Митрополит филипп колычев краткая биография – Филипп ii (митрополит Московский) — Википедия

Содержание

МИТРОПОЛИТ ФИЛИПП КОЛЫЧЕВ. «Самые знаменитые святые и чудотворцы России» | Карпов Алексей Юрьевич

 

(ум. 1569)

Святитель Филипп (в миру Федор Степанович Колычев) происходил из младшей ветви старинного московского боярского рода Колычевых. Предок Колычевых — боярин Андрей Кобыла — считается родоначальником многих знатнейших московских боярских фамилий — Захарьиных-Романовых, Шереметевых, Горбатых. Отец митрополита Филиппа, Степан Иванович по прозвищу Стенстур (по имени одного из регентов Швеции, Стена Стуре), владел поместьями в Новгородской земле. Мать будущего святителя, Варвара, была женщиной набожной (в конце жизни она приняла пострижение с именем Варсонофии).

Федор родился 11 февраля 1507 года. Всего в семье, помимо дочерей, росли четыре сына: Федор, Прокофий, Яков и Борис; Федор был старшим. Мальчик получил обычное для своего круга образование: выучился грамоте, причем проявил прекрасные способности к «книжному учению», а затем начал подготовку к будущей военной службе — обучился конной езде и «воинскому искусству». Впрочем, спешит уточнить автор Жития святого, отрок предпочитал «конской езде чтение книг, в которых он находил жития святых и досточудных мужей, и чрез то поучался совершенствоваться в добродетелях. Он избегал своих сверстников и их рассеянной жизни, так что многие дивились такому его благочестию». (Подобные характеристики святых встречаются почти во всех житиях.)

Когда Федору Колычеву минуло пятнадцать лет, его определили на воинскую службу; будущий святитель находился на ней до тридцатилетнего возраста. Между тем в последние годы великого княжения Василия III положение при дворе его отца, Степана Колычева, заметно укрепилось: в 1532 году у великого князя родился второй сын, Юрий (глухонемой от рождения и потому впоследствии не игравший никакой роли в политической жизни страны), и Степан Колычев был назначен к нему дядькой. Как свидетельствует Житие, служил при дворе и сам Федор; старший сын Василия III, Иван (будущий царь Иван Грозный), знал его с детства. В то же время родной дядя Федора, Иван Иванович Умной-Колычев, как и некоторые другие представители рода Колычевых, оказался в уделе князя Андрея Ивановича Старицкого, брата Василия III. Это обстоятельство, как оказалось впоследствии, повлияло на судьбу и самого святителя Филиппа.

litresp.ru

1.2. Митрополит Филипп Колычев Краткая биография

1.2. Митрополит Филипп Колычев

Краткая биография

В эпоху борьбы земщины против опричнины на первое место в церковной иерархии выдвигается Филипп Колычев, сторонник земщины. «Распри с духовными властями, обладавшими большим авторитетом, поставили царя (Грозного — Авт.) в трудное положение, и он должен был пойти на уступки в выборе нового кандидата в митрополиты. В Москву был спешно вызван игумен Соловецкого монастыря Филипп (в миру Федор Степанович Колычев). Филипп происходил из очень знатного старомосковского рода… Его выдвинула, по-видимому, та группировка, КОТОРУЮ ВОЗГЛАВЛЯЛ КОНЮШИЙ И.П. ЧЕЛЯДНИН И КОТОРАЯ ПОЛЬЗОВАЛАСЬ В ТО ВРЕМЯ НАИБОЛЬШИМ ВЛИЯНИЕМ В ЗЕМЩИНЕ. Соловецкий игумен состоял в отдаленном родстве с конюшим. Филипп полностью связал свою судьбу с судьбой боярина Челяднина… В ЕГО ЛИЦЕ ЗЕМСКАЯ ОППОЗИЦИЯ ОБРЕЛА ОДНОГО ИЗ САМЫХ ДЕЯТЕЛЬНЫХ И ЭНЕРГИЧНЫХ ВОЖДЕЙ.

Колычев изъявил согласие занять митрополичий престол, но при этом КАТЕГОРИЧЕСКИ ПОТРЕБОВАЛ РАСПУСТИТЬ ОПРИЧНИНУ. Поведение соловецкого игумена привело Грозного в ярость» [776], с. 118. Однако царю противостояла земщина, и Грозный был вынужден договориться с Филиппом Колычевым о «взаимном нейтралитете». В итоге «20 июля 1566 г. Филипп вынужден был публично отречься от своих требований и обязался „не вступаться“ в опричнину и в царский „домовой обиход“ и не оставлять митрополию из-за опричнины. Вслед затем Колычев был посвящен в сан митрополита» [776], с. 118.

Однако после раскрытия заговора Челяднина, «начавшиеся казни вызвали резкий протест со стороны высшего духовенства. Филипп посетил царя…

Протест Филиппа был симптомом окончательного падения престижа царя в земщине… Филипп нарушил клятву „не вступаться в опричнину“ и должен был понести наказание. Опричники схватили его бояр и забили их насмерть… Рядом с митрополичьими советниками на страницах синодика фигурируют ближние люди и слуги конюшего Челяднина» [776], с. 137–138.

«Филипп в знак протеста против действий царя покинул свою резиденцию в Кремле и демонстративно переселился в один из столичных монастырей… Однако… Колычев отказался сложить сан митрополита.

Открытый раздор с главой церкви ставил Грозного в исключительно сложное положение. Он вынужден был… заняться… подготовкой суда над Филиппом» [776], с. 139.

«Гибель Челяднина решила судьбу Филиппа… Оппозиция в думе была обезглавлена… Послушно следуя воле царя, земская Боярская дума вынесла решение о суде над главою церкви… Филиппа судили в присутствии Боярской думы и высшего духовенства… Признанный виновным в „скаредных делах“, Колычев по церковным законам подлежал сожжению. Но Грозный заменил казнь вечным заточением в монастырской тюрьме» [776], с. 141–142. Однако через некоторое время Малюта Скуратов по приказу Грозного посетил Колычева и задушил его подушкой [500], т. 4, ч. 1, с. 171. Произошло это, как считается, 23 декабря 1569 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

МИТРОПОЛИТ ФИЛИПП II — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Федор Степанович Колычёв.

Игумен Соловецкого Спасо-Преображенского монастыря, митрополит Московский и всея Руси (1566-1568).

Филипп был представителем одного из знатнейших родов. Колычевы были прямыми потомками Андрея Кобылы. Отец Филиппа был дядькой Юрия Васильевича – младшего сына Ивана III. Сам же Федор Степанович принял в Соловецком монастыре монашеский постриг под именем Филиппа. В 1548 году Филипп стал игуменом Соловецкого монастыря, в 1566 году митрополитом Московским. 23 декабря 1569 году Филипп был удушен одним из руководителей опричного войска Малютой Скуратовым.

Будучи рожденным в семье, чьи представители принадлежали к верхушке московской аристократии, Федор готовился к государевой службе, обучался грамоте по Священному Писанию, владению оружием, верховой езде. Согласно «Бархатной книге» род Андрея Кобылы имел «немецкое» происхождение, уходящее еще во времена Александра Невского. Однако исследователями данная теория была опровергнута и высказано предположение, что Кобыла происходил из семьи знатных костромских бояр. Бесспорным является тот факт, что Андрей Кобыла был первым исторически достоверным предком дома Романовых.

В 1537 году Колычевы поддержали младшего сына Ивана III Андрея Ивановича князя Старицкого в его борьбе против регентствовавшей при малолетнем Иване IV Васильевиче Елены Глинской. Иван Умной-Колычев, дядя Федора, попал в тюрьму, троюродные братья же были казнены.

После этих событий Федор принимает решение бежать из дома. С одной стороны, исследователи связывают такой поступок со страхом опалы, с другой, не стоит забывать, что Федору к тому моменту было 30 лет, но он не был женат, что являлось совершенно ненормальным в обществе XVI в. Таким образом, можно сделать вывод о том, что Федор имел желание уйти в монастырь, а сложившаяся ситуации подтолкнула его к этому.

Из Москвы Федор отправился на север. Около года он жил у крестьянина Суботы на берегу Онежского озера, выполняя самую тяжелую хозяйственную работу. Уходя, он сообщил Суботе, что из Москвы идет на Белое море. Подобные поразительные моменты в биографии Филиппа будут встречаться и далее. Прекрасно образованный, обученный ведению государственных дел человек, собираясь принять постриг, целенаправленно движется в крестьянский, мужицкий монастырь. На тот период существовало достаточное число обителей за пределами Москвы, где братия состояла из таких же высокообразованных интеллектуалов. Однако Федора не прельщает такой путь, он идет туда, где само повседневное житие крайне трудно – в Соловецкий монастырь.

Незадолго до прибытия Федора на Большой Соловецкий остров, пожар практически подчистую уничтожает деревянный монастырь. Однако это не заставляет Колычева отвернуться от своего начинания. После полутра лет послушания тогдашний игумен Алексий постригает его с именем Филипп и определяет новоначальному духовным наставником старца Иону Шамина. Снова Филипп оказывается в крайне суровых условиях, так как ученик Александра Свирского Иона слыл самым строгим и жестким во всем монастыре.

В 1548 году игумен Алексий по старости лет сложил с себя сан и в качестве своего преемника предложил монастырскому собору Филиппа. Собор согласился с выбором Алексия и Филипп был возведен в сан новгородским архиепископом Феодосием.

В период своего игуменства Филипп с одной стороны всячески развивал монастырь, вкладываясь в него всей душой. Преображенский собор, Успенский храм с трапезной были отстроены в камне, в монастырских вотчинах было возведено огромное количество хозяйственных и промышленных сооружений, озера Большого Соловецкого острова были соединены сложнейшей сетью каналов. Царь отписал монастырю множество земель. Монастырская казна полнилась, и средства эти тут же направлялись в дело. При Филиппе Соловецкий монастырь стал безоговорочным духовным, промышленным и экономическим центром всего русского Севера.

С другой стороны, Филипп крайне тяготился необходимостью постоянно быть в самом центре всех не связанных с монашеским бытием процессов, как то поездки в Новгород, переговоры с вышестоящими иерархами, воеводами, боярами. По этой причине он выстроил недалеко от монастыря пустынь, где мог подвизаться в молитве несколько дней, никого не принимая и никуда не выходя.

В силу этого известие о том, что царь желает видеть его митрополитом Московским, Филипп воспринял крайне тяжело и отказался от столь высокого сана. Однако же епископы, прибывшие на собор 1566 года, все же убедили соловецкого игумена, и 25 июля 1566 года собором всех русских епископов Филипп был хиротонисан во епископа и поставлен на престол митрополита Московского и всея Руси.

В 1568 году Иван Грозный начинает репрессии по отношению к боярской верхушке, ряд представителей крупных семей казнят. Филипп увещевает царя не начинать опричный террор, однако слова эти остаются неуслышанными. Тогда 22 марта 1568 года после богослужения в Успенском соборе митрополит Филипп произносит обличительную речь перед всей паствой, в которой вопрошает Грозного государя: «Ты высок на троне; но есть Всевышний, Судия наш и твой. Как предстанешь на суд Его? обагренный кровию невинных, оглушаемый воплем их муки?». На что Иван IV отвечает: «Я был слишком милостив к тебе, митрополит, к твоим сообщникам в моей стране, но я заставлю вас жаловаться».

28 июля во время службы в Новодевичьем монастыре, перед чтением Евангелия, Филипп обернулся и увидел на голове одного из опричников тафью. На что митрополит указал царю, однако опричник успел снять головной убор до того, как Грозный успел что-либо заметить. Иван IV пришел в ярость, назвав Филиппа лжецом и мятежником. После этого случая начался суд, во время которого митрополита Филиппа обвинили в колдовстве, в качестве свидетелей вызвав нескольких соловецких монахов.

8 ноября 1568 года во время службы в Успенском соборе Филиппу объявили о низвержении его из сана и поместили под арест в Богоявленский монастырь, откуда затем перевели в Николо-Греческий. Туда царь, казнив племянника святителя, прислал отрубленную голову, зашитую в кожаный мешок, со словами: «Вот твой сродник, не помогли ему твои чары».

В 1569 году святитель Филипп был переведен в Отроч Успенский Тверской монастырь. Во время похода на Новгород того же года Иван Грозный отправил к святителю своего любимца, голову опричного войска Малюту Скуратова, который и задушил Филиппа.

«Вошедши в келью святого Филиппа, Малюта Скуратов с притворным благоговением припал к ногам святого и сказал:

— Владыка святой, дай благословение царю идти в Великий Новгород.
Но Святой отвечал Малюте:

— Делай, что хочешь, но дара Божиего не получают обманом».

В 1591 году, по просьбе братии Соловецкого монастыря, мощи Филиппа Московского были доставлены из Отроча монастыря и захоронены под папертью придела святых Зосимы и Савватия Спасо-Преображенского собора. К слову, именно Филипп перенес мощи соловецких отцов-основателей в Преображенский собор.

19 июля 1652 года мощи святителя были доставлены в Успенский собор Московского Кремля и с почестями помещены в серебряную раку около иконостаса.

Митрополит Филипп в искусстве

Роман А. К. Толстого «Князь Серебряный» (1862): в колыбельной поётся об убийстве Филиппа Скуратовым: «Как и он ли, злой пёс Малюта, // Задушил святого старца. // Святого старца Филиппа!»

Костылёв В. И., роман-трилогия «Иван Грозный» (1943 — 1947). Митрополит Филипп обличает царя и связывает беды страны с его политикой: «Опустошила русскую землю страшная моровая язва. Кое-кого придавила мысль об обречённости, о близком „конце света“. Митрополит Филипп пугает царя, что „по грехом его всё то приключается!“».

Нагибин Ю. М. «Поездка на острова» (1986), повесть о последних годах жизни Филиппа в Соловецком монастыре перед его избранием митрополитом.

Володихин Д. М. «Митрополит Филипп» (2007), историческая драма с элементами мистики.

В фильме «Иван Грозный» (1944) Сергея Эйзенштейна роль митрополита Филиппа играет Андрей Абрикосов. Святитель показан другом детства царя, который в день своей свадьбы разрешает ему принять монашеский постриг. Вернувшийся по указанию царя с Соловков Филипп выступает уже как противник Ивана Грозного, попавший под влияние боярского заговора во главе с Ефросиньей Старицкой.

В фильме «Царь Иван Грозный» (1991) роль митрополита Филиппа играет Галикс Колчицкий (дублирует Рогволд Суховерко).

В фильме «Гроза над Русью» (1992) роль митрополита Филиппа играет Вацлав Дворжецкий.

В телесериале «Иван Грозный» (2009) роль митрополита Филиппа играет Валерий Никитин.

В фильме Павла Лунгина «Царь» (2009), посвящённом противостоянию Ивана Грозного и митрополита Филиппа, в роли святителя снялся Олег Янковский.

 

w.histrf.ru

О жизни и подвиге митрополита Московского Филиппа (Колычева)

5 января 2019 года Церковью отмечается 450 лет со дня кончины святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси. Святитель Филипп является одной из самых значимых и трагичных фигур в русской истории. Ради спасения людей он не побоялся идти против царя Иоанна Грозного. Ради утверждения правды он выступил против всеобщей лжи, против служилых царских пастырей, бояр и прочего недоброго царского окружения. Митрополит Филипп был лишен сана, отправлен в заточение и зверски убит. Но в своей борьбе за правду он вышел победителем. 

 

Происхождение будущего святителя

Святитель Московский и всея Руси Филипп (Колычев) происходил из знатного и древнего боярского рода Ко­лычевых, известного уже в XIII веке. Отец Филиппа, боярин Стефан Иоаннович, был сановником при дворе великого князя Василия Иоанновича (1505-1533 гг.) и пользовался его расположением и любовью. Однако, несмотря на свой сан, он отличался редкими душев­ными качествами: праведностью, мужеством и милосердием. И супруга его Варвара, впоследст­вии принявшая иноческий сан с именем Вар­сонофии, была женщиной благочести­вой. 11 февраля 1507 года у них родился первенец, которого они назвали Феодо­ром, это и был  будущий митрополит Московский и всея Руси Филипп. Родители Феодора приложили силы к тому, чтобы дать своему сыну самое хорошее воспитание.

Благочестивая Варвара вложи­ла в чис­тую душу ребенка семена добра и благо­честия. Когда же Феодор подрос, его сразу же отдали учиться грамоте. Книжное учение в школах того времени было пре­имущественно церковным. Феодор при­лежно взялся за учение и вскоре его полюбил. Фео­дора не привлекали ни шумные детские игры, ни веселия товарищей. Равнодушный к мирским развлечениям, богобоязненный отрок имел свои привязанности. С первых же шагов своего учения он полюбил чтение богослужебных книг Священного Писания, творений Святых Отцов и особенно жизнеописаний «прежде живших и досточудных мужей», откуда он почерпал уро­ки праведной жизни. Впро­чем, живя в доме родителей, Феодор не чуждался и мирских занятий: вникал в жи­тейские хозяйственные дела и скоро приобрел весьма боль­шую опытность в домостроительстве. Это видно уже из того, что впоследствии на Соловках он явил себя образцовым хозяином.

Феодору, как сыну знатного боярина, предстояла высокая служебная деятель­ность. Ему нужно было служить в рядах воинских и должностях придворных. Но такие занятия не были по душе Феодору, его сердце и ум стремились к богомыслию, а все его старания были направлены к тому, чтобы исполнить заповеди Господни.

Целомудренный, скромный и обходительный со всеми, Феодор не мог поэтому сойтись со своими сверстни­ками. Он бегал, как огня, ветреных и знатных юношей с их удалью и ве­се­лым провождением времени, предпочитая им людей пожилых и опытных, в беседах с которыми старался почерпать для себя душевную пользу. Такая степенность не по летам, чрезвычайное благоразумие в поступках и другие добрые качества Феодора возбуждали всеобщее удивление и радовали его благо­честивых родителей.

 

Приближенный к царю

Когда Феодору исполнилось двадцать шесть лет, слух о благонравии юноши, принадлежа­щего к одной из знатных фамилий, достиг царского двора. Имя Феодора Колычева стало известным самому великому князю Василию (25 марта 1479 — 3 декабря 1533 гг.). Но вскоре князь умер. И только после воцарения  его сына — Иоанна IV (25 августа 1530 — 18 марта 1584 гг.) Феодор был призван на службу к царскому двору вместе с другими  боярскими детьми.

За свои прекрасные качества он был скоро приближен к государю, который вскоре полюбил Феодора. И эта привязанность постоянно усиливалась. Какая блестящая карьера ожидала впоследствии этого молодого придворного! Но не могли прельстить Феодора его успехи в придворной жизни. С раннего детства научившись смирению, послу­шанию и целомуд­рию, Феодор был уже недалек от решимости посвятить всего себя служению Богу. Именно поэтому он не вступал в супружескую жизнь в том возрасте, в котором, по обычаю времени, вступали другие. И вот вскоре настал час, когда сам Бог призвал его к жизни лучшей. Правление Елены Глинской (ок. 1508 — 4 апреля 1538 гг.), матери Иоанна IV, полно было смутами и раздорами среди бояр. Само­властие ее любимца, князя-временщика Телепнева-Оболенского (ум. 1539 г.), вызвало против себя возмущение государева дяди — князя Андрея Ивановича Стариц­кого (5 августа 1490 — 11 декабря 1537 гг.).

В его поддержку выступили вместе с другими и некоторые из бояр Колычевых. Мало того что дело князя Андрея не увенчалось успехом, так еще он был заключен в темницу, где и умер. Его приверженцы также подверглись жестоким казням. Эти несчастные события не могли не подействовать на впечатлительную душу Феодора. Он стал жалеть, что ранее не уединился от мирской жизни. Тут же он решил удалиться от мирской суеты. Еще в раннем детстве он слышал о Соловецком острове. Именно туда решил уйти Феодор. А было ему уже тридцать лет.

 

Начало монашеского пути. Соловецкая обитель

С тех пор Феодор непрестанно обращается к Богу с молитвой, прося себе помощи и духовного водительства. Сменив наряд царедворца на одежды простолюдина, Феодор тайно оставляет Москву, взяв с собой только хлеб.  Между тем его родители, не зная, куда скрылся их любимый сын, искали его по всей Москве и окрестным городам и селам. И после напрасных поисков преда­лись безутешной печали, считая его умершим. Но Феодор был тогда уже далеко. Он плыл по морю к святой обители Со­ло­вецкой.

Оказавшись на месте, он получил благословение от игумена Алексия и принял возложенные на него послушания. Вскоре Феодор был пострижен и наречен в монашестве Филиппом.

Суровая подвижническая жизнь Филиппа не могла укрыться от общего внимания; все начали говорить о нем, как о примерном иноке, и весьма скоро своим смирением и благочестием он приобрел всеобщую любовь и уважение. А его наставник старец Иона, радуясь за своего ученика, пророчески предсказал о нем: «Сей будет настоятелем в обители нашей». С благословения игумена Филипп удалился из монастыря в глубину острова, в пустынный и непроходимый лес, и стал там жить, незримый людьми.

Прошло девять лет иноческой жизни Филиппа. Алексий в силу своей старости и недугов захотел передать должность настоятеля Филиппу, его решение поддержала братия. Вскоре Филипп был рукоположен во пресвитера. Через полтора года упокоился настоятель обители игумен Алексий. Похоронив старца, братия обители по общему совету, как прежде, стала умо­лять Филиппа принять над ними старейшинство. И тот, сознавая себя законным настоятелем обители, с благословения архиепископа Феодосия снова принял игуменство. Вновь поставленный игумен старался всеми силами поднять духовное значение обители. Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров преподобным Саватием, обрел каменный крест, который когда-то стоял перед келией преподобного. Были найдены Псалтырь, принадлежавший преподобному Зосиме, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца.

Обитель духовно начала возрождаться. Для упорядочения жизни в монастыре был принят новый устав. Игумен Филипп построил на Соловках два храма: трапезный храм Успения Божией Матери, освященный в 1557 году, и храм Преображения Господня. Игумен сам помогал класть стены Преображенского храма. Под северной папертью его он ископал себе могилу, рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветает в обители: учениками Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин, Яренгские чудотворцы, Вассиан и Иона Пертоминские. Для тайных молитвенных подвигов Филипп часто удалялся в пустынное место, за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни.

В период его игуменства им был составлен «Устав о монастырском платье» («по скольку кто из братии должен иметь в келий одежды и обуви»). О литературном и ораторском таланте Филиппа свидетельствуют приводимые в его житии обличительные речи против Ивана Грозного. По мнению исследователей, они основаны на подлинных речах Филиппа, в которых он для придания им ярких образов использовал цитаты из популярного на Руси «Поучения Агапита» (византийский памятник, известный в русском переводе с XIV века).

 

Митрополит Московский и всея Руси

В Москве о Соловецком пустыннике вспомнил любивший его в отроческие годы царь Иоанн Васильевич. Он надеялся, что найдет в Филиппе верного сподвижника, духовника и советника. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим. Филипп долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Православной Церкви, но все же царю удалось уговорить соловецкого игумена возложить на себя сан митрополита. 25 июля 1566 года в Успенском соборе в присутствии царя и царской фамилии, всего двора и народа торжественно совершено было рукоположение Филиппа в митро­полита Московского и всея Руси.

Однако духовной близости митрополит Филипп с Иоанном IV не чувствовал. Филипп пытался убедить царя прекратить репрессии, упразднить опричнину. Царь же наоборот старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Иоанн Грозный и митрополит пришли к уговору, чтобы митрополиту Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с митрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты.

Но волна жесточайших казней, случившаяся в 1567-1568 гг., привела к решению Филиппа противостать Иоанну Грозному. В июле 1567 года были перехвачены письма польского короля Сигизмунда и литовского гетмана Хоткевича к глав­нейшим нашим боярам с приглашением отъехать в Литву. Начались страшнейшие казни. Не только бояре, обвиненные в измене, погибали в страшных муках, но пострадали даже многие граждане. Пользуясь неограниченным доверием царя, вооруженные опричники под видом искоренения крамолы неистовствовали в Москве. Убивали всех ненавистных им лиц и отбирали их имущество.

Митрополит Филипп, видя непрекращающиеся бесчинства опричников, решил, наконец, обратиться к царю с увещанием остановить кровопролитие. Но прежде чем сделать это, он постарался привлечь к этому высокому делу пастырей Церкви, молчаливо покорявшихся всем приказаниям грозного царя. Призывая их к самоотвержению, он говорил им:

На то ли собрались вы, отцы и братия, чтобы молчать, страшась вымолвить истину? Но ваше молчание душу цареву в грех вводит и своей душе делает горшую погибель, а православной вере наносит скорбь и смущение. Боитесь ли лишиться славы тленныя, но никакой сан мира сего не избавит вас от муки вечной, если преступим заповедь Христову и забудем наш долг пещись о благочестии благоверного царя, о мире и благоденствии всего православного христианства. На то ли взираете, что молчит царский синклит? Но бояре связаны попечениями житейски­ми, нас же Господь освободил от них. Мы поставлены право править великую истину, хотя бы и душу положили за порученное стадо. Вы сами знаете, что за исти­ну будете истязуемы в день судный.

На горячий призыв митрополита откликнулся только Казанский архиепископ Герман, он встал на сторону Филиппа, поддерживая и сочувствуя ему. Другие же пастыри не только испугались, но даже пытались помешать и навредить предстоятелю Церкви. Не случайно, видимо, и спустя 80 лет большинство бояр и архипастырей также затворили уста во время безумной церковной реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. И в наши года мы видим, как многие призванные к государственной и духовной власти взирают равнодушно на беззакония и народные страдания.

 

Обличение царской неправды

Осенью 1567 года царь выступил в поход на Ливонию, именно тогда ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками, и вновь было пролито много крови. В Крестопоклонную Неделю, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, митрополит Филипп отказался благословить его и стал открыто порицать беззакония, которые творили опричники: «учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине». Обличение Владыки прервало благолепие церковной службы. Царь Иоанн Грозный в гневе сказал: «Нам ли противишься? Увидим твердость твою! — Я был слишком мягок с вами».

 

Церковный суд над митрополитом Филиппом

Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь митрополита-исповедника была решена. Но Иоанн Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над Главой Русской Церкви. Над митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы. Это было 4 ноября.

В назначенный час прибыли сам государь и невинно обвиняемый перво­святитель; облаченный в святительские одежды, предстал он на суд. Началось чтение доносов, но обвинителей налицо не было, ибо царь побоялся дать свя­тому очную ставку с клеветниками. По прочтении доносов остановились, чтобы выслушать обвиняемо­го. Филипп, считая излишним оправдываться, ибо знал, что его участь уже заранее решена, обратился к царю с такими сло­вам:

Государь и великий князь! Ты думаешь, я боюсь тебя или смерти? Нет! Лучше умереть невинным мучеником, чем в сане митрополита безмолвно терпеть все эти ужасы беззакония. Твори, что тебе угодно. Вот жезл пастырский, вот клобук и мантия, которыми ты хотел меня возвеличить. А вы, служители алтаря, — продолжал святитель, обращаясь к епископам, — пасите верно стадо Христово: готовьтесь дать ответ Богу и страшитесь Царя Небесного более, чем земного.

Сказав эти слова, святой Филипп снял с себя знаки своего достоинства и хотел удалиться, но царь остановил его, сказав, что ему должно еще ожидать соборного определения, а не быть своим судьей. Принудил его взять обратно одежду святителя и еще служить обедню 8 ноября. Это был праздник Архангела Михаила. Митрополит Филипп в полном святи­тель­ском облачении служил Литургию в Успенском соборе, как  вдруг с шумом растворились двери церковные и в собор вошел царский любимец Алексей Басманов с толпой воинов и опричников. Басманов приказал прочитать вслух перед всем народом царский указ и приговор собора о низложении митрополита, причем оглашены были и все клеветы на него. По окончании чтения пришедшие с яростью кинулись на святителя и стали срывать с него священные одежды. Митрополит Филипп не сму­тился духом и старался успокоить свой клир. Накинув на плечи Филиппа оборванную и грязную рясу простого инока, опричники вытащили его из храма, били метлами по голове, посадили на дров­ни и, осыпая бранью и побоями, повезли в Богоявленский монастырь. Пред вратами обители святой Филипп в последний раз обратился к окружающей его пастве с утешительными словами:

Все это принял я ради вашего блага, чтобы умиротворилось смятение ваше. Если бы не любовь к вам, ни одного дня не хотел бы здесь оставаться, но удер­жало меня слово Божие: Пастырь добрый душу свою полагает за овца (Ин. 10, 11).

Тогда же прозвучали пророческие слова митрополита о судьбе Русской Церкви:

О чада, скорбно сие разлучение, но я радуюсь, что сие приобрел ради Церкви; настало время ее вдовства, ибо пастыри, как наемники, презираемы будут. Не удержат они здесь своей кафедры и не будут погребены в своей соборной церкви Матери Божией.

Это пророчество окончательно исполнилось через несколько десятилетий. во время реформ патриарха Никона, когда большинство архипастырей повели себя как «наемники», отпали от правой веры и в Церкви наступил период вдовства. Приняв последнее благословение от святителя, народ в смущении разошелся по своим домам, а Филипп был заключен в обитель. «Мученика долго томили в подвалах московских монастырей, ноги старца забивали в колодки, держали его в оковах, накидывали на шею тяжелую цепь». Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь.

 

Убийство опального митрополита

Прошло около года, как святой Филипп был в заточении. В декабре 1569 года царь Иоанн Грозный двинулся с войском на Новгород, чтобы покарать его за мнимую измену. Когда же при­близился к Твери, вспомнил о заключенном здесь митрополите Филиппе и послал к нему злейшего из своих опричников, Малюту Скуратова, якобы за благословением.

Филипп, предчувствуя свою кончину, говорил окружающим: «Настало время совершения моего подвига; отшествие мое близко». И, приобщившись Святых Таин, спокойно ждал своего конца. Малюта вошел в келию и, смиренно кланяясь, сказал святому: «Владыко, подай благословение царю идти в Великий Новгород».

Зная, зачем пришел посланец царский, святой Филипп ему ответил: «Делай то, зачем ты пришел ко мне, и не искушай меня, лестью испрашивая дар Божий». Тут же опальный митрополит обратился к Богу с молитвой.

Малюта взял подушку и задушил ею святого Филиппа. Потом поспешно вышел из кельи и, сообщив о смерти его настоятелю и братии, стал уко­рять их в небрежении к узнику, который будто бы умер от чрезмерного угара в келье. Малюта приказал вырыть глубокую яму за алтарем соборной церкви и там погребсти многострадальное тело святителя Христова. Не было при этом ни звона колоколов, ни благоухания фимиама, ни, быть может, самого пения церковного, ибо злой опричник спешил скрыть следы своего преступления. И как только могила была сравнена с землей, он немедленно уехал из обители.    

Но скоро гнев Божий постиг гонителей замученного митрополита. Малюта Скуратов в скором времени был убит. Гнев царя постиг всех пастырей, клеветавших на Филиппа, мучивших его, отвернувшихся от него в дни тяжких испытаний.

 

Прославление и почитание митрополита Филиппа

Иноки Соловецкой обители спустя двадцать лет стали просить у царя Феодора Иоанновича (11 мая 1557 — 7 января 1598 гг.) тело митрополита Филиппа. Царь Феодор исполнил просьбу соловецких иноков. Тверской епископ Захария (ум. 1602 г.) не мог ослушаться царского повеления и приказал настоятелю Отроча монастыря пока­зать то место, где был погребен святитель.

Когда раскопали могилу и вскрыли гроб, воздух наполнился благоуханием, которое разливалось от мощей, как бы от мира многоценного; тело святителя было найдено совершенно нетленным, и даже ризы его сохранились в целости. Со всех сторон стали стекаться граждане, чтобы поклониться страстотерпцу Хри­стову. Вручив затем раку с мощами соловецкому игумену Иакову, владыка со всем духовенством, с крестами и хоругвями, при великом стечении народа проводил святыню к берегу реки Волги, откуда старцы соловецкие с радостью повезли ее в свою далекую обитель.           

Нетленное тело святителя Филиппа было погребено под папертью Преображенского собора, при церкви препо­добных Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев. С молитвой к святому Филиппу прибегали не только иноки, но и миряне, окре­стные жители, и получали исцеление от своих недугов.

Впервые церковная служба святителю была напечатала в Минее в 1636 году при патриархе Иосафе I (1634-1640 г. г.). Однако, по мнению исследователей, составлена она была раньше. Местом составления службы считают Соловецкий монастырь, а возможным автором — игумена Иакова (1581-1597 гг.), ученика митрополита Филиппа.


Тропарь, глас 8.

Первопрестольником приемниче, столп православия, истине поборниче, новыи исповедниче, святителю Филиппе, положивыи душу за Христово евангелие. Тем же яко имыи дерзновение к Нему, моли за страну нашу, за град же и люди, почитающих достойно святую память твою.

Кондак, глас 3.

Православию наставника, и истине согласника. Златоустаго ревнителя, русскаго светильника, Филиппа премудраго восхвалим. В пищи словес своих разумно чада своя питая. Языком убо хваление поя, устнама же пение вещая, яко таинник Божия благодати.


В 1646 году, 29 апреля, были присланы из Москвы к соловецкому игумену Илии грамоты от царя Алексия Михайловича и Иосифа, Патриарха Московского, в которых было повелено мощи святи­теля Филиппа положить в новую раку, облачить их в новое одеяние и из-под паперти перенести в Пре­об­раженский собор.

9 июля 1652 года мощи святителя Филиппа были торжественно принесены в Москву (по повелению еще тогда православного царя Алексея Михайловича). Их встречали Крестным ходом с участием царя и церковных иерархов, на месте встречи впоследствии был воздвигнут храм святого Филиппа в Мещанской слободе. Мощи были положены в серебряную раку в Успенском соборе Московского Кремля около иконостаса, где и покоятся ныне.

ruvera.ru

ФИЛИПП (КОЛЫЧЕВ) - Древо

Сщмч. Филипп Московский, икона XX века, из Трапезного Сергиевского храма Троице-Сергиевой лавры.
Филипп II (Колычев) (1507 - 1569), митрополит Московский и всея Руси, святитель

Память 9 января перенесенная со дня кончины 23 декабря, 30 мая в память обретения мощей в 1646 году [1], 31 мая в память перенесения мощей на Соловки, 3 июля в память перенесения мощей в Москву, в Соборе Московских святителей, а также в Соборах Архангельских святых, Московских и Тверских святых

В миру Феодор, происходил из знатного боярского рода Колычевых, занимавших видное место в Боярской думе при дворе московских государей. Он родился в 1507 году. Его отец, Степан Иванович, "муж просвещенный и исполненный ратного духа", попечительно готовил сына к государственному служению. Благочестивая Варвара, мать Феодора, кончившая свои дни в иночестве с именем Варсонофия, сеяла в душе его семена искренней веры и глубокого благочестия. Юный Феодор Колычев прилежал к Священному Писанию и святоотеческим книгам, на которых зиждилось старинное русское просвещение, совершавшееся в Церкви и в духе Церкви. Великий князь Московский, Василий III Иоаннович, отец Иоанна Грозного, приблизил ко двору молодого Феодора, которого, однако, не манила придворная жизнь. Сознавая ее суетность и греховность, Феодор все глубже погружался в чтение книг и посещение храмов Божиих. Жизнь в Москве угнетала молодого подвижника, душа его жаждала иноческих подвигов и молитвенного уединения. Искренняя привязанность к нему юного княжича Иоанна, предвещавшая большое будущее на поприще государственного служения, не могла удержать в граде земном взыскующего Града Небесного.

Монашество

В воскресный день, 5 июня 1537 года, в храме, за Божественной литургией, Феодору особенно запали в душу слова Спасителя: "Никто не может работать двум господам" (Мф. 6, 24), решившие его дальнейшую судьбу. Усердно помолившись Московским чудотворцам, он, не прощаясь с родными, тайно, в одежде простолюдина покинул Москву и некоторое время укрывался от мира в деревне Хижи, близ Онежского озера, добывая пропитание пастушескими трудами. Жажда подвигов привела его в знаменитый Соловецкий монастырь на Белом море. Там он исполнял самые трудные послушания: рубил дрова, копал землю, работал на мельнице. После полутора лет искуса игумен Алексий, по желанию Феодора, постриг его, дав в иночестве имя Филипп и вручив в послушание старцу Ионе (Шамину), собеседнику преподобного Александра Свирского. Под руководством опытных старцев инок Филипп возрастает духовно, усиливает пост и молитву. Игумен Алексий посылает его на послушание в монастырскую кузницу, где святой Филипп с работой тяжелым молотом сочетает делание непрестанной молитвы. К началу службы в храме он всегда являлся первым и последним выходил из него. Трудился он и в хлебне, где смиренный подвижник был утешен небесным знамением. В обители показывали после образ Богоматери "Хлебенный", чрез который Заступница Небесная явила Свое благоволение смиренному Филиппу-хлебнику. По благословению игумена, святой Филипп некоторое время проводит в пустынном уединении, внимая себе и Богу.

Игумен Соловецкий

В 1548 году в Новгороде Великом архиепископ Феодосий посвятил Филиппа во игумена Соловецкой обители. Новопоставленный игумен старался всеми силами поднять духовное значение обители и ее основателей - преподобных Савватия и Зосимы Соловецких. Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров первоначальником Соловецким, преподобным Савватием, обрел каменный крест, стоявший когда-то перед келлией преподобного. Были найдены Псалтирь, принадлежавшая преподобному Зосиме, первому игумену Соловецкому, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца. Обитель духовно возрождалась. Для упорядочения жизни в монастыре был принят новый устав. Святой Филипп построил на Соловках два величественных храма - трапезный храм Успения Божией Матери, освященный в 1557 году, и Преображения Господня. Игумен сам работал как простой строитель, помогая класть стены Преображенского собора. Под северной папертью его он ископал себе могилу, рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветает в обители: учениками святого игумена Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские, Вассиан и Иона Пертоминские.

Для тайных молитвенных подвигов святой Филипп часто удалялся на безмолвие в глухое пустынное место, за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни. Но Господь готовил святого угодника для иного служения и иного подвига. В Москве о соловецком отшельнике вспомнил любивший его когда-то в отроческие годы Иоанн Грозный. Царь надеялся, что найдет в святителе Филиппе верного сподвижника, духовника и советника, который по высоте монашеской жизни ничего общего не будет иметь с мятежным боярством. Святость митрополита, по мнению Грозного, должна была одним кротким духовным веянием укротить нечестие и злобу, гнездившуюся в Боярской думе. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим.

Митрополит Московский

Святитель долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Церкви. Духовной близости с Иоанном он не чувствовал. Он пытался убедить царя уничтожить опричнину, Грозный же старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Грозный царь и святой митрополит пришли к уговору, чтобы святому Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с метрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты. 25 июля 1566 года свершилось посвящение святого Филиппа на кафедру Московских Святителей, к сонму которых предстояло ему вскоре присоединиться.

Но новая волна жесточайших казней, случившаяся в 1567-1568 годах, привела к решению святителя противостать Грозному.

Обличение Святителем царя

Осенью 1567 года, едва царь выступил в поход на Ливонию, как ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками и вновь пролил много крови. Грустно было святому Филиппу, но сознание святительского долга понуждало его смело выступить в защиту казненных. Окончательный разрыв наступил весной 1568 года. В Неделю Крестопоклонную, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, святитель Филипп отказался благословить его, но стал открыто порицать беззакония, творимые опричниками: "учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине". Обличение Владыки прервало благолепие церковной службы. Грозный в гневе сказал: "Нам ли противишься? Увидим твердость твою! - Я был слишком мягок с вами", - добавил царь, по свидетельству очевидцев.

Церковный суд над Святителем

Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь святителя-исповедника была решена. Но Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над Главой Русской Церкви. Над митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы. Нашлись лжесвидетели: к глубокой скорби святителя, это были иноки из возлюбленной им Соловецкой обители, его бывшие ученики и постриженики. Святого Филиппа обвиняли во множестве мнимых преступлений, до колдовства включительно. "Я - пришелец на земле, как и все отцы мои, - смиренно отвечал святитель, готов страдать за истину". Отвергнув все обвинения, святой страдалец пытался прекратить суд, объявив о добровольном сложении митрополичьего сана. Но отречение его не было принято. Мученика ждало новое поругание.

Заточение

Уже по вынесении приговора о пожизненном заточении в темнице, святого Филиппа заставили служить Литургию в Успенском соборе. Это было 8 ноября 1568 года. В середине службы в храм ворвались опричники, всенародно зачитали соборное осуждение, порочившее святителя, сорвали с него архиерейское облачение, одели в рубище, вытолкали из храма и на простых дровнях отвезли в Богоявленский монастырь. Мученика долго томили в подвалах московских монастырей, ноги старца забивали в колодки, держали его в оковах, накидывали на шею тяжелую цепь. Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь.

Кончина

23 декабря 1569 года святитель принял мученическую кончину от руки Малюты Скуратова. Еще за три дня святой старец предвидел окончание своего земного подвига и причастился Святых Таин. По преданию, Малюта с лицемерным смирением подошел к святителю и просил благословения царю. "Не кощунствуй, — сказал ему святой Филипп, — а делай то, зачем пришел". Малюта бросился на святителя и задушил его. Тотчас же вырыли могилу за алтарем храма и опустили в нее священномученика на глазах Малюты.

Почитание

По прошению Соловецкого игумена Иакова, которое было представлено от имени всей братии благоверному царю Феодору Иоанновичу в 1591 году, 11 августа того года мощи игумена-святителя были перенесены в Соловецкий монастырь. Память святителя Филиппа праздновалась Русской Церковью с 1591 года в день его мученической кончины - 23 декабря.

В 1646 году Соловецкий игумен Илия получил грамоты от патриарха Иосифа и царя Алексея Михайловича с торжественным повелением открыть мощи святителя Филиппа. Мощи торжественно поставили в Спасо-Преображенском соборе монастыря. В 1652 году, 3 июля, по царскому указу состоялось перенесение мощей угодника Божия в Успенский собор Московского Кремля. В монастырь для этого прибыло посольство во главе с соловецким постриженником митрополитом Новгородским Никоном, будущим патриархом, который привёз грамоту, в которой царь, излагая свое пожелание видеть мощи святителя в Москве, просит у великого подвижника прощения своему предку. С 1660 года празднование памяти святого было перенесено на 9 января.

В 2018 году его имя внесено в список собора святых Архангельской митрополии [2].

Критика житийной традиции

Известно, что соловецкое "Житие Митрополита Филиппа", лежащее в основе распространенных ныне версий жития святителя, было написано личными врагами святителя, которые за клевету на него были заточены царем на покаяние в Соловецкий монастырь. Так, один из ведущих специалистов-историков в области исследования источников XVI века, Р. Г. Скрынников указывает, что: "авторы его не были очевидцами описываемых событий, но использовали воспоминания живых свидетелей: «старца» Симеона (Семена Кобылина) и соловецких монахов, ездивших в Москву во время суда над Филиппом". «Монахи, ездившие в Москву» были теми самыми, которые стали лжесвидетелями на суде против своего игумена. Их показания послужили единственным основанием для осуждения Собором митрополита Филиппа. «Старец» Симеон был приставом, которому было поручено охранять жизнь святителя в Отрочем монастыре и по чьей преступной халатности, согласно летописи Тверского Отроча монастыря, «святитель неизвестно кем был задушен в своей келье».

Святитель Димитрий Ростовский, который тщательнейшим образом изучил все имевшиеся факты и документы по данному вопросу, составил житие святого Филиппа где нигде не упоминается о том, что царь Иоанн Грозный как-либо причастен к кончине митрополита. В начале XX века профессора, участвовавшие в переводе Четьих Миней святителя Димитрия на русский язык, вместо жития Димитрия Ростовского вставили в русскоязычное издание дополненное Карамзиным «соловецкое житие».

Молитвы

Тропарь святителям Московским: Петру, Алексию, Ионе, Филиппу и Ермогену

Первопристольницы Российстии, / истинии хранителие апостольских преданий, / столпи непоколебимии, Православия наставницы, / Петре, Алексие, Ионо, Филиппе и Ермогене, / Владыку всех молите / мир вселенней даровати, / и душам нашим велию милость.

Тропарь Филиппу II, митр. Московскому и всея России чудотворцу

Первопрестольников преемниче, столпе Православия, / истины поборниче, новый исповедниче, святителю Филиппе, / положивый душу за паству твою. / Темже яко имея дерзновение ко Христу, / моли за град же и люди, чтущия достойно светлую память твою.

Тропарь на перенесение мощей

Радостный возсия день светлаго торжества: / днесь церковная расширяются недра, / приемлюще духовных даров неоскудеемо боготворное сокровище, / струю благодатей неисчерпаемую, / источника чудесем обильна, / чудотворивыя и священныя мощи твоя, / святителю Филиппе. / Темже моли прославившаго тя Дародателя Христа Бога / о воспевающих тя / и кланяющихся священным мощем твоим.

Использованные материалы



[1]  См. оглавление "зелёной" Минеи-май, ч. 3, с. 536, http://files2.regentjob.ru/minea/may3/may3536.html.

[2]  Патриарх Кирилл утвердил празднование Собора святых Архангельской митрополии, официальный сайт Митрополии http://arh-eparhia.ru/news/201/71640

drevo-info.ru

Филипп II Колычев - это... Что такое Филипп II Колычев?

(Федор Степанович) — святитель, митрополит Московский и всея Руси.

† 1569; память 9/22 января, 3/16 июля и 5/18 октября, в воскресенье перед 26 августа в Соборе Московских святых.

Родился 11 февраля 1507 года.

Принадлежал к знатному боярскому роду Колычевых, которые происходили от Андрея Кобылы, боярина времен великого князя Симеона Гордого († 1353) и родоначальника многих дворянских фамилий, в том числе дома Романовых.

Его отец Степан Иванович, "муж просвещенный и исполненный ратного духа", попечительно готовил сына к государственному служению. Благочестивая Варвара, мать Федора, окончившая свои дни в иночестве с именем Варсонофии, воспитывала сына в духе искренней веры и глубокого благочестия. Юный Федор Колычев изучал Священное Писание и святоотеческие книги, на которых зиждилось старинное русское просвещение.

До тридцати лет Федор находился на службе при великокняжеском дворе.

В 1537 году, после подавления мятежа князя Андрея Старицкого, который поддержали в числе других бояр и Колычевы, Федор тайно покинул Москву. Он в одежде простолюдина, не попрощавшись с родными, отправился на Север. Сначала был пастухом у некоего крестьянина Субботы в деревне Хижи, близ Онежского озера, добывая пропитание пастушескими трудами, год прожил боярский сын в Хижах и потом снова продолжил свой путь к Соловецким островам, куда так давно влекло его сердце. В Соловецком монастыре Федор исполнял самые трудные послушания: рубил дрова, копал землю, работал на мельнице. После полутора лет послушнических трудов игумен Алексий (Юренев), по желанию Федора, постриг его, дав в иночестве имя Филипп, и вручил в послушание старцу Ионе Шамину, собеседнику преподобного Александра Свирского († 1533; память 30 августа/12 сентября). Под руководством опытных старцев инок Филипп возрастал духовно, усиливая пост и молитву. Игумен Алексий послал его на послушание в монастырскую кузницу, где святой Филипп с работой тяжелым молотом сочетал делание непрестанной молитвы. К началу службы в храме он всегда являлся первым и последним выходил из него. Трудился он и в хлебне, где смиренный подвижник был утешен небесным знамением. По благословению игумена святой Филипп некоторое время проводил в пустынном уединении, внимая себе и Богу. Соловецкий игумен Алексий по старости и болезни сложил с себя звание игумена и указал на Филиппа как на достойного своего преемника.

По избранию монастырского Собора Филипп (не позже 1547 года) был возведен в сан игумена Соловецкой обители Новгородским архиепископом Феодосием († 1563).

В Соловецком монастыре игумен Филипп положил много трудов по внутреннему и внешнему благоустройству обители. Большие денежные вклады от царя и других благотворителей дали возможность игумену Филиппу выстроить два больших храма: в честь Успения Пресвятой Богородицы, освященный в 1557 году, и Преображения Господня. Игумен сам работал как простой строитель, помогая класть стены Преображенского собора. Под северной папертью его он ископал себе могилу, рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветала в обители: учениками святого игумена Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин Яренгские (память 3/16 июля), Вассиан и Иона Пертоминские (память 12/25 июня). Новопоставленный игумен всеми силами старался поднять духовное значение обители и ее основателей — преподобных Зосимы и Савватия (память 27 сентября/10 октября, 17/30 апреля). Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров первоначальником Соловецким, преподобным Савватием, обрел каменный крест, стоявший некогда перед кельей преподобного. Были найдены Псалтирь, принадлежавшая преподобному Зосиме, первому игумену Соловецкому, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца. В Преображенский собор были перенесены мощи святых Зосимы и Савватия. Для тайных молитвенных подвигов игумен Филипп часто удалялся на безмолвие в глухое пустынное место, за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни.

Деятельность игумена Филиппа сделала Соловецкий монастырь богатейшим промышленным и культурным центром Северной Руси. Строгий аскет и подвижник, Филипп явился образцовым хозяином, обладавшим большим практическим умом, хозяйственной энергией и предприимчивостью. На островах и в поморских вотчинах появились новые хозяйственные и промышленные сооружения, введены были механические усовершенствования в производстве промыслов. На поморских землях увеличилось число соляных варниц и впервые был заведен железный промысел. Для того чтобы пополнить запас пресной воды, был прокопан глубокий пруд и проведено осушение болот. Увеличение пастбищ позволило игумену Филиппу обеспечить монастырь скотом, и на островах появились масло и молоко. Огромное количество ветряных мельниц избавило монахов от невероятно тяжелого труда — размалывать зерно вручную — и дало Соловкам хороший хлеб. Рыболовные и соляные промыслы, организованные игуменом Филиппом в широких размерах, стали снабжать рыбой и солью всю русскую землю.

Своей праведной жизнью Соловецкий игумен стяжал себе всеобщее уважение, и слава о нем и о его жизни распространилась так далеко, что достигла царя Иоанна Грозного. Царь надеялся, что найдет в игумене Филиппе верного сподвижника, духовника и советника, который по высоте монашеской жизни ничего общего не будет иметь с мятежным боярством. Святость Филиппа, по мнению Грозного, должна была одним кротким духовным веянием укротить нечестие и злобу, гнездившуюся в Боярской думе. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим. После долгих отказов Филипп наконец согласился принять высокий святительский сан.

25 июля 1566 года он был хиротонисан в митрополита Московского и всея Руси вместо изнуренного болезнью, а может быть и "душевною горестию", митрополита Афанасия, оставившего митрополию.

Принимая посвящение, Филипп ставил условие иметь за своею совестью право говорить открыто о правде евангельской и печаловаться за опальных, которых тогда во время свирепой и бессердечной опричнины, было очень много. Царь же требовал, чтобы он "в опришнину и в царский домовой обиход не вступался", но вместе с тем соглашался выслушивать советы митрополита по государственным делам, как это было при прежних государях. Это решение было изложено в особом приговоре, подписанном Филиппом и семью епископами.

Первый год святительства Филиппа прошел спокойно. Митрополит занимался делами Церкви, поставил несколько епископов, выстроил в Москве церковь во имя святых Зосимы и Савватия. Отношения его с царем наружно были благоприятными. Неистовства опричнины временно прекратились. Но вскоре вспыхнула новая смута, пошли доносы, клеветы и казни, а опричники опять принялись за грабежи и буйства.

Святитель Филипп, видя беззакония и жестокости опричников, решился противостать Грозному. Это было связано с новой волной казней в 1567—1568 годах. Осенью 1567 года, едва царь выступил в поход на Ливонию, как ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать Польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками. Неустрашимый митрополит стал открыто укорять царя в разорении своего царства и в напрасном пролитии крови народной, заступался за невинно гонимых. Царь в гневе на святителя дошел до озлобления, которое особенно усилилось после открытых столкновений. Окончательный разрыв между царем и митрополитом произошел весной 1568 года. В Неделю Крестопоклонную, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, митрополит Филипп отказался благословить его, но стал открыто порицать беззакония, творимые опричниками: "учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине". Обличение владыки прервало благолепие церковной службы. Грозный в гневе сказал: "Нам ли противишься? Увидим твердость твою! Я был слишком мягок с вами", — добавил царь.

В другой раз, 28 июля, в Новодевичьем монастыре, где был царь с опричниками, митрополит Филипп упрекнул одного из опричников в том, что он стоял в тафье (т. е. в шапке) во время чтения Евангелия. На этот раз царь не сдержал себя, назвал святителя лжецом, мятежником и злодеем. Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь святителя-исповедника была решена. Но Иван Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над главой Русской Церкви. Для сбора обвинительных материалов на Соловки отправили специальную комиссию. Нашлись лжесвидетели: к глубокой скорби святителя, это были иноки из возлюбленной им Соловецкой обители, его бывшие ученики и постриженники. Митрополита Филиппа обвиняли во множестве мнимых преступлений, вплоть до колдовства. "Я пришелец на земле, как и все отцы мои, — смиренно отвечал святитель, — готов страдать за истину". Отвергнув все обвинения, святой страдалец пытался прекратить суд, объявив о добровольном сложении митрополичьего сана. Но отречение его не было принято. Царь хотел превратить извержение митрополита Филиппа из сана в подлинную демонстрацию. Он заявил ему, что "решил послушать в великий праздник, в день святого Михаила, его богослужение". Для развенчания митрополита Филиппа Иван Грозный избрал день Архангела Михаила, который, по представлению царя, олицетворял грозную карающую власть. Во время богослужения в церковь ворвались опричники во главе с царским любимцем Алексеем Басмановым, сорвали с митрополита Филиппа святительские одежды, вытолкали из храма и с бранью и побоями повезли на дровнях в Богоявленский монастырь, где скованного цепями и с колодкою на шее заточили в смрадную келью. Чтобы окончательно сломить дух святого, царь отправил ему в монастырь голову казненного родственника.

Вскоре опального митрополита Филиппа перевели в заточение в Тверской Отроч монастырь. Во время похода на Новгород Иван Грозный проезжал мимо этого монастыря, и начальник опричников, Малюта Скуратов, зашел в келью святителя и задушил его "возглавием" (т. е. подушкой), а настоятелю монастыря сказал, что опальный митрополит умер от угара. Так 23 декабря 1569 года принял мученическую кончину митрополит Филипп. Еще за три дня святой старец предвидел окончание своего земного подвига и причастился Святых Тайн. Тело его было предано земле первоначально там же, в монастыре, за алтарем храма.

В 1591 году, по ходатайству игумена Соловецкой обители Иакова, гроб с нетленным телом святителя был перенесен из Твери в Соловецкий монастырь, где стал благоговейно почитаться. Нетленное тело святителя Филиппа было положено в могилу, приготовленную им для себя еще во время пребывания в этом монастыре под папертью храма во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, около гроба своего бывшего наставника, духовника и уставщика Соловецкой обители иеромонаха Ионы (Шамина).

31 мая 1646 года, после получения игуменом Соловецкого монастыря Илией грамоты патриарха Московского и всея Руси Иосифа (у 1652) от 29 апреля того же года об открытии мощей святителя Филиппа, его святые мощи были торжественно переложены в новую гробницу и поставлены в Преображенском соборе Соловецкой обители.

В 1652 году царь Алексей Михайлович по совещании с патриархом Иосифом и всем Освященным Собором определил перенести мощи святителя Филиппа в Москву. В Соловецкий монастырь было отправлено посольство из духовных и светских лиц во главе с Никоном, митрополитом Новгородским (впоследствии патриарх Московский и всея Руси; † 1681). За литургией в церкви, где почивали мощи святителя, владыка Никон прочел грамоту царя, в которой Алексей Михайлович молил святого мученика отпустить вину прадеда: "Сего ради преклоняю сан свой царский за оного, иже на тя согрешившего, да оставиши ему согрешение его своим к нам пришествием". 9 июля 1652 года мощи святителя Филиппа были торжественно перенесены в Москву. На месте встречи мощей святителя Филиппа московским духовенством и народом был воздвигнут крест, от которого получила свое название Крестовская застава в Москве (у Рижского вокзала). Ныне этот крест хранится в алтаре Московского Знаменского храма. 19 июля мощи были положены в серебряную раку в большом Успенском соборе у юго-восточной двери алтаря, возле иконостаса, где и пребывают доныне.

Через три года на гробницу святителя Филиппа царь Алексей Михайлович возложил пелену, вышитую в "царицыных светлицах", замечательный памятник русского шитья.

Память святителя Филиппа праздновалась Русской Церковью с 1591 года в день его мученической кончины — 23 декабря. С 1660 года празднование было перенесено на 9 января. Празднование перенесения мощей святителя Филиппа вначале совершалось 17 июля. В 1669 году празднование было перенесено на 3 июля.

Труды:

Грамота в Кирилло-Белозерский монастырь по поводу нового похода в Ливонию, датируемая 24 ноября 1567 года // Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской Академии наук: в 4 т. — СПб., 1836. — Т.1, № 275, с. 312—313.

Уставные грамоты для управления монастырскими имениями // Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской Академии наук: в4т. — СПб., 1836. — Т.1, № 221, 258, 268, с. 209—211, 283—285, 303—304. Грамоты святого Филиппа, митрополита Московского и всея России, в Соловецкую обитель // Душеполезное чтение. — 1861. — Ч.З, с. 192—206.

Литература:

Толстой М. В. Рассказы из Истории Русской Церкви. — М., 1901, с. 377—382, прим. 11,12. Шемякин В. И. Москва, ее святыни и памятники. — М., 1896, с. 38.

Шемякин В. И. Краткое описание Соловецкого монастыря. — СПб., 1899, с. 23—30, 41, 42. Щегольков Н. М. Исторические сведения о городе Арзамасе, собранные Николаем Щегольковым. — Арзамас, 1911, с. 19. Димитрий (Самбикин), архиепископ. Месяцеслов святых, всею Русскою Церковию или местно чтимых. — Каменец-Подольск, Тверь, 1892— 1902; 1901, вып. 11, июль, с. 26—29. Протопопов Д. И. Жития святых, чтимых Православною Российской Церковью...: в 12 т. — М., 1884—1885. — Т. 1, с. 147—169. Волкова Е. Митрополит Филипп, (исторический очерк). — Петроград, 1915. Соловьев Е. А. Иоанн Грозный, его жизнь и государственная деятельность. Биографический очерк Е. А. Соловьева. — СПб., 1893 (Жизнь замечательных людей, вып. 73). Едлинский М. Е., священник. Подвижники и страдальцы за веру православную и землю свято-русскую от начала христианства на Руси до позднейших времен: в 2 т. — 2-е изд. — СПб., 1899. — Т. 2, с. 101—111. Поселянин Е. Полное собрание Житий святых православной греко-российской церкви // Под ред. Е. Поселянина. — СПб., б. г., приложение к журналу "Русский паломник", 1908, январь, с. 75—79.

Леонид (Краснопевков), епископ. Жизнь Филиппа святителя митрополита Московского и всея Руси. — М., 1861 и // Душеполезное чтение. — 1861, ч. 2.

Никодим (Кононов), иеромонах. Архангельский патерик. — СПб., 1901, с. 18—30. Мелетий, архимандрит. Историческое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. Составлено тщанием настоятеля Соловецкого монастыря архимандрита Мелетия. — М., 1881, с. 57, 68, 99,167—171. Филарет (Гумилевский), архиепископ. Русские святые, чтимые всею Церковию или местно: Опыт описания жизни их: в 3 т. — 3-е изд., с доп. — СПб., 1882. — Т. 1, январь, с. 18—41. Досифей (Немчинов), архимандрит. Летописец Соловецкий на четыре столетия с 1429— 1833 гг. — 3-е изд. — М., 1833. Досифей (Немчинов), архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание Соловецкого монастыря. — М., 1836. Барсуков Н. П. Источники русской агиографии. — СПб., 1882, с. 566—575.

Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. — Киев, 1913, с. 1405. Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. — М., 1908, с. 10,18, 404, 819. Карамзин Н. М. История государства Российского: в 3 кн. из 12 т. — 3-е изд. — СПб., 1842— 1843. — Т. 9, гл. 2, с. 54, 63; гл. 3, с. 86. Бекетов П. П. Портреты именитых мужей Российской Церкви с приложением их краткого жизнеописания. — М., 1843, с. 3, 4. Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. — СПб., 1899, с. 601, 602.

Краткое историческое описание монастырей Архангелогородской епархии. — Архангельск, 1902, с. 17—23 (Соловецкий монастырь). Церковные вопросы в России, или русские духовные ведомости Браила. — 1896, с. 46. Соловецкий патерик. — М., 1906, с. 44—66. Московский некрополь: в 3 т. — СПб., 1907— 1908. — Т. 3, с. 259.

Леонид (Кавелин), архимандрит. Святая Русь. — СПб., 1891, № 524.

Соловецкий Зосимо-Савватиевский ставропигиальный первого класса монастырь // Живописное обозрение русских святых мест: в 9 вып. — 2-е изд. — Одесса, 1896—1908, вып. 6, с. 51—55, 92.

Начертание жития митрополита Филиппа. — М., 1860.

Филарет (Гумилевский), архиепископ. Обзор русской духовной литературы: в 2 кн. — 3-е изд. — СПб., 1884, с. 125,162. Александро-Невская летопись // Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею: в 39 т. — СПб., 1872— 1927. — Т. 3.

Полное собрание русских летописей: в 24 т. // Изд. Археографическою комиссиею. — СПб., 1841—1921. — Т. 3, с. 162, 253. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной Коллегии иностранных дел: в 5 т. — М, 1813—1894. — Т. 1, № 193.

Устрялов Н. г. Сказания князя Курбского: в 2 т. — 2-е изд. — СПб., 1842, с. 108,109,117—121, 227.

Боярский род Колычевых. — М., 1886, с. 77— 96.

Уманц Я. М. // Древняя и новая Россия. — СПб., 1875—1881.

Валуев Д. А. // Библиотека для воспитания. — 1845.

Исторический вестник. — СПб., 1884, май, с. 275.

— 1888, декабрь, с. 115. — 1889, май, с. 315—316. — 1896, март, с. 920; январь, с. 212. — 1906, август, с. 521. — 1908, октябрь, с. 168. Русская старина. — СПб., 1879, апрель. — с. 736—747.

— 1904, июнь, с. 645; ноябрь, с. 454—455.

Скворцов Н., священник. Московский Кремль // Русский архив. — М., 1893. — Кн. 3, с. 16. Боярин и воевода князь М. Б. Скопин-Шуйский // Русский архив. — М., 1889. — Кн. 2, с. 129, 504—505.

Русский архив. — М., 1912, № 6, с. 214. Журнал Московской Патриархии. — М., 1945, №4, с. 11—18.

Иванов Н. Св. Филипп, митрополит Московский и всея Руси (к 450—й годовщине со дня рождения) // Журнал Московской Патриархии. — М., 1957, № 8, с. 59—66.

Никитин В. А. Великий игумен Соловецкого монастыря // Журнал Московской Патриархии. — М., 1983, № 5.

Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знаний: в 20 т. // Под ред. С. Н. Южакова. — СПб., 1900—1905, т. 19, с. 215.

Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. // Изд. П. П. Сойкина. — СПб., б. г. — Т. 2, с. 2237—2238. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. — СПб., 1890—1907. — Т. 35 (кн. 70), с. 762—764.

Русский биографический словарь: в 25 т. — СПб.; М., 1896—1913. — Т. 21, с. 116—121.

Н. Д[урново]. Девятисотлетие русской иерархии 988—1888. Епархии и архиереи. — М., 1888, с. 13.

Н. Д[урново]. Иерархия Всероссийской Церкви от начала христианства в России и до настоящего времени: в 3 ч. — М., 1892—1898, ч. 1, с. 12. Минея январь. — М., 1983. — Ч. 1, с. 336—338.

Минея июль. — М., 1988. — Ч. 1, с. 128—130. Буланин Д. М. Филипп II // Словарь книжников и книжности Древней Руси. — Л., 1989. — Вып. 2, ч. 2, с. 466—470.

Большая биографическая энциклопедия. 2009.

dic.academic.ru

Филипп Колычев Википедия

Митрополит Филипп II

икона работы Симона Ушакова, 1653 год
Митрополит Московский и всея Руси
25 июля 1566 — 8 ноября 1568
Интронизация 25 июля 1566
Церковь Русская православная церковь
Предшественник Афанасий
Преемник Кирилл IV

Имя при рождении Фёдор Степанович Колычёв
Рождение 11 февраля 1507(1507-02-11)
Москва
Смерть 23 декабря 1569(1569-12-23) (62 года)
Тверь
Похоронен Успенский собор Московского Кремля
Династия Колычёвы
Отец Степан Иванович Стенстур Колычёв
Мать Варвара Колычёва
Принятие монашества ок. 1540 года
День памяти 22 января

Автограф
 Медиафайлы на Викискладе
В Википедии существуют статьи о других людях с именем Филипп и фамилией Колычёв.

Митрополи́т Фили́пп II (в миру Фёдор Степа́нович Колычёв; 11 февраля 1507, Москва — 23 декабря 1569, Тверь) — епископ Русской церкви, митрополит Московский и всея Руси с 1566 по 1568 год, известный обличением злодейств опричников царя Ивана Грозного[1].

До избрания на московскую кафедру был игуменом Соловецкого монастыря, где проявил себя как способный руководитель. Из-за несогласия с политикой Ивана Грозного и открытого выступления против опричнины попал в опалу. Решением церковного собора лишён сана и отправлен в ссылку в тверской Отроч Успенский монастырь, где был убит Малютой Скуратовым.

В 1652 году по инициативе патриарха Никона мощи Филиппа были перенесены в Москву. Он был прославлен для всероссийского почитания как святитель Ф

ru-wiki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о