Немецкий писатель белль: Генрих Бёлль – биография, книги, отзывы, цитаты

Содержание

Генрих Бёлль – биография, книги, отзывы, цитаты

Генрих Бёлль (Heinrich Theodor Böll)— немецкий писатель и переводчик.

Родился в Кёльне, одном из самых крупных городов Рейнской долины, в многодетной семье краснодеревщика Виктора Бёлля и Мари (Херманнс) Бёлль. Предки Бёлля бежали из Англии при Генрихе XIII: как и все ревностные католики, они подвергались гонениям со стороны англиканской церкви.

После окончания средней школы в Кёльне Бёлль, писавший стихи и рассказы с раннего детства, оказался одним из немногих учеников в классе, которые не вступили в гитлерюгенд. Тем не менее, через год после окончания школы юноша был привлечён к принудительным трудовым работам, а в 1939 призван на военную службу. Служил Бёлль капралом на Восточном и Западном фронтах, несколько раз был ранен и в конце концов в 1945 попал в плен к американцам, после чего просидел несколько месяцев в лагере для военнопленных на юге Франции.

По возвращении в свой родной город Бёлль недолгое время учился в Кёльнском университете, затем работал в мастерской отца, в городском бюро демографической статистики и при этом не переставал писать — в 1949 вышла в свет и получила положительный отзыв критики первая повесть «Поезд пришёл вовремя» (Der Zug war punktlich), история о молодом солдате, которому предстоит возвращение на фронт и скорая смерть. «Поезд пришёл вовремя» — это первое произведение Бёлля из серии книг, в которых описывается бессмысленность войны и тяготы послевоенных лет; таковы «Странник, придёшь когда в Спа...» (Wanderer, kommst du nach Spa, 1950), «Где ты был, Адам?» (Wo warst du, Adam?, 1951) и «Хлеб ранних лет» (Das Brot der fruhcn Jahre, 1955). Авторская манера Бёлля, писавшего просто и ясно, была ориентирована на возрождение немецкого языка после напыщенного стиля нацистского режима.

Отойдя в своём первом романе «Бильярд в половине десятого» (Billiard um halbzehn, 1959) от манеры «литературы развалин», Бёлль повествует о семье известных кёльнских архитекторов. Хотя действие романа ограничено всего одним днём, благодаря реминисценциям и отступлениям в романе рассказывается о трёх поколениях — панорама романа охватывает период от последних лет правления кайзера Вильгельма до процветающей «новой» Германии 50-х. «Бильярд в половине десятого» значительно отличается от более ранних произведений Бёлля — и не только масштабом подачи материала, но и формальной усложнённостью. «Эта книга, — писал немецкий критик Генри Плард, — доставляет огромное утешение читателю, ибо показывает целебность человеческой любви».

В 60-е произведения Бёлля становятся композиционно ещё более сложными. Действие повести «Глазами клоуна» (Ansichten eines Clowns, 1963) происходит также в течение одного дня; в центре повествования находится молодой человек, который говорит по телефону и от лица которого ведётся рассказ; герой предпочитает играть роль шута, лишь бы не подчиниться лицемерию послевоенного общества. «Здесь мы снова сталкиваемся с главными темами Бёлля: нацистское прошлое представителей новой власти и роль католической церкви в послевоенной Германии», — писал немецкий критик Дитер Хенике.

Темой «Самовольной отлучки» (Entfernung von der Truppe, 1964) и «Конца одной командировки» (Das Ende einer Dienstfahrt, 1966) также является противодействие официальным властям. Более объёмный и гораздо более сложный сравнительно с предшествующими произведениями роман «Групповой портрет с дамой» (Gruppenbild mit Dame, 1971) написан в форме репортажа, состоящего из интервью и документов о Лени Пфейффере, благодаря чему раскрываются судьбы еще шестидесяти человек. «Прослеживая на протяжении полувека немецкой истории жизнь Лени Пфейффера, — писал американский критик Ричард Локк, — Бёлль создал роман, воспевающий общечеловеческие ценности».

«Групповой портрет с дамой» был упомянут во время присуждения Бёллю Нобелевской премии (1972), полученной писателем «за творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы». «Это возрождение, — сказал в своей речи представитель Шведской академии Карл Рагнар Гиров, — сопоставимо с воскресением восставшей из пепла культуры, которая, казалось, была обречена на полную гибель и, тем не менее, к нашей общей радости и пользе, дала новые побеги».

К тому времени как Бёлль получил Нобелевскую премию, его книги стали широко известны не только в Западной, но и в Восточной Германии и даже в Советском Союзе, где было распродано несколько миллионов экземпляров его произведений. Вместе с тем Бёлль сыграл заметную роль в деятельности ПЕН-клуба, международной писательской организации, посредством которой он оказывал поддержку писателям, подвергавшимся притеснениям в странах коммунистического режима. После того как Александр Солженицын в 1974 был выслан из Советского Союза, он до отъезда в Париж жил у Бёлля.

В том же году, когда Бёлль оказал помощь Солженицыну, он написал публицистическую повесть «Поруганная честь Катарины Блюм» (Die verlorene Ehre der Katharina Blum), в которой выступил с резкой критикой продажной журналистики. Это рассказ о несправедливо обвинённой женщине, которая в конце концов убивает оболгавшего её репортера. В 1972, когда пресса была переполнена материалами о террористической группе Баадер-Майнхоф, Бёлль пишет роман «Под конвоем заботы (Fursorgliche Вlagerung. 1979), в котором описываются разрушительные социальные последствия, возникающие из-за необходимости усиливать меры безопасности во время массового насилия.

В 1942 Бёлль женился на Анне Мари Чех, которая родила ему двух сыновей. Вместе с женой Бёлль переводил на немецкий язык таких американских писателей, как Бернард Маламуд и Джером Д. Сэлинджер. Скончался Бёлль в возрасте 67 лет, находясь под Бонном, в гостях у одного из своих сыновей. В том же 1985 был издан самый первый роман писателя «Солдатское наследство» (Das Vermachtnis), который был написан в 1947, однако публиковался впервые. «Солдатское наследство» повествует о кровавых событиях, происходивших во время войны в районе Атлантики и Восточного фронта. Несмотря на то, что в романе чувствуется некоторый надрыв, отмечает американский писатель Уильям Бойд, «Солдатское наследство» является произведением зрелым и весьма значительным; «от него веет выстраданными ясностью и мудростью».

Жизнь и личность Генриха Бёлля | Heinrich Böll Stiftung | Москва

Жизнь Генриха Бёлля

I. 1917 – 1945

1917 21 декабря в Кельне родился Генрих Белль. Он был шестым ребенком в семье Виктора и Марии Белль. Отец Белля был столяром и резчиком по дереву, предки которого – корабельные плотники - эмигрировали несколько столетий назад из Англии по религиозным причинам, поселившись на Нижнем Рейне в Ксантене.

1924 – 1928 Народная школа в Кельне

1928 Учеба в государственной классической гимназии имени Кайзера Вильгельма в Кельне.

1929 Вследствие Великой депрессии дела Беллей ничуть не лучше, чем у трех миллионов германских безработных: посещение ломбардов, визиты судебных исполнителей и опись имущества становятся делом обыденным.

1933 – 1936 30 января 1933 Гитлер избирается рейхсканцлером. В семье Беллей много и откровенно обсуждаются политические события. Мать Генриха Белля реагирует на избрание Гитлера словами: «Значит, будет война.» В квартире Беллей проходят нелегальные встречи членов католических молодежных групп. По найденным рукописям Белля - коротким рассказам и стихотворениям - можно установить, что писать Белль начал в 1936 году.

1937 – 1939 В 1937 году Белль сдает экзамен на аттестат зрелости и начинает учебу на книготорговца, однако вскоре ее бросает. В 1938 году Белля привлекают к исполнению военизированной трудовой повинности. Летом 1939 он поступает в Кельнский университет, осенью его призывают на военную службу в вермахт.

1939 – 1945 Участвует во Второй Мировой Войне, воюет во Франции, Польше, СССР, Румынии, Венгрии и Германии. Почти каждый день Белль пишет письма семье и своей подруге Аннемари Цех. Он женится на ней в 1942 году.

1944 Смерть матери Белля от инфаркта, полученного после одного из воздушных налетов. Всю войну Белль, не желая получать офицерское звание, пытается уклониться от военной службы. Поначалу он пишет ходатайства об освобождении от службы для учебы, потом искусственным путем вызывает у себя болезни или подделывает документы об отпуске. За время войны он был четыре раза ранен.

1945 Возвращение в Кельн.

II. 1945 – 1952

Генрих Белль восстанавливается в Кельнском университете, чтобы получать продовольственную карточку. Он работает подсобным рабочим в столярной мастерской у своего брата. Его жена работает учительницей. Белль пишет романы: до сих пор не опубликованный «Крест без любви» и изданный лишь после смерти писателя роман «Ангел молчал»; а также многочисленные рассказы. Темы всех произведений, появившихся в этот период, - нацизм, война, тяжелый послевоенный период.

1947 В марте Белль рассылает свои первые рассказы в редакции различных газет и журналов. Он берет в Кельнском университете отпуск на один семестр и по его окончании решает прекратить учебу. Год рождения сына Раймунда.

1948 В июне Белль получает аванс за короткие рассказы, всего 600 рейхсмарок, которые обесцениваются в результате денежной реформы. Рождение сына Рене.

1949 Выходит рассказ «Поезд пришел вовремя». Гонораров за публикации на жизнь не хватает, и Белль пытается найти работу. «Я не могу допустить, чтобы моя семья продолжала жить в таких условиях, - пишет Белль в одном из писем своему издателю, - и хотя мне иногда кажется, что у меня есть определенное предназначение, тем не менее, вся литература для меня не стоит ни часа, когда бы мои жена и дети ощущали себя несчастными.»

1950 Временно работает служащим в статистическом управлении города Кельна. Выходит книга рассказов. Рождение сына Винсента.

1951 Приглашение на собрание «Группы 47» в Бад Дюркхайм. «Группа 47» награждает Белля за рассказ «Белые вороны». Выходит роман «Где ты был, Адам?»

1952 Белль заключает договор с издательством Kiepenheuer & Witsch в Кельне.

III. 1953 - 1959

Белль в своей работе все больше обращается к проблемам современной Федеративной Республики Германии. Все чаще появляются эссе, в которых Белль высказывает свое мнение о политической ситуации в молодой Республике.

1953 Выходит роман «И не сказал ни единого слова». Белль становится членом Немецкой Академии языка и поэтики. 1954 Выходит роман «Дом без хозяина».

1955 Белль награждается французскими издателями за «Дом без хозяина» как за лучший иностранный роман. Белль становится членом ПЕН-центра Федеративной Республики.

1956 Воззвание 105 видных деятелей культуры (среди которых Альбер Камю, Пабло Пикассо, Артур Кестлер, Жан Поль Сартр и Генрих Белль) против действий Советского Союза во время восстания в Венгрии и против интервенции Великобритании и Франции в Египте (кризис в Суэцком канале).

1957 Выходит «Ирландский дневник».

1958 Беллю присваиваются различные награды. Запрет на выход в радиоэфир уже заявленного выступления Генриха Белля «Письмо молодому католику», содержащего резкую критику германского послевоенного католицизма. Выход в свет «Все молчание доктора Мурке и другие сатиры».

1959 Выходит роман «Билльярд в половине десятого». Белль получает различные премии. Белль становится одним из основателей Germania Judaica - Кельнской библиотеки по истории германского иудаизма.

IV. 1960 – 1963

В этот период Белль много занимается вопросами, связанными с состоянием католической церкви в Федеративной Республике, которую он упрекает в политической односторонности.

1960 Белль становится одним из редакторов журнала «Лабиринт», в котором предпринимается попытка на основе христианских ценностей сформулировать альтернативную общественно-политическую систему. Смерть отца в Кельне.

1961 После возведения Берлинской стены возникают острые дискуссии по вопросу о роли писателя как «совести нации». Обращение 23 писателей (среди которых Белль) к ООН с призывом сделать единый Берлин местом расположения своей штаб-квартиры.

1962 Выходят рассказы «Когда началась война» и «Когда закончилась война». В сентябре-октябре первая поездка в Советский Союз.

1963 Выходит роман «Глазами клоуна».

V. 1964 – 1969

В этот период усиливается политическая активность писателя Генриха Белля. Романы и рассказы уступают место эссе и публичным выступлениям.

1964 Выходит программное произведение Белля - рассказ «Уклонение от военной службы». Белль выступает во Франкфуртском университете с лекциями по поэтике, на которых он представляет свою «эстетику человечности».

1965 Генрих Белль активно выступает в прессе с осуждением грубых нападок восточногерманских газет на поэта и барда Вольфа Бирмана.

1966 Выходит повесть «Чем кончилась одна командировка».

1967 Немецкая Академия языка и поэтического творчества награждает Белля премией Георга Бюхнера. Белль тяжело заболевает гепатитом и диабетом и вынужден несколько месяцев провести в постели.

1968 Генрих Белль, Луи Арагон и Жан-Поль Сартр приглашаются Чехословацким Союзом писателей посетить ЧССР. Белль приезжает в августе и становится свидетелем интервенции в ЧССР со стороны стран Варшавского Договора, которое положило конец попыткам правительства Дубчека демократизировать общественный строй.

1969 На собрании, посвященном основанию Союза немецких писателей, Белль выступает с речью «Конец скромности».

VI. 1970 – 1980

Для Белля приход к власти социал-демократов во главе с Вилли Брандтом означает начало нового политического периода, в большей степени ориентированного на нравственные ценности. Он это связывает в первую очередь с провозглашением новой политики в отношении стран Восточного блока. Общественно-политическая обстановка внутри Западной Германии, вследствие распространения терроризма, все больше накаляется. Белля, наряду с другими представителями интеллигенции, некоторыми политиками и близкими к ним печатными изданиями, объявляют «отчимом терроризма». Усиливаются меры по обеспечению безопасности в Федеративной Республике.

1970 На Первом конгрессе писателей, проводимом Союзом немецких писателей, Генрих Белль, в присутствии Вилли Брандта, говорит об «объединении борцов-одиночек». Белль избирается президентом ПЕН-центра Федеративной Республики.

1971 Белль организует воззвание к американской общественности в связи с процессом против американской правозащитницы Анджелы Дэвис. Выходит роман «Групповой портрет с дамой».

1972 В ходе антитеррористической операции производится обыск в квартире Беллей. Белль получает Нобелевскую премию по литературе.

1973 В связи с усилением преследования писателей и других представителей интеллигенции во всем мире, Белль выступает с требованием к политикам всех стран «отказаться от ханжеской позиции невмешательства во внутренние дела других государств». Среди стран, в которых представители интеллигенции подвергаются преследованиям, он упоминает Советский Союза, Турцию, Испанию, Бразилию и Португалию.

1974 Александра Солженицына арестовывают и затем высылают из Советского Союза. Он живет в доме Белля. Выходит рассказ «Потерянная честь Катарины Блюм или Как возникает насилие и к чему оно может привести». Лига по правам человека награждает Белля медалью Карла фон Оссицкого.

1975 Фолькер Шлендорф снимает фильм по книге «Потерянная честь Катарины Блюм».

1976 Белль официально выходит из католической церкви.

1977 Премьера фильма «Групповой портрет с дамой». После похищения и убийства Ханнса Мартина Шлейерса начинается новая открытая кампания против Белля и других представителей интеллигенции.

1978 Международный комитет, членом которого является Белль, обращается к южнокорейскому президенту с просьбой «во имя человечности» выпустить находящегося под арестом в одиночной камере в течение нескольких лет писателя Ким Чи Ха.

1979 Журналист Руперт Нойдек создает частную организацию помощи «Корабль для Вьетнама», в которую вступает Белль. Цель этой инициативы – зафрахтовать корабль для спасения потерпевших бедствие на море вьетнамских беженцев. Белль отказывается от награждения Крестом за заслуги перед отечеством. Выходит в свет роман «Заботливая осада». В декабре поездка в Эквадор, внезапное заболевание сосудов на правой ноге, операция в Кито.

1980 Повторная операция в Федеративной Республике, при которой пришлось ампутировать часть правой ноги. После беседы с делегацией женщин из Боливии Белль обращается с призывом к правительству Федеративной Республики немедленно инициировать создание международной комиссии по изучению ситуации в Боливии после военного путча.

VII. 1981 – 1985

Свобода передвижения Белля вследствие болезни резко ограничена. Он активно включается в политическую работу в рамках движения сторонников мира и поддерживает партию «Зеленых».

1981 Выходит в свет первый большой автобиографический текст Белля «Что же выйдет из этого мальчика? Или: Что-то с книгами». Белль присоединяется к призыву писателей Европы против нейтронной бомбы и гонки вооружений. 10 октября Белль выступает на демонстрации в защиту мира в Бонне перед 300.000 человек. В результате поджога сгорает часть загородного дома Белля..

1982 Во время пресс-конференции в Бонне Белль протестует против внутриполитической ситуации в Польше и введения там военного положения. Смерть сына Раймунда. По решению Кельнского городского Совета в ноябре Белль становится почетным гражданином города. Земля Северный Рейн-Вестфалия присваивает Беллю профессорский титул.

1983 В открытом письме в адрес Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова Белль требует прекращения ссылки лауреата Нобелевской премии Андрея Сахарова. Писатели из 6 стран, среди них Белль, выступают с заявлением протеста против очевидных попыток правительства США свергнуть сандинистское правительство в Никарагуа. Во время выборов Белль выступает в поддержку «Зеленых». В сентябре он участвует в блокаде одной из американских казарм.

1985 К 40-й годовщине капитуляции германского вермахта выходит «Письмо моим сыновьям» Белля. В начале июля Белль снова оказывается в больнице, где его снова оперируют. 15 июля его отпускают, чтобы он подготовился к новой операции. Он умирает утром 16 июля в своем доме в маленьком городке Лангенбройх. Генриха Белля похоронили 19 июля при большом стечении народа, среди них коллеги и политики, в т.ч. президент Рихард фон Вайцзеккер – в Борнхайм-Мертен, недалеко от Кельна. После смерти Белля многие школы в Федеративной Республике стали носить его имя.

В ноябре 1987 года по инициативе друзей писателя был создан Фонд имени Генриха Белля.

великий писатель с сердцем для маленьких людей

Сюда надо добавить выступления, интервью, статьи. «Незабываемо: это благотворное отсутствие демонизма. Этот голос, антипод металлического органа, тихо и внятно настаивающий на человечности, дающий укорот мещанству». Так характеризовал его Вилли Брандт.

Бёлль, например, был одним из первых, кто в 50-е годы в своих произведениях выступил против забвения Холокоста. В послевоенное время на школьных уроках совсем не говорилось о Холокосте. Когда в 1954 г. Бёлль побывал в одном из кельнских классов, никто из 40 учеников ничего об этом не знал.

Нелюбим литературной критикой

После этого он написал в одной из газетных статей: «Мы молимся за павших, за пропавших без вести, за жертв войны, но наша атрофировавшаяся совесть не рождает никакой публичной, никакой четкой и однозначно сформулированной молитвы в память об убитых евреях».

В то время как общественно-политическое значение Бёлля  бесспорно, его место в литературе то и дело подвергается сомнению. Так, критик Марсель Райх-Раницки, которому Бёлль очень помог в профессиональном плане встать на ноги в Западной Германии, язвительно заметил в 2008 г.: «Будем говорить открыто. Уже сейчас от него мало что осталось. И естественно будет оставаться все меньше и меньше. Все его романы сейчас оказались в забвении».

Вряд ли столь огульные рассуждения состоятельны. Конечно же, произведения Бёлля больше не являются предметом для обязательного школьного чтения, как это было 70-80-е годы. Многое перекрыто временем. И, разумеется, есть слабые места. Так, Бёлль весьма неумело писал обо всем, что было связано с женщинами, любовью и сексом. Но в другом плане ценность его творчества по прошествии времени выросла.

Значимее, чем когда-либо прежде

В. Г. Зебальд (1944-2001), литературовед и сам авторитетный писатель, освободил Бёлля как единственного немецкого писателя от упрека в неспособности справиться с темой ужасов воздушных бомбардировок и разрушений немецких городов. Роман Бёлля «Ангел молчал» (1949/50) был опубликован лишь в 1992 г., спустя годы после его смерти. В послевоенные годы издательства считали его публикацию невозможной. 

Роман «Потерянная честь Катарины Блюм» (1974), в котором Бёлль показывает публичную клевету и предвзятое отношение к добропорядочной женщине, сфабрикованные бульварной газетой, приобрел еще большее значение в эпоху fake news и shitstorms.

© www.deutschland.de

Генрих Бёлль – немецкий писатель, гуманист, лауреат Нобелевской премии по литературе (1972), общественный деятель. Мало кто из зарубежных писателей пользовался в СССР 1956-1974 гг. такой популярностью, как Генрих Бёлль. В своих романах, рассказах, выступлениях и коротких эссе он размышляет о времени, человеке, свободе, литературе, роли писателя… Генрих Бёлль обращается к прошлому своей страны, чётко определяя свою позицию осуждения и неприятия войны и фашизма. Нам интересно узнать, знакомы ли вы с творчеством Генриха Бёлля, и если да, то с какими работами. Пишите, пожалуйста, ответы в комментариях. Нам близка жизненная позиция человека, чье имя носит наш Фонд: защита демократических прав и свобод, гражданское участие, активная толерантность и уважение к искусству и культуре как к независимым сферам мысли и деятельности человека. #ГенрихБёлль #hbsRussia... - Фонд Генриха Бёлля в России/ Heinrich-Böll-Stiftung Russland

Это Татьяна Никонова. Она умерла. Внезапно. Как мне всегда кажется, раньше вообще разумного срока. Всего 43. Я три часа не могу найти никаких слов, кроме фразы: кошмар и ужас. Утрата для всех тех, кто так же, как и Таня, борется за равноправие, гуманизм, развитие, за будущее.

Таня верила в то, что будущее зависит только от нас. Поэтому она занималась огромным и важным делом: сексуальным просвещением молодёжи. Это самая лучшая профилактика ранних беременностей, незапланированных беременностей, инфекций, вообще кучи всего. Таня не плыла по течению госидеологии лицемерия. Таня была за открытость и правду.

У Тани было очень сильно развито сестринство. Взаимопомощь. Своим примером она доказывала, что мифы мизогинные о том, что женщина женщине вражина-полная чушь.

В Тане был особенный свет, спокойный такой, ровный, свет для всех. Таня верила, что все не зря. Вместе с ней верили многие. Тань, свети там всегда, ладно? И покойся с миром. Обнимаю тебя, дорогая подруга. Обнимаю мысленно. И горжусь, что ты была ярким примером и в моей жизни.

Посмотрите TEDx с Таней про то, почему важно говорить с детьми о сексе: https://www.ted.com/talks/tatiana_nikonova_why_should_we_talk_to_children_about_sex/up-next

Генрих Бёлль: литература и политика на границе эпох

Жизнь Генриха Бёлля прошла на рубеже эпох, во времена самых важных событий современной истории. Он родился в 1917 году в Кёльне в период царствования последнего немецкого кайзера, вырос в Веймарской республике, пережил время правления Гитлера, войну, а затем принимал активное участие в становлении нового западногерманского общества. Уже ребенком Бёлль умел стоять на своем, проводить черту между плохим и хорошим. После прихода к власти нацистов будущий писатель отказался вступить в молодежную организацию "Гитлерюгенд", и, может быть, отчасти поэтому в дальнейшем не смог продолжить свое обучение в университете. Когда началась война, молодого человека призвали в армию и шесть лет Бёллю пришлось провести на фронте. Несколько раз он был ранен, пытался уклоняться от службы, а в самом конце войны сдался в американский плен. Для Бёлля это был день освобождения: он всегда оставался благодарен союзникам, избавившим Германию от нацизма.

Солдатские судьбы, жестокости войны, смерть стали центральной темой первых произведений Бёлля. Его герои олицетворяли все страдающее поколение, они ненавидели войну, как и сам Бёлль – антимилитарист и антифашист. Первая книга молодого автора – роман "Поезд пришел вовремя" – вышла в 1949 году. Затем были романы "Бильярд в половине десятого", "Глазами клоуна", "Групповой портрет с дамой" и целый ряд коротких рассказов. Придирчивые критики не раз "ловили" Бёлля на несовершенстве стиля и мелких неточностях. Однако его сила – не в гладкости и изяществе слова, а в тонком понимании уязвимой человеческой души, в умении вскрыть глубинные нравственные чувства, в особенной структуре его сюжетов и поиске неожиданных художественных средств, позволявших связывать отдельные судьбы и будничную жизнь с самыми острыми проблемами современного мира. Детали, частности и микроэлементы переплетаются у Бёлля с историческим, общезначимым, эпохальным.

Отдельная глава в жизни Генриха Бёлля – его отношения с Россией. С одной стороны, ни в одной стране мира, наверное, кроме Германии, творчество Бёлля не пользовалось такой популярностью, как в Советском Союзе. Первая русскоязычная публикация – рассказ "Моя дорогая нога" – появилась в 1952 году. Затем русские издания Бёлля выходят регулярно, он приезжает в Москву и Ленинград, а чуть позже снимает здесь свой телефильм "Писатель и его город: Ф.М. Достоевский и Петербург". Однако с другой стороны, отношение официальных властей к Бёллю было далеко не безоблачным. А все потому, что он имел четкую позицию по многим аспектам советской действительности, направлял гневные протесты против ввода войск в Чехословакию, активно поддерживал правозащитное движение. Так, из Союза Бёлль вывозил рукописи советских авторов для их публикации на Западе, а позже принимал у себя дома диссидентов Льва Копелева и Александра Солженицына, изгнанных из СССР.

Писатель был убежден, что обязан вмешиваться в политику, а литература – чрезвычайно важный элемент в деле формирования общества. Бёлль был уверен, что писатель своим творчеством в той или иной степени способен изменить мир. За искренность его произведений и политическую активность Генриха Бёлля нередко называли "совестью нации", хотя сам он этого титула не любил. Он считал, что совестью нации призваны быть правительство, законодательство, правовая система, а писатель эту совесть может лишь пробуждать. Он говорил: "После войны, когда у меня появилась возможность говорить и думать, писать и выступать по вопросам литературы и политики, я никогда не отделял одно от другого". В 1972 году Бёлль стал первым после Томаса Манна немецким писателем, получившим Нобелевскую премию. Награду ему вручили "за творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы".

Дарья Хрущёва

Генрих Бёлль — фото, биография, причина смерти, личная жизнь, книги

Биография

Писателя, переводчика и сценариста Генриха Бёлля называли самым русским немецким автором, ведь не в одной другой стране, кроме Германии, его творчество не пользовалось такой популярностью, как в России. За политическую активность и искренность произведений его называли «совестью наций». Мужчина выступал за свободу духа везде, где она оказывалась под угрозой.

Детство и юность

Биография писателя началась зимой 1917 года, он родился Кельне, воспитывался в многодетной семье. Его родители были католиками, мать занималась хозяйством и детьми, отец работал краснодеревщиком. Четыре года мальчик учился в католической школе, затем перевелся в гимназию Кайзера Вильгельма. Интерес Генриха к писательству прослеживался уже в раннем детстве. В годы учебы в школе он сочинял стихи и рассказы.

Личная жизнь

Личная жизнь Бёлля сложилась удачно, свою любовь мужчина встретил в тяжелые годы войны. В 1942-м состоялась его свадьба с Анной Марией Чех, которая подарила супругу троих сыновей — Винсента, Раймунда и Рене. На совместных фото семья Бёлль выглядит счастливо, видно, что у супругов с детьми царит любовь и понимание.

Книги

Первая работа Генриха не была связана с литературой. Сначала он был столяром, затем трудился в книжной лавке, потом в букинистическом магазине был учеником продавца, а дальше отправился в трудовой лагерь Имперской службы труда. После парень планировал продолжить учебу в университете, но был призван в верхмат, а с началом Второй мировой войны отправился воевать во Францию. Он получил 4 ранения, но выжил. Пару месяцев был в плену у американцев, а после освобождения вернулся в родной Кельн и поступил в вуз, где стал изучать философию.

Embed from Getty ImagesПисатель Генрих Бёлль, Гюнтер Грасс и Федеральный канцлер Германии Вилли Брандт

Так как денег постоянно не хватало, некоторое время Генрих работал в мастерской отца. Его первое произведение оказалось в печати в 1947-м. Через 2 года мужчина представил повесть «Поезд приходит вовремя», а еще через год сборник рассказов. Затем на полках литературных магазинов появилась книга «Где ты был, Адам?». Ранние произведения Генриха наполнены жизненной конкретностью и отличались простотой изложения. Многие романы нашли отклики читателей и критиков, а за рассказ «Черная овца» он получил премию.

Поначалу в библиографии писателя были рассказы с незамысловатыми сюжетами. Постепенно произведения становились более объемными и затрагивали социальные и моральные проблемы, которые были замечены им после окончания войны. В них он рассказывал о пережитом и во всех красках описывал реалии первых послевоенных лет в Германии. С 1967 года стал посещать Тбилиси, Ленинград и Москву, где собирал материалы для будущего документального фильма о Достоевском и Петербурге.

В 1971 году Бёлль написал роман «Групповой портрет с дамой», в которой попытался передать обширную историю Германии XX столетия. Впоследствии эта книга и повлияла на вручение Генриху Нобелевской премии, он стал третьим немецким писателем, получившим подобную награду после Второй мировой войны. В дальнейших произведениях автор нередко выступал против политического строя страны, в частности, писал об опасности государственного надзора за простыми гражданами.

Embed from Getty ImagesАлександр Солженицын и Генрих Бёлль

Наибольшим спросом творчество Бёлля пользовалось у советских читателей, большую часть которых составляло молодое послевоенное поколение. В период только активной писательской деятельности Генриха на русский язык было переведено больше 80 произведений. Он не раз посещал Советский Союз, а из-за высказываний мужчину называли критиком советского режима. Впоследствии книги автора запретили в СССР, предварительно сняв все издания с публикации.

После изгнания Александра Солженицына из СССР и лишения гражданства по решению Юрия Андропова его направили в Германию. Там он нашел поддержку от разных людей, в том числе от Бёлля, который принял писателя в своем доме, а до этого помогал переправить его рукописи на Запад, где их впоследствии и опубликовали.

Смерть

В 1985 году Генрих умер, ему было 67 лет. Это произошло под Бонном, писатель гостил у своего сына. Причина смерти не разглашалась. На похороны Бёлля прибыли видные политические деятели и коллеги-писатели.

Библиография

  • 1949 – «Поезд приходит вовремя»
  • 1950 - «Путник, придешь когда в Спа…»
  • 1951 – «Где ты был, Адам?»
  • 1952 – «Не только к рождеству»
  • 1955 – «Хлеб ранних лет»
  • 1958 – «Молчание доктора Мурке»
  • 1962 – «Когда кончилась война»
  • 1963 – «Глазами клоуна»
  • 1971 – «Групповой портрет с дамой»
  • 1974 – «Потерянная честь Катарины Блюм, или Как возникает насилие и к чему оно может привести»
  • 1979 – «Заботливая осада»
  • 1981 – «Образ, Бонн, боннский»

Список книг и других произведений Генрих Бёлль Сортировка по году написания

Генрих Бёлль — немецкий писатель и переводчик.

Родился в Кёльне, одном из самых крупных городов Рейнской долины, в многодетной семье краснодеревщика Виктора Бёлля и Мари (Херманнс) Бёлль. Предки Бёлля бежали из Англии при Генрихе XIII: как и все ревностные католики, они подвергались гонениям со стороны англиканской церкви.
После окончания средней школы в Кёльне Бёлль, писавший стихи и рассказы с раннего детства, оказался одним из немногих учеников в классе, которые не вступили в гитлерюгенд. Тем не менее, через год после окончания школы юноша был привлечён к принудительным трудовым работам, а в 1939 призван на военную службу. Служил Бёлль капралом на Восточном и Западном фронтах, несколько раз был ранен и в конце концов в 1945 попал в плен к американцам, после чего просидел несколько месяцев в лагере для военнопленных на юге Франции.
По возвращении в свой родной город Бёлль недолгое время учился в Кёльнском университете, затем работал в мастерской отца, в городском бюро демографической статистики и при этом не переставал писать — в 1949 вышла в свет и получила положительный отзыв критики первая повесть «Поезд пришёл вовремя» (Der Zug war punktlich), история о молодом солдате, которому предстоит возвращение на фронт и скорая смерть. «Поезд пришёл вовремя» — это первое произведение Бёлля из серии книг, в которых описывается бессмысленность войны и тяготы послевоенных лет; таковы «Странник, придёшь когда в Спа...» (Wanderer, kommst du nach Spa, 1950), «Где ты был, Адам?» (Wo warst du, Adam?, 1951) и «Хлеб ранних лет» (Das Brot der fruhcn Jahre, 1955). Авторская манера Бёлля, писавшего просто и ясно, была ориентирована на возрождение немецкого языка после напыщенного стиля нацистского режима.
Отойдя в своём первом романе «Бильярд в половине десятого» (Billiard um halbzehn, 1959) от манеры «литературы развалин», Бёлль повествует о семье известных кёльнских архитекторов. Хотя действие романа ограничено всего одним днём, благодаря реминисценциям и отступлениям в романе рассказывается о трёх поколениях — панорама романа охватывает период от последних лет правления кайзера Вильгельма до процветающей «новой» Германии 50-х. «Бильярд в половине десятого» значительно отличается от более ранних произведений Бёлля — и не только масштабом подачи материала, но и формальной усложнённостью. «Эта книга, — писал немецкий критик Генри Плард, — доставляет огромное утешение читателю, ибо показывает целебность человеческой любви».
В 60-е произведения Бёлля становятся композиционно ещё более сложными. Действие повести «Глазами клоуна» (Ansichten eines Clowns, 1963) происходит также в течение одного дня; в центре повествования находится молодой человек, который говорит по телефону и от лица которого ведётся рассказ; герой предпочитает играть роль шута, лишь бы не подчиниться лицемерию послевоенного общества. «Здесь мы снова сталкиваемся с главными темами Бёлля: нацистское прошлое представителей новой власти и роль католической церкви в послевоенной Германии», — писал немецкий критик Дитер Хенике.
Темой «Самовольной отлучки» (Entfernung von der Truppe, 1964) и «Конца одной командировки» (Das Ende einer Dienstfahrt, 1966) также является противодействие официальным властям. Более объёмный и гораздо более сложный сравнительно с предшествующими произведениями роман «Групповой портрет с дамой» (Gruppenbild mit Dame, 1971) написан в форме репортажа, состоящего из интервью и документов о Лени Пфейффере, благодаря чему раскрываются судьбы еще шестидесяти человек. «Прослеживая на протяжении полувека немецкой истории жизнь Лени Пфейффера, — писал американский критик Ричард Локк, — Бёлль создал роман, воспевающий общечеловеческие ценности».
«Групповой портрет с дамой» был упомянут во время присуждения Бёллю Нобелевской премии (1972), полученной писателем «за творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы». «Это возрождение, — сказал в своей речи представитель Шведской академии Карл Рагнар Гиров, — сопоставимо с воскресением восставшей из пепла культуры, которая, казалось, была обречена на полную гибель и, тем не менее, к нашей общей радости и пользе, дала новые побеги».
К тому времени как Бёлль получил Нобелевскую премию, его книги стали широко известны не только в Западной, но и в Восточной Германии и даже в Советском Союзе, где было распродано несколько миллионов экземпляров его произведений. Вместе с тем Бёлль сыграл заметную роль в деятельности ПЕН-клуба, международной писательской организации, посредством которой он оказывал поддержку писателям, подвергавшимся притеснениям в странах коммунистического режима. После того как Александр Солженицын в 1974 был выслан из Советского Союза, он до отъезда в Париж жил у Бёлля.
В том же году, когда Бёлль оказал помощь Солженицыну, он написал публицистическую повесть «Поруганная честь Катарины Блюм» (Die verlorene Ehre der Katharina Blum), в которой выступил с резкой критикой продажной журналистики. Это рассказ о несправедливо обвинённой женщине, которая в конце концов убивает оболгавшего её репортера. В 1972, когда пресса была переполнена материалами о террористической группе Баадер-Майнхоф, Бёлль пишет роман «Под конвоем заботы (Fursorgliche Вlagerung. 1979), в котором описываются разрушительные социальные последствия, возникающие из-за необходимости усиливать меры безопасности во время массового насилия.
В 1942 Бёлль женился на Анне Мари Чех, которая родила ему двух сыновей. Вместе с женой Бёлль переводил на немецкий язык таких американских писателей, как Бернард Маламуд и Джером Д. Сэлинджер. Скончался Бёлль в возрасте 67 лет, находясь под Бонном, в гостях у одного из своих сыновей. В том же 1985 был издан самый первый роман писателя «Солдатское наследство» (Das Vermachtnis), который был написан в 1947, однако публиковался впервые. «Солдатское наследство» повествует о кровавых событиях, происходивших во время войны в районе Атлантики и Восточного фронта. Несмотря на то, что в романе чувствуется некоторый надрыв, отмечает американский писатель Уильям Бойд, «Солдатское наследство» является произведением зрелым и весьма значительным; «от него веет выстраданными ясностью и мудростью».

самых русских немецких писателей. Биография Генрих Белль хронологическая таблица

Генрих Теодор Болль (нем. Heinrich Theodor Boll, 21 декабря 1917, Кельн - 16 июля 1985, Langenbroich) - немецкий писатель (ФРГ), переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе (1972). Генрих Бёлль родился 21 декабря 1917 года в Кельне в либеральной католической семье ремесленников. С 1924 по 1928 год он учился в католической школе, затем продолжил обучение в гимназии кайзера Вильгельма в Кельне.Работал плотником, служил в книжном магазине.

С 1924 по 1928 год учился в католической школе, затем продолжил обучение в гимназии кайзера Вильгельма в Кельне. После окончания средней школы в Кельне Бёлль, писавший стихи и рассказы с раннего детства, оказался одним из немногих учеников в классе, которые не присоединились к Гитлерюгенд.

После окончания классической гимназии (1936 г.) работал подмастерьем продавца в букинистическом магазине.Через год после окончания школы его отправляют на работу в трудовой лагерь Имперской трудовой службы.

Летом 1939 года Бёлль поступил в Кельнский университет, но осенью был призван в вермахт. Во время Великой Отечественной войны 1939-1945 гг. Воевал пехотинцем во Франции, участвовал в боях на Украине и в Крыму. В 1942 году Бёлль женится на Анне Мари Чех, которая родила ему двух сыновей. В апреле 1945 года Бёлль сдался американцам.

После плена работал плотником, затем вернулся в Кельнский университет и изучал филологию.

Бёлль начал публиковаться в 1947 году. Первые произведения - рассказ «Поезд идет вовремя» (1949), сборник рассказов «Странник, когда ты приходишь на курорт ...» (1950) и роман «Где ты был, Адам? " (1951, рус. Пер. 1962).

В 1950 году Белль стала членом Группы 47. В 1952 году в основной статье «Признание литературы руин», своего рода манифесте этой литературной ассоциации, Белль призвала к созданию «нового» немецкого языка. - простой и правдивый, связанный с конкретной реальностью.В соответствии с провозглашенными принципами ранние рассказы Белль отличаются стилистической простотой, наполнены жизненной конкретностью.

Сборники рассказов Белль «Не только на Рождество» (1952), «Молчание доктора Мурка» (1958), «Город знакомых лиц» (1959), «Когда началась война» (1961), «Когда закончилась война» (1962) нашла отклик не только среди широкой читающей публики и критики. В 1951 году писатель получил премию Группы 47 за рассказ «Черная овца» о молодом человеке, не желающем жить по законам своей семьи (эта тема впоследствии станет одной из ведущих в творчестве Белль).

От рассказов с незамысловатыми сюжетами Белль постепенно перешла к более объемным вещам: в 1953 году он опубликовал рассказ «И он не сказал ни слова», через год - роман «Дом без хозяина». Они написаны о недавнем опыте, в них осознаны реалии первых очень тяжелых послевоенных лет, затронуты проблемы социальных и моральных последствий войны.

Роман Белля «Бильярд в половине десятого» (1959) принес ему славу одного из ведущих немецких прозаиков.Заметным явлением в немецкой литературе стала следующая большая работа Белль «Глазами клоуна» (1963).

Вместе с женой Белль перевел на немецкий язык таких американских писателей, как Бернард Маламуд и Сэлинджер.

В 1967 году компания Böll получила престижную немецкую премию Георга Бюхнера. В 1971 году Бёлль был избран президентом немецкого ПЕН-клуба, а затем возглавил Международный ПЕН-клуб. Он занимал этот пост до 1974 года.

В 1972 году он был первым немецким писателем послевоенного поколения, удостоенным Нобелевской премии.Во многом на решение Нобелевского комитета повлиял выход романа писателя «Групповой портрет с дамой» (1971), в котором писатель попытался создать грандиозную панораму истории Германии в XX век.

Генрих Бёлль пытался появиться в печати, требуя расследования смертей членов RAF. Его рассказ «Утраченная честь Катарины Блюм, или Как возникает насилие и к чему оно может привести» (1974) написана Белль под впечатлением нападок на писателя в западногерманской прессе, которую она недаром окрестила «вдохновитель» террористов.

Центральная проблема «Утраченной чести Катарины Блюм», как и проблема всех более поздних работ Белль, - это вторжение в частную жизнь государства и прессы. простой человек ... Опасности государственного контроля над своими гражданами и «насилие сенсационных заголовков» также описаны в последних работах Белль - «Заботливая осада» (1979) и «Имидж, Бонн, Бонн» (1981).

В 1979 году был опубликован роман Fursorgliche Belagerung, написанный еще в 1972 году, когда пресса была переполнена материалами о террористической группировке Baader Meinhof.В романе описаны разрушительные социальные последствия, возникающие из-за необходимости усиления мер безопасности во время массового насилия.

В 1981 году выходит роман «Что будет с мальчиком» или «Дело в книжной части» (Was soll aus dem Jungen Bloss werden, oder: Irgend was mit Buchern) - воспоминания о его ранней юности в Кельне.

Белль была первым и, пожалуй, самым популярным западногерманским писателем молодого послевоенного поколения в СССР, книги которого издавались в переводе на русский язык.С 1952 по 1973 год на русском языке было опубликовано более 80 рассказов, повестей, романов и статей писателя, а его книги выходили гораздо большими тиражами, чем на его родине, в ФРГ.

Писатель несколько раз бывал в СССР, но был известен также как критик советской власти. Получил А. Солженицын и Лев Копелев, высланные из СССР. В предыдущий период Белль незаконно вывезла рукописи Солженицына на Запад, где они были опубликованы.В результате работы Белль были запрещены к публикации в Советском Союзе. Запрет был снят только в середине 1980-х годов. с началом перестройки.

Бёлль умер 16 июля 1985 года в Лангенбройхе. В том же 1985 году был опубликован самый первый роман писателя «Солдатское наследие» (Das Vermachtnis), написанный в 1947 году, но опубликованный впервые.

В 1987 году в Кельне был основан Фонд Генриха Бёлля - неправительственная организация, тесно сотрудничающая с Партией зеленых (ее отделения существуют во многих странах, включая Россию).Фонд поддерживает проекты в области развития гражданского общества, экологии и прав человека.

Генрих Бёлль родился 21 декабря 1917 года в Кельне в либеральной католической семье ремесленников. С 1924 по 1928 год он учился в католической школе, затем продолжил обучение в гимназии кайзера Вильгельма в Кельне. Работал плотником, служил в книжном магазине.

Летом 1939 года Бёлль поступил в Кельнский университет, но осенью был призван в вермахт.Во время Второй мировой войны Белл захвачен американцами. После войны он вернулся в Кельнский университет и изучал филологию.

Бёлль начал публиковаться в 1947 году. Первые произведения - повесть «Поезд идет вовремя» (1949), сборник рассказов «Странник, когда ты приходишь на курорт ...» (1950) и роман «Откуда взяли? ты был, Адам? " (1951, рус. Пер., 1962).

В 1971 году Бёлль был избран президентом немецкого ПЕН-клуба, а затем возглавил Международный ПЕН-клуб.На этом посту он занимал до 1974 года.

Генрих Бёлль пытался появиться в печати, требуя расследования смерти членов RAF.

Писатель несколько раз бывал в СССР, но был известен также как критик советской власти. Получил А. Солженицын и Лев Копелев, высланные из СССР.

Belle Heinrich (21 декабря 1917 г., Кельн - 16 июля 1985 г., там же), немецкий писатель. Родился 21 декабря 1917 года в либеральной католической семье краснодеревщика и ремесленника, скульптора.С 1924 по 1928 год он учился в католической школе, затем продолжил обучение в гимназии кайзера Вильгельма в Кельне. После окончания средней школы в Кельне Бёлль, писавший стихи и рассказы с раннего детства, оказался одним из немногих учеников в классе, которые не присоединились к Гитлерюгенд. Однако через год после окончания школы его вербуют на принудительные работы. Подается в книжном магазине. После окончания классической гимназии (1936 г.) работал подмастерьем продавца в букинистическом магазине.В апреле 1939 года он поступил в Кельнский университет, где собирался изучать литературу, но через несколько месяцев получил повестку из вермахта. В 1939-1945 гг. Воевал пехотинцем во Франции, участвовал в боях на Украине и в Крыму. В 1942 году Бёлль женится на Анне Мари Чех, которая родила ему двух сыновей. Вместе со своей женой Белль перевел на немецкий язык таких американских писателей, как Бернард Маламуд и Сэлинджер. В начале 1945 года он дезертировал и попал в американский лагерь для военнопленных.После освобождения работал плотником, а затем продолжил образование в университете, изучая филологию. Литературный дебют Белль состоялся в 1947 году, когда его рассказ «Новости» был опубликован в одном из кельнских журналов. Спустя два года роман «Поезд пришел вовремя» (1949) был издан отдельной книгой, рассказывающей о солдате, который, как и сама Белль, дезертировал из армии. В 1950 году Белль стала членом Группы 47. В 1952 году в основной статье «Признание литературы руин», своего рода манифесте этой литературной ассоциации, Белль призвала к созданию «нового» немецкого языка - простого и правдивый, связанный с конкретной реальностью.В соответствии с провозглашенными принципами ранние рассказы Белль отличаются стилистической простотой, наполнены жизненной конкретностью. Сборники рассказов Белль «Не только на Рождество» (1952), «Молчание доктора Мурка» (1958), «Город знакомых лиц» (1959), «Когда началась война» (1961), «Когда Война окончена »(1962) нашла отклик не только среди широкой читающей публики и критики. В 1951 году писатель получил премию Группы 47 за рассказ «Черная овца» о молодом человеке, который не хочет жить по законам своей семьи (эта тема впоследствии станет одной из ведущих в творчестве Белль).От рассказов с незамысловатыми сюжетами Белль постепенно перешла к более объемным вещам: в 1953 году он опубликовал рассказ «И он не сказал ни слова», годом позже - роман «Дом без хозяина». Они написаны о недавнем опыте, в них осознаны реалии первых очень тяжелых послевоенных лет, затронуты проблемы социальных и моральных последствий войны. Роман «Бильярд в половине десятого» (1959) принес Белль славу одной из ведущих прозаиков ФРГ.Формально его действие происходит в течение одного дня, 6 сентября 1958 года, когда герой по имени Генрих Фемель, известный архитектор, отмечает свое 80-летие. По сути, действие романа содержит не только события из жизни трех поколений семьи Фемель, но и полувековую историю Германии. «Бильярд в половине десятого» состоит из внутренних монологов одиннадцати героев, одни и те же события представлены читателю с разных точек зрения, так что более или менее объективная картина исторической жизни Германии в первой половине Формируется 20 век.Романы Бёлля характеризуются простым и ясным стилем написания, сосредоточенным на возрождении немецкого языка после напыщенного стиля нацистского режима. Грандиозное аббатство Святого Антония становится своеобразным воплощением Германии, в конкурсе проектов, на строительство которого однажды выиграл Генрих Фемель и который был взорван его сыном Робертом, уехавшим после смерти жены в анти- фашистское подполье. Послевоенная Германия, в которой живут герои романа, оказывается, по мнению Белль, не намного лучше, чем довоенная Германия: и здесь царит ложь, за которую можно откупиться прошлым.Заметным явлением в германской литературе была следующая боль

Лучшее дня

Вторая работа Белль, Глазами клоуна (1963). Небогатый на события роман Белль - это, по сути, внутренний монолог главного героя, артиста цирка Ганса Шнира, сына промышленника-миллионера, вспоминающего годы своего военного детства, отражающую его послевоенную юность. по искусству. После того, как героя покинула возлюбленная Мари, которую Шнир считает «своей женой перед Богом», он начинает выпадать из ритма жизни, обостряются его «два врожденных недуга - меланхолия и мигрень».Для Ганса алкоголь становится лекарством от жизненных неудач. В результате Шнир не может выйти на арену цирка, он вынужден на время прервать свои выступления. Вернувшись в свою квартиру в Бонне, он звонит своим знакомым, чтобы найти Мари, которая стала женой католического лидера Цюпфнера, но безуспешно. Из воспоминаний героя читатель понимает, что он выпал из жизни задолго до того, как потерял возлюбленную - даже в подростковом возрасте, когда он отказался участвовать в учении Гитлерюгенда со своими одноклассниками, а позже, в двадцать лет, когда он отказался предложение отца продолжить его дело, выбрав путь свободного художника.Герой не находит опоры ни в чем: ни в любви, ни в налаженной жизни, ни в религии. «Католик по интуиции» он видит, как духовенство на каждом шагу нарушает букву и дух христианских заповедей, а те, кто искренне им следуют в условиях современного общества, могут превратиться в изгоя. В 1967 году Бёлль получил престижную немецкую премию Георга Бюхнера. Вершиной международного признания стало избрание Белль в 1971 году президентом Международного ПЕН-клуба, до которого он уже был президентом Немецкого ПЕН-клуба.На этом посту он занимал до 1974 года. В 1967 году Бёлль получил престижную немецкую премию Георга Бюхнера. А в 1972 году он стал первым немецким писателем послевоенного поколения, удостоенным Нобелевской премии. Во многом на решение Нобелевского комитета повлиял выход романа писателя «Групповой портрет с дамой» (1971), в котором писатель попытался создать грандиозную панораму истории Германии 20-го века. век. В центре романа - жизнь Лени Грюйтен-Пфайффер, описанная глазами многих людей, личная судьба которых тесно переплелась с историей ее родины.В начале 1970-х годов, после серии террористических актов, совершенных западногерманскими ультралевыми молодежными группами, Белль выступила в их защиту, оправдывая ужасающие действия неразумной внутренней политики западногерманских властей, невозможностью личной свободы в современное немецкое общество. Генрих Бёлль пытался появиться в печати, требуя расследования смерти членов RAF. Его рассказ «Утраченная честь Катарины Блюм, или Как возникает насилие и к чему оно может привести» (1974) был написан Белль под впечатлением нападок на писателя в западногерманской прессе, которая недаром окрестила его «вдохновителем» "террористов.Центральная проблема «Утраченной чести Катарины Блюм», как и проблема всех более поздних работ Белль, - это вторжение государства и прессы в частную жизнь обычного человека. Опасности государственного контроля над своими гражданами и «насилие в сенсационных заголовках» также описаны в последних работах Белль - «Заботливая осада» (1979) и «Имидж, Бонн, Бонн» (1981). В 1979 году был опубликован роман Fursorgliche Belagerung, написанный еще в 1972 году, когда пресса была завалена материалами о террористической группировке Baader Meinhof.В романе описаны разрушительные социальные последствия, возникающие из-за необходимости усиления мер безопасности во время массового насилия. Белль была первым и, пожалуй, самым популярным западногерманским писателем молодого послевоенного поколения в СССР, книги которого стали доступны благодаря «оттепели» конца 1950-х - 1960-х годов. С 1952 по 1973 год на русском языке было опубликовано более 80 рассказов, повестей, романов и статей писателя, а его книги выходили гораздо большими тиражами, чем на его родине, в Германии.Белль была частой гостьей в СССР. В 1974 году, несмотря на протест советских властей, он предоставил А.И. Солженицын, сослан советскими властями из СССР, с

г.

новое убежище в своем доме в Кельне (в предыдущий период Белль незаконно вывезла рукописи писателя-диссидента на Запад, где они были опубликованы). В результате работы Белль были запрещены к публикации в Советском Союзе. Запрет был снят только в середине 1980-х годов. с началом перестройки.В 1981 году выходит роман «Что станет с мальчиком, или Некоторые дела в книжной части» (Was soll aus dem Jungen Bloss werden, oder: Irgend was mit Buchern) - воспоминания о ранней юности в Кельне. В 1987 году в Кельне был основан Фонд Генриха Бёлля - неправительственная организация, тесно сотрудничающая с Партией зеленых (ее отделения существуют во многих странах, в том числе в России). Фонд поддерживает проекты в области развития гражданского общества, экологии и прав человека.Бёлль умер 16 июля 1985 года в Лангенбройхе. В том же 1985 г. был опубликован самый первый роман писателя - «Солдатское наследие» (Das Vermachtnis), который был написан в 1947 году, но был опубликован впервые.

Генрих Бёлль - немецкий писатель и переводчик.

Родился в Кельне, одном из крупнейших городов долины Рейна, в большой семье краснодеревщиков Виктора Бёлля и Мари (Германн) Бёлль. Предки Бёлля бежали из Англии при Генрихе XIII: как и все ревностные католики, они подвергались гонениям со стороны англиканской церкви.

После окончания средней школы в Кельне Белль, писавший стихи и рассказы с раннего детства, был одним из немногих учеников в классе, которые не присоединились к Гитлерюгенд. Тем не менее, через год после окончания школы молодой человек был привлечен к принудительным работам, а в 1939 году был призван на военную службу. Бёлль служил капралом на Восточном и Западном фронтах, был несколько раз ранен и в конце концов попал в плен к американцам в 1945 году, после чего провел несколько месяцев в лагере для военнопленных на юге Франции.

Вернувшись в родной город, Бёлль недолго проучился в Кельнском университете, затем работал в мастерской своего отца, в городском бюро демографической статистики, и при этом не переставал писать - в 1949 году первый рассказ » Поезд пришел вовремя », получивший положительные отзывы критиков (Der Zug war punktlich), рассказ о молодом солдате, который вот-вот вернется на фронт и скоро умрет. «Поезд пришел вовремя» - первая работа Белля из серии книг, в которых описывается бессмысленность войны и невзгоды послевоенных лет; это «Странник», когда приходишь в Спа... »(Странник, kommst du nach Spa, 1950),« Где ты был, Адам? »(Wo warst du, Adam?, 1951) и Хлеб в ранние годы» (Das Brot der fruhcn Jahre, 1955). Авторский стиль Бёлля, простой и ясный, был сосредоточен на возрождении немецкого языка после напыщенного стиля нацистского режима.

Отходя в своем первом романе «Бильярд в половине десятого» (Billiard um halbzehn, 1959) из манеры «литературы руин», Бёлль рассказывает историю семьи известных кёльнских архитекторов.Хотя действие романа ограничено одним днем, благодаря воспоминаниям и отступлениям в романе рассказывается о трех поколениях - панорама романа охватывает период от последних лет правления кайзера Вильгельма до процветающей «новой» Германии 50-е гг. «Бильярд в половине десятого» существенно отличается от ранних работ Бёлля - и не только масштабом изложения материала, но и его формальной сложностью. «Эта книга, - писал немецкий критик Генри Плард, - приносит читателю большое утешение, поскольку показывает целительную силу человеческой любви.«

В 60-е годы произведения Бёлля стали еще сложнее композиционно. Действие повести «Глазами клоуна» (Ansichten eines Clowns, 1963) также длится один день; в центре сюжета - молодой человек, который говорит по телефону и от имени которого рассказывается история; герой предпочитает играть роль шута, чтобы не поддаваться лицемерию послевоенного общества. «Здесь мы снова сталкиваемся с главными темами Бёлля: нацистское прошлое представителей нового правительства и роль католической церкви в послевоенной Германии», - писал немецкий критик Дитер Хенике.

Тема «Самовольное отсутствие» (Entfernung von der Truppe, 1964) и «Конец командировки» (Das Ende einer Dienstfahrt, 1966) также является оппозицией властям. Более объемный и гораздо более сложный по сравнению с предыдущими произведениями роман «Групповой портрет с дамой» (Gruppenbild mit Dame, 1971) написан в виде репортажа, состоящего из интервью и документов о Лени Пфайффер, благодаря которому раскрываются судьбы еще шестидесяти человек. «Прослеживая жизнь Лени Пфайффер на протяжении полувека немецкой истории, - писал американский критик Ричард Локк, - Бёлль создал роман, прославляющий общечеловеческие ценности.«

«Групповой портрет с дамой» был упомянут, когда Бёлль был удостоен Нобелевской премии (1972 г.), полученной писателем «за творчество, сочетающее в себе широкий спектр реальности с высоким искусством создания персонажей и ставшее значительным вкладом в возрождение немецкой литературы ».« Это возрождение, - сказал в своем выступлении представитель Шведской академии Карл Рагнар Гиров, - сравнимо с воскрешением восставшей из пепла культуры, которая, казалось, была обречена на полное уничтожение. и, тем не менее, к нашей общей радости и пользе дала новые всходы ».

К тому времени, когда Бёлль получил Нобелевскую премию, его книги стали широко известны не только в Западной, но и в Восточной Германии и даже в Советском Союзе, где было продано несколько миллионов экземпляров его работ. В то же время Бёлль сыграл видную роль в деятельности ПЕН-клуба, международной литературной организации, через которую он поддерживал писателей, подвергавшихся угнетению в странах коммунистического режима. После того, как Александр Солженицын был изгнан из Советского Союза в 1974 году, он жил с Бёллем перед отъездом в Париж.

В том же году, когда Белль помог Солженицыну, он написал публицистический рассказ Die verlorene Ehre der Katharina Blum (Die verlorene Ehre der Katharina Blum), в котором он резко критиковал коррумпированную журналистику. Это история о несправедливо обвиненной женщине, которая убивает репортера, оклеветавшего ее. В 1972 году, когда пресса была переполнена материалами о террористической группе Баадер-Майнхоф, Бёлль написал «Под конвоем» (Fursorgliche Blagerung. 1979), в котором описываются разрушительные социальные последствия необходимости усиления безопасности во времена массового насилия.

В 1942 году Бёлль женился на Анне Мари Чех, которая родила ему двух сыновей. Вместе со своей женой Белль перевел на немецкий язык таких американских писателей, как Бернард Маламуд и Джером Д. Сэлинджер. Бёлль умер в возрасте 67 лет, находясь недалеко от Бонна, навестив одного из своих сыновей. В том же 1985 году был опубликован самый первый роман писателя «Солдатское наследие» (Das Vermachtnis), написанный в 1947 году, но опубликованный впервые. «Солдатское наследие» рассказывает о кровавых событиях, произошедших во время войны на Атлантическом и Восточном фронте.Несмотря на то, что в романе есть некоторая тревога, отмечает американский писатель Уильям Бойд, «Солдатское наследие» - зрелое и очень значимое произведение; «От него веет ясностью и мудростью, полученной через страдания».

Генрих Бёлль родился 21 декабря 1917 года в Кельне в большой семье краснодеревщиков. С раннего детства писал стихи и рассказы. После окончания средней школы Белль, в отличие от большинства своих одноклассников, не вступил в Гитлерюгенд. Молодой человек хотел поступить в университет, но получил отказ.Несколько месяцев он изучал книготорговлю в Бонне, а затем был привлечен к принудительным работам. Тогда Белль еще стал студентом Кельнского университета, но в 1939 году его призвали в армию. Он служил капралом на Восточном и Западном фронтах и ​​был несколько раз ранен. В 1942 году Белль вышла замуж за Анну Мари Чех. В 1945 году он был схвачен американцами и провел несколько месяцев в лагере для военнопленных на юге Франции.

После войны Белль вернулась в Кельн. Учился в университете, работал в мастерской отца и в городском бюро демографической статистики.Уже в 1947 году он начал публиковать свои рассказы. В 1949 году был опубликован первый рассказ, получивший положительную реакцию критиков - «Поезд пришел вовремя», рассказ о молодом солдате, который вот-вот вернется на фронт и скоро умрет.

В 1950 году Белль стала членом Группы 47, ассоциации прогрессивных молодых писателей. В 1952 году в своей статье «Признание литературы в руинах», своего рода манифесте этого литературного объединения, он призвал к созданию «нового» немецкого языка - простого и правдивого, связанного с конкретной реальностью, в противовес напыщенности. стиль нацистского режима.В рассказах «Странник, когда ты приходишь на курорт…» (1950), «Где ты был, Адам?» (1951), Хлеб ранних лет (1955) Белль описала бессмысленность войны и тяготы послевоенной жизни. Затем от рассказов с незамысловатыми сюжетами постепенно перешел к более объемным вещам - «И не сказал ни слова» (1953), «Дом без хозяина» (1954).

В будущем произведения Белль станут более сложными по композиции. Роман «Бильярд в половине десятого» (1959) рассказывает историю семьи кельнских архитекторов.Хотя действие ограничено одним днем, текст, основанный на внутренних монологах, построен таким образом, что представлена ​​жизнь трех поколений, взгляд на полувековую историю Германии - с последних лет правления кайзера Вильгельма. правило ко времени написания романа. Этот роман принес Белль репутацию одного из ведущих прозаиков Германии.

Действие повести «Глазами клоуна» (1963) также длится один день. Это внутренний монолог главного героя, артиста цирка, вспоминающий его военное детство и послевоенную юность.Он не находит опоры ни в чем - ни в любви, ни в налаженной жизни, ни в религии; во всем он видит лицемерие послевоенного общества.

Противостояние официальной власти и официальным нормам - характерная тема для Belle. Это звучит в «Самовольном отсутствии» (1964), «Конец одной командировки» (1966).

Вершиной международного признания стало избрание Белль в 1971 году президентом Международного пен-клуба. В 1972 году он стал первым немецким писателем послевоенного поколения, удостоенным Нобелевской премии.Во многом на решение Нобелевского комитета повлиял выход большого и сложного (состоящего из интервью и документов) романа «Групповой портрет с дамой» (1971), в котором писатель попытался создать грандиозную панораму города. история Германии в ХХ веке.

В начале 1970-х гг. лет., после серии террористических актов, осуществленных западногерманскими ультралевыми молодежными группами, Белль выступила в их защиту, оправдывая ужасающие действия необоснованной внутренней политики западногерманских властей, невозможность личной свободы в современной Германии. общество.Рассказ «Утраченная честь Катарины Блюм, или Как возникает насилие и к чему оно может привести» (1974) был написан на основе личных впечатлений от нападок на писателя в западногерманской прессе, которая недаром окрестила его «Вдохновитель» террористов. Центральная проблема повести (как и всех более поздних работ Белль) - это вторжение государства и прессы в частную жизнь обычного человека. История вызвала большой общественный резонанс, была снята на видео.

Другие произведения Белль - «Заботливая осада» (1979) и «Образ, Бонн, Бонн» (1981) также рассказывают об опасности государственного надзора за своими гражданами.

В 1985 году по случаю сороковой годовщины капитуляции нацистской Германии Белль опубликовал «Письмо моим сыновьям» о том, как он сам пережил конец войны. Тема расплаты с фашистским прошлым присутствует и в последнем посмертно опубликованном романе «Женщины на фоне речного пейзажа».

Белль много путешествовала. Он посетил Польшу, Швецию, Грецию, Израиль, Эквадор; неоднократно бывал во Франции, Англии и особенно в Ирландии, где жил в собственном доме.

Белль была самым популярным западногерманским писателем в Советском Союзе, одним из кумиров молодого послевоенного поколения. Его книги стали доступны благодаря оттепели конца 1950-х - 1960-х годов. На русском языке было опубликовано более 80 рассказов, повестей, романов и статей писателя, а его книги выходили гораздо большими тиражами, чем на его родине, в Германии. Белль была частой гостьей в СССР. Но в 1974 году писатель, несмотря на протест советской власти, предоставил А.И. Солженицын имел временное пристанище в своем доме в Кельне (в предыдущий период он незаконно вывез рукописи Солженицына на Запад, где они публиковались). В результате работы Белль больше не публиковались в Советском Союзе; запрет был снят только в середине 1980-х годов. с началом перестройки.

В 1980 году Белль тяжело заболела и ее ампутировали. правая нога ... В начале июля 1985 года его снова заставили обратиться в клинику, и 16 июля 1985 года он скончался.Похоронен в Борнхейм-Мертене близ Кельна; Похороны прошли при большом скоплении народа, с участием писателей и политиков.

В 1987 году в Кельне был основан Фонд Генриха Бёлля - неправительственная организация, которая тесно взаимодействует с Партией зеленых (ее отделения существуют во многих странах, включая Россию). Фонд поддерживает проекты в области развития гражданского общества, экологии и прав человека.


Клоун Генриха Бёлля


То, что у меня получается лучше всего, это абсурдность повседневной жизни: я наблюдаю, складываю эти наблюдения, увеличиваю их до энной степени и извлекаю из них квадратный корень, но с множителем, отличным от единицы. Я увеличил их на.

Ганс Шнир не требует многого от жизни: разрешить любить Мари, жениться на ней, иметь детей и вместе стареть. Уметь выражать себя через искусство пантомимы, вдохновляя и развлекая аудиторию. Он надеется на уважение со стороны своих родителей, качественное время w


То, что у меня получается лучше всего, это абсурд повседневной жизни: я наблюдаю, складываю эти наблюдения, увеличиваю их до энной степени и извлекаю из них квадратный корень, но отличается от того, на который я их увеличил.

Ганс Шнир не требует многого от жизни: разрешить любить Мари, жениться на ней, иметь детей и вместе стареть. Уметь выражать себя через искусство пантомимы, вдохновляя и развлекая аудиторию. Он надеется на уважение со стороны родителей, качественное времяпрепровождение с братом и сестрой, поощрение друзей и хорошие разговоры. Ему 28 лет, он сильно пьян, не имея ни цента в карманах, и думает о самоубийстве. Потому что у него отняли все ценное, а Ганс - изгой.

Его богатые родители отвергли Ганса после того, как он соблазнил Мари и выучился на клоуна. Его сестра была убита абсурдно и без надобности в последние дни Третьего рейха. Его брат поступил в католическую семинарию и хочет стать священником. Его отец-протестант считает, что давать деньги своему сыну - это грех. Его возлюбленная Мари оставила его, чтобы вернуться в католическую церковь, потому что он не отказывался от будущего их предполагаемых детей. Его последний отвратительный концерт закончился травмой колена и призывом уйти на пенсию от его агента.

Теперь мое травмированное колено было хорошим поводом лежать на диване, курить сигареты и вдыхать жалость к себе.

Ханс Шнир уединяется в своей бывшей квартире в Бонне с бутылкой бренди и телефонной книгой, возвращаясь в прошлое, чтобы наметить свое резкое падение в депрессию, в ярости звоня всем родственникам и знакомым, чтобы либо одолжить ему несколько марок, либо помочь ему вернуть Мари. В первых двух главах я очень мало сочувствовал Гансу, плакал в его бутылку и валялся в том, что я воспринимал как причиненные самому себе страдания.Даже его художественную непримиримость я нашел претенциозной и эгоцентричной. Почему не смог молодой г-н. Шнир научился идти на компромисс и адаптироваться, как и все мы?

Нет ничего более удручающего для людей, чем клоун, которого им жалко. Это как официант в инвалидном кресле, чтобы принести вам пиво.

Я был очень близок к тому, чтобы отказаться от романа из-за этой сильной первоначальной неприязни к пораженцу Ганса Шнира и эгоистичного повествования (см. Спойлер) [и я включаю сюда почти изнасилование Мари в сцене соблазнения (скрыть спойлер)] , но чем дольше я слушал этот длинный роман, монолог, тем больше я убеждался в том, что Генрих Болл заслуживает Нобелевской премии и всеобщего признания критиков.
Ганс Шнир - больше, чем просто клоун. Он художник, испытывающий острую потребность понять мир, найти выражение для всех разнообразных эмоций и чаяний своего поколения и, возможно, стать фактором перемен к лучшему. Его выбор материала для пантомим, таких как они описаны в романе, предназначен не для коммерческого успеха, а как катализатор разоблачения гнили, лежащей в основе буржуазного самодовольства. Как и Ленни Брюс примерно в то же время, Ханс Шнир рассматривает роль комика как провокатора, как голос нашей коллективной совести, вопиющей против роста лицемеров.

Ганс напрасно использует свое саркастическое остроумие во время телефонных звонков, когда получатели надевают доспехи самодовольства, фальшивого благочестия и пустого интеллектуального дискурса. Юмор становится неотличимым от чистой ярости, поскольку Ганс готов ... ударить Калика по носу, назвать Соммервильда папским лицемером и обвинить других членов исполнительного комитета немецкого католицизма в подстрекательстве к разврату и прелюбодеянию.

Не пытаясь быть исчерпывающим, Калик - бывший одноклассник Ганса, который настучал на своих друзей как на евреев или непатриотиков нацистов, выступал с речами на собраниях Гитлерюгенда и теперь действует как столп национального примирения.Соммервилд - лидер католической группы, которая организует политические дебаты и дебаты по священным писаниям, а также работала за спиной Ганса, чтобы убедить Мари оставить его, потому что он недостаточно набожен. Шницлер - посредственный писатель, который раньше слонялся по особняку Шнира, призывал других быть патриотами, пока выкапывал записки из кошельков покровителей. Ганс считает его ответственным за смерть своей сестры Генриетты, которую отправили в зенитный отряд добровольцев всего за несколько дней до того, как американцы оккупировали Бонн.

И все же он был тем, кто заставил мою мать заставить нас присоединиться, меня в Гитлерюгенд, а Генриетту в БДМ. «В этот час, дорогая леди, нам всем просто нужно сплотиться, встать вместе, вместе страдать».

Шницлеры мира сегодня живы и здоровы, многие из них занимают посты абсолютной политической власти, которыми они злоупотребляют аналогичным образом, когда дело касается глобальных пандемий или гражданских беспорядков.

Это лишь пара примеров из многочисленных случаев лицемерия, которые изменили мое представление о Гансе Шнире с эгоистичного панка на почти хрестоматийное определение мученика.Действительно, время от времени в своих телефонных разговорах с разными политиками, священнослужителями, банкирами, туристическими агентами, семьей или друзьями Ганс-атеист производит впечатление более знакомого с духом христианства, с этим ядром сострадания, чем его социальное образование в семинарии. успешные, но сухосердные современники.

Для постороннего - а все в этом мире посторонние по отношению ко всем остальным - что-то всегда кажется хуже или лучше, чем для того, кого непосредственно касается, будь то удача или неудача, несчастный любовный роман или «художественный упадок».

Даже отношения с Мари были брошены в новом свете, поскольку я научился видеть в Гансе не агрессивного соблазнителя, а жертву устаревшего, но строгого морального кодекса, который ставит больше догмы, чем искреннюю преданность. Мне все еще было трудно воспринимать мрачный тон книги более чем в небольших дозах, примерно по главе в день, но к концу рассказа я действительно надеялся, что Ганс найдет какое-то облегчение от своих испытаний и невзгод, какое-то честное и правдивое. друг в городе, который мог разделить его боль и облегчить его одиночество.
Как это случилось с другими очень грустными историями о мечтателях и одиночках, которым трудно приспособиться к больному миру («Стоунер», «Эбенезер Ле Паж»), моя окончательная оценка не является выражением большого развлечения, потому что в конечном итоге истинное искусство - это не должен быть попкорном для бегства от реальности, но провокационным и тревожным вызовом статус-кво.

«Что ты за мужчина?» он спросил.
«Я клоун, - сказал я, - и собираю моменты. До свидания." Я повесил трубку.

>>> <<< >>> <<<

две записи из послесловия:

Семья Болла была настолько близка к грани выживания в те годы, что когда он получил 1000 марок призовых от Gruppe 47 в 1951 году, он немедленно отправил его жене и детям, чтобы они могли купить что-нибудь поесть.

[Вот почему подробности бедности Ганса Шнира настолько остры, а вопрос художественной целостности - центральная тема романа.]

Пока Болл работал над «Клоуном», он также переводил «Над пропастью» во ржи на немецкий язык.

[весь обзор мог бы быть написан как параллель между Холденом Колфилдом и Хансом Шниером, но не мной, так как с тех пор, как я читал Сэлинджера, прошли десятилетия]

["br"]> ["br"]> ["br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "] > ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> [ "br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br" "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "]> [" br "] > ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]> [ "br"]> ["br"]> ["br"]> ["br"]>

C Magazine / Правда к материалу: Криста Белль Стюарт

Стены выставочного пространства Художественной галереи Нанаймо были обнажены во время недавней персональной выставки Кристы Белль Стюарт « Истина в материале ».Вместо этого внимание зрителя привлекли большие фотографии, которые полностью покрывали пол галереи. Напечатанные на виниле, эти изображения покрывали бетон так плотно, что многие из его мелких трещин и вмятин оставались видимыми вблизи, свидетельствуя о несовершенном основании под плоскими изображениями на поверхности. В стеклянных витринах выставлялись два предмета: гравированная серебряная повязка на руку и декорированное платье из оленьей кожи. Наряду с коротким видео, проигрываемым в отдельной комнате, эти компоненты составляют выставку, которая изображает и исследует сложные отношения, окружающие объекты культурного изучения, привлечения и присвоения.

Истина к материалу документирует встречу Стюарта с европейской субкультурой, известной в Германии как Indianer , энтузиастов-любителей мифологизированной, гиперэссенциалистской версии культур коренных народов Северной Америки. Серьезно воссоздавая обычаи и костюмы определенных племен (как они изображены в западных литературных и антропологических отчетах прошлых десятилетий), они одеваются как «коренные народы» на больших собраниях на открытом воздухе, которые длятся несколько дней подряд, находя удовольствие и сбегая в предвкушении. современная ролевая игра.На многих фотографиях Стюарта, привязанных к полу, изображено индейцев , одетых в регалии и среди типи, хотя бродячая футболка или электронное устройство часто нарушают попытку правдоподобия сцены.

Выживание этого хобби в Германии отчасти объясняется непреходящей популярностью немецкого писателя Карла Мэя, чьи приключенческие романы XIX века, действие которых происходит на американском Западе, воодушевили бесчисленное количество немецких детских лет и сформировали представления о коренных народах Северной Америки. Междисциплинарная практика Стюарта часто учитывает то, как архивы и их материалы информируют исторические повествования.На фотографиях, сделанных во время ее посещения музея Карла Мая в Радебойле, Германия, запечатлены омерзительные манекены в искусственной племенной одежде и каменный, похожий на призрак бюст Виннету, героя сказок Мая-апачей. В Истина к материалу эти безжизненные аватары музея появляются рядом с изображениями белых любителей в костюмах, оба функционируют как эмблемы поверхностных и упрощенных способов представления культур коренных народов, сглаженных их сложности и историй колониального перемещения. стертые или деполитизированные.

Индивидуальные мотивы хобби Indianer выглядят как нечеткое болото социальных, культурных и либидозных желаний, хотя такое описание рискует изобразить их как чрезмерно загадочные. Действительно, следует признать, что в некотором смысле представления Indianer являются знакомыми итерациями, частью долгой истории расовых костюмов для удовольствия белых. Но стоит изучить, как это делает художник, что особенного в этом немецком хобби, как привязанности, которые его поддерживают, превосходят мимолетные удовольствия костюмированной вечеринки.Эти два объекта, представленные и обработанные в витринах, являются подходящей отправной точкой. Название серебряного браслета с гравировкой, Give’r Indianer (2019), напоминает как выражение сердечного ободрения, так и повелительную фразу «дай ей». Спонтанно подаренная Стюарту в причудливом взаимодействии, запечатленном на видео, браслет заметно испачкан красноватой краской, которую предыдущий владелец использовал для затемнения своей кожи. Таким образом, он олицетворяет то, как рекреационная приверженность любителей деталям и погружению - возможно, очаровательно эксцентричная в контексте чего-то вроде косплея - становится зловещей, когда ее подталкивают расовые фантазии.Для владельца телесность окраски тела может отражать стремление к чувственной и освобожденной субъективности «благородного дикаря», но пафос этой фигуры, проистекающий из трагического состояния угнетения или неуместности в современности, возможно еще более зловещий аспект этого разнообразного влечения к коренному населению. Взгляд на коренные народы как на неизлечимые жертвы и отошедшие в прошлое, представленные застывшими во времени манекенами в музее, оказывается необходимым условием идентификации Indianer .

Замысловатое платье из оленьей кожи под названием The Gift (2019), украшенное бусинами, ракушками, оленьими хвостами и акриловой краской, было вручную изготовлено для Стюарт специально для Стюарт подругой из Indianer , которую она подружила во время первых встреч с группой примерно в 2007 году. Дарение подарка, далеко не одностороннее проявление щедрости, вызывает сеть отношений между дарителем и получателем в тот же момент, когда оно порождает новые. Этот опыт может быть непростым, со следами прошлых, настоящих и будущих привязанностей и обязательств.Легко понять, почему, когда история, насилие и политика репрезентации вступают в обмен, подарок может стать источником боли и замешательства. Как однажды заметил литературный критик Дж. Хиллис Миллер, подарок в переводе с немецкого означает «яд». Называя одежду таким образом, называя ее тем, чем она является, Стюарт предлагает зрителю остаться с амбивалентностью и разобраться в коннотациях этого слова.

Музейная экспозиция двух предметов приглашает рассматривать выставку как своего рода антропологический экспонат.В этом образе Стюарт, член нации Syilx / Okanagan Nation, будет заинтригованным этнографом, приносящим домой результаты своего исследования нишевой субкультуры, повязки и одежды «аутентичных» артефактов, призванных метонимически представлять среду. к которому они принадлежат: в данном случае - сообществу, основанному на подражании. В видео под названием Nine ∞ (2019) Стюарт движется через собрание Indianer , держа камеру под низким, возможно, скрытым углом. Она не появляется в кадрах, но ее голос слышен в разговоре с участниками, которые спрашивают, как они оказались вовлечены в хобби, и, в одном случае, задумывались ли они когда-нибудь о влиянии, которое их инсценировки могут оказать на люди, чьей культуре и внешнему виду они подражают.Видео предлагает зрителю испытать трудный объект исследования Стюарт с ее точки зрения, с ее личными проблемами, продуктивно разрушая любую позу объективности, которую выставка могла бы принять в противном случае. В аналогичной дезориентации этнографического взора покрытому фотографиями полу дается эмоциональное немецкое название Die Angst (2019), что переводится как «страх» и погружает зрителя в его среду так же, как и дестабилизирует его. Перемещение по нему заставляет вас перемещаться, поднимать ноги и изгибать свое тело, чтобы более четко видеть, что скрывает ваше собственное положение.Нисходящая динамика власти, подразумеваемая размещением фотографий под ногами, где на изображенные фигуры наступают и унижают достоинство, подрывается глазами, которые нуждаются в опускании вниз, что для наблюдателя может напоминать состояние мрачности.

Истина к материалу - это только одна итерация в том, что, как ожидает Стюарт, будет постоянным взаимодействием с Indianers и вопросами, возникающими в связи с их деятельностью. Их сообщество, как и любое другое, является не инертным объектом изучения, а живой группой субъектов, которые сильно влияют на тех, кто намеревается понять или представить их.Выставка не является разоблачением, и любая дидактика, которую определяет зритель, должна хотя бы частично сдерживаться близостью художника к ее предмету: зачем тратить время на развитие отношений с этой группой - в течение примерно 12 лет - если только один намеревался их осудить? Истина к материалу отказывается от легкого игнорирования феномена, предпочитая исследовать вопросы и противоречия культурной, художественной и антропологической репрезентации, которые оно вызывает, даже если это означает, что зритель будет неприятно приблизиться к этим темным и невыносимым фантазиям.

Антея Белл, «великолепный» переводчик Астерикса и Кафки, умерла в возрасте 82 лет | Художественная литература в переводе

Антея Белл, переводчик, который принес классические произведения Астерикса в WG Sebald английским читателям, умерла в возрасте 82 лет.

Ее сын Оливер Камм, писатель Times, объявил об этом в четверг. Утром, описывая Белла как «литературного гиганта и во всех отношениях блестящего человека». В декабре Камм написал, что его мать заболела годом ранее и находится в доме престарелых.«Ее великий ум ушел, и она больше не знает, кто я», - писал он. «Хотя ее карьера закончилась, она остается литературным гигантом, и никто не научил меня больше языку и языкам».

Белл, работавший как с французского, так и с немецкого языков, перевел тексты таких авторов, как Зебальд, Стефан Цвейг, Франц Кафка и Зигмунд Фрейд. Впервые она начала переводить «Астерикс» в 1969 году, придумав некоторые из его лучших шуток и каламбуров. В ее версии маленькая собачка Обеликса Идефикс стала Догматиксом, а друид Панорамикс стал Гетафиксом.Оксфордский справочник по литературе в английском переводе описывает ее работу над Астериксом как гениальную и великолепно воссозданную, демонстрирующую «искусство переводчика в лучшем виде».

По словам писателя Уилла Селфа, «сомнительно, что выдача Зебальда была бы столь велика в английском читательском мире, если бы не великолепные переводы его произведений Антеей Белл».

«В самом деле, учитывая, насколько важен переводчик - часто эффективно переписывающий оригинал - было бы лучше говорить о гибридном существе: возможно, Bellbald», - сказал он.«Тем не менее, если это так, то есть место и для« Bellterix », поскольку ее переводы знаменитого французского bande dessinée широко известны как захватывающе остроумное воссоздание оригинала с очень точной каламбуром».

Селф сказал, что он всю жизнь читал переводы Белла, пять лет назад созывая симпозиум переводчиков, чтобы обсудить «болезненную проблему» перевода Кафки, в которой Белл блестяще проявил себя. «Особенно вдохновляющим был ее анализ его юмора как писателя - непонятного для английских читателей, пока он не был опосредован этим очень тонким и очень великим умом», - сказал он.«В эпоху, когда Британия, кажется, снова окутывает себя, еще сильнее закутываясь в свои древние и однотонные одежды, нам следует помнить об огромной важности литературного перевода как вектора для нашего понимания других народов и сочувствия к ним. ”

Антея Белл OBE, орден «За заслуги перед», умерла сегодня утром в возрасте 82 лет. Она была литературным гигантом среди великих переводчиков 20–21 века, среди которых были Кафка, Себальд, Цвейг, Фрейд, Вилли Брандт, Сименон, Госинни и другие. @richkamm и я буду очень скучать по нашей маме.Копия @GermanEmbassy pic.twitter.com/3TxeLy6dfS

- Оливер Камм (@OliverKamm) 18 октября 2018 г.

Белл перевел сотни книг, от бестселлеров, таких как серия «Чернильное сердце» Корнелии Функе, до романа ЭТА Хоффманна XIX века «Жизнь и мнения кота-кота Мурра». Первая книга, над которой она когда-либо работала, пришла к ней случайно, когда ее тогдашнего мужа, Энтони Камма, издателя, спросили, знает ли он кого-нибудь, кто мог бы перевести детскую книгу немецкого писателя Отфрида Прейсслера «Маленькая водяная фея».«Это был мой первый перевод, и я сделала это с моим первым ребенком в люльке рядом со мной», - сказала она Guardian в 2013 году.

Победитель множества литературных наград Белл также получил немецкий Verdienstkreuz (Крест за заслуги) в 2015 году и была назначена OBE в 2010 году. Она считала, что переводы должны «читаться так, как если бы они были не только написаны, но и мыслились по-английски», на конференции в 2004 году она сказала: «Всю свою профессиональную жизнь я чувствовала, что переводчики создают иллюзию - иллюзия состоит в том, что читатель читает не перевод, а настоящую вещь.

Отмеченный наградами переводчик Дэниел Хан сказал, что Белл была «лучшей в своем деле - необычайно хорошим и плодовитым переводчиком, а также несравненно щедрой по отношению к своим коллегам в этой области».

«Она была элегантным стилистом, но более того, поразительно разносторонним», - сказал Хан. «Я впервые узнал ее имя, как и многие люди, потому что она написала все те невероятные шутки об Астериксе, которые я так любил; но для других она была Себальдом, или, возможно, Кафкой, а иногда и Фрейдом.Она была Корнелией Функе или Эрихом Кестнером для детей, Сашей Станишичем и Стефаном Цвейгом для взрослых и многими другими. Литература изо всех сил пытается процветать без перевода. Сегодня я не могу не задаться вопросом, как бы мы, читатели и писатели, могли обойтись без Антеи Белл ».

Немецкий майор Висконсин | Майор по немецкому языку | Немецкая степень Висконсин

Основные моменты программы бакалавриата немецкого языка

Программа изучения и повышения квалификации. Наша специальность по немецкому языку предлагает множество увлекательных занятий и факультативов.Узнайте об искусстве эпохи Возрождения, политике континентальной Европы или Холокосте. Курсовая работа и связанные с ней проекты подготовят вас к глубокому путешествию и помогут развить сочувствие через понимание других культур. Наши выпускники уезжают, готовые выделиться на рынке труда и продолжить свой жизненный путь, изучая немецкий язык и разговаривая на нем.

Возможности совместных исследований. Возможности для студентов проводить исследования на уровне бакалавриата вместе со своими профессорами доступны для всех языковых специальностей и очень приветствуются.Кафедра языков в среднем выделяет 10 исследовательских грантов факультета-студента в год, при этом студенты регулярно сотрудничают с преподавателями в области лингвистики, международной литературы, культуры, истории и политики. Недавнее исследование включало анализ влияния этнического разнообразия на предприятия в двух городах штата Висконсин и изучение перспектив Германии в связи с бунтом во время гражданской войны в Порт-Вашингтоне.

Карьерная подготовка. Многие изучающие иностранные языки выбирают стажировку - часто на международном уровне - во время учебы в UWEC.Стажировки - отличный способ составить свое резюме и сфокусировать свой карьерный рост. Они также могут помочь вам начать работу в тех местах, где вы, возможно, захотите работать. Наш Центр консультирования, удержания и карьеры не только поможет вам найти перспективную стажировку, но и рассмотрит ваше резюме и портфолио, а также поможет подготовиться к собеседованию.

Новейшие технологии. Возможности обучения вне класса в UWEC безграничны. Например, наша языковая лаборатория и Центр учебных материалов Roma Hoff заполнены звуковыми и видеопрограммами, фильмами, играми и компьютерным программным обеспечением, которые помогут вам применить полученные знания в классе.

Belle Ombre / Загробная жизнь Георга Тракла


В начале 1950-х годов американский поэт Джеймс Райт по ошибке забрел не в тот класс во время учебы в Венском университете и присоединился к семинару, посвященному поэту Георгу Траклу. Он описывает, как профессор, ведущий семинара, медленно, с огромным терпением читал стихи Тракла в сумеречной комнате. Единственные другие участники описаны как несколько стариков, которые «походили на бомжей Боури в Америке», но что-то в ясном, мягком прочтении стихов означало, что Райт возвращался в эту затемненную комнату «каждый день в течение месяца в течение зимы. и осень ».Стихи Тракла способны вовлечь читателя, даже неохотно, в его собственный мир. Это стихи, которые, кажется, ждут читателя, приглашая читать и перечитывать.

Сам Тракл в значительной степени принадлежал к беспокойному, экстремистскому и бескомпромиссному скрытому течению художественного самовыражения, которое характеризовало последние годы Австро-Венгерской империи, мир Кокошки и Второй венской школы Шенберга. Работая военным фармацевтом, он умер в 1914 году в возрасте 27 лет после поражения Австрии при Гродеке из-за передозировки наркотиков, вероятного самоубийства.Но в стихах Тракла есть что-то особенное. В примечании к двадцати переводам стихов Тракла, опубликованных Райт с Робертом Блая, Райт описывает стихи не как объекты, сконструированные Траклом, а как «тихие места на краю темного леса, где нужно сидеть неподвижно в течение очень долгого времени и Слушай внимательно." Стихи - это пейзаж, который нужно исследовать. Стихи, которые нужно слушать.

Спустя сто лет после смерти Тракла немецкий поэт Лутц Зайлер опубликовал первый роман, Kruso , который по-своему проникает в атмосферу стихов Тракла, ощущение стихов как пейзажа.Действие романа происходит в последние годы существования Восточно-Германской Демократической Республики, в значительной степени опираясь на собственный писательский опыт Зайлера. В нем рассказывается об опыте молодого человека Эда, который бросает академическое изучение стихов Тракла после травматической смерти своей подруги и направляется на остров Хиддензе, недалеко от северного побережья Германии, его разум был захвачен «воспоминаниями». клад »немецкой лирики - Тракла и др. На Хиддензее, пропавший без вести, без необходимых документов, он находит работу на кухне отеля и встречает главного героя, Крусо.Что-то от острова уже появилось, когда он декламирует стихи Тракла про себя. «Звук каждого слова ассоциировался с изображением огромного прохладного пейзажа, который полностью пленил Эда; белый, коричневый, синий, загадка полнейшая ».

В отеле на Хиддензее Эд открывает для себя контркультурный мир людей, которые больше не могут жить обычной жизнью, которой от них требуют в Восточной Германии. Крузо объясняет, что они ищут избавления «от работы. От мужа. Из состояния. Из прошлого." В видении Крусо остров - это убежище, и он хочет создать сообщество, находя места для проживания для многих, кто перебрался на остров.В этом убежище произносимые слова имеют особую силу не только для Эда, но и для Крузо. Поэзия становится своего рода сопротивлением, и звук произносимых слов сливается с шумом острова в объяснении Крузо: «Каждый шум - это пещера, язык… вы живете среди шума. И это единственная причина, по которой вы спрашиваете, что это означает: вы должны сказать это все сто раз самому себе. Вы можете забыть, что означают слова ... Вы просто продолжаете тихо разговаривать с собой, своим голосом, вы своим голосом стучите в дверь слов ».Крузо и Эд должны найти способ говорить своими собственными словами, но Крусо также описывает навязчивые, повторяющиеся слова поэзии Тракла - то, как они входят в свой особый, идиосинкразический язык, как Тракл продолжает, говоря словами Крузо, «стучать». у слов «дверь» своим голосом.

В Крусо много Тракла. Сам Тракл обладал дальновидным чувством поэзии. Будучи молодым человеком в Зальцбурге, он, как и другие его сверстники, читал Ницше, Достоевского, Бодлера и Рембо.Он написал своей сестре Минн о том, что у него «все живое ухо», о том, как он может слышать «мелодии во мне». И моему крылатому глазу снова снятся его образы, которые прекраснее реальности ». В том, как Эд описывает опыт прослушивания речи Крузо, многое от Тракла тоже есть: «Все это было отношением, странной смесью строгости, почти целомудрия и самоконтроля, с одной стороны, а с другой - решимости, почти фанатизм и склонность к фантастическому и незаконному. Целомудренный фанатизм… поразительное сочетание невинности и абсолютности ».

В романе Лутца Зайлера видения Тракла с их странным языком слушания полностью живы для Эда в Восточной Германии 1980-х, точно так же, как они казались живыми для Джеймса Райта в классе в Вене в 1950-х. Франц Фюманн, редактор издания стихов Тракла, опубликованных в Восточной Германии, делает парадокс загробной жизни стихов Тракла центральным в своей книге, посвященной стихотворениям. Это издание Trakl Фюманна, которое Зайлер приписывает в примечаниях к Kruso .Фюманн предполагает, что если в прозорливой поэзии «Тракла» есть что-то похожее на сон, то опыт чтения «Тракла» - это совсем не опыт прослушивания скучной мечты незнакомца. Каким бы странным ни был язык, мы чувствуем своего рода шок и испуг (betroffenheit), поскольку поэзия, кажется, нас беспокоит - опыт, который «tua res agitur» (касается вас). Стихи Тракла могут иметь личную связь.

Ощущение связи самого Фюмана с поэзией Тракла восходит к последним дням нацистской Германии.Принося домой сборник стихов Тракла во время своего последнего отпуска в качестве немецкого солдата, он с удивлением обнаруживает, что его отец, бывший военный фармацевт, работал вместе с Траклом. По словам его отца, он мог бы рассказать несколько историй о сумасшедшем поведении Тракла. «Этот парень был сумасшедшим, без вопросов» и «без фармацевта». Неудивительно, что стихотворением, которое больше всего владело Фюманом на этом этапе, был «Псалом», который он знал наизусть, читая его про себя по дороге в советский лагерь для военнопленных после капитуляции своего подразделения.Поэма наполнена ощущением катастрофы. «Это свет, который задул ветер», - первая строка в переводе Роберта Фирмейджа. Но даже в этом стихотворении есть уравновешивающая странность его последней строчки: «Золотые глаза Бога тихо открываются над местом черепов».

Заключенный в Советском Союзе, Фюманн становится убежденным коммунистом, вдохновленный политическим воспитателем, и через несколько лет возвращается в новую (коммунистическую) Германскую Демократическую Республику. Видения стихов Тракла, кажется, не принадлежат этому миру, но, найдя сборник стихов Тракла 1913 года в букинистическом магазине, он «прочитал и прочитал».Проблема заключалась в том, что стихи не имели никакого отношения к той поэзии, которую он должен был читать и продвигать: стихи, в которых обсуждались современные проблемы, стихи, показывающие выход из затруднительного положения, стихи Неруды, Брехта, Маяковского. На фоне этого стихи Тракла можно было рассматривать только как декадентские и пораженческие, отрицание того, что было для Фюмана, благородства, правды и добродетели социалистического идеала.

Хуже того, в этот период Фюманн приехал, чтобы больше узнать о жизни Тракла. «Может ли это быть правдой, - пишет он, - как я однажды слышал, что Тракл осквернил свою собственную сестру?» Несомненно, его сестра Грета, которая фигурирует во многих стихотворениях, ассоциируется со страстным чувством.В поэзии есть то, что критики называют «мотивом инцеста». Не существует убедительных доказательств каких-либо физических отношений, но Фюманн отмечает, что Грета, казалось, указала Фикеру, его редактору, что они были. Фикер также записывает разговор с Траклом, в котором он сказал, что не имеет права покидать ад. Чувство вины Тракла было реальным и непреодолимым. По крайней мере, он разделял и, вероятно, поддерживал наркозависимость своей сестры. Еще одна очень хрупкая личность, она покончила жизнь самоубийством в 1917 году.Для Фюмана неизбежная тьма «нежизнеспособной жизни» Тракла была чем-то, что нужно было принять, ценой, которую Тракл должен был заплатить за создание своей работы, своего видения. В конце концов, поэзия побеждает все оговорки и сопротивление, продолжая говорить с ним через его собственные темные алкогольные дни в Восточной Германии. Когда его издание стихов Тракла было наконец опубликовано в Восточной Германии, он пишет, что «борьба закончилась ... Поэзия Тракла восторжествовала». Связь между стихами была слишком глубокой, слишком личной, чтобы ее можно было игнорировать, несмотря на его собственные попытки на протяжении многих лет отказаться от стихов раз и навсегда.

Совершенно иной подход был применен философом Мартином Хайдеггером в 1940-х годах, который сделал поэзию Тракла, наряду с поэзией Гельдерлина, центральным элементом лингвистического поворота его послевоенной философии. Чувство Крузо прислушиваться к языку, «стучать в дверь» слов очень похоже на позднего Хайдеггера. Язык - по крайней мере, поэтический язык - первичен, а мир вещей так или иначе вызван вне языка. Истина, реальность, мир Хиддензее, Зальцбурга, возникает из визионерского языка.Эссе Хайдеггера «О языке» завершается чтением стихотворения Тракла «Зимний вечер», но Хайдеггер пишет: «Кто автор, остается неважным… в стихотворении может быть отрицается личность и имя поэта». Хайдеггер хочет сохранить дальновидную чувствительность, которую он находит в поэзии Тракла, но пишет о жизни самого Тракла.

Значение чтения Хайдеггером «Тракла» становится очевидным почти случайно во втором написанном им эссе, полностью посвященном стихотворениям Тракла: «Язык в стихотворении».Противостояние Хайдеггера поэтического языка - языка бытия - западному образу мышления превращается в прочтение стихотворения «Во тьме» как призыв «чтобы могла появиться правильная раса и заговорить пламя духа в кротости». . «Является ли этот мечтательный романтизм, - спрашивает Хайдеггер, - краем технически-экономически ориентированного мира современного массового существования?». Здесь много романтики Крузо. Романтизм, который настаивает на том, что можно построить контррациональное, контрпросвещенное сообщество, будь то в противовес тогдашнему коммунистическому Востоку или обобщенной западной Европе Хайдеггера.

Вероятно, что Тракл разделял это видение. Как и многие в начале двадцатого века, он чувствовал упадок Запада. Образы во многих стихах сосредоточены вокруг падения из христианского, неопределенно средневекового прошлого. То, что Хайдеггер должен поддержать и мистифицировать это видение, сохраняя при этом молчание о нацистском прошлом, включая его собственное, сейчас кажется непростительным. То, что оппозиция восточногерманскому государству может последовать за Крузо и превратиться в оппозицию всей бюрократической и технократической современности, более понятно.Последние разделы романа Лутца Зайлера предполагают, что видение Крузо, романтическое видение Хиддензе, никогда полностью не соответствовало реальности. Под вопросом также и здравомыслие Крусо. Разочарованные, которые направляются в Хиддензе, являются временными чужаками, многих интересует только возможность совершить опасный морской переход в Данию на западе. Крусо одержим идеей, что никто не должен пытаться уйти и что его контркультурное сообщество должно быть сохранено на острове.Однако сообщество распадается, когда границы между Восточной Европой и Западом открываются и беженцы начинают покидать страну. Роман заканчивается тем, что Эд прослеживает судьбу человека, который останавливался в своей комнате в отеле до него и погиб при попытке пересечения моря. Многие пытались перейти из Хиддензе на самом деле, и многие погибли при этой попытке. Роман Лутца Зайлера, наконец, касается их.

И Хайдеггер, и вымышленный Крусо разделяют личное чувство, что видение, содержащееся в поэзии Тракла, может стать выражением нового типа сообщества, новой реальности.Стихи живут на этих условиях. Однако не Хайдеггер, а Рильке, наиболее стойкий из поэтов эпохи Габсбургов, наиболее близко понимает силу видения Тракла, способного овладеть воображением читателя. В письмах, написанных Фиккеру в 1915 году, он описывает влияние поэзии Тракла в манере, напоминающей шок и ужас Фюмана. Он читал стихи, которые, по его словам, «потрясены, изумлены, удивлены и сбиты с толку». Он также отмечает, что «повышающиеся и затухающие тона безвозвратно уникальны, как обстоятельства, из которых мог возникнуть сон», но Рильке ясно понимает, что это сны, видения, в которые нельзя войти.Стихи представляют собой «перспективы и озарения», которые читатель переживает «как будто прижатый, изгнанный, к оконному стеклу: поэзия Тракла проходит как в зеркальном отражении и заполняет все свое пространство, в которое невозможно войти, как пространство в зеркало".

Пейзажи Тракла - это внутренние пейзажи, и встреча Рильке с ними является частью его собственного перехода от его более ранней объектной поэзии, в которой он стремился найти свое поэтическое Я в созерцании удаленных, изолированных объектов и мест, к поэзии годов. Duino Elegies , в которой слова его стихов открываются к внутреннему, зеркальному пейзажу.В этом ему предшественником был тракл 1912-1914 годов.

Читая «Тракл» с учетом этого, становится очевидной необычайная степень, в которой реальный исторический ландшафт Тракла переводится во внутреннюю, провидческую поэзию. Бузина, орех и гиацинт, которые одержимо повторяются в стихах, принадлежат саду его юности, как и фонтан и двор перед его домом. Когда Фюманн смог посетить Зальцбург в 1970-х годах, он говорит, что видит ключевые цвета Trakl, снова навязчиво повторяемые: зеленый, белый, голубой гиацинт и золото.Он поднимается по узким ступеням Капуцинберга и встречает элементы поэмы «Себастьян Сновидения», фигуры крестных станций (не просто метафоры страдания), нишу с забором. Эти элементы, такие как пастухи, гостиницы, озера и реки все еще большей части сельской Австрии, которые неоднократно фигурируют в других стихотворениях, становятся аспектами видения Тракла во сне, сопоставляются без объяснения, часто становятся предметом неземного молчания, иногда синестезии, в которой цвета или цветы звучат в динамике.

Поэзия Тракла, однако, никоим образом не является экспансивной и конфессиональной. Одно из ключевых переживаний при чтении - это ощущение, что сам Тракл хранит молчание. Фикер охарактеризовал Тракла как в целом «молчаливого, неразговорчивого, но ни в коем случае не отстраненного» и писал о манере речи, которая была мягкой, «словно кружащейся вокруг невыразимой немоты». Это проявляется в сдержанном, скупом выражении стихов, их необъясненности. Хайдеггер также отмечает важность незнакомца и уже ушедшего.Есть перемещенные фигуры, такие как грезящий Себастьян, «нерожденный» невиновный, Каспер Хаузер, безмолвные монахи, таинственный Гелиан и ребенок Элис (уже мертвый). Тракл возвращается к этим фигурам, которых нет в мире и которые сами остаются безмолвными. Постоянно возникает желание погрузиться в их потустороннюю невинность - Тракл назвал себя Фиккеру «полукровным».

Чтение Тракла должно быть вовлечено в это сильное внутреннее желание невинности, потустороннего безмолвия.Желание, которое означает, что Тракл, кажется, отсутствует в стихотворениях, оставляя читателя, наконец, одного, слушая и возвращаясь к голосу стихотворения.

Справка об источниках

Лутца Зайлера Kruso был опубликован в 2014 году, перевод Тесс Льюис опубликован Scribe в 2017 году. Книга Джеймса Райта и Роберта Блая «Двадцать стихотворений Георга Тракла » была опубликована в 1961 году издательством Sixties Press.Книга Франца Фюмана Vor Feuerschlünden: Erfahrung mit Georg Trakls Gedicht была опубликована в Германской Демократической Республике Хинсторфом в 1982 году (перевод мой собственный). Недавно он был переведен как At the Burning Abyss: Experiencing the Georg Trakl Poem by Seagull Books (октябрь 2017 г.). Цитаты из писем Тракла и записанных разговоров взяты из Фюмана или Роберта Фирмаджа, Песня об ушедших: Избранные стихотворения Георга Тракла (Медный каньон, 2012).Переводы «О языке» и «Язык в поэме: обсуждение поэтического творчества Георга Тракла» можно найти в сборниках Поэзия, язык, мысль и На пути к языку .

Свастика на церковном колоколе: деревня раскололась на тему того, как противостоять нацистскому прошлому

ГЕРКГАЙМ-АМ-БЕРГ, Германия - Узнав, что на церковном колоколе изображена свастика, Сигрид Петерс отказалась продолжать играть на органе во время службы.

Защищенный от посторонних глаз, высоко на шаткой деревянной лестнице внутри желтой церковной башни колокол все еще подвешен там, где он был впервые повешен в 1934 году восторженным нацистским мэром в Херксхайм-ам-Берг, деревне на вершине холма с населением 750 человек на юго-западе Германии винная страна.

Он меньше двух других колоколов по бокам и покрыт голубиным пометом. Зато хорошо различима свастика и надпись: «Все для Отечества - Адольф Гитлер».

«Люди женились под свастикой и даже не знали об этом», - сказала г-жа Петерс.

Когда г-жа Петерс, учительница музыки на пенсии, впервые заговорила в прошлом году, «Гитлеровский колокол» стал общенациональной новостью. Еврейские организации требовали его снятия. Местный церковный совет запретил ему звонить, а региональный церковный орган даже предложил заплатить за замену.

Около двух десятков других городов Германии, которые впоследствии проверили и обнаружили свастику на своих церковных колоколах, быстро избавились от них.

В одном случае на севере Германии, где власти уклонялись от ответа, местные жители взяли дело в свои руки, ворвались в башню церкви и удалили свастику с помощью угловой шлифовальной машины. К двери церкви была прибита записка: «Весенняя уборка 2018».

В Херксхайме вопросы, поднятые колоколом, раскололи эту в остальном сонную деревню с видом на покрытую виноградом равнину.Мисс Питерс называли «предательницей» и того хуже. В местную пиццерию поступают заказы на «нацистскую пиццу».

Среди этой какофонии многие сельские жители упирались им в пятки. Они хотят сохранить свой колокол, хотя - или, возможно, потому, что уже больше года Херксхайм называют «нацистской деревней».

«Мы не позволим остальному миру диктовать, что нам делать с колоколом», - сказал мэр Георг Велкер, избранный в декабре прошлого года независимым лицом по обещанию сохранить колокол.

72-летний г-н Велкер, бывший деревенский пастор, планирует прикрепить к стене церкви мемориальную доску, объясняющую историю колокола.

«Это памятник истории», - сказал г-н Велкер во время недавней экскурсии по деревне. «Мы не должны забывать эту историю или делать вид, что этого не было. Вот почему колокол должен оставаться ».

Но для других здесь именно поэтому он должен сойти.

«Мы говорим о колоколе, который висел во времена национал-социализма и посвящен массовому убийце», - сказал Маркус Краусс, слесарь-металлист, который живет в деревне со своей женой и четырьмя детьми.«Вся наша послевоенная идентичность в Германии построена на разрыве с этой историей».

История Германии никогда не бывает далекой от поверхности, страны, которая при нацистском режиме убила шесть миллионов евреев и долгое время гордилась тем, что взялась за свое беспокойное прошлое с беспощадной честностью.

Но с крайне правой партией, которая сейчас является основной оппозицией в парламенте, это стало труднее. Один из лидеров партии «Альтернатива для Германии» недавно назвал нацистскую эпоху «просто птичьим пометом» в истории.Другой призывал к изменению взглядов немцев на свою историю на «180 градусов».

На прошлой неделе разъяренная толпа, некоторые сверкающие нацистскими приветствиями, неистовствовали в восточном городе Хемниц, преследуя стаями темнокожих иммигрантов.

Когда звонок впервые стал проблемой, предшественник г-на Велкера на посту мэра Рональд Беккер предположил, что не все, что сделал Гитлер, было плохо.

«Были также вещи, которые он спроектировал, которые мы все еще используем», - сказал г-н Беккер общественной телекомпании ARD.

Он был вынужден уйти в отставку.

Но его взгляды обильно высказываются на деревенской площади. Однажды этим летом, сидя на скамейке, группа жителей перечислила местную инфраструктуру, созданную нацистами: автобан между Гейдельбергом и Мангеймом, жилой комплекс в соседнем Фрайнсхайме.

«Должны ли мы все это уничтожить?» - спросил Роланд Покс, который живет рядом с церковью и гуляет со своей собакой. "Это абсурд".

Г-н Велкер, бывший левый студенческий бунтарь, сделал свои собственные оплошности.В одном случае он сказал, что «немецкие граждане» тоже стали жертвами нацистов, подразумевая (непреднамеренно, как он говорит), что евреи не были немцами.

Некоторые из этих реакций шокировали сельских жителей, таких как Беттина Хеберер, биолог и писатель. «Я была обеспокоена некоторыми комментариями, - сказала она. «Я бы назвал их крайне правыми комментариями».

«Это люди, которых я знаю, - добавила она, - и мне интересно, могу ли я еще посидеть рядом с ними на следующем винном празднике?»

В Херксхайме история стала личной.

Г-н Велкер, который раньше преподавал в той же школе, что и г-жа Петерс, и когда-то был с ней дружен, любит упоминать, что ее тесть был известным нацистским мэром в соседней деревне, что-то вроде ее мужа, Манфреда. , написал о.

«Но затем он уточняет это, - сказал г-н Велкер, - говоря, что его отец не так плохо обращался с еврейскими лавочниками, как другие». Я считаю это отвратительным ».

Петерсес указывает на деда г-на Велкера, который был высокопоставленным военачальником при нацистах.

«Конечно, никто не несет ответственности за своих дедушек и бабушек, - сказала г-жа Питерс, - но г-н Велкер любит публично упоминать своего дедушку. Это заставляет задуматься ».

Когда сельский совет пригласил регионального историка Роланда Поля прочитать лекцию о Херксхайме при нацистах, г-ну Полю было приказано «не называть никаких имен», но он отклонил эту просьбу.

В селе до сих пор живут потомки нацистского мэра, который повесил колокол.

«Прошло достаточно времени», - сказал г-н.- сказал Пол. «Мы называем имена жертв нацистского времени. Мы тоже должны иметь возможность назвать имена преступников ».

Что касается колокола, его нужно опустить, сказал он, «иначе деревня никогда не вернет себе мир».

Хотя колокольчик со свастикой стал откровением для г-жи Питерс, некоторые знали о нем уже много лет. В 80-х и 90-х годах, будучи деревенским пастором, г-н Велкер часто водил подростков на башню во время уроков конфирмации, чтобы увидеть колокол.

Один из них, Эрик Хасс, местный винодел и историк-любитель, в 2005 году курировал выставку, посвященную 60-летию окончания Второй мировой войны, на которой была представлена ​​фотография колокола.Но мало кто заметил, сказал он, или подумал, что это заслуживает обсуждения.

Г-н Хасс - чей собственный дед, по его словам, пожал руку Гитлеру и не мыл ее в течение трех недель после этого, - считает, что такой приглушенный ответ мог быть вызван тем, что уродливая история Германии казалась настолько благополучной в прошлом, что скрытая реликвия как будто колокол не имел большого символического веса.

В то время Альтернативы для Германии даже не существовало. Сейчас это третья по величине партия в стране.

«Было нарушено множество табу», - сказал г.- сказал Хасс. «Сегодня вы можете говорить то, чего не могли сказать тогда».

По мере того, как крайне правые получили влияние, многие считают, что свастику на церковном колоколе больше нельзя игнорировать.

Неонацисты уже организовали один марш в Херксхайме с тех пор, как колокол стал новостью, призывая его остаться.

Жители деревни мобилизовались против злоумышленников и намного превосходили их численностью. Но некоторые по-прежнему страдают от этого опыта.

«Было страшно. Они были очень профессиональны », - вспоминает Сандра Морш, которая вышла на встречный протест вместе со своим 2-летним сыном и 90-летним отцом.

Есть история, а есть память.

Некоторые здесь хотят сохранить колокол из-за эмоциональной связи - потому что они женились под ним или их дети когда-то крестились под ним.

Дора Джоттер прожила в Херксхайме всю свою жизнь. Ей было 12 лет, когда она написала школьное эссе о церемонии прибытия колокола в 1934 году.

«Все улицы деревни сияли флагами», - написала она.

Сейчас 96 лет, г-жа Джоттер называет этот день «значимым» событием в ее детстве.

И вот на днях она позвонила мэру. Не мог бы он позвонить в колокольчик во время ее похорон?

Мистер Велкер успокоил ее. Но это не его личное дело. Колокол принадлежит деревне, но башня, в которой находится колокол, принадлежит церкви, которая пока отказывается звонить в него.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *