­лизм, пестрота и разобщенность разросшейся и плохо контролируемой страны.

Исследователи биографии и творчества Ивана IV Грозного в целом пришли к согласию, что гипертрофированные масштабы его самодержавия были отча­сти подготовлены преобразованиями его предшественников и уже в детстве он воспитывался и рос, осознавая свое имперское предназначение. С другой стороны, убежденность Ивана IV в своей харизме граничила с манией величия, обострявшейся из-за нереализованных планов и неудовлетворенных амбиций. Его венчание на царство и венчание с царицей Анастасией Захарьи­ной-Кошкиной впервые в русской истории создавало непреодолимую дистан­цию между верховным правителем и его родичами, независимыми русскими суве­ренами, удельными князьями и верхушкой боярства. Царский титул Ивана Грозного приблизил его к статусу высочайших монархов вселенной — визан­тийских василевсов и сменивших их султанов, монгольских ханов, ордынских царей и западнохристианских императоров. Однако уже признание царского титула натолкнулось на непреодолимые барьеры: он не был поддержан частью соседей, лишь много лет спустя утвержден по особому чину Константинополь­ским патриархатом и никогда в правление Ивана Грозного не признавался ни в Свя­щенной Римской империи, ни в Короне Польской и Великом кня­же­стве Литовском. Дипломатические усилия по признанию царского титула вносили в образ царя Ивана противоречие, которое отражалось на его само­сознании, усиливало его подозрительность и вело ко все новым придворным и международным коллизиям.

Образ царя в Москве при этом величественно высился над предками и над всем миром князей. Царь возвысился над царями и королями. Три царства — Казан­ское, Астраханское и Сибирское — вошли в его титул, расширив номинальную власть над большей частью земель бывшей Орды. В конце 1560-х годов царь расправился с последним удельным конкурентом своей власти — Владимиром Старицким, и учредил вассальное Ливонское королевство.

Харизма царя подпитывалась священными смыслами царского титула и осо­бенностей ритуала коронации (венчания на царство). Царь не просто венчался, но после этого еще и помазался на царство руками митрополита, получая «причастие святых и животворящих божественных Христовых таин». Новый статус царя требовал переосмысления царского жилища и его деяте­льности. Отныне только московский царь получал доступ к сакральным обрядам, уна­следованным, как считалось, из первых веков христианства. В Успенском собо­ре Кремля возникло царское место — молельня царя. Вскоре на Рву вырос живо­писный Покровский собор, где ежегодно за неделю до Пасхи проводилась цере­мония шествия на осляти, во время которой царь вел под уздцы лошадь митро­полита, символизирующего Христа  Шествие на осляти — православный обряд, символизировавший въезд Иисуса Христа в Иерусалим на осле (Вход Господень в Иеру­салим).. В иллюстри­рованном хронографе, Лице­вом летописном своде, подобно ветхозаветным, римским и византийским импе­раторам, Иван изображался в царском венце в отличие от всех русских князей.

Послания и авторские сочинения Ивана Грозного отразили обостренное вос­приятие им своего статуса. Он видел свою царскую миссию в том, чтобы мило­вать своих холопов, а изменников (так все чаще называли не только вероот­ступ­ников, но и политических преступников — «воров») следовало «огнем спа­сать», то есть казнить. Царь был убежден, что волен, то есть имеет полное и никем не ограниченное право, казнить и миловать своих холопов. А своими рабами он считал всех подданных, и за это звание приходилось еще побо­роть­ся, особенно «ясачным» людям-язычникам, мусульманам (пре­жде всего тата­рам) или лютеранам-немцам. «Холопство» было государевой мило­стью, а ми­лость царя имела свои границы, так как выслуга зависела от древно­сти рода и служебных достижений его представителей. Царя окружала масса служилых людей, которые должны были доказывать свою преданность госу­дарю верной службой, прежде всего военной. Возможности для военной карь­еры заметно расширились в связи с зарождением новых родов войск, например стрельцов, или новых техник ведения войн, таких как гуляй-город  Гуляй-город — передвижное полевое укре­пление, состоящее из телег с большими щитами. . Царь допускал и приближение незнатных людей, «воцаряющихся из грязи», и воз­вышение их до самых величественных назначений, даже до боярства. Царская воля огра­ничивалась на всем протяжении правления Ивана Грозного местниче­ским порядком. Местничество было системой соподчинения между царскими холо­пами по знатности, личной выслуге и государевой милости.

Царь не только манипулировал родовыми предрассудками своих холопов, но и других правителей делил по знатности, причем никто из них не был равен ему самому. Равными себе он считал только императоров и султана; «брать­ями» — крымского царя, польского и датского королей. Английских и швед­ских королей он ценил невысоко, особенно шведских: им было запрещено ве­сти прямые дипломатические отношения с Москвой и следовало обращаться не к царю, а к новгородскому наместнику. Европейские суверенные князья, татарские и ногайские мурзы и беи, как носители более низкого титула, чем великокняжеский и царский, занимали в его представлениях низшие позиции среди правителей, а советники любого ранга могли вести переговоры только с боярской думой или московскими посольскими служащими и только в пред­ставительстве от своего монарха — с самим Иваном Грозным.

Одно из культурных последствий возвышения царской власти — возник­нове­ние изощренного языка смирения, а по сути, унижения государевых чинов. Многие русские дворянские фамильные прозвища отразили подчинен­ный, зависимый статус государевых людей, их готовность смириться перед всеси­лием и гневным сарказмом государя. Например, Горбатые, Ногтевы, Немые, Щенятевы, Грязные, Неудачины, Дурасовы.

Подтверждением этого безмолвного саморазоблачения служат оскорбительные высказывания Ивана Грозного о своих подданных, хотя он не жаловал и низ­ких, с его точки зрения, монархов (например, глав Избранной рады попа Силь­вестра и Алексея Адашева называл «собаками», а королеву Елизавету Тюдор — «пошлой девицей»). Дворянство и знать были надолго порабощены военной службой и должны были терпеть опалы, государев гнев и телесные наказания.

Перемены пришли лишь во второй половине XVIII века, однако к тому времени порабощено было не только дворянство, но и все еще формально свободное в правление царя Ивана сельское и городское население. Имперский язык Ива­на Грозного стал символом своего времени, вызвал ностальгические настрое­ния сразу после смерти царя. Цари новой династии, Михаил и Алексей Рома­новы, относились к Ивану Грозному с уважением и считали себя по его первой жене Анастасии Романовне его прямыми наследниками, а Петр I даже воспри­ни­мал Ивана Грозного образцовым правителем, видя в нем своего предше­ствен­ника в построении могущественного военизированного госу­дарства и в противостоянии так называемой государственной измене.

Этим и мог бы, наверное, гордиться Иван Грозный в конце своего правления, если бы оно не закончилось чередой военных трагедий, смертью царевича Ивана, разочарованием и «смирением до зела» тяжелобольного царя. Когда он отвечал на послание Стефана Батория в сентябре 1581 года, для царя Ивана еще не все было потеряно в многолетней войне, был еще жив царевич Иван, еще не был составлен список невинно казненных (Синодик опальных). Царь отвел все обвинения польского короля в свой адрес. На упрек в египетском деспотизме он ответил, что фараоны были сильными правителями, никому даней не платили. Упрек в своем самодурстве отвел как наговоры своих измен­ников при дворе короля Стефана, того же Курбского. «Божественность» своей власти не признал: это тоже наговоры, он никому не велит назы­вать себя Богом, в помине не было в нашей стране таких ересей. А присланные книги о себе и своих предках обещал почитать.

Эволюция титулатуры московских князей в практике отношений со странами Центральной и Восточной Европ


международные отношения

Юлия Ситкевич

Автор:
Ситкевич Юлия Владимировна — аспирант кафедры истории России исторического факультета Белорусского государственного университета

Рецензенты:
Прохоров Андрей Аркадьевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России исторического факультета Белорусского государственного университета
Филатова Елена Николаевна — кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Беларуси


В статье проводится анализ эволюции титулатуры московских князей в дипломатической практике Московского государства в последней четверти XV — первой четверти XVI в. Одновременно с «великим князем» в дипломатическом обиходе за московским правителем закрепляются две формы титула — «господарь (государь) всея Руси» и «царь». Особое внимание отводится выявлению предпосылок формирования новой титулатуры московского князя во взаимоотношениях с правителями Центральной и Восточной Европы. Основной акцент в статье сделан на раскрытие зависимости используемой формы титула от характера межгосударственных отношений; значительное место уделяется проблеме происхождения используемых форм титула в Московском государстве. Применение новых форм титула являлось отражением изменений внутри- и внешнеполитического положении Московского государства, а их применение засвидетельствовало утверждение нового статуса московского князя на международной арене.


К вопросу изучения титулатуры московских правителей в эпоху политического возвышения Московского государства на международной арене в конце XV — начале XVI в. обращались многие российские (А. Г. Авдеев [1] , М. Агоштон [2], В. Водов [4], А. К. Золтан [9], Г. Ф. Зуборева [10], А. И. Филюшкин [18] и др.) и зарубежные авторы (А. дель Веккио [20], С. Ламбертс [21], А. Рейхе [22]). Интерес исследователей к этому вопросу был обусловлен стремлением выявить степень зависимости титулатуры московских князей от направленности их внешней политики, а также определить влияние используемой формы титула на характер межгосударственных отношений. Однако проблема эволюции титулатуры московских правителей конца XV — первой четверти XVI в. не стала предметом отдельного исследования в белорусской историографии. В связи с этим в настоящей статье предпринята попытка проанализировать используемые формы титула московских правителей в практике отношений со странами Центральной и Восточной Европы, а также определить их влияние на развитие межгосударственных контактов.

В последней четверти XV в. внутриполитическая ситуация на землях Северо-Восточной Руси претерпела кардинальные изменения. Окончание междоусобной борьбы в 1433—1453 гг. за Великое княжество Московское между потомками Дмитрия Донского способствовало активизации деятельности великого князя московского Ивана III, направленной на ликвидацию ордынской зависимости и централизацию древнерусских земель под своим началом. В результате освобождения от ордынского ига и территориальных завоеваний (Ярославль, Новгород, Тверь и др.) небольшое удельное княжество Северо-Восточной Руси превратилось в могущественное Московское государство, способное влиять на расстановку политических сил в Восточной и Центральной Европе.

В связи с этим возникла необходимость формирования новой великокняжеской титулатуры, которая должна была способствовать закреплению равного статуса московского государя c правителями соседних независимых государств.

В последней четверти XV в. в дипломатической практике Московского государства стала наблюдаться трансформация титулатуры Ивана III. Одновременно с «великим князем» в дипломатическом обиходе за ним закрепились две формы титула — «господарь (государь) Всея Руси» и «царь».

В составе каждого из вышеназванных титулов правителя можно выделить три части:

1) субъектная часть, которая включала наименование носителя титула;

2) объектная часть, которая содержала перечисление подвластных ему земель;

3) богословская часть, которая указывала на источник власти монарха [1, с. 29].

Титул «великий князь» Иван III унаследовал от своего отца Василия II Темного. Терминологическое сочетание «великий князь» восходит к эпохе Киевской Руси и имеет значение «князь, имевший старейшинство и власть над удельными князьями» [19, с. 141]. В XIII—XV вв. наряду с московским правителем использовали титул «великий князь» и другие князья Руси: черниговский, галицкий, суздальско-нижегородский, тверской. Использование князьями этой титулатуры свидетельствовало о существовании формального равенства между ними, несмотря на то, что в их среде (между Московским, Суздальско-Нижегородским и Тверским княжествами) шла борьба за право держать ханский великокняжеский ярлык.

В Московском государстве для обозначения титула московского правителя во второй половине XV в. стал употребляться термин «господарь (государь)». Одни исследователи считают, что эта форма титула была заимствована из Великого княжества Литовского (ВКЛ), в котором она использовалась в дополнение к традиционному термину «князь» [4, с. 528; 23, p. 115]. Другие полагают, что этот титул имеет сербское происхождение: «господарями» в сербских грамотах назывались турецкие султаны [9, с. 563].

Неотъемлемым элементом объектной части великокняжеского титула «господарь (государь)» являлось использование определения «всея Руси». С одной стороны, оно означало территорию, на которую распространялась реальная власть великого князя московского (Новгород, Тверь), с другой — являлось великокняжеским притязанием на обладание землями, которые ранее входили в состав Киевской Руси (восточные земли ВКЛ) [3, с. 77].

Однако в историографии нет однозначного ответа на вопрос о времени появления в титуле великого князя московского определения «всея Руси». Немецкая исследовательница А. фон Райхе выдвинула версию о наиболее раннем присутствии в объектной части титула Ивана I Калиты данного определения. Оно использовалось для того, чтобы показать его более высокий статус по отношению к другим «великим князьям» Руси после получения ханского ярлыка на великое княжество Владимирское, обладатель которого становился «старейшим» князем на Руси [22, s. 18—19]. А. А. Зимин и В. А. Кучкин относят появления определения «всея Руси», которое обозначало территорию распространения власти великого князя московского, ко времени централизации Московского государства [8, c. 64; 12, c. 223]. С. М. Каштанов же считает, что определение «всея Руси» закрепилось в титулатуре Ивана III во взаимоотношениях с Новгородом, чтобы указать на вотчинный характер власти великих князей московских [11, c. 182].

Противоположной точки зрения придерживается А. В. Лаушкин. Он считает, что утверждение определения «всея Руси» в русском делопроизводстве произошло в 1479—1487 гг. и отражало стремление Ивана III завладеть землями, которые входили в состав ВКЛ [см.: 13]. Е. А. Чащина выдвинула абсолютно иную тео-
рию о возникновении данного определения в объектной части титула великого князя московского. Она связывает его заимствование из титулатуры киевского митрополита. Доказательство этого факта исследователь видит в том, что в Москве великокняжеское и митрополичье делопроизводство находилось в тесной взаимосвязи, что и обеспечило появление церковнославянского элемента в титуле московского правителя [19, c. 141].

Одновременно с «господарем (государем)» в качестве формы великокняжеской титулатуры в дипломатической практике начал использоваться титул «царь». В Московском государстве он мог появиться несколькими
путями:

1) напрямую заимствован из Византии, где император совмещал высшую политическую и высшую церковную власть. Ее завоевание турками-османами в 1453 г. и женитьба Ивана III на византийской принцессе Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора, способствовали осознанию преемственности Московской Руси как наследницы Византии [10, c. 80; 18, c. 144; 21, s. 28];

2) в результате связи с татарским наследством. С XIII в. «царями» называли правителей Золотой Орды. Основанием для использования титула «царя» московским правителем послужило освобождение от монголо-татарского ига в 1480 г. и возвышение Московского государства на землях Северо-Восточной Руси [10, c. 80; 15, c. 162; 19, c. 141; 20, p. 74].

Появление публицистического произведения «Сказание о князьях Владимирских» в 20-е гг. XVI в. способствовало оформлению права на использование титулатуры «царь» московскими государями. В нем содержалась версия о прямом происхождении родоначальника династии Рюриковичей от римского императора Августа. Внешним проявлением закрепления нового титула за московскими государями стало первое в русской истории венчание на княжение Дмитрия Ивановича, внука Ивана III [7].

В дипломатической практике используемая форма титулатуры зависела от характера межгосударственных отношений, а также от дипломатических намерений самого московского государя. Но и сам титул во многом определял характер межгосударственных отношений. Так, одной из основных проблем дипломатических отношений между Московским государством и Священной Римской империей стал вопрос о титулатуре московских князей. В 1488 г. во время своего второго визита имперский посланник Н. Поппель привез от императора Фридриха III предложение о коронации Ивана III [14, c. 11]. Этим шагом император стремился поставить под свой контроль действия Ивана III на международной арене. Однако московский государь ответил решительным отказом, аргументировав его тем, что ему власть досталась от прародителей и дарована Богом [14, c. 12]. Таким образом, московский государь пытался обосновать свое равенство с императором Священной Римской империи и доказать божественную сущность своей великокняжеской власти.

После отказа Ивана III от коронации в русской дипломатической документации со Священной Римской империей форма титула «великий князь» не употребляется [14, c. 84, 92, 110]. Возможно, Иван III посчитал, что титул «великий князь» не содействует укреплению его международного престижа и «ниже» статусом, чем император. Поэтому в отношениях с императором Священной Римской империи для утверждения нового международного статуса московского правителя на протяжении 1489—1505 гг. использовалась форма титула Ивана III «Иоанн, Божьей милостью Великий Государь (господарь) всея Руси и великий князь... (перечисление земель)». А с 1506 г. титул «Божьей милостью, государь всея Руси» применялся в отношении Василия III [14, c. 116].

Форма титула московского правителя могла изменяться в зависимости от складывающихся международных обстоятельств. Неоднократно император Максимилиан I в случае необходимости организации альянса против Ягеллонов обращался к Ивану III [14, c. 73] и Василию III. Так, в 1492 г. имперский посланник Юрий Делатор в обращении к Ивану III использовал форму титула «царь всея Руси». Аналогичную форму по отношению к Василию III употреблял имперский посланник Георг Шнитценпаумер фон Зоннег в 1514 г. при заключении оборонительно-наступательного договора против общих врагов — короля польского и великого князя литовского Сигизмунда I Старого [2, c. 11; 14, c. 1504]. После этого в дипломатической практике в отношениях со Священной Римской империей за Василием III устойчиво закрепился титул «царь» [14, c. 137, 152, 194, 205, 322].

Таким образом, вопрос о титуле московских правителей являлся неотъемлемым элементом дипломатической игры, которая велась императорами Священной Римской империи с целью направить внешнюю политику московских князей в русло своих внешнеполитических интересов. Однако московские государи продемонстрировали императорам Священной Римской империи свое нежелание находиться в какой-либо степени зависимости от другого государства.

В случае дипломатических контактов с лицами, которых московские государи считали «ниже» по статусу, использовалась форма титула «царь». Так, в 1474 г. Иван III назван царем в договоре с епископом Юрьева (Дерпта) [6, c. 133], в 1489 г. — в проездных грамотах бургомистрам и ратманам немецких городов Любека, Ругодива (Нарва) и Колывани (Ревель) [14, c. 21—22], в 1503 г. — в грамоте ливонскому магистру [16, с. 97, 361]. В переговорах с прусским магистром в 1517 г. Василий III именуется «царем» [5, д. 1, л. 6, 9; д. 4, л. 49].

Иным образом выглядел вид титула московского правителя в отношениях с Крымским ханством. Несмотря на то, что между Менгли Гиреем и Иваном III был заключен союзный договор в 1474 г. со статусом «брата и друга» и московский государь должен был писаться к татарским ханам не холопом, а братом, обращения Ивана III к Менгли Гирею до 1493 г. начинались словами «Князь великий Иван челом бьет» [17, с. 1, 184]. Это свидетельствует о том, что в дипломатической практике продолжал применяться формуляр времен зависимости от Золотой Орды. Однако в 1493 г. ситуацию попытался изменить Иван III. В обращении к крымскому хану он использовал отличавшуюся от прежних времен форму своего титула «Иоанн, Божьей милостью един правой государь всея Руси, отчичь и дедичь, и иным многим землям от Севера и Востока государь» [17, с. 184]. В ответ Менгли Гирей настойчиво продолжал использовать обращение «великий князь» в адрес Ивана III [17, с. 94—95]. Нежелание крымского хана объясняется присутствием в объектной части титула Ивана III намерения обладать землями, которые находятся на востоке его владений, а именно — Казанским ханством, а также отказом забывать недавнее прошлое, когда ханы Золотой Орды сами назначали того, кто будет «старейшим» на Руси.

Вопрос о признании титула московских князей являлся ключевой проблемой дипломатических отношений между Московским государством и Великим княжеством Литовским. На протяжении длительного времени в дипломатической практике с ВКЛ не могла утвердиться форма титула московского правителя «Государь всея Руси», которую он использовал в отношениях с правителями независимых европейских государств. Иван III впервые использовал этот титул в 1493 г., когда шли переговоры о заключении мирного и брачного договоров с великим князем литовским Александром [16, с. 80]. Несмотря на то, что в «докончальной» грамоте, подписанной в 1494 г., за Иваном III признавался титул «Государь всея Руси» [16, с. 125], Александр продолжал обращаться к московскому правителю «великий князь» [16, с. 145, 156, 161]. Великий князь литовский опровергал право московского князя на использование титула «Государь всея Руси», так как его признание означало бы согласие на претензии Ивана III на обладание восточными землями ВКЛ. Особенность титулатуры московских правителей в отношениях с ВКЛ заключалась в фиксации в объектной части титула территориальных изменений, которые возникали во время многочисленных войн Московского государства с ВКЛ.

Смена монархов на престолах не смогла изменить ситуацию в отношении титулатуры московского князя. Новый великий князь литовский Сигизмунд I Старый не желал признавать за Василием III титул «Государь всея Руси» и его владение Смоленскими землями [16, с. 624]. Однако в подписанной перемирной грамоте в сентябре 1522 г. из территориальной части титула была исключена спорная Смоленская территория [16, с. 637], и великий князь литовский признал за Василием III титул «Божьей милостью Государь всея Руси», который за ним закрепился до 1533 г. [16, с. 660].

Таким образом, в дипломатической практике Московского государства в последней четверти XV — первой четверти XVI в. произошла эволюция титулатуры московских князей. В отношениях со странами Центральной и Восточной Европы начали использоваться две формы великокняжеского титула: «Государь всея Руси» и «царь». Они явились отражением изменений во внутри- и внешнеполитическом положении Московского государства. Их применение засвидетельствовало утверждение нового статуса московского князя на международной арене. Можно констатировать, что в дипломатической практике сформировались два западных образца титула московского князя: в случае обращения к суверенным правителям употреблялась форма титула «Государь всея Руси», если же правитель был «ниже» по статусу, то использовалась форма титула «царь». В то же время можно говорить о попытке формирования восточного образца титула в отношениях с крымским ханом «Божьей милостью един правой государь всея Руси, отчичь и дедичь, и иным многим землям от Севера и Востока государь». Его утверждение не увенчалось успехом. Используемая московскими князьями форма титула с теми или иными правителями зависела от характера межгосударственных отношений и от их дипломатических устремлений.

Литература

1. Авдеев, А. Г. Титулатура Ивана III в латинской и русской надписях на Спасской башне Московского кремля / А. Г. Авдеев // Вопросы эпиграфики. — 2006. — № 1. — С. 26—35.
2. Агоштон, М. Титул правителя Московского государства (1474—1533) / М. Агоштон // Вестник ВолГУ. Сер. 4. — 2004. — № 9. — С. 6—15.
3. Байковский, К. Ю. Развитие концепций царства, святости и войны за веру в трудах московских книжников XV в. / К. Ю. Байковский. — М., 2010. — 184 с.
4. Водов, В. Замечания о значении титула «царь» применительно к русским князьям в эпоху до середины XV в. / В. Водов // Из истории русской культуры. Киевская и Московская Русь. Т. II. Кн. 1 / сост. А. Ф. Литвина, Ф. Б. Успенский. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — С. 506—542.
5. Государственный архив Калининградской области (ГАКО). — Фонд 55. — Оп. 1.
6. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / под ред. С. Н. Валка. — М.: АН СССР, 1949. — 409 с.
7. Дмитриева, Р. П. Сказание о князьях владимирских / Р. П. Дмитриева. — М.; Л.: АН СССР, 1955. — 214 с.
8. Зимин, А. А. Россия на рубеже XV — XVI ст. / А. А. Зимин. — М.: Мысль,1982. — 323 с.
9. Золтан, А. К. К предыстории русский «государь» / А. К. Золтан // Из истории русской культуры. Киевская и Московская Русь. Т. II. Кн. 1 / сост. А. Ф. Литвина, Ф. Б. Успенский. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — С. 554—590.
10. Зуборева, Г. Ф. Наименование московских царей XVI —XVII вв. (титулярий и неофициальные названия) / Г. Ф. Зуборева // Вестн. МГОУ. Сер. «История и политические науки». — 2010. — № 2. — С. 79—83.
11. Каштанов, С. М. О титуле московских государей в XV—XVIII вв. / С. М. Каштанов // Россия в IX—XX веках: проблемы истории, историографии и источниковедения. — М.: Русский мир, 1999. — С. 181—187.
12. Кучкин, В. А. О времени написания Буслаевской Псалтири / В. А. Кучкин // Древнерусское искусство. Рукописная книга. Т. 7. — М.: Наука, 1972. — С. 218—225.
13. Лаушкин, А.В. К вопросу о формировании великокняжеского титула во второй половине XV в. / А. В. Лаушкин // Вестн. Москов. ун-та. Сер. 8. История. — 1995. — № 6. — С. 26—36.
14. Памятники дипломатических сношений с империей Римской. Ч. 1 (1488 по 1594 г.). Т. 1 / изд. II Отделением Собственной Е. И. В. Канцелярии. — СПб., 1851.— 1620 с.
15. Полное собрание русских летописей. Т 27: Никаноровская летопись. Сокращенные летописные своды конца XV в. — М.; Л.: АН СССР, 1962. — 417 с.
16. Сборник Императорского русского исторического общества. Т. 35: Памятники дипломатических сношений Московского государства с польско-литовским (с 1487 по 1533 г.) / под ред. Г. Ф. Карпова. — СПб., 1882. — 869 с.
17. Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 41: Памятники дипломатических сношений Московского государства с азиатскими народами: Крымом, Казанью, Ногайцами и Турцией. Ч. 1 (с 1474 по 1505 г.) / под ред. Г. Ф. Карпова. — СПб., 1884. — 558 с.
18. Филюшкин, А. И. Термины «царь» и «царство» на Руси / А. И. Филюшкин // Вопросы истории. — 1997.— № 8. — С. 144—148.
19. Чащина, Е. А. Лексический состав титулатуры в памятниках деловой письменности Московской Руси XV—XVII вв. / Е. А. Чащина // Вестн. Челябин. гос. ун-та. № 22: Филология. Искусствоведение. — 2010. — № 46. — С. 140—143.
20. Del Vecchio, A. M. Considerazioni sull’ impero russo, sull’ unione sovietica e sul’ dilemma delle Prospettive future nell’area dell’ ex — impero / A. M. del Vecchio // Studi Urbinati. Serie A. — 2011. — N 1-2. — P. 65—102.
21. Lambertz, S. Das diplomatische Zeremoniell am Moskauer Hof als Ausdruck großfürstlicher Herrschaftsansprüche / S. Lambertz // Das onlinejournal als Kölner Forums für Geschichte und Kultur Osteuropas. — 2013. — N 12. — S. 23—35.
22. Reiche, A. Der Weg des russischen Zarentums zur Anerkennung in der Zeit von 1547 bis 1722 / A. Reiche. — Hamburg, 2001. — 133 s.
23. Stöckl, G. Die Bergriffe Reich, Herrschaft und Staat bei den Orthodoxen Slaven / G. Stöckl // SAEGVLVM, Jahrbuch für Universalgeschichte N 5. — München, 1954. — S. 104—118.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Как на Руси появился царь?

Приблизительное время чтения: меньше минуты.

400 лет назад династия Романовых взошла на российский престол. На фоне этой памятной даты разгораются дискуссии о том, как царская власть повлияла на наше прошлое и есть ли ей место в нашем будущем. Но чтобы в этих дискуссиях был смысл, нужно понимать, как у правителей России появился царский титул и какую роль в этом сыграла Церковь.

Царский титул — это не только словесное выражение очень высокой степени власти, но еще и сложная философия. Для России эту философию создала в основном Русская Церковь. Ей, в свою очередь, досталось богатое наследие греческих церквей, чья судьба протекала на землях Византийской империи. Царское звание было официально закреплено за московскими правителями в XVI веке. Но никто, ни один человек не думал в ту пору: «Мы создали царскую власть». Нет-нет, и сами государи наши, и их вельможи, и церковные иерархи придерживались совершенно иного образа мыслей: «Царская власть перешла к нам из Константинополя. Мы — наследники».

Символы царской власти: шапка Мономаха и держава

Древние пророчества

Во второй половине XV века произошли события, ошеломительные и для Русской Церкви, и для всех «книжных» людей нашего отечества, и для политической элиты Руси.

Во-первых, благочестивые греки «оскоромились»! Они договорились с папским престолом об унии в обмен на военную помощь против турок. Митрополит Исидор — пришедший на Московскую кафедру грек, активный сторонник унии — попытался переменить религиозную жизнь Руси, очутился под арестом, а потом едва унес ноги из страны.

Во-вторых, Русская Церковь стала автокефальной, то есть независимой от Византии. Митрополитов-греков сюда больше не звали, начали ставить глав Русской Церкви соборно, из своих архиереев.

В-третьих, в 1453 году пал Константинополь, казавшийся незыблемым центром Право-слав-ной цивилизации.

И все это — на протяжении каких-то полутора десятилетий. А затем, до начала XVI столетия, государь Иван III превратил крошево удельной Руси в Московское государство — огромное, сильное, небывалое по своему устройству. В 1480 году страна окончательно освободилась от притязаний Орды на власть над ней.

После падения Константинополя в Москве, пусть и не сразу, вспомнили таинственные предсказания, издавна приписывавшиеся двум великим людям — Мефодию, епископу Патарскому, а также византийскому императору Льву VI Премудрому, философу и законодателю. Первый погиб мученической смертью в IV веке, второй царствовал в конце IX — начале X столетия. Традиция вкладывала им в уста мрачные пророчества. Христианство, «благочестивый Израиль», незадолго до прихода Антихриста потерпит поражение в борьбе с «родом Измаиловым». Племена измаильтян возобладают и захватят землю христиан. Тогда воцарится беззаконие. Однако потом явится некий благочестивый царь, который победит измаильтян, и вера Христова вновь воссияет.
С особым вниманием наши книжники вглядывались в слова, где будущее торжество приписывалось не кому-то, а «роду русему».

После 1453 года московские церковные интеллектуалы постепенно приходят к выводу: Константинополь пал — свершилась часть древних пророчеств; но и вторая часть свершится: «Русский род с союзниками (причастниками)… всего Измаила победит и седьмохолмый [град] примет с прежними законами его и в нем воцарится». А значит, когда-нибудь Москва придет со своими православными полками на турок, разобьет их, освободит от «измаильтян» Константинополь.

Из медленного, но неотвратимого осознания какой-то высокой роли Москвы в искалеченном, истекающем кровью мире восточного христианства, из очарования волнующими откровениями тысячелетней давности родился целый «веер» идей, объясняющих смысл существования новорожденной державы и ее стольного града. Не напрасно — размышляли в ту пору — милая лесная дикарка Москва оказалась в роли державной владычицы! Не напрасно вышла она из-под иноверного ига как раз в тот момент, когда прочие народы православные в него угодили!

Предания о роде московских государей

Когда Москва оказалась столицей объединенной Руси, ее государи стали смотреть и на главный город своей державы, и на самих себя совершенно иначе. Иван III величал себя «государем всея Руси», чего прежде не водилось на раздробленных русских землях. При нем введены были в дворцовый обиход пышные византийские ритуалы: вместе с Софией Палеолог в Московское государство приехали знатные люди, помнившие закатное ромейское великолепие и научившие ему подданных Ивана III. Великий князь завел печать с коронованным двуглавым орлом и всадником, поражающим змея.

На рубеже XV и XVI столетий появилось «Сказание о князьях Владимирских» — похвала и оправдание единовластному правлению великих князей московских. «Сказание» вошло в русские летописи и получило в Московском государстве большую популярность. В нем история Московского княжеского дома связана с римским императором Августом: некий легендарный родственник Августа, Прус, был послан править северными землями Империи — на берега Вислы. Позднее потомок Пруса, Рюрик, был приглашен новгородцами на княжение, а от него уже пошел правящий род князей земли Русской. Следовательно, московские Рюриковичи, те же Иван III и его сын Василий III, являются отдаленными потомками римских императоров, и власть их освящена древней традицией престолонаследия.

Простота сущая? Да. Неправдоподобно? Да. Но ровно та же простота, ровно то же неправдоподобие, каким поклонились и многие династии Европы. Скандинавы свои рода королевские выводили от языческих богов! По сравнению с ними наш российский Прус — образец скромности и здравомыслия. По тем временам родство от Августа — идеологически сильная конструкция. Пусть и нагло, вызывающе сказочная.

Далее, как утверждает «Сказание», византийский император Константин IX прислал великому князю киевскому Владимиру Мономаху царские регалии: диадему, венец, золотую цепь, сердоликовую шкатулку (чашу?) самого императора Августа, «крест Животворящего Древа» и «порамницу царскую» (бармы). Отсюда делался вывод: «Таковому дарованию не от человек, а Божиим неизреченным судьбам претворяюще и переводяще славу Греческого царства на Российскаго царя. Венчан же бысть тогда в Киеве тем царским венцем во святей великой соборной и апостольской церкви от святейшаго Неофита, митрополита Эфесскаго… И оттоле боговенчанный царь нарицашеся в Российском царствии». В годы, когда Киевская Русь пребывала под рукой князя Владимира, Византией правил Алексей I Комнин, а Константин Мономах скончался еще в середине XI века. Да и не носили князья наши царского титула в домонгольское время. Поэтому вся легенда о византийском даре ныне ставится под сомнение.

Сейчас, конечно, невозможно с точностью определить, какие именно регалии получил Владимир Мономах, да случилось ли это на самом деле. И не настолько это важно.

Важнее другое: московский историософ XVI века перебрасывал «мостик царственности» из XII столетия в современность. Тогда правитель Руси уже имел царское звание? Превосходно! Следовательно, нынешним государям России уместно возобновить царский титул. Идея царства, царской власти, медленно, но верно пускала корни в русской почве. Москва начала примерять венец царственного города задолго до того, как сделалась «Порфироносной» в действительности.

(На фото — Иван III. Гравюра А. Теве из книги «Космография». 1575 г. Печать Ивана III. 1504 г.) 

Зеркала Москвы

Великокняжеские игры с генеалогией намного уступали по смелости, масштабности и глубине тому, что высказали церковные интеллектуалы. Государи обзавелись официальной исторической легендой о собственной династии. Им этого хватило.

Но Церковь мыслила на два-три шага дальше.

Ученые монахи-иосифляне (последователи преподобного Иосифа Волоцкого) первыми начали понимать: Московская Русь — уже не задворки христианского мира. Отныне ей и воспринимать себя следует иначе.

Идеи мудрых книжников, живших при Иване Великом и его сыне Василии, напоминают зеркала. Молодая Москва, еще не осознавая вполне своей красы, своего величия, капризно смотрелась то в одно, то в другое, и всё никак не могла решить, где она выглядит лучше. В первом она выглядела как «Третий Рим», во втором как «Дом Пречистой», отмеченный особым покровительством Богородицы, в третьем — как «новый Иерусалим».

Самое знаменитое «зеркало», в которое смотрелась тогда Москва, родилось из нескольких строк.

В 1492 году пересчитывалась Пасхалия на новую, восьмую тысячу лет православного летоисчисления от Сотворения мира. В разъяснении митрополита Зосимы к этому важному делу говорилось о великом князе Иване III как о новом царе Константине, правящем в новом Константинове граде — Москве…

Вот первая искра.

Большое же пламя вспыхнуло в переписке старца псковского Елеазарова монастыря Филофея с государем Василием III и дьяком Мисюрем Мунехиным. Филофеем была высказана концепция Москвы как «Третьего Рима».

Филофей рассматривал Москву как центр мирового христианства, единственное место, где оно сохранилось в чистом, незамутненном виде. Два прежних его центра — Рим и Константинополь («Второй Рим») пали из-за вероотступничества. Филофей писал: «...все христианские царства пришли к концу и сошлись в едином царстве нашего государя по пророческим книгам, то есть Ромейское царство, поскольку два рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть».

Иначе говоря, «Ромейское царство» — неразрушимо, оно просто переместилось на восток и ныне Россия — новая Римская империя. Василия III Филофей именует царем «христиан всей поднебесной». В этой новой чистоте России предстоит возвыситься, когда государи ее «урядят» страну, установив правление справедливое, милосердное, основанное на христианских заповедях.

Но более всего Филофей беспокоится не о правах московских правителей на политическое первенство во вселенной христианства, а о сохранении веры в неиспорченном виде, в сбережении последнего средоточия истинного христианства. Его «неразрушимое Ромейское царство» — скорее духовная сущность, нежели государство в привычном значении слова. Роль московского государя в этом контексте — в первую очередь роль хранителя веры. Справятся ли они со столь тяжкой задачей? Филофей, таким образом, вовсе не поет торжественных гимнов молодой державе, он полон тревоги: такая ответственность свалилась на Москву!

Идея Москвы как Третьего Рима далеко не сразу получала широкое признание. Лишь с середины XVI века ее начинают воспринимать как нечто глубоко родственное московскому государственному строю.

Венчание на царство

В январе 1547 года Иван Васильевич венчался на царство.

Московские государи с XIV века носили титул «великих князей московских». Однако в дипломатической переписке еще при Иване III начали применять титул «царь», приравнивая его к императорскому. Таким образом, во всей Европе, по мнению наших монархов, с ними мог равняться лишь германский император, да еще, может быть, турецкий султан. Но одно дело — использовать столь высокий титул в дипломатическом этикете и совсем другое — официально принять его. Этот шаг стал серьезной реформой, поскольку поднимал московского государя выше всех его западных соседей.

Обряд осыпания золотыми монетами царя Ивана IV после венчания на царство. Миниатюра. XVI в.

 

Иван Грозный. Иллюстрация из Большой государственной книги. 1672 г.

 

Более того, «книжные люди» того времени понимали: на их глазах происходит перенос византийского политического наследия на Русь. В Москве появляется новый «удерживающий», чье место на протяжении века, после падения Константинополя, пустовало. Политика соединялась с христианской мистикой — «удерживающий», или «катехон», предотвращает окончательное падение мира в бездну, к полному развращению и отходу от Заповедей. Если нет его, значит, либо должен появиться новый, либо Страшный суд близится, а вместе с ним и конец старого мира. Таким образом, на плечи молодого человека свалился тяжкий груз.

За этим преобразованием видится и мудрость митрополита Макария, короновавшего молодого монарха, и острый ум князей Глинских — родни Ивана IV по матери.

Церемония венчания прошла с большой пышностью в кремлевском Успенском соборе. Через несколько дней государь выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь.

Царский статус европейские страны признали не сразу. Да и подтверждение его от Константинопольского патриарха Иоасафа пришло лишь в 1561 году.

Мистика и политика

Помимо христианской мистики, помимо историософских идей, порожденных средой ученого монашества, были гораздо более прозаические обстоятельства, сделавшие необходимым принятие царского титула.

Прежде всего, страна с большим трудом выходила из смуты, вызванной малолетством правителя. Крупнейшие аристократические «партии» безраздельно властвовали на протяжении многих лет, борясь друг с другом, устраивая кровопролитные междоусобные стычки. Закон и порядок пришли в ничтожество. Ивана IV весьма мало подпускали к государственным делам. Да и сам он отличался беспутным характером: жестокие развлечения интересовали его больше, чем вопросы большой политики. Церковь и те из аристократов, кто хотел бы прекратить эпоху беззакония, избрали для этого идеальный способ. Во-первых, они подняли молодого правителя высоко над уровнем знати, возведя его на вершину царского звания. Во-вторых, женили его на представительнице древнего боярского рода Захарьиных-Юрьевых Анастасии: вот царю и верные союзники, и лекарство от беспутства!

Нельзя сказать, чтобы свадьба и венчание на царство моментально исправили характер Ивана IV. Но они способствовали этому. Государь до тех пор был юношей, живущим близ власти, — без твердого понимания, кто он есть по отношению к своей же аристократии, по каким образцам должна строиться его жизнь, что в ней будет играть роль непреложных законов, а чему уготована судьба маргиналий на полях биографии. Принятие царского титула и женитьба привели к тому, что он оказался встроенным в социальный механизм Русской цивилизации. Иван Васильевич фактически обрел настоящую полновесную роль на всю жизнь — роль главы собственной семьи, в перспективе же — светского главы всего православного мира.

Икона «Москва­ — Третий Рим». 2011 г.

 

печать Ивана Грозного. 1583 г.

Подобное возвышение налагает значительные ограничения на монарха — на его образ жизни и даже на его образ мыслей. В течение нескольких лет молодой государь приносил Церкви покаяние за прежние свои грехи и «врастал» в свою великую роль. В середине 1550-х Иван Васильевич выглядел как человек, идеально ей соответствующий.

Страна в ту пору управлялась сложно и пестро. Каждая область имела собственные административные и правовые обычаи. «Церковная область», рассыпанная по всей державе, управлялась по особым законам и правилам. Служилая знать получала в «кормление» доходы от городов и областей, где ее представители по очереди, на сравнительно короткий срок, занимали управленческие должности. Эти доходы распределялись неравномерно, — в зависимости от силы и слабости аристократических партий, способных продвинуть на кормление своих людей. Закон пошатнулся. Центральное управление не успевало за все нарастающим валом задач, возникавших на колоссальной территории. Ведь размеры страны увеличились в несколько раз по сравнению с территорией, которую получил Иван III!

Стране требовались реформы. И после венчания государя наступает период, благоприятный для реформаторства.

У кормила власти стоят все те же аристократические кланы, но среди них нет первенствующей партии. Иными словами, наступило примирение могущественнейших людей России, они договорились между собой о более или менее равномерном распределении власти. Государь уже не являлся мальчишкой, которым нетрудно помыкать, теперь он мог выполнять роль арбитра и влиять на политический курс в желательном для себя направлении.

Формальное примирение между монархом и его недоброжелателями происходит в 1549 году: царь публично снимает с них вину за прежние злоупотребления. На митрополичьей кафедре стоит человек государственного ума, великого милосердия и обширных знаний — святитель Макарий. Как видно, ему удавалось направлять неистовую энергию молодого царя в доброе русло и не давать ей выхлестываться бурно, разрушительно.

В 1550-х годах реформы идут одна за другой, страна выходит из них преображенной.

Однако этого могло бы и не произойти, если бы в 1547 году молодой властитель московский не принял царский венец. А венчание не могло бы произойти, если бы наша Церковь не подготовила духовную почву для него. Правда состоит в том, что русское «священство» выпестовало и поставило на ноги русское «царство».

 

Символика Твери

  • Символом города с давних пор считается герб. Это - утвержденный верховной властью знак, выражающий в строгой графической форме историю, географию и хозяйственную жизнь города. Основой герба является щит, в поле которого помещаются геральдические рисунки животных, растений, оружия. Возникли гербы в Западной Европе. В России гербы городов известны с XVIII века, хотя издревле на Руси существовали эмблемы территорий, царств и княжеств, названия которых входили в громкий титул русского государя.

  • Русская геральдика в основании своем имеет начало религиозное. На древних печатях изображались лики Святых, Вседержителя и Богоматери. Печати были личными. При новом князе их рисунки менялись. Тверской князь Михаил Ярославич (1304-1318) пользовался печатями с образом Архангела Михаила с державой в левой руке и крестом в правой. На печатях Великих Тверских князей Дмитрия Михайловича (1322-1325) и Александра Михайловича (1326-1327) появляются очертания Святых Воинов, держащих в руках копье и щит, реже меч.

  • Святой Воин символизировал самого князя - первого воителя и защитника своей земли. Копье служило знаком власти, ибо оно считалось самым благородным оружием воина. В конце XIV века в Тверскую эмблематику приходит изображение шагающего зверя, напоминающего льва. Его можно видеть на печати Великого Тверского князя Михаила Александровича (1370-1399). Лев был древней владимирской эмблемой, и пользование этим знаком означало претензию на титул Великого князя.

  • В XIII - начале XIV веков печати чаще всего были серебряными, согласно византийской традиции. Позднее, в XIV - XV веках, они оттискивались на красном воске и подвешивались к документам на цветных шнурках. Известно упоминание о первой русской золотой привесной печати неизвестного тверского князя XIV века. В XV веке тверская эмблематика стала ощущать на себе литовское влияние. На смену Святому Воину, владимирскому льву, приходит изображение всадника. На печати Великого Тверского князя Бориса Александровича (1425-1461), на договоре 1448 года с Василием II Васильевичем Московским, виден всадник без нимба с мечом в правой руке.

  • Аналогичное изображение встречается и на тверских монетах этого периода. Рисунок отвечал требованиям византийского канона, по которому именно правая рука воина, вооруженная мечом, должна быть на виду как символ силы и победы. На печати Михаила Борисовича Тверского (1462-1485) впервые на Руси появилось изображение всадника, поражающего змея. Московской эмблематике этот сюжет был известен еще со времен Дмитрия Донского, но пальма первенства "печатного" варианта знаменитого сюжета принадлежит Твери. Вот описание этой печати: "всадник в развевающемся плаще с мечом в руке на коне. Под копытами коня крылатый змей". Особое место в Тверской геральдике занимает изображение двуглавого орла на монетах князя Михаила Борисовича. Тверской рисунок старше московского почти на двадцать лет, ибо "орел" как общерусская государственная эмблема, появился лишь в 1497 году на печати московского князя Ивана III.

  • Двуглавый орел у славян и на Востоке вообще означал старую как мир идею "охраны справа и слева, с той и другой стороны". Одновременно, "орел" воспринимался как знак самой высокой власти, ибо с 1434 года он стал официальным гербом Священной Римской Империи. В Византии двуглавый орел был знаком императорского двора и родовым гербом Палеологов.

  • К XIV веку знаки князей на печатях и монетах потеряли личностный характер и стали восприниматься как эмблемы княжеского рода и территории его владения. Тверской Великокняжеский Дом первым на Руси выдвинул патриотическую программу единения общерусских сил против монголо-татарских захватчиков. Соперником Твери стала Москва. Смена эмблематических сюжетов на монетах и печатях двух общерусских центров, указывает на разные формы "оправдания" той или иной политической ориентации.

  • Если Москва в борьбе с Тверью опиралась на татарскую вооруженную силу, то Тверь занимала "пролитовскую" позицию. "Даже до князя Михаила Борисовича и со времени князя Ярослава Ярославича потомки его, называясь Великими князьями Тверскими, оные с Великими князьями Московскими жили в непрестанном несогласии, и по большей части литовской, нежели российской стороны держались", - так оценивает современник тверскую политику. В 1485 году Тверь пала. "Не боярская измена, а важность выражения великорусского племени в московской политике более верно определяет причины падения Твери".

  • Совершенно новый рисунок Тверская эмблема получила в ХVI веке. На государственной печати Ивана Грозного 1577 года она изображена в виде медведя, стоящего на четырех лапах. Поразителен тот факт, что смоленская эмблема изображает корону на престоле, именно то, что в XVII веке станет территориальной эмблемой Твери. Либо резчик перепутал рисунки, либо на печати представлены не эмблемы территорий, а символы идей. Изображения животных в давние времена нередко сочетались с толкованием присущих им качеств: лести, коварства, храбрости, мудрости, хитрости. Эти качества прикладывались к поведению человека. Источниками таких толкований служили старинные книги "Физиолог", "Шестоднев", "Псалтырь". В средневековой символике медведь нередко олицетворял сатану. В росписях Страшного Суда он символизировал Персидское, а иногда Римское царство. Такое отрицательное значение медведя могло быть связано с отношением Ивана IV к Тверской земле как центру смуты и политических претензий. Но, скорее всего, рисунок медведя на государственной печати был точным отражением пролитовской линии бывшего Великого княжества Тверского. Еще в 1404 году на печати литовского князя Витаутаса тверские земли обозначались изображением медведя.

  • "Бунташный" XVII век придал совершенно новый смысл тверской геральдике. На завесе (покровце) трона царя Михаила Федоровича Романова тверская эмблема представляла собой "стул без спинки, на нем корона". Надпись гласила: "печать тферская". В 1666 году по заказу царя Алексея Михайловича в Оружейной Палате было изготовлено Большое Государственное гербовое знамя, на котором среди прочих помещено изображение: "престол без степени, на престоле лежит венец царский". Известен и автор тверской эмблемы, - Станислав Лопуцкий, "живописного дела мастер". Вместе с учениками Ивашкой Безминым и Дорошкой Ермолиным он и нарисовал тверскую эмблему.

  • В 1672 году в России был составлен первый русский гербовник - "Титулярник" с портретами правителей и гербами разных царств и земель. Необходимость составления такой книги диктовалась трудностями Посольского Приказа в правильном и последовательном написании титулов европейских монархов. Большое место в "Титулярнике" занимали эмблемы и печати русских владений. Тверская эмблема описана как "стул без спинки, на нем два хлеба, сверху корона с крестом: "Тверъский". Писали тверской герб золотописцы Оружейной Палаты Григорий Благушин, Федор Лопов, Матвей Андреев.

  • Тремя годами спустя, в 1675 году тверская эмблема появляется на золотой тарелке царя Алексея Михайловича, представляя собой "стул с короной: печать тверская". Этот рисунок и герб "Титулярника" заметно отличаются от варианта 1666 года. Сохраняя верность основной идее - трону и короне, художественные достоинства и авторство эмблем различные. Известно, что с 1667 года место живописных дел мастера в Оружейной Палате занял Данила Вухтерс, который по собственному признанию Станислава Лопуцкого "живописного дела знает лучше". С этого времени тверская эмблема стала "канонической" для последующих изображений вплоть до начала XVIII века. Именно такой, как в "Титулярнике", она представлена на рисунке печати из дневника иноземца И. Г. Корба.

  • Каков же смысл тверской эмблемы и ее значение в символике русского государства? Особое место XVII века в нашей истории характеризуется не только укреплением экономических связей территорий, но и быстрым становлением новой национально - государственной идеи. Четко складывается образ России как сильной православной державы, духовного светильника всего христианского мира. На первый план в таком государстве выступает царь, как всевластный самодержец. Постепенно он становится символом Российского государства, живым воплощением его славы и могущества, Для обоснования высокого авторитета русского монарха нужно было создать громкий титул царя, необходимый при дипломатических сношениях. Этот титул иллюстрировали эмблемы присоединенных земель, царств и княжеств. Изображение короны на тверской эмблеме указывало на то, что русское государство состоит из бывших "венценосных" земель, равных королевствам на Западе. Еще в начале XIV века Великий князь Михаил Ярославич Тверской назывался самодержцем, царем всея Руси, и первым на Руси надел царский венец. Стул (трон) на эмблеме символизировал не только место для сидения, но и воспринимался как "стол", как "владение" и "княжество".

  • Несколько иной характер тверская эмблема приобретает в начале XVIII века в процессе создания собственно городских гербов. Их появление связано с целым рядом нововведений Петра 1. Российский реформатор придавал большое значение различным эмблемам, символам и аллегориям. Они использовались в медалях, фейерверках, украшали триумфальные арки. Но чаще всего городские эмблемы изображались на военных знаменах. По военной реформе полки русской армии размещались в городах. Каждому полку надлежало иметь на своем знамени герб города-места дислокации.

  • Первоначально гербы на знаменах рисовали "не по правилам". Так, на знаменах тверских пехотного и драгунского полков 1712-1727 годов тверская эмблема представлена следующим образом: "знамя зеленое с изображением в верхнем углу у древка золотого трона под короною". Тверской герб этого периода метко прозвали "колоколом", ибо он на корону походил мало.

  • Для правильного рисования гербов в 1722 году было создано специальное учреждение - Герольдмейстерская контора. На должность составителя гербов был приглашен из Франции знаток геральдики граф Франциск Санти. Он и стал автором нового варианта Тверского герба. Изменение внешнего вида тверской эмблемы объяснялось "европейзацией" геральдических форм при сохранении русской идеи прежнего символа. Рисунок короны и подушки Санти взял из книги "Символы и Емблемата" изданной в 1705 году. Напись под рисунком была довольно загадочная: "Прелестная вещь".

  • В конце 20-х - 30-х годов XVIII века созданием городских гербов занимались два учреждения - Военная Коллегия и Академия Наук. Работой руководил обер-директор над фортификациями всей России генерал граф Бурхард Кристоф Миних. В 1729 году живописец Андрей Баранов представил рисунки знамен для 85 полков, в том числе и Тверского. Высочайшим Указом новый вариант тверской эмблемы был утвержден 8 марта 1730 года со следующим описанием: "на серебряном стуле на зеленой подушке золотая корона, поле красное". В знаменном гербовнике тверской герб помещен в золотом картуше, увенчанном царской короной. Интересен и необычен еще один вариант тверской знаменной эмблемы, известный по рукописи "Гербовник 1755 года и Бибиковы знамена". Представленный проект выглядит так: "знамя розовое, в тумбе крест золотой и тумба золотая, кругом шесть звезд золотых".

  • Постепенно, несмотря на свое "военное назначение", герб стал все чаще связываться с городом, как особой самостоятельной административной единицей. Городские гербы помещались на печатях, монетах, официальных документах. Но лишь в последней четверти XVIII века городской герб окончательно переместился из военной сферы в административную. Новгородский губернатор Я.Е.Сивере подал Екатерине II идею о необходимости пожалования герба каждому городу, как символа его прав и привилегий. На волне массового пожалования гербов 10 октября 1780 года был утвержден и герб Твери со следующим описанием: "в красном поле на зеленой подушке золотая корона".

  • После утверждения герб стал обязательным атрибутом городских печатей и знаков должностных лиц, нередко появляясь на страницах различных изданий в новых формах. Герб Тверской губернии без украшений стал помещаться в "вольной" части щита новых гербов уездных городов.

  • В середине XIX века одним из первых был составлен герб Тверской губернии, утвержденный 8 декабря 1856 года. Он представлял собой "в червленом поле золотой трон, на нем царская на зеленой подушке корона. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Корона на новом гербе напоминала известную шапку Мономаха - древнейшую регалию русских царей. Составил этот герб герольдмейстер Бернгард Васильевич Кене. 10 февраля 1859 года он же составил и герб губернского города Твери. Изображение в щите практически копировало геральдический рисунок герба губернии. Но вот щит стал увенчиваться "царскою шапкою в виде венца Мономахова и окружен золотыми колосьями, соединенными Александровскою лентою". Этот вариант тверского герба остался мало известен для широкого круга горожан. Еще менее известным остался геральдический проект Б. В. Кене для губернского административного центра, сделанный в 1882 году.

  • Изменение изображения в XIX веке было продиктовано не только идеологическими, но и политическими мотивами. Сквозь образ "европеизированной" Петром I России, постепенно начинал проявляться самобытный национальный лик Святой Руси. (Обращаясь к прошлым национальным ценностям, правительство не могло оставить для духовного и исторического центра русского народа "европейский" рисунок герба.) Дом Святого Спаса получил истинно русскую, исторически и национально осмысленную эмблему - герб Твери. Решением Тверского городского Совета народных депутатов от 16 ноября 1990 года восстановлен официальный статус исторического герба города Тверь, утвержденного в 1780 году.

  • Иван Великий

    «Россия нынешняя образована Иоанном», – писал великий русский историк Николай Карамзин. Иван III был правителем, которого по размаху деятельности можно сравнить только с Петром I…

    Иван III, родившийся 22 января 1440 года, правил страной беспрецедентно долго – целых сорок три года, с 1462-го до своей смерти 27 октября 1505 года. Он был последним московским князем и первым государем всея Руси.

    Иван III Васильевич. Гравюра из книги «Всеобщая космография» Андре Теве, изданной в Париже в 1575 году (Фото предоставлено М. Золотаревым)

    «Собирание Руси»

    Детство и отрочество будущего государя всея Руси прошли в тяжелой обстановке междоусобной войны. В 1446 году его отец, московский князь Василий II, был взят в плен и ослеплен своим двоюродным братом Дмитрием Шемякой. После жестокой борьбы Василий II в полной мере восстановил свою власть. Восьмилетний Иван в 1448 году был объявлен соправителем своего слепого отца. Он повсюду сопровождал его, был посвящен во все тайны московского двора, знал людей и механизмы власти.

    После кончины отца Иван твердой рукой взял бразды правления. Кнутом и пряником он добился от московской знати беспрекословного повиновения. И результат не заставил себя ждать. Вскоре началась череда его блестящих успехов в деле «собирания Руси».

    Присоединяя новые земли, Иван в то же время укреплял монолитность самого Московского государства. Он не стал делиться добытыми землями со своими удельными братьями, хотя этого требовала традиция. Возмущенные братья устраивали заговоры и мятежи. Ответом были репрессии. Самый амбициозный из младших братьев Ивана, князь Андрей Угличский, осенью 1491 года был брошен в темницу, где и умер от голода.

    Венцом правления Ивана III стал Судебник 1497 года – первый общерусский свод законов, сменивший пестрые и противоречивые правовые акты отдельных земель и княжеств. Именно в этом Судебнике содержалась знаменитая 57-я статья – «О крестьянском отказе». Она ограничивала свободу перехода крестьян от одного землевладельца к другому, устанавливая для этого только один срок – осенний Юрьев день. Некоторые историки полагают, что отсюда берет свое начало система крепостного права в России, и, соответственно, считают Ивана III изобретателем той социальной системы (государство – дворяне – крепостные крестьяне), которая просуществовала в стране долгие столетия, принеся ей и много славы, и много позора.

    Символом нового могущества Руси, ее уверенной «европеизации» стал обновленный Иваном Московский Кремль. Многие соборы, а также дворцы, стены и башни были построены тогда итальянскими архитекторами во главе с Аристотелем Фиораванти. Над воротами красовались гербы Москвы: старый – святой Георгий Победоносец, убивающий дракона, и новый – двуглавый орел.

    Против внешней угрозы

    Внешняя политика Ивана III была не менее успешной, чем внутренняя. В 1480 году, после Великого стояния на Угре, была окончательно ликвидирована тягостная зависимость русских земель от татаро-монголов. Хан Большой Орды Ахмат не решился вступить в битву с многочисленным и хорошо вооруженным московским войском и ушел обратно в степь.

    В 1487 году московские войска взяли Казань. Казанское ханство наряду с Крымским, Сибирским и Астраханским (Большая Орда) было осколком распавшейся в середине XV века Золотой Орды. Иван сохранил Казанское ханство как особое государство, но посадил на казанский трон своего ставленника, воспитанного в Москве татарского «царевича».

    Успехи были достигнуты и на направлении Литвы. Две победоносные войны (1487–1494 и 1500–1503) принесли Ивану III земли Верховских княжеств (в верховьях реки Оки) и Северскую Украину. Благодаря удачным действиям своих войск он отнял у Великого княжества Литовского около трети всей его территории. Это были земли, входившие прежде в состав Киевской Руси. Приняв титул «государь всея Руси», Иван тем самым заявил свои права на эти территории как представитель династии Рюриковичей.

    Поддерживая дружеские, союзнические отношения с крымским ханом Менгли-Гиреем, великий князь московский высвободил силы для наступления в Прибалтике. Основной военной структурой там был образованный немецкими рыцарями Ливонский орден. Целью войны Ивана III с Ливонским орденом в 1501–1503 годах, как и войны со Швецией в 1496-м, был не столько захват городов и земель, сколько обретение права для русских купцов свободно (без обязательного посредничества иностранных купцов) торговать на Балтике. Этому намерению государя всея Руси препятствовало созданное немецкими купцами могущественное объединение – Ганзейский союз. Оно держало под контролем всю балтийскую торговлю. За спиной Ганзы стояли правительства балтийских стран. Справиться с этой мощной коалицией оказалось не под силу даже Ивану III. Решить балтийскую проблему смог только Петр Великий два века спустя.

    Осторожность и настойчивость

    Внушительный перечень достижений Ивана III отчасти объясняется его исключительным для того времени долголетием. Он скончался в 65 лет – по меркам XVI века это очень солидный возраст.

    Великие люди прошлого всегда вызывают интерес не только своими деяниями, но и как яркие личности. По характеру князь был человеком крайне противоречивым. В нем уживались самые противоположные качества.

    Трагическая судьба отца учила его осторожности. Обычно он действовал медленно, но с железной настойчивостью. Однако были ему свойственны и горячность, вспыльчивость, любовь к риску. Порой с опасностью для жизни Иван командовал тушением пожаров, вспыхивавших в Москве. Он был любознателен, открыт для общения с иностранцами, имел весьма широкие взгляды в религиозных вопросах. Тонкий ценитель всяческой красоты, великий князь собирал драгоценные камни, и ему нравилось подолгу любоваться ими.

    Выглядел Иван III весьма примечательно. Это был человек огромного роста, худощавый, сутулившийся так сильно, что даже получил прозвище Горбатый. С годами он отрастил большую бороду, которая рано поседела. На его губах часто можно было видеть саркастическую усмешку. Пронзительный взгляд его был строгим, а в ярости – устрашающим.

    Он достиг небывалых успехов в деле объединения страны, наметил основные задачи ее внутренней и внешней политики на несколько поколений вперед. По достоинству оценивая заслуги Ивана III, современники называли его Иван Великий.

    Николай БОРИСОВ, доктор исторических наук

    Расширение территории

    При Иване III происходит формирование основной государственной территории тогдашней России. Уже в первые годы его правления к Московскому княжеству было присоединено Ярославское. В 1471 году князь совершил поход на Великий Новгород, и новгородское войско было разбито московским в сражении на реке Шелони. Однако на Новгородской земле еще несколько лет сохранялось самоуправление. Окончательно оно было ликвидировано в 1478-м, и с того времени Новгородское государство вошло в состав Московской Руси на правах других административно-территориальных единиц. В 1474 году Иван III купил у борисоглебской ветви ростовских князей их половину Ростова и Ростовского княжества (первая половина – Сретенская сторона – «к Москве соединися» еще при предшественниках Ивана). В это же время, вероятно, было включено в состав Московского государства и Устюжское княжество.

    В 1485 году Иван III подчинил себе Великое княжество Тверское, правитель которого Михаил Борисович бежал в Литву. В результате нескольких походов на северо-восток власть московского государя простерлась также на земли Югры (населенной финно-угорскими народами вогулами и остяками – ханты и манси), в 1489 году была окончательно присоединена Вятская земля, а в начале XVI века, незадолго до смерти Ивана III, весь Пермский край стал частью Московского государства.

    В 1487 году великий князь предпринял большой поход на Казань. После осады город сдался, и на казанский престол был посажен покорный Москве хан, а над самим ханством был установлен русский протекторат (что отразилось в титульном наименовании Ивана III «Болгарский»). Наконец, в результате двух войн с Литвой в состав Московской Руси вошли территории Верховских княжеств и около трети земель самого Великого княжества Литовского (70 волостей), включая Чернигов, Новгород-Северский, Гомель и Брянск.

    Таким образом, по объему территориальных приобретений Иван III явился одним из наиболее успешных правителей нашей страны. Именно со времени его правления мы можем говорить о существовании единого Русского государства как такового – России.

    При Иване III произошли кардинальные изменения в великокняжеском титуле. Во-первых, появилось принципиально новое титулование, отражающее новый статус князя, – «государь всея Руси». Во-вторых, сформировалась новая структура титула, состоящего из нескольких частей (в том числе теперь он включал указание на божественное происхождение власти государя всея Руси и великого князя). И в-третьих, происходило постепенное увеличение территориальной (или объектной) части титула в процессе расширения территории государства.

    Титул Ивана III в заключительный период его правления получил такой вид: «Божиею милостию государь всеа Русии и великий князь Володимерский, и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверский, и Югорский, и Вятский, и Пермский, и Болгарский, и иных».

    Брак с Софьей Палеолог

    Выдающимся событием династического, политического и культурного характера стала вторая женитьба Ивана III – на представительнице византийской императорской династии Палеологов.

    Палеологи были последним правящим родом в Византийской империи. Император Константин XI погиб в 1453 году при взятии Константинополя турецкой армией. Его брат Фома был наместником на греческом Пелопоннесе (деспотом Мореи), но и он вскоре утратил эти владения. Наследниками императорского престола уже несуществующего государства стали затем дети Фомы – прежде всего его старший сын Андрей. Семья перебралась в Италию. Там, при папском дворе, воспитывалась сестра Андрея принцесса Зоя Палеолог. Она-то и стала супругой Ивана III.

    Переговоры о браке длились три года и сопровождались даже привозом в Москву портрета невесты. Наконец в 1472 году Зоя сама приехала на Русь и вышла замуж за великого князя, став великой княгиней Софьей Фоминичной.

    Софья Палеолог отличалась властолюбием и весьма сильным и твердым характером. Однако ее влияние на русскую культуру и русскую жизнь нельзя не признать благотворным. Во многом благодаря этому браку московский двор установил прочные связи с Италией, результатом чего стал великолепный ансамбль Московского Кремля, построенный итальянскими архитекторами по образцу североитальянских (преимущественно миланских) крепостей. Впрочем, важнее всего то, что женитьба на родственнице византийских императоров придавала совершенно новый статус великому князю и в конечном итоге позволила ему претендовать на царский титул, подобный титулу византийских василевсов (которых на Руси именовали царями). Москва становилась наследницей Византии, что со всей полнотой затем вылилось в создание знаменитой концепции «Москва – Третий Рим».

    Верховный правитель Путин? Уклонение Кремля от предложенных новых должностных обязанностей

    Том Балмфорт, Эндрю Осборн

    МОСКВА (Рейтер). В среду Кремль заявил, что президент Владимир Путин не имеет никакого отношения к предложению, согласно которому его должностные обязанности будут изменены на Верховного правителя. Глава государства после правительственной комиссии заявил, что рассматривает эту идею.

    ФОТОГРАФИЯ: Президент России Владимир Путин встречается с президентом Палестины Махмудом Аббасом в Вифлееме на оккупированном Израилем Западном берегу, 23 января 2020 года.Алаа Бадарнех / Пул через REUTERS

    Изменение названия является одним из множества возможных изменений российской конституции, предложенных членами правительственной комиссии, созданной после того, как ранее в этом месяце Путин заявил, что хочет изменить основной закон России.

    Путин, 67 лет, предложил свои собственные изменения в конституцию, которые, как многие считали, дают ему возможность сохранить влияние после истечения его нынешнего президентского срока в 2024 году, хотя он сказал, что не поддерживает советскую практику пожизненных лидеров. кто умирает в офисе.

    Капитальный ремонт, вызвавший смену правительства, также укрепил контроль Путина над переходным процессом и был воспринят некоторыми как попытка уменьшить внутриклановые распри в период с настоящего момента до 2024 года, позволив Путину продемонстрировать, что он реагирует на общественное недовольство. после многих лет затягивания поясов.

    Государственная Дума, нижняя палата российского парламента, уже поддержала его реформы в ходе предварительного голосования. Правительственная комиссия рассматривает дальнейшие возможные изменения.

    «Среди выдвинутых есть ... очень любопытные предложения. Например, они предложили переименовать должность главы государства в «верховного лидера», - сказал «Российской газете» сопредседатель правительственной комиссии Павел Крашенинников.

    Когда в среду спросили об этой идее, Кремль уклонился от обязательств, назвав ее «новой инициативой» и одним из различных предложений, которые могут быть реализованы или нет.

    «Сейчас все это находится на стадии обсуждения», - заявил журналистам пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.«Президент Путин на это не смотрит».

    Другие предложения включают формальное признание статуса России как «державы-победительницы» во Второй мировой войне и признание православия в качестве главной религии страны, сообщает газета «Коммерсантъ».

    «Естественно, часть (из предложений) будет снята, часть будет принята, и из этого появится желаемый комиссией результат», - сказал Песков журналистам.

    Российское информационное агентство ТАСС сообщило, что Владимир Жироновский, лидер националистической прокремлевской партии ЛДПР, неоднократно предлагал президенту называться верховным лидером, чтобы отказаться от названий должностей, заимствованных из иностранных языков.

    Под редакцией Уильяма Маклина

    Музеи Московского Кремля: - Михаил Федорович

    Михаил Федорович

    (12.7.1596 - 13.7.1645)

    Сын Федора Никитича Романова (Патриарха Филарета) и Ксении Ивановны Шестовой.

    Царь (1613-1645)

    Первый русский царь из новой династии Романовых. Коронован на княжение в 1613 году. Церемония традиционно проходила в Успенском соборе Московского Кремля.Глава Русской Православной Церкви возложил на молодого царя корону Мономаха, бармас, крест, золотую цепь, подарил ему скипетр и державу. С этого времени на протяжении всего XVII века в церемонии коронации использовали корону Мономаха, бармас, крест, золотую цепь, скипетр и державу.


    Корона, держава и скипетр

    Россия, Мастерские Московского Кремля, 1627.

    Чудесные предметы, регалии царя Михаила Федоровича - корона, скипетр и держава - были символами власти московского правителя и в XVII веке принадлежали к Гарниту великого правителя, в который, кроме государственных регалий, входил доспех набор, сопровождавший царя в шествиях, e.г. военные компании и охота.

    Корона Михаила Федоровича выполнена кремлевскими мастерами в 1627 году. Вместе со скипетром и державой, выполненными западноевропейскими мастерами, она составляет яркий ансамбль второй половины XVI века - эпохи позднего Возрождения.

    Огромный золотой шар украшен чеканными сценами из Ветхого Завета, рассказывающими историю жизни царя Давида.

    Скипетр и держава относятся к набору пожертвований, принесенных царю Борису Годунову в 1604 году Великим посольством Рудольфа II, императора Священной Римской империи.Держава и скипетр, чудом уцелевшие в тяжелые времена, должно быть, использовались в 1613 году при коронации царя Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых.

    Позднее, при царе Михаиле Федоровиче, они были единственными подобными регалиями в царской сокровищнице и по описи относились к так называемому «парадному убранству» - комплексу особо ценных регалий. Корона, держава и скипетр - три памятника разного времени и разных художественных традиций, но одинаковой красоты.Эти три предмета обычно называют «Парадный наряд» царя Михаила Федоровича.


    Цепь

    Россия, т Мастерские Московского Кремля, первая половина XVII века.
    Принадлежал царю Михаилу Федоровичу.

    Самая древняя из Царских цепочек в собрании Оружейной палаты.
    Золотая цепь принадлежала царю Михаилу Федоровичу. Он был выполнен кремлевскими мастерами и впервые упоминается в бумагах Государственной казны в 1640 году.Он состоит из 88 круглых слегка извитых колец с орнаментальной надписью на каждом кольце. Надпись включает в себя молитву Пресвятой Троице, полный титул царя со списком городов, княжеств и земель Российского государства и царское повеление жить по представлениям Бога.


    Трон позолоченный

    Восток, Москва, мастерские Московского Кремля, до 1642 года.
    Принадлежал царю Михаилу Федоровичу.

    Трон изготовлен в начале XVII века в мастерских Кемлина. По убранству он похож на трон Бориса Годунова. Он также украшен зонами с золотым тиснением и крупными драгоценными камнями, особенно яркой является бирюза. Для его украшения использовано 13 кг золота, рубинов, хризолитов, топазов и жемчуга.

    При создании трона могли быть использованы украшения из некоторых персидских предметов сокровищницы. Трон имеет форму стула с подлокотниками и высокой спинкой, как и престол Ивана Грозного.Украшение трона не сохранилось. Часть золотых пластин в основании и фронтоне трона не сохранились.

    Новый антиамериканизм Владимира Путина | The New Yorker

    В январе 2012 года Майкл Макфол, опытный политолог из Стэнфорда и главный советник президента Обамы по России в течение первого срока, прибыл в Москву со своей женой и двумя сыновьями, чтобы начать работу в качестве посла США. В Пало-Альто и Вашингтоне, округ Колумбия, Макфолы жили в скромных домах.В Москве они поселились в Спасо-Хаусе, огромном особняке в неоклассическом стиле, построенном одним из самых богатых промышленников имперской России. В Спасо есть парадная столовая со сводчатым потолком и бальный зал с люстрами, где Уильям К. Буллит, посол США в тридцатые годы, устраивал вечеринки с обученными тюленями, подающими подносы с шампанским и, в один памятный случай, зверинцем белых петухов. свободно летающие зяблики, сварливые горные козлы и свирепый медведь. Один из гостей, Михаил Булгаков, написал о тусовке в своем романе «Мастер и Маргарита.Другой, Карл Радек, соавтор советской конституции 1936 года, напоил медведя. Медведь мог пережить десятилетие. Радек, поссорившийся со Сталиным, этого не сделал.

    Сначала Путина мало интересовала идеология. Затем возникло видение евразийской российской империи, отражающей упадок Запада. Иллюстрация Барри Блитта.

    В свою первую ночь в Спасо Макфол устало поднялся по лестнице из величественных комнат на первом этаже в жилые помещения на втором, и по пути он заметил стену, заполненную черно-белыми фотографиями его предшественников. в том числе «мудрецы» середины века: У.Аверелл Гарриман, Чарльз (Чип) Болен, Джордж Ф. Кеннан. Каждый дипломат и ученый, думающий о России, думает о Кеннане - его владении языком, его холодном и пугающем проявлении элитарности и, в частности, его влиянии на стратегическое положение Запада с конца Второй мировой войны до крах советской империи. Кеннан, доживший до ста одного года, был послом всего четыре месяца, когда в сентябре 1952 года Сталин объявил его персоной нон грата и приказал покинуть страну.

    У Макфола не было причин ожидать такой враждебности со стороны президента России Дмитрия Медведева. Как политический эксперт, работавший в Совете национальной безопасности Обамы, Макфол был главным архитектором «перезагрузки», своего рода нео-разрядки в отношениях с Москвой. Когда в сентябре 2011 года Обама назначил Макфола своим посланником в Москве, отношения с Кремлем вряд ли были любовными, но обычно преобладала деловая атмосфера. Обама и Медведев проделали серьезную работу по контролю над вооружениями, антитеррористическим усилиям, ядерной программе Ирана и войне в Афганистане.К горькому негодованию Владимира Путина, предшественника и покровителя Медведева, Медведев даже согласился воздержаться, а не наложить вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, одобряющую воздушные удары НАТО по Ливии. Но через неделю после объявления официального назначения Макфола Путин заявил, что вернется из тени и снова будет баллотироваться в президенты в марте 2012 года. Этот властный маневр «рокировки» испортил настроение в Москве, вызвав серию демонстраций на Болотной площади и в другом месте в центре Москвы.Лозунг протестующих был «Россия без Путина».

    За три месяца, прошедшие с момента назначения Макфола до его приезда в Москву, многое изменилось. Путин, чувствуя себя преданным как средним классом городов, так и Западом, ясно дал понять, что он пойдет в наступление против любых признаков иностранного вмешательства, реального или воображаемого. Грубый и злобный антиамериканизм, неизвестный с семидесятых годов, пронизывал политику Кремля и государственные радиоволны.

    Как новый посол, Макфол вряд ли игнорировал холод, но он приступил к своей работе с присущей ему серьезностью.«Началось на ура», - написал он в своем официальном блоге. В течение следующих двух лет Макфол будет главным свидетелем подъема в Америке еще более жесткой формы путинизма - и, достаточно часто, он станет его невольной целью.

    Уильям Бернс, бывший посол США в России, а затем заместитель госсекретаря Хиллари Клинтон, случайно приехал в Москву в январе того же года, и вместе Макфол и Бернс посетили ряд кремлевских чиновников. Макфол также вручил свои дипломатические верительные грамоты МИД России.На следующий день у них была запланирована встреча в посольстве США с некоторыми из самых известных фигур в правозащитных кругах и лидерами оппозиции. Когда Макфол увидел расписание, он понял, что это часть традиционной «двусторонней» дипломатии - сначала чиновники, а затем оппозиция, - но он также знал о мрачном настроении Путина. Путин публично обвинил Хиллари Клинтон в том, что она подала «сигнал», который спровоцировал демонстрации на Болотной улице. Он также был знаком с биографией Макфола - его давними отношениями с либеральными активистами, полкой опубликованных им книг и статей о демократизации.

    Макфол нервничал по поводу этих встреч, но, по его словам, «я был сторонником демократии, поэтому мы пошли дальше». Среди посетителей посольства были некоторые из самых яростных критиков Путина, и после встречи с Макфолом и Бернсом представители государственного телевидения задавали им обвинительные вопросы, как будто они только что получили приказ о марше за государственную измену.

    В ту ночь Первый канал, крупнейший телеканал России, направил свою риторическую гаубицу на нового посла.Михаил Леонтьев, язвительный консерватор, ведущий шоу под названием «Однако» («Однако»), заявил, что Макфол был экспертом не по России, а по «продвижению чистой демократии». Самым резким тоном, который он мог вызвать, Леонтьев сказал, что Макфол работал на американских НПО при поддержке американской разведки; он общался с антикремлевскими активистами, такими как «Интернет-фюрер» Алексей Навальный, борющийся с коррупцией, который, черт побери, провел некоторое время в Йельском университете. (Слушатель должен был интерпретировать «какое-то время в Йельском университете» примерно как «какое-то время внутри инкубатора русофобского заговора.Леонтьев также отметил, что Макфол написал книгу об Оранжевой революции на Украине и другую книгу под названием «Незавершенная революция в России: политический переход от Горбачева к Путину».

    «Мистер Макфол приехал в Россию работать по специальности?» Леонтьев. "То есть к закончить революцию?"

    Как любой эффективный пропагандист, Леонтьев искусно сплел истину, полуправду и нелепость в ткань мрачных красок. Когда я недавно спросил его о трансляции, он улыбнулся и пожал плечами: «Что я могу сказать? Это было очень удобно.Макфол сделал себя уязвимым, и мы этим воспользовались ».

    Андраник Мигранян, сторонник Путина, который руководит финансируемым Россией институтом в Нью-Йорке, сказал мне: «Вы не можете прийти и начать свое посольство, увидев радикальную оппозицию». Он сравнил это с советским дипломатом, приехавшим в Вашингтон прямиком к «Черным пантерам или метеорологам».

    Сначала Макфол воспринял нападение лично, еще не осознавая, что для Путина и официальной Москвы он был всего лишь фольгой. «Дерьмо, которое выставил на меня Леонтьев, - это преследовало меня все оставшееся время в России.«Меня выдавили за парня, который приехал в Москву разжигать революцию», - сказал мне Макфол. «Тем временем я очень плохо себя чувствовал из-за этого фиаско, и в округе Колумбия люди среднего звена - в администрации - говорили:« Почему Макфол делает это? » Это было подтверждением того, почему вы не отправляете таких людей, как Макфол, в Москву. Как будто я испортил отношения между США и Россией ».

    Поколение назад, в 1990 году, когда Советский Союз катился к краху - экономика рушилась, коммунистическая партия разваливалась, республики восставали, К.Г. Б. замышляя месть - Макфол, аспирант примерно двадцати с небольшим лет, продолжал появляться в московских «продемократических» кругах, тусоваться, задавать вопросы, предлагать помощь и советы. Макфол был солнечным, энергичным парнем с широко открытым лицом, косматыми светлыми волосами, напряженным русским языком и неудержимым любопытством. Он вырос в суровом шахтерском городке в Монтане. Его мать была секретарем, отец - саксофонистом в кантри-западном оркестре. В Москве, где живет культура, пропитанная фатализмом и иронией, Макфол был самым оптимистичным и наименее ироничным молодым человеком, которого вы когда-либо хотели встретить.Он раздал переведенные на русский язык руководства с заголовками вроде «Как работать в офисе». Он был полон решимости способствовать установлению либеральных ценностей и институтов - гражданского общества, свободы слова, демократических норм - в стране, которая в течение тысячи лет знала только абсолютизм, империю и кнут. «Это я», - говорит он даже сейчас. "Мистер. Антицинизм. Мистер, все получится ».

    Макфол якобы прибыл в Москву, чтобы написать докторскую диссертацию по советско-африканским отношениям. По правде говоря, ему наскучили количественные тенденции в его области политической науки - строгие модели, зигзагообразные графики и теория игр, которые казались такими абстрактными, когда все вокруг него было взволнованным возбуждением восстания, интригой политических дебатов. и просыпаться в конференц-залах, пропахших дешевыми сигаретами и мокрой шерстью.Москва в то время представляла собой театрализованное зрелище, перед которым не мог устоять всякий, кто имел хоть малейший след демократического идеализма и сочувствия к русским. Смысл исторической драмы был безошибочным. «Как в кино», - вспоминал Макфол.

    Восточные и центральные европейцы с их более простым рассказом об освобождении от советской оккупации уже зажили замок истории - по крайней мере, так казалось, - и теперь столица империи была готова к захвату. Макфол был привязан к революционным волнениям. Вы продолжали видеть его на демонстрациях на Манежной площади или на стадионе «Лужники» вместе с молодыми активистами, принадлежащими к таким группам, как «Демократическая Россия» и «Мемориал»; там он был на публичных форумах и встречах, где горячие разговоры были о том, как покончил с Михаилом Горбачевым, Борис Ельцин был ответом, и это было лишь вопросом времени, когда какая-то форма контратаки со стороны реакционных элементов внутри секретных служб. и Коммунистическая партия, серые, разгневанные люди, которые увидели, что их опора в мире - их власть, их зарплаты и привилегии - ускользает.

    Когда Макфол находил время, чтобы читать, это редко было для его диссертации. Он жил в жалком гостиничном номере и внимательно изучал исследование Крейна Бринтона циклов восстания и реакции в «Анатомии революции», рассказ Троцкого о большевистской революции и работы «транзитологов» Гильермо О'Доннелла и Филиппа Шмиттера. , который исследовал процесс трансформации одной политической системы в другую - все, что могло способствовать его пониманию того, что он видел на улицах и что он слышал в своих интервью с политическими деятелями Москвы: радикалами, реакционерами, составители манифеста.

    Макфол впервые посетил Советский Союз в 1983 году, когда он учился в Стэнфорде. Кампус Пало-Альто с его блеском богатства подтолкнул его к левому политическому движению. Летом в Ленинградском государственном университете он впервые оказался за границей. Он там чувствовал себя непринужденно. После уроков он встречался с диссидентами и общался с фарцовщиками и молодыми торговцами голубыми джинсами и твердой валютой. Есть люди, которые сталкиваются с Россией и не видят ничего, кроме безжалостной погоды, хмурого взгляда, сложного языка, который при случайных встречах они воспринимают как грубость или даже угрозу; и есть те, кто очарован литературой, музыкой и разговорами - бесконечными разговорами о вечных вещах.Макфол был настроен на именно этот вид русского романа. Но необычное погружение в политику выделяло его среди однокурсников. Он безоговорочно верил, что может принять участие в преобразовании мира.

    Это было его умонастроение, своеобразно американское. Он был идеалистом, одновременно амбициозным и решительно наивным. Когда Макфол подавал заявку на стипендию Родса, его интервьюер обратил внимание на то, что Макфол вместе с умной и буйной одноклассницей по имени Сьюзан Райс помогал возглавить движение против апартеида в кампусе Стэнфорда.Они заняли здание, агитируя за его продажу. Среди академических интересов Макфола был диапазон освободительных движений в постколониальной Африке: Мозамбике, Зимбабве и Южной Африке. Как Макфол согласовал свое желание учиться в Оксфорде на Родосе, спросил интервьюер, с тем фактом, что его благодетель, Сесил Родс, был опорой белого превосходства? Что он будет делать с такими «кровавыми деньгами»?

    «Я воспользуюсь этим, чтобы свергнуть режим», - сказал Макфол. В итоге и он, и Райс выиграли кровные деньги и отправились в Оксфорд.

    На протяжении многих лет, когда он развивался как ученый, Макфол часто ездил в Москву, и из-за его отказа оставаться в библиотеке некоторые российские чиновники стали убеждены, что он работает на западную разведку, делая все возможное, чтобы ускорить падение власти Кремля. Они восприняли его искреннюю активность как прикрытие для хитрости.

    В 1991 году Макфол был в Санкт-Петербурге, пытаясь организовать семинар по местному самоуправлению. Он обнаружил, что ведет дела с человеком из мэрии по имени Игорь Сечин.Он и Сечин сразу полюбили друг друга. Оказалось, что, как и Макфол, Сечина интересовал Мозамбик. Оба говорили по-португальски. Сечин на самом деле никогда не говорил, что он был знаком с делами Мозамбика, когда работал молодым сотрудником советской разведки в Мапуту или что он все еще был КГБ. офицер, но Макфол знал счет. Во время разговора он обнаружил, что Сечин предположил, что Макфол тоже был агентом разведки.

    Это была встреча с определенным историческим грузом: поколение спустя, когда Макфол стал послом Обамы в России, Сечин стал президентом Роснефти, российского государственного и чрезвычайно прибыльного энергетического конгломерата.Он также будет самым важным советником того же человека, на которого работал еще в 1991 году: кадрового разведчика и заместителя мэра Владимира Владимировича Путина.

    В день, когда Макфол собирался отправиться домой, он пошел к своему научному руководителю в Москве, Аполлону Дэвидсону. Он поблагодарил Дэвидсона и сказал, что прекрасно провел время и надеется вернуться через несколько месяцев.

    «Вы никогда не вернетесь », - сказал Дэвидсон.

    Макфол был шокирован.На улице на холостом ходу стояло такси, ожидающее, чтобы отвезти его в аэропорт.

    «Вы приехали сюда, чтобы сделать один проект, - сказал Дэвидсон, - и вы выполнили много других вещей - и это больше не повторится».

    «На меня есть досье», - сказал Макфол. Пару десятилетий назад один русский друг времен перестройки, который «все еще в политике», сказал ему: «Я только что прочитал о тебе что-то тревожное, в котором говорится, что ты - ЦРУ». Макфол отрицал это, но видел, что его друг был впечатлен.Дело в том, что на деле была пометка «Совершенно секретно» - «Совершенно секретно».

    «В правительстве я убедился в возможности получить файл с пометкой« Совершенно секретно », - сказал Макфол.

    В 1996 году президент Ельцин баллотировался на переизбрание против Геннадия Зюганова, лидера остатков Коммунистической партии. После нескольких лет пребывания у власти Ельцин испортил репутацию демократа-реформатора. Это была его стратегия жестоких убийств в Чечне и то, как он уполномочил под лозунгом приватизации небольшой круг олигархов-миллиардеров поглощать ресурсы России и помогать управлять страной.«Демократия» была широко известна как дермократия, - «шитократия». Номера одобрения Ельцина упали до однозначных цифр. В течение нескольких месяцев казалось вполне возможным, что Зюганов, выступивший против несправедливости режима Ельцина в пользу старой идеологии, сможет победить. Макфол, создавший форпост Центра Карнеги в Москве, привлек внимание в кругах Ельцина, написав статью о том, как Ельцин мог победить.

    «Здесь меня знают».

    Ельцин был болен, алкоголичен и часто был вне поля зрения.Он оставил свою кампанию в основном темным фигурам, таким как его телохранитель Александр Коржаков. В январе Макфолу позвонил «парень - назовем его Игорем - один из парней Коржакова». Они встретились в президент-отеле, предвыборном штабе Ельцина. «Люди, которых я знал, были на девятом этаже, - сказал мне Макфол. «Он был десятым: металлоискатели, ребята с ружьями. И он сказал мне: «Я умник. Я работаю на Коржакова. Я отвечаю за аналитический центр ».

    Позже в том же году Игорь попросил снова встретиться с Макфолом.«Нам нужно спокойно поговорить о выборах», - сказал Игорь. «Пойдем на дачу Коржакова».

    Познакомьтесь с московской Batgirl, символом новой России

    Жало Советского Союза исчезает между поколениями

    Через 25 лет после распада Советского Союза пожилые россияне чувствуют более сильную связь с бурным прошлым страны, чем молодое поколение.

    США СЕГОДНЯ СЕТЬ

    Исправления и уточнения: В предыдущей версии этой статьи было неверно указано, сколько акров пахотных земель было продано постсоветским государством.Правильная цифра - 1,5 миллиарда.

    КАЗАНЬ, Россия - Добро пожаловать в Барвиху и вашего хозяина, Романа Галимова. Он выкладывает пикантные фотографии себя и своей модельной жены в Instagram. Его хипстерский бар предлагает угрюмую, тускло освещенную атмосферу, изысканные булочки с булочками и эмоциональные электронные ритмы, которые пульсируют из дорогой на вид звуковой системы.

    Галимов мечтает открыть свою следующую Барвиху в Майами - конечно, - но пока вам придется навестить его в этом центральном российском городе.Спросите 28-летнего Галимова о Советском Союзе, распавшемся четверть века назад в это Рождество, и он будет удивлен.

    "Кого-нибудь больше волнует это место?" - сказал Галимов. «Жизнь, которую я веду сейчас, тогда было невообразимо. У советских людей была одна задача: соответствовать. Для меня и других молодых людей мы просто живем так, как мы выбираем».

    Многие пожилые россияне тоскуют по старине. По последним данным Левада-центра, независимой российской исследовательской организации, 58% опрошенных заявили, что «одобрили бы» «восстановление» Советского Союза.Тот же опрос показал, что ностальгия по Советскому Союзу выше, чем когда-либо с 2000 года, когда к власти пришел президент России Владимир Путин.

    «Было время попроще, - сказал 90-летний Виктор Аверкиевич, ветеран Великой Отечественной войны из Санкт-Петербурга. «Мы знали, кто мы такие и за что выступали. В наши дни такие вещи понять труднее».

    Молодые люди, которые, возможно, даже не родились в 1991 году, демонстрируют завораживающий диапазон эмоций от искреннего отсутствия интереса до эмоционального рывка, манящего их хотя бы понять время, которое на самом деле было не так давно.Представьте себе предприимчивого подростка, чемпиона по кикбоксингу и предпринимателя в сфере высоких технологий:

    • Кобзарро, 19 лет, которая никогда не раскрывает своего настоящего имени, но известна как российская Бэтгёрл, раньше была тихой офисной работницей. Теперь она надевает маску и плащ и балансирует на поездах, которые едут через Москву и другие регионы России. «Для меня это как мистический опыт», - сказал Кобзарро о своем опасном хобби. Сначала она стремилась к этому, чтобы избежать властных родителей и угнетающей семейной жизни. Это превратилось в развлечение, которое, по ее словам, символизирует ее неприятие удушающего советского государства - хотя она никогда не испытывала этого.«Я восхищаюсь людьми, которые создают свои собственные правила, которые живут своей жизнью в соответствии со своими внутренними представлениями о свободе и возможностях».

    В дополнение к серфингу на поезде, что привело к столкновениям с полицией - хотя она до сих пор избегала ареста и получала только штрафы, Кобзарро регулярно, а также незаконно исследует заброшенные больницы, фабрики и другие здания советской эпохи. По ее словам, она делает это, чтобы соединиться с физическим советским прошлым.

    "Это помогает мне лучше понять это.Это не значит, что я предпочитаю то время, а не сейчас », - сказала она.

    • Изабель Магкоева, 25 лет, провела в подростковом возрасте кампанию за возвращение к более доброй и мягкой форме социализма, способной решить проблему неравенства доходов в России и других социальных проблем. беды. "Я не фанат Советского Союза. Это было ужасное время, но ситуация в нашей стране не очень хорошая », - сказала она.

    « Я против приватизации в России », - добавила Магкоева, имея в виду период сразу после распада Советского Союза, когда правительство продало с аукциона 1.5 миллиардов акров пахотных земель, а также банки, фабрики, энергетика, полезные ископаемые - всего около 200 000 неэффективных государственных предприятий - частным лицам. Это привело к появлению миллиардеров, ныне известных как российские олигархи.

    Магкоева ушла с политической сцены России четыре года назад. Полиция предупредила ее, что ей угрожает опасность быть арестованной за участие в демонстрациях, вспыхнувших против Путина после того, как он был избран президентом в третий раз. Вместо этого она занялась тайским боксом и в итоге выиграла главный титул чемпиона России.

    «Я вернулась к своим спортивным корням», - сказала она. «Политика стала слишком удручающей».

    • Илья Чех, 27 лет, белорус, который управляет Motorica, технологическим стартапом в Москве, который производит протезы, снисходительно рассмеялся, когда его спросили, оказывает ли советское прошлое России какое-либо постоянное влияние на то, что он делает.

    «Старшие поколения наших медицинских институтов не знают, что такое трехмерная печать», - сказал он.

    Андрей Себрант, 62 года, бывший советский физик, который сейчас является директором по маркетингу продуктов в «Яндексе», крупной российской компании, занимающейся потребительскими технологиями, понимает, почему молодые люди и люди, которые когда-то были молоды, имеют такие разные взгляды на Советский Союз.

    «Для людей в возрасте от 70, например, время (бывшего советского лидера Леонида) Брежнева - время их молодости», - сказал он. «Лучшие годы их жизни, о которых всегда остаются хорошие воспоминания. Не все страдали в Советском Союзе из-за отсутствия свободы. Люди влюблялись, работали, путешествовали по России, купались в Черном море. они были искренне счастливы. Это нормально, что они мечтают об этом времени - это не значит, что они мечтают о коммунистическом правлении.Это другое ».

    Следите за сообщениями Кима Хельмгаарда в Twitter, Facebook и Instagram.

    Путь Навального от русского овода к героическому символу

    МОСКВА - Прошлой весной российская оппозиция переживала изоляцию от коронавируса в его двухкомнатной квартире. лидер Алексей Навальный казался нехарактерно праздным, и его самое мощное оружие против Кремля - ​​уличные протесты - было не на столе.

    И все же г-н Навальный чувствовал, что президент Владимир В.Путин может ослабить хватку власти. Работая из своей гостиной, а не из стильной московской студии, которую он использовал раньше, он выкручивал видеоролики, в которых хвалил Путина за то, что он не смог справиться с кризисом с коронавирусом и оставил россиян в беде из-за того, что экономика пострадала. Подтверждая его догадку о том, что пандемия может стать политическим катализатором, аудитория видео Навального на YouTube утроилась, до 10 миллионов зрителей в месяц.

    «Путин не может справиться со всем этим безумием, и вы видите, что он совершенно не в себе», - сказал г-н.Об этом Навальный заявил в интервью Zoom в мае. «Мы продолжаем бить их по больным местам».

    Методичный и бескомпромиссный, 44-летний г-н Навальный провел почти половину своей жизни, пытаясь свергнуть г-на Путина. Его часто считали грубым, грубым и жаждущим власти даже другими критиками Кремля, но он упорствовал, в то время как другие активисты оппозиции отступали, эмигрировали, переходили на другую сторону, попадали в тюрьму или были убиты. Это все более и более превращалось в сугубо личную борьбу, в которой ставки - для г-на Навального и его семьи, а также для г-на.Путин и вся Россия - год от года растет.

    Но с его смелым возвращением в Россию после того, как он пережил санкционированное Кремлем покушение прошлым летом - и почти наверняка он получил длительный тюремный срок - он изменился. Г-н Навальный больше не овод, г-н Навальный теперь является международным символом сопротивления г-ну Путину и кремлевской элите, лидеру растущего оппозиционного движения.

    «Он готов потерять все», - сказал экономист Сергей М. Гурьев, доверенное лицо г.Навальный, который бежал во Францию ​​в 2013 году под давлением Кремля. «Это отличает его от всех остальных».

    Сейчас г-н Навальный сам находится за решеткой. В этом месяце он был приговорен к более чем двум годам тюремного заключения за нарушение условно-досрочного освобождения по обвинению в хищении средств в 2014 году, которое, как постановил главный суд Европы по правам человека, было политически мотивированным.

    Но даже в заключении он воспользовался моментом. Через два дня после его ареста в московском аэропорту в прошлом месяце его команда опубликовала отчет о якобы секретном дворце, построенном для г-на.Путина, которое посмотрели на YouTube более 100 миллионов раз. Две недели спустя, из застекленной камеры заключенного в Мосгорсуде, г-н Навальный предсказал, что русские в конечном итоге восстанут и одержат победу над г-ном Путиным, «вороватым человечком», потому что «вы не можете запереть все страна."

    Сбудется ли предсказание г-на Навального, отчасти будет зависеть от того, сохранят ли другие российские оппозиционные активисты, многих из которых он часто критиковал, едины, когда его голос затихнет. Независимый опрос показал, что хотя 80 процентов россиян слышали о протестах, охвативших страну в прошлом месяце, с призывами к его освобождению, только 22 процента одобрили их.

    «Путин и его режим тратят миллионы человеко-часов на укрепление своей власти», - писал г-н Навальный в прошлом году, критикуя некоторых своих коллег по оппозиции как недостаточно трудолюбивых. «Мы снимем их, только если потратим десятки миллионов человеко-часов».

    Г-н Навальный редко уклонялся от конфронтации и не позволял себе сбиться с курса службы безопасности Кремля. В последние годы пропутинский активист бросил ему в лицо изумрудно-зеленое химическое вещество, которое едва не стоило ему взгляда на один глаз; его младший брат отсидел три с половиной года в тюрьме по делу, которое широко рассматривалось как наказание против г.Навальный; и он чуть не умер от отравления в прошлом году, проведя недели в коме.

    Все это время он создавал в социальных сетях миллионы и сеть региональных офисов по всей стране - беспрецедентное достижение для страны, где доминируют службы безопасности, принадлежащие г-ну Путину.

    Тем не менее, даже многие противники Путина держались на расстоянии от г-на Навального, критикуя его так быстро, чтобы очернить любого, кого он считал недостаточно лояльным и не имеющим никаких политических целей, кроме как сместить г-на Навального.Вставить. Они поставили под сомнение его участие в российских националистических движениях десять лет назад и осудили его прошлые расистские высказывания в адрес людей из преимущественно мусульманского кавказского региона России.

    И за годы, прошедшие после его крупнейшего успеха на выборах - набрав 27 процентов голосов на выборах мэра Москвы в 2013 году - г-н Навальный все больше злился на г-на Путина, как говорят близкие к нему люди, и еще более полон решимости добиться успеха. его вниз.

    «Он чувствовал, что каждый должен чувствовать то же, что и он», - сказал Евгений Фельдман, московский фотограф, снимавший мистера Фельдера.Навального экстенсивно. «Он просто излучал свой гнев».

    Г-н Навальный, сын офицера Красной Армии, вырос в 1980-х годах в закрытых военных городках под Москвой, в мире, вдали от интеллектуального и политического брожения, охватившего столицу в последние годы существования Советского Союза. Его отец презирал советскую власть, а его мать, бухгалтер, стала одной из первых сторонниц либеральной партии «Яблоко» в 1990-х годах, несмотря на ее неизменно мрачные результаты на выборах.

    Мальчиком он ненавидел, когда ему говорили, что делать.Когда у него возникли проблемы со своим учителем, как однажды вспоминала его мать, Людмила Ивановна Навальная, он отказался идти в школу на следующий день, сказав: «Я не хочу, чтобы меня заставляли учиться».

    Он изучал право и финансы, работал юристом по недвижимости и пришел в "Яблоко" в 2000 году, когда г-н Путин был впервые избран президентом. Он искал способы организовать массовую оппозицию Кремлю в то время, когда устоявшиеся оппозиционные партии начинали играть лишь театральную роль в жизни господина.Жестко спланированная политическая система Путина, известная как управляемая демократия.

    Вскоре он сосредоточился на коррупции в ближайшем окружении г-на Путина как на корне всех бед России. Это было что-то вроде общего политического знаменателя. Кто, в конце концов, публично поддерживает коррупцию?

    Он организовал, чтобы остановить то, что он назвал беззаконными строительными проектами в Москве, модерировал политические дебаты и начал радиопередачу. Он покупал акции государственных компаний, используя свое положение акционера для раскрытия информации, и выступал против поддерживающих Путина бизнес-магнатов в блоге, который широко читали в финансовых кругах Москвы.

    Он также участвовал в митингах, проводимых российскими националистическими группами, которые изображали белых этнических русских как избитых иммиграцией из Средней Азии, поскольку федеральное правительство оказывало финансовую поддержку бедным, преимущественно мусульманским регионам Кавказа.

    Одним из первых лозунгов г-на Навального было: «Хватит кормить Кавказ!» "Яблоко" выслало его в 2007 году за националистическую деятельность.

    Стилл, декан московского либерального истеблишмента, радиоведущая и редактор журнала Евгения М.Альбац взяла под свое крыло г-на Навального. По ее словам, его национализм был попыткой установить контакт с обиженными и обнищавшими россиянами, которых обычно игнорировали московские либералы. Его близкие говорят, что он больше не придерживается своих ранних националистических взглядов.

    «Работа политика - разговаривать со многими, кто не разделяет ваших взглядов - вы должны говорить с ними», - сказала г-жа Альбац в телефонном интервью из Кембриджа, штат Массачусетс, где она является старшим научным сотрудником в Гарвардский университет. «Это именно то, что он пытался сделать.

    Г-н Навальный также стал откровенно заявлять о своей цели: стать президентом.

    «Он не боролся с коррупцией, я уверен в этом», - сказал Дмитрий Демушкин, один из националистических союзников Навального в начале 2000-х. «Он боролся за власть».

    Г-н Навальный прославился как пламенный лидер антикремлевских протестов 2011 и 2012 годов, но даже тогда он играл в более долгую игру, чем его коллеги-активисты. Он нанял Леонида Волкова, бывшего руководителя компании-разработчика программного обеспечения, чтобы тот помог ему построить политическую машину, финансируемую за счет пожертвований.

    «Нам необходимо преобразовать институты», - сказал в телефонном интервью г-н Волков, координирующий реакцию на арест г-на Навального из относительной безопасности Литвы. «Мы давно прекрасно понимаем, что небольшие изменения в системе изнутри невозможны».

    В 2017 году г-н Навальный выпустил видеоотчет о скрытых богатствах Дмитрия Медведева, премьер-министра в то время. Преодолевая скептицизм своих помощников по поводу того, выйдут ли на улицы те, кто смотрел видео, он призвал к протестам, и тысячи людей собрались в более чем 100 городах.

    Кремль изо всех сил пытался заткнуть рот г-ну Навальному с помощью постоянных преследований, но никогда полностью не подавил его - как для того, чтобы не сделать из него мученика, так и для того, чтобы дать возможность недовольству общества выпустить пар. Кажется, что от этого подхода уже отказались в пользу более строгих репрессий; Государственное телевидение, которое долгое время в основном игнорировало г-на Навального, теперь посвящает пространные репортажи изображению его агентом Запада.

    Помимо осуждения за хищение в 2014 г.Как вспоминает радиоведущая г-жа Альбац, Навальный пережил множество мелких унижений, в том числе повсеместную слежку, нарушающую конфиденциальность, и неоправданную жестокость конфискации любимого iPad у его дочери. Она сказала, что поддержка, выдержка и убежденность его жены Юлии Борисовны Навальной поддерживали его работу. И его борьба с г-ном Путиным стала еще более личной.

    «У него был выбор: остаться в политике и продолжать создавать проблемы для своей семьи, семьи своего брата, его родителей», - сказала г-жа.- сказал Альбац. «Конечно, это приводит к ожесточению вашего сердца».

    Власти запретили ему участвовать в президентских выборах 2018 года, но он по-прежнему объезжал страну, открывая более 80 региональных офисов и агитируя за бойкот выборов, которые он считал сфальсифицированными с целью дать г-ну Путину четвертый срок. Он организовал общенациональные акции протеста и наблюдение за опросами, а также создал следственную группу, которая изучила публичные записи и социальные сети, чтобы задокументировать сомнительные сделки российской элиты.

    «Стратегия такова: это персонализированный режим, основанный на популярности Путина», - сказал об этом подходе г-н Гуриев, экономист, близкий к г-ну Навальному. «Вот почему рейтинг Путина нужно разрушить».

    Г-н Путин преуспел в опросах общественного мнения с момента аннексии Крыма в 2014 году. Но примерно в середине 2018 года правительство повысило пенсионный возраст на целых восемь лет, и с поправкой на инфляцию доходы падали. Прошлой весной на фоне карантина из-за коронавируса недовольство общества распространилось еще больше.

    Г-н Навальный и его союзники считали, что готовится почва для тех потрясений, к которым они давно готовились. Прошлым летом массовые протесты охватили соседнюю Беларусь, а также Дальний Восток России, указывая на растущие риски для г-на Путина.

    Затем, в августе, г-н Навальный упал в обморок во время полета над Сибирью, крича от боли. Позже западные лаборатории установили, что он был отравлен нервно-паралитическим веществом военного класса - г-н Путин отрицает какую-либо причастность - и выжил благодаря пилотам, совершившим вынужденную посадку, и медицинским работникам, которые впервые оказали ему помощь в Омске.

    Был доставлен на лечение в Германию. Вскоре после выхода из комы он вернулся к мировым политическим дебатам. Он назвал решение Twitter замолчать аккаунт тогдашнего президента Трампа "недопустимым актом цензуры".

    И в последние недели г-н Навальный изо всех сил старался излучать оптимизм.

    «Все будет в порядке», - сказала г-жа Альбац, он написал ей из тюрьмы. «И даже если этого не произойдет, мы будем утешать себя тем, что были честными людьми.”

    Образование Ким Чен Ына

    В Образование Ким Чен Ын

    Февраль 2018 г. 한국어

    Когда северокорейские государственные СМИ сообщили в декабре 2011 года, что лидер Ким Чен Ир умер в возрасте 70 лет от сердечного приступа от «переутомления», я был относительно новым аналитиком в Центральном разведывательном управлении. Все знали, что у Кима проблемы с сердцем - он перенес инсульт в 2008 году - и что, вероятно, настанет день, когда его семейная история сердечных заболеваний, а также его курение, выпивка и вечеринки догонят его.Его отец и основатель страны Ким Ир Сен тоже умер от сердечного приступа в 1994 году. И все же смерть была ужасной.

    В то время как северокорейцы плакали, падали в обморок и содрогались от горя, притворно или нет, Ким Чен Ын, двадцатилетний сын Ким Чен Ира, по сообщениям, закрыл границы страны и объявил чрезвычайное положение. Новости об этих событиях начали поступать в международные СМИ через сотовые телефоны, которые были ввезены контрабандой перед смертью Ким Чен Ира.

    До 2011 года были признаки того, что Ким готовил своего сына к престолонаследию: он начал сопровождать своего отца в публичных инспекциях воинских частей, его родной дом был обозначен как историческое место, и он начал принимать на себя руководящие должности и роли в военный, партийный и охранный аппарат, в том числе четырехзвездный генерал в 2010 году.

    В ответ на смерть, Южная Корея созвала заседание Совета национальной безопасности, поскольку страна привела свою военную и гражданскую оборону в состояние повышенной готовности, Япония создала группу кризисного управления, а Белый дом выступил с заявлением, в котором говорилось, что она «близка. связаться с нашими союзниками в Южной Корее и Японии.«Вернувшись в Лэнгли, я помню, как внимательно следил за любыми признаками нестабильности, поскольку я начал развивать свое мышление о том, что происходит и куда может направиться Северная Корея под новым назначенным лидером. Сразу после объявления о смерти Ким Чен Ира государственные СМИ Северной Кореи дали понять, что Чен Ын был его преемником: «В авангарде нашей революции стоит наш товарищ Ким Чен Ын как великий преемник…»

    Жители Пхеньяна оплакивают смерть своего лидера Ким Чен Ира в декабре 2011 года.Reuters / Kyodo

    Что за человек был Ким Чен Ын? Хотел бы он даже взять на себя бремя лидера Северной Кореи? И если да, то как бы он управлял и вел иностранные дела? Каким будет его подход к унаследованной им программе создания ядерного оружия? Примет ли Ким элита? Или будет нестабильность, массовые дезертирства, поток беженцев, кровавые чистки, военный переворот?

    Предсказания о неизбежном падении, свержении или гибели Кима были широко распространены среди наблюдателей из Северной Кореи и Азии.Несомненно, кто-то в возрасте около 20 лет, не имеющий опыта лидерства, будет быстро подавлен и узурпирован старшими. У северных корейцев не было возможности выступить за вторую династическую преемственность, неслыханную при коммунизме, не говоря уже о том, что его молодость была критическим недостатком в обществе, которое ценит мудрость, которая приходит с возрастом и зрелостью. И если Ким Чен Ын сохранит свою позицию, что случится с его страной? Северная Корея была бедной и отсталой, изолированной, неспособной прокормить свой народ, при этом цепляясь за свои ядерные и ракетные программы ради легитимности и престижа.При Ким Чен Ыне крах Северной Кореи казался более вероятным, чем когда-либо.

    Это было тогда.

    За шесть лет, прошедших с тех пор, Ким собрал ряд почетных наград, укрепив свои позиции лидера Северной Кореи. Ким провел четыре из шести ядерных испытаний Северной Кореи, в том числе самое крупное в сентябре 2017 года, с расчетной мощностью от 100 до 150 килотонн (атомная бомба, сброшенная на Хиросиму, Япония, во время Второй мировой войны, оценивалась в 15 килотонн).Он также испытал около 90 баллистических ракет, в три раза больше, чем его отец и дед вместе взятые. Северная Корея сейчас имеет от 20 до 60 единиц ядерного оружия и продемонстрировала межконтинентальные баллистические ракеты, способные поразить континентальную часть США. Он также может иметь до 100 единиц ядерного оружия и различные ракеты - дальнего действия, мобильные и запускаемые с подводных лодок, - которые могут быть введены в эксплуатацию уже в 2020 году. При Киме Северная Корея провела крупные кибератаки. и, как сообщается, применил химическое нервно-паралитическое вещество, чтобы убить сводного брата Ким в международном аэропорту.

    За последние шесть лет Ким также усеял северокорейский ландшафт горнолыжными курортами, аквапарками и элитными ресторанами, чтобы продемонстрировать современность и процветание страны внутренней и внешней аудитории. Они также призваны выполнить его обещание улучшить жизнь людей - как часть его политики byungjin по развитию экономики и потенциала ядерного оружия - и привлечь иностранных туристов.

    И все же, несмотря на бешеную модернизацию своей страны, Ким усилил изоляцию Северной Кореи.Отвергнув попытки США, Южной Кореи и Китая возобновить свою деятельность, он отказался встречаться с любым иностранным главой государства, и, насколько известно, с тех пор, как он стал лидером, его значительные зарубежные контакты были ограничены Кендзи Фудзимото, японским суши-поваром. которого он знал в молодости и которого он пригласил в Пхеньян в 2012 году, и Денниса Родмана, американского баскетболиста, который пять раз побывал в Северной Корее с 2013 года.

    Ким Чен Ын здесь, чтобы остаться.

    Ракет и людей

    Темпы испытаний оружия ускоряются.Ким Чен Ын уже испытал почти в три раза больше ракет, чем его отец и дед вместе взятые.

    Источник: Центр исследований нераспространения Джеймса Мартина / Инициатива по ядерной угрозе.

    Картина покойных северокорейских лидеров Ким Ир Сена (слева) и Ким Чен Ира намекает на непрозрачность Королевства Отшельников. Джейсон Ли / Reuters

    Ребенок десяти футов ростом

    Северная Корея - это то, что мы в ЦРУ назвали «самой сложной из серьезных целей.«Бывший аналитик ЦРУ однажды сказал, что пытаться понять Северную Корею - все равно что работать над« головоломкой, когда у вас есть всего лишь несколько частей, а ваш оппонент намеренно бросает части из других головоломок в коробку ». Непрозрачность северокорейского режима, добровольная изоляция, надежные методы контрразведки и культура страха и паранойи предоставили в лучшем случае отрывочную информацию.

    Интеллектуальный анализ сложен и не интуитивен. Аналитик должен привыкнуть к двусмысленности и противоречиям, постоянно тренируя свой ум, чтобы подвергать сомнению предположения, рассматривать альтернативные гипотезы и сценарии и делать вызов в отсутствие достаточной информации, часто в ситуациях с высокими ставками.Чтобы развить эти умственные привычки, нам требовалось пройти курсы, направленные на улучшение нашего мышления. Зайдите в офис любого нынешнего или бывшего аналитика ЦРУ, и вы найдете тонкую фиолетовую книгу Ричардса Хойера под названием Психология анализа разведки . Это обязательное чтение для аналитиков ЦРУ. Он был представлен нам во время нашего начального обучения как новых офицеров ЦРУ и часто упоминался в ходе последующего обучения. Он до сих пор стоит на моей полке в Брукингсе, в пределах досягаемости. Когда я случайно смотрю на пурпурную книгу, мне вспоминается, как смирение присуще анализу разведданных - особенно при изучении такой цели, как Северная Корея, - поскольку это заставляет меня противостоять своим сомнениям, напоминать себе о том, как я знаю то, что я знаю, и то, чего я не знаю, сопоставьте уровень моей уверенности в своих оценках и оцените, как эти неизвестные могут изменить мою точку зрения.

    Анита Кунц / жительница Нью-Йорка

    Хойер, проработавшая в ЦРУ 45 лет как в области операций, так и в области анализа, сосредоточила свою книгу на том, как аналитики разведки могут преодолевать или, по крайней мере, распознавать и управлять слабостями и предубеждениями в наших процессах мышления. Один из его ключевых моментов заключался в том, что мы склонны воспринимать то, что ожидаем, и что «шаблоны ожиданий подсознательно подсказывают аналитикам, что искать, что важно и как интерпретировать увиденное». Установившееся мышление аналитика предрасполагает ее к определенному мышлению и влияет на то, как она использует новую информацию.

    Каковы же тогда ожидания и представления, которые нам нужно преодолеть, чтобы сформировать точную оценку Ким Чен Ына и его режима? Учитывая чрезмерную риторику государственных СМИ Северной Кореи, собственные часто возмутительные заявления Кима, а также гиперболические образы и хвастливые банальности, увековеченные вездесущим искусством социалистического реализма, было слишком легко низвести Кима до карикатуры. Это ошибка.

    Когда в центре внимания внешность Кима, есть тенденция изображать его в виде мультяшного персонажа, высмеивая его вес и молодость.Кима называли - и не только нашим президентом - «Человеком-ракетчиком», «коротышкой и толстым», «сумасшедшим толстым мальчиком» и «свиной свиньей Пхеньяна». На обложке New Yorker от 18 января 2016 года, вскоре после четвертого ядерного испытания Северной Кореи, он изображался пухлым ребенком, играющим со своими «игрушками»: ядерным оружием, баллистическими ракетами и танками. Образы предполагают, что, как и ребенок, он склонен к истерикам и неустойчивому поведению, не может делать рациональный выбор и склонен навлечь на себя и других неприятности.

    Однако, когда основное внимание уделяется пугающе быстрым темпам и развитию кибернетических, ядерных и обычных возможностей Северной Кореи, Ким изображается десятифутовым гигантом с неисчислимой и неограниченной мощью: неудержимой, неудержимой, всемогущей.

    Сосуществование этих двух групп пересекающихся представлений - ребенка десяти футов ростом - сформировало наше понимание и неправильное понимание Кима и Северной Кореи. Он одновременно недооценивает и переоценивает возможности Кима, объединяет его возможности с его намерениями, ставит под сомнение его рациональность или предполагает, что он обладает стратегической целью и средствами для достижения своих целей. Эти предположения искажают и искажают наши обсуждения политики.

    Женщина в Пхеньяне проходит мимо рекламного щита, рекламирующего ракетное мастерство Северной Кореи.Столица изобилует стилизованной пропагандой. Дэвид Гуттенфельдер / National Geographic Creative

    По следам генерала Кима

    Если бы он следовал корейским обычаям и традициям, Ким Чен Ир назвал бы Ким Чен Нам, а не Ким Чен Ына, своим преемником, потому что Чен Нам был старшим из трех своих сыновей. Но Ким Чен Ир, как сообщается, отверг Чен Нама как неподходящего для руководства Северной Кореей. Почему? Во-первых, старший Ким мог подумать, что Чон-Нам был испорчен иностранным влиянием.В 2001 году Чон Нам задержали в Японии по поддельному паспорту за неудавшуюся попытку попасть в токийский Диснейленд. Говорят, что более серьезно, он предлагал Северной Корее провести реформу политики и открыться Западу, что привело его в ярость.

    Второй сын, Чон-чхоль, был сочтен слишком женоподобным; один из друзей Чон-чхоля вспоминал, что «[Чон-чхоль] не из тех парней, которые сделали бы что-то, чтобы навредить другим. Он хороший парень, который никогда не может быть злодеем ». В самом деле, он, похоже, играет неопределенную вспомогательную роль в режиме своего младшего брата.

    Все в семье

    Четыре поколения Кимов: Избирательная история *

    * Секретность Северной Кореи затрудняет проверку информации о детях Ким Чен Ына, в том числе о том, сколько их и когда они родились. Дата рождения его жены также не подтверждена.

    Остался Чен Ын, которого старший Ким выбрал третьим Кимом, возглавившим Северную Корею, потому что он был самым агрессивным из своих детей. Кенджи Фуджимото, бывший суши-повар Ким Чен Ира, который посетил Пхеньян по просьбе Ким Чен Ына, поделился некоторыми из самых захватывающих наблюдений из первых рук о Чен Ыне и его отношениях с отцом.Фудзимото утверждает, что Чен Ир выбрал своего младшего сына своим преемником еще в 1992 году, ссылаясь на сцену на банкете в честь девятого дня рождения Чон Ына, где Чен Ир поручил группе сыграть «Footsteps» и посвятил песню своему сыну. : Бродяга, бродяга, бродяга; По следам нашего генерала Кима; Распространение духа февраля года [ссылка на Ким Чен Ира, который родился в феврале] ; Мы, люди, идем в светлое будущее. Судя по текстам, Чен Ир ожидал, что Ким Чен Ын поведет Северную Корею в будущее, руководствуясь духом и наследием своего отца.

    Хотя Чен Ир видел в своем сыне достойного преемника династии, между двумя первыми Кимами и Ким Чен Ыном есть существенные различия. Ким Ир Сен, основатель страны и дедушка Чен Ына, правивший почти пять десятилетий до своей смерти в 1994 году, был героем-революционером, сражавшимся с японским империализмом, южнокорейскими «марионетками» и американскими «шакалами» в армии. конфликт, который закончился только из-за перемирия.

    В следующем поколении Ким Чен Ир должен был пройти через события, изменившие мир, включая распад Советского Союза и последующее прекращение крупномасштабной помощи из Москвы, изменение отношений с вечно подозрительными китайцами, которые, казалось, были приоритетные связи с Сеулом и напряженные переговоры с США по растущей ядерной программе Северной Кореи.И давайте не будем забывать о голоде и засухе 1990-х годов или затягивающейся петле санкций и международного остракизма.

    В отличие от своих закаленных в боях старших, Ким Чен Ын вырос в коконе снисходительности и привилегий.

    1990-е годы Чикаго Буллз

    Ким Чен Ын широко известен своей любовью к баскетболу. Согласно интервью GQ, это началось, когда один из японцев отправил ему видеокассеты с плей-офф Chicago Bulls.

    Во время голода 1990-х годов, в результате которого от голода и связанных с голодом болезней умерло 2–3 миллиона северокорейцев, Ким находился в Швейцарии. Его детство было отмечено роскошью и досугом: обширные поместья с лошадьми, бассейны, боулинг, лето на частном семейном курорте, роскошные автомобили, приспособленные для вождения, когда ему было 7 лет. Для Кима катание на лыжах в Швейцарских Альпах и плавание на Французской Ривьере должно было казаться частью его права по рождению.Ким была вспыльчива, ненавидела проигрывать, любила голливудские фильмы и баскетболиста Майкла Джордана.

    Фудзимото, суши-повар, охарактеризовал мать Чон Ына как не очень строгую в отношении образования и сказал, что его никогда не заставляли учиться. Его друг и одноклассник из Швейцарии сказал о Киме: «Мы были не самыми тусклыми детьми в классе, но и не самыми умными. Мы всегда были на втором уровне ... Учителя видели, как он стыдно борется, и уходили. Они оставили его в покое.«Чен Ына явно не беспокоили его невысокие оценки; как заметил его одноклассник: «Он ушел, не получив никаких результатов экзаменов. Его гораздо больше интересовали футбол и баскетбол, чем уроки ».

    Несмотря на его очевидную несерьезность, Чон Ын, кажется, с самого начала знал, что, как избранный преемник своего отца, ему суждено возглавить. Его сильная самооценка и уверенность развивались с самого раннего детства. А семейная династия Кимов - тоталитарный режим - тщательно создавала культ личности вокруг мальчика, как это было с его отцом и дедом до него, укрепляя его страхом, запугиванием и демонстрацией силы.Тетя Кима рассказала, что на вечеринке по поводу его восьмого дня рождения он был в генеральской форме со звездами, и настоящие генералы с настоящими звездами кланялись ему и выражали свое почтение мальчику. По словам Фудзимото, Ким носил пистолет Colt .45, когда ему было 11 лет, и он был одет в миниатюрную армейскую форму.

    Говорят, что молодой Ким Чен Ын (на фото со своей матерью Ко Ён Хуэй) начал водить машину в 7 лет и начал носить пистолет в 11 лет. Newscom

    Как написал Марк Боуден в своем профиле « Vanity Fair » за 2015 год: « В пять лет мы все - центр вселенной.Все - наши родители, семья, дом, район, школа, страна - вращается вокруг нас. Для большинства людей последующий процесс является долгим процессом свержения с престола, поскольку Его Величество Младенец сталкивается с все более очевидной и унизительной истиной. Не так для Ким. Его мир в 5 лет оказался его миром в 30 лет ... Все существуют, чтобы служить ему ».

    Итак, в то время как небольшие армии учителей, наставников, поваров, товарищей по играм, телохранителей, родственников и водителей развили у Кима чувство собственного достоинства и защитили его от реалий Северной Кореи и мира за ее пределами, когда он был ребенком, концепция чучхе (уверенность в себе) и сурьонг (верховный лидер) обеспечили бы идеологическое и экзистенциальное оправдание его правления, когда ему пришло время принять мантию лидера.Пропагандистская машина режима сконструировала и продвинула мифологию, превознося его мудрость, его воинское мастерство и его почти сверхъестественные способности, примером которых была его предполагаемая способность водить машину в возрасте трех лет.

    В октябре 2006 года, когда Ким Чен Ыну было чуть больше двадцати и оставалось два месяца до окончания Военного университета имени Ким Ир Сена (который, как сообщается, он посещал с 2002 года), Северная Корея провела свое первое ядерное испытание, предоставив Ким Ир Сена династия с еще одним уровнем защиты, еще больше погружая нацию в мифологию семьи Ким о верховной власти и еще больше искажая чувство реальности и ожиданий молодого Чен Ына.Это ядерное испытание и приверженность его деда и отца ядерному оружию, однако, также сузят его выбор, как только он придет к власти, заставив его убеждение, что судьба нации и ее 25 миллионов человек зависит от его продолжения этого наследия. . Молодой Ким и его одноклассники по военному университету - будущая военная элита - несомненно, отметили эту ядерную веху, что, вероятно, также укрепило их оптимизм в отношении ядерного будущего своей страны и укрепило их веру в свою роль защитников этого будущего.

    Полуостров ГУЛАГ

    Примерно 200 000 северокорейцев содержатся в 30 лагерях по всей стране.

    Источник: Комитет по правам человека в Северной Корее (HRNK)

    После того, как Ким стал лидером и как олицетворение национальных интересов Северной Кореи, он был наделен всеми инструментами политических репрессий, которые укрепили превосходство его отца и деда. . Эти инструменты позволили ему подтвердить свое преследование любых реальных или предполагаемых несогласных и поддерживать ужасающую сеть тюремных лагерей, в которых до сих пор продолжаются пытки, изнасилования, избиения и множество других нарушений прав человека, поскольку они делали много десятилетий.По заключению Комиссии ООН по расследованию прав человека в Корейской Народно-Демократической Республике в 2014 году, Северная Корея совершает «систематические, широкомасштабные и грубые нарушения прав человека», и под ее лозунгом «кимилсунгизм-кимджонгилизм» режим «стремится доминировать над каждым аспектом жизни своих граждан и терроризировать их изнутри ».

    Северокорейский солдат в Пхеньяне несёт бдение на площади Ким Ир Сена. Разметка на улицах - это военные парады - отличительная черта диктатур во всем мире.Дэвид Гуттенфельдер / National Geographic Creative

    Диктатура 21 века

    Как ученый-историк США до того, как я стал аналитиком разведки, я не мог не вспомнить знаменитое заявление Эндрю Карнеги о третьем поколении в Америке, когда Ким 3.0 взял бразды правления в свои руки в Северной Корее. «Есть только три поколения от рукавов рубашки до рукавов рубашки». Или, другими словами, первое поколение зарабатывает деньги, второе поколение поддерживает их, а третье растрачивает их.Ким Чен Ын, похоже, решил избежать этой участи.

    Ким принял мантию мифической, божественной руководящей роли, которую дед и основатель страны Ким Ир Сен и его отец Ким Чен Ир занимали и продолжают удерживать после смерти. Но он, кажется, полон решимости проложить свой собственный путь. Короче говоря, это не диктатура вашего деда.

    Ким Чен Ын (справа) очень похож на своего деда Ким Ир Сена (видно в шляпе) как по внешнему виду, так и по манерам.Reuters / Keystone-France

    Ким, тем не менее, использует ностальгию по эпохе своего деда, до голода 1990-х годов и распада Советского Союза и, как следствие, прекращения помощи. Обладая сверхъестественным сходством со своим дедом как по внешнему виду, так и по манерам, он умело использовал лести страны своему основателю. Всего через несколько месяцев после того, как он стал лидером Северной Кореи, в 100-летие со дня рождения его деда, Ким произнес свое первое публичное обращение. Ссылаясь на наследие своего деда в длинной 20-минутной речи, он также подтвердил политику своего отца «прежде всего военное», заявив, что «навсегда ушли те времена, когда наши враги могли шантажировать нас ядерными бомбами.Тем не менее, даже поддерживая политику своего отца, он заметно отходил от практики своего отца, поскольку это был первый раз, когда северокорейцы услышали голос своего лидера в публичной речи со времен Ким Ир Сена: Ким Чен Ир избегал выступая публично в течение его почти 20 лет правления.

    Купаясь в ностальгии по своему дедушке, Ким Чен Ын также настроен на то, чтобы его считали «современным» лидером «современной Северной Кореи». Его собственный путь можно увидеть в другом отклонении от публичного образа его отца.Ким позволил себе казаться более прозрачным и доступным, чем его отец. Он появляется на публике со своей красивой и модной молодой женой Ри Соль Джу (с которой у него есть по крайней мере один ребенок, а возможно и три). Он обнимает, держится за руки и связывает руки с мужчинами, женщинами и детьми, чувствуя себя комфортно как с молодыми, так и со старыми. Эта прозрачность была распространена на правительство. Когда в апреле 2012 года не удалось запустить один из его спутниковых запусков, режим публично признал неудачу, впервые сделав это.

    Во время его частых публичных выступлений можно увидеть, как Чен Ын дает наставления на различных экономических, военных, социальных и культурных объектах, как это делали его отец и дед, но его также показывают, бороздящим сорняки, катающимся на американских горках, управляемым танком, и скачет на лошади. Он хорошо разбирается в технологиях в виде мобильных телефонов и ноутбуков, а также изображается, что он искренне разговаривает с учеными-ядерщиками и наблюдает за множеством ракетных испытаний.

    Ким Чен Ын часто появляется на публике со своей очаровательной женой Ри Сол Джу, чтобы создать образ молодости, энергии и динамизма.KCNA / Reuters

    Ким, похоже, хочет усилить впечатление, что он молод, энергичен, подвижен - качества, которые он также приписывает своей стране. Выступая непосредственно перед народом в апреле 2012 года в своей первой публичной речи, которую он произнес как их лидер, он уверенно пообещал, что северокорейцам больше не придется затягивать пояса. Позже он объявил о своей политике byungjin : Северная Корея может иметь как свое ядерное оружие, так и процветание. Воодушевленный оптимизмом человека, чья привилегия заставила его поверить в то, что все возможно, он поставил обе эти проблемы в приоритет и лично взял на себя ответственность за них - все это часть создания и развития своего бренда.

    Образы, которые режим предпочитает распространять и вплетать в агиографию Кима, многое говорят о том, как Ким видит будущее Северной Кореи и свое место в нем. Тщательно отобранные публичные выступления жены Кима, Ри Соль Джу, придают режиму более «мягкую» сторону, тонкую внешность стиля и хорошее настроение, чтобы замаскировать жестокость, голод и лишения, которым подвергается народ, в то время как отчеты о наличие, возможно, нескольких детей намекает на плодовитость Кима и его жены и на возможность рождения еще одного наследника мужского пола династии Ким (хотя я не исключаю возможность для Кима выбрать дочь, чтобы возглавить Северную Корею, учитывая его «Современные» тенденции).Для трудящихся масс, а также для элиты Ри, очаровательная и преданная жена, является фигурой, достойной желаний.

    Сторонним ученым публичные выступления Ри предлагают кое-что еще - представление о зарождающейся материальной и потребительской культуре, которую Ким, похоже, активно продвигает. Несмотря на то, что напряженность в отношениях с США достигла предела после шестого ядерного испытания и запуска многочисленных баллистических ракет летом и осенью 2017 года, государственные СМИ показали, что Ким и его жена совершают поездку по северокорейской косметической фабрике.Сообщается, что он призвал отрасль к «мировой конкурентоспособности», похвалил фабрику за помощь женщинам в реализации их мечты о красоте и поделился своими комментариями по поводу упаковки.

    Помимо индустрии красоты, видение экономического развития, которое продвигает Ким, включает горнолыжные курорты, клуб верховой езды, скейт-парки, парки развлечений, новый аэропорт и дельфинарий, возможно потому, что он считает это маркерами « современное »государство. Или в своей наивности он может просто желать, чтобы его люди наслаждались вещами, к которым он имел привилегированный доступ.(Фудзимото утверждал, что, когда Киму было 18, он размышлял над суши-поваром: «Мы здесь, играем в баскетбол, катаемся на лошадях, катаемся на гидроциклах, веселимся вместе. Но как насчет жизней обычных людей?»)

    Сказка о двух Кореях

    ВВП на душу населения, 9000 долларов США3 Источник: Maddison Project

    Ким также может использовать изображения этих удобств в качестве коррекции, способа подорвать доминирующее внешнее повествование о разлагающейся, голодающей, экономически затрудненной Северной Корее.Возможно, что еще более важно, он может использовать эти признаки изобилия для создания внутреннего повествования о материальном благосостоянии Северной Кореи в то время, когда его люди получают все больше и больше информации о богатстве Южной Кореи. DVD и флэш-диски с южнокорейскими мыльными операми и к-поп музыкой ввозятся контрабандой в страну во все больших количествах, проникая в ранее запечатанный ментальный и культурный ландшафт северокорейцев и представляя потенциальную опасность для режима.Как недавно заявил в своих показаниях в Конгрессе северокорейский перебежчик Тэ Ён Хо, этот доступ к информации о том, как живет мир за пределами Северной Кореи, начинает оказывать реальное влияние: «Хотя на первый взгляд режим Ким Чен Ына, кажется, консолидировали свою власть посредством господства террора ... в Северной Корее происходят великие и неожиданные изменения ».

    Конечно, Ким по-прежнему обладает огромной властью и, как его отец и дед, готовностью удержать ее с помощью крайней жестокости.Он поддерживает контроль посредством чисток и казней - наказаний и актов мести, которые он, кажется, применяет с удовольствием. За шесть лет его правления режим произвел чистку, разжаловал, «перевоспитал» и перетасовал множество высших руководителей.

    340 Казни

    В период с 2011 по 2016 год Ким Чен Ын, как сообщается, приказал провести множество казней - иногда по тривиальным причинам, например, нерешительно хлопая в ладоши и спать на собрании.

    Источник: Институт стратегии национальной безопасности (INSS)

    Произошло также эффектно шокирующее публичное унижение дяди Кима, Чан Сон Тхэка в 2013 году, которого назвали «человеческим подонком» и «хуже собаки», а затем, как сообщается, казнили из зенитного орудия за якобы подрыв «унитарного руководства». партии »и« антипартийные и контрреволюционные фракционные действия.Ким, вероятно, также приказал нанести смертельную атаку с применением нервно-паралитического агента VX - одного из самых токсичных боевых отравляющих веществ - против Чон Нам, своего сводного брата и бывшего конкурента на пост верховного лидера Северной Кореи. Захваченное камерой нападение произошло в аэропорту Малайзии, а кадры ужасной смерти Джонг-Нама разошлись по всему миру.

    Ким ясно дал понять, что не потерпит никаких потенциальных соперников. А его правление посредством террора и репрессий - на фоне этой пастельной страны чудес аквапарков - означает, что терроризируемые и репрессированные будут продолжать подпитывать иллюзии и ожидания Кима, его грандиозные представления о себе и судьбе Северной Кореи.

    Ким Чен Ын руководил четырьмя ядерными испытаниями и представил баллистические ракеты различной дальности, запущенные из разных мест. STR / AFP / Getty Images

    Больше, резче, смелее

    В течение последних шести лет Ким тыкал и подталкивал, проверяя и раздвигая границы международной терпимости к своим действиям, рассчитывая, что он сможет выдержать любое назначенное ему наказание. В значительной степени он сохранил инициативу на Корейском полуострове, к разочарованию Соединенных Штатов и его соседей.И поскольку США и международное сообщество ввели все более строгие санкции, Ким решил удвоить свое ядерное оружие, несмотря на финансовые последствия и растущую международную изоляцию.

    Всего через две недели после того, как северокорейские переговорщики согласились на сделку 2012 года високосного дня с США, в которой содержится призыв к мораторию на испытания Пхеньяна ядерных и баллистических ракет в обмен на продовольственную помощь, новый режим Кима объявил о своем намерении провести запуск в космос. использование тех же технологий баллистических ракет, запрещенных санкциями.Хотя этот космический запуск провалился, Северная Корея, несмотря на международное осуждение апрельских испытаний, добилась успеха в своей следующей попытке, когда она запустила спутник на орбиту в декабре 2012 года. Изображая Ким Чен Ына как практического лидера, который лично приказал После запуска ракеты из спутникового командного центра государственные СМИ представили своего нового лидера смелым и ориентированным на действия даже перед лицом широко распространенного международного осуждения. Два месяца спустя, в феврале 2013 года - чуть больше года после правления Кима - Северная Корея провела свое третье ядерное испытание и первое.

    При Киме Северная Корея ускорила разработку ядерных и ракетных технологий и закрепила свой статус государства, обладающего ядерным оружием, включив это описание в пересмотренную конституцию, выпущенную в 2012 году. Это также усилило роль Кима в развитии этого ядерного потенциала. , еще больше укрепляя свою власть над их использованием. Ким руководил еще тремя ядерными испытаниями, а также представил и испытал новые баллистические ракеты различной дальности из разных мест, включая баллистическую ракету, запускаемую с подводных лодок, а в июле и ноябре 2017 года - межконтинентальные баллистические ракеты.

    Северная Корея демонстрирует все признаки быстрого продвижения к способности угрожать Соединенным Штатам и их союзникам, а также разрабатывает арсенал для выживания вариантов второго удара в случае конфликта. Но он постоянно утверждал, как и в Законе 2013 года о консолидации позиции государства, обладающего ядерным оружием, что ядерное оружие режима предназначено для сдерживания. Последующие авторитетные заявления, в том числе замечания министра иностранных дел Северной Кореи на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций в сентябре 2017 года, продолжали придерживаться той же линии: «Национальные ядерные силы [Северной Кореи] во всех смыслах и целях являются средством сдерживания войны для положить конец ядерной угрозе США.С. и за предотвращение его военного вторжения », - сказал он, добавив, что конечная цель Пхеньяна -« установить баланс сил с США ».

    Во вред

    В ноябре 2017 года Северная Корея провела испытания межконтинентальных баллистических ракет с потенциальной дальностью действия 8000 миль, в результате чего в радиусе действия оказались все Соединенные Штаты.

    В то время как Ким разрабатывал и демонстрировал передовые возможности ядерного оружия, он также сосредоточил внимание на диверсификации провокационного инструментария Севера, включив в него кибератаки, использование химического и биологического оружия и модернизацию вооруженных сил Северной Кореи, которые являются одними из крупнейших в мире. вооруженные силы с более чем 1 миллионом воинов.Ким руководил громкими демонстрациями артиллерийской огневой мощи, был запечатлен на фотографиях, изучающих военные планы, якобы изображающие нападения на Соединенные Штаты и Южную Корею, и выступал с подстрекательскими угрозами в ответ на давление США и международного сообщества.

    Риторика также распространилась на угрозы в адрес тех, кто создает негативное изображение Северной Кореи в массовой культуре. Например, в 2014 году режим заявил, что выпуск фильма « Интервью » - комедии о покушении на Кима - будет представлять собой «акт войны»; Северокорейские хакеры пригрозили атаками типа 9/11 против кинотеатров, в которых показывали фильм.

    Хотя события типа 11 сентября не произошло, режим посредством кибератаки дал понять, что оскорбления Кима и Северной Кореи недопустимы и что финансовые последствия для преступников будут ужасными. Северокорейские хакеры уничтожили данные Sony Pictures Entertainment, компании, ответственной за производство фильма, и вывалили конфиденциальную информацию, включая списки зарплат, почти 50 000 номеров социального страхования и пять неизданных фильмов, на общедоступные сайты для обмена файлами.

    6000 Хакеры

    Армия кибер-разрушителей Северной Кореи, действующая за границей в Китае, Юго-Восточной Азии и других местах, продолжает расширять свои возможности.

    Источник: Министерство национальной обороны Южной Кореи

    Тем не менее, несмотря на все это бахвальство и плохое поведение, Ким не стремится к военной конфронтации с Соединенными Штатами. Он рационален, не склонен к самоубийству, и, учитывая его почти определенные знания о существенных недостатках военного потенциала Северной Кореи, он наверняка осознает, что Северная Корея не сможет выдержать длительный конфликт ни с Южной Кореей, ни с США.С. Хотя Ким агрессивен, он не безрассудный или «сумасшедший». Фактически, он учился, как и когда проводить повторную калибровку. И именно его способность перекалибровать, изменить курс и изменить тактику требует от нас прислушиваться к предупреждениям Хойера о «слабостях и предубеждениях в нашем мыслительном процессе» и постоянно подвергать сомнению наши предположения и представления о «моделях ожиданий» в анализе Северной Кореи. Мы должны научиться использовать новую информацию о том, что движет Ким Чен Ыном, и как мы можем противостоять этой серьезной - и постоянно развивающейся - угрозе национальной безопасности.

    Это правда, что Ким набрался смелости с 2011 года, и ему многое сошло с рук: множество запусков ракет, ядерные испытания, вероятная атака нервно-паралитического агента VX на его сводного брата в Малайзии, инцидент 2015 года, связанный с подрывом мин в демилитаризованная зона, взлом Sony в 2014 году, в результате которого северокорейские организации уничтожили половину глобальной сети Sony в ответ на выпуск The Interview , а также жестокое обращение и смерть гражданина США Отто Вармбьера, студента-туриста, который был задержан и приговорен к 15 годам каторжных работ за предполагаемые враждебные действия против северокорейского государства.Однако Ким тщательно избегал действий, которые могли бы привести к военным ответам США или их союзников, которые могли бы поставить под угрозу режим.

    Тем не менее, он также твердо настаивал на том, что он не откажется от ядерного оружия Северной Кореи, независимо от угроз военного нападения или столкновения. Ясно, что он считает эту программу жизненно важной для безопасности своего режима и своей легитимности в качестве лидера Северной Кореи. Его вполне может преследовать реальный страх последствий одностороннего разоружения.

    Северокорейский режим часто ссылается на судьбу Ирака и Ливии - вторжение и свержение их лидеров - как на ключевые примеры того, что происходит с государствами, которые отказываются от своего ядерного оружия. На форуме по безопасности в Аспене в 2017 году Дэн Коутс, директор Национальной разведки США, сказал, что Ким «наблюдал ... что происходило во всем мире в отношении стран, обладающих ядерным потенциалом и имеющихся у них рычагов воздействия», и добавил, что «урок Из Ливии для Северной Кореи: «Если у вас было ядерное оружие, никогда не сдавайтесь.Если у тебя их нет, возьми ».

    Если мы рассмотрим это сравнение, мы сможем представить, насколько сильно Ким Чен Ын мог пострадать от смерти ливийского лидера Муаммара Каддафи. Некогда «король африканских королей», правивший Ливией четыре десятилетия, был схвачен повстанцами в октябре 2011 года, что было в самом начале процесса подготовки Кима к лидерству и всего за два месяца до смерти Ким Чен Ира. Графические изображения окровавленного Каддафи рикошетом разошлись по всему миру. Современные сообщения описывают, как Каддафи был схвачен, изрублен и избит толпой, без рубашки и окровавленный, а затем его тело поместили в морозильную камеру.

    Когда Ким получил статус недавно назначенного лидера Северной Кореи, вполне вероятно, что этот образ запечатлелся в его голове. И обещания Вашингтона более светлого будущего для Северной Кореи в случае ее денуклеаризации, вероятно, показались режиму в Пхеньяне пустыми. В то время министерство иностранных дел Севера заявило, что кризис в Ливии показал, что возглавляемые США попытки убедить Ливию отказаться от оружия массового уничтожения были «тактикой вторжения с целью разоружения страны».

    Более того, смерть Каддафи произошла во время так называемой арабской весны, когда волна народных протестов против авторитарных режимов потрясла Ближний Восток и Северную Африку в период с 2010 по 2011 год.Свержение режимов, которые до сих пор считались непобедимыми, вероятно, высветило для Чен Ына потенциальные последствия проявления любых признаков слабости и усилило жестокое подавление инакомыслия, практикуемое династией Ким.

    Однако даже без всех этих предупреждающих знаков маловероятно, что Ким серьезно подумал бы о денуклеаризации своей страны. Для него и его поколения, людей, которые достигли совершеннолетия в ядерной Северной Корее, идея разоружения, вероятно, является чуждой концепцией, артефактом далекого «досовременного» времени, к которому они не видят никаких преимуществ, особенно с учетом Трампа. намеки администрации на «превентивную войну» и собственные твиты президента, угрожающие «огнем и яростью» в отношении Кима, и «военные решения, [которые] теперь полностью готовы, заблокированы и загружены.”

    Сумерки опускаются на Пхеньян, где правили три поколения Кимов с момента основания страны в 1948 году. Дэвид Гуттенфельдер / National Geographic Creative

    Наклон к высокомерию

    В высшей степени провокационные действия Северной Кореи летом и осенью 2017 года - демонстрация межконтинентальных баллистических ракет, проведение испытания вероятного термоядерного устройства и угроза взрыва водородной бомбы над Тихим океаном - свидетельствуют о том, что уверенность Кима выросла за последние шесть лет.В конце концов, он пережил и президента Южной Кореи Пак Кын Хе, и президента Барака Обаму. Возможно, он думает, что сможет перехитрить президента Дональда Трампа и президента Китая Си Цзиньпина, а также переиграть их.

    Такая уверенность может быть подкреплена тем фактом, что Ким еще не столкнулся с настоящим «кризисом», с которым его отцу и деду пришлось столкнуться и справиться. Он полагался на военные демонстрации и провокационные действия, чтобы добиться своего, и не имеет опыта в искусстве ведения переговоров, компромиссов и дипломатии.

    Квалификация по поколениям

    Принимая во внимание постоянный барабанный бой внутренних чисток, отстранение дипломатов Северной Кореи с 2011 года из-за сосредоточенности Кима на продвижении своей программы создания ядерного оружия и обычных вооружений, а также явное наслаждение Кимом в его недавней словесной войне с президентом Трампом - Ким назвал Трампа «мысленно» невменяемым »в ответ на личные нападки Трампа на Кима в его твитах и ​​выступлении на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре - очень храброго северокорейского чиновника потребовалось бы, чтобы посоветовать диалог и усилия по умиротворению Вашингтона и Пекина.Вместо этого использование Кимом репрессий и предоставление им финансовых льгот и особых привилегий лоялистам, вероятно, поощрило подхалима и групповое мышление в его ближайшем окружении, подпитывая его предпочтение насилию и агрессии.

    Но, возможно, он достигает критической точки, когда ему нужно сделать стратегический выбор. Хотя Ким активно занимается разработкой ядерного оружия, он также, в соответствии с объявленной им политикой byungjin , глубоко инвестирует в улучшение экономики Северной Кореи - определенно трудная задача, учитывая серьезность внутренних изменений, тяжесть санкций и действия Пекина. готовность оказать более сильное давление, чем мы видели раньше.Тенденции во внутренних делах Северной Кореи, такие как усиление проникновения информации из внешнего мира, ослабление государственного контроля над ресурсами и рынками, рост потребления и рост денежного класса, также окажут серьезное давление на режим Кима.

    Как северные корейцы получают новости

    Источник: InterMedia

    В то же время международное давление на Северную Корею никогда не было таким сильным. Ряд недавних действий может ограничить способность Северной Кореи зарабатывать твердую валюту для режима для финансирования своих экономических и военных целей, в том числе недавний U.N. Резолюции Совета Безопасности, такие как последняя резолюция 2397 СБ ООН в ответ на ноябрьское испытание Северной Кореей межконтинентальной баллистической ракеты; успешные усилия США по принуждению стран, в том числе Китая, прекратить торговые и финансовые связи с Северной Кореей; и указ президента Трампа от 21 сентября 2017 года о введении новых санкций против Северной Кореи (и санкционировании широких вторичных санкций). Эти усилия также могут подорвать способность Кима вознаграждать элиты и подавлять их способность зарабатывать деньги для себя или собирать деньги для выплат за лояльность режиму.

    Суммарный вес всего этого давления, внутреннего и внешнего, на Северную Корею, оказываемого как раз в период роста ожиданий внутри страны, может сокрушить режим - если Ким не научится сдерживать свою агрессию. Это, конечно, большое «если».

    Нас должно беспокоить высокомерие Ким. В 2012 году, когда Ким произнес свою первую публичную речь, он закончил фразой: «Давайте продолжим нашу окончательную победу». В то время, несмотря на то, что он проводился на фоне военного парада, демонстрирующего самую большую демонстрацию корейского оружия, которую когда-либо видел мир, для меня это прозвучало как бахвальство нового, молодого лидера.Насколько нам известно, тогда он мог позировать, но, учитывая недавние события и, вероятно, возросшую уверенность Кима в его способности вызывать выстрелы, США, их партнеры и союзники, включая Китай, должны четко осознавать потенциал Кима. смените заявленную защитную позицию на более желаемую.

    Я все еще согласен с оценкой разведывательного сообщества США о том, что «ядерный потенциал Пхеньяна предназначен для сдерживания, международного престижа и принудительной дипломатии», как заявил в начале 2017 года директор Национальной разведки.Но я считаю, что было бы ошибкой экстраполировать будущие намерения Кима из его прошлых заявлений и действий, потому что у нас нет и никогда не будет достаточно информации о намерениях и возможностях Северной Кореи, которая заставит нас быть уверенными в нашем понимании Кима. Он и его страна не существуют в неисторическом пространстве, неизменном и статичном. Наш анализ и ответные меры политики также должны меняться и развиваться и быть готовыми ко всем потенциальным сценариям. Мы тоже не должны впадать в высокомерие.

    Даже когда мы анализируем каждое заявление, выпущенное Северной Кореей, медиаконтент страны, спутниковые снимки ее инфраструктуры, спонсируемые государством видео и свидетельства перебежчиков, мы должны помнить, что Ким наблюдает за нами не меньше, чем мы. его. США должны работать над минимизацией угрозы ядерной программы Северной Кореи, не создавая условий, которые могут вызвать непреднамеренную эскалацию, ведущую к вооруженному конфликту. У США есть возможности изменить расчет Кима, ограничить его амбиции и заставить его усомниться в его нынешних предположениях о его способности выдерживать растущее внешнее давление.

    Бобби Ип / Reuters

    Как я уже писал в другом месте, мы все еще можем проверить готовность Кима придерживаться другого курса и сместить его фокус на шаги, способствующие денуклеаризации. Мы можем сделать это за счет укрепления региональных союзов, особенно с Южной Кореей и Японией, которые явно идут в ногу с проблемой Северной Кореи. Мы также можем усилить нагрузку на северокорейский режим, отрезав ресурсы, которые финансируют его программу создания ядерного оружия, и подорвем обещание Кима принести процветание северокорейцам, а также усилить оборонительный и кибернетический потенциал для смягчения угрозы, исходящей от Северной Кореи для США.С. и его союзники. Мы также должны усилить давление на режим посредством проникновения информации, повышения осведомленности общественности о нарушениях прав человека в Пхеньяне и создать заслуживающее доверия альтернативное видение пост-кимской эпохи для поощрения дезертирства.

    Ким Чен Ын все еще учится. Давай убедимся, что он усваивает правильные уроки.

    Юнг Х. Пак - старший научный сотрудник и председатель корейского фонда SK-Korea Foundation в Центре исследований политики в Восточной Азии Брукингского института.Она сосредотачивается на вызовах национальной безопасности, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и Восточная Азия, включая возможности Северной Кореи в области оружия массового уничтожения, расчет внутренней и внешней политики режима, внутреннюю стабильность и межкорейские связи. Она занимала руководящие должности в Центральном разведывательном управлении и Управлении директора национальной разведки. До своей работы в сфере национальной безопасности Пак преподавала историю США в Хантер-колледже в Нью-Йорке и училась в Южной Корее в качестве стипендиата Фулбрайта.

    Благодарности

    От редакции: Фред Дьюс, Уильям Финан Бет Рашбаум и Строуб Тэлботт

    Исследование: Бреннан Хобан и Пол Парк

    Графика и дизайн: Джессика Павоне и Кэмерон Зоттер

    Веб-разработка: Йоханн Пэрис

    Продвижение: Эмили Рабади, Бреннан Хобан и Эшли Шеллинг

    Корейский перевод Юн-хяна Ли

    Фотография вверху из Reuters

    Как и другие продукты Института, The Brookings Essay призван способствовать обсуждению и стимулировать дискуссии по важным вопросам.Взгляды принадлежат исключительно автору.

    © 2018 Институт Брукингса Контакт Связи со СМИ Условия и положения Политика конфиденциальности Закрывать Получите больше с брифом Brookings

    Сейчас как никогда важны факты и исследования. Подпишитесь, чтобы получать наши лучшие идеи дня в свой почтовый ящик.

    Электронное письмо Зарегистрироваться

    Перейти к основному содержанию Поиск