Лирика алкей: Читать «Мелика» — Алкей «Алкей» — Страница 1

Содержание

Читать «Мелика» — Алкей «Алкей» — Страница 1

Алкей

Мелика

Алкей (лат. Alcaeus), (ок. 626–622 — после 580 до н. э.), древнегреческий поэт из города Митилена на острове Лесбос.

Выходец из аристократического рода Алкей участвовал в политической борьбе на стороне аристократов. После победы демократов был изгнан, жил в Египте. Позднее тиран Питтак разрешил Алкею вернуться на родину.

Алкей, наряду с Сапфо, основной представитель лирической поэзии на эолийском диалекте. Его стихотворения предназначались для исполнения в кругу членов гетерии (мужского содружества, объединенного сходными жизненными взглядами). Поэтому социальные и политические события нашли широкое отражение в его произведениях. Он сравнивал свою гетерию с кораблем в неспокойном море. Алкей воспевал социальные и этические взгляды аристократии, ее предназначение властвовать, аристократическую гордость. В поэтическом наследии Алкея много места занимают военные песни (стаотика), застольные песни (сколия), любовная лирика (в том числе на мифологические сюжеты), гимны в честь богов, стихи о тяготах изгнания.

Поэтический язык Алкея характеризуется конкретностью образов, выделяется так называемый «нанизывающий стиль», состоящий в накоплении коротких двусоставных предложений без всякой орнаментации.

Произведения Алкея сохранились частично, к его поэтическому наследию относят около 500 стихотворений. В древности поззия Алкея пользовалась большой известностью. В античной лирике известна так называемая «алкеева строфа». Подражание Алкею прослеживается в творчестве Анакреонта, Феокрита, Горация.

ВЕСНА

И звенят и гремят вдоль проездных дорог

За каймою цветов многоголосые

Хоры птиц на дубах с близких лагун и гор;

Там вода с высоты льется студеная,

Голубеющих лоз — всходов кормилица.

По прибрежью камыш в шапках зеленых спит.

Чу! Кукушка с холма гулко-болтливая

Все кукует: весна.

Ласточка птенчиков

Под карнизами крыш кормит по улицам,

Хлопотливо мелькнет в трепете быстрых крыл,

Чуть послышится ей тонкое теньканье.

(Перевод Я.Голосовкера)

К АПОЛЛОНУ

Когда родился Феб-Аполлон, ему

Златою митрой Зевс повязал чело,

И лиру дал, и белоснежных

Дал лебедей с колесницей легкой.

Слал в Дельфы сына — у касталийских струй

Вещать уставы вечные эллинам.

Бразды схватив, возница гонит

Стаю на север гиперборейский.

Сложив хвалебный в оные дни пеан,

Велят дельфийцы отрокам, с пением

И пляской обходя треножник,

Юного звать в хороводы бога.

Гостил год целый в гипербореях Феб —

И вспомнил храм свой. Лето горит: пора

Звучать треножникам дельфийским.

Лёт лебединый на полдень клонит.

Сын отчий в небе, царь Аполлон, гряди!

Бежит по лирам трепет. И сладостней

Зарю встречает щекот славий.

Ласточки щебет звончей. Цикада

Хмельней стрекочет, не о своей глася

Блаженной’ доле, но вдохновенная

От бога песен. Касталийский

Плещет родник серебром гремучим.

(перевод Вяч. Иванова)

К ГЕРМИЮ

Славься, Гермий, царь на Киллене!

Сердце, Майин сын, тебя мне велит восславить,

На святых горах от владыки мира

Тайно зачатый.

(перевод Вяч. Иванова)

К АФИНЕ

Афина-дева, браней владычица!

Ты, что обходишь свой коронейский храм

По заливным лугам священным —

Там, где поток Коралийский плещет!

(перевод Вяч. Иванова)

К ДИОСКУРАМ

Вы, богатыри, Полидевк и Кастор,

Леды сыновья и владыки Зевса,

Воссияйте нам от земли Пелопа

Властью благою.

Пронесетесь вы по земным просторам,

По приволью вод на конях летучих,

Чудом на скаку от прискорбной смерти

Смертных спасая.

Высоко поверх корабельных скамей

Вот сверкнули вы на тугих канатах,

В тягостную ночь проливаясь светом

Черному судну.

(Перевод Я.Голосовкера)

ГИМН РЕКЕ ГЕБРУ

Гебр, близ Эны, ты, красивобережный,

В пурпурную зыбь убегаешь к морю,

Пенясь и гремя, по фракийским гребням

Славный купаньем.

Девушки кругом у волны толпятся,

Ласковые руки бегут по бедрам.

Словно маслом стан натирая, нежат

Кожу водою.

(Перевод Я.Голосовкера)

ВИНА ЕЛЕНЫ

Но жива молва — от тебя, Елена,

Цепь недобрых дел заплелась Приаму

На погибель всем: Илион не ты ли

Испепелила?

Не такую взял Эакид невесту,

Всех богов созвал он на свадьбу. Деву

Нежную увлек из чертогов моря

К дому кентавра

На желанный брак. Развязала пояс

Девичий любовь, порадев Пелею

И красе морей, нереиде. Только

Год обернулся,

Родила она полубога-сына,

Рыжим скакунам удальца-возницу,

А Елена град и народ фригийский

Страстью сгубила.

(Перевод Я.Голосовкера)

ГИМН МИТИЛЕНАМ

Ныне гимном тебя славлю, земля, нежных питомцев мать:

С цветом граждан могли поле держать в первых рядах дружин;

О себе думы нет; выпал им долг — каждый по-мужнему,

С той же волей, что муж дело вершил, мужеством мужем был.

Будь я мудрым, как бог, будь одарен мыслью провидящей,

Волоска б одного наперекор Зевсу не вырвать мне.

Мужи зрелые мы, в свалке судеб нам по плечу борьба,

Но не мудро ввергать отроков пыл в ярость смятенных битв.

Что ж они? — Чуть на град грозной ордой вдруг навалился враг,

Вспыхнув детской душой, не оробев, в руки мечи — и в бой!

Мелика Вокальная лирика читать онлайн

Алкей

Мелика [Вокальная лирика]

АЛКЕЙ

(Конец VII — начало VI в. до н. э.)

Алкей — поэт-лирик, представитель лесбосской мелики; жил в конце VII и начале VI в.; он сочинял песни разных мелических жанров. Дошедшие до нас политические песни Алкея ярко отражают борьбу аристократии, к которой он принадлежал, с демократической партией в городе Митиленах (на острове Лесбосе), откуда он был изгнан демократией. Мотивы гражданской войны занимают большое место в его стихотворениях. Характерны песни с нападками на ненавистного ему вождя демократии Питтака. Алкею государство представляется кораблем, застигнутым бурей. Под влиянием поражений аристократии поэт в ряде стихотворений призывает забыться в наслаждениях вином и любовью; он воспевает красоту и обращается с любовным признанием к Сапфо. Его стихотворения отличаются страстностью; они написаны разными сложными размерами, среди которых встречаем и введенную им «алкееву строфу».

[Переводы В. В. Вересаева, Полное собрание сочинений, т. X, и в книге «Алкей и Сапфо», М., 1914.]


x x x

Но — злейший недуг — голову выше всех
Гребней подъемля, новый чернеет вал,
Беду суля и труд великий,
Прежде чем в гавань корабль войдет.[1]

Перевод В. Иванова


[НА ПИТТАКА]

Притонов низких был завсегдатаем;
Опохмелялся в полдень несмешанным.
А ночью то-то шло веселье:
Гам бессловесным сменялся ревом.
Пошел он в гору; но не забыл в чести
Ни жизни прежней, ни площадных друзей;
Всю ночь о дно глубокой бочки
Наперебой черпаки стучали.


Перевод В. Иванова


x x x

Дождит отец Зевс с неба ненастного,
И ветер дует стужею севера,
И стынут струйки дождевые,
И замерзают ручьи под вьюгой.
Как быть зимой нам? Слушай: огонь зажги,
Да не жалея в кубки глубокие
Лей хмель отрадный, да теплее
По уши в мягкую шерсть укройся…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
К чему раздумьем сердце мрачить, друзья?
Предотвратим ли думой грядущее?
Вино — из всех лекарств лекарство
Против унынья, напьемся же пьяны!

Перевод В. Иванова


[ПРИЗНАНИЕ ПОЭТЕССЕ САПФО]

В венке из фиалок, святая Сапфо!
О ты, чья улыбка так сладко играет!
Хотел бы сказать тебе слово одно,
Да стыд говорить мне мешает.

Перевод С.И. Радцига

Это и следующие стихотворения написаны «алкеевой строфой».

Древнегреческая лирика

 

И чей увенчается труд,
Тот станет для Муз истоком льющихся струй,
Которые – как мед для ума:
Ибо без песни
И великая сила пребывает во мраке
Пиндар

 

В VII-VI вв. до н.э. в греческой литературе на смену эпосу приходит лирика, которая становится главным литературным родом. Это было связано с тем, что древний человек перестает ощущать себя только частицей большого коллектива, а начинает чувствовать себя личностью и обращается к своему внутреннему миру, к своим чувствам.

Термин «лирика», введенный в употребление александрийскими учеными в III в. до н.э., происходит от греческого слова «лирикос» — «исполняемый под лиру». Это было связано с тем, что древнегреческие произведения исполнялись под аккомпанемент лиры или кифары.

Существует 2 классификации лирики:

  1. по количеству исполнителей:
  • сольная мелика (от греч. «мелос» — песня), монодическая
  • хоровая
  1. по жанровой специфике:
  • ямбическая
  • элегическая

 

Хоровая лирика возникла раньше сольной и была связана с религиозными и бытовыми обрядами. Богам своим греки посвящали многочисленные хвалебные песни – гимны, причем каждому богу предназначались определенные гимны. Например, богу Аполлону – пеаны, а Дионису – дифирамбы. Некоторые песни  были одновременно связаны  и с религиозными, и с бытовыми обрядами. Например, гименеи, с одной стороны, восхваляли бога брака Гименея, а с другой стороны, исполнялись во время свадьбы. Каждый бытовой  обряд сопровождался у греков определенными песнями:

  • похоронные – треносы,
  • свадебные – эпиталамии,
  • во славу победителей – эпиникии,
  • застольные – сколии,
  • песни девичьего хора – парфении.

  

 

 Наиболее знаменитыми создате­лями хоровых лирических песен были Алкман и Пиндар, а самыми известными авторами сольной лирики были жители острова Лесбос поэты Алкей («ненавистник тиранов») и Сапфо (Сафо).

Поэт-аристократ, Алкей был одним из самых активных участников непре­кращающейся политической борьбы аристократии за сохранение своих наследственных привилегий, в результате чего был изгнан из Митилены. Многие современные исследователи считают Алкея величайшим поэтом всех времен, но до нашего времени дошли лишь немногочисленные фрагменты его произведений.  Ему подражали Феокрит и Гораций, им восхищался Цицерон. Алкей писал

  • гимны – исполнялись в честь богов (Афины, Аполлона, Гермеса, Ареса, Эрота). В них поэт перечислял достоинства богов, упоминал события из их жизни и обращался к ним с просьбами о помощи в борьбе с врагом или о возвращении на родину.

Вы, богатыри, Полидевк и Кастор,

Леды сыновья и владыки Зевса,

Воссияйте нам от земли Пелопа

Властью благою.

 

  • военные песни (сколии) – они были предназначены для исполнения в кругу друзей, товарищей по борьбе преимущественно во время пира. В них Алкей насмехался над тиранами, скорбел о том, что власть захватили самозванцы, и призывал бороться с ними. Нередко в финале стихотворения звучали призывы к восстанию:

Метит хищник царить,

Самовластвовать зарится,

Все вверх дном повернет, —

Накренились весы. Что спим?

 

  • застольные – стоят наиболее близко  к военным, потому как во многих из них поводом к пиру становится весть о гибели тирана. Алкей считал, что любой повод хорош, чтобы начать пить: зимнее ненастье, летний зной, приближающийся конец дня, значимое событие, радость и печаль. Для поэта вино – лучшее лекарство.

                      К чему раздумьем сердце мрачить, друзья?

      Предотвратим ли думой грядущее?

      Вино — из всех лекарств лекарство

      Против унынья, напьемся же пьяны!

 

  • любовные – они сохранились менее всего. Это отрывок серенады у дверей возлюбленной, жалоба девушки, пораженной любовью, песни, посвященные поэтессе Сафо:

Сапфо фиалкокудрая, чистая,

С улыбкой нежной! Очень мне хочется

Сказать тебе кой-что тихонько,

Только не смею: мне стыд мешает.

 

Алкея считают мастером аллегории, именно он создал образ корабля, носимого бурей по морю, заливаемого волнами и близкого к крушению, который впоследствии стал восприниматься как аллегория государства, раздираемого внутренними конфликтами. Язык поэзии Алкея очень яркий и образный, его сравнения меткие и точные, поэтому исследователи ставили его творчество выше творчества Сафо, Софокла и Еврипида.

 

Сафо можно считать родоначальницей «женской поэзии». В основном поэзия  Сафо определяется обстановкой замкнутого женского кружка, которым она руководила. Сафо не была красавицей, но Сократ назвал её «прекраснейшей» за красоту стиха. Сама Сафо так писала об этом: «Если безжалостная природа отказала мне в красоте, её ущерб я возмещаю умом. Я невелика ростом, но своим именем могу наполнить все страны».  

Главные темы поэзии Сафо – это любовь и красота её подруг, взаимные привязанности и горе разлуки. При этом традиционные мотивы фольклорных и обрядовых «девичьих песен» дополняются личными переживаниями. Сафо воспринимает любовь не только как физическое влечение, а как страшную стихийную силу: «Любовь потрясла мне душу, как ветер, обрушившийся на дуб на скале» или «Снова терзает меня расслабляющая члены любовь, сладострастно-горькое чудовище, от которого нет защиты».   После смерти  мужа и дочериСафовсецело посвятила себя поэзии и любви: «Я буду отдаваться сладострастью, пока смогу видеть блеск лучезарного светила и восторгаться всем, что красиво!». Сафо возглавила в Митиленах школу риторики и назвала её Домом муз. Полагают, что поэтесса умерла около 572 г. до н.э., покончив жизнь самоубийством. Влюбившись и не найдя взаимности, она бросилась в море с Левкадской скалы.


Наследником Алкея и Сафо принято считать Анакреонта, бродячего поэта,  чье имя было включено в канонический список Девяти лириков. Лирика Анакреонта – это легкое и беззаботное отношение к жизни, это «тройное поклонение» (музе, вину и любви). Не воинские подвиги, а земное наслаждение привлекает поэта, который «ценил легкие, мимолетные радости, стремился к настоящему, презирал превратности будущего и забывал о невозвратном прошлом».

 

Мне петь было о Трое,             Да гусли поневоле

О Кадме мне бы петь,              Любовь мне петь велят.

Да гусли мне в покое               О вас, герои, боле,

Любовь велят звенеть.             Прощайте, не хотят.

 

Однако поэт отвергает безудержное веселье и оргии, ему свойственна некая умеренность и размеренность в постижении земных наслаждений.

Что же сухо в чаше дно?

Наливай мне, мальчик резвый,

Только пьяное вино              

Раствори водою трезвой.              

Мы не скифы, не люблю,              

Други, пьянствовать бесчинно:              

Нет, за чашей я пою              

Иль беседую невинно.         

 

Любовь поэт воспринимает как легкое и игривое чувство, как сладостное и приятное развлечение.

Бросил шар свой пурпуровый

Златовласый Эрот в меня

И зовет меня позабавиться

С девой пестрообутой.

 

Анакреон с оптимизмом смотрит на мир, он радуется каждому мигу, который дарит ему жизнь. К приближающейся старости он относится с добродушной иронией, хотя в его творчестве присутствуют стихотворения-жалобы на скоротечность молодости и быстрый приход старости.


Поредели, побелели              

Кудри, честь главы моей,              

Зубы в деснах ослабели,              

И потух огонь очей.              

Сладкой жизни мне немного              

Провожать осталось дней:

Парка счет ведет им строго,

Тартар тени ждет моей.

Не воскреснем из-под спуда,

Всяк навеки там забыт:

Вход туда для всех открыт —

Нет исхода уж оттуда.

 

С именем Анакреонта связаны и литературы последующих эпох. Легкая поэзия получает название «анакреонтической». Анакреонта переводят многие. В России это Ломоносов, Державин, Пушкин («Гроб Анакреона»)

Наслаждайся, наслаждайся;

Чаще кубок наливай;

Страстью пылкой утомляйся

И за чашей отдыхай!

 

 

Простейшие формы мелической поэзии. Алкей, Сапфо, Анакреонт. Анакреонтическая поэзия

С.И. Радциг. История древнегреческой литературы

Местом возникновения литературной мелики, т. е. индивидуальной песенной поэзии, является большой остров Лесбос у западного берега Малой Азии, где раньше, чем в других местах Греции, начался культурный подъем. Здесь уже в VII в. появился ряд выдающихся поэтов. Терпандр был известен своими «номами» (см. гл. VI, о. 135), Арион из Мефимны на Лесбосе считался родоначальником «дифирамбов», песнопений в честь Диониса, послуживших впоследствии основой трагедии (см. гл. VIII). Арион жил в Коринфе при тиране Периандре. Введение этим тираном культа Диониса в Коринфе (Геродот, I, 23) было демократическим мероприятием, и потому можно думать, что Арион был проводником такого же направления. Оба эти поэта пользовались дорийским диалектом.

Простейшие формы мелической поэзии дает монодийная, т. е. одноголосая, лирика. Ею занимались эолийские (лесбосские) поэты Алкей и Сапфо и иониец Анакреонт.

Богатству и разнообразию мелодий песенной поэзии соответствовало и богатство стихотворного оформления. От простых форм элегической и ямбической поэзии мелика отличается тем, что допускает комбинации стоп разного количества мор. Особенно часто встречаются так называемые «логаэды», представляющие соединение трохеических стоп с дактилическими. Простейшими видами Логаэдов являются «гликонов» стих (по имени неизвестного нам поэта), имеющий форму: — U — UU — U — (—), и часто примыкающий к нему «ферекратов» стих (по имени поэта конца V в. до н. э.), схема которого — U — UU — U. Иногда стихи комбинируются в целые строфы. Большим распространением не только в греческой, но и в римской литературе пользовались строфы, изобретенные лесбосскими поэтами Алкеем и Сапфо. Сапфическая строфа имеет следующую схему:

— U — U — UU — U— U
— U — U — UU — U— U
— U — U — UU — U— U
— UU — U

Первые три стиха строфы состоят каждый из одного дактиля в середине с двумя трохеями спереди и сзади, а четвертый стих состоит из одного дактиля и одного трохея. В «алкеевской» строфе первые два стиха имеют одинаковую структуру: начинаются безразличным слогом, за которым следуют два трохея, дактиль и еще два трохея с усечением последнего слога; третий стих состоит из четырех ямбов, а четвертый представляет собой сочетание двух дактилей с двумя трохеями. Схема его следующая:

— U — U — U — UU — UU
— U — U — U — UU — UU
— U — U — U — U — U
— UU — UU — U — U

У Сапфо встречается еще так называемый «четырнадцатисложный» стих, состоящий из одной трохеической и четырех дактилических стоп. У Анакреонта наряду с гликоновым и ферекратовым стихом часто встречается трохеический тетраметр, т. е. восьмистопный стих, причем иногда чередуется неусеченный с усеченным. Часто он пользуется так называемыми «иониками» ( UU —— или ——UU) с разными вариациями в виде замен и усечений. Поэты, каждый по-своему? старались использовать метрическое богатство своего языка.

Алкей (конец VII и начало VI в. до н. э.) родился в Митилене, столице острова Лесбоса, ок. 620 г. Он происходил из знатного рода и принимал деятельное участие в политических событиях своего времени. Вместе со своими братьями он вел ожесточенную борьбу против тирании Меланхра и Мирсила, пользуясь большой помощью из Лидии (фр. 29, 35, 39, 42, 43). Сначала борьба шла неудачно, но наконец Мирсил был убит и тирания низвергнута. Однако, опираясь на поддержку народа, плодами победы воспользовался Питтак, который взял правление в свои руки между 590 и 580 гг. Алкей повел борьбу и против него, обвиняя его в тиранических замыслах (фр. 87). Кроме того, из слов Алкея видно, что ему приходилось бороться с засильем знатных родов Археанактидов, Клеанактидов и др. Не будучи в состоянии примириться с установившимися порядками, он должен был уйти в изгнание, во время которого побывал в Египте, в Вавилоне, в Аскалоне и других местах (ср. фр. 82). Только спустя несколько лет он примирился с Питтаком и мог вернуться на родину.

Естественно, что поэт, принимавший большое участие в политических событиях, уделил им немалое место в своей поэзии. Целый ряд стихотворений объединялся под названием «Песни борьбы». Но политические темы составляют только один из многих мотивов, которые нашли отклик в его творчестве. Однако из его богатого наследства уцелело очень немногое, да и то в небольших отрывках.

Характерным образцом из «Песен борьбы» служит отрывок, в котором описывается зал, увешанный всеми видами оружия. Очевидно, имеются в виду приготовления к гражданской войне (фр. 54). Самым замечательным отрывком из этих политических песен надо признать тот, в котором государство, обуреваемое смутой, сравнивается с кораблем, носящимся по бурному морю. Действия враждующих групп уподобляются ветрам, налетающим со всех сторон на корабль

Я не пойму ветров смятенье
Тут волны мечутся кругом,
А посреди всего волненья
Мы с черным носимся судном.
Нас истомила буря злая,
Под мачтой трюм залит водой.
А парус, клочья распуская
По ветру, стал уж весь сквозной.

В борьбе с противниками Алкей проявляет большую страстность. Он торжествует по случаю смерти тирана Мирсила (фр. 39):

Теперь надо выпить, напиться чрез силу
По случаю смерти Мирсила.

Как и Архилоха, Алкея постигла неудача на войне. В битве митиленцев с афинянами из-за обладания Сигеем на азиатском берегу его соотечественники потерпели поражение, и сам он потерял щит. Обращаясь к другу Меланиппу, он писал: «Позови глашатая и передай домашним: жив Алкей, но аресовы доспехи потеряны. Это оборонительное оружие захватили аттические воины и повесили в храме Совоокой» (фр. 49), т. е. Афины.

В одном стихотворении Алкей приветствовал вернувшегося брата Антименида, который участвовал в качестве союзника или, вернее, в качестве наемника в войске вавилонян и убил какого-то именитого воителя, за что получил в награду золоченый меч с рукояткой из слоновой кости (фр. 50).

Среди стихотворений Алкея были гимны и в честь богов. Писатель поздней поры (Гимерий, XIV, 10) дал подробный пересказ гимна на возвращение Аполлона из страны гипербореев, т. е. с крайнего севера: вся природа и птицы на разные голоса приветствуют его. Дошли скудные отрывки из гимнов в честь Гермеса, Афины и других богов.

Алкей обладал живой и отзывчивой натурой. Он находит в себе силы мужественно переносить невзгоды. Так, у него читаем (фр. 35 а):

Думы и заботы сердце истомили.
Что же делать после? — ты скажи мне, милый.
Все терпеть должны мы, что Кронид всесильный
Нам велит владыка, — как захочет править
Он дела все смертных. ..

Много так называемых «сколиев» Алкей посвятил застольным темам. Древние критики отмечали, что в этих стихотворениях свое желание выпить он оправдывает любым временем года. Так, в отрывке одного стихотворения, послужившего впоследствии образцом для Горация («Оды», 1, 9), рисуется картина зимнего ненастья: идет снег, вода в ручьях замерзла (фр. 90):

Гони же стужу, дров кладя щедрее,
И сладкого нескупо нацеди
Вина, под голову ж скорее
Подушку мягкую клади.
Сходно с этим и другое стихотворение (фр. 91):
Не предавайся, друг мой, огорченью:
Себе в тоске мы пользы не найдем.
В одном есть лучшее спасенье —
Упиться допьяна вином.

В сколиях Алкея наряду с застольными темами затрагиваются и темы политического характера. Алкей часто выступал в сколиях против Питтака (фр. 45), а в одном из дошедших до нас отрывков (фр. 35) поэт обращается к Зевсу с мольбой: пускай никто из проклятых родов Археанактидов, Гиррадиев и Клеанактидов не зрит больше света солнца; в случае исполнения этого желания поэт готов совершить возлияние Зевсу-Спасителю.

В поэзии Алкея занимали немалое место и эротические мотивы. Правда, дошедшие до нас фрагменты эротических стихов его очень незначительны, но позднейшие писатели (Цицерон, Гораций, Квинтилиан) говорят, что он нередко воспевал красоту девушек и мальчиков. Гораций (1, 32, 11) называет имя «черноглазого Лика», которому было посвящено стихотворение Алкея.

Греческая ваза V в. до н. э. изображает Алкея рядом с Сапфо, обоих с лирами в руках. Это предполагает какую-то близость между ними. В сохранившихся отрывках есть некоторое подтверждение этому. В одном из них содержится обращение Алкея к Сапфо (фр. 63):

В венке из фиалок святая Сапфо!
О ты, чья улыбка так сладко играет!
Хотел бы сказать тебе слово одно,
Да стыд говорить мне мешает.

Среди отрывков из произведений Сапфо есть стихотворение, которое является как бы ответом на это обращение (фр. 149):

Если б мысли твои были чисты, прекрасны,
С языка не рвалося нескромных речей, —
Тебе стыд бы теперь не туманил очей.
Говорил бы мне прямо и ясно.

Сохранившиеся отрывки свидетельствуют о большой оригинальности и поэтической силе Алкея. К сожалению, мы располагаем слишком ограниченным материалом из его творчества, чтобы в полной мере оценить его талант. Он оказал большое влияние на дальнейшую поэзию. Гораций часто подражал Алкею, и в его «Одах» алкеевская строфа является наиболее излюбленным размером.

Современница и соотечественница Алкея поэтесса Сапфо принадлежала, как и он, к знатному роду. Во время политических смут на острове Лесбосе Сапфо должна была вместе с другими аристократами временно покинуть родину. Некоторое время она провела в Сицилии. По-видимому, она умерла в преклонном возрасте. Версия, передаваемая Овидием и другими, будто она покончила с собой, бросившись с Левкадской скалы (в Ионийском море) из-за неразделенной любви к прекрасному Фаону, является одной из многочисленных басен, сочиненных о ней в последующие времена: слишком необыкновенной казалась эта личность. У своих сограждан она пользовалась большим уважением. Они доверяли ей воспитание своих дочерей. Она организовала школу, в которой обучала молодых девушек поэтическому искусству, а также музыке и пению, составляя из своих воспитанниц хоры. Это были не только ее соотечественницы, но и девушки из соседних стран. Всех их она окружала большой любовью и нежностью и даже воспевала в своих произведениях, называя их имена.

В древности было известно, по крайней мере, восемь книг Сапфо; из них первая содержала, как нам сообщают, 1320 стихов (330 строф). К сожалению, до нас из этого наследства дошло очень немногое, да и то лишь в отрывках, иногда совсем незначительных; в более или менее цельном виде сохранилось три — пять стихотворений Сапфо.

Любовь — главная тема поэзии Сапфо. Со всем пылом южной страсти она воспевает любовь. Муки ревности, жалобы расставания, тоска по уехавшей подруге и т. п. — этими мотивами полно ее творчество. Наибольшей известностью пользуется стихотворение, называемое обычно «Гимн Афродите». Обращаясь к богине в форме гимна, поэтесса напоминает ей, что не раз и прежде она по ее призыву приходила к ней, чтобы помочь и утешить (фр. 1).

Афродита на троне прекрасном,
Ты, плетельщица хитрых сетей,
О, дочь Зевса! страданьем напрасным
Не томи, мои муки рассей!
Но приди. Ведь и прежде бывало,
Лишь заслышав молитву мою,
Ты златой дом отца покидала,
Колесницу запрягши свою.
Воробьи тебя быстрые мчали
Над землею с небесных высот
И несли чрез эфирные дали,
Взмахом крыл ускоряя полет.
Принесли в один миг. Неземною
Озарился улыбкой твой лик;
Ты спросила меня, что со мною,
Для чего я зову в этот миг.
Чего нужно душе моей страстной.
Говорила: «Кого покорить
Ты любовью стремишься напрасно?
Кто, Сапфо, тебя мог оскорбить?
Коль ушла, — за тобой устремится;
Коль, даров не брала, — принесет;
Не любила, так будет томиться
И к тебе поневоле придет».
О, приди же, от горькой напасти
Разреши истомленную грудь;
Исполненье пошли моей страсти
И сама мне союзницей будь!

В другом стихотворении Сапфо описывает пылкую страсть (фр. 2):

Тот, мне кажется, богу подобен,
Кто сидит пред тобой ближе всех
И кто голос твой слушать способен
Или твой восхитительный смех.
У меня же душа так и вспыхнет…
На тебя лишь успею взглянуть.
Как мой голос мгновенно затихнет
И не в силах сказать что-нибудь.
Неподвижно язык онемеет,
Загорится все тело огнем;
Все в глазах у меня потемнеет,
А в ушах зазвенит точно гром.
Сразу пот заструится обильный,
Дрожь по телу всему побежит.
Я бледней стану травки бессильной:
Точно смерть предо мною стоит.

Ученые в настоящее время склоняются к мысли, что этот отрывок был началом свадебной песни, которая исполнялась хором девушек под руководством самой Сапфо.

С такой силой не удалось выразить свои чувства ни одному поэту. Ее любовь — страдание; она ощущает его физически и передает с с исключительной эмоциональной силой. «Опять меня мучит Эрот, расслабляющий члены, — говорит она в другом стихотворении, — сладостно-горькое и непреоборимое чудовище» (фр. 137), «Снова сердце Эрот мне потряс, — пишет она еще, — словно ветер в горах, на дубы налетевший» (фр. 50).

Из стихотворений Сапфо видно, что у нее была дочь. Ей посвящен следующий отрывок (фр. 152): «Есть у меня дочь, возлюбленная Клеида, видом подобная золотым цветам; за нее не возьму я и целой Лидии…» (фр. 152).

Глубоким чувством проникнуто стихотворение на возвращение брата. Из «Истории» Геродота (II, 135) мы знаем, что брат Сапфо, Харак, вероятно, по торговым делам был в Навкратисе, в Киренаике (в Северной Африке) и в этом портовом городе увлекся гетерой Родопидой. Так как эта связь компрометировала знатную семью, родные старались его образумить, и большой радостью для сестры было известие о том, что он порвал свою связь и возвращается домой. Стихотворение Сапфо содержит обращение к морским богиням Нереидам, чтобы они благополучно доставили брата домой и дали возможность восстановить семейное счастье (фр. 25). Однако надежда оказалась обманчивой: разрыв был только временным.

Значительную часть произведений Сапфо составляли «эпифаламии», свадебные песни, которые пелись вечером, когда при свете факелов невесту вели в дом жениха. Основой их были народные песни. Часто они исполнялись двумя хорами: хор юношей выражал радость, что жениху досталась славная добыча; хор девушек жаловался на то, что из их среды похищается подруга. Одни славили вечернюю звезду как подательницу счастья, другие осыпали ее упреками как виновницу скорби. Эти песни часто сопровождались припевом: «Гимен, о Гименей!», что дало свадебным песням название «гименей», а отсюда и божество брака получило название «Гименей».

Один отрывок из свадебной песни Сапфо образно представляет невесту, как румяное сладкое яблоко, которое висит так высоко, что при сборе никто не мог его достать. Какой же счастливец жених, если сумел это сделать (фр. 116)!

Сладкое яблоко так вот краснеет на ветке высокой
Там высоко-высоко: про него, знать, забыли при сборе?
Нет не забыли его там, а только достать не умели.

Любопытно, что в рамки этой поэзии Сапфо вводила иногда целые эпизоды из мифологии, например об Атридах, о похищении Елены, о свадьбе Гектора и Андромахи (фр. 27, 28, 55). Про девушку по имени Анактория Сапфо говорит: «Лучше хотела бы я видеть милую поступь ее и светлый взор ее чела, чем колесницы лидийцев, и их самих, сражающихся с оружием в руках» (фр. 27). Эпифаламии Сапфо мы отчасти знаем также по подражаниям или переводам римского поэта I в. до н. э. Катулла.

В свадебном обряде немало места отводится всевозможным шуткам — насмешкам над женихом или дружкой. Эти мотивы встречаем и у Сапфо. Жених, например, представляется таким великаном, что надо поднимать крышу дома (фр. 123). Или вот еще: «У привратника ноги семь сажен длины, а сандальи его из пяти бычьих шкур» (фр. 124) и т. п.

Поэзия Сапфо, обладавшая удивительной поэтической силой, пользовалась любовью во все времена. Философ Платон называл ее десятой музой:

Девять есть муз, говорят. До чего ж ошибаются люди!
Нет, и десятая есть: это лесбийка Сапфо.

Очень много откликов нашла поэзия Сапфо в русской литературе в XVII, а особенно в XVIII и начале XIX в. К концу XIX и началу XX в. относится много переводов ее поэзии.

Третий представитель простейшей мелической поэзии Анакреонт родился в городе Теосе (в юго-западной части Малой Азии). После покорения города персами он переселился в Абдеру (во Фракии), затем долгое время жил на острове Самосе при дворе тирана Поликрата (537—520) до его трагической гибели. В это время он принял приглашение Писистратидов в Афины, а когда был убит Гиппарх, он покинул Афины и последние годы провел в Фессалии при дворе Алевадов. Веселая придворная жизнь, пышные праздники, пиры и любовные приключения, отсутствие политических интересов — все эти условия определили направление поэтической деятельности Анакреонта. Любови, вино, женщины — вот основные темы его поэзии. Дожив до преклонного возраста, он сохранил жизнерадостность и остался верен влечениям своей юности. В памяти потомства таким и запечатлелся его образ. В противоположность глубоким чувствам Сапфо чувства Анакреонта легкие, поверхностные. Не мучительные переживания, как у нее, а легкая тонкая игра — вот что характеризует его поэзию.

Характерно стихотворение Анакреонта, в котором поэт представляет себя седым, с беззубым ртом, но полным жизни, жаждущим наслаждений и ненавидящим Тартар, т. е. загробный мир (фр. 44).

Седина виски покрыла,
Голова совсем бела.
Сладкой юности вся сила
Безвозвратно уж прошла.
Зубы стары; жизни милой
Часть большая протекла.
Вот и плачу ежечасно.
Тартар страшен мне всегда.
В нем Аид царит ужасный.
Тяжкий путь ведет туда:
Кто им спустится, несчастный,
Не вернется никогда.

В другом стихотворении он представляет себя опытным возницей, который сумеет блестяще выполнить самую трудную задачу в конском ристании, сделает лихой поворот вокруг «меты», т. е. крайнего столба того барьера, который разгораживает середину ипподрома и вокруг которого мчатся колесницы. Это требовало от возницы особенного искусства, так как при крутом повороте был большой риск задеть за мету осью колесницы (фр. 88).

Что, фракийская лошадка,
На меня косишь свой взор,
Прочь бежишь с такой повадкой,
Точно я уж не хитер?
Знай же, я еще сумею
На тебя надеть узду.
Нет, вожжами я владею
И вкруг меты проведу.
По лугам теперь ты бродишь
И гарцуешь так легка:
По себе, знать, не находишь
Ты лихого ездока.

В образе лошадки, которая косится на старика-возницу, поэт разумеет любимую девушку и надеется, что победит ее отвращение к своим сединам. А вот отрывок из другого стихотворения (фр. 5):

Мяч бросая ярко-красный,
Златокудрый бог Эрот
С девой в обуви прекрасной
Вот играть меня зовет.
Но красотка — ведь рожденьем
Она с Лесбоса — бранит
Седины мои с презреньем,
На другого все глядит.

Анакреонт писал стихотворения разного рода: гимны, элегии, эпиграммы, застольные песни и т. п. Но все они одинаковы по характеру: в них на разные лады воспеваются вино и любовь. Любовная лирика этого рода переносит нас в своеобразную обстановку античной жизни. Ф. Энгельс справедливо замечает по поводу этого: «…Для классического поэта древности, воспевавшего любовь, старого Анакреонта, половая любовь в нашем смысле была настолько безразлична, что для него безразличен был даже пол любимого существа»1.

Легкость содержания и формы и музыкальность стиха обеспечили успех поэзии Анакреонта во все времена. Подражания ему начались еще в древности — в пору эллинизма и Римской империи (см. гл. XIX и XX). Образовалось даже специальное направление — «анакреонтическое», которое нашло широкое выражение у многих поэтов нового времени. Полный перевод Анакреонта и его подражателей дали поэты Л. М. Мей, А. Баженов и др. А. С. Пушкину принадлежат переделки упомянутых выше стихотворений «Поредели, побелели…», «Кобылица молодая…» и некоторых анакреонтических, а также оригинальное стихотворение «Гроб Анакреонта». Интересно использовал наследие Анакреонта М. В. Ломоносов, который под видом «Разговора с Анакреонтом» дал перевод нескольких его стихотворений своими ответами, показывая в противоположность гедонизму и беззаботности Анакреонта тяжелые условия своей жизни.


1 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 79.


Читать онлайн » Античная лирика» автора Алкей Алкей — RuLit

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИРИКА

РАННЯЯ ГРЕЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

На гробницу Мидаса[2]

Перевод Л. Блуменау

Медная дева, я здесь возлежу на гробнице Мидаса, И до тех пор, пока воды текут и леса зеленеют, На орошенном слезами кургане его пребывая, Я возвещаю прохожим, что это Мидаса могила.

Дар Апполону[3]

Перевод Л. Блуменау

Феб-повелитель! Гомер за твои вдохновенья прекрасный Дар тебе этот принес; ты же дай ему вечную славу.

НАРОДНЫЕ ПЕСНИ[4]

Родосская песня о ласточке

Перевод А. Артюшкова

Прилетела ласточка С ясною погодою, С ясною весною. Грудка у нее бела, Спинка черненькая. Что ж ей ягод не даешь Из дому богатого? Дашь ли в чашке ей вина, Сыру ли на блюдечке И пшенички? И от каши ласточка Не откажется. Уйти ль нам или же получим? Открой, открой скорее дверцу ласточке, Перед тобой не старики, а деточки.

Перевод Я. Голосовкера

Смоквы приносит И сдобные булки Нам Эйресиона, Светлого меда в горшке И масло для умащения, Добрую чару вина,— Угостился и спи, опьяненный.

Дионису

Перевод Я. Голосовкера

О, гряди, Дионис благой, В храм Элеи, В храм святой, О, гряди в кругу харит, Бешено ярый, С бычьей ногой, Добрый бык, Добрый бык!

Перевод Я. Голосовкера

Где розы мои? Фиалки мои? Где мой светлоокий месяц? — Вот розы твои, Фиалки твои, Вот твой светлоокий месяц.

Перевод Я. Голосовкера

— Черепаха-пряха, что творишь в кругу? — Из шафрана милетского шарф я тку. — Как погиб, открой, этот отпрыск твой? — Сел на бела коня, да и в море плашмя.

Локрийская любовная

Перевод Я. Голосовкера

О, что терплю! Не предавай меня, молю. Уйди! Пора! Вот он войдет к несчастной… Встань! Уж близок день. Взгляни в окно: не брезжит ли Рассвет?

ГРЕЧЕСКИЕ ПОЭТЫ VII–IV ВЕКОВ ДО НАШЕЙ ЭРЫ

ТЕРПАНДР[8] ЛЕСБОССКИЙ

Возлияние

Перевод Я. Голосовкера

Льем вино — музам в честь, Дщерям Памяти — в честь, И водителю муз — Сыну Лето[9] — в честь.

К Зевсу

Перевод Вяч. Иванова

Зевс, ты всех дел верх, Зевс, ты всех дел вождь! Ты будь сих слов царь; Ты правь мой гимн, Зевс.

Перевод В. Вересаева

Сапфо фиалкокудрая, чистая, С улыбкой нежной! Очень мне хочется Сказать тебе кой-что тихонько, Только не смею: мне стыд мешает.

Весна

Перевод Я. Голосовкера

И звенят и гремят вдоль проездны́х дорог За каймою цветов многоголосые Хоры птиц на дубах с близких лагун и гор; Там вода с высоты льется студеная, Голубеющих лоз — всходов кормилица. По прибрежью камыш в шапках зеленых спит. Чу! Кукушка с холма гулко-болтливая Все кукует: весна. Ласточка птенчиков Под карнизами крыш кормит по улицам, Хлопотливо мелькнет в трепете быстрых крыл, Чуть послышится ей тонкое теньканье.

К Аполлону

Перевод Вяч. Иванова

Когда родился Феб-Аполлон, ему Златою митрой Зевс повязал чело, И лиру дал, и белоснежных Дал лебедей с колесницей легкой.

Слал в Дельфы сына — у касталийских струй[12] Вещать уставы вечные эллинам. Бразды схватив, возница гонит Стаю на север гиперборейский[13].

Сложив хвалебный в оные дни пеан, Велят дельфийцы отрокам, с пением И пляской обходя треножник, Юного звать в хороводы бога.

Гостил год целый в гипербореях Феб — И вспомнил храм свой. Лето горит: пора Звучать треножникам дельфийским. Лёт лебединый на полдень клонит.

Сын отчий в небе, царь Аполлон, гряди! Бежит по лирам трепет. И сладостней Зарю встречает щекот славий. Ласточки щебет звончей. Цикада

Хмельней стрекочет, не о своей глася Блаженной доле, но вдохновенная От бога песен. Касталийский Плещет родник серебром гремучим.

К Гермию

Перевод Вяч. Иванова

Славься, Гермий[14], царь на Киллене[15]! Сердце, Майин сын, тебя мне велит восславить, На святых горах от владыки мира Тайно зачатый.

К Афине

Перевод Вяч. Иванова

Афина-дева, браней владычица! Ты, что обходишь свой коронейский храм[16] По заливным лугам священным — Там, где поток Коралийский плещет!

К Эроту

вернуться

Обе эпиграммы приводятся как гомеровские в «Биографии Гомера», автором которой называют Геродота (V в. до н. э.). Эпиграмма «На гробницу Мидаса» цитируется и в других литературных памятниках. Первая эпиграмма написана так, что ее можно читать и в обратном порядке стихов.

вернуться

Мидас — мифологический царь Фригии, славившийся своим богатством.

вернуться

Из контекста, в котором приводится эта эпиграмма, видно, что Гомер принес в дар Аполлону золотой кубок.

вернуться

«Родосская песня о ласточке», напоминающая украинские «колядки», призывный гимн «Дионису» и «Эйресиона» — песни обрядовые. «Антема» и «Хелихелина» связаны с распространенными народными играми.

вернуться

Эйресиона — ветви, сплетенные шерстью, которые афиняне вешали перед дверьми дома два раза в году в честь бога Солнца и богинь времен года Ор (Гор).

вернуться

Хелихелина — от слова «хели» — черепаха. Игра в черепаху состояла в том, что одна девушка — «черепаха» отвечала на вопросы подруг, которые плясали вокруг нее.

вернуться

Терпандр (VII в. до н. э.) — музыкант и поэт, родился на острове Лесбосе, но жил главным образом в Спарте. Ему приписываются помещенные здесь стихи.

вернуться

Алкей — поэт конца VII — начала VI века до н. э. Когда власть в городе Митиленах на острове Лесбосе захватила демократическая партия во главе с Питтаком, на которого аристократ Алкей неоднократно нападал в своих стихах, поэту пришлось покинуть родину. Он вернулся только после отставки Питтака. Политическая борьба на Лесбосе — одна из главных тем поэзии Алкея. Поэту приписывается изобретение особой по размеру и ритму строфы — так называемой Алкеевой, которой написан, например, гимн «К Аполлону».

вернуться

У касталийских струй. — Касталия — источник на горе Парнасе, посвященный Аполлону и музам.

вернуться

Север гиперборейский. — Гипербореи — сказочный народ, жители дальнего севера.

вернуться

Киллена — гора, где, согласно мифу, родился Гермес.

вернуться

Коронейский храм. — Коронея — город в Беотии, близ которого находился храм Афины.

Простейшие формы мелической поэзии. Алкей, Сапфо, Анакреонт. Анакреонтическая поэзия

124

4. ПРОСТЕЙШИЕ ФОРМЫ МЕЛИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ. АЛКЕЙ, САПФО, АНАКРЕОНТ. АНАКРЕОНТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Местом возникновения литературной мелики, т. е. индивидуальной песенной поэзии, является большой остров Лесбос у западного берега Малой Азии, где раньше, чем в других местах Греции, начался культурный подъем. Здесь уже в VII в. появился ряд выдающихся поэтов. Терпандр был известен своими «номами» (см. гл. VI, о. 135), Арион из Мефимны на Лесбосе считался родоначальником «дифирамбов», песнопений в честь Диониса, послуживших впоследствии основой трагедии (см. гл. VIII). Арион жил в Коринфе при тиране Периандре. Введение этим тираном культа Диониса в Коринфе (Геродот, I, 23) было демократическим мероприятием, и потому можно думать, что Арион был проводником такого же направления. Оба эти поэта пользовались дорийским диалектом.
Простейшие формы мелической поэзии дает монодийная, т. е. одноголосая, лирика. Ею занимались эолийские (лесбосские) поэты Алкей и Сапфо и иониец Анакреонт.
Богатству и разнообразию мелодий песенной поэзии соответствовало и богатство стихотворного оформления. От простых форм элегической и ямбической поэзии мелика отличается тем, что допускает комбинации стоп разного количества мор. Особенно часто встречаются так называемые «логаэды», представляющие соединение трохеических стоп с дактилическими. Простейшими видами Логаэдов являются «гликонов» стих (по имени неизвестного нам поэта), имеющий форму: — U — UU — U — (—), и часто примыкающий к нему «ферекратов» стих (по имени поэта конца V в. до н. э.), схема которого — U — UU — U. Иногда стихи комбинируются в целые строфы. Большим распространением не только в греческой, но и в римской литературе пользовались строфы, изобретенные лесбосскими поэтами Алкеем и Сапфо. Сапфическая строфа имеет следующую схему:

Первые три стиха строфы состоят каждый из одного дактиля в середине с двумя трохеями спереди и сзади, а четвертый стих состоит из одного дактиля и одного трохея. В «алкеевской» строфе первые два стиха имеют одинаковую структуру: начинаются безразличным слогом, за которым следуют два трохея, дактиль и еще два трохея с усечением последнего слога; третий стих состоит из четырех ямбов, а четвертый представляет собой сочетание двух дактилей с двумя трохеями. Схема его следующая:

125

У Сапфо встречается еще так называемый «четырнадцатисложный» стих, состоящий из одной трохеической и четырех дактилических стоп. У Анакреонта наряду с гликоновым и ферекратовым стихом часто встречается трохеический тетраметр, т. е. восьмистопный стих, причем иногда чередуется неусеченный с усеченным. Часто он пользуется так называемыми «иониками» ( UU —— или ——UU)
с разными вариациями в виде замен и усечений. Поэты, каждый по-своему? старались использовать метрическое богатство своего языка.
Алкей (конец VII и начало VI в. до н. э.) родился в Митилене, столице острова Лесбоса, ок. 620 г. Он происходил из знатного рода и принимал деятельное участие в политических событиях своего времени. Вместе со своими братьями он вел ожесточенную борьбу против тирании Меланхра и Мирсила, пользуясь большой помощью из Лидии (фр. 29, 35, 39, 42, 43). Сначала борьба шла неудачно, но наконец Мирсил был убит и тирания низвергнута. Однако, опираясь на поддержку народа, плодами победы воспользовался Питтак, который взял правление в свои руки между 590 и 580 гг. Алкей повел борьбу и против него, обвиняя его в тиранических замыслах (фр. 87). Кроме того, из слов Алкея видно, что ему приходилось бороться с засильем знатных родов Археанактидов, Клеанактидов и др. Не будучи в состоянии примириться с установившимися порядками, он должен был уйти в изгнание, во время которого побывал в Египте, в Вавилоне, в Аскалоне и других местах (ср. фр. 82). Только спустя несколько лет он примирился с Питтаком и мог вернуться на родину.
Естественно, что поэт, принимавший большое участие в политических событиях, уделил им немалое место в своей поэзии. Целый ряд стихотворений объединялся под названием «Песни борьбы». Но политические темы составляют только один из многих мотивов, которые нашли отклик в его творчестве. Однако из его богатого наследства уцелело очень немногое, да и то в небольших отрывках.
Характерным образцом из «Песен борьбы» служит отрывок, в котором описывается зал, увешанный всеми видами оружия. Очевидно, имеются в виду приготовления к гражданской войне (фр. 54). Самым замечательным отрывком из этих политических песен надо признать тот, в котором государство, обуреваемое смутой, сравнивается с кораблем, носящимся по бурному морю. Действия враждующих групп уподобляются ветрам, налетающим со всех сторон на корабль

Я не пойму ветров смятенье
Тут волны мечутся кругом,
А посреди всего волненья
Мы с черным носимся судном.
Нас истомила буря злая,
Под мачтой трюм залит водой.
А парус, клочья распуская
По ветру, стал уж весь сквозной.

126

В борьбе с противниками Алкей проявляет большую страстность. Он торжествует по случаю смерти тирана Мирсила (фр. 39):

Теперь надо выпить, напиться чрез силу
По случаю смерти Мирсила.

Как и Архилоха, Алкея постигла неудача на войне. В битве митиленцев с афинянами из-за обладания Сигеем на азиатском берегу его соотечественники потерпели поражение, и сам он потерял щит. Обращаясь к другу Меланиппу, он писал: «Позови глашатая и передай домашним: жив Алкей, но аресовы доспехи потеряны. Это оборонительное оружие захватили аттические воины и повесили в храме Совоокой» (фр. 49), т. е. Афины.
В одном стихотворении Алкей приветствовал вернувшегося брата Антименида, который участвовал в качестве союзника или, вернее, в качестве наемника в войске вавилонян и убил какого-то именитого воителя, за что получил в награду золоченый меч с рукояткой из слоновой кости (фр. 50).
Среди стихотворений Алкея были гимны и в честь богов. Писатель поздней поры (Гимерий, XIV, 10) дал подробный пересказ гимна на возвращение Аполлона из страны гипербореев, т. е. с крайнего севера: вся природа и птицы на разные голоса приветствуют его. Дошли скудные отрывки из гимнов в честь Гермеса, Афины и других богов.
Алкей обладал живой и отзывчивой натурой. Он находит в себе силы мужественно переносить невзгоды. Так, у него читаем (фр. 35 а):

Думы и заботы сердце истомили.
Что же делать после? — ты скажи мне, милый.
Все терпеть должны мы, что Кронид всесильный
Нам велит владыка, — как захочет править
Он дела все смертных…

Много так называемых «сколиев» Алкей посвятил застольным темам. Древние критики отмечали, что в этих стихотворениях свое желание выпить он оправдывает любым временем года. Так, в отрывке одного стихотворения, послужившего впоследствии образцом для Горация («Оды», 1, 9), рисуется картина зимнего ненастья: идет снег, вода в ручьях замерзла (фр. 90):

Гони же стужу, дров кладя щедрее,
И сладкого нескупо нацеди
Вина, под голову ж скорее
Подушку мягкую клади.

Сходно с этим и другое стихотворение (фр. 91):

Не предавайся, друг мой, огорченью:
Себе в тоске мы пользы не найдем.
В одном есть лучшее спасенье —
Упиться допьяна вином.

В сколиях Алкея наряду с застольными темами затрагиваются и темы политического характера. Алкей часто выступал в сколиях против Питтака (фр. 45), а в одном из дошедших до нас отрывков (фр. 35) поэт обращается к Зевсу с мольбой: пускай никто из проклятых родов Археанактидов, Гиррадиев и Клеанактидов не зрит больше

127

света солнца; в случае исполнения этого желания поэт готов совершить возлияние Зевсу-Спасителю.
В поэзии Алкея занимали немалое место и эротические мотивы. Правда, дошедшие до нас фрагменты эротических стихов его очень незначительны, но позднейшие писатели (Цицерон, Гораций, Квинтилиан) говорят, что он нередко воспевал красоту девушек и мальчиков. Гораций (1, 32, 11) называет имя «черноглазого Лика», которому было посвящено стихотворение Алкея.
Греческая ваза V в. до н. э. изображает Алкея рядом с Сапфо, обоих с лирами в руках. Это предполагает какую-то близость между ними. В сохранившихся отрывках есть некоторое подтверждение этому. В одном из них содержится обращение Алкея к Сапфо (фр. 63):

В венке из фиалок святая Сапфо!
О ты, чья улыбка так сладко играет!
Хотел бы сказать тебе слово одно,
Да стыд говорить мне мешает.

Среди отрывков из произведений Сапфо есть стихотворение, которое является как бы ответом на это обращение (фр. 149):

Если б мысли твои были чисты, прекрасны,
С языка не рвалося нескромных речей, —
Тебе стыд бы теперь не туманил очей.
Говорил бы мне прямо и ясно.

Сохранившиеся отрывки свидетельствуют о большой оригинальности и поэтической силе Алкея. К сожалению, мы располагаем слишком ограниченным материалом из его творчества, чтобы в полной мере оценить его талант. Он оказал большое влияние на дальнейшую поэзию. Гораций часто подражал Алкею, и в его «Одах» алкеевская строфа является наиболее излюбленным размером.
Современница и соотечественница Алкея поэтесса Сапфо принадлежала, как и он, к знатному роду. Во время политических смут на острове Лесбосе Сапфо должна была вместе с другими аристократами временно покинуть родину. Некоторое время она провела в Сицилии. По-видимому, она умерла в преклонном возрасте. Версия, передаваемая Овидием и другими, будто она покончила с собой, бросившись с Левкадской скалы (в Ионийском море) из-за неразделенной любви к прекрасному Фаону, является одной из многочисленных басен, сочиненных о ней в последующие времена: слишком необыкновенной казалась эта личность. У своих сограждан она пользовалась большим уважением. Они доверяли ей воспитание своих дочерей. Она организовала школу, в которой обучала молодых девушек поэтическому искусству, а также музыке и пению, составляя из своих воспитанниц хоры. Это были не только ее соотечественницы, но и девушки из соседних стран. Всех их она окружала большой любовью и нежностью и даже воспевала в своих произведениях, называя их имена.
В древности было известно, по крайней мере, восемь книг Сапфо; из них первая содержала, как нам сообщают, 1320 стихов (330 строф). К сожалению, до нас из этого наследства дошло очень немногое, да и

128

то лишь в отрывках, иногда совсем незначительных; в более или менее цельном виде сохранилось три — пять стихотворений Сапфо.
Любовь — главная тема поэзии Сапфо. Со всем пылом южной страсти она воспевает любовь. Муки ревности, жалобы расставания, тоска по уехавшей подруге и т. п. — этими мотивами полно ее творчество. Наибольшей известностью пользуется стихотворение, называемое обычно «Гимн Афродите». Обращаясь к богине в форме гимна, поэтесса напоминает ей, что не раз и прежде она по ее призыву приходила к ней, чтобы помочь и утешить (фр. 1).

Афродита на троне прекрасном,
Ты, плетельщица хитрых сетей,
О, дочь Зевса! страданьем напрасным
Не томи, мои муки рассей!
Но приди. Ведь и прежде бывало,
Лишь заслышав молитву мою,
Ты златой дом отца покидала,
Колесницу запрягши свою.
Воробьи тебя быстрые мчали
Над землею с небесных высот
И несли чрез эфирные дали,
Взмахом крыл ускоряя полет.
Принесли в один миг. Неземною
Озарился улыбкой твой лик;
Ты спросила меня, что со мною,
Для чего я зову в этот миг.
Чего нужно душе моей страстной.
Говорила: «Кого покорить
Ты любовью стремишься напрасно?
Кто, Сапфо, тебя мог оскорбить?
Коль ушла, — за тобой устремится;
Коль, даров не брала, — принесет;
Не любила, так будет томиться
И к тебе поневоле придет».
О, приди же, от горькой напасти
Разреши истомленную грудь;
Исполненье пошли моей страсти
И сама мне союзницей будь!

В другом стихотворении Сапфо описывает пылкую страсть (фр. 2):

Тот, мне кажется, богу подобен,
Кто сидит пред тобой ближе всех
И кто голос твой слушать способен
Или твой восхитительный смех.
У меня же душа так и вспыхнет. ..
На тебя лишь успею взглянуть.
Как мой голос мгновенно затихнет
И не в силах сказать что-нибудь.
Неподвижно язык онемеет,
Загорится все тело огнем;
Все в глазах у меня потемнеет,
А в ушах зазвенит точно гром.

129

Сразу пот заструится обильный,
Дрожь по телу всему побежит.
Я бледней стану травки бессильной:
Точно смерть предо мною стоит.

Ученые в настоящее время склоняются к мысли, что этот отрывок был началом свадебной песни, которая исполнялась хором девушек под руководством самой Сапфо.
С такой силой не удалось выразить свои чувства ни одному поэту. Ее любовь — страдание; она ощущает его физически и передает с с исключительной эмоциональной силой. «Опять меня мучит Эрот, расслабляющий члены, — говорит она в другом стихотворении, — сладостно-горькое и непреоборимое чудовище» (фр. 137), «Снова сердце Эрот мне потряс, — пишет она еще, — словно ветер в горах, на дубы налетевший» (фр. 50).
Из стихотворений Сапфо видно, что у нее была дочь. Ей посвящен следующий отрывок (фр. 152): «Есть у меня дочь, возлюбленная Клеида, видом подобная золотым цветам; за нее не возьму я и целой Лидии…» (фр. 152).
Глубоким чувством проникнуто стихотворение на возвращение брата. Из «Истории» Геродота (II, 135) мы знаем, что брат Сапфо, Харак, вероятно, по торговым делам был в Навкратисе, в Киренаике (в Северной Африке) и в этом портовом городе увлекся гетерой Родопидой. Так как эта связь компрометировала знатную семью, родные старались его образумить, и большой радостью для сестры было известие о том, что он порвал свою связь и возвращается домой. Стихотворение Сапфо содержит обращение к морским богиням Нереидам, чтобы они благополучно доставили брата домой и дали возможность восстановить семейное счастье (фр. 25). Однако надежда оказалась обманчивой: разрыв был только временным.
Значительную часть произведений Сапфо составляли «эпифаламии», свадебные песни, которые пелись вечером, когда при свете факелов невесту вели в дом жениха. Основой их были народные песни. Часто они исполнялись двумя хорами: хор юношей выражал радость, что жениху досталась славная добыча; хор девушек жаловался на то, что из их среды похищается подруга. Одни славили вечернюю звезду как подательницу счастья, другие осыпали ее упреками как виновницу скорби. Эти песни часто сопровождались припевом: «Гимен, о Гименей!», что дало свадебным песням название «гименей», а отсюда и божество брака получило название «Гименей».
Один отрывок из свадебной песни Сапфо образно представляет невесту, как румяное сладкое яблоко, которое висит так высоко, что при сборе никто не мог его достать. Какой же счастливец жених, если сумел это сделать (фр. 116)!

Сладкое яблоко так вот краснеет на ветке высокой
Там высоко-высоко: про него, знать, забыли при сборе?
Нет не забыли его там, а только достать не умели.

Любопытно, что в рамки этой поэзии Сапфо вводила иногда целые эпизоды из мифологии, например об Атридах, о похищении Елены, о свадьбе Гектора и Андромахи (фр. 27, 28, 55). Про девушку по имени

130

Анактория Сапфо говорит: «Лучше хотела бы я видеть милую поступь ее и светлый взор ее чела, чем колесницы лидийцев, и их самих, сражающихся с оружием в руках» (фр. 27). Эпифаламии Сапфо мы отчасти знаем также по подражаниям или переводам римского поэта I в. до н. э. Катулла.
В свадебном обряде немало места отводится всевозможным шуткам — насмешкам над женихом или дружкой. Эти мотивы встречаем и у Сапфо. Жених, например, представляется таким великаном, что надо поднимать крышу дома (фр. 123). Или вот еще: «У привратника ноги семь сажен длины, а сандальи его из пяти бычьих шкур» (фр. 124) и т. п.
Поэзия Сапфо, обладавшая удивительной поэтической силой, пользовалась любовью во все времена. Философ Платон называл ее десятой музой:

Девять есть муз, говорят. До чего ж ошибаются люди!
Нет, и десятая есть: это лесбийка Сапфо.

Очень много откликов нашла поэзия Сапфо в русской литературе в XVII, а особенно в XVIII и начале XIX в. К концу XIX и началу XX в. относится много переводов ее поэзии.
Третий представитель простейшей мелической поэзии Анакреонт родился в городе Теосе (в юго-западной части Малой Азии). После покорения города персами он переселился в Абдеру (во Фракии), затем долгое время жил на острове Самосе при дворе тирана Поликрата (537—520) до его трагической гибели. В это время он принял приглашение Писистратидов в Афины, а когда был убит Гиппарх, он покинул Афины и последние годы провел в Фессалии при дворе Алевадов. Веселая придворная жизнь, пышные праздники, пиры и любовные приключения, отсутствие политических интересов — все эти условия определили направление поэтической деятельности Анакреонта. Любови, вино, женщины — вот основные темы его поэзии. Дожив до преклонного возраста, он сохранил жизнерадостность и остался верен влечениям своей юности. В памяти потомства таким и запечатлелся его образ. В противоположность глубоким чувствам Сапфо чувства Анакреонта легкие, поверхностные. Не мучительные переживания, как у нее, а легкая тонкая игра — вот что характеризует его поэзию.
Характерно стихотворение Анакреонта, в котором поэт представляет себя седым, с беззубым ртом, но полным жизни, жаждущим наслаждений и ненавидящим Тартар, т. е. загробный мир (фр. 44).

Седина виски покрыла,
Голова совсем бела.
Сладкой юности вся сила
Безвозвратно уж прошла.
Зубы стары; жизни милой
Часть большая протекла.
Вот и плачу ежечасно.
Тартар страшен мне всегда.
В нем Аид царит ужасный.
Тяжкий путь ведет туда:
Кто им спустится, несчастный,
Не вернется никогда.

131

В другом стихотворении он представляет себя опытным возницей, который сумеет блестяще выполнить самую трудную задачу в конском ристании, сделает лихой поворот вокруг «меты», т. е. крайнего столба того барьера, который разгораживает середину ипподрома и вокруг которого мчатся колесницы. Это требовало от возницы особенного искусства, так как при крутом повороте был большой риск задеть за мету осью колесницы (фр. 88).

Что, фракийская лошадка,
На меня косишь свой взор,
Прочь бежишь с такой повадкой,
Точно я уж не хитер?
Знай же, я еще сумею
На тебя надеть узду.
Нет, вожжами я владею
И вкруг меты проведу.
По лугам теперь ты бродишь
И гарцуешь так легка:
По себе, знать, не находишь
Ты лихого ездока.

В образе лошадки, которая косится на старика-возницу, поэт разумеет любимую девушку и надеется, что победит ее отвращение к своим сединам. А вот отрывок из другого стихотворения (фр. 5):

Мяч бросая ярко-красный,
Златокудрый бог Эрот
С девой в обуви прекрасной
Вот играть меня зовет.
Но красотка — ведь рожденьем
Она с Лесбоса — бранит
Седины мои с презреньем,
На другого все глядит.

Анакреонт писал стихотворения разного рода: гимны, элегии, эпиграммы, застольные песни и т. п. Но все они одинаковы по характеру: в них на разные лады воспеваются вино и любовь. Любовная лирика этого рода переносит нас в своеобразную обстановку античной жизни. Ф. Энгельс справедливо замечает по поводу этого: «…Для классического поэта древности, воспевавшего любовь, старого Анакреонта, половая любовь в нашем смысле была настолько безразлична, что для него безразличен был даже пол любимого существа»1.
Легкость содержания и формы и музыкальность стиха обеспечили успех поэзии Анакреонта во все времена. Подражания ему начались еще в древности — в пору эллинизма и Римской империи (см. гл. XIX и XX). Образовалось даже специальное направление — «анакреонтическое», которое нашло широкое выражение у многих поэтов нового времени. Полный перевод Анакреонта и его подражателей дали поэты Л. М. Мей, А. Баженов и др. А. С. Пушкину принадлежат переделки упомянутых выше стихотворений «Поредели, побелели…», «Кобылица молодая…» и некоторых анакреонтических, а также оригиналь-

1 Энгельс Ф.
Происхождение семьи, частной собственности и государства. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 79.
132
ное стихотворение «Гроб Анакреонта». Интересно использовал наследие Анакреонта М. В. Ломоносов, который под видом «Разговора с Анакреонтом» дал перевод нескольких его стихотворений со своими ответами, показывая в противоположность гедонизму и беззаботности Анакреонта тяжелые условия своей жизни.

Подготовлено по изданию:

Радциг С. И.
Р 15 История древнегреческой литературы: Учебник. — 5-е изд. — М.: Высш. школа, 1982, 487 с.
© Издательство «Высшая школа», 1977.
© Издательство «Высшая школа», 1982.

Сольная лирика.Анакреонт, Алкей — nerienna — LiveJournal

Сольная лирика. Алкей и Анакреонт.
Алкей писал к Сапфо(скорее всего это просто легенда, может, они никогда не были знакомы):
                Сапфо фиалкокудрая, чистая,
 С улыбкой нежной! Очень мне хочется
                Сказать тебе кой-что тихонько,
                 Только не смею: мне стыд мешает.
    Она ответила ему отказом. Какие же еще стихотворения, кроме любовных, писал Алкей? Алкей писал в основном гимны, обращенные к богам, а так же к стихиям. Можно найти несколько стихотворений, в которых говорится о буре и мужестве. Буря – это и стихия, губящая корабли и жизни, и метафорический образ  беды.
    “Алкей всецело мужествен. Политическая борьба заполняет помыслы поэта. Меч в руке сменяет пиршественную чашу…” – пишет С. Шервинский. Действительно, у поэта есть стихотворение, в котором он осуждает захватившего власть, называя его “ города врагом”.
      Мысли Алкея философские и выражает он их метафорично и завуалированно. Кажется, говорит он о бедности, но бедность эта непростая. Это бедность – духовная, умственная и бедность совести.
                Бедность, даже чужую, всегда без труда распознаешь.
              Бедность не явится в суд, нет на собраньях ее.
              Всем она ненавистна, везде на нее нападают.
              Вечно ворчат на нее, где бы она ни была.
Эту метафорическую философскую  идею подтверждает еще одно его стихотворение:
             Помнят в Спарте Аристодема
Крылатое слово; в силе слово то.
Царь сказал: «Человек — богатство».
Нет бедному славы, чести — нищему.
    Теперь перейдем к Анакреонту. Честно признаюсь, его творчество понравилось мне меньше, чем творчество Сапфо и Алкея. Но и здесь есть некоторые моменты, на которые нужно обратить внимание. Анакреонт не лесбосец, как Алкей и Сапфо. Он не жил никогда на одном месте, переходил “от одного правителя к другому”.
В его стихотворениях есть любовь духовная и любовь плотская. Последней он посвящает множество стихов:
Бросил шар свой пурпуровый
Златовласый Эрот в меня
И зовет позабавиться
С девой пестрообутой.
Он придает огромное значение земным радостям, а именно тем, которые помогаю человеку забыться. “Только пьяное вино” поможет старику.
Но пишет Анакреонт не только о бренном. В его стихотворениях есть идея конечности, неизбежности рока, который вершит суд над всем – над человеком, природой: за оставшееся время нужно попробовать радости еще пока позволенные, побороть Эрота и обратиться к богам…

Elkay — DaytimeDracula Текст песни | Musixmatch

Это будет Yung Elkay, чувак, я потею от своих яиц, делая это Я же говорил, что мы сделали еще один. .. эй! Хм? мы сделали еще один! Скажи это еще раз для той, что сзади, сука!

Она раздражительна из-за эстетики, она онемела, но она попросила почувствовать это. Я вампир на солнце с языком, и мне нужна еда Храброе сердце в битвах, я выиграл успех, но это сделано с кровотечением Как корабли в открытом море, она утонет без моей спермы Я закончил с факторами.Меня тошнит от прослушиваний, вы, ниггеры, будете актерами Езжайте на ней медленно, как на тракторе. Я проповедую каждый день, я чувствую себя пастором Пусть мои волосы качаются, как Раста, меня тошнит от потоков, которые ниггеры быстрее Похитите свою шлюху и расслабьте ее, я взбиваю горшок, как будто готовлю макароны О, чувак, она качается, как Желе, я хочу, чтобы их щеки были идеальными, как дерьмо Бентли. Всплывай к своей тетушке, как привет, держу пари, что это хороший вкус, она похожа на суку Венди Играй с моим членом, как с банджо, я хочу все влияние, чувак, мне нужна модность Маленькая сука, ты похожа на мой большой палец ноги, но она хочет сосать мой член, как «ага» Она раздражительна из-за эстетики, она онемела, но она попросила почувствовать это. Я вампир на солнце с языком, и мне нужно, чтобы меня кормили Храброе сердце в битвах, я выиграл успех, но это сделано с кровотечением Как корабли в открытом море, она утонет без моей спермы Она хочет сосать меня, она хочет, да? Она хочет, чтобы она хотела сосать меня! Сосать мой кто?! ХМ? Она хочет сосать мой сосать мой! Соси мой да, что она хочет.УХ сперма! Она раздражительна из-за эстетики, она онемела, но она попросила почувствовать это. Я вампир на солнце с языком, и мне нужна еда Храброе сердце в битвах, я выиграл успех, но это сделано с кровотечением Как корабли в открытом море, она утонет без моей спермы Беги, беги, беги, моя девочка маленькая, зови ее Коротышка. Я усердно работал, отсутствовал около месяца, и я вернулся с сорока Бей ее, как в барабан, я просто хочу ее маму, черт возьми! посмотри на ее тело Разбил ее слишком сильно, я дал ей синяки не в такт, хотя я не Ронни Она раздражительна из-за эстетики, она онемела, но она попросила почувствовать это. Я вампир на солнце с языком, и мне нужно, чтобы меня кормили Храброе сердце в битвах, я выиграл успех, но это сделано с кровотечением Как корабли в открытом море, она утонет без моей спермы Я закончил с факторами. Меня тошнит от прослушиваний, вы, ниггеры, будьте актерами Езжайте на ней медленно, как на тракторе. Я проповедую каждый день, я чувствую себя пастором Пусть мои волосы качаются, как Раста, меня тошнит от потоков, которые ниггеры будут быстрее Похитите свою шлюху и расслабьте ее, я устал, если ниггеры пришли с матрасом Я сказал тебе, я сказал тебе Мы сделали еще один

Слова, содержащие термин: elkay, мистер продюсер

Слова:

 несчастный
Я хочу быть продюсером  
Очень, очень несчастный, несчастный
(Подождите, да, держите все, держите все)

  Мистер  .Белосток был прав
Есть 
 его
И, честно говоря (да, да) он еще безумнее (ты чертовски прав!)
  Мистер  .  Продюсер  (эй, ты знаешь, что я говорю) почему ты так злишься?
Эй, Иииииии, я 
(  г  . Рокфеллер)
Так что подними свою задницу со стены

Цифровой подземный пакет по всему миру
Рудольф, красноносый северный олень Рух
я 
 Это твой мальчик Физи Да
О, мальчик, ты не получишь сиси (Би Танан)
Лучше успокойся (Яува)
Они называют меня Чудо-мудрым
  Мистер  Всегда занят (Физи)
Дорогие вещи 
  Мистер   Производитель 

Ha Wo Ba nja однажды выиграл меня, я не скучный парень
2:30 время звонка awon eru'ku po nta
Кого они хотят видеть для конвоя Черного Мерседеса
я 
 Привет  Мистер  .диджей вставай
Не останавливай вечеринку
Мы любим The Beatles, руки вверх
Для Пола Маккартни
Эй, , мистер . диджей вставай
Не останавливай вечеринку
Нам нравятся Битлз 
 " Мистер .  Генеральный директор"
(с участием Musaliny-N-Maze, Gold и Troy Outlaw)

[Вступление]
Оу, да, как ты сегодня
Меня зовут N.O.R.E, это произносится как Nore
Здесь от имени 
 Гебеле Суку Суку Суку Гебеле
Скибо
Гебеле субку суку гебеле
Скибо
Гебеле суку суку суку гебеле
Физи  Мистер   Производитель 
Гебеле субку суку гебеле

Вон ни 
 Исполнительный  Производитель  ..  Мистер  . Уилсон
Mutha Fucker это был Енот
В отличие от других нигеров
мне плевать 
 Хорошо
Это Stunna, самый крутой производитель  
Вы знаете, что они называют меня Smallzz AKA Lyrical Punchbag
пн шанаволе
Это Stunna, самый крутой производитель  
Хлопайте в ладоши. 
 Да пошли вы, R&B суки, заткнитесь, вы не Алия,

Когда  г-н  . Портер записывает пианино,
  Производители  могут захотеть заказать боеприпасы,
Я калифорнийский угол 
 иди и возьми немного
Уйди с моего пути, потому что я иду!

хор

Итог:  Мистер  . Микс
  Мистер  . Mixx,  производитель  из 2 Live! Ниггеры ускользают, но я позволю
этот слайд. 
 ВВЕДЕНИЕ
Боже мой, это
Pro- производитель  в такт


ХОР
  Мистер  DJ включи музыку
Для дам
  Мистер  DJ включи музыку
Для больших мальчиков
  Мистер  DJ play 
 узнал кое-что очень интересное
Безумный  продюсер , он не такой уж и сумасшедший
Эээ ну он  г  . Производитель  не могли бы вы сообщить нам
Почему ты на самом деле не 
 его
Прежде чем он съест твою морковь в твоем холодильнике
я Санта
Я не посылаю подарки миссис  
У меня нет  миссис 
Я стреляю без промахов
я Санта
я 
 сделай это, не пожалеешь
Попрощайтесь с мелким клерком

Привет,  Производитель  , да,  Производитель 
Я имею в виду, что вы, сэр, сходите с ума
Мы можем это сделать, мы можем это сделать
И я знаю, что это 
 чувствую, что ты плохой, ты можешь нас вытащить
  Мистер  . Бэнки, продюсер , , ты шокируешь
И все в танце взрываются
Когда человек Бини на 
 хочу бросить его
Я довожу это до вскрытия

Хор [Монтелл Джордан]
Следуй за мной в мир  Mr  Ski (Да)
Не будет никакой тайны 
 и мы поем там мы идем
Тони Кертис в том месте, где мы качаемся
И если вы чувствуете, что говорите, что вы плохой, вы можете нас вытащить
  Мистер  .Банки  продюсер  ты 
 Wa omo wobe o ni'wo omo wobe abi oya ko гимн ва
Ma lo go ma lo sun лори тити игборо
Pheelz  Мистер   Производитель 
Ладугбо ми о
Эйин теми кило шеле ган 
 узнал кое-что очень интересное
Безумный  продюсер , он не такой уж и сумасшедший
Эээ ну он  г  .  Производитель  не могли бы вы сообщить нам
Почему ты на самом деле не 
 захватывающий всплеск
На спине и оставь его капающим вниз по трещине ее задницы
Позвоните мне  Мистер . Магилла-катти, погоня за попой, мягкая, как глупая замазка
Килла за деньги, 
 гитара
Хотя продюсерам   он может не нравиться, он все же зашел так далеко.
Ну хорошо
Все нормально
Ну хорошо
Все нормально
Теперь  Мистер .Зеленые пальцы, которых он никогда не делал 
 ура
Pheelz  MR   производитель 
Легкий
Пепенази

Мой стол не пуст
Дай мне еще один раунд
И мне все равно, если мой карман пуст
Я хочу еще один для дороги 

Ilkay Sencan & Dynoro — Rockstar Lyrics

Я трахал мотыги и попсовые пилли
Чувак, я чувствую себя рок-звездой
Все мои братья получили этот газ
И они всегда курят, как Раста
. Ебать со мной, позвони на Узи
И покажи, возьми их с шоттами
Когда мои кореши подъезжают к твоему кварталу
Они заставляют эту штуку грррата-та-та

(Хорошо)
(Я был чертовски мотыгой…)

Я трахал шлюх и пилли
Чувак, я чувствую себя рок-звездой

Я трахал шлюх и хлопаю пилли
Чувак, я чувствую себя рок-звездой
Все мои У братьев есть этот газ
И они всегда будут курить, как Раста
Трахаясь со мной, вызовите Узи
И покажитесь, возьми их с шоттами
Когда мои кореши подъедут к твоему кварталу
Они заставят эту штуку грррата -та-та

Переключи мой хлыст, вернулся в черном
Я начинаю говорить: «Покойся с миром, Бон Скотт»
Закрой дверь, мы пускаем дым
Она просит меня зажечь огонь, как я м Моррисон
Валяй дурака на сцене
Наверное, брось мое гребаное шоу в полицейской машине
Дерьмо было легендарным
Выкинул телевизор из окна Монтажа

Кокаин на столе, ликер льется, наплевать
Чувак, твоя девушка поклонница, она просто пытается попасть внутрь
Говорит: «Я с группой» na хватать из моих штанов
Сотни сук в моем трейлере говорят, что у них нет мужчины
И все они привели друга
Да, ауу

Я трахал мотыги и хлопал пилли
Чувак, я чувствую себя просто как рок-звезда
У всех моих братьев есть этот газ
И они всегда курят, как Раста
Трахаются со мной, вызовите на Узи
И покажитесь, чувак их шотта
Когда мои кореши подъедут к твоему кварталу
Они заставляют эту штуку работать грррата-та-та

Я был в Хиллз, трахал суперзвезд
Чувствую себя поп-звездой
Пью Хенни, плохие суки прыгают в бассейне
И они не надели лифчика
Ударил ее сзади, зацепил за гусеницы.
И теперь она кричит: «Нет, мас»
Им нравится: «Сэвидж, почему у тебя гараж на 12 машин
А у тебя только 6 машин?»
Я не с пирогом, как ты его целуешь?
Твоя жена говорит, что я выгляжу как полноценная закуска
Зеленые сотни в моем сейфе, у меня старые полки
Л.A. Суки всегда спрашивают: «Где кокаин?»
Живу как рок-звезда, разбиваюсь на полицейской машине
Слаще, чем Поп-Тарт, ты же знаешь, что ты не жесткий Я живу как рок-звезда

(Хорошо)

Я трахал шлюх и пилли
Чувак, я чувствую себя рок-звездой
У всех моих братьев есть газ
И они всегда курят как Раста
Трахнись со мной, позвони на Узи
И покажи, возьми их с шоттами
Когда мои кореши подъедут к твоему кварталу
Они заставят эту штуку грррата-та-та

Скачать Mp3 Deewangi Song In Audio или слушать бесплатно [9.02 МБ] ~ Скачать музыку в формате MP3

Скачать песню Deewangi Song In Audio в формате mp3 бесплатно, быстро и легко ~ Песня Deewangi Song In Audio (9. 02 MB) и послушать популярную песню Deewangi Song In Audio (06:34 Min) на MP3 Music Download.