Нашествие татаро монголов на северный кавказ – — —

Монголо-татарское завоевание Кавказа

Монгольская империя (Хамаг монгол улус), возникнув в XIII в. в результате завоевательных походов каким было вторжение монголо-татар на КавказТэмучэна (Чингисхана) и его потомков, в расцвет Средневековья была фактически сильнейшим государством на планете. Как бы сейчас сказали, мировой державой. Ее границы простирались от Карпатских гор на западе до Приамурья и Тихого океана на востоке, от русских земель и Сибири на севере до Афганистана, Ирана и Ирака на юге. Организованная по передовому уровню с системой воинских подразделений и строгой иерархией командующих, а после захвата Северного Китая с его вековыми культурными и техническими достижениями еще и вооруженная совершенными осадными орудиями, монгольская армия стала практически непобедимой в открытом бою.

Открыть в полном размере

В начале XIII в. Северный Кавказ был населен разными народами, занимавшимися преимущество скотоводством и земледелием. По его степным равнинам кочевали тюркоязычные кипчаки, в русских летописях называемые половцами. Горы и предгорья Западного Кавказа населял многочисленный, но политически разобщенный, возглавляемый множеством мелких феодальных и родовых вождей древний народ Кавказа – адыги. В средней части Северного Кавказа располагалось некогда сильное, но теперь приходившее в глубокий упадок Аланское царство. Земли Северо-Восточного Кавказа населяли племена вайнахов и народы горного Дагестана. Все Закавказье в той или иной степени находилось в зависимости от политически и культурно высокоразвитого Грузинского царства – сильного и грозного государства, с которым во внешней политике считалась Византийская империя. В XII – XIII вв. грузинская армия совместно с войсками других народов Закавказья – армян и азербайджанцев, вытеснила с Кавказа притеснявших и грабивших более слабые народы пришельцев из Средней Азии тюрков-сельджуков. После этого вассальную зависимость от Грузии признали феодалы Армении и Северного Азербайджана. По всему Закавказью начался культурный и экономический подъем. В такой момент благодатными кавказскими землями и заинтересовался одержимый идеей привести под свое господство весь мир монгольский двор в столице империи Каракоруме.

Специального похода на Кавказ правительство Чингисхана не снаряжало. Но в 1220 г. два тумена (высшее воинское подразделение монгольской армии числом примерно в десять тысяч человек) под командованием Джэбэ и Субэдэ, пройдя по северным землям Ирана – страны с двухтысячелетней цивилизованной историей, и легко обратив его цветущие города в обгорелые руины, вышли к Азербайджану. Полные сил и стремления к новым завоевательным открытиям, монгольские войска устремились дальше. Очевидец нападения монголов на Азербайджан писал, что «вся страна была полна трупами умерших, и не было людей, чтобы похоронить их». Перезимовав возле реки Аракс, монголы двинулись на Грузинское царство

. Навстречу им выступили мощные грузино-армянские войска. После жесточайшего сражения, в котором обе стороны понесли тяжелые потери, Джэбэ и Субэдэ были вынуждены отдать приказ об отступлении. Но сильный урон был причинен и объединенному грузино-армянскому войску; грузинский царь Георгий IV умер от полученных в сражении ран.

В Закавказье тогда не знали о размерах и могуществе необыкновенно по тому времени быстро возникшей Монгольской империи. И грузинский двор совершил ошибку, которую чуть позже повторили русские князья: посчитав, что нападение монголов было просто мимолетным набегом неизвестного степного племени, стал готовиться к крестовому походу на Иерусалим. Тем временем Джэбэ и Субэдэ прошли через восточный Азербайджан на север, разоряя все на своем пути, захватывая огромную добычу. Когда монгольское войско подошло к узкому низменному проходу между горами Большого Кавказа и побережьем Каспийского моря, ведущему в степи Северного Кавказа, на пути у него встал древний хорошо укрепленный город

Дербент, три столетия назад бывший пограничной крепостью Арабского Халифата. Взять Дербент штурмом воины Чингисхана не смогли и попросили осажденных прислать им несколько парламентеров для мирных переговоров. Однако когда парламентеры прибыли в монгольский лагерь, завоеватели схватили их и потребовали показать дорогу в обход Дербента. Монгольское войско двинулось через крутые дагестанские горы, ожесточенно сражаясь с упорным в боях местным населением, но все же решительно продвигаясь вперед.

Прорвавшись, в конце концов, в северокавказские степи, монголы оказались в землях Аланского царства. На Северном Кавказе уже были хорошо наслышаны о военной силе и коварстве нового неприятеля. Против двух туменов Джэбэ и Субэдэ выступило объединенное алано-кипчакское войско. Втайне от алан монгольские парламентеры прибыли к кипчакским ханам и убедили их в том, что монголы вовсе не собираются сражаться с такими же кочевниками, как они, кипчаками, а пришли воевать исключительно против алан. Кипчаки расторгли союз с аланами, и монгольские воины атаковали оставшиеся без поддержки аланские войска. Полностью разбив армию алан, монголы дочиста разорили и обратили в руины некогда могучее Аланское царство, которое после этого прекратило свое существование. Частью аланы была перебиты, частью укрылись в труднодоступных горах, где, смешавшись с местными народами, стали родоначальниками осетинского этноса. А монголы, с потрясающей воображение жестокостью разгромив Аланское царство, неожиданно обрушились на «таких же кочевников» кипчаков и принялись разорять их стойбища. Спасаясь от неминуемого разгрома, кипчаки бежали с Кавказа на северо-восток – в степи современной Украины, где заключили против монголов договор с князьями Киевской Руси. В 1223 г. монголы наголову разгромили объединенное кипчакско-русское войско на реке Калке. За годы бесконечных походов потеряв много воинов, износив оружие и панцири, нуждаясь в отдыхе и не имея возможности пополнять запасы продовольствия в разоренных землях, Джэбэ и Субэдэ через Поволжье и степи современного Казахстана вернулись в Монголию, где отчитались перед Чингисханом об открытых ими богатых землях.

Кавказ довольно быстро забыл о монгольской угрозе. Закавказье восстановило разрушенное нашествием двух туменов хозяйство. Полной неожиданностью для его населения и правителей стало вторжение в Южный Азербайджан в 1235 г. огромной монгольской армии. Растерянные феодальные владетели не могли собрать единого войска и скоординировать свои действия, некоторые в ужасе перед завоевателями либо по неприязни друг к другу переходили на сторону врага. Быстро монголы подошли к столице Грузинского царства Тбилиси. Царица Русудан бежала в Западную Грузию, приказав поджечь город. Монгольская армия без боя вошла в горящую столицу. История народов Кавказа еще не знала подобного опустошения и кровопролития. Регулярные войска и феодальные ополчения повсюду были разгромлены. Несмотря на это, простое население стран Закавказья самостоятельно вооружалось и оказывало упорное и отчаянное сопротивление захватчикам. Монголы разрушили не пожелавшие сдаться им города Гянджу, Шемаху, Дербент, Ани, Карс. Только после четырех лет жестокой войны монголы смогли установить свою власть в Азербайджане, семи лет – в Армении, и десяти – в Грузии. Но и после присоединения Закавказья к Монгольской империи не желавшее жить в рабстве чужеземцев население в течение десятилетий продолжало разрозненную борьбу.

На Северный Кавказ в 1237 г. со стороны Казахстана вошло войско, посланное отправившимся завоевывать Волжскую Болгарию и Русь внуком Чингисхана Бату. В течение трех лет монголы опустошили северокавказские степи, земли адыгов, алан, Дагестан. Однако горная полоса Кавказа, куда массово бежало, спасаясь от гибели, разорения или угона в плен, население, оказалась труднопреодолимым препятствием для привыкших к степному простору монгольских воинов. Только после тяжелейших потерь монголы смогли закрепиться на наиболее важных стратегических пунктах Кавказских гор. Кавказское население же, укрепившись в труднодоступных горных районах, перестроив свои хозяйство и уклад жизни под новые условия, повело ожесточенную борьбу против завоевателей. Тогда же стала складываться знаменитая теперь культура кавказского горца – бесстрашного воина, не делающего шагу из дома без оружия и ревностно стерегущего свободу своей родной земли.

Кавказ вошел в состав огромной провинции Монгольской империи – Улуса Джучи (Золотой Орды), первым ханом которого стал Бату. В 50-х гг. XIII в. хан Хулагу присоединил Закавказье к своему улусу. Потомки Хулагу, правившие Закавказьем, звались ильханами, то есть правителями народа. После распада Монгольской империи во второй половине XIII в. оба улуса стали независимыми государствами и повели между собой борьбу за право владеть Закавказьем.
Ханы облагали подвластные народы, не оправившиеся после военной разрухи, тяжелыми податями и повинностями. Все это приводило к обнищанию населения, упадку ремесел и культуры, запустению городов. Забывались многие старинные профессии, народы возвращались к более примитивным способам хозяйствования. Весь Кавказ постоянно сотрясали восстания против ханской власти и ханских наместников. Они жестоко подавлялись, но вспыхивали вновь и вновь. В 60-х гг. XIII в. после подавления ильханом восстания в Азербайджане путешественники видели на сотни верст сплошные выгоревшие сады, после чего эту местность прозвали «Кара бах – черный сад». Население страдало и от опустошительных войн ханов между собой. Едва ли не как само монгольское нашествие весь Кавказ от Дона до Аракса потрясло вторжение среднеазиатского эмира Тимура.

После окончательного падения государства ильханов в Закавказье продолжали захватывать власть различные мелкие кочевые правители: потомки Тимура и тоже пришедшие из Средней Азии туркмены. Местные народы еще очень долго не могли оправиться настолько, чтобы вновь взять власть на родной земле в свои руки. Грузия в конце XV в. распалась на отдельные царства и княжества и вплоть до 1991 г. не имела политической независимости. На Северном Кавказе народы, загнанные завоевателями в горы, развивали самостоятельную горскую культуру. Многие из них, в частности, адыги, стали вести полукочевой образ жизни, зиму проводя в долинах, а летом поднимаясь со стадами овец на высокогорные пастбища, куда воины-кочевники добираться не могли. И в быту большинства кавказских народов появился самый известный на сегодняшний момент кавказский костюм – черкеска, представляющий собой переделанное под местные условия, удобное и на горном пастбище, и в бою подобие монгольского кафтана. С распространением огнестрельного оружия на нем стали нашиваться спереди специальные вместилища для патронов – газыри.

Материал взят с сайта: history-thema.com

Серия статей по этой теме:

Ваша оценка публикации
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(26 голосов, в среднем: 4.7 из 5)

ncau.ru

Монголо-татары на Северном Кавказе | Этноциклопедия

В XIII в. Северный Кавказ подвергся нашествию монголо-татар, которое потрясло весь край и перекроило его этническую карту.

Первый поход монголо-татарских войск на Северный Кавказ имел разведывательный характер и не привёл к установлению господства в регионе. В 1222 г. войско известных полководцев Субэдэя и Джэбэ после разгрома Средней Азии и Закавказья вышло к землям аланов (осетин) и кипчаков (половцев). Против общего врага аланы и кипчаки выступили совместно. Однако монгольские полководцы хитростью раскололи военный союз алан и кипчаков, обратившись к последним со словами: «Мы и вы — один народ и из одного племени, аланы же нам чужие; мы заключаем с вами договор, что не будем нападать друг на друга, и дадим вам столько золота и платья, сколько ваша душа пожелает, только предоставьте аланов нам». Кипчаки предпочли оставить алан, и монголы разбили бывших союзников поодиночке. Преследуя кипчаков, монголы дошли до Крыма, где взяли Судак. Часть кипчаков ушла в горы или «укрылись в болотах», другие отошли к Дербенту, напали на город и разрушили его, а затем через Ширван пытались пройти в Грузию, но были разбиты грузинским войском.

Значительное войско кипчаков во главе с ханом Котяном отошло на запад, к границам Руси. Хан Котян обратился через своего зятя — галицкого князя Мстислава Удалого — за помощью к русским князьям.  Киевский, галицкий, черниговский, владимиро-волынский и др. князья весной 1223 г. вместе с половцами выступили против монгольского войска. Из-за разногласий и несогласованности в действиях в решающей битве на р. Калка 31 мая 1223 г. 80-тысячное союзное войско было разбито войсками Субэдэя и Джэбэ. Монголы дошли до русского пограничья и повернули назад через Волжско-Камскую Булгарию.

К планомерному завоеванию Северного Кавказа монголы приступили одновременно с завоеванием русских земель.

В 1236 г. начался «Великий Западный поход», завершившийся разгромом и порабощением стран Восточной Европы. Западные земли вошли в улус сына Чингисхана Джучи (ум. в 1227 г.), которым правил хан Бату (Батый, сын Джучи). Зимой 1236-1237 гг. монголы взяли г. Булгар и фактически уничтожили Волжско-Камскую Булгарию. В 1237-1240 гг. были покорены русские княжества. В промежутках между походами на Русь в 1237-1239 гг. Батый разгромил также кипчаков, взял в плен их военачальников и представителей аристократии, которые были увезены в ставку великого хана в Каракорум.

Осенью 1237 г. хан Батый отправил часть войск под командованием Менгу-каана (Менгу-Тимура) и Кадана на Северо-Западный Кавказ для разгрома «черкесов» (адыгов) и алан. Монголы разбили адыгов и убили их князя Тукара, а в 1238-1239 гг. разгромили Аланию и взяли её столицу Магас. Ещё не закончив покорение Алании, весной-осенью 1239 г. монгольские войска захватили Дербент и Аварию, а в 1240 г. — Кумух.

Таким образом, за четыре года монголы захватили ключевые позиции на Северном Кавказе. Однако монголо-татарское нашествие не привело к повсеместному покорению местных жителей. Проезжавший в середине XIII в. по южнорусским степям Плано Карпини отмечал, что часть Алании «и доселе ещё не подчинена им (монголам)». Другой путешественник — Вильгельм де Рубрук — сообщал, что в 1254 г. завоеватели не завершили покорение адыгов, алан и дагестанцев. Борьба народов Северного Кавказа против монголо-татар продолжалась и дальше. Известно, что в 1277-1278 гг. хан Менгу-Тимур с ордынским и русским войском осаждал и захватил аланский город Дедяков (Дадаков, совр. с. Эльхонтово в Северной Осетии).

Мужественное сопротивление народов Северного Кавказа, их не-покорность врагу способствовали тому, что европейские страны были избавлены от монголо-татарского ига. Героическая борьба русичей и народов Северного Кавказа обескровила завоевателей, ослабила их грозный напор. Двигаясь далее в Западную Европу, Батый потерял надежду найти богатства и повернул назад, расположился в Поволжье.

На огромной территории монголо-татарами было основано могущественное государство — Золотая Орда. Захватчиками была разработана система ограбления покорённых народов. Историки определили 14 видов дани и различных иных сборов. Так, например, самыми тягостными следует считать «ордынский выход», «десятину», «сбор рати» (поставку воинов в монгольскую армию). Кроме того, были поборы: «поплужное» (с земледельцев), «ям» и «подводы» (за извоз), «мыт» и «тамга» (за торговлю), а также единовременные поборы — «запросы», «дары», «поминки» и т. п.

Монголо-татарское нашествие уничтожило в предгорно-плоскостной части Северного Кавказа сотни городов и селений. Однако многие города Черноморского и Каспийского побережья, а также населённые пункты близ важнейших военно-торговых трактов возродились очень быстро. В этом была заинтересована и верховная власть Золотой Орды.

Одним из крупнейших городов Северного Кавказа стал Маджары, возникший во второй половине XIII в. на берегу р. Кумы (территория нынешнего г. Будённовска в Ставропольском крае). Его заселили аланы и кипчаки. Сюда также поселилось множество купцов как из Европы, так и из Азии. В городе работали ремесленные мастерские, водопровод (снабжавший жителей водой по глиняным трубам), монетный двор, мечети и медресе. Кроме Маджара крупными городищами Центрального Кавказа являлись Нижний Джулат (близ г. Майского в Кабардино-Балкарии) и Верхний Джулат (Тартаруп, близ с. Эльхонтово в Северной Осетии).

В конце XIII в. в Приазовье создан г. Азак (совр. Азов). В связи с внутренними междоусобицами г. Азак в начале XIV в. был обустроен стенами и превращён в крепость. Он был не только крепостью, он стал важным торговым пунктом и центром ремесла в Приазовье. Самым распространённым видом ремесла в городе было керамическое производство. Азак также являлся одним из главных центров чеканки монеты в Орде, в нём располагались монетный и меновый дворы. Население Азака было этнически пёстрым: кипчаки, татары, адыги, армяне, иранцы, арабы, греки, русские и европейцы (итальянцы). Рядом с Азаком возникла генуэзско-венецианская Тана.

Золотоордынские власти оказались заинтересованы в интенсификации торговых отношений с итальянскими республиками, контролирующими торговлю в Средиземноморье и экономические связи Европы с государствами Востока. По их разрешению в XIII-XIV вв. в Приазовье, на Кавказе и в Крыму возникли венецианские и генуэзские колонии. 

Могущество Золотой Орды оказалось недолгим. В 60-70-е гг. XIV в. Золотую Орду охватили длительные междоусобицы, велись изнурительные войны с государством Хулагидов, а затем нашествие Тимура в конце XIV в. окончательно ослабило империю. В 1480 г. при хане Ахмате после относительно бескровного «стояния на р. Угре» Московское княжество добилось полной независимости от Орды. Во второй половине XV в. Орда распалась на Крымское, Казанское, Сибирское ханства, Большую Орду (позже — Астраханское ханство) и Ногайскую Орду.

Монголо-татарское нашествие изменило этническую карту Северного Кавказа и отразилось на этногенезе многих народов региона. Последствия погромов отразились на судьбах алан, адыгов, вайнахов, дагестанцев. Так, Алания как политическое образование в результате разгрома перестала существовать. Часть алан, загнанная в горы Центрального Кавказа, смешалась с потомками создателей кобанской культуры и тем самым положила начало формированию осетинского народа. Сосредоточение в горных районах Центрального Кавказа избыточного населения привело к миграции части алан в Грузию, на территорию современной Южной Осетии. В результате нашествия аланы, карачаевцы, балкарцы, вайнахи и др. народы оказались надолго изолированы в горах. Адыги вынуждены были перейти к полукочевому образу жизни. Основой их экономики стало экстенсивное скотоводство, требовавшее обширных пастбищ.

В этих условиях началось продвижение отдельных адыгских групп на север от Кубани, в Восточное Приазовье, а также на юго-восток, в бассейн Терека. К концу XIII-XIV в. они расселились на значительной части предгорно-плоскостных районов Центрального Кавказа, оставленных аланами. Тем самым было положено начало обособлению части адыгов в самостоятельную народность — кабардинцев.

В период существования Золотой Орды (XIII-XV вв.) началось переселение родственных абхазам абазин с территории Абхазии на Северо-Западный Кавказ вплоть до верховьев Кубани. Переселению абазин на северные склоны Кавказского хребта благоприятствовало уменьшение здесь плотности населения после гибели Алании. Абазины попали в зависимость от адыгских правителей и стали одним из компонентов формирования адыгских народов.

В целом с этого времени ослабевают связи коренных народов Северного Кавказа с соседями, что привело к замкнутости племён и к консервации их общественного быта.

Цитируется по изд.: История Кубани: учеб. пособие под общ. ред. проф. В.В. Касьянова. – Краснодар, 2015, с. 57-60.

www.etnosy.ru

Чечня. Период монголо-татарского нашествия.

08 апреля 2018, 00:21 599 Автор: список-авторов/золотая-орда»>Золотая Орда

Автор:
Золотая Орда

Монголо-татарское нашествие — XIII- XIV вв. 1222- 1224 гг. — первый поход монгол на Кавказ и разгром Грузии, взятие Шемахи, выход через Дагестан на Северный Кавказ 1238-1239 гг. — завоевание степной и предгорной зон Чечено-Ингушетии монголами и падение столицы Алании города Макаса (Минкаса).

Накануне монгольского нашествия XIII века территория Чечено-Ингушетии не представляла единого комплекса ни в этническом, ни в социально-экономическом, ни в политическом отношениях. Вейнахские племена населяли главным образом горные районы и, возможно, предгорную часть бассейна реки Сунжи. Степная зона края была занята частично ираноязычными племенами аланского союза, частично тюрками-кыпчаками.

Пастбищная зона степей и равнин Чечни и Ингушетии сразу вошла в состав Улуса Джучи (или Золотой Орды). Инстинкт самосохранения, ужас перед безжалостными врагами, истреблявшими все на своем пути, страх быть убитым, потерять всех родных заставлял многих жителей перемещаться в предгорья и в горы, либо обосновывая там заново новые поселения, либо подселяясь. «Если равнины края явились ареной деятельности пришлых племен и народов, то в глубине горных ущелий вайнахские этнические группы проживали в сравнительно более спокойной обстановке» (Очерки истории ЧИ АССР). Именно в это время появились в горах отдельные башенные постройки, возвышавшиеся у входов в главные ущелья – Аргунское (у селения Чишки), по рекам Фортанге, Ассе, Хулхулау, а также разбросанные по предгорьям (Гамурзиево, Заурово, у рект Герчоч).

Обычно горские поселки располагались на скалистых площадках и каменных утесах. На смену небольшим каменным домам с турлучными конструкциями и плоской глинобитной крышей пришли мощные жилые башни, снабженные бойницами и нависными машикулями. К сожалению, от построек XIII-XV веков сохранились только развалины. Но ряд факторов указывает на наличие укрепленных построек именно в это время. У селения Харачой, под мысом, на котором стояла башня, у входа в ущелье реки Чеймирзау-Ахк, был обнаружен культурный слой с остатками костей домашних животных и посуды XIII-XIV веков (Марковин).

В общей сложности, монгольское нашествие повлияло на формирование этнической ситуации в регионе. С равнины ушли аланы, далее на восток продвинулись кабардинцы. Часть алан переселилась на южные склоны Большого Кавказа в горные районы Шида Картли. Процесс миграции алан-осетин с годами усиливался, чему XVI-XVIII вв. способствовало опустение многих земель в горной Картли, откуда грузинское население в результате постоянных войн и военных походов дагестанцев (лаков) ушло или было уведено в плен. На Западном Кавказе с южных склонов Кавказского хребта, с Восточного Причерноморья в горные ущелья бассейна Кубани в течение XV-XVII вв. (возможно и ранее) мигрировали группы абазин – часть большой этнической общности, известной в источниках под именем абазы и включавшей (помимо абазин) также абхазов и убыхов.

Огромные пространства Предкавказья и некоторые районы Северного Кавказа в XIII-XIV вв. заняли ногайцы — новый этнос, появившийся на этнический карте региона с распадом Золотой Орды.

В XVII в. часть земель Предкавказья и Северного Кавказа заняли также другие кочевые народы – калмыки, пришедшие из Ойратии, и туркмены. В этнической ситуации Северного Кавказа происходили и другие изменения, связанные с этническими границами, интенсивными процессами консолидации и ассимиляции. Вообще этнические границы на Северном Кавказе были очень зыбки, неустойчивы, как, например, западная граница осетин-дигорцев с балкарцами и восточная граница осетин-иронцев с ингушами.

Нестабильность этнических границ в ряде районов Северного Кавказа, длительный процесс формирования некоторых народов этого региона можно видеть на примере осетин (дигоро) – балкарской этнической границы. Как сообщают арабские и персидские источники XIII-XIV вв., в результате татаро-монгольских походов, после разгрома алан и кипчаков часть этих народов ушла в горы; часть кипчаков обосновалась в низовьях Терека, где возникло Тюменское ханство. Значительное по численности и компактное аланское население было в горах Северного Кавказа в района современного Карачая и Осетии уже в V-VI вв. Нет никакой возможности установить, как велика была численность, переселившихся в верховья Кубани и правых притоков Терека (Баксана, Безенги, Хулама и Чегема) кипчаков. Но вне зависимости от численности мигрантов появление здесь кипчакского, т.е. тюркоязычного населения, дало интенсивный толчок процессу ассимиляции алан тюрками.

ЛИТЕРАТУРА
Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н.Г. Этническая история Северного Кавказа XVI-XIX в. М., 1993. (Серия Народы и культуры Кавказа». В. XXVII. Народы Кавказа).

zolord.ru

Борьба народов Северного Кавказа против монголо-татарских завоевателей


Монголо-татарское нашествие оказало глубокое отрицательное влияние на исторические судьбы народов, очутившихся под ударами завоевателей. Многие районы, куда вторглись захватчики, пришли в запустение, обезлюдили. Сократилась площадь обрабатываемых земель, местные скотоводы были оттеснены с обильных высокогорных пастбищ в ущелья, пришли в упадок города, редкими стали торговые караваны в дальние страны. Наступил период длительного хозяйственного застоя. Но народы этих районов не прекратили борьбы с многочисленными врагами.

Начальным этапом завоевания монголо-татарами стран Западной Азии и Восточной Европы был поход в Среднюю Азию. Он начался в 1219 году и был направлен против государства хорезмшахов, в состав которого входила большая часть Средней Азии, нынешний Афганистан, почти весь Иран. Несмотря на героическое сопротивление местного населения, монгольские войска захватывали один город за другим.

Основной причиной успехов Чингисхана было то, что монголы, у которых классовые противоречия были еще слабо выявлены (и… на время приглушены в ходе завоевательных войн), сравнительно легко могли разбить войска своих соседей – развитых феодально-раздробленных государств, раздираемых внутренними противоречиями. Империя Чингисхана объединяла военные силы многих кочевых племен Центральной Азии, а местные правители и феодальная знать Северного Кавказа и Средней Азии не сумели объединиться перед лицом внешней опасности, организовать сопротивление, возглавить героическую борьбу народных масс, городских низов и сельского населения. Более того, знать нередко оставляла своих защитников на произвол судьбы.

Хорезмшах Мухаммед не сумел оказать серьезного сопротивления завоевателям, бежал со своим сыном Джалал Ад-Дином в Иран. Для преследования хорезмшаха Чингисхан отрядил 20-тысячное войско во главе с лучшими полководцами – Джэбэ и Субэдэем.

После опустошения западных областей государства хорезмшахов монгольский корпус под командованием Джэбэ и Субэдэя прошел огнем и мечом почти весь Северный Иран, затем, в 1220 году, вторгся в Закавказье, в частности в Муган, Арран, Агванию[1].

Из Карабаха монголо-татары двинулись в Грузию. Опустошив часть Грузии, они направились в Ширван и осадили Шемаху, которая была взята завоевателями приступом после героической обороны граждан.

Грузинский царь Георгий IV Лаша (1213-1222 гг.) вместе с полководцем Иванэ выступил против завоевателей, но был разбит. Георгий вскоре умер от ран. Монгольские же войска повернули на северо-восток и через Ширванское ущелье проникли на Северный Кавказ, где вошли в соприкосновение с аланами и половцами.

Воинское умение у монгольских военачальников сочеталось не только с жестокостью, но и с коварством. Завоеватели избегали сражений с соединенными силами врага. Сначала вели действия, разъединяющие противника. Джэбэ и Субэдэй решили расколоть союз алан и половцев, подкупив последних. С этой целью монголо-татары обратились к половцам: «Мы и вы – один народ, из одного племени, аланы же нам чужие; мы заключаем с вами договор, что не будем нападать друг на друга и дадим вам столько золота и платья, сколько душа ваша пожелает, только представьте аланов нам»[2].

Хитрость удалась. Половцы оставили алан один на один с монгольскими войсками, и монголы легко справились с аланами, а затем набросились на половцев, которые, чувствуя себя в безопасности в силу заключенного между ними мира, разошлись. Застигнутые врасплох, половцы бежали без боя, часть из них рассеялась, часть ушла за Днепр, большинство же их, собравшихся, направились к Дербенту Ширвана. Преследуя часть половцев, монголо-татары овладели городом Судак на Крымском полуострове. Кочевники под предводительством хана Котяна, ушедшие на запад, обратились к русским князьям оказать им помощь в борьбе с монголо-татарами. «Нашу землю ныне отняли татары, – передает слова послов половцев Ипатьевская летопись, – а вашу завтра возьмут, защитите нас; если же не поможете нам, то мы будем перебиты ныне, а вы – завтра»[3].

Весной 1223 года русские князья и половцы совместно выступили против завоевателей. Следует отметить, что между русскими князьями не было согласия, что и предопределило исход сражения. Битва между русско-половецкими войсками и монголо-татарами 31 мая 1223 года у реки Калки закончилась поражением войск союзников. Преследуя отступавшие русские войска, монголо-татары опустошили и разграбили южные области Руси. Но завоеватели не рискнули углубиться в пределы Руси, они повернули назад в кыпчакскую степь, затем направились к волжским булгарам. Однако у города булгар они были разбиты, и лишь немногие спаслись и вернулись в Монголию[1].

Таким образом, монголо-татарам удалось расстроить военный союз половцев и аланов, разбить их поодиночке, однако половецко-русский союз им расстроить не удалось: старое кочевое и полукочевое население южнорусских степей совместно с русскими принимало участие в неудачной для союзников битве на Калке в 1223 году[4]. Разбросанные на степных рубежах южной окраины Русского государства половецкие поселения были оттеснены в малодоступные горные места.

К планомерному завоеванию Северного Кавказа монголо-татары приступили одновременно с завоеванием русских земель. Когда главные их силы во главе с ханом Батыем выступила в поход на Русь, часть войск была послана на Северо-Западный Кавказ. В Персидской летописи Рашид Ад-Дина говориться, что осенью 1237 года монгольские царевичи Менгукан и Кадан пошли походом на черкесов и убили их государя Тукара. Этот поход не был заурядным набегом, так как он длился несколько месяцев, а во главе его стояли крупные военачальники, двоюродные братья хана Батыя.

После поражения черкесов монголо-татары временно приостановили свои действия на Северном Кавказе и занялись завоеванием Крыма. Не исключено, что поход в черкесские земли обеспечил монголо-татарам вторжение в Крым через Керченский пролив.

Осенью 1238 года вновь возобновились военные действия на Северном Кавказе. На этот раз монголо-татары нанесли удар по аланам, обитавшим в центральной части Северного Кавказа. Захватчиков привлекали занятые аланами оживленные перевалы через Кавказский хребет в Закавказье. Кроме того, у монголо-татар были старые счеты с аланами, выступившими против них еще в 1221-1222 годах.

Новый поход против алан длился до сентября 1239 года. Значение, которое хан улуса Джучи Батый придавал этому походу, видно из того, что во главе его снова стояли крупнейшие деятели из ханского окружения (его двоюродные братья Менгукан, Гуюхан, Кадан, а также сын другого двоюродного брата – Бури) и что войска имели в своем распоряжении тяжелые метательные машины.

Самым крупным событием в этом походе была зимняя, полуторамесячная осада аланской столицы города Мегета. Царевичи сообща окружили город с разных сторон, обустроили площадки для метательных орудий. Через несколько дней после завершения осадных работ они оставили от этого города лишь имя. Победители приказали отрезать у убитых противников правое ухо, после чего сосчитано было 27000 ушей. В монгольских источниках приводится донесение верховному хану Угедею, посланное от хана Батыя после его завоеваний в Восточной Европе: «Силою Вечного Неба и величием государя и дяди (т.е. Удыгея) мы разрушили город Мегет и подчинили твоей праведной власти одиннадцать стран и народов»[2]. Разорение Мегета, по мнению хана Батыя, было одним из самых значимых его достижений в Восточной Европе.

Длительная осада аланского города свидетельствует об упорном сопротивлении его жителей. Так как после взятия и разрушения его монголо-татары оставались в тех местах еще не менее полугода, то возможно, что весной и летом 1239 года они продолжали военные действия против других очагов сопротивления на Центральном Кавказе.

Еще в разгар аланской кампании хан Батый отправил другие войска на завоевание Дагестана, что должно было обезопасить не только тыл улуса Джучи с этой стороны, но и создать плацдарм для вторжения его войск в Закавказье через Дербентский проход.

Весна, лето и начало осени 1239 года ушли у монголов на покорение Аварии, приморской части Дагестана, в том числе города Дербент, лезгинской области Кюра и почти всего Агула. Эпиграфические памятники в агульском селении Рича сообщают о том, что 20 октября 1239 года монголо-татары осадили это селение, но его защитники оборонялись около месяца, после чего, в середине ноября, монголо-татары захватили Ричу и подвергли сильному разорению[2].

Падение Ричи открыло монголо-татарам дорогу во владение Гази-Кумух. Местная хроника рассказывает, что монголо-татары во главе с неким Кавсар-шахом напали на Кумух с востока, а союзное с ними войско Сартана, правителя Аварии, – с запада. Это случилось 1 или 2 апреля 1240 года. Крепость и прилегающие к ней окрестности были подвергнуты сильнейшему разорению.

Четыре года потребовались монголо-татарам для завоевания ключевых позиций в горной полосе Северного Кавказа. Хронологически это совпало с их первым и вторым нашествием на Русь. Горный рельеф и, особенно, упорное сопротивление горцев вынуждали завоевателей прибегать к длительным осадам населенных пунктов и замедлять темпы своего продвижения. Нашествие сопровождалось разорением городов и селений, а также массовым истреблением жителей. Совместное нападение монголо-татарского и аварского войск на Кумух показывает, что захватчики пользовались межнациональными противоречиями для достижения своих целей. Однако нашествие 1237-1240 годов не привело к повсеместной покорности населения Северного Кавказа. Монголо-татары проникали не во все горные ущелья, а жители разоренных районов после ухода захватчиков возвращались на свои пепелища, восстанавливали разрушенные постройки, и, возведя оборонительные сооружения около своих селений, вновь готовились к сопротивлению.

В середине XIII века современник тех событий Плано Карпини отмечал, что в числе земель и народов, которые побеждены монголо-татарами, были комуки, аланы, тарки, черкасы. Однако он писал, что среди земель, оказавших монголо-татарам мужественное сопротивление и доселе еще не подчиненых им, была часть Алании, причем некую гору в Алании монголы осаждали уже 12 лет, и за это время аланы оказали им мужественное сопротивление и убили многих татар и вельмож их[5]. Другой путешественник Рубрук сообщал, что в его время (1253-1255 годы) монголо-татарам не удалось завершить покорение адыгов (зихия, черкисы), алан и дагестанцев (лесги)[5]. В 1277-1278 годах хан Менги-Тимур совершил большой поход против аланского города Дедякова, который археологи локализуют у села Эльхотово. По приказу Менги-Тимура в этом походе участвовали и русские отряды из покоренных княжеств. После осады «славный град ясский Дадаков (Дедяков)»[2] пал 8 февраля 1278 года и монголо-татары как сообщает русский летописец, «полон богатства много взяша, а иных смерти предаша, а град их сжогша»[2].

Дошедшие до нас сведения говорят, что борьба народов Северного Кавказа против монголо-татар продолжалась и после 1239-1240 годов.

Нашествие завоевателей сыграло крайне отрицательную роль в судьбах всех народов Северного Кавказа. Экономическое развитие стран, по территории которых прошли монголо-татарские орды, было отброшено далеко назад, а хозяйству нанесен непоправимый урон. Упадок земледелия, угон ремесленников и уничтожение ремесленных мастерских были явлением повсеместным. Цветущие и многолюдные города и ремесленные центры Северного Кавказа, как и других соседних стран, лежали в развалинах. Было бы неверно видеть во всем этом неизбежные последствия только военных действий. Уничтожение городов и сел, массовое истребление населения были для завоевателей продуманными, заранее предусмотренными и систематически реализуемыми акциями.

Походы через Северный Кавказ, рейды во внутренние его районы, неоднократные столкновения на территории Предкавказья с войсками Золотой Орды пагубным образом отразились на экономике, культуре, социальном развитии проживавших здесь народов. Низменные земледельческие районы целиком были превращены в монголо-татарские кочевья.

В результате опустошительных нашествий монголо-татарских орд и связанных с этим перемещений коренного оседлого населения в значительной степени изменилась и политическая карта Северного Кавказа. Одни этнические общности и государственные образования распались, другие в силу ряда внутренних и внешних причин возвысились, и, что особенно характерно, увеличилась численность самоуправляющихся союзов сельских общин.

Так аланы укрылись в горных ущельях, где протекали левые притоки Терека: Гизельдон, Фиагдон, Ардон и Урух. В каждом ущелье образовались отдельные феодальные общества, известные под названием Тагаурского, Куртатинского, Алагирского и Дигорского, жившие обособленной, почти замкнутой жизнью[6]. Постепенно земледелие в Осетии начиняет терять свое преобладающее значение, и основным занятием становится скотоводство и охота.

На севере Алания граничила с Кабардой, занимавшей территорию в предгорье и на равнине по левым притокам Терека и по всему протяжению реки Малки. Центральные угодья располагались по реке Баксан и были наиболее удобными для занятия земледелием и скотоводством. На западе с Кабардой граничили родственные им бесланеи, которые занимали вершины Зеленчука и Урупа. По северному склону западной части Кавказского хребта жили, теснимые татарами со стороны Кубани, народы адыгейского корня и языка: темиргои, бжедухи, шегаки, мохоши, атукаи и заны или жаны, населявшие приморскую полосу от устьев Кубани и до Геленджика. У этих народов процесс складывания феодальных отношений происходил гораздо медленнее, чем у кабардинцев, однако, по русским источникам, в середине XVI века у них уже существовала знать и имела место феодальная эксплуатация крестьянства[7].

В труднодоступных горных котловинах между Скалистым и Передовым хребтами, в долинах и ущельях реки Ассы и правого притока Терека, реки Армхи, находились аулы-крепости ингушских обществ[8]. К западу же, от Мичика у слияния р. Шаро-Аргун и Чанти-Аргун, разбросаны были чеченские кабаки[8], с которыми русские казаки, поселившиеся на Тереке в XVI веке, особенно вошли в дружественные и даже родственные связи. Они взяли под свою защиту соседние чеченские общества Гуной, Курчалой и Цонторо, «от которых брали на свое обзаведение зерновой хлеб, скот, лошадей и даже жен невенчальных»[9].

На восточной окраине Северного Кавказа – Дагестане – существовало несколько самостоятельных княжеских владений, находившихся в постоянной междоусобной борьбе и не имевших ни внутренних сил, ни средств, необходимых для сохранения своей национальной независимости в условиях активной агрессии со стороны чужеземных захватчиков. Более крупные феодальные владения в Дагестане были следующие: Тюменское ханство в степях нижнего течения Терека; Шамхальство, включавшее земли на плоскости и в предгорьях, заселенное в основном кумыками; владения уцмия Кайтаганского к югу от Шамхальства, подходившее почти до Дербента; Аварское нусальство, занимавшее Хунзахское плато; Казикумухское и Эндерийское владения в северной части Дагестана; Карагачское владение; Кафыр-Кумук, получившее позднее название Баматуллы; Тарковское владение, а также ряд мелких княжеств: Буйнакское, Карабудахкенское, Тарколовское, Ерпелинское и Дженгутейское, известные позднее под именем Мехтулинского ханства[8].

Покорив Русь, монголо-татары сели на Нижней Волге, создав там свое государство, известное под названием «Золотая Орда». Под властью захватчиков, помимо Русского государства, оказались многие государства Восточной Европы, Северного Кавказа, Закавказья и Средней Азии, стоявшие по своему развитию значительно выше завоевателей. На бескрайних степных равнинах, где когда-то кипела жизнь, цвели сады и пашни, теперь бродили бесчисленные стада пришедших кочевников. Они превратили этот край в своеобразную пустыню, названную в народе «диким полем». По сообщению современников, «дикое поле» действительно представляло пустыню без признаков жизни человека. В описании путешествия митрополита Пимена по реке Дону сообщалось: «Путешествие это было печально и уныло, потому что по обеим сторонам реки пустыни: не видно ни города, ни села, виднеются одни только места прежде бывших здесь городов, красивых и обширных; нигде не видно человека, но зверей множество»[7].

Однако следует заметить, что и в это время связи русских с народами Кавказа продолжались, правда уже в другом виде. Так, в своем путешествии венецианец Марко Поло встретил при дворе хана Золотой Орды Хубилая алан и 10-тысячный отряд русских воинов под предводительством русского князя Григория[10]. Во время обязательных поездок в Орду и ко двору великого хана русские князья, митрополиты и архиереи вместе со своими свитами посещали самые отдаленные части новоявленной империи завоевателей. В летнее время Золотая Орда постоянно перекочевывала с места на место, оказываясь то у Каспийского, то у Азовского, то у Черного морей. А в 1319 году, например, Орда даже стояла за Тереком, поблизости от аланского города Дедякова: здесь в ставке хана Узбека трагически погиб непокорный русский князь Михаил Тверской[11]. Арабский путешественник Аль-Омари сообщал о том, что у золотоордынского хана Узбека в составе войска находились черкесы, русские и ясы[4]. Уже одно упоминание русских вместе с черкесами и ясами наводит на мысль о том, что, возможно, здесь речь идет о каком-то домонгольском населении Приазовья и Северного Кавказа, ибо такой этнический состав отмечен на территории бывшего Тмутараканского княжества еще в половецкое время. Однако, возможно, что здесь русские названы как покоренный монголами народ вместе с другими зависимыми народами Северного Кавказа, вынужденный в порядке отбывания вассальной повинности нести воинскую службу в войсках золотоордынских ханов.

О том, что русские и северокавказские народы платили завоевателям «дань кровью», подтверждено множеством письменных свидетельств, как европейских, так и арабских путешественников и дипломатов. Выведенные из родных мест русские поселенцы, а также исконные жители Приазовья описаны европейскими послами, побывавшими в Золотой Орде. В частности, посол Людовика IX Вильям Рубрук, проезжая по нижнему течению Дона, оставил запись о своих впечатлениях: «Повсюду среди татар разбросаны поселения руссов. Они превратились в закаленных воинов. Средства для жизни добывают войной, охотой, рыбной ловлей и огородничеством. Для защиты от холода и непогоды они строят землянки и постройки из хвороста. Своим женам и дочерям они не отказывают в богатых подарках и нарядах. Все пути передвижения обслуживаются руссами и на переправах рек – повсюду «русы»[12].

Ясно, что такие «связи» не могли упрочить некогда крепкие взаимовыгодные русско-кавказские отношения, и потребовалось более двухсот пятидесяти лет, прежде чем открылись новые возможности для восстановления утраченных торгово-экономических и культурных связей. Этот этап в истории русско-кавказских отношений связан, в первую очередь, с падением монголо-татарского ига и образованием Русского централизованного государства с центром в Москве.

Падению же этого ига способствовало и вторжение на территорию Северного Кавказа войск Тамерлана.

Примечания:

1. Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории. Русские земли в XIII – XV веках. Издание второе. – М., 1988.

2. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Том 1. – М., 1941.

3. Повесть временных лет. – «Хрестоматия по древней русской литературе». – М., 1962.

4. Заседателева Л.Б. Терские казаки (середина XVI – начало XX в.). Историко-этнографические очерки. – М., 1974.

5. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. – СПб., 1911.

6. Блиев М.М. Присоединение Северной Осетии к России. – Орджоникидзе, 1959.

7. Омельченко И.Л. Терское казачество. – Владикавказ: Ир, 1991.

8. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией в XVI – XVII вв. – М., 1963.

9. Попко И.Д. Терские казаки со стародавних времен. Гребенское войско. Вып. V. – Нальчик: Эль-фа, 2001.

10. Шкловский В. Земли разведчик Марко Поло. – М., 1969.

11. Виноградов В.Б. Через хребты веков. – Грозный, 1970.

12. Гнеденко А.М., Гнеденко В.М. За други своя или все о казачестве. – М., 1993.

Автор — кандидат исторических наук Эдуард Бурда
«Агентство Политических Новостей»

terskiykazak.livejournal.com

Монголо-татары на Северном Кавказе в 13-16 века

Содержание:

Дагестан в период монгольских завоеваний и походов Тимура

В начале 13 века земли Дагестана, как и прочие Северо-Кавказские территории, подверглись татаро-монгольскому нашествию. В 1222 году посланный Чингисханом отряд через Закавказье прошел огнем и мечом на Северный Кавказ, где разгромил аланов, а затем кипчаков (половцев). В 1236-1237 годах татаро-монголы окончательно завоевали южно-русские степи, занятые половцами – Дешт-и-Кипчак, а также Булгар с его областью (на Волге), Крым и Кавказ до Дербента. В 1238 году были покорены русские княжества. В результате образовалось большое государство, известное в восточных источниках под названием Улуса Джучи или Золотой Орды.

Серия походов, проведенная монгольскими военачальниками в 30-40 годы, привела к тому, что плоскостной и приморский Дагестан вошел в состав Золотой Орды. В результате этих завоеваний погибли давно существовавшие центры ремесла и торговли. Народы Северного Кавказа, в том числе и адыги, вошли в состав Золотой Орды и должны были платить дань. Установилось тяжелое татаро-монгольское иго. Однако в середине и во второй половине XIII века подчинение северокавказских народов, особенно в горной местности, далеко не было полным.

Открыть в полном размере

Город Дербент, являвшийся признанным экономическим ядром в течение нескольких веков, после монгольских разорений больше не мог восстановить своего значения. Лишь в отдельных горных районах власть монголов оказалась номинальной.

В конце 13 века Дагестан становится ареной ожесточенного противостояния двух монголо-татарских империй, созданным наследниками Чингисхана. Северные и центральные равнины Дагестана пребывали в составе Золотой Орды (Улус Джучи), а юг Дагестана с конца 50 годов 13 века оказался во власти Хулагуидов. В тот момент это было громадное государство, включавшее в себя территории современного Ирана, Восточной Турции, Ирака, Афганистана, Туркменистана и Закавказья.

Основателем династии Хулагуидов являлся внук Чингисхана Хулагу Хан, принявший, как и его приемники, титул ильхана (с тюркского – повелитель народов). С 1262 года начинается целая полоса междоусобных войн между золото-ордынскими правителями и ильханами. В ходе этих междоусобиц местное население истребляется, уводится в рабство или принуждается к участию в походах одной из сторон.

Равнинные районы Дагестана пустеют и лишь к концу 50-х годов 14 века, в виду ослабления обоих государств, прекращаются кровопролитные действия. В итоге, золото-ордынским ханам удается сохранить власть над Дагестаном, а часть местных правителей (аварские нуцалы, кумыкские беки, правители Кумуха, Кайтага и прочие) оказались на положении их вассалов.

Тем не менее господство Золотой Орды было недолговечным, так как с конца 80-х годов 14 века начинается острое соперничество с новым завоевателем Тимуром или Тамерланом (1336-1405). На юге Дагестана происходит целый ряд столкновений между ханами Золотой Орды и войсками Тимура и его сына Миран-шаха.

С 1395 года Тимур, оттесняя армию Тахтомыша, начинает планомерный захват Дагестана. Местные владетели, союзные Тахтомышу, оказывают отчаянное сопротивление войскам Тимура. Разорению и истреблению подверглись земли аварцев, кумыков, лакцев и прочих народов. Вся равнинная территория от Тарков до Дербента превращается в пустыню.

В 1396 году Тимур осуществляет разгром объединенного аварско-лакско-даргинского войска. Опустошаются сотни населенных пунктов и лишь внутренний горный Дагестан, где проживали аварцы и андо-цезские народы, остаются непокоренными.

В отличие от других районов Северного Кавказа, пребывание Тимура в Дагестане оказалось более продолжительным. В этой связи неслучайно, что в ряде местных сказаний и песнях оказался запечатлен этот выдающийся и жестокий завоеватель.

Общество и народы Дагестана в 15-16 веках

Походы Тимура явились последними масштабными погромами Дагестана и в начале 15 века обстановка в этом регионе несколько стабилизируется. К этому времени в основном определились этнические границы местных народов, которые также отличались по социальному уровню развития.

Земли аварцев и близких к ним этнических групп, андийцы, дидойцы, тиндинцы и другие, занимали значительную часть внутреннего горного Дагестана. Они подразделялись на множество союзов сельских общин и, по сути, представляли собой демократичные вольные общества. Лишь на территории Хунзахского плато еще до арабского нашествия сложилось раннефеодальное княжество, управляемое рядом нуцалов. Отсюда и название этого образования – Аварское нуцальство или  Хунзахское ханство.

На территории проживания лакцев к 14 веку складывается одно из сильных раннефеодальных княжеств – Кумух или Казикумух с наследственными правителями, принимавшими титул шанхалов.

Ареал расселения даргинцев включал в себя три образования. На самом юге их земель сложилось раннефеодальное объединение Кайтаг или Каракайтаг, где существовали наследственные правители уцмии. Собственно даргинцы (акуша, акушинцы) имели имели демократическое устройство. Принципы военной демократии наблюдались в еще одном даргинском объединении – аул Кубачи с окрестными территориями (раньше Зерих-геран), основа правления здесь – совет старейшин.

На юге Дагестана основная масса населения также распределяется на ряд родоплеменных союзов или вольных обществ. Лишь у табасаранов упоминаются собственные владетели – майсумы, а государственное образование имеет название Майсумство Табасаранское. В какой-то период времени единоначалие имело место у цахуров (Султанство Цахурское), которое не получило устойчивых форм.

Дербент длительное время имел собственное управление организованное арабами. Однако, после монгольских погромов, власть эмиров существенно ослабла и во второй половине 15 века Дербент окончательно попадает под власть соседнего государства Ширвана и его правителей, Ширваншахов. Равнинные районы северного и центрального Дагестана оставались местом расселения кумыков, имевших собственное государственное образование, Шамхальство Кумыкское.

На этнические и социальные процессы, протекавшие среди коренных народов Дагестана, постоянное влияние оказывали как внутренние междоусобицы, так и внешние вторжения, что отражалось на изменениях границ проживания того или иного народа. Например, в 30-е годы 15 века Дагестан испытал вторжение туркменского союза племен Кара-Коюнлу. С 60-х годов 15 века отмечено проникновение на земли Дагестана войск Сефевидского Ирана.

В первой половине 16 века Дагестан превращается в одну из арен борьбы между Османской Империей и Ираном. Вторжения захватчиков приводили к появлению новых этнических групп. Экспансия Ширвана, например, приводит к тому, что в южном приморском Дагестане в массовом количестве расселяются азербайджанцы. Помимо них на протяжении 10-15 веков на юг Дагестана проникают ираноязычные таты, подразделявшиеся на мусульман и иудаистов (горские татские евреи).

Экспансия Сефевидского Ирана приводит к расселению в районе Дербента персидских переселенцев. В 16 веке в горной западной части Дагестана обосновывается одно из подразделений вайнахов, чеченцы-аккинцы, они же ауховцы, окочены. На этот момент в Северном Дагестане за Тереком появляются ногайские кочевья (кара ногайцы).

Таким образом Дагестан был наиболее сложным регионом Кавказа, где бурно протекали этнические и социальные процессы. Вместе с тем, Дагестан являлся самым развитым регионом Северного Кавказа, ибо здесь к 16 веку окончательно укореняется ислам суннитского толка, лишь часть лезгин – шииты.

Кроме того здесь присутствует высокий уровень ремесла и торговли, а ряд аулов приобретают устойчивую специализацию. Аул Кубачи – оружие и медная посуда, аул Анди – бурки и войлок, аул Балхар – керамика, аул Сюрги – ткачество.

©ncau.ru
создано на основе личных студенческих записей  лекций и семинаров

Серия статей по этой теме:

Ваша оценка публикации
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(26 голосов, в среднем: 4.8 из 5)

ncau.ru

Монголо — татарское завоевание Средней Азии и Кавказа — Российская Империя

Образование монгольского государства

В начале XIII в. в Центральной Азии образовалось монгольское государство. Территория, занятая монгольскими племенами, тянулась от Байкала, верховьев Енисея и Иртыша на севере и доходила до южных районов пустыни Гоби. По имени одного из их главных племен монголы носили также название татар. Все эти племена занимались скотоводством, а на севере в таежных районах также и охотой.
В XII в. первобытнообщинный строй у монголов начал распадаться и происходил процесс Феодализации Из среды рядовых общинников-скотоводов («карачу» — «черные» люди) стали выделяться нойоны — феодализирующаяся родо-племенная знать, обладавшая большими пастбищами и стадами скота. Опираясь на свои дружины нукеров (воинов), нойоны подчиняли себе и эксплуатировали рядовых скотоводов, отдавая им на выпас свой скот и экспроприируя часть их молодняка. Нойоны имели также рабов, захватываемых во время войн. Стремясь к укреплению власти над закабаляемыми ими рядовыми соплеменниками-скотоводами, нойоны
провозгласили на своем съезде (курултае) в 1206 г. на р. Ононе всемонгсльским ханом одного из своих воинственнейших представителей — Темучина, который получил имя Чингис-хана (великого хана). В руках Чингисхана сосредоточилась огромная власть. Управление отдельными частями своего государства он осуществлял через своих родственников, которым была подчинена вся местная знать с их нукерами и всей массой зависимого населения. Вся общественно-государственная структура монголов была в теснейшей связи с организацией войска, которое делилось на «тьмы» (10 ООО), «тысячи», «сотни» и «десятки». Характерной чертой монгольской военной организации burnt жесточайшая дисциплина и беспрекословное выполнение приказаний вышестоящих начальников. За побег одного воина предавался смерти десяток, за отступление десятка такую же кару несла вся сотня. Монгольская военная организация и вся система управления была сильным средством для удержания в повиновении эксплуатируемой массы рядовых скотоводов и помогала в завоееании территории других народов. Записи обычного права монголов стали называться «Яса».
Монгольский феодализм развивался в Форме экстенсивного кочевого скотоводства, феодализирующаяся знать стремилась к овладению новыми пастбищами, новыми источниками обогащения через организацию граби-тельских походов на земли соседних народов. В тогдашних исторических условиях объектом грабительских походов монгольское знати стали прежде всего соседние земледельческие народы, находившиеся на значительно более высоком уровне социально-экономического и культурного развития. Особенность монолит-ности и силы Монгольского феодального государства на этой ступени его развития состояла в том, что завоевательные походы великих ханов решительно поддерживались всем классом феодалов.
К 1211 г. монголы завоевали земли бурят, якутов, киргизов и уйгуров. В результате вторжения в Северо-Западный Китай и занятия в 1215 г. Пекина они взяли на свое вооружение китайскую военную технику и средства передвижения, стали употреблять стенобитные, камнеметные и огнеметные орудия. Завоевательным походам монголы предпосылали тщательную разведку через купцов, послов и пленных по сбору сведений о военно-политическом и экономическом потенциале других стран.

Завоевание Чингис-ханом Средней Азии

Летом 1219 г., собрав почти двухсоттысячное войско, Чингис-хан начал завоевание Средней Азии. Предлогом для вторжения послужило истребление в г. Отраре монгольского торгового каравана. Разгромив найма-нов и овладев главными городами Семиречья — Баласуганом и Кашгаром, — Чингис-хан двинул свои основные силы по течению р. Сыр-Дарьи на Бухару и Самарканд. Правитель Хорезма, крупнейшего в Средней Азии государства, хорезмшах Мухаммед имел в общей сложности сил не менее Чингис-хана, но из-за феодальных распрей со своими могущественными вассалами не смог организовать должного сопротивления захватчикам. Каждый город защищался только силами своего гарнизона, горожан и сбегавшимся в него окрестным населением. К тому же местная феодальная верхушка вместе с мусульманским духовенством и правителями городов часто шли на сговор с захватчиками во имя своих узкоклассовых интересов и предавали интересы народа. Так сдал Самарканд монголам его правитель Тугай-хан, несмотря на наличие стотысячного гарнизона воинов и решимость горожан защищать свой город до конца.
Героическое сопротивление монголо-татарскому нашествию оказали народные массы, самоотверженно защищавшие свои селения и города. Особенно прославилось борьбой с захватчиками население Ходжента (ныне Ленинабад), которым руководил местный военачальник Тимур-Мелик. Героизм защитников Ходжента и Тимур-Мелика народ воспел в своих сказаниях. Мужественно обороняли свои города жители Хорезма, Ургенча, Мерва и др.
В течение 1219 — 1221 гг. монгольскими завоевателями было уничтожено множество среднеазиатских селений и городов (Самарканд, Ургенч, Мерв и др.). В прошлом богатые земледельческие районы Семиречья превратились в пастбища. Почти полному разрушению подверглась создававшаяся веками система орошения, заглохли многие оазисы. На завоеванных землях монголы вводили жестокий режим поборов, население принуждали участвовать в военных походах. Жители захваченных монголами городов подвергались почти полному истреблению, за исключением искусных ремесленников, уводимых в плен в Монголию. В результате завоевания началось заселение захваченных районов тюр-ко-монгольскими кочевыми племенами, создавалось типичное в дальнейшем для стран Средней Азии и Ближнего Востока сосуществование оседлого земледелия и экстенсивного скотоводческого кочевого хозяйства с присущим ему более низким уровнем общественных отношений, что значительно затормозило дальнейшее развитие производительных сил в этих странах.

Завоевание монголами Закавказья и Северного Кавказа

После завоевания Средней Азии и отвода основных своих сил вместе с награбленными сокровищами в Монголию Чингис-хан направил значительные силы под командованием Джебе и Субедея для покорения Ирана и Закавказья.
Опустошив Северный Иран, монголо-татары вторглись в Азербайджан, сметая с лица земли селения и города (Марагу, Ардебиль, Хой, Нахичеван, Бейлакан и др.). Героическое сопротивление захватчикам оказали жители столицы ширваншахов — Шемахи. Монголо-татарам удалось разбить объединенное грузино-армянское войско, но возраставший отпор захватчикам со стороны грузинского народа заставил их покинуть пределы Грузии. После этого войска Джебе и Субедея, пройдя через Северный Дагестан мимо Дербента, ворвались на северо-кавказскую предгорную равнину, где разгромили кочевавшие там половецкие орды и алан. После кровопролит-ной битвы на р. Калке с полками русских князей Субедей отвел свои войска на соединение с главными силами Чингис-хана.
Вскоре после первого нашествия монголов с юга в страны Закавказья вторгся с собранными в Месопотамии большими силами сын хорезмшаха Мухаммеда Джелаль ад-Дин, который надеялся возместить потерю Хорезма захватом новых земель на Кавказе. Ему удалось овладеть Азербайджаном и Арменией, разбить объединенные силы грузин и армян, захватить в 1226 г. Тбилиси, христианское население которого было уничтожено. В 1230 г. армяне объединили свои силы и с помощью крестоносцев и других союзников нанесли ему поражение, вытеснив его из своей страны.
После смерти Чингис-хана (в 1227 г.) монгольские феодалы на курултае в Каракоруме решили продолжить завоевательные походы на запад: в сторону Закавказья и стран Ближнего Востока, а также в сторону Руси и далее в глубь Европы.
Одна часть монгольских сил была сосредоточена в Средней Азии под командованием внука Чингис-хэна Батыя, а другая — насевере Ирана под начальством Чармагана, военачальника нового великого хана монголов Угедея.
В 1231 г. монголы разгромили войска Джелаль ад-Дина и заняли Азербайджан. В 1240 г. они захватили ВосточнуюТрузию, а к 1243 г. Армению. Как всегда, монголы варварски разрушали города, истребляя или обращая в рабство их население.
Накануне вторжения Батыя на Русь его силы захватили земли народов Северного Кавказа. Так, к середине XIII в. народы Кавказа оказались под тяжким игом монголо-татарских ханов. В 1258 г. Закавказье вошло в состав государства Ильханов (или Хулагидов), занявшего обширную территорию от Дербента до Персидского залива. Больше половины Северного Кавказа оказалась под властью другого монгольского государства — Золотой Орды. Южный Дагестан и Закавказье надолго стали ареной борьбы между государством Хулагидов и Золотой Ордой.

 

Б.А. Рыбаков — «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». — М., «Высшая школа», 1975.

www.rusempire.ru

Война вайнахов против монголов — Циклопедия

Война вайнахов против монголов

Военный конфликт

Конфликт Война вайнахов против монголов
Дата 1222−1405 годы
Причина вторжение монголов
Итог Включение Северного Кавказа в состав Монгольской Империи.

Стороны

Командующие

Силы

неизвестно

20000 экспедиционный корпус

Потери

неизвестно

неизвестно

Война вайнахов против монголов — военные действия вайнахов (чеченцы и ингуши) против армии монголов.

Война против Чингисхана

После завоевания Китая и Хорезма верховный владыка монголов Чингизхан послал на разведку «западных земель» сильный кавалерийский корпус под командованием Джэбэ и Субедея. Они прошли по южному берегу Каспийского моря, затем, после разорения Северного Ирана, проникли в Закавказье, разбили грузинскую армию в 1222 году и, продвигаясь на север вдоль западного берега Каспийского моря, встретили на Северном Кавказе объединённое войско вайнахов (чеченцев и ингушей), половцев, лезгинов, черкесов и аланов. Произошёл бой, который не имел решительных последствий.

Тогда завоеватели внесли раскол в ряды неприятеля. Они одарили половцев и обещали их не трогать. Последние стали расходиться по своим кочевьям. Воспользовавшись этим, монголы легко разбили аланов, лезгинов и черкесов, а затем разбили по частям и половцев, вайнахам же удалось избежать полного поражения, найдя убежище в горах.

Продолжение войны

Плано Карпини, побывавший на Кавказе в 1246 году, указывает на «некую часть аланов, оказавших мужественное сопротивление и доселе не подчиненных им (монголам)». Далее он говорит, что монголы уже 12 лет ведут осаду «одной горы в земле аланов» и не могут её взять[1].

Французский посол в Монгольскую империю Гильом Рубрук, в 1253-1254 годах побывавший проездом на Северном Кавказе, писал, что живущие в горах черкесы, аланы и лесги «всё ещё не покорены», и, что на блокирование ущелий аланов выделена пятая часть войска Сартака (сына Бату). Согласно арабским источникам, в «стране асов» постоянно находился 10-тысячный монгольский тумен[2].

Ряд чеченских преданий говорит об ожесточенных схватках с монголами, пытавшимися проникнуть в ущелья. Предки ауховских чеченцев зафиксировали факты борьбы с захватчиками в арабоязычных хрониках. Указываются и имена предводителей ауховцев — Таймасха, Янбек, Маьда[3].

Борьбу предков чеченцев против золотоордынских феодалов возглавили, по народной памяти, Махцур, Идиг из Нохч-Мохка, Алдаман Гlеза из Ч1ебарлоя и др.

Одним из лидеров чеченцев был Идиг (13 в.). Чеченцы не покорялись отрядам монгольских полководцев Субедея и Менгу. Так, из Плано Карпини известно, что горцы в течение 12 лет удерживали позиции в горах Тюллой Лам (Тебулос Мта). Оборону возглавлял Идиг.

Таймасхан (Таймасха) был главным главным руководителем ауховских сил в войне с монголами. Первые столкновения вооружённых отрядов ауховцев с монголами произошли в притеречных землях Ауха. По хронике (Ауховский общеродовой тептар) Тамсахан погиб в битве на реке Терек.

Русские летописи сообщают под 1278 год о крупном восстании на Северном Кавказе в 1277 году и осаде монголами, с привлечением дружин русских князей, аланского города Дедякова. Вероятно, сюда были привлечены силы со всей Золотой Орды, и командовал ими сам хан Менгу-Тимур (1266-1280). «Славный ясский город Дедяков» пал в феврале 1278 года. Он был сожжён и разграблен. Ряд исследователей полагают, что под Дедя-ковым надо понимать Верхне-Джулатское городище в Северной Осетии, другие считают, что Дедяков надо искать на реке Сунжа.

Янбек — также аккинский вождь в войне против войск Золотой Орды. В конце 14 в. Янбек и его сын Маадий (Майда; Маьда) в союзе с дагестанским правителем шамхалом Казикумухским, сумели нанести ряд ощутимых ударов по вторгшимся на Кавказ войскам среднеазиатского завоевателя Тимура Тамерлана. «Последователи» Таймасхана, см.

Янбек погиб в сражений под Амарка и руководство перешло к его сыну Маадию.

Из ауховской исторической Хроники известно о пяти отдельных боях с монгольскими регулярными войсками, последний из которых датирован периодом конца 14 в. (последние 25 лет). Наиболее жестокими и кровопролитными стали третья и пятая битвы, произошедшие около гор «Амир-Куьрте» (выше с. Кешне) и «Гебак-Г1ала» (у с. Дылым). В них помощь ауховским силам оказывали кумухские отряды. Перед последней битвой к сражающимся ауховцам прибыл некий «расул» (посланец, гонец) от «мусульманского государства» (очевидно: от Тимура, враждовавшего тогда со своими монгольскими «родственниками» — золотоордынцами в лице хана Тохтамыша). В этой битве монгольские ордынцы понесли тяжелое поражение и «больше в Аухе не появлялись». Лезгины не воевали с Чеченцами и Адыгами вместе, они воевали на территории Дагестана (Дербент)

Война против Тамерлана

Гаюр-хан — правитель государства Симсир, — осколка Хазарского каганата, нынешняя Чечня.

В 1386 и 1394 годами Тимур Тамерлан совершил несколько походов на Кавказ. Он огнем и мечом прошел Северный Иран и Закавказье (Азербайджан, Армению, Грузию). В грузинских источниках приводится несколько сведений о действиях Тимура в Грузии, о политике исламизации страны и взятии Тбилиси, о грузинонахском боевом содружестве и т. д. Царь Георгий VII к 1394 году сумел накануне очередного нашествия провести оборонительные мероприятия — он собрал грузинское ополчение, к которому присоединил кавказских горцев, включая и нахов (в частности, из районов, прилегающих к Дарьялу). Вначале объединенное грузино-горское войско имело некоторый успех, они даже смогли отбросить передовые отряды завоевателей. Но, в конечном счете, подход Тимура с основными силами решил исход войны. Разбитые грузины и нахи отступили на север в горные ущелья Кавказа. Учитывая стратегическую важность перевальных дорог на Северный Кавказ, в особенности, естественной крепости — Дарьяльского ущелья, Тимур решил захватить его. Однако огромная масса войск настолько смешалась в горных теснинах и ущельях, что оказалась небоеспособной. Оборонявшиеся сумели убить столь много людей в передовых рядах врагов, что, не выдержав, «повернули… воины Тимура».

В начале 1395 года было принято решение о походе на Золотую Орду, и армия Тимура, возросшая за счет отрядов вассальных правителей до 300 тысяч человек, сосредоточилась у Дербента, затем прошла прикаспийский Дагестан, сбила передовые отряды Тохтамыша на Сулаке и вошла в Чечню. Переправившись через реку «Сундж» (Сунжа), а затем и Терек (на левый берег), полчища Тимура столкнулись с племенной армией Тохтамыша, собранной со всей Орды. Здесь были татаро-монголы, черкесы, аланы, генуэзцы и, возможно, нахи, так как в данной ситуации это была оборонительная война, а нахская область Симсим, где правил Гаюр-хан, непосредственно прилегала к театру военных действий.

Развернув свои войска на левом берегу Терека, Тимур 15 апреля 1395 года открыл генеральное сражение с Тохтамышем, силы которого не уступали войску Тимура, если не превосходили его. В трехдневной битве, таким образом, с обеих сторон сражалось не менее полумиллиона человек. Как говорит современник, «ручьями лилась кровь по степи». Сражение, вылившееся в жестокое побоище, закончилось полным поражением ордынского войска. Тохтамыш бежал на Волгу, а один из его эмиров Утурку укрылся в горах Центрального Кавказа.

Тимур начал планомерное истребление остатков войск Тохтамыша и золотоордынских владений. Очистив степи, он в том же 1395 году принялся за Северный Кавказ, последовательно покоряя область за областью. Так, он разорил область черкесов — Северо-Западный Кавказ («ограбили весь улус черкесский»), затем захватил страну западно-аланских правителей Буриберди и Буракана (предположительно, Карачаево-Черкесия и Пятигорье), причем, сам Тимур «с целью джихада взошел на гору Эльбруз». Неприступные крепости Кули и Тауса, расположенные в горах Северной Осетии и Балкарии, пали в ходе штурмов горных твердынь, затем наступила очередь Пулада, владевшего районами, охватывавшими часть Осетии и Ингушетии — область «Ихран», «Иркувун» (здесь же скрывался чингизид Утурку). После разгрома Пулада и пленения Утурку Тимур дал очередной отдых войскам, значительно потрепанным в ходе ожесточенных боев в горных условиях. Очередной поход, в том же 1395 году, Тимур, по мнению X. А. Хизриева, направил на страну Симсим (Чечня и,редположительно, восточная часть Ингушетии). Самые известные переправы через Сунжу и Терек находились в районе Гудермеса и Брагунов. Кстати, именно в конце XV в. прекратило здесь существование крупное Гудермесское городище, возможно, уничтоженное армией Тимура. Другая переправа через Сунжу находилась в районе современного Грозного. Народное предание именно эту переправу связывает с именем Тимура.

Темирлан в октябре 1395 года разорил город Алмак: «Эмир Тимур, покорив кумыков, обитающих между Тереком и Сулаком, прошел по земле Мичикич на город Алмак (ныне деревня в Салатавском округе), который имел 7 тысяч домов. Он взял город после сильного сопротивления и разорил его»[4].

Правитель Симсима / Хазарии / Чечни Гаюр-хан («Кюр-бек» некоторых источников) так и не изъявил покорности Тимуру, несмотря на то, что огромные полчища стояли у границ страны.

Судя по отрывочным данным, Симсим имел удельное деление, население одной из областей было, по-видимому, исламизировано. Так, сына Гаюр-хана звали Мухаммед, и он имел в своем управлении «иль» (область) и подданных.

Тимур вошел на Чеченскую равнину, скорее всего, в районе современного Грозного, где и переправился через Сунжу. Судя по сведениям персидских летописцев Шами и Иезди, основное сражение Тимура с ополчением Симсима состоялось на плоскости. По прибытии Тимура в Чечню сын Гаюр-хана Мухаммед перешёл со своим илем на сторону завоевателя и, «удостоившись чести целования ковра, вступил в число слуг двора».

В связи с действиями Тимура на Сунже возникает вопрос о городе Магас (Алхан-Кала). Есть основания полагать, что в 14 в. он возродился, а в 1396 году был взят среднеазиатским завоевателем, который даже долго стоял здесь лагерем. Недаром же, даже в 16 в. русские источники называют Алхан-Калинское (Куларинское) городище «город Темир-Аксака».

После случившегося поражения равнинное население укрылось в горах, однако сопротивление нахов только начиналось. Видимо, было совершено и несколько дерзких вылазок, после чего «Тимур лично отправился против них…» в горы. Придворные историографы сообщают, что здесь было много неприступных мест, башен и крепостей, которые завоеватели захватывали и разрушали, сбрасывая при этом плененных жителей в пропасти. X. А. Хизриев считает, что действия Тимура в горах затронули горные селения современных Назрановского, Сунженского, Ачхой-Мартановского и Шатойского районов Чечни и Ингушетии. Другие исследователи полагают, что Тимур вошел в горы через Аргунское ущелье, а затем двинулся с запада на восток, пока не дошел до Андийского хребта.

Накал боев в горной Чечне был столь велик, что отряды Тимура в пылу боев забирались в такие места, что ни конному, ни пешему нельзя было затем спуститься, «а следовало оттолкнуться и скользить вниз». Придворные хронисты вынуждены были отметить, что и сам Тимур «подвергался этим ужасам и опасностям» в горах Симсима. Уничтожая «все церкви и капища их», завоеватель достиг Аксая, спустился на плоскость (между Сулаком и Тереком), где «напал на иль и улус этой равнины». Это могли быть районы, населенные нахами-ауховцами и кумыками. Здесь, согласно преданиям, ауховцы выдержали ряд битв с отрядами Тимура, а затем смогли даже оказать помощь дагестанским собратьям, подвергшимся нашествию, в частности, лакцам.

Тимур, сделав «набег на предгорье горы Аухар», затем пошел на восток, громя дагестанские селения. Где-то на правобережье Сулака войска эмира взяли штурмом город Алмак, имевший 7-8 тысяч домов. Отдельные отряды рассыпались по окрестным горам и ущельям.

Производительные силы края были основательно разрушены нашествием Тимура. Его воинство вырубало леса, уничтожало сады, растаптывало поля, разрушало города, села, башни, «храмы и капища». Захваченное в плен население, как то было и в период татаро-монгольского нашествия, частью уничтожалось, частью угонялось в рабство, скот и материальные ценности присваива лись.

Поход Тимура на Чечню был настолько чудовищным по своим последствиям, что память о нем надолго запечатлелась в устном творчестве народа. Многочисленные легенды и предания об «Аксак-Тимуре», топонимика и ономастика, связанные с событиями того времени, прочно запечатлели нашествие «властелина вселенной».

Зимой 1395/1396 ставка эмира перемещается в низовья Кумы; войска Тимура вновь ринулись в степи, сожгли золотоордынские города на Волге (Сарай-Берке и Хаджи-Тархан), разграбили Северный Прикаспий, а весной 1396 году продолжили завоевание горного Дагестана, воздвигая «из убитых холмы». В том же 1396 армия Тимура ушла через Дербент на дальнейшее завоевание Закавказья, Сирии и Малой Азии.

Всего было совершено семь разорительных походов войск Тимура на Кавказ и Грузию. И только в 1404 году грузинский царь Георгий VII признал власть Тимура. В 1405 году во время подготовки похода на Китай Тимур умер, а его империя вскоре распалась.

Согласно древнегрузинской поэме «Алгузиани», Гаюрхан (К1аирхан) пережил нашествие Тимура и погиб несколько позже, в междоусобной войне с грузинскими или осетинскими феодалами; в этом произведении он назван чеченским царём[5][6].

Чеченцы при монголах

В монгольской администрации и армии также были чеченцы. Например Аздин Вазар (1395–1460) — чеченский историк, мусульманский учёный и проповедник. Отец его, Вазар был одним из военачальников монгольского войска. Начальное образование Аздин Вазар получил в городе Сарай-Бату. Для продолжения учёбы он выехал в Египет, Иран, Турцию. Аздин Вазар без успеха попытался проповедовать ислам среди вайнахов. Рукопись его была найдена историком из Иордании Абдул-Гани Хасаном аль-Шашани[7].

Источники

cyclowiki.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *