Майская ночь или утопленница: Майская ночь, или Утопленница, 1953 — Фильмы

Содержание

Майская ночь, или Утопленница, 1953 - Фильмы

Левко – молодой парень-казак. Он безгранично влюблен в девушку Ганну и очень хочет жениться на ней. Однако его отец, сельский голова, противится идее сына. Как не пытался Левко получить его согласие, ничего не выходило: отец упрямо стоит на своем. Помочь парню смогут только нечистые силы. Как-то раз Левко рассказывал своей возлюбленной историю об утопленнице, а теперь ему самому придется встретиться с ней один на один. К чему приведет эта встреча с мистическим персонажем?

Майская ночь, или Утопленница – советский мистический фильм, созданный на основе одноименной повести, написанной классиком русской литературы Николаем Гоголем. Детскую киносказку снял заслуженный деятель искусств, создатель 14 сказочных фильмов – Александр Роу. Сценарий мистической картины написал советский драматург Константин Исаев, который свою известность получил именно благодаря этой работе. Одна из главных ролей досталась народной артистке Татьяне Конюховой. В данном фильме она дебютировала в качестве актрисы, а впоследствии снялась более чем в 60 кинокартинах.

Майская ночь, или Утопленница – бессмертная мистическая история великого писателя. У создателей получилось дополнить захватывающий сюжет атмосферой того периода и колоритом русского народа. Добрая сказка временами устрашает своими поворотами событий, однако от этого еще больше привлекает зрителей. Картина, вышедшая на экраны в середине прошлого века, заслуживает внимания и сегодня, ведь творение талантливого писателя вечное, и не имеет никаких временных ограничений.

Левко – молодой парень-казак. Он безгранично влюблен в девушку Ганну и очень хочет жениться на ней. Однако его отец, сельский голова, противится идее сына. Как не пытался Левко получить его согласие, ничего не выходило: отец упрямо стоит на своем. Помочь парню смогут только нечистые силы. Как-то раз Левко рассказывал своей возлюбленной историю об утопленнице, а теперь ему самому придется встретить

"Майская ночь": краткое содержание повести

После известного описания украинской ночи в повествование врывается изрядно подгулявший Каленик и, кроя на чем свет стоит сельского голову, «косвенными шагами», не без помощи лукавых дивчин, ищет свою хату.

Левко же, распрощавшись с товарищами, возвращается и видит Ганну, говорящую о нем, Левке, с кем-то неразличимым в темноте. Незнакомец бранит Левка, предлагая Ганне свою, более серьезную любовь. Неожиданное появление проказливых парубков и ясной луны открывает разгневанному Левке, что незнакомец сей — отец его. Спугнув голову, он подговаривает парубков проучить его. Сам же голова (о коем известно, что некогда он сопровождал царицу Екатерину в Крым, о чем любит при случае поминать, ныне крив, суров, важен и вдов, живет несколько под каблуком своей свояченицы) уже беседует в хате с винокуром, когда ввалившийся Каленик, беспрестанно браня голову, засыпает на лавке.

Питая все возрастающий гнев хозяина, в хату, разбив стекло, влетает камень, и винокур уместным рассказом о теще своей останавливает проклятия, закипающие на устах головы. Но оскорбительные слова песни за окном вынуждают голову к действиям.
Пойман и брошен в темную комору зачинщик в черном вывороченном тулупе, а голова с винокуром и десятским отправляются к писарю, дабы, изловив буянов, сей же час «резолюцию им всем учинить».

Однако писарь сам уж изловил такого же сорванца и водворил его в сарай. Оспаривая друг у друга честь этой поимки, писарь и голова прежде в коморе, а затем и в сарае находят свояченицу, которую хотят уже и сжечь, сочтя чертом. Когда новый пленник в вывороченном тулупе оказывается Калеником, голова впадает в бешенство, снаряжает оробевших десятских непременно изловить зачинщика, суля немилосердную расправу за нерадение.

Об эту пору Левко в черном своем тулупе и с измазанным сажею лицом, подойдя к старому дому у пруда, борется с овладевающей им дремотой. Глядя на отражение господского дома, замечает он, что окно в нем отворилось, и мрачных ставней вовсе нет. Он запел песню, и затворившееся было окно вновь открылось, и показалась в нем ясная панночка. Плача, жалуется она на укрывшуюся мачеху и сулит Левку награду, если он сыщет ведьму среди утопленниц. Левко глядит на водящих хороводы девушек, все они бледны и прозрачны, но затевают они игру в ворона, и та, что вызвалась быть вороном, кажется ему не такой светлой, как прочие. А когда она хватает жертву и в глазах ее мелькает злоба, «Ведьма!» — говорит Левко, и панночка, смеясь, подает ему записку для головы.

Тут проснувшегося Левку, что держит-таки в руке клочок бумаги и клянет свою неграмотность, хватают десятские с головою. Левко подает записку, что оказывается писаною «комиссаром, отставным поручиком Козьмой Дергачом-Дришпановским» и содержит среди возбранений голове приказ женить Левка Макогоненка на Ганне Петрыченковой, «а также починить мосты по столбовой дороге» и другие важные поручения. На вопросы обомлевшего головы Левко придумывает историю встречи с комиссаром, посулившим якобы заехать к голове на обед. Ободренный такою честью голова сулит Левке помимо нагайки назавтра и свадьбу, заводит свои вечные рассказы про царицу Екатерину, а Левко убегает к известной хате и, перекрестив в окошке спящую Ганну, возвращается домой, в отличие от пьяного Каленика, что все еще ищет и не может найти своей хаты.

Материал предоставлен интернет-порталом briefly. ru, составитель Е. В. Харитонова

Майская ночь | Фестиваль искусств "Балтийские сезоны"

Музыкальный спектакль по мотивам произведения Н.В.Гоголя

«Гоголь. Вечера» — это цикл, состоящий из трех спектаклей, объединённый общим названием и идеей. Cпектакли созданы по мотивам нескольких повестей В.Н. Гоголя, которые связанны между собой общими ассоциациями, историями любви и взаимоотношениями героев. При помощи музыкальных композиций действие достигает  фольклорных, классических и рок-звучаний. Каждая часть — это самостоятельный полноценный спектакль, но смотреть каждую часть можно как по очереди, так и по отдельности.

Спектакль выполнен в жанре саундрама, в основе которого лежит синтез искусств. Благодаря сочетанию драматического искусства, музыки, хореографии на сцене создана уникальная атмосфера гоголевской фантасмагории. Музыканты здесь - актёры, а актеры, в свою очередь, – музыканты, вокалисты и танцоры, музыкальные инструменты становятся полноправными действующими лицами. Характеру и ритму музыки подчинено все: жесты, слова, краски костюмов, декорации.

Изображение гоголевского мира не привязано к конкретному времи или месту. Не то духи, не то люди наполняют пространство украинского хутора. На сцене происходит то весенний праздник, то шабаш ведьм, границы между реальностями стерты. Веселье сменяется тревожными мифическими происшествиями, так же как традиционные песнопения сменяются классической оперой. В поисках современного звучания прозы известного русского писателя, режиссер переосмысляет украинский традиционный фольклор.

После нескольких успешных сезонов проката в Москве, спектакль был представлен на фестивалях в Польше, Белоруссии, Украине, Финляндии, Абхазии, Швейцарии.

 

В спектакле звучит музыка Н.А.Римского-Корсакова и П.И.Чайковского

 

Продолжительность спектакля: 1 час 50 минут без антракта
Ограничение по возрасту 12+

 

Пресса:

«…Проект «Гоголь. Вечера» рассчитан на несколько частей, основан на «Вечерах на хуторе близ Диканьки». В основе — Николай Гоголь украинского периода: поэтический и мистический. Ткань его прозы в спектакле поэтически ритмизирована, интонирована таким искусным и тонким образом, что в любую секунду персонаж продолжает чтение пением и легко вновь возвращается к поэтике литературного первоисточника. И так перед глазами в полном равноправии музыки, действия и танца проносится «Майская ночь или утопленница». Речь и музыка в жанре саундрамы гармонично продолжают и дополняют друг друга, рождая некую новую поэтическую реальность… Панков, как и Гоголь,  имеет в виду не конкретную «Украину», а свой поэтический вымысел, некий субъективный образ Украины, тем спектакль, вероятно, так чист, светел и искрометно смешон»


М.Никитюк, Театральный портал Theatre.ua

 

 

 

 

Режиссер-постановщик
Владимир Панков
Автор либретто-инсценировки
Ирина Лычагина
Музыка
студия SounDrama
Художники-постановщики
Наталья Жолобова
Сергей Агафонов
Музыкальные руководители
Александр Гусев
Сергей Родюков
Хореограф
Сергей Землянский
Художник по свету
Андрей Тарасов
Действующие лица и исполнители:
Актеры и музыканты
Александр Гусев
Андрей Заводюк
Алина Ольшанская
Алиса Эстрина
Анастасия Сычёва
Сергей Родюков
Андрей самойлов
Владимир Нелинов
Инга Сметанина
Сергей Шевченко
Ольга Дёмина
Павел Акимкин
Петр Маркин
Виктор Маминов
Тарас Куценко

Краткое Содержание Майская Ночь или Утопленница Гоголь

Главные герои

Левко

Молодой парубок, сын сельского головы, хорош собою, весел. У него много друзей. Он – душа любой компании. Играет на бандуре, сочиняет песни и сам их поет. Влюблен в молодую девушку по имени Ганна, мечтает жениться на ней. Из-за Ганны у него возникает серьезный конфликт с отцом, который тоже вздумал приударить за девушкой сына.

Ганна

Молоденькая, хорошенькая девушка. Тихая, скромная. Влюблена в Левко, мечтает выйти за него замуж.

Панночка

Панночка жила давно, задолго до начала основных событий. При жизни она была дочерью сотника. Росла она доброй и трудолюбивой девочкой. Кроме того, она была очень красивой. Родители ее очень любили, и все у нее было хорошо. Но мать панночки умирает рано. Через несколько лет отец ее женится на другой женщине. Мачеха долго изводит панночку, выгоняет ее из дому и доводит до самоубийства. Панночка топится и становится русалкой.

Но конфликт с мачехой продолжается и после. Мачеха наделена злой силой, она проникает в круг утопленниц, искусно притворяется одной из них.

Панночка пытается найти мачеху среди утопленниц, да все безуспешно. Помогает ей в этом Левко. Панночка, испытывая чувство благодарности, помогает Левко разрешить ссору с отцом и устроить свадьбу Левко и Ганны.

Панночка – фигура страдающая, мучающаяся тяжелыми воспоминаниями, мечтающая о мести.

Голова

Отец Левко. Вздорный, распущенный старик, испорченный тем, что ему дана некоторая власть. Занимается самоуправством. Не гнушается вступить в конфликт с сыном, приставая к девушке, на которой сын хочет жениться. Глуп, но хитер. Чуть что не то – сразу прикидывается глухим.

Хвастлив. Без конца вспоминает, как когда-то в молодости ему выпала честь сопровождать Екатерину Великую. Этими рассказами он всем порядком надоел. Достаточно зол, но не со всеми, а только с теми, кто ниже по положению. Субординация для него – это просто святое.

Получив записку и поверив в то, что это записка от комиссара, т.е. от более высокого, чем он, начальства, голова беспрекословно отказывается от своих видов на Ганну и моментально меняет все свои планы.

Но, несмотря на все свои многочисленные недостатки, слишком большой неприязни к себе голова не вызывает, т.к. он постоянно попадает в нелепые ситуации, в которых, со всей своей злостью, выглядит растерянным, беспомощным и смешным.

Мачеха панночки

Очень злая, жестокая, бессердечная женщина, которая довела падчерицу до самоубийства. И после смерти она не оставляет бедную Панночку в покое.

Повесть Гоголя «Майская ночь, или Утопленница». Анализ

https://literatura-prosto.site > 5-6 классы > Повесть Гоголя «Майская ночь, или Утопленница». Анализ

Повесть Гоголя «Майская ночь, или Утопленница» была написана в 1829—1830 годах и входит в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». В этом цикле повестей писатель рассказывает о своей родной Украине, об ее интересных поверьях и преданиях. Это была самая первая книга писателя, которая имела большой успех.

План повести

Глава 1. Ганна

Мы знакомимся с девушкой Ганной, или Галей, в которую влюблен парубок Левко, красивой, скромной и робкой. Она просит Левко рассказать ей легенду про большой заброшенный дом напротив ее хаты. Так мы узнаем о злой ведьме-мачехе, которая когда-то сжила со свету дочь пана, жившего в том доме. Падчерица с горя утопилась в том самом пруду, возле которого встречаются Галя и Левко. Став главной среди утопленниц, девушка утопила и мачеху свою, но с той поры не может ее узнать, так как мачеха превратилась в одну из ее подруг.

Глава 2. Голова.

Здесь мы узнаем о сельской голове (старосте) — отце Левко.

Глава начинается знаменитым лирическим отступлением — «Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! (…)»

Образ старосты показан иронически:

Голова крив; но зато одинокий глаз его злодей и далеко может увидеть хорошенькую поселянку. Не прежде, однако ж, он наведет его на смазливое личико, пока не обсмотрится хорошенько, не глядит ли откуда свояченица.

Тогда мы понимаем, что «свояченица» — вовсе ему не родственница, а сожительница, потом он и боится ее ревности.

Глава 3. Неожиданный соперник. Заговор.

Левко узнает, что его отец ходит к Ганне, но та не хочет его ухаживаний, любя Левко. Теперь он понимает, почему отец не давал ему благословения на свадьбу. Кстати, сюжет об отце, который имеет виды на ту же девушку, что и сын, напоминает нам отца братьев Карамазовых из романа Достоевского «Братья Карамазовы». Левко решает проучить отца и сговаривается с парубками «побесить хорошенько сегодня голову».

Глава 4. Парубки гуляют.

Парубки камнем выбивают голове окно и громко поют песню о похотливости старика. Не удается поймать ловкого зачинщика, перемазанного черной сажей.

Глава 5. Утопленница.

В этой главе незаметно в повесть вкрадывается фантастическое, в момент, когда парубку Левко хочется заснуть на берегу пруда:

Нет, эдак я засну еще здесь!» — говорил он, подымаясь на ноги и протирая глаза. Оглянулся: ночь казалась перед ним еще блистательнее. Какое-то странное, упоительное сияние примешалось к блеску месяца.
Никогда еще не случалось ему видеть подобного.

Итак, пейзаж становится фантастическим: появляется иной, сверхъестественный свет, исходящий не от луны. И начинается сон Левко, который тем не менее показан как реальность: заброшенный дом превращается в новый и чистый, Левко видит в его окне панночку-утопленницу из сельской легенды, и та просит его найти ее мачеху среди духов, которые все на одно лицо:

Она приняла на себя вид утопленницы; но я знаю, но я слышу, что она здесь. Мне тяжело, мне душно от ней. Я не могу чрез нее плавать легко и вольно, как рыба. Я тону и падаю на дно, как ключ. Отыщи ее, парубок!

Левко быстро узнал ведьму в утопленнице с хищными повадками, которая с удовольствием играла в хищного ворона. В награду за поимку ведьмы утопленница дарит парубку записку, которая должна помочь ему жениться на Ганне.

Глава 6. Пробуждение.

Левко просыпается ото сна, но видит в руке настоящую записку. Отец находит наконец зачинщика дерзости в черном тулупе, изумляясь, что им оказался его сын. Записка оказалась от комиссара с требованием женить Левко на Ганне. Покоряясь столь важному человеку, отец отдает приказ завтра же обвенчаться молодым. А ночь подходит к концу:

Так же торжественно дышало в вышине, и ночь, божественная ночь, величественно догорала.
Главные герои повести

Главные герои повести — молодые люди, живущие на хуторе : Ганна и Левко.

Левко всем сердцем влюблен в девушку. Мы узнаем об этом потому, что он ласково зовет ее «Галю», «моя Галя», в песне зовет ее «мое серденько», а также говорит про нее «моя ясноокая красавица», «сердце мое, рыбка моя, ожерелье», «моя красная калиночка».

Как мы уже сказали, у Левко нет никаких шансов получить у отца согласие на брак с девушкой. В те времена без этого согласия невозможно было жениться.

Ганна очень близка и симпатична автору, поскольку она красива не только внешне, но и душой. Например, она очень поэтично описывает звезды, представляя себе, что это ангелы. Она восхищается природой:

« Как тихо колышется вода, будто дитя в люльке!»

Ее описание природы в этом похоже на мнение самого автора: он восторженно описывает украинскую ночь и природу своего родного края.

Оба героя наивны и простодушны. Галя искренне верит, что есть «где-то, в какой-то далекой земле, такое дерево, которое шумит вершиною в самом небе, и Бог сходит по нем на землю ночью перед светлым праздником», и что звезды — это ангелы, глядящие с неба:

Посмотри: вон-вон далеко мелькнули звездочки: одна, другая, третия, четвертая, пятая… Не правда ли, ведь это ангелы Божии поотворяли окошечки своих светлых домиков на небе и глядят на нас? Да, Левко? Ведь это они глядят на нашу землю?

В своем одиночестве среди завистливых людей местности и в своем желании полететь, оторваться от страшной реальности она напоминает героиню Островского Катерину из пьесы «Гроза», которая будет написана гораздо позднее. Галя так же чиста и возвышенна, она мечтает:

Что, если бы у людей были крылья, как у птиц, — туда бы полететь, высоко, высоко… Ух, страшно!

Фантастические герои повести — это ведьма, панночка-утопленница и другие девушки-призраки

Художественные особенности произведения

Повесть необыкновенно поэтична. Перечислим средства выразительности, которые делают повествование очень эмоциональным и лиричным:

Метафоры: «Звонкая песня лилась рекою по улицам села***»

«вечер (…) мечтательно обнимал синее небо» (метафора-олицетворение)

Ганна обращается к парубку, «задумчиво потопив в него свои очи».

небесный свод – «Горит и дышит он».

Эпитеты: «вечер, вечно задумавшийся» (эпитет- олицетворение).

риторические вопросы: Чья же это хата? Чья это дверь?

Риторические восклицания: Божественная ночь! Очаровательная ночь!

Повтор: Божественная ночь! Очаровательная ночь! (…) Божественная ночь! Очаровательная ночь!

Еще одна особенность повести — реальность переплетается со сном: с фантастическим, параллельным миром. А романтизм (в пейзаже, в легендах) смешивается с реализмом.

Реалистически показана украинская речь (в песнях Левко на украинском языке, в отдельных словах и выражениях), а также речь пьяного козака:

«Вот что, а не то что… — продолжал он, подходя к первой попавшейся хате, и остановился перед окошком, скользя пальцами по стеклу и стараясь найти деревянную ручку.
— Баба, отворяй! Баба, живей, говорят тебе, отворяй! Козаку спать пора!»

Романтичный возвышенный тон перемежается в тексте с юмором, иронией, сатирой. Пример иронии:

И с той поры голова, об чем бы ни заговорили с ним, всегда умеет поворотить речь на то, как он вез царицу и сидел на козлах царской кареты. Голова любит иногда прикинуться глухим, особливо если услышит то, чего не хотелось бы ему слышать.

В чем же заключается главная мысль повести?

Вроде бы в повести добро торжествует над злом. Злая ведьма хоть и поздно, но наказана. Однако происходит это лишь в потустороннем мире, да и то совершенно случайно.

Левко помог во сне усопшей панночке, а она помогла ему в реальности. Но без этого сказочного вмешательства утонувшей панночки, то есть утопленницы, счастье главных героев не стало бы никогда возможным. Получается, лишь фантастические герои способны устроить земное счастье главным героям.

«Майская ночь, или Утопленница». Усопшая панночка, то есть Утопленница

Поэтому главная мысль произведения не однозначно оптимистична. Автор дает понять, что счастье в земном реальном мире — часто невозможная вещь.

Вам также может быть интересно:

Герои повести «Капитанская дочка»

Средства выразительности в басне Л.Н.Толстого «Два товарища»

Второстепенные герои

Каленик

Пьяница. Вечно напивается и шатается по селу, не может найти свой дом. Выглядит комично.

Винокур

Гость в доме головы. Курит без остановки. Любит вести долгие разговоры. Из-за случая, приключившегося однажды с его покойной тещей, стал суеверным.

Свояченица

Попадает в самую гущу событий, когда Левко начинает проворачивать свои затеи, направленные против отца. Вместо Левко попадает под запор.

Анализ произведения

В произведении описаны основные и второстепенные персонажи. К главным героям относят молодого парня Левко, его невесту Ганну и панночку, которая явилась парубку во сне.

Краткое содержание

Теплый весенним вечером молодежь гуляла, пела песни. Левко пришел к своей возлюбленной, сказал ей, что отец против их свадьбы. Ганна расспрашивала парня про странный дом, где никто не живет. В ответ она услышала историю о молодой панночке.

В этом доме жил овдовевший сотник, у него была дочь. Мужчина решил жениться второй раз. Новая супруга не нашла общий язык с его дочерью. Мачеха ненавидела падчерицу. Как-то на панночку накинулась черная кошка и принялась ее душить.

Девушка смогла отрубить ей лапу и избавиться от хватки. Кошка сразу сбежала. Поутру мачеха появилась с перевязанной рукой. Сразу стало ясно, что она ведьма.

Женщина стала уговаривать мужа, чтобы он прогнал дочь. Мужчина не устоял и выгнал панночку из дома. Девушка не выдержала этого и утопилась в озере.

Панночка стала ждать, когда к озеру подойдет ведьма. Дождавшись, она схватила ее и затащила в воду. Но когда ей это удалось, мачеха обернулась одной из утопленниц. Панночка не могла найти покой.

После рассказа этой истории Левко пошел домой. Спустя некоторое время парубок проходил мимо дома возлюбленной. Она была с мужчиной. Левко услышал, как какой-то незнакомец признавался ей в любви. Это оказался отец. Парень решил проучить его. Он позвал на помощь своих друзей. Те разбили окошко, стали распевать песни про главу, который пристает к молоденьким девицам. Отец схватил сына и посадил его в камеру. Друзья смогли подменить Левко на свояченицу главы.

Парень отправился к пруду и каким-то образом оказался рядом с домом панночки (то ли наяву, то ли во сне). В окне стояла девушка, она попросила парубка помочь ей найти мачеху, чтобы наказать. Ему привиделась женщина, среди русалок, будто она его схватила. У нее было тело другое, а внутри что-то чернело. Левко указал на эту женщину. Панночка пообещала ему помочь устранить соперника и заполучить Ганну. Парубок получил какую-то записку и тут же проснулся.

Оказалось, что сон был явью. В записке был приказ отцу от комиссара, где говорилось, что он должен был немедленно женить сына на Ганне. Парубок смотрел с нежностью на свою невесту. Уже завтра они будут мужем и женой.

Основная мысль

Гоголь на примере героев показывает читателям трагичность повседневной жизни. Любви и красоте сопутствуют разрушение и смерть. Рядом с чистым находится ложное и ужасное, а с добрым — злое, демоническое. Автор с любовью описывает природу, с трепетом относится к своей культуре. Он показывает, как герои борются со злом, например, Левко с родным отцом, панночка с мачехой.

Писатель описывает сострадание и сочувствие, особенно это видно в эпизоде, когда Левко помогает утопленнице.

Таким образом, можно сказать, что основные мысли этого произведения следующие:

  • Добро всегда побеждает зло.
  • Все зависит от самого человека, его желаний и целей.
  • Каждый получит по заслугам. А это значит, если человек добрый и смелый, то у него будет все, что он хочет.

Телевизионный фильм «Майская ночь, или Утопленница» на канале «ТВ-3» , Владивосток

Мистическая фантазия по одноименной повести Н. В. Гоголя. Герой картины - молодой казак Левко - без памяти влюблен в красавицу Ганну, но отец юноши, сельский глава, категорически против того, чтобы сын имел отношения с простой казачкой. Он не дает своего согласия на венчание молодых. Отец настолько упрям, что Левко идет на всяческие ухищрения, чтобы получить желаемое.

ТВ-3
Ошибка в расписании

Суббота 10:15

Майская ночь, или Утопленница

Канал «ТВ-3»


В это время была передача:

Ваше сообщение будет рассмотрено в ближайшее время. Спасибо!

Мистическая фантазия по одноименной повести Н. В. Гоголя. Герой картины - молодой казак Левко - без памяти влюблен в красавицу Ганну, но отец юноши, сельский глава, категорически против того, чтобы сын имел отношения с простой казачкой. Он не дает своего согласия на венчание молодых. Отец настолько упрям, что Левко идет на всяческие ухищрения, чтобы получить желаемое.

Продолжительность

1 час 15 минут (75 минут)

В ролях

Галина Григорьева, Татьяна Конюхова, Георгий Милляр, Александр Хвыля, Лилия Юдина, Александр Жуков, Николай Досенко, Габриэль Нелидов

Режиссер

Александр Роу

Производство

Студия Горького

СССР

1952

Гоголь Н.

В. Майская ночь, или Утопленница
Ворог його батька знає!
почнуть що-нибудь робить люди
хрещенi, то мурдуютця, мурдуютця,
мов хорти за зайцем, а все
щось не до шмигу; тiльки ж
куди чорт уплетецця, то верть
хвостиком — так де воно й вiзмецця, неначе з неба.
[3]

I. Ганна

Звонкая песня лилась рекою по улицам села***. Было то время, когда, утомленные дневными трудами и заботами, парубки и девушки шумно собирались в кружок, в блеске чистого вечера, выливать свое веселье в звуки, всегда неразлучные с уныньем. И вечер, вечно задумавшийся, мечтательно обнимал синее небо, преобращая все в неопределенность и даль. Уже и сумерки; а песни все не утихали. С бандурою в руках пробирался ускользнувший от песельников молодой козак Левко, сын сельского головы[4]. На козаке решетиловская шапка[5]. Козак идет по улице, бренчит рукою по струнам и подтанцывает. Вот он тихо остановился перед дверью хаты, уставленной невысокими вишневыми деревьями. Чья же это хата? Чья это дверь? Немного помолчавши, заиграл он и запел:

Сонце нызенько, вечер блызенько,
Выйды до мене, мое серденько!

«Нет, видно, крепко заснула моя ясноокая красавица! — сказал козак, окончивши песню и приближась к окну. — Галю, Галю! ты спишь, или не хочешь ко мне выйти? Ты боишься, верно, чтобы нас кто не увидел, или не хочешь, может быть, показать белое личико на холод! Не бойся: никого нет. Вечер тепел. Но если бы и показался кто, я прикрою тебя свиткою, обмотаю своим поясом, закрою руками тебя — и никто нас не увидит. Но если бы и повеяло холодом, я прижму тебя поближе к сердцу, отогрею поцелуями, надену шапку свою на твои беленькие ножки. Сердце мое, рыбка моя, ожерелье! выгляни на миг. Просунь сквозь окошечко хоть белую ручку свою… Нет, ты не спишь, гордая дивчина! — проговорил он громче и таким голосом, каким выражает себя устыдившийся мгновенного унижения. — Тебе любо издеваться надо мною; прощай!» Тут он отворотился, насунул набекрень свою шапку и гордо отошел от окошка, тихо перебирая струны бандуры. Деревянная ручка у двери в это время завертелась: дверь распахнулась со скрыпом, и девушка на поре семнадцатой весны, обвитая сумерками, робко оглядываясь и не выпуская деревянной ручки, переступила через порог. В полуясном мраке горели приветно, будто звездочки, ясные очи; блистало красное коралловое монисто[6], и от орлиных очей парубка не могла укрыться даже краска, стыдливо вспыхнувшая на щеках ее. «Какой же ты нетерпеливой, — говорила она ему вполголоса. — Уже и рассердился! Зачем выбрал ты такое время: толпа народу шатается то и дело по улицам… Я вся дрожу…»

— О, не дрожи, моя красная калиночка! Прижмись ко мне покрепче! — говорил парубок, обнимая ее, отбросив бандуру, висевшую на длинном ремне у него на шее, и садясь вместе с нею у дверей хаты. — Ты знаешь, что мне и часу не видать тебя горько.

— Знаешь ли, что я думаю, — прервала девушка, задумчиво потопив в него свои очи. — Мне все что-то будто на ухо шепчет, что вперед нам не видаться так часто. Недобрые у вас люди: девушки все глядят так завистливо, а парубки… Я примечаю даже, что мать моя с недавней поры стала суровее приглядывать за мною. Признаюсь, мне веселее у чужих было. — Какое-то движение тоски выразилось на лице ее при последних словах.

— Два месяца только в стороне родной и уже соскучилась! Может, и я надоел тебе?

— О, ты мне не надоел, — молвила она, усмехнувшись. — Я тебя люблю, чернобровый козак! За то люблю, что у тебя карие очи, и как поглядишь ты ими — у меня как будто на душе усмехается: и весело, и хорошо ей; что приветливо моргаешь ты черным усом своим; что ты идешь по улице, поешь и играешь на бандуре, и любо слушать тебя.

— О, моя Галя! — вскрикнул парубок, целуя и прижимая ее сильнее к груди своей.

— Постой! полно, Левко! Скажи наперед, говорил ли ты с отцом своим?

— Что? — сказал он, будто проснувшись. — Да, что я хочу жениться, а ты выйти за меня замуж — говорил. — Но как-то унывно зазвучало в устах его это слово: говорил.

— Что же?

— Что станешь делать с ним? Притворился старый хрен, по своему обыкновению, глухим: ничего не слышит и еще бранит, что шатаюсь Бог знает где и повесничаю с хлопцами по улицам. Но не тужи, моя Галю! Вот тебе слово козацкое, что уломаю его.

— Да тебе только стоит, Левко, слово сказать — и все будет по-твоему. Я знаю это по себе: иной раз не послушала бы тебя, а скажешь слово — и невольно делаю, что тебе хочется. Посмотри, посмотри! — продолжала она, положив голову на плечо ему и подняв глаза вверх, где необъятно синело теплое украинское небо, завешенное снизу кудрявыми ветвями стоявших перед ними вишен. — Посмотри: вон-вон далеко мелькнули звездочки: одна, другая, третия, четвертая, пятая… Не правда ли, ведь это ангелы Божии поотворяли окошечки своих светлых домиков на небе и глядят на нас? Да, Левко? Ведь это они глядят на нашу землю? Что, если бы у людей были крылья, как у птиц, — туда бы полететь, высоко, высоко… Ух, страшно! Ни один дуб у нас не достанет до неба. А говорят, однако же, есть где-то, в какой-то далекой земле, такое дерево, которое шумит вершиною в самом небе, и Бог сходит по нем на землю ночью перед светлым праздником.

— Нет, Галю; у Бога есть длинная лестница от неба до самой земли. Ее становят перед светлым воскресением святые архангелы; и как только Бог ступит на первую ступень, все нечистые духи полетят стремглав и кучами попадают в пекло, и оттого на Христов праздник ни одного злого духа не бывает на земле.

— Как тихо колышется вода, будто дитя в люльке! — продолжала Ганна, указывая на пруд, угрюмо обставленный темным кленовым лесом и оплакиваемый вербами, потопившими в нем жалобные свои ветви. Как бессильный старец, держал он в холодных объятиях своих далекое, темное небо, обсыпая ледяными поцелуями огненные звезды, которые тускло реяли среди теплого ночного воздуха, как бы предчувствуя скорое появление блистательного царя ночи. Возле леса, на горе, дремал с закрытыми ставнями старый деревянный дом; мох и дикая трава покрывали его крышу; кудрявые яблони разрослись перед его окнами; лес, обнимая своею тенью, бросал на него дикую мрачность; ореховая роща стлалась у подножия его и скатывалась к пруду.

— Я помню, будто сквозь сон, — сказала Ганна, не спуская глаз с него, — давно, давно, когда я еще была маленькою и жила у матери, что-то страшное рассказывали про дом этот. Левко, ты, верно, знаешь, расскажи!..

— Бог с ним, моя красавица! Мало ли чего не расскажут бабы и народ глупой. Ты себя только потревожишь, станешь бояться и не заснется тебе покойно.

— Расскажи, расскажи, милой, чернобровой парубок! — говорила она, прижимаясь лицом своим к щеке его и обнимая его. — Нет! ты, видно, не любишь меня, у тебя есть другая девушка. Я не буду бояться; я буду спокойно спать ночь. Теперь-то не засну, если не расскажешь. Я стану мучиться, да думать… Расскажи, Левко!..

— Видно, правду говорят люди, что у девушек сидит черт, подстрекающий их любопытство. Ну, слушай. Давно, мое серденько, жил в этом доме сотник[7]. У сотника была дочка, ясная панночка, белая как снег, как твое личико. Сотникова жена давно уже умерла; задумал сотник жениться на другой. «Будешь ли ты меня нежить по-старому, батьку, когда возьмешь другую жену?» — «Буду, моя дочка; еще крепче прежнего стану прижимать тебя к сердцу! Буду, моя дочка; еще ярче стану дарить серьги и монисты!» — Привез сотник молодую жену в новый дом свой. Хороша была молодая жена. Румяна и бела собою была молодая жена; только так страшно взглянула на свою падчерицу, что та вскрикнула, ее увидевши, и хоть бы слово во весь день сказала суровая мачеха. Настала ночь: ушел сотник с молодою женой в свою опочивальню; заперлась и белая панночка в своей светлице. Горько сделалось ей; стала плакать. Глядит, страшная черная кошка крадется к ней; шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу. В испуге вскочила она на лавку: кошка за нею. Перепрыгнула на лежанку: кошка и туда, и вдруг бросилась к ней на шею и душит ее. С криком оторвавши от себя, кинула на пол; опять крадется страшная кошка. Тоска ее взяла. На стене висела отцовская сабля. Схватила ее и бряк по полу — лапа с железными когтями отскочила, и кошка с визгом пропала в темном углу. Целый день не выходила из светлицы своей молодая жена; на третий день вышла с перевязанною рукой. Угадала бедная панночка, что мачеха ее ведьма и что она ей перерубила руку. На четвертый день приказал сотник своей дочке носить воду, мести хату, как простой мужичке, и не показываться в панские покои. Тяжело было бедняжке; да нечего делать: стала выполнять отцовскую волю. На пятый день выгнал сотник свою дочку босую из дому и куска хлеба не дал на дорогу. Тогда только зарыдала панночка, закрывши руками белое лицо свое: «Погубил ты, батьку, родную дочку свою! Погубила ведьма грешную душу твою! Прости тебя Бог; а мне, несчастной, видно, не велит Он жить на белом свете!..» И вон, видишь ли ты… — Тут оборотился Левко к Ганне, указывая пальцем на дом. — Гляди сюда: вон, подалее от дома, самый высокий берег! С этого берега кинулась панночка в воду, и с той поры не стало ее на свете…

— А ведьма? — боязливо прервала Ганна, устремив на него прослезившиеся очи.

— Ведьма? Старухи выдумали, что с той поры все утопленницы выходили, в лунную ночь, в панский сад греться на месяце; и сотникова дочка сделалась над ними главною. В одну ночь увидела она мачеху свою возле пруда, напала на нее и с криком утащила в воду. Но ведьма и тут нашлась: оборотилась под водою в одну из утопленниц и через то ушла от плети из зеленого тростника, которою хотели ее бить утопленницы. Верь бабам! Рассказывают еще, что панночка собирает всякую ночь утопленниц и заглядывает поодиночке каждой в лицо, стараясь узнать, которая из них ведьма; но до сих пор не узнала. И если попадется из людей кто, тотчас заставляет его угадывать, не то грозит утопить в воде. Вот, моя Галю, как рассказывают старые люди!.. Теперешний пан хочет строить на том месте винницу и прислал нарочно для того сюда винокура…[8] Но я слышу говор. Это наши возвращаются с песен. Прощай, Галю! Спи спокойно; да не думай об этих бабьих выдумках! — Сказавши это, он обнял ее крепче, поцеловал и ушел.

— Прощай, Левко! — говорила Ганна, задумчиво вперив очи на темный лес.

Огромный огненный месяц величественно стал в это время вырезываться из земли. Еще половина его была под землею; а уже весь мир исполнился какого-то торжественного света. Пруд тронулся искрами. Тень от деревьев ясно стала отделяться на темной зелени. «Прощай, Ганна!» — раздались позади ее слова, сопровождаемые поцелуем. «Ты воротился!» — сказала она, оглянувшись; но, увидев перед собою незнакомого парубка, отвернулась в сторону. «Прощай, Ганна!» — раздалось снова, и снова поцеловал ее кто-то в щеку. «Вот принесла нелегкая и другого!» — проговорила она с сердцем. «Прощай, милая Ганна!» — «Еще и третий!» — «Прощай! прощай! прощай, Ганна!» — и поцелуи засыпали ее со всех сторон. «Да тут их целая ватага!» — кричала Ганна, вырываясь из толпы парубков, наперерыв спешивших обнимать ее. — «Как им не надоест беспрестанно целоваться! Скоро, ей-богу, нельзя будет показаться на улице!» Вслед за сими словами дверь захлопнулась, и только слышно было, как с визгом задвинулся железный засов.

II. Голова

Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее. С середины неба глядит месяц. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно-душен, и полон неги, и движет океан благоуханий. Божественная ночь! Очаровательная ночь! Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную тень от себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак вод их угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов. Девственные чащи черемух и черешень пугливо протянули свои корни в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник — ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их. Весь ландшафт спит. А вверху все дышит; все дивно, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине. Божественная ночь! Очаровательная ночь! И вдруг все ожило: и леса, и пруды, и степи. Сыплется величественный гром украинского соловья, и чудится, что и месяц заслушался его посереди неба… Как очарованное, дремлет на возвышении село. Еще белее, еще лучше блестят при месяце толпы хат; еще ослепительнее вырезываются из мрака низкие их стены. Песни умолкли. Все тихо. Благочестивые люди уже спят. Где-где только светятся узенькие окна. Перед порогами иных только хат запоздалая семья совершает свой поздний ужин.

— Да, гопак не так танцуется! То-то я гляжу, не клеится все. Что ж это рассказывает кум?.. А, ну: гоп трала! гоп трала! гоп, гоп, гоп! — Так разговаривал сам с собою подгулявший мужик средних лет, танцуя по улице. — Ей-богу, не так танцуется гопак! Что мне лгать! ей-богу не так! А, ну: гоп трала! гоп трала! гоп, гоп, гоп!

— Вот, одурел человек! добро бы еще хлопец какой, а то старый кабан, детям на смех, танцует ночью по улице! — вскричала проходящая пожилая женщина, неся в руке солому. — Ступай в хату свою! Пора спать давно!

— Я пойду! — сказал, остановившись, мужик. — Я пойду. Я не посмотрю на какого-нибудь голову. Что он думает, дидько б утысся его батькови[9], что он голова, что он обливает людей на морозе холодною водою, так и нос поднял! Ну, голова, голова. Я сам себе голова. Вот, убей меня Бог! Бог меня убей, я сам себе голова. Вот что, а не то что… — продолжал он, подходя к первой попавшейся хате, и остановился перед окошком, скользя пальцами по стеклу и стараясь найти деревянную ручку. — Баба, отворяй! Баба, живей, говорят тебе, отворяй! Козаку спать пора!

— Куда ты, Каленик? Ты в чужую хату попал! — закричали, смеясь, позади его девушки, ворочавшиеся с веселых песней. — Показать тебе твою хату?

— Покажите, любезные молодушки!

— Молодушки? слышите ли, — подхватила одна, — какой учтивый Каленик! За это ему нужно показать хату… но нет, наперед потанцуй!

— Потанцевать?.. эх вы, замысловатые девушки! — протяжно произнес Каленик, смеясь и грозя пальцем и оступаясь, потому что ноги его не могли держаться на одном месте. — А дадите перецеловать себя? Всех перецелую, всех!.. — и косвенными шагами пустился бежать за ними. Девушки подняли крик, перемешались; но после, ободрившись, перебежали на другую сторону, увидя, что Каленик не слишком был скор на ноги.

— Вон твоя хата! — закричали они ему, уходя и показывая на избу, гораздо поболее прочих, принадлежавшую сельскому голове. Каленик послушно побрел в ту сторону, принимаясь снова бранить голову.

Но кто же этот голова, возбудивший такие невыгодные о себе толки и речи? О, этот голова важное лицо на селе. Покамест Каленик достигнет конца пути своего, мы, без сомнения, успеем кое-что сказать о нем. Все село, завидевши его, берется за шапки; а девушки, самые молоденькие, отдают добридень[10]. Кто бы из парубков не захотел быть головою! Голове открыт свободный вход во все тавлинки[11]; и дюжий мужик почтительно стоит, снявши шапку, во все продолжение, когда голова запускает свои толстые и грубые пальцы в его лубошную табакерку. В мирской сходке, или громаде, несмотря на то, что власть его ограничена несколькими голосами, голова всегда берет верх и почти по своей воле высылает, кого ему угодно, ровнять и гладить дорогу, или копать рвы. Голова угрюм, суров с виду и не любит много говорить. Давно еще, очень давно, когда блаженной памяти великая царица Екатерина ездила в Крым[12], был выбран он в провожатые; целые два дни находился он в этой должности и даже удостоился сидеть на козлах[13] с царицыным кучером. И с той самом поры еще голова выучился раздумно и важно потуплять голову, гладить длинные, закрутившиеся вниз усы и кидать соколиный взгляд исподлобья. И с той поры голова, об чем бы ни заговорили с ним, всегда умеет поворотить речь на то, как он вез царицу и сидел на козлах царской кареты. Голова любит иногда прикинуться глухим, особливо если услышит то, чего не хотелось бы ему слышать. Голова терпеть не может щегольства: носит всегда свитку черного домашнего сукна, перепоясывается шерстяным цветным поясом, и никто никогда не видал его в другом костюме, выключая разве только времени проезда царицы в Крым, когда на нем был синий козацкий жупан. Но это время вряд ли кто мог запомнить из целого села; а жупан держит он в сундуке под замком. Голова вдов; но у него живет в доме свояченица, которая варит обедать и ужинать, моет лавки, белит хату, прядет ему на рубашки и заведывает всем домом. На селе поговаривают, будто она совсем ему не родственница; но мы уже видели, что у головы много недоброжелателей, которые рады распускать всякую клевету. Впрочем, может быть, к этому подало повод и то, что свояченице всегда не нравилось, если голова заходил в поле, усеянное жницами, или к козаку, у которого была молодая дочка. Голова крив; но зато одинокий глаз его злодей и далеко может увидеть хорошенькую поселянку. Не прежде, однако ж, он наведет его на смазливое личико, пока не обсмотрится хорошенько, не глядит ли откуда свояченица[14]. Но мы почти все уже рассказали, что нужно, о голове; а пьяный Каленик не добрался еще и до половины дороги и долго еще угощал голову всеми отборными словами, какие могли только вспасть на лениво и несвязно поворачивавшийся язык его.

III. Неожиданный соперник. Заговор

«Нет, хлопцы, нет, не хочу! Что за разгулье такое! Как вам не надоест повесничать? И без того уже прослыли мы, Бог знает, какими буянами. Ложитесь лучше спать!» Так говорил Левко разгульным товарищам своим, подговаривавшим его на новые проказы. «Прощайте, братцы! покойная вам ночь!» и быстрыми шагами шел от них по улице. «Спит ли моя ясноокая Ганна?» — думал он, подходя к знакомой нам хате с вишневыми деревьями. Среди тишины послышался тихий говор. Левко остановился. Между деревьями забелела рубашка… «Что это значит?» — подумал он и, подкравшись поближе, спрятался за дерево. При свете месяца блистало лицо стоявшей перед ним девушки… Это Ганна! Но кто же этот высокий человек, стоявший к нему спиною? Напрасно обсматривал он: тень покрывала его с ног до головы. Спереди только он был освещен немного; но малейший шаг вперед Левка уже подвергал его неприятности — быть открытым. Тихо прислонившись к дереву, решился он остаться на месте. Девушка ясно выговорила его имя. «Левко? Левко еще молокосос! — говорил хрипло и вполголоса высокий человек. — Если я встречу его когда-нибудь у тебя, я его выдеру за чуб…» — «Хотелось бы мне знать, какая это шельма похваляется выдрать меня за чуб!» — тихо проговорил Левко и протянул шею, стараясь не проронить ни одного слова. Но незнакомец продолжал так тихо, что нельзя было ничего расслушать. «Как тебе не стыдно! — сказала Ганна по окончании его речи. — Ты лжешь; ты обманываешь меня; ты меня не любишь; я никогда не поверю, чтобы ты меня любил!» — «Знаю, — продолжал высокий человек, — Левко много наговорил тебе пустяков и вскружил твою голову». (Тут показалось парубку, что голос незнакомца не совсем незнаком, и как будто он когда-то его слышал.) «Но я дам себя знать Левку! — продолжал все так же незнакомец, — он думает, что я не вижу всех его шашней. Попробует он, собачий сын, каковы у меня кулаки». При сем слове Левко не мог уже более удержать своего гнева. Подошедши на три шага к нему, замахнулся он со всей силы, чтобы дать треуха, от которого незнакомец, несмотря на свою видимую крепость, не устоял бы, может быть, на месте; но в это время свет пал на лицо его, и Левко остолбенел, увидевши, что перед ним стоял отец его. Невольное покачивание головою и легкий сквозь зубы свист одни только выразили его изумление. В стороне послышался шорох; Ганна поспешно влетела в хату, захлопнув за собою дверь.

«Прощай, Ганна!» — закричал в это время один из парубков, подкравшись и обнявши голову; и с ужасом отскочил назад, встретивши жесткие усы. «Прощай, красавица!» — вскричал другой; но на сей раз полетел стремглав от тяжелого толчка головы. «Прощай, прощай, Ганна!» — закричало несколько парубков, повиснув ему на шею. «Провалитесь, проклятые сорванцы! — кричал голова, отбиваясь и притопывая на них ногами. — Что я вам за Ганна! Убирайтесь вслед за отцами на виселицу, чертовы дети! Поприставали, как мухи к меду! Дам я вам Ганны!..»

— Голова! Голова! это голова! — закричали хлопцы и разбежались во все стороны.

— Ай да батько! — говорил Левко, очнувшись от своего изумления и глядя вслед уходившему с ругательствами голове. — Вот какие за тобою водятся проказы! славно! А я дивлюсь да передумываю, что б это значило, что он все притворяется глухим, когда станешь говорить о деле. Постой же, старый хрен, ты у меня будешь знать, как шататься под окнами молодых девушек, будешь знать, как отбивать чужих невест! Гей, хлопцы! сюда! сюда! — кричал он, махая рукою к парубкам, которые снова собирались в кучу, — ступайте сюда! Я увещевал вас идти спать; но теперь раздумал и готов, хоть целую ночь, сам гулять с вами.

— Вот это дело! — сказал плечистый и дородный парубок, считавшийся первым гулякой и повесой на селе. — Мне все кажется тошно, когда не удается погулять порядком и настроить штук. Все́ как будто недостает чего-то. Как будто потерял шапку или люльку; словом, не козак да и только.

— Согласны ли вы побесить хорошенько сегодня голову?

— Голову!

— Да, голову. Что он в самом деле задумал! Он управляется у нас, как будто гетьман какой. Мало того, что помыкает, как своими холопьями, еще и подъезжает к девчатам нашим. Ведь, я думаю, на всем селе нет смазливой девки, за которою бы не волочился голова.

— Это так, это так, — закричали в один голос все хлопцы.

— Что ж мы, ребята, за холопья? Разве мы не такого роду, как и он? Мы, слава Богу, вольные козаки! Покажем ему, хлопцы, что мы вольные козаки!

— Покажем! — закричали парубки. — Да если голову, то и писаря[15] не минуть!

— Не минем и писаря! А у меня, как нарочно, сложилась в уме славная песня про голову. Пойдемте, я вас ее выучу, — продолжал Левко, ударив рукою по струнам бандуры. — Да слушайте: попереодевайтесь, кто во что ни попало!

— Гуляй, козацкая голова! — говорил дюжий повеса, ударив ногою в ногу и хлопнув руками. — Что за роскошь! Что за воля! Как начнешь беситься — чудится, будто поминаешь давние годы. Любо, вольно на сердце; а душа как будто в раю. Гей, хлопцы! Гей, гуляй!.. — И толпа шумно понеслась по улицам. И благочестивые старушки, пробужденные криком, подымали окошки и крестились сонными руками, говоря: «ну, теперь гуляют парубки!»

IV. Парубки гуляют

Одна только хата светилась еще в конце улицы. Это жилище головы. Голова уже давно окончил свой ужин и, без сомнения, давно бы уже заснул; но у него был в это время гость, винокур, присланный строить винокурню помещиком, имевшим небольшой участок земли между вольными козаками. Под самым покутом, на почетном месте, сидел гость — низенькой, толстенькой человечек, с маленькими, вечно смеющимися глазками, в которых, кажется, написано было то удовольствие, с каким курил он свою коротенькую люльку, поминутно сплевывая и придавливая пальцем вылезавший из нее, превращенный в золу, табак. Облака дыма быстро разрастались над ним, одевая его в сизый туман. Казалось, будто широкая труба с какой-нибудь винокурни, наскуча сидеть на своей крыше, задумала прогуляться и чинно уселась за столом в хате головы. Под носом торчали у него коротенькие и густые усы; но они так неясно мелькали сквозь табачную атмосферу, что казались мышью, которую винокур поймал и держал во рту своем, подрывая монополию амбарного кота. Голова, как хозяин, сидел в одной только рубашке и полотняных шароварах. Орлиный глаз его, как вечереющее солнце, начинал мало-помалу жмуриться и меркнуть. На конце стола курил люльку один из сельских десятских, составлявших команду головы, сидевший из почтения к хозяину в свитке.

— Скоро же вы думаете, — сказал голова, оборотившись к винокуру и кладя крест на зевнувший рот свой, — поставить вашу винокурню?

— Когда Бог поможет, то сею осенью, может, и закурим. На Покров, бьюсь об заклад, что пан голова будет писать ногами немецкие крендели по дороге. — По произнесении сих слов, глазки винокура пропали; вместо их протянулись лучи до самых ушей; все туловище стало колебаться от смеха, и веселые губы оставили на мгновение дымившуюся люльку.

— Дай Бог, — сказал голова, выразив на лице своем что-то подобное улыбке. — Теперь еще, слава Богу, винниц развелось немного. А вот, в старое время, когда провожал я царицу по переяславской дороге, еще покойный Безбородько…[16]

— Ну, сват, вспомнил время! Тогда от Кременчуга до самых Ромен не насчитывали и двух винниц. А теперь… Слышил ли ты, что повыдумали проклятые немцы? Скоро, говорят, будут курить не дровами, как все честные християне, а каким-то чертовским паром. — Говоря эти слова, винокур в размышлении глядел на стол и на расставленные на нем руки свои. — Как это паром — ей-богу, не знаю!

— Что за дурни, прости Господи, эти немцы! — сказал голова. — Я бы батогом их, собачьих детей! Слыханное ли дело, чтобы паром можно было кипятить что. Поэтому ложку борщу нельзя поднести ко рту, не изжаривши губ, вместо молодого поросенка…

— И ты, сват, — отозвалась сидевшая на лежанке, поджавши под себя ноги, свояченица, — будешь, все это время, жить у нас без жены!

— А для чего она мне? Другое дело, если бы что доброе было.

— Будто не хороша? — спросил голова, устремив на него глаз свой.

— Куды тебе хороша! Стара́ як бис. Харя вся в морщинах, будто выпорожненный кошелек. — И низенькое строение винокура расшаталось снова от громкого смеха.

В это время что-то стало шарить за дверью; дверь растворилась, и мужик, не снимая шапки, ступил за порог и стал, как будто в раздумьи, посреди хаты, разинувши рот и оглядывая потолок. Это был знакомец наш, Каленик. «Вот, я и домой пришел! — говорил он, садясь на лавку у дверей и не обращая никакого внимания на присутствующих. — Вишь, как растянул, вражий сын сатана, дорогу! Идешь, идешь, и конца нет! Ноги как будто переломал кто-нибудь. Достань-ка там, баба, тулуп, подослать мне. На печь к тебе не приду, ей-богу, не приду: ноги болят! Достань его, там он лежит, близ покута; гляди только, не опрокинь горшка с тертым табаком. Или нет, не тронь, не тронь! Ты, может быть, пьяна сегодня… Пусть, уже я сам достану». Каленик приподнялся немного, но неодолимая сила приковала его к скамейке.

— За это люблю, — сказал голова, — пришел в чужую хату и распоряжается, как дома! Выпроводить его по добру по здорову!..

— Оставь, сват, отдохнуть! — сказал винокур, удерживая его за руку. — Это полезной человек; побольше такого народу — и винница наша славно бы пошла… — Однако ж не добродушие вынудило эти слова. Винокур верил всем приметам, и тотчас прогнать человека, уже севшего на лавку, значило у него накликать беду.

— Что-то, как старость придет!.. — ворчал Каленик, ложась на лавку. — Добро бы, еще сказать, пьян, так нет же, не пьян. Ей-богу, не пьян! Что мне лгать! Я готов объявить это хоть самому голове. Что мне голова? Чтоб он издохнул, собачий сын! Я плюю на него! Чтоб его, одноглазого черта, возом переехало! Что он обливает людей на морозе…

— Эге! влезла свинья в хату, да и лапы сует на стол, — сказал голова, гневно подымаясь с своего места; но в это время увесистый камень, разбивши окно вдребезги, полетел ему под ноги. Голова остановился. — Если бы я знал, — говорил он, подымая камень, — какой это висельник[17] швырнул, я бы выучил его, как кидаться! Экие проказы! — продолжал он, рассматривая его на руке пылающим взглядом. — Чтобы он подавился этим камнем…

— Стой, стой! Боже тебя сохрани, сват! — подхватил, побледневши, винокур. — Боже сохрани тебя, и на том, и на этом свете, поблагословить кого-нибудь такою побранкою!

— Вот нашелся заступник! Пусть он пропадет!..

— И не думай, сват! Ты не знаешь, верно, что случилось с покойною тещею моей?

— С тещей?

— Да, с тещей. Вечером, немного может раньше теперешнего, уселись вечерять: покойная теща, покойный тесть, да наймыт, да наймычка, да детей штук с пятеро. Теща отсыпала немного галушек[18] из большого казана в миску, чтобы не так были горячи. После работ все проголодались и не хотели ждать, пока простынут. Вздевши на длинные деревянные спички галушки, начали есть. Вдруг, откуда ни возьмись человек, какого он роду, Бог его знает, просит и его допустить к трапезе. Как не накормить голодного человека! Дали и ему спичку. Только гость упрятывает галушки, как корова сено. Покамест те съели по одной и опустили спички за другими, дно было гладко, как панский помост. Теща насыпала еще; думает, гость наелся и будет убирать меньше. Ничего не бывало. Еще лучше стал оплетать! и другую выпорожнил! «А чтоб ты подавился этими галушками!» — подумала голодная теща; как вдруг тот поперхнулся и упал. Кинулись к нему — и дух вон. Удавился.

— Так ему, обжоре проклятому, и нужно! — сказал голова.

— Так бы, да не так вышло: с того времени покою не было теще. Чуть только ночь, мертвец и тащится. Сядет верхом на трубу, проклятый, и галушку держит в зубах. Днем все покойно, и слуху нет про него; а только станет примеркать, погляди на крышу, уже и оседлал, собачий сын, трубу…

— И галушка в зубах?

— И галушка в зубах.

— Чудно, сват! Я слыхал что-то похожее еще за покойницу… — Тут голова остановился. Под окном послышался шум и топанье танцующих. Сперва тихо звукнул и струны бандуры, к ним присоединился голос. Струны загремели сильнее; несколько голосов стали подтягивать, и песня зашумела вихрем:

Хлопцы, слыхали ли вы?
Наши ль головы не крепки!
У кривого головы
В голове расселись крепки.
Набей, бондарь, голову
Ты стальными обручами!
Вспрысни, бондарь, голову
Батогами, батогами!

Голова наш сед и крив,
Стар, как бес; а что за дурень!
Прихотлив и похотлив:
Жмется к девкам… Дурень, дурень!
И тебе лезть к парубкам!
Тебя б нужно в домовину,
По усам, да по шеям!
За чуприну! за чуприну![19]

«Славная песня, сват! — сказал винокур, наклоня немного набок голову и оборотившись к голове, остолбеневшему от удивления при виде такой дерзости. — Славная! скверно только, что голову поминают не совсем благопристойными словами…» И опять положил руки на стол с каким-то сладким умилением в глазах, приготовляясь слушать еще, потому что под окном гремел хохот и крики: «снова! снова!» Однако ж проницательный глаз увидел бы тотчас, что не изумление удерживало долго голову на одном месте. Так только старый, опытный кот допускает иногда неопытной мыше бегать около своего хвоста; а между тем быстро созидает план, как перерезать ей путь в свою нору. Еще одинокий глаз головы был устремлен на окно, а уже рука, давши знак десятскому[20], держалась за деревянную ручку двери, и вдруг на улице поднялся крик… Винокур, к числу многих достоинств своих присоединявший и любопытство, быстро набивши табаком свою люльку, выбежал на улицу; но шалуны уже разбежались. «Нет, ты не ускользнешь от меня!» — кричал голова, таща за руку человека в вывороченном шерстью вверх овчинном черном тулупе. Винокур, пользуясь временем, подбежал, чтобы посмотреть в лицо этому нарушителю спокойствия; но с робостию попятился назад, увидевши длинную бороду и страшно размалеванную рожу. «Нет, ты не ускользнешь от меня!» — кричал голова, продолжая тащить своего пленника прямо в сени, который, не оказывая никакого сопротивления, спокойно следовал за ним, как будто в свою хату. «Карпо, отворяй комору! — сказал голова десятскому. — Мы его в темную комору! А там разбудим писаря, соберем десятских, переловим всех этих буянов и сегодня же и резолюцию всем им учиним!» Десятский забренчал небольшим висячим замком в сенях и отворил комору. В это самое время пленник, пользуясь темнотою сеней, вдруг вырвался с необыкновенною силою из рук его. «Куда?» — закричал голова, ухватив еще крепче за ворот. «Пусти, это я!» — слышался тоненький голос. «Не поможет! не поможет, брат! Визжи себе хоть чертом, не только бабою, меня не проведешь!» и толкнул его в темную комору так, что бедный пленник застонал, упавши на пол, и в сопровождении десятского отправился в хату писаря, и вслед за ними, как пароход, задымился винокур.

В размышлении шли они все трое, потупив голову, и вдруг на повороте в темный переулок разом вскрикнули от сильного удара по лбам, и такой же крик отгрянул в ответ им. Голова, прищуривши глаз свой, с изумлением увидел писаря с двумя десятскими.

— А я к тебе иду, пан писарь.

— А я к твоей милости, пан голова.

— Чудеса завелися, пан писарь.

— Чудные дела, пан голова.

— А что?

— Хлопцы бесятся! бесчинствуют целыми кучами по улицам. Твою милость величают такими словами… словом, сказать стыдно; пьяный москаль[21] побоится выбросить их нечестивым своим языком. — (Все это худощавый писарь, в пестрядевых[22] шароварах и жилете цвету винных дрожжей, сопровождал протягиванием шеи вперед и приведением ее тот же час в прежнее состояние.) — Вздремнул было немного, подняли с постели проклятые сорванцы своими страмными песнями и стуком! Хотел было хорошенько приструнить их, да покамест надел шаровары и жилет, все разбежались, куды попало. Самый главный однако же не увернулся от нас. Распевает он теперь в той хате, где держат колодников. Душа горела у меня узнать эту птицу, да рожа замазана сажею, как у черта, который кует гвозди для грешников.

— А как он одет, пан писарь?

— В черном вывороченном тулупе, собачий сын, пан голова.

— А не лжешь ли ты, пан писарь? Что, если этот сорванец сидит теперь у меня в коморе?

— Нет, пан голова. Ты сам, не во гнев будь сказано, погрешил немного.

— Давайте огня! мы посмотрим его! — Огонь принесли, дверь отперли, и голова ахнул от удивления, увидев перед собою свояченицу.

— Скажи, пожалуста, — с такими словами она приступила к нему, — ты не свихнулся еще с последнего ума? Была ли в одноглазой башке твоей хоть капля мозгу, когда толкнул ты меня в темную комору; счастье, что не ударилась головою об железный крюк. Разве я не кричала тебе, что это я? Схватил, проклятый медведь, своими железными лапами, да и толкает! Чтоб тебя на том свете толкали черти!.. — Последние слова вынесла она за дверь на улицу, куда отправилась для какие-нибудь своих причин.

— Да, я вижу, что это ты! — сказал голова, очнувшись. — Что скажешь, пан писарь, не шельма этот проклятой сорви-голова?

— Шельма, пан голова.

— Не пора ли нам всех этих повес прошколить хорошенько и заставить их заниматься делом?

— Давно пора, давно пора, пан голова.

— Они, дурни, забрали себе… Кой черт? мне почудился крик свояченицы на улице; они, дурни, забрали себе в голову, что я им ровен. Они думают, что какой-нибудь их брат, простой козак!.. — Небольшой, последовавший за сим кашель и устремление глаза исподлобья вокруг давало догадываться, что голова готовился говорить о чем-то важном. — В тысячу… этих проклятых названий годов, хоть убей, не выговорю; ну, году, комиссару тогдашнему Ледачему дан был приказ выбрать из козаков такого, который бы был посмышленее всех. О! — это «о!» голова произнес, поднявши палец вверх, — посмышленее всех! в проводники к царице. Я тогда…

— Что и говорить! это всякой уже знает, пан голова. Все знают, как ты выслужил царскую ласку. Признайся теперь, моя правда вышла; хватил немного на душу греха, сказавши, что поймал этого сорванца в вывороченном тулупе?

— А что до этого дьявола в вывороченном тулупе, то его, в пример другим, заковать в кандалы и наказать примерно. Пусть знают, что значит власть! От кого же и голова поставлен, как не от царя? Потом доберемся и до других хлопцев: я не забыл, как проклятые сорванцы вогнали в огород стадо свиней, переевших мою капусту и огурцы; я не забыл, как чертовы дети отказалися вымолотить мое жито; я не забыл… Но провались они, мне нужно непременно узнать, какая это шельма в вывороченном тулупе.

— Это проворная, видно, птица! — сказал винокур, которого щеки, в продолжение всего этого разговора, беспрерывно заряжались дымом, как осадная пушка, и губы, оставив коротенькую люльку, выбросили целый облачный фонтан. — Эдакого человека не худо, на всякий случай, и при виннице держать; а еще лучше повесить на верхушку дуба, вместо паникадила. — Такая острота показалась не совсем глупою винокуру, и он тот же час решился, не дожидаясь одобрения других, наградить себя хриплым смехом.

В это время стали приближаться они к небольшой, почти повалившейся на землю хате; любопытство наших путников увеличилось. Все столпились у дверей. Писарь вынул ключ, загремел им около замка; но этот был от сундука его! Нетерпение увеличилось. Засунув руку, начал он шарить и сыпать побранки, не отыскивая его. «Здесь!» — сказал он наконец, нагнувшись и вынимая его из глубины обширного кармана, которым снабжены были его пестрядевые шаровары. При этом слове сердца наших героев, казалось, слились в одно, и это огромное сердце забилось так сильно, что неровный стук его не был заглушен даже брякнувшим замком. Двери отворились, и… голова стал бледен, как полотно; винокур почувствовал холод, и волосы его, казалось, хотели улететь на небо; ужас изобразился в лице писаря; десятские приросли к земле и не в состоянии были сомкнуть дружно разинутых ртов своих: перед ними стояла свояченица.

Изумленная не менее их, она, однако ж, немного очнулась и сделала движение подойти к ним. «Стой! — закричал диким голосом голова и захлопнул за нею дверь. — Господа! это сатана! — продолжал он. — Огня! живее огня! Не пожалею казенной хаты! Зажигай ее, зажигай, чтобы и костей чертовых не осталось на земле!» Свояченица в ужасе кричала, слыша за дверью грозное определение. «Что вы, братцы! — говорил винокур, — слава Богу, волосы у вас чуть не в снегу, а до сих пор ума не нажили: от простого огня ведьма не загорится! Только огонь из люльки может зажечь оборотня. Постойте, я сейчас все улажу!» Сказавши это, высыпал он горячую золу из трубки в пук соломы и начал раздувать ее. Отчаяние придало в это время духу бедной свояченице, громко стала она умолять и разуверять их.

«Постойте, братцы! Зачем напрасно греха набираться; может быть, это и не сатана, — сказал писарь. — Если оно, то есть то самое, которое сидит там, согласится положить на себя крестное знамение, то это верный знак, что не черт». Предложение одобрено. «Чур меня, сатана! — продолжал писарь, приложась губами к скважинке в дверях, — если не пошевелишься с места, мы отворим дверь».

Дверь отворилась.

— Перекрестись! — сказал голова, оглядываясь назад, как будто выбирая безопасное место, в случае ретирады.

Свояченица перекрестилась.

— Кой черт! Точно, это свояченица!

— Какая нечистая сила затащила тебя, кума, в эту конуру? — И свояченица, всхлипывая, рассказала, как схватили ее хлопцы в охапку на улице и, несмотря на сопротивление, опустили в широкое окно хаты и заколотили ставнем. Писарь взглянул: петли у широкого ставня оторваны, и он приколочен только сверху деревянным брусом.

«Добро ты, одноглазый сатана! — вскричала она, приступив к голове, который попятился немного и все еще продолжал ее мерять своим глазом. — Я знаю твой умысел: ты хотел, ты рад был случаю сжечь меня, чтобы свободнее было волочиться за девчатами, чтобы некому было видеть, как дурачится седой дед. Ты думаешь, я не знаю, о чем говорил ты сего вечера с Ганною? О! я знаю все. Меня трудно провесть и не твоей бестолковой башке. Я долго терплю, но после не погневайся…» Сказавши это, она показала кулак и быстро ушла, оставив в остолбенении голову. «Нет, тут не на шутку сатана вмешался», — думал он, сильно почесывая свою макушу.

— Поймали! — вскрикнули вошедшие в это время десятские.

— Кого поймали? — спросил голова.

— Дьявола в вывороченном тулупе.

— Подавайте его! — закричал голова, схватив за руки приведенного пленника. — Вы с ума сошли: да это пьяный Каленик.

— Что за пропасть! в руках наших был, пан голова! — отвечали десятские. — В переулке окружили проклятые хлопцы, стали танцевать, дергать, высовывать языки, вырывать из рук… черт с вами!.. И как мы попали эту ворону, вместо его, Бог один знает!

— Властью моей и всех мирян дается повеление, — сказал голова, — изловить сей же миг сего разбойника; а оным образом и всех, кого найдете на улице, и привесть на расправу ко мне!..

— Помилуй, пан голова! — закричали некоторые, кланяясь в ноги. — Увидел бы ты, какие хари: убей Бог нас, и родились и крестились — не видали таких мерзких рож. Долго ли до греха, пан голова, перепугают доброго человека так, что после ни одна баба не возьмется вылить переполоху.

— Дам я вам переполоху! Что вы? не хотите слушаться? Вы, верно, держите их руку? Вы бунтовщики? Что это?.. Что это?.. Вы заводите разбои!.. Вы… Я донесу Комиссару![23] Сей же час! слышите, сей час. Бегите, летите птицею! Чтоб я вас… Чтоб вы мне… — Все разбежались.

V. Утопленница

Не беспокоясь ни о чем, не заботясь о разосланных погонях, виновник всей этой кутерьмы медленно подходил к старому дому и пруду. Не нужно, думаю, сказывать, что это был Левко. Черный тулуп его был расстегнут. Шапку держал он в руке. Пот валился с него градом. Величественно и мрачно чернел кленовый лес, стоявший лицом к месяцу. Неподвижный пруд подул свежестью на усталого пешехода и заставил его отдохнуть на берегу. Все было тихо; в глубокой чаще леса слышались только раскаты соловья. Непреодолимый сон быстро стал смыкать ему зеницы; усталые члены готовы были забыться и онеметь; голова клонилась… «Нет, эдак я засну еще здесь!» — говорил он, подымаясь на ноги и протирая глаза. Оглянулся: ночь казалась перед ним еще блистательнее. Какое-то странное, упоительное сияние примешалось к блеску месяца. Никогда еще не случалось ему видеть подобного. Серебряный туман пал на окрестность. Запах от цветущих яблонь и ночных цветов лился по всей земле. С изумлением глядел он в неподвижные воды пруда: старинный господский дом, опрокинувшись вниз, виден был в нем чист, и в каком-то ясном величии. Вместо мрачных ставней глядели веселые стеклянные окна и двери. Сквозь чистые стекла мелькала позолота. И вот почудилось, будто окно отворилось. Притаивши дух, не дрогнув и не спуская глаз с пруда, он, казалось, переселился в глубину его и видит: наперед белый локоть выставился в окно, потом выглянула приветливая головка с блестящими очами, тихо светившими сквозь темно-русые волны волос, и оперлась на локоть. И видит: она качает слегка головою, она машет, она усмехается… Сердце его разом забилось… Вода задрожала, и окно закрылось снова. Тихо отошел он от пруда и взглянул на дом: мрачные ставни были открыты; стекла сияли при месяце. «Вот как мало нужно полагаться на людские толки, — подумал он про себя. — Дом новехонькой; краски живы, как будто сегодня он выкрашен. Тут живет кто-нибудь», — и молча подошел он ближе, но все было в нем тихо. Сильно и звучно перекликались блистательные песни соловьев, и когда они, казалось, умирали в томлении и неге, слышался шелест и трещание кузнечиков или гудение болотной птицы, ударявшей скользким носом своим в широкое водное зеркало, какую-то сладкую тишину и раздолье ощутил Левко в своем сердце. Настроив бандуру, заиграл он и запел:

Ой, ты, мисяцы, мiй мисяченьку,
И ты, зоре ясна!
Ой, свитыть там по подворью,
Де дивчина красна.

Окно тихо отворилось, и та же самая головка, которой отражение видел он в пруде, выглянула, внимательно прислушиваясь к песни. Длинные ресницы ее были полуопущены на глаза. Вся она была бледна, как полотно, как блеск месяца; но как чудна, как прекрасна! Она засмеялась!.. Левко вздрогнул. «Спой мне, молодой козак, какую-нибудь песню!» — тихо молвила она, наклонив свою голову набок и опустив совсем густые ресницы.

— Какую же тебе песню спеть, моя ясная панночка?

Слезы тихо покатились по бледному лицу ее. «Парубок, — говорила она, и что-то неизъяснимо-трогательное слышалось в ее речи. — Парубок, найди мне мою мачеху! Я ничего не пожалею для тебя. Я награжу тебя. Я тебя богато и роскошно награжу! У меня есть зарукавья, шитые шелком, кораллы, ожерелья. Я подарю тебе пояс, унизанный жемчугом. У меня золото есть… Парубок, найди мне мою мачеху! Она страшная ведьма: мне не было от нее покою на белом свете. Она мучила меня; заставляла работать, как простую мужичку. Посмотри на лицо: она вывела румянец своими нечистыми чарами с щек моих. Погляди на белую шею мою: они не смываются! они не смываются! они ни за что не смоются, эти синие пятна от железных когтей ее. Погляди на белые ноги мои: они много ходили; не по коврам только, по песку горячему, по земле сырой, по колючему терновнику они ходили; а на очи мои, посмотри на очи: они не глядят от слез… Найди ее, парубок, найди мне мою мачеху!..»

Голос ее, который вдруг было возвысился, остановился. Ручьи слез покатились по бледному лицу. Какое-то тяжелое, полное жалости и грусти чувство сперлось в груди парубка.

— Я готов на все для тебя, моя панночка! — сказал он в сердечном волнении, — но как мне, где ее найти?

— Посмотри, посмотри! — быстро говорила она, — она здесь! она на берегу играет в хороводе между моими девушками и греется на месяце. Но она лукава и хитра. Она приняла на себя вид утопленницы; но я знаю, но я слышу, что она здесь. Мне тяжело, мне душно от ней. Я не могу чрез нее плавать легко и вольно, как рыба. Я тону и падаю на дно, как ключ. Отыщи ее, парубок!

Левко посмотрел на берег: в тонком серебряном тумане мелькали легкие, как будто тени, девушки, в белых, как луг, убранный ландышами, рубашках; золотые ожерелья, монисты, дукаты блистали на их шеях; но они были бледны; тело их было как будто сваяно из прозрачных облак и будто светилось насквозь при серебряном месяце. Хоровод, играя, придвинулся к нему ближе. Послышались голоса. «Давайте в ворона, давайте играть в ворона!» — зашумели все, будто приречный тростник, тронутый в тихий час сумерек воздушными устами ветра. «Кому же быть вороном?» Кинули жребий — и одна девушка вышла из толпы. Левко принялся разглядывать ее. Лицо, платье, все на ней такое же, как и на других. Заметно только было, что она неохотно играла эту роль. Толпа вытянулась вереницею и быстро перебегала от нападений хищного врага. «Нет, я не хочу быть вороном! — сказала девушка, изнемогая от усталости. — Мне жалко отнимать цыпленков у бедной матери!» — «Ты не ведьма!» — подумал Левко. «Кто же будет вороном?» Девушки снова собирались кинуть жребий. «Я буду вороном!» — вызвалась одна из средины. Левко стал пристально вглядываться в лицо ей. Скоро и смело гналась она за вереницею и кидалась во все стороны, чтобы изловить свою жертву. Тут Левко стал замечать, что тело ее не так светилось, как у прочих: внутри его виделось что-то черное. Вдруг раздался крик: ворон бросился на одну из вереницы и схватил ее, и Левку почудилось, будто у ней выпустились когти и на лице ее сверкнула злобная радость. «Ведьма!» — сказал он, вдруг указав на нее пальцем и оборотившись к дому. Панночка засмеялась, и девушки с криком увели за собою представлявшую ворона. «Чем наградить тебя, парубок? Я знаю, тебе не золото нужно: ты любишь Ганну; но суровый отец мешает тебе жениться на ней. Он теперь не помешает; возьми, отдай ему эту записку…» Белая ручка протянулась, лицо ее как-то чудно засветилось и засияло… С непостижимым трепетом и томительным биением сердца схватил он записку и… проснулся.

VI. Пробуждение

«Неужели это я спал? — сказал про себя Левко, вставая с небольшого пригорка. — Так живо, как будто наяву!.. Чудно, чудно!» — повторил он, оглядываясь. Месяц, остановившийся над его головою, показывал полночь; везде тишина; от пруда веял холод; над ним печально стоял ветхий дом с закрытыми ставнями; мох и дикий бурьян показывали, что давно из него удалились люди. Тут он разогнул свою руку, которая судорожно была сжата во все время сна, и вскрикнул от изумления, почувствовавши в ней записку. «Эх, если бы я знал грамоте!» — подумал он, оборачивая ее перед собою на все стороны. В это мгновение послышался позади его шум.

«Не бойтесь, прямо хватайте его! Чего струсили? нас десяток. Я держу заклад, что это человек, а не черт!» — так кричал голова своим сопутникам, и Левко увидел себя схваченным несколькими руками, из которых иные дрожали от страха. «Скидывай-ка, приятель, свою страшную личину! Полно тебе дурачить людей! — проговорил голова, ухватив его за ворот, и оторопел, выпучив на него глаз свой. — Левко, сын! — вскричал он, отступая от удивления и опуская руки. — Это ты, собачий сын! вишь, бесовское рождение! Я думаю, какая это шельма, какой это вывороченной дьявол строит штуки! А это, выходит, все ты, невареной кисель твоему батьке в горло, изволишь заводить по улице разбои, сочиняешь песни!.. Эге, ге, ге, Левко! А что это? Видно, чешется у тебя спина! Вязать его!

— Постой, батько! велено тебе отдать эту записочку, — проговорил Левко.

— Не до записок теперь, голубчик! Вязать его!

— Постой, пан голова! — сказал писарь, развернув записку, — Комиссарова рука!

— Комиссара?

— Комиссара? — повторили машинально десятские.

«Комиссара? чудно! еще непонятнее!» — подумал про себя Левко.

— Читай, читай! — сказал голова, — что там пишет комиссар?

— Послушаем, что пишет комиссар! — произнес винокур, держа в зубах люльку и вырубливая огонь.

Писарь откашлялся и начал читать: «Приказ голове, Евтуху Макогоненку. Дошло до нас, что ты, старый дурак, вместо того, чтобы собрать прежние недоимки и вести на селе порядок, одурел и строишь пакости…»

— Вот, ей-богу! — прервал голова, — ничего не слышу!

Писарь начал снова: «Приказ голове, Евтуху Макогоненку. Дошло до нас, что ты, старый ду…»

— Стой, стой! не нужно! — закричал голова, — я хоть и не слышал, однако ж, знаю, что главного тут дела еще нет. Читай далее!

«А вследствие того, приказываю тебе сей же час женить твоего сына, Левка Макогоненка, на козачке из вашего же села Ганне Петрыченковой, а также починить мосты на столбовой дороге и не давать обывательских лошадей без моего ведома судовым паничам, хотя бы они ехали прямо из казенной палаты. Если же, по приезде моем, найду оное приказание мое не приведенным в исполнение, то тебя одного потребую к ответу. Комиссар, отставной поручик Козьма Деркач-Дришпановский».

— Вот что! — сказал голова, разинувши рот. — Слышите ли вы, слышите ли: за все с головы спросят, и потому слушаться! беспрекословно слушаться! не то, прошу извинить… А тебя! — продолжал он, оборотясь к Левку, — вследствие приказания комиссара, хотя чудно мне, как это дошло до него, я женю; только наперед попробуешь ты нагайки! Знаешь ту, что висит у меня на стене возле покута? Я поновлю ее завтра… Где ты взял эту записку?

Левко, несмотря на изумление, происшедшее от такого нежданного оборота его дела, имел благоразумие приготовить в уме своем другой ответ и утаить настоящую истину, каким образом досталась записка. «Я отлучался, — сказал он, — вчера ввечеру еще в город и встретил комиссара, вылезавшего из брички. Узнавши, что я из нашего села, дал он мне эту записку и велел на словах тебе сказать, батько, что заедет на возвратном пути к нам пообедать».

— Он это говорил?

— Говорил.

— Слышите ли? — говорил голова с важною осанкою, оборотившись к своим сопутникам. — Комиссар сам своею особою приедет к нашему брату, т. е. ко мне, на обед. О! — Тут голова поднял палец вверх и голову привел в такое положение, как будто бы она прислушивалась к чему-нибудь. — Комиссар, слышите ли, комиссар приедет ко мне обедать! Как думаешь, пан писарь, и ты, сват, это не совсем пустая честь! Не правда ли?

— Еще, сколько могу припомнить, — подхватил писарь, — ни один голова не угощал комиссара обедом.

— Не всякий голова голове чета! — произнес с самодовольным видом голова. Рот его покривился, и что-то вроде тяжелого, хриплого смеха, похожего более на гудение отдаленного грома, зазвучало в его устах. — Как думаешь, пан писарь, нужно бы для именитого гостя дать приказ, чтобы с каждой хаты принесли хоть по цыпленку, ну, полотна, еще коего чего… А?

— Нужно бы, нужно, пан голова!

— А когда же свадьбу, батько? — спросил Левко.

— Свадьбу? Дал бы я тебе свадьбу!.. Ну, да для именитого гостя… завтра вас поп и обвенчает. Черт с вами! Пусть комиссар увидит, что значит исправность! Ну, ребята, теперь спать! Ступайте по домам!.. Сегодняшний случай припомнил мне то время, когда я… — При сих словах голова пустил обыкновенный свой важный и значительный взгляд исподлобья.

— Ну, теперь пойдет голова рассказывать, как вез царицу! — сказал Левко и быстрыми шагами и радостно спешил к знакомой хате, окруженной низенькими вишнями. «Дай тебе Бог небесное царство, добрая и прекрасная панночка, — думал он про себя. — Пусть тебе на том свете вечно усмехается между ангелами святыми! Никому не расскажу про диво, случившееся в эту ночь; тебе одной только, Галю, передам его. Ты одна только поверишь мне и вместе со мною помолишься за упокой души несчастной утопленницы!» Тут он приблизился к хате: окно было отперто; лучи месяца проходили чрез него и падали на спящую перед ним Ганну; голова ее оперлась на руку; щеки тихо горели; губы шевелились, неясно произнося его имя. «Спи, моя красавица! Приснись тебе все, что есть лучшего на свете; но и то не будет лучше нашего пробуждения!» Перекрестив ее, закрыл он окошко и тихонько удалился. И чрез несколько минут все уже уснуло на селе; один только месяц так же блистательно и чудно плыл в необъятных пустынях роскошного украинского неба. Так же торжественно дышало в вышине, и ночь, божественная ночь, величественно догорала. Так же прекрасна была земля, в дивном серебряном блеске; но уже никто не упивался ими: все погрузилось в сон. Изредка только перерывалось молчание лаем собак, и долго еще пьяный Каленик шатался по уснувшим улицам, отыскивая свою хату.

1830

«Майская ночь, или Утопленница», краткое содержание по главам повести Гоголя


Часть первая. Ганна

Стоял вечер и весь народ собирался попеть песни, утомленные повседневным трудом. Единственный козак по имени Левко, который был сыном местного головы, не принимал участие во всеобщих гуляниях. Он подошел к дому своей любимой Галины. Спев песню под окном, он так и не дождался ответа. Левко уже решил, что девушка решила показать свою гордость, поэтому собрался уйти. Но тут дверь открылась и робко вышла Галя. Она выказала свое недовольство, что её жених отличается нетерпением. Да и время для встречи он выбрал не самое удачное. На что козак заверил её, что и часа без неё прожить не может. Галя так же призналась, что в чужой стороне ей жилось веселее, а здесь все её держат под контролем. Поэтому они не смогут видеться так часто.

Далее Галя начинает расспрашивать козака о том, говорил ли он с отцом об их свадьбе. Левко сразу впал в уныние, потому что отец его не дал согласия. Но он убеждает любимую в том, что сможет договориться и решить эту проблему

Неподалеку стоял старый заброшенный дом, который выглядел очень мрачно и устрашающе. Галя припомнила, что еще в детстве слышала рассказ о том, что с этим домом была связана какая-то нехорошая история. Поэтому она просит, чтобы Левко рассказал ей о том событии.

А история гласила следующее. Много лет назад жил в той хате сотник, у которого была дочь-красавица. Будучи вдовцом, он решил жениться на другой женщине. Панночка очень переживала, что с женитьбой отношение отца может к ней измениться. Но он уверял её в обратном.

Когда приехала новая жена, панночка очень испугалась. Ночью к ней пришла черная кошка, которая начала на неё нападать. Панночка отцовской саблей отрубила лапу кошке, только после этого она убежала. Утром мачеха не вышла. Появилась она только на третий день, и рука у неё была перевязана. Панночка поняла, что мачеха её ведьма. На следующий день отец приказал ей мести дом, а потом и вовсе выгнал из дома без ничего. Панночка не выдержала такого предательства и кинулась в воду с самого высокого берега. Слухи говорили, что после все утопленницы ночью приходили в сад к пану, а главной у них была – его дочь. Однажды она утащила в воду и свою мачеху, но та сумела спастись, превратившись в одну из них. Так же слухи говорят, что панночка заставляет встреченных людей помочь ей узнать мачеху, а если те не соглашаются – грозится их утопить.

Услышав возвращающихся людей, Левко быстро уходит.

Персонажи и завязка событий

Основные герои повести «Майская ночь, или Утопленница» Гоголя — красавица Ганна и влюбленный в нее Левко, сын сельского головы. Девушка изображена автором очень скромной и добродетельной, Левко же — смелый боевой парень, который никому не даст в обиду свою избранницу. Кроме того, Гоголь вводит в сюжетную ткань повести и других персонажей:

  • Голова — это уважаемый в селе человек, обладающий авторитетом, но отнюдь не любовью односельчан. Обладает угрюмым нравом, малообщителен.
  • Панночка — ранее была молодой прекрасной девушкой, но, погубленная злой ведьмой, из-за чего стала нежитью.
  • Каленик, винокур, свояченица и прочие жители села, необходимые для развития событий.

Первая глава повести начинается с описания того, как казак Левко приходит к своей возлюбленной. Молодые люди разговаривают о свадьбе. Но оказывается, что отец юноши, суровый голова, и слышать ничего не хочет об этом браке.

Далее Гоголь описывает прекрасный пруд, на берегу которого стоит старый дом. Левко по просьбе девушки рассказывает его историю. Ранее здесь проживал вдовец-сотник со своей юной дочерью. Устав от одиночества, мужчина привел в дом вторую жену, которая оказалась ведьмой. Решив извести падчерицу, она принимает образ черной кошки и пытается задушить несчастную. Но панночка смогла защитить себя, отрубив животному лапу.

Но сотник решает принять сторону жены. Он выгоняет дочь из дому, отчего она от горя решает утопиться в пруду, став повелительницей русалок.

Желая отомстить ведьме, панночка однажды подкараулила мачеху и попыталась завлечь ее на дно, но та притворилась утопленницей и скрылась среди русалок.

Часть вторая. Голова

Стояла тихая и прекрасная украинская ночь, которой невозможно было не восхититься. Все в ней было прекрасно. Только Каленик отплясывал гопака людям на смех, а после и вовсе перепутал свою хату. Девушки решили подшутить над ним, и указали ему на хату головы.

Голова имел полную власть, и ему было позволено очень многое. Когда-то он сопровождал в Крым царицу, о чем неоднократно повторял. Голова имел много недоброжелателей.

Каленик же, подходя к дому головы, на все лады рассказывал о нем не лестные вещи.

Часть третья. Заговор

Левко, распрощавшись со своими товарищами, шел домой. Проходя мимо дома Ганны, он услышал, что она с кем-то разговаривает. Левко притаился в кустах, чтобы лучше рассмотреть незнакомца. Тот начал рассказывать Ганне о своей любви, и что Левко ему не соперник. Левко не смог больше сдерживаться, и когда подошел ближе, то увидел своего отца.

Левко возвращается к своим товарищам, рассказывая, что готов с ними всю ночь напролет гулять. Он предлагает хорошенько отомстить голове за то, что тот засматривается на молодых чужих девушек. Все с радостью поддерживают эту идею, предлагая тогда уже и писаря проучить.

Часть четвертая. Парубки гуляют

В доме головы был гость, тот самый винокур, которого он вызвал для строительства. Винокур пообещал открыть винницу на месте дома утопленницы до Покрова.

Тут в хату к голове пожаловал Каленик. Он сразу и не понял, что пришел не к себе домой и начал давать указания жене. Голова хотел выгнать Каленика, но винокур остановил его. Он был очень суеверным человеком, поэтому знал, что выгнать человека с лавки – к беде. Каленик же продолжал на все лады говорить гадости про голову. Голове это очень не понравилось, но в этот момент в дом залетел камень. Голова разразился проклятиями в адрес кидавшего, но был резко остановлен винокуром. Тот объяснил, что слова могут исполниться и даже привел тому доказательство.

Тут под окном начали играть на бандуре и петь. В песне голова поддался острой критике. Выскочив на улицу, голове удалось схватить одного из гуляк, и запереть его в коморе. Голова решает пойти к писарю, но встречает его на пути. Писарь рассказывает, что к нему тоже приходили дебоширы и пели нехорошие песни про голову. Писарь рассказал, что поймал одного из нарушителей порядка и запер его. Голова же ответил, что в его коморе сидит такой же. Открыв комору – они увидели лишь бранившуюся свояченицу.

Голова негодует от того, что хлопцы, учинившие злую шутку, совсем его не уважают и считают ровней. Голове не терпелось узнать, кто же зачинщик всего этого, поэтому они отправляются к писарю. Но открыв замок, они все пришли в ужас, потому что за дверью стояла свояченица.

Все присутствующие решили, что перед ними никто иной как Сатана, поэтому решили сжечь дом. Но в последний момент писарь предложил проверить их догадки, заставив свояченицу перекреститься. Она тут же перекрестилась, чем сняла с себя подозрения. Она рассказала, что это промыслы хлопцев, которые запихнули её в окно. Так же она упрекнула голову, что он только рад был сжечь её. Пан голова приказал поймать всех бунтовщиков и привести к нему для расправы.

Короткий пересказ «Майская ночь, или утопленница» Гоголя

Майская ночь или утопленница краткое содержание повести:

Тихим и ясным вечером, когда девушки и парубки собираются в кружок и поют песни, молодой козак Левко, сын сельского головы, подойдя к одной из хат, песнею вызывает ясноокую Ганну. Но не сразу выходит робкая Ганна, боится она и зависти девушек, и дерзости парубков, и материнской строгости, и ещё чего-то неясного. Нечем Лёвке утешить красавицу: отец его снова притворялся глухим, когда заговаривал он о женитьбе.

Сидя на пороге хаты, спрашивает Ганна о доме с забитыми ставнями, что отражается в тёмной воде пруда. Левко рассказывает, как живший там сотник с дочкой, «ясною панночкой», женился, но невзлюбила мачеха панночку, изводила ее, мучила и заставила сотника выгнать дочь из дому. Бросилась панночка с высокого берега в воду, стала главною над утопленницами и однажды утащила мачеху-ведьму в воду, но та сама обратилась в утопленницу и тем избегла наказания. А на месте того дома собираются строить Винницу, для чего и приехал нынче винокур. Тут Левко распрощался с Ганною, услышав возвращавшихся парубков.

После известного описания украинской ночи в повествование врывается изрядно подгулявший Каленик и, кроя на чем свет стоит сельского голову, «косвенными шагами», не без помощи лукавых дивчин, ищет свою хату. Левко же, распрощавшись с товарищами, возвращается и видит Ганну, говорящую о нем, Лёвке, с кем-то неразличимым в темноте. Незнакомец бранит Лёвка, предлагая Ганне свою, более серьёзную любовь. Неожиданное появление проказливых парубков и ясной луны открывает разгневанному Лёвке, что незнакомец сей — отец его. Спугнув голову, он подговаривает парубков проучить его.

Сам же голова (о коем известно, что некогда он сопровождал царицу Екатерину в Крым, о чем любит при случае поминать, ныне крив, суров, важен и вдов, живёт несколько под каблуком своей свояченицы) уже беседует в хате с винокуром, когда ввалившийся Каленик, беспрестанно браня голову, засыпает на лавке. Питая все возрастающий гнев хозяина, в хату, разбив стекло, влетает камень, и винокур уместным рассказом о тёще своей останавливает проклятия, закипающие на устах головы. Но оскорбительные слова песни за окном вынуждают голову к действиям.

Пойман и брошен в тёмную комору зачинщик в чёрном вывороченном тулупе, а голова с винокуром и десятским отправляются к писарю, дабы, изловив буянов, сей же час «резолюцию им всем учинить». Однако писарь сам уж изловил такого же сорванца и водворил его в сарай. Оспаривая друг у друга честь этой поимки, писарь и голова прежде в коморе, а затем и в сарае находят свояченицу, которую хотят уже и сжечь, сочтя чёртом. Когда новый пленник в вывороченном тулупе оказывается Калеником, голова впадает в бешенство, снаряжает оробевших десятских непременно изловить зачинщика, суля немилосердную расправу за нерадение.

Об эту пору Левко в чёрном своём тулупе и с измазанным сажею лицом, подойдя к старому дому у пруда, борется с овладевающей им дремотой. Глядя на отражение господского дома, замечает он, что окно в нем отворилось, и мрачных ставней вовсе нет. Он запел песню, и затворившееся было окно вновь открылось, и показалась в нем ясная панночка.

Плача, жалуется она на укрывшуюся мачеху и сулит Лёвку награду, если он сыщет ведьму среди утопленниц. Левко глядит на водящих хороводы девушек, все они бледны и прозрачны, но затевают они игру в ворона, и та, что вызвалась быть вороном, кажется ему не такой светлой, как прочие. А когда она хватает жертву и в глазах ее мелькает злоба, «Ведьма!» — говорит Левко, и панночка, смеясь, подаёт ему записку для головы.

Тут проснувшегося Лёвку, что держит-таки в руке клочок бумаги и клянёт свою неграмотность, хватают десятские с головою. Левко подаёт записку, что оказывается писаною «комиссаром, отставным поручиком Козьмой Дергачом-Дришпановским» и содержит среди возбранений голове приказ женить Лёвка Макогоненка на Ганне Петрыченковой, «а также починить мосты по столбовой дороге» и другие важные поручения. На вопросы обомлевшего головы Левко придумывает историю встречи с комиссаром, посулившим якобы заехать к голове на обед.

Ободрённый такою честью голова сулит Лёвке помимо нагайки назавтра и свадьбу, заводит свои вечные рассказы про царицу Екатерину, а Левко убегает к известной хате и, перекрестив в окошке спящую Ганну, возвращается домой, в отличие от пьяного Каленика, что все ещё ищет и не может найти своей хаты.

Это интересно: Рассказ Гоголя «Заколдованное место» входит в цикл его цельного произведения «Вечера на хуторе близ Диканьки». В рассказе повествуется об истории жизни деда, который попал в очень загадочные обстоятельства. На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Заколдованного места». Рассказ ведется от лица дьяка Фомы. С момента происшествия прошло уже немало лет.

Глава пятая. Утопленница

Левко возвращался домой после ночного бунта, и решил отдохнуть на берегу. Сон начал смыкать его глаза. В отражении воды он увидел господский дом, который выглядел как новый. Так же он увидел, что отворилась ставня и выглянула прекрасная головка. Он тут же отвел глаза и посмотрел на дом, который выглядел по-прежнему мрачно и загадочно. Тогда козак решил сыграть на бандуре. Но тут он увидел в окне опять ту же девушку, которую до этого видел в отражении. Она попросила спеть ей песню.

Позже панночка начала просить, чтобы Левко нашел её мачеху. Она рассказала, как та изводила её. Обещая озолотить козака, панночка умоляла найти ту, которая загубила её.

Она рассказала, что её мачеха играет вместе с другими утопленницами на берегу. Козак увидел хоровод девушек, которые были очень легкими и прозрачными, как тени. Но в его планы входило отыскать злую мачеху. Девушки начали играть в Ворона, причем Вороном вызвалась быть одна из них. Парубок присмотрелся к ней и понял, что она и есть ведьма. Он сказал об этом панночке, которая в знак благодарности сказала, что отец больше не помешает его женитьбе и передала записку. Левко проснулся.

Глава шестая. Пробуждение

Проснувшись, Левко не сразу понял, что ему это все привиделось во сне. Заброшенный дом все так же мрачно стоял над водой. Но когда он разжал кулак – то увидел в нем записку. За спиной раздались голоса, которые искали зачинщиков бунта. Они схватили Левка, но тот сказал отцу, что у него для него записка. Писарь узнал почерк комиссара. В записке говорилось о том, что голова слишком вольно стал себя вести. И что он должен женить своего сына на Ганне, отремонтировать мосты, и не давать в пользование лошадей. Так же комиссар писал о том, что приставит голову к ответу, если увидит, что тот не выполнил хоть какое-то его распоряжение. Левко соврал, что ездил в город, где комиссар и передал ему записку.

Голова пообещал женить сына на следующий день, и счастливый Левко отправился к знакомой хате, по пути вознося благодарность панночке.

О чем повесть «Майская ночь, или утопленница»?

Краткое содержание Майская ночь или утопленница Гоголя для читательского дневника:

Майская ночь, или Утопленница повесть Николая Васильевича Гоголя написанная в период 1829–1839 годов. Раскрытие темы нечистой силы в произведениях Гоголя встречалось во многих его работах. Майскую ночь относят к сборнику “Вечера на хуторе близ Диканьки”.

В произведениях этого сборника автор показывает жизнь украинского народа в старину, их обычаи, обряды, раскрывает национальные легенды. Показывает жизнь обычных людей, которые ведут борьбу за свое счастье, любовь и свободу. Чтобы добавить контраста и какой-то изюминки сюжету Гоголь добавляют разную нечисть, это могут быть бесы, ведьмы, но не обязательно страшные, а чаще просто смешные.

Так например можно увидеть описание того, как кузнец Вакула летит на самом черте в Петербург, дабы добыть черевички, или же история о том, как казак добирается в ад, с целью выиграть у чертей в карты, так же можно увидеть истории человек готов продать душу черту, ради денег, или то, как жадность приводит к предательству.

Утопленницу можно назвать самым чистым произведением из сборника “Вечера..”, сюжет раскрывает любовь молодой пары, парня Левко и девушки Анны.

За главную мысль можно взять попытку автора показать повседневную жизнь народа, что помимо счастья, и любви есть смерть, что зло может находиться совсем рядом. Но в результате побеждает добро, Левко и Ганна женятся, ведьма поймана. Главным является то, что все что вы обретаете и теряете зависит от вас самого, от души и желания улучшать свою жизнь.

Краткое содержание: "Майская ночь, или утонул" п. в. Гоголь

Прошла целая эпоха литературы, и плеяда выдающихся авторов оставила свой первоначальный след в литературе, но Гоголь и сегодня для многих остается настоящим волшебником слова. Поэтому рекомендуется читать авторский оригинал его творений, а не просто аннотацию. May Night or Drowned до сих пор удивляет читателей впечатляющей архитектурой, уникальной структурой текстового пространства и богатейшей палитрой слов.В нем есть абсолютно все символические атрибуты творчества Гоголя: мистицизм, страх, смех. Писатель умело пугает читателя, рассказывая жуткие истории, щедро смешивая их с сатирой и юмором.

Гипноз Гоголевского слога

Повесть «Майская ночь, или Утопленница» построена именно на красноречивом слоге, это не просто переработанный фольклор, это авторское изобретение, завораживающее смысловыми нюансами. Начав читать буквально с первых строк этого рассказа, попадаешь под гипноз гоголевского слога, умения выстраивать сюжетное повествование в тесном переплетении с народными мотивами и надолго остаешься под впечатлением после перелистывания последней страницы.Никогда волшебство не передаст слова гения: краткое содержание «Майская ночь, или Утопленник» завораживает только в оригинальном прочтении.

Антологии и экранные версии

Произведение впервые было опубликовано в 1831 году после того, как вошло в цикл компиляции «Вечера на хуторе близ Диканьки». Также мистический роман включен в антологии: «Русская мистическая проза» (Русские готические сказки XIX века), в библиотеку русской художественной литературы «Киевские ведьмы. Том 4-й. Интересно, как бы Гоголь прокомментировал этот факт.«Майская ночь, или Утопленник» снимали дважды. Впервые в Российской Империи (в 1910 году) режиссер В. Кривцов выпустил фильм по повести «Майская ночь», а вторая версия фильма принадлежит уже известному режиссеру-сказочнику А. Роу, он снял фильм. фильм с использованием короткого содержания. "Майская ночь, или Утопленник" вышел в 1953 году.

Фольклорные записи за основу

Для истинных поклонников таланта писателя не секрет, что при написании рассказа автор использовал фольклорные записи, полученные от родственников и мам.Об этом свидетельствует его письмо матери от 30 апреля 1829 г., в котором он убеждает его сказать ему «несколько слов… о русалках». Но не только эти мифические существа станут героями сказки, в ней будут и другие герои.

«Майская ночь, или Утопленник» начинается со сцены нежного свидания между Ханной и Левко. В последующих главах широко используются народные поверья, легенды об утопленницах, ведьмах и т. Д. «Майская ночь, или утонувшая» (описание сюжета будет представлено ниже) не пересказывает ни одну из известных сказок фольклора; Маленькая Россия.Гоголь как создатель этого произведения совершенно независим.

Сводка

«Майская ночь, или Утопленник» в основе сюжета - мотивы множества легенд о беспокойных, невинно заблудших душах. Нежная, красивая панночка покорно переносит все издевательства мачех-ведьм. Но однажды, не выдержав мучений, девушка бросается в воду, тонет и при этом становится русалкой. Но мачеха не собирается довольствоваться своей смертью, она коварна и мстительна.Ведьма тоже превращается в русалку, и теперь бедная девочка не может свободно плавать.

За помощью обращается к сыну главы Левко, у которого вообще нет личного счастья. Он искренне любит красавицу Галю, но, как выяснилось, его отец тоже положил глаз на девушку. Голова не прочь с ней порезвиться, а потому не хочет думать о свадьбе сына. Русалочка приходит к Левко во сне и самоотверженно молится молодой женщине найти ее злую мачеху среди подводных дев.Сообразительный герой некоторое время наблюдал за игрой волков, русалки играли в воздушных змеев. Левко обратил внимание на одну из девушек, отличавшуюся гневом и жадностью: она так страстно бросилась на друзей, что казалось, что для нее это вовсе не игра. Ведьму обнаружили, и благодарная и счастливая русалка Панночка помогла несчастному любовнику наладить связь с ее возлюбленной Галей, заново вставив госактеу отца.

Что случилось потом?

«Потом» (период после публикации) для любого литературного произведения двояка.Это либо процесс тиражирования, либо транскрипции для театральной сцены, кино, анимации; также широко практикуется заимствование сюжета многими подражателями; многочисленные авторские иллюстрации, картины на тему, детские игрушки по мотивам и т. д. Или, что чаще всего бывает, это забвение.

Но эта печальная участь не настигла оригинальное произведение, Гоголь не такой. «Майская ночь, или Утопленники» - одно из самых ярких произведений писателя.

Певица украинского фольклора

Удивительно, но по постулатам русской литературной критики Гоголь - реалист.Однако его произведения можно назвать как угодно: фантастика, фарс, комедия, фольклор, «ужасы», мистика - только не копирование, а описание действительности. Иногда автор сознательно в своих произведениях доводит нарастающий ужас до логического финала - мистической и страшной смерти главного героя (в данном случае фрески). Однако смерть творца - понятие относительное, мертвые в его повествованиях ведут довольно активную потустороннюю жизнь, периодически вмешиваясь в жизнь живых. Эта черта очень характерна для любого фольклора.Это еще одно доказательство того, что Гоголь сознательно активно «продвигал» самобытный украинский фольклор, а всем известным описанием украинской ночи является Майская ночь.

«Майская ночь, или Утопленница» Н.В. Гоголя

Прошла целая эпоха литературного творчества, и целая плеяда выдающихся авторов оставили свой отличительный след в литературе, но Гоголь для многих остается настоящим волшебником слова. . Поэтому рекомендуется читать авторский оригинал его творений, а не просто краткое содержание.«Майская ночь, или Утопленница» и по сей день удивляет читателей впечатляющей архитектурой, уникальной структурой текстового пространства и богатой палитрой слов. В нем есть абсолютно все знаковые атрибуты творчества Гоголя: мистика, страх, смех. Писатель умело пугает читателя, рассказывая страшилки, щедро смешивая их с сатирой и юмором.

Гипноз гоголевского слога

Повесть «Майская ночь, или утонувшая» построена на красноречивом слоге, это не просто обработанный фольклор, это завораживающая смысловыми нюансами авторская фантастика.Начиная читать, буквально с первых строк этого рассказа попадаешь под гипноз гоголевского слога, умения выстраивать повествование в тесном переплетении с фольклорными мотивами и надолго остаешься под впечатлением после перелистывания последней страницы. Никогда не рассказывайте о волшебстве слова гения. Краткое изложение «Майской ночи, или утонувшая женщина» очаровывает только в оригинальном прочтении.

Антология и экранизация

Впервые произведение было опубликовано в 1831 году, после того, как вошло в цикл сборников «Вечера на хуторе близ Диканьки».Также мистический рассказ включен в антологию: «Русская мистическая проза» (Русские готические сказки 19 века), в библиотеку русской художественной литературы «Киевские ведьмы. Том 4-й». Интересно, как бы этот факт прокомментировать Гоголь? «Майская ночь, или утонувшая» снималась дважды. Впервые в Российской империи (в 1910 г.) режиссер В. Кривцов выпустил фильм по повести «Майская ночь», Вторая экранизация принадлежит известному сказочнику А. Роу, он снял фильм по краткому изложению.«Майская ночь, или Утопленница» вышла в свет в 1953 году.

Фольклорные записи за основу

Для истинных поклонников таланта писателя секрет, что при написании рассказа автор использовал фольклорные записи, полученные от родственников и матери. . Об этом свидетельствует его письмо матери от 30.04.1829 г., в котором он убеждает его сказать ему «несколько слов ... о русалках». Но героями повествования станут не только эти мифические существа, но и другие герои.

«Майская ночь, или Утопленница» начинается сценами нежной встречи Ганны и Левко. В следующих главах широко используются народные верования, предания об утопленницах, ведьмах и т. Д. «Майская ночь, или Утопленница» (описание сюжета будет представлено ниже) не пересказывает ни одну из известных сказок фольклора, повествование приносит читателю поэтическую картину из яркой жизни Малороссии. Гоголь как создатель этого произведения - совершенно самостоятельный.

Аннотация, аннотация

«Майская ночь, или утопленница» в сюжете заключает в себе мотивы многих легенд о непокоренных, невинно заблудших душах. Нежная красивая панночка покорно переносит все издевательства над ведьмой-мачехой. Но однажды, не выдержав пыток, девушка бросается в воду, тонет и одновременно становится русалкой. Но мачеха не собирается останавливаться на достигнутом, она коварна и мстительна. Ведьма тоже превращается в русалку, и теперь несчастная панночка не может свободно плавать.

За помощью обращается к голове сына - Левко, у которого вообще нет личного счастья. Он искренне любит красавицу Галю, но девушку, как выяснилось, положил на глаза его отец. Начальник хочет с ней порезвиться, поэтому не хочет думать о свадьбе сына. Русалочка приходит к Левко во сне и самоотверженно умоляет саблю найти ее злую мачеху среди подводных дев. Гениальный герой некоторое время наблюдал за игрой, русалки играли в воздушных змеев.Левко обратил внимание на одну из девушек, которая выделялась своей злостью и хищничеством: она так страстно бросилась к своим друзьям, что создавалось впечатление, что это вовсе не игра для нее. Ведьму обнаружили, и благодарное и счастливое панно в виде русалки помогло несчастному любовнику установить связь с возлюбленной Галей, подавив государственное письмо отца.

И что произошло потом?

«После» (период после публикации) для любого литературного произведения двоякий. Это либо процесс тиражирования, транспонирования для театральной сцены, кинематографии, анимации; Также широко практикуется заимствование сюжета множеством подражателей; многочисленные авторские иллюстрации, живопись на тему, детские игрушки по мотивам и др.Или, что чаще всего случается, - это забвение.

Но эта печальная участь не настигла оригинального произведения, не такого Гоголя. «Майская ночь, или Утопленница» - одно из самых ярких произведений писателя.

Певец украинского фольклора

Удивительно, но, согласно постулатам русской литературной критики, Гоголь относится к реалистам. Однако его произведения можно назвать как угодно: фэнтези, фарс, комедия, фольклор, «ужасы», мистика - только не копирование, а описание действительности. Иногда автор сознательно в своих творениях доводит нарастающий ужас до логического финала - мистической и страшной смерти главного героя (в данном случае панночки).Однако смерть творца - понятие относительное, мертвые в его повествованиях ведут довольно активную жизнь за жизнью, периодически вмешиваясь в жизнь живых. Эта особенность очень характерна для любого фольклора. Это еще одно доказательство того, что Гоголь сознательно активно «продвигал» самобытный украинский фольклор, а известное описание украинской ночи - «Майская ночь».

Опера сегодня: «Майская ночь Римского-Корсакова», Лондон

Действие обрамляет декорация, представляющая традиционный ликеро-водочный завод, плановый технический ремонт, вызывающий ужас в стране народ: мягкий намек на борьбу за индустриализацию сельских районов в начале 20 век.(Постановка Александра Тителя 2008 г. с Академический музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве также переняли раннесоветскую среду 1930-х годов, иронически изображая щедрых фермеров застолья в эпоху сталинских лишений.)

Чаны и бочки, трубы и фильтры удобно расположились в бывшем доме. бетонный строительный цех; не всегда было ясно, где заканчивается сет и мероприятие началось. Большой бочонок, из которого клубился дым (или сказочные духи?), служил залитым лунным светом прудом.Разделенные уровни и пандусы атмосферного дизайн - Бриджит Кимак и студенты Rose Bruford College - эффективно способствовал часто фарсовым приходам и уезжает.

Майская ночь , Вторая полная опера Римского-Корсакова, по мотивам украинской народной сказки «Утопленница» из Собрание Гоголя, Вечера на хуторе близ Диканьки. Это помесь Дворжака Rusalka и Smetana’s Проданная невеста. Драматическая структура несколько случайна и повествование ничтожно, но простенький юмор оперы и теплый простоватость - много пьяных выходок, ошибочных имен и сверхъестественные посещения - так же увлекательны, как и кантабельные народные мелодии и красочно оркестрованная партитура.

Напыщенный мэр (староста) и его сын Левко в романтических поисках та же девочка, Ганна. Левко рассказывает Анне жуткую местную легенду: о молодой девушке, Панночка, которая утопилась, спасаясь от мачехи, стала русалка (этакая восточноевропейская русалка), но мачеха сама теперь тоже утонула, и, по слухам, «ведьма» смешалась необнаружен среди "хороших" русалки .Возникает большой хаос: Левко обнаруживает, что мэр поет Ханне серенаду; начинается пьянка бурно; невестку мэра принимают за дьявола и заключен в подвал. Чтобы спастись от безумия, Левко отступает в озеро, где он поет панегирик Ганне. Его песня призывает русалки которые, оказавшись на удивление искусными фальшивомонетчиками, предъявили письмо от военного комиссара, которому мэр должен подчиняться - приказывая, чтобы Левко забрал свою девушку: награда юного любовника за спасение русалки от ведьмы.

Директор Кристофер Коуэлл, казалось, не совсем уверен, хочет ли он его шутливость или серьезность и искренность. Я чувствовал, что это может сделали немного больше комиксов; действительно, только после того, как дикий, пьяный угольщик, Каленик, было ясно, что работа в факт должен быть комедией. Опера представляет собой слегка сбивающую с толку смесь фолк и фэнтези, романтика и реализм, сверхъестественное и немного сюрреализм; и эта постановка, казалось, колебалась между этими режимами, а не найти счастливое сочетание и баланс.После романа первого акта и фарса сцены деревенской жизни во втором акте 3 акта скорее заблудились.

Русалки считались наиболее опасными во время «Зеленая неделя» (русская Троица), ночные приключения которые видели, как они покинули свои водные глубины, чтобы качнуться с берез. Освещение Джека Уилтшира излучало подходящее мрачное зеленое сияние, но хореография в этом действии (Мэнди Деметриу) была разочаровывающе не изобретательной - жаль, как и везде впечатлила эффективность сцены бизнес.Проблемы могут быть врожденными, но этот поступок казался совершенно инертным. и по-любительски поставлен. Я допускаю, что, возможно, это слишком суровый суждения, особенно потому, что драгоценности партитуры наиболее ярко сверкают в этот финальный акт и великолепное пение заставили блеснуть музыкальными сокровищами. Но, инсценировать привидения нужно убедительно, а не просто карикатурно.

Рассказ Гоголя имел сентиментальную ценность для Римского-Корсакова, так как он прочтите этот рассказ о сорванной помолвке с женой в тот день, когда он сделал предложение ей.Большая часть либретто дословно заимствована из повествования Гоголя, и Royal Academy Opera решили петь на оригинальном русском языке, что является амбициозным решение, которое потребовало многого от молодых актеров и, должно быть, потребовало много языкового коучинга и подготовки. Недостаточно лингвистически осведомлен, чтобы судить о точности и подлинности результатов, могу только сказать, что текст был доставлен уверенно и непременно звучало убедительно! Но я подумал, было ли это мудрое решение: юмор могли бы общаться более прямо в английском переводе (и в любом корпуса, очень высокий потолок Ambika P3 делал чтение субтитров затруднительным. напрягающая шею и отвлекающая задача).

Молодой актерский состав был великолепен, давал спектакли, которые не были бы неуместны, действительно вызывали восхищение на многих профессиональных сценах. В виде двое влюбленных, Оливер Джонстон (Левко) и Лаура Зигмантайте (Ганна) делили отличное взаимопонимание, и их лирические дуэты переполняли чувства (многие из мелодии взяты из аутентичного украинского народного материала, собранного Александр Рубец).

Меццо-сопрано Зигмантайте - большой, мощный инструмент: иногда казалось, что она не полностью контролирует его силу, но она продемонстрировали хорошую цветовую гамму и гибкость, и дали очень стройная фраза.Тенор Джонстон был более устойчив: у него широкий диапазон, звенящие вверху и богатые внизу - и неизменно прекрасные тон. У него есть сила, чтобы легко подняться над оркестром, но он также и нежный чувствительность. Романс Левко в третьем акте - совершенно без сентенции - было душераздирающе. Его выступление было потрясающим.

Божидар Смилянич, Уильям Блейк и Алекс Оттербурн - как Мэр, Дистиллятор и Пьяный угольщик, Каленик, соответственно - ударил по широкому юмору.Смилянич использовал свой сильный низкий бас зарегистрируйтесь, чтобы передать шутовство и притворство развратного мэра. Оттерберн показал себя мастером физического театра, спотыкания, лоллинга и хопака. с глупой глупостью. Уильям Блейк, соответственно, был непохожим на жадно-предприимчивый Distiller. Как невестка мэра - предметом всех шуток и уловок - Кэти Стивенсон не позволяла комические махинации отвлекают ее от создания твердой, полноформатной мелодической линии. Серебристое сопрано Алис Роберт обмануло, пробудив в нас сочувствие Бедственное положение Панночки и воодушевление нас ее спасением.

Члены хора Королевской академии громко говорили и поддерживали впечатляющий уровень сосредоточенности, убедительные действия. Если бы некоторые из танцев были немного разочаровывающего, что можно простить; нет причин почему молодые певцы должны быть экспертами в tropak или troika . Под эстафету Гарета Хэнкока, который в июле вступит в должность директора оперы в этом году Королевская академия симфонии прокатилась по партитуре в стиле фолк. с брио и стилем.Хотя звучание струн не всегда было таким богатым, как могло бы были желанными, было чем восхищаться, не в последнюю очередь несколько шелковисто-гладких соло на кларнете, игра на валторне, демонстрирующая выдающийся контроль и выносливость, и волшебство и тайна от двух арф, которые аккомпанируют Панночке. 3 песня.

«Майская ночь» мелодичная привлекательность, ритмичная живость и яркость. характеристика сделала его очень хорошим выбором для Королевской академии оперы, и предложили актерскому составу много и разнообразную возможность продемонстрировать свои значительные таланты.Их выступление было задушевным и, учитывая подземный характер помещения, на удивление солнечно. Я не сомневаюсь, что мы будем получать известие от многие из этих молодых певцов снова появятся в ближайшем будущем.

Клэр Сеймур


Информация о литье и производстве:

Левко - Оливер Джонстон, Ганна - Лаура Зигмантайте, Каленик - Алекс Оттербурн, староста - Божидар Смилянич, Невестка старосты - Кэти Стивенсон, Distiller - Уильям Блейк, Панночка - Элис Робертс, клерк - Доминик Боу, Мачеха / Русалка - Хелен Брэкенбери, Птенец / Русалка - Юно Коннолли, Рэйвен / Русалка - Марвик Монреаль; Кристофер Коуэлл - режиссер, Гарет Хэнкок - дирижер, Бриджит Кимак - дизайнер Джейк Уилтшир - дизайнер по свету Мэнди Деметриу - балетмейстер, хор Королевской академии оперы (хормейстер - Ричард Лич), Королевская академия симфонии.

Ambika P3, Вестминстерский университет, Лондон, 7 th March 2016.

Нэнси Дрю (S2 - EP5) Утопленница

Краткое содержание: В «Утопленнице. Напряжение между Нэнси и командой Дрю разгорается, поскольку они продолжают сражаться с Аглаэкой. Тем временем Бесс совершает ошибку, которая может унести их всех с собой. Наконец, у Джорджи прекрасный момент сближения со своими сестрами.

История

Выяснив, что им нужен зловещий песок, чтобы победить Аглаэку.Нэнси просит всех своих друзей пойти на поиски своего песка, чтобы они могли использовать его, чтобы остановить Аглаэку. Однако когда они пойдут смотреть. Они обнаруживают, что весь песок отсутствует, потому что Бесс выбросила его во время уборки. Понятно, что Нэнси и ее друзья злятся на Бесс, и все они нападают друг на друга, поскольку стресс их неминуемой смерти подвергает их давлению.

К счастью, Нэнси находит немного зловещего песка, когда встречает Райана и Карсона, которые следят за ней.Оказывается, Райан поднял часть песка, из-за которого его машина испортилась, в ту ночь, когда они вызвали Аглаэку. Итак, вооружился новой порцией песка. Нэнси разбивает его на пять пакетов. Один для нее, а остальные четыре для рисовальщиков. Вопрос такой. Подойдет ли песок или потребуется другой подход, чтобы остановить Аглаэку?

The Acting

Само собой разумеется, что все актеры приложили все усилия для этого эпизода, но они все еще выглядели замечательно здоровыми, учитывая, что их персонажи, вероятно, к этому моменту уже не спали несколько дней.Среди них не было красных глаз. Или один прыщик, если на то пошло. Kennedy McMann отлично справляется с ролью Нэнси и получает блестящую сцену с Scott Wolf . В результате Нэнси ищет утешения у человека, который был ей отцом. В эпизоде ​​наступает момент, когда Нэнси и ее друзья в значительной степени отказались от всякой надежды пережить ночь и стремятся решить любые нерешенные проблемы. И все сцены, в которых рисованная команда пытается помириться друг с другом, сделаны блестяще.

Мы даже получили очень красивую сцену из Leah Lewis , когда Джордж делится действительно приятным моментом со своими сестрами. Хотя с учетом того, что происходит ближе к концу серии. Эта сцена в значительной степени является предзнаменованием.

Всего

«Утопленница» изначально задумывалась как финал первого сезона сериала. Но по понятным причинам оно затянулось. Эпизод был действительно сильным, и мне казалось, что он должен был стать финалом сезона.Особенно в свете того, чем это закончится, и жертвы, которую Нэнси и ее друзья должны принести, но в итоге не приносят. Все это прекрасно подготовлено к тому, что должно произойти.

Откровенно говоря. Не думаю, что Нэнси и ее команда Дрю собираются спать. И это несмотря на то, что уладил отношения с Аглаэкой. Теперь им предстоит решить более серьезную проблему, и я не думаю, что она закончится для них хорошо. Кто-то в конечном итоге должен будет заплатить за проезд, на что Нэнси нажала кнопку паузы.

Связанные

Ла Льорона - Плачущая женщина Юго-Запада - Легенды Америки

Толби-Крик в каньоне Симаррон, Нью-Мексико, автор - Кэти Вайзер-Александер.

Легенда о La Llorona (произносится «LAH yoh ROH nah»), что по-испански означает «Плачущая женщина», была частью латиноамериканской культуры на юго-западе со времен конкистадоров. Говорят, что высокий худой дух наделен естественной красотой и длинными распущенными черными волосами.В белом халате она бродит по рекам и ручьям, вопя в ночи и ища детей, которых нужно тащить, крича в водянистую могилу.

Никто на самом деле не знает, когда началась легенда о Ла Льороне или откуда она возникла. Хотя сказки меняются от источника к источнику, одна общая черта заключается в том, что она - дух обреченной матери, которая утопила своих детей и теперь проводит вечность в поисках их в реках и озерах.

Ла Льорона , которую окрестили «Мария», родилась в крестьянской семье в скромной деревне.Ее поразительная красота привлекла внимание как богатых, так и бедных людей этого района. Говорили, что она проводила дни в своем скромном крестьянском окружении, а по вечерам надевала свое лучшее белое платье и восхищала мужчин, восхищавшихся ею, местными фанданго.

Молодые люди с нетерпением ждали ее прибытия, и она упивалась оказанным вниманием. Однако у Ла Льорона было два маленьких сына, которые мешали ей проводить вечера вне дома, и часто она оставляла их одних, пока она скакала с джентльменами по вечерам.Однажды двух маленьких мальчиков нашли утонувшими в реке. Некоторые говорят, что они утонули из-за ее пренебрежения, но другие говорят, что они, возможно, умерли от ее собственной руки.

Другая легенда гласит, что Ла Льорона была заботливой женщиной, полной жизни и любви, вышедшей замуж за богатого человека, который одарил ее подарками и вниманием. Однако после того, как она родила ему двух сыновей, он начал меняться, возвращаясь к распутной жизни и алкоголю, часто оставляя ее на месяцы. Он, казалось, больше не заботился о красавице Марии, даже говоря о том, чтобы оставить ее и жениться на женщине из своего богатого сословия.Когда он вернулся домой, то только для того, чтобы навестить своих детей, и опустошенная Мария начала испытывать негодование по отношению к мальчикам.

Ла Льорона - Плачущая женщина с юго-запада

Однажды вечером, когда Мария гуляла с двумя детьми по тенистой дорожке у реки, ее муж проезжал в карете с элегантной дамой рядом с ним. Он остановился и поговорил со своими детьми, но проигнорировал Марию, а затем поехал в карете по дороге, не оглядываясь.

Увидев это, Мария пришла в ужасную ярость и, повернувшись против своих детей, схватила их и бросила в реку.Когда они исчезли вниз по течению, она поняла, что натворила, и побежала вниз по берегу, чтобы спасти их, но было уже слишком поздно. Мария впала в безутешную скорбь, с криком и воплями бежала по улицам.

Прекрасная Ла Льорона оплакивала их днем ​​и ночью. Все это время она не ела и шла вдоль реки в своем белом платье в поисках своих мальчиков - в надежде, что они вернутся к ней. Она бесконечно плакала, бродя по берегу реки, и ее платье запачкалось и разорвалось.Когда она продолжала отказываться от еды, она похудела и казалась выше, пока не стала похожа на ходячий скелет. Все еще молодая женщина, она наконец умерла на берегу реки.

Вскоре после ее смерти, ее беспокойный дух начал появляться, гуляя по берегам реки Санта-Фе, когда сгустилась тьма. Ее плач и вопли стали проклятием ночи, и люди начали бояться выходить на улицу после наступления темноты. Говорят, ее видели дрейфующей между деревьями вдоль береговой линии или плывущей по течению в своем длинном белом платье, расстеленном по воде.Многие темные ночи люди видели, как она идет по берегу реки и плачет о своих детях. Итак, они больше не называли ее Марией, а скорее, La Llorona , плачущей женщиной. Детей предупреждают, чтобы они не выходили в темноте, потому что Ла Льорона может схватить их и бросить насмерть в текущую воду.

Хотя легенды разнятся, призрак действует без колебаний и милосердия. Рассказы о ее жестокости зависят от версии легенды, которую вы слышите.Некоторые говорят, что она убивает без разбора, забирая мужчин, женщин и детей - любого, кто достаточно глуп, чтобы подойти к ней достаточно близко. Другие говорят, что она очень варварская и убивает только детей, затаскивая их с криком в водяную могилу.

Когда Патрисио Луган был мальчиком, он и его семья увидели ее на ручье между Мора и Гуадалупита, штат Нью-Мексико. Когда семья сидела снаружи и разговаривала, они увидели высокую худую женщину, идущую вдоль ручья. Затем она, казалось, плыла над водой, взлетела на холм и исчезла.Однако буквально через несколько мгновений она снова появилась гораздо ближе к ним, а затем снова исчезла. Семья искала следы и, не найдя их, не сомневалась, что увиденная ими женщина была La Llorona .

Ее видели вдоль многих рек по всему Юго-Западу, и легенда стала частью латиноамериканской культуры повсюду. Частично легенда гласит, что те, кто плохо относится к своим семьям, увидят ее, и она преподаст им урок.

Другая история связана с человеком по имени Эпифанио Гарсиа, откровенным мальчиком, который часто спорил со своей матерью и отцом.После горячего спора Эпифанио вместе со своими братьями, Карлосом и Августином решили покинуть свое ранчо в Охо-де-ла-Вака и направиться к вилле Реал-де-Санта-Фе. Однако, когда они были в пути, их посетила высокая женщина с черной лентой и черной сеткой на лице. Двое мальчиков ехали впереди фургона, когда на сиденье между ними появился дух. Она молчала и продолжала сидеть там, пока Эпифанио, наконец, не развернул лошадей и не направился домой, и тогда она сказала: «Я снова навещу вас однажды, когда вы будете спорить со своей матерью.”

Во время моего путешествия в Нью-Мексико я посетил очень дружелюбного латиноамериканского джентльмена, которого я спросил, верит ли он в Ла Льорону. Он искренне признался в этом и был очень откровенен в своих культурных убеждениях. Однако, когда я спросил его, верит ли он в призраков, он ответил, что нет. Интересно. - Кэти Вайзер-Александр

В Санта-Фе, штат Нью-Мексико, высокий воющий дух неоднократно был замечен в здании PERA (Ассоциация пенсионеров государственных служащих), которое построено на земле, которая когда-то была старым испанско-индийским кладбищем, недалеко от реки Санта-Фе.Многие люди, работавшие там, рассказывают, что слышали крики, разносящиеся по коридорам, и чувствовали, как невидимые руки толкают их, когда они находятся на лестнице.

Многие слышали, как по ночам плачет Ла Льорона у рек, и ее блуждания стали шире, преследуя латиноамериканцев, куда бы они ни пошли. Ее передвижения отслеживались по всему Юго-Западу и на севере, вплоть до Монтаны, на берегу реки Йеллоустоун.

Латиноамериканцы верят, что Плачущая женщина всегда будет с ними, преследуя множество рек в поисках своих детей, и по этой причине многие из них боятся темноты и передают легенду из поколения в поколение.

© Кэти Вайзер / Легенды Америки, обновлено в феврале 2020 г.

Читателей Истории:

Ла Льорона однажды разбудила меня, когда я разбил лагерь у порогов Индиан-Фолс на реке Ямпа в Колорадо, когда мне было пятнадцать. Я шел с ней в хижину, и там был мужчина в постели. Я видел только его ногу, но, когда она крикнула мне, чтобы я бежал, я сделал это. Если бы я не разбил ногой о камень, я бы сбежал со скалы в пороги Индиан-Фолс.Я увидел статью о ней в газете Mountain Gazzette за этот месяц и искал ее в Интернете. Мой опыт был 21 год назад. - Брайан, Колорадо, октябрь 2008 г.,

.

Канзасская сказка

Недавно, работая редактором в газете, я наткнулся на телеграмму о La Llorona. Это вызвало у меня воспоминания о том, что случилось со мной, когда я был студентом Канзасского государственного университета в начале 1980-х годов на Манхэттене, штат Канзас, и привело меня на ваш веб-сайт, где я прочитал больше об этой легенде.

Однажды вечером я пошел в передвижной дом, который, кажется, помню, был рядом с ручьем или рекой, чтобы навестить пару моих друзей, которые также посещали K-State. Когда я вошел в дверь, я обнаружил, что они сидят на диване и выглядят несколько испуганными. Они объяснили, что всего несколько минут назад один из барных стульев кружился и подпрыгивал. Поскольку они были американцами мексиканского происхождения, они задавались вопросом, имеет ли Ла Льорона какое-либо отношение к этому инциденту. Они объяснили мне легенду, поскольку я никогда раньше о ней не слышал.

Они пригласили меня переночевать в отдельной спальне, что я и сделал. Позже ночью мне явилась женщина, лежащая рядом со мной в постели, и спросила, могу ли я знать, где ее дети. Казалось, что пока я спал, я был полусонным. Затем я полностью проснулся и взглянул на дверной проем как раз вовремя, чтобы увидеть темную фигуру, которая, казалось, смотрела на меня, а затем быстро ныряла обратно в дверной проем. В этот момент я был слишком напуган, чтобы пойти проверить и посмотреть, не проверяет ли меня один из моих друзей, возможно, чтобы понять, почему я говорю во сне или что-то в этом роде.Я снова заснул и дождался утра, чтобы спросить их, не заглядывал ли кто-нибудь из них в мою комнату ночью. Ни один из них не сделал этого.

Итак, по сей день я не знаю, действительно ли я испытал сверхъестественное посещение или мои сон и разум сыграли со мной злую шутку.

Отправлено: Имя и город не разглашаются, август 2006 г.

Странное совпадение Ла Льорона

Когда я учился в седьмом классе, мне приснился пугающий сон. Я увидел себя стоящим на темной дороге с единственным освещением, исходящим от тусклого уличного фонаря.Земля была влажной, и вдалеке я мог слышать звук падающего дождя и звук шагов, приближающихся ко мне. Вглядываясь в темноту, я мог различить женщину, одетую во все черное, с темной кружевной вуалью, закрывающей лицо, которая двигалась ко мне. Как ни странно, по мере того, как таинственная женщина приближалась, рос и дождь.

Когда женщина была примерно в 15 футах от меня, она оглянулась через мое плечо. Когда я обернулся, чтобы увидеть, на что она смотрит, я увидел маленького ребенка, одетого в белую ночную рубашку, играющего с куклой посреди лужи с водой.Когда я повернулся к ней, она была прямо передо мной. Завеса была приподнята, ее глаза были необычно широко раскрыты, а ее лицо находилось не более чем в трех дюймах от меня. Ее устрашающие глаза пристально смотрели в мои, пока я не проснулся в панике. Я посмотрел в окно - шел дождь. Как вы понимаете, я не спал всю ночь.

На следующий день я избавился от этой мечты и больше не думал о ней, пока не прошло год. В ту ночь я проводил ночь со своей подругой Вероникой, которая также пригласила еще одну подругу по имени Сара.В течение вечера Сара, испанка, начала рассказывать нам некоторые легенды и истории о привидениях мексиканской культуры. Когда она начала рассказывать историю о Ла Льороне, я сначала ничего об этом не подумал. Затем она начала рассказывать о том, как легендарный дух путешествует по воде, одетый во все черное или белое, и чаще всего его можно увидеть с вуалью. Сара продолжила, рассказав нам, что Ла Льорона приподнимает завесу только перед своими «жертвами», которые в их загробной жизни она решила помочь ей найти кости своих потерянных детей.

Теперь я постоянно задаюсь вопросом, буду ли я в загробной жизни вынужден помогать ей найти кости ее потерянных детей.

Отправлено: Тонией Апелар из Эврики, Калифорния, ноябрь 2005 г.

Ла Льорона в Техасе

Река Сан-Бернард предоставлена ​​веб-сайтом Texas Watch

Как мы уже отмечали выше, Ла Льорона не ограничивает свои поездки в Нью-Мексико. Похоже, она следует за латиноамериканцами, куда бы они ни пошли, о чем свидетельствует история, которой Пит Санчес поделился с нами о переходе моста через реку Сан-Бернард в Восточном Бернарде, штат Техас.Восточный Бернард находится к юго-западу от Хьюстона в округе Уортон. Это старое сообщество построило свою первую резиденцию около 1850 года на восточном берегу реки Сан-Бернар. Сегодня мост Сан-Бернар пересекает реку.

Несколько лет назад г-н Санчес ехал по Восточному Бернарду с включенным радио. Когда он переходил мост через реку, он был поражен, когда посмотрел направо и увидел полупрозрачную женщину, сидящую на его пассажирском сиденье.

Одетый во все черное, лицо духа было закрыто кружевной черной вуалью.Очевидно испуганный, Санчес сильно ударил по газу, пролетел мимо моста и не оглядывался на пассажирское сиденье. Только когда он миновал мост, он нашел в себе смелость взглянуть еще раз. Дух исчез. Г-н Санчес с готовностью признает, что его до сих пор пугает этот призрачный образ. Когда г-н Санчес прочитал рассказ выше, о том, как братья Гарсия столкнулись с высокой женщиной в черном тейпело и черной сеткой на лице, которая появилась на сиденье фургона между ними, он, очевидно, увидел сходство.Мы согласны!

Ла Льорона в Мексике

Моя история Ла Льороны происходит в Мексике. Когда мне было восемь лет, моя абуэлита (бабушка) посоветовала мне пойти в магазин за содовой. Это было вечером, когда мы готовились к ужину. Мы с братом пошли в магазин, и по дороге мы слышали плач, но не обращали на него особого внимания. Однако, продолжая путь, мы увидели идущую к нам молодую женщину. Внезапно мой младший брат заплакал, и женщина побежала к нему, ведя себя так, как будто она собиралась его схватить.Когда мы увидели, что она плывет, а не идет, мы побежали обратно к дому и рассказали бабушке и маме, что случилось. Мы просто заперли дверь и начали молиться Богу, чтобы он помог нам и заставил Ла Льорону уйти.

Представлено Дейзи Кальдерон. Дейзи сейчас 12 лет, и она искренне верит, что Ла Льорона реальна.

Нападение плачущей женщины

Когда мне было около 8 лет, я только начал интересоваться паранормальными явлениями.Я исследовал La Llorona, когда внезапно услышал шум, поэтому решил проверить это. Потом я услышал это снова. Это было похоже на то, что он шел из ванной, поэтому я вошел и остановился у раковины. Внезапно мою голову столкнули в раковину, и вода потекла. Раковина, наконец, наполнилась полностью, и я пытался дышать. Тогда я больше не мог дышать. Я думал, что умру от недостатка кислорода. Я закричала, и вошла моя мама. Она вытащила мою голову после борьбы и крепко обняла меня.Она знала, что я не утону, поэтому начала думать. Потом она застыла, и ее лицо побелело. Она закричала и чуть не упала в обморок. Я спросил ее, что случилось, и она, запинаясь, сказала: «Ла-ла-ла-Льорона». - Эмили Ортис,

Моя история Ла Льорона

Саут-Вэлли Альбукерке, Нью-Мексико

В возрасте семи лет я посещал новую школу Пахарито в Южной долине Альбукерке, штат Нью-Мексико. Мне нравилось посещать школу Пахарито, особенно когда приходило время поиграть на улице в школьном дворе.Детскую площадку окружал высокий забор, чтобы дети не сбились с пути. За забором была ирригационная канава, питавшая поле люцерны по другую сторону траншеи. В высоких засушливых землях, окружающих Альбукерке, казалось, что повсюду рвы, поливающие поля за городом.

Вскоре мы встретили маленького мальчика, который еще не был достаточно взрослым, чтобы ходить в школу. Он часто приходил, играл у забора и смотрел, как старшие дети резвятся на школьном дворе.Но однажды наша игра была прервана большой суматохой у ограды школьного двора. Когда мы побежали к забору, мы вскоре обнаружили, что маленький мальчик упал в оросительную канаву. Хотя один из наших учителей вытащил мальчика из мутной воды и начал реанимацию, было уже слишком поздно. Это был первый раз, когда я испытал потерю друга.

На следующий день в школе один из детей сказал мне, что мальчика подарила Ла Льорона. Я мог только стоять безмолвно, потому что никогда не слышал о Ла Льороне.Они объяснили, что она была «дамой из канавы», которая бродила по канавам в поисках маленьких детей, чтобы «украсть», потому что ее собственные дети утонули в ужасной аварии. Это напугало меня, потому что прямо за моей задней дверью были две такие грязные траншеи. В пасмурные дни мы могли представить, как она поднимается с небес, чтобы занять свое место по оросительным канавам.

Отправлено: Преподобным Элизабет Кирквуд

Об авторе: Преподобная Элизабет Кирквуд в детстве жила в Альбукерке, штат Нью-Мексико.Сегодня она практикующий методистский священник в Оклахоме и Канзасе. Она и ее муж Коди женаты 14 лет и любят рассказывать своим девочкам истории, которые помогают им принять свое латиноамериканское происхождение. В настоящее время Элизабет посещает Северо-Западный университет Оклахомы в Альве по специальности социальная работа. На данный момент она записалась в класс мифологии, ей было поручено написать статью, и она выбрала Ла Льорону.

Окно спальни моей мамы

Моя мама жила в одном доме в Санта-Фе, Нью-Мексико, почти 50 лет.Когда ей было около 12 лет, она и ее двоюродный брат сидели в ее спальне (которая позже стала моей) посреди зимы. Шел снег. В какой-то момент они услышали шум за окном. Когда они посмотрели, там стояла женщина, одетая во все белое, и плакала.

Моя мама и ее двоюродная сестра были явно немного напуганы и выбежали из комнаты, чтобы рассказать об этом ее маме. Ее родители вышли на улицу, чтобы провести расследование, но не нашли следов на свежевыпавшем снегу.Они вернулись внутрь и рассказали ей, что нашли, вернее, чего не нашли. Это напугало мою маму еще больше, и она побоялась вернуться в свою комнату.

Когда мне было около одиннадцати, я сидел один в своей спальне (в том же доме, где росла моя мама) ночью, посреди зимы, и шел снег. Я услышал шум за окном. Я боюсь темноты, поэтому я не стал проверять, что это было, я просто вышел из комнаты и какое-то время занялся чем-то другим. Когда я рассказал об этом своей маме, она рассказала мне эту историю.Она сказала, что обе эти ночи за окном стояла Ла Льорона.

Представлено Брэнди, июнь 2005 г. Брэнди всю свою жизнь жила в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, и любит истории о привидениях и паранормальные явления. Еще она боится темноты.

Плачет ночью

Когда мне было 12 лет (1991), мои родители разошлись, и моя мать перевезла меня и моего брата в Монтеррей, Мексика. Зимой мы все трое спали в одной комнате, потому что не было центрального отопления - только электрические обогреватели.Для мамы и брата было две кровати. Я спал на полу в спальном мешке рядом с кроватью матери. Однажды ночью около 2:30 утра я проснулся, потому что мне снилась моя прабабушка. Она продолжала звать меня по имени, если быть точным, трижды. Всего через несколько минут я услышал самые страшные крики, доносящиеся с улицы. Это было ужасно!!! Крики продолжались, с каждым разом приближаясь. Я был так напуган, что не мог даже разбудить маму, которая лежала рядом со мной! Мне было так страшно, что я даже не моргнул.Это был самый злобный крик, который я когда-либо слышал! Наконец, он прошел мимо моего дома и медленно исчез! На следующий день я рассказал маме. Знаешь, я не верил в подобные вещи, особенно в Ла Льорона. После той ночи я верю.

Представлено: Адрианой Хьюстон, Техас

Я действительно видел La Llorona ? - Версия для Калифорнии

Не думаю, что кто-нибудь когда-либо слышал о городе, в котором я живу - в пригороде небольшого городка в долине под названием Ломпок, Калифорния.

Что ж, история Ла Льорона , которую я знаю, заключалась в том, что она была проституткой и каждый раз, когда у нее был ребенок, она приносила его к ручью и топила. Вскоре она была убита одним из ее клиентов и приговорена Богом бродить по рекам и улицам мира в поисках своих детей.

Ла Льорона была так расстроена, что плакала и плакала, в конце концов высушив глаза, оставив две черные дыры там, где раньше были ее глаза. И ее рот стал невероятно большим, напоминая рот лошади.Легенда продолжается: если она услышит плач ребенка, она придет за ним, думая, что это был ее собственный плач.

Когда я был восьмерым ребенком, моя семья предупреждала нас, что La Llorona ждет снаружи. Днем мы могли плакать, когда слышали это, но когда солнце начало закатываться, мы были слишком напуганы, чтобы даже идти в одиночестве по дому, думая, что она могла слышать нас и ждала в темном углу.

Однажды ночью, когда мне было около 8 лет, я ужасно рассердился на маму, и она заставила меня спать с ней той ночью.Однако я был так расстроен, что не мог заснуть, и La Llorona было последним, о чем я думал. Однако, ворочаясь, я посмотрел в изножье кровати и увидел женщину в черном платье с пурпурной отделкой. У нее были две черные дыры там, где должны были быть глаза, и огромная ухмылка на лице. У нее были длинные прямые черные волосы, которые, казалось, развевались на ветру.

Самое странное было то, что я не испугался, я просто сидел в постели и смотрел на нее добрых пять минут.Когда она не уходила, я наконец устал и заснул. Только на следующее утро я испугался, и с тех пор со мной в этом доме, кажется, происходят странные вещи.

Говорят, что этот дом был захоронен на старом индийско-испанском кладбище.

Прислал: Ниси из Ломпока, Калифорния

Комментарии читателей:

Я только что прочитал ваши интересные статьи о Плачущей женщине, она же: La Llorona . Многие из этих историй, которые я прочитал на вашем сайте, похоже, совпадают со многими «событиями», которые пережил наш город в начале-середине 80-х годов в Мэноре, штат Техас, когда-то маленьком тихом городке с населением 840 человек, до большого демографического взрыва.Моя семья и многие другие в этом районе слышали то, что, казалось, было плачем этого подлого духа. Мой отец утверждал, что видел ее, и я видел что-то, похожее на остатки платья, плывущие недалеко от старого Форест-Крик возле нашего дома. В настоящее время, из-за сильного роста в районе поместья, с тех пор ее никто не видел и не слышал. Спасибо за информацию этому духу, я искренне верю, что это настоящий дух, и для протокола - да, я действительно верю в призраков. - Карлос, Остин, Техас, июнь 2010 г.

См. Также:

Фольклор и суеверия

Призраки, легенды, мифы и тайны

Истории о привидениях

Индейские легенды и сказки

CHP расследует женщину, подозреваемую в том, что она покинула место крушения Mission Bay, где утонула подруга

В начале этого месяца 21-летняя женщина получила смертельные травмы от утопления, когда машина, в которой она находилась, перевернулась в ручье Mission Bay, и теперь следователи ищут информацию о ней друг, который якобы покинул место происшествия в ту ночь, «облит водой».

Следователи Калифорнийского дорожного патруля заявили в пятницу, что погибшая женщина, жительница Сан-Мартина Сидни Уоллер, и другая неназванная женщина, которую считают «лицом, представляющим интерес» в ходе расследования убийства на автомобиле, посетили по крайней мере два бара на Пасифик-Бич перед тем, как Катастрофа 4 марта.

Власти ищут информацию о деятельности этой женщины, «заинтересованного лица» в расследовании автомобильного убийства, до аварии 4 марта в Мишн-Бэй, в результате которой погибла ее подруга.

(любезно предоставлено California Highway Patrol)

Предполагается, что в тот вечер они посетили Open Bar и Baja Beach Café, как сообщил официальный представитель CHP Сэл Кастро. Около 21:10 они ехали на разгоняющемся BMW, который врезался в южную межштатную автомагистраль 5 возле Си Уорлд Драйв и перевернулся в Теколот-Крик.

По заявлению властей,

Уоллер, опознанный отделением судебно-медицинской экспертизы как пассажир, застрял в машине, пока пожарные не освободили ее, а медики не отвезли ее в больницу.По словам судебно-медицинского эксперта, она умерла через три дня от черепно-мозговой травмы, вызванной утоплением и травмой головы тупым предметом.

Согласно CHP, свидетели сообщили, что видели, как другая женщина, которая была насквозь промокла, возвращалась на автостраду, прежде чем добрый самаритянин, который не знал о катастрофе, подвез ее.

«Общественная помощь запрашивается у любого, у кого есть информация о действиях ... женщины в ночь на 4 марта перед (аварией), и у всех, кто видел ее на автостраде или в соседнем районе вскоре после 9. (п.м) », - говорится в сообщении Кастро.

Каждого, у кого была информация, просили позвонить в отдел специальных расследований CHP в районе Сан-Диего по телефону (858) 293-6000.

Обзор Нэнси Дрю: Утопленница (Сезон 2 Эпизод 5)

Даже для шоу, которое никогда не было беззаботным, Нэнси Дрю Сезон 2 Эпизод 5 «Утопленница» - невероятно напряженный час. Финальная битва с Аглаэкой связана с эмоциональными потрясениями всех типов.

Как единое целое, Drew Crew управляет полными 360 единицами: от сплоченного решительного отряда до почти полного развала, а затем снова к объединению и принятию решительных, последовательных действий перед лицом окончательной потери.

Само по себе ссора, возможно, неизбежная часть этого повествования, но, как следствие, кажется немного шаблонной. Это типичная часть истории, когда связь почти должна быть потеряна с конечной целью - сделать ее сильнее, чем когда-либо.

Разговор на некоторых уровнях кажется естественным: перефразированные вопросы присутствовали всегда, а напряженность заоблачная.Тем не менее, это также похоже на нагромождение людей, случайно выбирающих сторону и вспоминающих о проблемах, которые они давно отложили в сторону.

К счастью, выплата, которую мы причитаем, идет в полную силу. Угроза потерять все вполне реальна, особенно для тех моментов, когда кажется, что самое худшее произошло; слезоточивый рывок как для персонажей, так и для зрителей.

Когда предполагаемая окончательная битва (каждый член Бригады, кроме Ника и Джорджа, сталкивается с Аглаэкой отдельно) происходит в середине эпизода, мы понимаем, что у нас проблемы.Конечно же, они должны сделать это снова вместе - или буквально умереть, пытаясь.

Разве это глупо, что окончательная конфронтация включает не гнев по отношению к Аглаэке, а попытку достичь Одетт с любовью? Возможно, немного, но играет хорошо. Мне особенно нравится, что у нас есть несколько минут, чтобы увидеть саму Одетт, свободную от ее ужасного костюма.

И тут же ужас. Джордж все еще тяжело ранен, умирает, погибших ; все это время Ник держит ее, а остальные смотрят в истерике или в оцепенении.Это достаточно жестоко и мучительно, мы считаем, что это действительно конец.

Вместо этого Нэнси возвращает Джорджа, используя призрачную реликвию, в то время как Ханна отчаянно предупреждает ее не делать этого. Джордж выживает до слез радости и облегчения, но вскоре напевает жуткую французскую мелодию Одетты. Начинается совершенно новая история.

На данный момент это кажется многообещающим. Это интригует - быть немного лучше осведомленным о том, что те, кто на экране, наблюдая за ними, медленно понимают, что что-то все еще не так, но не совсем понимают, чего нам ожидать.Потенциал для поворотов сюжета велик.

В то же время я рад, что мы также вернем некоторые процедурные элементы эпизодических загадок. Нэнси Дрю , безусловно, сделала большой шаг вперед от своего литературного происхождения, но это дает нам возможность увидеть мужество оригинальной героини.

Между этими всплесками драмы наступают более спокойные моменты, как те, которые мы ждали, так и намекающие на будущее развитие.Во многих отношениях они являются наиболее эмоционально эмоциональными частями эпизода.

Джордж оплакивает то, что ее семья потеряла, а Бесс прославляет семью, которую она нашла в своих друзьях. Ник передает Райану информацию, которая может разрушить его семью, дает нам кое-что, чего стоит ожидать - а затем появляется сводный брат Эйса.

Мне не терпится увидеть, как эти отношения будут развиваться дальше, а новые сложности принесут новую драму. Но что больше всего радует, так это сцена между Нэнси и Карсон; душераздирающий, душераздирающий и очень необходимый.

Конечно, у этих двоих были долгожданные разговоры, которые должны были закончиться раньше. После того, как за первым последовало раскрытие истинного происхождения Нэнси, можно понять, как долго продлится этот приступ вероятного счастья.

Однако я снова настроен осторожно оптимистично. На этот раз возвращение Нэнси и Карсон к той любви, которую они когда-то передали, дает обещание, что мы увидим эти намеки на развитие событий как для них, так и для Райана. Мне бы хотелось исследовать такую ​​сложную и запутанную семейную динамику.

Наконец, позвольте мне на минутку получить мета, я заметил, что многие люди критикуют Нэнси за отсутствие предусмотрительности в ее мерах по спасению Джорджа. Это понятно. В конце концов, она вполне могла спустить на волю легион призраков в заливе Подкова.

Но можем ли мы действительно сказать, что мы не поступили бы так же в ее обуви? Сказать честно, невозможно, что дает возможность любому из нас столкнуться со смертельным морским призраком. Тем не менее, это молодая женщина, пережившая ужасное испытание, только чтобы столкнуться с еще более ужасным горем.Ослабьте бедную девушку!

Что вы думаете об этой серии Нэнси Дрю ? Поделитесь своими мыслями в комментариях ниже!

Рейтинг критиков:

Рейтинг пользователей:

[Всего: 2 Среднее: 4,5 / 5]

Нэнси Дрю выходит в эфир по средам в 9 / 8c на канале CW.

Следуйте за нами в Twitter и в Instagram!

Хотите больше от Tell-Tale TV? Подпишитесь на наши новости здесь!

Подведение итогов теленовостей: CW возобновляет 12 шоу, сериал «Ваканда» на Disney +, «Винонна Эрп» завершается четвертым сезоном

Кейтлин Винекен

Кейтлин - студентка магистратуры и любительница случайных и постоянно меняющихся шоу: от Супергерл до «Как избежать наказания за убийство» и от «Мыслить как преступник» до «Кевин (возможно) спасает мир».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *