Лермонтов демон литературное направление – Ответы Mail.ru: литературное направление

44. Поэма «Демон» м.Ю. Лермонтова и ее общественно-философское содержание.

Ответ: знаковым произведением Лермонтова является поэма «Демон». В течение десяти лет (1829 – 1839 гг.) создаются восемь редакций поэмы, свидетельствующие о напряжённых поисках героя.

Мифология демона полисемантична. Эта мифология общекультурного масштаба. С образом демона в древнеримской мифологии был связан образ гения. В библейском сознании демон – падший ангел. Его конфликт с Небом определяет проблематику (Байрон, Гёте, Мильтон, Жуковский). Традиция изображения демона устойчива, но Демон – изобретение Лермонтова.

Демон Лермонтова многогранен и неоднозначен. Он не удовлетворён миром и самим собой, жаждет идеала. Он царь познания истории как процесса, свободы. Демон заземлён и очеловечен, но Лермонтову удалось сохранить титанический ореол героя.

Первые строки – ключ к прочтению «Демона». Демон – воплощение сомнения, отрицания, уныния. Формулируется и тема узничества. Безустанное стремление к высоте определяет героя. Земля влечёт и отталкивает демона. Принципиально важно, что «Демон – человек». Любовь не менее значима в характеристике героя. Титанизм героя определяет буйство страстей. Пафос произведения Лермонтова – «всё сущее вочеловечить» (А.А. Блок). Мифологический образ и философский, и антропологический.

Текст Лермонтова – процесс открытия и познания. При редактировании менялся топос. Если в первых редакциях это Эдем, с третьей редакции появляется испанский колорит, ближе к шестой редакции действие перенесено на Кавказ, в Грузию. Земная природа Тамары конкретизирована в её пляске. Главная антиномия – между Землёй и Небом. Возникает образ «манящей земности». «Демон» - философская поэма. В образе Демона воплощено представление Лермонтова о процессе человеческого познания. Важным принципом динамики образа является диалектика души.

Лермонтовский герой проходит три стадии развитии: он идёт от отрицания Неба и Земли к утверждению новой жизни. В конце он приходит к отрицанию отрицания. Лермонтовский Демон – изгнанник, ищущий пристанища. Разуверившись в Божьем мире, демон сеет зло, но оно тяготит его. Демон – мыслящее и чувствующее сознание, недовольное собой. Мощь отрицания имеет у Демона философско-психологический характер. Он мечется между небом и землёй.

Добро ведёт лермонтовского героя к утверждению через любовь. В любви Демон обретает новые ценности, открывающие «резерв человечности». Демон обретает гармонию. История Тамары – история всеобщей тоски до встречи с Демоном. Демон становится духовным учителем. Процесс развития Демона развивает Тамару, а Тамара воплощает в нём доброту.

Образ Тамары не абстрактен, а глубоко национален. С образом Тамары связан личностный рост. Их диалог – диалог двух истерзанных душ.

Демон видит несчастья Земли. Уйдя от зла, он вновь приходит к злу. Лермонтовский Демон не сумел победить в себе зло. Эгоизм Демона не даёт ему принять душу другого человека. Трагическое одиночество – проклятье героя. Лермонтовский Демон обессилен борьбой.

Дисгармония лермонтовского героя – отражение его максимализма, невозможности примирения с сущим. Лермонтовский Демон – мифология человеческого существования в эпоху безвременья. Лермонтовская поэма имеет эвристическую природу. Демон традиционно сравнивается с Гамлетом. Демон – безусловный носитель зла или жертва несправедливости? Демон зависит от Бога или свободен? Поцелуй Демона – мощь любви или яд?

Философские антиномии утверждения – отрицания; зла – добра; свободы – неволи связаны с эпохой. Эпоха 1830-х гг. формировалась в условиях непротивления злу. Лермонтовский Демон – исторический облик эпохи. Стержень образа – вечный протест и борьба. Белинский, Станкевич, Бакунин, Герцен, Огарёв почувствовали мощь и силу возрождения. Эта трагедия индивидуального бунта и одиночества. Лермонтовский Демон един и многолик.

Лермонтовская поэма как философская симфония состоит из двух частей и шестнадцати глав. Первая часть – экспозиция, материя, «манящая земность» бытия. Вторая часть – воплощение духовного облика и развития героев. Первая часть воссоздаёт объект бытия, вторая часть – субъективную жизнь. Она наполнена монологами и клятвами Демона.

Поэма «Демон» - не окончательный ответ на проблему демонизма.

studfiles.net

"Демон" Лермонтова: анализ поэмы / Лермонтов М.Ю.

Поэма «Демон» имела для Лермонтова огромное значение. Он писал ее в течение всей жизни. Замысел ее относится еще к 1829 году, когда Лермонтову было 15 лет, а окончательно завершена она в 1841 году. Пять-шесть вариантов поэмы дают полное представление о созревании таланта поэта. Но творческая особенность художника такова, что и сам вариант появляется как совершенное художественное произведение, подготавливающее почву для более совершенного.

«Демон» - грандиозное сооружение, поглотившее всю лирику. И как написано! Несмотря на юность, поэт выражал себя во всех жанрах, но жанр поэмы - любимый, и здесь можно видеть не только ранние подражания пушкинским поэмам, но и прямое соперничество с ними. В течение всей жизни поэт убегал в мир кавказской природы. Здесь сосредоточилось все богатство лирического восприятия мира. Кавказ как «благорастворение воздухов», множество цветов, растений, гамма красок. Кавказ как представление о рае земном.

Эти картины предстают перед нами и в жизненно ясных образах, и в то же время они полны поэтической прелести: горы, благоухание цветов, лесов и лугов. Никто из русских романтиков не поднялся на такую высоту в поэтическом изображении Кавказа, как Лермонтов. Здесь и география (Казбек, Эльбрус, Арагва, Кура), здесь и небо Кавказа («черные ночи с огромными горящими звездами»), здесь дыхание Кавказа, его ласкающая теплота... И главный герой Лермонтова - Демон.

Вместе с тем в поэме постоянно присутствует идея греха, проступка и раскаяния. Трагедия Демона - это трагедия человека, не могущего преодолеть в себе демоническое начало. Демон не может стать ангелом добра. Красота природы, ее величие, благорастворение, спокойствие не могут не подействовать на Демона и не поколебать его ожесточения. Спасение герой видит в любви. Красота мира создает гармонию, которая располагает природу существа к прощению и любви. Но зло торжествует, и все, кто около этого духа зла, гибнут. Поэт был бы сусален и неубедителен, если бы действующие лица спаслись и вступили из мира необходимости в мир радости и всепрощения. Преступление и гибель реально существуют, и исцелить это вздохом и слезой едва ли возможно. Реальность вступает в борьбу с романтикой, и последняя не может победить. Но это не значит, что реальность непобедима вообще. Демон Лермонтова глубоко верит в то, что красота победит мир, спасет, завоюет его. Мир природы может обновить героя, и он обретет свободу, радость, умиротворенность.

Проблема зла и добра решается у Лермонтова по-своему. Победа добра над злом проходит быстро и бегло, а тема Духа зла и его страданий так поэтически мощно, сильно написана, что остается главенствующей. Лермонтовский Демон очеловечен. Дух отрицания и сомнения страдает от утраты смысла жизни, он ищет приложения своим огромным внутренним силам, но на пиру жизни ему нет места. Мучительно ощущает Демон Лермонтова свое одиночество. Выход герой хочет найти в любви, но и здесь чутье художника подсказывает невозможность счастья. Через романтическую форму «Демона» поэт показал психологическую трагедию людей 1830-х годов. Лермонтовский «дух отрицания» страдает отутраты смысла жизни. Образ Демона куда драматичнее, чем изображение Люцифера, Сатаны, Мефистофеля у поэтов,бравших эту тему. Лермонтов показывает олицетворенный демонизм, со всем тем, что свойственно человеческой природе, которую одолевают стремление к свободе, познанию и мрачный дух сомнения. Это не демон обычных представлений: он близок к человеку, исстрадавшемуся от гибельных страстей. Знание не принесло ему отрады, зло опостылело, эгоизм и отрицание не дали счастья Демону Лермонтова.

Лермонтов ощущает «черное» и «белое», поражение и торжество, добродетель и порок. Он знает, что это черты, присущие человеку. Но он хочет отрицать это, спорить с тем, что человек соткан из этих двух начал. Вот почему его Демон очеловечен и выпадает из ряда всей этой нечисти (Сатана и т. д.). Эти муки преодоления в себе демонического начала и есть главное настроение поэмы, ее пафос.

Поэма была так мощна и убедительна, что произвела переворот в области искусства по силе своего влияния на других художников. Врубель, углубившись в понимание сути Демона, остановился перед этим шедевром, не найдя для него реальных земных красок. Он создал целую гамму красок в результате обжига стекла, глины и металла. Вот почему так горели и переливались всеми цветами радуги крылья поверженного Демона. Рубинштейн написал оперу, воспроизведение которой на сцене представляет огромную трудность. Через этот искус пришлось пройти шедевру поэта, и приходишь к мысли, что это произведение, где в схватке над бездной оставлены борющиеся силы, ещеждет своего исследователя.

В поэме «Демон» раскрывается романтизм как основной принцип, стиль поэта. Лермонтов не расстался с романтизмом на протяжении всей жизни, как не расстался с «Демоном». Переступить черту романтизма ему не было дано. Если Пушкин сумел подчинить все богатство звуков, цвета, света реалистическому началу, то Лермонтов не захотел, и не успел, и не смог поверить в реализм. Романтизм для него остался высшим проявлением искусства.

Романтизм - стиль, такой же завершенный, как реализм. Но реализм не всегда давал ту почву, которая нужна человеку. Одиночество в реализме - крах, конец, беда. Одиночество в романтизме - лозунг, религия, символ веры. Романтик верит в светлое будущее души. Вот почему «романтизм - это душа» (Жуковский). Но это не только Жуковский. Это целая школа романтизма. Рядом с Лермонтовым надо поставить Герцена и Огарева. Все многообразие мысли того времени пронизано романтизмом, независимо от идеологической направленности персоналий. Они, двое мальчишек, которые «могли поместиться около ботфорта императора» (Герцен), угрожали крепостному строю России! И император подняться до них не смог. Вот это замечательный переход, ибо русское освободительное движение переживало романтизм. Во времена николаевского режима литература выступала с романтическим утверждением величия и славы человека. Вот она - диалектика! С одной стороны, символом 1840-х годов была казарма и канцелярия, с другой стороны, им противостояла вера в светлое будущее России.

Источник: Либан Н.И. Лекции по истории русской литературы: От Древней Руси до первой трети 19 в. / Вступ. статья и указатели А.В. Архангельской. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2005.

classlit.ru

Поэма Лермонтова "Демон" и ее влияние на русское искусство XIX века

В ведение

Все мы в большей или меньшей степени живем в мире фантазии. Каждому из нас хочется от житейской прозы уйти в мир мечты, тем самым становясь романтиком. Мы называем романтическими величественные и яркие картины природы, прекрасные и значительные события человеческой жизни, чистую, поэтическую любовь.

Романтика, по словам К.Г. Паустовского, «не дает нам успокоиться и показывает всегда новые, сверкающие дали, иную жизнь, она тревожит и заставляет страстно желать этой жизни».

Лермонтов – один из величайших мастеров русского художественного слова. Преемник Пушкина и продолжатель его работы в стихах и прозе, Лермонтов использовал литературный опыт и многих других русских и западноевропейских писателей – своих современников и предшественников. При этом все унаследованное и традиционное он органически освоил и творчески переработал, создав в результате оригинальное, неповторимое поэтическое искусство.Он является ярким представителем русского романтизма в литературе.

На основе его творчества появились в России новые произведения искусства: художественные, музыкальные. После знакомства с ними возрос мой интерес к Лермонтова, его творческому наследию, поэтому объектом исследования является романтизм в русском искусстве 19 века.

Предмет исследования – черты романтизма в поэме М.Ю. Лермонтова «Демон» и влияние этого произведения на творчество М.А. Врубеля и Рубинштейна.

Гипотеза : мы предполагаем, что

1. Поэма М.Ю. Лермонтова «Демон» является романтическим произведением;

2. Она дала толчок для появления новых произведений в живописи и музыке.

Исходя из гипотезы, вытекает цель нашего исследования: познакомиться с явлением романтизма в русском искусстве 19 века, выявить черты романтизма в произведении «Демон».

Задачи:

1. Изучить информационное пространство по заявленной теме

2. Определить черты романтизма в поэме М.Ю. Лермонтова «Демон»

3. Проанализировать поэму «Демон» как произведение романтизма

4. Выявить влияние творчества Лермонтова на появление произведений живописи и музыки.

Для реализации поставленных задач мы использовали общенаучные и конкретно-научные теоретические методы: конкретизация, анализ, синтез, сравнение, анализ литературы, анализ понятийно-терминологической системы.

В решении поставленных задач большую роль сыграли книги Максимова Д.Е, Вацуро В.Е, репродукции картин М. Врубеля и интернет ресурсы, для прослушивания оперы «Демон».

1. Романтизм в русском искусстве

1.1 Общая характеристика романтизма

Обратимся к «Толковому словарю русского языка» С.И. Ожегова и выясним лексическое значение слова «романтизм».

Романтизм . 1. Направление в искусстве конца XVIII – первой четверти XIX в., выступающее против канонов классицизма и характеризующееся стремлением к национальному и индивидуальному своеобразию, к изображению идеальных героев и чувств. 2. Направление в искусстве, проникнутое оптимизмом и стремлением показать в ярких образах высокое назначение человека.

Романтизм возникает в странах Западной Европы на рубеже XVIII–XIX веков как реакция на последствия Великой французской революции (1789–1794 гг.) и существует как литературное направление до 30-х годов XIX века, когда на смену ему приходит критический реализм.

Характерной чертой романтизма является крайняя неудовлетворенность действительностью, противопоставление ей прекрасной мечты. Внутренний мир человека, его чувства, творческую фантазию романтики провозгласили подлинными ценностями. Отличительной особенностью романтического творчества является ярко выраженное отношение автора ко всему, что изображается в произведении.

Романтические герои всегда в конфликте с обществом. Они – изгнанники, странники. Одинокие, разочарованные, герои бросают вызов несправедливому обществу и превращаются в бунтарей, мятежников.

Первые романтические произведения появились в России в самом начале XIX в. В 1820-е годы романтизм стал главным событием литературной жизни, литературной борьбы, центром оживленной и шумной журнально-критической полемики.

1.2 Особенности русского романтизма

Русский романтизм возник в иных условиях, чем западноевропейский. В России он сформировался в эпоху, когда стране ещё только предстояло вступить в полосу буржуазных преобразований. В нем сказалось разочарование передовых русских людей в существующих крепостнических порядках, неясность их представления о путях исторического развития страны. Вполне естественно, что русский романтизм отличался от западноевропейского.

С романтизмом связаны в русской литературе имена величайших ее представителей – А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и Н.В. Гоголя, выдающихся лириков Е.А. Баратынского, В.А. Жуковского, Ф.И. Тютчева. Романтической мечтой русской живописи стала Италия. Именно там создали свои лучшие полотна А.А. Иванов, К.П. Брюллов, О.А. Кипренский и др.

В развитии русского романтизма обычно выделяют три главных периода. Первый этап – 1801–1815 гг. – период зарождения романтического направления в России. Родоначальниками русского романтизма принято считать К.Н. Батюшкова и В.А. Жуковского.

Второй этап – 1816–1825 гг. – время интенсивного развития романтизма. Важнейшим явлением этого периода стала деятельность писателей – декабристов и творчество ряда замечательных лириков: Д.В. Давыдова, П.А. Вяземского, Е.А. Баратынского. Но центральной фигурой русского романтизма был, конечно, А.С. Пушкин.

В третий, последекабрьский период (1826–1840 гг.), романтизм получает самое широкое распространение в русской литературе. Он обретает новые черты, завоевывает новые жанры, захватывает в свою орбиту все новых писателей. Вершинные достижения романтизма 1830-х годов – творчество М.Ю. Лермонтова, ранние произведения Н.В. Гоголя, лирика Ф.И. Тютчева. Наиболее яркое романтическое произведение М.Ю. Лермонтова – это поэма «Демон».

2. Романтизм «Демона»

2.1 Создание поэмы «Демон »

Поэму «Демон» М.Ю. Лермонтов начал сочинять в пятнадцатилетнем возрасте и работал над ней около десяти лет. Много раз он за нее принимался, оставлял, потом начинал снова. Но интересно: первая строка – «Печальный демон, дух изгнанья» – прошла сквозь все редакции поэмы и сохранилась в ней до конца. В первых вариантах действие поэмы происходит вне времени и пространства, в нереальной, условной обстановке.

Печальный демон, дух изгнанья,

Блуждал под сводом голубым,

Написав еще несколько строк, Лермонтов в скобках обозначил дальнейший план:

- Демон узнает, что ангел любит одну смертную, обольстил ее, рассказывая, что бог несправедлив, но она скоро умирает и делается духом ада.

Уже в этом первом опыте отчетливо выражен богоборческий характер поэмы, отрицание божественной власти. Вслед за тем, в той же тетрадке, следует продолжение:

Любовь забыл он навсегда.

Коварство, ненависть, вражда

Над ним владычествуют ныне…

В нем пусто, пусто: как в пустыне.

… груды гибнущих людей

Не веселят его очей…

«Груды людей» не очень удачно сказано, но вспомним: поэту только 15 лет. После этих стихов возникали новые и новые планы. И вот представим себе: живет в Москве, на Малой Молчановке, в одноэтажном домике с мезонином невысокий, коренастый и смуглолицый подросток с огромными темными глазами, сидит за столом, в своей горнице под самой крышей, время от времени отрываясь от бумаги, вскидывает глаза, видит крыши приземистых арбатских особнячков и пишет о духе зла, о демоне-разрушителе. У него есть друзья – у этого мальчика, друзья, которые его любят, высоко ценят его стихи, порою немножко над ним подтрунивают. А он и серьезен, и весел, остроумен. Он любит их. Но в глубине души бесконечно одинок. Он совсем иной, чем они. Он ненавидит светское общество, хотел бы бежать из этой душной среды, от ее законов. Он полон презрения и гнева. И герои его поэм и трагедий, как и он, одиноки в мире, их окружающем. И каждый раз они у него погибают или влачат одинокие дни. Как пушкинский Пленник, как Гирей, как Алеко. Как герои байроновских поэм. Нет, у него они чаще гибнут!

Начав работу над поэмой «Демон» в 1829 г., поэт в 1829–1831 гг. пишет или намечает четыре редакции ее. В 1833–1834 гг. Лермонтов создает пятую редакцию поэмы, в 1838 г. – шестую. Изменяется облик героини. Она постепенно теряла черты абстрактно-романтической грешницы и получала психологически мотивированную биографию. В шестой редакции Лермонтов нашел окончательное место действия – Кавказ, а сюжет оказался погруженным в атмосферу народных преданий и обогащен деталями быта и этнографии, а княжна Тамара предстала как живой и полнокровный образ.

С появлением такого образа Демон получил меру ценности своих деяний. По своему философско-этическому содержанию образ Тамары равновелик образу Демона. Она

mirznanii.com

Романтизм М.Ю.Лермонтова («Демон», «Мцыри»). (Часть 1-я): cult_tur — LiveJournal

Европейский романтизм представил миру плеяду великолепных поэтов. Столь мощное культурное явление не могло не затронуть Россию, в которой политические и социальные реалии создавали для него весьма благодатную почву. Для одних романтические настроения стали такой же данью моде, как когда-то вольтерианство. Для других романтизм явился способом существования в мире, неким объяснением несбывшихся надежд, оправданием жестокого мира.
Характерные для романтического восприятия мира понятия – одиночество, свобода, судьба человека, мимолетность человеческой жизни – органически слились с русской лирической традицией. Творчество великих европейских романтиков было принято и переосмыслено русскими поэтами.
Поэма – один из главных жанров поэзии Лермонтова. Создавая свои первые лирические поэмы в 1828 году («Кавказский пленник», «Корсар» и др.), поэт испытывает огромное влияние творчества Байрона. Однако это влияние не стало слепым бездушным подражанием или данью моде. Свойственные романтизму вопросы, мучительно переживаемые Лермонтовым в течение всей жизни, снова и снова возникали в различных произведениях и в результате выплеснулись в самых ярких его поэмах – «Демоне» и «Мцыри». Их сюжеты разрабатывались автором всю его творческую жизнь. В них отражена противоречивость его личности, его художественного мировосприятия, в котором мир не складывается в цельную картину, а изначально раздвоен и противоречив. Стремление воссоединить этические противоречия в своей душе приводит поэта к философским вопросам о смысле жизни, о Боге, о вере, о свободе и воле.
Влияние европейских романтиков на русскую культуру начала XIX века отразилось не только в лирических произведениях, оно наложило отпечаток на манеру общения в обществе, на мировосприятие людей. В августе 1832 года Лермонтов пишет:


«Я жить хочу! хочу печали,
Любви и счастию назло;
Они мой ум избаловали
И слишком сгладили чело;
Пора, пора насмешкам света
Прогнать спокойствия туман:
Что без страданий жизнь поэта?
И что без странствий ураган?

И пришла буря, и прошла буря; и океан замёрз, но замёрз с поднятыми волнами; храня театральный вид движения и беспокойства, но в самом деле мертвее, чем когда-нибудь» (10). Вероятно, в этот период романтические настроения молодого Лермонтова в большей степени явились результатом такого влияния, а не итогом личных переживаний и размышлений. Однако в письме к М.А.Лопухиной (август 1832 г.) нельзя не заметить горькую иронию: «Назвать вам всех, у кого я бываю? Я – та особа, у которой бываю с наибольшим удовольствием» (10).
Особенно велико было влияние Байрона. Например, в образе Демона исследователи видят образ самого Байрона, созданный Ламартином в стихотворении «Человек. Лорду Байрону. Поэтические размышления» (1820). Байрон у Ламартина сродни Сатане, однако глубина образа значительно проигрывает лермонтовскому описанию.
В третьей редакции «Демона» (1831 г.) Лермонтов ставит эпиграфом цитату из пьесы Байрона «Каин», в которой образ Люцифера имеет много общих черт с лермонтовским Демоном. В их действиях прослеживаются множественные параллели. Например, Люцифер предлагает Каину:


………Лети со мной, как равный,
Над бездною пространства, – я открою
Тебе живую летопись миров
Прошедших, настоящих и грядущих. (1)

А влюбленный Демон говорит Тамаре:


Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвёздные края;
И будешь ты царицей мира,
Подруга первая моя..
………………………………
Я опущусь на дно морское,
Я полечу за облака,
Я дам тебе всё, всё земное –
Люби меня!.. (10)

Интерес поэта к творчеству Байрона великолепно характеризуют многочисленные переводы произведений или отрывков из произведений английского поэта, выполненные Лермонтовым. Четвертая редакция «Демона» написана пятистопным ямбом – размером, характерным для английской поэзии и в частности для поэзии Байрона. Кавказские мотивы сродни описаниям в «восточных» поэмах Байрона, но личное знакомство Лермонтова с культурой Кавказа позволяет ему передать реальные бытовые подробности. Характеры героев у Лермонтова более цельны, а стремления определённы.
Из немецкой романтической поэзии Лермонтов высоко ценил творчество Генриха Гейне. Лермонтовский перевод стихотворения Гейне «На севере диком стоит одиноко…» занял достойное место в русской поэзии.
Творчество Гейне менее мрачно, чем произведения Байрона. Тем не менее мятежность, беспокойство, жажда невозможного, свойственные романтическому восприятию мира, характерны и для его поэзии, в которой сквозь ряд незнакомых образов порой проступает облик мятежного Демона:


О, как бы я рыдал, когда бы мог!
О, как бы к небу я хотел подняться!
Но нет, внизу я должен пресмыкаться,
Где свист и шип, где вьётся змей клубок. (7)

Вечность божественной природы и мимолетность человеческой жизни одинаково волнуют героя стихотворения Гейне и лермонтовского Мцыри:


Мне в лес бы зелёный! Как дивно там
Цветы цветут, распевают птицы!
Умру, и тьма могильной ночи
Землёй забьёт мне слух и очи, -
И не цвести для меня цветам,
И звонким щебетом мне не упиться. (7)


…И всё зачем? Чтоб в цвете лет,
Едва взглянув на божий свет,
При звучном ропоте дубрав
Блаженство вольности познав
Унесть в могилу за собой
Тоску по родине святой,
Надежд обманутых укор
И вашей жалости позор!.. (10)

Поэты-романтики, пытаясь объяснить и понять несправедливость мироздания на разных языках, в разных уголках Европы создают произведения, в которых ставятся одни и те же вопросы, на которые они не могут найти ответов:


И я задумался. Мой дух на той вершине
Обрел крыла, каких не обретал доныне.
Ещё подобный свет не озарял мой путь.
И долго думал я, пытаясь заглянуть
В ту бездну, что внизу, под зыбью волн таилась,
И в бездну, что во тьме души моей раскрылась.
Я вопрошал себя о смысле бытия,
О цели и пути всего, что вижу я,
О будущем души, о благе жизни бренной
И я хотел постичь, зачем творец вселенной
Так нераздельно слил, отняв у нас покой,
Природы вечный гимн и вопль души людской. (8)

Мировоззрение, мироощущение Лермонтова-человека с годами меняется. Изменяются характер и лексика произведений Лермонтова-поэта, этические проблемы получают иное решение, меняется приоритет этих проблем. Длительная работа над сюжетами поэм позволяет проследить развитие личных убеждений, трансформацию отношения автора к различным сторонам жизни. «…Поэт может, создав пронизанное личными эмоциями произведение, пережить его как катарсис чувства, освобождение от трагедии. Так, Лермонтов говорил о своём «Демоне», что «…от него отделался – стихами!» (14)
Еще в 1829 году в возрасте пятнадцати лет Лермонтов пишет стихотворение «Мой Демон», с которого начинается формирование центрального образа будущей поэмы:


Он недоверчивость вселяет,
Он презрел чистую любовь,
Он все моленья отвергает,
Он равнодушно видит кровь… (10)

Тогда же он начинает работать над поэмой «Демон». В 1830 году Лермонтов пишет в дневнике: «написать записки молодого монаха семнадцати лет. С детства он в монастыре; кроме священных книг не читал. Страстная душа томиться» (10)
Первые попытки стилизовать кавказский фольклор относятся к 1830 году. Впоследствии он использовал этнографический и фольклорный материал для создания в произведениях национального колорита. Лермонтов также обращается к ряду сюжетных мотивов грузинского фольклора. После пребывания в Грузии заново переработал сюжеты «Мцыри» и «Демона», над которыми работал почти всю свою творческую жизнь, и создал новые редакции с новыми яркими образами. Так вместо безымянной монахини с 1838 года героиней Демона становится княжна Тамара.
В 1837 году Лермонтов в письме из Тифлиса к С.А. Раевскому пишет такие слова о Кавказе: «Как перевалился через хребет в Грузию, так бросил тележку и стал ездить верхом; лазил на снеговую гору (Крестовая) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать этого удивительного чувства: для меня горный воздух – бальзам; хандра к чёрту, сердце бьётся, грудь высоко дышит – ничего не надо в эту минуту: так сидел бы да смотрел целую жизнь»1. Отражением настроения поэта в этот период можно назвать картину М. Врубеля «Демон (Сидящий)». В XX веке, продолжая традиции Лермонтова, Блок пишет стихотворную иллюстрацию к этой картине:


И в горном закатном пожаре,
В разливах синеющих крыл,
С тобою, с мечтой о Тамаре,
Я, горний, навеки без сил… (10)

Изображенный Врубелем Демон более всего соответствует начальному описанию Демона в поэме.


То не был ада дух ужасный,
Порочный мученик – о нет!
Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь, – ни мрак, ни свет!.. (10)

Заключительному же описанию больше соответствует «Демон поверженный». Но персонаж Врубеля не выглядит злобным и враждебным всему миру демоном. В нем страдания, бессилие, горечь поражения и утраты. Все то, что спровоцировало болезнь художника в конце жизни. В то же время лермонтовский Демон до конца сохранил гордость и величественность, даже в поражении.


Но, боже! – кто б его узнал?
Каким смотрел он злобным взглядом,
Как полон был смертельным ядом
Вражды, не знающей конца, –
И веяло могильным хладом
От неподвижного лица. (10)

Исследователи творчества Лермонтова соотносят сюжет «демона» с сюжетом поэмы Альфреда де Виньи «Элоа, или сестра ангелов» (1824), в которой дева-ангел Злоа отдаёт свою любовь Люциферу, который в свою очередь губит её ради победы на Богом. Кроме поэмы де Виньи на создание образа Демона оказало влияние творчество Мильтона, Байрона, Гете. Фабула поэмы сочетает библейскую и языческую архаику (схождение ангелов к земным женщинам, связь женщин и богов), христианское средневековье (соблазнение Дьяволом монахини) и философские концепции современности.
Поэма «Демон» построена как диалог двух самостоятельных персонажей: демона и человека. «Мцыри» же является монологом. Сюжетом поэмы стала не легенда, а свидетельство современника о реальном событии. Знаменитая битва с барсом – мотив грузинской народной поэзии.
Мцыри в переводе с грузинского «послушник», «монах», или «пришелец», «чужеземец», одинокий человек, не имеющий родных, близких. Благодаря тому, что имя героя воспринимается и как собственное имя, и как нарицательное, личные переживания героя теряют индивидуалистический смысл и становятся всеобще значимыми.
События поэмы рассматриваются Лермонтовым с точки зрения вечности. Таким образом трагедия Мцыри носит вневременной, точнее всевременной характер. Уже во вступлении говорится, что всё уже прошло и ушло в небытие:


Теперь один старик седой
Развалин страж полуживой,
Людьми и смертию забыт,
Сметает пыль с могильных плит… (10)

Д.Е. Максимов рассматривает поэму, как произведение, одновременно конкретно-бытовое и философски обобщенное, и указывает на соотношение человека и природы, «тюрьмы» и «воли» как на основные её проблемы. Максимов называет обе поэмы – и «Демона», и «Мцыри» – романтическими. Вступая с ним в полемику, Лотман определяет поэму «Мцыри» как произведение реализма.(12) В этом вопросе мне ближе точка зрения Максимова. Романтические настроения, традиции романтизма проявляются в обеих поэмах в создании образов, в поэтических эпитетах и символах.
В произведениях романтиков природа – это не только фон, декорация для действия, но и поэтический образ. Являясь творением бога, природа противостоит человеку. То, что сотворено человеком, противопоставляется божьему творению Подобное противопоставление берёт начало у Мильтона в «Потерянном рае» и получает дальнейшее развитие во многих произведениях европейских писателей. Так Мцыри говорит о дикой красоте девственного леса: «Кругом меня цвел божий сад…».
Изгнанный из рая, человек отторгается божественной природой, которая перестаёт быть убежищем и помощником человеку, а становится сторонним наблюдателем за человеческими страстями и бедами.


Скала угрюмого Казбека
Добычу жадно сторожит,
И вечный ропот человека
Их вечный мир не возмутит. (10)

Такое восприятие природы характерно не только для Лермонтова, не только для русской литературы:


Вода бушуют всё свирепей
И как безумец, рвущий цепи,
Рыдает зло.
Но глухи груды скал могучих
Они надменно прячут в тучах
Своё чело. (8)

Отвергнутый богом Демон больше не чувствует сопричастности окружающему миру, который стал для него чужим:


Лишь только божие проклятье
Исполнилось, с того же дня
Природы жаркие объятья
Навек остыли для меня… (10)

Бог и природа противостоят мятежному человеческому духу. В то же время поэтический восторг от красоты природы и мироздания, ощущение вселенской гармонии пронизывает лирику Лермонтова на протяжении всей жизни. Особенно эта оппозиция проявляется в позднем творчестве Лермонтова, когда трагическое восприятие мира странным образом сочетается с сопричастностью этому миру, с ощущением мировой гармонии:


Внизу глубоко подо мной
Поток, усиленный грозой,
Шумел, и шум его глухой
Сердитых сотне голосов
Подобился. Хотя без слов,
Мне внятен был тот разговор,
Немолчный ропот, вечный спор
С упрямой грудою камней.
То вдруг стихал он, то сильней
Он раздавался в тишине;
И вот, в туманной вышине
Запели птички, и восток
Озолотился; ветерок
Сырые шевельнул листы;
Дохнули сонные цветы,
И, как они, навстречу дню
Я поднял голову мою… (10)

Для языческой традиции характерна однородность мира, единство и взаимопроникновение божественного мира и человеческого. Так Демон – существо иномирное – вступает в связь с земной женщиной, а Мцыри наслаждается той жизнью, которая далека от общественных человеческих норм, той жизнью, которую называют самой природой.


Я сам, как зверь, был чужд людей
И полз и прятался, как змей. (10)

В христианской традиции, в которой мир дуалистичен, взаимодействие человеческого и божественного миров неизбежно приводит к трагическому результату. Тем не менее, стремление к воссоединению с природой, также как и к воссоединению с Богом, является для человека стремлением к мировой гармонии, к идеалу.


………О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнии ловил… (10)


Хочу я с небом примириться,
Хочу любить, хочу молиться,
Хочу я веровать добру. (10)

Основное противоречие романтизма – противоречие между идеалом и действительностью – достигает у Лермонтова предельного напряжения.
Романтическая личность, особенно в ранний период, представляется в творчестве Лермонтова как абсолютно самоценная и свободная. Единственным законом признает она свою собственную волю. Причём если понятие «свобода» связано у Лермонтова с философским и социальным смыслами, то «воля» обладает контекстными признаками языческого, фольклорного явления. Для Мцыри один миг свободы равен целой жизни. Воля и свобода – признаки мира, к которому стремятся герои, но достичь которого либо принципиально невозможно, либо они достигают его слишком поздно. Трагичность мира заключается ещё и в том, что, даже достигнув желаемого, герои неизбежно погибают. Гармония не может сопровождать человека всю его жизнь. Но даже мимолетное прикосновение к вселенскому счастью приводит к трагическим последствиям. Расплатой за это прикосновение и для Тамары, и для Мцыри становится смерть.
Однако никакие страдания, ни даже страх перед смертью не останавливают героев. Стремление к свободе приобретает героические черты и становится ценным само по себе. Утверждается красота и радость стремления к свободе независимо от цены, которую приходится платить героям даже не за свободу, а лишь за возможность борьбы, возможность действия. Антитеза действию, борьбе – трагическое бездействие, однако оно также приводит к смерти. Но если в процессе борьбы человек счастлив, то бездействие воспринимается в творчестве Лермонтова как заточение, тюрьма.


Я мало жил, и жил в плену.
Таких две жизни за одну,
Но только полную тревог,
Я променял бы, если б мог. (10)


И страшно было мне, понять
Не мог я долго, что опять
Вернулся я к тюрьме моей;
Что бесполезно столько дней
Я тайный замысел ласкал,
Терпел, томился и страдал. (10)

Первопричиной активных действий героя является либо стихийное, инстинктивное влечение к свободе Мцыри, либо вызов судьбе, року Демона. Создание образа мятежного и городого Демона, олицетворения «высокого зла», и образа неосознанного Мцыри, стремящегося к свободе, стало реакцией поэта на события современности. Бунт проти Бога и против общества объясняется невозможностью пребывать в молчании и покорности. Лермонтов совершенно осознанно и открыто заявляет о своей этической позиции, и такая позиция оказалась понята и принята многими современниками поэта.


Я царь познанья и свободы,
Я враг небес, я зло природы… (10)


Оставь же прежние желанья
И жалкий свет его судьбе:
Пучину гордого познанья
Взамен открою я тебе. (10)

Мысль об искушении всеобъемлющим знанием в христианской традиции восходит к ветхозаветной книге Бытия. Предлагая плоды эдемского дерева Еве, змей говорит: «Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (2). Поэты и писатели, обращавшиеся к образу Сатаны, часто связывали его имя с моментом обретения человеком знания и свободы. Мильтон одним из основных мотивов протеста Сатаны назвал запрет на «обретение премудрости»:


Владеть безвестным благом - невозможно;
Владеть же им в неведенье - равно
Что вовсе не владеть; и, наконец,
Что запретил Он? Знанье! Запретил
Благое! Запретил нам обрести
Премудрость! (15)


…………………………Добро! –
Познать его так справедливо! Зло! –
Коль есть оно, зачем же не познать,
Дабы избегнуть легче?… (15)

В философских повестях Вольтера змей говорит: «Неужели владыка хотел, чтобы ему служили одни дураки и невежды? Разве разум создан не для того, чтобы просвещаться и совершенствоваться? Разве не нужно знать, где добро, а где зло, чтобы творить одно и избегать другого? Право, меня следовало бы за это поблагодарить» (5). Люцифер в мистерии Байрона так говорит Каину:


……………Один лишь добрый дар
Дало вам древо знания – ваш разум:
Так пусть он не трепещет грозных слов
Тирана, принуждающего верить
Наперекор и чувству и рассудку. (1)

А позже, в середине XIX века, «проклятый поэт» Бодлер пишет «Молебствование Сатане»:


Дух вечно-мыслящий, будь милостив ко мне.
Прими под сень свою, прими под Древо Знанья,
В тот час, когда, как храм, пан жертвенное зданье
Лучи своих ветвей оно распространит,
И вновь твою главу сияньем осенит.
Владыка мятежа, свободы и сознанья. (4)

Богоборческие настроения Лермонтова возникают из неприятия неколебимых и несправедливых законов мироздания и социальной среды. Жестокость и всесильность Бога приводит к мятежным, бунтарским настроениям в лермонтовской лирике. Но если у Мильтона Бог является действующим, хоть блеклым и статичным, персонажем, то у Лермонтова Бог вообще не снисходит до какого-либо действия, так как «он занят небом, не землей». Ему противостоит сверхчеловеческая мощь демонического начала, которая тем не менее не может сравниться с божественной силой. Персонификацией этой демонической силы и стал Демон.
Русские поэты в эпоху романтизма часто обращаются к образу Демона. Пушкин в своем стихотворении «Демон» так говорит о своем «злобном гении»:


Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;
Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел –
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел. (18)

Лермонтовский “дух изгнанья” также надменно взирает на «ничтожную» землю – свои владения:


И дик и чуден был вокруг
Весь божий мир; но гордый дух
Презрительным окинул оком
Творенье бога своего,
И на челе его высоком
Не отразилось ничего. (10)


И всё, что пред собой он видел,
Он презирал иль ненавидел. (10)

История Демона начинается с описания того времени, когда единение с божественным миром было естественным состоянием героя:


Счастливый первенец творенья!
Не знал ни злобы, ни сомненья,
И не грозил уму его
Веков бесплодных ряд унылый… (10)

Надпись у входа в ад у Данте также отсылает читателя к изначальному времени:


Я высшей силой, полнотой всезнанья
И первою любовью сотворён.
Древней меня лишь вечные созданья,
Я с вечностью пребуду наравне. (9)

Лермонтовский Демон – не абсолютное зло, а персонаж с человеческими качествами и противоречиями, дух отрицания и зла, стремящийся тем не менее к добру, красоте и гармонии. Это скорее персонаж языческой традиции, а не христианской. Энциклопедия «Мифы народов мира» характеризует демона следующим образом: «Демон в греческой мифологии обобщённое представление о некоей неопределённой и неоформленной божественной силе, злой или (реже) благодетельной, часто определяющей жизненную судьбу человека. Это мгновенно возникающая и мгновенно уходящая страшная роковая сила, которую нельзя назвать по имени, с которой нельзя вступить ни в какое общение. Внезапно нахлынув, он молниеносно производит какое-либо действие и тут же бесследно исчезает… Раннехристианские представления о Демоне связаны с образом злой демонической, бесовской силы» (16). Греческому демону и славянскому бесу народная традиция изначально не даёт какой-либо однозначной оценки. Лишь впоследствии эти понятия приобретают определённый этический оттенок. Но даже в христианской традиции зло демонов не является их природным качеством – адептом зла демон становится по собственной воле, по своему собственному выбору. Демон Лермонтова из нарицательного имени стал именем собственным с неопределенными функциями – некая абстрактная мятежная и разрушительная сила (нерегулярная и нецеленаправленная), с неопределёнными функциями зла, противостоящая Богу. Лишь после окончательного поражения (невозможность обрести блаженство теперь уже не только на небе, но и на земле), у него проступают черты Сатаны и адский дух.
В ранних редакциях падение Демона происходит из-за клятвы Сатане и из-за укоренившегося в его душе зла. Поэт явно говорит о демоне, не как о князе, о сатане, а как о его соратнике, давшем клятву верности:


……клятву молвил он,
Когда блистающий Сион
Оставил с гордым сатаною. (10)


Он искусить хотел – не мог,
Не находил в себе искусства;
Забыть – забвенья не дал бог,
Любить – недоставало чувства. (10)

В поздних редакциях – Демон губит Тамару не сознательно, а по отведённой ему в мироустройстве функции губителя, таким образом вина переадресовывается Творцу такого мироустройства – Богу. А причиной зла Демона становится роковое проклятье Бога, непреклонность небесного суда. В поэме нет окончательной авторской оценки Демона. Мятежность, отверженность Демона безусловно близка и самому Лермонтову. Стихотворение 1831 года, которое вероятно могло быть послесловием к поэме, говорит о субъективной природе образа.


Я не для ангелов и рая
Всесильным богом сотворен;
Но для чего живу, страдая,
Про это больше знает он.

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой;

Прочти, мою с его судьбою
Воспоминанием сравни
И верь безжалостной душою,
Что мы на свете с ним одни. (10)

Демон, как и все демонические герои Лермонтова, воплощают в себе идею индивидуалистичности бунта. Основываясь на абсолютной свободе воли героя, демонизм определяет эту свободу как свободу от каких-либо моральных обязательств. Выступая антагонистом идеям добра и любви, одновременно демонический герой стремится к гармонии и идеалу. Возникает душевная раздвоенность, неудовлетворённость миром и собой. Будучи когда-то частью божественной идиллии, мировой гармонии, и утратив её, «счастливый первенец творенья» делает попытку восстановить прежнюю идиллию, вернуться к изначальному состоянию. Но не достигнув желаемого Демон еще больше озлобляется против мира:


И проклял Демон побежденный
Мечты безумные свои.
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!… (10)

У Демона нет надежды на изменение своей участи. К своему несчастью он бессмертен и даже смерть не может так или иначе примирить его с небом:


Что люди? что их жизнь и труд?
Они прошли, они пройдут…
Надежда есть – ждёт правый суд:
Простить он может, хоть осудит!
Моя ж печаль бессменно тут,
И ей конца, как мне, не будет;
И не вздремнуть в могиле ей!
Она то ластится, как змей,
То жжёт и плещет, будто пламень,
То давит мысль мою, как камень –
Надежд погибших и страстей
Несокрушимый мавзолей!.. (10)

Эти слова пересекаются с участью обитателей ада у Данте:


И смертный час для них недостижим,
И эта жизнь настолько нестерпима,
Что все другое было б легче им. (9)


Продолжение следует...

Библиография:

1. Байрон Дж.Г. Стихотворения, поэмы, драматургия. М., 1997.
2. Библия
3. Блок А. Избранные произведения. Л.. 1970.
4. Бодлер Шарль. Цветы зла. СПб., 1999.
5. Вольтер. Собрание сочинений. Белый бык. М., 1998.
6. Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха. М., 2000.
7. Гейне Генрих. Лорелея. СПб., 1999.
8. Гюго Виктор. Труженики моря. Роман. Стихи. М., 1977.
9. Данте. Божественная комедия. СПб., 1999.
10. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений. М., 1976.
11. Лермонтовская энциклопедия. М., 1999.
12. Лотман Ю.М. О поэтах и поэзии. СПб., 1996.
13. Лотман Ю.М. О русской литературе. СПб., 1997.
14. Лотман Ю.М. Семиосфера. Культура и взрыв. СПб., 2000.
15. Мильтон Джон. Потерянный Рай. СПб., 1999.
16. Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 1., М., 1991.
17. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений. Т. 5. Л., 1978.
18. Я связь миров. Философская лирика русских поэтов XVIII - начала XX веков. М., 1989.

cult-tur.livejournal.com

34. Поэма м.Ю. Лермонтова “Демон”: особенность романтического конфликта.

Поэму “Демон” можно назвать венцом всего творчества Лермонтова. Поэт работал над нею десять лет, поэма имеет восемь редакций. В ее основу положен библейский миф о падшем ангеле, восставшем против Бога, изгнанном за это из рая и превращенном в духа зла. В поэме Лермонтов отразил тираноборческий пафос. В понятие добра и зла Лермонтов вкладывал смысл, противоположный тому, какой они имеют в традиционной христианской морали, где добро означает покорность Богу, а зло — неповиновение ему. Против монастырской святости, против небесного начала направлены горячие протесты любимых детей его фантазии, в защиту иных законов — законов сердца, они же законы человеческой крови и плоти. Отрицательное отношение к монастырю и во всех очерках "Демона", не исключая даже последних: в стенах святой обители он заставляет демона соблазнить свою возлюбленную. Так намечается все глубже и глубже эта изначальная антитеза: земля и небо. Неминуема борьба между ними, полем битвы является человеческая душа. Демон — такой же мученик, такой же страдалец душевных контрастов, как и сам Лермонтов. Демон не однороден; угрюмый, непокорный, он бродит всегда "один среди миров, не смешиваясь с толпою грозной злых духов". Он равно далек как от света, так и от тьмы, не потому, что он не свет и не тьма, а потому, что в нем не все свет и не все тьма; в нем, как во всяком человеке — и прежде всего как в душе самого Лермонтова, — "встретилось священное с порочным", и порочное победило, но не окончательно, ибо "забвенья (о священном) не дал Бог, да он и не взял бы забвенья". Демон не раскаялся, не смирился перед Богом; для этого он был слишком горд, слишком считал себя правым. Не его вина, что душа его такая двойственная. Чувство правды было подавлено и оскорблено в сердце целого поколения. Люди эти остались одни, без ангелов и надежды, им открылось "море зла", в душе их родились разуверение и "сердечная пустота". Стоит ли удивляться явлению демонов... Но именно Лермонтов и его поэзия — великолепное доказательство того очевидного обстоятельства, что "потерянное" поколение послепушкинской молодежи не пожелало быть таковым, не отступило, не смирилось с навязываемой ему жизненной ролью вечных неудачников, мелких бесов и "шалунов". За "Демоном" у него неизбежно следует "Ангел". Иначе поэт не стал бы судьей этого поколения. Именно Лермонтов написал о языке поэзии: "Как дикарь, свободе лишь послушный, не гнется гордый наш язык". Таков сам поэт, таков его лирический герой, выразивший душу и мысли "потерянного" поколения молодежи.

35. “Песня про купца Калашникова...” м.Ю. Лермонтова: фольклорные образы и мотивы.

"Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашни­кова» - единственная в XIX в. удачная стилизация фольклора в большой эпической форме, в стихе, близком к речевой организации песенного "лада". В "Песне..." нет чисто отрицательных персонажей, облагороженное, возвышенное про­шлое в целом противопоставляется измельчавшей современности. Све­дения из "Истории государства Российского" Н.М. Карамзина о поощрении Иваном Грозным похищения его любимцами краси­вых жен знатных людей, дьяков, купцов, о том, что царь избрал некоторых похищенных женщин для себя в поэму не попали, как и то, что исторический Грозный конфисковывал имущество каз­ненных, а не обеспечивал их семьи. Лермонтовский царь Иван Васильевич не знает, что Кирибеевич влюблен в замужнюю, и готов помочь лишь законным путем: "Как полюбишься — празд­нуй свадебку, / Не полюбишься — не прогневайся"."Лукавый раб" обманул царя, нарушил христианский закон, почти обезумев от любви. Страсть его так велика, что он, как потом Мцыри, готов удовольствоваться несколькими мгновениями счастья. Такое умение любить вызывает сочувствие к нему автора и даже условных повествователей-гусляров. Гибель Кирибеевича описана так, как в фольклоре описывается смерть традиционного "добра молодца". И Кирибеевич, и Калашников — типично лермонтовские волевые, деятельные герои, но весьма разного морального достоинства. Дело Калашникова правое, однако он вершит самосуд. В поэме кроме конфликтов "Кирибеевич — семья Калашниковых" и "Калашников — царь" есть и третий конфликт, романтический конфликт достойного человека и толпы, принявший в данном случае форму вполне исторической социальной психологии. То, что глава обесчещен­ной семьи убил обидчика, "вольной волею", должно быть извест­но всем. Именно это смоет с семьи пятно позора. Как верно говорится в исследовании русского роман­тизма, "Грозный в поэме убежден в своей власти не только над жизнью и смертью, но и над душами своих подданных". Личное достоинство в Калашникове неотрывно от народных нравственных представле­ний. Потому, несмотря на "позорную" казнь (что в данном случае отчасти означает и обставленную как зрелище), похороненный не совсем по христианскому обряду — не на кладбище — Степан Па­рамонович оставил по себе хорошую память в народе. Повествование в ”Песне про купца Калашникова” основано на двух началах — коллективном и индивидуально-авторском. Стихия песенного исполнения гусляров наиболее проявлена в слове. Узнаваемы характерные ”устойчивые” формулы, синтаксические построения с градациями, повторами, инверсиями, которые свойственны поэтической речи. Индивидуально-авторское повествование, выражающее иную точку зрения, не сводимую к народной, заметить в тексте сложнее. Она выражена скорее не стилевыми, а композиционными формами. Иллюзия непосредственного гуслярного исполнения с характерным обрамлением рассказа зачином, запевом, концовкой, исходом, обращениями к слушателям настолько велика, что лишь сравнение с подобным типом рамочной конструкции в фольклоре, в частности, в былине, позволяет заметить индивидуально-авторскую точку зрения, которая объемлет повествование гусляров. Сравнение с былинами позволяет отметить, что запев, прибаутка, исход в ”Песне про купца Калашникова” выполняют более широкое, чем в былинах, задание, обрамляя повествование. Как и в фольклорном эпосе, эта ”рама” непосредственно связана с содержанием ”Песни” своей оценочностью, интонацией прославляющего примирения, которая гармонично завершает произведение. Но есть и отличие. Стянутые повторяющимися ”моментами” исполнения, эти традиционные детали повествования несут дополнительный смысл, которого нет в былинных ”прибаутках”. В них конкретизируется место исполнения — двор боярина Матвея Ромодановского,— упомянут гуслярный аккомпанемент рассказу, угощение певцов и ”полотенце белое, шелком шитое” — подарок белолицей боярыни. Благодаря деталям и смысловому единству обрамления возникает представление об особенностях пения гусляров, их аудитории, месте и времени исполнения. Отметим, что именно здесь, в обрамляющей части вводится одно из особых понятий, определяющих природу не только пения гусляров-скоморохов, но древнерусского искусства как особого феномена в целом — это ”потеха”. В ”Песне” содержится широкий круг древних смыслов и значений этого слова. Гусляры ”тешат” народ, вспоминая любовь-кручину царского опричника, суровый приговор царя, глашатаи зовут ”потешить” царя-батюшку зрелищем кулачного боя, ”посмеивается” Кирибеевич, обещая отпустить своего противника, и палач ”весело похаживает”, ”руки голые потираючи”. Следы древнего ритуального смеха, звучащего на игрищах, во время обрядовых праздников, придают особый колорит драматической истории. В ”песне о песне” лермонтовских гусляров проступают глубинные основы серьезно-смеховой культуры Древней Руси, гармонично соединявшей в карнавализованном действии скоморошины полярные начала смеха и плача, жизни и смерти. Внутри поэмы эту авторскую позицию выражает личный повествователь. Композиционно формы его проявления в тексте выражены в активном вмешательстве в течение событий. Для эпического сказителя такая активность не характерна, как не характерна она и для ранних форм классической эпопеи. В лермонтовской поэме концовки глав не завершены в виде отдельных песенных единиц эпопеи, а, напротив, содержат мотивы неопределенности, даже непредсказуемости дальнейшего хода событий. По-своему отдают ему должное и "стар человек", и "молодец", и "девица", и гусляры, которые, проходя мимо его могилы, "споют песенку". Мажорным, подлинно песенным аккордом "Песня..." и кончается.

studfiles.net

Анализ: «Демон» Лермонтова - вершина в истории мировой романтической поэмы

Проводя анализ («Демон» Лермонтова), следует прежде всего отметить, что это произведение поэта и поныне считается одним из самых противоречивых, загадочных и глубоких в творчестве Михаила Юрьевича. Вся сложность заключается в том, что анализировать поэму можно с разных ракурсов: космического, который представлен отношением Демона к Богу и Вселенной, психологического и даже философского. Лермонтов не был первым человеком, который в своих произведениях обращался к образу падшего ангела, объявившего Богу войну. До него данную тему по-разному трактовали и Гёте («Фауст»), и Байрон («Каин») и, конечно же, Мильтон («Потерянный рай»).

Образ Демона в поэме Лермонтова

Анализ: «Демон» Лермонтова примечателен, в первую очередь, тем, что автор необычно подошёл и к сюжету поэмы, и к изображению ключевого образа. Лермонтовский Демон – это удивительное сочетание огромной внутренней силы, стремления избавиться от гнетущего чувства одиночества, желания приобщиться к добру и трагического бессилия, связанного с невозможностью достичь желаемого. Читателю Демон представляется этаким мятежным протестантом, который противопоставил себя не только Богу, но также и всему миру, всем людям.

Главный герой – «царь познанья и свободы», который восстаёт против всего, сковывающего разум. Демон в поэме Лермонтова отвергает мир, в котором отсутствует истинное счастье, где люди равно боятся как любить, так и ненавидеть, постоянно пребывают во власти мирских страстей. Однако это глобальное отрицание демонстрирует не только силу Демона, а и его слабость. Ведь с высоты бесконечных просторов космоса он просто неспособен увидеть и оценить всю прелесть земной природы.

Надменное уединение тяготит Демона, он часто тоскует об общении с людьми и миром. «Жить для себя» ему опостылело, и выходом из темницы угрюмого одиночества ему видится любовь к простой девушке Тамаре. Однако для него остаются недостижимыми поиски красоты, гармонии, любви и добра.

Философские вопросы, поднимающиеся в произведении

Анализ («Демон» Лермонтова) проводить несколько сложно, ведь автор воздержался от выражения личной позиции, позволив произведению жить своей жизнью, быть многозначным. Намеченное в более ранних поэмах разоблачение индивидуалистического мышления присутствует и в «Демоне». Разрушительное начало Михаил Юрьевич трактует как антигуманистическое. Однако в то же время некоторые вопросы, поставленные в «Демоне», так и остаются неразрешёнными. К примеру, неясным остаётся, кого поэт видит в своём Демоне – носителя зла (пускай и страдающего) или же жертву несправедливости? Отчего была спасена душа Тамары – просто в угоду строгой цензуре того времени или же именно такая развязка была задумана с самого начала как неизбежный идейный ход? Примирительной или нет является концовка произведения и поражение Демона? Анализ («Демон» Лермонтова) сосредотачивается вокруг этих и многих других вопросов. Которые, к слову, являются убедительнейшим доказательством высокой философской нагрузки произведения. Диалектическое сочетание «добра» и «зла» в поэме, красочное изображение жажды идеала и его утраты, враждебность по отношению к миру и желание примириться с ним – все эти темы пронизывают поэму красной нитью, делая её поистине уникальным произведением.

Анализ поэмы «Демон» Лермонтова – это и обращение к её художественному своеобразию. Являясь колоритным образцом романтизма, произведение практически полностью строится на антитезах. Герои постоянно противопоставляются друг другу: это образы Демона и Бога (земли и неба), Демона и Ангела (смерти и жизни), Тамары и Демона (реальности и идеала). Присутствуют в творении поэта и контрастирующие друг с другом этические и социальные категории. Утверждение и отрицание, гармония и борьба, добро и зло, ненависть и любовь, тирания и свобода – в «Демоне» эти противоречивые понятия буквально схлестнулись друг с другом.

Заключение

Чем так привлёк внимание читателей к поэме Лермонтов? «Демон», анализ которого мы проводим, – это произведение, в котором объединились мощная поэтическая фантазия, пафос сомнений и отрицания, неповторимый лиризм поэта, загадочность, простота и понятность изложения.

На фоне всего этого читателям и всему миру задаются важные философско-нравственные вопросы, на которые человечество ищет ответы тысячелетиями.

fb.ru

Писатели 19 века: Лермонтов М.Ю.

Поэма «Демон».

Ученые спорят: «Мцыри» или «Демон» — последнее слово Лермонтова-романтика, какая из этих поэм идейно-эстетически выше? Они обе принадлежат к вершинным достижениям мировой романтической поэмы. Их роднит социальный протест и богоборчество. Но каждая из них идейно-эстетически своеобразна, ставит и решает свои задачи. Вначале был создан «Демон». Поэма, начатая в 1829 году ( «Мой Демон», «Я не для ангелов и рая»), имеет восемь редакций: первая — 1829 год, вторая — 1830 год, третья и четвертая — 1831 год, пятая — 1832—1834 годы, шестая — 8 сентября 1838 года, седьмая — 4 декабря 1838 года и восьмая — декабрь 1838 — январь 1839 года.

Поэма ходила по рукам в списках и производила на современников «потрясающее впечатление… Вся читающая Россия знала ее наизусть». Она предназначалась к публикации в январском номере «Отечественных записок» за 1842 год, но подверглась цензурному запрету. Краевскому удалось опубликовать лишь отрывки из нее ( «Отечественные записки», 1842, № 6) без фамилии автора.

В основу поэмы «Демон» положен библейский миф о духе зла, восставшем против бога, потерпевшем поражение и изгнанном из рая. Эта тема получила широкое распространение в западноевропейской литературе ( «Потерянный рай» Мильтона, «Манфред», «Каин», «Небо и земля» Байрона, «Фауст» Гёте, «Любовь ангелов» Т. Мура, «Элоа» А.-де Виньи). Своеобразно проявилась она и на русской почве, например у Пушкина ( «Демон», «Ангел») и Подолинского ( «Див и Пери»). «Демон»—это шедевр по мощи творческой фантазии, по интеллектуальной глубине и широте идейно-нравственной проблематики, по пластической изобразительности, по блеску стихотворного мастерства, по силе эмоционально-поэтического воздействия. Поэма вобрала в себя лучшие достижения русской и мировой поэзии. Отдельные исследователи утверждают реалистичность «Демона» (С. Н. Дурылин), но большинство относят ее к романтическому направлению, например А. М. Докусов. Созданная под воздействием передовых идей освободительного движения своего времени, она опирается на литературные и устно-поэтические источники, прежде всего на фольклор кавказских народов и предания Грузин.

Основной идейный пафос поэмы «Демон» — возвеличивание человека в его стремлении к свободе, к неограниченному познанию мира. Лермонтовский Демон, как справедливо пишет Белинский, «отрицает для утверждения, разрушает для созидания… Это демон движения, вечного обновления, вечного возрождения».

Когда-то «чистый херувим», веря и любя, Демон пребывал в неведении сомнений и зла. Жажда познания превратила его в отверженного богом «духа изгнанья», в «царя свободы». Им не признается идеальность вселенной, отрицается и совершенство жизни на земле, на которой властвует неправда, «где преступленья лишь да казни». Демон мстит не только богу, но и людям «ничтожной» земли. Это бунтарь-индивидуалист, противопоставленный всему существующему.

Но зло, которое Демон сеял без сопротивления и наслаждения, «наскучило ему». Восхищая образом могучего протестанта, неукротимого и гордого мятежника, поэма славит чувство любви как силу, возрождающую человека и поднимающую его против зла. Демон, все презирая иль ненавидя, увлекается Тамарой, олицетворяющей идеал красоты. Вспыхнувшая в Демоне страсть пробуждает в нем все лучшие чувства, и он, «любить готовый», появляется перед Тамарой «с душой открытой для добра». Путь добра, на который он решил встать, — это путь слияния с миром, с природой, с людьми на основе высших истин, им познанных. Из ненавистника природы он становится певцом ее красоты. В Тамаре же происходит мучительная борьба. Рассудок велит ей защищаться от соблазнов «лукавого духа», а чувства безотчетно влекут ее к Демону. Но надежды Демона на возрожденье, на счастье с Тамарой не сбылись. Одерживая победу в борьбе с небом за Тамару, он одновременно и терпит поражение.

Проснувшийся в нем при виде ангела «старинный ненависти яд» отравил и погубил земную красоту Тамары. И он снова остался страдающим и гордым ( «без торжества»), исполненным злобы и ненависти против виновника всех несовершенств ( «без примиренья»), разобщенным с природой и людьми, презирающим их. Он «ни день, ни ночь, — ни мрак, ни свет». Он не связан ни с небом, ни с землей. В этом его трагедия. Не познала счастья и Тамара. Оба героя поэмы в стремлении к счастью, к идеалу, к гармонии потерпели крушение.

В поэме «Демон“ широко используется символика. В ее фантастическо-“космическом» сюжете о «духе изгнанья, полюбившем смертную деву, ясны земные приметы». Это философское и социально-политическое произведение смело ставит сложнейшие и насущнейшие вопросы бытия: о смысле жизни, правах и назначении человека, о бездумной вере и разумном скептицизме, о рабстве и свободе, добре и зле.

Демон в полном смысле слова — «герой века». В нем сконцентрированы основные противоречия лучших людей 30-х годов: действенный скептицизм и критицизм по отношению к господствовавшим общественным отношениям и бессилие их изменить; могучие порывы к деятельности и вынужденная пассивность; мучительно-страстные искания идеала, социально-политического, морального, эстетического, и горькое сознание безуспешности этих поисков; ощущение ужасающего политического гнета и ничем не удержимое стремление к воле; неутомимая жажда счастья и бесцельность жизни. Таков определяющий смысл поэмы «Демон» в ее законченной шестой редакции, которую автор подарил В. А. Лопухиной 8 сентября 1838 года. Эта рукопись была опубликована в 1856 году в Берлине.

Лермонтов, по-видимому, не был полностью удовлетворен сделанным. Он продолжал трудиться над 7-й и 8-й редакциями, о которых ведется острый спор. Ни одна из них не авторизована. В новых редакциях поэмы усиливаются противоречия Демона и возникает идея божественной справедливости. Герой проявляет желание «с небом примириться», оставив мир доцветать «в неведенье спокойном». Но тут же нарушает свою клятву «отреченья от злых стяжаний», пытается совратить Тамару, обещая ей открыть «пучину гордого познанья» и увести от людей «в надзвездные края».

Чем объяснить это? Неужели заведомым коварством Демона? Нет! Тут иное. Демон, этот символ непрерывных, никогда не прекращающихся стремлений в поисках истины, не может обратиться вспять. Примириться с небом — значило для него уничтожить свою сущность.

Борьба Демона за Тамару кончилась поражением. Восторжествовал ангел. Подчеркивая отрицательность Демона, поэт наделяет его такими свойствами, как  «злобный взгляд», «смертельный яд вражды, не знающей конца», «могильный хлад неподвижного лица». Прокляв «мечты безумные свои» о жизни «не для себя», Демон вновь остался «Один, как прежде, во вселенной Без упованья и любви!» Но, осуждаемый в своем индивидуализме, Демон при всем том утверждается в правоте своих сомнений, в пафосе своего отрицания и познания. Он сохраняет всю мощь своего обаяния как протестант и богоборец.

Судьба Демона трагична. Но трагичность не покрывает свойственной ему сущности. Его социально-философская доминанта — оптимистична. В чем? В стремлении к преодолению стоящих на его пути препятствий, в поисках подлинной истины — и настоящего, бескомпромиссного счастья. Новаторство Лермонтова в создании образа Демона (а потом и Мцыри!) сказалось и в другом. Отображая противоречия действительности, предшественники Лермонтова, исключая Шекспира, как правило, представляли добро и зло, истину и ложь, положительное и отрицательное в образах антагонистов (например, Каин и Авель в мистерий «Каин» Байрона). Превращая шекспировскую тенденцию в принцип изображения, Лермонтов изменил самую структуру образа, показав его в сложнейших противоречиях, в диалектике. Так образы Онегина ( «Евгений Онегин» Пушкина) и Демона (Лермонтова) стали открытиями для всей мировой литературы.

В причудливой фантастике поэмы «Демон» явно отображаются сложнейшие, неразрешимые противоречия изображаемой эпохи и сущность трагедии ее передовых людей. Их моральная правота должна была временно отступить перед несправедливой, но еще грозной тогда материальной силой феодально-крепостнического строя. Именно об этом не раз писал Белинский. Но Лермонтов, сам переживший гордое одиночество, в конце своего жизненного пути приходил к осознанию и осуждению индивидуалистического протеста. Это, вероятно, и обусловило его критику Демона. Поэма кончается картиной вечно прекрасной, могучей и величественней природы.

Последняя, восьмая редакция поэмы, известная по «придворному» (А. И. Философова) списку, впервые изданному в 1855 году в Карлсруэ, отражает продолжавшиеся идейные искания Лермонтова. Осознавая необходимость дальнейшей шлифовки поэмы, поэт говорил Шан-Гирею: «Демона“ мы печатать погодим».

«Демон» искусно строится как лиро-эпическая поэма непрерывно повышающегося драматического напряжения. Патетический лиризм поэмы в призывах, в исповеди, в клятвах Демона, в муках Тамары. Эпическая канва поэмы, история Демона, его любовь к Тамаре и борьба за нее раскрываются в строгой причинной обусловленности и хронологической последовательности.

Неизъяснимое волненье Демона служит как бы завязкой поэмы. Лермонтов повествует о взаимоотношениях Демона и Тамары, сосредоточивая внимание на вершинных эпизодах, используя их ярко выраженную антитетичность. Это сообщает поэме предельную пластичность, сжатость, прерывистость н динамичность. Одна за другой, каждая превосходя эмоциональным напряжением предшествующую, идут драматические сцены: убийство жениха Тамары, горе семьи Гудала, смятенье и муки Тамары, увлекаемой «злой отравой» Демона и пытающейся найти спасение в монастыре, продолжающаяся борьба Тамары со своим влечением к Демону, идейный поединок Тамары и Демона. Кульминацию поэмы составляет исповедь и клятва Демона, покорившая Тамару. После этого следует развязка.

Философский, интеллектуально-психологический пафос поэмы и огромный накал чувств главного героя поэмы потребовали высокой и метафорической лексики: «В пространстве, брошенных светил»; «Под ним Казбек, как грань алмаза»; «Всем упоением, всей властью Бессмертной мысли и мечты»; «Природы жаркие объятья Навек остыли для меня».

Необычные, титанические страсти, воссоздаваемые в поэме «Демон», обусловили ее гражданственную патетику, проявляющуюся в самых разнообразных изобразительных средствах. В эпитетах — эмоциональной преувеличенностью: «неизъяснимое волненье», «невыразимое смятенье», «неотразимою мечтой», «нечеловеческой мечтой», «невыносимого мученья». В сравнениях — стремлением к гиперболичности: лихой скакун, несущийся, как стрела; божия кара, слетающая, как гром; таинственный образ, сияющий, как звезда; печаль, ластящаяся как змея, жгущая, будто пламень, и давящая, как камень. В синтаксисе — энергическими, отрывистыми фразами ( «я тот, кого никто не любит»), восклицаниями и вопросами ( «О! кто ты? Речь твоя опасна!»), эллипсисами ( «И страшно — розно жить с тобой»), недосказанностью ( «Румянец гаснет; встал туман…»), усилениями ( «С тоской, рыданьем и мольбами»), повторами ( «Отец, отец, оставь угрозы»), риторическими анафорами ( «Хочу я с небом примириться. Хочу…»).

Идейная антитетичность поэмы, построенной на борьбе добра и зла, па внутренних противоречиях Демона, явилась причиной многочисленных стилистических антитез. Лермонтов, эмоционально напрягая действие поэмы, завершает ее главы почти всегда особо выразительными стихами, в форме обобщений, афоризмов, сентенций и т. д. Грандиозности впечатления при восприятии поэмы, несомненно, способствуют картины величественно-прекрасного Кавказа, зарисованного в приподнято-лирических, экзотическо-фантастических красках.

Поэма «Демон» написана свободной строфикой и четырехстопным ямбом, для которого так свойственна непринужденно-разговорная интонация. Повышая возможности этого стиха для выражения эмоционально-патетического пафоса, придавая ему естественность и гибкость, автор осложняет его пиррихиями ( «Приосенил ее крылом»), спондеями ( «Он поднял взор: ее окно»), спондеями и пиррихиями ( «Нет, смерти вечную печать»). Шестнадцать стихов пятнадцатой главы первой части поэмы «На воздушном океане» написаны четырехстопным хореем, изумительным по музыкальности. Рифма «Демона», в которой преимущественное внимание отдано богатым и точным созвучиям, поражает неутихающим «перезвоном» аллитераций и ассонансов: «заката — злата», «новый — терновый», «оком — высоком», «почему — ему», «эфира — мира».

Несомненно, что поэма — «история души» главного героя. Но «история души» Демона является способом, формой решения социально-философских и политических проблем. В этом, по мнению Белинского, «детском, незрелом и колоссальном создании» — «миры истин, чувств, красот». «Демон» — романтическая поэма. Но, завершенная в переходную пору острой борьбы в творчестве Лермонтова романтических и реалистических устремлений, она несет в себе и явно реалистические тенденции. Таковы объективно-описательные изображения природы Кавказа, Грузии, быта Гудала, приготовлений к свадьбе, красоты Тамары, гибели ее жениха, вида монастыря, облика сторожа, прощания родных с умершей Тамарой.

В России «Демон» полностью впервые опубликован лишь в 1860 году.

 

Реклама от Literature-XIX.Ru


 

 

www.literature-xix.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о