Лжедмитрия 1 реформы: «Успел ли Лжедмитрий I провести какие-нибудь важные реформы?» – Яндекс.Кью

Годы правления Лжедмитрия 1 и его роль в истории России

Лжедмитрий I

«Тень Грозного меня усыновила,

Димитрием из гроба нарекла…»

А.С. Пушкин «Борис Годунов»

В 1869 году по личному распоряжению императора Александра II Государственный Эрмитаж приобрел коллекцию монет известного российского нумизмата Карла Федоровича Шролля. В его обширном собрании неожиданно обнаружился уникальный, известный до сегодняшнего дня лишь в единственном экземпляре, серебряный монетовидный знак – медаль. На бесценном артефакте изображен безусый и безбородый молодой человек в латах с крестом на цепи на груди, увенчанный императорской короной, держащий в руках скипетр и державу. На обороте медали отчеканен коронованный тремя коронами (одна из которых императорская) двуглавый орел с «ездецом» на груди. Изображение орла размещено на щите в виде фигурного картуша.

«Коронационная» серебряная медаль с изображением Лжедмитрия I. 1605 г. Государственный Эрмитаж

На медали присутствует легенда на русском и латинском языках — «• ДIМИТРЕИ IВАНОВИЧЬ • БЖ • МЛ • ЦЕСАРЬ • РОСКIИ • ЛѢ • ЦРСТВА • СВОГ • А •». Надпись расшифровывается следующим образом – «Димитрий Иванович божией милостью цесарь Русский лета царствования своего первое». Легенда на латинском переводится как «Дмитрий Иванович божией милостью император России. Год жизни его 24». Медаль является необычным для русской традиции артефактом. В России никогда еще не выпускали медалей с реалистичным портретным изображением царя. На медали есть детали, присущие сугубо европейской традиции – императорская корона, щит-картуш. Но более всего необычна легенда – в ней используются титулы, до этого никогда не применявшиеся на Руси – цесарь и император. Судя по стилю исполнения медаль имеет европейское, скорее всего польское происхождение.

Так кто же такой таинственный 24-летний «цесарь» и «император» России Димитрий Иванович?

Эта история началась 15 мая 1591 года. В жаркий весенний день Русское государство было потрясено трагическим событием, случившимся в Угличе. В этом маленьком провинциальном городке тогда находился двор наследника престола, царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Туда он был отправлен своим сводным братом – царем Федором Ивановичем, вскоре после воцарения последнего в 1584 году. Как показало последующее дознание следственной комиссии, возглавляемой князем Василием Шуйским, царевич, играя ножом в «тычку» в припадке эпилепсии воткнул себе нож в горло и умер от обильной кровопотери. Однако, мать Дмитрия, царица Мария Нагая и ее родня сразу обвинили в убийстве царевича людей первого боярина Бориса Годунова, которые тогда находились в Угличе. Предполагаемые убийцы были в тот же день растерзаны разгневанной толпой угличан.

Крышка раки царевича Дмитрия Углицкого. Серебро, золочение, драгоценные камни.1630 год. Оружейная палата

После смерти царя Федора Ивановича, не оставившего наследника, престол в результате политических манипуляций и интриг занял царский шурин, боярин Борис Федорович Годунов. Это был первый правитель России, формально прошедший процедуру избрания и утверждения на Земском Соборе. Воцарение Годунова и последующие события стали причинами второго акта трагедии, называемого в русской историографии «Великая Смута».

На рубеже XVI-XVII веков Русское государство погрузилось в масштабный системный кризис. Во-первых, страна столкнулась с невиданным доселе династическим кризисом, когда пресеклась старшая ветвь династии Рюриковичей, уходящая корнями к сыну Александра Невского, московскому князю Даниилу. Во-вторых, разгоревшийся в результате политический кризис был вызван нескрываемым недовольством русской аристократии воцарением незнатного, «худого» боярина Бориса Годунова. Потомки Рюрика – князья Мстиславские, Воротынские, Шуйские считали Годунова наглым выскочкой, незаслуженно надевшим на себя Шапку Мономаха. В ответ Годунов организовал серию репрессивных акций против непокорных аристократов. В-третьих, на рубеже веков Россия столкнулась с социально-экономическими проблемами, которые привели к ужесточению крепостного права, введению «заповедных» и «урочных» лет, повышению налогов и сборов с податного населения. Кризис был усугублен неурожаями и страшным голодом 1601-1603 гг. Средневековое сознание связывало неудачи и бедствия, волной накрывшие Россию в начале XVII века с тем, что царь-то «не настоящий». Кроме того, в событиях Великой Смуты явно прослеживается внешний фактор. Главная соперница России – Речь Посполитая – пристально наблюдала за тем, что происходит на землях ее восточного соседа. Договор 1600 года, устанавливавший на 20 лет мир между Россией и Польшей был невыгоден польской короне, которая искала повода для вмешательства в дела соседней страны.

И если такого повода не было, то его нужно было придумать.

В 1603 году в имении Брагин (ныне райцентр Гомельской области в Белоруссии) магната, князя Адама Вишневецкого появился молодой человек, объявивший себя чудесным образом спасшимся царевичем Дмитрием Ивановичем, сыном Ивана Грозного и законным наследником московского престола.

В российской историографии существует несколько версий происхождения первого самозванца, вошедшего в историю под именем Лжедмитрия I. Но подавляющее большинство историков прошлого и настоящего сходятся во мнении, что Лжедмитрий I – это обедневший дворянин Григорий Отрепьев, ставший впоследствии монахом кремлевского Чудова монастыря. Впервые отождествление самозванца с Отрепьевым содержится в переписке Бориса Годунова с польским королем Сигизмундом III, в которой русский царь убеждал короля Речи Посполитой в преступных замыслах самозванца.

Портрет Лжедмитрия I. Гравюра Франца Снядецкого. 1606 г.

Но вернемся к событиям начала XVII века. Князь Вишневецкий поддержал авантюру Отрепьева и представил его своему свояку, Сандомирскому воеводе Юрию Мнишеку, а затем и двору короля Сигизмунда III. У Мнишека, чтобы заручится поддержкой римского папы и польского короля, самозванец тайно принял католичество. Тогда же состоялась помолвка Лжедмитрия и Марины – 16-летней дочери Юрия Мнишека.

Грамота Лжедмитрия I от 12 июня 1604 года королю Сигизмунду III и Сандомирскому воеводе Юрию Мнишку на город Смоленск и Новгород-Северское княжество. Российский государственный архив древних актов

Автограф Лжедмитрия на грамоте Юрию Мнишеку: «Дмитрей царевич». 12 июня 1604 года

В течение 1604 года Отрепьев активно берет в долг деньги и раздает щедрые обещания, чтобы набрать значительное число наемников для похода за Шапкой Мономаха и свержения «узурпатора» Бориса Годунова. Так, за 1600 наемников, собранных для самозванца, Юрий Мнишек получил от псевдоцаревича грамоту на владение Новгород-Северским княжеством и половиной Смоленской земли. Своему будущему тестю Отрепьев также обещал выплатить миллион злотых из русской казны, а будущей жене подарить Псков и Новгород.

Расписка Самозванца в получении 4000 злотых. Замок Самбор. Польша. 21 августа 1604 г. Подпись Лжедмитрия латиницей

В октябре 1604 года войско Самозванца в количестве 3600 наемников (солдат, шляхтичей и казаков) перешло границу России. Не воспринимавший серьезно авантюру Отрепьева Борис Годунов был ошарашен вторжением армии Лжедмитрия. Жители порубежных русских городов восторженно встречали «подлинного царевича». Лжедмитрию присягнули Моравск, Чернигов, сдался Путивль. В декабре войско Самозванца выросло за счет присоединившихся русских служилых людей до 15 тысяч. 21 декабря армия Лжедмитрия под Новгород-Северским разбила 40-тысячное царское войско под командованием князя Мстиславского. После этой победы власть Самозванца признали Рыльск, Курск, Севск, Кромы. Однако через месяц, 21 января 1605 года, Самозванец был наголову разбит войсками Годунова в Добрыничской битве (в окрестностях почти обезлюдевшего сегодня села Добрунь Суземского района Брянской области).

Лжедмитрий I. Гравюра Луки Килиана. Аугсбург. 1606 г. Надпись на латыни: «Дмитрий Иоаннович, царь и монарх всей России, король Московский». Под портретом цитата на греческом из 10 главы Премудрости Соломона: «И в узах не остави его, донеже принесете ему скипетр царствия и власть на слушающих его и живых же показа порок сотворивших нань и даде ему славу вечную»

Лжедмитрий бежал в Путивль, который на несколько месяцев стал его резиденцией. Брожение умов в русском обществе усиливалось. На руку Самозванцу была и смерть царя Бориса Годунова, скоропостижно скончавшегося 13 апреля 1605 года. В мае Лжедмитрию присягнуло царское войско и воевода Петр Басманов. Самозванцу принесли присягу Рязань, Орел и Тула. 1 июня к жителям Москвы было зачитано воззвание Лжедмитрия. В тот же день восставшие москвичи разгромили Кремль и дворы сторонников Годуновых. 10 июня был убит Федор — сын и наследник царя Бориса. Многие Годуновы были убиты или отправлены в ссылку. Только убедившись в лояльности москвичей, Лжедмитрий двинулся к Москве. 20 июня авантюра Самозванца успешно закончилась триумфальным въездом в столицу Русского государства. Мать настоящего царевича Дмитрия инокиня Марфа (Мария Нагая) прилюдно признала в самозванце своего сына. Позднее она отказалась от этого признания.

Свое правление «царь и великий князь Димитрий Иванович всея Руси» начал с многочисленных милостей и пожалований. Были оправданы многие опальные аристократы, отправленные в ссылку Годуновым. Снижены или отменены ряд налогов и податей. Выплачены двойные и тройные оклады служилым людям и придворным. Боярская Дума переименована на европейский манер в Сенат.

Лжедмитрий шокировал москвичей нецарским поведением. Он не спал после обеда, не соблюдал постов, не ходил в баню, не позволял кропить себя святой водой, не носил бороды и усов, запросто заговаривал в городе с первым встречным, разрешил азартные игры и забавы скоморохов, носил польские наряды. Новый царь любил веселиться, устраивал медвежью охоту и пиры с обязательной музыкой

Неизвестный польский художник. Портреты Лжедмитрия I в доспехах и Марины Мнишек в свадебном платье. XVII в.

Но более всего москвичей возмущало присутствие поляков в окружении царя, которые зачастую вели себя нагло, высокомерно и вызывающе. Также среди московского люда распространились слухи о тайном католичестве Лжедмитрия. Народ и аристократию раздражали открытые насмешки царя над русскими обычаями. В итоге среди высшей знати созрели причины для заговора против Самозванца. Князь Василий Шуйский говорил, что посадил Дмитрия на престол с единственной целью – «свалить Годуновых». Первое покушение, состоявшееся 8 января 1606 года закончилось неудачей – подосланные убийцы были схвачены.

Серебряная медаль с погрудным профилем Лжедмитрия I. 1605-1606 гг. 35,5 г. Серебро. Новодел XVIII в.

24 апреля с огромной свитой, состоявшей из католических ксендзов и шляхты, в Москву прибыла невеста царя Марина Мнишек. 8 мая состоялась ее коронация, совмещенная с церемонией бракосочетания. Затем последовал двухдневный свадебный пир, на котором подавалась телятина, считавшаяся «поганой» едой и не употреблявшаяся русскими в пищу. Царь откровенно издевался над своими русскими подданными.

Но радость молодоженов продолжалась недолго. На рассвете 17 мая заговорщики во главе с князем Василием Шуйским ворвались в Кремль и убили Самозванца. Обнаженные тела Лжедмитрия и его ближайшего соратника Петра Басманова на три дня были выставлены на всеобщее поругание на Красной площади. Потом труп Самозванца закопали на московском погосте для упившихся и замерзших. Через некоторое время останки бывшего царя были выкопаны, сожжены, пепел заряжен в пушку, из которой был произведен залп в сторону Польши. Так завершился очередной акт трагедии Великой Смуты, но масштабное гражданское противостояние только начиналось.

Монетовидный знак в 10 угорских. Лжедмитрий I. 1606 год. Золото, 34,3 г. Из коллекции Эрмитажа

Что касается денежного обращения при Лжедмитрии I, то уже во втором полугодии 1605 года начинается чеканка регулярной монеты – полушек, денег и копеек с именем нового царя на Московском, Новгородском и Псковском монетных дворах. Также выпускались золотые угорские, являющиеся сегодня нумизматическими раритетами.

Датированная копейка Лжедмитрия I. НРГI (Н – знак Новгородского монетного двора, РГI – 113 год, то есть 7113 год от Сотворения мира (1605 год от Р.Х.)

Датированная копейка Лжедмитрия I. НРГI (Н – знак Новгородского монетного двора, РГI – 113 год, то есть 7113 год от Сотворения мира (1605 год от Р.Х.)

Копейка. Лжедмитрий I. Московский монетный двор

Копейка. Лжедмитрий I. Московский монетный двор

Копейка. Лждедмитрий I. Псковский Монетный двор

Копейка. Лждедмитрий I. Псковский Монетный двор

Роман Новожеев

Кандидат исторических наук, доцент

Лжедмитрий I

  • Годы жизни: 29 (19) октября 1582 г. – 27 (17) мая 1606 г.
  • Отец и мать: выдавал себя за сына Ивана IV Грозного и Марии Нагой.
  • Супруга: Марина Мнишек.
  • Дети: отсутствуют.

Лжедмитрий I – это самозванец, который назвался именем сына Ивана Грозного – царевичем Дмитрием.

В 1604 году, он, при поддержке польско-литовских отрядов, перешел русскую границу и в 1605 году взошел на престол. Впоследствии был убит боярами-заговорщиками.

Григорий Отрепьев был сыном Богдана Отрепьева. В детстве Григорий Отрепьев жил в Москве и был холопом у бояр Романовых. После того, как на него пало подозрение царя Бориса, он постригся в монахи и оказался в Чудовом монастыре. Там он стал прислуживать патриарху Иова писарем, который вскоре стал высоко отзываться о его талантах. После молвы о похвальбе (что он мог бы быть царем) на Григория обратил внимание Борис Годунов, и он решил сослать его в Кириллов монастырь. Однако Григорий заранее узнал об этом и пустился в бега: сначала он бежал в Галич, затем в Муром, потом вновь вернулся в Москву (1602 год) и бежал из нее с неким Варлаамом в Киев. Из Киева будущий Лжедмитрий I попал в Печерский монастырь, а после к Константину Островскому в Острог, оттуда в школу в Гоще и, наконец, поступил на службу к Вишневецкому, которому и рассказал о своем «царском» происхождении.

Лжедмитрий I близко сошелся с воеводой Юрием Мнишек, а также влюбился в его дочь Марину. Он старался заручиться поддержкой короля Сигизмунда, через которого планировал выйти на иезуитов. Католическая церковь решила помочь царевичу (она уже давно хотела распространить католицизм в Московском государстве), однако выдвинула условия, главным из которых был переход Лжедмитрия I в католическую веру.

В 1604 году Лжедмитрий встретился с королем, а уже в апреле принял католическую веру. Сигизмунд сказал, что поддержит Лжедмитрия I, но неофициально. Он также разрешил всем желающим оказывать помощь новоиспеченному царевичу. Лжедмитрий, в свою очередь, пообещал отдать польскому королю Смоленск и Северскую землю, а также ввести католицизм в Московском государстве.

Как только Лжедмитрий I вернулся в Самбор, он сделал предложение Марине Мнишек. Она согласилась, он также пообещал ей свободу веры и два города: Псков и Великий Новгород. Согласно обещанию, города отдавались Марине в полное владение, даже если бы она оказалась бесплодна. Воевода Юрий Мнишек сделал для Лжедмитрий «предсвадебный подарок» в виде небольшого войска из польских солдат, к которым чуть позже присоединилось 2 тысячи малороссийских казаков и отряд донских казаков.

15 августа 1604 года Лжедмитрий начал свой поход, а в октябре, перешел московскую границу. Местное население поддерживало Лжедмитрия из-за его обаяния и политики Бориса Годунова. Многие верили, что он «истинный царевич Дмитрий», и поэтому отказывались воевать с ним. Так сдались без боя несколько городов (Чернигов, Путивль, Моравск и др.) и лишь Новгород -Северский оказал сопротивление. В это время командующий гарнизоном был воевода П.Ф. Басманов. Несмотря на то, что на выручку города было отправлено подкрепление в виде 50 тысячного войска, Лжедмитрию удалось быстро его разбить с помощью 15 тысячной армии. Это случилось из-за того, что многие солдаты отказывались сражаться против царевича Дмитрия, которого считали государем.

После этого сражения многие поляки покинули Лжедмитрия I, однако к его войску примкнуло около 12 тысяч казаков. 21 января 1605 года В.И. Шуйский разбил войска Лжедмитрия I при Добрыничах, после чего он увел армию на осаду Рыльска и Кром. Лжедмитрий тем временем укрепился в Путивле и начал получать подкрепления.

Борис Годунов, видя бесполезность осады, направил к основному войску воеводу П.Ф. Басманова. Однако это решение уже никак не смогло повлиять на дальнейшие события.

13 апреля умер Борис Годунов, а в начале мая (7 числа) все московское войско перешло на сторону Лжедмитрия.

20 июня Лжедмитрий въехал в Москву. После смерти Бориса Годунова, царем был провозглашен Федор Борисович Годунов, однако он был убит посыльными Лжедмитрия еще до приезда царевича в Москву. Была убита также мать Ф.Б. Годунова, а его сестру Лжедмитрий сделал своей любовницей, которая спустя некоторое время была пострижена в монахи.

Практически сразу после приезда в Москву Лжедмитрия I, он обнаружил замыслы бояр по его свержению. В.И. Шуйский был арестован за распространение слухов о самозванном царевиче и суд собора приговорил его к смерти. Однако Лжедмитрий смягчил приговор и заменил его ссылкой Шуйского вместе с его двумя братьями, но по дороге в Галицкие пригороды он изменил решение и отпустил их, вернув положение и собственность.

Он также снял патриарха Иова с должности и на его место назначил архиепископа рязанского – грека Игнатия, который и провел церемонию венчания Лжедмитрия на царство. Согласно сохранившимся записям, отмечается, что Лжедмитрий обладал большими реформаторскими способностями, которые вскоре проявил в переустройстве думы, в которую ввел высшее духовенство, как постоянных ее членов. В армии также произошли перемены: были введены новые чины по польскому стандарту – мечники, подчашия, подскарбия. Он также удвоил жалованием всем служилым людям.

У Лжедмитрия была идея открыть свободный доступ всем своим гражданам в Европу. Он хотел сделать военный союз против Турции, который бы включал Германию, Францию, Польшу и Венецию. Папа и Сигизмунд сильно ошиблись видя в Лжедмитрии инструмент управления Россией, он держал себя отдельно от них. После коронации он отказался вводить католицизм, а также добился того, чтобы Марина наружно выполняла обряды православия.

Лжедмитрий 1 отказался передавать оговоренные земли Польше и предлагал взамен денежное вознаграждение. Он игнорировал некоторые древние обычаи, чем раздражал приближенных царя. Народ любил своего государя и относился негативно к тем, кто считал его самозванцем. Лжедмитрий погиб из-за заговора бояр, главным организатором которых выступил В.И. Шуйский.

Поводом для заговора послужила свадьба Лжедмитрия I. 10 ноября 1605 года состоялось обручение, а 8 мая 1606 года в Москве официально заключен брак. Поляки, которые приехали на свадьбу начали позволять себе разные бесчинства, чем вызвали раздражение москвичей. В ночь с 16 на 17 мая заговорщики объявили поляков в нападении на царя, и направили толпу москвичей на них. В это время заговорщики прорвались в Кремль. Лжедмитрий был застигнут врасплох, но успел бежать к стрельцам. Однако стрельцы под давлением и угрозами бояр выдали его и он был убит. Отчасти здесь была вина Марины: бояре утверждали, что Марина подтвердила самозванность царя. После его убийства тело сожгли, а прахом зарядили пушку и выстрелили в ту сторону, откуда он пришел.

Несвоевременные реформы, или Жизнь Лжедмитрия I. Громкие убийства

Несвоевременные реформы, или Жизнь Лжедмитрия I

Лжедмитрий I известен современникам XXI столетия по многочисленным историческим эссе и художественным повествованиям как русский царь-самозванец, который продержался на русском троне всего год. Временные рамки его правления определяются в учебниках истории государства Российского периодом с 1605 по 1606 год. Первые упоминания о Григории Отрепьеве-Лжедмитрии относятся к 1601 году. Тогда поляки объявили о том, что в их государстве появился сын Ивана IV, Дмитрий.

Сегодня многие современные исследователи говорят о времени появления Лжедмитрия как об одном из самых трагических и драматичных событий в русской истории. Григорий Отрепьев не случайно назывался именем царевича Дмитрия. Дело в том, что его семья издавна была связана с угличской резиденцией сына Ивана IV.

Когда-то давным-давно Отрепьевы выехали из Литвы и поселились в Угличе и Галиче. В 1577 году братья Отрепьевы были награждены русским царем поместьем, находившимся в Коломне. Тогда младшему из братьев едва исполнилось 15 лет. Спустя некоторое время он женился, и у него появился сын, которого отец нарек Юрием. В то время никто даже и подумать не смел о том, что недавно родившийся мальчик впоследствии сыграет важную роль в одном из главных политических событий Российского государства.

Примечательно, что Юрий Отрепьев родился в один месяц с сыном русского царя Дмитрием. Многие видели в этом доброе предзнаменование, которое, впрочем, как показало время, так и не осуществилось.

Отец Юрия Отрепьева, Богдан, служил в царской армии и смог получить только лишь звание стрелецкого сотника. Вполне возможно, что он дослужился бы и до генерала, если бы не преждевременная смерть.

Судя по воспоминаниям современников, Богдан имел нрав буйный и неугомонный. Его к тому же часто видели в Немецкой слободе в Москве, где пьяные драки в кабаках и прямо на улицах являлись событием самым обычным и повседневным. В одном из таких «боев» и погиб Богдан Отрепьев.

После гибели отца воспитанием сына занялась мать. Именно она привила мальчику любовь к чтению, а также настаивала на глубоком и внимательном изучении Священного Писания. По достижении определенного возраста Юрий Отрепьев был направлен на учебу в Москву. Приехав в столицу, он поселился в доме зятя матери, Семейки Ефимьева. В дальнейшем он сыграет немаловажную роль в самозванческой жизни Отрепьева.

Историки свидетельствуют о том, что именно во время пребывания в доме дядьки Юшка и обучился правилам письма. Необходимо заметить, что после пострижения в монахи Юрий Отрепьев занимался переписыванием книг в мастерской, находившейся при царском дворе. Людей, не обладавших навыками каллиграфии, как правило, не принимали в переписчики. Отрепьева же приняли в приказ и, более того, в то время ценили как лучшего переписчика.

Нужно сказать, письменные источники, описывающие молодые годы Отрепьева, отзываются о юноше как о корыстном и алчном человеке, стремившемся во что бы то ни стало сделать карьеру. Однако более поздние документы на все лады восхваляли молодого писаря и говорили о нем как о человеке необычайно трудоспособном. Он учился легко, потому нередко говорили о том, что он связан с нечистой силой, которая и помогает юноше овладевать знаниями.

Лжедмитрий I

Юрий Отрепьев происходил из простой, бедной семьи. Но, будучи человеком тщеславным, он думал о том, чтобы сделать блестящую карьеру и даже занять царский трон. Однако для этого необходимо было, прежде всего, близко сойтись с нужными людьми. Таким образом, после нескольких лет службы в московском приказе Юрий Отрепьев устраивается на службу при дворе боярина Михаила Романова, в лице которого многие в то время видели преемника русского царя.

Со службой при дворе Романовых Отрепьев связывал все свои надежды на карьеру. Казалось, знакомство с Михаилом Романовым было предопределено самой фортуной. Дело в том, что родовое гнездо Отрепьевых находилось на берегу реки Монзы. Там же располагалось и село Домнино, костромская вотчина, принадлежавшая Романовым. Такое соседство и определило судьбу молодого Юрия Отрепьева, который решил поступить на службу именно к боярину Романову.

Находясь на службе у бояр Романовых, Отрепьев находился в звании стрелецкого командира. А благословение на службу он принимал от самого Бориса Черкасского, одно имя которого означало успешное начало карьеры.

Тогда все складывалось для Юрия Отрепьева более чем удачно. Однако события ноября 1600 года круто изменили его жизнь. Тогда дом Романовых был предан опале. Однажды ко двору Романовых пришел отряд царских стрельцов с тем, чтобы казнить бояр, которые в то время оставались главными претендентами на престол. У ворот дома Романовых произошло настоящее сражение. Однако свита бояр дала отпор царским воинам.

Быть тогда Юрию Отрепьеву убитым, если бы он вовремя не спасся бегством. По царскому указу все, кто защищал Романовых, должны были быть немедленно преданы смерти. Осторожный и дальновидный Отрепьев смог укрыться от стрельцов в стенах монастыря.

Именно страх оказаться на виселице и стал причиной того, что молодой Юрий Отрепьев (ему тогда было 20 лет) принял постриг и забыл о мирской жизни. Своеобразным символом такого его решения стала смена его настоящего имени. С тех пор его звали не иначе как чернец Григорий.

Во время монашества Григорий Отрепьев много странствовал по русской земле. Однажды он подошел к стенам галичского Железноборского монастыря, где и остался на некоторое время. Сохранившиеся до наших дней памятники письменности свидетельствуют о том, что именно там он и принял постриг.

Спустя некоторое время Григорий покинул Железноборский монастырь и поселился в Спасо-Ефимьевском монастыре. Там он находился под началом духовного старца. Однако такая жизнь очень скоро наскучила Григорию, и он решил покинуть святую обитель. Уж слишком большой и непреодолимой оказалась разница между аскетичной монашеской жизнью и веселым и беззаботным пребыванием при боярском дворе.

М. В. Нестеров. Дмитрий – царевич убиенный

Вскоре Григорий Отрепьев вновь объявился в Москве. Но тут возникает вполне закономерный вопрос: почему монах не побоялся появиться в столице, где когда-то его чуть было не повесили. Но, как оказалось, жизнь в Москве не представляла для него никакой опасности. Романовы давно уже находились в ссылке. А их приближенные были прощены царем и освобождены. Кроме того, в то время на Руси считалось, что человек, принявший монашество, очищался от прошлых и будущих грехов.

Итак, Григорий Отрепьев появился в Москве. Мысль о карьере ни на минуту не покидала его. Поэтому прежде всего он решил отправиться в самый известный аристократический кремлевский монастырь, имевший таинственное название Чудов. Говорили, что Отрепьев ходил с прошением о принятии его в монастырь к самому архимандриту: «Бил челом об нем в Чудове монастыре архимандриту Пафнотью».

Под началом архимандрита Григорий Отрепьев находился совсем недолго. Спустя некоторое время Пафнотий отвел ему свою келью, где опальный монах занимался литературой. Позднее сам Отрепьев так говорил о своей службе при монастыре: «Живучи-де в Чудове монастыре у архимандрита Пафнотия в келии да сложил похвалу московским чудотворцам Петру, и Алексею, и Ионе».

Необходимо сказать, что старания Григория Отрепьева были замечены Пафнотием. Очень скоро молодой монах заслужил сан дьякона и стал считаться одним из самых благодетельных монахов Чудова монастыря. Жизнь в отдельной келье Чудова монастыря нельзя было назвать тревожной и опасной. Однако работа монастырским писарем вскоре показалась Григорию утомительной. А потому он решил покинуть Чудов монастырь и перебраться на царский двор. Позднее патриарх Иов расскажет о том, что он не раз зазывал Гришку к патриаршему двору, но только для того, чтобы просить его переписать книги.

Необходимо заметить, что Григорий Отрепьев занимался не только переписыванием книг. Ему принадлежат также сочинения канонов некоторым святым. С тех пор о талантливом чернеце Григории говорили не только в стенах Чудова монастыря, но и при монаршем дворе, а также в Священном соборе.

Как-то раз патриарх Иов пришел на Священный собор в сопровождении нескольких монахов. Среди прочих находился и Григорий Отрепьев. Сам Отрепьев так объяснил свое присутствие на соборе и благорасположение к себе патриарха: «Патриарх-де, видя мое досужество, и учал на царскую думу вверх с собою меня имати, и в славу-де я вшел великую».

Действительно, известность Григория Отрепьева росла с каждым днем. Падение дома Романовых не охладило его стремления к славе и власти. Попасть в самые высокие круги церковной власти Отрепьеву помогло не монашеское послушание и жизнь аскета, а его живая и эмоциональная натура. Он на самом деле выделялся среди монахов знанием русской литературы, а также своим умом и эрудицией.

Современники не раз говорили о том, что Отрепьев тратил не больше месяца на то, на что другие тратят несколько десятков лет жизни. Он, словно бы предчувствуя тот короткий жизненный срок, который был ему отмерен, спешил сделать самое главное для себя – достичь высот в карьере.

Действительно, карьера Отрепьева оказалась головокружительной. Во многом тому способствовало благорасположение к нему людей, достигших к тому времени определенного положения в обществе. Как правило, их подкупало стремление Отрепьева к познанию нового, жажда знаний, а также его необычайная сила воли и твердость характера. Всего лишь в течение года он проделал путь из келии Чудова монастыря на службу к патриарху Иову.

Никому не известно, когда впервые Григорий Отрепьев заявил о том, что он обязательно займет царский трон. Однако едва только тот слух донесся до царя Бориса Годунова, как он приказал выслать Григория из Москвы и отправить его в Кириллов монастырь. В то время Григорию чудом удалось избежать ссылки. Одним из знакомых монахов он был предупрежден о готовящемся наказании, а потому вовремя смог уйти от преследования. Сначала он прятался в Галиче, затем в Муроме, а вернувшись в Москву в 1602 году, вынужден был вновь бежать.

На этот раз Григорий Отрепьев устремился за пределы Руси. На протяжении всего пути его сопровождали два монаха, Варлаам и Мисаил. Забегая несколько вперед, нужно отметить то обстоятельство, что Варлаам сможет возвратиться на родину только по прошествии двух месяцев после того, как Отрепьев окажется на троне.

Однако до Москвы сподвижник Отрепьева так и не дошел, поскольку еще на границе был задержан воеводами самозванного царя. После смерти Лжедмитрия обиженный Варлаам написал книгу, известную и сейчас под названием «Извет». В ней автор описывает годы своего знакомства с Григорием Отрепьевым. Однако он не осмеливается предать хуле самозванца, а, скорее, пытается оправдать самого себя и свои поступки.

Однако вернемся к событиям 1602 года. Монахи покинули Москву беспрепятственно. Перед отъездом их дважды видели горожане. В первый день монахи стояли на центральной площади и бурно обсуждали детали поездки. А на другой день они отправились в Иконный ряд, затем перешли Москву-реку, где наняли извозчика.

В приграничных городках мало кто обратил внимание на проезжавших служителей церкви. Григорий Отрепьев даже провел службу в одной из встретившихся на пути церквей. В одном из поселений монахи остановились, чтобы собрать средства, необходимые для строительства храма. Однако церковь так и не появилась. А вырученные деньги иноки присвоили и затем потратили на одежду, провизию и прочие радости светской жизни.

Необходимо сказать, что местные власти даже не попытались арестовать беглых монахов. Им удалось беспрепятственно пройти пограничный досмотр и оказаться далеко от России, где их ожидало суровое наказание.

Прежде всего иноки решили посетить Киев. Они поселились в Печерском монастыре, где провели примерно три недели. После этого они выехали в Острог, которым управлял знаменитый в то время князь Константин Острожский. Григорий Отрепьев смог расположить к себе князя, который не раз жаловал его дорогими подарками.

После пребывания у князя Константина Острожского Отрепьев отправился на Волынь в Гощу, где властвовал Габриэль Хойский, а затем поселился в Чудовом монастыре. Там-то и пришла ему в голову мысль объявить себя царем Дмитрием.

Некоторое время спустя Адам Вишневецкий пришел к литовскому королю с донесением о том, что на литовской земле появился сын русского царя Ивана IV. Заинтересованный король просил подробнее описать жизнь Дмитрия. Тогда Вишневецкий представил повествование о чудесном спасении царевича, рассказанное, нужно заметить, самим спасшимся царевичем, то есть Отрепьевым.

Для начала Григорий Отрепьев рассказал о всех событиях, произошедших при московском царском дворе. Освещая же свое чудесное спасение, он обычно не называл имен и фамилий главных действующих лиц. Так, он рассказал о том, что некоторым придворным удалось узнать о готовившемся убийстве царевича. В ту ночь один из воспитателей подменил мальчиков, положив в кровать Дмитрия сына одного из слуг. Он-то и был убит наемником. А настоящий царевич якобы спасся.

Нужно сказать, Отрепьев тщательно подготовился к своему предприятию. Он достаточно внимательно отнесся к тому, что ему предстоит не раз изложить историю своего воскрешения. А потому каждая деталь рассказа была тщательно продумана.

Наутро после убийства в комнату, где обычно спал царевич, вошла его мать. Увидев мертвого сына, она обезумела от горя, так и не поняв, что перед ней лежит другой мальчик. Но распознать было бы крайне трудно, поскольку лицо убиенного стало землисто-серым и распухло. А потому узнать в нем царевича или кого бы то ни было еще оказалось бы делом крайне трудным. Таким образом, Дмитрий-Отрепьев представил литовскому королю живописную картину своего чудесного спасения. При этом он всячески старался избегать названия точных географических мест, имен участников событий и время их совершения. По его словам, никому из придворных царя так и не удалось никогда узнать о подлоге и о том, что «настоящий» царевич остался жив. Даже мать, заточенная в монастырь, ничего не знала о спасении «сына».

Для того чтобы король поверил его словам, Григорий Отрепьев поселился в Литве. Таким образом, в любой момент можно было проверить все то, о чем он поведал монарху. В том случае, если бы он пожелал изменить или вовсе скрыть известные всем факты из его жизни, то его попросту обвинили бы в обмане.

Так, например, всем находившимся при дворе литовского короля было известно, что Отрепьев появился там, одетый в монашескую рясу. На вопрос о том, что привело к пострижению, Отрепьев ответил следующее. Оказывается, спасший «царевича» воспитатель отдал мальчика на воспитание дворянину. Тот перед смертью заставил «Дмитрия» дать ему обещание принять постриг. По словам попечителя, только так царевич смог бы навсегда скрыться от преследователей и избежать гибели.

Юноша незамедлительно последовал совету своего опекуна. После его кончины он ходил во многие монастыри. Более всего ему приглянулась жизнь в Кремлевском монастыре. Однако он не смог там остаться, поскольку его якобы узнал один из царских придворных. После этого «царевич» понял, что на родине ему оставаться не представляется возможным. Поэтому он решил отыскать пристанище, убежав в Польшу.

По свидетельствам сохранившихся письменных источников, Григорий Отрепьев давно уже вынашивал план выдачи себя за царевича Дмитрия. Так, в одной из летописей рассказывается о том, как однажды, находясь в Киево-Печерском монастыре, Отрепьев заболел так сильно, что готов был с минуты на минуту отдать Богу душу. Тогда-то он и поведал пришедшему игумену тайну о своем «царском» происхождении.

Но настоятель Печерского монастыря почему-то не поверил словам Отрепьева. После того как тот назвал себя Дмитрием, он повелел всем четверым вновь прибывшим монахам убраться из обители подобру–поздорову, сказав: «Четыре-де вас пришло, четверо и подите». Тот трюк с болезнью и послед– ней исповедью Григорий Отрепьев использовал не однажды. Рассказывали, что Григорий внезапно заболел и в день своего прибытия в вотчину Вишневецкого. Как и в первый раз, Отрепьев на исповеди признался в том, что он и есть тот самый царевич Дмитрий, сын русского царя Ивана IV.

Иван IV Грозный

Однако и князь Вишневецкий не поверил словам Отрепьева. А потому «царевич» вынужден был покинуть его имение и отправиться дальше в поисках благодарных слушателей. Однако ему никак не удавалось убедить поляков и литовцев в том, что он является настоящим наследником русского трона. Он был изгнан и из Киево-Печерского монастыря, и из Острога, и из Гощи.

Иезуиты же приняли сторону «обиженного судьбой» царевича. Они говорили о том, что Отрепьев после побега из России обратился к Острожскому с просьбой предоставить ему приют. Однако Острожский якобы категорически отказался даже принять в своем дворце «русского самозванца».

Тогда Отрепьев снял монашеские одежды и отправился в вотчину пана Хойского, где служил на кухне. Для человека, имевшего дворянское происхождение, не было ничего более унизительного, чем прислуживание на кухне польского пана. Тем не менее самозванцу пришлось вытерпеть и это. Однако такой поворот событий не смог сломить твердую волю Отрепьева.

Спустя некоторое время Григорий нашел-таки влиятельных покровителей. Это были польские и литовские магнаты. Среди прочих оказался и Адам Вишневецкий, видимо понявший перспективы самозванства Отрепьева. Именно он одарил Отрепьева новыми богатыми одеждами и стал возить его в вотчины в карете, сопровождаемой несколькими вооруженными гайдуками.

Спустя несколько месяцев карета «царевича Дмитрия» прибыла ко двору польского короля Сигизмунда III. В то время среди приближенных короля на службе находился некто Лев Сапега. В свою очередь, тот имел у себя в услужении холопа по имени Петрушка. По происхождению он был лифляндцем, когда-то вывезенным в Москву. После нескольких десятков лет жизни в столице Русского государства он бежал в Польшу, где и оказался нанятым на службу Львом Сапегой.

Сапега решил поддержать авантюру, предпринятую Григорием Отрепьевым. После недолгого разговора с ним Петрушка, которого со времени появления Лжедмитрия стали называть не иначе как Юрий Петровский, заявил о том, что якобы в детские годы, во время своего пребывания в Москве, он не раз встречался с Отрепьевым-Дмитрием при дворе царя и даже играл с ним.

Тогда польский король решил, говоря современным языком, провести очную ставку. Петрушка стоял в самом центре приемного зала, когда туда вошли несколько придворных, одетых в одинаково богатые одежды. Растерявшись, холоп не знал, что делать. Но на помощь пришел сам Отрепьев. Он улыбнулся Петрушке, давая тому понять, что именно он и является наследником русского царя Ивана IV.

На той же встрече Петрушка сказал королю о том, что «узнал» Дмитрия по некоторым особенным приметам, как то бородавка, находившаяся около носа, и неравная длина рук. На том первое отделение политического спектакля было окончено. Все были довольны исходом дела и принялись разрабатывать план дальнейших действий.

К тому времени Григорий Отрепьев получил поддержку и от одного из польских магнатов, Ежи (Юрия) Мнишека. Спустя некоторое время холоп Мнишека также узнал в госте пана «царевича Дмитрия». Тогда в гостях у Мнишека находился не кто иной как Григорий Отрепьев.

В первой половине 1603 года в Польше появились сбежавшие из России братья Хрипуновы. Спустя некоторое время они присоединились к компании заговорщиков и «узнали» в Отрепьеве настоящего наследника царя Ивана IV.

Начиная с того же, 1603, года вести о том, что царевич Дмитрий жив и здоров, стали расходиться и в Москве. Во многом тому способствовали слухи, которые распространялись из Посольского указа. Чиновники говорили о том, что Отрепьев будто бы бежал из России, поскольку вынужден был спасаться от царя, который хотел казнить монаха за измену христианской религии.

По Москве тогда пронесся слух о том, что когда-то, еще находясь в столице Русского государства, Отрепьев отказался от родителей и христианского Бога, стал чернокнижником, за что и был приговорен царем к смерти. Такие вести разносились самими московскими придворными. Они хотели доказать польским послам, что Отрепьев является обыкновенным преступником, осужденным за непослушание царю. Именно поэтому он должен быть возвращен в Россию и сурово наказан. Нет сомнений в том, что Вишневецкий и Мнишек догадывались об афере Отрепьева. Но, видимо, их личный интерес в предприятии пересилил стремление к правде и справедливости. С того дня, как чернец Григорий переступил порог дворца Вишневецкого, для него начался новый период жизни. Тогда у него появилась реальная поддержка, с помощью которой он смог воплотить в жизнь свою давнюю мечту – занять царский трон.

Особенно большие надежды при подготовке военного похода на Россию Григорий Отрепьев возлагал на запорожских казаков. Впоследствии Степан Ярославец говорил о том, что в его иконную лавку не раз захаживали казаки и с ними монах Григорий. Кроме того, Отрепьева видели и беседовавшим с казаками Днепровского полка. Позднее старец Венедикт будет вспоминать: «Гришка ел с казаками мясо и назывался царевичем Дмитрием».

Григорий Отрепьев выехал в Запорожье после того, как покинул Гощу. Пробыв в течение зимы в Гоще, с наступлением весеннего тепла он, видимо, и отправился в Запорожскую Сечь. Современники говорили о том, что тогда Отрепьев «пропал бесследно». После этого Григория впервые увидели с запорожскими протестантами. Нужно сказать, что Отрепьев давно уже обратил внимание на протестантов, видимо, надеялся воспользоваться ими для достижения своих целей.

По прибытии в Сечь Григорий Отрепьев был любезно принят самим старшиной одной из казацких рот Герасимом Евангеликом. В те дни Запорожская Сечь походила на бурную реку в период ледохода. Казаки волновались и явно не одобряли действий русского царя. Этим обстоятельством и решил воспользоваться Отрепьев.

Современные историки свидетельствуют о том, что существовала неразрывная связь между выступлениями запорожских казаков против Московского государства и появлением в их стане лжецаревича. Как известно, именно в 1603 году в Запорожской Сечи стали формироваться особые повстанческие полки, которые должны были впоследствии принять участие в организованной Отрепьевым военной кампании против Москвы.

В дни приезда Отрепьева казаки готовились к вооруженному походу против русского монарха. Они закупали оружие, нанимали волонтеров. Нужно сказать, Лжедмитрий не случайно оказался здесь в это время. Дело в том, что двумя месяцами ранее он получил послание от Герасима Евангелика, который и сообщил «настоящему монарху» о готовившемся перевороте.

В тот же вечер Отрепьев отослал со своим гонцом в Запорожскую Сечь свой флаг, на котором был изображен черный орел, символизировавший, по всей видимости, истинную власть. Тот же гонец Отрепьева принимал затем участие в составлении плана казацко-польского похода на Москву.

А тем временем столица Российского государства жила своей жизнью. В те годы власть Годунова утратила былую силу. Тогда повстанческие отряды во множестве возникали не только на окраинах России, но и в самом ее сердце, в Москве. Таким образом, сама судьба, казалось, благоволила Отрепьеву, который незамедлительно воспользовался ситуацией для получения царского трона.

Действительно, к тому времени царская власть значительно ослабла. Запорожские казаки, беглые крестьяне, холопы – все они связывали свое будущее с воцарением воскресшего из мертвых царевича Дмитрия. Сам же Дмитрий-Отрепьев решил воспользоваться сложившейся ситуацией и во что бы то ни стало занять русский трон.

Нужно сказать, что планы Отрепьева оказались куда более масштабными, чем об этом думали казаки и русские повстанцы. Он не желал быть просто предводителем запорожских казаков или главой русского крестьянского движения. Все его мысли были заняты только лишь одним – воцариться на троне Российского государства. Поэтому он решил действовать наверняка. А для этого заключил взаимовыгодный договор с польскими и литовскими магнатами. А казаки и русские, недовольные существовавшим царем, должны были стать основной силой заговорщиков, с помощью которой они и надеялись заполучить русский трон.

Иезуиты давно уже мечтали о том, чтобы заставить Россию подчиниться власти Папы Римского. А для того чтобы осуществить этот замысел, Римская курия и захотела воспользоваться появлением «царевича Дмитрия».

В один из дней Дмитрий-Отрепьев пришел в приемный зал резиденции польского короля Сигизмунда III. Григория сопровождали тогда Вишневецкий и Мнишек. Март 1604 года он провел в Кракове, где иезуитские священнослужители уговаривали его после завоевания России заставить русский народ принять их веру. Взамен король пообещал поддержать военную кампанию деньгами, вооружением и воинами.

«Дмитрий», слушая доводы польских владык, усердно кивал головой, давая тем самым понять, что он согласен принять любые их условия. А для того чтобы доказать свое благорасположение к католической вере, Отрепьев даже принял святое причастие из рук самого папского унция Рангони. Король Сигизмунд III остался доволен исходом встречи с «настоящим русским царевичем Дмитрием».

Нужно заметить, что в то время отношения между Польшей и Россией были крайне сложными. В 1600 году главы государств заключили перемирие, не обеспечивавшее тем не менее ни той ни другой стороне гарантию ненападения. Западные границы России по-прежнему оставались самым уязвимым ее регионом.

В то время, пока российский монарх занимался рассмотрением внутренних дел, польский король Сигизмунд III готовился к масштабному захвату Российского государства. Именно поэтому он так дружелюбно встретил в своем замке «царевича Дмитрия». С его помощью он надеялся покорить русский народ и затем занять царский трон, став таким образом владыкой огромной польско-русской страны.

Однажды Сигизмунд III велел позвать Григория. В тот вечер они заключили между собой тайный договор, суть которого заключалась в том, что король посодействует Отрепьеву в походе на Россию, а тот взамен даст обещание отдать польскому монарху Чернигово-Северскую землю, славившуюся на весь мир своим плодородием. Другому своему покровителю, Ежи Мнишеку, Отрепьев решил отдать Новгород и Псков.

Помимо магнатов, жаждавших поработить Россию, в Польше находились и такие, кто приводил веские доводы в пользу того, чтобы остановить кампанию. Среди таких поляков был и некто Замойский, не раз обращавшийся к королю Сигизмунду III с просьбой послушать его и отказаться от мысли захватить русский престол. Но, как водится в таких случаях, его никто не слушал. Все были охвачены желанием поскорее войти в стольный град Москву и увидеть опустившегося перед ними на колени русского царя Бориса.

Нужно заметить, что король Сигизмунд III не был столь наивным, чтобы выполнять все свои обещания. Точнее говоря, он не выполнил ни одного своего обещания.

Первый Патриарх Московский и всея Руси Иов

Более того, король отказался даже снабдить Отрепьева войском. А потому армия Лжедмитрия, пустившегося воевать с Московией, в основном состояла из мошенников, проходимцев, воров и убийц. Войско «царевича Дмитрия» насчитывало около 2000 человек. Однако этого оказалось мало для того, чтобы завоевать такую огромную страну, как Россия, хотя она и была в то время раздираема на кусочки всевозможными бунтами и восстаниями. Одержать временную победу Отрепьеву удалось только благодаря тому, что к его армии примкнули казаки, пришедшие с берегов Дона. Итак, двухтысячное войско, возглавляемое Григорием Отрепьевым, двинулось к стенам Москвы. Однако им навстречу царем были отправлены отряды царских воевод. Отряды столкнулись у ворот Новгород-Северского. Нужно сказать, что русские воины дрались тогда за «веру, царя и отечество» нерешительно и достаточно вяло. Тем не менее они заставили авантюристов, находившихся под командованием Лжедмитрия, дрогнуть и бежать с поля брани. Вслед за ними устремился и Ежи Мнишек, будущий тесть Отрепьева.

Тут-то польские магнаты и иезуиты всерьез задумались над тем, что они допустили большую ошибку, наняв на службу пьяниц и тупиц, а не настоящих воинов. Таким образом, первая попытка Отрепьева оказаться на царском троне завершилась провалом. Однако благодаря вооруженному подкреплению, присланному польским королем, Отрепьев еще несколько месяцев смог находиться у западных границ России, ожидая роста народных восстаний в южных районах.

Как уже было сказано выше, в то время Борис Годунов едва-едва мог удерживать власть в своих руках. После того как до него дошли слухи о появлении Дмитрия-Отрепьева в Польше и готовившемся там заговоре против него, он обвинил в случившемся московских бояр. Однако каково же было удивление придворных, когда Борис послал на сражение с армией Отрепьева тех же бояр.

Как видно, поведение Бориса в то время никак нельзя было охарактеризовать как адекватное. Об этом и говорили тогда в Москве. Видимо, сам Годунов был уже не в состоянии справиться со сложившейся внутренней и внешней политической ситуацией. А потому поражение от Отрепьева оказалось в тот период развития истории государства Российского вполне закономерным.

Несмотря на кризис власти в Московии, мало кто из русских людей принял новоявленного «царевича Дмитрия». Памятники письменности свидетельствуют, что в армию Отрепьева тогда бежали только лишь несколько воевод, видимо, пытавшиеся скрыться от гнева царя за какие-либо проделки.

Чаще всего оказывалось так, что войску Григория русские крепости приходилось брать приступом, а находившихся там воевод пленяли, туго связывая веревками, чтобы доставить «русскому царевичу». Без боя сдавали поселения только казаки, а также посадские люди, которые были недовольны правлением Бориса Годунова.

Такими настроениями русских людей и запорожских казаков и поспешил воспользоваться Григорий Отрепьев. Надев личину казацкого атамана и вождя русского народа, он сформировал новое войско, с помощью которого надеялся все же завоевать непокоренную в результате первого похода Москву.

Казаки, московские стрельцы, воеводы и посадский люд составляли второе войско Отрепьева. Спустя некоторое время к ним присоединились и крестьяне, искавшие в «настоящем» царе-заступнике залог свободы и разрушения крепостничества.

Однако даже подобная тщательная подготовка к наступлению не спасла Отрепьева. 21 января 1605 года его армия оказалась полностью разгромлена царскими воеводами в битве под Добрыничами. Тогда сам Григорий Отрепьев чуть было не был пленен русскими воинами. Но ему удалось благополучно бежать с поля боя и остаться в живых.

В том сражении царские воеводы, прояви они хотя бы минимум энергии, смогли бы легко пленить Отрепьева. Однако та решавшая все секунда оказалась упущенной, и Григорию удалось скрыться. Многие историки утверждают, что в случившемся не было вины воевод. Действительно, они могли взять Отрепьева в плен. Но, осуждая их, нужно помнить о том, что они находились на враждебной территории, где каждый житель испытывал ненависть к русскому царю и буквально трепетал перед образом «истинного» царевича Дмитрия-Отрепьева.

Итак, Григорий Отрепьев с позором бежал от царских воевод. Тем не менее говорить о том, что он оказался побежденным, было бы неправильно. Спустя некоторое время его идею завоевать Московию поддерживали уже не только поляки и литовцы, но и владыки южных районов России.

Царские же воины разошлись по домам, так и не окончив кампании. С остатками войска царские воеводы захотели было взять крепость Крому. Однако они так и не смогли одолеть атамана Корела и находившихся под его началом донских казаков. Историки часто называют это событие началом конца нарождавшейся династии Годуновых.

Нужно сказать, что Борис Годунов, прослышав о намерении Отрепьева погубить его, не однажды посылал наемных убийц в лагерь «царевича». Кроме того, как-то раз он повелел привести к нему мать убитого царевича с тем, чтобы она рассказала о том, был ли на самом деле убит ее сын или он оказался спасен своим воспитателем. Ответ предугадать несложно…

Спустя некоторое время в Польшу пришла весть о том, что русский царь Борис Годунов внезапно скончался от апоплексического удара. Хотя в то время существовали и другие версии смерти российского монарха. Нередко говорили о том, что он, якобы страшась унижения и позора в связи с ожидавшимся покорением Москвы Отрепьевым, принял смертельную дозу сильнодействующего яда.

Тем не менее, несмотря на существовавшие во множестве в то время слухи, придворный врач Яков Маржарет утверждал естественную (если можно так сказать) причину смерти царя Бориса. Вероятно, страх, засевший в голове у Годунова, перед польско-литовским вторжением был настолько велик, что он не смог спать по ночам, что и стало причиной переутомления, а затем привело к кровоизлиянию в мозг.

Как бы то ни было на самом деле, факт оставался фактом. Борис Годунов умер. Это произошло в ночь на 13 апреля 1605 года. Не Григорий ли Отрепьев должен был сменить Бориса на царском троне? Этим вопросом задавались многие современники тех далеких событий. Нужно сказать, что и перед самой смертью Борис Годунов пытался спасти свое положение и трон. Незадолго до роковой даты кончины он повелел передать командование русской армией воеводе Петру Басманову, который имел довольно низкое происхождение и не был титулованной особой. Таким образом, Борис Годунов решил проявить свою демократичность: простой человек, выходец из народа, должен был стать спасителем царской фамилии. Однако впоследствии выяснилось, что это назначение было очередной фатальной ошибкой русского царя.

Получив известие о смерти Бориса Годунова, Григорий Отрепьев понял, что его звездный час наступил. Спустя некоторое время вновь собранная армия Лжедмитрия выступила в поход на Москву. Весть о приближении войска во главе с «настоящим» царевичем пробудила столицу. Казалось, что все москвитяне разом высыпали на улицы города: одни – для того, чтобы принять бой с воинами Гришки Отрепьева, другие – чтобы низко поклониться ему в знак уважения и признательности и подать хлеб-соль.

После вступления в столицу «царевич Дмитрий» направился к Кремлю. Летописец рассказывал о тех событиях следующее. Он говорил о том, что бояре, Федор Годунов и его мать заперлись в Кремле «полумертвые от страха» и выставили стражу у всех входов. Принимая такие меры, наследник более всего боялся не иноземных завоевателей и Дмитрия, а своих же, русских, людей. Летописец сообщил о том, что в те дни «в Москве более страшились жителей, нежели неприятеля или сторонников Дмитрия».

1 июня 1605 года Лжедмитрий отправил своих гонцов, Гаврилу Пушкина и Наума Плещеева, в Красное село, которое в то время считалось самым людным местом, находившимся в Москве. Пушкину и Плещееву даже не нужно было выступать перед людом с речами и призывами выступить против Годунова. Красносельцы, видимо, давно уже ожидали появления сторонников Дмитрия, чтобы примкнуть к армии иноземцев и сбросить с трона царя Бориса.

Даже многосотенная стража, выставленная у ворот, не защитила столицу от вторжения обезумевшей людской массы. В первые же минуты после нападения повстанцев-красносельцев и польско-литовской армии русские воины оказались обезоруженными, после чего они не могли уже противостоять многочисленному войску. Прежде всего завоеватели устремились к Китай-городу, а уже после этого они направились в Кремль. За одну минуту Красная площадь окрасилась в серо-черный от одежд повстанцев цвет. А спустя еще несколько секунд у ворот Кремля показались царские стрельцы. Однако несколько десятков стрельцов не смогли противостоять взбешенной толпе.

Победа была одержана. Дмитрию оставалось только лишь решить, что делать с царской семьей. Но решение этой задачи можно было отложить на некоторое время. А пока Гаврила Пушкин зачитал с Лобного места «прелестные грамоты», в которых говорилось о том, сколь хорошо будет жить всем русским людям: и боярам, и горожанам, и крестьянам, если на трон будет посажен «царевич Дмитрий».

Годуновы же могли воспользоваться только одним способом выжить. Для этого они должны были запереться в Кремле и не впускать повстанцев. Нужно сказать, что сам царь Борис не раз использовал такой способ для того, чтобы остаться в живых.

Но на этот раз все было иначе. Видимо, сама судьба взбунтовалась против царской династии Годуновых. Главные крепостные ворота оказались незапертыми. Через них то и прошли внутрь царских дворов повстанцы и иноземные воины.

Тогда к народу вышли бояре. Однако их интерес не простирался дальше спасения собственной жизни. А потому одни из них стали выступать с речами, в которых призывали умерт­вить царского наследника Федора и посадить на трон «настоящего» царевича Дмитрия. Другие же действовали тайно, распространяя в народе слухи о том, что Годуновы незаконно взяли власть в свои руки.

Затем Богдан Бельский, бывший когда-то опекуном царевича Дмитрия, объявил о том, что лично участвовал в спасении сына Ивана IV. После его слов даже те, кто не желал видеть на троне Дмитрия-Отрепьева, словно встрепенувшись от оцепенения, ворвались в царский двор и стали разносить его в щепки. Таким образом простой люд отомстил боярам и купцам, в течение долгих десятилетий наживавшихся за их счет.

Оказавшись в Кремле, Богдан Бельский поспешил занять трон и с того дня стал править государством от имени царевича Дмитрия. Однако его инициатива показалась Отрепьеву несколько самонадеянной, а потому он решил убрать с дороги «своего» опекуна. Кроме того, Бельский приходился братом изгнанной с престола царицы. Поэтому он мог в любое время заявить о своих правах на царский трон.

Помимо этого, находившемуся в близких родственных отношениях Бельскому нельзя было доверить казнь царицы и царевича Федора Годунова. Таким образом, Бельский вынужден был уступить место на троне князю Василию Голицыну, который был ставленником Лжедмитрия.

Возникает закономерный вопрос: почему же на троне до сих пор не оказался сам Дмитрий-Отрепьев? Дело в том, что он, видимо, необычайно высоко ценил свою жизнь, а потому не желал появляться в столице и садиться на трон до тех пор, пока дорога туда не окажется абсолютно свободной.

Так, спустя несколько дней после взятия Лжедмитрием Москвы был арестован монах Иов, когда-то близко знавший Григория Отрепьева. Для того чтобы наверняка оградить себя от опасности быть узнанным, Лжедмитрий приказал выслать старца из Москвы и отправить в далекий сибирский монастырь, где его должны были держать под строгим наблюдением.

Другим препятствием на пути к трону для Отрепьева стала семья Бориса Годунова. Лжедмитрий понимал, что в этом случае необходимо действовать наверняка. Он приказал Василию Голицыну убить царицу и царевича Федора. Следующей ночью ставленник нового царя отправился в Кремль, где встретился с боярами. Им он и передал повеление «царя Дмитрия».

Спустя несколько часов бездыханные тела Годуновых лежали в царской опочивальне. В момент убийства бояре, видимо, и вспомнили о своем бывшем царе, Борисе, который часто журил придворных за непослушание. Взбешенные бояре направились к стенам Архангельского собора, выкопали труп Годунова и затем закопали его в землю вместе с телами задушенных царицы и Федора.

Только тогда Отрепьев смог успокоиться и увериться в том, что все препятствия устранены. 20 июля 1605 года Лжедмитрий торжественно въехал в столицу и воцарился на троне. Но, видимо, судьба не хотела жалеть Отрепьева, пролившего так много человеческой крови. Спустя несколько дней приближенные доложили новому царю о том, что бояре готовят против него заговор.

В то же время по Москве стали распространяться слухи о том, что «царь Дмитрий» является самозванцем и обманщиком. Отрепьеву удалось найти человека, который заявлял о его самозванстве. Им оказался Василий Шуйский. Через некоторое время в столице Российского государства состоялся собор, на котором судили Шуйского за измену царю. В результате судьи, представленные духовными лицами, боярами и простым людом, вынесли свое решение. Они приговорили Шуйского к смерти.

Однако «царь Дмитрий» решил воспользоваться моментом, чтобы продемонстрировать «добродушие» и «справедливость». В результате смертная казнь была заменена для Шуйского ссылкой в галицкие пригороды.

Братья Шуйские находились в пути, когда их догнал царский гонец с приказом. В бумаге говорилось о том, что царь всея Руси, Дмитрий, великодушно простил преступников, а потому они могут возвратиться в столицу. Спустя еще несколько дней Лжедмитрий повелел вернуть Шуйским отнятые ранее имения и боярский титул.

После суда Петр Иов оказался низложенным, а его место занял архиепископ Рязанский, грек по происхождению, Игнатий. Он и благословил Отрепьева на русский трон 21 июля 1605 года. Нужно заметить, что период царствования Лжедмитрия отличался демократичностью.

Энергичный молодой самозванец, так долго жаждавший занять царский престол, казалось, наслаждался властью. Это время отмечено в русской истории как период проведения многочисленных реформ внутреннего государственного устройства. Князь Хворостинин впоследствии написал: «Остротою мысли и учением книжным себе давно искусив».

Действительно, реформы Лжедмитрия памятны и по сей день. Среди прочих реформаторских указов особенное место занимают следующие: введение в думу представителей высшего духовенства, воинских чинов, заимствованных из польской армии (мечник, подчаший, подскарбий). Себя же Отрепьев стал называть императором (или цезарем).

Во время царствования Отрепьева служилый люд стал получать жалованье вдвое большее прежнего. Думал Лжедмитрий и о крепостных. Для того чтобы облегчить их положение, им были запрещены запись и наследственное холопство, существовавшие в России с незапамятных времен.

Кроме того, Григорий Отрепьев, как человек образованный, понимал, что культура Западной Европы по своему развитию стоит на несколько ступеней выше культуры российской. А потому связь между Россией и европейскими государствами была жизненно необходимой для первой. Поэтому Отрепьев не раз высказывал боярам и приближенным мысль о том, чтобы сделать более простым и легким выезд русских молодых людей за границу. То же стремление приобщиться к западноевропейской культуре можно проследить и в политике Петра I Романова. Однако это совсем другая история…

Более того, Лжедмитрий вынашивал план создания мощного союза против Турции. В то объединение, по его мнению, должны были войти такие государства, как Германия, Франция, Польша, Венеция и Московское. Тем же стремлением к консолидации против Турции было вызвано и заключение Отрепьевым союза с Польшей и Римской курией.

Спустя некоторое время Лжедмитрий заставил поляков, литовцев, Папу Римского и иезуитов признать его императором Московского государства. Тогда-то они и поняли, что напрасно ждали от Отрепьева беспрекословного повиновения им.

Лжедмитрий показал себя как достаточно самостоятельный монарх, болевший душой за судьбу русского народа. Он категорически отказался заменить христианство католической верой и не разрешил иезуитам даже ступать на русскую землю.

Царь Василий Иванович

Не получил обещанного вознаграждения – Чернигово-Северские земли – за «труды праведные» и польский король. Отрепьев предложил польскому монарху принять в знак благодарности за участие в его предприятии определенную сумму денег. Польский король с радостью согласился принять такой дар от русского царя.

В ноябре 1605 года состоялось одно очень важное в жизни Лжедмитрия событие. В тот день он обручился с Мариной Мнишек, дочерью польского магната Ежи Мнишека. Обряд обручения состоялся в Кракове. Со стороны жениха присутствовал московский посол Власьев. Брак был заключен несколько позднее, 8 мая 1606 года. Брачная церемония проходила в Москве под звон колоколов всех московских соборов.

К тому времени русский народ уже успел полюбить нового царя, который стремился к тому, чтобы облегчить жизнь людей. Популярность Лжедмитрия у москвитян росла с каждой минутой. Однако уже тогда стали появляться и недовольные. Многие бояре с укоризной смотрели на то, что вместе с Отрепьевым из Польши прибыли поляки, входившие в свиту царицы Марины.

Жар подогревали сами иноземцы. В то время не раз можно было услышать от приехавшего поляка фразу о том, что они, поляки, смогли посадить на русский трон «своего царя». Нужно сказать, что на самом деле поляков среди приехавших в те дни в Россию было совсем немного. Большую часть прибывших в Москву составляли украинские казаки, белорусы и литовцы.

Многие из иноземцев были христианами. Однако москвичи никак не могли принять их образа жизни, их обряды и обычаи. Так, например, нередко ссоры между иноземцами и горожанами возникали из-за того, что последние любили каждый вечер забавляться стрельбой из оружия. В конце концов московские купцы отказались продавать чужестранцам порох.

К тому времени вокруг Шуйского сформировалась небольшая группа бояр, которые были недовольны тем, что к власти пришел самозванец. Действовать открыто они опасались и, затаившись, только ждали момента, чтобы выступить. К счастью для них, такой момент настал.

Летом 1606 года недовольство москвичей по поводу бесчинств, устраиваемых иноземцами, росло с каждым днем. Решив использовать это в своих целях, однажды ночью Шуйский велел боярам приказать звонить во все колокола, находившиеся на территории Кремля. Сбежавшийся на набат народ увидел на Лобном месте Шуйского, призывавшего напасть на ненавистных поляков и силой изгнать с земли Русской. С громким криком москвичи направились во дворец царя.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

ЛЖЕДМИТРИЙ I — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ЛЖЕДМИТРИЙ I — самозванец, занимавший в 1605-1606 годах русский престол под именем погибшего царевича Дмитрия Ивановича.

Со­глас­но вы­во­дам пра­ви­тельственной ко­мис­сии ца­ря Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва (1603), под­дер­жи­вае­мым боль­шин­ст­вом ис­сле­до­ва­те­лей, Лжедмитрий I в ре­аль­но­сти яв­лял­ся Ге­ор­ги­ем (Юри­ем) Бо­гда­но­ви­чем От­репь­е­вым — сы­ном стре­лец­ко­го сот­ни­ка Б. От­репь­е­ва. Отец ра­но по­гиб, маль­чи­ка вос­пи­тыва­ла мать. В 1590-х годах Г.Б. От­репь­ев несколько лет слу­жил хо­ло­пом (по всей ви­ди­мо­сти, доб­ро­воль­ным) у М.Н. Ро­ма­но­ва, а за­тем у близ­ко­го к Ро­ма­но­вым князя Б.К. Чер­кас­ско­го. Опа­са­ясь ре­прес­сий в свя­зи с аре­стом Ро­ма­но­вых, в но­ябре 1600 года при­нял по­стриг под име­нем Гри­го­рий и бе­жал из Мо­ск­вы. Не­ко­то­рое вре­мя ски­тал­ся по мо­на­сты­рям, в 1601 году вер­нул­ся в Мо­ск­ву и был при­нят ке­лей­ни­ком к сво­ему де­ду — ино­ку Чу­до­ва монастыря (в ми­ру Ев­фи­мий За­мят­ня). Бла­го­да­ря ост­ро­му уму и спо­соб­но­стям в книж­ном де­ле за­ме­чен чу­дов­ским ар­хим. Паф­ну­ти­ем, ру­ко­по­ло­жен пат­ри­ар­хом Ио­вом в диа­ко­ны. Позд­нее во­шёл в близ­кое ок­ру­же­ние пат­ри­ар­ха, по за­ка­зу Ио­ва пе­ре­пи­сы­вал ру­ко­пи­си, со­став­лял ка­но­ны свя­тым, в со­ста­ве его сви­ты при­сут­ст­во­вал на за­се­да­ни­ях Ос­вя­щен­но­го со­бо­ра, Бо­яр­ской ду­мы и др. Из-за уг­ро­зы аре­ста (по од­ной из вер­сий, в свя­зи с воз­мож­ным об­ви­не­ни­ем в ере­си) в феврале 1602 года вновь бе­жал из Мо­ск­вы в со­про­во­ж­де­нии стар­цев Ми­саи­ла и Вар­лаа­ма. Ско­рее все­го, уже в это вре­мя у не­го воз­ник­ла идея про­воз­гла­сить се­бя чу­дес­но спас­шим­ся сы­ном ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го. Вско­ре ока­зал­ся на тер­ри­то­рии Ре­чи Пос­по­ли­той, в Великом кн-ве Ли­тов­ском (ВКЛ). По­сле пре­бы­ва­ния в не­сколь­ких пра­во­слав­ных мо­на­сты­рях (в т. ч. в Кие­во-Пе­чер­ском) рас­стриг­ся и от­пра­вил­ся в Го­щу — центр ради­каль­но­го про­тес­тант­ско­го те­че­ния ари­ан-три­ни­та­ри­ев (по­се­щал их шко­лу). Вес­ной (по­сле Го­щи) или осе­нью 1603 года Г.Б. От­репь­ев, ско­рее все­го, по­бы­вал в За­по­рож­ской Се­чи.

Слу­хи о том, что он сын ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча, Г.Б. От­репь­ев рас­пус­кал, ещё на­хо­дясь в Кие­ве, но толь­ко ле­том 1603 года в име­нии князя А. Виш­не­вец­ко­го он пуб­лич­но про­воз­гла­сил се­бя «за­кон­ным на­след­ни­ком» русского пре­сто­ла. План по­хо­да Лжедмитрия I на Русское государство об­рёл ре­аль­ные чер­ты, ко­гда его под­го­тов­ку воз­гла­вил сан­до­мир­ский вое­во­да Ю. Мни­шек (тесть двою­род­но­го бра­та князя А. Виш­не­вец­ко­го), ко­то­рый обес­пе­чил не­глас­ную по­ли­тическую под­держ­ку Лжедмитрию I со сто­ро­ны польского ко­ро­ля Си­гиз­мун­да III (де-юре Речь По­спо­ли­та на­хо­ди­лась в со­стоя­нии ми­ра с Русским государством), за­нял не­об­хо­ди­мые сред­ст­ва, при­влёк кон­тин­гент на­ём­ни­ков. В мар­те 1604 года Лжедмитрий I был при­нят на ча­ст­ных ау­ди­ен­ци­ях польским ко­ро­лём, ар­хи­епи­ско­пом-при­ма­сом и пап­ским нун­ци­ем. Са­мо­зва­нец взял на се­бя ряд обя­за­тельств (в зна­чительной ме­ре про­ти­во­ре­чи­ли друг дру­гу): по­сле во­ца­ре­ния в Мо­ск­ве пе­ре­дать Чер­ни­го­во-Се­вер­скую зем­лю и Смо­лен­щи­ну Ре­чи По­спо­ли­той, а ча­стью лич­но Ю. Мни­ше­ку, оп­ла­тить его дол­ги и же­нить­ся на его до­че­ри — М. Мни­шек, пе­ре­дав ей по­сле свадь­бы в удел Нов­го­род и Псков, а так­же всту­пить в вой­ну со Шве­ци­ей на сто­ро­не Си­гиз­мун­да III и вве­сти в Русском государстве ка­то­ли­цизм. Свои обе­ща­ния Лжедмитрий I под­кре­пил тай­ным пе­ре­хо­дом в ка­то­ли­цизм (о чём знал очень ог­ра­ни­чен­ный круг лиц).

К на­ча­лу сентября 1604 года си­лы Лжедмитрия I на­счи­ты­ва­ли от 2,5 до 3 тысяч на­ём­ни­ков (гу­са­ры, пе­хо­та и ка­за­ки), при дви­же­нии к гра­ни­це их ко­ли­че­ст­во уд­вои­лось за счёт но­вых от­ря­дов ка­за­ков. 13(23).10.1604 года вой­ска Лжедмитрия I всту­пи­ли на тер­ри­то­рию Русского государства. Для русского пра­ви­тель­ст­ва не­ожи­дан­ным ока­зал­ся пре­ж­де все­го мар­шрут по­хо­да Лжедмитрия I (Мо­на­стыр­ский го­ро­док вбли­зи юго-западной гра­ни­цы Русского государства — Чер­ни­гов — Нов­го­род-Се­вер­ский), в ре­зуль­та­те са­мо­зва­нец ус­пел за­кре­пить­ся на юго-западной ок­раи­не стра­ны до под­хо­да круп­ных сил ца­ря Бо­ри­са Го­ду­но­ва. Ре­шаю­щим фак­то­ром ус­пе­ха Лжедмитрия I ста­ла под­держ­ка на­се­ле­ния се­вер­ских и ук­раин­ных («от поль­ской ук­раи­ны») го­ро­дов, пре­ж­де все­го слу­жи­лых лю­дей по при­бо­ру, ме­ст­ных де­тей бо­яр­ских, не­до­воль­ных по­ли­ти­кой Бо­ри­са Го­ду­но­ва, а так­же на­се­ле­ния от­но­си­тель­но круп­ных го­ро­дов — Пу­тив­ля, Рыль­ска, Ель­ца, кре­сть­ян ря­да двор­цо­вых во­лос­тей (Ко­ма­риц­кой и др.). Зо­на вос­ста­ния в октябре — декабре 1604 года рас­про­стра­ни­лась на се­вер и на вос­ток, вол­не­ния на­чи­на­лись при под­хо­де аван­гард­ных сил Лжедмитрия I или при по­яв­ле­нии отдельных разъ­ез­дов дон­ских ка­за­ков с «лис­та­ми ца­ре­ви­ча Дмит­рия», ко­то­рые со­дер­жа­ли обе­ща­ния по­сле во­ца­ре­ния дер­жать сво­их под­дан­ных «в по­кое и до­воль­ст­ве». Ар­мия Лжедмитрия I зна­чи­тель­но по­пол­ни­лась за счёт ме­ст­но­го слу­жи­ло­го лю­да и дон­ских ка­за­ков (осо­бен­но в октябре 1604 и январе 1605 годов), а так­же круп­но­го от­ря­да за­по­рож­ских ка­за­ков с ар­тил­ле­ри­ей (конец декабря 1604 года). Не позд­нее на­ча­ла января 1605 года, по­сле ухо­да в Речь По­спо­ли­ту основной час­ти на­ём­ни­ков во гла­ве с Мни­ше­ком, вы­сту­п­ле­ние Лжедмитрия I из «поль­ской за­теи» окон­ча­тель­но пре­вра­ти­лось в соб­ст­вен­но русское со­ци­аль­ное и во­енно-по­ли­тическое дви­же­ние. В го­ро­дах (пре­ж­де все­го в Пу­тив­ле) поя­ви­лись со­слов­ные со­ве­ты, ак­тив­но под­дер­жи­вав­шие са­мо­зван­ца.

Во­енные дей­ст­вия по­на­ча­лу скла­ды­ва­лись не слиш­ком удач­но для Лжедмитрия I: не да­ла ре­зуль­та­та оса­да Нов­го­ро­да-Се­вер­ско­го, по­бе­да над цар­ски­ми вой­ска­ми под этой кре­по­стью 21(31).12.1604 года ока­за­лась ско­рее фор­маль­ной, а в сра­же­нии под До­бры­ни­ча­ми 21(31).1.1605 года от­ря­ды Лжедмитрия I по­тер­пе­ли пол­ное по­ра­же­ние от боль­шой цар­ской ар­мии под ко­мандованием боя­ри­на князя Ф.И. Мсти­слав­ско­го, ко­то­рый, од­на­ко, не стал пре­сле­до­вать са­мо­зван­ца основными си­ла­ми. С на­ча­ла февраля 1605 года ре­зи­ден­ци­ей Лжедмитрия I стал Пу­тивль, где функ­цио­ни­ро­ва­ли сфор­ми­ро­ван­ная им Бо­яр­ская ду­ма и не­ко­то­рые при­ка­зы. Лжедмитрий I уст­ро­ил тор­жественный пе­ре­нос чу­до­твор­ной Кур­ской Ко­рен­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Зна­ме­ние» из Кур­ска в Пу­тивль (за­тем она со­про­во­ж­да­ла его в по­хо­де на Мо­ск­ву). Лжедмитрий I при­вле­кал на свою сто­рону по­пав­ших в плен цар­ских вое­вод и дья­ков. От­ли­чал­ся от­кры­то­стью в по­ве­де­нии с бли­жай­ши­ми со­вет­ни­ка­ми, не­ред­ко об­ра­щал­ся к на­се­ле­нию в кри­тические мо­мен­ты, обе­щал по­сле во­ца­ре­ния от­ме­нить на­ло­ги на 10 лет для Се­вер­ской зем­ли и, воз­мож­но, для не­ко­то­рых других уез­дов. На под­кон­троль­ных его вла­сти тер­ри­то­ри­ях Лжедмитрий I от­ме­нил де­ся­тин­ную паш­ню в поль­зу го­су­дар­ст­ва. Дей­ствия и «ми­ло­сти­вый» стиль по­ве­де­ния Лжедмитрия I, осо­бен­но на фо­не ка­ра­тель­ных ак­ций цар­ской ар­мии Мсти­слав­ско­го в Ко­ма­риц­кой волости в феврале 1605 года, сфор­ми­ро­ва­ли в об­щественном соз­на­нии ус­той­чи­вый об­раз «доб­ро­го ца­ре­ви­ча-из­ба­ви­те­ля», за­кон­но­го на­след­ни­ка преж­них ца­рей. Его влия­ние по­сте­пен­но рас­про­стра­ня­лось в уез­дах к се­ве­ру от реки Ока. Ис­ход кам­па­нии ре­ши­ли как не­удач­ные дей­ст­вия главных пра­ви­тельственной ар­мии в феврале — апреле 1605 года при оса­де кре­по­сти Кро­мы, так и ско­ропо­стиж­ная смерть Бо­ри­са Го­ду­но­ва 13(23).4.1605 года, уси­лив­шая по­ли­тическую не­ста­биль­ность в стра­не. При по­пыт­ке при­вес­ти вой­ска к при­ся­ге но­во­му ца­рю Фё­до­ру Бо­ри­со­ви­чу про­изо­шёл рас­кол как сре­ди вое­вод (на сто­ро­ну са­мо­зван­ца вста­ли боя­ре кня­зья В.В. Го­ли­цын, И.В. Го­ли­цын, боя­рин П.Ф. Бас­ма­нов и др.), так и во всей ар­мии. В хо­де столк­но­ве­ний 7(17) мая по­бе­да ока­за­лась за сто­рон­ни­ка­ми Лжедмитрия I (го­ро­до­вы­ми кор­по­ра­ция­ми дво­рян уез­дов к югу от реки Ока). Сто­рон­ни­ки Го­ду­но­вых разъ­еха­лись по до­мам.

Гра­мо­та са­мо­зван­ца, ад­ре­со­ван­ная жи­те­лям Мо­ск­вы, спро­во­ци­ро­ва­ла вос­ста­ние в сто­ли­це, в хо­де ко­то­ро­го 1(11).6.1605 года бы­ли аре­сто­ва­ны царь Фё­дор Бо­ри­со­вич, его мать Ма­рия Гри­горь­ев­на, се­ст­ра Ксе­ния Бо­ри­сов­на, а так­же другие Го­ду­но­вы (боль­шин­ст­во из них бы­ли со­сла­ны на вое­вод­ские долж­но­сти в Си­бирь, а С.В. и С.Н. Го­ду­но­вы бы­ли вско­ре уби­ты). Их бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки — Вель­я­ми­но­вы и Са­бу­ро­вы по рас­по­ря­же­нию Лжедмитрия I со­сла­ны в По­вол­жье и Пре­д­ура­лье. На­ка­ну­не 8(18) ию­ня в Мо­ск­ву при­бы­ли от­прав­лен­ные Лжедмитрием I для управ­ле­ния стра­ной и сто­ли­цей боя­ре князь В.В. Го­ли­цын, князь В.М. Мо­саль­ский Ру­бец и дум­ный дьяк Б И. Су­тупов. Главными по­ру­че­ния­ми, дан­ны­ми им, ста­ли фи­зическое уст­ра­не­ние ца­ря Фё­до­ра Бо­ри­со­ви­ча и его ма­те­ри Ма­рии Гри­горь­ев­ны [10(20) ию­ня они были уби­ты; пуб­лич­но князь В.В. Го­ли­цын объ­я­вил об их са­мо­убий­ст­ве] и све­де́­ние Ио­ва с пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла (он был вы­слан в Ус­пен­ский монастырь в городе Ста­ри­ца). 20(30) ию­ня со­сто­ял­ся тор­жественный въезд Лжедмитрия I в Мо­ск­ву. Уже на 3-й день по­сле это­го был рас­крыт за­го­вор про­тив не­го, аре­сто­ва­ны князь Ва­силий Ива­но­вич Шуй­ский (бу­ду­щий царь), его бра­тья и ряд других лиц (в кон­це ию­ня на со­бор­ном су­деб­ном раз­би­ра­тель­ст­ве с уча­сти­ем бо­яр, Ос­вя­щен­но­го со­бо­ра и пред­ста­ви­те­лей го­ро­жан за­го­вор­щи­ков при­го­во­ри­ли к смерт­ной каз­ни, од­на­ко Лжедмитрий I про­стил Шуй­ских и от­пра­вил их в ссыл­ку). 30 ию­ня (10 ию­ля) Ос­вя­щен­ный со­бор фор­маль­но вер­нул Ио­ву сан пат­ри­ар­ха, но тут же при­нял его от­став­ку вви­ду «не­мо­щи», еди­но­глас­но воз­ве­дя на пат­ри­ар­ший пре­стол став­лен­ни­ка Лжедмитрия I — ря­занско­го ар­хи­епископа Иг­на­тия. Тор­же­ст­вен­но вер­нув­шая­ся в Мо­ск­ву по рас­по­ря­же­нию Лжедмитрия I мать по­гиб­ше­го ца­ре­ви­ча Дми­т­рия Ива­но­ви­ча ино­ки­ня Мар­фа (в ми­ру М.Ф. На­гая) пуб­лич­но зая­ви­ла, что Лжедмитрий — её сын.

21(31).7.1605 года со­стоя­лась тор­жественная це­ре­мо­ния вен­ча­ния са­мо­зван­ца на цар­ст­во: сна­ча­ла пат­ри­арх Иг­на­тий вен­чал его под именем Дмит­рия Ива­но­ви­ча на цар­ст­во в Ус­пен­ском со­бо­ре по тра­ди­ци­он­но­му для Русского государства чи­ну, а за­тем в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре са­мо­зван­ца увен­чал шап­кой Мо­но­ма­ха Ар­се­ний Элас­сон­ский, ар­хи­епископ Ар­хан­гель­ско­го со­бо­ра.

Со­хра­нив тра­диционную сис­те­му ор­га­нов государственного управ­ле­ния, со­ци­аль­ных струк­тур и ин­сти­ту­тов со­слов­но­го пред­ста­ви­тель­ст­ва, ор­га­ни­за­цию воо­руженных сил стра­ны, Лжедмитрий I пы­тал­ся мо­ди­фи­ци­ро­вать фор­мы их дея­тель­но­сти. Он уве­ли­чил пер­со­наль­ный со­став Бо­яр­ской ду­мы бо­лее чем в 1,7 ра­за, в т. ч. за счёт лиц, от­ли­чив­ших­ся в его борь­бе за трон в но­ябре 1604 — июне 1605 годов (князья В.М. Мо­саль­ский Ру­бец, Г.Г. Пуш­кин, Б.И. Су­ту­пов и др.), а так­же воз­вра­щён­ных из ссыл­ки лиц, быв­ших в опа­ле при Го­ду­но­вых (в т. ч. На­гих), и но­вых фа­во­ри­тов, не­ред­ко срав­ни­тель­но мо­ло­дых по воз­рас­ту. Рас­ши­ре­ние Ду­мы от­ра­зи­ло по­ис­ки Лжедмитрием I ком­про­мис­сов с пра­вя­щей эли­той в це­лом и с раз­ны­ми её груп­пи­ров­ка­ми. Это, в ча­ст­но­сти, от­ра­зи­лось в про­ще­нии и воз­вра­ще­нии из ссыл­ки кня­зей Шуй­ских, в пе­ре­за­хо­ро­не­нии в фа­миль­ных усы­паль­ни­цах ос­тан­ков А.Н. и М.Н. Ро­ма­но­вых, кня­зей М.И. и Л.М. Во­ро­тын­ских. Лжедмитрий I час­то лич­но уча­ст­во­вал в за­се­да­ни­ях Бо­яр­ской ду­мы, при­ни­мал че­ло­бит­чи­ков на крыль­це двор­ца, по­ощ­рял кол­лек­тив­ные че­ло­би­тья дво­рян с мест в Мо­ск­ву, а так­же го­ро­жан, государственных и двор­цо­вых кре­сть­ян. При Лжедмитрии I со­став­лен наи­бо­лее пол­ный сборник дей­ст­вую­щих за­ко­нов — Су­деб­ник 1550 года с «до­пол­ни­тель­ны­ми стать­я­ми» в ре­дак­ции 1606 года, 2-й из­вод ко­то­рой стал ос­но­вой при под­го­тов­ке т. н. Свод­но­го су­деб­ни­ка, для че­го так­же пе­ре­во­ди­лись отдельной ста­тьи 3-го Ли­тов­ско­го ста­ту­та (1588). Лжедмитрий I ор­га­ни­зо­вы­вал «по­теш­ные» во­енные уче­ния; ве­ро­ят­но, при нём бы­ло на­ча­то со­став­ле­ние «Ус­та­ва рат­ных, пу­шеч­ных и дру­гих дел…». В прав­ле­ние Лжедмитрия I про­во­ди­лись смот­ры уезд­ных кор­по­ра­ций дво­рян, где их вер­ста­ли по­вы­шен­ны­ми по­ме­ст­ны­ми и де­неж­ны­ми ок­ла­да­ми, а так­же вы­пла­чи­ва­ли де­неж­ное жа­ло­ва­нье за служ­бы 1604-1605 годов (главном образом дво­ря­нам южных уез­дов). При этом со­хра­нял­ся су­ще­ст­вен­ный раз­рыв в ма­те­ри­аль­ном обес­пе­че­нии дво­рян­ст­ва различных ре­гио­нов, в нор­мах на­ло­го­об­ло­же­ния ре­гио­нов, на­рас­та­ли вза­им­ные пре­тен­зии дво­рян по по­во­ду бег­лых кре­сть­ян. Эко­но­мическое по­ло­же­ние Русского государства ос­лож­ня­лось тем, что зна­чительные сред­ст­ва каз­ны по­шли на оп­ла­ту жа­ло­ва­нья польским на­ём­ни­кам и дон­ским ка­за­кам, на оп­ла­ту большей части дол­гов Ю. Мни­ше­ка и его рас­хо­дов на пред­стоя­щий при­езд в Мо­ск­ву, то­гда как в стра­не со­хра­ня­лись по­след­ст­вия не­уро­жа­ев и го­ло­да 1601-1603 годов. Лжедмитрий I пред­при­нял ряд ша­гов по ог­ра­ни­че­нию зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти РПЦ, с мо­на­сты­рей был со­б­ран тя­жё­лый экс­т­ра­ор­ди­нар­ный на­лог («на подъ­ём»).

Лжедмитрию I так и не уда­лось вы­стро­ить проч­ных от­но­ше­ний с большей частью русской по­ли­тической эли­ты, что бы­ло вы­зва­но его кад­ро­вой по­ли­ти­кой, боль­шой ро­лью иностранных со­вет­ни­ков, опа­се­ния­ми, вы­зван­ны­ми его внеш­не­по­ли­тическим кур­сом и дек­ла­ри­ро­вав­шей­ся под­го­тов­кой к во­енным дей­ст­ви­ям, сти­лем его жиз­ни и ма­не­рой обра­ще­ния с боя­ра­ми. По­сте­пен­но Лжедмитрий I на­чал ис­пы­ты­вать не­до­ве­рие к сво­ему ок­ру­же­нию и на ру­бе­же 1605 и 160 годов сфор­ми­ро­вал специальную двор­цо­вую стра­жу из 3 рот на­ём­ни­ков-ино­стран­цев. В январе — мае 1606 года из­вест­ны 3 слу­чая пре­дот­вра­щён­ных по­ку­ше­ний на жизнь са­мо­зван­ца.

К концу 1605 года воз­ник­ла на­пря­жён­ность в от­но­ше­ни­ях Лжедмитрия I и с его польскими по­крови­те­ля­ми, т. к. боль­шин­ст­во из сво­их обя­за­тельств, дан­ных Си­гиз­мун­ду III и Ю. Мни­ше­ку, он не вы­полнил. Польская сто­ро­на не при­зна­ла при­ня­тый Лжедмитрием I но­вый ти­тул «наи­яс­ней­ше­го и не­по­бе­ди­мо­го им­пе­ра­то­ра».

Си­туа­ция мак­си­маль­но обо­ст­ри­лась в апреле — мае 1606 годов. Объ­яв­лен­ное ещё ­зимой пра­ви­тель­ст­вом Лжедмитрия I ре­ше­ние о под­го­тов­ке по­хо­да русского вой­ска на юг (на Крым­ское хан­ст­во или Азов) вы­зва­ло сбор до­пол­нительных на­ло­гов и утя­же­ле­ние по­вин­но­стей по дос­тав­ке во­енных за­па­сов и, по всей ви­ди­мо­сти, ар­тил­ле­рии в южной кре­по­сти, по строи­тель­ст­ву реч­ных су­дов, а так­же мо­би­ли­за­цию по­ме­ст­но­го опол­че­ния центральных и северо-за­пад­ных (на­ме­чал­ся их смотр в Мо­ск­ве в мае), а так­же юго-восточных уез­дов. Од­но­вре­мен­но на Вол­ге вспых­ну­ло вос­ста­ние тер­ских ка­за­ков во гла­ве с Илей­кой Му­ром­цем.

В на­ча­ле мая 1606 года в Мо­ск­ву при­был Ю. Мни­шек с до­че­рью Ма­ри­ной и ог­ром­ной сви­той (свыше 2,5 тысяч человек). 8(18) мая со­стоя­лось вто­рич­ное об­ру­че­ние Лжедмитрия I с М. Мни­шек (пер­вое, по ка­то­лическому об­ря­ду, про­шло в Кра­ко­ве 22.11.1605 года, где роль Лжедмитрия I ис­пол­нял А.И. Влась­ев), а за­тем тор­жественное вен­ча­ние М. Мни­шек на цар­ст­во (пер­вая в русской ис­то­рии ко­ро­на­ция жен­щи­ны) и бра­ко­со­че­та­ние ца­ря и ца­ри­цы. Ог­ром­ные за­тра­ты Лжедмитрия I на со­дер­жа­ние дво­ра и на празд­нич­ные це­ре­монии, зна­чи­тель­но уве­ли­чен­ные в свя­зи с при­бы­ти­ем в сто­ли­цу иностранных гос­тей, их по­ве­де­ние вы­зва­ли рез­кое не­до­воль­ст­во и русской зна­ти, и осо­бен­но жи­те­лей сто­ли­цы. В ночь на 17(27).5.1606 года в Мо­ск­ве вспых­ну­ло вос­ста­ние го­ро­жан, бло­ки­ро­вав­ших все усадь­бы и зда­ния, где рас­по­ла­га­лись при­быв­шие из-за ру­бе­жа на свадь­бу ли­ца. Мо­ск­ви­чи дей­ст­во­ва­ли по при­зы­вам бо­яр, объ­я­вив­ших, что по­ля­ки хо­тят убить ца­ря и са­мих бо­яр. Вос­поль­зо­вав­шись си­туа­ци­ей, боя­ре-за­го­вор­щи­ки во гла­ве с князь­я­ми В.И. и Д.И. Шуй­ски­ми и другими чле­на­ми Ду­мы при под­держ­ке от­ря­да нов­го­род­ских дво­рян про­ник­ли во дво­рец, уби­ли дво­их или тро­их те­ло­хра­ни­те­лей, фа­во­ри­та Лжедмитрия I — П.Ф. Бас­ма­но­ва, а за­тем и пы­тав­ше­го­ся спа­стись са­мо­го Лжедмитрия I (по раз­ным вер­си­ям, убий­цей яв­лял­ся И.В. Мень­шой Во­ей­ков, Г.Б. Ва­лу­ев, московский гость Г. или М. Мыль­ни­ков). Те­ло Лжедмитрия I бы­ло вы­став­ле­но на 3 дня на Крас­ной площади на сто­ле с мас­ка­рад­ной мас­кой на жи­во­те (под сто­лом по­мес­тили те­ло Бас­ма­но­ва), а за­тем за­хо­ро­не­но. Од­на­ко не­ожи­дан­но на­гря­нув­шие мо­ро­зы (их со­чли за дур­ное пред­зна­ме­но­ва­ние), слу­хи о та­ин­ст­вен­ных ог­нях на мес­те за­хо­ро­не­ния са­мо­зван­ца при­ве­ли к то­му, что труп Лжедмитрия I вы­ко­па­ли, со­жгли на ко­ст­ре, пра­хом с зо­лой за­ря­ди­ли пуш­ку и вы­стре­ли­ли на за­пад.

Со­бы­тия по­хо­да Лжедмитрия I на Мо­ск­ву, его во­ца­ре­ния и ги­бе­ли от­ра­же­ны в мно­го­численных со­чи­не­ни­ях ев­ро­пей­цев: пер­вое — «По­весть Ба­рец­цо Ба­рец­ци» (его ав­то­ром мож­но счи­тать А. Пос­се­ви­но) по­яви­лось ещё в 1605 году в Ве­не­ции, а за­тем бы­ло пе­ре­ве­де­но на несколько язы­ков и из­да­но в Ис­па­нии, Че­хии, Гер­ма­нии и Фран­ции. Позд­нее опуб­ли­ко­ва­ны со­чи­не­ния У. Рас­се­ла (В. Рус­сель), Ж. Мар­же­ре­та, К. Бус­со­ва, П. Пет­рея де Ер­ле­зун­да и др. Со­бы­тия, свя­зан­ные с судь­бой Лжедмитрия I, по­слу­жи­ли сю­же­том для ху­дожественных про­из­ве­де­ний Ло­пе Ф. де Ве­ги Кар­пьо, Ф. Шил­ле­ра, А.С. Пуш­ки­на, П. Ме­ри­ме, А.К. Тол­сто­го и других пи­са­те­лей и дра­ма­тур­гов.

Иллюстрации:

Лже­дмит­рий I. Порт­рет ра­бо­ты не­из­вест­но­го ху­дож­ни­ка. Начало XVII века. Ис­то­ри­че­ский му­зей (Мо­ск­ва). Архив БРЭ.

410 лет назад москвичи расправились со Лжедмитрием I

27 мая 1606 года, 410 лет назад, состоялось восстание против поляков и убийство Лжедмитрия I. О великой интриге начала XVII века, почему Бориса венчали на царство и как первый самозванец на Руси завоевал престол, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Детали событий Смутного времени до сих пор вызывают множество споров у историков. Этот период с его битвами за престол, стихийными бедствиями, неурожаями, голодом, восстаниями ознаменован еще одним громким событием — прервалась династия великих Рюриковичей. Федор Иоаннович, царь всея Руси и Великий князь московский, третий сын Ивана Грозного и царицы Анастасии Романовны, был последним из династии Рюриковичей. Еще при жизни, по утверждениям историков, он был слаб здоровьем, и в управлении государством ему оказывали помощь приближенные, среди которых был и его шурин, Борис Федорович Годунов. «Федор царствовал, Борис управлял» — так говорили и на Руси, и за границей, настолько была известна значимость его шурина, именно с ним требовали аудиенции заграничные дипломаты.

И оттого не так удивительно, почему, за неимением должного наследника, именно Бориса Годунова по решению Земского собора 1 сентября 1598 года венчали на царство. Дальнейшее правление царя ознаменовано успешным началом, но тем не менее пришлось на тяжелое время.

Восстанавливались связи с Европой (приезжали даже иностранные купцы, врачи, промышленники), планировалось строительство школ, а для борьбы с неурожаями и голодом проводились крестьянские реформы.

Первый царь не из Рюриковичей сознавал неустойчивость своего положения и старался держать бояр в узде, особенно таких видных, как князь Василий Шуйский и князь Мстиславский, которым он даже запретил жениться, опасаясь их вероятного восхождения на престол. Писатель и историк Николай Карамзин утверждал, что «Годунов мог бы заслужить славу одного из лучших правителей мира, если бы он родился на троне, так как лишь законные самодержцы были носителями государственного порядка».

Тем не менее смерть при загадочных обстоятельствах царевича Дмитрия Ивановича, младшего сына Ивана Грозного от его незаконной жены Марии Федоровны Нагой, последнего отпрыска 300-летней династии Ивана Калиты, которая произошла 15 мая 1591 года в Угличе, и массовый голод 1601–1603 годов, а вместе с ним многочисленные разбои и борьба с восстаниями только усугубили положение Бориса Годунова, тем самым побудив его возложить ответственность на Боярскую думу: боярам был дан наказ принять любые военные и полицейские меры по борьбе с бесчинством, воровством, грабежами. Во избежание повстанческих движений пришлось пойти на уступки холопам в ущерб интересам дворян. Таким образом, неприязнь к царю среди многочисленных знатных семей только возрастала, появились разговоры о том, что царевич Дмитрий жив. Эти слухи поутихли на некоторое время правления царя, однако вскоре после его болезни вновь пошла молва о том, что царевич жив. Появление таинственного самозванца только ухудшило положение государя.

Кто скрывался под личиной Лжедмитрия, до сих пор доподлинно неизвестно. Из боярских кругов Борису Годунову объявили, что самозванец не кто иной, как Григорий Отрепьев, беглый чернец Чудова монастыря. Приближенный князь Василий Шуйский, а также остальная боярская знать провели собственное расследование, пытаясь найти сходство самозванца с мелким галицким дворянином, опросив его семью и разных свидетелей. Постригшись в монахи, молодой Григорий Отрепьев благодаря своей грамотности и учтивости снискал расположение у патриарха Иова и стал говорить о том, что скоро станет царем и завоюет Москву.

Когда весть дошла до Бориса Годунова, царь велел сослать Гришку Отрепьева, но тот успел бежать за границу, самовольно расстригшись, и в 1603 году оказался на службе в поместье в Брагине у представителей литовско-русской знати Константина и его брата Адама Вишневецких.

Именно там Григорий Отрепьев впервые, по словам историков, объявил о себе как о чудом спасшемся царевиче Дмитрии. Адам был готов поверить в эту версию, также дошедшую весть об этом приняли и московские бояре. Необходимо отметить, что желание московских бояр и остальной знати принять Лжедмитрия обусловлено не только тяжелой ситуацией в государстве, но и нежеланием принимать Бориса Годунова как царя, что послужило причиной роста боярских интриг, благоприятствующих принятию Лжедмитрия как будущего царя Руси.

Так, Вишневецкие представили Григория Отрепьева сначала семье Мнишек, а те в свою очередь представили его двору польского и — с 1592 года — шведского короля и великого князя литовского Сигизмунда III. Это явилось причиной того, что преследующая свои интересы польская знать стала еще активнее поддерживать принявшего в Кракове католичество Лжедмитрия. Как утверждал историк Василий Ключевский, повествуя о тех событиях, Лжедмитрий «был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве». Влюбившись в дочь Юрия Мнишека Марину и заручившись поддержкой польской и украинской аристократии, Лжедмитрий обещает Сигизмунду и иезуитскому духовенству обратить Русь в католичество, полякам отдать Смоленск и Северскую землю, а Марине Мнишек, как жене будущего царя, — Псков и Новгород.

Осенью 1604 года армия примерно из 4 тыс. человек, состоящая из солдат, предоставленных Юрием Мнишеком, украинских казаков и небольшого отряда донских казаков, переходит русскую границу с целью отбить земли у незаконного царя, «узурпатора» Годунова. Следует отметить, что к тому времени смута, недовольство политикой правящего царя и вера в чудесное возвращение царевича Дмитрия и его возврат страны к благополучию во многом помогли Лжедмитрию: многие города добровольно сдавались подошедшему войску, а по мере успехов Лжедмитрия московское боярство все больше ожидало успешной смены правителя. Так, бояре внушили москвичам, что новый претендент и есть истинный сын Ивана IV Грозного, многие верили, что он улучшит положение народа в стране. К концу завоевательной экспедиции Лжедмитрий, скрывая от всех свою истинную веру и намерения, обещал народу вернуть благополучие и 20 июня 1605 года торжественно въехал в Москву. К этому времени надежды бояр использовать царя как собственный инструмент в управлении властью постепенно исчезали, и князь Василий Шуйский, еще недавно способствующий росту популярности Лжедмитрия в государстве, начал утверждать, что Лжедмитрий вовсе не сын Ивана Грозного, но ему уже никто не верил, а Лжедмитрий, венчавшийся на царство 30 июля 1605 года новоназначенным патриархом Игнатием, велел за клевету выслать князя из столицы.

close

100%

Новый царь вернул из ссылки настоящую мать Дмитрия, инокиню Марфу, которая публично признала царя сыном, членов боярских семей, некогда гонимых Борисом Годуновым, а в их числе вернулся и получил сан митрополита Ростовского Федор Никитич (Филарет) Романов, отец первого царя династии Романовых, Михаила Федоровича.

Во время своего правления Лжедмитрий I не торопился исполнять обещания, данные польскому правительству, — вероятно оттого, что во время завоевания более значительная помощь поступала со стороны русского народа и московских бояр, а не поляков, бросивших его во время взятия Новгород-Северского. Тем не менее окружение нового русского царя пополнялось поляками, немцами, приезжали послы, воеводы, представители различных других иностранных знатных вельмож. Но Лжедмитрий и не отказывался от обещаний Сигизмунду: так, разоряя казну ради армии с целью подготовить союз с Польшей против турок и Крыма, он планировал нанести удар по Азову. Лжедмитрий понимал всю необходимость в сохранении дружественных отношений и с представителями римской церкви, ведя переписку с папой Павлом V, так как те в свою очередь ожидали введения католичества в русскую землю, а потому свадьба с Мариной Мнишек расценивалась ими весьма положительно.

Тем временем внутри страны все возрастало недовольство как поведением царя, так и поведением его многочисленного окружения, сплошь состоявшего к тому времени из иностранцев. Современники и историки утверждают, что неуважение правителя к культуре и традициям народа породили множество слухов. Историк Николай Карамзин пишет: «Лжедмитрий действовал как и прежде: ветрено и безрассудно; то желал снискать любовь россиян, то умышленно оскорблял их… Ненависть к иноземцам, падая и на пристрастного к ним Царя, ежедневно усиливалась в народе от их дерзости: например, с дозволения Лжедимитрия имея свободный вход в наши церкви, они бесчинно гремели там оружием, как бы готовясь к битве; опирались, ложились на гробы Святых». Не прекращались и злые слухи о самозванце, о том, что готовится покушение на царя. Получая доносы о злословиях с различных сторон, Лжедмитрий приказывал искать и судить изменников. А между тем семья Мнишек готовилась к вступлению в Москву и свадьбе дочери Марины и Лжедмитрия.

Вступление многочисленной польской свиты Мнишеков в Москву сопровождалось пышными торжествами, праздниками, щедрыми подарками от царя, пьяными разгулами. Не менее торжественно была проведена свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек в Москве в начале мая 1606 года, притом жена царя принимать православие не желала, что ухудшало отношение народа к Лжедмитрию и его правлению. Однако брачные пиры продолжались, и несмотря на некоторые разногласия московских бояр с послами, торжественные выстрелы пушек и многочисленные поздравления, сопровождаемые музыкой, продолжались, а всеобщее недовольство текущим положением дел продолжало расти. Василий Шуйский, возвращенный из ссылки и приближенный к царю, обратил внимание на поведение царя, противоречащее местным порядкам во время празднества, в частности, царь употреблял в пищу телятину, считающуюся на родине «поганой едой», польские блюда, руки перед едой не мыл и так далее.

Свадьба царя и иноверки, последующие разгулы поляков, их оскорбления местных жителей, стрельба по людям и домам, насилие женщин, как указывают историки, и привели к подготовке заговора против царя.

Бояре во главе с Василием Шуйским, к которым примкнули князья Василий Голицын и Иван Куракин, а также некоторые купцы, сотники и пятидесятники готовились свергнуть царя. При этом до царя не раз доходили слухи о заговоре, приближенный царя воевода Петр Басманов говорил об этом, но царь и слушать не желал, грозясь казнить доносчиков, и к тому времени на фоне многочисленных пиров отошел от дел, не посчитав нужным усилить стражу. Накануне восстания боярам удалось занять большую часть московских ворот и отогнать немецких алебардщиков от Кремля. 17 мая 1606 года по всей Москве разнесся гул набата. Главы восстания Василий Шуйский, князья Голицын и Татищев выехали на Красную площадь, за ними устремились и жители, вооруженные копьями, мечами, самопалами, озлобленные на поляков и на царя, желавшие свергнуть предполагаемого бродягу и плута, вошли через Спасские ворота. «Князь Василий Шуйский, держа в одной руке меч, в другой — Распятие, въехал в Кремль, сошел с коня, в храме Успения приложился к святой иконе Владимирской и, воскликнув к тысячам: «во имя Божие идите на злого еретика!», — пишет Николай Карамзин о тех событиях. Царь, проснувшись от народного гула и шума, узнав от Басманова, в чем дело, пытался бежать и спрятаться у стрельцов, охранявших дворец, но подошедшее войско с боярами потребовали выдать самозванца. Вызвали Марфу, мать царя, требуя сказать, ее ли это родной сын.

До нас дошло несколько возможных версий ее речи о Лжедмитрии боярам, но в каждой из них содержится ответ: «Не мой».

За убийством царя и его приближенного Петра Басманова последовала жестокая расправа над убитыми. Труп самозванца был брошен рядом с телом Петра Басманова, было совершено посмертное поругание над царем. Иноземцы, иностранные приближенные царя и те, кто носил польские одежды, были изгнаны. В своих воспоминаниях иностранные послы и другие представители знати не скрывали знания о том, что царь не настоящий. Многие из них, как и русские приближенные царя Лжедмитрия, видели явные различия с истинным Дмитрием. Был ли это на самом деле Григорий Отрепьев? Многие иностранные представители не хотели верить, что под личиной грамотного самозванца, хорошо знающего русский язык, скрывается расстриженный лицедей, у которого хватило отваги на подобную авантюру. Однако после убийства царя пошла новая молва о том, что видели Лжедмитрия — кто живого, кто мертвого, что и дало почву для развития дальнейших событий.

Краткая биография Лжедмитрия 1 и 2

Для Руси начало 17 века стало одним из сложнейших периодов за всю историю. Неурожаи в течение нескольких лет, подряд, спровоцировали недовольство правлением Бориса Годунова не только в кругах боярской знати, но и среди простого люда.

Человек, позже ставший известным, как Лжедмитрий 1 (и, конечно же, серьезные политические силы в Польше), воспользовался удобнейшим моментом и в 1601 г. объявил себя чудесным образом спасшимся царевичем.

Нужно сказать, что происхождение Лжедмитрия 1 остается до сих пор достоверно не установленным. Однако краткая биография Лжедмитрия 1 сообщает, что он был сыном Богдана Отрепьева, дворянина из Галича. Приняв постриг, Григорий Отрепьев стал монахом Чудова монастыря, откуда бежал, предположительно, в 1601 г.

После 1601 г., получив серьезную поддержку аристократии и духовенства Польши, Лжедмитрий занимается подготовкой возвращения «законного» правителя на престол России. Сам же Лжедмитрий в этот период щедро раздает обещания о вознаграждениях (отдать Польше Северскую и Смоленскую земли) и помощи (в частности Сигизмунду 3 против Швеции), принимает тайно католичество.

Только осенью 1604 г. он с польско-литовским отрядом вступает на Российские земли недалеко от Чернигова. Этот ход, видимо, был неплохо рассчитан. Крестьянские восстания в южных землях очень поспособствовали успешному исходу похода. Лжедмитрий 1 смог хорошо укрепиться в Путивле.

Вскоре после этого умирает Борис Годунов. Власть переходит к его сыну Федору. Но, он был 1 июня 1605 г. свергнут в ходе восстания. А основная часть армии перешла на сторону самозванца. Вступив в столицу России 30 июня 1605 г. по новому стилю, Лжедмитрий 1 уже на следующий день был коронован на царство. Церемония прошла в Успенском соборе.

Началось правление Лжедмитрия 1 с попыток проведения самостоятельной политики. Он учредил денежные и земельные оклады желая получить поддержку знати. Средства на это требовались немалые и они были найдены за счет пересмотра земельных прав монастырей. Крестьяне, так же, получили определенные послабления. Например, южные области были освобождены от выплаты налогов на 10 лет. Однако меры эти успеха Лжедмитрию не принесли. Для выплаты денег Польше пришлось заметно увеличить налоги. И это привлекло кркстьянско-казацкому восстанию уже в следующем 1606 году. Для его прекращения самозванцу пришлось пойти на большие уступки, но военная сила не применялась.

Однако в полном объеме выполнять обещания, данные Сигизмунду 3, Лжедмитрий 1 не спешил, что заметно испортило их взаимоотношения. Ситуация внутри страны тоже была близка к кризису. В результате возникшего заговора, во главе которого встал Шуйский Лжедмитрий 1 был убит. Это произошло во время вспыхнувшего в столице бунта. Горожане, крайне негативно настроенные против множества поляков, съехавшихся на свадьбу самозванца и Марии Мнишек. Тело первоначально захоронили, но потом сожгли. Пепел был выстелен из пушки в сторону Польши.

Но, уже в 167 г. в Польше появился еще один самозванец – Лжедмитрий 2. Он известен под прозвищем Тушинский Вор. О биографии этого «чудом спасшегося Лжедмитрия 1» известно крайне мало. Пожалуй, единственный достоверно установленный факт – это его невероятная похожесть на первого самозванца. Он поддержал начавшееся в тот период восстание Болотникова. Однако двум армиям не удалось соединиться под Тулой, как планировалось изначально.

В 1608 г. войско Шуйского было полностью разбито, а сам Лжедмитрий 2 обосновался в Тушине. Москву взять ему не удалось, а потому армия занялась грабежами и погромами. Именно из-за этого эпизода в биографии Лжедмитрий и получил свое прозвище. Такое «правление Лжедмитрия 2» продолжалось 2 г. Не в силах самостоятельно изменить ситуацию, Шуйский заключил договор с правителем Швеции, обещая отдать Карелы, в обмен на помощь. Михаил Скопин-Шуйский, племянник царя был поставлен командующим. Он оказался талантлив в ратном деле и победы Шуйского дали Польше повод вмешаться и начать интервенцию. Однако путь по русским землям не был простым. Смоленск смог обороняться 20 месяцев.

Лжедмитрий 2 после появления войска Шуйского бежал и обосновался в Калуге. На царство был венчан Сигизмунд Владислав. Надежды, которые возлагались на Скопина-Шуйского, не оправдались. В 1610 г. он при невыясненных обстоятельствах умер. Надеясь вновь занять престол, Лжедмитрий 2 с войском двинулся к столице. Но, скоро ему снова пришлось бежать в Калугу, где он и был убит в августе 1610 г. В 1613 г. Смутное Время для Руси закончилось и на царство был венчан первый правитель из рода Романовых.

ЛИБЕРАЛ ЛЖЕДМИТРИЙ I: ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

То ли беглый монах Чудова монастыря, то ли отпрыск боярской фамилии Романовых, известный всем как самозванец, захвативший русский трон в июне 1605 года, Лжедмитрий I, похоже, искренне считал себя выжившим сыном Ивана Грозного. Карамзин, а за ним и Пушкин считали его ставленником поляков; Костомаров и Алексей Толстой уверяли, что сей исторический персонаж – поп-расстрига Гришка Отрепьев. Впрочем, для беглого монаха он был слишком уж образован: хорошо знал и цитировал Библию, много читал, знал языки, обладал европейским лоском и манерами, свободно общался не только с польскими дипломатами и сановниками, но и с самим папой римским. Еще по пути в Москву «Дмитрий» говорил: «Как только с Божьей помощью стану царем, сейчас заведу школы, чтобы у меня во всем государстве выучились читать и писать; заложу университет в Москве, стану посылать русских в чужие края, а к себе буду приглашать умных и знающих иностранцев». Одно не вызывает сомнений: авантюризма и решительности этому загадочному человеку было не занимать.
Да и явился он при обстоятельствах, которые наши современники легко сравнили бы с тем, что ныне именуются как «идеальный шторм».

«Присяга Лжедмитрия польскому королю», Н. Неврев, 1874

16 апреля 1605 года скоропостижно скончался царь Борис Годунов, который, с точки зрения бояр, носил корону «не по воле Божьей». Сразу после его смерти русская знать сцепилась в смертельной схватке за трон. Накануне страну поразил страшный голод, вызванный неурожаями, и продолжался он три года. Цены на зерно взлетели до облаков. К тому же введение «заповедных лет», на протяжении которых крепостному запрещалось менять хозяина, привело к массовому бегству крестьян в южные регионы страны, где они вливались в армию казачества. Поборы, налоги, произвол местного чиновничества, взяточничество, хозяйственная разруха – все это, вместе взятое, привело к убеждению, что «царь не тот», бояре – враги, служилые – кровопийцы. Народ жаждал «доброго царя», так что не на голом месте оживились слухи, будто царевич Дмитрий не погиб в Угличе, а выжил и скоро появится на Руси.

Лжедмитрий перешел границу Руси с армией всего лишь в 2 тысячи поляков, пожалованных ему королем Сигизмундом III, и 2 тысячи запорожских казаков, поддержавших «царевича», но уже на Смоленщине его войско стало расти: к Дмитрию примыкали представители всех сословий – дворяне, стрельцы, казаки, беглые крестьяне. В какой-то момент его войско составляло уже 30 — 40 тысяч человек. И это не было войском интервентов. Дмитрию присягнуло войско, стоявшее под Кромами. Воевода Петр Федорович Басманов, князь Василий Голицын перешли на его сторону. Голова Гавриил Пушкин и тобольский воевода Наум Плещеев прочитали письмо «царевича Дмитрия» на Лобном месте в Москве. А 20 июня 1605 года под праздничный звон колоколов и приветственные крики толп «Дмитрий» въехал в столицу и занял престол при полной поддержке двора.

Лжедмитрий торжественно вступает в Москву

Правил он неполный год. И показал себя на удивление энергичным, смелым реформатором, сторонником твердой, самодержавной руки, задолго до Петра открывшим ворота европейским ремесленникам, ученым, торговцам. По словам Ключевского, Лжедмитрий «был только испечен в польской печке, а заквашен в России».

Новый царь изменил состав Думы, ввел в него представителей высшего духовенства и повелел Думе отныне зваться Сенатом. Более того, он самолично участвовал в заседаниях Сената, причем ежедневно. Дворянам и служилым людям в два-три раза было увеличено жалованье. Многим помещикам были прирезаны поместья. Лжедмитрий рекомендовал боярам отправлять своих детей на учебу в Европу. Одновременно в Россию он приглашал лекарей, ремесленников, купцов, архитекторов, строителей, учителей и прочих иноземных специалистов. Были введены налоговые льготы. Кое-где на юге страны и в Новгородской земле их и вовсе отменили на 10 лет. Прекратилась практика обработки «десятинной пашни». Были сняты ограничения на выезд и въезд в государство. Всем крестьянам, служащим в армии, Лжедмитрий дал свободу и разрешение на поселение. Вернул права и все имущество опальным боярам. Была объявлена свобода торговли, промыслов и ремесел, все подданные получили равную возможность свободно заниматься промыслами и торговлей.
Но особенно поражает воображение рвение, с каким этот сомнительный царь взялся за искоренение, выражаясь современным языком, этой самой проклятой коррупции. По сути, Лжедмитрий продолжил политику своего мнимого отца Ивана Грозного по отношению к взяточникам и казнокрадам.

По всем землям он разослал указы, в которых потребовал, чтобы «приказные и судьи без посулов творили правосудие и каждому дела, без промедления помогали найти справедливость». Тех же, кого ловили за руку, приказано было водить по площадям, повесив на шею то, в чем был принят посул – деньгами или натурой, – да к тому же еще и охаживать провинившегося палками. Известен случай, когда проворовавшемуся старшему подьячему Дашкову публично отрубили руку. Бояре и дворяне, правда, были освобождены от столь позорного наказания, но зато облагались высокими штрафами. «Дмитрий» и сам, бывало, лупил тростью по спинам неправедных чиновников. Уж не с него ли взял пример Петр I?

Чтобы уменьшить злоупотребления при сборе податей, «Дмитрий» обязал сами земли отправлять с выборными людьми соответствующие суммы в столицу.
Изощренный ум взяточников придумывал все новые способы безнаказанно «доить» зависимое от них население. Так, кое-где «благодарные» просители стали прилаживать «подарки» к любимым иконам «нужных» чиновников. Лжедмитрий сушественно обновил штат служилых людей, обязав их принимать жалобы людей на «насильство, продажи, посулы и прочие обиды». Также простолюдинам было дано право писать царю челобитные, причем по средам и субботам царь самолично рассматривал эти просьбы и жалобы.

Наконец, Лжедмитрий инициировал работу над новым Судебником.

Как бы там ни было, но «вор» Лжедмитрий в народе был признан справедливым и добрым государем.

Да и полякам в конце концов он объявил, что обещанная передача им северских земель и Смоленска невозможна, чем вызвал гнев Сигизмунда и отказ в поддержке.

К. Б. Вениг. Последние минуты Дмитрия Самозванца. 1879

Погубила Лжедмитрия, как это часто случалось в русской истории, самостоятельная линия, не зависящая от Думы и боярских кланов. Не нравилось людям и то, что царь открыто пренебрегал русскими обычаями, одевался как иноземец, не соблюдал посты, предпочитая им шумные попойки с челядью-иностранцами, что был расточителен и потакал роскошествам своей невесты Марии Мнишек. Кроме того, либеральные реформы Лжедмитрия вконец опустошили казну…
Все это вкупе привело к тому, что царя Лжедмитрия убили, тело сожгли, прах смешали с порохом и, забив его в Царь-пушку, выстрелили им с сторону ненавистной Польши.

Кто был этот человек, так и осталось загадкой.

Дмитрий Поляков

Великий лентяй России и правление Лжедмитрия Первого

Storytellers — это постоянная попытка выделить кусочки истории или литературы, из которых можно было бы сделать чертовски хорошие фильмы. Потому что, если мы подбросим достаточно идей, Голливуд может случайно сделать что-нибудь хорошее.

Краткое лингвистическое примечание: почему-то польские историки называют это событие устаревшим русским названием Wielka Smuta , которое по-польски звучит забавно и может быть переведено как «Великий облом».«Понятия не имею, почему это так, но я чувствую мелкую стервозность и искренне аплодирую.

Итак, без лишних слов: Великий облом России!

Россия чертовски хардкорна. Я не имею в виду ругательства, кровавые, я имею в виду кусочки и куски, реки и шлюзы. Российское государство похоже на ужасный гибрид матрешки и инопланетянина, в котором внутренняя кукла постепенно увеличивается в объеме, пока не раздувается настолько, что вырывается из внешней оболочки в результате взрыва кишок и фекалий. В истории России было три главных события с матрешками: в XVI веке, когда московский князь Иван Грозный объединил несколько княжеств, стал первым царем Всероссии и быстро реформировал свое новое государство.150 лет спустя, когда царь Петр Великий переориентировал свою страну на Запад и перенес ее столицу в Санкт-Петербург — довольно неприятное градостроительное решение, поскольку в то время это была своего рода чужая территория. И снова этот сдвиг сопровождался некоторыми реформами. Наконец, в 20 веке был Сталин. И его реформы.

К настоящему времени вы, наверное, поняли, что «реформы» — это кодекс массового истребления (в основном) россиян. Великие русские правители твердо верили, что нельзя приготовить омлет без ковровой бомбардировки Цыпленка Валгаллы, поэтому каждая значительная реорганизация их государства приводила к геноциду.На этот раз это не преувеличение — в случае Сталина мы говорим о 60 миллионах человек (оценка Солженицына), то есть больше, чем общая сумма жертв среди гражданского населения во Второй мировой войне. А в процентном отношении и Иван Грозный, и Петр Великий скосили сопоставимые части населения России.

Но все это довольно удручающе, поэтому вместо этого мы сосредоточимся на времени, когда Матрешка Судьбы стала ужасно опухшей, но не было ни одного блестящего психопата, который мог бы дать ей последний толчок.Так что он просто рухнул и лежал там, гния, соседи гонялись друг за другом вокруг туши в стиле Бенни Хилла, а треть всех россиян погибла. Знаешь: хорошие времена!

Вышеупомянутый Иван Грозный умер в 1584 году, и ему наследовал его сын Федор, хотя фактическая власть находилась в руках Бориса Годунова, зятя нового царя. Правление Федора прошло без особых событий, если не считать одного… ну… события. Спустя семь лет его 9-летний брат Дмитрий найден мертвым во дворе дворца в Угличе.Годунов заказывает расследование, в ходе которого выясняется, что у молодого Дмитрия случился эпилептический припадок, и он упал на кинжал. Однако мать мальчика утверждает, что он был убит, и до сих пор историки не знают, что произошло на самом деле.

Как ни печальна детская смерть, не кажется роковым, пока царь Федор через семь лет не умрет бездетным, оставив трон пустым. Впервые в истории русские должны избрать нового монарха, и они толком не знают, как это сделать, поэтому бояре (русское дворянство) просто предлагают корону овдовевшей царице Марии.Демонстрируя сверхъестественное предвидение, Мария на мгновение извиняется, собирает юбки и, затаив дыхание, бежит к ближайшему монастырю. Боярские делегаты несколько озадачены, хотя и не так сильно, как мгновение спустя, когда Борис Годунов, брат царицы и фактический правитель страны, делает то же самое.

Бояре пытаются найти подходящую альтернативу, но, к сожалению, они вынуждены это делать в стиле американского идола — москвичи становятся беспокойными и днем ​​и ночью стоят на Красной площади, поэтому всеми потенциальными кандидатами в первую очередь должны руководить неотесанные массы.А массы, кажется, хотят Годунова. Когда у бояре не осталось вариантов, бояре наконец созывают общее собрание, которое единогласно избирает Бориса Годунова, который, наконец, принимает корону, клянясь, что в его Царстве не будет ни одного нищего или сироты, потому что он разделит свою последнюю рубашку со своим. люди.

Судьба наплевать.

Первые годы правления Годунова были довольно спокойными, но в 1601 году была сильная засуха, а затем засуха в 1602 году. А затем, в 1603 году, разразилась засуха.

Повсюду ужасно — всеобщие беспорядки, восстания и голод настолько свирепый, что московские уличные торговцы продают вареники с начинкой из человеческого мяса (на самом деле). Среди всего этого хаоса начинает распространяться некая история. Понимаете, ребенок, который умер в Угличе почти 20 лет назад, был не молодой царевич Дмитрий. Это был просто случайный панк! Младший сын Ивана Грозного все это время скрывался и вернулся, чтобы всех нас спасти! А теперь передай мне эту воображаемую колбасу!

Переход в Польшу, где к суду воеводы Мнишек прибывает молодой человек, выдающий себя за Дмитрия.Он умен, вроде как образован и более или менее подходит для этой роли (до сих пор никто не знает, кем он был на самом деле, в своем «Борисе Годунове» Пушкин придерживается теории, что это был монах). Похоже, он тоже увлечен дочерью магната Мариной. Мнишек думает про себя: «Знаешь, кто сейчас действительно мог использовать узурпатора? Россия!». Он любезно принимает его, надеясь нажиться на еще большем хаосе, как это делают соседи. Дмитрий быстро обращается в католицизм, поэтому он более приемлем для польских политиков, а затем отправляется в столицу на аудиенцию у короля.Король Сигизмунд вручает своим кураторам Королевскую печать всерьез, позволяя им заниматься этим любимым проектом в свободное время.

Итак, они сколачивают частную армию в несколько сотен и вместе с Дмитрием входят в Россию. Приграничные провинции встречают их с распростертыми объятиями — города открывают свои ворота, крепости сдаются без боя, женщины бросают к их ногам чучела людей. Войско Претендента растет, пока, наконец, в 1605 году боярин Василий Шуйский не собирает войско и разбивает его, заставляя отступить на юг.Россия избавлена ​​от дальнейшего хаоса, и трон Бориса Годунова спасен.

Итак, он умирает. Просто так.

Смерть царя заставляет провинциальных губернаторов сразу переходить на сторону Дмитрия, пока он внезапно не может идти маршем на Москву. Столкнувшись с таким развитием событий, Василий Шуйский поступает логично, заявляя: «… да! Итак, этот парень абсолютно прав! » Разъяренная, обезумевшая от голода толпа соглашается и штурмует Кремль, захватывая вдову и дочерей Годунова (их убивают несколько дней спустя) и уступая место Дмитрию.20 июня новый царь торжественно въезжает в Москву. История запомнит его как Лжедмитрия Первого — да, числовые данные оправданы, и да, сейчас самое время пристегнуться.

Бояре решают пойти на все — они забирают вдову Ивана Грозного, старую вдовствующую царицу из ее женского монастыря (обычное русское хранилище для брошенных царских женщин — если только они не были растерзаны разъяренной толпой, то есть ), стряхните с нее пыль и организуйте встречу с ее «давно потерянным сыном».Она хитрая старая баба, поэтому, естественно, она подыгрывает, с радостью променяв монастырскую келью на повторное пребывание в роли Королевской Матери. Все это очень трогательно. Обнимаются, льются слезы. Шоу продолжается.

И, конечно, дела быстро идут к худшему. Когда вы садитесь на трон на волне национального бреда, скорее всего, ваше правление не будет стабильным. У Дмитрия нет поддержки бояр (они в основном просто хотели, чтобы Годунова ушел, зомби-монарх был побочным продуктом), и простые люди быстро разлюбили его из-за его огромной иностранной свиты и польских обычаев.Когда в 1606 году воевода Мнишек приезжает в Москву, и Дмитрий женится на своей дочери Марине (по предварительному соглашению), антипольские настроения резко зашкаливают. Бояре видят в этом возможность избавиться от Дмитрия и призвать москвичей восстать против поляков, а сами идут за самого царя. До того, как буйство закончилось, около 2000 иностранцев лежат мертвыми — хотя Мнишех и его дочь среди них нет. Опасаясь спровоцировать войну с Речью Посполитой, бояре защищают их.Узурпатор, однако, загнан ими в угол в своих покоях и выпрыгивает из окна — только для того, чтобы быть буквально разорванным на части во дворе. Освободившийся престол занимает Василий Шуйский. Вдовствующую царицу снова выставляют, но на этот раз, чтобы сказать, что неважно, ее сын действительно умер много лет назад. Таким образом, рождается кабинет пресс-секретаря.

Теперь Борис Годунов избран общим собранием бояр. Лжедмитрий был давним «законным» наследником престола.Василий Шуйский просто организовал переворот — его положение было настолько шатким, что ему действительно не нужен был другой узурпатор, чтобы усугубить его. Вот почему у него десятки.

Внезапно Дмитрии начинают появляться по всей стране — только теперь они могут даже выбрать свою историю происхождения: либо это маленький царевич 20-летней давности, либо царь, чудом спасенный от недавней резни в Москве. В общем, всякий, кто хотел помутить какое-то дерьмо, размахивал Дмитрием и уезжал в город. Соревнование по узурпации было выиграно группой казаков, которые оказались подмастерьем плотника, однажды побывавшим в Москве, посчитав, что это достаточно хорошо, заявили, что он сын царя Федора * Петр, уже взрослый, и продолжили грабежи. буйство.Что это такое? У Федора не было даже сына? Извините, вы хотите, чтобы я повторно изнасиловал ваш скот?

Самый заметный из всех новых Дмитриев всплыл в Литве и сразу был схвачен группой магнатов Содружества. Для справки: этот выбрал образ «чудом избежавший смерти в Москве». В 1607 году он вошел в Россию во главе отряда казаков и дезертиров из польской армии, разбил лагерь в Тушино, недалеко от столицы, и начал создавать свою собственную альтернативную реальность.Тушино превратилось в причудливую Москву — пристанище для десятков тысяч польских солдат, русских крестьян, казаков и т. Д. У них был свой королевский двор, которым правил Лжедмитрий Второй (историки считают только главные), альтернативный режим питания и даже собственный православный патриарх. Силы Дмитрия II отходили от Бизарро-Москвы в ходе рейдов, устанавливая свою власть над прилегающими территориями и фактически отрезая «Правильную Москву» от остальной страны.

В конце концов, Лжедмитрия II посещает воевода Мнишек и его дочь, и Марина заявляет, что он действительно ее якобы покойный муж.Затем она сразу же забеременела от него, доказав, что она методичная актриса. Для Василия Шуйского это слишком много собачьего дерьма на его круассане — в феврале 1609 года он наконец взломал и собрал 15 000 шведских солдат, чтобы помочь ему избавиться от этой карманной вселенной.

Быстрая геополитическая интерлюдия: в то время Северо-Восточная Европа представляла собой игру трех игроков: православной России, католической Польши-Литвы и (в основном) протестантской Швеции, которые проводили время, шлепая друг друга в различных конфигурациях на полосе земли. Балтийское побережье называют Ливонией.Затем польский сейм избрал шведского короля своим собственным, но шведы были похожи на ну-э-э, и несколько лет спустя их сейм сверг его, а затем все перешло на территорию твоей мамочки … У меня нет времени вдаваться во все это, так что просто знайте, что в начале 1600-х годов, когда вы закончили говорить «Швеция» в зеркало в ванной в третий раз, Польша-Литва уже пинала вашего чихуахуа в ваш плоский экран.

В момент вторжения шведов Польша-Литва объявляет войну России и осаждает Смоленск.В то же время командование Речи Посполитой призывает польских дезертиров и казаков из Бисарро Москвы присоединиться к наступающей армии. Лагерь Лжедмитрия II начинает распадаться, поэтому он перемещается на юг, в Калугу, и по сути перестает быть фактором (убит в конце 1610 г.).

Великое сражение между польскими и русскими войсками происходит 4 июля 1610 года у Клушино. Русская армия уничтожена, Василий Шуйский свергнут, а бояре соглашаются сделать польского наследного принца Ладислава новым царем при условии, что он сохранит верховенство православия в России.Поляки входят в Москву…

… и справляйтесь с вещами со всей ловкостью более медленного кузена шинного железа. Польский король Сигизмунд на самом деле хочет для себя Россию, поэтому не позволяет своему сыну принять православие. К тому же он все еще осаждает Смоленск и хочет, чтобы он капитулировал до того, как будут приняты какие-либо решения. Кроме того, есть шведы, которым явно не нравится идея контролируемой Польшей России, они сразу же переходят от полезных вспомогательных средств к силам вторжения и начинают захватывать для себя участки русских земель.Война продолжается, но никто не знает, почему и кто с кем воюет. В этот момент все россияне, которые еще не умерли от голода, раскачиваются взад и вперед по улицам, бесконтрольно рыдают и нажимают кнопку «СМЕНИТЬ КАНАЛ» на пультах дистанционного управления. Увы, безрезультатно, потому что это 17 век.

Тогда поляки заморили православного патриарха голодом. А потом кто-то вспоминает, что у них не было нового Дмитрия как минимум 3 часа, поэтому группа людей приветствует Марину Мнишек и ее новорожденного ребенка как полноправных наследников.Для тех из вас, кто сбился со счета — Марина — жена первого Лжедмитрия, но у нее был ребенок со вторым Ложным Дмитрием , на которого она забрала первого

Ага, Россия тоже взорвалась. Крепостной и боярин, казак и татарин, все взялись за оружие и с могучим ревом выгнали иностранцев из Кремля в октябре 1612 года. Через год они избрали своего нового царя Михаила Романова (хотя, откровенно говоря, на этом этапе они бы избрали его). наверное, даже пошли с Билли Репой).Этого они почти все взяли на престол — династия Романовых продолжала править Россией до отмены монархии в 1917 году.

Что касается войны, то она продолжалась еще несколько лет, но в основном ограничивалась различными бандами, бродящими в оцепенении, пытающимися вспомнить, из-за чего весь этот беспорядок в первую очередь, и тоской по тому времени, когда дети имел здравый смысл остаться мертвым.

Войтек на самом деле не считает смерть детей смешной.Это одна из его многих выигрышных черт.

* тот, чья смерть без наследника положила начало всему кластеркоиту

Элли Кемпер очаровательна | The Raid: Redemption Review: Святое дерьмо




Дастин является основателем и совладельцем Pajiba. Вы можете написать ему здесь, подписаться на него в Twitter или послушать его еженедельный телевизионный подкаст Podjiba.


У нас в просвещении слишком много царей?

Меня беспокоит количество «царей», бродящих сейчас по образовательной сфере.Теперь у нас есть новый «царь догоняющих школ», «царь детей» и «царь психического здоровья молодежи» — не говоря уже о некогда неприкасаемом «царе школьного поведения», бывшем вышибале ночного клуба Томе Беннетте.

Мы можем только догадываться о том, как Беннет теперь может планировать свою реакцию на восстание всех этих царей-выскочек в своем поместье.

История подсказывает, что, когда два или более человека претендуют на роль царя, дела не разрешаются мирным путем. Не было разделения должностей между Романовыми и соперничающей знатью, никакой неполной занятости, никакого спокойного и зрелого разделения должностных обязанностей за кружкой кофе.

Цари из истории

Рассмотрим, например, зверские казни и расстрел трех последователей претендентов на царский престол в России: Лжедмитрия Первого, Лжедмитрия Второго и Лжедмитрия Третьего. ( Дмитрий 3 был самым забываемым в трилогии Netflix Ложного Дмитрия, как обычно.) Повторяющиеся кровавые концовки там служат холодным предупреждением о том, что происходит, когда на сцене появляются два или более соперничающих царя.

И даже если текущая ситуация не приведет к кровопролитию — с поведением царя и его тяжеловесов, в конце концов, без резкого восстановления абсолютного превосходства в какой-то миссии, которую они назвали бы «Бе’аве!» — всем еще нужно перестать называть их «царями».Я уверен, что сами цари согласятся.

Как такое имя может помочь в их благих намерениях, если единственные цари, о которых большинство людей когда-либо узнает в школе, — либо жестокие тираны, либо несчастные неудачники?

Некоторые деяния Ивана Грозного, например, делают нашего Гэвина Грозного по сравнению с ним абсолютным святым, вызывающим смятение. Никаких пустых жестов с плетками и птицеедами для Ивана. Он был настоящим. Он опустошит города и убьет жителей.Он даже убил собственного сына после того, как вышел из себя. Опять таки.

Хотя у Ивана был мягкий, любящий искусство центр. Говорят, что он наградил архитекторов собора Василия Блаженного церемониальным выдолблением их глаз, чтобы больше никогда не было спроектировано столь изысканно.

Лидер, потерявший доверие во время кризиса

И единственный другой царь, которого обычно посещают в школе, — это царь Николай II — это означает, что все знают, что случилось с ним и его бедной семьей во время русской революции.Он был лидером, который потерял доверие в кризис, слишком много прислушиваясь к какой-то безрассудной фигуре с дикими глазами, которая приобрела на него чрезмерное влияние. Только представьте.

Честно говоря, несколько царей (в том числе Николай) внесли свой вклад в развитие национальной грамотности и образования. Петр Великий ранее установил, что дворянство и королевский персонал должны обучать и проверять своих детей. Екатерина Великая пошла еще дальше и попыталась создать (хотя и с ограниченным успехом) национальную школьную систему.

Проблема в том, что у очень немногих людей цари ассоциируются с воспитательной поддержкой или вообще с какими-либо положительными качествами. Они просто думают о далеких автократах, которые приняли себя за Бога, и, в конечном счете, о катастрофических неудачах, смерти и революции.

Итак, поскольку сейчас мы, возможно, начинаем нашу собственную давно назревшую революцию в школьном образовании, одна из первых вещей, которые, безусловно, должны быть устранены, — это идея «царя». История будет повторяться, но на этот раз менее кроваво.

Возможно, нам нужен царь-царь с полномочиями отменить использование царей.

Стивен Петти — глава гуманитарного факультета Школы лорда Вильямса в Теме, Оксфордшир

Проклятие убитого принца Дмитрия Угличского

Некоторые эпизоды российской истории настолько фантастичны, что читаются как романы. Одно из самых загадочных и интересных — так называемое «проклятие князя Дмитрия». В минувшее воскресенье Православная церковь почтила его память как «страстотерпца» — несправедливо убитого человека, который своими невинными страданиями повторил жертвенную смерть Христа.

Но история князя Дмитрия с исторической точки зрения больше похожа на загадку, чем на жизнь святого (см. Здесь оригинальную русскую статью, перевод и адаптацию которой).

Это началось в октябре 1582 года, когда у Ивана Грозного родился сын Дмитрий, который, к несчастью, был последним из династии Рюриковичей (по мужской линии). Согласно официально признанной истории, он прожил всего восемь лет, но проклятие князя Дмитрия нависло над Россией более двадцати двух лет.

Тревожные звонки в Угличе

Все закончилось для последнего сына Ивана Грозного 25 мая 1591 года в Угличе. Около полудня князь Дмитрий сыграл с другими детьми в игру в метание ножей. В официальных бумагах, собранных после его смерти, мы читаем следующий рассказ очевидца одного из мальчиков:

Князь Дмитрий играл в ножи на заднем дворе, и внезапно у него случился припадок, и он упал на свой нож ».

Этот счет был единственным доказательством, необходимым для официального объявления о смерти в результате несчастного случая.Однако никакое официальное слово не могло убедить жителей Углича. Русские в эпоху позднего средневековья всегда верили в знамения и чудеса с гораздо большим энтузиазмом, чем в любые логические выводы простых смертных. И была табличка, а потом еще какая-то!

Сразу после того, как сердце князя Дмитрия перестало биться, громко зазвонил большой тревожный колокол Углича. Само по себе в этом нет ничего особенного, за исключением того, что по местной легенде колокола звонили сами по себе. В течение нескольких поколений после этого события угличане продолжали считать, что это дурное предзнаменование.

Как только распространилось известие о смерти принца, местные жители подняли мятеж. Они ворвались в местные отделения казначейства и убили клерка и всю его семью. Могущественный боярин Борис Годунов, являвшийся фактическим правителем России при безвольном Федоре Иоанновиче, послал отряд стрельцов для подавления бунта.

Не только местные жители были наказаны за бунт. Хуже всего было с тревожным звонком. Его язык был оторван, его «ухо» было отрезано, и его публично били плетью на городской площади двенадцать раз.Затем пристыженный колокол вместе с остальными бунтовщиками был отправлен в Сибирь. Местный князь Тобольский в Сибири приказал запереть колокол в специальной камере со специальной табличкой над дверью: «неодушевленный первый бунтарь из Углича». (Вы не можете придумать это!)

Конец династии Рюриковичей

Как только весть о смерти князя Дмитрия распространилась по остальной России, пошли слухи. Сразу же люди заподозрили руку Бориса Годунова в «несчастном случае».Однако были и другие, кто подозревал в убийстве самого царя. И на самом деле были основания так думать.

Через сорок дней после смерти Ивана IV его наследник Федор начал активно планировать свою коронацию. За неделю до коронации он приказал сослать князя Дмитрия и его мать (шестую жену Ивана) в Углич. Очевидно, это было ужасным оскорблением для царской семьи умершего. Однако на этом Федор не остановился.

Например, всего через несколько месяцев после того, как он стал править, он официально приказал духовенству исключить имя Дмитрия из списка литургических поминовений.Якобы причина заключалась в том, что князь Дмитрий был продуктом шестого (и церковно непризнанного) брака. Но все знали, что это всего лишь предлог. Было немало тех, кто полагал, что прекращение поминовения было, по сути, желанием смерти.

Британский путешественник по имени Флетчер сообщил во время своих путешествий в 1588–1589 годах, что кормилица Дмитрия умерла от отравления. Многие шептались, что яд предназначался принцу.

Проклятие начинается

Через полгода после смерти князя Дмитрия зачала жена Федора Ирина Годунова.Хотя все с нетерпением ждали наследника, а разные легенды рассказывают, что всевозможные придворные волшебники и прорицатели обещали сына. Вместо этого родилась дочь, которую назвали Феодосия. Как только она родилась, пошли слухи. В народе шептались, что она родилась ровно через год после смерти Дмитрия, и официальное объявление о ее рождении отложили на месяц по этой причине.

Но это не было худшим предзнаменованием. Девушка прожила всего несколько месяцев, прежде чем умерла. И здесь впервые мы слышим о проклятии князя Дмитрия.Царь Федор изменился после смерти дочери. Он потерял всякий интерес к управлению своей страной и начал месяцами проводить в монастырях. В народе говорили, что он пытался искупить свою вину в убийстве невиновного князя Дмитрия. Царь Федор Иоаннович умер в 1598 году, не оставив наследника.

Великий голод

Смерть последнего Рюриковича открыла дверь правлению царя Бориса Годунова. К этому времени в простонародье к имени Годунова в народе прикрепили эпитет «убийца князя».Однако это его не слишком беспокоило. Посредством ряда хитрых политических шагов он занял трон и немедленно начал реформирование правительства. За два года он осуществил больше изменений, чем все цари 16 -го века.

Как только казалось, что он завоевал любовь народа, в России случилась катастрофа. Серия стихийных бедствий привела к ужасающему голоду, который длился три года. Историк Карамзин писал:

.

Люди ели траву, как скот; люди находили сено в устах умерших.Конина считалась деликатесом. Люди ели собак, кошек, туши, всякую гадость. Люди стали хуже животных. Они бросили своих жен и семьи, просто чтобы не поделиться последней едой. Люди не только грабили друг друга, убивали за кусок хлеба, но люди пожирали друг друга. Человеческое мясо продавалось на рынках внутри пирогов! »

Только в Москве погибло 120 000 человек. Банды преступников разоряли сельскую местность. Какая бы любовь ни появилась к новому царю, он умер от голода.В очередной раз вспомнили о проклятии князя Дмитрия и назвали Бориса «проклятым».

Конец недолгой династии Годуновых

В 1604 году наконец-то был хороший урожай. Казалось, что все может вернуться на круги своя. Но это было только затишье перед бурей. В конце 1604 года Годунов узнал, что в Польше собирается армия во главе с «князем Дмитрием», чудом избежавшим своих убийц в Угличе еще в 1591 году. Теперь Годунова называли «царем-рабом», и все ждали возвращения. любимого принца.

Годунов никогда не встречал «князя Дмитрия». Он умер в 1605 году, за несколько месяцев до триумфального «возвращения» лжедмитрия. Проклятие Дмитрия не закончилось для семьи Годуновых со смертью Бориса. Его сын Федор и его жена были задушены незадолго до приезда лжедмитрия в Москву.

Конец доверия народа

Лжедмитрию так и не удалось «восстановить» династию Рюриковичей. Группа бояр во главе с Василием Шуйским организовала переворот и убила лжедмитрия.Они официально объявили народу, что вернувшийся принц-герой на самом деле был самозванцем, а его труп публично оскорблен для хорошей меры.

Этот абсурдный спектакль полностью подорвал доверие народа к власти. Простолюдины отказывались верить, что принц был самозванцем, и горько оплакивали его смерть. И природа, казалось, согласилась. Тем летом Москву поразил необычный мороз, который полностью уничтожил урожай того года. Проклятие Дмитрия обрело новую жизнь.В народе стали рассказывать о различных чудесных явлениях князя-мученика.

Опасаясь роста культа вокруг убитого лжекнязя, Шуйский приказал извлечь его тело, сжечь и выстрелить из пушки в направлении Польши.

Конец Василия Шуйского

Василий Шуйский был боярином, ведшим официальным расследованием гибели молодого князя Дмитрия в Угличе в 1591 году. Он был тем, кто официально объявил, что смерть была несчастным случаем.Но как только он вступил во владение и стал самим царем, он передумал и заявил, что на самом деле Борис Годунов убил молодого князя. Тем самым Шуйский одним выстрелом убил двух зайцев. Он дискредитировал своего умершего предшественника Годунова и показал, что «новый Дмитрий» на самом деле был самозванцем.

Он решил окончательно доказать последнюю истину, организовав комитет для расследования возможности прославления убитого принца как святого. Митрополит Ростовский Филарет (Романов) возглавил группу следователей, выехавших в Углич.Они извлекли тело из тела и были потрясены, обнаружив нетленное детское тело, которое начало сладко пахнуть, как только они его обнажили. Более того, за эти пятнадцать лет его одежда, носовой платок в левой руке и даже несколько орехов, которые мальчик все еще сжимал в правой руке, были нетронуты гнилью.

Самым показательным из всего было то, что его шея была явно рассечена.

Мощи торжественно были принесены в Кремль, и толпы собрались поклониться младенцу-святому.Почти сразу же стали записываться рассказы очевидцев о чудесах, особенно об исцелении различных слепых людей. (Интересно, что на знаменитой картине Нестерова выше изображен князь с закрытыми глазами, как будто они ему больше не нужны.)

Последствия, так сказать, проклятия князя Дмитрия продолжались несколько лет. На сцене появились другие самозванцы, выдававшие себя за Дмитрия, и Смутное время оставило Россию на откуп католической Польше. Однако роль митрополита Филарета в его канонизации и развитии его почитания решила судьбу успешно восстановленной русской монархии.Его сын Михаил стал первым царем Романовых. Кажется, будто князь Дмитрий, наконец, успокоился, благословил приход новой династии, благодаря которой Россия стала крупным политическим и культурным игроком в мире.

Если вам понравился этот пост, возможно, вам понравится моя коллекция вдохновляющих историй из истории России « Героев на все времена». Чтобы бесплатно загрузить электронную книгу и получать больше вдохновляющих и поучительных историй из Интернета, обязательно присоединяйтесь к моему Story Circle.Просто дайте мне знать, куда отправить бесплатную электронную книгу:

Связанные

Лжедмитрий (ы) — Спекулянт: Видение

Ник Расул , штатный корреспондент

В 1598 году в России начался период, известный как «Смутное время», когда произошел перерыв в правительстве, который в конечном итоге привел к концу династии Рюриковичей и началу династии Романовых. В этот период также участвовал ряд претендентов, которые утверждали, что они одно и то же лицо и законный царь России; эта группа мужчин стала известна под общим названием «Лжедмитрий».Их назвали так, потому что каждый из них пытался утверждать, что они были Дмитрием Угличским, младшим сыном Ивана Грозного, убитого ножевым ранением при подозрительных обстоятельствах. И да, все это так же запутанно и безумно, как кажется.

Первый Лжедмитрий, или Псевдо-Деметрий, если вы хотите показаться умным, был самым успешным из Лжедмитрия и действительно сумел стать царем. Он утверждал, что его «мать», вдова Ивана Грозного, знала, что будет покушение, и поэтому отдала его врачу.После смерти доктора он бежал в Польшу, чтобы стать учителем, прежде чем перейти на службу к Вишневецким, семье польской аристократии, и благодаря этому он получил поддержку польской знати. В конце концов он заслужил благосклонность русских бояр, главных фигур русского дворянства, но отчасти потому, что, поддерживая «Дмитрия», им не пришлось бы платить налоги нынешнему царю. Лжедмитрий Первый собрал небольшую армию, состоящую из казаков, польских войск и русских солдат, а затем начал военную кампанию, чтобы занять русский престол.Это был почти полный провал, пока нынешний царь Борис Годунов внезапно не умер, а его солдаты перешли на сторону Дмитрия. Первый Лжедмитрий был коронован 21 июля 1605 года.

Он продержался чуть меньше года.

Царствование Псевдо-Дмитрия Первого было связано с попыткой реформ и помощью крепостным. Это также включало его брак с Мариной Мнишек, католической польской дворянкой. Этот союз между царем России, который обычно является членом Восточной православной церкви, и польской католичкой был неслыханным прежде и оттолкнул многих сторонников Лжедмитрия Первого.После этого был заговор с целью свергнуть Дмитрия с престола и убить его.

17 мая 1606 года, всего через несколько дней после женитьбы Лжедмитрия на Марине Мнишек, русские дворяне и простолюдины напали на Московский Кремль и начали попытку убить Лжедмитрия. Лжедмитрий Первый попытался вырваться из окна, но при этом сломал ногу. Затем он пошел в баню, чтобы попытаться спрятаться в толпе, но был узнан. Его вытащили и убили на глазах у москвичей.Однако его не просто расстреляли. Вместо этого его застрелили, расчленили, а затем сожгли части. Его тело было сожжено, потому что он считался колдуном, который мог воскресить себя из мертвых и собрать свое тело. Прах Псевдо-Дмитрия Первого поместили примерно в семь пушек и обстреляли в сторону Польши.

Потом появился Псевдо-Дмитрий номер два.

Где-то около 1607 года прибыл Лжедмитрий номер два и первым заявил, что он русский дворянин по имени Нагой, член московской династии.После пыток он наконец заявил, что на самом деле он погибший князь Дмитрий Угличский. Он не был им, но это принесло ему поддержку ряда казаков, поляков и русских дворян.

В конце концов, Лжедмитрий Второй был «воссоединен» со своей женой, Мариной Мнишех, ее отцом, Ежи Мнишех. Она быстро узнала в нем своего мужа, несмотря на то, что он явно не был похож на первого Лжедмитрия, и публично поддержала его. Это принесло ему поддержку оставшихся поляков, которые ранее поддерживали Лжедмитрия Первого, что позволило ему завоевать ряд российских городов и в конечном итоге основать двор в Тушино.Он собрал большую армию и попытался взять Москву и свергнуть нынешнего царя. Но когда Сигизмунд III Ваза, король Польши и великий князь литовский, прибыл в Смоленск, большинство польских солдат Лжедмитрия номер два покинули его и отправились сражаться со своим королем. В то время как это произошло, армия, состоящая из шведских вспомогательных войск в союзе с русским командующим Михаилом Скопиным-Шуйским, напала на Тушино и вынудила Лжедмитрия Второго бежать.

К сожалению, смерть Псевдо-Деметрия Второго не была такой очаровательной и волнующей, как смерть Дмитрия до него.В 1610 году Лжедмитрий Второй был убит, пока был наполовину пьян, Петром Урусовым, которого ранее пороли Лжедмитрий Второй.

Третий Лжедмитрий, возможно, был самым странным из Дмитриев. Это из-за отсутствия информации о нем и, как следствие, тайны. Предположительно, в 1611 году он появился из-за реки Нарвы, одной из крупнейших рек Эстонии, и объявил себя Дмитрием Угличским. Он получил поддержку казаков на Востоке и был провозглашен ими царем в 1612 году.Его правление длилось около недели, прежде чем он был схвачен, доставлен властям в Москве, а затем тайно казнен.

Так закончилось правление Лжедмитрия №3.

Череда Дмитрия закончилась вскоре после казни третьего номера, и Россия двинулась дальше, окончательно завершив Смутное время с началом династии Романовых. Это обеспечило период относительного политического мира, по крайней мере, до Октябрьской революции.

Как был убит Лжедмитрий I

Вторжение
13 октября 1604 года отряды Лжедмитрия начали вторжение в Российское государство через Северскую Украину.Такое направление вторжения позволило избежать сильных приграничных сражений, так как в то время регион был охвачен волнениями и восстаниями, вызванными «эксцессами» правительства Годунова. Это также помогло самозванцу пополнить армию казаками и беглыми крестьянами, поскольку местное население верило в «доброго царя» и ожидало, что он избавится от чрезмерного гнета. Кроме того, такое направление движения армии самозванца на Москву позволило избежать встречи с такой мощной крепостью, как Смоленск.Войска самозванцев практически не имели артиллерии, а без нее невозможно было штурмовать сильные крепости.

«Милые письма» и обращения к городам Северским сделали свое дело. «Настоящий царь» призвал народ восстать против узурпатора Бориса и восстановить справедливость. Северский край был полон беженцев, спасшихся от голода и преследований. Поэтому появление «настоящего короля» было воспринято положительно. Сигналом к ​​повсеместному восстанию стала сдача Путивля, единственной каменной крепости в регионе.Поднялись мужчины обширной и богатой Комарицкой волости, принадлежавшей царской семье. Тогда многие южные города отказались подчиняться Москве — среди них Рыльск, Курск, Севск, Крома. Таким образом, внешнее вторжение совпало с внутренним гражданским противостоянием, вызванным феодальной политикой правительства.

Фактически основной расчет был основан на народном недовольстве и заговоре бояр. С военной точки зрения, у армии самозванца не было шансов на успех. Лучшее время для боев — лето, было упущено, начался сезон дождей, дороги превратились в болото, приближалась зима.Артиллерии для взятия крепостей не было. Денег на оплату наемников не хватало. Дисциплины и порядка в армии не было, польская шляхта не уважала самозванца. Крымская орда, которая должна была атаковать с юга и сковать московскую армию, не пошла. В таких условиях армия Лжедмитрия могла рассчитывать только на набег и захват нескольких городов, а не на успех в большом походе.

Правительственные войска под командованием князя Дмитрия Шуйского сосредоточились под Брянском и ждали подкрепления.Царь Борис объявил сбор земского ополчения в Москве. Московское правительство ожидало главного удара польской армии из Смоленска и, только понимая, что его не будет, двинуло войска на юг.
21 января 1605 г. произошло решающее сражение у села Добрыничи Комарицкой волости. Разгром был полным: всего армия самозванца убила более 6 тысяч человек, погибло много пленных, 15 знамен, вся артиллерия и обоз. Самозванец еле спасся.Остальные поляки ушли от него (Мнишек ушел еще раньше). Таким образом, эта битва показала, что поляки не зря боялись вторжения в Российское государство. В прямом бою королевские войска представляли собой грозную силу, которая легко рассеивала силы самозванца.

Однако нерешительность королевских правителей, остановивших погоню, не позволила завершить ликвидацию самозванца. Это помогло самозванцу уехать и закрепиться в Путивле под защитой запорожских и донских казаков.Часть казаков отправили защищать Кромы и отвлекать царские войска. С этой задачей они справились — небольшой казачий отряд до весны был скован войсками, посланными против Лжедмитрия. Царские войска вместо того, чтобы осадить Лжедмитрия в его временной столице, теряли время, штурмовали Кромы и Рыльск. Не сумев взять Рыльск, Мстиславский решил разложить свои войска на «зимние квартиры», доложив в Москву, что для взятия крепости нужна осадная артиллерия. Король отменил роспуск армии, вызвав недовольство солдат.Стену отправили в армию. Также Годунов отозвал из армии Мстиславского и Шуйского, что еще больше их оскорбило. И назначил знатного Басманова, на котором царь обещал выдать его дочь Ксению замуж. Вдобавок королевский губернатор развязал жестокий террор, уничтожив всех без разбора, как сочувствующих самозванцу. Это привело к всеобщей горечи и вызвало раскол среди знати, которая ранее была в значительной степени привержена династии Годуновых. Жители мятежных городов, свидетели террора, стояли до последнего.В Москве доносами ухватились за пытки и расправы над сочувствующими «ворам», это озлобило москвичей.

Королевская армия прочно увязла под Кромами. Атаман Карела с казаками стояли насмерть. От города ничего не осталось, сгоревших от бомбежек стен и домов. Но казаки держались, копали под стенами туннели и ямы, где ждали обстрела и спали и встречали огнем атаками. Царские войска в битве особо не торопились, умирать не хотели.Василий Голицын, враг семьи Годуновых, оставался командующим между уходом прежнего командования и приходом нового, не проявлял рвения. Царская армия разлагалась от безделья, болела дизентерией и читала анонимные письма анонимов. Тем не менее, войска самозванца были обречены, рано или поздно они были бы разгромлены.

В этот критический момент, когда план вторжения мог окончательно рухнуть, 13 апреля внезапно скончался царь Борис. Наследником престола стал его 16-летний сын Федор.Смерть короля была совершенно неожиданной и произошла при странных обстоятельствах. Борис был здоров и, видимо, ему помогли умереть. Фактическими правителями молодого царя были его мать Мария Скуратова и Семен Годунов, которых все ненавидели. Обидели и амбициозного Басманова, сделав его лишь вторым командиром.

Бояре немедленно сговорились против молодого царя. Многие дворяне начали покидать лагерь под Кромами якобы на королевские похороны, но многие ушли к самозванцам.А в самом царском лагере сговорились руководители рязанского дворянского ополчения Прокопий и Захар Ляпуновы. К нему присоединились обиженные Басманов и Голицын. В результате 7 мая царское войско во главе с воеводой Петром Басмановым и князьями Голицыными перешло на сторону самозванца. Узнав об изменении обстановки, поляки снова бросились к самозванцу в армию. Самозванец победно двинулся на Москву. Он остановился в Туле, отправив в столицу отряд казаков Карелии.

Посланники Лжедмитрия 1 июня зачитали его послание. Восстание началось. Царь Федор, его мать и сестра были арестованы, их родственники были убиты или сосланы. Патриарх Иов был свергнут, поставив на место соглашателя грека Игнатия. Незадолго до того, как самозванец вошел в Москву, царь и его мать были задушены. Перед въездом в Москву фальшивый Дмитрий высказал пожелание: «Надо, чтобы Федора и его матери тоже не было». Официально было объявлено, что король и его мать были отравлены.


К.Ф. Лебедев Вступление войск Лжедмитрия I в Москву

Самозванец полис

20 июня в Москву прибыл «настоящий царь» в окружении бояр-предателей с сильным конвоем польских наемников и казаков. Изначально новый король отмечался милостями. Многих «верных» наградили, боярам и окольничам выплачивали двойное жалованье. Опальные бояре при Годуновых вернулись из ссылки. Они вернули имущество. Вернули даже Василия Шуйского и его братьев, сосланных за заговор против Лжедмитрия.Прощение получили все родственники Филарета Романова (Fedor Romanov), которые также подверглись опалу при Годуновых. Сам Филарет получил ответственный пост — митрополит Ростовский. Разыгралась трогательная встреча «Дмитрия» с ее матерью Марией Нагой — она ​​содержалась в монашеском заточении и решила «разузнать» его, чтобы выйти из тюрьмы и вернуться к светской жизни. Военнослужащие удвоили содержание, помещики увеличили земельные владения за счет конфискации земли и денег у монастырей.На юге Российского государства, поддерживавшего самозванца в борьбе с Москвой, сбор налогов был отменен на 10 лет. Однако этот праздник жизни (за полгода потрачено 7,5 млн рублей при годовом доходе 1,5 млн рублей) пришлось оплачивать другим. Поэтому в других сферах налоги значительно выросли, что вызвало новые волнения.

Новый царь, раздавший множество обещаний, был вынужден несколько ослабить давление на народ. Крестьянам разрешалось покинуть помещиков, если они не кормили их во время голода.Запрещено наследственное попадание в рабов; Раб должен был служить только тому, кому он «продал себя», что переводило их в положение наемных слуг. Установлена ​​точная дата поиска побега — 5 лет. Бежавших во время голода приставляли к новым помещикам, то есть к тем, кто их кормил в тяжелые времена. Законодательно запрещен взяточничество. Чтобы уменьшить злоупотребления при сборе налогов, новый король приказал самим «землям» отправить соответствующие суммы с избранным народом в столицу.Взятку было приказано наказать; дворян нельзя было избить, но на них были наложены большие штрафы. Царь старался привлечь на свою сторону простых людей, принимал прошения, часто ходил по улицам, разговаривал с купцами, ремесленниками и другими простыми людьми. Он прекратил преследование скоморохов (пережитков язычества), прекратил запрещать песни и танцы, карты, шахматы.

В это же время Лжедмитрий начал активную вестернизацию. Новый царь устранил препятствия для выхода из Российского государства и перемещения в нем.Подобной свободы в этом вопросе еще не знало ни одно европейское государство. Он приказал назвать Думу «сенатом». Он ввел польские звания фехтовальщика, младшего начальника, субкарвара, а сам принял титул императора (Цезаря). «Секретный кабинет» короля состоял исключительно из иностранцев. При короле была создана личная охрана иностранцев, которая обеспечивала его безопасность. То, что царь окружил себя иностранцами и поляками, распустил русскую гвардию, многих оскорбил и возмутил.Кроме того, новый король бросил вызов церкви. Преподобного Лжедмитрия не любили, называли «тунеядцами» и «лицемерами». Он собирался провести инвентаризацию монастырского имущества и выбрать все «лишнее». Предоставлена ​​свобода совести испытуемым.

Во внешней политике предвосхищал действия княгини Софьи с князем Голицыным и царем Петром — он готовился к войне с Турцией и захвату Азова в устье Дона. Он планировал отбить шведов от Нарвы. Искал союзников на Западе.Он особенно надеялся на поддержку Папы Римского и Польши, а также Императора Германии и Венеции. Но серьезной поддержки со стороны Рима и Польши он не получил из-за отказа выполнить ранее данные обещания о передаче земель и распространении католической веры. Лжедмитрий понимал, что серьезные уступки Польше подорвут его позиции в Москве. Посол Польши Корвин-Гонсевский заявил, что не может идти на территориальные уступки Содружеству, как он ранее обещал, и предложил заплатить за помощь деньгами.Католикам была предоставлена ​​свобода вероисповедания, как и другим христианам (протестантам). Но иезуитам был запрещен въезд в Россию.

Однако очень скоро москвичи почувствовали себя обманутыми. Пришельцы вели себя в Москве как в захваченном городе. Англичанин Д. Хорси писал: «Поляки — высокомерная нация, высокомерная в счастье — начали демонстрировать свою власть над русскими боярами, вмешивались в православную религию, нарушали законы, истязали, притесняли, грабили, опустошали сокровищницы». Кроме того, люди недовольны тем, что царь нарушает русские обычаи в быту и одежде (он был в иностранной одежде), расположен к иностранцам и собирается жениться на польской девушке.

Зимой положение Лжедмитрия ухудшилось. В народе ходили слухи, что «король не настоящий», а сбежавший монах. Русские бояре, желавшие увидеть свою игрушку в Лжедмитрии, просчитались. Григорий проявил независимый ум и волю. К тому же бояре не хотели делить власть с поляками и «артистами». Василий Шуйский практически прямо заявил, что Лжедмитрий был заточен в царстве с единственной целью сбросить семью Годуновых, теперь пора это менять.Ноу придумали новый заговор. Во главе его стояли князья Шуйский, Мстиславский, Голицын, бояре Романовы, Шереметевы, Татищевы. Их поддержала церковь, оскорбленная крупными поборами.

В январе 1606 года отряд заговорщиков ворвался во дворец и попытался убить короля. Однако убийцы действовали неуместно, шумели, выдавали себя. Попытка не удалась. Семь заговорщиков были схвачены, растерзаны толпой.

Восстание

Лжедмитрий сам вырыл себе могилу.С одной стороны, он заигрывал с Боярской думой, пытался привлечь на свою сторону служащих, раздавал придворные титулы и должности. С другой стороны, дали новые поводы для недовольства. 24 апреля 1606 года вместе с Юрием Мнишеком и его дочерью Мариной в Москву прибыло много поляков — около 2 тысяч человек. На подарки невесты и ее отца знатный панам и дворянский самозванец выделили огромные суммы. Только подаренная Марине шкатулка с драгоценностями стоила около 500 тысяч рублей золотом, а еще 100 тысяч отправили в Польшу для оплаты долгов.Балы, ужины и фестивали следовали один за другим.

8 мая Лжедмитрий отпраздновал свадьбу с Мариной. Католик был коронован королевской короной, чем возмутил народ. Возмущение вызвало и нарушение обычаев во время церемонии. Столица кипит. Лжедмитрий продолжал пир, хотя ему рассказали о заговоре и подготовке восстания. Он бездумно отклонил предупреждение, пригрозив наказать самих мошенников. Лжедмитрий отпраздновал и отошел от государственных дел.И веселье поляки оскорбляли москвичей. Бан Стадницкий вспоминал: «Москвичи очень устали от распутства поляков, которые стали относиться к ним как к своим подданным, нападали на них, ссорились с ними, оскорбляли, били, пьянствовали и насиловали замужних женщин и девушек». Почва для восстания была создана.

В ночь на 17 (27) мая вспыхнуло восстание. Сюя по имени царь снизил личную охрану во дворце со 100 до 30 человек, приказал открыть тюрьмы и выдать оружие толпе.Еще раньше в Елец были отправлены лояльные царю казаки (готовилась война с Османской империей). В два часа, когда король и его соратники проспали следующий пир, они забили тревогу. Боярские слуги, а также горожане, вооруженные холодным оружием, продовольствием и даже пушками, из разных концов Москвы атаковали отряды польских сеньоров, укрывшихся в каменных дворцах столицы. И народ снова обманул, Шуйский пустил слух, что «Литва» хочет убить царя, и потребовал от москвичей встать на его защиту.Пока горожане громили поляков и других иностранцев, в Кремль ворвалась толпа заговорщиков во главе с Василием Шуйским и Голицыными. Быстро сломив сопротивление наемников-алебардщиков из личной охраны самозванца, они ворвались во дворец. Воевода Петр Басманов, ставший ближайшим соратником Лжедмитрия, попытался остановить толпу, но был убит.

Самозванец попытался бежать через окно, но упал и был ранен. Его подобрали лучники из кремлевской гвардии.Он просил защиты от заговорщиков, обещал большую награду, поместья и имущество восставших. Поэтому лучники сначала пытались защитить короля. В ответ ставленники Татищева и Шуйского пообещали лучникам казнить их жен и детей, если они не предадут «вора». Стрелец колебался, но все же требовал, чтобы царица Марфа подтвердила, что Дмитрий — ее сын, иначе «Бог в нем свободен». Заговорщики не обладали преимуществом в силе и были вынуждены согласиться.Пока гонец шел к Марте за ответом, они пытались заставить Лжедмитрия признать свою вину. Однако он стоял до конца и настаивал на том, что он сын Грозного. Вернувшийся гонец, князь Иван Голицын, кричал, что Марфа якобы сказала, что ее сына убили в Угличе. Повстанцы немедленно убили Лжедмитрия.

Было убито несколько сотен поляков. Остальных спас Шуйский. Он послал войска, чтобы успокоить разъяренных людей и взять под защиту поляков, сражавшихся в своих дворах.Пленные поляки были сосланы в разные города России. Пана Мнишека и Марину отправили в Ярославль.

Тела убитого царя и Басманова подверглись т. Н. «Торговый штраф». Сначала они лежали в грязи, а потом их бросали на блок (или стол). Каждый мог стыдить свое тело. Надо сказать, что смерть самозванца вызвала неоднозначную реакцию. Многие простые люди пожалели короля. Поэтому было объявлено, что самозванец был идолопоклонником и «колдуном» (колдуном).Сначала похоронили Лжедмитрия и Басманова. Но сразу после похорон ударили сильные морозы, уничтожившие траву на лугах и уже посеянное зерно. Ходили слухи, что виновата мертвая ведьма, говоря, что он «ходячий мертвец». В результате тело Лжедмитрия было выкопано и сожжено, а пепел, смешанный с порохом, был выпущен из пушки в сторону Польши.


С.А.Кириллов. Эскиз к картине «Смутное время. Лжедмитрий

Через три дня после смерти Лжедмитрия царем был «избран» известный бояринский князь Василий Иванович Шуйский (Шуйские — потомки суздальской ветви Рюриковичей), организатор заговора против самозванца.По российским законам и традициям царь должен был избирать Земский собор. Но в провинции еще жила вера в «доброго царя» Дмитрия. Он много чего успел пообещать, но не успел навредить. Поэтому заговорщики решили «избрать» царя сами, чтобы поставить все перед фактом.

Было четыре претендента. Сын Филарета — 9-летний Михаил большинством голосов в Боярской думе отвергнут за его малолетние годы. Нерешительный и беспомощный Мстиславский отказал себе.А Василий Голицын и за знатность клана и за участие в заговоре уступил Василию Шуйскому. Этот кандидат и победил. По личным качествам это был хитрый и беспринципный политик. Чтобы избежать трений с другими боярами, Шуйский пошел на компромисс с боярами и обязался решать самые важные вопросы только с Думой и никого не репрессировать без ее разрешения. Бояре, зная, что Шуйский не пользуется популярностью в народе, не решились созвать Земский собор для избрания царя.Они привели Шуйского к месту казни и «кричали» его царю перед собравшимися горожанами. В Москве его уважали и поддерживали. Делая вид, что присутствующие горожане, купцы и военнослужащие из других городов являются их делегатами, Боярская Дума проинформировала государство об избрании Шуйского собора.

Итак, Smoot продолжил. Ставленник Запада был убит, но власть захватила горстка беспринципных и жадных знатных бояр. Простой народ, сбросивший самозванца, оказался в еще большей неволе, чем при Годунове.Начались массовые обыски и беглецы крестьян, бежавших от гнета бояр и помещиков, тюрьмы наполнились «крамольными». Поэтому широкое народное движение продолжалось.

Российский журнал РУДН

Издатель: Российский университет дружбы народов

Публикации в этом журнале

Глобальная история — одно из явлений и следствие процесса глобализации, стимулирующее межкультурный диалог как основу для улучшилось взаимопонимание между людьми.Многие современные историки признают необходимость отказа от конструкции «Запад и все остальное», которая долгое время доминировала в историографии. Глобальная история должна сосредоточиться на изучении коммуникации и взаимодействия между правительствами и странами. Современная историография относит начало процесса глобализации к 15 веку. В связи с этой хронологической вехой в данном эссе рассматривается начальная фаза процесса установления устойчивых отношений между Западной Европой и Россией.Это началось во второй половине 15 века. В 17 веке все контакты с Западной Европой стали константой русского социокультурного устройства и одним из явлений русской истории. Несмотря на поддержку иностранцев со стороны российского правительства, отношения иностранцев с российским обществом были противоречивыми. Однако к концу XVII века в отношении русского общества ко всем выходцам с Запада стали складываться две параллельные линии. Негативное отношение к новаторству и приверженность старым, духовным и бытовым традициям оставалось крестьянством и частью элиты общества.Городское население и другая часть благородной элиты общества проявили терпимость и готовность принять многое из нового, которое появилось в России благодаря ее сближению с Западом.

Раскрыть аннотацию

Статья посвящена реконструкции общественно-политического резонанса среди правящей элиты Речи Посполитой, вызванного появлением в Польше Лжедмитрия I. Реконструкция по письмам членов Сената. королю Сигизмунду III, написанное в ответ на его вопрос о том, как поступить с человеком, называющим себя сыном Ивана Грозного и наследником московского престола.Вторая часть исследования основана на инструкциях, данных дворянами различных государств Речи Посполитой депутатам, направленным в сейм в Варшаве, который должен был состояться в январе 1605 года. Лжедмитрия I в Москву, поэтому эти инструкции также являются ценным историческим источником. Цитируемые в этой статье письма польских сенаторов ранее кратко упоминались в исследованиях Смутного времени. В настоящее время они хранятся в отделе рукописей библиотеки Курника Польской академии наук.Среди них письма канцлера Я. Замойского, литовского гетмана Я. Ходкевича, краковского кастеляна Я. Острожского, познанского кастеляна Я. Остророга, брацлавского подкомора Л. Пясечинского, познанского епископа Л. Госечинского, познанского епископа Л. Гослицкого, плоцкого воеводы С. Тарновски. В данной статье впервые представлены переводы фрагментов этих писем о Лжедмитрии I, поскольку их краткий анализ в исторической литературе не отражал всей полноты эмоций и чувств польской правящей элиты по этому поводу.В результате полного ознакомления с источниками мы пришли к выводу, что Сенат Польши в полном составе был против выдачи самозванца Московскому государству, среди них был и канцлер Ю. Замойский. Мнения относительно будущего принца разошлись, но они также были очень осторожны и не требовали его немедленной поддержки со стороны короля и республики.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируются судьба и политическая деятельность первого крещеного калмыцкого владельца Петра Павловича.Тайшина в контексте целенаправленной христианизации калмыков и междоусобной борьбы за верховную власть в Калмыцком ханстве в 1724-1735 гг. Историография развивалась под влиянием церковных историков; последний в основном описывал Тайшина как коварного интригана, который обратился в христианство только для того, чтобы заручиться поддержкой России в борьбе за трон ханства. Настоящее исследование призвано изобразить П. Тайшина как историческую личность. Чтобы преодолеть предвзятость историографии, автор использовал ранее неизученные материалы из Архива внешней политики Российской империи, в частности переписку Тайшина с государственными органами и чиновниками.По мнению автора, имперские власти переоценили политические перспективы принятия Тайшином христианства. Влияние буддийского духовенства на калмыцкий народ и его правящую элиту не учитывалось должным образом. К неудовольствию правительства, Тайшин примкнул к одной партии калмыцкой знати, противостоявшей калмыцкому хану, и после смерти своего старшего брата Тайшин стал открыто оспаривать право хана на престол. Военное вмешательство России в междоусобный конфликт привело к поимке Тайшина и насильственной смене верховного правителя калмыцкого государства.Эти события повлекли за собой изменение политики правительства в отношении крещеных калмыков. Было решено поставить их под контроль Тайшина и переселить дальше на территорию России. Благодаря этим мерам исчез очаг социальной напряженности в Калмыцком ханстве, и Россия приобрела дополнительные человеческие ресурсы, чтобы занять пустующую территорию в Среднем Поволжье, а затем и в Оренбургской области. Поселение крещеных калмыков на Среднем Поволжье более ста лет пережило инициатора своего основания Петра Петровича Тайшина и внесло значительный вклад в экономическое развитие и оборону огромного Оренбургского края.

Раскрыть аннотацию

В статье рассмотрены закономерности взаимоотношений Российской Империи с кочевыми народами Южного Урала и Средней Азии в 1730-е гг. Авторы исследуют влияние русско-турецкой войны 1735-1739 гг. На геополитическую ситуацию в юго-восточной приграничной зоне и рассматривают значение Оренбургской экспедиции (комиссии) в урегулировании конфликтов между степными подданными империи. а также для предотвращения угроз им со стороны соседних государств.В основу исследования легли материалы Оренбургской комиссии и Оренбургской экспедиции, хранящиеся в Государственном архиве Оренбургской области. Авторы не разделяют мнения о том, что Оренбургская экспедиция была создана исключительно как механизм имперской колониальной политики, но также не отрицают ее роли в расширении протектората России на казахские степи, а затем и в Среднюю Азию. Во время войны Россия стремилась предотвратить набеги казахов на калмыцких кочевников, поскольку такие набеги мешали калмыкам участвовать в походах против крымских и кубанских татар, которые воевали на стороне Турции.В статье показано, что Оренбургская экспедиция, немногочисленные войска которой участвовали в подавлении башкирского восстания, смогла оказать калмыкам только дипломатическую поддержку. Агрессивная политика Джунгарского ханства, направленная на завоевание Казахстана, помешала казахским жуже установить военную гегемонию в уральских степях. Только твердая позиция России, заявившей о своей готовности защищать своих казахских подданных, заставила джунгарского правителя Гольдан-Церен отказаться от претензий на казахские степи.Авторы приходят к выводу, что политика России в этом регионе заключалась в предотвращении затяжных военных конфликтов между степными народами и в то же время нейтрализации любых попыток их военного объединения. Россия взяла на себя роль миротворца, а в случае внешней угрозы — надежного союзника; это подняло авторитет империи и заставило кочевников искать ее покровительства и подчиняться ее воле.

Раскрыть аннотацию

В статье проводится сравнительный анализ различных договоров, заключенных при переселении иностранных колонистов в Россию в 1760-е гг.Соглашения классифицируются и характеризуются по форме, структуре содержания и составу контрагентов. Содержание договоров соотносится с законодательными нормами, а также с другими источниками, которые повлияли на создание такого рода документов. В статье исследуются договоренности с разными подкатегориями иностранных колонистов: промышленники, вербовщики («вызыватели»), пахари. Автор демонстрирует процесс закрепления прав и обязанностей в договорах, а также то, как велась разработка и обсуждение условий, в заключение — в какой степени иностранцы могли повлиять на результаты.Если, например, у иностранных специалистов, временно нанятых на русскую службу, было больше шансов изменить и улучшить условия контрактов, то в случае с иностранными колонистами последним чаще всего приходилось соглашаться на условия, предлагаемые правительство. Автор приходит к выводу, что договоры с производителями во многом аналогичны договорам с привлечением иностранных специалистов; договоры с «вызывателями» были наиболее единообразными и, за редким исключением, строго соответствовали форме, определенной законом.В статье раскрываются особенности содержания договоров, в частности, главы, касающиеся предмета договора (основной задачей иностранца было возделывание земли, организация фабрики или привлечение колонистов-фермеров), обязательство передачи знания и опыт для русских школьников, финансовые вопросы, условия торговли, возможности выезда из России и действия в случае смерти иностранца. Автор показывает участие соглашений с колонистами в общем развитии договорных отношений между государство и иностранцы как члены российского общества.

Раскрыть аннотацию

В статье исследуется проведение губернской реформы 1775 г. на территории Харьковского наместничества. Провинциальная реформа повлекла за собой перестройку всей системы местного самоуправления. Эти вопросы представляют особый интерес в контактных зонах, территориях с неоднородным населением, где сосуществовали социальные структуры и административные единицы разного исторического происхождения. Одна из них — территория Слободской Украины, где до открытия Харьковского наместничества в 1780 году уездная дивизия, характерная для территорий, оккупированных русской колонизацией, была объединена с украинской полковой структурой второй половины XVII века. век.На основе карт и списков населенных пунктов 1770-1780-х годов автором восстановлены карты административного деления территории Харьковского наместничества до и после реформы. До реформы земли были организованы в четыре полка (полки) и семь уездов (уездов), все с четко определенными границами. При открытии наместничества было создано 15 уездов; границы сильно изменились, но каждый из уездных центров сохранил значительную часть земли, которая была связана с ним ранее.В статье показано, что после реформы 13 из 15 уездных городов были бывшими полковыми городами и селами. Это, по-видимому, отражает постепенное увеличение влияния слободской казачьей элиты, которая к этому времени стремилась к признанию своего дворянского статуса и становилась доминирующей социальной силой в регионе.

Раскрыть аннотацию

В данной статье исследуется, как с 1850 года происходила передача этнических традиций белорусскими крестьянами-поселенцами в азиатской России их потомкам.Основываясь на полевых данных, собранных у разных поколений белорусских поселенцев, родившихся в 20 веке, исследование показывает, что механизм этого переноса прошел три очень разных фазы. Со второй половины XIX века до 1920-х годов дети белорусских поселенцев переняли этническую идентичность и традиции своих родителей, как и их предки на родине. В советское время, то есть с начала 1920-х до конца 1980-х, государство стремилось заменить белорусские обычаи и обычаи среди детей поселенцев своей собственной гомогенной социалистической современностью.После распада СССР в 1991 году растущее влияние средств массовой информации и более современные социокультурные процессы начали влиять на то, как этнические традиции передавались молодежи. Все три периода наложили свой отпечаток на мировоззрение потомков белорусских поселенцев сегодня. Во многом это является результатом того факта, что практические знания и навыки меняются быстрее, чем более глубокие ценности и убеждения.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматриваются проблемы формирования религиозной составляющей польского восстания 1863 года в Северо-Западном крае Российской империи.Автор анализирует особенности взаимоотношений римско-католического духовенства и его мирян в процессе религиозной мобилизации участников восстания. В статье раскрываются методы воздействия радикально настроенного духовенства на сознание и политическое поведение мирян. Показано, что духовная сила римско-католического духовенства использовалась для достижения политических целей освобождения Польши. Установлена ​​взаимосвязь между религиозной мотивацией участников восстания и жестокостью по отношению к законопослушному населению в различных формах повстанческого террора и насилия.Автор приходит к выводу, что радикально настроенным римско-католическим священникам и монахам удалось превратить церковное учение в мобилизующую идеологию вооруженной борьбы. Религиозная легитимация, пропаганда и организация вооруженного восстания превратили часть римско-католического духовенства Северо-Западного края в политического врага Российской империи. В статье рассматриваются ответные меры наказания, примененные к непокорным представителям духовенства со стороны администрации М.Н. Муравьева, которые были вызваны введением военного положения, необходимостью защиты территориальной целостности государства, защиты жизни и имущества законопослушных граждан. В связи с этим российское правительство, армия, общество и православное население Литвы и Беларуси восприняли восстание как попытку со стороны польских сепаратистов на исконной территории России. Поэтому для российской стороны целью вооруженной борьбы было не возвращение польских земель, а морально оправданная защита Русской земли и единоверцев русского народа, проживающего на Западе.В связи с этим автор приходит к выводу, что в процессе подготовки и проведения восстания часть римско-католического духовенства Северо-Западного края выступила в качестве политического врага Российской империи.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматривается институт охраны святых мест в Средней Азии в дореволюционный период (1865-1917 гг.). Указывается, что, несмотря на то, что это учреждение не было узаконено в мусульманском праве (шариате), тем не менее, содержание под стражей в регионе было достаточно распространенным.Утверждается, что шейхи-хранители были окружены мистическим поклонением правоверным, которые приписывали им сверхъестественные способности в исполнении разнообразных желаний и исцелении от различных болезней. Хранение святых мест всегда и везде было связано с получением дохода от паломничества. В Средней Азии вокруг святого места, как правило, также формировался комплекс вакфов, который приносил шейхам-хранителям святых дополнительных значительный доход. Наследственный порядок наследования со значительными правами собственности на святые места часто становился причиной конфликтов между родственниками, имевшими права на священные предметы.После прихода России в Среднюю Азию эта проблема стала одной из важнейших для правительства Туркестана. Для России было важно решить имущественный вопрос святых мест. В своих попытках решить эту проблему властям Русского Туркестана не удалось выстроить четкую и понятную систему взаимоотношений с хранителями святых мест. Даже после полувека присутствия в регионе власти мало имели представление о количестве святых мест и реальных доходах своих шейхов-хранителей.Автор приходит к выводу, что причиной столь неэффективной деятельности российских властей в регионе в решении проблем святых мест явился страх разрушить порядок, складывавшийся веками. Это, по их мнению, может привести к усилению антироссийских настроений в регионе.

Раскрыть аннотацию

С помощью методов региональной истории в данной статье исследуются малоизвестные страницы истории политической ссыльной жизни Западной Сибири. Настоящее дело дает нам новый взгляд на институт политического изгнания и дает представление о взаимоотношениях между правительством провинции и политическими изгнанниками.Статья основана на неизученных до настоящего времени документах из архивов Тобольска и Сургута. В центре внимания столкновения политических ссыльных с местной администрацией, которые вызвали серию протестов политических ссыльных. Реконструируя повседневную жизнь ссыльных революционеров, автор анализирует принятие решений центральными и провинциальными властями в отношении ссыльных революционеров. Особое внимание уделяется жизненным обстоятельствам политзаключенных на Тобольском Севере, в частности в городе Сургут, где противостояние ссыльных и местной администрации достигло крайней степени напряженности, приведя в 1888 году к «сургутскому протесту».Позднее эти события вызвали у якутов крупнейшую в истории политической ссылки якутскую акцию протеста 1889 года, закончившуюся прямым кровопролитием. Автор подчеркивает недальновидность царского правительства, а также мелкое и мстительное стремление чиновников всех уровней жестоко, а зачастую и чрезмерно наказывать противников существующей политической системы. Эти факторы имели пагубные последствия для Российской империи. С одной стороны, отношения между властью и оппозицией стали более напряженными; с другой стороны, суровое обращение с политическими изгнанниками серьезно подорвало престиж самодержавия на международной арене, подтолкнув мировое общественное мнение к поддержке русского революционного движения.

Развернуть аннотацию

В данной статье анализируется возникновение миссионерских структур в Оренбургской епархии, как вклад в историю институционального развития Русской Православной Церкви в центральноазиатских частях Российской Империи. В основе исследования — широкий спектр распорядительных документов Оренбургской епархии (хранится в Государственном архиве Оренбургской области) и материалы, опубликованные в Оренбургской епархиальной газете. В статье исследуются причины создания регионального комитета Православного миссионерского общества и Кыргызской миссии, а также определяются этапы их деятельности.Также освещены особенности организации православного миссионерства среди казахов Уральской и Тургайской областей. Авторы утверждают, что православная миссионерская деятельность в степи была призвана исключить казахов из продолжающейся общероссийской мусульманской консолидации. Стратегия, которую выбрало российское государство для контроля над регионами с плотным инородцами (нерусским) населением, заключалась в аккультурации, чтобы контролировать соответствующие группы населения путем включения их в культурное и религиозное русско-православное пространство.Однако на месте представители кыргызского представительства столкнулись с целым рядом препятствий, в том числе с особым отношением казахов к аспектам христианской догмы. Кроме того, в уральских и тургайских степях уже шла хорошо финансируемая исламская миссионерская работа. Православная приходская система оставалась слабой, а государственное финансирование миссионерской работы считалось недостаточным. Переселение крестьян в регион потребовало, чтобы сотрудники киргизской миссии сменили акцент с миссионерской работы на обычные обязанности приходских священников.Все это позволяет авторам сделать вывод о низкой эффективности православных миссионерских структур среди казахов Оренбургской епархии.

Развернуть аннотацию

В 1897 году заместитель начальника Генерального штаба японской армии генерал-лейтенант Каваками Суроку посетил Дальний Восток России. В данной статье, основанной на большом количестве неизученных документов из Российского государственного военно-исторического архива, анализируется состав японской делегации, а также состав российской администрации, принимавшей японских гостей.Среди хозяев были Владимир А. Орановский и Владимир К. Самойлов, которые впоследствии прославились как военные востоковеды и основатели российской военной разведки в регионе. Высшим должностным лицом, встречавшим японскую миссию, был временный главнокомандующий войсками Приамурского военного округа генерал-лейтенант Николай Иванович Гродеков, широко известный в то время как военный, администратор и ученый. В статье подробно рассматривается подготовка визита правительством региона России, включая запланированный маршрут, подготовку к диете гостей, а также вопросы их проживания и транспорта.В равной степени проанализированы организационные трудности, возникшие во время визита. Основными интересами японской делегации были текущее состояние российских войск в регионе, развитие военно-транспортной и портовой инфраструктуры, уровень региональной колонизации, вопросы военной подготовки и боевой готовности, новые артиллерийские системы, стрелковое оружие и зимний наряд. Японский генеральный штаб был особенно заинтересован в состоянии обороны Владивостокской крепости, и одному из офицеров японской делегации было поручено разобраться в этом конкретном вопросе.Интересной особенностью является сотрудничество Генштаба с полукоммерческими японскими организациями по сбору данных о текущем состоянии Дальнего Востока России. В статье также исследуются выводы российского военного атташе в Японии, которые кажутся неточными и сомнительными. Хотя этот визит не вызвал особого интереса в центральном аппарате российского военного министерства, он имел огромное значение для Японии, которая уже в то время считала Российскую империю потенциальной угрозой и врагом.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируются две книги британских путешественников, рассказывающих о Крыме в первые десятилетия русского периода его истории. Крым стал этапом Западного Гранд-тура, предлагая возможность рассмотреть и обсудить различные явления: средиземноморскую среду, объекты культурного наследия, многонациональное население, исповедующее разные религии, изменение политического статуса Крыма и первые результаты попыток России по его интеграции. Сравнение этих двух рассказов о путешествиях с другими источниками и материалами, предоставленными текущими исследованиями, раскрыло, кто, по мнению британцев, интерпретировал крымские реалии.Путешественники создали единый образ Крыма с его прошлым, настоящим и будущим. Анализируемые путевые заметки раскрывают особенности мышления исследователей переходного периода от эпохи Просвещения к романтизму. Таким образом, понятие этнических процессов фактически ограничилось поиском современных параллелей древних этнических имен. Исследуемые книги отражают сложный и неоднозначный процесс интеграции Крыма в состав Российской империи. Хибер считал будущее экономическим прогрессом и поэтому считал необходимым развивать торговлю, инфраструктуру и экономику Крыма, объединяя их в общероссийскую и общеевропейскую сеть.Мнение Кларка о России было явно негативным, поэтому он считал желательным «вернуть» Крым османам. Путешественники создали несколько стереотипов, таких как идеи «земного рая» в Крыму, «татарской лени», «золотого века» Крымского ханства или «варварского разрушения» русскими памятников культурного наследия, все еще существующих в западном сознании.

Развернуть аннотацию

Усложнение национального состава населения за счет появления новых этнических групп, а также присоединение новых территорий к Российской Империи были одними из последствий активной внешней политики в XVIII — XIX веках.Поляков, евреев, цыган, финнов и многих других нужно было включить в существующие государственные, общественные, социальные институты. Большая часть действий, проводимых, например, против евреев или цыган, направлена ​​на их насильственную адаптацию. Царская администрация неоднократно пыталась склонить различные группы цыганского населения к оседлому образу жизни под эгидой борьбы с бродяжничеством 1770-1820-х годов. Их включение в налогооблагаемые городские и сельские владения предполагало наложение на них государственных и районных налогов и сборов.Это в полной мере относится к кадровой службе в натуральной или денежной форме. Но цыгане, в отличие от евреев ашкенази, не были единой нацией. Этот факт заставил правительство по-разному подходить к кадровым обязанностям в разных регионах. В Крыму и Бессарабии цыгане были неотъемлемой частью местных сообществ. Власти сочли невозможным отделить их, например, от крымскотатарских мусульманских обществ. На этом основании они были освобождены от вербовки так же, как татары.Но некоторые военизированные и военные учреждения (исправительные части инженерного ведомства, батальоны военных кантонистов) использовались в репрессивно-воспитательном духе. Если первые должны были остановить бродяжничество цыган и способствовать их оседлому образу жизни, вторые должны были способствовать социализации молодых цыган и сделать их полезными членами общества. В данной статье впервые в историографии поднимается вопрос об отношении государства к цыганам России с точки зрения военной службы.Статья написана на основе опубликованных источников и неопубликованных документов из центральных и региональных архивов, которые впервые вводятся в научный оборот.

Раскрыть аннотацию

Статья посвящена важной научной проблеме адаптации евреев в Туркестане. Его осмысление позволяет рассмотреть конкретный пример взаимодействия представителей двух основных религий в России — христианской и мусульманской. Актуальность этой темы определяется также непрекращающимся противостоянием Израиля и арабского мира, евреев и мусульман.Более того, переселение евреев в период колонизации Средней Азии позволяет понять противоречия национальной и миграционной политики царской России на рубеже ХХ веков. Используя широкий круг источников, автор раскрывает особенности жизни евреев в Российской империи, различные аспекты которой долгое время замалчивались или искажались в советской историографии. Статья содержит данные о локализации, численности и социальном составе еврейского населения на территории Российской империи.Отмечается, что подавляющее большинство первых европейских евреев были бывшими военными — рядовыми и унтер-офицерами. Евреи-ашкенази сыграли важную роль в строительстве железных дорог в России и, прежде всего, железной дороги Ташкент-Оренбург. Автор приходит к выводу, что строительство железных дорог в Европе было важным направлением деятельности еврейских банкиров. В этой области важную роль сыграли личные связи еврейских капиталистов с правительствами, поскольку железные дороги строились в основном на основе особых концессий и под официальным контролем.За относительно короткий исторический период евреи продемонстрировали свою высокую социальную активность и внесли значительный вклад в освоение территории Средней Азии.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматриваются особенности восприятия Русским православным епископатом Императора Николая II как главы Русской Православной Церкви в начале ХХ века. Этот вопрос в последнее время стал предметом жарких дискуссий, вдохновленных, с одной стороны, 100-летием русской революции 1917 года, а с другой стороны, ортодоксальным сообществом и некоторыми политиками, манипулирующими промонархистскими и политическими деятелями. ультраконсервативная риторика.Для исследования этой проблемы использовались различные источники, такие как дневник митрополита Арсения (Стадницкого), воспоминания протопресвитера военного и морского духовенства Георгия Шавельского, записи других видных священнослужителей, а также некоторые официальные документы, в том числе указы Священного Синода. Кроме того, некоторые источники, использованные в исследовании, взяты из личного архива архиепископа Никона (Рождественского), включая его письма, дневниковые записи и публичные обращения. На основе анализа широкого круга источников установлено, что в начале ХХ века российские высшие церковники не подвергали сомнению право самодержца на светскую власть.Однако наряду с этим, ввиду Манифеста от 17 октября 1905 года, десакрализация самодержавия привела к изменению восприятия права самодержца на церковную власть. Таким образом, несоответствие взглядов царя и епископов на эти права оттолкнуло высших церковников от монархии в феврале 1917 года.

Развернуть аннотацию

В статье рассматривается население города Екатеринбурга (Урал, Россия) накануне Первой мировой войны. Война. Мы утверждаем, что данные переписи 1897 года, которая остается основным источником для оценки городского населения в конце Императорской Руси, не актуальны для Екатеринбурга начала ХХ века.Результаты опросов населения 1917-1922 годов, в значительной степени пострадавших от социально-политического кризиса, не отражают реального развития города до вступления в Первую мировую войну. Так что цифры 50-70 тысяч, традиционно используемые для оценки населения Екатеринбурга накануне Первой мировой войны, являются историографическим клише, которое необходимо исправить. Наше исследование основано на критическом анализе вновь обнаруженных и расшифрованных источников Перепис домовладельцев, проведенного в октябре 1913 года по запросу Министерства внутренних дел, и агрегированных данных Адресного столба. Екатеринбурга собраны в ноябре 1912 г., а также местная статистика и газеты.Используя источниковедческий анализ, демографическую реконструкцию и историко-сравнительный метод, мы реконструировали население Екатеринбурга в 1912-1913 гг. Проведенный нами анализ показывает, что уже в 1912 году население городов превысило 100 тысяч, а значит, Екатеринбург динамично развивался за счет быстрой урбанизации и накануне Первой мировой войны стал одним из немногих крупных (более 100 тысяч) городов России. Хотя наши результаты помогают лучше понять дореволюционную урбанизацию Урала, они также вызывают необходимость переоценить цену революции 1917 года, которую заплатил город, поскольку его население резко сократилось во время последующих кризисов и снова достигло 100 тысяч только в 1926 году. .

Раскрыть аннотацию

Статья посвящена истории, маршруту и ​​достижениям Первой русской этнографической экспедиции на Цейлон и Индию (1914-1918 гг.). На основе архивных материалов и редких публикаций статья дает представление об истории этой малоизвестной экспедиции и дает новые биографические сведения о ее участниках — Густаве Германе Кристиане Мерварте (также известном как Александр Михайлович Меерварт) и Людмиле Александровне Меерварт. Их достижения помещены в контекст транснациональных контактов Музея антропологии и этнографии Петра Великого.Авторы статьи показывают важность транснациональных контактов Музея антропологии и этнографии для успеха Первой русской этнографической экспедиции и развития русской индологии и этнографии в 1920-1930-е гг.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматривается продовольственная политика России в период Первой мировой войны. Основная цель этой политики заключалась в обеспечении фронта продовольствием и фуражом. Но постепенно неотъемлемой частью этой политики стало обеспечение продовольствием всей страны.В 1914-1915 годах Продовольственная и сельскохозяйственная организация России фактически отвечала за снабжение армии продовольствием. В 1915 г. были введены фиксированные цены на различные продукты, и государству пришлось учитывать интересы потребителей. В 1916 году продовольственная ситуация резко ухудшилась, что заставило правительство снабжать не только фронт, но и тыл. Объективные недостатки государственного строя власти пытались компенсировать организацией питания. С начала войны Министерство сельского хозяйства отвечало за решение продовольственной проблемы и снабжение фронта и тыла.Министерство создало разветвленную организацию, весьма успешную в военное время. Организация охватила все регионы России, где был создан институт уполномоченных. В учреждении было два уровня: комиссары Министерства сельского хозяйства, которые отвечали за поставку продуктов в армию, и комиссары Специального совещания по продовольственному бизнесу, которые поставляли продукты в тыл. Каждый новый министр сельского хозяйства старался совершенствовать структуру для достижения поставленных целей.В тяжелых условиях войны Минсельхоз успешно обеспечил армию продовольствием, предотвратил голод в тылу. Временная нехватка продовольствия на фронте была быстро преодолена. Растущий продовольственный кризис 1916 года поставил перед продовольственной организацией новые задачи, которые она не смогла решить. Последним крупным событием стало присвоение излишков хлеба как для фронта, так и для тыла. Его провал вызвал протесты по всей стране. Продовольственный кризис 1917 г. стал причиной Февральской революции.Продовольственная политика империи была компромиссом и не решала всех задач, поставленных высшей властью государства.

Раскрыть аннотацию

В данной статье на основе материалов Российского государственного исторического архива Дальнего Востока и ряда других источников рассматривается деятельность Маньчжурского сельскохозяйственного общества (МАС). Основанная в 1912 году в Харбине, МАС принимала активное участие в освоении плодородных земель вдоль Китайско-восточной железной дороги.Как отмечается в статье, руководство компании также выступило с планами колонизации Северной Маньчжурии, территория которой принадлежала Китаю. До сих пор историки никогда не рассматривали деятельность МАС с этой точки зрения; До сих пор МАС считалось проводником российских сельскохозяйственных знаний, поскольку он готовил специалистов для сельского хозяйства в Маньчжурии и предлагал агротехническое образование населению, проживающему вдоль Китайско-Восточной железной дороги. Пока Россия не вступила в Первую мировую войну, MAS имела некоторые шансы заручиться поддержкой своего проекта в коммерческих и промышленных кругах, которые были заинтересованы в усилении российского влияния на северо-востоке Китая.Автор отмечает, что серьезные корректировки в деятельности МАС были связаны с изменением международно-политической обстановки в 1914-1915 гг. Круги в правительстве России были заинтересованы в поддержании дружеских отношений со своими восточными соседями, Китаем и Японией. Показано, что в меняющейся политической обстановке, не получив поддержки со стороны правительства России и генерал-губернатора Амурской области, Компания смогла перенаправить свою деятельность. Его руководство сосредоточилось на попытке создать особое общество колонизации и субсидирующий банк колонизации, средства которого должны были состоять из акций, облигаций и казначейских субсидий.Целью этого нового Общества и Банка была поддержка экономических начинаний России на Дальнем Востоке — организация сельскохозяйственных и промышленных предприятий, а также оказание им финансовой и технической помощи. Однако Первая мировая война, которая очень плохо обернулась для России, не позволила реализовать эти планы. Проблемы колонизации региона не были решены.

Раскрыть аннотацию

В статье исследуются попытки сохранить историческую память о русских солдатах, павших во Франции, на Балканах и в Африке во время Великой войны.Основываясь на большом количестве источников, в нем обсуждаются различные аспекты сохранения памяти, включая исследования, установку памятников, основные военные некрополи во Франции и на Балканах, соответствующие ассоциации, а также создание исторических документальных фильмов и музейных выставок. Автор обсуждает памятники в Сен-Илер-Ле-Гран, Лаваль и больницу Святого Креста недалеко от Тулона, а также более поздние памятники в Курси, Бресте и Марселе. Особое внимание он уделяет могиле падре Русского Легиона.В статье Ралсо обращается к трем документальным фильмам о российском экспедиционном корпусе: «20 тысяч бесполезных людей», «Они сражались во Франции» и «Украденная победа». В то же время в нем рассматриваются усилия по сохранению памяти о российских войсках, сражавшихся на Балканах, которые начались еще в 1917 году, когда командир 2-й специальной пехотной бригады организовал команду по сохранению могил павших там солдат. в бою. Тем временем российские дипломаты помогали строить памятники в Греции и Македонии.

Раскрыть аннотацию

В этой статье делается попытка решить вопрос о том, как влияние Октябрьской революции достигло Кореи и в какой степени оно повлияло на исход «Движения 1 марта». Автор анализирует документы из Дипломатического архива Министерства иностранных дел Японии и статьи официального рупора колониального правительства Маэля Синбо с 1917 до середины 1920-х годов. На основе анализа первоисточников автор выделяет два основных канала получения информации о революционных событиях в России.Первой из них была официальная газета генерал-губернатора. Основные действия правительства Советской России, освещаемые этой газетой, вызвали такой большой интерес у корейской общественности, что, чтобы не допустить «неправильной интерпретации» этих событий, генерал-губернатору пришлось неоднократно посвящать первую полосу газеты газетам. статьи, прямо или косвенно осуждающие Октябрьскую революцию 1917 года. Второй канал — корейские трудовые мигранты в Приморье. Прибыв в Россию в поисках лучшей жизни, большинство «неестественных» мигрантов столкнулись с трудными экономическими и социальными условиями.Февральская революция 1917 года, открывшая дискуссию о будущем корейского населения на Дальнем Востоке, стала предпосылкой политизации значительной части трудовых мигрантов, ставших свидетелями революционных изменений в России. Автор приходит к выводу, что идеи Октябрьской революции 1917 года нашли активный отклик в сердцах и умах корейских масс. Политическое и этническое угнетение усилило социальные и политические противоречия в колониальной Корее, что привело к общенациональному движению 1 марта 1919 года, которое стало поворотным моментом в истории мирового политического антиколониального движения в Азии.Национально-буржуазная идея «обретения независимости посредством дипломатии» потерпела сокрушительное поражение, но она сохранила в истории дух Движения 1 марта и заложила основу для нового поколения революционеров, сыгравших решающую роль в событиях 1945-1953 годов. .

Раскрыть аннотацию

В статье анализируется антироссийский исторический нарратив, посвященный событиям 1917 года. Актуальность темы определяется широким обсуждением русской революции в связи с ее юбилеем.Авторы решают проблему научной критики антироссийских мифов, ориентированной на оценки и интерпретации двух русских революций 1917 года. В статье показаны идеологическая основа и политический контекст освещения событий 1917 года. Авторы анализируют 5 исторических идеологем, которые распространяются в общественном сознании. Они также показывают когнитивные и политические последствия принятия соответствующей идеологии. Как типичный либеральный миф авторы рассматривают трактовку Октябрьской революции как «украденную свободу», предоставленную Февральской революцией.В статье показано, что через миф о «украденной свободе» вся история России преподносится как воспроизведение «тоталитарного режима». Авторы доказывают некорректность показа большевиков как инициаторов применения тактики массового террора, к которой прибегли все основные противостоящие силы. Рассматривается связь трактовки Революции как проявления «русского восстания» с русофобским мифом о русском варварстве. Авторы критикуют идею большевистского империализма, в основе которой якобы лежит идеология мировой революции.В статье проводится деконструкция мифа о нелегитимности большевистского режима и показаны когнитивные противоречия попыток противодействия концепциям «Октябрьская революция» и «Октябрьский переворот». Авторы обнаруживают, что тезис Учредительного собрания как иллюстрация большевистской нелегитимности не соответствует историческим фактам. Авторы приходят к выводу, что вопросы освещения событий как Революции, так и Великой Отечественной войны связаны с национальной безопасностью России.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируется деятельность русских общественных организаций в Китае в 1917 году после Февральской революции 1917 года. Ранее неизученные архивные источники свидетельствуют о том, что в этот период в Китайской Республике сформировалась большая русская диаспора. Его состав зависел от специфики региона. Информация о событиях в России и прибытии в Китай революционных агитаторов резко активизировала политическую жизнь в русских колониях. Эта тенденция была наиболее ярко выражена в Маньчжурии, где Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) оказала ключевое влияние на жизнь русской диаспоры.Начиная с марта 1917 г. здесь начали формироваться различные общественные организации и объединения — исполкомы, советы рабочих и солдатских депутатов, партийные ячейки РСДРП (б). В течение года в Харбине проводились митинги, демонстрации и митинги в поддержку революции и против русского руководства дорогами; здесь были осторожность и недоверие к событиям в России. Дестабилизация политической ситуации вызвала недовольство китайских властей и международного сообщества, так как нарушила работу КВЖД и привела к вводу китайских войск в Харбин.Хотя в Синьцзяне общественные организации были менее активны в 1917 году, они, тем не менее, вызвали обеспокоенность китайского руководства, поскольку агитация могла легко привести к серьезным этническим конфликтам, особенно многонациональный Восточный Туркестан, еще не оправившийся от восстания 1916 года. Таких организаций не было в Шанхае, Пекине и Тяньцзине. Однако одним из главных последствий этих событий стало ослабление позиций России в Китае, а также на Дальнем Востоке и в Средней Азии в целом.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируется отношение российской художественной интеллигенции к революционным событиям 1917 года.Изучены дневники и воспоминания Бунина, Бердяева, М. Горького, Ф. Степуна, З. Гиппиус, П.А. Сорокин и др. Кроме того, авторы рассматривают динамику отношения интеллигенции к революции от восторга до полного отрицания. Анализируются причины, побудившие творческую интеллигенцию к эмиграции. Особое значение имеют воспоминания представителей творческой интеллигенции Серебряного века. Мемуарная проза соединила личностно-конфессиональный и объективно-познавательный аспекты.Как отмечает Н.Н. Кознова, в этих воспоминаниях отражены разные взгляды на историческое прошлое России, попытки предсказать ее будущее, а также мысли о судьбе страны. Современные исследователи изучают процессы самопознания и самокритики представителей российской интеллигенции, но не изучают динамику их отношения к революции, воспринимая ее как историческую реальность. Основная цель исследования — увидеть, как творческая интеллигенция Серебряного века изменила свое отношение к событиям 1917 года.В ходе исследования выявлено динамическое изменение отношения творческой интеллигенции к событиям 1917 года. Схематично это отношение можно разделить на четыре этапа. Первым этапом было затаенное ожидание перемен, связанных с неспособностью правительства России решить проблемы, связанные с Первой мировой войной, в краткосрочной перспективе. Это ожидание перемен в первую очередь было вызвано кризисом, связанным с военными событиями. Второй этап — увлечение Февральской революцией.Тогда творческая интеллигенция воспринимала революцию как единственный вектор развития и возлагала на нее все надежды. Третий этап — разочарование в связи с захватом власти в октябре 1917 года. Четвертым и последним этапом были ужас и отвращение, которые стали очевидными уже после 1917 года и впоследствии побудили творческую интеллигенцию к эмиграции.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматривается бессарабский вопрос после 1917 года, а также демобилизация российских войск на румынском фронте.Судьба Бессарабии, которую румынские войска оккупировали в январе 1918 года, зависела от соглашений между различными иностранными правительствами. Таким образом, Бессарабия находилась под властью Румынии еще до Версальского мирного договора, а после Первой мировой войны она была включена в состав Румынского королевства. Поскольку фронт рухнул и российские войска были демобилизованы, их командиры пытались сохранить военное имущество своей страны на границе. области Молдовы. Действительно, русские генералы прилагали все усилия для стабилизации ситуации в Юго-Западном регионе в 1917 и 1918 годах.Однако перед лицом их слабости русским не разрешили оставить себе такое имущество, не говоря уже об их бывшей Бессарабской губернии. Автор приходит к выводу, что российская оккупация румынской территории неизбежно должна была закончиться из-за ее военной слабости и гражданской войны.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматриваются проблемы падения боевой грамотности солдат и войск резерва Национальной гвардии в годы Первой мировой войны и их подверженности влиянию революционной агитации.Использованы материалы Государственного архива Хабаровского края (ГАКР) и Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГХА ДВ). Автор анализирует состояние войск Амурского военного округа, в том числе Владивостокской крепости, где дислоцировались настоящие авианосные крепостные войска. Выяснилось, что эти войска служили базой для военной подготовки и обучения резервистов. Используя документы повседневной жизни Амурского военного округа, были выявлены объективные и субъективные причины падения уровня образования и военной подготовки солдат в 1915-1917 годах, которые явились главными факторами успеха революций 1917 года.Автор приходит к выводу, что большое количество неграмотных и безынициативных людей парализует армию, особенно в кризисное время. Не существовало действенного механизма адаптации восточных резервистов, не являющихся носителями русского языка. Все это сделало резервистов и солдат Национальной гвардии очень восприимчивыми к антивоенной и антиправительственной агитации, которая апеллировала к самым важным нуждам людей. Что касается войск на стороне революции 1917 года, следует подчеркнуть, что эти «войска» были не настоящей армией, а неграмотными, плохо вооруженными людьми, мобилизованными для защиты Родины без четкого объяснения того, что эта война имела критическое значение для выживания государства.

Раскрыть аннотацию

В данной статье исследуется возникновение институтов власти и автономии на Кубани в ходе революционных преобразований 1917 г. На Кубани этот процесс отличался от развития аналогичных институтов в других губерниях Российской империи; Эти различия были вызваны особенностями колонизации и социальной структурой населения региона, а также дореволюционным управлением регионом.Как показывают авторы, система управления и самоуправления в регионе охватывала все сословия в соответствии с постфевральскими демократическими процессами. В статье анализируются причины отказа этой системы. Авторы выделяют два периода. В период с марта 1917 г. по июль 1917 г. создание государственных органов и органов самоуправления соответствовало постфевральским демократическим процессам и было направлено на формирование более демократической системы регионального и местного управления.Второй период, начавшийся в июле 1917 г., носил контрреволюционный характер; власти захватили органы казачьего самоуправления. Упразднение земельных комитетов, закрытие областного совета и исполкома, ограничение деятельности левых партий, ликвидация гражданских комитетов и передача всей власти Военному правительству Кубани не оставили юридического места для учета интересов. всех классов. К осени 1917 года сложившаяся на Кубани система управления не была направлена ​​на достижение социального согласия и мира, а послужила основой для острого социального конфликта.

Раскрыть аннотацию

Данная статья основана на большом массиве архивных материалов и рассматривает гендерный аспект в деятельности сельскохозяйственных общин периода раннесоветского общества. Созданные почти исключительно мужчинами (в составе команды), они чаще всего имели около половины или чуть менее трудоспособных членов из числа женщин. Это существенно повлияло на психологический климат в коммуне и ее экономические показатели. Отсутствие специальных работ по данному вопросу актуализирует обращение к проблеме соотношения мужчин и женщин в сельскохозяйственном коллективе исследуемого периода и его значимости для количественных и качественных показателей производства.Интересно также, что в сельскохозяйственной рабочей коммуне проводился социалистический социальный эксперимент по созданию «нового» советского человека, «новой» советской женщины. Традиционно женщина определяла психологическую и эмоциональную готовность семьи к восприятию «нового», что активно использовалось советской властью для усиления своего идеологического влияния на селе. В рамках большевистского проекта «Коммуна» ставились задачи по повышению социального статуса женщин в обществе за счет широкого доступа к образованию, занятиям производственными, государственными и партийными руководящими должностями.Новые возможности, в свою очередь, расширили пространство для самореализации женщин за пределы их обычных ролей в патриархальной структуре. Изучение динамики развития этих процессов в раннесоветский период позволяет выявить естественные границы в реализации концепции «новой советской женщины», установить результаты социального планирования в этой сфере. Исследование показало, что, присоединяясь к коллективу, женщины преследовали в первую очередь прагматические цели. Автор статьи установил, что, несмотря на поддержку государством и партией процесса повышения статуса крестьянки, общество сохранило традиционные представления о своем месте и роли в семье и общественной жизни.В результате вовлечение женщин в управленческие функции происходило медленно, однако увеличивало возможность их самореализации.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируется положение интимей (лиц, имеющих национальность враждебного государства) на примере Казанской губернии в 1917 году. Анализируя права и обязанности заключенных, автор приравнивает их статус к статусу заключенных. административных ссыльных и дает моральную оценку явлению интернирования.Чтобы проиллюстрировать особое положение интернированных в кризисный для России год, автор обращается к более раннему периоду их жизни в Казанской губернии — с 1914 по 1916 год. Вынужденное перемещение из дома повлекло разлуку с семьей, невозможность найти работу. по их специальности ограничение свободы передвижения, запрет общения с местным населением. Революционный 1917 год ознаменовался, с одной стороны, общей либерализацией, затронувшей, в частности, гражданских заключенных.С другой стороны, экономические проблемы в стране вызвали недовольство жителей провинции на иностранцев. Таким образом, из-за нехватки продовольствия и экономических потрясений внутренние проблемы только усугублялись, интернированные не могли выбирать место жительства и надежды на ослабление режима интернирования не оправдались. Новые государственные органы — комитеты общественной безопасности — относились к иностранцам в целом и интернированным в частности осторожно и пытались ограничить их права. Это привело к тому, что преследовались даже граждане нейтральных государств.Это недоверие продолжилось после Октябрьской революции 1917 года. В результате, независимо от того, какая политическая сила находилась у власти, судьба интернированных не стала легче даже после таких сильных социальных потрясений, как Февральская и Октябрьская революции.

Раскрыть аннотацию

Автор предлагает интерпретацию мемуаров Альфреда Нокса «С русской армией. Дневник военного атташе. 1914-1917 », чтобы реконструировать политические процессы русской революции 1917 года так, как они были видны западным свидетелем.В статье рассматривается интерпретация Ноксом предпосылок русской революции, ее эволюции и причин захвата власти большевиками. Автор анализирует то, как Нокс характеризует события, описывает деятелей революции и политическую культуру русского народа. Автор показывает, что главной темой мемуаров Нокса было состояние российской армии, которое он рассматривает в связи с анализом военного потенциала России как союзника и проблемой межсоюзнического сотрудничества.Автор обсуждает объяснение и описание характера русского народа Ноксом, его интерпретацию широко распространенных российских автостереотипов и его «колониальные дискурсы». В статье показано, что, по мнению Нокса, саморефлексия россиян продемонстрировала установление политического культа людей / «простых людей» как источника высшей легитимности. Это было одной из основ концепции легитимности большевиков и их права на власть, провозглашенного от имени «простых людей». Автор утверждает, что оценка Ноксом России как союзника была главной «призмой его восприятия» событий русской революции 1917 года и поведения русских людей в то время.Другими факторами, которые повлияли на объяснения Нокса конкретных революционных процессов и настроения россиян, были ценности британской консервативной политической культуры и традиционные стереотипы о России и русских, разделяемые Ноксом.

Раскрыть аннотацию

В статье исследуется экономическое сотрудничество между представителями Чехословацкой Республики и правительствами Урала во время Гражданской войны в России в целях восстановления производства, снабжения промышленных предприятий и решения социальных проблем.Эти отношения начались летом 1918 года с создания в регионе Технического отдела чешских войск. С января по июль 1919 г. в Екатеринбурге действовала Российско-Чехословацкая торгово-промышленная палата Уральского региона. В основе исследования статьи лежит широкий круг ранее не публиковавшихся фондов в Архиве МИД Чехии (далее — — AMZV ČR). Эти документы особенно важны с учетом небольшого количества соответствующих источников в России.Автор демонстрирует, что это двустороннее сотрудничество решило многие вопросы, в том числе создание руководящих органов. Географически в зону ответственности Палаты на Урале входили Пермская, Вятская, Уфимская, Оренбургская области и Тургайская область. Палата имела свои отделения и почти везде назначала корреспондентов. В то же время он постепенно увеличивал количество участников и расширял свою практическую деятельность, активно помогая восстанавливать промышленность на Урале.Автор приходит к выводу, что Российско-Чехословацкая торгово-промышленная палата заложила фундамент будущего сотрудничества между Чехословакией и освобожденной Россией. Даже последующий отказ чехословаков от военной поддержки правительству адмирала А.В. Колчак не прекращал экономического сотрудничества, которое поддержали и российские промышленники, и чехословацкие представители.

Раскрыть аннотацию

В статье рассматриваются основные проблемы истории русских эмигрантов на основе изучения российских и польских архивов в контексте современной российской и польской историографии.Выявлены и критически осмыслены материалы основных фондов польских архивов. В статье подводятся промежуточные итоги изучения истории русских эмигрантов в Российской Федерации и Республике Польша. Цель статьи — выявить слабые места этого раздела российской историографии, а также дать характеристику основных направлений польской историографии в разделе «Эмигрантология». Сопоставление направлений развития эмигрантской истории первой волны в обеих странах на основе сравнительного анализа основных исследований современной российской и польской историографии позволяет очертить ряд малоизученных вопросов.Перед авторами стояла задача дать выборочную, но наиболее репрезентативную картину сравнительных исследований в этом разделе российской и польской историографии. Внимание авторов было уделено в первую очередь историческим и историко-культурным произведениям, а не исследованиям по правовым вопросам. В результате сравнительного обзора можно сделать ряд выводов. В частности, было отмечено, что российская историография не в состоянии проводить комплексные исследования из-за абсолютной нехватки подготовленных кадров (знания истории Республики Польша, польско-советских отношений и польского языка).В то же время польская историография вышла на качественно новый уровень исследований, о чем свидетельствует создание новой образовательной и научной специальности (эмигрантология), частью которой является академический модуль по истории русских эмигрантов в Польше. .

Развернуть аннотацию

В статье на основе неопубликованных архивных источников рассматривается история и развитие промышленных организаций трудовых иммигрантов из Чехословакии на территории Нижнего Поволжья в 1920–1930-е гг.Деятельность «Сельскохозяйственной коммуны чехословацких эмигрантов» и ремесленной «Ассоциации чехословацких эмигрантов» иллюстрирует, как советское законодательство применялось к трудовой иммиграции, как партийные власти и экономические органы относились к двум иммигрантским единицам и как иностранные рабочие адаптировались к трудовой иммиграции. условия в СССР. Несмотря на многие трудности, которые пришлось преодолеть трудовым иммигрантам, их деятельность на территории Сталинградской области является успешным примером международного сотрудничества трудящихся в СССР.Авторы показывают, что производственные объединения трудовых иммигрантов из Чехословакии внесли значительный вклад в укрепление и развитие хозяйственного комплекса Фроловского района Нижнего Поволжья за отчетный период. Усилиями чехословацких граждан впервые на промышленном уровне было организовано производство обуви и кожевенное производство. Позже на базе артели «Красный вагранщик», созданной выходцами из Чехословакии, возник металлургический завод.Опыт государственного регулирования трудовой иммиграции в СССР может быть успешно использован в современной российской практике международного сотрудничества.

Развернуть аннотацию

В статье рассматривается трансформация восприятия датской женщиной советской жизни через призму ее личного жизненного опыта. Исследование основано на анализе писем Сигрид Ульрикки Альмы Агард, адресованных ее матери и младшей сестре из Советского Союза, воспоминаний ее сыновей и ближайших соратников.Все эти материалы хранились в личном архиве автора и публиковались впервые. Исследование выявляет тесную связь личной жизни женщины с внешнеполитическими событиями, изменениями в советско-датских отношениях, которые напрямую повлияли на ее судьбу и мировоззрение. Особое внимание уделяется постепенному отчуждению женщины от корней, необходимости привыкнуть к новой реальности и усвоить правила игры, продиктованные советской действительностью. Разобравшись в работе советской системы, она постаралась полностью выполнить все ее требования.Из идеалистки она превратилась в покорного исполнителя воли государства. Она знала, что всегда находится под наблюдением, «на крючке» и в любой момент может быть поставлена ​​перед моральным выбором. Сигрид перестала быть датчанкой, она больше не принадлежала тому миру, в котором родилась и выросла. То, что она узнала за тридцать лет жизни за пределами родины, навсегда отдалило ее от соотечественников. В то же время она нашла верных друзей в мордовском лагере ТЕМЛАГ, где находилась с 1937 по 1946 год, среди жен назначенцев, которые, как и она, пережили лишения, аресты и заключения.

Развернуть аннотацию

В боевых условиях краеугольным камнем становится взаимопонимание между командиром и солдатом посредством простого языкового общения. Отсутствие или отсутствие такой связи может привести к чрезмерным потерям и затруднить выполнение боевых задач. Автор впервые обращается к проблеме массового призыва военнослужащих из союзных и автономных республик СССР, которые очень плохо понимали устную русскую речь или не понимали ее вообще.Автор ставит своей целью выяснить, насколько эффективно решение проблемы русского языка в рядах РККА, предпринятое советским руководством в предвоенные годы. что для преодоления этой проблемы были предприняты действия в двух направлениях. С одной стороны, шла подготовка молодежи довоенного возраста за счет введения в 1938 году обязательного обучения русскому языку в национальных школах. Зато шла подготовка новобранцев за счет введения в 1939 году трехмесячных курсов для солдат нерусской национальности.Работа по этим двум направлениям не дала желаемого результата в короткие сроки из-за отсутствия учителей, единых учебных программ, учебников и книг на десятках языков народов СССР. Автор приходит к выводу, что чрезвычайные меры, принятые правительством и военным командованием в предвоенные годы, оказались неэффективными из-за сложности и масштабности проблемы. В свою очередь, нерешенность языкового вопроса снизила боевую готовность РККА к войне.

Раскрыть аннотацию

В статье анализируется деятельность крупнейшего университета Китая в 1920–1940-е годы — Харбинского политехнического института (ХПИ), созданного русскими эмигрантами для обслуживания Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Судьбы CER и HPI были тесно связаны. Создание института было инициировано и поддержано железнодорожной администрацией, которая предоставила здание в Харбине и предложила значительные средства на содержание HPI. В свою очередь, институт готовил кадры для железных дорог и строительства в Маньчжурии.В статье история института рассматривается в контексте истории Маньчжурии и российско-китайских отношений. За свою почти столетнюю историю институт неоднократно менял название. Изменения политической ситуации в Китае также привели к изменениям в структуре управления Институтом, в его образовательной деятельности и его преподавательском составе. Настоящее исследование опирается на обширную историографическую и источниковую базу, включая воспоминания выпускников института, статьи из харбинской прессы и неопубликованные архивные документы.Документы Совета ЦЭИ, отчеты, личные файлы преподавателей проливают свет на такие вопросы, как корпоративная академическая культура Института, его студенческий состав, организация учебного процесса и его источники финансирования, а также прагматический подход СССР к обучению. Институт. Основанный в 1920 году, институт пережил несколько кризисов. Данное тематическое исследование раскрывает роль высшего образования в укреплении российско-китайских отношений и культурного разнообразия Китая. В заключение, HPI внес важный вклад в сохранение национальной идентичности среди русской молодежи в Китае и поддержал их адаптацию.В то же время справедливо сказать, что институт, а значит, и русские эмигранты, внесли значительный вклад в становление системы высшего образования в Китае.

Раскрыть аннотацию

В статье приведены примеры получения новых сведений о мучениках ХХ века — клириках и прихожанах Высокопетровского монастыря в Москве, в том числе его игумен архиепископ Варфоломей (Ремов). Новые данные получены путем исследования недавно обнаруженных документов в частных и зарубежных архивах, более тщательного критического и сравнительного анализа уже известных источников и интервьюирования лиц, лично знавших этих людей, репрессированных и доживших до второй степени. половина ХХ века.Источники, вводимые в научную деятельность, происходят из личного архива историка Сергея Беляева, а также из архивов Генеральной курии Конгрегации Успенских Пресвятой Богородицы в Риме (письма епископа Пье Евгения Невё, апостольского администратора в Москве в г. 1926-1936) и Исторический архив Государственного секретариата. Критическому исследованию подвергнуты следственные материалы в отношении архиепископа Варфоломея (Ремова) и членов общины, которые в следственном деле были названы членами «католической группы контрреволюционной организации при незаконном« Петровском монастыре ». .Автор опровергает сделанные ранее выводы исследователей о существовании католической группы в Высокопетровском монастыре, а также ставит под сомнение гипотезу о приверженности настоятеля монастыря архиепископа Варфоломея (Ремова) католицизму.

Раскрыть аннотацию

Статья посвящена анализу государственной политики в отношении уральских цыган в 1920-30-е гг. Историографический опыт позволяет проводить исследования на микроуровне, включая примеры отдельных регионов с учетом их специфики.В статье рассматривается история уральских цыган. Несмотря на большое количество работ, посвященных истории русских цыган, авторы уверены, что дифференцированный подход к исследованию является наиболее целесообразным с учетом особенностей определенных этносов, каждая из которых имеет свою историческую специфику. Имеющиеся опубликованные источники и документы, которые впервые вводятся в научный оборот, позволяют проводить подобные исследования внутри одного региона на примере двух этнических групп цыган — русских цыган и калдерашских цыган.У авторов есть гипотеза, что количество уральских цыган могло быть намного больше, потому что в официальных документах они назывались русскими или гражданами определенных европейских стран (румыны, болгары, австрийцы, сербы и др.). В статье анализируется эффективность политики уральских властей по организации цыганских колхозов, промышленных артелей, а также культурной политики в отношении цыган. Несмотря на несколько успешных примеров в стране, в целом уральские попытки организации цыганских колхозов не увенчались успехом, хотя были все необходимые условия и региональные власти прилагали немало усилий для содержания тех хозяйств, которые были организованы.Источники дают информацию о деятельности цыганских промышленных артелей, которые, в отличие от колхозов, функционировали хорошо.

Развернуть аннотация

В ХХ веке было несколько эмиграционных потоков ингушей в Европу. Первая массовая эмиграция произошла в послереволюционный период. После 1917 года центрами общественной, политической и культурной деятельности ингушской диаспоры были Париж, Берлин, Прага и Варшава. В тот период большинство ингушских эмигрантов принадлежало к военной, политической и научно-культурной элите, что объясняет высокий уровень социальных и культурных ценностей, созданных ими в зарубежных странах.Это общественно-политическая жизнь и духовное наследие ингушских эмигрантов, находящихся за границей по тем или иным причинам в разные исторические периоды, что является очень интересным предметом для исследования. В статье анализируется процесс становления институциональной основы ингушского постреволюционного сообщества в Европе. Показана роль общественных деятелей, в частности С. Мальсагова и братьев Джабагиевых, внесших значительный вклад в развитие духовной культуры и науки ингушей.Автор отмечает, что наиболее заметной в общественно-политической жизни северокавказского послереволюционного сообщества в Европе была деятельность организаций и движений, симпатизировавших идеям независимости Кавказа. В результате исследования автор приходит к выводу, что общественно-политические объединения северокавказских эмигрантов в Западной Европе сыграли значительную роль в социокультурной адаптации национальных сообществ народов Северного Кавказа за рубежом.Хотя процесс социальной и культурной интеграции был достаточно сложным и длительным, ингушская диаспора сохранила свою национальную идентичность. Статья основана на мемуарах, эмигрантской периодике и электронных изданиях, посвященных проблемам политико-правовой и социокультурной адаптации ингушских переселенцев в Европе. Для анализа истории ингушских эмигрантов представлены также неопубликованные документы, хранящиеся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ).

Раскрыть аннотацию

Резюме: В контексте истории миграционных процессов среди кочевых народов в данной статье исследуется трансграничное кочевничество между СССР и соседними странами в 1920-е годы, а также советская политика в отношении этих процессов. Автор рассматривает приграничные районы востока и юга СССР и таких соседних государств, как Китай, Монголия, Тува, Афганистан, Персия. Статья написана на основе обширной источниковой базы, которая включает как опубликованные, так и неопубликованные документы, указанные автором в Российском государственном военном архиве (РГВА), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) и Агинском отделении Российской Федерации. Государственный архив Забайкальского края (АФГАЗК).В статье показана важная стратегическая роль приграничных кочевых регионов, в частности Бурятии, Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана. После революционных событий 1917 года в России миграции с этих территорий были мотивированы не только экономическими, но и политическими причинами, когда кочевники выходили из-под государственного контроля и впоследствии участвовали в антисоветских восстаниях и в движении басмачей. Автор утверждает, что советское руководство стремилось сохранить статус-кво на своих окраинах.К 1930-м годам СССР установил полный контроль над миграционными процессами, сведя к минимуму или полностью исключив трансграничное кочевничество. Это было сформулировано как вопрос защиты государственных границ от капиталистической среды, но также и предотвращения проникновения враждебной идеологии из-за границы.

Раскрыть аннотацию

Авторы рассматривают вопрос о том, в какой степени большевистские власти позволили освещать жизнь и деятельность русских эмигрантов во Франции в условиях идеологического противостояния и цензуры.Настоящее исследование основано на материалах советских литературных и общественно-политических журналов первой половины 20-х годов ХХ века «Книга и революция» и «Красная новость». Эти журналы публиковали хронику событий, литературные обзоры, информацию в специальных разделах («На Западе», «Отношения с Россией», «Русская литература и искусство за рубежом» и, в частности, в разделе «Франция»), что давало достаточно полная картина культурных событий во Франции и деятельности русских эмигрантов в стране.Характерно воспроизведение крупных фрагментов произведений эмигрантских авторов, знакомивших читателей с развитием эмигрантской мысли того времени. В статье делается вывод о том, что применительно к первой половине 1920-х годов можно говорить о своеобразном диалоге между русской интеллигенцией Франции и Советской России. Это общение не всегда было политизированным и часто оставалось в сфере литературы и теории искусства. В те годы культурная жизнь Франции в целом была предметом постоянного внимания.Утверждается, что большинство публикаций по французской литературе и искусству были свободны от идеологии, тем самым продолжая традицию дореволюционных культурных отношений между двумя странами.

Раскрыть аннотацию

В статье на основе архивных материалов и научной литературы рассматривается история агротехнического образования в СССР в период глобальных социально-экономических и политических преобразований 1920-1930-х гг. В статье показана важность коренной перестройки всей системы профессионального образования в соответствии с первыми пятилетками.Представлены основные нормативные документы, регулирующие организацию и дальнейшее развитие сельскохозяйственных инженерных вузов. Отмечается, что при создании учебных заведений учитывалась специфика почвенно-климатических зон, чтобы вузы агротехники выпускали специалистов, знакомых с особенностями почвы, климата, ландшафта соответствующей зоны и умеющих работать с техникой. разработан для конкретного региона. В период с 1930 по 1941 год было создано девять агроинженерных университетов, каждый из которых проектировался с учетом региональной специфики.В статье освещены ключевые особенности формирования агроинженерного образования, заключающегося в использовании местных ресурсов (прежде всего человеческих и материальных) и технической базы промышленных предприятий и передовых совхозов совхозов. Авторы приходят к выводу, что создание специализированных высших учебных заведений для подготовки инженеров для сельскохозяйственного производства стало насущной необходимостью в связи с развертыванием коллективизации сельского хозяйства и индустриализации производства; он заложил мощный фундамент для дальнейшего развития инженерного образования сельского хозяйства, науки и производства сельскохозяйственных машин в нашей стране.

Развернуть аннотация

Как жители Кубани восприняли аграрные преобразования, осуществленные советской властью в послереволюционный период? Архивные источники, изученные в данной статье, раскрывают отношение жителей села к земельной и налоговой политике Советского государства, их настроения по поводу советской модернизации, а также отношения между казаками и нерезидентами во время кампании по землеустройству. Если история кубанских деревень 20-х годов прошлого века привлекала внимание многих исследователей и краеведов, то настроениям и отношению населения к аграрным реформам, проводимым советскими властями, до сих пор уделялось мало внимания.Меры советского государства способствовали не только искоренению традиционной казачьей культуры, но и радикально изменили социально-экономический и культурный профиль кубанских деревень, что привело к утрате казачьей идентичности. В статье анализируется роль советской власти в установлении социалистического строя. В 20-е годы их целью было распространение просоветских настроений среди кубанских зерноводов. Для этого партийные и государственные органы использовали различные средства и методы.Поэтому изучение настроений и отношения к действиям советской власти стало важным каналом получения информации. Советские органы попытались изучить отношение фермеров и приняли эти данные во внимание при корректировке своей политики. Документы, полученные в ходе этого процесса, стали центральным источником настоящей статьи. В 20-х годах прошлого века власти запустили масштабный идеологический проект, призванный заставить население Кубани принять советское мировоззрение и принять архетипичный советский менталитет.В частности, бедные и негородское население стали столпами социальной поддержки нового режима. Механизмы, которые Советы применили для изучения настроений кубанских зерноводов, вместе с другими инструментами контроля и принуждения, позволили властям провести довольно успешную кампанию советизации в регионе и привлечь на свою сторону новых прозелитов.

Развернуть аннотацию

На примере дискуссий о застройке Коми-Пермяцкого округа автор анализирует особенности строительства национального государства в РСФСР в 1920-е гг.В статье рассматривается один из поворотных моментов в процессе образования Коми-Пермяцкого уезда, а именно ситуация 1921 года, когда изначально непопулярная идея отделения Пермяцкого края от Пермской губернии неожиданно стала популярной среди местного населения в ходе всего несколько месяцев. Неопубликованные ранее архивные материалы позволяют оценить ход дискуссии о будущем Пермяцкого края в 1921 году. Особую ценность представляют стенограммы январского 1925 года закрытого заседания специальной комиссии по пермяцкому вопросу; эта комиссия была создана по распоряжению секретариата ЦК КПРФ (б).Комиссия решила создать Пермякский край и проанализировала развитие этой территории в 1921 году. Ситуация отразила противостояние между «национальным» и «экономическим» блоками внутри большевистского руководства в процессе территориального размежевания. Кроме того, документы демонстрируют, что методы местных властей в разрешении пограничных споров были циничными и бескомпромиссными. Власти Коми автономного округа агитировали население Пермяцкой области выйти из состава Пермской области, не согласовывая свои действия с местными властями.В свою очередь, власти Пермской области развернули масштабную репрессивную кампанию против активистов национально-культурного пермяцкого движения. Политически мотивированный обман, взяточничество и преследования стали неотъемлемой частью дискуссии о самоопределении пермяцкого населения. Заручившись поддержкой «центра», противоборствующие стороны не уделяли особого внимания рекомендациям Москвы и действовали исключительно в своих интересах. Процесс строительства Коми-Пермяцкого округа во многом демонстрирует суть ранней советской национальной политики как системы сдержек и противовесов, нацеленной на завоевание лояльности различных национальностей под эгидой советской государственности.

Развернуть аннотацию

Данные предоставлены только для информационных целей. Несмотря на тщательный сбор, точность не может быть гарантирована.

Как СМИ стали одним из самых мощных орудий Владимира Путина

Владимир Путин любит новости.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не использовал это выражение, когда мы разговаривали по телефону, но это то, что он мне описал: человек в центре постоянно работающей машины, обрабатывающей огромное количество новостей и данных на его команда.

«Иногда мы задаемся вопросом, каков предел человеческому существу для усвоения такого огромного количества информации, — сказал мне Песков, — но, что ж, это действительно очень, очень, очень тяжелая работа».

Песков, свободно владеющий английским языком, описал операцию. «В первую очередь отдел информации и печати администрации президента готовит дайджесты в печатных СМИ, на интернет-ресурсах, в отечественных СМИ — федеральных и региональных.

«У нас есть специальные люди, которые круглосуточно готовят теледайджесты.Днем мы для него записываем теленовости на [российских] федеральных каналах. Очевидно, ему очень трудно смотреть новости, поэтому мы составляем дайджесты, скажем, zip-версии теленовостей, разделенные на выпуски ».

Путин просматривает эти сводки в своей машине, самолете и вертолете, сказал Песков.

«Это очень удобно, когда он едет домой, скажем, из [] Кремля, когда он не ночует здесь… он может использовать эти 20 минут, чтобы действительно понять, что происходило в течение дня с точки зрения информации.Он смотрит новостные телеканалы на английском и немецком языках — на этом языке он свободно говорит благодаря своей работе в Дрездене в качестве агента КГБ в конце 1980-х годов — и получает газеты на английском и немецком языках.

«Честно говоря, я бы не сказал, что [Путин] свободно пользуется [] Интернетом, — добавил Песков, — но он достаточно бегло, чтобы пользоваться некоторыми ресурсами, плюс, безусловно, он сравнивает то, что видит. и слышит из прессы… с новостями, которые он получает — когда дело доходит до иностранных дел — от его министерства иностранных дел, от его специальных служб, от разведки, от различных министерств и так далее.

Как бывший офицер КГБ и глава преемника КГБ, ФСБ, Путин понимает ценность информации. Его концепция СМИ, однако, далека от Первой поправки. Для него это простое транзакционное уравнение: тот, кто владеет СМИ, контролирует то, что в них говорится.

«Во главе государственных информационных ресурсов должны стоять патриотически настроенные люди, — заявил Путин журналистам на своей ежегодной пресс-конференции в 2013 году, — люди, отстаивающие интересы Российской Федерации.Это государственные ресурсы. Так оно и будет ».

С первых дней своего президентства Путин быстро занял доминирующее положение в СМИ в России, поставив под влияние Кремля не только государственные СМИ, но и частные вещательные СМИ.

«Ограничения на СМИ существуют в течение 15 лет, пока Владимир Владимирович находится у власти», — сказал мне Алексей Венедиктов, главный редактор единственной оставшейся независимой радиостанции «Эхо Москвы» в России во время декабрьского визита в Россию. столица.Он добавил, что война на Украине укрепила взгляд Путина на СМИ: «Это не институт гражданского общества, это пропаганда. [Российские вещатели] Первый канал, Второй канал, НТВ, Russia Today в международном масштабе — все это инструменты для достижения цели внутри страны и за рубежом ».

Путинская концепция СМИ далека от Первой поправки. Для него это простое транзакционное уравнение: тот, кто владеет СМИ, контролирует то, что в них говорится.

В начале своего президентства, сказал Венедиктов, Путин рассказал ему, как, по его мнению, работает пресса: «Вот хозяин, у них своя политика, и для них это инструмент.Правительство также является собственником, и СМИ, принадлежащие правительству, должны выполнять наши указания. А СМИ, принадлежащие частным предпринимателям, следуют их приказам. Посмотрите на [Руперта] Мердока. Что бы он ни сказал, будет ».

Путин преследует двойную медиа-стратегию. Дома его правительство ограничивает внутренние коммуникации — в первую очередь телевидение, которое смотрит не менее 90 процентов населения, но также газеты, радиостанции и, во все большей степени, Интернет. Государственные новостные агентства наводнены сообщениями Кремля, а независимые СМИ подталкиваются — тонко, но решительно — на грань ничтожности и исчезновения.В то же время Путин позиционирует себя как изменник за границей, используя гиперсовременное, рефлексивно противоположное RT — международное информационное агентство, ранее известное как Russia Today, — чтобы разрушить монополию Запада на «правду». Кремль, похоже, делает ставку на то, что информация — главное оружие 21-го века и что он может использовать это оружие более эффективно, чем его соперники.

Сотрудники телекомпании «Дождь» редактируют кадры политического журналиста Михаила Фишмана из временного офиса в многоквартирном доме.(Джилл Догерти)

Когда западные новостные агентства сообщают о «захвате» прессы российским правительством, это обычно вызывает образы Путина, марионеточного хозяина за стенами Кремля, который приказывает вооруженным людям выламывать двери и уводить журналистов. Но в России есть другие способы контролировать СМИ — менее драматичные, менее очевидные, но столь же эффективные.

Вы, конечно, можете взять банду людей, дать им оружие и отправить их захватить радиовещательный центр. Именно это произошло в октябре 1993 года, когда российские законодатели восстали против предшественника Путина Бориса Ельцина.Они потерпели неудачу, но 69 человек погибли в результате нападения на правительственный телецентр «Останкино». В 2000 году, вскоре после инаугурации Путина в качестве президента России, силы государственной безопасности прибыли в офис материнской компании НТВ, независимого канала, получившего высокие рейтинги за свои журналистские расследования, и начали изъятие документов. Власти списали рейд на деловой спор, заявив, что владелец НТВ, медиамагнат Владимир Гусинский, задолжал своим кредиторам 300 миллионов долларов и не будет их возвращать.Менее чем через год канал перешел под контроль государства «Газпром-медиа». Хотя НТВ по-прежнему остается одним из крупнейших телеканалов России, он был политически стерилизован и теперь тесно связан с точкой зрения Кремля.

Но есть еще бескровный современный подход: давить и ждать. Принять законы, ограничивающие пространство, доступное для независимых СМИ. Расставляйте правовые ловушки, ссылаясь на антитеррористическое законодательство. Пошлите налоговую полицию для проведения бесконечных проверок непокорных вещателей или их деловых партнеров, отрицая, что политические взгляды имеют какое-либо отношение к расследованию.Не убивайте их, просто калечите. Постарайтесь сделать их ненужными.

Такова судьба телеканала «Дождь», названного в честь популярной радиостанции «Серебряный дождь». «Дождь» — единственный оставшийся в России телеканал, который представляет негосударственный взгляд на политику и общественную жизнь. Основанное в 2010 году, оно освещало политически чувствительные вопросы, такие как коррупция, уличные протесты в Москве 2011–2012 годов и война на Украине. Но в январе 2014 года у телеканала возникли проблемы, когда он опросил зрителей, должен ли Советский Союз позволить нацистам захватить Ленинград, чтобы спасти жизни сотен тысяч россиян, погибших во время блокады.

Для многих россиян, включая Путина, чьи семьи голодали и умирали в Ленинграде, даже задать вопрос было кощунством. По крайней мере, это было оправданием, которое представили российские СМИ, когда несколько провайдеров кабельного телевидения отключили «Дождь» от эфира, а государственный оператор связи временно приостановил все его передачи. Сейчас канал смотрят в основном в Интернете, хотя он по-прежнему доступен в рамках нескольких пакетов кабельного телевидения.

В декабре арендодатель канала расторг договор аренды.В том месяце я был в Москве, и один из ведущих «Дождя» пригласил меня дать интервью об Украине в прямом эфире. Когда я спросил, где находится студия, он дал мне адрес, который я знал, почти десять лет живя в российской столице, в жилом районе. «Да, это многоквартирный дом», — сказали мне сотрудники. «Просто подойди к нам на этаж».

Когда выпал небольшой снег, я пошел в район, нашел здание, поднялся на лифте и оказался в клубке из велосипедов, детских колясок и прочего домашнего оборудования.Да, это была частная квартира, и да, теперь это была еще и студия. Внутри справа за компьютером сидела молодая женщина. Слева, в гостиной, находилась студия с камерой, освещением и стойкой телевизионных новостей, где ведущий и его гость обсуждали экономику. Я сделал несколько снимков, но сотрудники попросили меня не раскрывать местонахождение квартиры.

Спросили, хочу ли я макияж. «В коридоре, в ванной», — сказали они мне. Вот где я нашла профессионального визажиста, ее пудра и помада лежали возле раковины.«Мои друзья спрашивают меня, где я работаю, и я говорю им:« В ванной! »- засмеялась она.

Ведущий, политический журналист Михаил Фишман воспринял все спокойно. «Прямо как в советские времена», — пошутил он. Он сказал мне, что «Дождь» ведет трансляцию из частной квартиры, потому что Кремль дал понять, что никто не должен сдавать в аренду место каналу. Это был второй раз, когда персонал был вынужден переехать.

Фишман был убежден, что все страдания Дождя были организованы Кремлем.«Были некоторые причины, формальные причины, связанные с экономикой, — сказал он, — но ни у кого нет никаких сомнений в том, что это решение было принято сверху».

«Сам президент Путин приказывает?» Я спросил его.

«Может быть, — сказал он, — но я не думаю, что это действительно важно. В медиа-бизнесе нет значимых событий, которые могли бы произойти без прямой санкции президента Владимира Путина. … Итак, в этом смысле, как опытный журналист, я не сомневаюсь, что, прежде чем отключить «Дождь» от кабельной сети, [власти] получили разрешение Путина.Другие менее важные вещи могут произойти сами по себе ». Ведущий сказал мне, что

«Дождь» ведет трансляцию из частной квартиры, потому что Кремль дал понять, что никто не должен сдавать в аренду площадь каналу.

Путин указывает направление, и его бюрократы, стремящиеся угодить Кремлю, настаивают на закрытии того, что осталось от свободных СМИ, сказал Фишман. «В этом смысле мы все находимся в опасности. Думаю, в ближайшие год-два журналистам в России будет очень тяжело, очень тяжело.

Если бы Кремль хотел ликвидировать «Дождь», как позже сказала мне основательница канала Наталья Синдеева, «они бы нас закрыли. Мы были бы одними из первых, кто это случилось бы.

«У нас не было задачи выключить нас, нет». Синдеева добавила: «Но сделать нас, скажем так, слабыми — это была задача. Они нас прижали ».

Полиция не стучит в дверь? Нет вооруженных людей? «Нет, конечно, это не так», — заметила она. «По крайней мере, пока нет, и я надеюсь, что этого никогда не произойдет.

Как и Фишман, Синдеева сказала мне, что Путин устанавливает курс в Кремле, но не издает прямых приказов, чтобы задушить прессу. «Это определенно не от президента, — сказала Синдеева. «Допустим, он не совсем хороший парень, но он не знает всех этих деталей. Однако это исходит от администрации президента. Но это не его приказ. Это общий контекст ». В этом контексте, как она отметила, могут быть и мстительные бизнесмены, возмущенные особым освещением — это банальное осложнение, с которым приходится бороться новостным агентствам по всему миру.

Каким-то образом «Дождь» выжил, собирая средства на выплату заработной платы и расходов и взимая со своих интернет-зрителей примерно 10 долларов в месяц. В дополнение к путанице политических сигналов, исходящих из Кремля, главный редактор канала Михаил Зыгарь был одним из пяти тележурналистов, приглашенных в декабре для интервью с премьер-министром России Дмитрием Медведевым. К середине февраля «Дождь» обрел новый дом на московской фабрике дизайна «Флакон» — модное место для СМИ, дизайна и мероприятий, которые были бы неуместны в Нью-Йорке или Лондоне.

Но давление сказалось. «До того, как нас закрыли, у нас было примерно 12 миллионов зрителей в месяц, что для небольшого канала — неплохо», — сказала мне Синдеева. Сегодняшняя аудитория составляет около 5-6 миллионов человек.

Синдеева не считает свой канал «оппозиционным». «Мы лишь одни из немногих, кто пытается выполнять свою журналистскую работу, чтобы информировать людей и рассказывать им о том, что происходит», — сказала она. «У нас никогда не было никакой позиции в правительстве. Просто мы делаем то, что не делают другие.У нас в эфире люди со всех точек зрения — бюрократы, даже прикрытые кремлевские пропагандисты и оппозиция ».

Другими словами: в России все сложно. В своей статье для Global Voices главный редактор «Дождя» Илья Клишин заметил, что, когда он посещает Соединенные Штаты, люди «ждут ужасных историй о ежедневных кошмарах, которые я терплю под давлением тоталитарного режима». Но, как он описал это, «многие аспекты жизни в России странно трудно объяснить тому, кто никогда не сталкивался с жизнью здесь.Например, Клишин писал: «Нельзя сказать, что в России нет независимых СМИ; В конце концов, я работаю на независимом телеканале. Но дьявол кроется в деталях, и в этом случае мы безнадежно уступаем в вооружении «.

«То, что произошло в России, было бы похоже на то, что Fox News захватила эфир в США, загрузила MSNBC с кабельного телевидения и ограничила либералов вещанием в Интернете из небольшой частной квартиры в Бруклине», — сказал Клишин.

Алексею Венедиктову (справа) удалось опровергнуть прогнозы и сохранить в эфире свою независимую радиостанцию ​​«Эхо Москвы».(Джил Догерти)

«Эхо Москвы» до сих пор вещает из своих студий, построенных в 1960-х годах в многоэтажных зданиях в советском стиле, которые выходят на улицу Новый Арбат, главную магистраль в Москве. Когда в декабре я зашел в гости к Алексею Венедиктову, моему другу более двух десятилетий, в офисе кипела подготовка к дневным представлениям, а Венедиктов добродушно отдавал приказы своим молодым сотрудникам. Его дикая грива вьющихся волос и борода поседели; через несколько дней ему исполнится 59. Это кот, у которого более девяти жизней — журналист, которому удалось вести объективные и критические репортажи, не будучи закрытыми ни Кремлем, ни бизнесменами.

Все выглядело обнадеживающе похожим на то, что я запомнил из посещения станции в качестве руководителя московского бюро CNN в конце 1990-х — начале 2000-х годов: тот же длинный коридор с потрепанным ковром, уставленный фотографиями ньюсмейкеров, с которыми он брал интервью. Хиллари Клинтон покойному российскому активисту Борису Немцову. Но Венедиктов только что пережил очередную королевскую битву за выживание.

Один из его репортеров написал в Твиттере грубое замечание о смерти старшего сына главы администрации Путина.В результате преследования Венедиктова главный акционер телеканала, «Газпром-медиа», уволил репортера и заблокировал офисы «Эхо». Несколько журналистов, с которыми я разговаривал, предсказали, наконец, конец радиостанции. Но репортер извинился, и «Эхо» все еще в эфире. История, стоящая за этой историей, далеко не ясна. Один из бывших руководителей российских СМИ по секрету сказал мне, что Венедиктов был всего лишь пешкой в ​​более крупной битве между двумя медийными кланами, враждующими из-за денег и влияния.

Но для Венедиктова в то холодное московское утро победа, пусть даже мимолетная, была сладкой.

«Ты еще жив», — в шутку сказал я ему.

«Полуживой!» он посмеялся. Как и Синдеева из телеканала «Дождь», Венедиктов знает, что живет под дамокловым мечом. Он использовал почти те же слова, чтобы объяснить, что от Путина не было прямого приказа закрыть его станцию. «Если бы это было, мы были бы уничтожены. Но не было ни команды, ни команды ».

«Я всегда говорил, что если кто-то мной не удовлетворен — до свидания!» он вздохнул. «Мне почти 60 лет. Все в порядке.Я знаю, как поступать правильно. Буду поступать правильно, а то девочка меня не полюбит! Она будет презирать меня, и мой сын будет презирать меня. Он скажет: «Поп, ты трус!» »

Некоторые сторонники Венедиктова считают, что он уступил Кремлю в случае с заблудшим репортером. «Я защищал нашу редакционную политику», — возразил он. «Каждый репортер, который был в эфире до кризиса, остается на месте, несмотря на то, что они просили меня не пускать того или другого человека в эфир.

«Они», конечно, Кремль. Но действительно ли официальные лица в Кремле звонили ему напрямую и говорили это?

«Нет, Кремль, к счастью, не вызывал меня, но мои друзья в Кремле выразили свое недовольство. Даже не звонят, просто наливают на меня — не в Кремле, а в том или ином кафе. Встречаются со мной и говорят: «Зачем вам Пархоменко в эфире? Почему Альбац? Почему Латынина? », — сказал он мне, имея в виду журналистов, которых считают либералами и которые критикуют Кремль.«И я всегда говорю« рейтинги и реклама »».

Кризис, сказал Венедиктов, на самом деле увеличил количество посещений веб-сайта Echo. Но что касается радио, то радиостанция потеряла 15 процентов своих слушателей, которые не согласны с редакционной политикой Венедиктова в отношении Украины, включая критику правительства России. «У нас был миллион, а сейчас в Москве 850 тысяч ежедневно», — сказал он.

«Те слушатели [которые потеряли Эхо] не хотели слышать эту сторону истории. … Раньше они были готовы слушать обе стороны, но теперь сектантство — с обеих сторон — значительно обострилось.Это мысленная война ».

Если внутри России бушует «ментальная война», на международном уровне Москва ведет информационную войну, предпочитая СМИ. По мнению Путина, Запад начал именно этот конфликт, и миссия Москвы, как он сказал журналистам RT, глобального вещательного подразделения России, состоит в том, чтобы сломать «англосаксонскую монополию на глобальные информационные потоки».

Во время недавнего интервью Национальной государственной телерадиокомпании (ВГТРК) репортер спросил президента, почему мир «не видит правды» — имея в виду правду России — о войне на Украине.

«Во-первых, мир сложен и разнообразен», — ответил Путин. «Некоторые люди это видят, а другие не хотят видеть и не замечают. [] Монополия наших оппонентов на мировые СМИ позволяет им вести себя так же, как и они ».

Россия находится в состоянии «информационного противостояния, идеологического противостояния», — объяснил мне Песков, пресс-секретарь Путина. «Иногда информация начинает доминировать над реальностью и изменять ее, как разбитое зеркало. Вот почему, чем больше вы обеспечиваете свое присутствие в информационных потоках по всему миру, тем больше вам удастся донести свою точку зрения.… У вас должна быть очень сложная и очень развитая система передачи ваших идей и вашей точки зрения международному сообществу ».

«Покажите мне хоть одну статью, которая положительно отзывается о России, хоть одну статью обо всем, что пишут в основных СМИ. Вы можете что-нибудь вспомнить? »

RT — самое важное оружие Кремля в этой коммуникационной войне. Его главным редактором является 34-летняя Маргарита Симоньян, которую назначили на эту должность, когда ей было всего 25 лет. Я знал ее тогда, когда работал на CNN в Москве, и с тех пор поддерживаем связь.В декабре я навестил ее в ее офисе недалеко от МИД России.

RT был создан в 2005 году как «Россия сегодня» с миссией объяснить страну остальному миру, но Симонян сказала мне, что вскоре отказалась от этих усилий. «Был там, сделал это!» она сказала. «Мы с этим покончили. Мы не думаем, что это работает ». Канал теперь вещает на английском, арабском и испанском языках, а его веб-сайт также доступен на русском, французском и немецком языках. Симонян с гордостью сообщил, что канал на YouTube только что набрал 2 миллиарда просмотров.

Она ощетинилась, когда я заметил, что RT, похоже, зациклился на слабостях американской демократии. Я упомянул, что сеть покрывает гидроразрыв, процесс добычи нефти и газа, который помог Соединенным Штатам стать ведущим производителем нефти в мире. Россия, еще один крупный производитель нефти, рассматривает это развитие как угрозу, и RT постоянно публикует статьи об опасности гидроразрыва для здоровья. Он снимает видео-репортажи из небольших американских городов, где используется этот метод, опрашивает пострадавших жителей и повторяет U.Неспособность правительства С. защитить их.

«Мы не сосредоточены на США», — настаивал Симонян. «Мы более или менее сосредоточены на противодействии господствующим СМИ. … Мы чувствуем, что на протяжении десятилетий, десятилетий и десятилетий мир был информирован очень предвзято, очень узко и недальновидно ».

Кроме того, она спросила меня: «Когда в последний раз вы видели что-то некритическое о России в основных СМИ? Покажите мне! Я в жизни ничего не видел! Покажите мне хоть одну статью, которая положительно относится к России, хоть одну статью обо всем, что пишут в основных СМИ.Вы можете что-нибудь вспомнить? »

Я признал, что после начала войны на Украине и обвинений в причастности России к конфликту в западной прессе было трудно найти положительные истории о России. Но я сказал ей — за исключением крупных газет, таких как The New York Times и Washington Post , — о России было не так много репортажей. Существенное освещение получили только самые сенсационные (и, как правило, негативные) истории.

Сидя за своим компьютером, она сказала мне, что в эти дни у нее проблемы со сном, она думает о бойне на Украине, и винит во всем Соединенные Штаты.«Нам кажется, что мы на войне», — сердито сказала она. «Что мы должны думать? Это в точности мнение многих россиян, что конфликт на Украине является результатом американского вмешательства ».

Но это началось не с Украины, продолжила она; Россия чувствовала себя под угрозой в течение 15 лет, с тех пор, как НАТО бомбили Белград. «Я имею в виду, что до этого мы были полностью влюблены в Соединенные Штаты. Полностью, — сказала она. — Вы обернули Россию вокруг вашего маленького мизинца! Затем по какой-то уродливой причине вы бомбили нашего младшего брата».С тех пор мы более или менее ненавидим вас, я имею в виду, как страну.

«Если вы поговорите с кем-нибудь в России, — пояснила она, — все они скажут вам, что Америка находится там, чтобы заполучить нас, расширить НАТО до всех наших границ, чтобы Украина вступила в НАТО, а Грузия — в НАТО. Повсюду иметь свои базы, чтобы сделать нас слабыми и сделать нас — в основном, чтобы разрушить ядерный паритет ».

Вскоре наш разговор перешел на американскую «исключительность», которую Соединенные Штаты, по словам Симоняна, используют для оправдания бомбардировок других стран.«Почему ты думаешь, что ты самый мудрый, самый справедливый, самый, лучший?» она спросила меня. «Когда Обама серьезно говорит:« Мы исключительная нация », люди здесь, в России, действительно злятся, и многие чувствуют угрозу. Потому что последним, от кого мы слышали такие слова, был Гитлер ».

Главный редактор РИА Новости Светлана Миронюк и президент России Дмитрий Медведев вместе смотрят на iPad во время визита в информационное агентство в июне 2011 года. (Дмитрий Астахов / РИА Новости / Кремль / Рейтер)

Чуть больше года назад Светлана Миронюк был одной из самых влиятельных фигур в российских СМИ.Она была главным редактором РИА Новости, новостного агентства советских времен, которое она превратила в сложного, современного и влиятельного цифрового гиганта — сети, охватывающей более 45 стран и предоставляющей репортажи на 14 разных языках. Она наняла ряд популярных и влиятельных журналистов из либеральных СМИ, а на ее веб-сайте в прямом эфире публиковались репортажи с антипутинских протестов в Москве зимой 2012 года. Тем не менее Миронюк смог сохранить хорошие отношения с Кремлем. В сентябре 2013 года, например, РИА Новости организовало ежегодную громкую Валдайскую конференцию Путина, на которой Миронюк представлял президента России.

Но к декабрю 2013 года Миронюк внезапно отключился. РИА Новости было закрыто Кремлем, а затем реорганизовано в состав нового агентства, которое возглавил дружественный Кремлю телеканал, известный своим высоким напряжением в эфире и частыми выступлениями в адрес Запада. Миронюк в конце концов покинул Россию.

В ноябре прошлого года я встретился с ней в кафе в Нью-Йорке. Потягивая латте, она объяснила, что случилось. По ее словам, в первые дни своего президентства Путин знал о негативном имидже России во всем мире и намеревался его изменить.Кремль начал запрашивать предложения о том, как это сделать.

Она и ее муж, Сергей Зверев, бывший заместитель главы администрации Ельцина, создали компанию по связям с общественностью, и у них возникла идея. «В нынешнем мире, — сказала она, — нет смысла заниматься пропагандой или лгать, потому что все абсолютно видно».

Положительные изменения, такие как экономические реформы, происходили в России, и Миронюк и Зверев считали, что Кремль должен распространять информацию, обращаясь к международным лоббистским фирмам, PR-компаниям и экспертам.«Если вы попытаетесь общаться с ними на реалистичной основе, — пояснила она, — через три-пять лет они передумают, потому что изменения в стране будут заметны не только для людей внутри страны, но и для жителей Запада. ”

Но к 2006 году она увидела, что Путин теряет интерес к медленным, неуклонным шагам, направленным на улучшение имиджа России. Когда Russia Today, теперь RT, вышла в эфир, Миронюк признала, что новая сеть будет ведущим агентством международной пропаганды России, и решила переориентировать свои усилия на улучшение РИА Новости, где она играла различные руководящие роли с 2003 года.

Если кто понимает, как работает российская пресса, то это Миронюк. И когда мы говорили, она была непреклонна в том, что представление на Западе о том, что люди, управляющие российскими СМИ, являются идеологами советского стиля, неверно. По ее словам, у них нет идеологии.

«Это контроль, контроль, контроль. Единственная стратегия, которая у них есть, — «все, что нужно». Никакой идеологии. Никакой стратегии. Ни нового подхода, ни понимания. Нет нет нет! Они борются за влияние на Путина, за то, чтобы быть к нему ближе.

«Принятие важных решений в России — это большие деньги», — добавила она. «Когда у вас есть монополия на СМИ, рекламу, на все, тогда у вас есть вся власть… и это ежедневная борьба за выживание, потому что, если вы не будете бороться, кто-то съест вас».

В Советском Союзе, пояснила она, по крайней мере были правила. Теперь в России «нет никаких правил. Никогда не знаешь, куда ты ступишь и что может случиться и что вчера не было ошибкой или нарушением правил, это может быть завтра.

Война на Украине привела к резкому росту рейтингов отечественных телеканалов. Федеральные каналы увеличили количество выпусков новостей — на полчаса, затем на час, а теперь на два часа. Программа окупилась популярностью Путина; Мартовский опрос Левада-центра показал, что 83% россиян доверяют президенту.

Тем не менее, некоторые российские журналисты сомневаются, что такое настроение продлится долго. «Уровень пропаганды настолько отвратителен, что люди, которые раньше в нее верили, теперь начинают в этом сомневаться», — сказала мне Синдеева из телеканала «Дождь».«Эта пропаганда начала делать свое дело, объединять людей вокруг определенной идеи, что страна поднялась с колен и сильна. Но прямо сейчас они сделали пропаганду такой грубой, такой неуклюжей, что люди начали сомневаться в этом ».

Она утверждала, что видела данные, свидетельствующие о снижении веры общественности в достоверность новостей по российскому телевидению, «и это первый признак того, что доверие будет падать». Синдеева вспоминала, как в советское время многие люди полностью утратили веру в то, что читают и что видят, становясь циничными экспертами в «чтении между строк» ​​пропаганды.

Симонян убежден, что зрители во всем мире не верят «мейнстримным» (читай «западным») СМИ, и RT превратил это сомнение в маркетинговый лозунг: «Больше вопросов».

Но Симоньян из RT отвергает идею о том, что то, что она делает, квалифицируется как пропаганда, а также мнение о том, что контролируемые Кремлем СМИ превращают свободомыслящих россиян в зомби: «Российское телевидение не так мощно, как обычно пишут в западной прессе. … Было бы так легко управлять этой страной, если бы все, что вам нужно было сделать, это получить все телеканалы и заставить их делать то, что вы хотите.Так не получается! Так никогда не работало!

«Вы помните, что в Советском Союзе говорили по телевидению?» она спросила меня.

«Они не поверили, — ответил я.

«В том-то и дело!» она сказала. «В этом-то и дело! Если вы скажете людям, чего они не чувствуют, они просто не поверят в это ».

Симонян убежден, что зрители во всем мире не верят «мейнстримным» (читай «западным») СМИ, и RT превратил это сомнение в маркетинговый лозунг: «Больше вопросов.«Для Путина контроль средств массовой информации внутри страны имеет решающее значение для создания единого, неоспоримого нарратива, объединяющего нацию. Однако на международном уровне Кремль придерживается другого подхода: RT не нужно монополизировать свою версию правды. Он просто должен подорвать веру зрителя в западные СМИ и наводнить их приливной волной «альтернативной» информации.

«Мы дополняем основные СМИ для аудитории», — сказал мне Симонян. «В этом-то и дело.Мы показываем то, чего они не показывают ».

(Илья Наймушин / Reuters)

Владимир Путин методично начал монополизировать контроль Кремля над российскими СМИ как внутри страны, так и за ее пределами. Но когда дело доходит до RT, российский лидер говорит, что он всего лишь пытается противостоять попыткам Запада «промыть мозги» миру.

В октябре прошлого года Путин прилетел в Аргентину, чтобы начать вещание RT на испанском языке. «Право на информацию — одно из важнейших и неотъемлемых прав человека», — заявил он.

Но он сказал, что видит темную сторону роста электронных СМИ: они превратили репортажи в «грозное оружие, позволяющее манипулировать общественным мнением». Некоторые страны, утверждал Путин, пытались монополизировать правду и подчинить ее своим интересам. В этих условиях «особенно востребованы альтернативные источники информации». По его словам, такой альтернативой является RT.

Когда я разговаривал с Песковым, пресс-секретарем Путина, я спросил его, есть ли у России послание для мира.«Очень интересно, как вы задаете этот вопрос», — ответил он. «Потому что послать сообщение — не главная цель. Основная цель — заставить людей спросить себя: «Все ли у нас в порядке с одной точкой зрения? С односторонней точки зрения? Или мы хотим получить настоящее разнообразие? »

Тем не менее, внутри России настоящее разнообразие точек зрения быстро исчезает. Шокирующее убийство лидера оппозиции Бориса Немцова в феврале на мосту у Кремля встревожило сокращающуюся группу независимых журналистов, все еще работающих в России.

Между тем, по неофициальным оценкам, правительство России сейчас тратит около 1 миллиарда долларов на международное вещание, большая часть из которых — на RT. Песков назвал эту цифру преувеличением, но добавил: «На самом деле мы были бы счастливы потратить больше, и мы были бы счастливы потратить миллиарды долларов, потому что весь мир является заложником информации».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.