Наполеон и кутузов – Кутузов и Наполеон в романе «Война и мир» Толстого – сочинение по теме

Содержание

Кутузов и Наполеон | Историк

Как русскому фельдмаршалу удалось переиграть признанного гения полководческого искусства, всесильного императора Франции?

 М.И. Кутузов на Поклонной горе перед военным советом в Филях. Худ. А.Д. Кившенко

Император Наполеон, узнав о назначении Михаила Кутузова главнокомандующим российскими армиями, сказал своим приближенным: «А! Это – старая лисица Севера!» По прибытии к войскам эту новость сообщили Кутузову. По одной версии, он ответил, что «постарается оправдать отзыв великого полководца», а по другой – надменно заметил своему окружению: «Как ему не узнать меня, я старее его по службе…»

Кампания пятого года

Но про себя главнокомандующий, вероятно, не без горечи вспомнил о событиях 1805 года, когда он, предводительствуя Подольской армией, спешил на соединение с союзниками, однако не успел: до прибытия русских главные силы австрийцев под командованием генерала

Карла Мака капитулировали перед Наполеоном под Ульмом на границе с Баварией. Кутузов оказался тогда лицом к лицу с грозным неприятелем, но ему удалось спасти и малочисленную русскую армию, и остатки союзных войск от неминуемого поражения. Более того, в бою при Кремсе (Дюренштейне), едва ли не первый в Европе, Кутузов доказал, что русские могут побеждать войска Наполеона.

Победе предшествовал показательный диалог военачальника с молодыми сослуживцами, которым претила осторожность полководца «времен Очаковских и покоренья Крыма». «Кутузов подходит к ним и с… любезною простотою спрашивает их: «О чем, братцы, поговариваете?» – «Мы разговариваем, – отвечали офицеры, – как бы поскорее подраться с французами». – «Так должны отвечать все русские офицеры, – сказал Кутузов, – и мы подеремся, только не теперь. Если неприятель опередит нас хотя часом, мы будем отрезаны, если же прежде его поспеем к Кремсу, мы его побьем»», – вспоминал один из участников того похода.

И действительно, побили корпус маршала Эдуара Мортье на глазах у Наполеона, пребывавшего на другом берегу Дуная в непривычной для него роли беспомощного свидетеля поражения собственных войск. «Все, что было сделано Кутузовым… нельзя не назвать блистательно проведенным отступлением в самых сложных условиях, а с точки зрения стратегии все его действия абсолютно правильными», – признает известный петербургский исследователь Олег Соколов, восторженно относящийся к Наполеону. Если бы потом, накануне битвы при Аустерлице, где союзники потерпели сокрушительное поражение, Кутузова фактически не отстранили от командования войсками, то кампания 1805 года, вероятно, закончилась бы к его славе. На военном совете перед битвой он убеждал императоров

Александра I и Франца II: «…чем далее завлечем Наполеона, тем будет он слабее, отдалится от своих резервов, и там, в глубине Галиции, я погребу кости французов». По мнению современного западного исследователя Кевина Кайли, если бы к словам Кутузова тогда прислушались, «противник оказался бы в западне». «Незавидная судьба Мака вполне могла бы тогда постигнуть самих французов», – считает он.

Время импровизации

В 1812 году судьба снова свела «екатерининского орла» с Наполеоном, дав ему возможность проверить правильность своих взглядов на «большую стратегию».

Главная сложность состояла в том, что эту войну уже нельзя было «перенести в пространство», на территорию союзников, – Кутузов принял командование, по его же словам, в самом сердце России. По замыслу военного министра Михаила Барклая-де-Толли, автора «Записки о защите западных пределов России» (1810), неприятеля предполагалось остановить гораздо раньше: русская армия должна была «сопротивляться в бывших польских провинциях», на землях, присоединенных к России в XVIII веке, а Двина и Днепр должны были «составлять навсегда вторую оборонительную линию».

Как ни парадоксально, на это же рассчитывал французский император в начале «русской кампании», надеясь разбить противника в приграничных сражениях где-нибудь в Литве или Белоруссии. Овладев Смоленском, войска Наполеона перешли Днепровско-Двинский рубеж, после чего для обеих сторон настало время импровизации.

ФРАНЦУЗЫ, ПРОСЛАВИВШИЕСЯ ГРОМКИМИ ПОБЕДАМИ В СОКРУШИТЕЛЬНЫХ БИТВАХ, ПОНАЧАЛУ ПОСМЕИВАЛИСЬ НАД СТАРЫМ ПОЛКОВОДЦЕМ, «ПРИВЫКШИМ ПОБЕЖДАТЬ ТУРОК»

По мнению немецкого военного писателя-теоретика

Карла Клаузевица, под Смоленском у русского командования оставалась последняя, хотя и сомнительная, возможность прибегнуть не к прямой, а к косвенной обороне Москвы, отступив на Тулу или Калугу. Однако соединенные российские армии, преследуемые неприятелем, двинулись к Москве, где под Гжатском (ныне город Гагарин) их встретил Кутузов. В азарте преследования Наполеон все сильнее растягивал коммуникацию, все более отдаляясь от своих баз снабжения. Его традиционная решимость определить исход кампании, одержав победу в генеральном сражении, столкнулась с не менее твердой решимостью русского полководца избежать подобного сценария…

Измор или сокрушение?

Полководческий почерк Кутузова сложился в XVIII столетии, в эпоху споров о двух стратегиях ведения войн – «стратегии сокрушения» и «стратегии измора», которые отнюдь не стали праздными во времена Наполеона.

Уже в 1805 году Кутузов сознавал, что преимущество Бонапарта перед его противниками, достигавшееся за счет стремительного передвижения войск, основывалось на принципе «кормиться с земли», но этот принцип быстро превращался из преимущества в свою противоположность, когда военные действия приобретали затяжной характер. В рамках двух стратегических концепций решался и вопрос о роли генерального сражения.

Активный поиск сражения как кратчайшего пути к миру оправдывал себя в определенных условиях: в Европе Наполеон достигал быстрого результата на ограниченных территориях, загнав неприятеля либо к реке, либо к горному перевалу, либо к границе соседнего государства. В России, где, по меткому выражению Клаузевица, «можно было играть с противником в прятки», надежда на сокрушение неприятеля становилась призрачной. План Кутузова отличался от плана Бонапарта. Замысел русского полководца соответствовал афоризму его давнего соратника фельдмаршала принца Шарля-Жозефа де Линя, утверждавшего: «Лучше разбить неприятеля зимою, нежели самому быть разбиту летом». Кутузов полагал, что в истории все повторяется, поэтому следует умело извлекать из нее уроки.

Но главнокомандующий не мог не понимать, что его определение на высокий пост связано с ожиданием «большого сражения». Как вспоминал впоследствии сподвижник Кутузова генерал Карл Толь, «мысль отдать столицу неприятелю без сражения ужасала каждого русского», и потому, не обладая численным превосходством и не имея сведений о резервах, полководец решился на оборонительное сражение при Бородине по двум причинам. Первая из них была «нематериального» характера: затянувшееся отступление влияло на моральное состояние армии. Вторая причина стала для Кутузова очевидной по прибытии в войска: следовало оторваться от упорного преследования неприятеля.

Кутузов точно уловил настроение противника: любой ценой занять Москву. В планах Наполеона сформулированная им самим главная цель войны как «уничтожение массы неприятельских войск» незаметно подменилась стремлением вступить в древнюю столицу России, что, по аналогии с другими войнами, должно было принести ему мир. Кутузову же важно было сберечь армию до прибытия резервов, чтобы продолжить военную кампанию. Стойкость русских воинов, искренно считавших, что они спасают Москву, позволила реалистично мыслящему полководцу реализовать при Бородине свой замысел, в то время как «расточительные фронтальные атаки» не дали Наполеону желаемого результата: он не смог «проломить» оборону противника. Русская армия, оттесненная на 1,5 км, удержала позицию между двумя Смоленскими дорогами (Новой и Старой) и, главное, не была разбита и беспрепятственно покинула поле битвы.

«Он продолжил свой марш»

Отступление русской армии через Москву вызвало критику современников. По мнению генералов Михаила Барклая-де-Толли и Леонтия Беннигсена, следовало предпринять движение в обход древней столицы. Неожиданным защитником стратегии Кутузова здесь выступил сам Наполеон, впоследствии рассуждавший так: «Вообще действия, имеющие целью прикрыть столицу или другой пункт фланговыми маневрами, требуют выделения особого корпуса и влекут за собою все невзгоды, сопряженные с раздроблением сил при действиях против сильнейшего неприятеля. <…> Он [Кутузов. – Л. И.] продолжил свой марш и прошел через Москву, попавшую в руки победителя. Если бы вместо того он отступил к Киеву, то увлек бы за собой французскую армию, но в таком случае ему пришлось бы отрядить особый корпус для прикрытия Москвы; ничто не помешало бы французам послать против этого корпуса другой, сильнейший, что заставило бы его эвакуировать эту важную столицу. <…> Рассуждать догматически о том, что не проверено на опыте, – есть удел невежества. Это все равно что решать с помощью уравнения второй степени задачу из высшей математики, которая заставила бы побледнеть Лагранжа и Лапласа. Все такие вопросы из области высшей тактики суть неопределенные физико-математические задачи, которые допускают несколько решений, но только не посредством формул элементарной геометрии». Таким образом, Наполеон признал за русским полководцем способность решать задачи из «высшей математики».

На военном совете в Филях Кутузов обратился к соратникам со словами: «Вы боитесь отступления через Москву. Я смотрю на это как на Провидение. Москва всосет неприятеля как губка». Без сомнения, он отдавал себе отчет в последствиях этого решения. Армия могла отказать ему в доверии, а государь – сместить с высокого поста, после чего у него уже никогда не было бы шанса оправдаться ни перед ним, ни перед Отечеством, ни перед потомством. «2 сентября наступил для Москвы в продолжение веков и для Кутузова на пределах жизни самый страшный их день, – рассуждал очевидец. – Кутузов оставлял Москву на жертву ослепленному завоевателю… в глубокой горести не видел парящего над собою гения России с венком бессмертия за подвиг великой решимости. Конечно, легче было, уступая общему порыву, дать под Москвой сражение…»

«ДЕМОРАЛИЗАЦИЯ НАПОЛЕОНОВСКОЙ АРМИИ БЫЛА ВЫЗВАНА ПРЕВОСХОДСТВОМ РУССКОЙ СТРАТЕГИИ УКЛОНЕНИЯ ОТ БОЯ НАД ФРАНЦУЗСКОЙ СТРАТЕГИЕЙ ПРЯМЫХ ДЕЙСТВИЙ»

Между тем, заняв Москву, Наполеон действительно не смог организовать преследования русской армии. Если накануне и после Бородина для Кутузова было очевидно, что генеральное сражение не даст ему «настоящей безошибочной центральной операционной линии», откуда потом он сможет с выгодой действовать против неприятеля, то теперь эта возможность у него появилась. Сам ли полководец наметил сделать переход с Рязанской на Калужскую дорогу или принял хороший совет – не имеет значения, потому что выбор и ответственность все равно лежали на нем, а не на советчиках. Оценивая исход своей кампании в России в разговоре с генералом Константином Полторацким, попавшим в плен в 1814 году в сражении при Шампобере, Наполеон заметил: «А ваша хитрая лиса Кутузов ловко поддел меня своим фланговым движением».

«Отступать, уклоняться от боя»

Более «энергичные» соратники упрекали Кутузова и за то, что «он избегал дать сражение для разбития авангарда французской армии и в такое время, когда это было плодом самых глубоких размышлений и соображений его», как писал служивший при штабе полководца князь

Александр Голицын. Но действительно, частная победа над авангардом противника ранней осенью 1812-го могла принести больше вреда, чем пользы. Главнокомандующий ограничился «малой войной с большими преимуществами», направляя партизанские партии в тыл неприятеля.

«Отступать, уклоняться от боя, действовать на сообщения противника – все во имя сохранения армии – вот программа дальнейших операций. <…> Великая заслуга Кутузова и состояла в том, что он сумел возвыситься над событиями, истолковать верно все, что произошло до него, и заключить в одну формулу все последующее», – считали военные специалисты в начале XX столетия. В чем эта «формула»? В максимализме, присущем Кутузову и идейно сближавшем его с известным французским полководцем Морицем Саксонским, которого почитали старшие наставники нашего главнокомандующего – фельдмаршалы Петр Румянцев и Григорий Потемкин. Так, Мориц Саксонский писал: «Я всегда отмечал, что одна кампания уменьшает армию по меньшей мере на треть, а иногда наполовину и что кавалерия к концу октября находится в таком жалком состоянии, что не способна вести военные действия. Я бы предпочел дать войскам отдохнуть на квартирах или в казармах, беспокоя противника вылазками одиночных отрядов, а к концу длинной осады напасть на него со всеми своими силами. Полагаю, что этим я совершил бы выгодную сделку, заставив врага задуматься об отступлении, ибо ему было бы нелегко противостоять хорошо организованным и укомплектованным войскам. Вероятно, он был бы вынужден оставить свое снаряжение, пушки, часть кавалерии и все повозки».

Отступление Наполеона из России. Худ. Е. Коссак. 1927

Мориц Саксонский был уверен в следующем: «Природа бесконечно сильнее человека; почему же этим не воспользоваться?» Еще до прибытия в Тарутинский лагерь, где армия получила подкрепления и долгожданный отдых, Кутузов направил письмо калужскому городскому голове Ивану Торубаеву с объяснением, что его цель состоит не в сражениях, а в полном уничтожении армии неприятеля. Письмо датировано 22 сентября 1812 года. Наполеон еще находился в Москве, а Кутузов уже определенно заявлял: «Истребление сил его, недостаток в продовольствии и совершенная гибель предстоят ему неизбежно».

«За полным истреблением неприятеля»

Долгое ожидание мира, обещанного Наполеоном своим войскам, явилось для него гнетущим «психологическим» фактором. Он первым нарушил молчание, прислав к Кутузову генерала Жака де Лористона. «Ловкий дипломат», Кутузов принял французского «голубя мира» вопреки запрету императора Александра – с целью задержать неприятеля в Москве под предлогом переговоров, что и привело в конечном счете Великую армию к отступлению в зимнее время по разоренной Смоленской дороге, где не было ни жилья, ни продовольствия.

Русские войска вступали в бой по мере необходимости: следствием сражения при Тарутине явилось оставление неприятелем Москвы, сражение при Малоярославце заставило Наполеона свернуть на Смоленскую дорогу… В обоих случаях Кутузов вовремя прекращал столкновения, невзирая на неудовольствие сослуживцев. В рапорте императору, упрекнувшему его в уклонении от решительных действий под Вязьмой, полководец объяснил: «…при Вязьме не был он [неприятель. – Л. И.] еще в таковом расстройстве, имел еще почти всю артиллерию, и тех знатных потерь в людях еще сделано им не было, которые он понес ретирадою до Смоленска».

«Когда Наполеон уходил из Смоленска, – писал военный теоретик Генрих Жомини, – части его армии отделял друг от друга целый дневной переход. Он совершил тем самым огромную ошибку, потому что противник не следовал за его арьергардом, а двигался по боковой дороге, которая приводила его, почти перпендикулярно, к самой середине разделенных французских корпусов. Три роковых дня у Красного [3–6 ноября 1812 года. – Л. И.] стали результатом всего этого». В дружеской беседе с пленным полковником Луи де Пюибюском Кутузов сказал: «Я не сходил с места четыре дня, и вот ваша гвардия и все корпуса, следовавшие за Наполеоном, постепенно мимо нас проходили, каждый для того, чтобы оставить половину своих солдат с нами. Поверь, что спаслось под Красным, то с великим трудом пройдет Оршу!» Таков был результат «параллельного преследования», которое Клаузевиц считал вершиной военного искусства. Вероятно, Александр I не верил осенью 1812-го в «радикальный вариант» зимней кампании, которого добивался Кутузов. Однако в декабре, когда царь приехал в Вильну (ныне Вильнюс) «по коридору из мертвых тел», требовать от фельдмаршала отчета, почему он не разбил этого неприятеля под Малоярославцем или Вязьмой, было уже неактуально…

Французы, прославившиеся громкими победами в сокрушительных битвах, поначалу посмеивались над старым полководцем, «привыкшим побеждать турок». Суровая правда жизни открылась им, когда Великую армию «соединенных сил Европы» постигла та же участь, что и армию великого визиря на Дунае за год до нашествия Наполеона на Россию. В обоих случаях Кутузов окончил войну «за полным истреблением неприятеля». Известный британский историк Бэзил Лиддел Гарт, подводя итоги «русской кампании», писал: «Гибельные результаты последующего отступления французов от Москвы объяснялись не столько суровыми морозами… сколько деморализацией французской армии. Эта деморализация была вызвана превосходством русской стратегии уклонения от боя над французской стратегией прямых действий, рассчитанной только на активные боевые действия. Стратегия русских, в свою очередь, была средством для осуществления целей военной политики, или, иначе говоря, целей большой стратегии непрямых действий».


Лидия Ивченко,
кандидат исторических наук

xn--h1aagokeh.xn--p1ai

Кутузов и Наполеон, образы романа Л. Н. Толстого «Война и мир»

Меню статьи:

Обращаясь к характеристике таких персонажей, как Кутузов и Наполеон, заметим, что писатели черпают вдохновение из мира собственных фантазий и грез. Но их также интересует история. По этому же пути пошел и Лев Николаевич Толстой, когда выписал в романе «Война и мир» исторических лиц – наравне с плодами воображения. На страницах романа получили альтернативную жизнь российский император Александр и великий генерал Петр Иванович Багратион, блестящий военачальник Михаил Илларионович Кутузов и французский полководец, правитель Наполеон Бонапарт. А также другие существовавшие в реальности лица.

Кутузов и Наполеон представляют две линии разворачивания войны. Часть мира посвящена обыденной жизни, поиску ответа на вопрос о личном счастье, романтическим отношениям. Раздел же войны включает вопросы о духовных поисках и социальных проблемах, о войне 1812 года, которая чем-то отличалась от других военных действий. Отличалась. Вот только чем? На эти и другие вопросы старается дать ответ автор романа-эпопеи, выписывая образы персонажей.

Метод литературы: содержательная антитеза

Антитеза в литературе появляется там, где автор использует противопоставление: описывает полярные вещи, обращается к бинарным оппозициям. Бинарности, как известно, – основа мифологического сознания. Как бы человек не отрицал, что поддается влиянию мифологий (здесь используется определение Ролана Барта), но влияние на нас мифов очень сильно. А соответственно и бинарных оппозиций.

Уважаемые читатели! Предлагаем ознакомиться с характеристикой Николая Болконского” в романе Л. Н. Толстого “Война и мир”

Роман Л. Толстого строится таким образом, что читатель симпатизирует Кутузову, а к Наполеону, наоборот, у него возникает антипатия. Если таких персонажей, как Андрей Болконский, Пьер Безухов, Наташа Ростова писатель обрисовывает в деталях, то полководцы предстают героями, впечатление о которых складывается у читателя по мере прочтения текста. На это впечатление влияет не авторская характеристика фигур, но действия и решения. Также обратим внимание на поступки, мысли, слова, осколочные описания внешности.

На это впечатление влияет не авторская характеристика фигур, но их действия, решения, поступки, мысли, слова, осколочные описания внешности.

Но сделаем ремарку: образы Кутузова и Наполеона в романе «Война и мир» – это не те исторические деятели. Это художественное освоение действительности, а значит, и те личности, которые в действительности существовали, здесь представлены сквозь линзы такого освоения: некоторые качества скрыты, а другие, напротив, слишком выпячены. С помощью такого приема автор преподносит читателю свою оценку персонажей.

Кутузов и Наполеон как главнокомандующие

Итак, оба героя руководят боевыми действиями во время войны 1812 года. Кутузов защищает собственную страну и землю от захватнических интенций Наполеона. Уже здесь у читателя возникает симпатия к российскому военачальнику, а к французу – как минимум неприязнь, а как максимум – даже ненавистное отвращение.

Но решение полководцы принимают не только о стратегии и тактике в битве. От их поступков зависят судьбы тысяч людей и их жизни. Однако во главе военной мясорубки герои тоже стоят по-разному: Кутузов – на равных с подчиненными, не считает себя отличным от солдат, не наблюдает бой, стоя на холме; второй же ясно очерчивает роль императора. Впрочем, Наполеон сам начинал как солдат, а потому у него осталась строгая дисциплина и высокие требования к себе. Но в порыве паранойи и в стремлении к безопасности допускает в палатку лишь избранных и близких соратников.

Портрет Кутузова

Простота, доброта, скромность – это черты Кутузова, которые особенно очертил Л.. Толстой. Однако такими же чертами обладал не только литературный персонаж-Кутузов, но и Кутузов-историческая личность. Высшее общество не принимало его: оно не признавало ни его самого, ни его методов ведения войны. Но с эффективностью тактики Михаила Илларионовича не согласиться было невозможно.

Фельдмаршал предстает на страницах романа усталым человеком: постарел, тело наполнилось болезнями, грузом – не только физиологическим, но и психологическим. Кутузов побеждает Наполеона наперекор всем, ведь окружение считало, что слепой на один глаз, больной старик-полководец не одолеет более молодого и активного француза. В Кутузове словно соревнуется жизнь – сама с собой: материя с формой.

Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться со статьей “Мысль народная в романе “Война и мир” Л.Н. Толстого.

Л. Н. Толстой благоволит Кутузову. Мы видим, что писатель любит этого персонажа, он уважает его, выказывает ему понимание и сочувствие. Кроме этого, писатель восхищается Михаилом Илларионовичем. Кутузов – выразитель главной идеи романа, по задумке автора, а именно – «мысли народной». Поэтому Кутузов, а не Наполеон, здесь полководец народный.

Интересно, что Кутузов был назначен главнокомандующим не по воле российского императора, а вопреки ней.

Редкий случай, когда цель одного человека (Кутузова) совпадает с целью народа. Все, что делает Кутузов, все решения, которые им принимаются, исходят лишь из одной задачи – спасение отечества.

Кутузов появляется в романе во время разгара кризиса: русская армия потеряла Смоленск, Наполеон начал движение к Москве… Читатель видит полководца, примеряя «очки» разных людей: солдат, представителей партизанского движения, непосредственно автора «Войны и мира», а также Андрея Болконского.

Л. Н. Толстой останавливает внимание на образе Кутузова как «дремлющего старика». Кажется, что во время Аустерлицкого сражения, совета генералов в Филях, а также при Бородино он был пассивным и не принимал явного участия в событиях. Но это было видимостью: такова форма мудрости военачальника. Например, сначала Кутузов отговаривал императора Александра от битвы под Аустерлицем, но тот не прислушался к нему. Поведение генерала – последствие того, что осознавал: ничего уже не изменить и нужно не сожалеть, а думать над следующими шагами.

Портрет Наполеона

Французский император, кажется, победил еще до вступления в Россию: он молод, умен и хитер, полон жизненных сил. Он здоров и готов завоевать весь мир. Но вопреки этому, у читателя складывается совершенно иное видение Наполеона: ему не нравится французский полководец, но к старику-Кутузову, напротив, возникают теплые эмоции – в противовес мнению светского общества, выписанного в романе.

Наполеон Бонапарт был кумиром для той эпохи. Его воспринимали как гения, как великого и талантливого военного, как человека, сумевшего стать императором из простого солдата. Наполеону подражали, ему наследовали, завидовали. Все хотели занять его место. Но никто не хотел бы занять место Кутузова, ведь это была бы непосильная ноша для рядового человека, живущего собой и своими интересами, жаждущего славы. Кто же заметит здесь другие, присущие Наполеону черты? Например, высокомерие, хвастовство и позерство, фальшь, самообман, гордыню.

Но Наполеон был, в отличие от Кутузова, далеким от своих солдат. Его армия, по мнению Л. Толстого, была «кучкой мародеров», которых интересовали вещи, казавшиеся ценными. Между тем, в Кутузове мы находим ценности нетленные, которые нельзя украсть и увезти: это уважение к ближнему, равенство, справедливость, бескорыстная служба земле.

Таким образом, фигуры Кутузова и Наполеона – это люди одной профессии и цели. Лишь достигали они цели разными средствами. Если для Наполеона цель оправдывала средства, то Кутузов следовал идеям И. Канта: видел в людях цель, но «никогда не средство» (читатель обратил внимание, как Кутузов был озабочен проблемой отсутствия сапог у солдат), и также не ставил цель выше средств.



Образы романа Л. Н. Толстого «Война и мир»: Кутузов и Наполеон

3.9 (78.82%) 17 votes

r-book.club

Сравнительная характеристика Кутузова и Наполеона (роман "Война и мир")

Образы Наполеона и Кутузова в произведении «Война и мир» являются ключевыми в процессе идейного раскрытия содержания этого бессмертного романа. Герои эти созданы писателем по принципу контраста. Они являются достойными противниками, по характеру представляют собой безусловных лидеров. Однако один из них оказывается обреченным на поражение и бесславие, другой – на великую победу.

Образ русского полководца

В сравнительной характеристике Кутузова и Наполеона школьник может указать, что образ Кутузова, который рисует великий русский писатель, отличается простотой и одновременным историческим величием. В полководце нет ничего наносного. С помощью внешних деталей писатель подчеркивает старость Кутузова – у него рыхлое тело, шрам на лице. Нередко военачальнику трудно взобраться на коня, он очень быстро чувствует физическую усталость. Кутузов всегда спокоен и сдержан, несмотря на то, что ему довелось многое повидать на своем жизненном пути.

Главные качества Кутузова

Сравнительная характеристика Кутузова и Наполеона показывает, что при этом писатель не раз подчеркивает гениальность полководческих решений Кутузова. Его личностные качества во многом совпадают с особенностями русского народа. Это простота, стойкость, добро. Военачальник уверен в себе. Хотя телом он слаб, но духом – силен. Одно из главных его качеств – это забота о каждом солдате, искреннее желание сохранить ему жизнь. Князь Андрей замечает, что мастерство Кутузова состоит в духовном руководстве войском. Полководец не замечает своего ранения при Аустерлице. Его самая глубокая рана нанесена бегством союзных войск. При этом штабная верхушка оказывается недовольной тем, что военачальником назначили именно Кутузова. И каждое его решение подвергается критике штаба. Однако одержать победу солдаты смогли только при руководстве Кутузова.

Продолжая сравнительную характеристику Кутузова и Наполеона, нужно отметить: русский военачальник – это умудренный опытом человек и отличный политик. Немало людей считали его простаком, однако он предотвращал конфликты внутри штаба – между правителями и группировками. С помощью народного лукавства Кутузов одерживает верх над придворными интригами. У него есть одна замечательная особенность – побеждать врага его же оружием.

Гуманный военачальник

Кутузов ощущает близость к родной земле, к народу. Он ничего не предпринимает для того, чтобы Бородинское сражение было выиграно. Однако в противовес остальным он считает, что победа будет одержана. Сравнительная характеристика Кутузова и Наполеона показывает, что русского военачальника отличает гуманизм по отношению к врагам. Он понимает: нет смысла проливать кровь. Французы и так унижены. Настоящий полководец должен видеть будущее уже в настоящем – и это свойство есть у Кутузова. Ему и принадлежат симпатии автора произведения.

Образ Наполеона

Образ французского военачальника не менее многомерен и сложен, чем образ Кутузова. Немало споров он вызвал у литературных критиков, которые полагали, что Толстой чересчур увлекся обличением Бонапарта.

Эта историческая фигура для многих была знаковой. Характеристика Кутузова и Наполеона может быть дополнена исторической информацией: французский военачальник сумел сделать блистательную карьеру, чем вызывал восхищение у многих современников. Они искренне считали его гением, который может быть каждому примером для подражания. Но для Толстого в этом образе не было ничего привлекательного. Великий писатель считал его человеком, у которого помрачены «ум и совесть». Продолжая составлять характеристику Кутузова и Наполеона, учащийся может отметить: все то, что совершал Наполеон, противоречило принципам добра. Он был не государственным деятелем, а капризным ребенком, эгоистичным и самовлюбленным.

Равнодушие к людям

Писатель обращает внимание на тот факт, что полководец смотрел не на людей, а мимо них. Для него представляло интерес только то, что происходило у него в душе. В этом заключается одно из основных отличий в образах Кутузова и Наполеона. Все то, что не касалось его непосредственно, не имело никакого значения для французского военачальника. Ведь Наполеону казалось, что все события в мире происходят по его воле. Нельзя отрицать, что множество человеческих жизней были в руках Наполеона. Однако интересы этого военачальника глубоко расходились с ценностями народа и теми требованиями, которые выдвигала реальность. Чтобы проиллюстрировать этот факт, достаточно вспомнить эпизод, в котором описывалась переправа польских улан через реку Неман. В то время как они тонули, Наполеон даже не смотрел в их сторону. Военачальник любил проезжать по полю боя после сражения. Вид убитых совершенно его не трогал.

Личность и ход истории. Два противоположных образа

Толстой в своем произведении кардинальным образом переосмыслил ту роль, которую оказывает личность на исторический ход событий. И в отношении к этой роли также заключается различие в образах Кутузова и Наполеона. Писатель намеренно решил отказаться от понятия «выдающейся» личности. И в первую очередь развенчать эту высокую идею у него получилось с помощью образа Наполеона. Толстой предложил сравнение этого правителя с мальчиком, который, находясь внутри кареты, дергает за веревочки. При этом ему кажется, что это он управляет ее движением.

Но в действительности личность оказывается на исторической авансцене или же ниспровергается в мрак забвения по воле более масштабных сил. И представление о них великий русский писатель обобщает в понятии «народ». Ведь военные действия 1812 года – это столкновение русского народа с европейскими. При этом агрессивно настроенная толпа и выдвигает такого предводителя, каким оказался Наполеон – жестокого, эгоистичного, беспринципного, как он описан в романе «Война и мир». Наполеон и Кутузов в этом отношении выступают противоположными фигурами. По своим внутренним качествам Бонапарт полностью соответствует толпе. Их цели совпадают – это «обманы, убийства, грабежи». Одним словом – война.

Цели полководцев

Полководец Кутузов – противоположность эгоистичного предводителя. Второй тип исторической личности, описанный Толстым – это настоящий народный вождь, целью которого является спасение Родины, а не воля императора или личные амбиции. Этого полководца интересует судьба России. Его цель также соответствует целям народа – а это мир в значении «отсутствие войны» на родной земле. Этой цели и служит русский военачальник -подчеркивает Толстой. Кутузов и Наполеон имеют совершенно разные цели. Русский полководец подчеркнуто демократичен, прост и открыт в каждом случае. Но это не касается тех ситуаций, когда ему приходится иметь дело с «наполеончиками», служащими в армии или при дворе.

Интересы Кутузова

Сравнение Кутузова и Наполеона можно продолжить описанием кажущегося бездействия, пассивности Кутузова, которая представляется парадоксальной. Решение необходимо быстро принять при Бородинском сражении, при совете в Филях. Но Кутузов не делает этого, потому что понимает – действия отдельной личности очень мало значат, они не могут изменить общего направления хода истории. События определяют совокупные действия народных масс – всех людей, которые принимают участие в сражении.

И гениальность Кутузова как полководца заключается в том, что он проявляет исключительную чуткость к этой воле. Его внутренние душевные порывы совпадают с теми, что испытывают тысячи простых русских солдат. С одной стороны, это ненависть к врагу, с другой – сострадание к побежденным. Простые люди называют полководца «дедушкой», «отцом» - и тем самым писатель подчеркивает семейный, родовой характер связи людей с их лидером. Также неслучайно Кутузов отказывается от заграничного похода, после того, как русская земля была освобождена. Ведь заграничный поход служит политическим интересам, в нем нет национальной необходимости. Писатель обобщает свои наблюдения над двумя этими личностями фразой «Нет величия там, где нет простоты, добра и правды».

fb.ru

Сравнительная характеристика Кутузова и Наполеона в романе Война и Мир

Победа армии зависит от опыта и мастерства военачальника. Лев Толстой преклоняется перед военным мастерством Кутузова. Ценой сожжения Москвы великому полководцу удалось спасти армию, а значит, сберечь государственность страны. Сравнительная характеристика Кутузова и Наполеона в романе «Война и Мир» дает возможность проанализировать причины поражения русской армии в первой половине Отечественной войны 1812 года и ее победы в ходе второй половины военной кампании.



Сравнение внешности двух героев

Главной чертой лица Кутузова является улыбка и одинокая слеза на фоне одноглазого выражения лица (русский фельдмаршал потерял глаз вследствие ранения, полученного в бою с турецким десантом в 1774 году). Отечественную войну 1812 года герой встретил глубоким стариком на седьмом десятке лет, прошел ее тяжелым шагом. Пухлое светлое лицо Михаила Илларионовича украшало мудрое выражение одинокой глазницы, он был тучным и сутулым в силу почтенного возраста, но это не мешало князю умело руководить армией.

Наполеону было сорок лет, когда он напал на Россию, его выдающийся живот выглядел смешно при маленьком росте. Бонапарт тщательно следил за своим внешним видом. Руки императора выделялись аристократической белизной, а тело окутывал аромат изысканного одеколона. Чрезмерную полноту ног выдавали обтягивающие лосины белого цвета, а жирную шею подчеркивал синий воротник военного пиджака.


Черты характера Кутузова и Наполеона

Михаил Илларионович Кутузов прославился среди солдат добротой, часто проявлял заботу о рядовых, о простых людях. Князь отличался внимательностью, замечал отдельные детали происходящего вокруг. Его сиятельство не смущала сложность любой ситуации, он оставался спокойным и невозмутимым при любых обстоятельствах. Двигался фельдмаршал медленно, сонно переваливаясь с ноги на ногу.

Кутузов выражал свои мысли четко, лаконично, с особым шармом и отеческой интонацией. Лев Толстой подчеркивает простоту военачальника, близость с народом. Ни осанкой, ни манерой поведения герой не играет никакой определенной роли, а остается обыкновенным человеком. Старику свойственно интересоваться красивыми женщинами, шутить в своем кругу с подчиненными.

Современники отмечали привычку Кутузова обращаться ласково к офицерам и солдатам. Болконский знает, что начальник слаб на слезы, способный искренне выразить сочувствие, верующий до глубины души человек. Герои романа отзываются о фельдмаршале, как о мудром полководце, признающем, что в некоторые моменты войны лучше не вмешиваться, предоставив истории возможность развиваться произвольно.

Наполеон, наоборот, высокого мнения о своих поступках. Эгоцентризм императора Франции заставляет его думать, что собственные решения являются единственно правильными. Толстой рисует портрет самовлюбленного маленького человечка. Спровоцировать убийство миллионов солдат – это низменность, ничтожность и интеллектуальная ограниченность, продиктованная капризом безграничной власти.



Таблица сравнительной характеристики Кутузова и Наполеона

Кутузов:

  1. Фельдмаршал искренне улыбался уголками губ, украшая тем самым изуродованное лицо.
  2. Неприхотливость к условиям полевого быта, мог разместиться в любой избе.
  3. Считает своей миссией спасти Россию от порабощения неприятельской армией.
  4. Отеческое отношение к солдатам, напутствия перед боем короткие и дельные. Например: «Выспаться!»
  5. Лично принимает участие в главных сражениях военной кампании 1812 года.
  6. Понимает, что исход войны зависит от многих факторов, в том числе от боевого духа рядовых солдат.
  7. Как религиозный человек признает свою малую значимость в историческом процессе.

Наполеон:

  1. Императорская улыбка была лживой, глаза при этом оставались безучастными.
  2. Тяготение к роскоши, двор поражает пышностью.
  3. Хочет завоевать весь мир, чтобы навязать свои культурные ценности и обогатиться за счет других государств.
  4. Считает, что армия побеждает только благодаря его ремеслу вести войну, известный пафосными длинными речами перед сражениями.
  5. Старается держаться на удаленном расстоянии от линии огня.
  6. Думает, что все в жизни зависит единственно от его воли.
  7. Верит, что мир кружится вокруг него, его роль во всем происходящем ключевая, ему суждено изменить картину Европы.

Лев Толстой многократно напоминает: Кутузов удерживал своих солдат от кровопролитных сражений, всячески старался избежать гибели армии, даже ценой сдачи Москвы. Для главнокомандующего война есть бедствием всенародным, его участь – помочь народу выжить, освободиться от участи терпеть на своей земле иностранного завоевателя.

Наполеон одержим войной, видит себя ключевой фигурой истории, изменившей карту мира в прямом значении этих слов. Осматривая Бородинское поле, усеянное трупами солдат обеих армий, император восхищается смертельным видом раненного Болконского.

Причина победы России в Отечественной войне 1812 года кроется в единении государства и народа. Каждого человека, будь то крестьянин или дворянин, Лев Толстой показывает малозначительной песчинкой общества. Как только люди объединяются в едином историческом процессе, их сила увеличивается многократно, превращается в победоносную волну, сметающую на своем пути любую кампанию, начатую злым гением. Кутузов любил свой народ и ценил его патриотическую мощь, естественную волю к свободе.

frigato.ru

Кутузов и Наполеон | Литература для всех

Скачать файл

Кутузов и Наполеон

План

I. Образы Кутузова и Наполеона — психологические и нравственно-философские полюса романа. Антитеза как важнейший художественный прием произведения. Осмысление причин возникновения войн, осмысление психологии завоевателей приводит Толстого к поиску силы, способной противостоять милитаристским идеям.

 II. Развенчание «гения войны» Наполеона  и возвеличивание народного полководца Кутузова.

1. Естественность и простота Кутузова и непривлекательная внешность и позерство Наполеона.

2. Кутузов как воплощение добра и справедливости и Наполеон как олицетворение зла и насилия. Изображение Наполеона как самодовольного эгоиста, играющего роль великого человека.

3. Отсутствие глубины понимания жизни у Наполеона и мудрость, понимание хода истории Кутузовым.

4. Жестокий завоеватель и народный полководец.

III. Воплощение в образах Кутузова и Наполеона идей мира и войны:

Герои, тяготеющие к Наполеону, наделенные "наполеоновскими" чертами, способствуют возникновению войн (так психология войны развивается в людях, далеких от битв, — Курагиных, в Анне Павловне Шерер, в Вере Ростовой и других).

Герои, тяготеющие к Кутузову, несущие идеи мира, стремящиеся победить любые античеловеческие проявления (так психология мира развивается в Наташе Ростовой, Марье Болконской, Соне, а также, как ни странно, в военных людях — Тушине, Тимохине, Денисове и других).

  Пьер Безухов и Андрей Болконский проходят путь "от Наполеона к Кутузову" — от ложных ценностей к истинным идеалам.

Вариант 1

Какую роль играют образы Наполеона и Кутузова в раскрытии философского содержания романа "Война и мир"?

В романе «Война и мир» Толстой ставит философский вопрос: что такое великий человек? — и формулирует свой ответ так: нет величия там, где нет простоты, добра и правды. Образы Наполеона и Кутузова наиболее ярко иллюстрируют авторское понимание великого человека. Сопоставляя двух великих полководцев, Толстой делает вывод: "Нет и не может быть величия там, где нет простоты, добра и правды". Поэтому подлинно велик именно Кутузов — народный полководец, думающий о славе и свободе Отечества.

 

 

Писатель рисует Наполеона, этого знаменитого полководца и выдающегося деятеля как "маленького человека" с "неприятно-притворной улыбкой" на лице, с "жирной грудью", "круглым животом" и "жирными ляжками коротеньких ног". Наполеон предстает в романе как самовлюбленный, самонадеянный властитель Франции, упоенный успехом, ослепленный славой, считающий себя движущей силой исторического процесса. В Наполеоне писатель постоянно подчёркивает позерство, то есть отсутствие простоты. Очень показательна в этом смысле сцена, когда император накануне Бородинского сражения рассматривает портрет сына (3, 2, XXVI). Толстой показывает, что Наполеон озабочен тем, как он будет выглядеть в глазах окружающих, и решает про себя, какое выражение должно придать собственному лицу. После некоторого колебания Наполеон выбирает, как самое подходящее, выражение умиления и с этим выражением на лице входит в то отделение палатки, где курьер императрицы Боссе устанавливает портрет. В этот момент происходит непредвиденный сбой в трогательной сцене встречи любящего родителя с портретом сына: портрет не успели установить. Тогда Наполеон отворачивается к какому-то придворному и заводит с ним разговор, чтобы дать время для приготовления портрета. А когда курьер театральным жестом срывает с картины покрывало, лицо Наполеона снова получает нужное выражение, и все окружающие запоминают умиление, с которым великий человек смотрит на портрет своего маленького сына, играющего земным шаром, как шариком для бильбоке. Прекрасное актёрское чутьё спасает Наполеона во многих ситуациях, когда, по его же собственным словам, от великого до смешного только один шаг. С этим наполеоновским афоризмом согласен и Толстой, рисующий сцену, как император стоит на Поклонной горе и ждёт бояр с ключами от Москвы (3, 3, XIX). Ожидание явно затянулось, а свита за спиной императора уже шепчет, что бояр в Москве не могут найти. Сказать об этом Наполеону никто не решается, да он и сам чувствует, что торжественная сцена, которую он хотел разыграть здесь, превращается в комедию. Он садится в карету и незаметно въезжает в Москву.

В образе Кутузова Толстой, наоборот, подчёркивает естественность, простоту. В разгар Аустерлицкого сражения Кутузов плачет, наблюдая, как русские солдаты толпами бегут с поля боя (1,3, XVI). В этот критический момент его видит князь Андрей, но Кутузов не боится показаться слабым. В сцене молебна накануне Бородинского сражения (3,2, XXI) фельдмаршал ведёт себя очень естественно: он с трудом становится на колени перед святыней, крестится, а потом, кряхтя и тяжело дыша, несколько минут не может встать, потому что старый и толстый. Но ему и в голову не приходит стесняться своей старческой немощи. Чопорный немецкий офицер, стоящий тут же (для поддержания боевого духа русских!), только подчёркивает простоту поведения Кутузова.

 

Толстой не видит в поведении Наполеона доброты. Например, император гордится теми своими привычками, которым противится природа нормального человека. Здесь имеется в виду интерес Наполеона к рассматриванию убитых на поле боя после очередной победы французской армии. Этот интерес к трупам, по мнению автора, неестествен, но Наполеон в своём нездоровом любопытстве видит величие собственного духа. Умирающий князь Андрей, наблюдая императора как раз во время такого осмотра поля боя, увидел перед собой не великого человека, а мелкого самодовольного эгоиста, играющего роль великого человека. Теперь Наполеон теряет для князя Андрея ореол героя и становится ничтожным по сравнению с небом Аустерлица, с правдой жизни, которая открылась Болконскому на грани жизни и смерти: «Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с этим высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял …»(1,3, XIX).

Князь Андрей уважает Кутузова за отзывчивость и справедливость. Эти качества фельдмаршала проявились во время их последней встречи летом 1812года. Кутузов нашёл простые слова сочувствия, когда заговорил о недавней смерти старого князя Болконского и о своём уважении к сыну. Князь Андрей отказался перейти служить из полка в штаб, и Кутузов согласился с этим решением: «"Жалею, ты бы мне нужен был; но ты прав, ты прав. Нам не сюда люди нужны. Советчиков всегда много, а людей нет. (…) Я тебя с Аустерлица помню… Помню, помню, с знаменем помню", — сказал Кутузов, и радостная краска бросилась в лицо князя Андрея при этом воспоминании» (3, 2, XVI).

Яркой сценой для характеристики Кутузова является его приезд в полк в конце романа. Солдаты демонстрируют ему трофейные французские знамёна и пленных — жалких и обмороженных. Фельдмаршал произносит свои знаменитые слова, обращённые к русским солдатам: «Вам трудно, да всё же вы дома; а они до чего дошли. Хуже нищих последних. Пока они были сильны, мы их не жалели, а теперь и пожалеть можно. Тоже и они люди» (4, 4, VI). После этой короткой речи все русские заулыбались, потому что Кутузов высказал чувства, которые они носили в душе, но не умели так просто и верно сформулировать. А Наполеон на Аустерлицком поле считает трупы французских и вражеских солдат и радуется, что на одного убитого француза приходится несколько чужих мертвецов. Сражение он сравнивает с шахматной игрой (3, 2, XXIX), люди для него — шахматные фигуры, которые полководец переставляет по своему желанию и замыслу. Князь Андрей и автор оспаривают такой взгляд на войну (3, 2, XXV).

Кутузов изображается Толстым как мудрый человек и полководец. Совет в Филях генерал Бенигсен, ганноверец на русской службе, открыл вопросом: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать её?» (3,3, IV). Вопрос поставлен так, что, скорее всего, последует ответ, которого и добивался граф Бенигсен от молодых русских генералов: умрём, но не сдадим неприятелю Москвы. Однако патриотизм Бенигсена объясняется интригой, которую он затеял против Кутузова: если защита Москвы пройдёт удачно, приписать успех себе; если неудачно, свалить вину на Кутузова; если его, Бенигсена, предложение не будет принято, снять с себя ответственность за оставление Москвы (3, 3, III). Все генералы на совете горячатся, внося свои предложения по спасению Москвы, и только Кутузов невозмутимо (даже сонно) наблюдает эту перепалку и не поддаётся на провокацию Бенигсена, прикрытую патриотической фразой. Наконец, не вступая в бесплодные споры, он произносит: «…властью, вручённой мне моим государем и отечеством, я — приказываю отступление» (3,3, IV). Кутузову, а не Бенигсену сочувствует крестьянская девочка Малаша, которая наблюдает военный совет, спрятавшись на печке. Она не понимает смысла происходящего, но чувствует, что «дедушка» Кутузов прав в споре с «длиннополым» Бенигсеном.

Наполеон, по мнению Толстого, никогда не понимал правды. Эта мысль выражена в описании французского императора во время Бородинского боя. Наполеон демонстрирует бурную деятельность и самоуверенно думает, что он управляет людьми и событиями, то есть творит историю. В этом заблуждении он похож на ребёнка, который уверен, что управляет каретой при помощи тесёмочек, пришитых к передней стенке кареты (4, 1, XI). На самом деле, по Толстому, Наполеон только орудие истории. Эта истина один раз открылась ему, когда он, усталый и испуганный, проехал по краю Бородинского поля, возвращаясь в ставку. Он, видавший виды полководец, ужаснулся количеству трупов на небольшом пространстве. И вдруг в его голову, как пишет Толстой, закралась мысль об ошибочности всей его жизни, связанной с непрерывными войнами. Он ужаснулся, ибо ему открылась правда. Но эта страшная для Наполеона мысль быстро исчезла, и он опять поверил в свою непогрешимость, в своё величие. Так «никогда, до конца жизни своей, не мог понимать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого для того, чтобы он мог понимать их значение» (3, 2, XXXVIII).

Кутузов в романе Толстого, в отличие от Наполеона, очень хорошо понимает, с одной стороны, что ни один человек не может изменить историю. В 1812 г. К., вопреки мнению светских кругов, получает княжеское достоинство и назначается главнокомандующим русской армией. Он любимец солдат и боевых офицеров. С начала своей деятельности в качестве главнокомандующего К. считает, что для победы в кампании «нужно терпение и время», что решить все дело могут не знания, не планы, не ум, а «что-то другое, независимое от ума и знания». Согласно толстовской историко-философской концепции, личность не в состоянии по-настоящему влиять на ход исторических событий. Кутузов  обладает способностью «спокойного созерцания хода событий», однако умеет все увидеть, выслушать, запомнить, ничему полезному не помешать и не позволить ничего вредного. Накануне и во время Бородинского сражения командующий следит за подготовкой к бою, вместе со всеми солдатами и ополченцами молится перед иконой Смоленской Божией матери, и во время боя управляет «неуловимой силой», называемой «духом войска».

Мудрый исторический деятель, Кутузов не вмешивается в ход истории, но всё ставит на своё место, ничему полезному не мешает и ничего вредного не допускает (3, 2, XVI). С другой стороны, генерал Кутузов понимает, что война — это трагическое событие в жизни народа. Поэтому перед Аустерлицем он одёргивает императора Александра, напоминая ему, что война — это не парад на Царицыном Лугу. А когда зимой 1813 года русские войска выходят к польской границе, он пишет императору донесение, что Отечественная война кончилась, а следовательно, воевать дальше нет достаточных оснований.

Кутузов показан в Наполеоновских войнах 1805-1807 годов, упоминается его участие в русско-турецкой войне (1806-1812), но безусловно великим историческим деятелем он становится именно в войне 1812 года, когда понял идею Отечественной войны (освободить русскую землю от вражеского нашествия) и получил доверие от народа и армии. Кутузов — человек, который, согласно философским взглядам Толстого, как никто другой, смог «угадать так верно значение народного смысла события, что ни разу во всю свою деятельность не изменил ему… Источник этой необычайной силы прозрения в смысл совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его» (4, 4, V). В романе Кутузов отказывается от личной славы, которая всегда руководит действиями императора Наполеона и «наполеончиков» (штабных офицеров русской армии), и всю свою деятельность посвящает главной цели — изгнанию французов из России.

Итак, образы Наполеона и Кутузова позволяют автору выразить собственный взгляд на историю и великого исторического деятеля.

Наполеон, по мнению писателя, наглый, жестокий завоеватель, деятельность которого не может быть оправдана ни целями истории, ни интересами Франции. Все его поступки противоречат нравственному идеалу человечества — добру, простоте, правде. Если Кутузов воплощает в романе народную мудрость, то Наполеон — крайний индивидуализм. Если Кутузов правильно понимает законы истории и подчиняется им, то Наполеон хочет управлять событиями по своей воле и тем самым обрекает себя и свой народ на неминуемое поражение. Таким образом, Толстой отказывает Наполеону в величии, ибо великим его объявили французы (из патриотических соображений) и немцы (для оправдания своих военных поражений: ведь проиграть войну гению не обидно). Русские кровью и многочисленными жертвами заплатили за право не считать Наполеона великим (4, 1, VIII).

Кутузов, по убеждению Толстого, великий человек: его слава неразрывна с победоносной славой России. При этом, развенчивая Наполеона как полководца, писатель волей-неволей умаляет историческое значение деятельности Кутузова и русской армии в разгроме наполеоновской Франции. Рассуждения писателя, конечно, заслуживают серьёзного внимания и уважения, однако многие историки не согласятся с ними. Толстой, например, пишет, что Кутузов не хотел войны за границей (4, 4, V), но исторические документы свидетельствуют о другом. Находясь в начале 1813 года в Польше, Кутузов уже обдумывал заграничный поход русской армии, так как понимал, что только после взятия Парижа можно добиться прочного мира в Европе.

Французы считают своего императора великим человеком даже не за его военные победы (хотя за них тоже), но за его гражданские реформы. Эти государственные реформы были настолько удачны, что судебная, административная, образовательная системы, созданные ещё в эпоху Наполеона и при его личном участии, функционируют во Франции до сих пор. Толстой не обсуждает в романе этой стороны деятельности Наполеона потому, вероятно, что гражданские законы Франции не имеют серьёзного значения для России, зато русских непосредственным образом затронула военная деятельность Наполеона: в Россию Наполеон пришёл с пятисоттысячной армией как агрессор. В романе автор показывает, что самодовольный и высокомерный император превращается в трусливого беглеца, растерявшего всё своё величие, когда сталкивается с народом, поднявшимся на защиту своей независимости.

 

Вариант 2

Кутузов и Наполеон

Центральное событие романа – война 1812г. Центральные фигуры – Кутузов и Наполеон. При оценке этих двух исторических личностей Толстой приходит к критериям добра и зла. Так добром и «светом» в романе является Кутузов, а злом и «тенью» — Наполеон.

Именно как сила порождающая войну изображается в романе бонапартизм. Наполеон олицетворяет зло и насилие, в людях он видит лишь материал для своего возвышения. Для него ложь и воровство являются привычным делом, он уверен, что наворованные ценности – его законная собственность. Он «обласкал принцев, королей и императора, которые того заслуживали, побранил королей и принцев, которыми был недоволен, одарил своими собственными, то есть взятыми у других королей жемчугами и бриллиантами императрицу австрийскую».

Толстой при описании внешности Наполеона выпячивает неприятные детали его черт, привлекая читателя к «толстым плечам», «выставленному животу», «пухлой руке», с целью высмеять и показать ничтожность человека, возомнившего себя богом. В лексиконе этого бога самое употребляемое слово «я». Он искренно верит в безгрешность всего того, что говорит и делает. «В его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это».

Автор не отрицает искусство Наполеона как полководца, в тоже время преподносит это искусство так, что заставляет задуматься о его смысле и значимости. В эпизодах бородинского сражения Наполеон напоминает скорее бесчувственную машину, чем человека. Эта машина совершенно, равнодушна к гибели, которую несет людям, ей не дано понять и оценить цену человеческой жизни. Наполеон бесчувственен и высокомерен не только во время сражения, в нем вообще нет ничего естественного, натурального. Подойдя к портрету своего сына, он «делал вид задумчивой нежности». Такое умение «изменять произвольное выражение лица» является для него естественным. И это естественное притворство на время покидает его на бородинском поле и приоткрывает заслонку, скрывающую его истинную личность «известие о том, что русские атакуют левый фланг французской армии, возбудило в Наполеоне… ужас». Попав в необычную для него ситуацию, он меняется на глазах, делает «гневные жесты», говорит Боссе «убирайтесь», не слышит, что ему говорят. Его былая уверенность сменяется нерешительностью, рассеянностью. И вот уже в конце сражения мы видим совсем другого человека. «Желтый, опухший, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и осипшим голосом, он сидел на складном стуле…». Сейчас он представляет собой жалкое зрелище. Возомнив себя богом, он свято поверил в свою непорочность и безошибочность, он думал, что ему дано распоряжаться человеческими судьбами; и планы рожденные у него в голове, всегда неминуемо должны осуществиться, но теперь он видит, что его расчеты далеко не истина и умение правильно рассчитывать шаги и расставлять фигуры еще не значит выиграть сражение. Недаром Толстой сравнивает Наполеона со счастливым игроком «и вдруг именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствует, что чем более обдуман его ход, тем вернее он проиграл». Теперь-то Толстой и выносит ему приговор «До конца жизни своей не мог он понимать ни добра, ни красоты, ни истины…» Это приговор не только Наполеону, но и всем кто живет по тем же принципам, это приговор тем, кому не дано понять истину любви и жалости к людям. Толстой еще раз говорит о бессмысленности интриг и других стремлений никчемных жалких людей, все эти страсти приводят к еще более бессмысленным войнам, во главе которых стоит злой гений – Наполеон, которому для удовлетворения своего эгоизма не нужно задумываться, чтобы принять решение и попытаться стереть с лица земли города и целые народы.

Антиподом Наполеона, носителем идей народной войны в романе является Кутузов. Через образ Кутузова автор передает свою неприязнь к парадности, пышности одеяний и фраз. При описании внешности главнокомандующего он вскользь упоминает «пухлое, изуродованное лицо», но «особая улыбка» сглаживает эти детали, делая их мелкими и несущественными, ведь куда важнее то, что «губы Кутузова дрожали и на глазах были слезы», когда он узнает от Андрея о смерти старика Болконского. В лице Кутузова автор раскрывает значение истинного патриотизма. Именно в нем Толстой заложил народное начало, противопоставленное эгоистическому, корыстно-рассудочному настрою светского общества. Кутузов точно знает, что для русских людей, для простого солдата, будет хорошо, а что плохо. «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности ей нужен свой, родной человек». Он тонко чувствует настрой солдат перед началом Бородинского сражения, его нельзя обмануть, как Барклая де Толи, который: «видя толпы отбегающих раненных и расстроенные зады армии, взвесив все обстоятельства дела, решил, что сражение проиграно…» Эта уверенность в победе «вытекала не из хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе главнокомандующего, так же, как и в душе каждого русского человека».  

На Бородинском поле выявляется талант Кутузова, как полководца, который, прежде всего, заботится о солдатах, понимая их значимость в предстоящем сражении и все силы прилагавший на то, чтобы поддержать этот дух в армии. Кроме того, он стремиться руководить этой силой, называемой духом войска. Кутузову чуждо увлечение внешними эффектами, его коробит от наигранности слов Бенигсена, сказанных на советах в Филях. Кутузов не признает выражение патриотизма от людей, играющих в него, он не в состоянии понять «театральных эффектов», всякая наигранность, неестественность вызывает в нем протест, его душа приемлет лишь натуральные чувства, четко различая всякую подделку.

 Итак, в образе Кутузова Толстой воплотил исконно русский характер, обладающий истинным патриотизмом, гениальностью полководца, отсутствием подобострастия перед императором. Его непритязательная внешность подчеркивает границу между ним и слугами Александра, которые щеголяли на роскошных конях, но были совершенно бесполезны при настоящих боевых действиях. В Кутузове совершенно исключены эти качества, его правда и величие – истинное, так как залогом этим качествам является естественность и простота. На примере Кутузова Толстой показал истинного командира, понимающего дух народа и составляющего с ним единое целое.   

Толстой раскрывает образы Кутузова и Наполеона в романе шире и глубже, нежели это может показаться с первого взгляда. Он не только проводит разделительную борозду между этими двумя полководцами, но и делит остальных героев на два противоположных лагеря. Лагерь Наполеона включает в себя – Курагиных, Анну Павловну, Шерер, Веру Ростову, Александра и других. К лагерю Кутузова относятся такие герои, как Тимохин, Денисов, Наташа Ростова, Марья Болконская и другие. Название для этих двух групп можно взять вывести из названия романа, одна группа «война», другая«мир», настолько же эти группы противопоставлены друг другу. В людях, тяготеющих к Кутузову идеи мира, люди находящиеся в лагере Наполеона наделены «наполеоновскими» чертами, они способствуют возникновению войн. Здесь значение война взято глубже, это не только непосредственно сами боевые действия, а скорее оно характеризует некоторую силу разъединения, которая противостоит нормальному, естественному укладу жизни, вызывая в нем волнения, и разрушая его. Так, например, Анатоль Курагин, яркий пример паразитирующего класса, живущий исключительно для себя, без малейшего представления о марале, вот как автор коротко и исчерпывающе его характеризует: «одно, что он любил, — это было веселье и женщины».  Еще более стремительно втягивается в порочный круг «светского общества» Борис Трубецкой. Карьеризм, желание разбогатеть, познать «сладости жизни», все это разрушает внутренний мир этого героя, делая его еще одним жалким никчемным человеком, живущим для удовлетворения  лишь своего «я». Император Александр, несмотря на его войну с Наполеоном схож внутренне с ним. Их роднит легкомысленное отношение к людям, к народу. А сколько смысла вложено в обращении Наполеона к Александру: «Государь, брат мой». Толстой подчеркивает «братскую» связь между этими двумя «великими» людьми.   Но роднит их не только легкомыслие, сколько не умение чувствовать душой, воспринимать, то, что не выразить словами. Именно так поверхностно оценивает душевное состояние Сони и Николая, Вера: «Соня с Николенькой теперь встретились на «вы» и как чужие». Жизнь исключительно рассудком свойственна всем героям «приближенным» к Наполеону. Не задумывается одушевном отдыхе своих гостей Анна Павловна Шерер, ее вечер всем хорош для «светского» человека, но от пустых, все время повторяющих разговоров, от лиц сияющих «подобием улыбки» здесь становилось скучно князю Андрею. Внешняя театральная пышность привлекает Берга, его вечер ничем не отличается от увиденного им в гостиной Шерер и это его радует. Он – лакей, который во всем старается подражать своим господам. Именно поэтому его больше волнует шифоньерка, чем раненные (при оставлении Москвы). Попирание человеческих чувств, равнодушие к стремлениям других все это естественно для Берга, Эллин, князя Василия и других. Эта «естественность» и «дарует» всем этим героям Наполеоновские качества, начало которых в застывших улыбках, а конец и трагедия в лишенных смысла буднях. Эти герои не ищут себя в жизни, они стремятся лишь к внешнему благополучию, лишая себя тем самым основного – душевных переживаний, чувств. Такова их суть – внутри красивого фантика – пусто… Эта пустота является основным препятствием жизни, как заноза в руке, вокруг которой всегда будет образовываться гной, пока ее не вытащат ,вызывает она «загнивание», конфликты в среде нормального живого общества, разрушая органические, естественные взаимоотношения между «настоящими», естественными людьми. 

Простые деятельные, живые люди, подобные Наташе, Пете, Николаю – исторические деятели более, нежели Наполеон, это движущиеся герои, люди ищущие. Свет и движение в романе представляет Наташа, естественность и простота которой, звучит в романе как гимн правды. «Наташа – сама жизнь! И жизнь никогда и никого не ждет…». «Жизнь не терпит рассудочных схем». Непритязательный внешний вид имеет княжна Марья. Но опять, как и при описании Кутузова, Толстой приоткрывает внешнюю обертку спомощью «лучистых глаз» и за ней мы видим не пустоту, а богатый внутренний мир героини. Марья, как и Наташа не любит громких слов и показного проявления высоких чувств. Все герои, тяготеющие к Кутузову, наделены патриотизмом, например, граф Ростов, слушая манифест, прослезился и заявил: «Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем». Этот патриотизм хоть и непродуманный, но бескорыстный, идущий от всего сердца. Наташа поддерживает порыв своего отца: «Что за прелесть, этот папа!». Ее коробит от смеха Шиншина – «Вот так патриотка!». Наташа тонко чувствует фальшь и потому не любит громких слов. «Совсем не патриотка, а просто». Точно также чувствует фальшь и Петя Ростов, говоря о патриотизме, он чувствует, что здесь нужно не говорить, а делать. «Я ничему не могу учиться теперь когда… — Петя остановился и покраснел до поту и проговорил-таки, — когда отечество в опасности. 

Таким образом, Кутузов и Наполеон в романе – это не только два полководца, а ведущие фигуры задающие направление роману и разграничивающие стремления героев.

Образ Наполеона

В четырехтомном романе Л.Н. Толстого изображено множество людей, как выдуманных героев, так и реальных исторических персонажей. Наполеон — один из них и один из немногих, кто присутствует в романе буквально с первой и чуть ли не до последней страницы.

Причем для Толстого Наполеон не просто исторический деятель, полководец, двинувший войска на Россию и разгромленный здесь. Писателя он интересует и как личность, наделенная своими человеческими качествами, достоинствами и недостатками, и как воплощение индивидуализма, человек, уверенный, что он выше всех и ему все позволено, и как фигура, с которой романист связывает сложнейшие нравственные вопросы.

Раскрытие этого образа важно как для восприятия всего романа в целом и ряда главных героев: Андрея Болконского, Пьера Безухова, Кутузова, Александра I, так и для понимания философских взглядов самого автора. Образ Наполеона — не великого человека и полководеца, а завоевателя и поработителя позволил Толстому дать в романе свою картину видения реальных сил истории и роли выдающихся личностей.

В романе есть целый ряд эпизодов, говорящих о несомненном полководческом опыте и таланте Наполеона. В продолжение всей Аус-терлицкой кампании он показан полководцем, который прекрасно разбирается в боевой обстановке и которого не обошли воинские успехи. Он быстро понял и тактический план Кутузова, предложившего перемирие под Голлабруном, и досадную ошибку Мюрата, согласившегося начать переговоры о мире. Перед Аустерлицем Наполеон перехитрил русского парламентера Долгорукова, внушив ему ложную мысль о своей боязни генерального сражения, чтобы усыпить бдительность противника и подвести свои войска как можно ближе к нему, что потом обеспечило победу в сражении.

При описании переправы французов через Неман Толстой упомянет, что овации надоедали Наполеону, когда он отдавался военным заботам. В картине Бородинского сражения, которая иллюстрирует философский тезис Толстого о невозможности для главнокомандующего поспевать со своими приказами за быстро меняющейся обстановкой в ходе сражения, Наполеон обнаруживает знание тонкостей боевой обстановки. Он принимает во внимание уязвимость обороны левого крыла позиции русских. После просьбы Мюрата о подкреплении Наполеон подумал: «Какого они просят подкрепления, когда у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских».

При описании Бородинской битвы Толстой дважды говорит о многолетнем опыте Наполеона-полководца. Именно опыт помог Наполеону понять трудность и результаты Бородинской битвы: «Наполеон же после своего долгого опыта войны знал хорошо, что' значило в продолжение восьми часов, после всех употребленных усилий, невыигранное атакующим сражение». В другом месте автор снова говорит о военной эрудиции полководца, который «с большим тактом и опытом войны спокойно и радостно исполнял свою роль…».

И нет ничего удивительного, что в 1805 году, в разгар возвышения и побед Наполеона, двадцатилетний Пьер бросается на защиту французского императора, когда в салоне Шерер его называют узурпатором, антихристом, выскочкой, убийцей и злодеем, а Андрей Болконский говорит о несшненном величии Наполеона.

Но Толстой хочет показать в романе не жизнь одного человека или группы людей, он стремится воплотить в нем мысль народную. Поэтому Наполеон у него бывает смешон в своем убеждении, что он руководит битвами и ходом истории; а сила Кутузова в том, что он опирается на стихийно выраженную народную волю, учитывает настроение народа.

И вообще, в первых двух томах писатель предпочитает, чтобы читатель видел Наполеона не его, толстовскими, глазами, а глазами героев романа. Треугольная шляпа и серый походный сюртук, смелая и прямая походка — таким его представляют князь Андрей и Пьер, таким знала его поверженная Европа. У Толстого он на первый взгляд тоже такой: «Войска знали о присутствии императора, искали его газами, и, когда находили на горе перед палаткой отделившуюся от свиты фигуру в сюртуке и шляпе, они кидали вверх шапки, кричали: “Виват!  На лицах этих людей было одно общее выражение радости о начале давно ожидаемого похода и восторга и преданности к человеку в сером сюртуке, стоявшему на горе».

Таков Наполеон Толстого и в день, когда он приказал своим войскам переходить реку Неман, тем самым начав войну с Россией. Но вскоре он станет другим, потому что для писателя этот образ прежде всего -воплощение войны, а война есть «противное человеческому разуму и человеческой природе событие».

В третьем томе Толстой уже не скрывает своей ненависти к Наполеону, он даст волю сарказму, будет зло издеваться над человеком, которого обожали тысячи людей. За что Толстой так ненавидит Наполеона?

 «Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения… Человек сорок улан потонуло в реке… Большинство прибилось назад к этому берегу… Но как только они вылезли… они закричали: “Виват!”, восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми».

Все это не нравится Толстому, более того, возмущает его. Наполеон равнодушен, когда видит, что люди бессмысленно погибают в реке из одной преданности ему. Наполеон допускает мысль, что он — почти божество, что он может и должен вершить судьбы других людей, обрекать их на гибель, делать их счастливыми или несчастными… Толстой знает: такое понимание власти приводит к преступлению, несет зло. Поэтому как писатель он ставит перед собой задачу развенчать Наполеона, разрушить легенду о его необыкновенности.

Впервые мы видим Наполеона на берегу Немана. Второй раз -в доме, где еще четыре дня назад жил Александр I. Наполеон принимает посланца русского царя. Толстой описывает Наполеона без малейших искажений, но подчеркивая детали: «Он был в синем мундире, раскрытом над белым жилетом, спускавшимся на круглый живот, в белых лосинах, обтягивающих жирные ляжки коротких ног, и в ботфортах… Вся его потолстевшая, короткая фигура с широкими толстыми плечами и невольно выставленным вперед животом и грудью имела тот представительный, осанистый вид, который всегда имеют живущие в холе сорокалетние люди».

Все — правда. И круглый живот, и короткие ноги, и толстые плечи. Толстой несколько раз говорит о «дрожанье икры в левой ноге Наполеона», еще и еще раз напоминает о его грузности, о короткой фигуре. Ничего необыкновенного не хочет видеть Толстой. Человек, как все, в свой срок располневший; просто человек, позволивший себе поверить, что он не такой, как другие люди. А из этого вытекает еще одно свойство, ненавистное Толстому, — неестественность.

В портрете Наполеона, вышедшего навстречу посланцу русского царя, настойчиво подчеркнута его склонность «делать себя»: он только что причесался, но «одна прядь волос спускалась книзу над серединой широкого лба» — это была известная всему миру прическа Наполеона, ей подражали, ее нужно было сохранять. Даже то, что от него пахло одеколоном, вызывает гнев Толстого, потому что означает, что Наполеон очень занят собой и тем впечатлением, которое он производит на окружающих: «Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это».

Таков Наполеон Толстого. Не величественный, а нелепый в своем убеждении, что история движется его волей, что все люди должны на него молиться. Толстой показал и как боготворили Наполеона, и как он сам все время желал казаться великим человеком. Все его жесты рассчитаны на то, чтобы вызвать к себе особое внимание. Он постоянно актерствует. Сигнал для начала Аустерлицкой битвы он подает перчаткой, снятой с руки. В Тильзите перед почетным караулом он разрывает, снимая с руки, перчатку и бросает ее на землю, зная, что это будет замечено. А накануне Бородинской битвы, принимая приехавшего из Парижа придворного, разыгрывает небольшой спектакль перед портретом своего сына. Словом, Толстой все время показывает в Наполеоне откровенное желание славы и то, как он постоянно разыгрывает роль великого человека.

Образ Наполеона позволяет Толстому поставить вопрос: можно ли вообще величие и славу принимать за жизненный идеал? И писатель, как мы видим, дает на него отрицательный ответ. Как пишет Толстой, «разоблаченные владыки мира не могут противопоставить наполеоновскому идеалу славы и величия, не имеющему смысла, никакого разумного идеала». Отрицание этого эгоистического, искусственного, призрачного идеала является одним из главных способов развенчания самого Наполеона в романе «Война и мир».

Поэтому Андрей Болконский в канун Бородинской битвы говорит об отсутствии у Наполеона «самых высших, лучших человеческих качеств — любви, поэзии, нежности, философского, пытливого сомнения». По словам Болконского, он был «счастливым от несчастья других».

Наполеону посвящены семь глав из двадцати, описывающих Бородинский бой. Он тут одевается, переодевается, отдает распоряжения, объезжает позицию, выслушивает ординарцев… Бой для него — та же игра, но именно эту главную игру он и проигрывает. И с этого момента Наполеон начинает испытывать реальное «чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения».

По теории Толстого, Наполеон-захватчик был бессилен в русской войне. В какой-то мере это так. Но лучше вспомнить другие слова того же Толстого о том, что Наполеон просто оказался слабее своего противника — «сильнейшего духом». И такой взгляд на Наполеона нисколько не противоречит ни истории, ни законам художественного восприятия личности, каким следовал великий писатель.

xn--80aaxunszl.xn--p1ai

Наполеон и Кутузов в романе – эпопее “Война и мир”.

Наполеон и Кутузов в романе – эпопее “Война и мир”.

 

“Шахматы расставлены, игра начнется завтра”.

 

Лев Николаевич Толстой в романе-эпопее “Война и мир” образно и правдиво изобразил самые трагичесие и героические события начала XIX века. В произведении показаны две выдающиеся исторические личности — Наполеон и Кутузов. Они представлены, как две противоположные стороны.

Наполеон и Кутузов — национальные герои своей страны.

Кутузов — простая, скромная и потому истинно величественная фигура.

Толстой показывает Кутузова великим и опытным военачальником. Его образ в романе от начала, до конца построен в соответствии с убеждением Толстого.

Он делает Кутузова выразителем своих взглядов.

 

 

“Долголетним военным опытом он знал... что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска... “

 

Кутузов — воплощение “духа народного войска...”, это простота и человечность.

Он является настоящим патриотом своей Родины, мудрым человеком, героем, который близок по духу к простому народу. Именно благодаря этому, Кутузов заслужил уважение и любовь простых русских солдат.

Народ выбрал великого полководца «против воли царя в представители народной войны».

Кутузов является противоположностью тем людям, которые считают, что историей движут они и ставят себя выше идеалов человечества.

Но при всем этом он великий и гениальный полководец. Кутузов мудр и героичен, он свободен от действий и поступков, диктуемых личными соображениями.

 

Толстой в романе изображает Наполеона и Кутузова диаметрально противоположными. Величие Кутузова становится особенно ясным в сравнении с Наполеоном. Для Бонапарта главное — он сам, его неповторимая личность. Наполеон ведет себя как актер на сцене.

Поведение Кутузова порой озадачивает читателей. Толстой показывает главнокомандующего дремлющим, бездействующим. Но в этом видна особая мудрость этого старого человека. Он не отдает приказы, а как-то особо, по-человечески, говорит:

— Поезжай, голубчик, поезжай, Христос с тобой...

Наполеон же деятелен, порой суетлив. Он пишет приказы, получает подарки, завтракает. В нем чувствуется радостное возбуждение перед решительным боем. Наполеону предрекают взятие Москвы.

Для Кутузова и всех русских людей на Бородинском поле решалась судьба: быть или не быть стране.

Для Наполеона же - это очередная победа, - так он думал,- которая сделает его владыкой мира.

 

В Наполеоне автор показывает личное чувство жажды славы. Толстой считает его агрессором, захватчиком, который пришел в чужую страну, грабил ее, убивал ее жителей, разрушал города. Наполеон предстает перед читателями честолюбивым человеком, стремящимся к славе, к господству над миром.

Толстой в начале своего романа критикует высший российский свет за то, что после Тильзитского мира, светские круги России в некоторой степени преклонялись перед Наполеоном.

Это время Лев Николаевич Толстой назвал эпохой, «когда карта Европы перерисовывалась разными красками каждые две недели», а сам Наполеон «уже убедился, что не нужно ума, постоянства и последовательности для успеха».

Толстой ярко выражает сущность Наполеона: «он верил в себя, и весь мир верил в него». По-разному относятся к личности Наполеона другие герои произведения. Например, Пьер Безухов разглядел в Наполеоне «величие души», а Шерер считает Наполеона злодеем.

Наполеон же полон тщеславия, он, не задумываясь о последствиях, занимает Москву... потом бежит из России, бросив свою армию. Толстой показывает его авантюристом, который ради личной славы вверг тысячи людей в смертельную опасность.

Он жил в фантастическом мире вечного успеха и сам верил, что неуязвим. Теперь же ему пришлось понять, что в этой войне Кутузов превзошел его как полководец; им одержана "победа нравственная", потому что на французов "в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника".

Толстого не интересует количество выигранных Наполеоном сражений и число

покоренных государств. Он подходит к Наполеону с другой меркой: " нет величия там, где нет простоты, добра и правды". И от этого прямого взгляда писателя с императора спала маска величия.

 

Войну 1812 года выиграл народ, руководимый Кутузовым. Он не перехитрил Наполеона: он оказался мудрее гениального полководца, потому что лучше понял характер войны.

 

Истинная красота человека – стремление к миру, к гармонии с собой и окружающими людьми. Толстого восхищает духовная сила человека, его способность к самопожертвованию. Внутренняя красота – дар, но этот дар может развить в себе каждый.

По мнению писателя, побеждает та армия, дух которой высок.

 

palkins.ru

Наполеон Кутузов и война 1812 года - Букштай Сергей Борисович

 

Наполеон Кутузов и Война 1812 г

Исторический очерк Букштай С.Б. 2015г ([email protected])

У многих вызывает затруднение вопрос: “Кто победил в Бородинском сражении?”. Я не исключение, поэтому попытался разобраться, что и как было на самом деле.

В результате революции 1789 г. во Франции к власти пришла буржуазия. Феодальные государства Европы — Пруссия, Австрия, Испания, Россия и ряд мелких германских государств первоначально пытались силой оружия подавить французскую революцию и восстановить во Франции власть короля и дворянства. Главная роль в этой борьбе принадлежала Англии, которая, правда, очень мало участвовала в ней своими войсками, но зато искусно натравливала на Францию русских, пруссаков, австрийцев, испанцев. К 1793 г. Французская революционная армия не только отстояла независимость Франции, но и перешла в наступление против феодальных стран Европы. В революционной армии Наполеон начал быстро продвигаться по службе и за выдающиеся заслуги при разгроме англичан в городе Тулоне получил чин бригадного генерала в возрасте двадцати трех лет. В 1795 г. он отличился при подавлении в Париже восстания дворян аристократов против правительства крупной буржуазии — так называемой «Директории». Он расстрелял картечным огнем из орудий в узких улицах города огромные толпы дворян, пытавшихся захватить правительственные учреждения. Это сделало имя Наполеона известным всем французам, сделало его популярным среди широких народных масс и, особенно среди солдат и молодых офицеров французских армий.

В награду за разгром дворянского восстания Наполеон попросил у правительства дать ему должность командующего одной из армий. Правительство, которое уже начинало побаиваться грозного генерала, послало его командовать армией в Северную Италию. Эта французская армия находилась в самом тяжелом положении. Малочисленная, плохо снабженная, обкрадываемая интендантами и поставщиками, она с трудом удерживалась на южных склонах Альпийских гор против превосходящих сил австрийцев, владевших тогда Северной Италией. Правительство посылало сюда Наполеона с тайной надеждой, что австрийцы наверняка побьют его слабую армию и побежденный Наполеон потеряет свою опасную для правительства славу и популярность во французском народе.

Но вышло как раз наоборот. Получив армию, Наполеон развернул во всю ширь свое военное мастерство, умение управлять войсками и подчинять их своей воле. Жестоко расправившись с ворами-интендантами и улучшив снабжение армии, он окончательно завоевал доверие солдат и офицеров. В 1796г. Наполеон в течение нескольких месяцев полностью разгромил австрийцев, выгнал их из Италии и принудил к заключению выгодного для Франции мира.

В 1799 г. он захватил верховную власть, а в 1804 г. объявил себя «императором всех французов». Фактически он закрепил господствующее положение буржуазии во Франции и поэтому пользовался первоначально поддержкой не только крупной, но также средней и мелкой буржуазии и французского крестьянства. Наполеон вел непрерывные войны с Англией и феодальными государствами Европы — Пруссией, Австрией, Испанией, Россией и рядом мелких германских государств. Эти войны неизменно заканчивались победами французов. Победы Наполеона расширяли территорию французской империи, открывали для французской буржуазии новые рынки и новые источники сырья. В течение 1796—1809 гг. Наполеон много раз наголову разбивал австрийцев, пруссаков, итальянцев, англичан и дважды сталкивался с русскими — в 1805 г. и в 1807 г. К 1807 г. Наполеон покорил Австрию, Пруссию, Голландию, Бельгию, Италию и мелкие германские государства. После Тильзитского мира в 1807 г. Россия стала союзницей Франции.

Англия оставалась неуязвимой для сухопутных войск Наполеона. Она продолжала борьбу с ним. Мощная торгово-промышленная буржуазия Англии успешно конкурировала с французской буржуазией.

Экономическая мощь Англии основывалась на развитой промышленности и обширной морской торговле. Наполеон решил нанести удар по английской торговле введением так называемой континентальной блокады, или говоря современным языком с помощью санкций. Он запретил всем государствам Европы вести морскую торговлю с Англией, покупать ее товары и грузить на английские корабли свои товары. В морские порты Германии, Австрии, Бельгии, Голландии, Франции, Италии были командированы специальные контролеры—консулы французской империи, которые наблюдали за точным выполнением наполеоновского приказа о санкциях и конфисковывали английские товары.

Если бы действительно удалось в течение ряда лет полностью осуществить континентальную блокаду, Англия потерпела бы экономический крах. Но дело в том, что полной блокады осуществить было невозможно. Наполеону пришлось сразу же давать отдельные разрешения на ввоз английских товаров (в основном сырья) даже во Францию. Санкции настолько существенно задевали интересы всех государств, настолько губительно отзывались на их экономике, что сразу же начались всевозможные попытки обхода суровых требований Наполеона и его контролеров. Пошли в ход подкупы, взятки, контрабанда и т.д.

Санкции чувствительно ударили и по России. Русский хлеб и все виды сырья в значительной мере покупались англичанами и вывозились на английских кораблях. Из Англии же Россия получала промышленные товары хорошего качества. Санкции подрывали эти установившиеся связи. Господствовавшему тогда в России классу дворян-помещиков некуда было сбывать хлеб. Купцам, торговавшим с Англией, грозило разорение. Это вызвало острое недовольство господствующих классов России не только политикой Франции, но и политикой своего царя Александра I, союзника Наполеона. Через русские порты начала в крупных масштабах налаживаться контрабандная торговля с англичанами.

Наполеон, знавший от своих агентов о том, что русские не выполняют требований санкций, все больше и больше приходил к выводу, что для нанесения серьезного удара по Англии надо сначала покорить Россию, захватить ее богатые ресурсы, после чего повести борьбу с Англией. Наполеон мечтал о мировом господстве. Он хотел через территорию покоренной России пройти в Индию и изгнать оттуда англичан.

С 1810 г. Наполеон постепенно начинает готовиться к походу на Россию. В 1811 г. эта подготовка шла уже полным ходом. Наполеон то уверял Александра I в дружбе, то грозил ему, но продолжал еще уверять, что передвижения войск к русской границе отнюдь не означают близости войны.

Однако русскому правительству, в том числе и царю Александру I, было уже ясно, что война с Наполеоном неизбежна. Поэтому и русские готовились к войне. Улучшалось вооружение армии, усовершенствовалась ее организация и тактика, готовились запасы, изыскивались деньги на ведение войны.

Закончив подготовку к войне, Наполеон во главе своих войск 24 июня 1812 г. перешел реку Неман, по которой проходила тогда западная граница России. Началась Отечественная война 1812 г.

Франция при Наполеоне была богатой страной. Наполеон брал с покоренных стран крупные контрибуции. Это позволяло ему хорошо обеспечивать армию.

В многочисленных войнах французская армия накопила богатый боевой опыт. Постоянные победы породили особую уверенность в ее силе и непобедимости. Постепенно в армии Наполеона создавались кадры опытных профессионалов войны — офицеров и солдат. Однако эти кадры составляли только основу, скелет армии. Для похода в Россию Наполеон собрал так называемую «великую армию» в составе около 600 000 человек. В этой армии французы, включая и новобранцев, составляли всего около 30%. Остальные были «союзнические контингенты», т. е. войска, выставленные покоренными Наполеоном странами Европы. Здесь были: немцы, итальянцы, австрийцы, поляки, бельгийцы, голландцы и т. д… Русский народ назвал нашествие «великой армии» нашествием «двунадесяти языков».

Русская армия в 1812 г. численно значительно уступала наполеоновской армии. На западной границе Россия смогла выставить всего около 200 000 солдат против шестисоттысячной армии Наполеона.

По боевым качествам русская армия не уступала армии Наполеона. Русские уже трижды сражались с французами. Первый раз это было в 1799 г. в Северной Италии и Швейцарии. Русские в союзе с австрийцами под командованием Суворова нанесли тогда ряд поражений французам.

Вторая встреча произошла в 1805 г. под Аустерлицем. Тогда у Наполеона в результате разгрома австрийцев под Ульмом, высвободились значительные силы, и он смог выставить двухсоттысячную армию против Кутузова, имевшего всего 50 000 человек. Русские были не в курсе. Умело маневрируя, и стойко отражая наседавшую армию Наполеона арьергардными боями, Кутузов благополучно отвел свои войска в район города Ольмюца. Но здесь в дело вмешался царь Александр I, который отстранил от командования Кутузова и назначил себя главнокомандующим и решил дать Наполеону сражение, разбить его и добиться славы победителя. Наполеон постарался создать впечатление, что против русских действует 40т армия. Кутузов предлагал воздержаться от решительного сражения до выяснения обстановки и подхода подкреплений из России, а также - австрийских частей. Вопреки предупреждениям Кутузова, Александр I дал Наполеону сражение под Аустерлицем и понес жестокое поражение.

Попытка свалить вину за поражение под Аустерлицем на Кутузова Александру I не удалась. За это он особенно возненавидел Кутузова и уволил его из армии.

В 1807 г. русские имели два крупных сражения с французами — под Прейсиш-Эйлау и под Фридландом в Восточной Пруссии. Под Прейсиш-Эйлау Наполеону не удалось сломить русских. Его армия, численно равная русской, понесла большие потери в бесплодных атаках, которые все были отбиты русскими.

Под Фридландом Наполеон разбил русских, благодаря бездарному руководству главнокомандующего генерала Беннигсена друга Александра I.

Несмотря на свою неприязнь к Кутузову, в 1811 г, Александр I назначил его главнокомандующим Молдавской армией, которая с 1806 г. вела непрерывную войну с турками. Турок надо было в кратчайший срок разбить и принудить к заключению мира, так как предстояла война с Наполеоном. Александр I знал, что только Кутузов сумеет быстро разгромить турок.

Кутузов дважды жестоко разбил турок и принудил их подписать мир в мае 1812 г., всего за месяц до начала нашествия Наполеона, чем избавил Россию от необходимости воевать на два фронта.

В место благодарности или награды за это Александр I очередной раз уволил Кутузова из армии.

Кутузов наиболее авторитетный, талантливый и опытный полководец которого любили и которому доверяли как офицеры, так и солдаты. Он прошел всю служебную лестницу — от младшего офицера пехотной роты до главнокомандующего армией. Эта длительная служба дала Кутузову большой боевой опыт, сблизила его с солдатами и офицерами.

Он был учеником и соратником Суворова, про него Суворов говорил с похвалой: «Умен, умен, хитер, хитер». Под командованием Суворова он сражался в русско-турецкую войну 1787—1791 гг. и участвовал в штурме крепости Измаил.

Он был тяжело ранен в голову — под Алуштой в Крыму и под турецкой крепостью Очаковом. Врачи считали второе ранение в голову смертельным. Но Кутузов говорил, что «обманул смерть и выжил». Впоследствии от ранений в голову Кутузов ослеп на правый глаз. К началу войны ему было 67лет, он был отстранен от службы и был в немилости у царя.

Когда Наполеон 24 июня 1812 г. переправил свои войска через реку Неман в районе города Ковно, свои главные силы он развернул в два эшелона. Первый (444 000 человек и 940 орудий) состоял из трех группировок: две правые во главе с Жеромом Бонапартом (78 000 человек, 159 орудий) и Евгения Богарне (82 000 человек, 208 орудий) должны были помешать соединению 2-й русской армии с 1-й и разбить ее. Левая группировка во главе с самим Наполеоном (218 000 человек, 527 орудий) должна была разбить 1-ю русскую армию. В тылу, между Вислой и Одером оставался второй эшелон - 170 000 человек, 432 орудия (резерв - корпус маршала Ожеро и другие войска). Учитывая огромные размеры и мощь России, Наполеон планировал завершить кампанию за три года: в 1812 году разбить первую и вторую русские армии и овладеть западными губерниями от Риги до Луцка, в 1813 году - Москвой, в 1814 году - Санкт-Петербургом. Такая постепенность позволила бы ему расчленить Россию, обеспечив тылы и коммуникации армии действующей на огромных пространствах. Левый фланг его армии на Петербургском направлении прикрывал 10-й прусский корпус (32 тыс.) маршала Макдональда он должен был взять Ригу и соединившись с 2-м корпусом маршала Удино  (28 тысяч), двинуться дальше. Правый фланг главных сил должен был прикрывать 7-й  Саксонский корпус под командованием генерала Ренье (17-22 тысяч) в районе Луцка.

Со стороны России ему противостояли 220 - 240 тысяч русских солдат при 942 орудиях - в 3 раза меньше, чем было у противника. К тому же русские войска были разделены: 1-я Западная армия под командованием генерала М.Б. Барклая-де Толли (110 - 127 тысяч человек при 558 орудиях) растянулась более чем на 200 километров от Литвы до Гродно в Белоруссии; 2-я Западная армия во главе с генералом П.И. Багратионом (45 - 48 тысяч человек при 216 орудиях) занимала линию до 100 километров к востоку от Белостока; 3-я Западная армия генерала от кавалерии А.П. Тормасова (46 000 человек при 168 орудиях) стояла на Волыни у Луцка.

Положение русских усложнялось тем, что не было установлено единого командования. Первой армией командовал генерал Михаил Богданович Барклай-де-Толли, а второй – генерал Петр Иванович Багратион. Оба эти командующие были опытными генералами, но имели между собой натянутые отношения. Сначала при штабе 1-й армии находился Александр I. Учитывая свой провал при Аустерлице, он сам не решался командовать войсками, однако вмешивался во все и всем мешал. Наиболее умным людям, из его придворных, удалось уговорить царя уехать из армии в Москву, а затем в Петербург, чтобы улучшить снабжение армии. Уехав из армии, он так и не объединил командование 1-й и 2-й армиями в одних руках.

При создавшейся обстановке русские армии были вынуждены отступать в общем направлении к Смоленску, чтобы там соединиться и общими силами дать отпор врагу.

Французы преследовали русских, стремились не дать соединиться армиям, отрезать им пути отхода, вовлечь в решительные сражения и разгромить главные силы русских по частям, — но это им не удавалось. Русские, сохраняя силы, отходили, не вступая в решительные сражения.

Этим был сорван стратегический план Наполеона. Вместо поэтапного расчленения России, Наполеон был вынужден двигаться за ускользающими русскими армиями вглубь страны, растягивая коммуникации и теряя превосходство в силах.

На Левом фланге Маршал Макдональд подступил к Риге, однако, не имея осадной артиллерии, остановился на дальних подступах к городу. Военный губернатор Риги генерал Эссен сжёг предместья и заперся в городе с сильным гарнизоном (18 тысяч). Макдональд прекратил активные действия, поджидая осадную артиллерию из Восточной Пруссии. Пруссаки избегали активных боевых столкновений в этой чужой для них войне.

Маршал Удино, заняв город Полоцк, решил обойти с севера отдельный корпус генерала Витгенштейна (25 тысяч), выделенный главнокомандующим 1-й армией Барклаем-де-Толли при отступлении через Полоцк для обороны петербургского направления. Опасаясь соединения Удино с Макдональдом, Витгенштейн 18 (30) июля атаковал не ожидавший нападения и ослабленный маршем корпус Удино под Клястицами, отбросил его обратно к Полоцку и попытался захватить город 5(17) августа — 6(18) августа. Однако, своевременно направленный Наполеоном в поддержку корпусу Удино, корпус генерала Сен-Сира, помог отбить атаку и восстановить равновесие. Маршалы Макдональд и Удино остановились, завязнув в вялотекущих боевых действиях.

На правом фланге, Ренье занял расположение по линии Брест – Кобрин - Пинск, распылив на протяжении 170 км и так небольшой корпус.  27июля  Тормасов окружил Кобрин, саксонский гарнизон под командованием Кленгеля (до 5 тысяч) был полностью разбит. Также были очищены от французских гарнизонов Брест и Пинск.

Поняв, что ослабленный Ренье не сможет удержать Тормасова, Наполеон принял решение не привлекать на главное направление Австрийский корпус генерала Шварценберга (30 тысяч) и оставил его на юге против Тормасова. Ренье, собрав свои войска и соединившись с Шварценбергом, атаковал  Тормасова 12 августа у Городечны, заставив русских отступить к Луцку. На этом направлении в основном воюют саксонцы, австрийцы стараются ограничиться артиллерийскими обстрелами и манёврами. До конца сентября на южном направлении велись вялотекущие боевые действия в малонаселённой болотистой местности в районе Луцка.

Кроме генерала Тормасова на южном направлении находился 2-й русский резервный корпус генерала Эртеля, сформированный в Мозыре и оказывавший поддержку блокированному гарнизону Бобруйска. Для блокады Бобруйска, а также для прикрытия коммуникаций от Эртеля Наполеон оставил польскую дивизию генерала Домбровского (8 тысяч) из 5-го польского корпуса.

Сам он сосредоточил усилия на разгроме основных армий русских.

3 августа 1-я и 2-я русские армии соединились под Смоленском, достигнув первого стратегического успеха. Наполеон к этому времени достиг Витебска своими основными силами и сделал остановку, чтобы дать отдых войскам.

В войне наступила небольшая передышка, обе стороны приводили в порядок войска, утомлённые беспрерывными маршами. 13 августа, после долгих колебаний, Наполеон выступил на Смоленск.

После соединения русских армий генералы стали настойчиво требовать от главнокомандующего Барклая-де-Толли генерального сражения. Воспользовавшись разбросанным положением французских корпусов, Барклай-де-Толли решил попробовать разбить их по одиночке, и выступил 8 августа  на Рудню, где квартировала кавалерия маршала Мюрата.

Однако Наполеон, быстро отреагировал и используя медленное продвижение русской армии, собрал свои корпуса и попробовал зайти Барклаю-де-Толли в тыл, обойдя его левый фланг с юга. Для этого форсировал реку Днепр  западнее Смоленска. На пути авангарда французской армии оказалась 27-я дивизия генерала Неверовского, прикрывающая левый фланг русской армии под Красным (около 7 тысяч необстрелянных новобранцев). Целый день, построившись в каре и медленно двигаясь в сторону Смоленска, героически сражался этот небольшой отряд, отбив 45 атак конницы Мюрата и многочисленные атаки пехоты Нея. Задержка противника под Красным позволила Барклаю собрать в Смоленске всю армию.

К 16 августа  Наполеон подошёл к Смоленску с 180 тысячами. Багратион  поручил генералу Раевскому (15 тысяч солдат), в 7-й корпус которого влились остатки дивизии Неверовского, оборонять Смоленск. Барклай-де-Толли был против ненужного на его взгляд сражения, но на тот момент в русской армии царило фактическое двуначалие. В 6 часов утра 16 августа  Наполеон начал штурм города с марша. Упорное сражение за Смоленск  продолжалось до утра 18 августа, когда Барклай-де Толли, избегая большой битвы без шансов на победу, отвёл войска из горевшего города. Барклай-де Толли располагал 76 тысячами своей армии, и ещё 34 тысячами (армия Багратиона) прикрывавшей путь отхода русской армии на Дорогобуж, который Наполеон мог перерезать обходным манёвром (подобным тому, который не удался под Смоленском).

Сражение за Смоленск, разрушившее город, ознаменовало развёртывание всенародной войны русского народа с неприятелем, что сразу почувствовали как рядовые французские снабженцы, так и маршалы Наполеона. Населённые пункты на пути следования французской армии стали сжигать, население по мере возможности уходило. Наполеон сразу после Смоленского сражения сделал замаскированное предложение мира царю Александру I, пока с позиции сильного, но ответа не получил.

Отношения между Багратионом и Барклай-де-Толли  после отступления из Смоленска с каждым днём становились всё напряжённее. Генералы и военные ожидали генерального сражения. Багратион  обвинял Барклая в бездеятельности и предательстве; так же думало большинство русских генералов. Отсутствие единоначалия могло привести к катастрофическим последствиям. Учрежденный в это время в Петербурге Чрезвычайный комитет, 17 августа  на своем заседании единогласно выбрал главнокомандующим Кутузова. После 3х дневного колебания 20 августа Александр I утвердил это назначение. Кутузов был в это время в Петербурге, С началом Войны по указу царя Александра I дворяне формировали ополчение добровольцев, и Кутузов был избран начальником Петербургского и Московского ополчений.

Кутузов немедленно выехал в действующую армию, 29 августа прибыл в Гжатск, а 30 августа издал приказ о вступлении в командование, и в Царево займище  принял армию. В этот день французы вошли в Вязьму.

Армия встретила Кутузова с восторгом. «Приехал Кутузов бить французов» — говорили солдаты, намекая этим на то, что Кутузов не будет отступать, а даст бой Наполеону. В армии ожидали решительного боя и надеялись, что Кутузов даст этот бой немедленно. Кутузов, отлично понимал, чего ждут от него, и сам считал необходимым на путях к Москве дать решительное сражение.

Однако Кутузов хорошо понимал и то, что генерал Барклай-де-Толли прав, продолжая отступление, что силы Наполеона ещё слишком велики, что необходимо ещё увеличить русскую армию за счет подходящих пополнений. Кроме того, Кутузов ещё только прибыл, не вошёл в курс дела, ему надо было осмотреться. Поэтому он забраковал намечавшуюся для сражения позицию в районе города Гжатска и приказал продолжить отступление. Одновременно он послал рекогносцировать позицию для сражения в районе села Бородино.

Бородинское поле примечательно тем, что в этом месте сходятся дороги ведущие к Москве, старая и новая Смоленские дороги. С одной стороны оно ограничено Москвой рекой с другой лесом и оврагами. Обойти это место, на пути к Москве, нельзя, а естественные преграды ограничивают возможности для обходных маневров войсками, это не давало возможности французам использовать численное преимущество и атаковать сразу большими силами. Позади поля была достаточно удобная проходимая местность на случай отступления Русских войск.

Что бы иметь время для подготовки к сражению, и строительства укреп сооружений Русские построили перед полем возле деревни Шевардино редут, пятиугольное защитное сооружение. Французы целый день 5 сентября пытались захватить этот редут, но им этого так и не удалось, с наступлением темноты защитники его благополучно отошли к основным силам. 6 сентября французы занимали позиции и готовились к сражению.

Фронт Русской позиции тянулся, от Москва реки через деревни Маслово, Горки, Бородино, Семеновская, до деревни Утица — на протяжении около 8 километров. Между Русскими и французскими позициями на правом фланге в реку Москва впадает небольшая речка Колоча, которая тянется до села Бородино, а затем уклоняется на запад. Эта речка течет в обрывистых и частью болотистых берегах, и представляла серьезное препятствие для движения войск. Кутузов занял восточный берег этой речки, этот участок позиции сделался малодоступным для действий крупных сил. Местность южнее села Бородино до деревни Утица была всюду доступна для действий всех родов войск. Фронт этого участка был около 3,5 километра.

Между деревнями Масловкой и Бородино было построено три так называемых, Флеши, т. е. три окопа стреловидной формы для пушек. В этих флешах было установлено 26 орудий, и пять отдельных укреплений, в которых установили 37 орудий. У села Бородино был вырыт сплошной окоп для егерей и укрепление для четырех орудий. Южнее села Бородино, на так называемой «Курганной высоте», было построено укрепление на 18 орудий. Это укрепление получило название «батареи Раевского». Возле деревни Семёновская были построены три флеши, в каждую из которых установили 12 орудий. Эти флеши получили название «Багратионовы флеши», так как командовал их обороной генерал Багратион.

В этой позиции план Наполеона был очевидный, прорвать оборону на левом фланге, там где был удобный для движения проход шириной 3.5 км, окружить Русские войска прижать к Москва реке и уничтожить.

Что бы Наполеон не придумал чего то другого, Кутузов расположил там сравнительно мало войск и прорыв не казался Наполеону сложным, только Наполеон не учел, что там стоял Багратион со своей дружиной героев, которые не раз сражались с в двое и трое превосходящими силами.

Наполеон начал сражение в 5 утра 7 августа с атаки по центру, с захвата села Бородино. Русские отошли за речку Колоча и закрепились на этой позиции. Французы разместили в селе Бородино свою артиллерию и начали прорывать левый фланг «Багратионовы флеши», и «батарею Раевского».

На «Багратионовы флеши» французы предприняли 8 атак, каждый раз увеличивая их силу и вводя в бой лучшие войска. В атаках участвовали три маршала Даву, Мюрат, Ней и генерал Жюно. Войска, предназначенные для развития прорыва и окружения русских - 43тыс. не хватило для прорыва флешей, французы вынуждены были довести их численность до 50, не смотря на трех кратный перевес, взять флеши им не удавалось. При подготовке 8 атаки в 11часов 30 минут Кутузов, видя приближение критического момента, отдал приказ о набеге конницы на левый фланг и тыл французов, силами корпуса генерала Уварова и казаков атамана Платова, которые должны были переправиться в брод через речку Колоча и обойти левый фланг французов. К этому времени были отбиты 2 атаки на «батарею Раевского». Причем при второй атаке французы, под прикрытием пушечного дыма, ворвались на батарею и после короткой штыковой схватки, русские, потеряв много офицеров, начали беспорядочно отходить. В это время мимо проезжал генерал Ермолов, которого Кутузов послал выяснить обстановку на левом фланге у Багратиона, увидев отход русских он обнажил саблю и поскакал на встречу отступающим. Не перестраивая их, прямо толпой повел в штыковую атаку на батарею. К этой атаке присоединились стоявшие в резерве по близости пехотный батальон Уфимского полка и три егерских полка. Французы были сметены с батареи и бросились к лесу. Разгорячившиеся русские преследовали и кололи их до самого лесу.

Эта атака французам дорого обошлась, дивизия Морана была разгромлена, французы потеряли до 3000 человек, среди них пять генералов. Следующую атаку они предприняли только в 14 часов, когда были уже взяты «Багратионовы флеши».

Около 12 часов началась 8 атака на «Багратионовы флеши». В этой атаке был смертельно ранен Багратион. Русские начали беспорядочно отступать, в прорыв Наполеон направил свою молодую гвардию, для завершения разгрома русской армии. Но почти сразу отменил атаку, потому что в этот момент, завершив обход, во фланг французам ударила конница Уварова, а обозы французов атаковали казаки Платова, породив панику. Наполеон узнав, что русские атакуют с тыла его обоз, и левый фланг, остановил атаку гвардии и поехал разбираться, когда он понял, что это отвлекающий маневр, и силы русских там не велики, два часа времени было упущено. В русской армии было много способных генералов, один из них, командир 3-й пехотной дивизии Коновницын, принял на себя командование войсками вместо Багратиона. Он восстановил порядок и отвёл войска от флешей на восточный берег Семёновского оврага (метров на 600). Пауза, возникшая благодаря отвлекающему маневру, позволила ему быстро установить артиллерию, построить пехоту и конницу, получить резервы для организации сопротивления на Семеновской позиции. Эта пауза позволила Кутузову перестроить войска и подготовить второй рубеж обороны.

Французы, установив на «Багратионовых флешах» свою артиллерию, и с помощью перекрестного огня с них и с села Бородино в 14 часов начали третью атаку на «батарею Раевского». К 15-30 они ее взяли, и русские по всему фронту отошли на 1-1.5 км на вторую линию обороны. Наполеон, увидев, что прорыва нет, и сражение надо начинать заново, не стал атаковать своей гвардией. До конца дня велась артиллерийская перестрелка, а с наступлением сумерек, французы отвели свои войска на исходные позиции возле деревни Шевардино. Находиться на позициях заваленных убитыми и умирающими французы не захотели. Таким образом, поле боя осталось за погибшими и умирающими.

В Бородинском сражении обе армии показали невиданный до того героизм и отвагу. Как позже говорил сам Наполеон: «Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано французами наиболее доблести и одержан наименьший успех». Русским удалось успешно провести это сражение, показав мастерство руководства и храбрость солдат, они остановили французов, но сражение так же показало, что французы сильнее, чем предполагали и переломить ход войны сил недостаточно.

Потери французов в этом сражении оценивают в 58000, потери русских 38500. При сравнимой численности войск у Французов осталась в резерве отборная гвардия около 30т, а у русских 30т ополченцев вооруженных палками, которых Кутузов в виду их слабой подготовки, не хотел использовать в бою. Потрепанная в сражении русская армия при недостатке вооружения и боеприпасов могла быть сравнительно легко уничтожена французами. Поэтому Кутузов решил отступить к деревне Фили, под Москвой, рассчитывая пополнить вооружение и получить подкрепление и дать еще сражение, но он ничего не получил. На военном совете в деревне Фили, генерал Беннигсен и Английский советник генерал Р.Вильсон, активно выступали за новое сражение, но Кутузов, скрипнув зубами, принял тяжелое решение – оставить Москву, сказав: “С потерею Москвы не потеряна еще Россия. Первою обязанностью ставлю себе сохранить армию, сблизиться с теми войсками, которые идут на подкрепление, и самим уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю”.

Решающим результатом Бородинского сражения было то, что Наполеону не удалось разгромить русскую армию, это означало, что победить и покорить Россию ему не удастся. Поэтому, заняв Москву, Наполеон пытается всячески договориться с царем Александром на ничью, предлагая ему максимально выгодные условия мира. Но царь Александр занял жесткую позицию, никаких переговоров с захватчиками, война до победного конца и не отвечал ни на какие предложения Наполеона.

Обычно, когда Наполеон покорял какую либо страну, он занимал столицу этой страны и диктовал нужные ему условия мирного договора. В России оказалось две столицы, и главной тогда был Петербург, там располагался царь и правительство. Потеря Москвы была тяжелым ударом, но она была далеко от царя и его придворных, и позволяла Александру I занять такую позицию.

Возвращаясь к Бородинскому сражению, кто же победил? Можно сказать ни те, ни другие. Кто выиграл? Если рассматривать его как сражение за Москву то Французы. Если рассматривать как решающее сражение в этой войне то Русские.

Оставляя Москву, русские постарались оставить, поменьше продуктов и по больше спиртного. Специальные команды устраивали пожары, в плане продолжения политики выжженной земли. Но конечно в Москве оставалось много, чего можно было пограбить.

После отступления из Москвы русская армия, повернула на запад и по Калужской дороге вышла в район Тарутина. В этой позиции русская армия надежно прикрывала от неприятеля южные губернии - Тулу с ее оружейными заводами, Брянск и Калугу с их большими продовольственными запасами. В случае необходимости армия могла преградить противнику дорогу на Петербург. Из района Тарутина было удобно обеспечивать связь с 3-ей армией Тормасова и руководить действиями партизанских отрядов.

Из Тарутина Кутузов развернул “малую войну” силами армейских партизанских отрядов. Особенно успешно действовали отряды : Д.В. Давыдова, А.Н. Сеславина, А.С. Фигнера, И.С. Дорохова, Н.Д. Кудашева, И.М.Вадбольского. Кутузов содействовал расширению крестьянского партизанского движения, стараясь объединять его с действиями армейских отрядов. Некоторые из крестьянских отрядов насчитывали по нескольку тысяч человек. Например, отряд Герасима Курина состоял из 5 000 человек. Широко известны были отряды Ермолая Четвертакова, Федора Потапова, Василисы Кожиной.

Действия партизан наносили неприятелю большие людские и материальные потери, нарушали его связь с тылом. Только за шесть осенних недель партизаны уничтожили около 30 000 неприятельских солдат.

В середине октября начались активные действия отдельного корпуса генерала Витгенштейна. 17 октября началось сражение за Полоцк, в котором, помимо солдат корпуса Витгенштейна, приняли активнейшее участие воины Новгородского и Петербургского ополчений. К утру 20 октября Полоцк был освобожден. На другом фланге объединились, 3-я Западная армия Тормасова и армия адмирала Чичагова и отбросила войска Шварценберга и Ренье за Южный Буг, в пределы герцогства Варшавского, и двинулась к Минску.

Все это побудило Наполеона начать действовать. 19 октября французы выступили из Москвы к Тарутину, надеясь застать врасплох Кутузова, нанести ему поражение, пробиться к Калуге и перезимовать в богатых продовольствием районах. Москва, вторая столица России, была сожжена и разграблена.

Новые планы Наполеона снова были разрушены. Партизанский отряд Сеславина обнаружил наполеоновскую армию у села Фоминское и передал сведения в штаб Кутузова. Русская армия выступила из Тарутинского лагеря и двинулась навстречу французам. 24 (12) октября произошло ожесточенное сражение передовых частей обеих армий за Малоярославец. Город 8 раз переходил из рук в руки. И хотя французы овладели городом, надежду пробиться к Калуге Наполеону пришлось оставить, подошедшие основные силы русской армии, значительно превосходили французские и уже Наполеону пришлось уклоняться от решительного сражения и отступать на Можайск и далее на разоренную войной старую Смоленскую дорогу.

Окончательно вырвав из рук противника стратегическую инициативу,  Кутузов развернул общее контрнаступление. Оно носило активный характер и ставило своей целью, сохраняя армию, не просто изгнать, но полностью уничтожить неприятеля. Огромную роль в преследовании французов играли армейские и крестьянские партизанские отряды, а также мобильные казацкие части атамана Платова. Оставляя Москву, Наполеон располагал армией в 107000 человек. В Смоленск ему удалось привести всего лишь около 60 000 человек, считая с пополнением. Подготовить ловушку и полностью уничтожить армию Наполеона готовились у реки Березины на переправе. В середине ноября передовые части Чичагова и Кутузова должны были встретить и задержать Наполеона на переправе до подхода основных сил. Наполеон понимал угрозу, нависшую над ним. Французам удалось разведать брод через Березину возле деревни Студянки. Послав небольшие силы на основную переправу, где ждали русские, как отвлекающий маневр, они построили 2 моста для переправы возле Студянки. Здесь Наполеон, спасая свою армию, пожертвовал добычей, обозом, потерявшими боеспособность из за холода и голода частями армии, артиллерией. Он переправил только свою гвардию, офицерский состав, и часть сохранивших боеспособность войск, всего около 30т. и форсированным маршем повел их из России. После переправы, Наполеон решил, что с армией он все уладил, оставил ее на маршалов Мюрата и Нея, и уехал в Париж. Из за долгого отсутствия, его власть начала “качаться”, и он спешил поправить дела и подготовить восстановление армии. Второго декабря последние части французов покинули Россию.

Используя этот костяк, Наполеон быстро восстановил свою армию, не такую большую как раньше, но достаточную для сохранения своих позиций в Европе. Но царь Александр, наверное, обиделся не только на Кутузова за свое поражение при Аустерлице и послал войска в Европу завершить разгром Наполеона. Русская армия за время войны, значительно усилилась, и численно и качественно. Наполеон старался избегать сражений с ней. Под влиянием успехов русской армии, государства Европы стали подниматься с колен и присоединяться к русским в борьбе с Наполеоном. В октябре 1813г Наполеон был разгромлен в битве под Лейпцигом, а в апреле 1814 отрекся от трона Франции.  В 1815г. Наполеон предпринял попытку, вернуться к власти. В сражении при Ватерлоо в Бельгии 18 июня 1815г. европейцы уже сами разгромили его без помощи русских. 

Надо отметить, что в этой войне со стороны российского населения не было большой ненависти или злобы по отношению к французам, особенно когда они отступали. Около 60 т. беглецов были укрыты крестьянами, горожанами и дворянами. Часть из них позже вернулись на родину, а часть осела в России. После войны, царь Александр издал указ, по которому любой военнопленный пожелавший остаться в России мог свободно получить российское гражданство. Это имело интересный отклик в войне 1941-1945г., население Франции гораздо больше других, помогало и укрывало беглых военнопленных советской армии, и партизанское движение против фашистов у них было самое сильное.

Во время заграничного похода, в Польше 16 апреля 1813 года умер Кутузов. Во время этого похода в Европе многие русские офицеры и солдаты заразились идеями французской революции, что позже привело к восстанию Декабристов в 1825г, а позже к революции 1917г. Тем не менее, это одна из героических страниц истории России, когда был остановлен очередной претендент на мировое господство.

escalibro.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о