Людовик первый: Людовик I Благочестивый

Содержание

Памятник «Петр I с Людовиком XV на руках» (г. Петергоф, Санкт-Петербург)

Описание
Гулякин, Валерий Николаевич (фотограф; 1959-).
    Памятник «Петр I с Людовиком XV на руках» (г. Петергоф, Санкт-Петербург) : [альбом фотографий] / фото В. Н. Гулякина. — Электронные графические данные (4 файла : 7,8 МБ). -Санкт-Петербург, 2013. —
Режим доступа: интернет-портал Президентской библиотеки.
Заглавие из сопроводительного документа.
Информация о фотографиях предоставлена автором.
В альбом включены 4 фотографии памятника «Петр I с Людовиком XV на руках» в г. Петергофе, Санкт-Петербург.
Копирование пользователями не разрешается.
Скульптурная группа «Петр I с Людовиком XV на руках» была отлита в 1899 г. в Париже по модели русского скульптора Р. Л. Бернштама. Накануне 200-летия Санкт-Петербурга памятник установили в сквере Петергофской гранильной фабрики.
В годы Великой Отечественной войны памятник был утрачен. 13 сентября 2005 года, в дни 300-летия Петергофа, в Купеческой гавани была установлена копия памятника «Петр I с Людовиком XV на руках», воссозданная по авторской гипсовой модели скульптором Н. А. Карлыхановым. — Использованы материалы сайта: «Peterhof.ru» (URL: http://www.peterhof.ru/?m=246&p=267) .
1. Петр I (император российский; 1672-1725) — Памятники — Фотоальбомы. 2. «Петергоф», государственный музей-заповедник (Санкт-Петербург, город) — Фотоальбомы. 3. Дом Романовых (коллекция). 4. Власть (коллекция). 5. Территория (коллекция). 6. Территория России: Санкт-Петербург, город (коллекция). 7. Россия в лицах (коллекция). 8. Документальные фотографии.
ББК 85.136.155(2-2СПб)я611
ББК 63.3(2-2СПб)64-7я611
Источник электронной копии: Из частного собрания
Место хранения оригинала: Из частного собрания

Все отзывы о клубе «Людовик» – Афиша-Клубы

Клуб Людовик и правда «НЕ самое приятное место»! На входе вас встречают довольно странного вида охранники, взглянув на которых сразу становится ясно, что распознать на сколько хорошо вы одеты, а, следовательно, готовы ли вы оставить деньги в данном заведении, неспособны. Пройдя в сам клуб первое, что меня шокировало это гардероб, если это конечно можно так назвать, ни тебе зеркала, ни стульев — это лишь отгороженная веревкой часть лестничной клетки. Поднимаясь выше, вы попадаете в помещение самого клуба, на лево туалеты и RnB танцпол, направо танцпол House. Интерьер выглядит очень дешево, какие-то белые тряпки, довольно сомнительный материал использован в обивки диванов (я, конечно, понимаю имитация рисунка текстиля одного из залов Версаля это конечно хорошо, но на качестве материала экономить нельзя, в противном случае это выглядит очень вульгарно и просто дешево). Даже при выключенном свете видно, на сколько пошарпан и потрепан интерьер в целом (отбита краска на стенах, напольное покрытие выглядит как линолеум 90-х годов). Лепнина (различные молдинги и розетки на потолке) мне понравились, но опять же выглядят как то не презентабельно, вот если бы их покрыли действительно золотом, а не краской имитирующей это золото, выглядело бы, как мне кажется, куда интереснее, к тому же на золотой поверхности очень выигрышно играл бы свет, отражаясь и преломляясь, тем самым, усложняя визуальное восприятие пространства. Вообще, как я понял, в клубе стремились создать некий фьюжен, эклектику, смешение стилей — идея хорошая, вот только, как мне показалось, сэкономили на материалах. Публика, которая там собралась, тоже не отличалась особым вкусом. Огромное количество подделок различных брэндов, в основном это DG, сумки от Gucci, LV, видел пару от Fendi, я конечно не сноб и не зацикливаюсь на марках, но если вы позиционируете себя как дорогой клуб, то и публика должна выглядеть соответственно. Возраст тоже оставляет желать лучшего – 15-20 лет, лица явно обделенные интеллектом, весьма несимпатичные и слегка даже «блядоватые» девочки и молоденькие мальчики, потягивающие пиво, поскольку видимо на другие напитки денег уже не хватило, т.к. все ушли на оплату входа. Да коктейли разговор отдельный, самбуку приготовили неплохо, хотя, что там можно было испортить, а вот Cosmopolitan был самый отвратительный который я пил за всю свою жизнь – это была просто водка, причем не первого сорта, и клюквенный морс из пачки, да и подали его практически в граненом стакане, что тоже вызвало чувство глубокого разочарования и напрочь отбила желание пробовать что-то еще.
Мой вывод таков – Людовик — клуб не для меня, для вас ли он, решать вам, но сходить туда определенно стоит, хотя бы раз, что бы точно определиться подходит он вам или нет.

Французский «Золотой Луи». История монеты луидор

Франция XVII века. В нашей стране далёкие от истории люди ассоциируют её с потрясающим художественным фильмом Юнгвальд-Хилькевича «Д’Артаньян и три мушкетёра». Яркие наряды, мощёные улочки, балы, мушкетёры, гвардейцы, хитрый кардинал-интриган Ришелье, безвольный, ленивый и глупый король. Историческая же правда касаемо известных личностей, изображённых в фильме, во многом надуманна, а их психологические очертания искажены в угоду сюжета, во многом опираясь на исторические анекдоты или фантазию режиссёра. При этом некоторые реальные факты в фильме соблюдены, хоть и, опять же, во многом приукрашены.

Людовик XIII, блестяще сыгранный Олегом Табаковым, изображённый в фильме комичным и почти ничего не решающим персонажем, в действительности с появлением на политической арене Ришелье и впрямь многих государственных дел не касался, предоставив право заниматься политикой знаменитому кардиналу.

При этом на то была его личная воля и окончательные решения принимались всё равно им. В полной мере от большой политики Людовик XIII не отходил. Несмотря на порой сложные отношения между королём и кардиналом, вражды между ними не было. Более того, по свидетельствам многих документальных источников, Людовик не только не пытался избавиться от Ришелье, но даже выступал противником интриг, направленных в сторону кардинала, лично вмешиваясь во внутриполитические дрязги.

В этой статье поговорим о луидоре – разновидности золотых монет, которая появилась во Франции в период правления Людовика XIII и продолжала чеканиться до конца XVIII века. Рассказ о луидоре предварим небольшой справкой о том, какие вообще деньги имели хождение во Франции в период появления луидора — в первой половине XVII века.

Деньги Франции первой половины XVII века

Вплоть до конца XVIII века в денежная система Франции была основана на двенадцатеричной системе. Самая мелкая денежная единица имела во Франции название «денье».

Три денье составляли 1 лиард. Денье чеканили из меди, лиарды из серебра или меди. Следующая по ценности монета – су (или «соль»), чеканившаяся из серебра, стоила 4 лиарда или 12 денье. 20 су (80 лиардов или 240 денье) стоила серебряная монета 1 ливр. Экю, чеканившийся до появления луидора из золота (а после его появления – из серебра), стоил 3 ливра (или 60 су, или 240 лиардов, или 720 денье).

Сколько же зарабатывали в те годы?

Работник, не обладавший сложной профессией, зарабатывал от 6 до 10 су в день. Более квалифицированный человек (плотник, кузнец, каменщик) мог зарабатывать 20 и более су. Столько же составлял дневной заработок приходского священника – кюре. Дневной доход более 1 ливра (более 20 су) в день считался для простых людей большой суммой.

Какие были цены во Франции XVII века?

Приведём несколько примеров: 1 фунт (0,45 кг) говядины стоил около 5 су, хлеб – 1-3 су. Рабочая или тягловая лошадь стоила до 60 ливров (или до 1200 су)

Были популярны также во Франции и испанские золотые монеты – дублоны, называвшиеся во Франции пистолями. Они и стали прообразом новых монет Франции.

При каких королях выпускались луидоры и как они менялись

По подобию пистолей в 1640 году впервые отчеканили французские луидоры. Происхождение названия «луидор» составное – «Луи» (Louis), сокращённое на французский манер имя Людовик, и «дор» (d’or) – золотой. Золотой Луи.

Первые луидоры имели вес 6,73 – 6,75 г и изначально приравнивались к 10 ливрам (также, как и испанский дублон-пистоль). Долгое время из-за равной испанской монете покупательской способности у луидора имелось и второе название «пистоль».

Внешний вид луидора, а также его вес и «курс» по отношению к другим французским денежным единицам менялся. Вес мог как снижаться по отношению к первым луидорам, так и увеличиваться. Максимальный вес луидора составлял 9,79 грамм. «Курс» луидора в XVII веке колебался от 10 до 14 ливров. А сколько стоит луидор в XVIII веке? В XVIII веке был период, когда 1 луидор стоил 36 ливров, затем его стоимость зафиксировалась на 24.

Помимо золотых монет достоинством в луидор, чеканились также ½ луидора, 1, 4, 8 и 10 луидоров.

При каждом правителе (а за весь срок существования луидоров имя короля оставалось «Людовик», менялось только число после имени) на аверсе чеканился портрет нового владыки, причём в разные годы жизни портрет мог меняться в зависимости от изменений внешности монарха. На обратной стороне чеканилось 7 вариантов изображений. Луидоры надлежало чеканить из золота 917-й пробы, однако по факту многие из монет изготовлены из более низкопробного драгоценного металла.

Приведём примеры некоторых луидоров, чеканившихся при французских королях и во время революции.

Эпоха правления Людовика XIII. Король, при котором отчеканили первые луидоры, имел прозвище Справедливый.

Король Франции Людовик XIII

Король Франции Людовик XIII

Родился этот монарх в 1601 году, а уже в 1610-м, после убийства своего отца – Генриха IV, основателя династии Бурбонов, стал королём Франции, будучи ребёнком. Как упомянуто выше, основные яркие политические события в период его правления происходили при кардинале Ришелье, обладавшем сильной политической волей и чутьём, отличавшемся прозорливостью и решительным характером.

Луидор 1642 года. Вес монеты 6,75 г, вес чистого золота в составе сплава – 6,19 г. На аверсе расположен портрет Людовика XIII с надписью по кругу «LVD XIII D G FRET NAV REX» и указанным годом чеканки. На реверсе 8 букв «L», образующих крест с коронами в его навершии, 4 королевские лилии, расположенные по диагонали в углах креста, и надпись по кругу «CHRS REGN VINC IMP».

Луидор, 1642 год

Эпоха правления Людовика XIV, имевшего прозвище «Король-солнце». «Богоданный» — такое имя он получил при рождении. Старший сын Людовика XIII. Родился в 1638 году, а стал королём уже в возрасте четырёх лет, после смерти своего отца.

Король Франции Людовик XIV

Король Франции Людовик XIV

Однако в начале его правления всеми государственными делами занималась его мать – Анна и кардинал, сменивший Ришелье – Мазарини. К фактическому же управлению Францией Людовик XIV приступил лишь после смерти Мазарини в 1661 году и продолжал единолично и весьма эффективно править страной вплоть до своей смерти в 1715 году. Номинально этот король пробыл у власти более 70 лет! Фактически же управлял 54 года – огромный срок!

Луидор 1669 года. Вес монеты 6,39 г, вес чистого золота в составе сплава – 5,86. На аверсе расположен портрет молодого Людовика XIV, год чеканки и надпись по кругу «LVD XIIII D G FRET NAV REX». На реверсе тот же рисунок и надпись, что и на монете, приведённой в пример выше, однако расположение надписи относительно креста иное.

Луидор, 1669 год

Эпоха правления Людовика XV. Правнук Короля-Солнце, он пережил более старших наследников французского престола – своего деда, отца, мать, старшего брата и дядю. Имевший прозвище «Возлюбленный», он родился в 1710 году, а уже в 1715 вступил на престол.

Король Франции Людовик XV

Король Франции Людовик XV

Его опекуном и фактическим правителем Франции был герцог Филипп Орлеанский – племянник Людовика XIV, затем в стране занимался государственными делами кардинал Флёри, однако в 1743 году, после смерти кардинала уже будучи зрелым мужчиной, Людовик XV взял бразды правления государством в свои руки.

Расцвет культуры и искусства во Франции с одной стороны, упадок экономики и рост протестных настроений с другой – вот две главных характеристики эпохи правления Людовика XV. Людовик XV, с учётом периода 1715-1743 гг., когда правителем Франции он был лишь де-юре, был монархом 58 лет.

Луидор 1746 года. Вес монеты 8,17 г, вес чистого золота в составе сплава – 7,49. На аверсе расположен портрет Людовика XV и надпись по кругу «LUD XV D G FR ET NAV REX». На реверсе два гербовых овальных щита, расположенных под углом, и с королевской короной над ними. Слева — с королевскими лилиями (герб Франции в те годы), справа — с цепями, уложенными в косой и прямой кресты (герб провинции Наварра), надпись по кругу «CHRS REGN VINC IMPER» и год чеканки монеты.

Луидор, 1746 год

Эпоха правления Людовика XVI. Внук Людовика XV, родившийся в 1754 году у его старшего сына. Король, который испытал на себе все «прелести» народного гнева. Итогом его 17-летнего правления стало низложение монархии в результате Великой французской революции и его казнь на гильотине в 1792 году.

Король Франции Людовик XVI

Король Франции Людовик XVI

Луидор 1788 года. Вес монеты 7,64 г, вес чистого золота в составе сплава – 7,01. На аверсе расположен портрет Людовика XVI и надпись по кругу «LUD XVI D G FR ET NAV REX». На реверсе два щита – с гербом Франции и Наварры, надпись по кругу «CHRS REGN VINC IMPER» и год чеканки монеты.

Луидор, 1788 год

Революционные «луидоры»

Период Великой французской революции. Итогом экономического и социального кризиса, охватившего Францию в конце XVIII века, стала трансформация социальной и политической системы этой страны, крушение монархии и, как итог, приход к власти новых, совершенно иных сил. Королевский профиль сменило аллегорическое изображение Свободы (Гений Свободы), и на этих монетах номинал указан в ливрах. Однако новые деньги по привычке именовали луидорами.

24 ливра 1793 года. Вес монеты 7,58 г. На аверсе изображение «Гения Свободы», пишущего слово «CONSITUTION», надпись по кругу «REGNE DE LA LOI» и год выпуска монеты. На реверсе указан номинал монеты – 24 ливра в обрамлении венка из дубовых ветвей и надпись по кругу «REPUBLIQUE FRANCOISE L’AN II»

Золотая монета номиналом 24 ливра, 1793 год

Автор статьи – Михаил Колесов

Читать «Людовик XI. Ремесло короля» — Эрс Жак — Страница 1

ЛЮДОВИК XI: РЕМЕСЛО КОРОЛЯ

А. П. Левандовский.«ВСЕМИРНЫЙ ПАУК»

В новейшей историографии его часто сравнивают с русским царем Иваном IV Грозным. А современники прозвали его «Всемирным пауком». Весьма неоднозначная личность Людовика XI всегда вызывала интерес историков и романистов, она породила обширную литературу и создала штамп, от которого историография долго не могла, да и не желала отойти. Так долго, что между книгой, лежащей перед нами, и предыдущей, достойной упоминания [1], обозначился промежуток примерно в четверть века [2].

Творец предлагаемой ныне книги, Жак Эре, ученый, историк-медиевист, профессор ряда университетов Франции, руководитель Отдела Средних веков Сорбонны, автор многочисленных монографий и эссе [3], объяснил основную причину подобного феномена: он показал, что эвристический репертуар его предшественников состоял почти исключительно из нарративных произведений, в первую очередь хроник и мемуаров, которые всегда однобоки и пристрастны. Не отрицая полностью подобных источников, Жак Эре отдал пальму первенства подлинным документам эпохи — письмам, ордонансам, протоколам, договорам и т. п. Подобный подход, по его мнению, должен заменить историю как «развлекательное чтиво» подлинным анализом эпохи и ее действующих лиц, прежде всего Людовика XI.

И действительно, Эре сумел создать произведение, значительно отличающееся от книг об этом короле, написанных его предшественниками, и думается, что после его фундаментального исследования вряд ли скоро появится что-либо в таком же роде, заслуживающее серьезного внимания. Отметим, что одни лишь сноски на источники (в русском переводе они, естественно, опущены) занимают в книге Эрса более 24 страниц.

Структура книги тщательно продумана. Исследование делится на шесть частей, первая из которых дает вертикаль жизни и деятельности Людовика XI, а остальные пять представляют горизонтальные срезы, посвященные личности короля, характеру его царствования, его правосудию и войнам, его отношению к Богу и церкви.

Подобный прием помогает автору всесторонне обрисовать человека и политического деятеля вопреки шаблону, созданному легионом предшествующих литераторов и бытующему в наших учебниках. Их стараниями мы видим в Людовике XI отвратительного скрягу, рядившегося в тряпье и трясущегося над каждым грошем, неотесанного, чуть ли не малограмотного суевера, жестокого палача и садиста, умертвлявшего как «по закону», так и с помощью яда и кинжала тысячи безвинных жертв своей болезненной подозрительности.

Оказывается, все это злостные выдумки, созданные на основе хроник и мемуаров, вышедших из лагеря политических противников короля. А из документированной книги Эрса выходит нечто совершенно обратное. Мы узнаём, что Людовик одевался не хуже других монархов, готов был, когда требовалось, идти на любые затраты, точно и ясно излагал свои мысли, будь то устно, будь то письменно; мало того, он даже не был чужд художественной литературе, явившись одним из родоначальников французской новеллистики. При этом Жак Эре отнюдь не скрывает отрицательных черт натуры Людовика, в частности, его эгоцентризма, подозрительности, жестокости, однако умело и доказательно вписывает эти качества как в условия личной судьбы короля, так и в особенности его эпохи.

Рожденный и воспитанный в ущербном «Буржском королевстве», отвергнутый отцом, от которого ему пришлось дважды бежать, Людовик с юных лет познал цену «феодальной верности» и рано понял, что его окружают люди, для которых лицемерие и неразборчивость в средствах являются жизненной нормой. И эти первые уроки он хорошо усвоил и сохранил, тем более что дальше они умножились и обострились. После смерти отца, едва став королем и приступив к первым реформам, Людовик столкнулся с таким сопротивлением со стороны феодальной реакции — «Лиги общественного блага», — что едва не лишился короны, а быть может, и жизни.

Все это оставило в его душе тягостные ощущения и привело к ответным действиям. Если до этого, уже имея (и частично проводя) определенную политическую программу, Людовик осуществлял ее с оглядкой, то теперь он стал непоколебимым и беспощадным. Но эти качества до поры до времени были глубоко запрятаны; внешне же король маскировал их, и вполне успешно. Почти не предпринимая военных действий, напротив, ведя с врагами лживые переговоры, он разъединял их и бил порознь, как правило — чужими руками. Все последующие действия его напоминают тонко разыгранную партию в шахматы, где каждую сброшенную с доски фигуру ожидали изгнание, железная клетка или смерть.

Все это оказалось осуществимым, делает вывод Жак Эре, только потому, что Людовик, превосходно освоивший «ремесло короля», ни на минуту не выпускал инициативу из своих рук и все время «был в пути», при этом умело подбирая себе спутников, помощников, расторопных агентов и умелых «комиссаров» — исполнителей его воли.

Оставалось подвести итоги.

Овладев землями устраненных вельмож — Бургундией, Нормандией, Артуа и Пикардией, Людовик одновременно присоединил и важнейшую область юга — графство Прованс. Оставалась Бретань, смирившаяся и нейтрализованная; ее присоединение произойдет в ближайшем будущем. Теперь король мог спокойно завершить начатые реформы. Он установил единую административную систему, ввел постоянные налоги, что устранило необходимость регулярно созывать Генеральные штаты, создал четкий ритм благоприятствования промышленности и торговле. Прекрасно понимая приоритетное значение экономики, он созывал купцов на совещания, на которых часто сам председательствовал. Он составил план развития торговли с Востоком, мечтая о создании торговой компании по образцу уже существовавших в Англии. Он покровительствовал молодой шелковой промышленности в Лионе и учредил производство золототканой материи в Туре. И если подобные начинания короля не всегда заканчивались полным успехом, то в этом вина не его, а французской буржуазии, не сумевшей достичь решительности и смелости своих английских соперников.

Международная политика и дипломатия французского короля впервые за ряд столетий установили политическое равновесие в Европе. Все соседи — Кастилия, Арагон, Милан, Флоренция, Генуя, Савойя, Швейцария, Англия и даже далекие Венгрия и Чехия искали союза с Людовиком, его дружбы или покровительства.

Таков был финал деятельности «всемирного паука» в трактовке Жака Эрса. И в заключение вернемся к началу.

Выше мы упоминали, что Людовика XI часто сравнивают с Иваном Грозным. Что ж, по методам борьбы здесь было много общего. И все же нельзя не заметить, что, в отличие от Ивана, Людовик, которого упрекали в изуверской жестокости, никогда не сдирал с живых людей кожу, не жарил их на сковородах и не сажал на кол. А главное, результаты правления у обоих монархов оказались различны: политика Ивана Грозного стала прелюдией разрухи и смуты, политика же Людовика XI привела его родину к экономической стабильности и политическому единству.

А. П. Левандовский

В ложные одежды Историю обряжают мемуары.

Жак Бенвиль

Когда работу историков предваряет легенда, написанная победителями, она становится непреложной и непререкаемой истиной.

Ги Колле

Гораздо труднее уметь управлять своей волей, нежели повелевать миром от Востока до Запада.

Людовик XI

Вступление.

ИСТОРИЯ И ЛЕГЕНДА

Людовик XI царствовал лишь два десятка лет. Тем не менее, благодаря своим медальонам и железным клеткам, он приобрел в глазах романистов, драматургов и даже многих историков более яркий образ, чем его отец и дед — Карл VII и Карл VI, стоявшие у власти по сорок лет каждый. Он никого не оставлял равнодушным. Его манера выглядеть и править, подбирать советников и подручных сбивала с толку. Его обвиняли в том, что он плел мрачные интриги и прибегал к гнусным методам, сводя счеты. Его называли тираном, непредсказуемым, непревзойденным в искусстве притворства и обольщения. А главное — он был зачинщиком бесчинств, источником смуты, виновником династических ссор и бунтов, поставивших под удар единство королевства.

«Людовик XIV — король Солнца». Гость программы — Александр Музафаров

Поделиться Людовик XIV

У нас в гостях был историк, директор образовательных и просветительских проектов Фонда исторической перспективы Александр Музафаров.

Разговор шел об известном французском правителе — короле Людовике XIV, о его роли в истории Франции и Европы.


Ведущий Дмитрий Володихин

Д. Володихин

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. Наша сегодняшняя тема касается монархии — пожалуй, наиболее блистательных, во всяком случае, наиболее известных ее страниц во всей истории Западной Европы. Мы думали, как назвать нашу сегодняшнюю передачу, вспомнили две фразы человека, о котором мы сегодня будем говорить, — это Людовик XIV. Пожалуй, самая известная фраза: «Государство — это я». Фраза, которой этого человека связали со светилом, — «Король-Солнце», ну и, извините, наши уже усилия в живой дискуссии — «Король-обогреватель». Ну, раз Солнце и государство, если объединить одно и другое, то предполагается, что при Людовике XIV во Франции должно было быть тепло и должен был наступить мягкий климат. Ну что же, давайте разберемся в этом. С одной стороны, у Людовика XIV репутация человека, который был государем-»звездой» в историческом смысле этого слова, а не астрономическом. Он вел многочисленные войны, одержал множество побед, при нем французская армия покрыла себя славой, территория Франции увеличивалась. Он провел многочисленные реформы, привел состояние государства в порядок после чудовищного хаоса, который во Франции наступил в эпоху Фронды. Он настолько много работал в сфере культуры, науки, техники, что, не будучи сам ни ученым, ни писателем, ни поэтом, тем не менее, создал эпоху, которая по праву считается одной из наиболее ярких в истории французской культуры. Вся Европа смотрела на Францию, на Париж, на Версаль — эту жемчужину первой величины в ожерелье французской архитектуры, и делала бесконечные копии. Все это возникло при Людовике XIV. Ну, а с другой стороны, давайте всмотримся и в речения критиков. Многие говорят, что Франция слишком многим заплатила за эти усилия «короля-Солнца». Что она, фактически, была разорена, что последние войны Людовика XIV не привели ни к каким блистательным результатам. Хорошо, что Францию не постиг тягчайший разгром в последние годы жизни этого короля. Многие обращают внимание на его распущенность, многие обращают внимание на то, что, извините, фавориткам приходилось терпеть страшный дурной запах короля. Стоматологи, будучи учеными-экспериментаторами, не отказались поставить несколько опытов на своем государе и такое сделали ему с дёснами и нёбом, что придворные шарахались от него. И вот эта репутация, с одной стороны, одного из величайших государей, с другой стороны, государя, к правлению которого без конца задают неудобные вопросы, заслуживает того, чтобы мы поговорили о ней всерьез. У нас в гостях Александр Азизович Музафаров, замечательный историк, исторический публицист, наш гость неоднократно, Вы его должны хорошо знать, дорогие радиослушатели. И сегодня он будет представлять нам Людовика XIV. Первый мой вопрос, собственно, будет такой. Вот мы должны поздороваться с радиослушателями. Но мы здороваться будем втроем: то есть я сказал «здравствуйте», Вы сказали «здравствуйте», а теперь скажите: если бы мы здоровались с Людовиком XIV, как бы мы к нему обратились?

А. Музафаров

— Ну, наверное, «Bonjour, sir!».

Д. Володихин

— И что такое «sir»? Что это — король, император? Что значит это слово?

А. Музафаров

— «Sir» — слово, которое нам более знакомо, скажем, по английскому обращению «сэр»: это «господин», «повелитель». И Людовик XIV, действительно, использовал это обращение по праву. Так во Франции традиционного называют королей, но он наполнил это понятие истинным смыслом. Он действительно стал королем для своих подданных, а главное, что он сумел сделать, — он сумел превратить свою страну в единое королевство. И если говорить о его жизни, можно сказать, что вот та Франция, которую мы знаем, страна, великая держава с ее сильным войском, с ее блестящими достижениями в культуре, науке, образовании, оказавшая немалое влияние на нашу страну в XVIII и последующих веках, эта Франция не состоялась бы без Людовика XIV. Конечно, у него были знаменитые предшественники и довольно достойные наследники, но его вклад здесь колоссален.

Д. Володихин

— А вот возвращаясь к обращению «sir», не значит ли это, что кто-то использовал греческое «tir» на западноевропейский лад, то есть «господин» или «государь»?

А. Музафаров

— Я думаю, что, безусловно, да, происхождение это идет оттуда.

Д. Володихин

— Ну, то есть, происхождение, в общем, скажем так, имперское. И все правление Людовика XIV после того, как он подрос и начал всерьез заниматься делами державными, это ведь, действительно, правление, на котором лежит отпечаток имперскости?

А. Музафаров

— Я бы сказал, что да, отпечаток государя, осознающего свой долг перед страной и делающего очень много и для своих подданных, и для славы своего Отечества. Вот в этом плане Людовик XIV — это государь, который, да, он принялся блистать, но не ради такого блеска, не ради самолюбия и тщеславия, а ради того, что его блеск озарял все Французское королевство. Он заботился о своих подданных, но заботился, не только создавая для них условия для жизни, но и понуждая их к деяниям, к подвигам, к творчеству, к созиданию, и это тоже было непросто. Король не любил тех, кто ленится, и заставлял их работать.

А. Музафаров

— Это выглядит примерно так: «Вы до сих пор не мечтаете о великом? Так я Вас заставлю!».

А. Музафаров

— Да, примерно так.

Д. Володихин

— Ну что ж, начнем с азов. Ведь, насколько я понимаю, его детство и отрочество далеко не напоминали будущее блистательное правление и прошли в стесненных обстоятельствах?

А. Музафаров

— Вы знаете, детство у короля было весьма сложное, и, более того, сложными были обстоятельства его рождения. У короля Людовика XIII и его супруги королевы Анны Австрийской очень долго не было детей. И вот в 1638 году рождается долгожданный ребенок, наследник, Франция ликует, и было от чего ликовать. Дело в том, что всего за 30 лет до этого дед нашего героя, король Анри IV (Генрих IV) одержал победу и окончил кровопролитнейшую гражданскую войну, которая во Франции длилась почти полвека. Мы ее знаем как гугенотские войны. Католики воевали с гугенотами. Ну, там и региональные, и политические, и социальные аспекты — все перемешивалось. И будущее новой династии очень сильно зависело от того, есть ли у нее продолжатели. Людовик XIII при помощи мудрого кардинала де Ришелье многое сделал для Франции, но вот отсутствие наследника… Аристократы подняли головы: «А вот как король помрет? А его брат-то слабоват, — говорит. — Да и у него тоже детей нет, сыновей! У него дочери! Вот мы тут развернемся!».

Д. Володихин

— Как наши бояре в таких случаях сказали бы, «промыслим, господа, о себе».

А. Музафаров

— Вот-вот-вот. Там уже не говорили, там промышляли. И вот рождение мальчика. Ему было всего четыре года, когда умер отец. А ситуация очень серьезная — страна небогатая, страна еще не оправилась от сокрушительных внутригражданских войн, а страна уже участвует в колоссальном всеевропейском таком побоище Тридцатилетней войны. Во Францию идут железные испанские солдаты, железные испанские терции, которые приближаются к ее сердцу и, явно, еще не оставили надежды ликвидировать Французское Королевство. Французская армия слаба. И вот вступление на престол — как бы такая вспышка, которая озаряет, предвосхищает будущую славу Людовика XIV. Командует его армией молодой, совершенно безбашенный 16-летний герцог Энгиенский. Он его родственник, он — принц де Конде, он сидит, он видит, что у него войск на четверть меньше, чем у испанцев. Только что из Парижа пришло известие о том, что умер любимый солдатами король, ну, и командующий решает сохранить эту новость в тайне от своего войска, потому что он понимает, что иначе боевого духа не будет. И он выводит свои полки на бой — за короля, за Францию. Его войско разбивает испанцев, во многом благодаря отваге и таким бесшабашным кавалерийским атакам герцога. И вот вечером, построив на поле брани, кстати, победоносную армию, он оглашает наконец-то грамоту: «Господа, король умер — да здравствует король!».

Д. Володихин

— Ну, это красиво… Это красиво, конечно… Но в дальнейшем-то…

А. Музафаров

— Проблемы тут же возникли. Король мал. Регентом является его мать Анна Австрийская. Ее единственным помощником, такой опорой французской государственности является ученик Ришелье кардинал Джузеппе Мазарини. Реально Мазарини был совсем не похож на того комического персонажа, каким его изображал Александр Дюма в романах про мушкетеров. А французская аристократия поднимает голову. Во Франции не было аналога русской местнической системы. Французские государи очень много позволяли своей аристократии. И когда власть ослабла, аристократия диктует свои интересы. Она поднимает мятеж, вошедший в историю под названием «Фронда». И надо отметить, что французские законы того времени не позволяли наказывать за мятеж. То есть убить в бою можно, можно арестовать, но казнить за мятеж — нет, это нельзя.

Д. Володихин

— Можно за заговор, в котором аристократ умышляет на жизнь короля…

А. Музафаров

— Да, да! Но вот если…

Д. Володихин

— Но если он встал за правду, за свои права…

А. Музафаров

— …да, то тут нельзя. И Фронда принимает грандиозный размах. Королевская семья осаждена в Париже, под стенами Парижа идут бои, и в самом Париже неспокойно. Париж — огромный город, тот гордо, который не сразу отворил ворота деду нынешнего короля, потребовав от того сменить религию (помните — «Париж стоит Мессы»?). И Париж волнуется. Парижская верхушка, торговцы, чиновники, парижский парламент и суд Парижского округа… Формально его чины назначены королем, но у них очень много прав, они могут оспаривать королевские законы. И они вынуждают королевскую семью бежать из города.

Д. Володихин

— То есть хаос продлился несколько лет?

А. Музафаров

— Да. И только мудрость и кардинала Мазарини, и верность маршала Тюренна и нескольких других людей, сплотившихся вокруг короля, позволили ему все-таки подавить мятеж, вернуться победителем в собственную столицу и воспринять власть.

Д. Володихин

— Сколько ему лет в этот момент?

А. Музафаров

— Шестнадцать.

Д. Володихин

— О! Ну что же… Поскольку великая эпоха начинается, я думаю, будет правильно, если мы ее оформим музыкой французского барокко. И сейчас прозвучит клавесин Франсуа Куперена «Чакона».

(Звучит «Чакона» Ф. Куперена.)

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час. С Вами в студии я, Дмитрий Володихин. У нас замечательный гость, постоянный наш гость, отличный историк и превосходный исторический публицист Александр Музафаров. Мы обсуждаем судьбу и деяния французского короля Людовика XIV, «Короля-Солнца». Ну что же, насколько я помню, вскоре после Фронды сходит в могилу величайший государственный деятель Франции середины XVII века кардинал Мазарини. Король должен бы, по представлениям его приближенных, выбрать себе преемника Мазарини, то есть премьер-министра, фактически, по положению реальному Мазарини, и далее отдать ему власть, чтобы он был главным управленцем королевства. Но происходит нечто совершенно иное.

А. Музафаров

— Совершенно верно. Людовик XIV принимает власть сам. Он умел подбирать себе замечательных помощников. И во многом, скажем, через два года появился такой замечательный французский экономист и государственный деятель, как Жан-Батист Кольбер, ставший министром финансов и опорой государя в экономике. Но править он хотел сам. И вот здесь очень показателен диалог, который произошел между королем и вот этими сами членами Парижского парламента, которые пытались оспорить какой-то королевский ордонанс. Французский закон позволял королю это вето парламента при условии, что король лично туда явится. Король явился и сказал: «Господа, Вы думаете, что государство — это Вы? Нет, господа! Государство — это я!». И, кстати, стал править собственноручно. Вельможи очень быстро узнали руку нового правителя. Он сместил и арестовал нескольких крупных аристократов, он отстранил от должности предыдущего министра финансов. Тот думал задобрить короля, пригласил его в свой замок, и этот замок был великолепно убран, там был великолепный парк, и все это было сооружено буквально за какие-то несколько недель, и король должен был поразиться размаху этого мероприятия, этого праздника, где сама фигура короля как бы умалялась. Король поразился. Подозвал к себе капитана королевских мушкетеров господина д’Артаньяна и сказал: «Арестуйте этого человека!» и дела его передал Кольберу.

Д. Володихин

— Насколько я помню, этот человек был суперинтендант финансов Фуке…

А. Музафаров

— Да, совершенно верно.

Д. Володихин

— И за ним стояла значительная сила. Некоторые предполагают, что он думал силой, этой силой защищать свое положение при дворе, но вовремя сорганизоваться и бросить верных ему людей против короля не успел.

А. Музафаров

— Не сумел, да. Но и здесь, я сказал бы, еще один момент. В таких элитных французских разборках очень большую роль играет фактор личности короля. Людовик XIV был человеком, за которым люди шли. Ему стоило поговорить с маршалом Тюренном, который несколько раз поддерживал Фронду, и маршал перешел на его сторону и стал его верной «шпагой». Принц Конде, который бежал было в эмиграцию, вот герцог Энгиенский, бежал в эмиграцию, даже воевал против Франции — для аристократа это дозволялось, — потом вернулся, король его простил, и тот стал его второй опорой в военных делах. То есть он умел вести и привлекать на свою сторону людей, вести их за собой. Он был действительно настоящим правителем, за которым люди шли, зная, что блеск его славы ляжет и на них.

Д. Володихин

— Ну что ж, самое время поговорить, пожалуй, о самой блистательной части его правления — той части, которая вошла во все учебники по военной истории, по стратегии и тактике, а именно о войнах Людовика XIV.

А. Музафаров

— Королю досталось в военном отношении довольно сложное наследство. С одной стороны, французская армия имела репутацию очень храброй, отчаянной и смелой в Европе. Во Франции производились все тогдашние виды новейшего вооружения. С другой стороны, и Фронда, и долгое хозяйствование временщиков армию значительно ослабили. Как комплектовалась армия? Человек, которого звали капитаном, то есть начальник части, приезжал к королю, получал от него патент — бумагу на право набирать войско и мешок золота, чтобы этому войску платить. Ушлые капитаны половину этого золота сразу складывали себе в карман, набирали половину солдат от положенного числа, а на смотрах одалживали их друг у друга, чтобы представить свою роту или свою часть в полном виде. А если не было соседа, то могли навербовать для осмотра вот этих вот новобранцев, солдат в соседних кабаках — они так и назывались «солдаты на один день».

Д. Володихин

— В этих случаях, конечно же, они думали совсем не о том, что скоро им придется встретиться с железными испанскими терциями и испанцы в который раз накажут.

А. Музафаров

— Да, им придется воевать, и здесь, конечно, этот фактор играл немалую роль. И король это изменил. Во Франции появились постоянные регулярно сформированные полки — одни из первых в Европе, — где служили солдаты-профессионалы, получавшие королевское жалованье, постоянно находившиеся на высоком уровне готовности. Значительная часть офицеров окончила военные академии, и все эти заявления господ вроде дюмовского д’Артаньяна «любой гасконец с детства академик» теперь уже не проходили. Получить полковничий чин, не имея военного образования, было невозможно. Более того, поскольку Франция обладает протяженной береговой линией и регулярных войск могло не хватить, создается структура такой народной милиции, где офицерами были местные дворяне, а рядовые кадры наполнялись из числа добровольцев из местных жителей. Эта система просуществует во Франции вплоть до конца XVIII века и, собственно, послужит в эпоху революции такой опорой врагов короля, из нее вырастет Национальная гвардия.

Д. Володихин

— К сожалению.

А. Музафаров

— Да. Но создавалась она изначально как система для защиты Франции. С этой задачей она вполне справлялась.

Д. Володихин

— Ну и, кроме того, при Людовике XIV французский флот испытал доброе время в своей истории. Он очень усилился.

А. Музафаров

— Совершенно верно. Кольбер считал, что богатство страны должно проистекать из развития торговли и промышленности (ну, мы об этом отдельно поговорим), и торговля морская невозможна без мощного морского флота. Во Франции были построены прекрасные верфи и началось строительство великолепных кораблей. Флагманом флота был «Soleil Royal» — «Король-Солнце», великолепный 100-пушечный линкор с великолепной отделкой и сокрушительной боевой мощью — более 100 орудий, один из первых 100-пушечных линейных кораблей в мире. Англичане, тогда еще только претендовавшие на титул владыки морей, считали, что французы строят корабли лучше, чем английские верфи, и этот флот действительно в эпоху Людовика XIV мог оспаривать господство на море у Англии и Голландии, тогдашних главных морских гегемонов. И в целом ряде сражений французскому флагу улыбалась удача — они умели одерживать победы.

Д. Володихин

— Ну вот теперь подробнее. Собственно, Людовик XIV воевал очень много, и далеко не всегда это были войны оборонительные — скорее, напротив. Он желал приращения территории. Что ему удавалось?

А. Музафаров

— Скажем так: король всегда был уверен, что он не начинает войн сам, что его вынуждают. Вот есть замечательный порт Дюнкерк, который почему-то не принадлежит Франции. Это вот просто живая провокация.

Д. Володихин

— Обидно.

А. Музафаров

— Да. Вот голландцы, которые торгуют совершенно не считаясь с французскими интересами, отвергают мудрые предложения того же Кольбера насчет того, что надо бы как-то, это. .. согласовывать экономическую политику. Вот Испания, которая обладает колоссальными колониями, которые она не может нормально эксплуатировать. Вот алжирские пираты, которые ведут себя очень плохо самим фактом своего существования. То есть… Итак, если посмотреть — вот есть такая замечательная карта приращений Франции при Людовике XIV, можно увидеть, что он не завоевал каких-то огромных, больших пространств. Но по границам Франции он выравнивал, так сказать, линию. Здесь кусочек, здесь кусочек, здесь кусочек. Здесь кусочек Северной Италии, здесь кусочек с выходом к Рейну — в Страсбурге. Здесь Северная Фландрия с Дюнкерком и Лиллем. Здесь еще вот кусочек. Здесь вот у Испании кусочек отрезали.

Д. Володихин

— Ну, а самое главное-то приобретение? Дюнкерк…

А. Музафаров

— Дюнкерк, Лилль… Нам сложно представить себе фразу, что это не французский город… Страсбург, безусловно. Если мне память не изменяет, Савойя, кстати.

Д. Володихин

— Ну, Северная Италия.

А. Музафаров

— Да, Северная Италия. То есть вот эти присоединения — они не были большими по площади, но были крайне важными для обороны Франции, для ее стратегического положения и для французской экономики и торговли. Людовик XIV вел свои войны не за славу, он вел свои войны за то, чтобы обеспечить интересы своей страны.

Д. Володихин

— Ну, а, допустим, вот мы знаем Тюренна, знаем Конде. Еще один славный маршал — Виллар. То есть крупных, скажем так, командармов французских полным полно. Помимо этих трех было еще много значительных людей. Можете назвать хотя бы несколько крупнейших сражений, на полях которых французская армия одержала успех и прославила себя?

А. Музафаров

— Ну, я бы назвал три сражения, которые связывают с именем Людовика XIV. Это, конечно, Рокруа, который озарил начало его царствования, это Ланце. Можно вспомнить знаменитое взятие Маастрихта, когда погиб д’Артаньян, а французы одержали верх. И сражение при Мальплаке уже на склоне его лет, которое, фактически, спасло Францию и спасло короля от унизительнейшего поражения в войне за испанское наследство.

Д. Володихин

— То есть, иными словами, войн было много, они сменяли одна другую с интервалом в несколько лет, Франции противостояла целая коалиция, но был определенный период, когда французы били всех, а когда этот период миновал, уже в изрядном возрасте Людовика XIV, и, действительно, война приобрела, скорее, оборонительный оттенок, позиции французов могли пасть под натиском англичан, имперских войск, — вот в этот момент, конечно, в чрезвычайно тяжелый момент все-таки французская армия, ну, скажем так, из последних сил выстояла, и эпоха закончилась, ну, в общем, не позорно. Наверное, это и все, что можно сказать. Поэтому, я думаю, правильно будет, если сейчас в эфире прозвучит, полагаю, самый известный композитор эпохи Людовика XIV Жан-Батист Люлли — «Менуэт».

(Звучит «Менуэт» Ж.-Б. Люлли.)

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, ну, а теперь мне остается напомнить Вам, что это Светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы ненадолго прерываемся, чтобы буквально через минуту продолжить наш диалог в эфире.

Дорогие радиослушатели, это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. У нас замечательный гость — Александр Азизович Музафаров, отличнейший историк, превосходный исторический публицист. Мы обсуждаем судьбу и деяния «короля-Солнца» Людовика XIV. Мы говорили о войнах, мы говорили о кадровых перестановках. Но все-таки, насколько я понимаю, сами французы более всего чтят Людовика XIV за то, что он сделал в экономике и культуре, за те его преобразования, которые прославили и его, и страну.

А. Музафаров

— Безусловно. Войн в истории Франции было много, но мало кто из французских государей столько сделал для развития собственно страны. Для войн были нужны деньги, и Людовик XIV очень хорошо понимал вместе со своим министром финансов господином Кольбером, что деньги может дать только развитая экономика. Развитая экономика может опираться на две части, на две составляющих — созидательную деятельность подданных и развитую инфраструктуру. И здесь король, сочетая умело и государственное воздействие, и частную, так сказать, инициативу, добился немало успехов. В качестве примера приведу одну из самых больших строек века, шедших при Людовике XIV, — это стройка знаменитого королевского канала. Вот когда мы говорим о Людовике XIV, мы говорим о Версале — действительно великолепный дворец. Но он оставил и другую вещь. Вот смотрите. Франция выходит к двум морям — к Бискайскому заливу, к Атлантическом океану, и Средиземному морю. Между ними расположены основные направления французской торговли. Можно вспомнить такие порты, как Бордо, Брест на Атлантике или Марсель на Средиземном море. Вот бы их связать друг с другом! Но плыть вокруг Испании, через бурный Бискайский залив. ..

Д. Володихин

— Более того, вокруг Испании, которая проявляет враждебность, можно сказать, традиционно.

А. Музафаров

— Проходить через узкий Гибралтарский пролив — очень не хочется! А нельзя ли срезать? Можно. В XVII веке в Европе получают широкое распространение каналы, по которым возят грузы на огромных баржах. И вот у короля возникает амбициозный план — соединить Средиземное море и Атлантику каналом. И королевские инженеры берутся за дело. За 10 лет они прокладывают канал, который соединяет Бордо и Марсель, с использованием местных рек — это была сложнейшая инженерная задача. Каналы насчитывают более 200 шлюзов, которые поднимают и опускают суда. Кое-где канал идет по специально построенным акведукам, которые часто, как мосты, пересекают реки, которые проходят под ними. Совершенно замечательная фотография, где баржа плывет над рекой по мосту. В скалах, горах были прорублены с помощью пороха и грамотного использования инженерной взрывчатки огромные длинные туннели, которые были укреплены, защищены от протечек, и в которых были проложены дорожки вдоль берега, чтобы по ним шла лошадка, которая тянет баржу. Этот канал существует до сих пор.

Д. Володихин

— То есть, дорогие радиослушатели, если Вы до сих пор не знали, то Пиренейский полуостров с Португалией и Испанией — это, по большому счету, остров.

А. Музафаров

— Да. Его можно оплыть на корабле, на судне. Канал существует до сих пор. Конечно, при Людовике он назывался Королевский канал, после революции его переименовали в Южный канал. Понятно — как же, нельзя же называть Королевским, да? И это было одно из самых грандиозных транспортных сооружений XVII века. Но помимо каналов строились дороги, строились маяки…

Д. Володихин

— …крепости большие строились…

А. Музафаров

— …крепости. И вот здесь я хотел бы рассказать о замечательном человеке — о Жане-Себастьяне Вобане, выдающемся военном инженере, генерале, который участвовал в осадах мощных крепостей, еще больше крепостей защищал и строил. Вобан, фактически, построил каменное ожерелье, каменный щит, который защищает французские границы. Он разработал новую теорию фортификации. Вобановская система укреплений стала классической для европейского Нового времени. Ее изменило только появление нарезных орудий и авиации, по большому счету. Вобановские крепости до сих пор стоят. Те крепости, которые сыграют такую роль в войнах Франции в XIX, даже ХХ веках — Седан, Мец, Гарден, Эльфо построены изначально Вобаном. То есть это был человек очень разносторонний. Он строил крепости, он строил маяки, он занимался разведением… созданием во Франции такой отрасли, как свиноводство. Потому что французы до того не разводили свиней, а Вобан выяснил, что свиньи едят ту пищу, которую не едят овцы, соответственно, они могут в неурожайные годы поддержать французских крестьян, и массово разводил этих полезных животных, и создавал учебники, как их разводить. То есть здесь такое направление колоссальной созидательной деятельности короля и общества.

Д. Володихин

— Но, насколько я понимаю, Людовик XIV покровительствовал не только архитектуре, в частности, фортификации, но и тому, что сейчас называют литературой и искусством. Он покровительствовал поэтам, покровительствовал музыкантам, композиторам, любил балет и даже сам танцевал во время балетных представлений при дворе.

А. Музафаров

— Совершенно верно. Собственно, и прозвище короля «король-Солнце» пошло именно от этих балетных представлений, когда, будучи еще мальчиком, король в балетной вот этой композиции, которую французский двор давал для широчайшей публики — там пол-Парижа сбегалось смотреть — играл именно роль Солнца. Появлялся сначала младший брат короля, герцог Орлеанский, который говорил: «Вот сейчас взойдет Солнце!» — и появлялся Людовик XIV, исполнявший свою партию, и он танцевал в этом балете, относился к этому как к серьезной своей обязанности, танцевал так до примерно 40 с лишним лет, пока уже не стал слишком стар для подобных упражнений на сцене. Здесь даже важно не то, что король материально поддерживал, но то, что он считал это частью государственной политики. Он считал, что слава Франции — в тех людях, которые создают французскую культуру, французскую литературу, французскую музыку и другие отрасли искусства. Он не просто давал деньги тем литераторам и драматургам, которые ему нравятся, — Мольеру, Расину, Корнелю, — но он возвел это, сделал это частью системы и частью государственной политики. Поскольку двор Людовика XIV служил объектом подражания для Европы, то европейская наука ему очень обязана, потому что государи стали именно с его подачи, с его…

Д. Володихин

— Не только наука, но и литература.

А. Музафаров

— …да, по его примеру относиться к литературе, к искусству, к науке как к части государственного служения.

Д. Володихин

— То есть, получается, что же ты за государь, если не платишь поэтам?

А. Музафаров

— Совершенно верно. Когда первый прусский король решил в Берлине утвердиться, и из Пруссии, княжества, сделать королевство, он стал приглашать к себе ученых и поэтов. Берлин стали называть «Афинами-на-Шпрее». Почему? Потому что королевство — это не только сила солдат, но это и вот… Какое же королевство, если нет своих поэтов и писателей? Людовик задавал эстетическое направление эпохи. В свое время он решил переехать из вечно бунтующего Парижа, увидел маленький охотничий замок Версаль и сказал: «Здесь. Здесь построить величественный дворец». Замечательный архитектор-планировщик Ленотр спланировал грандиозный ансамбль великолепного дворца с великолепным регулярным французским парком.

Д. Володихин

— И с разнообразными флигельками, павильончиками, беседками, отдельно стоящими маленькими дворцами внутри большого Версаля.

А. Музафаров

— Да. С театром обязательно — ну как же без театра? И было собрано огромное количество рабочих, а для Франции это было важно, потому что периодически случались неурожаи. Вот, оказывается, в неурожайные годы крестьяне получили возможность заработать, работая на сооружении этого грандиознейшего, великолепного дворца. И король переехал туда, с ним переехал двор. Именно оттуда, из этой точки он стал править Францией, показывая, что Париж — да, это столица, да, там древний Лувр, да, там Нотр-Дам де Пари, каноником которого является король, но…

Д. Володихин

— …но настоящая столица — «это там, где я».

А. Музафаров

— …там, где король, вот в этой точке! Версаль стал объектом для подражания по всей Европе. Государи стремились строить такие дворцы с такими регулярными французскими парками — в меру своих сил, в меру своих средств. Но именно Версалю мы обязаны Петергофом, Ораниенбаумом, Стрельной, другими дворцами — загородными дворцами русского императорского двора, многими нашими великолепными усадьбами, которыми мы так восхищаемся — на них тоже есть тень Версаля.

Д. Володихин

— Да и не только мы, в сущности.

А. Музафаров

— Не только.

Д. Володихин

— И русские стали подражать французам не первыми.

А. Музафаров

— Скорее даже, последними. Потому что до нас-то докатывалось постепенно. Хотя в посольской сказке, которую… в заказе, вернее, посольском, в котором Алексей Михайлович послал послов, отправлявшихся во Францию, среди прочих политических и военных задач было написано: «Достать образцы кружев, которые носит французский король». То есть в Москве уже Париж воспринимался как такой законодатель мод, и да, даже Алексей Михайлович находил… проявлял интерес к этому. И не только это. То, что Европа в течение XVIII века говорила на французском, во многом, конечно, след обаяния Людовика XIV. Это было то, что сейчас называют как-то «мягкой силой».

Д. Володихин

— Может быть, так, но, может быть, это просто след достаточно энергичной французской дипломатии того времени, которая имела хорошую школу и хорошего правителя?

А. Музафаров

— Безусловно. Потому что Франция стремилась добиться своих интересов, и здесь происходит очень интересный момент — что Людовик XIV умел сочетать интересы династические и личные и интересы страны. И интересы страны у него стояли на первом месте. Французские дипломаты недаром добивались крупных успехов или производили хорошее впечатление, потому что они знали, что делают это не только ради вот тэого вот человека в Версале, но делают это ради всего своего Отечества. И, более того, Людовик XIV сумел сформировать для французов вот это понятие единой Франции. Конечно, что-то было и раньше. Но французы по-прежнему, в основном, считали себя подданными своих маленьких провинций — Бургундия, Нормандия… Шампань или Прованс. Да, но вот Людовик XIV сказал, что Франция — это нечто великое, это нечто большое.

Д. Володихин

— Ну что же, давайте завершим разговор о культуре Франции в эпоху «короля-Солнца» «Тамбурином» — сочинил Жан-Филипп Рамо, представитель младшего поколения французских композиторов эпохи Людовика XIV, ну, и пережил своего государя композитор надолго и творил и после его кончины.

(Звучит «Тамбурин» Ж.-Ф. Рамо.)

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, меня аж и сейчас немного встряхивает в кресле после такой вот музыки, но, тем не менее, я нахожу в себе силы напомнить, что у нас здесь Светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин, мы разговариваем о Людовике XIV, и у нас в гостях блистательный специалист по истории европейской монархии Александр Азизович Музафаров. Что ж, пришло время поговорить не только о том, что было славно при «короле-Солнце», но и о том, что представляет собой предмет критики, причем, критики, получившей достаточно серьезную и широкую традицию во французской литературе, да и не только во французской. Но прежде всего упрек, который бросают Людовику XIV, состоит в том, что он, пытаясь поднять страну, разорил ее, то есть привел ее на грань весьма тяжелого финансового состояния.

А. Музафаров

— Отчасти это действительно упрек справедливый. Связан он, конечно, с двумя вещами. Дело в том, что успехи Людовика XIV, успехи в укреплении позиций Франции, встревожили соседей. Мы об этом уже говорили, что против Франции возникали коалиции, и, фактически, к началу XVIII века Франция умудрилась объединить против себя сильнейшие державы в Европе. Очень остро этот кризис начался после смерти последнего монарха из рода испанских Габсбургов и успешных переговоров французской дипломатии, которые обеспечили, что испанцы пригласили на опустевший престол сына Людовика XIV (ну, и племянника последнего испанского короля) Филиппа. Подписывая договор, Людовик XIV сказал: «Отныне Пиренеев не существует». То есть вековая вражда между Испанией и Францией должна была прекратиться. Сыну своему Филиппу он говорил: «Забудьте, что Вы француз, станьте настоящим испанцем, станьте настоящим испанским королем». Но он рассчитывал на одно — что вот эти постоянные войны Испании с Францией, которые длились около 200 лет, теперь наконец-то прекратятся. Однако на испанскую корону претендовали Габсбурги — австрийские, имперские, и, более того, усиление — союз Франции с Испанией, союз французской превосходной армии и испанской колониальной империи встревожил всех соседей Испании. Против Людовика XIV образовалась коалиция и началась кровопролитнейшая война за испанское наследство.

Д. Володихин

— И надо сказать, что одной из мощнейших сил в этой коалиции была Британия, обладавшая богатой экономикой, мощным флотом и, в общем, имевшая возможность поддерживать своих континентальных союзников своими колоссальными ресурсами.

А. Музафаров

— Безусловно. Но тут и сильная тогдашняя экономика Европы — Голландия, и военная мощь империи, и в Испании далеко не все признали нового короля — там были искренние сторонники Габсбургов. То есть все это привело к тому, что Франция оказалась в кольце фронтов и оказалась, фактически, одна против всех. И это было для Франции крайне тяжелое положение.

Д. Володихин

— В сущности, это дипломатическое поражение.

А. Музафаров

— Можно сказать и так. И, плюс, усугубилась ситуация — чуть позже мы расскажем — с религиозным кризисом во Франции, с изгнанием гугенотов из Франции. Далее можно отметить, что именно на эти годы, как назло, приходится серия неурожаев, которые разоряют французское хозяйство, и последние войны «короля-Солнца» тоже идут очень тяжело. Его армия терпит сокрушительное поражение при Бленхейме, где принц Мальборо соединяется с Евгением Савойским, дальше следует победа при Ремили, победа англичан, и союзники предъявляют теперь королю условие не просто отказаться от своего сына, занявшего испанский престол, но пойти против него войной. Король говорит, что «нет, ну, на родного сына я не могу поднять оружие». Вдобавок, в этот момент умирает старший сын Людовика или Великий Дофин, как его называли. А через некоторое время король получает еще один чувствительный удар — умирает его внук, дофин, так сказать, младший, и, фактически, после своей смерти король передаст престол — это уникальный случай в истории европейской монархии — не сыну и не внуку, а правнуку.

Д. Володихин

— Ну, скоро мы это будем в Англии наблюдать.

А. Музафаров

— Да. То есть вот там, во Франции была именно такая ветвь. Кстати, можно отметить, что Людовик XIV — это рекордсмен среди европейских монархов по номинальному сроку правления — 72 года. Пока ни у кого не получилось править так долго. И вот…

Д. Володихин

— Ну, в реальности, наверное, лет 50-55…

А. Музафаров

— Да, безусловно. Потому что там…

Д. Володихин

— Но все равно много.

А. Музафаров

— Но все равно. И вот, конечно, напряжение для Франции, оказавшейся втянутой в войну со всей, фактически, Европой было крайне большим.

Д. Володихин

— Чем закончилась война за испанское наследство?

А. Музафаров

— Закончилась Утрехтским миром, в котором все-таки Бурбоны сохранили испанский престол.

Д. Володихин

— Ну потому что битва при Мальплаке, о которой Вы уже говорили, все-таки закончилась в пользу «короля-Солнца».

А. Музафаров

— Да, потому что маршал Виллар сумел сдержать натиск Мальборо и Евгения Савойского, и во Франции эту битву рассматривали как победу. В Испании Филипп (войдет в испанскую историю как Филипп V) проявил себя как талантливый король и сумел не просто быть приглашенным в Мадрид, он сумел привлечь на свою сторону внимание испанцев. Испанская нация поддержала именно его, а не габсбургского претендента. То есть Бурбонам удалось удержать эти два трона, но страна вышла из войны весьма и весьма разоренной. Надо отметить, что…

Д. Володихин

— Пришлось что-нибудь отдать из земель, из завоеваний территориальных?

А. Музафаров

— Ну, весьма незначительные куски в Северной Фландрии. У французов были до этого шансы и планы на обладание Брюсселем, но вот теперь с этим пришлось расстаться, потому что французы воспринимали Фландрию тогда как часть Франции. Но вот теперь, с этого момента они, пожалуй, начинают с этим смиряться — что это не Франция.

Д. Володихин

— Ну, вероятно, Фландрия не очень хотела рассматривать себя как часть Франции.

А. Музафаров

— Там тоже, да, была довольно сложная ситуация, поэтому это очень такой интересный момент. Были потери в колониях, у испанцев особенно. Англичане, раз уж они смогли скинуть короля, ну, кое-что под шумок-то прибрали.

Д. Володихин

— Ну, а вот тот религиозный кризис, который обрушился на Франции и действительно очень много неприятностей принес короне?

А. Музафаров

— Да, это… Значит, я напомню, что во Франции в XVI веке… Франция оказалась той страной, в которой Реформация не победила полностью. И, с одной стороны, французских протестантов — их называли гугенотами — образовалось достаточно много, чтобы их не смогли распылить в ходе контрреформации, с другой стороны, их, казалось, недостаточно много, чтобы сделать Францию протестантской страной. И вот война между католиками и гугенотами сотрясала Францию всю вторую половину XVI века. Победил лидер гугенотов Генрих IV, но он победил, сменив веру, став католиком — «Париж стоит Мессы». И он издал так называемый Нантский эдикт, согласно которому гугеноты сохраняли право на свое вероисповедание в обмен на лояльность французской короне. Людовик XIV был человек, с одной стороны, грешный, с другой стороны, религиозный и стремился как бы искупить вот эти свои личные грехи служением Церкви, как он это понимал. И поэтому он решил, что теперь пришло время этот Нантский эдикт отменить. Он попытался провести целую кампанию по обращению гугенотов в католиков, и в качестве миссионеров он использовал драгунов, то есть драгунские полки размещались постоем в протестантских местечках, и драгуны вели себя на постоях самым отвратительным образом — рубили хозяйскую мебель палашами в порядке упражнений, ели, обижали этих…

Д. Володихин

— Ели хозяйские запасы, обижали хозяйских жен.

А. Музафаров

— Спастись от этого можно было только одним — приняв католическое крещение. Иные поддавались. Более того, король учредил через губернаторов своего рода соревнование — кто быстрее обратит гугенотов. Губернаторы были рады стараться на бумаге, и в Версаль потекли донесения с мест, что «вот ни одного гугенота-то у нас почти и не осталось, почти все приняли святую веру». В результате король издает в Версале эдикт, который отменяет Нантский эдикт и требует от всех французов исповедовать только католическую веру. Это было ошибкой. Гугенотов во Франции оставалось еще очень много. И, фактически, из страны началось бегство. Из страны уехало, по подсчетам французских историков, больше 200 тысяч человек. Наиболее заметная часть — они были активные, весьма развитые люди. Это были купцы, ученые, офицеры. И поехали в самые разные места. Вот в Смоленске есть памятник русскому генералу Скалону, погибшему в 1812 году. Так вот его предки бежали из Франции от Людовика XIV, его предок Скалон приехал в Россию на службу к Алексею Михайловичу, принял православную веру, и с тех пор Скалоны служили русским государям. И в 1812-м он погиб, сражаясь с былыми соотечественниками.

Д. Володихин

— Ну что ж, мы видим, что страна понесла немалые демографические потери.

А. Музафаров

— Демографические и потери, главное, в энергичных и деятельных людях, которые были нужны французской короне.

Д. Володихин

— Вот еще один вопрос. Когда-то французы склонны были восхищаться своими королями, которые окружали себя многочисленными фаворитками. Сейчас иное время, и, скорее, Людовика XIV упрекают за распущенность, за то, что он без конца менял своих фавориток и не был, скажем так, увлечен законной супругой.

А. Музафаров

— Да, безусловно, это можно поставить королю… Особенно это выглядит на контрасте с его отцом Людовиком XIII, у которого тоже были сложные отношения с супругой, но который, как свидетельствуют современные французские историки, был человеком благочестивым и никогда себе не позволял каких-либо этих. ..

Д. Володихин

— …безобразий.

А. Музафаров

— Да. А Людовик XIV пошел, скорее, не в отца, а в деда, но у него не было такой легкости, как у Анри IV, и он, с его стремлением к регламентации, не просто увлекался женщинами, но он придал этому официальный статус. Появился такой даже титул даже — «maitresse le roi», то есть «женщина короля», который передавался официально. То есть первой такой его пассией была Луиз де Лавальер, которая, в итоге, в общем-то, родив ему двух детей, решила, что все-таки это грех. Она ушла в монастырь и стала монахиней. Потом была госпожа де Монтеспан, потом госпожа де Ментенон.

Д. Володихин

— И между ними еще время от времени встречались…

А. Музафаров

— Еще там, да…

Д. Володихин

— Вот этот момент, скажем так… мелкие фаворитки.

А. Музафаров

— Да. А вот эти, эти три были удостоены вот этого официального титула. Ну, правда, на госпоже де Ментенон после смерти королевы Людовик XIV женился. Это был морганатический брак. Он пытался узаконить своих, скажем так, незаконных детей, но не просто узаконить — во Франции был закон, который их вводил в состав аристократии. Он попытался сделать их частью своих наследников, дать им такой титул — «дети Франции». Но вот здесь даже вот Парижский парламент все-таки встал, так сказать, на рога и сказал, что «нет, не пустим такого».

Д. Володихин

— Ну что ж, можно сказать, что в этом отношении Людовик XIV, ну, мягко говоря, не был наихристианнейшим государем.

А. Музафаров

— Не был, безусловно.

Д. Володихин

— И поскольку время нашей передачи подходит к концу, настала та минута, когда стоит подвести итог. Все-таки чего больше в правлении Людовика XIV — успехов, триумфов или неудач, разорения, распущенности? Что преобладает?

А. Музафаров

— Знаете, на мой взгляд, все-таки этот государь был, скорее, добрым, чем худым в отношении этих слов по-русски. То есть того позитивного, что он сделал для Франции, безусловно, было гораздо больше. После него во Франции уже не будет таких внутренних смут, как Фронда, он сумел это пресечь — как минимум, на сто лет, до Французской революции. Он оставил Франции множество прекрасных зданий, каналов, инфраструктуры, множество прекрасных произведений французской культуры. Это тоже никуда не денется, это тоже всегда останется частью французского мирового культурного наследия. А в чем он не преуспел, он честно сказал, умирая в 1715 году, своему правнуку и наследнику, будущему Людовику XV. Он сказал: «Мой мальчик, Вы на днях унаследуете корону самого прекрасного королевства в Европе, и не повторяйте моих ошибок. Заботьтесь о народе. Я бы сам хотел делать это больше, но у меня это не получилось». То есть вот дал такой наказ своему правнуку, сменившему его на престоле.

Д. Володихин

— Ну что же, остается сказать, что хороший государь — это пример для подражания ныне существующим и будущим правителям всех тех стран, где монархия существует, сохранится или возродится. Ну, а теперь мне осталось поблагодарить от Вашего имени, дорогие радиослушатели, Александра Музафарова за замечательную передачу, и сообщить Вам: спасибо за внимание, до свидания!

А. Музафаров

— До свидания!

Людовик Морло : Московская государственная академическая филармония

Людовик Морло родился в 1973 году в Лионе. Первоначальное музыкальное образование получил как скрипач, затем обучался дирижированию в Школе Пьера Монтё (США) под руководством Шарля Брюка и Майкла Джинбо. Продолжил обучение в лондонской Королевской академии музыки у Колина Дэвиса, Джорджа Хёрста и Колина Меттерса, а также как участник программы дирижера Нормана Дель Мара в Королевском музыкальном колледже. В 2001 году на Тэнглвудском фестивале как стипендиат программы Сейдзи Озавы дебютировал с Бостонским симфоническим оркестром, где в 2004–2007 гг. был ассистентом главного дирижера – Джеймса Левайна.

В 2002–2004 гг. Людовик Морло был приглашенным дирижером Национального оркестра Лиона. Поворотным моментом в карьере маэстро стал март 2006 года, когда он заменил Кристофа фон Донаньи за пультом Нью-Йоркского филармонического оркестра и после успешного выступления был приглашен вновь. В том же году Морло дебютировал с Чикагским симфоническим оркестром, где заменил Риккардо Мути, и вскоре получил приглашения от крупнейших оркестров США, включая Кливлендский, Питтсбургский и Филадельфийский, которыми с тех пор дирижировал неоднократно. В 2012–2014 гг. Морло был главным дирижером Королевского театра де ла Монне в Брюсселе, где под его руководством были поставлены оперы «Милосердие Тита» Моцарта, «Енуфа» Яначека и «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси, а также подготовлен ряд концертных программ, исполнявшихся в Брюсселе и на фестивале в Экс-ан-Провансе. 

В 2011–2019 гг. – музыкальный руководитель Симфонического оркестра Сиэтла, с 2019 года – почетный дирижер. Под его руководством оркестр открыл новую страницу своей истории, существенно обновив состав, открыв собственный звукозаписывающий лейбл и расширив репертуар. Новаторский подход дирижера к планированию сезона проявился также в организации театрализованных постановок и программ, рассчитанных на нетрадиционные концертные площадки. По инициативе Морло коллектив сотрудничал с музыкантами неакадемических жанров (в том числе с участниками легендарных сиэтлских групп Mad Season, Soundgarden, Pearl Jam, Alice in Chains и Temple of the Dog), заказывал новые сочинения, представлял их мировые и американские премьеры. Среди них Instances Эллиота Картера, Become Ocean и Become Desert Джона Лютера Адамса, At Swim-Two-Birds Паскаля Дюсапена (солисты Виктория Муллова и Мэтью Барли), «Ночные бабочки» Александра Раскатова, The Sinewaveland Владимира Николаева, Фортепианный концерт Каролин Шоу и другие. 

Записи оркестра с Людовиком Морло более двадцати пяти раз номинировались на премию «Грэмми» и были отмечены ею пять раз, в том числе Become Ocean Джона Лютера Адамса, Концерт для скрипки с оркестром Аарона Джея Керниса (солист – Джеймс Энес), и «Древо снов» Анри Дютийе (солист – Августин Хаделих). В 2018 году Сиэтлский симфонический стал «оркестром года», по версии журнала Gramophone. Под управлением Морло на лейбле Seattle Symphony Media, созданном в 2014 году, записано более 20 дисков, посвященных в основном музыке XX–XXI веков. 

Людовик Морло выступает с Королевским оркестром Консертгебау (Амстердам), Чешским, Берлинским, Лондонским, Нью-Йоркским, Лос-Анджелесским, Токийским филармоническими оркестрами, Дрезденской государственной капеллой, Будапештским фестивальным оркестром, Национальным оркестром Франции, Национальным симфоническим оркестром (Вашингтон), симфоническими оркестрами Мельбурна, Чикаго, Детройта, Хьюстона, Миннесоты, Бирмингема, Берлинского радио. В 2008 году дебютировал в Москве за пультом Национального филармонического оркестра России. Участвовал в фестивалях BBC Proms, Wien Modern и Эдинбургском. 

В сезоне 2019/20 дирижировал Лос-Анджелесским филармоническим оркестром, Филармоническим оркестром Бергена и Оркестром Романдской Швейцарии, а также 

продолжил сотрудничество с Филармоническим оркестром Би-би-си. В течение сезона 2020/21 маэстро дебютирует с Оркестром де Пари, симфоническими оркестрами Сан-Франциско и Барселоны, Королевским национальным оркестром Шотландии, а также выступает с Филармоническим оркестром Бергена, симфоническими оркестрами Исландии и Западной Австралии. 

Людовик Морло уделяет огромное внимание работе с молодежью. В 2019 году он дирижировал студенческим оркестром Йельского университета и в очередной раз принял участие в фестивале в Аспене. С Национальным молодежным оркестром Китая в 2019 году он совершил гастрольное турне по Европе и провел дебютный концерт коллектива в Нью-Йорке, а двумя годами ранее – первый концерт в Китае. В январе 2020 года маэстро стал его художественным руководителем. 

С марта 2012 года Людовик Морло – приглашенный преподаватель Университета Вашингтонской школы музыки в Сиэтле. В 2014 году избран действительным членом лондонской Королевской академии музыки.

ТАЙНЫ ВЕРСАЛЯ. ЛЮДОВИК XIV ПРИГЛАШАЕТ НА ОПЕРНЫЙ АПЕРИТИВ

Концерт в мультимедийных декорациях с интерактивной программой в фойе.

Интерактивная программа 

Начало в 18.00.

Гостей вечера мы приглашаем окунуться в атмосферу Барокко: в пору расцвета абсолютной монархии с богатыми дворами, страстями и аристократическими забавами, в эпоху стремительного развития изящных искусств, индустрии моды и развлечений, во времена балов, концертов и маскарадов…

Вас ждет вечер, полный сюрпризов!

ИНТЕРАКТИВНАЯ ПРОГРАММА в фойе:

18.00 – 18.20 ЗВАНЫЙ БАЛ со студией исторического танца «Виджи»

18.20 – 18.30 ТАЙНЫЙ ДИАЛОГ. Мини-перфоманс на языке жестов и вееров

18.30 – 18.50 ФАВОРИТКА КОРОЛЯ. Интеллектуально-детективная игра

 

Весь вечер:   

КОРОЛЕВСКАЯ АУДИЕНЦИЯ

На своем троне вас ждет сам Король-солнце и его свита для эксклюзивного фото

САДЫ ВЕРСАЛЯ

Фотозона в роскошном пейзаже дворцового парка

АРОМАТНОЕ ПОСЛАНИЕ

Мастер-класс по созданию декорированного аромасаше «со смыслом»

ТАИНСТВЕННАЯ МАСКА

Мастер-класс по изготовлению карнавальных масок 

МАДЖОНГ 

АПЕРИТИВ ДЛЯ ГОСТЕЙ 

Исполнители

АНСАМБЛЬ СОЛИСТОВ НОВОСИБИРСКОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА

1. Наталья Жук, скрипка

2. Юлия Кузова, скрипка

3. Антон Пахаруков, виолончель

4. Илья Карманов, фагот

5. Яков Наговицин, флейта

6. Ирина Немова, клавесин

7. Анна Даттай, сопрано 

8. Гурий Гурьев, баритон

 

В ПРОГРАММЕ ПРИНИМАЕТ УЧАСТИЕ 

Олег Теплоухов, актер Омского академического театра драмы

 

Студия исторических танцев «Виджи»

 

Аниматоры в костюмах эпохи Людовика XIV, развлечения, угощения, фотозоны

Программа

1 Даль Абако. Кончерто гроссо op 5 n 2 ми минор Allegro, Grave, Presto

2 Вивальди. Ария Баязета из оперы «Баязет», исп. Гурий Гурьев 

3 Кальдара. Чакона для флейты и скрипки, исп Яков Наговицин (флейта) и Наталья Жук (скрипка) 

4 Гендель. Ария Альмиры из оперы «Ринальдо», исп. Анна Даттай (сопрано) 

5 Вивальди. Концерт для флейты-пикколо и стр соль мажор op 10 n 4 RV 435, исп Яков Наговицин (флейта пикколо) 

6 Перголези. Дуэт Уберто и Серпины из оперы «Служанка-госпожа», исп.  Анна Даттай  (сопрано) и Гурий Гурьев (баритон)

7 Тарквинио Мерула. «La Lusignuola» 

8 Телеман. Концерт для флейты, фагота и струнных фа мажор 3, 4 части, исп Яков Наговицин (флейта), Илья Карманов (фагот) 

9 Лео. Ария Клеоники из оперы «Деметрий», исп. Анна Даттай (сопрано)

10 Маурицио Каццати. Чакона 

11 Корелли. Кончерто гроссо op 6 n 4 ре мажор 

 

Анонс

«Я уйду, но Версаль останется», – говорил король-солнце –  великий Людовик ХIV. Свой превосходный королевский дворец, утопающий в цветущих садах, он сделал открытым для всех.  7 апреля его идея будет воплощена в Концертном зале филармонии – в новой эксклюзивной программе «Тайны Версаля». Она  даст возможность каждому, кто придет в этот вечер в Концертный зал филармонии, не только услышать, но  и увидеть великолепие сказочной резиденции. На сцену выйдут солисты Новосибирского академического театра оперы и балета. Шедевры старинной музыки, которые они исполнят в этот вечер, дополнит красочный видеоряд на большом экране. «Тайны Версаля» подразумевают также масштабную интерактивную программу. Она начнется за час до концерта – в 18.00 –  в фойе Концертного зала.  

 

В Версале жизнь протекала как хорошо поставленный спектакль. Музыка здесь практически никогда не стихала. Без нее не проходило ни одно королевское застолье. Даже засыпал король под звуки своих любимых мелодий. В месяц при дворе проводилось не менее двух десятков концертов. Именно в Версале был создан первый в мире театр, в котором проходили только балетные и оперные представления. Эту удивительную атмосферу воссоздает новая эксклюзивная программа «Тайны Версаля». Ее главные участники – солисты Новосибирского академического театра оперы и балета: Наталья Жук (скрипка), Юлия Кузова  (скрипка), Антон Пахаруков (виолончель), Илья Карманов (фагот), Яков Наговицин (флейта), Ирина Немова (клавесин), Анна Даттай (сопрано),  Гурий Гурьев (баритон). 

 

Этот ансамбль – настоящий эксперт в области старинной классики. В своих концертах он показывает всю красоту барокко, где каждый звук отточен, словно часть дворцового церемониала. Неотъемлемая часть ансамбля – клавесин, без хрустального звука которого немыслима старинная музыка. В эпоху барокко на сцене также царствовал человеческий голос. Ярким подтверждением тому станут оперные певцы – сопрано и баритон. «Тайны Версаля» представляют многообразие жанров старинной музыки. Со сцены прозвучат произведения Генделя, Вивальди, Корелли, Перголези, Телемана и других композиторов. Инструментальную классику дополнят оперные арии. Вести концерт будет актер Омского академического драматического театра – заслуженный деятель культуры Омской области Олег Теплоухов. 

 

Эпоха барокко будет царить не только на сцене, но и в фойе Концертного зала. В 18.00 стартует масштабная интерактивная программа. Ее откроют исторические танцы от студии «Виджи». В 18.20 начнется мини-перфоманс на языке жестов и вееров «Тайный диалог», в 18.30 – интеллектуально-детективная игра «Фаворитка короля». В течение вечера слушатели смогут сделать селфи в фотозоне в версальском  стиле, сыграть в логический пасьянс, принять участие в мастер-классах по изготовлению карнавальных масок и декорированного аромасаше. Публику будут встречать сам  король-солнце –  великий Людовик ХIV – и его свита. И это не все сюрпризы, которые ждут меломанов в программе «Тайны Версаля». 

 

 

Продолжительность

1 отделение

1 ч. 20 мин.

 

Артисты

Людовик I | Император Священной Римской империи

Людовик I , имя Людовик Благочестивый , или Дебонэр , французский Louis le Pieux , или le Débonnaire , немецкий Ludwig der Fromme , 7 April der Fromme , 7 April der Fromme , 7 April der Fromme , , Аквитания [ныне во Франции] — умер 20 июня 840 г., Петерзау, остров на реке Рейн близ Ингельхайма [ныне в Германии]), каролингский правитель франков, сменивший своего отца Карла Великого на посту императора в 814 г. и чьи 26 Год правления (самый продолжительный из всех средневековых императоров до Генриха IV [1056–1106]) был центральным и противоречивым этапом каролингского эксперимента по формированию нового европейского общества. Обычно его называли Людовиком Благочестивым, а современники знали его под латинскими именами Хлудовикус или Хлодовикус, которые перекликаются с латинским именем Хлодвига (ок. 466–511), прославленного основателя династии Меровингов. Людовик был назначен королем Аквитании в 781 году и уже был опытным 35-летним политиком и военачальником, когда стал соправителем Карла Великого в 813 году. Он был четвертым монархом династии Каролингов, которому предшествовал его отец; его дядя Карломан; и его дед, Пиппин III, Короткий.

Огромное королевство, унаследованное Людовиком, простиралось от современных городов Гамбург, Германия, на севере до Барселоны, Испания, 900 миль на юг, и от Нанта, Франция, на западе до Оснабрюка, Германия, 720 миль на восток. Франкская империя «Первой Европы» фактически представляла собой этническое, языковое и культурное лоскутное одеяло из франков, саксов, бретонцев, аквитанцев, испанцев, лангобардов, евреев, византийцев, римлян, баварцев, аваров, славян и других народов-данников. Карл Великий пытался управлять своими обширными землями, создавая субкоролевства.В 781 году трехлетний Людовик был назначен королем Аквитании, и за 33 года своего правления он приобрел много ценного опыта и сильно повзрослел. Аквитания не была синекурой. Аквитания, насильно присоединенная к каролингскому режиму, нуждалась в наблюдении, особенно потому, что она примыкала к Испанской Марке, военному пограничному региону, который стал еще более опасным после неудачной испанской кампании Карла Великого в 778 году.

Британская викторина

Короли и императоры (Часть II) Викторина

Какой король Англии привел страну в Столетнюю войну с Францией? Кто стал королем Англии после того, как его соперник за трон был убит в бою, по общему мнению, раненым в глаз стрелой? Пройдите этот тест и узнайте.(И помните: не всякий государь обязательно называется королем или императором. )

Как король, Людовик имел собственные дворцы, канцелярию, казну и монетные дворы. Он командовал военными экспедициями и контролировал франкских графов, аббатов и вассалов, отправленных в Аквитанию. В 794 году Карл Великий выбрал невесту для 16-летнего Людовика, уже имеющего двоих детей от наложниц. Ирмингард, дочь графа Ингрэма, чьи связи с каролингской семьей восходят к VII веку, дополнила двор Людовика в Аквитании.В течение 10 лет у королевской четы родилось пятеро детей. Ирмингард также участвовала в усилиях своего мужа по реформированию монашеской жизни, которые возглавил Бенедикт Анианский, гот, основавший монастырь на территории своей семьи. Бенедикт был лишь одним из группы южан, которым суждено было сыграть значительную роль в правлении Людовика. Клавдий, испанец, и Йонас, аквитанец, стали епископами Турина и Орлеана соответственно. Хелисахар, гот, служил канцлером Людовика и настоятелем нескольких монастырей.Агобард, испанец, стал архиепископом Лиона в 816 году. Не только южане сохранили тесные связи с Людовиком, но и франки, которые были близки к нему, когда он был королем Аквитании, оставались близкими ему как императору. Один из этой последней группы, Бего, стал графом Парижским. Самая замечательная связь, которую Людовик завязал в юности, была с Эббо, сыном его крестьянской кормилицы Химильтруды. Карл Великий дал рабскому товарищу по играм своего сына свободу и образование и отправил Эббо в Аквитанию, чтобы он служил библиотекарем Людовика.В 816 году Людовик вызвал удивление, когда назначил бывшего крепостного архиепископом Реймса, самого престижного епископства во Франкской империи.

Проблемы империи

Имперский титул, который Папа Лев III пожаловал Карлу Великому 25 декабря 800 г., был проблематичным. Лаконичные современные источники свидетельствуют о том, что ни папа, ни новый император до конца не понимали смысла возрождения имперской должности. (Показательно, что точный термин Sacrum Romanum Imperium , или «Священная Римская империя», не использовался до середины 13 века. ) Поразмыслив, Карл Великий, кажется, расценил должность как личную. В 806 году он проигнорировал неопределенность имперского титула, когда обрисовал будущее разделение империи между тремя своими законными сыновьями, Карлом, Пиппином и Людовиком. 11 сентября 813 года, когда его старшие сыновья умерли, Карл Великий даровал Людовику должность императора без консультации или одобрения папы.

Пять месяцев спустя после смерти отца перед Людовиком встала задача управлять империей, которая на седьмом десятилетии правления Карла Великого страдала от неповиновения, коррупции и неэффективности.В 811 году Карл Великий показал глубокий пессимизм своих последних лет, когда он спросил лидеров своей империи: «Действительно ли мы христиане?» Ответ на этот вопрос предоставил Людовику платформу для программы реформ, которая началась в центре. Аахен (ныне в Германии), где его отец построил свой дворец, был очищен от проституток; Незамужние сестры Людовика, имевшие сексуальные отношения с придворными палатинами, были отправлены в монастыри. Луи также занимался более широкими проблемами. В первый год его пребывания на посту императора канцелярия разослала почти 40 дипломов (имеющих обязательную юридическую силу письменных документов) во все части империи, что почти вдвое превышает количество, которое Карл Великий выдал за последние 13 лет своей жизни.

В этих и последующих документах Людовик изображал себя императором христианского народа, а не различных этнических групп. Предлагая видение каролингского общества, основанное на единстве людей в теле Христа и в церкви Христа, Людовик разработал сложное понятие империи, в которой сливаются религия, общество и политика. Последствия его смелого замысла — по сути, империя, бросившая вызов региональным, династическим и папским представлениям об обществе — были захватывающими дух.План этой империи, Ordinatio imperii от 817 г., пытался справиться с центробежными реалиями регионов и собственной семьи Людовика, предписывая, как сохранить единство империи, разделив ее между тремя его сыновьями. Лотарь (р. 795) стал соправителем Людовика; Пиппин (797 г.р.) и Людовик Немецкий (804 г.р.) получили второстепенные роли королей Аквитании и Баварии соответственно. Подобно делению 804 Карла Великого, Ordinatio Людовика был задуман без ссылки на папство.

Исторический Pactum Hludowicianum , также выпущенный в 817 году, заменил нечеткий «союз дружбы» между каролингами и папами тщательно выстроенными имперско-папскими отношениями, в которых доминировал император. Позже Людовик описал папу как своего помощника ( adiutor ) в заботе о Божьем народе. Не менее динамичным он был и в политической сфере. Когда племянник Людовика, король Италии Бернард, бросил вызов власти императора в 817 году, Людовик быстро подавил восстание, ослепив Бернарда и изгнав других заговорщиков.Чтобы предотвратить дальнейшие династические проблемы, Людовик приказал постричь своих сводных братьев Дрого, Гюго и Теодориха и поместить их в монастыри.

В 822 году в Аттиньи (ныне во Франции) Людовик, твердо контролировавший империю, добавил новое измерение к средневековому королевскому сану, когда добровольно покаялся за свои грехи. Спонтанное проявление императором царственного смирения, которому предшествовало примирение с врагами, произвело глубокое впечатление на современников. Один из них, анонимный автор «Жизни императора Людовика », дал своему субъекту высокий комплимент, сравнив действия Людовика с действиями римского императора Феодосия Великого.

Принцесса Италии Эрменгарда (де Хесбай) (c.778 — 818)

https://fr.wikipedia.org/wiki/Ermengarde_de_Hesbaye https://nl.wikipedia.org/wiki/Ermengarde_van_Haspengouw

Эрменгарда Хесбайская, или Ирменгарда (ок. 778 — 3 октября 818) — королева франков и императрица Священной Римской империи, жена императора Людовика I.

Франкская дочь Ингрэма, графа Хесбайского, и Хедвиги Баварской . Ее семья известна как Робертианцы.

В 794/5 году Эрменгарда вышла замуж за Людовика Благочестивого, короля Аквитании, короля франков, короля Италии, правителя Священной Римской империи.

У нее было шестеро детей:

 * Лотарь I, родился в 795 г.  в Альтдорфе, Бавария 
г.
 * Пипин I Аквитанский, 797 г.р. 
 * Аделаида, род. ок. 799 
 o Возможная жена Роберта Сильного, возможная мать Одо, графа Парижского и Роберта I Французского. 
 * Ротруде, род. 800 
 * Хильдегард / Матильда, род. ок.802 
 o Жена Жерара, графа Оверни, возможная мать Ранульфа I де Пуатье. 
 * Людовик Немецкий, родился ок. 805 

Она умерла в Анжере, Франция, 3 октября 818 года. Через несколько лет после ее смерти ее муж снова женился на Юдифи Баварской, которая родила ему Карла Лысого.

Эрменгарда Хесбайская говорит —

 Эрменгарда (или Ирмингард) Хесбайская (ок. 778 - 3 октября 818 г.), вероятно, член династии Робертов, была императрицей Священной Римской империи с 813 г. и королевой франков с 814 г. до своей смерти в качестве жены каролингского императора Людовика. благочестивый.

Лайф
Эрменгарда была дочерью графа Ингермана Хесбая и Ротруды.
——————————————

E. СЕМЬЯ АНГЕРРАНА КОНТА ПАРИЖСКОГО

  • 1. СИГРАМНУС . м ЛАНДРАДА, дочь —.
    • а) ЧРОДГАНГ [Хруотганг] (-7 марта [766], бур Монастырь Горзе). епископ.
    • б) сын. Теган называет «nobilissimi ducis Ingorammi…filius fratris Hruotgangi, Santi Pontificis»[187], но не называет имени своего брата.м —. Имя матери Ангеррана неизвестно. Один ребенок:
      • i) АНГЕРРАН ([740/50]-). Теган называет «nobilissimi ducis Ingorammi…filius fratris Hruotgangi, Sainti Pontificis»[188]. Согласно Сеттипани[189], он был родственником семьи Роберта [Капета]. Предположительно это основано на связи через графство Хесбайе, в отношении которого Роберт (сын Ламберта, умер до 764 г. и предполагаемый родоначальник рода Робертинеров, см. документ МЕРОВИНГСКОЕ ДВОРЯНСТВО) записан в 742 г.Однако до сих пор не выявлено первоисточника, который напрямую связывает Энгеррана с графством Хесбе (кроме ссылки на происхождение его дяди по отцовской линии, см. выше). Граф де Пари, хотя первоисточник, доказывающий, что он владел этим графством, до сих пор не идентифицирован. Дату рождения Роберта, сына Ламберта, можно оценить как [700/10]. Таким образом, он, вероятно, принадлежал к поколению отца или деда Ангеррана. Любые отношения между Энгерраном и Робером по отцовской линии не могли быть более близкими, чем троюродный брат, что кажется далеким для графства Эсбайе, которое передавалось между ними двумя.Возможно, что связь была через мать Ангеррана, которая могла быть сестрой Робера, но это просто предположение, не основанное ни на каких документальных свидетельствах. М РОТРУД, дочь —. Первоисточник имени жены Ангеррана до сих пор не установлен. [http://fmg.ac/Projects/MedLands/FRANKISH%20NOBILITY.htm#Ermengardis…] У Энгеррана и его жены был один ребенок:

(a) ЭРМЕНГАРД ([775/80]-Анже 3 октября 818 г. , бур Анже).В Vita Hludowici Imperatoris Тегана жена императора Людовика названа «filiam nobilissimi ducis Ingorammi…Irmingarda»[190]. Gesta Francorum сообщает о смерти «818 V Non Oct» «Irmingardis regina»[191]. В Vita Hludowici Imperatoris записана смерть «V Non Oct» «Hirmingardis regina» через три дня после болезни[192]. м ([794]%29 в качестве его первой жены, ЛУИ, короля аквитанцев, сына КАРЛА I «Карла Великого», короля франков, и его второй жены Хильдегарды (Шасней-дю-Пуату {Вена} [16 апр./сен.] 778 г. -остров на Рейне близ Ингельхайма 20 июня 840 г., bur Metz, église abbatiale de Saint-Arnoul).Он был коронован императором ЛЮДОВОМ I «der Fromme/le Pieux» в 816 году.

——————————————————-

Barn i det första äktenskapet [redigera]

Лотар I (795 — 29/9 855)

Людвиг ден тыске (800 — 28/8 876)

Pippin av Aquitanien (803 — 13/12 835)

Rotrude, prinsessa av Frankerriket född 808

Alpaide eller Alpais, prinsessa av Frankerriket, född 810. Подарок от Beggen (Bego) greve av Paris. Де фик 3 сарай.

Хильдегард, принцесса Франкеррикет (812 — 841)

Adelaide, prinsessa av Frankerriket, född 814

Жизель, принцесса Франкеррикет (818 — 1/7 876)


Ирменгард из Хесбейна

Ф, #103197

Последнее редактирование = 26 февраля 2002 г.

 Ирменгард Хесбенская вышла замуж за Людовика I, короля Франции, сына Карла Великого, императора Священной Римской империи и Хильдегарды Винцгау, в 798 году.

Дети Ирменгард Хесбенской и Людовика I, Руа де Франс

-1. Аделаида д’Аквитания

-2. Лотарь I, император Священной Римской империи+ р. 795, с. 29 сент. 855 (4)

-3. Пипин I, Король Аквитании+ б. 797, с. 838

-4. Ротруд д’Аквитанская б. 800

-5. Хильдегард д’Аквитания б. с 802

-6. Людовик II «немец», король восточных франков + р. c 805, д. н.э. 876

Форрас / Источник:

http://www.thepeerage.com/p10320.htm#i103197


Королева франков и императрица Священной Римской империи


Примечания:

дочь графа Ингрэма.


———————

Ermengarde av Hesbaye (Эллер Ирменгард) (ок. 778 — 3 октября 818 г.) var Drottning av frankerna och Tysk-romerska kejsarinnan som frutille Kejsare Ludvig I. Hon var Frankiska, Dottertill Ingram, Greve av HesbayeOch Hedwig av Bayern. Hennes familj är känd som Robertinger.

I 794 / 5 Ermengarde подарок Ludvig den Fromme, Kung av Aquitania, Kung av Franks, Kung av Italien, härskare över Tysk-romerska riket.

Секс-амбар Hon Hade:

Лотар I, Фёдд 795 и Альтдорф, Бавария

Pepin I av Akvitanien, Фёдд 797

Аделаида, Фёдд, ок. 799

Ротруда, född 800

Хильдегард / Матильда, фёдд ок. 802

Ludvig den tyske, Фёдд ок. 805

Hon dog på Angers, Франция, 3 октября 818.Några år efter hennes död, gifte sin man until Judith av Bayern, Som födde honom Karl den skallige


Семья мед. Людвига I ‘den fromme’ av Frankerna (778 — 840)

Вигсел: 798 1)

Сарай:

Лотар I ав Франкерна (795 — 855)

Аделаида (799 — )

Хильдегард ав Франкерна (802 — 841)

Людвиг II ‘tysken’ ав Бавария (805 — 876)

————————————————— ——————————-

Кэллор

 1) Справочник королевских генеалогических данных, Халл, Англия 


Эрменгарда Хесбайская (или Ирменгарда) (ок. 778 — 3 октября) была королевой франков и императрицей Священной Римской империи в качестве жены императора Людовика I. Она была франкской, дочерью Ингерама, графа Хесбайского, и Хедвиги Баварской. Ее семья известна как Робертианцы.
В 794/5 году Эрменгарда вышла замуж за Людовика Благочестивого, короля Аквитании, короля франков, короля Италии, правителя Священной Римской империи. Дети Эрменгарды де Эсбей и Людовика I, «Благочестивого», императора Священной Римской империи

 ◦Пепин д. 838 
 ◦ Лотарь I, император Священной Римской империи+ р.795, с. 29 сент. 855 
 ◦Ротруд де Франс+ б. 800, д. 841 
 ◦Людовик II, король восточных франков+ р. c 806, д. н.э. 28 августа 876 
 ◦Адельхейд Принцесса Священной Римской Империи+ р. c 824, ум. 866 

[http://en.wikipedia.org/wiki/Ermengarde_of_Hesbaye]

http://fmg.ac/Projects/MedLands/FRANKISH%20NOBILITY.htm#Ermengardis…

http://fmg.ac/Projects/MedLands/FRANKISH%20NOBILITY. htm#_Toc169575358


http://en.wikipedia.org/wiki/Ermengarde_of_Hesbaye

Людовик Благочестивый Биография — Детство, жизненные достижения и хронология

Краткие факты

День рождения: 16 апреля 778

Умер в возрасте: 62 года

Знак зодиака: Овен

Также известен как: Людовик I, Людовик Прекрасный

Страна рождения: Франция

Место рождения: Шасней-дю-Пуату

Известный как: король Аквитании, король франков и соправитель (Священная Римская империя)

Лидеры Императоры и короли

Семья:

Супруга/бывшая: Эрменгарда Хесбайская, Юдифь Баварская

отец: Карл Великий

мать: Хильдегарда Винцгау

братья и сестры: Пипин из Италии

дети: Аделаида, дочь Людовика Бальдела Благочестивый, Гизела, Хильдегард, император Священной Римской империи, Лотарь I, Людовик Немецкий, Пипин I Аквитанский, Ротруда

Умер: 20 июня 840

Место смерти: Ингельхайм-на-Рейне

Рекомендуемые списки:

Рекомендуемые списки:

Кем был Людовик Благочестивый?

Людовик I, которого также называли Людовиком Благочестивым, унаследовал трон Франкской империи от своего отца Карла Великого. Он хотел сделать две вещи: 1) управлять христианской империей и 2) иметь объединенную империю. Для достижения первой цели он провел церковные соборы в Аахене, которые должны были сформулировать правила реформирования, управления и укрепления католической церкви. Он обязал все монастыри соблюдать бенедиктинский устав, в котором подчеркивалось смирение, послушание и трудолюбие. Точно так же он хотел, чтобы все священнослужители приняли монашеские стандарты. Он также навязывал религиозную мораль в своем доме, отправляя своих незамужних сестер в женские монастыри.Он защищал границы своей империи от враждебных сил, таких как мавры в Барселоне. Он также хотел сохранить империю вместе, несмотря на трудности, связанные с наличием нескольких сыновей, трое из которых переживут его. Проблема усугублялась тем, что у его второй жены был сын, и она, естественно, хотела, чтобы он унаследовал часть империи. Трое старших сыновей возражали, поскольку это привело бы к уменьшению их доли в империи. Последние оставшиеся годы жизни Людовика будут посвящены гражданским войнам с его собственными сыновьями. На самом деле проблема престолонаследия не будет решена до смерти Людовика.

Рекомендуемые списки:

Рекомендуемые списки:

Детство и молодость

Людовик I был третьим сыном Карла Великого и его второй жены Хильдегарды. Его братьями были Чарльз и Пипин.

Он родился в 778 году на каролингской вилле Кассиногилум и провел большую часть своей юности в Аквитании. Ему дали духовное образование.

В 781 году он стал королем Аквитании.Он и его братья выросли в королевствах, которыми они будут править, чтобы знать местные обычаи и традиции. Каждый брат также отвечал за охрану границы, граничащей с их королевством. Людовику приходилось следить за Испанской маркой, буферной зоной между Аквитанией и маврами в Аль-Андалусе.

В 801 году он завоевал Барселону, победив мавров. Они захватили его двумя годами ранее.

В 806 году Карл Великий разделил свою империю на три части и назначил каждому сыну по королевству.Он снова назвал Людовика королем Аквитании, в которую входили Бургундия и Испанский марш. В течение следующих нескольких лет Чарльз и Пипин умерли, оставив свои владения Людовику.

В 813 году Карл Великий назвал Людовика своим соправителем по традиции, заимствованной у византийцев. В следующем году Карл Великий умер, оставив Людовика единственным правителем Франкской империи.

Продолжить чтение ниже

Вам может понравиться

Рекомендуемые списки:

Рекомендуемые списки:

Карьера

Людовик I обосновался при дворе Аахена (Экс-ла-Шапель).Он назначил Бенедикта Анианского своим главным советником по религиозным вопросам, а также сделал его настоятелем монастыря Корнелимюнстер, который находился поблизости. Бернард Септиманский и Эббо, архиепископ Реймский, также были среди его старших советников.

В 816 году он попросил папу повторно короновать его как императора. Это поощряло идею папского превосходства и положило начало традиции коронации императоров папой лично. В том же году он провел первый из серии соборов, призванных реформировать и укрепить католическую церковь.

В 817 году он разделил свою империю между тремя сыновьями и назвал старшего, Лотаря, своим наследником. При этом он следовал как примеру своего отца, так и франкским традициям. Он также утвердил своего племянника Бернарда Итальянского законным наследником итальянского престола.

Бернар хотел править независимо и таким образом повернулся против Людовика. Когда Людовик выступил против него, Бернар сдался. Вместо того, чтобы казнить его за измену, Луи ослепил его, но Бернар умер от полученной травмы.Людовик в ужасе совершил епитимию перед Папой в 822 году.

Королева Людовика Юдифь хотела, чтобы он повторно разделил империю, чтобы ее сын Карл получил часть земли. В 829 году он так и сделал и отдал Карлу, которому тогда было около шести лет, большую часть Германии. Трое других его сыновей восстали, и Лотарь принял корону. Ссоры между братьями позволили Людовику вернуть корону.

В 832 году Лотар снова восстал. Папа встал на сторону Лотаря, и Людовик снова передал ему корону. Другие его сыновья встали на сторону Людовика, что позволило ему вернуть корону.

Пипин умер в 838 году, и Людовик вновь разделил империю между своими живыми сыновьями. Последний раздел дал его сыну, Людовику Немецкому, только Бавару, в то время как остальная часть империи была разделена поровну между Лотарем и Карлом. Лотарь получил Италию и земли к востоку от долины Рона-Сона, а Карл получил западную Францию.

Рекомендуемые списки:

Рекомендуемые списки:

Основные работы

Ordinatio Imperii (Указ Императора) Указ, написанный в 817 году, был попыткой Людовика мирно разделить свою империю между тремя сыновьями.Он разделил свою империю на подцарства, которыми будет править каждый сын. Если бы у кого-нибудь из них были собственные сыновья, то эти сыновья наследовали бы. Если они умрут без потомства, их владения перейдут к старшему выжившему брату, который в конечном итоге станет Императором.

Награды и достижения

В 816 году Людовик и его советники реформировали и разъяснили церковную дисциплину посредством законодательства, называемого Canones или Instituta patrum. Эти законы обеспечивали сохранность и независимость церковных владений.

В 817 году Людовик и его советники издали первый кодекс для монахов, Capitulare institutum. В нем подчеркивалось строгое соблюдение бенедиктинского правила.

Личная жизнь и наследие

Людовик I женился на Ирменгард в 794 или 795 году. У него было от нее трое сыновей: Лотарь I, Пипин Аквитанский и Людовик Немецкий. Ирменгард умер в 819 году.

Он женился на Юдифи Баварской в ​​819 году, через несколько месяцев после смерти Ирменгард. Она подарила ему четвертого сына, который стал известен как Карл Лысый.

Выиграв последнюю гражданскую войну против собственных сыновей, он вскоре заболел. Он отправился в свой летний охотничий домик, где и умер 20 июня 840 года.

Его сын Пипин умер раньше Луи. Его старший сын, Лотарь, пытался претендовать на всю империю после смерти Людовика I, и Людовик Немецкий и Карл, естественно, сопротивлялись. Результатом стала гражданская война, длившаяся три года. По Верденскому договору 843 года три брата договорились, кто каким королевством будет править. Лотарь получил Центрально-Франкское королевство, Карл получил Западно-Франкское королевство, а Людовик Немецкий получил Восточно-Франкское королевство, которое однажды станет современной Германией.

Общая информация

Людовик I также звали Людовиком Благочестивым, Людовиком Прекрасным и Людовиком Добродушным.

Луи Томлинсон | Официальный сайт

ЖИВЫЕ ДАТЫ

ИНФОРМАЦИЯ О МИРОВОМ ТУРЕ
ВСЕ ВЫСТАВКИ МИРОВОГО ТУРА БУДУТ ПЕРЕНОСИТЬСЯ НА 2022 ГОД. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ОБЪЯВЛЯЮЩАЯ НОВЫЕ ДАТЫ, ПРИВЕДЕНА НИЖЕ.

ДЕРЖАТЕЛЯ ДЛЯ БИЛЕТОВ НА ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ – ПОЖАЛУЙСТА, СОХРАНЯЙТЕ БИЛЕТЫ ИЗ ПЕРЕНЕСЕННОГО ТУРА 2021 ГОДА, ПОДРОБНОСТИ НОВОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ БУДУТ ОБЪЯВЛЕНЫ СКОРО.

Северная Америка
Чтобы защитить здоровье и безопасность фанатов, посещающих шоу в рамках тура по Северной Америке, мы работаем с местными промоутерами, чтобы внедрить их требования к вакцинам и отрицательным тестам ПЦР на как можно большем количестве концертов. Ограничения варьируются от штата к штату, поэтому мы рекомендуем всем владельцам билетов посетить веб-сайт вашего местного заведения, где вы найдете дополнительную информацию.

Stage AE, Питтсбург, Пенсильвания — полная вакцинация или отрицательный результат в течение 72 часов
The Met, Филадельфия, Пенсильвания — только полная вакцинация + требуются маски
House of Blues Boston, Бостон, Массачусетс — только полная вакцинация
The Andrew J Brady Music Center , Цинциннати, Огайо – полностью вакцинированы или отрицательный результат в течение 72 часов
The Fillmore, Detroit, MI – полностью вакцинирован или отрицательный результат в течение 72 часов
Murat Theater at Old National Centre, Индианаполис, Индиана – полностью вакцинирован или отрицательный результат в течение 72 часов
The Chicago Theatre, Чикаго, Иллинойс — только полностью вакцинированные + требуются маски
The Fillmore Minneapolis, Minneapolis, MN — полностью вакцинированные или отрицательный результат теста в течение
72 часов + необходимые маски
Uptown, Канзас-Сити, Миссури — полностью вакцинированные или отрицательный результат теста в течение 72 часов
Fillmore Auditorium, Денвер, Колорадо — полная вакцинация или отрицательный результат в течение 72 часов + требуются маски
UCCU Center, Orem, UT — полная вакцинация или отрицательный результат в течение 72 часов
Paramount Theatre, Сиэтл, Вашингтон – Требовать подтверждение вакцинации + удостоверение личности или доказательство отрицательного результата ПЦР-теста в течение 48 часов + удостоверение личности (экспресс-тесты/тесты на дому/на месте не принимаются) + требуются маски
Розленд, Портленд, Орегон – Вакцинация или отрицательный результат теста в течение 72 часов часов + требуются маски
Orpheum, Ванкувер, Британская Колумбия — только полностью вакцинированы
Fox Theater, Окленд, Калифорния — только полностью вакцинированы + требуются маски
YouTube Theater, Лос-Анджелес, Калифорния — полностью вакцинированы или отрицательный результат в течение 72 часов

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И ЕВРОПА
МИЛАН ДЛЯ ВЛАДЕЛЬЦЕВ БИЛЕТОВ
БИЛЕТЫ, КУПЛЕННЫЕ НА ВЫСТАВКУ В РАЙОНЕ LORENZINI 8 АПРЕЛЯ 2022 ГОДА, ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА НОВУЮ ОБНОВЛЕННУЮ ВЫСТАВКУ В MEDIOLANUM FORUM 10 2 АПРЕЛЯ.

ЮЖНАЯ АМЕРИКА
ВСЕ БИЛЕТЫ, ПРИОБРЕТЕННЫЕ НА МИРОВОЙ ТУР 2021, БУДУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА ДАТЫ 2022 ГОДА. ИНФОРМАЦИЯ О ПРОДАЖЕ БИЛЕТОВ НА ЛЮБЫЕ НОВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ МОЖНО НАЙТИ НИЖЕ.

ВЛАДЕЛЬЦЫ БИЛЕТОВ В БУЭНОС-АЙРЕС
ВСЕ БИЛЕТЫ, КУПЛЕННЫЕ В БУЭНОС-АЙРЕС 21 МАЯ 2021 ГОДА, ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА НОВУЮ ДАТУ, 21 МАЯ 2022 ГОДА.

ДЕРЖАТЕЛИ БИЛЕТОВ В САН-ПАУЛО
ВСЕ БИЛЕТЫ, ПРИОБРЕТЕННЫЕ В САН-ПАУЛУ 16 МАЯ 2021 ГОДА, БУДУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА НОВУЮ ДАТУ, 28 МАЯ 2022 ГОДА.

ДЛЯ ВЛАДЕЛЬЦЕВ МЕХИКО-СИТИ
ВСЕ БИЛЕТЫ, КУПЛЕННЫЕ НА 21 МАЯ 2020 ГОДА, 2 НОЯБРЯ 2020 ГОДА И 26 МАЯ 2021 ГОДА, БУДУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА НОВУЮ ДАТУ, 14 ИЮНЯ 2022 ГОДА.

ВСЕ БИЛЕТЫ, ПРИОБРЕТЕННЫЕ НА 3 НОЯБРЯ 2020 ГОДА И 27 МАЯ 2021 ГОДА, БУДУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА НОВУЮ ДАТУ, 15 ИЮНЯ 2022 ГОДА.

УКРАИНА, РОССИЯ, ИНДОНЕЗИЯ
ВСЕ БИЛЕТЫ, ПРИОБРЕТЕННЫЕ НА МИРОВОЙ ТУР 2021, БУДУТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ НА ДАТЫ 2022 ГОДА.

ЯПОНИЯ
ИЗ-ЗА ПРОДОЛЖАЮЩЕЙСЯ ПРОБЛЕМЫ ОКОНЧАНИЯ РАСПИСАНИЯ, ВЫЗВАННОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬЮ, СВЯЗАННОЙ С ИММИГРАЦИОННЫМИ ОГРАНИЧЕНИЯМИ И КАРАНТИНОВЫМИ ПЕРИОДАМИ, БЫЛО ПРИНЯТО СЛОЖНОЕ РЕШЕНИЕ ОТМЕНИТЬ ВСЕМИРНЫЕ ТУРИСТИЧЕСКИЕ ВЫСТАВКИ И ОТМЕНИТЬ ВЫСТАВКИ JAPTIAN IN OLD.

ПОЖАЛУЙСТА, СВЯЖИТЕСЬ С ВАШИМ ПОСТАВЩИКОМ БИЛЕТОВ ДЛЯ ПОДРОБНОЙ ИНФОРМАЦИИ .

  • Луи Томлинсон

    15 февраля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    17 февраля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    19 февраля 2022 г.

    Музыкальный центр Эндрю Дж. Брэди

    Музыкальный центр Эндрю Дж. Брэди

  • Луи Томлинсон

    20 февраля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    21 февраля 2022 г.

    ТЕАТР МЮРАТА В СТАРОМ НАЦИОНАЛЬНОМ ЦЕНТРЕ

    ТЕАТР МЮРАТА В СТАРОМ НАЦИОНАЛЬНОМ ЦЕНТРЕ

  • Луи Томлинсон

    24 февраля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    28 февраля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    3 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    6 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    10 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    13 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    25 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    28 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    31 марта 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    3 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    6 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    10 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    13 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    16 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    19 апреля 2022 г.

    О2 АПОЛЛОН

    Манчестер, объединенное Королевство

  • 5s»>

    Луи Томлинсон

    22 апреля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    23 апреля 2022 г.

    ДОНКАСТЕР КУПОЛ

    Донкастер, объединенное Королевство

  • Луи Томлинсон

    16 мая 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    21 мая 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    24 мая 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    28 мая 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    1 июня 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    5 июня 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    11 июня 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    14 июня 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    17 июня 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    6 июля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    19 июля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    22 июля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    25 июля 2022 г.

  • Луи Томлинсон

    30 августа 2022 г.

    ROMA SUMMER FEST, ЗАЛ CAVEA

    ROMA SUMMER FEST, ЗАЛ CAVEA

  • Луи Томлинсон

    3 сентября 2022 г.

    ЛЕТНИЙ ФЕСТИВАЛЬ В МИЛАНЕ, ИППОДРОМО СНАИ САН-СИРО

    ЛЕТНИЙ ФЕСТИВАЛЬ В МИЛАНЕ, ИППОДРОМО СНАИ САН-СИРО

Классы и сертификация CPR в Сент-Луисе, штат Миссури

Американский Красный Крест занимается обучением людей реагированию на чрезвычайные ситуации и подготовке к ним. Чтобы расширить возможности людей, мы предлагаем обучение сердечно-легочной реанимации мирового уровня в Сент-Луисе и по всему штату. Уроки Красного Креста, проводимые опытными профессионалами, разрабатываются под руководством Научно-консультативного совета Красного Креста и проверяются им. Материалы курса регулярно пересматриваются, чтобы гарантировать, что новейшие методы и информация включены в каждый курс, который мы преподаем.

Найти класс

Выберите тип класса Только онлайн Первая медицинская помощь СЛР дирхам ОАЭ BLS/CPR для здравоохранения БАС/БАС Няня и уход за детьми Сессии навыков спасатель Плавание + безопасность на воде Помощник медсестры / обучение CNA Помощник медсестры / Тестирование CNA Обучение инструкторов

В Сент-Луисе обучение сердечно-легочной реанимации доступно лично или в рамках нашего смешанного симуляционного обучения, которое дает вам возможность пройти курс онлайн и продемонстрировать свои навыки лично обученному сертифицированному инструктору.

Наши очные занятия и курсы СЛР в Сент-Луисе проводятся экспертами в интимной обстановке. Это гарантирует, что у вас будет время задать вопросы и освоиться с материалами до завершения сертификационного экзамена. Курсы занимают всего несколько коротких часов, но могут иметь большое значение для тех, кто в них нуждается.

После посещения курсов сердечно-легочной реанимации в Сент-Луисе вы можете поддерживать свои навыки с помощью наших бесплатных курсов повышения квалификации. Наши материалы для освежения знаний, разработанные для вашего собственного расписания, включают интерактивные викторины, игры, обучающие мероприятия, видео и многое другое.Наши пошаговые руководства можно распечатать и держать при себе, где бы вы ни находились. Наши одностраничные инструкции предлагают быстрые напоминания о том, как выполнять меры по спасению жизни, что позволяет легко освежить вашу память и сохранить ваши навыки. Чтобы ваши навыки оставались острыми, а знания свежими, мы рекомендуем вам проходить переподготовку каждые три месяца в течение всего периода сертификации.

Пройдите обучение сердечно-легочной реанимации в Сент-Луисе, разработанное специально для медицинских работников.Наши курсы, созданные для тех, кто обязан реагировать, используют последние научные и образовательные инновации для проведения первичных обследований, проведения искусственной вентиляции легких, удушья и использования АНД. Успешное завершение курса дает вам двухлетнюю сертификацию, доступ к бесплатным материалам для повышения квалификации и многое другое.

Красный Крест не только предлагает обучение сердечно-легочной реанимации в Сент-Луисе для частных лиц, служб экстренного реагирования и организаций, но также предлагает специальную программу обучения для школ, в которую входят их сотрудники и их ученики.Узнайте, как принять участие в нашей программе, и предоставьте своим преподавателям и ученикам инструменты, чтобы помочь нуждающимся.

В Сент-Луисе занятия по сердечно-легочной реанимации Американского Красного Креста проводятся опытными специалистами, имеющими доступ к новейшим научным и учебным материалам. Все наши курсы разработаны под руководством и проверены Научным консультативным советом Красного Креста, что гарантирует, что вы получите самое точное и актуальное обучение.

Луи Брандес | Энциклопедия Первой поправки

Во время своего пребывания в суде позиция судьи Луиса Брандеса по вопросам свободы слова изменилась: от позиции, поддерживающей правительственные ограничения на выражение мнений, до его совпадающего мнения в деле Уитни против США (Whitney v.Калифорния (1927 г.), в котором изложена элегантная аргументация достоинств свободы слова. (Фото Harris & Ewing, общественное достояние через Wikimedia Commons)

Луи Дембиц Брандейс (1856–1941) родился в Луисвилле, штат Кентукки, в еврейской семье, иммигрировавшей из Богемии после 1848 года. юрист в Бостоне, он стал известен как «народный поверенный» за участие в движениях за социальную справедливость и представление интересов рабочих. Его защита в деле Мюллер против Орегона (1908 г.) включала «дело Брандейса», в котором он использовал обширные эмпирические данные, чтобы обосновать необходимость ограничения рабочего времени для женщин. Назначенный президентом Вудро Вильсоном в Верховный суд в 1916 году, Брандейс стал первым евреем-членом суда и до 1939 года был помощником судьи.

Изменилась позиция Брандейса в отношении свободы слова

Во время пребывания Брандейса в должности Суд заслушал ряд важных дел о Первой поправке и начал процесс применения положений этой поправки к штатам, а также к национальному правительству.Позиция Брандейса по вопросам свободы слова эволюционировала от позиции, поддерживающей правительственные ограничения на свободу слова, до его совпадающего мнения по делу Уитни против Калифорнии (1927 г.), в котором был изложен элегантный аргумент о достоинствах свободы слова.

Брандейс поддержал Закон о шпионаже

Вскоре после того, как Соединенные Штаты вступили в Первую мировую войну в 1917 году, Конгресс принял Закон о шпионаже, который криминализировал умышленное воспрепятствование призыву на военную службу, действия, вызывающие «неподчинение, нелояльность, мятеж или отказ от службы», а также ложные заявления о вооруженных силах. .В закон были внесены поправки посредством Закона о подстрекательстве к мятежу 1918 года, включившие очень широкие формулировки, которые, по сути, объявляли вне закона заявления с критикой правительства США.

Хотя этот акт о подстрекательстве к мятежу был отменен в 1921 году, Верховный суд рассмотрел ряд дел, подпадающих под его положения. Судья Оливер Венделл Холмс-младший написал для Суда заключения по трем делам 1919 года — Шенк против Соединенных Штатов, Фроверк против Соединенных Штатов и Дебс против Соединенных Штатов, — в которых судьи, включая Брандейса, единогласно поддержали конституционность шпионажа. Действовать.По словам Холмса, Конгресс имел право ограничивать политические выступления для защиты от «явной и реальной опасности». Суд установил, что в военное время слова — в случае Шенка, брошюра, призывающая к сопротивлению призыву — были опасны и, следовательно, не охранялись. Даже если слова не привели к действиям, наносящим ущерб Соединенным Штатам, ораторы или писатели могли быть наказаны за опасность, которую представляли их слова.

Луи Брандейс около 1915-1920 гг. В течение 1920-х годов Брандейс защищал Первую поправку от того, что он считал попытками задушить свободу слова, и делился своими идеями о решающем характере свободы слова в демократии.Он считал, что репрессии не победят радикализм; скорее следует поощрять неортодоксальные группы к участию в рыночной конкуренции на политической арене. (Фото Bain News Service, общедоступное достояние Библиотеки Конгресса)

Брандес переосмыслил стандарт «явной и реальной опасности»

Позднее в том же году в деле Abrams v.Джейкоб Абрамс и его коллеги писали и распространяли листовки с критикой президента Вильсона за отправку американских войск воевать в Россию.

Хотя большинство суда применило тест на явную и реальную опасность и установило, что листовки были «попыткой сорвать военные планы правительства», Холмс и Брандейс переосмыслили стандарт в более либеральной форме. Несогласные утверждали, что Первая поправка защищает политические взгляды, «если только они не угрожают непосредственным вмешательством в законные и неотложные цели закона настолько, что для спасения страны требуется немедленная проверка. Холмс предположил, что «конечное желаемое благо лучше достигается за счет свободной торговли идеями — что лучший тест на истину — это способность мысли завоевать признание в рыночной конкуренции».

Брандейс защищал Первую поправку в 1920-х годах

В течение 1920-х годов Брандейс защищал Первую поправку от того, что он считал попытками задушить свободу слова, и делился своими идеями о решающем характере свободы слова в условиях демократии. Он считал, что репрессии не победят радикализм; скорее следует поощрять неортодоксальные группы к участию в рыночной конкуренции на политической арене.В своем несогласии с делом Шефер против Соединенных Штатов (1920 г.) он подчеркнул, что надлежащим ответом на пламенную риторику является не осуждение, а спокойствие. В деле Пирс против Соединенных Штатов (1920 г.) Брандейс снова выразил несогласие, утверждая, что широкое определение свободы слова необходимо в плюралистической политической системе.

В годы после Первой мировой войны Соединенные Штаты захлестнула волна антибольшевистской истерии, основанная на страхе, усиливаемом периодическими взрывами и другими актами насилия, что русская революция и ее радикальная идеология распространится по всему миру. По всей стране деятельность штатов, запрещенная законом, воспринимается как радикальная; большинство запретило вывешивание красных флагов, в то время как некоторым государственным и местным чиновникам было предоставлено право заставлять замолчать спорные группы и мнения. Именно по такому делу, Уитни против Калифорнии, Брандейс написал свое наиболее влиятельное и обширное заявление по вопросу о свободе слова. Некоторые ученые предположили, что это совпадающее мнение послужило теоретической основой для будущей судебной практики по Первой поправке судов.

Брандес большинством голосов проголосовал за то, чтобы оставить в силе осуждение Шарлотты Аниты Уитни, не основанное на Первой поправке, за нарушение Калифорнийского закона об уголовном синдикализме из-за принадлежности к коммунистической партии. В своем совпадающем мнении, к которому присоединился Холмс, Брандейс подробно рассмотрел вопросы свободы слова.

Он проследил корни свободы слова до намерений основателей нации: «Они верили, что свобода думать, как хочешь, и говорить, как думаешь, необходима для открытия и распространения политической правды; что без свободы слова и собраний обсуждение было бы бесполезным; что у них дискуссия обычно обеспечивает адекватную защиту от распространения пагубной доктрины; что величайшая угроза свободе — инертные люди; что публичное обсуждение является политической обязанностью; и что это должно быть фундаментальным принципом американского правительства.

Луи Брандейс в 1905 году. По словам Брандейса, основатели не только ценили свободу слова как средство выяснения политических истин, но также знали, «что репрессии порождают ненависть; что ненависть угрожает стабильному правительству; что путь к безопасности лежит в возможности свободно обсуждать предполагаемые обиды и предлагаемые средства правовой защиты; и что подходящим средством от злых советов являются добрые». (Фото Харриса и Юинга, общественное достояние через Библиотеку Конгресса)

Брандейс выразил доктрину контрречи

По словам Брандейса, основатели не только ценили свободу слова как средство выяснения политических истин, но также знали, «что репрессии порождают ненависть; что ненависть угрожает стабильному правительству; что путь к безопасности лежит в возможности свободно обсуждать предполагаемые обиды и предлагаемые средства правовой защиты; и что подходящим средством от злых советов являются добрые.

Он повторил, что неминуемая опасность серьезного зла является единственным оправданием для подавления свободы слова. Это прямо противоречило мнению Шенка о том, что слова могут быть криминализированы на основании их возможного воздействия в какое-то отдаленное время. Брандейс также сформулировал то, что позже стало известно как доктрина контрречи, написав, что лучшее средство для борьбы с вредоносной речью — это «больше речи, а не принуждение к молчанию».

В 1931 году большинство суда приняло позицию Брандейса в отношении свободы слова в деле Stromberg v.Калифорния (1931). Йетта Стромберг, которая работала в летнем лагере, спонсируемом Коммунистической лигой молодежи, была арестована за то, что проводила среди юных отдыхающих ежедневный ритуал, во время которого они приветствовали красный флаг.

Семь судей подписались под мнением главного судьи Чарльза Эванса Хьюза, которое перекликается с идеями, изложенными в соглашении Брандейса с Уитни. Они постановили, что свободная политическая дискуссия «необходима для безопасности Республики» и является «основополагающим принципом нашей конституционной системы». Брандейс оставался в Суде достаточно долго, чтобы увидеть, как он также занял уважительную позицию по отношению к государственному регулированию экономики, которую он давно отстаивал.Он умер в 1941 году, через два года после выхода на пенсию. Президент Франклин Д. Рузвельт назначил на его место Уильяма О. Дугласа.

Эта статья была первоначально опубликована в 2009 году. Мэри Велек Этвелл — почетный профессор уголовного правосудия Рэдфордского университета. Она является автором пяти книг и многочисленных статей по вопросам права и правосудия. Она имеет докторскую степень Университета Сент-Луиса.

Отправить отзыв об этой статье

«Коричневый бомбардировщик» был героем для всех










Джо Луис назван спортсменом SportsCentury № 111

«Коричневый бомбардировщик» был героем для всех
Ларри Шварц
Специально для ESPN. com

Сын издольщика из Алабамы, правнук раба, праправнук белого рабовладельца стал первым афроамериканцем, добившимся прочной славы и популярности в 20 веке.
 
  Джо Луис, в дальнем правом углу, трижды сбил с ног Макса Шмелинга и выиграл широко разрекламированный матч-реванш 22 июня 1938 года на стадионе Янки нокаутом в первом раунде.
В то время, когда его народ все еще подвергался линчеванию, дискриминации и угнетению, когда армия была разделена, а афроамериканцам не разрешалось играть в Высшей лиге бейсбола, Джо Луис был первым афроамериканцем, ставшим героем поклонение, которое раньше предназначалось только для белых. Когда он начал заниматься боксом в 1930-х годах, не было ни одного афроамериканца, занимающего видное положение в обществе, ни одного, кто привлекал бы внимание белых.

«То, что сделал мой отец, позволило белой Америке думать о нем как об американце, а не как о черном», — сказал его сын Джо Луис-младший. «Победив, он стал первым чернокожим героем белой Америки».

Луи был чемпионом мира в супертяжелом весе в эпоху, когда чемпион в супертяжелом весе был, по мнению многих, величайшим человеком в мире. Джек Джонсон, первый афроамериканский чемпион в супертяжелом весе, не пользовался популярностью у белых. Луи, с другой стороны, обратил все в свой угол. Когда «Коричневый бомбардировщик» отомстил немцу Максу Шмелингу за свое поражение, которого считали нацистским символом, вся страна ликовала, а не только афроамериканцы.

Патриотизм Луи во время войны в расово разделенной стране сделал его символом национального единства и цели. Дважды он жертвовал свой кошелек в фонды помощи военным. Он еще больше расположил к себе американскую общественность, когда сказал, что США выиграют Вторую мировую войну, «потому что мы на стороне Бога».

В то время как некоторые обвиняли Луи в том, что он дядя Том, другие понимали, что воинственность не в его воспитании или характере. Его необычайное чувство собственного достоинства, примером которого является его отказ изображаться с ломтиком арбуза, увеличило его популярность.

Когда некоторые назвали Луи «достоинством своей расы», спортивный обозреватель Джимми Кэннон ответил: «Да, Луи — заслуга своей расы — человечества».

Он также был заслугой бокса, который часто способствует худшему в человеческом роде. Его чемпионство с 1937 года до выхода на пенсию в 1949 году было самым продолжительным среди всех супертяжеловесов. С его мощным левым джебом, его разрушительной атакой двумя кулаками, которую он использовал с точностью на короткой дистанции, и его способностью добивать раненого противника, боец ​​ростом 6 футов 1,5 дюйма победил всех 25 своих соперников, что стало еще одним рекордом.

Луи также был победителем среди женщин. Хотя он был женат четыре раза, в том числе дважды на своей первой жене, он незаметно наслаждался обществом как афроамериканок, так и белых женщин, включая Лену Хорн, Соню Хени и Лану Тернер.

ОПРОС ЗОНЫ  
Он родился Джозефом Луи Барроу 13 мая 1914 года в лачуге на хлопковых полях недалеко от Лафайета, штат Алабама. Помимо того, что он был афроамериканцем, он также был наполовину индейцем, наполовину белым.Его отца поместили в государственную больницу для душевнобольных, когда ему не исполнилось 2 лет.

После того, как мать Луи услышала, что ее муж умер (хотя он этого не сделал), она снова вышла замуж. Дети спали по трое на одной кровати в Алабаме до того, как семья переехала в Детройт в 1920-х годах. Джо учился столярному делу в профессиональном училище и брал уроки игры на скрипке, когда по просьбе одноклассника обратился к боксу.

Сражаясь под именем Джо Луис, чтобы его мать не узнала, он выиграл 50 из 54 любительских боев и привлек внимание Джона Роксборо, короля номерного рэкета в афроамериканских кварталах Детройта.Роксборо и Джулиан Блэк, владелец бара, который также управлял номерами, убедили Луи стать профессионалом в 1934 году и стали его менеджерами.

Чтобы сформировать образ бойца, Роксборо обнародовал семь заповедей, которые не оскорбят белых американцев. Они включали: никогда не фотографироваться с белой женщиной, никогда не злорадствовать над павшим (читай белым) противником, никогда не вступать в фиксированные драки, жить и сражаться чисто.

Луи выиграл свои первые 27 боев, 23 нокаутом, причем его самыми впечатляющими победами стали технический нокаут в шестом раунде Примо Карнеры и нокаут в четвертом раунде Макса Бэра, бывших чемпионов в супертяжелом весе.Его беспроигрышная серия закончилась 19 июня 1936 года, когда Шмелинг обнаружил брешь в броне Луи: поскольку Луи держал левую руку низко, он был уязвим для контрудара справа.

В четвертом раунде правый оверхенд Шмелинга сбросил Луи, который так и не оправился, хотя продержался до 12-го раунда, прежде чем два правых Шмелинга завершили бой. В раздевалке Луи плакал.

Его путь к титулу был просто окольным путем. 22 июня 1937 года он стал первым афроамериканским чемпионом после Джонсона, свергнув с престола Джеймса Брэддока, нокаутировав «Человека-Золушку» в восьмом раунде.«На одну ночь во всех темных городах Америки чернокожий был королем», — писал Алистер Кук.

Луи стал символом силы афроамериканцев в то время, когда они чувствовали себя бессильными. «Каждый негритянский мальчик, достаточно взрослый, чтобы ходить, хотел стать следующим коричневым бомбардировщиком», — сказал Малкольм Икс, тогдашний лидер воинствующих черных мусульман.

Ровно через год Людовик отомстил Шмелингу. Бой был не только за чемпионство в супертяжелом весе, соревновались более двух человек.Он был построен в битве двух идеологий.

В одном углу стоял Шмелинг, представляющий Гитлера (хотя Шмелинг не был нацистом) и все, за что ратовал фашизм. В другом углу стоял Луи, представлявший США и все, что значила демократия. Луи был приглашен в Белый дом, где президент Франклин Рузвельт пощупал бицепс чемпиона. «Джо, нам нужны такие мускулы, как у тебя, чтобы победить Германию», — сказал он.

Были сообщения о сообщениях Шмелинга от Гитлера, предупреждающих его, что ему лучше победить во славу Третьего рейха.Гитлер приветствовал его как образец тевтонской мужественности и лично позвонил ему, прежде чем он вышел из раздевалки.

Шмелинг недолго выходил из комнаты. На глазах у 70 000 болельщиков на стадионе «Янки» Луи разнес сопротивляющегося арийского деятеля, трижды сбив его с ног. Два года ожидания закончились для Луи через 124 секунды, когда Шмелинг лежал разбитым на канвасе. Луи пересек черту от чемпиона до идола, когда американцы всех цветов кожи и происхождения праздновали.

Он прошел через клуб «Бродяга месяца», пока 18 июня 1941 года не встретил бывшего чемпиона в полутяжелом весе Билли Конна. Казалось, что Луи вот-вот потеряет свой титул после 12 раундов, поскольку он отставал на три и два раунда. в оценочных карточках двух судей. Но Конн проигнорировал указание своего углового боксировать с осторожностью, и в результате Луи нокаутировал его за две секунды до конца 13-го раунда.

Луи поступил на службу в армию в 1942 году и провел около 100 выставок перед двумя миллионами военнослужащих.После войны он снова нокаутировал Конна («Он может бегать, но не может спрятаться») и выиграл еще три боя, в том числе два с Джерси Джо Уолкоттом, прежде чем отказаться от титула.

Однако, поскольку ему нужны были деньги для уплаты налогов, он вернулся. После того, как он не дрался в течение двух лет, он проиграл односторонним решением судей своему преемнику на посту чемпиона, Эззарду Чарльзу, в 1950 году и ушел в отставку навсегда, когда Рокки Марчиано нокаутировал его в восьмом раунде в 1951 году.

Бои Луи принесли ему около 5 миллионов долларов, но деньги шли как трехминутные раунды, в основном из-за его экстравагантности и щедрости.IRS, удобно забыв о щедрости Луи во время войны, потребовала 1,2 миллиона долларов в виде налогов, процентов и штрафов, и он испытал унижение, выступая в качестве профессионального борца, чтобы помочь выплатить свои долги. После нескольких пребываний в больницах от кокаиновой зависимости и паранойи он стал «официальным встречающим» в Caesars Palace в Лас-Вегасе.

Луи провел свои последние четыре года в инвалидной коляске, прежде чем умер от сердечного приступа в возрасте 66 лет 12 апреля 1981 года в Лас-Вегасе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.